Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Русский язык и литература / Научные работы / Научная работа "Cинтаксис простого предложения: «Выражение объектных отношений в русском и долганском языках»"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Научная работа "Cинтаксис простого предложения: «Выражение объектных отношений в русском и долганском языках»"

библиотека
материалов

Герасимова Александра Дмитриевна,

МБОУ «Хоногорская основная общеобразовательная школа

им. С. Васильева»,

Cинтаксис простого предложения:

«Выражение объектных отношений в русском и долганском языках»
























Дополнение — в синтаксисе: второстепенный член предложения, выраженный существительным или местоименным существительным, который называет лицо или предмет, являющийся объектом действия, названного сказуемым. Подчеркивается пунктирной линией. Выделяют прямой объект — беспредложное дополнение после переходного глагола (в русском языке преимущественно в винительном падеже) и косвенный объект (в остальных случаях: после предлогов и косвенных падежей). Употребление главного объекта после глагола имеет обычно более обязательный характер, чем косвенного; в некоторых языках имеются иногда и иные отличия. Главный объект у глагола обычно бывает один, в то время как косвенных может быть несколько. Объект обычно обозначает предмет и отвечает на вопросы косвенных падежей что? кого? кому?

Прямое и косвенное дополнение в русском языке.

В силу своего основного значения - обозначения объекта действия или состояния - дополнения обычно относятся к членам предложения, выраженным глаголами или безлично-предикативными словами, т.е. сказуемым. Члены предложения, выраженные именами существительными, могут иметь при себе дополнения, как правило, в том случае, если имена существительные образованы от глагола (распространять - распространение; преобразовать - преобразование) или соотносятся с ними по значению (любовь - любить, ненависть - ненавидеть). Ср.: распространять журналы - распространение журналов; преобразовать природу - преобразование природы; любовь к другу - любить друга; ненависть к врагам - ненавидеть врагов.

Дополнения со значением объекта, по отношению к которому проявляется тот или иной признак (значение менее употребительное), могут относиться к членам предложения, выраженным прилагательными или наречиями; прилагательное обычно выступает в роли сказуемого или соотносится с ним по функции. Например:

Мы горды своими достижениями;

Звук приятный для слуха; (Звук, который приятен для слуха); наречие - в роли обстоятельства, относящегося к сказуемому (например: делать незаметно для других).

Таким образом, входя в словосочетания, выражающие объектные отношения, дополнения относятся к тем членам предложения, которые так или иначе связаны с глаголами: они могут быть выражены глаголами или другими частями речи, соотносительными с глаголами по образованию или значению, и, наконец, могут относиться к членам предложения, обычным способом выражения которых является глагол.

Дополнения при членах предложения

  1. Дополнения при членах предложения, выраженных глаголами и безлично-предикативными словами

При членах предложения, выраженных глаголами и безлично-предикативными словами, различаются дополнения прямые и косвенные.

Прямое дополнение - это дополнение в форме винительного падежа без предлога, относящееся к члену предложения, выраженному переходным глаголом. Прямое дополнение обозначает объект, на который непосредственно направлено действие. Например: Я очень хорошо помню тот день, когда Ахматова вышла из своей маленькой комнаты.

Сказуемые, выраженные переходными глаголами с отрицанием, могут иметь при себе прямое дополнение в форме родительного падежа без предлога. Например: Но не вернуть ей дней былых.

В форме родительного падежа без предлога может быть дополнение, обозначающее неодушевленный предмет, при безлично-предикативных словах жалко, жаль; жалко времени, жалко жизни (ср. жалко брата, жалко женщину). Например: И чего-то нам светлого жаль.

В зависимости от конкретного значения глагола, которым выражен член предложения, поясняемый дополнением, прямое дополнение может иметь различные оттенки значения. Оно может обозначать объект, являющийся результатом действия: Задумаю - реки большие надолго упрячу под лед, построю дворцы ледяные, каких не построит народ; объект, подвергающийся действию: Думнов щуку убил и еле-еле донес; объект чувства, восприятия: Люблю я пышное природы увяданье, в багрец и золото одетые леса; Наконец, я слышу речь не мальчика, но мужа; объект знания, освоения: Он знал классические и многие современные языки, античную и новую философию, литературу, искусство.

Дополнение может обозначать пространство, преодолеваемое при помощи действия: Я земной шар чуть не весь обошел, - и жизнь хороша, и жить хорошо, а также называть объект мысли, желания: Теперь и я вспомнила вас.

Косвенное дополнение - это дополнение, выраженное формами винительного падежа с предлогами, а также формами других косвенных падежей без предлогов и с предлогами. Например: Женщина вскочила и стала всматриваться в даль с видом беспокойства; Я взбежал по маленькой лестнице, которая вела в светлицу; Я нажимаю на кнопку звонка; В конце концов хлопоты его увенчались успехом.

Дополнения, выраженные формами косвенных падежей без предлогов, входя в словосочетания, передающие объектные отношения, могут обозначать объект, подвергающийся действию: Набрав грибов, мы отправились домой; объект удаления, лишения: Наш герой живет в Коломне, где-то служит, дичится знатных и не тужит ни о забытой старине, ни о почиющей родне; объект прикосновения, достижения: Он счастлив, если ей накинет боа пушистый на плечо или коснется горячо ее руки; объект, на который направлено, обращено действие: Разве молнии велишь: не литься?!; Татьяна верила преданьям простонародной старины, и снам, и карточным гаданьям, и предсказаниям луны; орудие или средство действия: Что написано пером, того не вырубишь топором ; Они были отброшены давлением в десять раз превосходившего противника. Дополнения могут обозначать субъект действия или состояния: Конечно, мне должно быть совестно; Убитый мною медведь был из крупных.

Дополнения, выраженные формами косвенных падежей с предлогами, входя в словосочетания, передающие объектные отношения, могут иметь различные оттенки значений. Они могут обозначать материал, из которого что-либо изготовлено: Казалось, что собор выстроен не из камня, а из разнообразно и бледно окрашенных воздушных масс; объект, по отношению к которому совершается, направляется или распространяется действие: Плывут над заливом балтийские тучи, и плещутся волны в холодный гранит; объект, по отношению к которому проявляется состояние: Мать беспокоилась о сыне ; объект мысли, высказывания, чувства: Она стала говорить о достоинствах своего учреждения; объект, ради которого совершается действие: Ей хотелось самой вскопать и удобрить землю под огород ; могут иметь значение удаления: На электростанции он был оторван от железной дороги; могут обозначать лицо, совместно с которым совершается действие: После приговора матросы окружили Шмидта, прощались с ним.

Дополнения, выраженные инфинитивом, обозначают действие как объект, на который направлено другое действие. В роли дополнения может выступать субъектный и объектный инфинитив.

Инфинитив называется субъектным, если субъект обозначенного им действия совпадает с субъектом действия, которое обозначено поясняемым глаголом. В предложении Они условились встретиться завтра субъект действия, обозначенного инфинитивом встретиться, и действия, обозначенного формой прошедшего времени условились, один и тот же.

Инфинитив называется объектным, если субъект действия, обозначенного инфинитивом, не совпадает с субъектом действия, обозначенного поясняемым словом. В предложении Я прошу вас прочесть статью субъекты действий, обозначенных глаголами прошу и прочесть, не совпадают (ср.: Я прошу, чтобы вы прочли статью).

