Выдаём удостоверения и дипломы установленного образца

Получите 5% кэшбэк!

Запишитесь на один из 793 курсов и получите 5% кэшбэк стоимости курса на карту

Выбрать курс
Инфоурок Другое Научные работыНаучная работа по предмету "Право" на тему: «Актуальные проблемы уголовной ответственности за торговлю людьми»

Научная работа по предмету "Право" на тему: «Актуальные проблемы уголовной ответственности за торговлю людьми»

Скачать материал
библиотека
материалов


ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

«АССОЦИАЦИЯ ЮРИСТОВ РОССИИ»

Крымское региональное отделение



На правах рукописи




Научная работа на тему:


АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ТОРГОВЛЮ ЛЮДЬМИ





Выполнил специально для проекта «Инфоурок»:

Корчинский Пётр Петрович

учитель, преподаватель права и юридических дисциплин,

преподаватель высшей школы

Член Ассоциации юристов России, магистр юриспруденции

Независимый эксперт, уполномоченный Министерством юстиции

России на проведение антикоррупционной экспертизы

нормативных правовых актов и проектов нормативных

правовых актов в случаях, предусмотренных

законодательством РФ (свидетельство об аккредитации

от 28.02.2018 г. №2970 на основании распоряжения

Минюста РФ от 28.02.2018 г. №210-р)




Симферополь, 2020



СОДЕРЖАНИЕ



ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………3


ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ТОРГОВЛЕЙ ЛЮДЬМИ

1.1. История развития отечественного уголовного законодательства об ответственности за торговлю людьми……………………………………………9

1.2. Международное законодательство, регулирующее уголовную ответственность за торговлю людьми……………………………………………24

1.3. Зарубежное уголовное законодательство об ответственности за торговлю людьми…………………………………………………………………..33


ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВА ТОРГОВЛИ ЛЮДЬМИ

2.1. Особенности объекта и объективной стороны торговли людьми в УК РФ……………………………………………………………………………………55

2.2. Характеристика субъекта и субъективной стороны торговли людьми.80


ГЛАВА 3. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ТОРГОВЛИ ЛЮДЬМИ

3.1. Особенности квалификации торговли людьми и разграничение от иных составов преступлений……………………………………………………………..92

3.2. Освобождение от уголовной ответственности за торговлю людьми: вопросы законодательной техники и правоприменения……………………….114


ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………125


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ……………………….132

ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы исследования. Одним из важнейших достижений современности является претворение в жизнь гуманистических и демократических принципов, среди которых первостепенное место занимает всемерная охрана основных прав и свобод личности, установленных во Всеобщей Декларации прав человека 1948 г., Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г. и др.

Российская Федерация также в основополагающих правовых документах провозглашает, что человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность находятся под непосредственной защитой государства, так как «человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (ст. 2 Конституции РФ). В качестве одного из опаснейших преступлений, посягающих на свободу человека, выступает торговля людьми.

В официальном документе – Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Указом Президента РФ от 12.05.2009 №537 – торговля людьми признана одной из угроз национальной безопасности РФ.

Уголовная ответственность за торговлю людьми (ст. 1271 УК РФ) впервые включена в Уголовный кодекс РФ (далее – УК РФ). До этого времени российское уголовное законодательство предусматривало ответственность лишь за торговлю несовершеннолетними (ст.152 УК РФ). Указанное деяние в результате реформирования уголовного закона вошло в качестве квалифицированного состава в п. «б» ч. 2 ст. 1271 УК РФ. Таким образом, общественная опасность торговли людьми была признана на государственном уровне. 1

Конструкция названного состава и по сей день вызывает множество теоретических и практических вопросов. Судебно-следственная практика применения норм УК РФ, предусматривающих ответственность за торговлю людьми, весьма противоречива из-за отсутствия надлежащего толкования на уровне постановления пленума Верховного Суда РФ. Допускаются ошибки в квалификации подобных фактов, что отрицательно сказывается на дифференциации ответственности и индивидуализации наказания. Конструкция состава указанного преступления несовершенна, имеет трудно устанавливаемые оценочные признаки. Причина несовершенства в том, что они являются результатом поспешной и не всегда продуманной имплементации международно-правовых терминов в национальное законодательство. Признаки составов преступлений не в полной мере соответствуют доктринальным представлениям, позволяют различные трактовки объективных и субъективных критериев, что затрудняет их отграничение от смежных составов и определение момента окончания посягательства. Остаются нерешенными проблемы дифференциации ответственности на законодательном уровне с использованием различных юридико-технических инструментариев. 1

Причина несовершенства в том, что указанная норма - результат имплементации международно-правовых терминов в национальное законодательство. Анализ диспозиции ст. 1271 УК РФ показывает, что российский законодатель при ее конструировании для определения уголовно-наказуемой торговли людьми использовал понятия, содержащиеся в ряде международных документов, в значительной степени механически включив их в УК РФ. При этом не были учтены российские традиции законотворчества, принцип системного подхода в уголовном праве, значимость объекта посягательства.

В силу приведенных причин имеется настоятельная потребность в изучении и анализе преступления, предусмотренного в ст. 1271 УК РФ, выработке научно обоснованных решений по совершенствованию конструкции содержащегося в ней состава с тем, чтобы уголовный закон стал действенным средством, направленным на борьбу с торговлей людьми.2 Указанные обстоятельства позволили сделать вывод о существенной актуальности исследования.

Степень разработанности темы исследования. Проблемы уголовной ответственности за торговлю людьми начали достаточно интенсивно исследоваться в первые годы XXI столетия. Серьезным вкладом в изучение данных вопросов можно назвать научные работы Н.И. Абубикировой, Г.А. Аванесова, Г.М. Андреевой, Ю.М. Антоняна, М.М. Бабаева, С.В. Бородина, И.В. Бойко, Г.Н. Борзенкова, Н.И. Ветрова, Л.Д. Гаухмана, Л.Н. Галенской, Я.И. Гилинского, Н.Д. Дурманова, Л.Д. Ерохиной, Н.И. Загородникова, А.И. Игнатова, И.И. Карпеца, В.Е. Квашиса, М.И. Ковалева, Н.И. Коржанского, А.Н. Красикова, Ю.А. Красикова, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, В.И. Курляндского, В.В. Лунеева, Ю.И. Ляпунова, А.В. Наумова, Б.С. Никифорова, П.П. Осипова, А.А. Пионтковского, А.И. Рарога, А.Л. Репецкой, Ф.М. Решетникова, А.Н. Трайнина, С.В. Познышева, Ф.Л. Синицына, С. Стокер, С.Н. Шатиловича, Л. Шелли и других авторов. Значительный интерес для исследования уголовно-правовых аспектов торговли людьми представляют работы ученых, занимающихся проблемами уголовной ответственности за торговлю людьми: М.Ю. Буряк, Т.В. Долголенко, Е.В. Евстифеевой, Л.В. Иногамовой-Хегай, М.П. Клейменова, Н.Н. Лапуниной, Е.Б. Мизулиной, B.C. Овчинского, Е.В. Тюрюкановой.

Отмечая высокий научный вклад указанных авторов, что с учетом внесенных изменений в ст. 1271 УК РФ имеется необходимость в дальнейшей теоретической разработке и углубленном изучении ряда уголовно правовых проблем, возникающих при анализе преступления, предусмотренного ст. 1271 УК РФ. Особенно это касается анализа проблем квалификации этого деяния. Кроме этого, в связи с внесенными в ст. 1271 УК РФ изменениями, так в диспозицию нормы включен новый признак совершение «иных сделок в отношении человека». В контексте этих изменений назрела необходимость провести комплексное исследование уголовно-правовых аспектов торговли людьми

Цель настоящего исследования заключалась в проведении комплексного научного анализа вопросов уголовной ответственности за торговлю людьми и разработке на основе этого анализа предложений, направленных на совершенствование соответствующих норм уголовного законодательства.

Указанной целью определена постановка следующих задач:

1. Осуществить историко-правовой анализ отечественного законодательства, регламентирующего ответственность за торговлю людьми.

2. Проанализировать ответственность за торговлю людьми в международном праве и провести сравнительно-правовое исследование норм об ответственности за торговлю людьми в российском и зарубежном уголовном законодательстве.

3. Провести системный анализ элементов и признаков состава преступления, предусмотренного ст. 1271 УК РФ.

4. Выявить и изучить проблемные вопросы толкования нормы, предусмотренной ст. 1271 УК РФ, и квалификации содеянного,

5. Исследовать вопросы отграничения торговли людьми от смежных составов преступлений и вопросы совокупности;

6. Осуществить анализ примечания к ст.1271 УК РФ, устанавливающего основания освобождения от уголовной ответственности за совершение данного преступления

7. Разработать и обосновать предложения по совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за торговлю людьми.

Объектом исследования выступает комплекс общественных отношений, возникающих в связи с установлением деяния, предусмотренного ст. 1271 УК РФ и применением уголовно-правовой нормы об ответственности за торговлю людьми.

Предметом исследования выступают уголовно-правовые нормы российского и зарубежного законодательства, предусматривающие ответственность за торговлю людьми, международно-правовые акты, судебная практика применения законодательства об ответственности за торговлю людьми.

Методологическую основу исследования составляют положения диалектического метода познания и вытекающие из него научные методы познания объективной действительности, позволяющие отразить взаимосвязь теории и практики, формы и содержания предмета исследования, процессы развития и качественные изменения преступлений, предусмотренных ст. 1271 УК РФ. В процессе исследования применялись общие и специальные методы: формально-юридический, историко-правовой, догматический, сравнительно-правовой, системно-структурный, формально-логический и логико-юридический методы исследования и другие специальные методы научных исследований. Выбор указанных методов был продиктован спецификой предмета и объекта исследования.

Теоретической основой исследования послужили труды известных ученых по уголовному праву, посвященных проблемам ответственности за торговлю людьми.

Нормативную базу исследования составляют Конституция РФ, исторические источники уголовного права России, действующее уголовное законодательство, международно-правовые документы, уголовное законодательство ряда зарубежных стран, иные нормативные правовые акты.

Научная новизна исследования состоит в том, что на основе системного подхода проведено исследование, посвященное теоретическим и практическим вопросам реализации уголовной ответственности за торговлю людьми. В работе проведен сравнительный анализ отечественного и зарубежного уголовного законодательства, основных международно-правовых документов в указанной сфере; установлено содержание признаков объективной и субъективной стороны исследуемого преступления; выявлена специфика его квалифицирующих признаков и иные смежные преступления; анализу подвергнуты нормы-примечания к ст.1271 УК РФ, положения которых устанавливают основания освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших содержащиеся в ней деяние; сформулированы предложения по совершенствованию уголовного законодательства и правоприменительной практики, в том числе формулируется авторский подход к специальному основанию освобождения от уголовной ответственности за торговлю людьми, вносятся предложения по совершенствованию диспозиции ст.1271 УК РФ, признаков квалифицированных составов, положений, содержащихся в Примечании к ст. 1271 УК РФ. Работа выполнена с учетом последних изменений, внесенных в уголовное законодательство, положений ратифицированных Россией международных конвенций.

В таком ракурсе данная проблема еще не подвергалась комплексному исследованию.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что положения, выводы и конкретные рекомендации направленные на совершенствование уголовного законодательства, в частности, ст. 1271 УК РФ могут быть использованы: в научно-исследовательской работе при проведении дальнейших разработок проблемы торговли людьми; в практической деятельности сотрудников правоохранительных структур; в разработке научно-практических рекомендаций по проблемам квалификации; в законотворческой деятельности для совершенствования действующего уголовного законодательства, устанавливающего ответственность за торговлю людьми; в учебном процессе.

Структура работы определяется поставленными целями и задачами исследования. Работа включает введение, три главы, объединяющие восемь параграфов, заключение, содержащие выводы, сделанные на основании проведённого исследования, библиографический список использованных источников (77 наименований).

ГЛАВА 1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ТОРГОВЛЕЙ ЛЮДЬМИ


1. История развития отечественного уголовного законодательства об ответственности за торговлю людьми

В России рабство имело широкое распространение со времён Киевской и Новгородской Руси и вплоть до начала XVIII века.

Для ответа на вопрос с какого же момента начинают появляться меры борьбы с рабством и работорговлей, облачённые в правовую форму необходимо обратиться к анализу древнейших памятников русского права.

Памятники Киевской Руси говорили о том, что рабство имело место в Киевском государстве и существовало в двух видах: временное и вечное или иначе неполное и полное (обельное). Рабство первого вида отличалось от рабства второго вида не только продолжительностью, но и существом прав господина.

В ст. 110 Пространной редакции Русской Правды установлено три случая утраты личной свободы человека: 1. Продажа себя в рабство («…оже кто хотя купить до полу гривны, а послухи поставить, а ногату дастъ перед самим холопом…»). 2. Женитьба на рабе без заключения особого договора с её господином («…поиметь робу без ряду…»). 3. Поступление в ключники без договора с лицом, к кому данный человек поступал на службу («…тиунство без ряду или привяжетъ ключ к собе без ряду…»).1

Однако этот перечень не является исчерпывающим. В тексте Русской Правды указывается и на другие причины:

4. Несостоятельность.

5. Рождение от рабыни. Здесь имело место общее правило, что рождённый от холопа – холоп. Русская Правда рассматривает «от челяди плодъ» как естественное приращение имущества господина.

6. Совершение преступления. Преступления вели к рабству в трёх случаях: в наказание за известные преступления полагалось полное лишение прав при этом могло наступить и лишение жизни, но, как правило, применялось лишение свободы: преступник делался рабом князя (Договоръ Смоленского князя с немцами 1229 года, ст.11: «если разгневается князь на своего человека, и отнимет всё, и жену и детей в холопство…»); если преступник оказывается несостоятельным для уплаты денежных взысканий или штрафов за преступление, то он поступает в рабство или к князю, или к потерпевшему; для закупа всякое преступление, а равно и бегство от господина вело к полному холопству: если закуп, укравши что-либо, убежит, то господин его не отвечает; но если он будет пойман, то предоставляется выбору господина или уплатить штраф и обратить закупа в полного холопа (как нарушившего обязательство), или же продать его и из вырученных денег вознаградить потерпевшего, а остальное взять себе в удовлетворение нарушенного обязательства.

Таким образом, рабовладение и работорговля в рассматриваемый период были обыденным явлением и не порицались государством. Рабовладение являлось признаком привилегированного положения в обществе, работорговля же – весьма прибыльным занятием. Русская Правда признавала раба объектом, а не субъектом права, следовательно, при анализе источников древнерусского права нельзя говорить о покушении на личность человека при краже и дальнейшей продаже холопа. Раб – всего лишь имущество своего господина, а значит, покушение на него есть не что иное, как имущественное преступление. Человеческое достоинство и личность раба несамоценны.

Судебник 1497 года отразил перемену отношения феодалов к эксплуатации труда рабов, невыгодность которого хорошо осознавалась.

Источниками полного холопства по Судебнику 1497 года являлись: продажа в холопство; передача холопа в приданое или по завещанию другим лицам; вступление в брак с несвободной стороной.1

В Судебнике 1497 года, как и в Русской Правде, работорговля и рабовладение не относились к числу преступных деяний. Раб рассматривался как имущество своего господина. Однако следует отметить, что в ст. 9 Судебника среди особо опасных преступлений, наказанием за которые служила смертная казнь, названа «головная татьба», то есть кража людей для продажи в рабство. «А государскому убойце и коромолнику, церковному татю, и головному, и подымщику, и зажигалнику, ведомому лихому человеку живота не дати, казнити его смертною казнью».1 Головная татьба поставлена законодателем в один ряд с государственной изменой («крамолой») и святотатством («церковной татьбой»), то есть преступлениями, посягающими на основы государственности. Правда, относительно понятия «головная татьба» у учёных нет единого мнения. Большинство исследователей исходят из того, что «головная татьба» – это похищение холопов с целью их последующей продажи. Такое преступление посягало на наиболее ценное для господствующего класса имущество – холопов, и поэтому столь жестоко каралось. Ряд историков говорят о головной татьбе как о краже свободных людей для продажи в рабство. Здесь речь идет уже о посягательстве на права свободного состояния (обращение человека свободного в состояние несвободы), и о нарушении границ сословий, что подрывало основы государственного устройство Русского государства. Отсюда и столь суровое наказание – смертная казнь.2 Аналогичные положения воспроизводятся и в ст. 61 Судебника 1550 года.3

Соборное уложение 1649 года подвело итог длительному развитию русского права. Особый интерес представляет Глава XX Соборного Уложения «Суд о холопех», регламентирующая взаимоотношения феодалов по поводу владения холопами и отношения господ и их рабов.

Новое в институте холопства состояло в том, что Уложение 1649 года ограничило источники его пополнения. Холопами теперь могли стать только вольные люди; крепостным крестьянам и служилым людям путь в холопы был закрыт. Правда, сокращение полного холопства сопровождалось увеличением числа «кабальных людей», то есть людей сделавших заём и оформившим его в особой долговой записке («кабале»).

Наряду с этим Уложение содержало нормы, направленные на ограничение работорговли. Под влиянием церкви в ст. 97 Гл. XX Уложения был установлен запрет на продажу крещёных людей – «…по государеву указу крещёных людей никому продавати не велено»1. Уложение под страхом «жестокого наказания» содержало запрет службы православным в качестве холопов и добровольно у «иноверных иноземцев» – «…а руским людем у иноземцев некрещёных, по крепостям и добровольно, в холопстве не быть…».2 Взятые в плен иностранцы подлежали учёту в Холопьем приказе, где регистрировались также и акты их дарения и купли-продажи (Холопий приказ ведал закреплением и освобождением холопов, их розыском т.д.).3 В ст. 118 устанавливалось, что похищение и насильственный захват татар преследовались со стороны государства и влекли «жестокое наказание». «А будет кто в Астрахани и в Сибири татар и татарченков учнет у кого красти или отъимати силно, и тем людем за то по сыску чинить жестокое наказание…». Похищенные же, если они не были крещёны, передавались назад тем людям, у которых они были украдены или насильно изъяты.4 Вышеназванные нормы не внесли никаких качественных изменений, работорговля не стала считаться преступлением, лишь объёмы её немного сократились.

Таким образом, на основании изложенного можно констатировать, что торговля людьми в средние века существовала на Руси в виде работорговли и похищения людей из корыстных побуждений с последующей их продажей. Именно эти грани торговли людьми в большей или меньшей мере были отражены в правовых памятниках того времени. Вместе с этим, следует учитывать и тот факт, что в данных юридических документах не содержалось понятия «торговля людьми», хотя само явление имело место.

Артикул Воинский Петра I 1715 года впервые законодательно закрепил норму об ответственность за продажу человека, сопряженную с его похищением. В § 187 устанавливалась ответственность в виде смертной казни за кражу и последующую продажу человека – «ежели кто человека украдет и продаст, оному надлежит, ежели докажется, голову отсечь».1 Данное преступление относилось к числу квалифицированных видов краж. § 114 Артикула запрещал порабощение военнопленных – «всех пленных, которые при взятии городов, в баталиях, сражениях или где инде взяты будут, имеют немедленно оному, которой команду имеет, объявить и отдать. Никто ж не дерзает пленнаго под каким нибудь предлогом при себе удержать, разве когда указ инако дан будет. Кто против сего приступит, имеет, ежели он офицер, чина лишён, а рядовой, жестоко шпицрутенами наказан быть».2 Тем самым был поставлен крест на «ополонении челядью», теперь все военнопленные передавались командованию, которое решало их дальнейшую судьбу. Наряду с этим холопы окончательно слились с крепостными, и институт холопства прекратил своё существование. С другой стороны, положение крепостных крестьян в большей степени приблизилось к рабству со свойственным ему бесправием так, что в конце XVIII века оно почти ничем не отличалось от прежнего. Это не позволяет говорить об упразднении института рабства в России, принявшего другую форму, но не изменившего содержания.

Уголовное законодательство было систематизировано в 1832 году. Уголовные законы составили том XV Свода законов, Уголовный кодекс получил название «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» (далее - Уложение), появление которого в 1845 г. можно считать началом истории самостоятельной уголовно-правовой охраны свободы человека. Уложение стало первым отечественным нормативным правовым актом, где преступления против свободы человека были выделены в отдельную главу, а в науке уголовного права посягательства на личную свободу человека отнесли к одному из видов посягательства на личность.

В нем впервые в юридическом смысле упоминается о рабстве. В разделе «О преступлениях и проступках против законов о состояниях» впервые была криминализирована торговля людьми с выделением двух составов преступлений: «продажа в рабство» и «участие в торговле неграми».

Статья 1410 Уложения гласит: «Кто продаст в рабство или под другим предлогом передаст азиатцам или другим иноплеменным народам какое-либо состоящее в подданстве России или под покровительством Российских законов лицо, тот за сие подвергается лишению всех прав состояния и ссылается на каторжную работу на время от 8 до 10 лет». Продажа в рабство с отменой крепостного права ограничивается умышленной продажей или передачей лица, состоящего под покровительством русских законов, азиатам или иным иноплеменным народам. Виновником этого деяния могло быть всякое лицо. Предметом его признавалась свобода как русских подданных, так и иностранцев, пребывавших на нашей территории. Деяние состояло в умышленной продаже или передаче другого лица «азиатцам или иным иноплеменникам». Под продажей поэтому следует понимать не одно лишь соглашение между продающим и покупающим, а действительную, физическую передачу человека или самим виновным, или его соучастниками; следовательно, деяние это непременно предполагало похищение человека посредством насилия, обмана или хитрости. Передать его должны были в рабство или состояние полной несвободы, которым охватывалась и отдача в гарем.1

В Уложении была установлена и уголовная ответственность за торговлю «неграми» (рабами с Африканского континента). Статья 1411 Уложения гласит: «Кто будет изоблечен в запрещенном законом торге африканскими неграми, или же в каком-либо непосредственном или ином участии в таковом торге, тот за сие приговаривается к наказаниям в ст. 1630 Уложения определённым за разбой на морях (лишение всех прав состояния и ссылка в каторжную работу на время от 8 до 10 лет)». Лишение прав состояния для дворян заключалось в лишении дворянства, потомственного или личного и сопряжённых с ним прав; для духовенства – в низвержении их духовного сана. Лишение всех прав состояния сопровождалось лишением чинов, чести, доброго имени и знаков отличия.1 Суда, употреблённые для сего противозаконного торга конфискуются. Те, которые, хотя действительно и не производили торга неграми, но изобличены в приготовлении и вооружении корабля или иного судна для сего назначения подвергаются наказанию по ст. 924 Уложения (лишению всех прав состояния и ссылке в каторжные работы на время от 4 до 6 лет). Приготовленные и вооружённые для торга неграми суда также конфискуются».

Статья 1411 появилась в Уложении после подписания Российской Империей Лондонского трактата 1841 года (о запрещении торга африканскими рабами). Каждое из договаривающихся государств (Пруссия, Австрия, Российская Империя, Великобритания) обязалось воспретить производство торга неграми под его флагом, его подданными или через посредство принадлежащих последним капиталов (ст. 1). С этой целью устанавливалось право осмотра и задержания военными судами договаривающихся правительств на определённом пространстве открытого моря, принадлежащих кому либо из них коммерческих судов, подозреваемых в означенном торге или в том, что они к нему приспособлены (ст. 2). Такие суда вместе с их экипажем должны были передаваться правительству страны, которой они принадлежали (ст. 7), и если произведённым на основании законов этой страны исследованием подозрение подтверждалось, то виновные капитан, команда и их соучастники подвергались суду, а само судно со всем приспособленным для торга грузом, конфисковывалось; вырученная от продажи сумма передавалась в распоряжение государства, которому принадлежал крейсер, задержавший конфискованное судно (ст.10).

Лондонский трактат 1841 года подкреплённый Брюссельской конференцией 1890 года, ставил целью консолидировать усилия передовых стран по искоренению международной работорговли.

Опыт законодателей по построению системы Особенной части Уложения 1845 г. и имевшиеся теоретические изыскания в этой области были учтены при построении Особенной части Уголовного уложения 1903 года. Уголовно-правовые нормы, охраняющие право личности на свободу, располагались в самостоятельной главе о преступлениях против свободы человека. В Уголовном уложении 1903 года впервые в истории отечественного уголовного законодательства выделялась система исследуемых преступлений. Именно в этой главе содержалась норма, предусматривавшая ответственность за торговлю людьми.

Следует выделить ст. 501 Уложения 1903 г., в которой была установлена ответственность за продажу или передачу человека в рабство или неволю, а также за торговлю неграми. Для применения п. 1 ст. 501 Уложения необходимо наличие следующих условий:

1) чтобы виновный продал или участвовал в продаже или передаче какого-либо лица в рабство, безотносительно к полу и возрасту проданного (сюда же включается и всякое посредничество в продаже);

2) продажа должна быть совершена без согласия проданного, так что виновный должен овладеть им силою, угрозою или обманом, а затем, вопреки его воле, передать какому-либо лицу или отвести его в какое-либо место;

3) продажа или передача в рабство должна быть учинена для обращения проданного в состояние рабства или в неволю (то есть всякое положение, в котором человек утрачивает возможность распоряжаться собой).

В пунктах 2 и 3 ст. 501 Уложения 1903 года была предусмотрена уголовная ответственность за торг неграми, за непосредственное или иное участие в нём, а также за приспособление или вооружение судна для торга неграми. Виновный наказывался заключением в исправительный дом.

Законодатель практически без изменений сохранил в Уголовном уложении 1903 года положения ст. 1411 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных.

Уголовным уложением 1903 года заканчивается история уголовного законодательства дореволюционной России, в котором торговля людьми признавалась преступлением.

Хотя в советский период уголовное законодательство претерпело существенные изменения, оно не перестало носить классовый характер. Законодатель в Уголовных кодексах РСФСР 1922, 1926 и 1960 годов декриминализировал такие общественно опасные противоправные деяния, как продажа в рабство и работорговля, которые считались пережитками старого буржуазного государства, и конечно, не могли существовать в новом советском обществе. Ни в одном из Уголовных кодексов РСФСР не содержалось норм о торговле людьми, но к таковым, правда, с определённой долей условности, можно отнести следующие: ст. 162 УК РСФСР 1922 года «похищение, сокрытие или подмен чужого ребёнка с корыстной целью, из мести или иных личных видов»; ст. 171 УК РСФСР 1922 года «сводничество, содержание притонов разврата, а также вербовка женщин для проституции»; ст. 170 «принуждение из корыстных или иных личных видов к занятию проституцией, совершённое посредством физического или психического воздействия». Уголовный кодекс РСФСР в редакции 1926 года содержал аналогичные уголовно-правовые нормы в ст. 149 и 155.

Советский период истории развития законодательства в области борьбы с торговлей людьми связан с непризнанием проблемы торговли людьми применительно к СССР. Ратифицируя международно-правовые акты, направленные на борьбу с торговлей людьми, СССР делал специальные оговорки о том, что такого явления в стране не существует, ратификация осуществляется только из целей поддержки усилий других стран. Если говорить о Конвенции относительно рабства, подписанной в Женеве 25 сентября 1926 года, с изменениями, внесенными протоколом от 7 декабря 1953 года, где рассматривались такие понятия, как рабство и работорговля, то в советском законодательстве, как уже было отмечено, такие понятия не существовали.

К концу 80-х годов прошлого столетия торговля людьми в России получила довольно распространённый характер. Для обеспечения уголовно-правовой охраны прав ребёнка на свободу в УК РСФСР 1960 года была введена ст.125.2 «Торговля несовершеннолетними», под которой понималась купля-продажа несовершеннолетних либо совершение иных сделок в отношении несовершеннолетних в форме их передачи и завладения ими. Купля-продажа несовершеннолетнего означала передачу его в собственность другому лицу за определённую денежную сумму или иные материальные ценности, выгоды имущественного характера (например, движимое и недвижимое имущество, продукты питания, спиртные напитки, погашение денежного долга и пр.). Следующим способом совершения рассматриваемого преступления являлось совершение иных сделок в отношении несовершеннолетнего в форме его передачи и завладения им. Диспозиция ст. 125.2 УК РСФСР не содержала указания на то, какие именно иные сделки в отношении несовершеннолетних могут быть признаны уголовно наказуемыми. Исходя из смысла Уголовного закона, под иными сделками понимались действия, направленные на установление, изменение или прекращение правоотношений с несовершеннолетним, если они совершены без соблюдения требований Семейного кодекса РФ. На практике чаще всего встречались следующие сделки в отношении несовершеннолетних: дарение, обмен, предоставление несовершеннолетнего одной стороной во временное пользование другой стороне. Общим для всех видов сделок являлось распоряжение несовершеннолетним как вещью, вовлечение его в товарно-денежный оборот как предмета противоправной сделки.

Включение в уголовное законодательство данной статьи произошло в рамках выполнения требований, вытекающих из международно-правовых обязательств России. В частности, Конвенция ООН О правах ребёнка 1989 года обязывает на национальном уровне принимать все необходимые меры для предотвращения похищения детей, торговли детьми и их контрабанды в любых целях и в любой форме (ст. 35)1. Законодатель включил аналогичную норму и в УК РФ 1996 года.

Статья 152 УК РФ содержалась в главе 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних».2 Однако данная статья не могла законодательно регламентировать все аспекты торговли людьми, она рассматривала лишь один её вид – торговлю несовершеннолетними.

Положительным шагом в процессе реформирования законодательства об ответственности за торговлю людьми следует признать отказ от криминализации торговли людьми, совершенной только в отношении несовершеннолетних, и включение в УК РФ новых норм об ответственности за торговлю людьми. Пробелы в уголовном законодательстве были устранены Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», который ввёл в действие ст. 127.1 «Торговля людьми», ознаменовавшую собой унификацию понятия «торговля людьми» и введение его в терминологический оборот на законодательном уровне.3

Развитие законодательства РФ в области борьбы с торговлей людьми находит свое отражение в разработке проектов федеральных законов «О противодействии торговле людьми», «О защите жертв торговли людьми», разработанных Межведомственной рабочей группой комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. Разработчики постарались закрепить положения Протокола к Конвенции против транснациональной организованной преступности, против торговли людьми.

Несмотря на то, что торговля людьми в соответствии с международными стандартами является грубым нарушением основных прав и свобод человека, а международные документы требуют рассматривать данное деяние как преступление против личности и как одну из форм организованной транснациональной преступности, в России общественная опасность этих деяний до последнего времени недооценивалась. Еще пять лет потребовалось для того, чтобы внести в ст. 127¹ УК РФ изменения, частично устраняющие очевидные для теоретиков и практиков технико-юридические пороки данной нормы и ее противоречие с международными нормативными актами. 25 ноября 2008 года был принят Федеральный закон «О внесении изменений в статью 127¹ Уголовного кодекса Российской Федерации» №218-ФЗ, который уточняет понятие «торговля людьми» и усиливает ответственность за отдельные деяния, связанные с торговлей людьми.