  1. Дополнения при членах предложения, выраженных именами прилагательными

Дополнения при членах предложения, выраженных именами прилагательными, обозначают объект, по отношению к которому обнаруживается или проявляется тот или иной признак. Дополнение, например, может обозначать объект, конкретизирующий внутреннее содержание признака: Довольный праздничным обедом, сосед сопит перед соседом; объект, ограничивающий сферу проявления признака: Он [Морозка] с неведомой ему - грустной, усталой, почти старческой - злобой думал о том, что ему уже двадцать семь лет, и ни одной минуты из прожитого нельзя вернуть, чтобы прожить ее по-иному, а впереди тоже не видно ничего хорошего, и он, может быть, очень скоро погибнет от пули, не нужный никому; Есть вещи, совершенно ненужные и невозможные для роботов, например юмор; объект сравнения: Цветы последние милей роскошных первенцев полей.

  1. Дополнения при членах предложения, выраженных наречиями

Дополнения при членах предложения, выраженных наречиями, обозначают объект, по отношению к которому проявляется признак, выраженный наречием, например: Он поступил обидно для окружающих ; или объект сравнения, уподобления: Валентина поняла Андрея лучше его самого.

  1. Дополнения при членах предложения, выраженных именами существительными

Дополнения при членах предложения, выраженных именами существительными, обозначают в основном объект действия.

Значение объекта действия наиболее четко выступает в дополнениях при отглагольных именах существительных. Например: Он доказал, что затопление катакомб не дает результат; Одному из членов организации было поручено распространение листовок . Ср.: затоплять катакомбы, распространять листовки.

Реже встречаются дополнения со значением объекта действия при других именах существительных. Такими являются существительные со значением действия и состояния: Жажда славы сильно волновала эту молодую и пылкую душу; Каждое утро мы ходили на подъем миноносца (ср.: жаждать славы, поднять миноносец), а также существительные со значением производителя действия: Но не думайте, однако, после этого, чтоб автор этой книги имел когда-нибудь гордую мечту сделаться покровителем людских нравов.

Менее употребительны дополнения при именах существительных, не связанных с глаголами ни по происхождению, ни по семантике.

Такие дополнения передают отношение предмета к производителю, руководителю, владельцу и т.д. (в таком случае поясняемое имя существительное имеет значение лица): Курортные бледнеют, обзывают меня извергом, хотят уже бежать до капитана порта и требовать помощи Мухину; или содержание отвлеченного понятия, каким является поясняемое слово: ...Заря поэтического бессмертия казалась ей лучшею целью бытия.

Дополнения, относящиеся к членам предложения, выраженным именами существительными, могут приобретать определительный оттенок значения, т.е. совмещать функцию дополнения с функцией определения. Такая функциональная осложненность наблюдается при поясняемых словах - существительных со значением высказывания, мыслительной деятельности или с другими близкими к этим значениями. Пояснительное слово в таком случае обозначает предмет или содержание мысли, речи: Челкаш начал наводить Гаврилу на мысль о деревне; Его охватывала волна воспоминаний о своей деревеньке; В их львином реве гремела песня о гордой птице; Оба они занимали друг друга расспросами о личных переживаниях...

Объектное значение осложняется определительным и в некоторых других случаях, при поясняемом слове - существительном отвлеченного

значения: И уверенность в победе слышат птицы в этом крике; Нету больше страха перед судьбой.

При совмещении объектной и определительной функции есть основание говорить об определительных дополнениях.

Наряду с совмещением двух функций в одном второстепенном члене предложения, относящемся к имени существительному, наблюдаются и случаи переходного характера (от дополнения к определению, но с преобладанием объектного значения). Такие случаи допускают двоякое толкование. Например: Когда он поравнялся с одной из групп босяков-грузчиков, расположившихся в тени под грудой корзин с углем, ему навстречу встал коренастый малый; Тулин съел бутерброды с сыром, с ветчиной, с колбасой.

Дополнения в действительных и страдательных оборотах

Действительным называется оборот с прямым дополнением при сказуемом, выраженном переходным глаголом. Подлежащее в действительном обороте обозначает действующее лицо или предмет, а дополнение - лицо или предмет, на который направлено действие. Например: Легкий порыв ветра разбудил меня; Он отметил на карте фишками кратчайший путь; Я нарвал большой букет этих цветов.

Страдательным называется оборот, в котором подлежащее обозначает лицо или предмет, который подвергается действию, а дополнение - действующее лицо или предмет. Например: И яблоня на диком минном поле не будет этим днем обойдена; Тихонов был быстро подхвачен солдатами и отнесен в полковой лазарет. Ср.: Солдаты быстро подхватили Тихонова и понесли в полковой лазарет.

При замене действительного оборота страдательным и страдательного действительным меняется форма сказуемого, кроме того, происходит семантическое перемещение: объект облекается в форму подлежащего, а субъект - в форму дополнения. Например: Туман окутал город. - Туманом окутан город; Волна прибила лодку к берегу. - Лодка прибита к берегу волной.

Прямое и косвенное дополнение в долганском языке

В долганском языке имеются многочисленные второстепенные члены предложения. По своим синтаксическим функциям они могут быть разбиты на три больших группы: дополнения, обстоятельства, определения.

Дополнения- второстепенные члены предложения, выражающие собой объект, на который прямо или косвенно распространяется действие, выраженное сказуемым. По своей семантике, синтаксическим функциям и оформлению дополнения могут быть разбиты, в свою очередь, на две самостоятельных группы: прямое дополнение и косвенное дополнение.

Прямое дополнение

Во многих языках прямое дополнение возможно только при переходных глаголах. В некоторых языках, как, например, в ненецком, переходность и непереходность глагола приобретают особенно большое значение, так как от этого зависит и форма сказуемого (спряжение) и форма самого предложения. В долганском языке разница между переходными и непереходными глаголами не такая резкая. Она гораздо слабее, чем даже в русском, в котором переходность и непереходность составляют особенность

семантики глагола, обуславливающей возможность или невозможность иметь прямое дополнение.

В долганском языке в этом смысле нет деления на переходные и непереходные глаголы. Прямое дополнение одинаково возможно при сказуемом, выраженном переходным глаголом, так и при сказуемом, выраженном непереходным глаголом. Например:

Мин эйиигин албыннаабата5ым

«Я тебя не обманул»,

Ол аата,кинилэр бары олоруохтаах олохторун ситэ олорбокко ким эрэ илиитинэн 8л8руллэр эбиттэр

«Значит все они, не живя жизнь, которую должны были жить, чьей-то рукой были убиты, оказывается».

В первом предложении сказуемое выражено переходным глаголом албыннаа- «обманывать» и прямое дополнение эйиигин «тебя» (вин. падеж) при нем естественно. Во втором предложении деепричастие, образованное от непереходного глагола олор- «жить», имеет прямое дополнение олох «жизнь». Здесь прямое дополнение является своеобразным усилением значения глагольной формы. Однако формально оно является таким же дополнением, как и первое, так же выражено именем существительным в винительном падеже. При переходных глаголах такое усилительное прямое дополнение также возможно. Но на примерах с непереходными глаголами именно и видна фиктивность этого дополнения. Так, в романе Эрилик Эристиина есть такое предложение:

...уонна кинилэр аан бастаанны уураhыыларын уурастылар

«...и они впервые поцеловались».