Проведенное И.Д. Измайловой сравнительное и историко-правовое исследование приводит к выводу, что криминализация торговли людьми обусловлена особенностями социально-политического и экономического устройства России, что нашло свое отражение в уголовно-правовых нормах соответствующих исторических периодов, начиная с X в. по настоящее время.1

Генезис системы национального законодательства в области борьбы с торговлей людьми можно условно разделить на три основных этапа:

I период – предыстория отечественного законодательства в области торговли людьми (X-XVIII века). Купля-продажа людей в рассматриваемый период не являлась преступлением, о чём свидетельствуют не только отсутствие уголовных запретов, но и особенности государственного строя России. В средние века торговля людьми на Руси существовала в виде сделок с крепостными и похищения людей из корыстных побуждений с последующей их продажей. Именно эти грани торговли людьми в большей или меньшей степени были отражены в правовых памятниках того времени. Хотя само явление имело место, в юридических документах понятие «торговля людьми» отсутствовало.

Преследовалась не столько сама торговля людьми, сколько несоблюдение установленных для нее правил. Так, запрещались продажа господином закупа (феодально-зависимого крестьянина, но сохранившего элементы прав лично свободного человека) как холопа (ст.61 Русской правды Пространной редакции) и принявших православие татар (ст. 97 Приговора Земского собора Первого Ополчения от 30 июня 1611 года). Преступления, исходя из современной классификации, являлись зачастую составными: так, Судебник 1497 г. предусматривал наказание в виде смертной казни за похищение людей и продажу их в рабство; аналогичные деяния содержались в Воинском Уставе (арт.187), Морском Уставе (кн. V, гл. 32, арт. 125) Петра Великого в период действия Соборного Уложения 1649 г. Во времена крепостничества не разрешалась торговля государственными крестьянами, однако император мог их «пожаловать» за те или иные заслуги перед государством.

II период – становление отечественного законодательства (XVIII – начало XX века). Российское законодательство этого времени испытывает на себе влияние международных правовых актов, направленных на борьбу с рабством.

Впервые в уголовном законодательстве предусматривается ответственность за рабовладение и торговлю людьми. Артикул Воинский устанавливал ответственность в виде смертной казни за продажу человека. После отмены крепостного права ситуация изменилась. Вместе с тем важной особенностью российского уголовного законодательства XIX века о противодействии торговле людьми стало то обстоятельство, что этим законодательством не устанавливались правила об ответственности за торговлю людьми внутри страны.

III период – советский (20 – 90-е годы XX века). В советский период уголовное законодательство России претерпело существенные изменения, но не переставало носить классовый характер. Указанный период характеризовался отсутствием самостоятельных норм за торговлю людьми, хотя некоторые аспекты незаконных сделок с человеком, в той или иной мере находили отражение в уголовном законодательстве 1922, 1926 и 1960 годов. Первый УК РСФСР 1922 года не содержал каких-либо преступлений, посягающих на личную свободу, и лишь УК РСФСР 1926 г. предусмотрел ответственность за «насильственное незаконное лишение кого-либо свободы», что в какой-то мере означало шаг к реставрации состава преступления, которым могли бы охватываться и случаи торговли людьми. Указанное деяние было включено и в УК РСФСР 1960 года.

IV период – современный (середина 90-х годов XX века и по настоящее время), Уголовное законодательство Советского Союза до 1993 г. не предусматривало в качестве самостоятельной уголовно-правовой нормы ни торговлю людьми, ни их похищение. В российское уголовное законодательство норма, касающаяся торговли людьми, была введена Федеральным законом от 7 марта 1995 г. (в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. появилась ст. 1252, которая предусматривала ответственность за торговлю несовершеннолетними).

Высокая степень общественной опасности посягательств на несовершеннолетних нашла свое отражение и в УК РФ, где впервые была выделена глава 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних», призванная охранять несовершеннолетних от преступных посягательств. В данную главу была включена ст. 152, устанавливающая ответственность за торговлю несовершеннолетними.

Несовершенством указанной нормы являлось то обстоятельство, что потерпевшими выступали только лица, не достигшие 18-летнего возраста, на что указывалось в названии статьи 152 УК РФ («Торговля несовершеннолетними»). Однако многочисленные судебные прецеденты свидетельствовали, что потерпевшими выступали не только несовершеннолетние, но и лица, достигшие восемнадцатилетнего возраста. Это потребовало внесения изменений и дополнений в УК РФ.

Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 г. №162 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» кодекс был дополнен ст. 1271 «Торговля людьми» с одновременным исключением ст. 152 УК РФ, а торговля несовершеннолетними была признана квалифицированным составом. Данная норма, имея самостоятельное значение и свои принципиальные отличия, находится в неразрывной связи с другими положениями уголовного законодательства, объектом которых выступает личная свобода.

Подводя итог рассмотрению вопроса истории отечественного законодательства в области борьбы с торговлей людьми, следует отметить, что для России торговля людьми не является принципиально новым преступлением, поскольку приведенные выше данные показывают, что в России уже существовало законодательство в области борьбы с торговлей людьми, пусть не в полном объеме, но был заложен фундамент законодательной основы борьбы с данным видом преступлений.


1.2. Международное законодательство, регулирующее уголовную ответственность за торговлю людьми 

Первыми международными правовыми актами, направленными на борьбу с торговлей людьми, были итоговые решения Венского конгресса 1815 года, Аахенского конгресса 1818 года, Веронского конгресса 1822 года, которые не только осудили такие деяния, но и признали их преступными. Несмотря на то, что никаких мер противодействия в них не принято и преступники практически оставались безнаказанными, данные документы имели большое значение даже в качестве деклараций, обративших внимание мирового сообщества на данное явление. Реализуя решения Венского и Аахенского конгрессов, Англия, Россия, Франция, Австрия, Пруссия в 1841 году заключили договор, согласно которому запрещалась перевозка в Америку негров-рабов, а торговля рабами приравнивалась к пиратству, которое в то время уже было уголовно наказуемым.

В 1885 году в Берлине проходила международная конференция, участники которой подписали Генеральный акт о Конго, в котором ещё раз был подтвержден запрет торговли людьми, а также были предусмотрены наказания за использование населения региона реки Конго для продажи в рабство. Запрещались пути транзита (морские пути, корабли, использование портов) для перевозки рабов.1

В 1890 году на Брюссельской конференции был выработан «Генеральный акт», предусматривающий конкретные меры борьбы с работорговлей. Наиболее существенным следует признать обязательство договаривающихся государств принять внутренние законы, устанавливающие уголовное наказание за насильственный захват невольников. Однако следует отметить односторонний характер этих мер. Исходя из анализа объективной характеристики того вида преступлений, на борьбу с которыми направлен акт Брюссельской конференции, преступной признавалась лишь работорговля, но не само рабство.1

Следующим историческим документом важным для формирования системы мер противодействия торговле людьми стал в 1899 году призыв Лондонской конференции по борьбе с торговлей женщинами в целях сексуальной эксплуатации к государствам о заключении многосторонних соглашений и создании соответствующих национальных комитетов, в задачу которых входило «содействие предохранению девушек от опасности быть вовлечёнными в разврат и возвращению падших женщин к честной жизни, распространение здоровых понятий о нравственности и вреде разврата».2 Данный призыв явился составляющим элементом в системе мер борьбы с торговлей людьми, ужесточил нравственное осуждение торговли людьми международным сообществом, стимулировал процесс развития норм международного права, направленных на противодействие этому явлению.

Хронологический порядок развития законодательства в области борьбы с торговлей людьми показывает, что 4 мая 1910 года в рамках деятельности Лиги Наций была принята Международная конвенция о борьбе с торговлей белыми рабынями. Его составители придавали проблеме торговли людьми настолько большое значение, что в мандат этой международной организации было включено положение о необходимости «общего контроля над выполнением соглашений, касающихся торговли женщинами и детьми». Конвенция обязала государств-участников, в частности, установить уголовную ответственность за торговлю женщинами и детьми, в том числе, если отдельные деяния, охватываемые составом преступления, были совершены на территории различных стран. В соответствии с этим документом сама торговля была отнесена к категории преступлений, за совершение которых преступники подлежали экстрадиции в то государство, которое возбудило против них преследование. В обязанность государств входило и оказание правовой помощи по уголовным делам (сообщение законов, передача судебных поручений, выписок из приговоров и т.п.). Однако в Конвенции не содержалось норм об ответственности за насильственное задержание женщины в доме терпимости и за сам факт продажи женщин.

Многие проблемы названного соглашения устранила Женевская конвенция о запрещении торговли женщинами и детьми, принятая в 1921 году. Она рекомендовала государствам привлекать к уголовной ответственности субъектов, вовлекающих женщин в занятия проституцией или занимающихся куплей-продажей женщин и детей. При Лиге Наций был создан специальный Совещательный комитет по борьбе с торговлей женщинами и детьми. Конвенция по борьбе с торговлей женщинами и детьми уже обязала государства разработать законопроекты об уголовной ответственности лиц, которые вовлекают женщин в проституцию и занимаются торговлей женщинами и детьми.

Качественно новый этап в международно-правовой борьбе с торговлей людьми начинается с принятия Конвенции о рабстве 25 сентября 1926 года под эгидой Лиги Наций, которая вступила в силу 9 марта 1927 года. В ст. 1 Конвенции рабство определяется как «состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них». Под торговлей невольниками понимается всякий акт захвата, приобретения или уступки человека с целью продажи его в рабство; всякий акт приобретения невольника с целью продажи его или обмена; всякий акт уступки путём продажи или обмена невольника. Конвенция впервые обратила внимание на опасность принудительного или обязательного труда, который может привести к созданию положения, аналогичного рабству и обязала всех участников предупреждать и подавлять работорговлю на своей территории, стремиться к отмене рабства во всех его формах. Стороны договорились об оказании взаимного содействия для уничтожения рабства и работорговли. В Конвенции впервые было обращено особое внимание на принудительную работу, которая может сформировать состояние, аналогичное рабству. Государства обязались такую работу использовать только для общественных целей (для ликвидации последствий всевозможных стихийных бедствий, в случаях аварий, катастроф и т. п.). Принудительная работа может быть применена на каторге или на исправительных работах, как уголовное наказание, по приговору суда или на военной службе. Необходимо отметить, что Конвенция 1926 года ограничивая рабство, всё же отдельные формы его (такие, как принудительно-исправительную, каторжную, на военной службе и др.) допускала. Конвенция в общей сложности была направлена на уничтожение торговли людьми и рабства. В то же время в отношении принудительных и исправительных работ в конвенции не были даны их перечень и описание. С изменениями, внесенными уже в рамках ООН Протоколом от 7 декабря 1953 года, эта конвенция действует до настоящего времени.

Значимость борьбы с рабством отмечена и во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., ст. 4 которой гласит: «Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех видах».

Среди международно-правовых актов, направленных против торговли людьми, особую роль играет Конвенция ООН «О борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами» 1949 года, которая заменила все ранее действовавшие по этому вопросу соглашения. Конвенция была одобрена резолюцией №317 от 2 декабря 1949 года и вступила в силу в 1951 году.

В ст. 1–4 Конвенции 1949 года перечислены уголовные преступления международного характера: сводничество, склонение или совращение в целях проституции другого лица, даже с его согласия; эксплуатация лиц, занимающихся проституцией (или вовлекаемых в проституцию), даже с их согласия; содержание дома терпимости или управление им, а также сознательное финансирование и участие в финансировании дома терпимости; сдачу в аренду или наём здания либо другого места при осведомлении, что они будут использоваться в целях проституции третьими лицами; покушение на вышеуказанные действия, а также подготовку к ним и умышленное соучастие в этих действиях.

Торговля женщинами и детьми признаны экстрадиционными, то есть влекущими за собой выдачу преступников как при наличии двустороннего договора между государствами, так и в отсутствие такового. Согласно ст. 17 Конвенции государства-участники приняли на себя следующие обязательства: принимать необходимые нормативные акты для защиты женщин и детей из числа иммигрантов и эмигрантов в пунктах их прибытия и отправления, а также в пути следования; принимать меры для соответствующего оповещения населения об опасностях торговли людьми; обеспечивать наблюдение за железнодорожными станциями, аэропортами, морскими портами для предупреждения этих преступлений, уведомлять соответствующие власти о прибытии подозреваемых в совершении таких преступлений лиц и их жертв; оказывать временную помощь лицам, которые стали жертвами международной торговли, а при их желании способствовать репатриации; наблюдать за конторами по найму труда в целях ограждения лиц, ищущих работу, в особенности женщин и детей, от опасности возможной эксплуатации в целях проституции. При этом каждое государство обязывалось учредить на своей территории центральный и координационный орган для борьбы с предусмотренными в Конвенции преступлениями. Вместе с этим Конвенция 1949 года не содержит определения «торговля людьми» и обращает внимание лишь на проституцию и вовлечение людей в проституцию. Данное отражение не совсем корректно, поскольку проституция и торговля людьми − это разные явления, хотя и пересекающиеся между собой. В этом документе не было обращено внимания на жертв торговли людьми. В тексте этого документа права женщины-жертвы сексуальной эксплуатации были прописаны несовершенно. В ней не устанавливались организации, ответственные за выполнение положений Конвенции.

Принятие Конвенции 1949 года было, несомненно, прогрессивным шагом. Вместе с тем, начиная с момента ее ратификации и до настоящего времени, она подвергается аргументированной критике и, вследствие неучтенных или устаревших подходов и аспектов, на сегодняшний день не может служить эффективным международным правовым инструментом.

Следующий этап борьбы с торговлей людьми находит свое отражение в «Дополнительной Конвенции об упразднении рабства, работорговли и институтов, обычаев, сходных с рабством», принятой конференцией полномочных представителей, созванной в соответствии с резолюцией № 608 экономического и социального совета от 30 апреля 1950 года, и составленной в Женеве 7 сентября 1956 года.

В соответствии с ней государства взяли на себя обязательство наказывать лиц, виновных в совершении таких преступлений, как перевозка или попытка перевозки рабов из одной страны в другую какими бы то ни было транспортными средствами или соучастие в таковых; искалечение, клеймение выжиганием или иным способом раба или лица в подневольном состоянии; обращение человека в рабство или подневольное состояние. К рабству Конвенция отнесла практику и институты долговой кабалы, крепостного состояния, домашнего рабства (ст. 1).

Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года в ст. 7 устанавливает запрет на рабство, работорговлю, принудительный труд и иные подневольные состояния.

В 1979 году была принята Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, которая уделила внимание и проблеме торговли. В Конвенции закреплено, что государства должны «использовать все соответствующие меры, включая законодательные, относительно прекращения всех видов торговли женщинами и использования проституции женщин». Торговля женщинами рассматривается Конвенцией как преступление. Наряду с этим документ различает проституцию и эксплуатацию проституции, не обязывая участников преследовать первое.

Положения Конвенции раскрываются в Декларации ООН «О ликвидации насилия относительно женщин». Декларация провозглашает универсальность общечеловеческих прав и необходимости утверждения для женщин прав и принципа равенства, безопасности, свободы, неприкосновенности и достоинства. Торговля в Декларации рассматривается в контексте общих проблем насилия против женщин. Документ разделил два понятия: «торговля» и «принуждение к проституции», признавая, таким образом, что, акт торговли может быть совершен не единственно в целях сексуальной эксплуатации.

В ноябре 2000 года на 55 сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята Конвенция против транснациональной организованной преступности и Протокол «О предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее» - приложение к Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности. Россия подписала Конвенцию и Протокол в г.Палермо 12 декабря 2000 г. и ратифицировала 26 апреля 2004 г. 

Целью Конвенции провозглашено содействие сотрудничеству в деле более эффективного предупреждения транснациональной организованной преступности во всех её проявлениях и борьба с ней (ст. 1). Впервые, на международном законодательном уровне Конвенция определила понятие «организованная преступная группа», а также регламентировала круг преступных деяний, составляющих транснациональную организованную преступность (отмывание доходов от преступлений и коррупция). Государства-участники обязались принимать в рамках их внутренних правовых систем меры для обеспечения возможности конфискации: доходов от преступлений, имущества, оборудования или других средств, использовавшихся или предназначавшихся для использования при совершении преступлений, охватываемых Конвенцией, или имущества, стоимость которого соответствует стоимости таких доходов. Конвенцией устанавливаются правила выдачи лиц, причастных к совершению преступлений и порядок оказания взаимной правовой помощи. Государства-участники обязались принимать надлежащие меры, направленные на обеспечение эффективной защиты от вероятной мести или запугивания в отношении участвующих в уголовном производстве свидетелей, их родственников и других близких им лиц.

Анализ Конвенции против транснациональной организованной преступности в целом позволяет утверждать, что, наконец, все мировое сообщество и каждое государство в отдельности получило комплексную нормативно-правовую базу, необходимую для осуществления противодействия этой опаснейшей форме преступности.

Особый интерес представляет Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за неё, который выступает в качестве универсального документа, затрагивающего все аспекты торговли людьми и меры, направленные на её предупреждение, наказание занимающихся ею лиц и защиту жертв такой торговли на основе всеобъемлющего международного подхода в странах происхождения, транзита и назначения. Цели настоящего Протокола заключаются в предупреждении торговли людьми и борьбе с ней при уделении особого внимания женщинам и детям как наименее защищённым категориям; защите и помощи жертвам при полном уважении их прав; поощрении сотрудничества между государствами-участниками в достижении этих целей (ст.2).

Указанный документ дает следующее определение торговли людьми: Торговля людьми означает осуществляемые в целях эксплуатации вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо. Эксплуатация включает, как минимум, эксплуатацию проституции других лиц или другие формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд или услуги, рабство или обычаи, сходные с рабством, подневольное состояние или извлечение органов (ст.3).1

Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за неё оказал существенное влияние на становление уголовно-правового понятия «торговля людьми», причём ряд стран напрямую имплементировал международную дефиницию (Румыния, Молдова), а другие страны в большей или меньшей степени переработали её или привели уже имеющееся законодательство в соответствие с указанным документом (Турция, США). Как правило, национальные законодатели исключают из содержания торговли людьми разнообразные способы принуждения жертвы (Молдова, Болгария, Таиланд) либо криминализуют отдельные элементы торговли, например, только куплю-продажу, вербовку (Беларусь, Казахстан).2 Что касается России, то УК РФ практически полностью воспроизводит положения п. «а» ст. 3 Протокола 2000 года.

Содержащееся же в Палермском протоколе определение торговли людьми, во-первых, не содержит указания на обязательное наличие элемента транснациональности и (или) причастности организованной преступной группы; во-вторых, согласованные государствами в качестве своего рода общего стандарта нормативные определения составов преступлений предназначены, как справедливо отмечает Г.В. Игнатенко, для использования при установлении или корректировке внутригосударственного уголовно-правового решения о составе преступления.1

Такие дефиниции, как похищение, укрывательство, мошенничество, злоупотребления и угрозы, использованные в нем при описании дефиниции «белого рабства», в большинстве правовых систем мира являются самостоятельными преступлениями, имеющими свой юридический состав и признаки. В статье Протокола они определены как способы совершения таких действий, как «вербовка», «перемещение», «перевозка», «передача», однако их присутствие в норме излишне усложняет общее понимание ее смысла и содержания.

Серьезную проблему представляет и формулировка цели совершения торговли людьми. Так, из текста пункта «а» статьи 3 Протокола видно, что ее содержание ограничено эксплуатацией человека, которая, как отмечено в пункте «б» этой же статьи, включает как минимум эксплуатацию других лиц путем вовлечения в проституцию или иные формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд или услуги, подневольное состояние или извлечение органов. Сужение сферы применения Палермского протокола до противодействия торговле людьми, носящей транснациональный характер и совершенной организованной преступной группой, в юридической литературе относят к его недостаткам.2

История развития законодательства в области торговли людьми помимо документов ООН находит свое отражение в документах Совета Европы и в документах ОБСЕ. Комитет министров Совета Европы принял рекомендацию 2000 (11) о противодействии торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации. А ОБСЕ в июле 2004 года приняла План действий по борьбе с торговлей людьми. Эти документы детальным образом описывают и анализируют, какие меры должно принять национальное правительство, как организовывать работу по борьбе с торговлей людьми.

Наконец, следует отметить начало нового этапа в противодействии торговле людьми со стороны международного сообщества. Речь идет о принятии Глобального плана действий ООН по борьбе с торговлей людьми, который был одобрен Генеральной Ассамблеей 30 июля 2010 г. (он предусматривает меры по предотвращению таких преступлений, защите их жертв, преследованию преступников и укреплению сотрудничества по всем этим направлениям). Развивают и уточняют Глобальный план - Пособие ООН по оценке потребностей в отношении уголовно-правовых мер борьбы с торговлей людьми и Типовой закон о борьбе с торговлей людьми (принят 2010г.). Важное значение имеет Платформа действий ООН 2010 г. по пресечению торговли людьми, которая представляет собой инструмент технического содействия, направленный на оказание помощи государствам – членам ООН, в эффективном выполнении Протокола ООН о торговле людьми.

Таким образом, развитие международного законодательства первоначально шло по пути принятия норм декларативного характера (с 1889 г. по 1921 г.). Затем юридическое закрепление получило определение понятия «торговля людьми» (к примеру, в Протоколе о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми 2000 г.) с включением в него конкретных преступных деяний.

Анализ современного международного законодательства позволил сделать следующие выводы:

- торговля людьми признается тяжким транснациональным преступлением против личности и его свободы на территории большинства стран мира;

- основная цель международного законодательства - ввести в национальное уголовное законодательство стран-участниц Конвенций ряд норм, предусматривающих ответственность за торговлю людьми;

- несмотря на существование целого ряда международно-правовых соглашений, содержащих специальные нормы и предусматривающих практические меры по борьбе с торговлей людьми, особенно женщинами и детьми, отсутствует универсальный документ, в котором затрагивались бы все аспекты торговли людьми. - в основной массе международно-правовое законодательство до сих пор носит декларативный характер, а присоединившиеся к Конвенциям страны вносят в национальное законодательство нормы, порой не отвечающие идеям между народных соглашений.1



1.3. Зарубежное уголовное законодательство об ответственности за торговлю людьми

Торговля людьми уже признана преступлением в ряде стран. В этой связи будет весьма уместно проанализировать тексты статей уголовных кодексов других стран, которые касаются вопросов торговли людьми.

Цель анализа внутригосударственного уголовного законодательства зарубежных стран, относящегося к проблеме торговли людьми прежде всего в выявлении основных тенденций, положительных и отрицательных сторон современного мирового процесса криминализации торговли людьми, что позволит разработать рекомендации для создания российского закона по проблеме торговли людьми.

С учетом изложенного, а также в целях исследования зарубежного опыта уголовно-правового противодействия торговле людьми, представляется необходимым проанализировать содержание соответствующих положений некоторых стран ближнего и дальнего зарубежья. Подобное исследование позволит выявить особенности уголовно-правовых средств противодействия рассматриваемым преступлениям в зарубежных странах и учесть наработанный позитивный опыт в процессе совершенствования отечественного уголовного законодательства.

В первую очередь подвергнем анализу законодательство некоторых стран - бывших республик СССР. С первого взгляда, уголовные кодексы обозначенной группы государств по своим структуре и содержанию очень похожи на уголовное законодательство России. Вместе с тем, содержание отдельных их нормативов, в частности, посвященных регламентации уголовной ответственности за торговлю людьми, заслуживает внимания и исследования возможности использования позитивного и учета негативного опыта уголовно-правового противодействия обозначенным преступлениям в законотворческой деятельности РФ.

В законодательстве стран бывшего СССР недостаточно чётко проработан вопрос уголовной ответственности за торговлю людьми. До сегодняшнего дня некоторые из постсоветских республик так и не криминализировали это постыдное явление (Грузия, Казахстан и др.), хотя торговля людьми процветает на их территории.

Уголовные законы таких стран, как Молдова, Армения, Таджикистан, Латвия, Азербайджан в полном объёме воспроизводят положения п. «а» ст. 3 Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за неё. В отличие от России эти государства имеют специальные комплексные законы, посвящённые борьбе с торговлей людьми, что помогает им более эффективно осуществлять противодействие данному негативному явлению.

Уголовный кодекс Молдовы в ст. 165 определяет торговлю людьми как вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение лица в целях коммерческой или некоммерческой сексуальной эксплуатации, эксплуатации принудительного труда или услуг, эксплуатации в рабстве или условиях, сходных с рабством, использования в вооружённых конфликтах или в преступной деятельности, изъятия органов или тканей для трансплантации.

Представляется, что, будучи признаком, безусловно, характеризующим цель эксплуатации, данный признак (использование в вооруженных конфликтах) должен найти буквальное отражение в тексте УК РФ при определении термина «эксплуатация» в примечании 2 к ст. 127.1 УК РФ

Необходимо отметить, что ст. 165 УК Молдовы, регламентируя ответственность за торговлю людьми, признает преступность данного деяния только в случае его совершения специально предусмотренными законом и соответствующими международно-правовым нормативам способами: угрозы применения или применения физического или психического насилия, не опасного для жизни и здоровья лица, в том числе путем похищения, изъятия документов и удержания лица в подневольном состоянии с целью погашения установленного в неразумных пределах долга; обмана; злоупотребления уязвимостью положения или злоупотребления властью, дачи или принятия платежей либо выгод для получения согласия лица, контролирующего другое лицо. При этом, ст. 205 УК Молдовы одновременно регламентирует ответственность за торговлю детьми, признавая преступность данного деяния вне зависимости от способов его совершения.

Уголовный кодекс Армении (ст. 132) запрещает торговлю людьми, то есть вербовку, перевозку, выдачу, укрывательство или получение людей с применением насилия или с угрозой его применения в целях склонения к проституции или иной сексуальной эксплуатации, принудительному труду или службе, обращения в рабство или доведение до состояния, аналогичного рабству, или иного зависимого положения, а также в целях изъятия органов человека путём похищения, мошенничества, иного обмана, злоупотребления властью или использования уязвимости его положения или получения согласия лица, присматривающего за личностью, посредством оплаты или подкупа, в виде получения выгоды.

Аналогичные формулировки торговли людьми содержатся в ст. 130 (1) УК Таджикистана, ст. 154.2 УК Латвии. Статьи довольно громоздки, сложны для восприятия сотрудниками правоохранительных органов, поскольку носят конвенциальный характер, что создаёт дополнительные трудности в борьбе с работорговлей внутри страны.

Заслуживают внимания положения уголовного законодательства Азербайджана, которое не содержит термина «торговля людьми», применительно ко взрослым, предусматривая ответственность подобно первоначальной редакции УК РФ за торговлю несовершеннолетними. При этом, преступность торговли несовершеннолетними регламентируется ст. 173 УК Азербайджана, безотносительно признаков насилия или обмана, как способов совершения преступления.

Другие страны, приняв во внимание положения Палермского протокола, построили своё законодательство с учётом национальных особенностей. К сожалению, некоторые из них далеко отошли от требований Протокола. Так, в ст. 147 УК Литвы дана крайне невнятная формулировка торговли людьми. Наказывается «тот, кто с целью получения имущественной либо иной личной выгоды продал, купил или иным способом передал либо приобрёл лицо».

Уголовное законодательство Белоруссии содержит нормы об ответственности за торговлю людьми. Статья 181 «Торговля людьми» УК Республики Беларусь, которая предусматривает наказание за действия, направленные на совершение купли-продажи или иных сделок в отношении зависимого лица в форме его передачи или завладения им.

По белорусскому законодательству торговля людьми является преступлением с усечённым составом, т.е. любые действия, характеризуемые как попытка совершить сделку в отношении зависимого лица, рассматриваются как оконченное преступление.

Статья 181 УК РБ регламентирующая ответственность за торговлю людьми, содержит ее определение, практически ничем не отличающееся от определения торговли людьми в Российском законодательстве. В диспозиции названной уголовно-правовой нормы торговля людьми определяется как действия, направленные на совершение купли-продажи или иных сделок в отношении зависимого лица в форме его передачи или завладения им. В соответствии с правилами законодательной техники диспозиция уголовно-правовой нормы должна раскрывать название статьи. В данном случае понятие «торговля людьми» не охватывает собой совершение иных сделок, поскольку к иным сделкам может быть отнесено и дарение, которое не носит возмездного характера. Однако необходимо отдать должное белорусскому законодателю, который в отличие от своих российских коллег включил иные сделки в статью о торговле людьми.

Принципиальное отличие состоит в содержании квалифицирующих признаков, включающих неоднократность (п. 7 ч 2 ст. 181 УК РБ – «лицом, ранее совершившим преступления, предусмотренные настоящей статьей, статьями 171 или 1711 настоящего Кодекса»), цель сексуальной эксплуатации (п.3 ч.2 ст. 181 УК РБ), а также использование стечения тяжелых личных, семейных или иных обстоятельств потерпевшего (п.9 ч.2 ст. 181 УК РБ).

В отличие от российского права цель совершения преступления в основном составе значения не имеет. Такой подход представляется вполне обоснованным, т.к. он открывает более широкую возможность для привлечения к ответственности лиц, заключающих сделки в отношении человека, ввиду того, что такой состав легче доказать.

Несомненно, что опыт белорусских законодателей в этой части может быть весьма полезен при разработке поправок в российский УК.1

Такие квалифицирующие признаки отражают действительно более высокую общественную опасность торговли людьми, в связи с чем Белорусский законодатель вполне оправдано дифференцирует ответственность за торговлю людьми, совершенную при обозначенных обстоятельствах. Представляется, что включение данных признаков в качестве квалифицирующих в ч.2 ст. 1271 УК РФ будет способствовать реализации принципа справедливости в процессе уголовно-правовой регламентации ответственности за торговлю людьми. Регламентируемый УК РФ п. «з» ч.2 ст. 1271 УК РФ квалифицирующий торговлю людьми признак ее совершения «в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного» не включает в полном объеме признаков совершения преступления с использованием стечения тяжелых личных, семейных или иных обстоятельств потерпевшего. Стечение тяжелых личных, семейных или иных обстоятельств потерпевшего, существенно облегчающее процесс осуществления в отношении него противоправных действий, граничит с его беспомощным состоянием и, поскольку, безусловно, таковым не является, все же требует специальной уголовно-правовой оценки. Представляется, что наличие в УК России такого квалифицирующего признака будет способствовать смягчению воздействия факторов, обусловливающих уязвимость людей, с точки зрения торговли людьми (нищеты, низкого уровня развития и отсутствие равных возможностей и пр.). Обязанность государства осуществления внутренней (в том числе уголовно-правовой) политики в данном направлении продиктована, помимо прочего, положениями ч. 4 ст.9 Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, дополняющего Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности.