Перевод дает лишь общее значение предложения, дословный же перевод с точки зрения русского языка будет бессмыслицей: «и они первое взаимное целование+их взиамно целовали». Разумеется, они целовали друг друга, а не «взаимное целование+их». Но уураhыыларын «взиамное целование» формально является прямым дополнением, причем как самостоятельный член предложения

оно имеет при себе свои определения, одно примыкающее — прилагательное аан бастаанны «первоначальный, самый первый», другое изафетное — подразумеваемое местоимение кинилэр «они».

Поэтому правильнее сказать, что всякий долганский глагол может иметь при себе прямое дополнение, которое либо может выражать реальный объект действия, либо служит средством усиления глагола.

Другую особенность долганского глагола составляет то, что залоги, за исключением пассивного, не оказывают никакого влияния на способность глагола-сказуемого иметь при себе дополнение.

Глаголы понудительного залога выражают действие, совершаемое по чьему-нибудь побуждению. Поэтому подлежащим при них является лицо, побуждающее другое лицо к действию. Реальный исполнитель действия при глаголах понудительного залога выступает как дополнение, прямое или косвенное. Это делает управление глаголов понудительного залога довольно сложным, так как оно может исходить и от непроизводной основы глагола и от аффикса понудительного залого, присоединенного к этой основе. Например:

...миигин тугу гыннараллар...

«...меня что делать заставляют...».

В этом примере сказуемое, выраженное глагольной формой, имеет два прямых дополнения: тугу «чего» (форма винительного падежа от вопросительного местоимения туох «что») и миигин «меня» (форма винительного падежа от личного местоимения мин «я»). Первое относится к основе глагола гын- «делать», второе — к аффиксу понудительного залога -нар- в производной глагольной основе гыннар- «заставить делать».

Наличие двух дополнений при глаголах понудительного залога отмечено и в других тюркских языках. Но в работах, касающихся этого вопрос, указывается, что второе дополнение, относящееся к аффиксу понудительного залога, имеет форму или дательного, или исходного падежей. В долганском языке, как это видно из приведенного выше примера, второе дополнение при глаголах понудительного залога может иметь форму винительного падежа, т.е. Быть вторым прямым дополнением.

Но в долганском языке второе дополнение при глаголах понудительного залога может быть выражено и в других падежных формах. Так, часто встречаются примеры, в которых второе дополнение при глаголах понудительного залога имеет форму дательного или творительного падежа.

Управление долганского глагола еще совершенно не изучено. Еще менее изучено управление составных частей его основы. Поэтому те наблюдения, какие можно в этой области сделать сейчас, являются предварительными. Они сводятся к следующему: аффикс понудительного залога имеет разные значения. Он может передаваться русским глаголами - «заставить», «дать», «позволить», «поручить». По видимому, в зависимости от этих значений и стоит оформление второго дополнения при глаголах понудительного залога. Так, в тех случаях, когда понудительный аффикс имеет значение «заставить», второе дополнение, относящееся к нему, имеет форму винительного падежа (см. пример, приведенный выше). В том случае, если аффикс понудительного залога имеет значение «дать», «позволить», второе дополнение имеет форму дательного падежа. Например:

Ону то5о партизаннарга биллирбэтэхтэрэй

«О том, почему партизанам знать не дали+они?»

В этом примере прямое дополнение ону «то» (винительный падеж от указательного местоимения ол «тот») относится к основе глагола бил- «знать», а косвенное дополнение партизаннарга «партизанам» - к понудительному аффиксу -тар.

В том же случае, если понудительный аффикс имеет значение «поручить», второе дополнение, относящееся к этому аффиксу, имеет форму творительного падежа. Например:

Миигинэн тойонум аах, эриэн у8ну, эриэн кыылы о5олотоллор ээ

«Мне поручили господа+мои няньчить пестрого змея, пестрого зверя»

(досл.: «мною господа+мои пестрого змея, пестрого зверя няньчить заставили»).

В «Словаре якутского языка» Э.К. Пекарского указывается, что в некоторых случаях аффикс понудительных глаголов выражает пассивный характер действия. Например:

Хаптар- «быть пойманным на удочку» (о рыбе), от хап «ловить»,

ыллар- «дать овладеть собою», от ыл «взять».

Но примеров на эти формы в «Словаре якутского языка» Э.К. Пекарского нет. Интересный пример приведен в книге Л.Н. Харитонова:

Атахпын маска баттаттым

«Мою ногу придавило дерево» (досл.: «в ногу мою дереву я дал придавить»).

Пример этот показывает, что понятие «дать что-либо сделать», выражаемое аффиксом понудительного залога, в сущности очень широко. Оно может выражать собой и вполне добровольное или даже произвольное давание, и давание, вынужденное стечением обстоятельств. Так, в последнем примере: дерево упало, а я, не сумев или не имея возможности принять меры, дал ему придавить свою ногу. Роль подлежащего в этом случае страдательная. Отсюда и пассивный характер совершаемого действия. Но это предложение построено совершенно так же, как и приведенное выше.

Э.К. Пекарский в «Словаре», и некоторые авторы учебных грамматик указываю, что в понудительных глаголах может быть очень сложная система передачи побуждения к действию его исполнителям. Н.С. Григорьев выражает это в самом определении понудительных глаголов: «Понудительными глаголами,- пишет он,- называются глаголы, показывающие заставление делать что-либо вторым или третьим, или четвертым человеком».

Возвратный залог в долганском глаголе очень редко означает, что действие направлено на самого деятеля, как в русском. Чаще аффикс возвратного залога -н- показывает, что действие совершается для себя. Поэтому возвратные глаголы в долганском языке могут иметь дополнение, как и невозвратные. Например: Чэйи кут «налей чаю»,

Чэйи кутун « налей себе чаю».

Совместный (и взаимный) залог выражает преимущественно то, что действие совершается совместно с кем-то. Поэтому присутствие аффикса совместного залога также в большинстве случаев не оказывает влияния на способность глагольной основы иметь при себе дополнение. Например:

Дьууллээ- «разобрать, решать, обсуждать» (управление винительного падежа),

Дьууллэс- «разбирать, решать совместно с кем-либо, сообща решать»,

Дьэ, к8муhу8м, тугу — ханныгы дьууллэhэн эрэллэрий

«Ну, серебряная+моя, что — как (досл.: «что+какое») решают — то?».

Пассивный залог выражает то, что действие совершается пассивно под влиянием других деятелей. Для сравнения возьмем два примера:

Мунньа5ы улуус ситэриилээх комитетын уполномоченнайа Сэмэнчик аста

«Собрание (винит.пад.) уполномоченный улусного исполнительного комитета Семенчик открыл».

Чэйин, олорун, бугун уопсай норуот мунньа5а аhылынна

«Ну, садитесь, сегодня общее собрание народа открылось».

В первом примере действие, выраженное сказуемым аста «открыл+он», принадлежит подлежащему Семенчик и направлено на дополнение, выраженное существительным мунньах «собрание» (винит.пад.). Во втором примере подлежащим является объект действия — мунньах «собрание», а сказуемым — аhылынна «открылось+оно», выраженным тем же самым глаголом ас- «открывать», в том же наклонении, лице, числе, что и сказуемое первого предложения, но с аффиксом пассивного залога, который показывает, что действие совершается пассивно. Подлежащее второго предложения фактически является объектом действия. Поэтому в предложениях со сказуемым, выраженным пассивным глаголом, дополнение по большей части отсутствует

Присоединение понудительного аффикса к пассивным глаголам, а также присоединение пассивного аффикса к глагольной основе, уже имеющей в своем

составе аффикс понудительного залога, делают возможным появление при пассивном глаголе прямого дополнения. Например:

...кыhыл армеец аты эргилиннэрдэ

«...красноармеец заставил коня повернуться».

Бу Уулаа5ы 8л8т8руллубэт...

«Не дается (не разрешается) убивать этого Уулаха...»

Хата уулаа5ы бу туун олонхолотуллуо

«Пожалуй, заставить Уулаха, чтобы этой ночью сказывал былину» (досл.: «былинился»).

Прямое дополнение в долганском языке может быть выражено любой склоняемой частью речи. Формы прямого дополнения очень разнообразны. Оно может быть выражено именами в винительном, неоформленном, частном, винительном-собирательном и исходном падежах. Форма прямого дополнения зависит не только от управления глагола, но и от целого ряда других условий: структуры предложения, формы сказуемого — глагола, характера самого дополнения (определенность объекта, частью или целиком он подвергается действию, его отношения к действию — сказуемому и т.п.).

Оформление прямого дополнения в долганском языке может служить отличным примером синтаксического приема, названного акад. И.И. Мещаниновым в его труде «Члены предложения и части речи» «сепаратизацией». Здесь может быть даже и трудно говорить об управлении, поскольку при одном и том же глаголе, в зависимости от значения самого прямого дополнения и отчасти от формы сказуемого, прямое дополнение может выступать в пяти падежных формах.

Прямое дополнение в винительном падеже

Прямое дополнение в винительном падеже — одна из главных форм прямого дополнения в долганском языке. Оно может быть при любой форме сказуемого - глагола.

Прямое дополнение в винительном падеже употребляется в следующих случаях:

  1. Когда действие и его объект четко разграничиваются. Например:

Ууну баста «воду черпал».

Уу баста «занимался водочерпанием».

  1. Когда прямое дополнение выражено местоимением. Например:

Мин эйиигин албыннаабата5ым

«Я тебя не обманывал».

3) Когда прямое дополнение выражено собственным именем. Например:

Сыкына тахсан Куннэйи киллэрдэ

«Сыкына, выйдя, вводит Кюннэй» (винит.пад.).

4) Когда дополнение отделено от сказуемого другими членами предложения или стоит после него. Например:

Кыhыны то5о уhаппытай...

«Зиму почему сделал длинной?».

  1. Когда прямое дополнение относится к сложному глаголу. Состоящему из имени и глагола. Например:

Эр киhи ойон туран, ба5а ойо5ун ку8лгэ быра5ан, айыы ойо5ун ойох ылан, у8рэн-к8т8н, байан-тайан олоотторо эбитэ уhу.

«Мужчина вскочил, свою жену-лягушку в озеро бросив, свою человеческую жену женой взяв, радовавшись, разбогатев жили, говорят».

  1. Когда прямое дополнение относится к глаголу диэ- «говорить» с прямой речью. Например:

...оттон биhиги эйиигин ууга туhэн 8лбутэ дии сылдьабыт дии...

«...а мы [про тебя] «в воду упав, умер» говорим, ведь».

7) В восклицательном предложении междометия часто являются прямым дополнением. Например:

Моhуок: Иэхэйбитин,Мулдьу!

Мохуок: Как радостно нам, Мюлдю!

Мулдьу: Иэхэйбин, убаай.

Мюлдю: Как радостно мне, брат.

(Иэхэй — междометие радости).

  1. Когда прямое дополнение входит в различные словосочетания:

А. Прямое дополнение — определяемое в словосочетании, построенном на примыкании:

...атын сиргэ быыкаайык хотон сыыстаах бала5аны туттарга тэриннибит

«...мы собрались построить в другом месте балаган (тип жилища), имеющий крошечный хлевок».

Б. Прямое дополнение — определяемое в словосочетании, построенном на изафете:

  1. Именной изафет:

а). Неполный простой именной изафет:

Тукаам, ырбаахыгын бу туох айылаах оноттордун?

«Дитятко, рубаху+твою почему привел+ты в такой вид?».

б). Полный простой именной изафет:

Кини дьон тылын чахчы итэ5эйбит быhыылаа5а

«Он, повидимому, действительно верил в слово людей».

в). Неполный сложный именной изафет:

Сэбирдэх ойбонун мууhун ситэ ыраастаабатар да5аны...

«Хотя сэбирдэх не убирал лед из проруби+его...».

г). Полный сложный именной изафет:

Эн албаннаах Кыhыл Армия байыаhын аатын ыллын

«Ты принял звание бойца прославленной Красной Армии».

  1. Причастный изафет:

Балбаара кутан биэрбит чэйин иhэ-иhэ, холкутуйан эмиэ кэпсээн барда

«Попив чаю (досл.: «чай»), [который для него] налила Варвара,

почувствовав себя свободней, опять начал+он рассказывать».

В. Прямое дополнение, являющееся сочетанием однородных членов, оформленных числительным икки «два».

...онон олоруохтаа5ар Мэхээлискэ икки Уулаах иккини хардары-таары ыллатан истиэххэ

«...поэтому, чем сидеть, послушать бы, заставив петь поочереди Михаила и Уулаха».

Г. Прямое дополнение, являющееся сочетанием однородных членов, оформленное аффиксом -лаах:

Бу курдук буолбутун баай Бэстирикиэп обургу истэ охсон 8рустэн тахсан аттаах сэрии тэрийэн, Манчаарылаах Омуочаны эккирэттэрбит

«Богач Пестряков, услыхав, что так случилось, отойдя (досл.: «выйдя») от реки, конное войско снарядив, Манчары и Омуоча велел настичь».

Некоторые из словосочетаний, будучи прямым дополнением, могут иметь и другую падежную форму, но это наблюдается редко и преимущественно со словосочетаниями, построенными на примыкании; реже со словосочетаниями, построенными на изафете.

Предикативное словосочетание также может быть дополнением. Но так как оно само является простым предложением, то это уже не обычное дополнение простого предложения, а зависимое дополнительное предложение.

Говоря о дополнении, выраженном именем в винительном падеже, следует иметь в виду, что не всегда форма винительного падежа имени означает, что данное имя непременно является дополнением в предложении. В целом ряде случаев имя в форме винительного падежа выполняет совсем иную синтаксическую роль.

Часто форму винительного падежа имеет порядковое числительное, со значением «в такой-то раз». Например:

Бэрт 8р буолан баран, тумсугар от салаатын туппутунан усуhун кэлэр

«Очень долгое время прошло, в клюве своем ветку травы держа, в третий раз (досл.: третий+его — винительный падеж) приходит».

В этом примере слово усуhун «третий+его» имеет форму винительного падежа, но прямым дополнением его считать нельзя, так как оно вообще не обозначает собою объекта действия. По значению это слово характеризует действие и потому является обстоятельством образа действия.

Многие послелоги глагольного происхождения сохраняют управление винительным падежом. Например: быhа «через», кытта «вместе», тула «вокруг», утары «против» и др.

Туох баар куускунэн большевиктары кытта бииргэ баайдары утары охсуhуохтааххын

«Сколько есть силой+твоей с большевиками вместе против богатых бороться должен+ты».