Цель сексуальной эксплуатации также требует регламентации в УК в качестве квалифицирующего признака торговли людьми, как это имеет место в УК Республики Беларусь. Подобного рода позиция, предлагалась учеными еще до принятия Федерального закона о дополнении УК России статьей о торговле людьми, но, к сожалению, не нашла отражения в действующем законодательстве.

Согласно ст. 149 Уголовного кодекса Украины под торговлей людьми понимается продажа, иная оплатная передача человека, а равно осуществление иной незаконной сделки, свя­занной с законным или незаконным перемещением с его согласия или без согласия через Государственную границу Украины для дальнейшей продажи или иной передачи другому лицу (лицам) в целях сексуальной эксплуатации, использования в порнобизнесе, вовлечения в преступную деятельность, втягивания в долговую кабалу, усыновления (удочерения) в коммерческих целях, использования в вооружённых конфликтах, эксплуатации его труда.

Представляется, весьма позитивным фактом, что приведенная формулировка ответственности за торговлю людьми в Украинском законодательстве, предусматривает расширительное толкование преступности торговли людьми, как «какой бы то ни было иной незаконной сделки» в отношении человека. Вместе с тем, альтернативные признаки торговли людьми («осуществление в отношении него какой бы то ни было иной незаконной сделки»), основывающиеся исключительно на транснациональном характере преступления, представляется весьма ограниченными и не соответствующими общим направлениям уголовной политики об искоренении рабства и осуществления в отношении человека полномочий, присущих праву собственности.

Законное или незаконное перемещение потерпевшего «с его согласия или без согласия через государственную границу Украины для дальнейшей продажи или иной передачи другому лицу (лицам)» в целях его эксплуатации не должно быть признаками основного состава торговли людьми. Перемещение через госграницу какого-либо государства, безусловно, характеризующее транснациональность торговли людьми, как отягчающее ее обстоятельство, едва ли может стать составообразующим признаком рассматриваемого преступления, наличность, действительность общественной опасности и достаточность для криминализации которого, обуславливается самим деянием, вне зависимости от места его совершения, а также от обстоятельств, связанных или не связанных с перемещением потерпевшего через госграницу.

Представляется, что украинский УК в анализируемой части представляет собой «слепую» имплементацию положений международной Конвенции «О противодействии транснациональной организованной преступности». Это обстоятельство, безусловно, ограничивающее сферу применения уголовного закона, не способствует предотвращению анализируемого вида преступной деятельности, которая, очевидно, может носить, как транснациональный характер, так и осуществляться внутри страны.

Кроме того, приведенное определение преступности торговли людьми позволяет признать таковой любой вид сделки в отношении человека, совершенной для его дальнейшей перепродажи или иной передачи другому лицу (лицам), что характеризует не просто деяние, а деятельность, связанную с торговлей людьми, обладающую, несомненно, большей общественной опасностью по сравнением со случаями совершения единичного простого преступления.

Вместе с тем, представляется, что такой признак не может составлять признаков основного состава торговли людьми, поскольку даже единичная, совершенная вне «коммерческих целей» «какая бы то ни было иная незаконная сделка» в отношении человека, на наш взгляд, должна образовывать состав торговли людьми.

Таким образом, украинское уголовное законодательство не сможет стать примером для совершенствования УК РФ в части регламентации ответственности за торговлю людьми.

Ст. 124 УК Кыргызской Республики «Торговля людьми» предусматривает ответственность за любую незаконную сделку в отношении человека, причем, «с его согласия или без согласия». Подобного рода регламентация представляется излишне широкой: согласие взрослого потерпевшего, при отсутствии принуждения, в международном уголовном праве является обстоятельством, исключающим преступность рассматриваемого деяния.

Таким образом, законодательство постсоветских стран отличается от российского и в ряде случаев существенно. Уровень уголовного законодательства бывших союзных республик в области борьбы с торговлей людьми очень различается и напрямую зависит от того, насколько та или иная страна пострадала от современной работорговли. Страны, наиболее пострадавшие от работорговли (Молдова, Таджикистан) имеют законодательство, во многом превосходящее российское; в других (Армения, Литва, Латвия) законодатель ограничился лишь введением в Уголовный кодекс соответствующих статей, воспроизводящих определение «торговля людьми» в Протоколе 2000 года. Таким образом, уровень законодательства по борьбе с торговлей людьми постсоветских государств напрямую зависит от ситуации с данной проблемой внутри страны и заинтересованности государства в её решении.

В большинстве стран бывшего СССР в отличие от России сохранены статьи, карающие за торговлю детьми. Такие статьи помещены в главах против интересов семьи и несовершеннолетних и не являются частными случаями торговли людьми, чем подчёркивается необходимость в особой охране прав несовершеннолетних.1

Особо следует отметить регламентацию ответственности за преступления исследуемой категории в уголовном законодательстве Германии и США.

Уголовный кодекс Германии предусматривает ответственность за торговлю людьми в целях сексуальной эксплуатации (ст.232); торговлю людьми с целью эксплуатации труда (ст.233); содействие торговле людьми (ст.233а) (данная статья, по мнению диссертанта, заслуживает особого внимания, т.к. вербовка и иные действия, прямо не связанные с актом купли-продажи, способствуют этому и должны рассматриваться самостоятельно); похищение человека (ст.234), насильственный увоз за пределы родины (ст.234а); торговлю детьми (ст.236). Эти нормы содержатся в восемнадцатом разделе «Преступные деяния против личной свободы».

Если сравнивать рассматриваемые нормы с российским законодательством, то по конструкции объективной стороны нормы §232 и §233 Уголовного кодекса Германии больше соответствуют ст. 240 УК РФ «Вовлечение в занятие проституцией» и ст. 1271 УК РФ «Использование рабского труда», а §233а УК Германии частично соответствует ст. 1271 УК РФ «Торговля людьми». Непосредственным объектом преступления в данном случае выступает половая свобода человека. Немецкий законодатель под актом торговли понимает не непосредственную куплю-продажу человека (либо иные сделки в отношении человека), а его склонение к «продаже» собственного тела и эксплуатацию проституции, то есть имеет место своеобразная опосредованность. Ответственность за торговлю людьми установлена в разделе 13 «Преступные деяния против полового самоопределения». Согласно § 180b «Торговля людьми» преступным считается воздействие ради имущественной выгоды на человека, чтобы, зная о стесненном положении, склонить его к занятию проституцией или к продолжению этого; а также использование его беспомощности, которая связана с пребыванием этого лица в чужой стране в целях совершения сексуальных действий в отношении третьих лиц. §181 «Тяжкий случай торговли людьми» содержит указание на квали­фицирующие признаки торговли людьми (применение насилия, угроза его применения, хитрость; вывоз потерпевшего в чужую страну; вербовка в виде промысла).

Уголовным законом запрещены содействие занятию проституции (§180а) и сутенёрство (§181a). Уголовное законодательство ФРГ, посвящённое торговле людьми, направлено прежде всего на упорядочение отношений в проституции. Само название § 180b явно свидетельствует, что законодатель приравнял склонение к занятию проституцией к тор­говле людьми, что не совсем корректно. По сути торговля людьми, как она понимается сейчас международными документами, и в частности, Протоколом о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за неё в Уголовном кодексе ФРГ не отражена вовсе. Приведённые статьи Уголовного кодекса ФРГ малоэффективны для борьбы с торговлей людьми, что го­ворит о необходимости подкрепления их другими нормами.

Как известно, торговля людьми не является новой проблемой для США с точки зрения запрета этих деяний под угрозой наказания. После принятия 13-й поправки к Конституции США было принято законодательство, предусматривающее санкции за пеонаж и обращение другого лица в состояние рабства. 

В 2000 года был принят Victims of Trafficking and Violence Protection Act of 2000, направленный на защиту жертв домашнего насилия и торговли людьми. Часть указанного нормативного акта посвящена борьбе с нелегальным ввозом женщин в страну в целях сексуальной и иной эксплуатации, а также защите жертв и привлечении виновных в указанных преступлениях к уголовной ответственности.

Victims of Trafficking and Violence Protection Act of 2000 носит во многом комплексный и программный характер, отражает направления политики Правительства США в отношении проблемы торговли людьми. Помимо рассмотрения и уточнения политических аспектов, в Законе много места отводится обеспечению положения жертвы трэффика, соблюдению в отношении неё прав человека, гарантиям, делающим выгодными участие в процессе против торговцев и оказание помощи следствию.

В настоящее время на федеральном уровне существует уголовная ответственность за торговлю людьми, похищение людей с целью вовлечения в подневольное состояние и т.д. В федеральном законодательстве и в законодательстве штатов применяются два термина – принудительный труд (forced labor) и вынужденное рабство (involuntary servitude). Последнее гораздо шире и включает себя все способы и методы принуждения другого лица к выполнению работы или оказанию услуг. 

Большинство штатов также имеют в уголовных кодексах нормы, связанные частично или полностью с торговлей людьми.

В настоящее время со стороны отдельных стран происходит искусственное распространение по всему миру принципа унификации уголовно-правовых норм, криминализирующих торговлю людьми без надлежащего уважения особенностей национальных правовых систем. В американском законодательстве прямо установлены возможность введения санкций и запрет на помощь государствам, правительства которых принимают недостаточные усилия в деле борьбы с торговлей людьми.

Примерный Уголовный кодекс США с внесенными в него поправками определяющий преступность и наказуемость торговли людьми указывает на цели «приобретения любыми средствами человека для работы или услуг» (ст.1590), как на составообразующий признак.

Статья 1590 определяет как преступное деяние торговлю в целях пеонажа, рабства, рабского или принудительного труда, рассматривая в данном случае торговлю как рекрутирование, укрывательство, транспортирование, обеспечение или получение труда или услуг.

Проводя параллель между положениями УК РФ об ответственности за торговлю людьми и положениями статьи 1590 Примерного уголовного кодекса США, предусматривающей ответственность за данное преступление, следует отметить, что в обозначенной норме американского законодательства так же упоминается о цели торговли людьми – «получении человека для работы или услуг», но торговля людьми в целях содержания потерпевших в подневольном состоянии сама по себе не входит в состав преступления, описанный в ст. 1590 и потому с точки зрения правовой системы России не может быть уголовно-наказуемой в США.

Существенным недостатком в определении преступности торговли людьми в ст. 1590 Примерного Уголовного кодекса США является включение в часть 1 названной статьи в качестве составообразующего признака совершения торговли людьми «с пересечением границ между штатами». Безусловно, особенности правовой системы США создают определенные процессуальные трудности в уголовном преследовании лиц совершивших торговлю людьми с пересечением границ между штатами, а также сложности в розыске потерпевших и пр. С учетом особенностей правовой системы США, вполне допустима дифференциация ответственности на основе названного признака (будь он квалифицирующим), но его включение в качестве обязательного признака основного состава едва ли оправдано. Буквальное толкование данной нормы позволяет декриминализировать торговлю людьми, совершенную в пределах границ штата, что едва ли оправдано с точки зрения логики и общих направлений международной уголовной политики в борьбе с торговлей людьми.

Приведенный анализ некоторых положений уголовного законодательства Соединенных штатов Америки основывался на содержании норм Примерного уголовного кодекса США и на оценке допустимости использования отдельных его положений при совершенствовании уголовного закона России. В целом американское законодательство, направленное на борьбу с торговлей людьми, на сегодняшний день является одним из самых прогрессивных в мире. Оно в большей мере соответствует международному праву, в частности, Протоколу ООН о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за неё от 15 ноября 2000 года.

Парламент Австрии в феврале 2004 г. принял поправки к Уголовному кодексу, предусматривающие, в частности, уголовную ответственность за торговлю людьми в целях сексуальной и трудовой эксплуатации, а также в целях изъятия органов (§104а „Menschenhandel”). Потерпевшим в этом преступлении по уголовному законодательству Австрии может быть любое лицо, как совершеннолетнее, так и несовершеннолетнее. Объективная сторона состоит в совершении как минимум одного из указанных в статье действий, а именно: вербовке, укрывательстве, получении, перевозки, предложении передать другого человека или самой передаче. Любое из этих действий должно совершаться с применением недобросовестных средств. Понятие «недобросовестные средства» раскрывается во втором абзаце этой же статьи. К ним относятся: введение в заблуждение потерпевшего относительно фактов, злоупотребление властью, стеснённое положение, психическое заболевание или беззащитное положение потерпевшего, запугивание, предоставление или принятие выгод для передачи другому лицу власти над потерпевшим. Все действия должны также совершаться с целью последующей сексуальной или трудовой эксплуатации или изъятия органов потерпевшего. Применение насилия или угроза применения насилия является квалифицирующим признаком. В этом случае назначается наказание в виде лишения свободы на срок от шести месяцев до пяти лет. К особо квалифицирующим признакам относится совершения деяния в отношении малолетнего, в рамках преступного объединения или с применением особо опасного насилия. Также особо квалифицирующим признаком является и то обстоятельство, что в результате совершения деяния заведомо или по грубой неосторожности ставится в опасность жизнь потерпевшего или причиняется особо тяжкий вред для потерпевшего. Здесь предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от одного до десяти лет. Анализ 104а Уголовного кодекса Австрии позволяет сделать вывод, что Австрия выполнила обязательство по криминализации торговли людьми в том виде, как она предусмотрена Палермским протоколом и Конвенцией Совета Европы о противодействии торговле людьми.1

В Великобритании значительное число норм, предусматривающих ответственность за торговлю людьми, сосредоточено в Акте о сексуальных преступлениях 2003 года (Sexual Offences Act 2003). В ст. 57 предусмотрена уголовная ответственность за перемещения лица в Соединённое Королевство в целях его сексуальной эксплуатации. Действия виновного содержат признаки указанного деяния, если он умышленно организует или способствует прибытию в страну другого лица с намерением совершить в отношении него противозаконные действия либо создать возможность для реализации аналогичных целей иным субъектам. В силу того, что потерпевший направляется в Великобританию как в конечный пункт назначения из любой точки мира, местом совершения преступления признаётся как Соединённое Королевство, так и любое другое государство. Запрет на вывоз лица из Соединённого Королевства с целью его сексуальной эксплуатации содержится в ст.59 Акта. Субъектом вышеназванных преступле­ний может быть как физическое, так и юридическое лицо.1

Принуждение или склонение к занятию проституцией в любой части мира (ст. 52 (1) (а) Акта) рассматривается как преступление, если виновный ожидает от своих действий получения дохода. Аналогично оценивается и установление контроля над любой деятельностью другого лица, имеющей отношение к занятию этим лицом проституцией (ст.53 (1) (а)). Под доходом в этих статьях понимают любое финансовое преимущество, включая освобождение от обязательства оплатить что-либо; предоставление товаров и услуг, в том числе и сексуальных, безвозмездно или со скидкой; деловую репутацию любого лица, которая приносит или есть вероятность, что в определённое время принесёт, финансовую выгоду.2

Таким образом, в законодательстве Соединённого Королевства отражён всего лишь один аспект торговли людьми – сексуальная эксплуатация человека, что явно не соответствует современному пониманию этой проблемы.

Турция является сегодня одним из крупнейших мировых центров работорговли. В разделе 2 «Преступления против свободы» Уголовного кодекса Турции содержится всего одна ст. 201/b, карающая за торговлю людьми. Уголовной ответственности подлежат лица, осуществляющие вербовку, похищение, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путём угрозы силой или её применения или других форм принуждения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения для получения согласия лиц в целях эксплуатации, включающей принудительный труд или услуги, рабство или обычаи, сходные с рабством, подневольное состояние или извлечение органов. Согласие жертвы на запланированную эксплуатацию не принимается во внимание, если было использовано любое из указанных средств воздействия.

Вербовка, похищение, перевозка, передача, укрывательство или получение ребёнка, не достигшего 18-летнего возраста, для целей эксплуатации, влекут наказания даже в том случае, если они не связаны с применением какого-либо из указанных средств воздействия. Как видно из содержания ст. 201/b, она соответствует Протоколу ООН 2000 года, практически полностью воспроизводя его положения. Конечно, нужно признать – данная норма не является эффективным средством в деле борьбы с торговлей людьми, но только потому, что само государство не заинтересовано в решении этой проблемы.

Во Франции уровень жизни очень высок даже по сравнению с другими европейскими государствами, поэтому она является одним из центров нелегальной миграции, которая всегда сопровождается торговлей людьми. При всём этом в уголовном законодательстве Франции отсутствуют статьи, предусматривающие наказание за торговлю людьми.

В Дании основным актом в системе законодательства, направленного на борьбу с торговлей людьми, является Уголовный кодекс (Сводный закон №909 от 27 сентября 2005 г.), в котором, в частности в ст. 206, отмечается, что любое лицо, которое с применением насилия или под угрозой насилия либо причинения существенного ущерба собственности, использования ложного обвинения принуждает другое лицо к совершению действий, которое оно не желает совершать, считается виновным в этом незаконном принуждении и несет ответственность в виде штрафа или тюремного заключения на срок, не превышающий двух лет. Кроме того, любое лицо, которое лишает другого человека свободы, подлежит наказанию в виде штрафа или тюремного заключения на срок, не превышающий четырех лет.

Особо в Уголовном кодексе Дании решается вопрос о вербовщиках, перевозчиках и заказчиках жертв торговли людьми. Лицо, которое вербует, перевозит, передает людей с использованием незаконного принуждения, угрозы лишения свободы, применения угрозы для целей эксплуатации в сфере коммерческого секса, принудительного труда, рабства или извлечения органов, наказывается лишением свободы на срок, не превышающий восьми лет.1

Италия одна из немногих стран Европы, имеющая комплексные правовые акты по проблеме торговли людьми. Уголовный кодекс Италии в гл. 3 «О преступлениях против личной свободы» содержит целый блок статей, предусматривающих ответственность за торговлю людьми. Статья 600 предусматривает ответственность за обращение в рабство или условия, аналогичные рабству. В ст. 600.1 установлено наказание за вовлечение и использование в проституции лица в возрасте младше восемнадцати лет. Статья 601 предусматривает уголовную ответственность за доставление рабов для торговли и торговлю ими. Часть 2 этой статьи устанавливает более суровое наказание за доставление для торговли и торговлю лицами младше восемнадцати лет с целью побуждения их к проституции. Статья 602 наказывает за отчуждение и приобретение рабов. Уголовную ответственность несёт любое лицо, которое передаёт, приобретает или содержит человека, находящегося в состоянии рабства или условиях, аналогичных рабству. Статья 602.2 признаёт преступлением принуждение лица въезжать на территорию иностранного государства для занятия проституцией путём использования насилия, угроз или обмана. Статья 603 устанавливает уголовную ответственность за порабощение человека, то есть за поставление человека в положение раба, способом, склоняющим его волю (насилие, угрозы или обман).

Кроме того, на территории страны действует Закон о торговле людьми, направленный на упорядочение действий различных ведомств в сфере борьбы и противодействия данному негативному явлению, оказание помощи жертвам и обеспечение их легального статуса. Этот акт высоко оценен специалистами ОБСЕ. Он позволяет правоохранительным органам на прак­тике реализовывать положения Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности о конфискации доходов и имущества работорговцев и выплате компенсаций по­страдавшим, в нём предусмотрено также распространение на жертв работорговли прав свидетелей, необходимых для отстаивания интересов в суде.

УК Австралии регламентирует ответственность за рабство и торговлю людьми и подневольное услужение как институт, близкий к рабству, не в главе о преступлениях против личности, а в главе о преступлениях против человечности. При подобном подходе УК Австралии констатирует факт недопустимости осуществления деятельности, связанной с рабством, безотносительно индивидуальной определенности личности пострадавшего. Представления австралийского законодателя об объекте рабства сродни определению интересов безопасности человечества, общественной безопасности или общественной нравственности в российском уголовном праве.

Испанское уголовное законодательство, равно как и УК Болгарии, в части регламентации ответственности за торговлю детьми, определяет объектом данного преступления, равно как и первоначальная редакция российского уголовного кодекса, интересы «семейных отношений».

Статья 253 УК Польши, об ответственности за торговлю людьми включена в главу 32 «Преступления против публичного порядка», что в сопоставлении с российским уголовным правом позволяет определить объект данного преступления, как общественную безопасность и общественный порядок.

УК Франции определяет объектом данного преступления достоинство человека. Интересы семьи и несовершеннолетних выступают непосредственными основными объектами уголовно-правовой охраны при регламентации ответственности за торговлю людьми в уголовных законная Испании и Болгарии.

УК Японии, регламентирует ответственность только за торговлю людьми, носящую транснациональный характер, в связи с чем, к объектам уголовно правовой охраны при регламентации ответственности за торговлю людьми в японском уголовном законодательстве, на наш взгляд, следует отнести общественные отношения, обеспечивающие установленный порядок миграции граждан. Не вполне обоснованной является позиция японского законодателя, напрямую связавшего преступность торговли людьми с транснациональностью данного деяния: Согласно статье 226 УК Японии ответственности подлежит лицо, которое «продает, или покупает другое лицо для отправки за пределы Японского государства, или отправляет за пределы Японского государства захваченное, уведенное или купленное лицо». Безусловно, транснациональный характер торговли людьми существенно повышает ее общественную опасность, но, с нашей точки зрения, не может являться составообразующим признаком данного преступления. Российское законодательство в данном аспекте представляется более справедливым.

УК Республики Сан-Марино в ст. 167 регламентирует ответственность за «Обращение в рабство», т.е. за «обращение другого лица в рабство либо содержание в рабстве». Одновременно, ст. 168 УК Республики Сан-Марино «Торговля живым товаром и работорговля» предусматривает уголовную ответственность в отношении лиц, которые «занимаются торговлей живым товаром и работорговлей». При этом УК Сан-Марино не содержит определений обращения в рабство, содержания в рабстве и торговли людьми и работорговли.

Очень правильным является подход к ответственности за торговлю людьми в Македонии. Согласно ст.418.а УК Македонии, «человек, который использует или позволяет другому использовать сексуальные услуги лица, которое, как он знает, является жертвой торговли людьми, наказывается тюремным заключением от 6 месяцев до 5 лет». Как представляется, это весьма эффективная норма как для осуществления преследования торговцев людьми, так и для тех, кто стремится получить подобные услуги. Это будет работать на предупреждение преступлений и на культивирование в обществе презрения к пособникам торговцев. Такую норму можно посоветовать и нашему законодателю. По УК Швейцарии (ст.196 «Торговля людьми») за торговлю людьми наказывается только тот, кто это делает с целью оказания пособничества в развратных действиях другого человека.

Таким образом, современная ситуация, складывающаяся в законодательстве зарубежных стран в области торговли людьми, может быть охарактеризована следующим образом:

1. Понять приоритеты и перспективы развития национального законодательства об уголовной ответственности за торговлю людьми можно только в соотношении с накопленным зарубежным опытом решения указанной проблемы. Сравнительно-правовой анализ норм уголовного законодательства зарубежных стран позволяет заключить о весьма различном подходе законодателя этих стран к регламентации ответственности за торговлю людьми. Это обусловлено культурными, религиозными и социальными факторами.

2. Анализ положений УК зарубежных стран позволяет сделать вывод о неоднозначности подходов к определению основного непосредственного объекта преступлений, связанных с торговлей людьми, соответственно, к определению места рассматриваемого состава в структуре уголовных кодексов.

В некоторых государствах вменяется в вину торговля людьми в целях сексуальной или трудовой эксплуатации, в других – торговля людьми в общем. Существуют также государства, законодательство которых не предусматривает никаких специальных норм по этому вопросу. Так, в законодательстве отдельных государств (ФРГ, Нидерланды, Франция и др.) под торговлей людьми понимается лишь вовлечение в проституцию и её эксплуатация третьими лицами, что представляет собой лишь частный случай сексуальной эксплуатации (то есть один аспект торговли людьми), что не совсем соответствует Протоколу о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за неё.

Слабость таких законов заключается в том, что в них прослеживается тенденция давать определения исключительно в терминах торговли людьми с целью вовлечения в проституцию (сексуальную эксплуатацию), что является в корне неправильным, так как, кроме принуждения лица к занятию проституцией, торговля людьми имеет много других форм - домашнее рабство, потогонная работа, торговля людьми с целью изъятия органов и тканей для трансплантации и т.д.1

3. Многие рассмотренные положения действительно заслуживают внимания, и процесс взаимной интеграции правовых норм в национальные законодательства государств, осуществляющих международное сотрудничество в борьбе с преступностью, неизбежен и, безусловно, способствует предупреждению, прежде всего, торговли людьми, но этот процесс должен быть результатом всестороннего и полного анализа как положительного, так и отрицательного опыта правоприменения таких законов. В то же время нельзя слепо следовать требованиям международно-правовых документов в данной сфере. Внедрению зарубежного положительного опыта в национальное законодательство должен предшествовать всесторонний и полный анализ, как перенимаемых поправок, так и всей правовой системы, обеспечивающей их реализацию в правоохранительной деятельности государства, где такие законы дали положительный эффект, так и принципиальной возможности внедрения тех или иных положений в национальную правовую систему.

Таким образом, в основе современной международной стратегии предупреждения торговли людьми лежит принцип унификации национального законодательства государств в части регламентации норм, направленных на криминализацию такого социально-негативного явления, как торговля людьми. Эта работа осуществляется по следующим основным направлениям: закрепление в законодательстве унифицированных правовых дефиниций, определяющих понятие «торговля людьми»; согласование пределов и объёма криминализации общественно опасных деяний, связанных с торговлей людьми; закрепление в законодательном порядке унифицированных принципов карательной политики государств в сфере противодействия торговле людьми.2

В международно-правовом значении торговля людьми рассматривается как сложное антисоциальное явление, представляющее собой совокупность общественно опасных деяний, посягающих на личную свободу человека, выражающихся в совершении сделок в отношении человека, обращении его в рабство, принуждении к труду, сопряженных с применением физического или психического насилия либо обмана.

Результаты анализа международного и национального подходов к определению понятия «торговля людьми», выявили противоречия международных документов и зарубежного и российского уголовного законодательства, что до настоящего времени не позволило выработать единого подхода к определению понятия «торговля людьми». Основная тенденция эволюции этого негативного явления, - его постепенное отражение в отдельной, специальной норме, наполненной собственным содержанием и обладающей присущими только ей признаками. Данная норма (ст. 1271 УК РФ), имея самостоятельное значение и свои принципиальные отличия, находится в неразрывной связи с другими положениями уголовного закона, объектом которых выступает личная свобода.1

Воспринимая положения международных норм в отношении определения ответственности за торговлю людьми, наше законодательство приняло практически все основные его положения. Более того, уголовный закон в примечании (п.2 ст.1271 УК РФ) также воспринял и положения международного права в отношении понятия эксплуатации человека, под которой понимается использование занятия проституцией другими лицами и иные формы сексуальной эксплуатации, рабский труд (услуги), подневольное состояние. Более строго в российском праве, по сравнению с международным правом, решен вопрос об ответственности за торговлю людьми, совершенную определенными способами. В действующем международном законодательстве существует ряд недостаточно проработанных вопросов. Так, «проституция» упоминается наряду с «торговлей людьми», как явления однопорядковые и сходные друг с другом (Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 г.). Если относить проституцию к области торговли людьми, то необходимо всегда указывать, что речь идет не просто о проституции, а о принудительном занятии проституцией, причем, потерпевшим может быть любое лицо независимо от пола. Подобный недостаток присущ и Примечанию 2 к ст. 1271 УК РФ, положения которого воспроизводят международно-правовую формулировку. Поэтому возникает необходимость внесения соответствующих поправок в указанное Примечание.1

Кроме того, в целях приведения положений УК РФ в соответствие с международно-правовыми нормами и учитывая опыт зарубежных стран, в частности Белоруссии, следует дополнить ч.2 ст. 1271 УК РФ пунктами «к» и «л» следующего содержания: к) с использованием стечения тяжелых личных, семейных или иных обстоятельств потерпевшего; л) в целях сексуальной эксплуатации.

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВА ТОРГОВЛИ ЛЮДЬМИ


2.1. Особенности объекта и объективной стороны торговли людьми в УК РФ

Общеизвестно, что структурирование уголовного законодательства основывается на признаках, характеризующих родовой, видовой и основной непосредственный объекты преступления.

Традиционным для науки отечественного уголовного права является определение объекта преступления как совокупности охраняемых уголовным законом общественных отношений и интересов, которым в результате совершения общественно опасного деяния причиняется вред или создается реальная угроза причинения существенного вреда.

Исходя из данного определения и структуры уголовного закона, представляется возможным сделать вывод, относительно того, что родовым объектом торговли людьми признаются общественные отношения и интересы, обеспечивающие неприкосновенность прав и свобод личности; видовым - общественные отношения и интересы, обеспечивающие неприкосновенность свободы, чести и достоинства личности; основным непосредственным объектом – общественные отношения и интересы, обеспечивающие неприкосновенность личной свободы человека, как права распоряжаться самим собой, свободно определять свое местонахождение в пространстве.

Ф.Н. Кадников пишет: «Родовым объектом торговли людьми, по общему мнению, являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность личности. Свобода личности рассматривается как видовой объект данного преступления. Непосредственным объектом признается личная свобода конкретного человека».1

Другие авторы родовым объектом анализируемой группы преступлений называют личность – человек, рассматриваемый не только как биологический индивид, но и как существо социальное, как субъект существующих общественных отношений; видовым объектом этих преступлений считают общественные отношения, обеспечивающие свободу, честь и достоинство человека и гражданина;1 основным объектом торговли людьми признают общественные отношения, обеспечивающие личную свободу и безопасность человека.2

Личная свобода – основное неотъемлемое право человека. «Все люди рождаются свободными и равными в своём достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства», – провозглашает ст. 1 Всеобщей декларации прав человека. Статья 4 говорит о том, что «никто не должен содержаться в рабстве или подневольном состоянии, рабство и работорговля запрещаются во всех видах». Конституция РФ в ч. 1 ст. 22 провозглашает, что «каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность».

В литературе даются различные определения личной свободы. Так, Е.В. Евстифеева понимает под личной свободой «состояние человека, в пределах которого он осуществляет действия либо бездействие в соответствии со своей волей и желаемым выбором, независимо от наличия реальной возможности реализовать физическое перемещение в пространстве»,3 Е.А. Кислова – возможность свободно, независимо от внешнего принудительного воздействия реализовывать собственное волеизъявление при определении лицом места своего пребывания, направлений передвижения, выбора рода занятий и совершения любых правомерных действий (бездействия);4 О.В. Трифонова трактует личную свободу как возможность действовать в соответствии со своей собственной волей, без каких-либо ограничений, установленных кем-либо или от чьего-либо имени.1

Личная свобода предполагает физическую свободу: свободу перемещения, выбора временного или постоянного места пребывания; свободу воли, то есть отсутствие внешнего воздействия (принуждения к волеизъявлению человека) и, наконец, свободу выбора действия в определённых, предлагаемых жизнью обстоятельствах.2 На все эти составляющие свободы в комплексе происходит посягательство при торговле людьми.

Однако необходимо заметить, что из диспозиции ст. 1271 УК РФ не следует, что совершение данного преступления возможно только с незаконным лишением человека свободы, ведь в данном составе возможна продажа человека и с его согласия, то есть без предварительного и, что самое главное, без последующего лишения свободы (например, продажа проститутки одним сутенёром другому с её согласия). В другом случае, когда ребёнка продают с целью дальнейшей его эксплуатации, непосредственным объектом выступают интересы несовершеннолетнего (а если не было согласия родителей, то и их интересы), а не личная свобода человека.

Фaкультaтивными объектами могут быть человеческая жизнь, здоровье (физическое или психическое) человека, его честь и достоинство, неприкосновенность и половая свобода личности, а также право несовершеннолетнего лица на достойное, нормальное (общепринятое, скажем так) морально-нравственное, психическое, физическое развитие и воспитание, установленный законом порядок пересечения Государственной границы РФ, документооборота, а также чужая собственность, здоровье, жизнь человека.

Подобный подход в полной мере соответствует основным выводам относительно характеристик объекта торговли людьми, полученным исследователями, посвятившими свои труды разработке и совершенствованию мер уголовно-правового противодействия торговле людьми. Вместе с тем, несмотря на то, что подобной позиции придерживается абсолютное большинство ученых, следует не согласиться с устоявшейся точкой зрения и обосновать абсолютно иной подход к определению характера общественных отношений и интересов, которым причиняется вред или создается реальная угроза причинения существенного вреда в результате осуществления торговли людьми в современном обществе.

Представляется, что в современной доктрине уголовного права, относительно понимания сущности объекта торговли людьми, произошла подмена понятий, в результате чего, исследуемая уголовно-правовая норма получила свое закрепление в главе УК РФ о преступлениях против свободы чести и достоинства личности.

Одним из первых исследователей, придерживавшихся обозначенной позиции стала Е.В. Евстифеева, которая предложила «на основании изучения истории развития российского уголовного законодательства, международно-правовых документов, а также зарубежного уголовного законодательства об охране свободы личности … расширить систему составов преступлений против личной свободы человека посредством включения в главу 17 УК РФ «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» новых составов преступлений, предусматривающих ответственность за совершение сделок в отношении человека, обращение в рабство, принуждение к труду».1 Позже, данная позиция была поддержана большинством исследователей.

Как показывает судебно-следственная практика, в абсолютном большинстве случаев в ходе торговли людьми причиняется вред свободе личности. Вместе с тем обозначенный объект уголовно-правовой охраны не является теми общественными отношениями и интересами, причинение вреда которым определяет характер общественной опасности торговли людьми и, соответственно, место рассматриваемого состава в структуре УК РФ.

Большинство реальных преступлений причиняет вред не одному, а сразу нескольким общественным отношениям и интересам. Вместе с тем, только один из объектов, которым при совершении преступления причиняется вред или создается реальная угроза причинения существенного вреда, может определять истинный характер общественной опасности совершаемого деяния: прежде всего на причинение вреда данному объекту уголовно-правовой охраны направлено преступное поведение виновного.

В большинстве случаев торговля людьми причиняет вред свободе личности. Торговля людьми посягает не столько на личную свободу человека, сколько на правовой запрет осуществления в отношении человека полномочий, присущих праву собственности. Так, например, купля-продажа человека, не способного сознавать фактический характер совершаемых с ним действий, едва ли причиняет реальный вред его личной свободе. Подобного рода ситуация может иметь место в случае купли-продажи новорожденного, или купли-продажи невменяемого лица или лица, находящегося в коматозном состоянии в целях использования его органов или тканей.

Свобода личности в данном случае не нарушается по причине того, что, например, в случае с новорожденным, свобода распоряжаться самим собой осуществляется опосредованно родителями или опекунами новорожденного. Даже подобного рода деяния (вне зависимости от тяжести их последствий) должны регламентироваться уголовным законом как торговля людьми, поскольку посягают на государственно-правовой запрет отождествления человека с предметом товарно-денежных отношений и осуществления в отношении него полномочий, присущих праву собственности.

Недопустимость отождествления человека с предметом товарно-денежных отношений и осуществления в отношении него полномочий, присущих праву собственности, составляют содержание общественной безопасности, как состояния защищенности жизненно важных интересов современного общества от внутренних и внешних угроз, одним из основных и приоритетных положений которого являются представления о всеобщем равенстве и недопустимости дискриминации в зависимости от каких бы то ни было социально-демографических признаков.

Таким образом, преступления, являющиеся проявлением отождествления потерпевшего с предметом собственности, преследующие цель эксплуатации человека и т.п. посягают не столько на свободу личности, сколько, в первую очередь, на общественную безопасность, которая в современном уголовном законодательстве составляет содержание родового объекта преступлений, составы которых закреплены в статьях раздела IX УК РФ «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка».

Можно привести массу примеров, когда деяние в виде купли-продажи человека не причиняет личной свободе последнего никакого вреда:

- купля продажа новорожденного, не сознающего фактического характера совершаемых с ним действий;

- купля продажа невменяемого лица;

- купля-продажа лица, находящегося в коматозном состоянии (в данном случае можно говорить о приготовлении к принуждению к изъятию органов или тканей для трансплантации или о каком-либо другом преступлении, но ни в коем случае не о преступлении против свободы личности);

- купля-продажа ранее похищенного человека, фактически утратившего свободу распоряжаться самим собой, в связи с чем, едва ли можно говорить о причинении вреда объекту, как праву, уже нарушенному и еще не восстановленному.

Едва ли можно признать приведенные примеры посягательствами на свободу личности, как на право, действительное и наличное при условии его осознания и наличия субъективной способности им распорядиться.

Приведенные примеры торговли людьми представляют собой вполне реальные варианты осуществления торговли людьми, которые обладают достаточной степенью общественной опасности для их криминализации, но, безусловно, во всех случаях не причиняющие вреда и не создающие реальной угрозы причинения существенного вреда свободе личности как объекту уголовно-правовой охраны.

В вышеприведенных примерах едва ли можно констатировать наличие и действительность причинения вреда свободе личности, в связи с чем, представляется ошибочной квалификация рассматриваемых случаев как преступлений против свободы личности. Вместе с тем, следует поддержать практику публичного обвинения лиц, причастных к торговле людьми, привлечения их к ответственности вне зависимости от наличия или отсутствия заявления потерпевшего о совершении преступления.

Следует констатировать факт не вполне обоснованной законодательной позиции, относительно признания объектом торговли людьми свободы личности и размещения рассматриваемого состава в главе 17 УК России «Преступления против свободы, чести и достоинства личности».

Исходя из вышеизложенного, представляется возможным предложить внести изменения и дополнения в УК РФ, перенести нормы об ответственности за деяния, совершаемые в целях эксплуатации человека, в раздел IX УК РФ «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» и, в частности, в главу 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности».

Подобного рода позицию отстаивала в своем диссертационном исследовании Т.А. Фабрика: «Представляется целесообразным внести в главу XXV «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» УК РФ статью (235.1), предусматривающую уголовную ответственность за нарушение условий и порядка изъятия органов или тканей, либо условий и порядка трансплантации; за незаконный оборот органов и тканей человека, а также за рекламу таких действий». 1

Необходимо установить, человек, в отношении которого была совершена сделка, предмет преступления или потерпевший? В научном мире нет единого ответа на поставленный вопрос. Так, А.В. Наумов придерживается точки зрения, согласно которой предметом преступления выступают «материальные предметы внешнего мира, на которые непосредственно воздействует преступник, осуществляя преступное посягательство на соответствующий объект».1 В.Я. Таций взывает к тому, что личность может быть не только субъектом, но и предметом общественных отношений в тех случаях, когда, например, человек похищается с целью выкупа и становится «вещью», которую можно продать.1 Человек, находясь в зависимости от правонарушителей (тех самых, которые посягают на его права и свободы) становится похожим на вещь (товар), кoтoрую продают, пoкупают или сoвершают в oтнoшении ее иные сдeлки.

Введя уголовную ответственность за торговлю людьми (ст. 1271 УК РФ) законодатель впервые в уголовном законе зафиксировал, что человек отождествляется с вещью, так как только она может быть предметом купли-продажи и, следовательно, человек приравнивается к вещи, и в этом случае он может быть предметом преступления.

Потерпевшим является лицо, пострадавшее от торговли людьми независимо от того, имелось ли согласие данного лица на вербовку, перевозку, передачу, продажу или на совершение иных действий, связанных с торговлей людьми. Потерпевшими могут быть лица как мужского, так и женского пола, достигшие 18-летнего возраста (торговля лицами, не достигшими 18-летнего возраста, квалифицируется по п. «б» ч. 2 ст. 1271 УК РФ).

Объективная сторона определяется как совокупность указанных в законе признаков, характеризующих внешний акт конкретного общественно опасного посягательства на охраняемый уголовным правом объект. В качестве факультативных признаков выступают время, место, способ, средства, обстановка совершения преступления.2

Согласно части первой ст. 1271 УК РФ торговлей людьми признается купля-продажа человека, иные сделки в отношении человека, а равно совершенные в целях его эксплуатации вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение.

Законодатель, определяя торговлю людьми, установил открытый перечень способов ее совершения: купля; продажа; иная сделка; вербовка; перевозка; передача; укрывательство; получение. Скорее всего, такое законодательное конструирование вытекает из положений ст.3 Протокола «О пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказание за нее», принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 2000г. В нем «торговля людьми» определена как «осуществляемая в целях эксплуатации вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение людей путем угрозы или применения насилия или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа лица, контролирующего другое лицо. Эксплуатация включает, как минимум, эксплуатацию проституции других лиц или другие формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд или услуги, рабство или обычаи, сходные с рабством, подневольное состояние или извлечение органов. Надо отметить, что данный документ содержит первое международное определение «торговли людьми».1

При этом вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение человека признаются торговлей людьми только в случае, когда преследуют цель эксплуатации потерпевшего, а купля-продажа или иные сделки в отношении человека признаются преступными вне зависимости от наличия такой цели.

Необходимо отметить, что первоначальная редакция ст. 1271 УК РФ не позволяла сделать такого вывода: преступность торговли людьми (даже в узком понимании термина «торговля» как купля-продажа человека) определялась исключительно наличием цели эксплуатации, что не могло не вызвать осуждение обозначенной позиции как в научных дискуссиях, так и в процессе правоприменения.

Законодатель, определяя торговлю людьми, поставил знак равенства между понятиями «купля-продажа», «вербовка», «перевозка», «передача» и «укрывательство», которые как в сочетании, так и в отдельности, образуют состав преступления торговли людьми. Подобная трактовка, в соответствии с нормами русского языка, с позиций гражданского и уголовного законодательства, юридической техники, представляется не совсем корректной и логичной.2

Для более полного уголовно-правового анализа данного состава необходимо уяснить что означают все эти термины.

В Законе не даётся определение понятия «купля-продажа» человека. Очевидно, что при конструировании объективной стороны законодатель обратился к терминологии, используемой другой отраслью права – термин «купля-продажа» относится к институту гражданского права. В соответствии со ст. 454 Гражданского кодекса РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определённую денежную сумму (цену).

Таким образом, с учётом положений гражданского законодательства, разъясняющего бланкетное содержание диспозиции ч. 1 ст. 1271 УК РФ, можно прийти к выводу о том, что при передаче человека в результате его купли-продажи от одного лица (продавца) другому лицу (покупателю) человек выступает в качестве вещи («живого товара»).

Купля-продажа человека в уголовно-правовом смысле представляет собой сделку (преступную договоренность) между двумя лицами, в силу которой одно из них обязуется передать человека как бы в собственность другому лицу, которое, в свою очередь, принимает человека и предоставляет за него либо денежную сумму, либо иные материальные ценности.

Примером торговли людьми, совершенной способом купли-продажи, может служить дело Н. по обвинению в совершении деяния, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ. Н. была признана виновной в том, что под предлогом совершения сделки (купли-продажи) передала своего сына гражданину А., получив от последнего 3000 долларов США (Архив Мещанского межмуниципального суда г. Москвы за 2009 г. Дело № 1-1657).

Т.В. Долголенко отмечает: «Купля-продажа с точки зрения современного законодательства характеризуется совершением двух действий: покупки и продажи, причем возмездной, как навсегда, так и во временное распоряжение. В качестве средства платежа выступает денежный или иной имущественный эквивалент. Под иным имущественным эквивалентом следует понимать выгоду имущественного характера - движимое и недвижимое имущество, а также другие формы - бесплатное получение чего-либо, подлежащего оплате, отказ от имущественного или денежного долга и т.п.».1

Очевидно, что с известной долей условности (если воспринимать потерпевшего в качестве товара) такая характеристика рассматриваемого деяния может лечь в основу уголовно-правового толкования данного термина, исходя из этого, под куплей-продажей человека можно понимать сделку, в результате которой один субъект (продавец) обязуется передать потерпевшего во владение другому субъекту, а последний (покупатель) обязуется принять потерпевшего и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Исходя из приведенного определения, становится очевидным, что в совершении акта купли-продажи участвует как минимум два субъекта, в связи с чем для установления факта совершения обозначенного деяния, имеющего уголовно-правовое значение, необходимо установление признаков, характеризующих осознанную и волевую совместную деятельность двух субъектов уголовно-правовых отношений, один из которых покупает потерпевшего, другой – продает.

По сути купля-продажа, как в данном случае уголовно-правовая категория, имеет место только при наличии известных признаков, характеризующих соучастие: наличие как минимум двух лиц, отвечающих признакам субъекта преступления, взаимообусловленность и совместность их действий, единство умысла и т.д. В противном случае, когда деятельность одного из участников сделки не имеет уголовно-правового значения: в виду неосознанности или неподчиненности поведения одного из «субъектов» его воле, нельзя говорить о самом факте купли-продажи, как таковом. Например, в случае, когда виновный «покупает» ребенка у действительно невменяемой матери, не осознающей фактического характера и последствий совершаемых действий, деяние, с точки зрения буквального толкования УК РФ, следовало бы расценивать как похищение человека, а не как торговлю людьми. Разграничение в данном случае необходимо проводить в зависимости от признаков, характеризующих способность лица к осознанно-волевой деятельности.

Неспособность осознания фактического характера совершаемых действий одним из субъектов, исключает групповую ответственность за содеянное. При этом, если содержание признака объективной стороны преступления подразумевает осознанно-волевую деятельность как минимум двух лиц, то при отсутствии таковой со стороны одного из субъектов нельзя говорить об оконченном преступлении.

Таким образом, представляется, что купля-продажа человека, как деяние, имеющее уголовно-правовое значение и гражданско-правовое определение, может иметь место только при осознанно-волевом поведении покупателя и продавца. В противном случае, сделка отсутствует, как таковая, а значит, в уголовно-правовом смысле, нельзя говорить о совершении деяния, являющегося одной из составляющих основания уголовной ответственности – акта купли-продажи человека.

Вместе с тем, повышенная общественная опасность торговли людьми, принципиальная правовая недопустимость отождествления человека с предметом товарно-денежных отношений, а также запрет на осуществление в отношении человека вообще каких бы то ни было полномочий, присущих праву собственности обуславливают необходимость криминализации купли и продажи человека вне зависимости от «гражданско-правовой» обусловленности и характеристики поведения виновных.

Представляется, что независимо от единства умысла виновных распорядиться потерпевшим как предметом собственности, а также вне зависимости от способности и продавца и покупателя к осознанно-волевой деятельности, и купля, и продажа человека должны признаваться достаточными основаниями для привлечения виновного к уголовной ответственности за торговлю людьми, при этом, в качестве оконченного преступления должен рассматриваться не результат такой сделки (ее свершение), а сам процесс, т.е. и действия, направленные на приобретение, и действия, направленные на продажу человека.

Вместе с тем, действующая редакция УК РФ не позволяет в буквальном толковании прийти к такому выводу: купля-продажа человека, с точки зрения действующего УК, - есть осознанно-волевая деятельность как минимум двух субъектов преступления.

Вариантом разрешения обозначенной проблемы может стать внесение изменений в текст диспозиции ч.1 ст. 1271 УК РФ и замена в ней в словосочетании «Купля-продажа» дефиса на запятую: «купля, продажа». Подобный подход позволит признать самостоятельным преступлением поведение каждого из виновных субъектов сделки, умышленно участвующих в процессе купли-продажи человека, вне зависимости от фактических признаков, характеризующих способность одного из них к осознанно-волевой деятельности.

Необходимо отметить, что о целесообразности исключения из УК России гражданско-правовых понятий писал С.В. Громов В частности, автор предлагал изменить название статьи 1271 УК РФ, поскольку, по его мнению, перечисленные в диспозиции деяния (вербовка, укрывательство и т.п.) не являются синонимичными понятию торговли людьми и, по сути, остаются за рамками ее состава. С.В. Громов предлагал изменить наименование рассматриваемой нормы и предлагал назвать ее «Передача или получение человека».1 И.Б. Гетман также предлагал переименовать рассматриваемую норму и изменить ее название на «Торговля человеком».2

Подобного рода варианты едва ли приемлемы. Во-первых, вариант С.В. Громова не отражает признаков противоправности, чего не скажешь о действующем названии ст. 1271 УК РФ; во-вторых, различие в названиях «торговля людьми» и «торговля человеком», констатируемое И.Б. Гетманом, по сути, сводящееся к различиям в количественных характеристиках числа потерпевших, представляется непоследовательным, поскольку содержит термин «торговля» (как многоэпизодную, более или менее постоянную деятельность), применительно к термину «человек», используемому в единственном числе.

Представляется, что подобного рода замечания беспочвенны. Во-первых, наименование нормы должно называть преступление, а не описывать его состав, что характерно скорее для диспозиции статьи УК РФ. Во-вторых, лаконичность словосочетания «торговля людьми» и подсознательно представляемый круг деяний, ее составляющих все-таки позволяют, применяя расширительное толкование, признать действительное наименование нормы удачным. Кроме того, как пишет С.В. Громов, отказываясь от своего предложения, «Поскольку термин «торговля людьми» является общепризнанным в международном праве, то совсем отказаться от него невозможно». Кроме того, необходимо отметить, что международно-правовое определение торговли людьми как «осуществляемые в целях эксплуатации вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо» содержит термины «передача» и «получение», безотносительно возмездного характера их осуществления.

Российский вариант трактовки торговли людьми основывается не только на использовании термина «купля-продажа», содержательно предполагающего возмездный характер осуществления обозначенных действий, но и на использовании рекомендуемых международным уголовным правом терминов «передача» и «получение», а также оперирует понятием «иные сделки в отношении человека». Вместе с тем действующая редакция ст. 1271 УК РФ об ответственности за торговлю людьми в части регламентации признаков, характеризующих деяние, как куплю-продажу человека, и использующая терминологию, имеющую законодательно закрепленное гражданско-правовое значение, способствует неоднозначному ее толкованию, что противоречит принципам законотворчества и обуславливает необходимость редактирования диспозиции обозначенной нормы.

М.Ю. Буряк вообще предлагала отказаться от использования словосочетания «купля-продажа», определяя торговлю людьми как «вербовку, перевозку, передачу, получение или укрывательство лица, осуществляемую в целях его последующей эксплуатации».1

Вместе с тем корыстный характер совершения рассматриваемых деяний, присутствующий в абсолютном большинстве случаев торговли людьми, позволяет использовать в диспозиции статьи слова «купля » и «продажа».

Относительно допустимости использования в УК РФ рассматриваемой терминологии Л.В. Иногамова-Хегай пишет: «В отечественной норме говорится о купле-продаже как одной из форм торговли, отсутствующей в международно-правовом понятии анализируемого преступления. Однако, здесь можно отметить соблюдение российским законодателем традиций и особенностей национального права, не противоречащих международному уголовному праву. В УК РФ 1996 г. была норма о торговле несовершеннолетними (ст.152), признанная утратившей силу. В этой норме торговля несовершеннолетними раскрывалась и как их купля-продажа. То, что российский законодатель, определяя торговлю людьми в новой ст. 1271 УК РФ, использовал термин, уже известный в уголовном праве, можно рассматривать, как свидетельство стремления законодателя, сформулировать понятие нового преступления, максимально похожее на ранее имевшиеся определения схожего посягательства для облегчения толкования новеллы».2

Вместе с тем купля-продажа, регламентируемая в гражданском праве как сделка, состоит из фактически взаимообусловленных, но тем не менее двух самостоятельных действий, совершаемых как минимум двумя субъектами правоотношений, обладающих известным набором признаков, при отсутствии которых, сделка ничтожна, т.е. ее не существует как таковой, в связи с чем, в поведении торговцев людьми отсутствует и состав купли-продажи.

В соответствии с вышеизложенным, в целях совершенствования уголовно-правовой регламентации ответственности за торговлю людьми предлагаем исключить из диспозиции ст. 1271 УК РФ словосочетание «купля-продажа», имеющее гражданско-правовое определение, характеризующее совместную деятельность группы лиц. Обозначенное словосочетание следует заменить на слова «купля, продажа», что предоставит возможность квалифицировать действия виновного в купле или продажи человека вне зависимости от признаков, характеризующих способность остальных участников сделки к осознанно-волевой деятельности.

Заслуживает внимания вопрос о моменте окончания данного деяния. Можно выделить несколько точек зрения на решение данного вопроса:

-учитывая двусторонний характер сделки, для одной из сторон торговля людьми признается оконченным преступлением с момента фактической передачи потерпевшего, для другой стороны – с момента завладения им; невыплата обусловленной суммы сделки полностью или частично не имеет значения для признания преступления оконченным;1

-преступление следует считать оконченным с момента передачи потерпевшего другому лицу и получения вознаграждения; 2

-преступное деяние окончено с момента заключения сделки как письменно, так и устно (если сделки заключались и ранее); 3

-рассматриваемое деяние окончено с момента заключения сделки и передачи хотя бы части денежного или имущественного вознаграждения. 4

Поскольку при конструировании рассматриваемой нормы законодатель использовал гражданско-правовую терминологию, то для определения момента окончания торговли людьми необходимо обратиться к теории гражданского права. В соответствии с положениями Гражданского кодекса РФ договор купли-продажи считается совершённым с момента, когда стороны достигли соглашения по всем существенным условиям. Передача вещи, уплата денег, иные действия совершаются во исполнение уже заключенной сделки. Следовательно, если в отношении человека был совершён акт купли-продажи, то такое преступление будет считаться оконченным для обеих сторон с момента заключения сделки. Другие сделки в отношении человека совершаются только при условии его передачи одним из участников (например, дарение). Для этих сделок характерно, что права и обязанности не могут возникнуть до момента передачи вещи.1 Следовательно, в случае совершения в отношении человека иных сделок, преступление считается оконченным для одной из сторон с момента фактической передачи человека, для другой стороны – с момента завладения человеком.2

В то же время согласно ГК РФ договор купли-продажи считается консенсуальным, и признается оконченным в момент достижения соглашения между сторонами по его существенным условиям.3 Но данные правила не применимы к составу преступления «торговля людьми», прежде всего, потому, что достижение соглашения в отношении его продажи не причиняет никакого вреда свободе человека, а соответственно и исключает наличие факта совершения преступления. Да и вообще нет такого понятия как купля-продажа людей.4

К объективным признакам купли-продажи человека относится: достижение договоренности о возмездной передаче человека; передача покупателем всей или части суммы денежного или иного имущественного вознаграждения; фактическая передача контроля над человеком и получение такого контроля. При этом купля-продажа человека будет являться оконченным преступлением после передачи продавцом лица, являющегося предметом сделки, покупателю. Достижение согласия сторон по поводу всех существенных условий договора купли-продажи человека считать приготовлением к рассматриваемому преступлению. В силу ч. 2 статьи 30 УК РФ уголовная ответственность виновных наступает только за приготовление к преступлениям, предусмотренным частями 2 и 3 статьи 127.1 УК РФ. Передача всей или части оговоренной суммы или иного материального обеспечения будет являться покушением на совершение купли-продажи человека.1

Объективную сторону состава образуют купля-продажа и любые иные сделки, в форме завладения человека. К любым иным сделкам относятся возмездные и безвозмездные сделки, непосредственно связанные с передачей или получением человека (аренда, мена, дарение, залог, подряд, прокат безвозмездное пользование и т.д.). Перечисление всех видов в статье не имеет смысла, т.к. могут быть и такие сделки, которые не указаны ни в законе, ни в другом нормативном акте. Например, безвозмездную передачу в качестве подарка, например, ребенка бездетной паре, или девушки «в подарок» влиятельному человеку в знак чьего-то дружеского расположения, а также передача человека в качестве уплаты долга и т.п.

Установление конкретного вида осуществленной в отношении человека сделки важно для определения момента окончания преступления и отграничения оконченного преступления от покушения на него. Преступление в виде односторонней сделки следует считать оконченным с момента передачи человека третьим лицам. Преступление в виде двусторонней сделки следует считать оконченным с того момента, когда обе стороны выполнили все необходимое по сделке, т.е. когда продавец передал человека, а покупатель передал деньги или иные ценности, причем эта передача может совпадать во времени и не совпадать, а предметы преступления могут быть переданы лично контрагенту по сделке либо его представителю. При этом акт передачи следует считать состоявшимся, когда покупатель получил «во владение» человека, а продавец получил соответствующее вознаграждение.1

Обязательным признаком всех сделок должна быть передача человека третьим лицам. Осуществление в отношении человека «правомочий собственника», не связанное с его отчуждением (например, использование в качестве долевого взноса в «уставный капитал» какого-либо нелегального предприятия: публичного дома и др.), не образует состава данного преступления, поскольку не прекращает «отношений собственности» на человека.

При квалификации по признаку «иная сделка в отношении человека» любая передача человека не должна преследовать цель эксплуатации. При наличии же такой цели в действиях виновного его действия подлежат квалификации по признаку «передача» с целью эксплуатации. 2

Удобным для практического применения было бы разделение статьи 1271 УК РФ на два отдельных состава.3

По поводу трактовки понятий «вербовка», «передача», «получение» и «укрывательство» не удалось обнаружить существенных различий в подходах разных авторов.

Исключение составляет лишь вербовка человека, как термин, ранее не использовавшийся в УК РФ в том смысле, в каком он понимается в рассматриваемой норме. Вместе с тем, несмотря на то, что в науке уголовного права существуют точки зрения, относительно необходимости самостоятельной уголовно-правовой оценки данного деяния и выделения его в специальную норму УК об ответственности за вербовку людей в целях эксплуатации, в отношении самого понимания данного термина в современной науке уголовного права не наблюдается серьезных разночтений.

Вербовка, с точки зрения А.Г. Кибальника и И.Г. Соломоненко – «…это склонение человека к тому, чтобы он дал согласие на совершение с ним сделки имущественного характера такими способами, как обещания, уговоры, шантаж…».1 Т.В. Долголенко определяет вербовку как действие, направленное на то, чтобы потерпевший дал добровольное согласие наняться на работу, склонение к определенной деятельности. Способами вербовки могут быть уговоры, обман и другие действия. Если в процессе вербовки будут использованы угрозы насилия или же насилие будет применено, то содеянное должно быть квалифицировано по ч. 2 или 3 ст. 1271 УК РФ в зависимости от тяжести последствий.2 По-мнению Р. Адельханяна. вербовка лица осуществляется путем найма, то есть обещания каких-либо материальных выгод для нанимающегося в обмен на различного рода услуги. По существу, вербовка - это своеобразная «сделка» между нанимателем и нанимающимся, по которой первая сторона обязуется предоставить какие-либо выгоды материального характера в обмен на участие другой стороны в выполнении каких-то определённых условий, например, в обмен на участие наемника в вооруженных конфликтах либо в военных действиях на определенной стороне. 3 Кислова Е.А. под вербовкой понимает склонение одного или нескольких человек к согласию на их использование в качестве исполнителей определенных видов работ или оказания услуг.4 А.Ю. Чупрова утверждает, что вербовка представляет собой действия, направленные на достижение с потерпевшим соглашения о трудоустройстве, т.е. о выполнении каких-либо работ или оказании услуг.5 По мнению М.Ю. Буряк, под вербовкой следует понимать вовлечение потерпевшего любым способом и под любым предлогом в эксплуатацию. 6 Вербовка представляет собой деятельность, направленную на заключение соглашения по привлечению людей к эксплуатации, и может выражаться в поиске кандидатов, агитации, записи желающих, направлении их к месту эксплуатации.1

Вербовка предполагает деятельность, имеющую целью путем обмана, угроз, обещания высоких заработков или иных благ поставить лицо в такое положение, при котором он мог бы стать предметом сделки по торговле людьми.2

Анализируя содержание термина «вербовка», многие авторы акцентируют внимание на признаке добровольности договаривающихся сторон о последующей эксплуатации. Е.Н. Сапелкина по этому поводу пишет: «Действия вербовщика не всегда могут носить общественно опасный характер, особенно в условиях динамично развивающегося рынка услуг и роста мобильности населения. Примером может послужить вербовка женщин для добровольного занятия проституцией с последующим соблюдением заранее оговоренных условий осуществления такой работы и оплаты за нее».3

Таким образом, вербовка лица - это деятельность, направленная на привлечение людей для выполнения каких-либо работ, оказания определенных услуг. Она может выражаться в размещении рекламных объявлений в СМИ, подборе кандидатов и собеседовании с ними, агитации, записи желающих, направлении их к месту эксплуатации и т.д. и т.п. Способы вербовки могут быть самыми различными: обещания, уговоры, обман, шантаж и др.4

Вербовка может осуществляться только путём действия и признается преступлением только в том случае, когда действия вербовщика направлены на использование людей в целях сексуальной или иной эксплуатации. Вербовка окончена с момента совершения указанных действий вне зависимости от того, состоялась предполагаемая сделка или нет.