В этом предложении два имени имеют форму винительного падежа _ большевиктары и баайдары, но ни то, ни другое прямым дополнением не является. Прямое дополнение в этом предложении совсем отсутствует. Винительный падеж этих слов вызван управлением послелогов, которые в действительности и выражают отношения их к другим членам предложения:

Большевиктары кытта «с большевиками»,

Баайдары утары «против богатых».

Выше уже говорилось, что некоторые отглагольные имена существительные сохраняют управление, свойственное глагольной основе, от которой они образовались. Например:

Биhиги норуот баайын-дуолун, ол курдук кини к8л8hунунэн туттуллубут дьиэни-уоту, сэби-сэбиргэли уматыыны уонна муннуктан уоран 8л8рууну к8нуллээбэппит

«Мы не разрешаем сжигание достояния народа, его потом созданных домов, имущества и убийство из-за угла».

Это предложение имеет два прямых дополнения: уматыыны «сжигание» (вин.падеж) и уоран 8л8рууну «убийство из-за угла» (досл.: «воровав, убивание» - вин.пад.). Но первое из них имеет при себе несколько управляемых сло:

Баайын-дуолун «достояние» (форма винительного падежа от парного

имени существительного баай-дуол «достояние»);

Дьиэни-уоту «дом» (винительный падеж от парного имени существительного дьиэ-уот «домашний очаг»);

Сэби-сэбиргэли «имущество» (винительный падеж от парного имени существительного).

Все эти слова имеют форму винительного падежа, но по отношению к сказуемому к8нуллээбэппит «не разрешаем» прямыми дополнениями не являются. Они дополняют прямое дополнение уматыыны «сжигание» и в отношении его служат тем же самым, чем само оно является в отношении сказуемого. Они являются объектами, на которые направлено действие, выраженное прямым дополнением (отглагольными именами существительными на -ыы). Но роль их все же несколько иная. Поэтому их можно было бы назвать определяющими прямыми дополнениями. Такие приименные прямые дополнения в долганском языке встречаются очень часто, особенно в языке прессы.

Заслуживает особой оговорки и усиливающее прямое дополнение, выраженное отглагольным именем, образованным от той же глагольной основы, что и сказуемое. Формально оно является прямым дополнением, так как имеет форму винительного падежа и относится непосредственно к сказуемому. Что же касается значения, то оно даже не всегда выражает реальный объект действия. Его главное назначение — усиление сказуемого и потому может быть лучше это прямое дополнение называть усиливающим.

Прямое дополнение в неоформленном падеже

Прямое дополнение в долганском языке может быть выражено и в неоформленном падеже безличного склонения.

Имя существительное в неоформленном падеже безличного склонения в долганском языке имеет чрезвычайно широкие синтаксические функции. Оно выступает не только в качестве подлежащего, сказуемого, определений, его

можно встретить и в роли других членов предложения, требующих специального падежного оформления: дополнений и обстоятельств. Однако, как это особенно хорошо видно на различных обстоятельственных словах, употребление имени существительного в роли второстепенных членов, дополнений и обстоятельств возможно только при условии семантической ясности синтаксической функции данного слова. Так, например, имена существительные, выражающие временное значение, часто употребляются как обстоятельства времени; имена существительные, выражающие пространственные представления, - как обстоятельства места, имена существительные названия предметов — как дополнения при переходных глаголах. Но так как каждая из пяти форм прямого дополнения имеет свое специфичесое значение, то и прямое дополнение в неоформленном падеже отличается по значению от прямого дополнения, выраженного другими падежными формами. Например:

Бырадьаагы уу баhан кэлэр

«Бродяга, воды (досл.: «вода») зачерпнув, приходит».

Прямое дополнение в неоформленном падеже в долганском языке употребляется в тех случаях, когда центр тяжести значения лежит не на объекте, а на самом действии. Имя существительное, выражающее собой прямое дополнение, как бы сливается с глаголом-сказуемым. Это можно видеть на следующих примерах:

Мин уубун ыраахтан баhабын

«Я воду+свою далеко-далеко черпаю».

Мин уу баста5ым аайы илиим уhаан уонна синньээн иhэр

«Всякий раз, как я воду (досл.: «вода») черпаю, руки мои удлиняются и становятся тоньше».

В первом примере речь идет о воде, которую в определенном месте черапет один из персонажей. Он подчеркивает, что это его вода, и слово уу «вода» имеет при себе аффикс винительного падежа (в данном примере аффикс винительного падежа лично-притяжательного склонения для первого лица единственного числа).

Во втором примере в сочетании уу баhа сылдьан «воду черпав» (досл.: «вода черпая ходив») вода сама по себе меньше всего занимает говорящих. Центр тяжести значения — в действии, и потому это сочетание можно с таким же успехом перевести «занимавшись водочерпанием». Слово уу «вода» служит скорее характеристикой действия, чем его объектом. В этом- то случае и обязателен неоформленный падеж прямого дополнения.

Эта особенность в синтаксическом строе якутского (долганского) языка впервые была подмечена О.Н. Бётлингком. На сопоставлении подробных описаний О.Н. Бётлингк с материалами других тюркских языков строит свои выводы о типах прямого дополнения в тюркских языках датский учёный Грёнбек. Они сводятся к тому, что тюркские языки по значению прямого дополнения в неоформленном падеже делятся на два типа. Наиболее характерными представителями этих типов являются, по его мнению, языки якутский (долганский) и турецкий. В таких языках, как долганский, прямое дополнение в неоформленном падеже служит придатком, характеризующим действие, на котором сосредоточено все внимание. В языках же, подобных турецкому, прямое дополнение в винительном и неоформленном падеже служит лишь для выражения категории определенности и неопределенности. Правда, категория определенности и неопределенности выражается в этом случае и в долганском языке, но здесь это сопутствует основной задаче — разделить объект и действие или выделять только действие. Там, где прямое дополнение стоит в неоформленном падеже. Центр тяжести переносится на само действие и прямое дополнение служит для его характеристики, мы имеем дело с неопределенным объектом. Грёнбек считает, что в этом случае якутский (долганский) язык выступает как более древний тип языка.

Правильность этого вывода Бетлингка — Гренбека о прямом дополнении в неоформленном падеже подтверждает и то, что прямое дополнение в неоформленном падеже очень редко имеет при себе определение, не употребляется в форме множественного числа и не имеет аффиксов

принадлежности, за исключением тех случаев, когда изафетное словосочетание выражает лексическое единство или особую форму имени. Например:

Ый-кун ыhыа5а онордо

«Он сделал так, как это делается в честь солнца и луны» (досл.: «праздество месяца-солнца сделал») [говорят, когда кто-нибудь раздает съестные припасы без всякого расчета и экономии].

Бу кыра балык о5ото амсата а5аллым

«Вот маленькую рыбку (досл.: «дитя рыбы») попробовать принесла».

Прямое дополнение в неоформленном падеже может быть только при переходном глаголе. Оно имеет постоянное место непосредственно перед сказуемым и никуда не может быть передвинуто.

Следует отметить также, что не всякий переходный глагол может иметь при себе прямое дополнение в неоформленном падеже, выраженное любым именем существительным. Нужна некоторая семантическая близость между именем и глаголом. Только глаголы типа ыл- «брать», гын- «делать» и .т.д. Могут иметь при себе прямое дополнение в неоформленном падеже, выраженное любым именем существительным. Например:

Аhылык гын- «употреблять в пищу»,

Куобах т8б8л8рун унуохтарын о5ус, ынах гыналлара

«Кости голов зайца быками, коровами (досл.: «бык, корова») делали+они» [дети в игре].