Сотрудниками УБОП УВД Воронежской области и ГУВД Московской области пресечена противоправная деятельность организованной преступной группы, занимавшейся торговлей женщинами и несовершеннолетними девочками, для работы в притонах на территории Московского региона. Несовершеннолетних девочек в возрасте от 15 до 17 лет участники ОПГ вербовали в г. Борисоглебске (Воронежская область), предлагая высокооплачиваемую работу официанток в г. Москве и Московской области. Затем девушек продавали в публичные дома или на автотрассы, получая за каждую сумму в размере 20 тысяч рублей. В притоне содержали более 20 девочек разных возрастов, которые должны были приносить своим хозяевам в месяц до 80 тысяч рублей, иначе они подвергались физическому и моральному наказанию. По данному факту прокуратурой г. Ногинска Московской области направлено в суд уголовное дело в отношении Алдошкина, Филимоновой и Черкашиной, завербовавших под предлогом работы официантками в г. Москве четверых несовершеннолетних девушек, впоследствии подвергшихся сексуальной эксплуатации. Дело было возбуждено по признакам состава преступления, предусмотренного п. п. «а», «б» ч. 2 ст. 127.1 УК РФ (Уголовное дело № 31584 по обвинению Алдошкина, Филимоновой и Черкашиной // Архив Московского областного суда за 2005 г.).

Аналогичным образом вербовала будущих рабынь и Т. Хисаметдинова, сообщница 28-летнего москвича Павла Голенко, который признан Московским городским судом виновным по ст. 127.1, 327 и 324 УК РФ и приговорён к наказанию в виде лишения свободы сроком на семь лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Хисаметдинова обещала девушкам устройство «на высокооплачиваемую работу в ОАЭ и на Кипре официантками, уборщицами, массажистками или танцовщицами». Все завербованные оказывались в публичных домах ОАЭ, куда их распределял родной брат подсудимого Владислав Голенко (Уголовное дело №*** по обвинению Голенко // Архив Московского городского суда за 2006 г.).

Протокол «О пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказание за нее» 2000 г., прямо предусматривает способы вербовки и принуждения потерпевшего, что является крайне неудачным, так как ограничивает круг лиц, которые могут быть признаны жертвой торговли людьми. Большинство российских женщин добровольно выезжают за границу для работы в качестве проститутки, но в дальнейшем могут попадать в незаконную долговую кабалу, и удерживаться помимо их воли пока они «не выплатят» долг. А если следовать Конвенции, данные действия не попадают под понятие торговля людьми. Кроме того, похищение человека, само по себе является преступлением, причем более тяжким, чем торговля людьми, и поэтому определение его как способ совершения менее тяжкого является некорректным.1

До настоящего времени в законе отсутствует юридическое определение вербовки, что позволяет толковать данное понятие или слишком широко или слишком узко, в зависимости от процессуального положения сторон в уголовном процессе.2

К понятию перевозки относительно торговли людьми в юридической литературе встречаются два основных подхода. Одними авторами перевозка понимается в узком смысле этого слова и представляет собой собственно транспортировку лица (потерпевшего) из одного места в другое (М.Ю. Буряк, А.И. Рарог, Ф.Н. Кадников и др.). Иной позиции придерживается ряд авторов, понимающих под перевозкой, помимо собственно перемещения, подготовительные действия, предшествующие перевозке, иными словами, организационные действия (Г.А. Пысина, Е.А. Кислова).

Перевозка - это физическое перемещение или организация физического перемещения (оформление виз, приобретение билетов) людей с одного места в другое посредством любого вида транспорта для последующей эксплуатации. Она может быть открытой и тайной (с сокрытием жертвы в транспортном средстве, например, в багажнике автомобиля, в багажном отделении железнодорожного вагона, воздушного, водного транспорта и т.д.), насильственной и добровольной. Перевозка может осуществляться как в пределах территории РФ, так и с перемещением потерпевшего через государственную границу РФ. Перевозка считается оконченной в момент начала ее осуществления: длительность и дальность перевозки потерпевшего не имеют юридического значения.1

Передача и получение человека предполагают смену его наставника, покровителя, владельца; отчуждение-приобретение его как вещи на безвозмездной или возмездной основе. Передача и получение человека могут быть связаны с обращением его в качестве подарка, залога, в счет долга, обмена и т.д.

Б. Завидова передачу определяет как «действия посредника при совершении указанных в законе действий по торговле людьми, а равно последующей передачи другим лицам потерпевшего после его купли продажи самим покупателем».2 В этой связи, следует поддерживать точку зрения М.Ю. Буряк насчет того, что получение и передачу нужно рассматривать в совокупности, не разграничивая эти действия по субъектам.3 Указание на передачу и получение человека является излишним. Так как они и так охватываются понятием «иные сделки в отношении человека».

Укрывательство предполагает умышленное сокрытие потерпевшего, т.е. совокупность действий или мероприятий затрудняющих обнаружение потерпевшего для третьих лиц (например, помещение в какое-либо тайное место, изменение или лишение документов потерпевшего, физиологическое изменение внешности потерпевшего и т.п.).

С тoчки зрения закoнoдательной техники диспозиция ст. 1271 УК РФ далека от совершенства. Одной из проблем является некорректное название статьи. Возникает вопрос об обоснованности решения законодателя, объединившего в одной статье ответственность и за сделки, и за содействующее им поведение. Само наименование ст. 1271 «Торговля людьми» не совсем согласуется с диспозиций данной нормы. Торговля людьми определяется в диспозиции статьи не только как купля-продажа человека, но и как его вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение. При действующей формулировке все иные сделки остаются за рамками состава. Таким образом, налицо широкая трактовка родового понятия «торговля». Поэтому одни авторы предлагают отказаться и от термина «торговля людьми» в наименовании статьи и в диспозиции нормы уголовного закона и расширить перечень уголовно-наказуемых сделок в отношении человека.1

Другие исследователи (например. А.В. Волошин) предлагают исключить из состава преступления, предусмотренного ст.1271, такие действия, как «вербовка, перевозка, передача, укрывательство и получение человека», поскольку они являются лишь необходимыми составляющими купли-продажи для лица, занимающегося торговлей людьми, и квалифицировать их с использованием института соучастия в преступлении.2

Однако имеющееся законодательное решение не только продиктовано международно-правовыми предписаниями конвенций, но и отражает признание повышенной степени общественной опасности данных действий, «уравнивание» опасности действий «соучастников» с опасностью действия «исполнителя». А потому речь должна идти не просто об исключении рассматриваемых действий из диспозиции ст.1271, а об уточнении названия самой статьи, соответствующем редактировании текста ее диспозиции и возможности конструирования отдельных норм об ответственности людей за содействующее торговле поведение.3

Некоторые авторы в связи тем, что действующая редакция указанной статьи содержит несколько разнопорядковых видов действий, образующих самостоятельные преступления, предлагают включить в УК РФ самостоятельную статью об ответственности за содействие торговле людьми путем его вербовки, перевозки, передаче, получении и укрывательстве в целях эксплуатации. Такой подход использует германский законодатель, правильно полагающий, что содействие торговле людьми нельзя путать с самой торговлей.1

В тоже время нельзя не согласиться с мнением Л.Л. Кругликова, что в норме ст.1271 УК РФ речь идет о совершении общественно опасных действий в отношении нескольких потерпевших. Для ответственности достаточно факта торговли в oтнoшении и oднoгo человека (а не «людей», как сказано в заголовке и тексте статьи). В целях исправления указанного недостатка предлагается заменить название ст. 1271 УК РФ «Торговля людьми» на «Торговля человеком». 2



2.2. Характеристика субъекта и субъективной стороны торговли людьми

Рассматривая содержание субъекта торговли людьми, следует отметить следующее.

Уголовной ответственности за торговлю людьми (ст.1271 УК РФ) подлежит физическое, вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста и совершившее деяние, предусмотренное ст. 1271 УК РФ.

Субъект преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 1271 УК РФ, специальный – лицо, занимающее государственную, муниципальную или иную должность, а равно как и всякое лицо, совершившее преступление с использованием служебного положения.

При совершении данного преступления одинаковую ответственность несут обе стороны: и продавец, и покупатель (получатель) «живого» товара. Невменяемость или не достижение возраста уголовной ответственности одного из субъектов преступления, не исключает ответственности другого.

Организатором рассматриваемых преступлений будет являться лицо, организовавшее их совершение или руководившее их исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими (ст.33 УК РФ). При этом торговля людьми может быть совершена преступным сообществом только в случае совершения преступлений, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 1271 УК РФ. Подстрекателем торговли людьми будет являться лицо, склонившее иное лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или иным способом. Пособником торговли людьми признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления, либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы (ч. 5 ст. 33 УК РФ). 1

Применительно к проблеме торговли людьми актуализируется вопрос об установлении ответственности за преступление юридических лиц. Он приобретает особое значение и в связи с обсуждением Конвенции Совета Европы о противодействии торговле людьми, в которой рекомендуется государствам предусмотреть в своем национальном законодательстве санкции для юридических лиц, участвующих в торговле людьми.2

Субъективная сторона преступления – это внутренняя психическая деятельность человека. В состав субъективной стороны входит вина, мотив, цель и эмоциональное состояние.

Субъективная сторона торговли людьми характеризуется прямым умыслом и специальной целью эксплуатации человека. Содержание умысла при совершении данного преступления включает осознание того факта, что виновный: 1. совершает куплю-продажу, вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение человека в целях его эксплуатации; 2. осознает противоправный характер своего деяния; 3. желает совершить действия, входящие в объективную сторону торговли людьми.

Так, при купле-продаже человека, при совершении иных сделок в отношении человека, либо в целях эксплуатации совершение его вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения, лицо осознает, что оно путем указанных действий нарушает общественные отношения, которые представляют собой определенные связи между субъектами этих отношений, складывающиеся в сфере защиты прав человека, и желает совершать эти действия. Волевой момент умысла лица, торгующего людьми, всегда включает в себя желание осуществлять куплю-продажу, иные сделки в отношении человека или совершение с целью эксплуатации его вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения.

При совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.1271 УК РФ (причинение по неосторожности смерти, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или иные тяжкие последствия), наступившие последствия является неосторожным результатом торговли людьми. В этом случае субъективное отношение виновного образует сочетание двух форм вины - умысла по отношению к первому деянию и неосторожности по отношению к последствию этого же деяния (например, смерти потерпевшего). Так, при установлении умысла на торговлю людьми и неосторожное причинение смерти, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «е» ч.2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 1271 УК РФ. Если же, в ходе действий указанных в диспозиции ст. 1271УК РФ смерть потерпевшего наступила в результате причинения тяжкого вреда здоровью, действия виновного должны квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 1271 УК РФ и ч.4. ст. 111 УК РФ.1

Субъективная сторона преступлений, связанных с куплей-продажей людей, и иных сделок с человеком (как на возмездной, так и на безвозмездной основе) характеризуется умышленной формой вины не только по отношению к деянию, но и к последствиям. Так, лица, совершающие преступные деяния рассматриваемого вида, обязаны предполагать, что их действия могут причинить физический или психический вред потерпевшим. В данном случае деяние предполагает скорее косвенный умысел, чем неосторожную форму вины.

Анализ уголовных дел показывает особую специфику субъективной стороны данного состава преступления. Анализ уголовных дел, проведенный Л.И. Беляевой и Н.Г. Кулаковой, показывает, что умысел при торговле людьми (в частности, несовершеннолетними) по большей части носит характер заранее обдуманного, который подкреплен специальной целью, направленный на лишение человека личной физической свободы. 1 Внезапно возникший умысел имеет место в том случае, если лицо приводит свое намерение в исполнение под воздействием внешних факторов. Так, 19 мая 1996г. Ш. И Б., находясь в состоянии алкогольного опьянения, продали свою малолетнюю дочь зашедшим к ним цыганам. Предварительным следствием установлено, что Ш. И Б. сожительствовали и имели 7 общих детей. В 1986 году их лишили родительских прав на первых двух детей. Воспитанием детей они не занимались, постоянно пьянствовали. 19 мая 1996 года в дом, где проживали Ш. И Б., пришли цыгане и попросили продать им одну из девочек. Ш. и Б. согласились. На полученные за ребенка 22 14 100 000 рублей Ш. и Б. приобрели спиртные напитки. Очевидно, что виновные заранее не планировали продавать своих детей и не подыскивали покупателей, а лишь воспользовались случаем избавиться от своего ребенка при появлении такой возможности.2

В качестве обязательного субъективного признака торговли людьми законодатель установил цель эксплуатации потерпевшего. Диспозиция ст. 1271 УК РФ указывает, что все перечисленные деяния должны совершаться с определённой целью, а именно в целях эксплуатации.

Понятие «эксплуатация» раскрывается в примечании 2 к ст. 1271 УК РФ и включает в себя использование занятия проституцией другими лицами; иные формы сексуальной эксплуатации; рабский труд (услуги); подневольное состояние; изъятие органов или тканей человека.

Сфера эксплуатации: занятия проституцией с другими лицами (а не с самим субъектом преступления), а также иные формы сексуальной эксплуатации (также с другими лицами), рабский труд (услуги), подневольное состояние, определение которого дается, по сути, в ст. 1272 УК РФ. Данный перечень способов эксплуатации является исчерпывающим, т.е. совершение акта торговли в других целях не будет признаваться преступлением.

Такое правовое определение эксплуатации, как цели торговли людьми, является, по меньшей мере, спорным. Во-первых, целью купли - продажи, прежде всего, является получение материальной либо любой иной выгоды. И не всегда это связанно с эксплуатацией человека. Во-вторых, хочется поддержать мнение С.Г. Колесникова о том, что законодатель без всякого на то основания упустил из виду суррогатное материнство, упомянутое в проекте Федерального закона «О противодействии торговли людьми», что, безусловно, является пробелом в перечне видов эксплуатации, с учетом степени распространенности этого деяния и темпами его роста.1

Цель эксплуатации не присуща купле-продаже, а относится только к действиям, совершаемым в форме вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения. Если покупатель преследует именно такую цель, то продавец может и не стремится к этому, ему важно получить стоимостный эквивалент. Таким образом, законодатель подчеркивает то обстоятельство, что преступными и наказуемыми должны признаваться любые сделки с человеком, расцениваемые международным сообществом как торговля людьми.2

Однако, исходя из грамматического толкования диспозиции ст. 1271 УК РФ следует придти к выводу, что цель эксплуатации преследуется и при купле-продаже. Законодатель сначала называет уголовно-наказуемое деяние - торговля людьми, а затем, поставив после этих слов запятую, поясняет, что входит в это понятие, то есть использует способ перечисления. При перечислении каких-либо существительных поставленный в конце предложения причастный оборот относится к каждому из слов, входящих в приведенный список. Употребление в уголовном законе разделительного союза «либо» после слов купля-продажа означает лишь, что состав торговли людьми по своей конструкции является альтернативным, т. е. для привлечения лица к уголовной ответственности достаточно выполнить лишь одно из перечисленных деяний, преследующих цель эксплуатации. Таким образом, действующий уголовный закон фактически ограничил применение ст. 1271 УК РФ только в отношении тех случаев торговли людьми, в том числе и несовершеннолетними, которые совершаются в целях их эксплуатации. В большинстве случаев купля-продажа несовершеннолетнего осуществляется с целью его последующего усыновления, однако такие действия, исходя из буквального толкования уголовного закона, не подпадают под признаки преступления, предусмотренного ст. 1271 УК РФ, так как не охватываются понятием «эксплуатация». Подобный вывод является аргументом, помимо приведенных ранее, в пользу установления в самостоятельной статье УК РФ уголовной ответственности за торговлю несовершеннолетними в форме купли-продажи или совершения в отношении них иных сделок.1

Федеральный Закон от 21.07.04 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» исключил из данного примечания «а равно изъятие его органов и тканей», так как данное обстоятельство предусмотрено в части второй данной статьи в качестве квалифицирующего. Нельзя согласиться с М.Ю.Буряк относительно восстановления прежней редакции примечания, и исключения п. «ж», ч.2 ст.1271. Её предложение основывается на том, что в случае если изъятие органов и тканей у потерпевшего не сопровождалось его эксплуатацией, то данные действия придется квалифицировать по ст.120 УК РФ «Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации», что существенно уменьшает наказание (ст.120 предусматривает санкцию в виде лишения свободы до 4 лет). Поправка в примечании является обоснованной, т.к. изъятие органов и тканей прежде всего связано с причинением вреда здоровью, а не с использованием человеческих возможностей. Возникшая коллизия лишний раз свидетельствует о необходимости пересмотра редакции статьи.1

Следует различать две ситуации при совершении вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения. В одном случае субъект, совершая данные действия, имеет цель эксплуатации и признается исполнителем преступления. В другом случае лицо может оказывать совершением одного из этих действий помощь субъектам сделки в отношении «живого товара». В этой ситуации данное лицо должно отвечать за пособничество торговле людьми.2

Цель является признаком субъективной стороны состава преступления, но если отсутствует прямое указание на цель в диспозиции, то она не имеет значения для квалификации преступления. Поскольку законодатель указал её в диспозиции нормы ст. 1271 УК РФ, то здесь она имеет значение для квалификации, т.е. в данном случае она выступает как обязательный конструктивный признак субъективной стороны состава преступления. Это значит, что цель подлежит обязательному доказыванию.

Указание в тексте закона на специальную цель совершения торговли людьми требует соблюдения определенных правил при квалификации преступления. Во-первых, эта цель должна характеризовать вину субъекта в момент заключения сделки, а не появления такой цели позже, и, во-вторых, цель, характеризующая преступление, должна осознаваться как продавцом, так и покупателем. Если покупатель приобретает человека не в целях его эксплуатации (например, для того, чтобы дать человеку свободу), он не подлежит ответственности за торговлю людьми; продавец в этом случае должен нести ответственность за покушение на преступление..1

Следует согласиться с позицией тех специалистов, которые полагают, что целесообразность введения цели (только в целях эксплуатации) в диспозицию уголовно-правовой нормы представляется спорной, поскольку, следуя логике, без цели эксплуатации торговать людьми можно, что является недопустимым. Для наступления ответственности не имеет значения, была ли достигнута цель эксплуатации.

Для повышения эффективности борьбы с торговлей людьми в РФ следует отказаться от указания цели как составообразующего элемента. Исключение цели эксплуатации особенно актуально в отношении торговли несовершеннолетними. К тому же, в результате исключения ст. 152 («Торговля несовершеннолетними») из УК РФ торговля детьми без цели эксплуатации выпала из перечня уголовно наказуемых деяний и породило пробел в уголовном законодательстве. Например, сама по себе продажа ребёнка матерью в связи с нежеланием нести расходы по его содержанию в настоящей редакции УК РФ не может считаться преступлением. Но совершенно очевидно, что такая торговля в некоторых случаях сама по себе представляет общественную опасность, и её не следовало бы декриминализировать.2

Указание в диспозиции на уголовно-правовой критерий «заведомость» означает, что виновный точно знал, что совершает деяние в отношении лиц, обладающими определёнными признаками. Если же виновный не знал либо предполагал о наличии указанных признаков, то его действия не подлежат повышенной уголовной ответственности, как за совершение преступления при отягчающих обстоятельствах (например, возраст потерпевшего либо состояние беременности женщины). 3

Переходя к рассмотрению проблемы мотива анализируемого преступления, необходимо отметить, что, диспозиция ст. 1271 УК РФ не упоминает о мотиве совершения торговли людьми, но предполагает стремление виновного лица получить материальную выгоду или удовлетворить иные личные интересы (например, корыстные побуждения, желание воспитывать ребенка как собственного, эксплуатация труда и др.). Употребление законодателем термина «торговля», которая сама по себе не может осуществляться без заинтересованности сторон, говорит о том же. Хотя мотивы данного преступления и не влияют на его квалификацию, они обязательно должны быть установлены в процессе предварительного следствия, поскольку могут учитываться при назначении наказания. 1

Мотивы и цели продавца и покупателя в сделке по торговле людьми могут и не совпадать. Так, покупатель может и не иметь цели эксплуатации потерпевшего, а исходить из иных мотивов и целей, даже реабилитирующих (например, приобретение с целью предоставления свободы и т.д.). Также и продавец в данном случае может и не преследовать цель передачи для эксплуатации. Однако указанные обстоятельства, исключающие наличие состава для одной стороны сделки, не исключают уголовной ответственности другой стороны.2

Таким образом, в основе изучения признаков состава торговли людьми лежит алгоритм состава преступления, который представляет собой модель преступного деяния, наделенную законодателем набором объективных и субъективных элементов и признаков посредством содержания диспозиции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Диспозиция данной статьи является описательной с элементами бланкетности и требует ознакомления с содержанием соответствующих международно-правовых документов, раскрывающих содержание основных понятий, характеризующих деяние, способ и иные признаки данного состава преступления.

Законодательное определение характера общественной опасности преступлений, преследующих цель эксплуатации человека, выразившееся в размещении состава данного преступления в главе 17 УК РФ «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» не вполне оправдано. Причиняющие в большинстве случаев вред свободе личности, такие преступления посягают, прежде всего, на недопустимость отождествления человека с предметом товарно-денежных отношений и осуществления в отношении него полномочий, присущих праву собственности. Объектом рассматриваемого преступления следует признавать общественную безопасность, как состояние защищенности жизненно важных интересов современного общества, в связи с чем, следует перенести статьи об ответственности за торговлю людьми в главу 24 УК РФ о преступлениях против общественной безопасности.

Результаты исследования объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 1271 УК РФ, позволили определить структуру диспозиции, выраженную в альтернативных действиях (купля-продажа человека, иные сделки в отношении человека, либо в целях эксплуатации совершение его вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения), совершение каждого из которых образует оконченное преступление.

Субъективная сторона торговли людьми, если она проявляется в купле-продаже человека или в совершении иных сделок в отношении его, характеризуется прямым умыслом. В качестве обязательного признака состава преступления предусматривает специальную цель - эксплуатацию человека.

Нормы, регулирующие ответственность за торговлю людьми, в настоящее время имеют существенные недостатки. Предложения по совершенствованию уголовного законодательства заключается в следующем.

1. Дополнить ст. 1271 УК РФ примечанием 3 с определением вербовки: «3. Под вербовкой человека следует понимать деятельность по поиску, найму, набору, привлечению лица или группы лиц для занятия какими-либо видами деятельности с целью их эксплуатации».

2. Диспозицию ч. 1 ст. 1271 УК РФ изложить в следующей редакции:

1. «Купля, продажа человека, иные сделки в отношении человека, а равно совершенные в целях его эксплуатации вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение,-

наказываются…»

3. Сформулировать более четкое и уточненное понятие эксплуатации, которое следует изложить в Примечании 2 к ст. 127-1 УК РФ.

Примечание 2. Под эксплуатацией человека в настоящей статье и ст. 152 понимаются использование принудительного занятия проституцией другими лицами и иные формы сексуальной эксплуатации, в том числе незаконное использование лица в зрелищных мероприятиях эротического или порнографического характера, производстве продукции такого рода, а также использование рабского труда (услуг) или иного подневольного состояния человека.

4. Современная дефиниция «торговля людьми» существенно ограничивает рамки уголовно-правового воздействия на лиц, совершающих указанные преступления тем, что в качестве обязательного признака по ч. 1 ст. 1271 УК РФ установлена цель деяния – эксплуатация. Таким образом, если цель (эксплуатация) при купле-продаже человека не будет доказана в ходе следствия, действия лица исключают основания уголовной ответственности. В связи с чем необходимо:

- исключить цель (эксплуатация) при совершении преступления по ч. 1 ст. 1271 УК РФ, включив её в качестве отягчающего обстоятельства в ч. 3 ст. 1271 УК РФ в новой редакции;

- исключить уголовно-правовой критерий «заведомость» как один из субъективных признаков преступления по ст. 1271 УК РФ.

- исключить неосторожную форму вины по отношению к последствиям (пункт «а» ч. 3 ст. 1271 УК РФ действующей редакции), изложив её в следующей редакции: деяния, предусмотренные частью первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие смерть, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или иные тяжкие последствия.

5. С учётом предложенных изменений в редакцию ч. 3 ст. 1271 необходимо дополнить УК РФ:

- часть 2 ст. 105 УК РФ п. «н» – убийство, совершённое при купле-продаже или иных сделках с человеком, – наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет, либо пожизненным лишением свободы с конфискацией имущества, либо смертной казнью

- часть 2 ст. 111 УК РФ п. «з» – причинение тяжкого вреда здоровью совершённое при купле-продаже или иных сделках с человеком, – наказывается лишением свободы на срок от трёх до десяти лет

- иные сделки с человеком – любые незаконные сделки с человеком против его воли, либо с его согласия, совершённые не только на возмездной основе, но и безвозмездно (например, дарение, мена, передача во временное пользование и т.д.).1

Внесение в УК РФ законодательно-грамотных поправок, предусматривающих ответственность за торговлю людьми даст российской правоохранительной системе реальный инструмент в борьбе с торговлей людьми.

ГЛАВА 3. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ТОРГОВЛИ ЛЮДЬМИ


3.1. Особенности квалификации торговли людьми и разграничение от иных составов преступлений

Первый квалифицирующий признак ч.1 ст. 1271 УК РФ характеризует количество лиц, против которых направлено преступное деяние.

А.А. Жинкин считает, что торговля людьми, затрагивающая двух или более лиц, предполагает совершение деяния одновременно или с незначительным разрывом во времени, но при наличии у виновного единого умысла на совершение деяния именно с несколькими потерпевшими.1 Если же умысел виновного лица был реализован в отношении одного потерпевшего, а затем сформировался и реализовался в отношении другого человека, то содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступных деяний, предусмотренных ст. 1271 УК РФ.2

Согласно другой точке зрения совокупность преступлений, предусмотренных одной и той же статьей Особенной части УК РФ, невозможна, когда совершение преступления в отношении двух или более лиц является квалифицирующим обстоятельством умышленного преступления. Деяние определяется по нормам УК РФ, предусматривающим квалифицирующие признаки и при наличии, и при отсутствии таких обстоятельств, как единство умысла, место и время посягательства на одного и другого потерпевшего.3 По мнению Ю.Е. Пудовочкина, торговля, совершенная в отношении двух или более лиц, предполагает, что лицо одновременно или с разрывом во времени, с единым или различными намерениями совершает хотя бы одно из указанных в диспозиции ч. 1 ст. 1271 УК РФ действий в отношении двух или более лиц.4

Необходимо отметить, что вторая точка зрения отчасти представляется обоснованной, поскольку акцент сделан на количестве потерпевших, а не на субъективной стороне. По этому пути идет и судебная практика. В качестве примера можно привести уголовное дело, возбужденное в отношении Г., в действиях которого усматриваются признаки преступлений, предусмотренных пунктами «а» и «ж» ч. 2 ст. 127 и п. «а» ч. 2 ст. 1271 УК РФ. Г., вступив в предварительный сговор с М., с целью дальнейшей эксплуатации — использования для занятия проституцией и для своего личного обогащения — незаконно удерживал с 18.03.2009 по 23.03.2009 Ш. и К. в съемной комнате. Он же, 23.03.2009 по предварительному сговору с лицом, установленным следствием, посадил Ш. и К. в принадлежащую ему автомашину, после чего против их воли перевез в другой город и передал их неустановленному лицу с целью дальнейшей эксплуатации их труда — занятия проституцией — для своего личного обогащения (Архив Федерального суда г. Каспийска за 2009 г.).

Ответственность за торговлю заведомо несовершеннолетними предусмотрена п. «б» ч. 2 ст. 1271 УК РФ. Данный квалифицирующий признак характеризует возраст лица, против которого направлено преступление.

Ребенком (несовершеннолетним) согласно ст. 54 Семейного кодекса РФ признается лицо, не достигшее 18 лет. В качестве дополнительного объекта в рассматриваемом квалифицирующем составе преступления выступают общественные отношения, обеспечивающие нормальное развитие несовершеннолетних, в том числе малолетних, лиц.

Признак «заведомость» указывает на то, что факт несовершеннолетия должен охватываться умыслом виновного. Лицо, торгующее людьми, либо однозначно знает возраст потерпевшего, либо осознает, что он является несовершеннолетним. Если лицо ошибочно полагало, что потерпевший является несовершеннолетним, тогда когда он был совершеннолетним, либо имела место продажа беременной женщиной родившегося ребенка, такие действия следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 1271 УК РФ.

Необходимо исключить «заведомость» из субъективных признаков деяния, так как заведомость означает, что виновный точно знал об отличительных признаках потерпевшего, а это, в свою очередь, может помочь ему избежать ответственности, так как предположение об этих признаках исключает основания уголовной ответственности. Так, например, возбуждённое первоначально по признакам п. п. «а», «б», «е» ч. 2 ст. 1271 УК РФ уголовное дело по факту вербовки и продажи двух школьниц NNN и NNN, впоследствии было переквалифицировано, поскольку следователям не удалось доказать факт заведомой осведомлённости виновных о несовершеннолетии потерпевших (Уголовное дело № 556114 по обвинению // Архив Прокуратуры Железнодорожного района г. Хабаровска за 2005 г.).

Представляется необходимым дополнить диспозицию ст.2171 УК РФ, предусматривающей в качестве признака состава преступления несовершеннолетнего потерпевшего, ссылкой на достижение виновным восемнадцатилетнего возраста.

В соответствии с п. «б» ч.2 ст. 1271 УК РФ, купля-продажа человека, иные сделки в отношении человека, а равно мотивируемые целями его эксплуатации вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение, совершенные в отношении заведомо несовершеннолетнего признаются квалифицированным видом торговли людьми.

Торговля несовершеннолетними обладает более высокой общественной опасностью по сравнению с торговлей взрослыми людьми. Помимо свободы личности, выступающей в качестве основного непосредственного объекта рассматриваемого преступления, при торговле несовершеннолетними причиняется вред или создается угроза причинения существенного вреда общественным отношениям, обеспечивающим нормальное психическое и нравственное развитие несовершеннолетнего, что вполне справедливо находит отражение в уголовно-правовой регламентации ответственности за рассматриваемый вид торговли людьми.

Торговля несовершеннолетними в соответствии с УК РФ наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового. Такая санкция, более чем в полтора раза превышающая максимальный размер наказания за торговлю взрослыми людьми, вполне справедлива и, согласуясь с принципами уголовного закона, общепризнанными принципами и нормами международного права, учитывает характер общественной опасности преступления против свободы личности, совершенного при рассматриваемом отягчающем обстоятельстве.

Вместе с тем, при оправданном содержании, сама форма правовой регламентации несовершеннолетнего возраста потерпевшего, как отягчающего обстоятельства торговли людьми в уголовном законодательстве РФ представляется не вполне удачной, и не отражающей общих направлений уголовной политики России по криминализации деяний, причиняющих вред или создающих реальную угрозу причинения существенного вреда общественным отношениям, обеспечивающим нормальное психическое и нравственное развитие несовершеннолетних.

Так, п. «б» ч.2 ст. 1271 УК РФ излагается в следующей редакции: «в отношении заведомо несовершеннолетнего». Абсолютно оправданной является законодательная регламентация заведомости, как заведомой осведомленности виновного о несовершеннолетии потерпевшего. Принцип вины, регламентирующий в ч.2 ст. 5 УК РФ недопустимость объективного вменения, определяет обязанность правоприменителя установить заведомую осведомленность виновного обо всех вменяемых обстоятельствах совершения преступления, в том числе и о несовершеннолетнем возрасте потерпевшего.

Установление уголовной ответственности с шестнадцатилетнего возраста за посягательства на нормальное психическое и нравственное развитие несовершеннолетних не вполне оправдано и вступает в противоречие с принципом вины, запрещающим объективное вменение и регламентирующим обязательное установление вины при привлечении лица к уголовной ответственности.

Шестнадцатилетнее лицо, будучи способным осознавать общественную опасность торговли людьми, все же, не способно в полной мере осознавать повышенной общественной опасности и фактического характера причинения вреда нормальному психическому и нравственному развитию несовершеннолетнего, как дополнительному объекту квалифицированного вида торговли людьми.

Изменения УК РФ позволят соблюсти принципы вины и справедливости при регламентации повышенного наказания за преступления, совершаемые в отношении несовершеннолетних и причиняющие вред или создающие угрозу причинения вреда их психическому и нравственному развитию, т.к. при квалификации преступления потребуют от правоприменителя установления и юридического закрепления признаков, характеризующих психическое отношение виновного к обстоятельствам совершения преступления, имеющим важное значение для дифференциации ответственности и индивидуализации наказания.

Исключение из УК РФ ст. 152 «Торговля несовершеннолетними» привело к частичной декриминализации общественно опасных посягательств на несовершеннолетних и прямо противоречит международным стандартам. Так, Рекомендацией № 1583, принятой в 2002 году на осенней сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы по проблеме предупреждения рецидивных преступлений против детей, признано целесообразным в Особенных частях уголовных кодексов специально выделять преступления, в которых потерпевшими являются дети, – с целью дифференциации уголовной ответственности и получения точных данных о распространённости преступлений против них. Учитывая высокую степень общественной опасности посягательств на несовершеннолетних, представляется целесообразным исключить пункт «б» из данной статьи, и восстановить в прежней редакции в главе 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних», утратившую силу ст.152 «Торговля несовершеннолетними». Исключение данной статьи из УК РФ, как справедливо отмечает О.В. Пристанская, привело к декриминализации торговли детьми, при отсутствии цели их эксплуатации.1

Обязательная цель – эксплуатация человека – не доказуема применительно к малолетнему ребёнку, который в силу своего возраста и физических способностей попросту не пригоден к эксплуатации. Такое несоответствие Уголовного закона привело к тому, что несовершеннолетние (малолетние) остались беззащитными перед лицом торговцев людьми.

Следует отметить, что возраст потерпевших всегда служил обстоятельством, отягчающим наказание, но если деяние совершено в отношении двух и более малолетних или несовершеннолетних – это не находило ранее и не нашло должного отражения в нормах УК РФ.

Необходимо установить в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступления не только в отношении несовершеннолетнего, но и малолетнего. Как представляется, введение данного квалифицирующего признака поможет, с одной стороны, дифференцировать наказание виновным, а, с другой – будет служить сдерживающим фактором при совершении преступления в отношении малолетних.1

Торговля людьми лицом с использованием своего служебного положения облегчает процесс совершения преступления (п. «в» ч. 2 ст. 1271 УК РФ). Закон не раскрывает значение понятия «служебное положение», в отличие от понятия «должностное лицо», определение которого сформулировано в примечании 1 к ст. 285 УК РФ. Под использованием своего служебного положения можно понимать выполнение должностным лицом управленческих функций в государственных, муниципальных органах, учреждениях, общественных, религиозных и коммерческих организациях, негосударственных организациях и иными лицами, обладающими такими полномочиями по службе, в целях облегчения процесса совершения преступления. При этом необходимо особо подчеркнуть, что эти действия всегда совершаются: 1) с использованием служебных полномочий либо благодаря занимаемому служебному положению; 2) вопреки интересам службы. Существенным является то, что выполнение объективной стороны связано с профессиональной деятельностью виновного и она используется для совершения преступления или облегчает его совершение. Если лицо, совершившее торговлю людьми, обладая какими-либо возможностями по службе, не использовало их, данное деяние нельзя квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 1271 УК РФ.

Должностные лица таможенных органов, федеральной пограничной службы при совершении торговли людьми с перемещением потерпевшего через Государственную границу РФ будут нести ответственность по п.п. «в» и «г» ч. 2 ст. 1271 УК РФ.

Если торговля людьми осуществляется должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, то возникающая конкуренция составов преступлений по статьям 285, 201 и п. "в" ч. 2 ст. 127.1 УК РФ должна разрешаться в пользу последней как специальной нормы, о чем свидетельствует также и санкция, предусматривающая наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 10 лет. 1

Торговля людьми, сопряженная с перемещением потерпевшего через государственную границу РФ или с незаконным удержанием его за границей, квалифицируется по п. «г» ч. 2 ст. 1271 УК РФ. Эта диспозиция бланкетный характер и для правильной квалификации преступлений, связанных с перемещением потерпевших через Государственную границу необходимо руководствоваться Законом РФ от 1 апреля 1993 года № 4730-1 «О Государственной границе Российской Федерации».

Данное квалифицирующее обстоятельство может иметь место в трех случаях. Во-первых, если один из перечисленных в ч. 1 ст. 1271 УК РФ видов торговли людьми был сопряжен с ввозом потерпевшего из-за границы в РФ (имеются в виду те ситуации, когда человек находится за границей на незаконном основании). Во-вторых, когда эти действия были сопряжены с вывозом потерпевшего за границу РФ. Ввоз и вывоз людей может осуществляться как легально, так и нелегально - по фиктивным документам, а также путем оформления документов в установленном порядке (например, на усыновление ребенка). В-третьих, когда эти действия были связаны с незаконным удержанием потерпевшего за границей, также при наличии всех признаков состава преступления «торговля людьми». В этом случае потерпевший находится за границей на законных основаниях и ему незаконно препятствуют в его возвращении, удерживая в связи с совершением в отношении его одного из деяний, образующих при наличии других необходимых признаков состав преступления «торговля людьми».1

Для перемещения через Государственную границу РФ и удержания потерпевшего за границей, во-первых, используются поддельные документы, а во-вторых, осуществляется изъятие, сокрытие либо уничтожение документов, удостоверяющих личность потерпевшего. В то же время, если торговля людьми сопряжена с подделкой документов, удостоверяющих личность потерпевшего, то действия виновного следует квалифицировать по совокупности – п.«д» ч. 2 ст.1271 УК РФ и ч. 2 ст. 327 УК РФ, а при совершении служебного подлога в тех же целях – по совокупности п.«в» ч.2 ст.1271 УК РФ и ст.292 УК РФ.2

Дополнительной квалификации действий по ст. 322 УК не требуется, так как нарушение установленных правил въезда или выезда в этом случае выступает в качестве способа осуществления квалифицированного состава торговли людьми. Целесообразно дополнить Примечание к ст. 1271 УК РФ пунктом 3, включив в него положение о том, что лица, в отношении которых было совершено указанное преступление, не подлежат уголовной ответственности за незаконное пересечение границы.3

Торговля людьми с использованием поддельных документов, а равно с изъятием, сокрытием либо уничтожением документов, удостоверяющих личность потерпевшего, квалифицируется по п. «д» ч.2 ст. 1271 УК РФ. Дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 325 УК РФ (похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение марок акцизного сбора, специальных марок или знаков соответствия) и ч.2 ст.327 УК РФ (подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, совершенная с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение) не требуется. Использование поддельных документов означает их официальное предъявление с целью сокрытия преступных действий либо облегчения их совершения. Если виновный сначала сам подделал документы, а потом использовал их для совершения торговли людьми, его действия дополнительно квалифицируются по ч.2 ст.327 УК РФ.1

Данное квалифицирующее обстоятельство конкурирует с составом преступления ч.2 ст.325 УК РФ, которым предусмотрена ответственность за похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа. Пункт "д" ч. 2 ст.1271 является специальной нормой по отношению к ч.2 ст.325 УК РФ и подлежит применению во всех случаях, связанных с торговлей людьми при наличии данного обстоятельства.2

Изъятие, сокрытие, уничтожение документов, удостоверяющих личность потерпевшего, ущемляют его возможности и ставит его в зависимое положение. Под изъятием документов понимается незаконное лишение потерпевшего его документов путем завладения ими. Сокрытие документов предполагает помещение их в такое место, где доступ к ним затруднен или невозможен. Уничтожение документов подразумевает такие действия, в результате которых документы ликвидированы либо перешли в состояние, при котором их дальнейшее использование по назначению невозможно.

Торговля людьми с использованием насилия или с угрозой его применения квалифицируется по п. «е» ч. 2 ст. 1271 УК РФ. Поскольку характер насилия в данной уголовно-правовой норме не конкретизирован, под насилием следует понимать физическое воздействие на потерпевшего, нанесение ему побоев (ст. 116 УК РФ), истязание (ч. 1 ст. 117 УК РФ), причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, предусмотренного ч. 1 или 2 ст. 111 УК РФ, или средней тяжести, или легкого вреда здоровью. При причинении тяжкого вреда при наличии признаков, указанных в п. «е» ч. 2 ст. 1271 УК РФ, содеянное квалифицируется по совокупности этой статьи с ч. 3 ст. 111 УК РФ.

Вызывают сомнения выводы авторов, считающих, что причинение вреда здоровью при совершении торговли людьми требует дополнительной квалификации по другим статьям УК РФ в зависимости от направленности умысла виновного и наступивших последствий.1 Если в качестве способа совершения торговли людьми используется незаконное удержание человека, дополнительная квалификация по ст. 1271 УК РФ не требуется.

Угроза применения насилия, то есть психическое воздействие на потерпевшего, заключающееся в высказывании намерения, например, причинения тяжкого вреда здоровью. Угроза применения насилия предполагает выраженное вовне намерение лица причинить потерпевшему смерть или вред здоровью любой степени тяжести.2 Угроза должна носить реальный характер.

С развитием трансплантационной хирургии в последнее время получила широкое распространение торговля людьми в целях изъятия у них органов и тканей, ответственность за которую предусмотрена п. «ж» ч. 2 ст. 1271 УК РФ. При этом для квалификации не имеет значения цель самого использования органов или тканей человека (в целях трансплантации, проведения экспериментов и пр.).

В УК РФ не указан перечень органов или тканей, изъятие которых образует состав преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 1271 УК РФ. Поэтому к предмету преступления нужно отнести любые органы и ткани человека, в том числе и те, которые не являются объектом трансплантации.

Данное преступление считается оконченным с момента, когда виновный добился согласия потерпевшего на изъятие у него органов и (или) тканей. В случае реального изъятия содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. «ж» ч. 2 ст. 1271 УК РФ и соответствующими статьями о преступлениях против жизни или здоровья. Если торговле людьми сопутствовало принуждение к изъятию органов или тканей для трансплантации, деяние следует дополнительно квалифицировать по ст. 120 УК РФ.

Формулировка пункта «ж» ч. 2 ст. 1271 УК РФ представляется весьма удачной, поскольку в нём отсутствует указание на цель изъятия органов и тканей. Поэтому торговля людьми в целях любого изъятия органов или тканей, будь то для трансплантации или в иных целях (например, изъятие крови), должна квалифицироваться по этому пункту. 1

Законодатель, предусмотрев такой обязательный признак субъективной стороны торговли людьми, как совершение преступления с целью эксплуатации человека, ограничил применение ст. 1271 УК РФ. А в случае торговли людьми в целях изъятия органов и тканей получается, что сначала человека должны были использовать для сексуальной эксплуатации, рабского труда и т. д. и только потом изъять органы и ткани. Поэтому необходимо выделить торговлю людьми с целью использования их органов или тканей в самостоятельной части ст. 127-1 УК РФ, так эта цель не сочетается с целью эксплуатации.2

Торговля людьми, заведомо для виновного находящихся в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, характеризуется особыми свойствами потерпевшего от преступления и квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 1271 УК РФ.

Первое условие для вменения данного пункта: требуется установить такой объективный признак, как беспомощное состояние потерпевшего. Это состояние наблюдается в тех случаях, когда лицо не способно в силу своего физического или психического состояния оказать сопротивление виновному (малолетний возраст, старость, слабоумие, психическое расстройство и т.п.). К беспомощному состоянию приравнивается материальная или иная зависимость от виновного, в силу которой потерпевший не способен оказать ему сопротивление. Под материальной зависимостью принято понимать ситуацию, когда потерпевший находится на полном или частичном иждивении посягающего; под иной — служебная зависимость, а также та, которая проистекает из родственных или супружеских отношений, основана на законе или договоре (например, зависимость от опекуна и попечителя, обвиняемого — от работника дознания). Во всех случаях зависимость должна быть существенной, т.е. способной серьезно затруднить либо даже подавить волю потерпевшего к противодействию.

Вторым условием вменения данного квалифицирующего обстоятельства является то, что виновный осознавал факт беспомощного состояния жертвы или ее зависимость от него. Следует иметь в виду, что умысел на торговлю людьми возникает в этих случаях после появления у потерпевшего беспомощности либо материальной или иной зависимости от виновного и последний пользуется этим. 1

Указание на заведомость как субъективный признак рассматриваемого квалифицирующего обстоятельства означает, что виновный не просто осознает, а знает, что потерпевший находится в беспомощном состоянии; такое состояние облегчает совершение преступления и причиняет дополнительные страдания потерпевшему.

Совершение торговли людьми в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, также характеризуется особыми свойствами и квалифицируется по п. «и» ч. 2 ст. 1271 УК РФ. Данный квалифицирующий признак обусловливает повышение ответственности за торговлю людьми в связи с тем, что вред как бы удваивается: объектом посягательства выступает и женщина, и ее плод. Виновный может причинить вред не только женщине, но и еще не родившемуся ребенку. При этом для квалификации не имеет значения продолжительность беременности.

Если лицо заблуждалось относительно факта беременности, торговля женщиной квалифицируется по п. «и» ч. 2 ст. 1271 УК РФ со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ.2

Особо квалифицирующими обстоятельствами исследуемой нормы являются те же деяния:

а) повлекшие по неосторожности смерть, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или иные тяжкие последствия (ч. 3 ст. 1271 УК РФ);

Если торговля людьми была сопряжена с одним из названных обстоятельств, то имело место совершение преступления с двумя формами вины. Причинение смерти, как прямо вытекает из п. «а» ч. 3 ст. 1271 УК РФ, является прямым последствием умышленных действий при купле-продаже, иных сделок в отношении и человека, совершение с целью эксплуатации его вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения. С другой стороны, вина должна выражаться в неосторожности.

Законодатель не определяет, какие именно тяжкие последствия влекут уголовную ответственность по ч. 3 ст. 1271 УК РФ.

Для квалификации действий виновного по п. «а» ч. 3 ст. 1271 УК РФ необходимо установить, что смерть потерпевшего, причинение ему тяжкого вреда здоровью или иных тяжких последствий явились результатом именно действий, сопровождающих акт торговли, или естественным продолжением такого акта и закономерным его результатом. Следует поддержать существующую точку зрения, согласно которой более отдалённые вредные последствия могут и не охватываться виной субъекта преступления, например, смерть потерпевшего от передозировки наркотическими или психотропными средствами, привыкание к которым явилось следствием преступного воздействия.2

Под причинением тяжкого вреда здоровью понимается причинение вреда, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха, какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившиеся в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или полную утрату профессиональной трудоспособности (ч.1 ст. 111 УК РФ).

До настоящего времени законодатель не выработал определения иных тяжких последствий. С учётом мнений учёных к ним можно отнести: самоубийство потерпевшего или его родных в результате состоявшейся купли-продажи, заражение ВИЧ-инфекцией, развившиеся бесплодие, крупный имущественный ущерб и т.п.

При умышленном причинении смерти, причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего при торговле людьми содеянное квалифицируется по совокупности п. «а» ч. 3 ст. 1271 УК РФ и соответственно ст. 105 или 111 УК РФ.

б) совершенные способом, опасным для жизни и здоровья многих людей (ч.3 ст. 1271 УК РФ).

Торговля людьми, совершенная способом, опасным для жизни и здоровья многих людей (п. «б» ч. 3 ст. 127.1 УК РФ), характеризуется применением виновным такого способа, при котором создается реальная угроза в отношении двух и более лиц. В связи с этим при причинении фактического вреда иным объектам, потерпевшим, содеянное виновным надлежит квалифицировать помимо п. «б» ч.3 ст. 127.1 УК РФ по ст. 105 либо ст. 111 УК РФ.

Сама формулировка «способом, опасным для жизни и здоровья многих людей» является весьма неопределённой, с точки зрения законодательной техники. Представляется правильным заменить её более чётким понятием «опасность для жизни и здоровья двух или более лиц».

и) совершенные организованной группой (ч. 3 ст. 127.1 УК РФ).

В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Для признания группы таковой при торговле людьми необходимо установить устойчивость такой группы.

Количество квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 1271 УК РФ является в целом достаточным для дифференциации уголовной ответственности и наказания. Хотя некоторые исследователи отмечают, что число квалифицирующих обстоятельств можно увеличить. Например, в целях дифференциации уголовной ответственности за торговлю людьми ч. 2 ст. 1271 УК РФ должна включать следующие квалифицирующие признаки: «совершение преступления, сопряженного с клеймением потерпевших или обозначением их иными способами» и «совершение преступления лицом, ранее совершавшим подобные преступления, либо преступление, предусмотренное статьями 126, 127, 1271, 1272, 128 УК РФ». Клеймение жертв торговли людьми повышает общественную опасность данного преступления, поскольку к человеку относятся как к скоту, ставя на нем отметку о его принадлежности. Необходимо выделить повторность как квалифицирующий признак совершения торговли людьми лицом, ранее совершавшим данные преступления, либо преступления против свободы (ст. ст. 126, 127, 1271, 1272, 128 УК РФ). Ведь повторность совершения преступления против свободы существенно повышает общественную опасность этого преступления, отражая чувство безнаказанности преступника.

В ч. 2 ст. 127-1 УК РФ в качестве квалифицированного состава выделить торговлю людьми, совершенную группой лиц по предварительному сговору.

Самостоятельной правовой оценки требует систематическая деятельность, связанная с торговлей людьми, доход от которой служит основным или существенным дополнительным источником существования. В связи с этим необходимо включить в ч. 3 ст. 1271 УК РФ такой особо квалифицирующий признак, как «совершение торговли людьми в виде преступного промысла». 1

Что касается качественной характеристики квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков, то их формулировки представляются в целом удачными и понятными. Исключением является вопрос о совокупности тождественных преступлений (т. е. предусмотренных одной и той же статьёй или частью статьи) и совершение преступления в отношении двух или более лиц. Здесь существуют различные точки зрения, что обусловлено несовершенством самого уголовного закона в этой части. Самым лучшим вариантом разрешения этого вопроса было бы внесения уточнений самим законодателем. Но для этого необходима корректировка понятия совокупности преступлений в ст. 17 УК РФ.1

Важный вопрос применения ст. 1271УК РФ - это соотношение состава статьи с другими составами преступлений УК РФ. Статья 1271 (торговля людьми) образует реальную совокупность с преступлениями, предусмотренными ст. 126 (похищение человека), подмена ребенка (ст. 153), незаконное усыновление (ст. 154), ст. 206 (захват заложников), организация незаконной миграции (ст. 3221 УК РФ), вовлечение в занятие проституцией (ст. 240) также как и с преступлениями против половой свободы и половой неприкосновенности личности, предусмотренными статьями 131 - 135 УК РФ.

Похищение человека и незаконное лишение свободы фактически могут быть способами торговли людьми. Состав похищения человека, как и торговля людьми, помещен в главу 17 УК РФ, предусматривающую ответственность за преступления против свободы, чести и достоинства личности. Дополнительным объектом посягательства могут быть безопасность здоровья, жизни человека, половая неприкосновенность. Таким образом, объекты преступного посягательства полностью совпадают у таких составов, как похищение человека и торговля людьми. Однако такое разграничение (по объекту преступного посягательства) трудно применимо на практике и не может являться единственным критерием для разграничения указанных выше преступлений.

Определяющее значение для рассмотрения вопросов разграничения торговли людьми и похищения человека имеют признаки объективной стороны. Объективная сторона похищения человека (ст. 126 УК РФ) почти всегда состоит из трех действий - захвата человека, его перемещения и удержания. Если действиям, указанным в 4.1 ст. 1271 УК РФ, предшествовало похищение человека (изъятие, перемещение и удержание), а впоследствии у виновного возник умысел на его продажу, то содеянное надлежит квалифицировать по двум статьям, поскольку имеет место реальная совокупность преступлений. В то же время такие действия, как захват, перемещение и удержание, могут являться одним из способов торговли людьми, подпадающим под признаки преступления, предусмотренного в п. «е» ч.2 ст. 1271 УК РФ (с применением насилия). В этом случае дополнительной квалификации по ст. 126 УК РФ не требуется.

Лишение свободы по ст. 127 УК РФ выражается в противоправном воспрепятствовании человеку перемещаться из одного места в другое, избирать по своему усмотрению место нахождения и пребывания и т.п. Данные действия подобны укрывательству, предусмотренному в диспозиции ч.1 ст. 1271 УК РФ. Однако при торговле людьми ущемление права потерпевшего на свободу передвижения является неотъемлемой чертой совершаемого преступления, поэтому дополнительной квалификации по ст. 127 УК РФ не требуется. Если преступник незаконно лишил свободы человека, а затем у него возник умысел на его продажу или передачу иным лицам с целью эксплуатации, то содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 127 и 1271 УК РФ.

Цель эксплуатации, предусмотренная в ст. 1271 УК РФ, в дальнейшем находит реализацию в использовании рабского труда человека, в отношении которого осуществляются полномочия, присущие праву собственности, и в случае, если лицо по независящим от него причинам не может отказаться от выполнения работ (услуг). Поэтому покупка человека или приобретение его иными способами, а также последующее использование его рабского труда должны охватываться ст. ст. 1271 и 1272 УК РФ.

В основе отграничения торговли людьми от преступлений, содержащихся в главе 20 УК РФ «Преступления против семьи и несовершеннолетних», лежат как объективные, так и субъективные признаки. Объективная сторона (ст. 153 УК РФ) заключается в замене одного ребенка другим, и, чаще всего осуществляется в отношении новорожденного. Анализируемое деяние следует отграничивать от обмена эксплуатируемыми детьми, которое подпадает под признаки торговли людьми в форме их передачи. В случае обмена детьми совершается взаимная, добровольная сделка, а при подмене ребенка вторая сторона не осведомлена о происходящем событии. В силу особенностей действующей редакции ст. 1271 УК РФ деяния по обмену детьми, не преследующие цели эксплуатации, не могут быть квалифицированы по данной норме. На наш взгляд их следует относить к разряду «иных сделок» в отношении несовершеннолетних, которые, как уже отмечалось выше, нуждаются в криминализации.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 154 УК РФ, состоит из действий по усыновлению (удочерению) детей, либо передаче их под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи, совершенные неоднократно или из корыстных побуждений. Если лицо совершает действия, указанные в ст. 154 УК РФ, неоднократно и при этом не осознает, что своими действиями способствует торговле детьми в целях их эксплуатации, подобные деяния необходимо квалифицировать как незаконное усыновление (ст. 154 УК). Напротив, когда лицо, совершая указанные действия, осознает, что таким образом участвует в торговле детьми в целях их эксплуатации, содеянное необходимо квалифицировать как незаконное усыновление по совокупности с торговлей несовершеннолетними (п.«б» ч.2 ст.1271 УК).

Отграничение ст. 1271 УК РФ от ст. 151 УК РФ происходит путем установления специальной цели преступления. В случае если несовершеннолетний в результате осуществления в отношении него купли-продажи или иной сделки стал попрошайничать, а заработанные им деньги (продукты и т.п.) полностью идут в распоряжение лица, у которого ребенок находится в подневольном состоянии, то такие действия подлежат квалификации по ст. 1271 УК РФ. При систематическом занятии попрошайничеством полученные от посторонних лиц деньги, продукты, одежда и другие материальные ценности используются в значительной степени в интересах несовершеннолетнего.1

Основной состав преступления, предусмотренного ст. 240 УК РФ, регламентирует ответственность за совершение двух видов уголовно-наказуемых деяний: вовлечение в занятие проституцией и принуждение к продолжению занятия проституцией. Одним из критериев разграничения таких составов преступлений, как вовлечение в занятие проституцией, и вербовка человека в целях его эксплуатации выступает цель совершения противоправного деяния. Применительно к ст. 1271 УК РФ (Торговля людьми) таковой является эксплуатация, которая в норме закона представлена в качестве обязательного признака, а в преступлении, предусмотренном ст. 240 УК РФ (Вовлечение в занятие проституцией), она отсутствует.

Несмотря на неоднозначность мнения теоретиков и практиков в части уголовно-правовой квалификации указанных видов преступлений, такое отличие является несущественным, так как основная и реальная цель преступников, которые совершают такие деяния, более чем очевидна.

И одни, и другие преследуют цель, которая состоит в получении прибыли за счет эксплуатации человека, в данном случае – в сфере занятия проституцией. При совершении указанных деяний и те, и другие преследуют цель, которая состоит в получении прибыли за счет эксплуатации человека, в данном случае – в сфере занятия проституцией. Однако следует заметить, что если при совершении деяний, предусмотренных ст. 240 УК РФ, сфера деятельности преступников – использование занятия проституцией, то при совершении вербовки человека в целях его эксплуатации (ст. 1271 УК РФ) – это и использование занятия проституцией, и рабский труд, и подневольное состояние.

Вместе с тем использование понятия вербовки в диспозиции ст. 1271 УК РФ в настоящее время является одним из спорных моментов данной уголовно-правовой нормы. Общепризнанно, что вербовка не входит в понятие «торговля», и соответственно происходит путаница в названии и содержании нормы. Одни авторы придерживаются позиции, согласно которой вербовка не должна входить в объективную сторону состава торговли людьми, так как данное деяние, по сути, представляет собой форму приготовления к преступлению. Другие утверждают, что вербовка - это своего рода сделка между нанимателем и нанимающимся, она должна заключаться на добровольных началах, что с учетом цели, определенной в диспозиции ст. 1271 УК РФ, практически невозможно.

Вербовка человека в целях его эксплуатации и «вовлечение в занятие проституцией» – это идентичные преступления, но предусмотренные двумя отдельными нормами уголовного закона, у которых, к тому же, фактически различен объект уголовно-правовой охраны. В первом случае таким объектом являются общественные отношения, обеспечивающие общественную нравственность, во втором – общественные отношения, обеспечивающие свободу человека.

Хотя, и в том, и в другом случае объектом таких преступлений одновременно выступают, в том числе, и те, и другие общественные отношения.

Отмеченное выше дает основание утверждать следующее: в тех случаях, когда доказано, что человек совершил преступление, предусмотренное ст. 240 УК РФ, а именно «вовлечение в занятие проституцией», его действия должны квалифицироваться, в том числе, и по ст. 1271 УК РФ, как вербовка человека в целях его эксплуатации. Таким же образом следует квалифицировать действия лица, которое изначально вербует другое лицо с целью использования его рабского труда или с целью его сексуальной эксплуатации, не связанной с занятием проституцией, (например, гувернантка, оказывающая интимные услуги «хозяину»), а затем вовлекает это же лицо в занятие проституцией.

Второй вид преступлений, предусмотренный ст. 240 УК РФ – «принуждение к продолжению занятия проституцией», отображает одно из действий, которое законодатель включил в формулировку определения цели торговли людьми – эксплуатации человека.1 Таким действием является «использование занятия проституцией другими лицами». Фактической целью преступника, который осуществляет действия, именуемые как «принуждение к продолжению занятия проституцией», является пресечение отказа потерпевшего заниматься проституированием, лишая злоумышленника части незаконного дохода от эксплуатации такого лица.

Нередко виновные, желая принудить человека к продолжению занятием проституцией, продают его или передают другим лицам в качестве возврата долга или подарка. В некоторых случаях, когда потерпевшие угрожают обратиться за помощью в правоохранительные органы, виновные предпринимают меры по укрывательству этих лиц, одновременно принуждая их к продолжению занятия проституцией.

Указанные обстоятельства наглядно свидетельствуют о том, что лица, совершающие принуждение к продолжению занятия проституцией (ст. 240 УК РФ), являются эксплуататорами людей, а их действия, по своей сути – вербовка с целью эксплуатации человека (ст. 1271 УК РФ), где эксплуатация – это «использование занятия проституцией другими лицами», следовательно, их действия, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 1271 УК РФ и ст. 240 УК РФ.

Однако проведенный анализ практики расследования рассматриваемых выше преступлений свидетельствует о том, что до настоящего времени не выработан единообразный подход к вопросам квалификации, соотношения и разграничения ст. 1271 УК РФ и ст. 240 УК РФ. Даже при наличии в деянии виновных всех признаков торговли людьми (вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение, совершенные в целях эксплуатации) действия преступников, как правило, квалифицируются лишь по ст.ст. 240, 241 УК РФ. При этом представители органов предварительного следствия, прокуратуры и суда зачастую игнорируют тот факт, что в случаях вовлечения в занятие проституцией или принуждения к продолжению занятия проституцией объектом преступного посягательства является не только общественная нравственность (гл. 25 УК РФ), но и свобода человека (гл. 17 УК РФ).1

Главным отличием торговли людьми, совершенной с перемещением потерпевшего через Государственную границу РФ (п. «г» ч.2 ст. 1271 УК РФ), от незаконного ввоза мигрантов (ст. 322-1 УК РФ), является присутствие элемента силы, принуждения или обмана. Таким образом, если лицо завербовало иностранного мигранта с целью дальнейшей его эксплуатации и организовало его незаконный въезд в РФ, содеянное следует квалифицировать только по п. «г» ч.2 ст. 1271 УК РФ.