Пример интересен и в том отношении, что в нем два вида прямых дополнений куобах т8б8л8рун унуохтарын «кости заячьих голов» (винительный падеж изафетного словосочетания), о5ус, ынах «бык, корова» ( в неоформленном падеже).

Прямое дополнение, выраженное неоформленным падежом, стоит непосредственно перед сказуемым, на втором месте от сказуемого — прямое дополнение, выраженное винительным падежом.

В этом примере хорошо видно, что первое и второе дополнение отличаются и по самому своему характеру. Первое дополнение унуохтарын «кости+их»

является объектом действия; второе дополнение о5ус, ынах «бык, корова» является скорее результатом действия. В данном случае прямое дополнение в неоформленном падеже сливается с глаголом гын- «делать» в сложную глагольную форму.

Что же касается других глаголов, то они, в зависимости от своего значения, могут иметь более ограниченный круг имен существительных, могущих выступить в качестве прямого дополнения в неоформленном падеже. Так, например: Сурук суруй- «письма писать»,

Ырыа ыллаа- «песни петь».

В роли прямого дополнения в неоформленном падеже выступают не все имена. Из имен существительных употребляются только имена нарицательные. Из местоимений могут быть только, и то очень редко, вопросительные. Личные местоимения, будучи прямым дополнением, никогда не употребляются в неоформленном падеже.

Тесная смысловая близость прямого дополнения в неоформленном падеже и глагола, к которому оно относится, приводит к тому, что легко возникают неразложимые лексические единства. В долганском языке имеется немало сложных глаголов, состоящих из имени существительного и глагола. Например: бас бил- «владеть» (досл.: «голова знать»), откуда отглагольное имя существительное — бас билии «собственность»; илии баттаа- «подписывать» (досл.: рука давить»), откуда отглагольное имя существительное — илии баттааhын «подпись».

Часто сложные глаголы образуются из имени и глагола гын- «делать» (как и глагола буол- «становиться, сделаться»). Так, заимствованные из русского языка глаголы употребляются в долганском языке как имена, и глагольные формы от них образуются как с помощью словообразовательного аффикса глаголов лаа-, так и с помощью глагола гын- «делать», который в этом случае заменяет словообразовательный аффикс. Наример:

Бырастыы (от русского «прости») гын- «прощать»,

Мин ал5аспын бырастыы гынын «мою ошибку простите»

Буорту (от русского «порти») «портить»,

Хайа да кун тылы буорту гынар с8б8 суох

«Никогда не следует портить язык».

В приведенных примерах слова бырастыы и буорту нельзя отделить от глагола гын- «делать». Они составляют с ним неразрывное целое. Поэтому их нельзя рассматривать как прямое дополнение в неоформленном падеже.

Прямое дополнение в частном падеже

Частный падеж, названный так по- русски в некоторых грамматиках на основе семантики этой падежной формы (как формы имени, выражающей часть от целого, отчасти соответствующей русскому родительному падежу), в современном долганском языке является формой прямого дополнения при сказуемом, выраженном повелительным наклонением глагола. Например:

Сказуемое, выраженное повелительным наклонением категорическим:

Дьаамсык, атта а5ал

«Ямщик, лошадь подавай».

Ньургуhунна а5алар буоллун

«Подснежники пусть приносит».

Биhиги да5аны сир-буор ийэттэн дьолло-соргута к8рд8h8н, киэн айыл5а хотунтан саргыта-талаанна тардыhан к8ру8х

«И мы попробуем-ка просить высшего счастья у матери - земли, извлечь от госпожи природы счастья-удачи».

Сказуемое, выраженное повелительным наклонением будущего времени:

Мин, били этэргэ дылы, уута баhан таhааран чэйдэ иhиим

«Я, подобно только что сказанному, зачерпнув воды, чаю выпью-ка».

Мин ааппыттан кэриэс тылла тиэрдээр

«От моего имени заветное слово передай».

Сказуемое, выраженное другими глагольными формами, используемыми в качестве повелительного наклонения:

Сээкэйдэ бэлэмнэниэххэ

«Приготовить все необходимое».

Значение самого прямого дополнения, выраженного частным падежом, можно охарактеризовать как несколько неопределенное. Этому способствует то, что очень редко оно имеет при себе определения. В тех случаях, когда это можно было наблюдать, определения при прямом дополнении, выраженном частным падежом, встретились только примыкающие. Например:

А5аа, маннык сулуста оноруох

«Отец, такую, как эта, звезду сделаем- ка».

Дьоллоох тылла тойонноhуо5ун

«Порассуждаемте счастливыми словами».

Эн ыныыр атта ыл

«Ты верховую лошадь (досл.: «седло лошадь») возьми».

Примеры на другие формы словосочетаний не встречались, за исключением изафетных словосочетаний со служебными словами. Например:

Эн тойонун Дуня5а сурук о5отуна илт диэн приказтаабыта

«Твой господин приказал, сказав: «Дуне письмецо отнеси».

Или еще такими словосочетаниями:

Киниэхэ, манан д8гд8к8 ырбаахы танаhына, дабата ылан биэр

«Ей материал на короткую рубаху, дабы [ткань] взяв, дай».

Других примеров на изафетное словосочетание в частном падеже в современном литературном языке наблюдать не приходилось. Правда, в грамматиках по якутскому (долганскому) языку, составленных авторами-якутами, такие примеры постоянно приводятся, но они тоже не имеют ссылок на литературный язык.

Неопределенность, сопутствующая прямому дополнению в частном падеже, сказывается также и в том, что эта падежная форма образуется преимущественно от имен существительных нарицательных.

Из местоимений в роли прямого дополнения в частном падеже выступает только вопросительное местоимение ким «кто», туох «что». Например:

Ыл, туохта эмэтэ кэпсээ, эбэтэр олонхолоо эрэ

«Возьми что-нибудь расскажи или былину спой».

В существующей литературе по тюркским языкам частный падеж как форма прямого дополнения нигде не отмечался. Однако эта падежная форма зафиксирована исследовательницей этнографии и тюркоязычных народов Сибири Н.П. Дыренковой для языка тофаларов (прежнее название «карагассы»). В статье «Карагасский язык» она пишет: «Помимо падежных форм, приведенных выше, может быть отмечен так называемый частный падеж, суффиксом которого служит - -та, -те, -да, -де, например сугда хал «принеси воды», хаста хал «принеси дров», являющийся, возможно, остатком древнего исходного падежа».

Как показывают приведенные Н.П. Дыренковой примеры из тофаларского языка, частный падеж в этом языке совпадает с долганским и по форме, и по значению, и по синтаксической функции. В тофаларском языке так же, как и в долганском этот падеж является формой прямого дополнения при сказуемом, выраженном глаголом в повелительном наклонении.

Объяснение появления в долганском языке частного падежа было дано С.В. Ястремским. Еще в своей ранней работе он высказал предположение, которое в наше время разделяется всеми специалистами по долганскому языку. По его мнению, падежная форма с аффиксом -та является формой местного падежа, начавшего выполнять другие синтаксические функции.