Таким образом, при разграничении двух сходных по характеру преступных деяний значение критерия разделения таковых имеет не один признак, а их совокупность. Для этого в Особенной части уголовного закона должны содержаться четкие правовые дефиниции соответствующих деяний. Особенное значение это имеет при установлении уголовного запрета на вновь криминализируемые деяния. Только при таких условиях возможно предупредить ошибки при их квалификации и отграничении от сходных деяний, посягающих на сходные правоотношения.

В целях повышения эффективности борьбы с торговлей людьми, учитывая высокую степень общественной опасности данного вида преступности, целесообразно в ч. 2 ст. 1271 УК РФ отдельно указать такой квалифицирующий признак, как «против воли потерпевшего либо обманным путём», так как он помогает разграничить деяния, совершенные с согласия потерпевшего и против его воли. Правомерным будет включение в сферу уголовно-правовых отношений совершение сделок с человеком, включая его куплю-продажу, даже если лицо не обнаруживает явного несогласия на эти действия по отношению к нему.2

3.2. Освобождение от уголовной ответственности за торговлю людьми: вопросы законодательной техники и правоприменения

В системе правового воздействия на преступность в целом и на торговлю людьми в частности важное место отводится  поощрительным нормам уголовного закона. Согласно примечаниям к ст. 1271 УК РФ в случаях, когда лицо, впервые совершившее деяние, предусмотренное частью первой или пунктом «»части второй настоящей статьи, добровольно освободившее потерпевшего и способствовавшее раскрытию совершенного преступления, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

По мнению В.А. Елионского особенностью поощрительных норм является то, что они адресованы лицам, которые начали совершать преступление или уже его совершили с целью стимулирования их к отказу от дальнейшей преступной деятельности.1 Предполагается, что норма, содержащаяся в примечании к ст. 1271 предоставляет виновному возможность уже после совершения купли-продажи человека либо его вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения, в целях его эксплуатации, одуматься и освободить потерпев­шего, что будет способствовать сдерживанию виновного от иных насильственных действий в отношении потерпевшего.

Первым обязательным условием анализируемого специального основания освобождения от уголовной ответственности является совершение купли-продажи человека или других форм торговли людьми впервые. При этом, под совершением преступления впервые понимается, прежде всего, фактически впервые совершение, например, акта купли-продажи человека. При этом, лицо освобождается от уголовной ответственности и при совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст. 1271 УК РФ, т.е. при совершении торговли людьми в отношении двух или более потерпевших.

Представляется, что использование термина «впервые» в законодательной регламентации деятельного раскаяния при освобождении от уголовной ответственности за торговлю людьми излишне сужает пределы правоприменения такого освобождения как поощрительной нормы и не способствует мотивации активного антикриминального поведения виновных в неоднократных фактах торговли людьми. Ни один из квалифицирующих или особо квалифицирующих признаков торговли людьми при добровольном освобождении потерпевших не должен препятствовать применению к деятельно раскаявшемуся лицу поощрительных мер уголовно-правового характера. 

Следующим аргументом ограниченности правовой регламентации основания освобождения от уголовной ответственности за торговлю людьми является неприменимость такого освобождения по отношению к торговле несовершеннолетними (п. «б» ч.2 ст. 1271 УК РФ). При этом необходимо говорить не только об ограниченности регламентации освобождения от уголовной ответственности за торговлю несовершеннолетними, но и об отсутствии правовой регламентации условий вменения данного отягчающего обстоятельства.

Безусловно, торговля людьми в виде, например, акта купли-продажи несовершеннолетнего, представляет собой единичное простое преступление, момент совершения которого находится в границах несовершеннолетия потерпевшего, чем и определяется квалификация преступления, как совершенного при обозначенном отягчающем обстоятельстве. Вместе с тем, другие формы торговли людьми, такие, например, как совершенные в целях эксплуатации перевозка или, тем более, укрывательство потерпевшего, представляют собой длящиеся преступления, в процессе совершения которых, могут существенным образом измениться обстоятельства совершения преступления – потерпевший может стать совершеннолетним. В таком случае неизбежно возникает вопрос о квалификации преступления.

Возникает вопрос о причинах, исключающих законодательную возможность освобождения от уголовной ответственности при деятельном раскаянии после торговли несовершеннолетними или при наличии других отягчающих и особо отягчающих обстоятельств, предусмотренных ч.2 или 3 рассматриваемой статьи. Такие отягчающие обстоятельства, как, например, совершение преступления в отношении малолетнего или в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности или в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии или в материальной или иной зависимости от виновного, безусловно, повышают степень общественной опасности торговли людьми. Однако, будучи регламентированными и в ст.63 УК РФ, сами по себе указанные обстоятельства не являются преступлениями. Указанное вызывает вопрос о принципиальном соотношении характера и степени общественной опасности торговли людьми, подпадающей под освобождение от уголовной ответственности при деятельном раскаянии и характера и степени общественной опасности торговли людьми при таких отягчающих обстоятельствах, когда освобождение от уголовной ответственности законодательно не регламентируется и, как следствие, запрещено. Указанные недостатки регламентации правовых оснований освобождения от уголовной ответственности за торговлю людьми относятся и к другим отягчающим обстоятельствам, таким, например, как торговля людьми в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности или в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной служебной зависимости от виновного.

Подобный подход противоречит принципу справедливости и необоснованно сужает границы квалификации деятельного раскаяния, как, безусловно, необходимого специального условия освобождения от уголовной ответственности, способствующего мотивации активного антикриминального поведения виновных в процессе совершения торговле людьми. Так, например, освобождение от уголовной ответственности за торговлю людьми не распространяется на лиц, участвовавших в ее совершении в составе организованной группы, т.к. данное отягчающее обстоятельство предусмотрено п. «в» ч.3 ст. 1271 УК РФ, а не ч. 1 пли п. «а» названной нормы.

Таким образом, примечание 1 к ст. 1271 УК РФ не должно содержать ограничений по применению института освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, если такое освобождение способствует мотивации положительного посткриминального поведения виновного, освобождению потерпевших при совершении рассматриваемого преступления, пресечению деятельности организованной группы, коррупционной деятельности и т.п. Кроме того, примечание 1 к ст. 1271 УК РФ не должно содержать ограничений по применению института освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием вне зависимости от того, впервые ли совершено данное преступление или нет: положения названного института распространяются на конкретное преступление, а не на преступную деятельность вообще, в связи с чем, представляется возможным освобождение от уголовной ответственности виновного в совокупности нескольких эпизодов торговли людьми, если по каждому отдельному преступлению будут констатированы все основные признаки деятельного раскаяния при торговле людьми: освобождение потерпевших, возмещение причиненного преступлением ущерба, изобличение соучастников, способствование раскрытию и расследованию преступления.

Вместе с тем некоторые авторы высказывают суждение, что рас­сматриваемая норма фактически учитывает не столько интересы потер­певших, сколько интересы преступников. М.Ю. Буряк считает, что установленное законодателем основание освобождения от уголовной ответственности за торговлю людьми сформулировано некорректно, и позволяет совершать противозаконные действия и достигать преступных целей, избегая  ответственности. По мнению автора этому способствуют три  существенных недостатка данной нормы: во-первых, отсутствие в определении основания для освобождения от уголовной ответственности ссылки на временной промежуток, в течение которого пре­ступник может освободить потерпевшего; во-вторых, полное освобождение от уголовной ответственности вне зави­симости от фактических обстоятельств дела; в-третьих, необоснованное ограничение сферы действия примечания за счет введения ряда условий (совершения деяния впервые и только предусмотренного ч. 1 ст. 1271 и п. «а» ч. 2 ч. 1271 УК РФ). 1

Можно согласиться с позицией тех авторов, которые говорят о возможности ухода отдельных лиц от уголовной ответственности за совершенные преступления. Однако нельзя отрицать положительной роли института поощрительных норм уголовного закона. Именно гарантированная законом возможность освобождения лица от уголовной ответственности за торговлю людьми является уголовно-правовым средством предотвращения дальнейшей эксплуатации жертв торговли людьми, во многих случаях может способствовать разоблачению латентной части торговли людьми. Кстати, М.Ю. Буряк говорит о высоколатентности торговли людьми, изучать или проводить мониторинг которого чрезвычайно трудно.2 Представляется, что при отсутствии реальной возможности предотвращения дальнейшей преступной деятельности по торговли людьми мерами государственного принуждения, государство должно предоставлять альтернативные средства противодействия торговле людьми пускай даже в ущерб карательного воздействия.

В поддержку необходимости применения уголовно-правовой нормы освобождающей виновного от уголовной ответственности за торговлю людьми при наличии специального случая деятельного раскаяния свидетельствуют аналогичные поощрительные нормы в примечаниях статей Особенной части УК РФ, посягающие на личную свободу человека (ст. 126, 206 УК РФ и пр.). Практика применения данных норм доказало эффективность института деятельного раскаяния как средства борьбы с преступностью. Вместе с тем можно согласиться с мнением тех авторов, которые полагают, что многие из поощрительных норм уголовного закона применяются некорректно, а их толкование в правоприменительной практике далеко не всегда можно признать адекватным. В частности при толковании примечания к ст. 1271 УК РФ в правоприменительной практике возникают вопросы: 1) условием освобождения от уголовной ответственности является наличие всех двух обстоятельств в посткриминальном поведении виновного, перечисленных в п.1 примечания к ст. 1271 УК РФ (добровольного освобождения потерпевшего и способствование раскрытию преступления), или достаточно установить один из критериев; 2) всегда ли для освобождения лица от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием по примечанию ст. 1271 УК РФ требуется наличие в посткриминальном поведении обстоятельств, предусмотренных ст. 75 УК РФ; 3) что следует понимать под добровольным освобождением потерпевшего; 4) во всех случаях добровольного освобождения потерпевшего и способствование раскрытию торговли людьми можно освободить лицо от уголовной ответственности и ряд других.

К сожалению, в настоящее время отсутствуют разъяснения  Верховного Суда РФ по данной категории уголовных дел. Однако для уяснения смысла уголовно-правовой нормы, предусмотренной в п.1 примечания к ст. 1271 УК РФ, представляется правильным исходить из систематического способа толкования нормы. Согласно правилам систематического толкования если определение содержится в нормах определенного института, то бесспорно его отношение ко всем нормам соответствующего института. Поскольку в судебно-следственной практике наработано применение поощрительных норм по аналогичным вопросам, будет совершенно оправдано использовать действующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ.

В УК РФ четко установлено, что лицо освобождается от уголовной ответственности только в случае совершения преступления, предусмотренного ч.1 и п. «а» ч.2 ст. 1271 УК РФ.

Грамматическое толкование нормы, предусмотренной в п.1 примечания к ст. 1271 УК РФ, дает основание полагать, что для освобождения лица от уголовной ответственности за торговлю людьми необходимо наличие двух обстоятельств в посткриминальном поведении, поскольку между ними стоит соединительный союз «и». Подобное буквальное применение грамматического способа толкования сводит на нет целевое назначение рассматриваемой поощрительной нормы. На практике буквальное применение данной нормы может привести к тому, что лицо, входящее в состав организованной группы не имеющее возможности лично освободить потерпевшего, но способного сообщить об этом в правоохранительные органы, тем самым способствовать раскрытию преступления, будет несправедливо лишен возможности освобождения от уголовной ответственности.

Таким образом, применяя систематическое толкование к примечанию ст. 1271 УК РФ будет целесообразно до внесения соответствующего изменения в уголовный закон правоприменителю расширительно толковать поощрительную норму (заменив союз «и» на «или»).1

При действующей редакции Примечания 1 возможно неправильное толкование закона, заключающееся в том, что в случае, когда в действиях лица, совершившего преступление, предусмотренное ч.1 или п. «а» ч.2 ст. 1271 УК РФ, содержится состав иного преступления, оно не может быть освобождено от уголовной ответственности за торговлю людьми. Высказанный упрек относится и к формулировке иных Примечаний к статьям Особенной части УК РФ (ст. 126, 205 и др.). Несомненно, позиция законодателя заключается в том, что уголовная ответственность наступает лишь за иные преступления, но не за торговлю людьми, но редакционно она изложена неудачно и допускает разночтения. Во избежание этого Примечание 1 к ст. 1271 УК РФ предлагается изложить в новой редакции.2

Г.К. Ищенко предлагает расширить применение действующей редакции примечания к ст. 1271 УК РФ и распространить его действие на пункты «а», «б», «и» и «з» части 2 ст. 1271 УК РФ что позволит стимулировать позитивное постпреступное поведение виновного в торговле людьми, совершенной в отношении двух или более лиц, в отношении несовершеннолетнего, в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного. 1

Подобного рода подход, действительно, способствует повышению мотивации позитивного посткриминального поведения виновного, однако, одновременно представляется излишне зауженным: предложения автора не способствуют мотивации позитивного посткриминального поведения, к примеру, участника группового преступления, деятельное раскаяние которого может способствовать пресечению деятельности организованной преступной группы или даже преступного сообщества и освобождению десятков потерпевших. Авторские предложения не затрагивают вопросов множественности случаев торговли людьми и освобождения от уголовной ответственности лиц, не впервые участвовавших в совершении рассматриваемого преступления, а ранее совершавших подобные деяния: с нашей точки зрения, если по каждому отдельному совершенному виновным случаю торговли людьми будут констатированы все основные признаки деятельного раскаяния (освобождение потерпевших, возмещение причиненного преступлением ущерба, изобличение соучастников, способствование раскрытию и расследованию преступления).его освобождение от уголовной ответственности представляется вполне возможным и даже необходимым (в случае отсутствия иных средств спасения потерпевших) шагом.

Е.А. Кислова предлагала «С учетом однородности преступлений, посягающих на личную (физическую) свободу человека … унифицировать основание освобождения от уголовной ответственности за их совершение, изложив примечание к ст. 126 УК РФ в следующей редакции: «Примечание. Лицо, совершившее преступление, предусмотренное одной из статей 126-127 настоящего Кодекса, и добровольно освободившее потерпевшего, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления». 2

Вместе с тем, Е.А. Кислова, излишне расширяет границы допустимости применения норм о специальных видах деятельного раскаяния, оставляя открытым вопрос об обязанности освобождаемого от ответственности виновного способствовать раскрытию и расследованию преступления. Подобного рода недостаток характеризует и выводы И.Д. Измайловой, которая предлагала «в целях соблюдения интересов потерпевших и однозначного понимания оснований освобождения лица от уголовной ответственности за торговлю людьми, в том числе несовершеннолетними», изложить примечание 1 к ст.1271 УК РФ в следующей редакции: «Лицо, впервые совершившее деяние, предусмотренное частью первой или пунктом «а» части второй настоящей статьи либо частью первой или пунктом «а» части второй ст. 152 УК РФ, добровольно освободившее потерпевшего и способствовавшее раскрытию преступления, освобождается от уголовной ответственности за торговлю людьми или несовершеннолетними. Уголовная ответственность наступает за деяния, содержащие состав иного преступления».1

Таким образом, состав преступления, предусмотренный ст.1271 УК РФ, настолько сложен и многогранен, что правоприменитель при квалификации исследуемого преступления просто обязан рассматривать каждое обстоятельство совершения торговли людьми на предмет наличия признаков иных видов противоправных деяний. Указанная норма пока далека от совершенства, что существенно затрудняет правоприменительную деятельность. В настоящий момент, существуют противоречия при применении ст. 1271 УК РФ, различные подходы к основаниям ее вменения и неверная квалификация в совокупности с другими нормами Особенной части.

Подводя итог рассмотрению квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков торговли людьми, хотелось бы отметить следующие основные моменты:

1. Среди квалифицирующих признаков торговли людьми можно выделить группу, особых, характерных только для анализируемого состава: пункт «г» с перемещением потерпевшего через Государственную границу РФ или с незаконным удержанием его за границей; пункт «д» с использованием поддельных документов, а равно с изъятием, сокрытием либо уничтожением документов, удостоверяющих личность потерпевшего; пункт «ж» в целях изъятия у потерпевшего органов или тканей.

2. Необходимо дополнить диспозицию п. «б» ч.2 ст. 1271 УК РФ (торговля людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего)) ссылкой на достижение виновным восемнадцатилетнего возраста, и, соответственно, изложить п. «б» ч. 2 ст. 1271 УК РФ в следующей редакции:

«б) лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении заведомо несовершеннолетнего».

3. Следует дополнить ч. 2 ст. 1271 УК РФ следующими квалифицирующими признаками, которые позволили бы более качественно защитить человека от всех проявлений торговли людьми:

в отношении несовершеннолетнего либо малолетнего

против воли потерпевшего либо обманным путём

в целях эксплуатации.

4. Целесообразно дополнить ч. 4 ст. 1271 УК РФ особо квалифицирующими признаками, устанавливающими повышенную уголовную ответственность за деяния, совершённые в отношении двух и более малолетних или несовершеннолетних; преступным сообществом (преступной организацией).

5. Примечание 1 к ст. 1271 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности в связи со специальным видом деятельного раскаяния изложить следующей редакции:

Примечания. 1. Лицо, участвовавшее в торговле людьми, добровольно освободившее потерпевшего (потерпевших) и способствовавшее раскрытию и расследованию преступления, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

6. Перспективным направлением дальнейшего развития российского уголовного законодательства, направленного на борьбу с торговлей несовершеннолетними (в отношении которых не всегда имеет место цель эксплуатации), является установление уголовной ответственности за торговлю несовершеннолетними в самостоятельной статье 152 УК РФ в главе 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних».1 С учётом рекомендуемых изменений предлагается следующая редакция ст. 152 «Торговля несовершеннолетними»:

1. Купля-продажа несовершеннолетнего либо совершение в отношении него иных сделок, -

наказывается....

2. Те же деяния, совершенные:

а) в отношении двух и более несовершеннолетних;

б) группой лиц по предварительному сговору;

в) родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, а равно с использованием своего служебного положения;

г) в целях использования несовершеннолетнего для совершения преступления либо сексуальной или иной эксплуатации;

д) в целях изъятия у несовершеннолетнего органов или тканей;

е) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой его применения, -

наказывается....

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, либо повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью несовершеннолетнего или его смерть, а равно иные тяжкие последствия, -

наказывается...

Соответственно п. «б» ч. 2 ст. 127-1 УК РФ подлежит исключению.

Предложенный подход к квалификации торговли людьми позволит избежать противоречий в правоприменительной практике и будет способствовать качественному рассмотрению дел данной категории.2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Анализ и обобщение результатов проведенного научного исследования позволяют сделать следующие выводы.

В основе современной международной стратегии предупреждения торговли людьми лежит принцип унификации национального законодательства государств в части регламентации норм, направленных на криминализацию такого социально-негативного явления, как торговля людьми. Эта работа осуществляется по следующим основным направлениям: закрепление в законодательстве унифицированных правовых дефиниций, определяющих понятие «торговля людьми»; согласование пределов и объёма криминализации общественно опасных деяний, связанных с торговлей людьми; закрепление в законодательном порядке унифицированных принципов карательной политики государств в сфере противодействия торговле людьми.1

В международно-правовом значении торговля людьми рассматривается как сложное антисоциальное явление, представляющее собой совокупность общественно опасных деяний, посягающих на личную свободу человека, выражающихся в совершении сделок в отношении человека, обращении его в рабство, принуждении к труду, сопряженных с применением физического или психического насилия либо обмана.

Результаты анализа международного и национального подходов к определению понятия «торговля людьми», выявили противоречия международных документов и зарубежного и российского уголовного законодательства, что до настоящего времени не позволило выработать единого подхода к определению понятия «торговля людьми». Основная тенденция эволюции этого негативного явления, - его постепенное отражение в отдельной, специальной норме, наполненной собственным содержанием и обладающей присущими только ей признаками. Данная норма (ст. 1271 УК РФ), имея самостоятельное значение и свои принципиальные отличия, находится в неразрывной связи с другими положениями уголовного закона, объектом которых выступает личная свобода.1

Воспринимая положения международных норм в отношении определения ответственности за торговлю людьми, наше законодательство приняло практически все основные его положения. Более того, уголовный закон в примечании (п.2 ст.1271 УК РФ) также воспринял и положения международного права в отношении понятия эксплуатации человека, под которой понимается использование занятия проституцией другими лицами и иные формы сексуальной эксплуатации, рабский труд (услуги), подневольное состояние. Более строго в российском праве, по сравнению с международным правом, решен вопрос об ответственности за торговлю людьми, совершенную определенными способами.

В действующем международном законодательстве существует ряд недостаточно проработанных вопросов. Так, «проституция» упоминается наряду с «торговлей людьми», как явления однопорядковые и сходные друг с другом (Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 г.). Если относить проституцию к области торговли людьми, то необходимо всегда указывать, что речь идет не просто о проституции, а о принудительном занятии проституцией, причем, потерпевшим может быть любое лицо независимо от пола.2

В целях приведения положений УК РФ в соответствие с международно-правовыми нормами и учитывая опыт зарубежных стран, в частности Белоруссии, следует дополнить ч.2 ст. 1271 УК РФ пунктами «к» и «л» следующего содержания: к) с использованием стечения тяжелых личных, семейных или иных обстоятельств потерпевшего; л) в целях сексуальной эксплуатации.

В основе изучения признаков состава торговли людьми лежит алгоритм состава преступления, который представляет собой модель преступного деяния, наделенную законодателем набором объективных и субъективных элементов и признаков посредством содержания диспозиции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Законодательное определение характера общественной опасности преступлений, преследующих цель эксплуатации человека, выразившееся в размещении состава данного преступления в главе 17 УК РФ «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» не вполне оправдано. Причиняющие в большинстве случаев вред свободе личности, такие преступления посягают, прежде всего, на недопустимость отождествления человека с предметом товарно-денежных отношений и осуществления в отношении него полномочий, присущих праву собственности. Объектом рассматриваемого преступления следует признавать общественную безопасность, как состояние защищенности жизненно важных интересов современного общества, в связи с чем, следует перенести статьи об ответственности за торговлю людьми в главу 24 УК РФ о преступлениях против общественной безопасности.

Результаты исследования объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 1271 УК РФ, позволили определить структуру диспозиции, выраженную в альтернативных действиях (купля-продажа человека, иные сделки в отношении человека, либо в целях эксплуатации совершение его вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения), совершение каждого из которых образует оконченное преступление.

Субъективная сторона торговли людьми, если она проявляется в купле-продаже человека или в совершении иных сделок в отношении его, характеризуется прямым умыслом. В качестве обязательного признака состава преступления предусматривает специальную цель - эксплуатацию человека.

Состав преступления, предусмотренный ст.1271 УК РФ, настолько сложен и многогранен, что правоприменитель при квалификации исследуемого преступления просто обязан рассматривать каждое обстоятельство совершения торговли людьми на предмет наличия признаков иных видов противоправных деяний. Среди квалифицирующих признаков торговли людьми можно выделить группу, особых, характерных только для анализируемого состава: пункт «г» с перемещением потерпевшего через Государственную границу РФ или с незаконным удержанием его за границей; пункт «д» с использованием поддельных документов, а равно с изъятием, сокрытием либо уничтожением документов, удостоверяющих личность потерпевшего; пункт «ж» в целях изъятия у потерпевшего органов или тканей.

Норма ст. 1271  УК РФ пока далека от совершенства, что существенно затрудняет правоприменительную деятельность. В настоящий момент, существуют противоречия при ее применении, различные подходы к основаниям ее вменения и неверная квалификация в совокупности с другими нормами Особенной части.

Предложения по совершенствованию уголовного законодательства заключается в следующем.

1. Дополнить ст. 1271 УК РФ примечанием 3 с определением вербовки: «3. Под вербовкой человека следует понимать деятельность по поиску, найму, набору, привлечению лица или группы лиц для занятия какими-либо видами деятельности с целью их эксплуатации».

2. Диспозицию ч. 1 ст. 1271 УК РФ изложить в следующей редакции:

1. «Купля, продажа человека, иные сделки в отношении человека, а равно совершенные в целях его эксплуатации вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение,-

наказываются…»

3. Сформулировать более четкое и уточненное понятие эксплуатации, которое следует изложить в Примечании 2 к ст. 127-1 УК РФ. Примечание 2. Под эксплуатацией человека в настоящей статье и ст. 152 понимаются использование принудительного занятия проституцией другими лицами и иные формы сексуальной эксплуатации, в том числе незаконное использование лица в зрелищных мероприятиях эротического или порнографического характера, производстве продукции такого рода, а также использование рабского труда (услуг) или иного подневольного состояния человека.

4. Современная дефиниция «торговля людьми» существенно ограничивает рамки уголовно-правового воздействия на лиц, совершающих указанные преступления тем, что в качестве обязательного признака по ч. 1 ст. 1271 УК РФ установлена цель деяния – эксплуатация. Таким образом, если цель (эксплуатация) при купле-продаже человека не будет доказана в ходе следствия, действия лица исключают основания уголовной ответственности. В связи с чем необходимо:

- исключить цель (эксплуатация) при совершении преступления по ч. 1 ст. 1271 УК РФ, включив её в качестве отягчающего обстоятельства в ч. 3 ст. 1271 УК РФ в новой редакции;

- исключить уголовно-правовой критерий «заведомость» как один из субъективных признаков преступления по ст. 1271 УК РФ.

- исключить неосторожную форму вины по отношению к последствиям (пункт «а» ч. 3 ст. 1271 УК РФ действующей редакции), изложив её в следующей редакции: деяния, предусмотренные частью первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие смерть, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или иные тяжкие последствия.

5. С учётом предложенных изменений в редакцию ч. 3 ст. 1271 необходимо дополнить УК РФ:

- часть 2 ст. 105 УК РФ п. «н» – убийство, совершённое при купле-продаже или иных сделках с человеком, – наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет, либо пожизненным лишением свободы с конфискацией имущества, либо смертной казнью

- часть 2 ст. 111 УК РФ п. «з» – причинение тяжкого вреда здоровью совершённое при купле-продаже или иных сделках с человеком, – наказывается лишением свободы на срок от трёх до десяти лет

- иные сделки с человеком – любые незаконные сделки с человеком против его воли, либо с его согласия, совершённые не только на возмездной основе, но и безвозмездно (например, дарение, мена, передача во временное пользование и т.д.).1

6. Необходимо дополнить диспозицию п. «б» ч.2 ст. 1271 УК РФ (торговля людьми в отношении заведомо несовершеннолетнего)) ссылкой на достижение виновным восемнадцатилетнего возраста, и, соответственно, изложить п. «б» ч. 2 ст. 1271 УК РФ в следующей редакции:

«б) лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении заведомо несовершеннолетнего».

7. Следует дополнить ч. 2 ст. 127. 1 УК РФ следующими квалифицирующими признаками, которые позволили бы более качественно защитить человека от всех проявлений торговли людьми: в отношении несовершеннолетнего либо малолетнего; против воли потерпевшего либо обманным путём; в целях эксплуатации.

8. Целесообразно дополнить ч. 4 ст. 1271 УК РФ особо квалифицирующими признаками, устанавливающими повышенную уголовную ответственность за деяния, совершённые в отношении двух и более малолетних или несовершеннолетних; преступным сообществом (преступной организацией).

9. Примечание 1 к ст. 1271 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности в связи со специальным видом деятельного раскаяния изложить следующей редакции:

Примечания. 1. Лицо, участвовавшее в торговле людьми, добровольно освободившее потерпевшего (потерпевших) и способствовавшее раскрытию и расследованию преступления, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

10. Перспективным направлением дальнейшего развития российского уголовного законодательства, направленного на борьбу с торговлей несовершеннолетними (в отношении которых не всегда имеет место цель эксплуатации), является установление уголовной ответственности за торговлю несовершеннолетними в самостоятельной статье 152 УК РФ в главе 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних», поскольку международные правила требуют отдельного учета в уголовной статистике данного вида преступления.1

С учётом рекомендуемых изменений предлагается следующая редакция ст.152 «Торговля несовершеннолетними»:

1. Купля-продажа несовершеннолетнего либо совершение в отношении него иных сделок, -

наказывается....

2. Те же деяния, совершенные:

а) в отношении двух и более несовершеннолетних;

б) группой лиц по предварительному сговору;

в) родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, а равно с использованием своего служебного положения;

г) в целях использования несовершеннолетнего для совершения преступления либо сексуальной или иной эксплуатации;

д) в целях изъятия у несовершеннолетнего органов или тканей;

е) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой его применения, -

наказывается....

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, либо повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью несовершеннолетнего или его смерть, а равно иные тяжкие последствия, -

наказывается...

Соответственно п. «б» ч. 2 ст. 1271 УК РФ подлежит исключению.

Внесение в УК РФ законодательно-грамотных поправок, предусматривающих ответственность за торговлю людьми даст российской правоохранительной системе реальный инструмент в борьбе с торговлей людьми.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


Нормативно-правовые акты:

        1. Конституция РФ 12 декабря 1993 г.//Российская газета от 25.12.1993г., №237.

        2. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 №63-ФЗ//Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, №25, ст. 2954.

        3. Закон РФ от 1 апреля 1993 года № 4730-1 «О Государственной границе Российской Федерации» //Российская газета от 4.05.1993 г. №84.

        4. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденная Указом Президента РФ от 12.05.2009 №537 //Российская газета от 19.05.2009 г. №88.

        5. Международная конвенция о борьбе с торговлей белыми рабынями от 4 мая 1910 г.

        6. Женевская конвенция о запрещении торговли женщинами и детьми от 30.09.1921 г.

        7. Конвенция о рабстве 25.09.1926 г.

        8. Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г.

        9. Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами от 2.12.1949 г.

        10. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.)

        11. Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.)

        12. Дополнительная Конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов, обычаев, сходных с рабством» от 7.09.1956 г.

        13. Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18.12.1979 г.

        14. Конвенция о правах ребёнка от 20.11.1989 г.

        15. Декларация ООН «О ликвидации насилия относительно женщин», 1993 г.

        16. Конвенция против транснациональной организованной преступности от 15.11.2000 г.


Научная литература:

        1. Адельханян Р. Уголовная ответственность за вербовку наемников// Законность. - 2002. - № 1. – С.44-45.

        2. Беляева Л. И., Кулакова Н. Г. Торговля несовершеннолетними и меры борьбы с ней. – М., 2002. – 136 с.

        3. Боброва Ю.В., Гуцуляк В.Н., Колодкин А.Л. Мировой океан. Международно-правовой режим. Основные проблемы. - М.: Статут, 2007. - 637c.

        4. Брагинский М.И., Ветрянский В.В., Договорное право, Кн.II, Договоры о передаче имущества. - М.: Статут, 2000. – 800 с.

        5. Буряк М.Ю. Торговля людьми и борьба с ней (криминологические и уголовно-правовые аспекты): Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Владивосток, 2005. - 45 с.

        6. Буряк М.Ю. Торговля людьми и борьба с ней (криминологические и уголовно-правовые аспекты): Дис. канд. юрид. наук. - Владивосток, 2005.- 246с.

        7. Бытко Ю.И., Бытко С.Ю. Сборник нормативных актов по уголовному праву России X-XX веков. - Саратов: Изд-во «Научная книга», 2006. – 786 с.

        8. Волошин А.В. Ответственность за торговлю людьми и проблемы ее совершенствования // Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции, взаимовлияние: Сборник научных трудов/ Под ред. Н.А. Лопашенко. - Саратов. 2009. - 586 с.

        9. Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью. - М.: Междунар. отношения, 1972. - 165 с.

        10. Гетман И. Б. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. к.ю.н. - Тюмень, 2010. - 25 с.

        11. Гетман И.Б. Уголовная ответственность за торговлю людьми: Дис. канд. юрид. наук. - Тюмень, 2010. – 192 с.

        12. Горбань Е.Г. Противодействие торговле людьми (уголовно-правовой и криминологический аспекты). Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2012. - 27 с.

        13. Гражданское право. Часть 1. Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. - М.: ТЕИС, 1996. - 352 с.

        14. Громов С.В. Некоторые вопросы квалификации преступлений – торговля людьми и использование рабского труда // Российский следователь. - 2005. - №3. – С.47-56.

        15. Громов С.В. Уголовно-правовая характеристика торговли людьми и использования рабского труда. Дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2006. - 155 c.

        16. Дипломатический словарь / Под ред. А.А. Громыко, А.Г. Ковалёва, П.П. Севостьянова, С.Л. Тихвинского. - М.: Наука, 1985. Т. 1.

        17. Долголенко Т.В. Уголовная ответственность за преступление, предусмотренное статьей 127.1 УК РФ, - торговлю людьми - и соотношение состава этого преступления с другими преступлениями // Современное право. – 2010. - №1. - С. 95-99.

        18. Душко Д.А. Уголовно-правовая характеристика торговли людьми. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Краснодар, 2009. - 26 c.

        19. Евстифеева Е.В. Теоретические проблемы уголовно-правовой ответственности за торговлю людьми: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Саратов, 2002. - 26 с.

        20. Евстифеева Е.В. Теоретические проблемы уголовно-правовой ответственности за торговлю людьми: дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 2002. – 197 с.

        21. Ерохина Л.Д., Буряк М.Ю. Торговля женщинами и детьми в целях сексуальной эксплуатации. Теория и практика борьбы: Учебное пособие. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2001. – 354 с.

        22. Жинкин А.А. Торговля людьми и использование рабского труда: проблемы квалификации и соотношение со смежными составами преступлений: Дис. … к.ю.н. - Краснодар, 2006. – 192 с.

        23. Завидова Б.Д. Уголовно-правовой анализ преступлений против свободы, чести и достоинства личности. – М., 2004.

        24. Зайдиева Д.Я. Ответственность за торговлю людьми// Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал 2006. - №3-4.

        25. Иващенко В.А. Криминологические и криминально-правовые аспекты борьбы с торговлей женщинами и детьми: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. – К., 2000. – 21 с.

        26. Игнатенко Г.В. Международное право и внутригосударственное право: проблемы сопряженности и взаимодействия. - М.: Норма: ИНФРА М, 2012. - 416 с.

        27. Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - М., 2007. - 26 с.

        28. Иногамова-Хегай Л.В. Торговля людьми в российском и международном уголовном праве // Организованная преступность и коррупция: результаты криминолого-социологических исследований. Выпуск 1. / Под ред. Н.А. Лопашенко. – Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2005. – 142 с.

        29. Кадников Ф.Н. К вопросу об объективных признаках состава преступления, предусмотренного ст.127.1 УК РФ (Торговля людьми) // Международное частное и публичное право. - 2006. - №7. - С.38-40.

        30. Кибальник А., Соломоненко И. Новые преступления против личной свободы // Российская юстиция. - 2004. - №4. – С.44-45.

        31. Кислова Е.А. Правовые средства противодействия рабству и торговле людьми: Дис. … к.ю.н. - М., 2005. – 167 с.

        32. Кислова Е.А. Уголовно-правовые средства противодействия рабству и торговле людьми: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 2005. - 32 с.

        33. Климанов А.М. Некоторые вопросы доказывания объективной стороны при расследовании торговли людьми// Новый университет. Серия «Экономика и право». – 2014. - №4(38). – С.57-61.

        34. Колесников С.Г. Проблема современного рабства. Отражение в современном уголовном законодательстве РФ// Материалы студенческой научо-практической конференции «Основные тенденции развития государства и общества».18-19 апреля 2004г. Вологда.

        35. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко; Науч. ред. А.С. Михлин. - М.: Спарк, 2000. - 862 с.

        36. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. - М.: Госюриздат, 1960. - 244 с.

        37. Мартыненко Н.Э. Исторический и зарубежный опыт безопасности граждан от похищения // Труды Академии Министерства внутренних дел РФ. - М., 1995.

        38. Международные акты о правах человека: Сборник документов. / Сост. и вступ. ст.: Карташкин В.А., Лукашева Е.А. - М.: Норма, Инфра-М, 1998. - 784с.

        39. Морозов П.Е. Формирование правовых основ устранения торговли людьми в зарубежных странах//Вестник Пермского университета. - 2011. - № 3. - С.181 – 187.

        40. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. – М.: БЕК, 1996. – 160 с.

        41. Овчинникова Г.В. Правовые аспекты противодействия торговле людьми // Государственная граница, организованная преступность, закон и безопасность России / Под общ. ред. А.И. Долговой. - М.: Российская криминологическая ассоциация, 2005. - С.94-102.

        42. Овчинский В.С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. - М.: Инфра-М, 2001. - 148 с.

        43. Панов В.П. Торговля женщинами и детьми // Российская юридическая энциклопедия / Под общ. ред. А.ЯСухарева. - М., 1999.

        44. Рогаева И.Г. К вопросу об объективной стороне ст. 127.1 «торговля людьми»//Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2010. - №5.

        45. Российское законодательство X-XX веков: В 9 т. Т. 1: Законодательство Древней Руси / Отв. ред. В.Л. Янин. - М.: Юрид. лит., 1984. - 430 с.

        46. Российское законодательство X-XX веков: В 9 т. Т. 2: Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства / Отв. ред. А.Д. Горский. - М.: Юрид. лит., 1985. - 520 с.

        47. Российское законодательство X-XX веков: В 9 т. Т. 3: Акты Земских соборов / Отв. ред. А.Г. Маньков. - М.: Юрид. лит., 1985. - 511 с.

        48. Российское законодательство X-XX веков: В 9 т. Т. 4: Законодательство периода становления абсолютизма / Отв. ред. А.Г. Маньков. - М.: Юрид. лит., 1986. – 512 с.

        49. Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова- М.: Спарк, 2007. – 454 с.

        50. Сапелкина Е.Н. Торговля людьми: проблемы законодательного формулирования объективных признаков // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. Материалы 4-й Международной научно-практической конференции, 25-26 января 2007 г.. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. - С.325-329.

        51. Таций В.Я. Объект и предмет преступлений по советскому уголовному праву. – Х.: Вища школа, 1988. – 198 с.

        52. Трифонова О.В. Словарь терминов к курсу по правам человека. - М.: Молодежный центр прав человека и правовой культуры, 2000.

        53. Уголовное право России. Часть Особенная: Учебник для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. – М.: Волтерс Клувер, 2004. – 838 с.

        54. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2005. - 742 с.

        55. Фойницкий И.Л. Курс уголовного права. Часть Особенная. - СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1912. - 643 с.

        56. Чупрова А.Ю. Вербовка как способ торговли людьми //"Черные дыры" в российском законодательстве. - 2007. - №2. – С.182-184.

        57. Уголовно-правовая политика и проблемы противодействия современной преступно­сти: Сборник научных трудов / Под ред. Н.А. Лопашенко. - Саратов: Саратовский Центр по исследованию про­блем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2006. – 652 с.

        58. Шалимов Е.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы торговли людьми: дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 2007. – 204 с.

        59. Штамм С.И. Судебник 1497 года. -- М.: Юрид. лит., 1955. - 112 с.

        60. Астапенкова О.С. Торговля людьми, как преступное деяние// VII Международная студенческая электронная научная конференция "Студенческий научный форум 2015": http://www.scienceforum.ru/2015/1128/11876


Судебная практика

        1. Архив Первоуральского районного суда Свердловской области. Дело № 1-1655 / Обзор судебной практики регионов на актуальные темы. – М., 2000.


1 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - М., 2007. - С.4-5.

1 Горбань Е.Г. Противодействие торговле людьми (уголовно-правовой и криминологический аспекты). Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2012. – 27 с.

2 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - М., 2007. - С.5-6.

1 Российское законодательство X-XX веков: В 9 т. Т. 1: Законодательство Древней Руси / Отв. ред. В.Л. Янин. - М.: Юрид. лит., 1984. - С.72.

1 Штамм С.И. Судебник 1497 года. -- М.: Юрид. лит., 1955. - С.33.

1 Российское законодательство X-XX веков: В 9 т. Т. 2: Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства / Отв. ред. А.Д. Горский. - М.: Юрид. лит., 1985. - С.55.

2 Там же. - С.70.

3 Бытко Ю.И., Бытко С.Ю. Сборник нормативных актов по уголовному праву России X-XX веков. - Саратов: Изд-во «Научная книга», 2006. - С.65.

1 Российское законодательство X-XX веков: В 9 т. Т. 3: Акты Земских соборов / Отв. ред. А.Г. Маньков. - М.: Юрид. лит., 1985. - С.225-226.

2 Там же. - С.220-221.

3 Там же. - С.405.

4 Там же. - С.229-230.

1 Российское законодательство X-XX веков: В 9 т. Т. 4: Законодательство периода становления абсолютизма / Отв. ред. А.Г. Маньков. - М.: .: Юрид. лит., 1986. - С.362.

2 Там же. - С.348.

1 Фойницкий И.Л. Курс уголовного права. Часть Особенная. - СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1912. - С.95-96.

1 Мартыненко Н.Э. Исторический и зарубежный опыт безопасности граждан от похищения // Труды Академии Министерства внутренних дел РФ. - М., 1995. - С.137.

1 Международные акты о правах человека: Сборник документов. / Сост. и вступ. ст.: Карташкин В.А., Лукашева Е.А. - М.: Норма, Инфра-М, 1998. - С.317.

2 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко; Науч. ред. А.С. Михлин. - М.: Спарк, 2000. - С.298-299.

3 Шалимов Е.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы торговли людьми: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2007. - С.15-31.

1 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - М., 2007. - С.14-16.

1 Дипломатический словарь / Под ред. А.А. Громыко, А.Г. Ковалёва, П.П. Севостьянова, С.Л. Тихвинского. - М.: Наука, 1985. Т. 1. - С.7.

1 Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью. - М.: Междунар. отношения, 1972. - С.27.

2 Панов В.П. Торговля женщинами и детьми // Российская юридическая энциклопедия / Под общ. ред. А.Я. Сухарева. - М., 1999. - С.974.

1 Овчинский В.С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. - М.: Инфра-М, 2001. - С.109.

2 Буряк М.Ю. Торговля людьми и борьба с ней (криминологические и уголовно-правовые аспекты): Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Владивосток, 2005. - С.14.

1 Игнатенко Г.В. Международное право и внутригосударственное право: проблемы сопряженности и взаимодействия. - М.: Норма: ИНФРА М, 2012. - С.220.

2 Боброва Ю.В., Гуцуляк В.Н., Колодкин А.Л. Мировой океан. Международно-правовой режим. Основные проблемы. - М.: Статут, 2007. - С.441.

1 Гетман И. Б. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. к.ю.н. - Тюмень, 2010. – С.15-16.

1 Громов С.В. Уголовно-правовая характеристика торговли людьми и использования рабского труда: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2006. – С.18-19.

1 Шалимов Е.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы торговли людьми: дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 2007. – С.61-62.

1 Громов С.В. Уголовно-правовая характеристика торговли людьми и использования рабского труда. Дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2006. - 155 c.

1 Чупрова А.Ю. Особенности ответственности за различные формы торговли людьми по законодатель­ству Великобритании // Уголовно-правовая политика и проблемы противодействия современной преступно­сти: Сборник научных трудов / Под ред. Н.А. Лопашенко. - Саратов: Саратовский Центр по исследованию про­блем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2006. - С.428.

2 Там же. - С.430.

1 Морозов П.Е. Формирование правовых основ устранения торговли людьми в зарубежных странах//Вестник Пермского университета. - 2011. - № 3. - С.185.

1 Гетман И. Б. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. к.ю.н. - Тюмень, 2010. - С.16-17.

2 Пристанская О.В. Проблемы унификации и гармонизации законодательства государств-участников СНГ в сфере противодействия торговле людьми и связанными с нею преступлениями: Уголовно-правовая политика и проблемы противодействия современной преступности // Сборник научных трудов / Под ред. Н.А. Лопашенко. - Саратов: Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2006. - С.433.

1 Гетман И. Б. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. к.ю.н. - Тюмень, 2010. - С.9.

1 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - М., 2007. – С.17.

1 Кадников Ф.Н. К вопросу об объективных признаках состава преступления, предусмотренного ст.127.1 УК РФ (Торговля людьми) // Международное частное и публичное право. - 2006. - №7. - С.38-40.

1 Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. Изд. доп. / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2005. - С.74.

2 Там же. - С.84.

3 Евстифеева Е.В. Теоретические проблемы уголовно-правовой ответственности за торговлю людьми: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Саратов, 2002. - С.16.

4 Кислова Е.А. Уголовно-правовые средства противодействия рабству и торговле людьми: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 2005. - С.11.

1 Трифонова О.В. Словарь терминов к курсу по правам человека. - М.: Молодежный центр прав человека и правовой культуры, 2000.

2 Овчинникова Г.В. Правовые аспекты противодействия торговле людьми // Государственная граница, организованная преступность, закон и безопасность России / Под общ. ред. А.И. Долговой. - М.: Российская криминологическая ассоциация, 2005. - С.97.

1 Евстифеева Е.В. Теоретические проблемы уголовно-правовой ответственности за торговлю людьми: дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 2002. – 197 с.

1 Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. – М.: БЕК, 1996. – С.154.

1 Таций В.Я. Объект и предмет преступлений по советскому уголовному праву. – Х.: Вища школа, 1988. – С.218.

2 Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. - М.: Госюриздат, 1960. - С.9.

1 Зайдиева Д.Я. Ответственность за торговлю людьми// Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал 2006. - №3-4. – С.75.

2 Шалимов Е.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы торговли людьми: дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 2007. – С.65.

1 Долголенко Т.В. Уголовная ответственность за преступление, предусмотренное статьей 127.1 УК РФ, - торговлю людьми - и соотношение состава этого преступления с другими преступлениями // Современное право. – 2010. - №1. - С. 95-99.

1 Громов С.В. Некоторые вопросы квалификации преступлений – торговля людьми и использование рабского труда // Российский следователь. - 2005. - №3. – С.47-56.

2 Гетман И.Б. Уголовная ответственность за торговлю людьми: Дис. канд. юрид. наук. - Тюмень, 2010. – 192 с.

1 Буряк М.Ю. Торговля людьми и борьба с ней (криминологические и уголовно-правовые аспекты): Дис. канд. юрид. наук. - Владивосток, 2005.- 246 с.

2 Иногамова-Хегай Л.В. Торговля людьми в российском и международном уголовном праве // Организованная преступность и коррупция: результаты криминолого-социологических исследований. Выпуск 1. / Под ред. Н.А. Лопашенко. – Саратов, Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2005. – С.89-90.

1 Иващенко В.А. Криминологические и криминально-правовые аспекты борьбы с торговлей женщинами и детьми: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. – К., 2000. – С.8.

2 Жинкин А.А. Торговля людьми и использование рабского труда: проблемы квалификации и соотношение со смежными составами преступлений: Дис. … к.ю.н. - Краснодар, 2006. – С.108.

3 Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова- М.: Спарк, 2007. – С.130.

4 Кибальник А., Соломоненко И. Новые преступления против личной свободы // Российская юстиция. - 2004. -№4. – С.45.

1 Гражданское право. Часть 1. Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. - М.: ТЕИС, 1996. - С.196.

2 Шалимов Е.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы торговли людьми: дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 2007.- С.77.

3 Брагинский М.И., Ветрянский В.В., Договорное право, Кн.II, Договоры о передаче имущества. - М.: Статут, 2000. – 800 с.

4 Зайдиева Д.Я. Ответственность за торговлю людьми// Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал 2006. - №3-4. - С.76.

1 Рогаева И.Г. К вопросу об объективной стороне ст. 127.1 «торговля людьми»//Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2010. - №5.

1 Рогаева И.Г. К вопросу об объективной стороне ст. 127.1 «торговля людьми»//Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2010. - №5.

2 Климанов А.М. Некоторые вопросы доказывания объективной стороны при расследовании торговли людьми// Новый университет. Серия «Экономика и право». – 2014. - №4(38). – С.58.

3 Зайдиева Д.Я. Ответственность за торговлю людьми// Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал 2006. - №3-4. - С.75.

1 Кибальник А., Соломоненко И. Новые преступления против личной свободы // Российская юстиция. 2004. - №4. – С.44.

2 Долголенко Т.В. Уголовная ответственность за преступление, предусмотренное статьей 127.1 УК РФ, - торговлю людьми - и соотношение состава этого преступления с другими преступлениями // Современное право. - 2010. - № 1. – С.98.

3 Кислова Е.А. Правовые средства противодействия рабству и торговле людьми: Дис. … к.ю.н. - М., 2005. – С.96.

4 Чупрова А.Ю. Вербовка как способ торговли людьми // "Черные дыры" в российском законодательстве. - 2007. - №2. – С.182.

5 Буряк М.Ю. Торговля людьми и борьба с ней (криминологические и уголовно-правовые аспекты): Дис. ... канд. юрид. наук. - Владивосток, 2005. – С.153.

6 Адельханян Р. Уголовная ответственность за вербовку наемников // Законность. - 2002. - № 1. – С.44.

1 Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник. Изд. доп. / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2005. - С.84.

2 Климанов А.М. Некоторые вопросы доказывания объективной стороны при расследовании торговли людьми// Новый университет. Серия «Экономика и право». – 2014. - №4(38). – С.58.

3 Сапелкина Е.Н. Торговля людьми: проблемы законодательного формулирования объективных признаков // Уголовное право: стратегия развития в XXI веке. Материалы 4-й Международной научно-практической конференции, 25-26 января 2007 г.. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. - С.325.

4 Ерохина Л.Д., Буряк М.Ю. Торговля женщинами и детьми в целях сексуальной эксплуатации. Теория и практика борьбы: Учебное пособие. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2001. - С.144-145.

1 Зайдиева Д.Я. Ответственность за торговлю людьми// Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал 2006. - №3-4. – С.76.

2 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2007. - С.19.

1 Кибальник А., Соломоненко И. Новые преступления против личной свободы // Российская юстиция. - 2004. - №4. – С.45.

2 Завидова Б.Д. Уголовно-правовой анализ преступлений против свободы, чести и достоинства личности. – М., 2004.

3 Буряк М.Ю. Торговля людьми и борьба с ней: Криминальные и уголовно-правовые аспекты. Дисс. канд.юрид.наук. - Владивосток, 2005. - С.154.

1 Громов С.В. Уголовно-правовая характеристика торговли людьми и использования рабского труда: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2006. – С.21-22.

2 Волошин А.В. Ответственность за торговлю людьми и проблемы ее совершенствования // Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции, взаимовлияние: Сборник научных трудов/ Под ред. Н.А. Лопашенко. - Саратов. 2009. - 586 с.

3 Климанов А.М. Некоторые вопросы доказывания объективной стороны при расследовании торговли людьми// Новый университет. Серия «Экономика и право». – 2014. - №4(38). – С.59.

1 Горбань Е.Г. Противодействие торговле людьми (уголовно-правовой и криминологический аспекты). Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2012. - 27 с.

2 Уголовное право России. Часть Особенная: Учебник для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. – М.: Волтерс Клувер, 2004. – С.102 – 103.

1 Астапенкова О.С. Торговля людьми, как преступное деяние// VII Международная студенческая электронная научная конференция "Студенческий научный форум 2015": http://www.scienceforum.ru/2015/1128/11876

2 Климанов А.М. Некоторые вопросы доказывания объективной стороны при расследовании торговли людьми// Новый университет. Серия «Экономика и право». – 2014. - №4(38). – С.60.

1 Душко Д.А. Уголовно-правовая характеристика торговли людьми. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Краснодар, 2009. - С.16.

1 Беляева Л.И., Кулакова Н.Г. Торговля несовершеннолетними и меры борьбы с ней. – М., 2002. – С.35.

2 Архив Первоуральского районного суда Свердловской области. Дело № 1-1655 / Обзор судебной практики регионов на актуальные темы. – М., 2000. – С. 32.

1 Колесников С.Г. Проблема современного рабства. Отражение в современном уголовном законодательстве РФ// Материалы студенческой научо-практической конференции «Основные тенденции развития государства и общества».18-19 апреля 2004г. Вологда.

2 Горбань Е.Г. Противодействие торговле людьми (уголовно-правовой и криминологический аспекты). Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2012. - 27 с.

1 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2007. - С.19-20.

1 Зайдиева Д.Я. Ответственность за торговлю людьми// Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. - 2006. - №3-4. – С.77.

2 Долголенко Т.В. Уголовная ответственность за преступление, предусмотренное статьей 127.1 УК РФ, - торговлю людьми - и соотношение состава этого преступления с другими преступлениями // Современное право. – 2010. - №1. - С. 95-99.

1 Климанов А.М. Некоторые вопросы доказывания объективной стороны при расследовании торговли людьми// Новый университет. Серия «Экономика и право». – 2014. - №4(38). - С.60-61.

2 Громов С.В. Уголовно-правовая характеристика торговли людьми и использования рабского труда: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2006. – С.9-10.

3 Шалимов Е.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы торговли людьми: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2007. – С.88.

1 Гетман И. Б. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. к.ю.н. - Тюмень, 2010. – С.19.

2 Астапенкова О.С. Торговля людьми, как преступное деяние// VII Международная студенческая электронная научная конференция "Студенческий научный форум 2015": http://www.scienceforum.ru/2015/1128/11876

1 Шалимов Е.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы торговли людьми: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2007. – С.85-86.

1 Жинкин А.А. Торговля людьми и использование рабского труда: проблемы квалификации и соотношение со смежными составами преступлений: Дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2005. - С.121.

2 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина, В.В. Сверчкова. — М.:  Юрайт-Издат, 2007. - С.163.

3 Грачева Ю.В., Ермакова Л.Д. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Рарог. — М.: Проспект, 2004. - С.28.

4 Бриллиантов А.В., Долженкова Г.Д., Иванова Я.Е. и др. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.В. Бриллиантова. — М.: Проспект, 2010. - С.240.

1 Пристанскя О.В. Выступление на Круглом столе «Взаимодействие государственных структур и исправительных организаций-эффективная стратегия противодействия торговле людьми»14 ноября 2003г.//Научная инфрмация по вопросам борьбы с преступностью. - 2004. - №3. - С.57.

1 Шалимов Е.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы торговли людьми: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 2007. – С.24-25.

1 Долголенко Т.В. Уголовная ответственность за преступление, предусмотренное статьей 127.1 УК РФ, - торговлю людьми - и соотношение состава этого преступления с другими преступлениями // Современное право. – 2010. - №1. - С. 95-99.

1 Там же.

2 Душко Д.А. Уголовно-правовая характеристика торговли людьми. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Краснодар, 2009. - С.18.

3 Устинова, Т. Д., Измайлова, И. Д.,Статья 127.1 УК РФ :Проблемы применения и законотворчества /Т. Д. Устинова, И. Д. Измайлова//Современное право. - 2005. - № 10. - С. 57 -61.

1 Гаммаев В.М., Зейналов М.М. Уголовно-правовой анализ квалифицирующих признаков торговли людьми // Современное право. – 2011. - № 4. - С. 120-122.

2 Долголенко Т.В. Уголовная ответственность за преступление, предусмотренное статьей 127.1 УК РФ, - торговлю людьми - и соотношение состава этого преступления с другими преступлениями // Современное право. – 2010. - №1. - С. 95-99.

1 Громов С.В. Уголовно-правовая характеристика торговли людьми и использования рабского труда: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006. - С.127.

2 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г.А. Есакова. — М., 2010. - С.58.

1 Громов С.В. Уголовно-правовая характеристика торговли людьми и использования рабского труда: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006. – С.28.

2 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - М., 2007. - С.10.

1 Долголенко Т.В. Уголовная ответственность за преступление, предусмотренное статьей 127.1 УК РФ, - торговлю людьми - и соотношение состава этого преступления с другими преступлениями // Современное право. – 2010. - №1. - С. 95-99.

2 Гаммаев В.М., Зейналов М.М. Уголовно-правовой анализ квалифицирующих признаков торговли людьми // Современное право. – 2011. - № 4. - С. 122-123.

2 Уголовное право. Особенная часть: Учебник. / Под ред. А.И. Рарога. - М., 1996. - С.104.

1 Гетман И. Б. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. к.ю.н. - Тюмень, 2010. – С.20, 10.

1 Громов С.В. Уголовно-правовая характеристика торговли людьми и использования рабского труда: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006. – С.26-27.

1 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - М., 2007. - С.24-25.

1 Зубалова О.А. Особенности толкования специальной цели – эксплуатации человека в ст. 127.1 УК РФ «Торговля людьми» // Противодействие торговле людьми и использования рабского труда. Материалы международно-практической конференции. СФ КрУ МВД РФ. 2007. – С.34.

1 Душко Д.А. Особенности квалификации торговли людьми и отличие от вовлечения в занятие проституцией // Общество и право. – 2009. - №3 (25). - С. 113-115.

2 Шалимов Е.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы торговли людьми: Дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 2007. – С.105.

1 Елионский В.А. Поощрительные нормы уголовного права: Учебное пособие. – Хабаровск: ХВШ МВД СССР, 1984. - С. 56.

1 Буряк М.Ю. Торговля людьми и борьба с ней: Монография. – Владивосток, 2006. - С.114-115.

2 Там же. С. 20.

1 Волков К. А. Освобождение от уголовной ответственности за торговлю людьми: вопросы законодательной техники и правоприменения // Актуальные проблемы юридической науки, профессиональной подготовки и правоприменения: Сб. материал. междунар. науч. -практ. конф. / Отв. ред. В. В. Кулыгин. Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2007. – С.227.

2 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - М., 2007. – С.23.

1 Ищенко Г.К. Уголовно-правовые и криминологические меры противодействия торговле людьми и использованию рабского труда: Дис. канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону, 2010. – 27 с.

2 Кислова Е.А. Уголовно-правовые средства противодействия рабству и торговле людьми: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 2005. – С.17.

1 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - М., 2007. – С.12.

1 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - М., 2007. – С.10.

2 Гетман И. Б. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. к.ю.н. - Тюмень, 2010. – С.9-10.

1 Пристанская О.В. Проблемы унификации и гармонизации законодательства государств-участников СНГ в сфере противодействия торговле людьми и связанными с нею преступлениями: Уголовно-правовая политика и проблемы противодействия современной преступности // Сборник научных трудов / Под ред. Н.А. Лопашенко. - Саратов: Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: Сателлит, 2006. - С.433.

1 Гетман И. Б. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. к.ю.н. - Тюмень, 2010. - С.9.

2 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - М., 2007. – С.17.

1 Шалимов Е.Е. Уголовно-правовые и криминологические проблемы торговли людьми: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2007. – С.85-86.

1 Измайлова И.Д. Уголовная ответственность за торговлю людьми: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук. - М., 2007. – С.10.


  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Курс повышения квалификации
Курс профессиональной переподготовки
Педагог-библиотекарь
Курс профессиональной переподготовки
Специалист в области охраны труда
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Краткое описание документа:

Научная работа по предмету "Право" на тему: «Актуальные проблемы уголовной ответственности за торговлю людьми» предлагается в качестве дополнительного источника информации при изучении темы «Уголовная ответственность» раздела «Основы российского судопроизводства» согласно Рабочей программы ПРАВО базовый и углублённый уровни 10-11 классы, разработанной Калуцкой Е.К. к учебнику "Право. 10-11 классы" А.Ф.Никитина, Т.И.Никитиной, Т.Ф.Акчуриной, а также при изучении вопросов к теме «Уголовная ответственность и наказание» согласно Примерной общеобразовательной учебной дисциплины "Право" для профессиональных образовательных организаций", рекомендованной ФГАУ "ФИРО" (протокол №3 от 21.07.2015 г.).

Проверен экспертом
Общая информация
Учебник: «Право (базовый и углублённый уровни)», Никитин А.Ф., Никитина Т.И.
Тема: § 64. «Новые» преступления

Номер материала: ДБ-1320486

Скачать материал
Похожие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «Управление персоналом и оформление трудовых отношений»
Курс профессиональной переподготовки «Экскурсоведение: основы организации экскурсионной деятельности»
Курс повышения квалификации «Этика делового общения»
Курс повышения квалификации «Психодинамический подход в консультировании»
Курс профессиональной переподготовки «Разработка эффективной стратегии развития современного ВУЗа»
Курс повышения квалификации «Актуальные вопросы банковской деятельности»
Курс профессиональной переподготовки «Деятельность по хранению музейных предметов и музейных коллекций в музеях всех видов»
Курс профессиональной переподготовки «Риск-менеджмент организации: организация эффективной работы системы управления рисками»
Курс профессиональной переподготовки «Организация системы менеджмента транспортных услуг в туризме»
Курс повышения квалификации «Международные валютно-кредитные отношения»
Курс профессиональной переподготовки «Осуществление и координация продаж»
Курс профессиональной переподготовки «Технический контроль и техническая подготовка сварочного процесса»
Курс профессиональной переподготовки «Стандартизация и метрология»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.