Прямое дополнение в винительном-собирательном падеже

Винительный- собирательный как особый падеж выделен только С.В. Ястремским. В последующих работах эта падежная форма уже не приводилась. Л.Н. Харитонов указывает, что “имена в форме -лары употребляются лишь в определенном смысловом контексте и всегда обозначают сопутствующий объект действия. По значению они скорее характеризуют действие, направленное на главный объект, и приближаются в этом отношении к наречиям». Материал литературного долганского языка позволяет рассматривать эту форму имен существительных как особый падеж.

Очень хорошо раскрывается особое значение этой падежной формы в следующем примере:

Билигин Амма урэхтэри, бу ходуhалары, оол хайалары, оол тыалары — барытын миэнэ дии саныыбын

«Теперь думаю про всю реку Амгу, все эти луга, все те горы, все те леса, - про все: мое!»

В этом примере прямые дополнения, оформленные аффиксами -лары (-тэри), выражают собою объект, полностью подвергшийся действию. В таком же значении употреблена эта форма и в переводе Н.Е. Мординова романа Л.Н. Толстого «Анна Каренина»:

Анна тойонноо5ун кини билэр этэ, ол эрээри кини чахчы баарын кини итэ5эйбэт этэ, билигин кинини т8б8л8ру, сарыннары, хара панталоннаах атахтары к8р8н эрэ баран толору итэ5эйдэ...

«Он знал, что у нее есть муж, но не верил в существование его, и поверил в него вполне, только когда увидел его, с его головой, плечами и ногами в черных панталонах...».

Здесь опять форма т8б8л8ру «с его головой» выражает собой то, что предмет, название которого означает именная основа т8б8 «темя», подвергся

действию целиком.

Пример, взятый из перевода Н.Е. Мординова «Анны Карениной» Л.Н. Толстого, интересен еще тем, что здесь, наряду с дополнениями в винительном-собирательном падеже, имеется дополнение в винительном падеже — кинини «его».

Формы в винительном-собирательном падеже составляют детали этого основного прямого дополнения, при этом именно эти детали и оказываются целиком подвергнутыми действию. Это видно и на другом примере из этого же перевода:

Алексей Александровиhы кини Петербурдуу — чэбдик сирэйдэри уонна тыйыстык бэйэтигэр эрэнэр киэптэри, т8гурук сэлээппэлэри, кыратык хоппойбут систэри к8р8н баран, кини баарын Вронскай итэ5эйдэ

«Увидав Алексея Александровича с его петербургски — свежим лицом и строго самоуверенной фигурой, в круглой шляпе, с немного выдающеюся спиной, он поверил в него».

Как видно из всех приведенных примеров, форма винительного-собирательного падежа употребляется в большинстве случаев в сочетании однородных членов, которые составляют либо совокупность предметов, целиком подвергающихся действию, либо совокупность частей одного предмета, также целиком подвергшихся действию.

Даже в тех случаях, когда имя существительное в форме винительного-собирательного оказывается застывшей формой и служит уже наречием, сохраняется это значение совокупности.

...ама да куттаммыппыт иhин, манна тууннэри туруохпут дуо

«...неужели же из-за того, что боимся, здесь всю ночь стоять будем».

Аффикс множественного числа -лар, входящий в состав падежного аффикса винительного-собирательного, выражает в этом случае не множественное число, а лишь понятие совокупности, собирательности. Это свойство аффикса множественного числа -лар проявляется в долганском языке и в другом случае. Так, например, аффикс множественного числа -лар служит словообразовательным аффиксом собирательных числительных. Например:

устэр «все три»,

иккилэр «все два»,

уоннар «все десять»,

уончалар «приблизительно все десять».

К. Грёнбек считает это значение аффикса множественного числа -лар первоначальным его значением, и если это так, то, значит, долганский язык в винительном-собирательном падеже сохраняет одно из древнейших явлений тюркских языков вообще.

Прямое дополнение в исходном падеже

Как и во многих других языках, прямое дополнение в долганском языке может быть выражено в форме исходного падежа. Это бывает в тех случаях, когда прямое дополнение является объектом, представляющим собою определенную часть от целого. Например:

Кыра кыыс «куhа5ан буолуо» диэн сиэбэтэ, отонуттан сиэтэ

«Маленькая девочка, говоря [про рыбу], - наверное, плохая, - не ела [ее], ягод+своих (досл.: «из ягод+ее») поела».

От прямого дополнения в частном падеже эта форма прямого дополнения отличается тем, что употребляется при сказуемом, выраженном любой формой глагола.

Использование пяти падежных форм для прямого дополнения в долганском языке служит средством выражения его характеристики и степени, в какой объект подвергается действию, выраженному сказуемым- глаголом.

Прямое дополнение в винительном падеже выражает собой, кроме

определенности объекта, то, что объект действия и само действие мыслятся расчлененно.

Прямое дополнение в неоформленном падеже, напротив, выражает неопределенный объект, тесно сливающийся с самим действием.

Прямое дополнение в частном падеже выражает собою объект действия, являющийся любым из массы однородных предметов при сказуемом, выраженном глаголом в повелительном наклонении.

Прямое дополнение в винительном- собирательном падеже выражает собою объект, который или целиком подвергся действию, или представляет собою часть объекта, которая целиком подверглась действию.

Прямое дополнение в исходном падеже является объектом, составляющим небольшую часть из массы однородных предметов, при сказуемом, выраженном любой формой глагола.

Выбор той или иной формы для прямого дополнения в долганском языке, следовательно, определяется характером самого дополнения, его отношением к действию, его отношением к другим предметам, а также и тем, в какой степени объект действия, выраженный им, подвергся действию (полностью или частично). Прямое дополнение в долганском языке сочетается со сказуемым посредством управления, поскольку его отношение к сказуемому выражается падежным аффиксом.

Оформление прямого дополнения в нескольких падежных формах действительно отмечено для всех тюркских языков. В большинстве случаев отмечается оформление прямого дополнения в двух падежах: винительном и неоформленном. Прямое дополнение в винительном падеже выражает определенный объект, прямое дополнение в неоформленном падеже — неопределенный объект. Для некоторых тюркских языков отмечено оформление прямого дополнения в трех падежах: винительном, неоформленном и исходном ( языки якутский, долганский, киргизский, узбекский, тувинский).

Для некоторых тюркских языков, наконец, можно отметить наличие особого частного падежа, оформляющего прямое дополнение при сказуемом,

выраженном повелительным наклонением глагола ( языки якутский, долганский, тофаларский). Вопрос этот еще очень мало изучен. Данные, имеющиеся в литературе, случайны и отрывочны. Поэтому все сказанное выше о наличии нескольких падежных форм для оформления прямого дополнения в тюркских языках не может дать достаточно ясной картины в этом вопросе. Но и того, что было приведено выше, достаточно, чтобы сделать вывод о том, что использование нескольких падежных форм для выражения прямого дополнения в долганском языке не является его особенностью, отличающей его от всех других тюркских языков, так как эта особенность свойственна всем тюркским языкам, правда, в разной степени.

В долганском языке эта особенность тюркских языков выражена наиболее полно.

Косвенное дополнение

Обычно в грамматике косвенным дополнением называется дополнение, выраженное любым косвенным падежом, кроме винительного. В долганском языке прямое дополнение может быть выражено несколькими падежами, поэтому такого противопоставления в форме прямого и косвенного дополнений сделать нельзя.

Косвенным дополнением мы будем называть второстепенный член предложения, обозначающий собой предмет, на который действие распространяется не непосредственно, а косвенно. Например:

Эн кыыскын биирдэспитигэр ойох ыла кэллибит

«Твою дочь одному из нас женой чтобы взять пришли+мы».

В этом примере деепричастием ойох ыла «чтобы женою взять» («жениться») имеет при себе прямое дополнение эн кыыскын «твою дочь» (винительный падеж лично- притяжательного склонения) и косвенное дополнение биирдэспитигэр «одному+нашему» («одному из нас»).

Косвенным дополнением большей частью является предмет, для которого совершается действие (предыдущий пример), или предмет, которым совершается действие. Например:

Онтон Уйбаанчыгы харытыттан харбаан, кууhан ылла

«Затем, Иванушку за руки (досл.: «от предплечья+его») схватив,обняла.

Эмээхсин мунаарар. Онтон турбахтаан баран Маайыстан хардары ыйытар

«Старуха недоумевает (т.е. не может ответить на заданный ей вопрос). Затем, постояв немного, в свою очередь спрашивает у Майи (досл.: «от Майи»).

...онтон биир до5ор кыыспынан с8р8н8н билбитим

«...потом через одну подругу+мою (досл.: «одной подругой моей прикрываясь») узнала+я».

Бэйэтэ, у8рэ5э да суох буоллар, 8йунэн кимнээ5эр да ордук

«Сама+она, хотя и без образования, умом ни с кем не сравнима» (досл.: «по сравнению с кем бы то ни было превосходная»).

Эhиги Агашалыын аhылыкта бэлэмнээн

«Вы с Агашей еду приготовьте».

В приведенных примерах косвенное дополнение выражено именами в дательном, творительном, исходном и сранительном падежах.

Иногда падежный суффикс заменяет послелог, который обладает способностью выражать падежное значение. Таков, например, послелог аайы «каждый».

Биэс фашист ниэмэс аайы уон ботуруону хороото5ум...

«На каждые пять немцев- фашистов десять патронов трачу...»

Послелог аайы «каждый» выражает все отношения дательного падежа, поэтому слова или словосочетания с этим послелогом в дательном падеже падежного аффикса не имеют, в отличие от других случаев, когда слово или словосочетание с этим послелогом выражают отношение других падежей и когда падежный аффикс обязателен. Например:

Киhи аайыттан балык бэрсиhиннэрдим

«Я заставил каждого поделиться со мной рыбой» [досл.: «от каждого человека рыбы заставил дать (мне)»].

Послелог аайы «каждый» сочетается со словом, отношение которого к другим членам предложения он выражает посредством примыкания. Но отношение косвенного дополнения могут также выражать и послелоги управляющие, и послелоги именного происхождения в падежной форме, присоединяющиеся к основному слову посредством изафета. Например:

  1. Косвенное дополнение с управляющим послелогом:

Ол урэххэ биhигиттэн ураты биир да ыал суо5а

«На той реке кроме нас ни одного жителя не было».

  1. Косвенное дополнение с послелогом, сочетающимся посредством изафета:

Ол туhунан 8р кэпсэтэллэр

«Об этом долго разговаривают».

Косвенное дополнение чаще всего бывает выражено именами существительными и местоимениями. Примеры косвенного дополнения, выраженного именем существительным, приводились выше.

Местоимение:

Уйэ-саас тухары умнуллубат кэриэс буоллун кинилэргэ!

«В веках пусть незабываемая память да будет им!».

Кини мунун-сорун мин тугунан т8л88тум

«Его мученье-горе я чем возместила».

Но и другие склоняемые части речи могут выступать в роли косвенного дополнения.

Имя на -лаах (-таах):

Харахтаахха к8рд8р8кк8, кулгаахтаахха иhитиннэрбэккэ

«Имеющему глаза не показывая, имеющему уши не давая услышать».

Косвенное дополнение может входить в различные словосочетания.

Словосочетание, построенное на примыкании:

Уруй-айхал буоллун, бу дьиннээх саха5а, уту8 сааhыкка!

«Слава будет этому, настоящему якуту, прекрасному стрелку!

Словосочетание, построенное на изафете:

Уолаттар дьоhуннаахтык сарын сарыннарынан 8й8нсуhэн, сана танара дьиэтин аалтарын диэки бара турдулар

«Юноши, торжественно подпирая друг друга своими плечами, в сторону алтаря новой церкви [где они спрятали большевистскую литературу] шли» (косвенное дополнение, неполный именной изафет, второй член которого выражн удвоенной основой сарын — сарын «плечи»).

Словосочетания, оформленные аффиксом -лаах (-таах) и числительным икки «два»:

Били урут Мэхээлэлээх Дабыыт урдугэр туhээри турбут дьон сорохторо аны Сургуhут икки Иннэри Дьарааhын иккигэ туhу8х курдук буоллулар

«Некоторые из людей, которые прежде собирались ставить ставку на Михаила и Давида, теперь словно намеревались поставить ставку на Сургухута и Ингнери Дярахына».

Таким образом, косвенное дополнение это второстепенный член предложения, обозначающий собой предмет, на который действие распространяется не непосредственно, а косвенно. Косвенным дополнением большей частью является предмет, для которого совершается действие или предмет, которым совершается действие. Косвенное дополнение чаще всего бывает выражено именами существительными и местоимениями.

Обобщая написанное, надо подчеркнуть, что дополнение - второстепенный член предложения, обозначающий объект, т. е. предмет или лицо, на которые (непосредственно или косвенно) направлено действие, выраженное сказуемым. Дополнение служит для распространения и пояснения сказуемого или другого члена, входящего в это предложение. Дополнения могут относиться к глаголам, существительным, прилагательным, наречиям. Как в русском, так и в долганском языке по своей семантике, синтаксическим функциям и оформлению дополнения могут быть разбиты на две самостоятельных группы: прямое дополнение и косвенное дополнение. В долганском языке, в отличие от русского, дополнения выражаются посредством прибавления аффиксов к частям речи. В долганском языке прямое дополнение может быть выражено несколькими падежами, поэтому такого противопоставления в форме прямого и косвенного дополнений сделать нельзя. Также надо отметить, что употребление главного объекта после глагола имеет обычно более обязательный характер, чем косвенного; в некоторых языках,в том числе и в доганском, имеются иногда и иные отличия.


Библиография

1.​ Убрятова Е.И. Исследования по синтаксису якутского языка. - Л.: - Академия Наук СССР, 1950.

2.​ Харитонов Л.Н. Современный якутский язык. - Як.: - 1947.

3.​ Пекарский Э.К. Словарь якутского языка. - Л.: - 1907-1930.

4.​ Бётлингк О. О языке якутов. - СПб.: - 1849-1851.

5.​ Грёнбек К. Der turkische Sprachbau. - Копенгаген.: - 1936.

6.​ Ястремский С.В. Падежные суффиксы в якутском языке. - 1898.

7.​ Дыренкова Н.П. Тюркологические исследования / под ред. Боровков А.К. - М.-Л., 1963.

8.​ Толстой Л.Н. Анна Каренина. - М.: - 1946.

9.​ Эрилик Эристиин. Маарыкчаан ыччаттара. - Як.: - 1982.

10.​ Прокофьев Г.Н. Ненецкий язык. - М.: - 1937.

11.​  Бурыкин А.А. Языки малочисленных народов крайнего Севера. М.,2008.





Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 03.11.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Научные работы
Просмотров85
Номер материала ДБ-314951
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх