Выдаём удостоверения и дипломы установленного образца

Получите 5% кэшбэк!

Запишитесь на один из 793 курсов и получите 5% кэшбэк стоимости курса на карту

Выбрать курс
Инфоурок Другое Научные работыНаучная работа по предмету "Право" на тему: «Процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве (проблемные вопросы практики)»

Научная работа по предмету "Право" на тему: «Процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве (проблемные вопросы практики)»

Скачать материал
библиотека
материалов


ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

«АССОЦИАЦИЯ ЮРИСТОВ РОССИИ»

Крымское региональное отделение



На правах рукописи




Научная работа на тему:


ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ СРОКИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ (ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАКТИКИ)





Выполнил специально для проекта «Инфоурок»:

Корчинский Пётр Петрович

учитель, преподаватель права и юридических дисциплин,

преподаватель высшей школы

Член Ассоциации юристов России, магистр юриспруденции

Независимый эксперт, уполномоченный Министерством юстиции

России на проведение антикоррупционной экспертизы

нормативных правовых актов и проектов нормативных

правовых актов в случаях, предусмотренных

законодательством РФ (свидетельство об аккредитации

от 28.02.2018 г. №2970 на основании распоряжения

Минюста РФ от 28.02.2018 г. №210-р)




Симферополь, 2020



СОДЕРЖАНИЕ



ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………...3


Глава 1. Процессуальные сроки в системе гарантии защиты конституционных прав и свобод личности в Российском уголовном процессе
1.1. Понятие и значение процессуальных сроков как гарантии защиты конституционных прав и свобод личности………………………………………...7

1.2. Нормативно-правовое регулирование процессуальных сроков в российском уголовном процессе………………………………………………………………...18

1.3. Понятие разумного срока как гарантии принятия законного и обоснованного решения в уголовном судопроизводстве………………………..26


Глава 2. Процессуальные сроки в механизме обеспечения конституционного права на судебную защиту
2.1. Соблюдение процессуальных сроков как обеспечение конституционного права на судебную защиту и проблемы практики……………………………….52

2.2. Продление процессуальных сроков в уголовном судопроизводстве: основания, условия и процедура…………………………………………………..61

2.3. Восстановление пропущенных сроков как гарантия доступа к правосудию: проблемные вопросы………………………………………………………………75


ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………80


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ………………………………83

ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы. Современная правовая система России достаточно медленно, не всегда верно, однако неумолимо подвергается перестройке на «общеевропейский манер», особое внимание при этом уделяется созданию такой системы процессуальных норм, которая не оставила бы ни тени сомнения в их исключительной значимости и общей позитивности для обеспечения основополагающих прав и свобод человека в России, формирования и дальнейшего развития подлинно цивилизованного гражданского общества и правового государства. Одним из существенных факторов такого обеспечения является неукоснительное соблюдение определенных законом прав и свобод лица в границах определенных процессуальных сроков, что приобретает неоценимую важность в свете соблюдения прав личности.

Процессуальные сроки пронизывают практически все институты на протяжении всего уголовного судопроизводства, начиная со сроков проверки заявления (сообщения) о преступлении, заканчивая сроками обращения приговора к исполнению и производства в исключительных стадиях.

Укреплению в российском уголовном судопроизводстве прав личности способствовали ратификация ряда международных правовых актов в области обеспечения прав человека, в том числе Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., Конвенции о защите прав и свобод человека и гражданина 1950 г., исходя из положений которых борьба с неоправданно длительными сроками уголовного процесса стала одним из направлений совершенствования законодательства и развития теории уголовного процесса.

Стремление РФ привести уголовно-процессуальное законодательство в соответствие с нормами международного права обусловило принятие ряда дополнений в УПК РФ, в том числе о разумном сроке уголовного судопроизводства, включив его во вторую главу в качестве принципа уголовного судопроизводства.

Вместе с тем законодатель, внося изменения и дополнения в отдельные нормы, а в ряде случаев и в целые институты, не всегда делает это последовательно и системно с точки зрения их приведения в соответствие с другими нормами уголовно-процессуального закона. Тем самым искусственно создаются пробелы правового регулирования, которые, в свою очередь, восполняются в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, приказами и указаниями Генеральной прокуратуры РФ и других правоохранительных органов и это, соответственно, требует дальнейшего исследования поиска путей решения возникающих при этом проблем.

Вышеизложенное предопределяет как теоретическую, так и практическую значимость работы.

Степень научной разработанности темы исследования. С учетом важной роли, процессуальные сроки в различных аспектах исследовались еще в дореволюционной России, к примеру, Рогозиным Н.Н, в период становления советского, а затем и российского уголовного процесса такими учеными как М.С. Строгович, Л.М. Васильев, Р.Х. Якупов, И.В.Маслов, Г.Б. Петрова и другие. Вопросы о процессуальных сроках не оставались в тени, а наоборот находились в центре внимания ученых не только в советский период, но и на современном этапе развития уголовного процесса, особенно после введения в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК). Различные вопросы процессуальных сроков уголовного судопроизводства раскрыты в работах В.А. Азарова, А.С. Александрова, О.А. Анашкина, Н.Н. Апостоловой, М.Т. Аширбековой, Ф.Н. Багаутдинова, О.Я. Баева, С.С. Безрукова, В.П. Божьева, В.М. Быкова, Б.Я. Гаврилова, Н.С. Ермишина, К.Б. Калиновского, П.А. Лупинской, Е.В. Марковичевой, Марковичевой, В.А. Михайлова, И.Б. Михайловской, И.Л. Петрухина и др.

Учитывая важность значения процессуальных сроков для целей назначения уголовного процесса, к их изучению обращались многие ученые-процессуалисты. Однако большинство специальных исследований, посвященных институту процессуальных сроков, было подготовлено до принятия действующего УПК РФ. Следует также учитывать и то обстоятельство, что нормы УПК РФ в целом в последнее время подверглись значительным изменениям, обусловленным реалиями правоприменительной практики и необходимостью совершенствования правовой регламентации уголовно-процессуальных сроков.

Цель исследования заключается в осмыслении теоретических и практических проблем процессуальных сроков уголовного судопроизводства, а также выработке научных рекомендаций по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства и практики его применения.

Исходя из этого, определяется постановка следующих задач исследования:

  • выработка понятия срока, выяснение роли и назначения процессуальных сроков как гарантии защиты конституционных прав и свобод личности;

  • изучение нормативно-правового регулирования процессуальных сроков в российском уголовном процессе;

  • определение понятия и критериев разумности сроков уголовного судопроизводства;

  • анализ соблюдения процессуальных сроков как обеспечение конституционного права на судебную защиту;

  • освещение оснований, условий и процедуры продления процессуальных сроков в уголовном судопроизводстве;

  • раскрытие проблемные вопросов восстановления пропущенных сроков как гарантия доступа к правосудию;

  • разработка предложений, направленных на совершенствование правоприменительной практики и правового регулирования.

Объектом исследования явились правоотношения, возникающие в рамках уголовного судопроизводства при реализации участниками уголовного процесса, ограниченных определенными сроками, прав и обязанностей, гарантии защиты, прав и свобод участников уголовного процесса в сфере соблюдения процессуальных сроков.

Предметом выступает правовое регулирование, теоретическое обоснование и правоприменительная практика процессуальных сроков уголовного судопроизводства.

Методологическую основу работы составляют всеобщий диалектический метод научного познания, общенаучные подходы: системно-структурный, логический, а также частно-научные методы: формально-юридический, сравнительно-правовой и др.

Научная новизна работы определяется комплексным характером исследования, в котором теоретические и правовые проблемы осуществления уголовного судопроизводства рассматриваются в условиях действия современного российского законодательства, с учетом позиций, выраженных Европейским Судом по правам человека по конкретным делам, а также в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 марта 2016 года №11.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования определяется тем, что теоретические выводы и практические рекомендации, сформулированные в результате исследования, могут быть использованы в правоприменительной деятельности и при совершенствовании законодательства, а также могут способствовать правильному пониманию и применению норм о сроках в правоприменительной деятельности по расследованию и рассмотрению уголовных дел.

Структура работы состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов; заключения и списка использованных источников.

Глава 1. Процессуальные сроки в системе гарантии защиты конституционных прав и свобод личности в российском уголовном процессе


1.1. Понятие и значение процессуальных сроков как гарантии защиты конституционных прав и свобод личности

В целях оперативного и эффективного принятия процессуального решения полномочными участниками процесса, а также для организации их действий в УПК используется понятие «процессуальные сроки».

При исследовании сроков уголовного судопроизводства представляется необходимым обратиться к историческим аспектам их появления в уголовном процессе. Следует отметить, что впервые процессуальные сроки в современном их понимании появились в УПК РСФСР 1922 г. УПК РСФСР 1960 г. насчитывал порядка 60 норм, устанавливающих сроки. По мере развития уголовно – процессуального законодательства эти нормы совершенствовались, а их количество возрастало. В первоначальной редакции УПК РФ содержалось более 60 норм, регламентирующих процессуальные сроки в досудебном производстве. В УПК РФ в действующей редакции в связи с внесением в него изменений и введением Федеральным законом от 04.03.2013 № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» сокращенной формы дознания количество этих норм значительно увеличилось и составляет порядка 100.

Законодатель всегда стремился к оптимизации процессуальных действий, устанавливая продолжительность сроков для совершения определенных действий, в зависимости от сложности и значимости самого действия.

Вместе с тем, следует заметить, что, несмотря на важность такой уголовно-процессуальной категории как «срок», его понятие не сформулировано законодателем ни в уголовно-процессуальных кодексах РСФСР 1922 и 1923 гг., ни в УПК РСФСР 1960 г. Нет понятия уголовно-процессуальных сро­ков и в УПК РФ.

Представляется, что для понимания процессуального срока необходимо дать определение срока как такового. Так, например, В.И. Даль характеризовал срок как определенную продолжительность времени и самый предел этого времени», а С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова под сроком понимали как «определенный промежуток времени», так и «момент наступления, исполнения чего-либо».1 Оба понятия относят к временным рамкам, то есть срок неотделим от времени, является его производным.

Понятие «срок» относится к доступным для всех правилам измерения, так как срок производен от времени, которое существует объективно и не зависит от сознания конкретных людей. Поэтому сроки в законе исчисляются временными категориями — часами, сутками, месяцами. В то же время срок имеет собственные отличительные свойства. В отличие от времени, протекающего объективно, процессуальный срок и его исчисление устанавливаются законодателем, а его несоблюдение влечет неблагоприятные негативные последствия как процессуального характера (напр., отказ в принятии жалобы из-за пропуска срока ее подачи), так и дисциплинарного (наказание должностного лица за нарушение срока предъявления обвинения).

Человек сам делает выбор той или иной единицы измерения времени. Рассматривая особенности проявления волевой природы человека в установлении процессуальных сроков в уголовном судопроизводстве, следует отметить, что они устанавливаются законодателем в правовых нормах, и в этом находит проявление субъективно-волевой момент процессуальных сроков.

В юридической литературе ученые-процессуалисты по-разному определяют данное понятие. По мнению Т.Ю. Вилкова, процессуальный срок - установленное законом время для выполнения следственных действий, принятия процессуальных решений, начала и завершения производства расследования в конкретной стадии судопроизводства.2

В свою очередь, Л.М. Васильев определяет процессуальные сроки применительно к правоотношениям участников уголовного процесса, указывая на них, как на установленные уголовно – процессуальным законом сроки для реализации уголовно – процессуальных норм в правоотношениях участников процесса, возникающих в уголовно – процессуальных действиях, выполняемых в строго установленном порядке и характеризующихся определенной длительностью существования.1

Другая часть ученых–процессуалистов (К.Б. Калиновский, Т.Л. Корепанова, И.М. Алексеев, О.А. Анашкин)2 процессуальный срок рассматривают как урегулированный уголовно–процессуальным законодательством и исчисляемый в соответствии с его требованиями период времени, в течение которого в уголовном процессе необходимо или возможно совершение тех или иных следственных действий либо от совершения этих действий следует воздержаться.

Как особую форму процессуальных гарантий, способствующих ускорению процесса расследования, обеспечению соблюдения прав участников уголовного процесса и действенности прокурорского надзора, представляет уголовно-процессуальный срок А.П. Гуляев.3

Наиболее полную, обобщенную формулировку процессуальных сроков дает И.В. Маслов, который процессуальный срок определяет как урегулированный уголовно–процессуальным законом в соответствии с Конституцией РФ промежуток времени, в период которого должностные лица и иные участники уголовного процесса вправе либо обязаны выполнить определенные процессуальные действия, имеющий своей целью своевременное обеспечение назначения уголовного судопроизводства, обеспечение конституционных и иных предоставляемых законом участникам уголовного процесса прав.4

Поскольку функциональное значение сроков направлено на совершение процессуальных действий в оптимально допустимые сроки, можно сказать, что процессуальный срок — это установленный УПК период или момент времени, необходимый для принятия процессуального решения или совершения процессуального действия, несоблюдение которого влечет неблагоприятные правовые последствия.

Процессуальные сроки являются важной гарантией своевременной реализации участниками процесса своих прав и законных интересов, а также способствуют быстрому, полному и всестороннему исследованию обстоятельств уголовного дела органами предварительного расследования. Именно процессуальные сроки определяют временные границы, в течение которых начинаются и прекращаются уголовно-процессуальные правоотношения, реализуются права и исполняются обязанности участников уголовного судопроизводства. Следует согласиться с тем очевидным фактом, что для успешного выполнения задач уголовного судопро­изводства большое значение имеет именно фактор времени.

Как уже отмечено выше, процессуальные сроки имеют значение на всех стадиях уголовного процесса, устанавливают их длительность, порядок, правила и временные пределы перехода уголовного дела из одной стадии в другую.

Сроки, закрепленные в законе, дисциплинируют участников процессуальных отношений, вносят строгую определенность и последовательность в них, повышают стабильность процессуального правоприменения и создают условия для прекращения правовой неопределенности.

Установленные процессуальные сроки играют важную роль в обеспечении контроля за ходом следствия, соблюдения конституционных прав потерпевших на доступ к правосудию. Наряду с этим, установлением сроков законодатель предоставил должностным лицам достаточное время для подготовки и принятия взвешенных решений. Участники уголовного процесса в течение определенного периода имеют возможность осмыслить свое положение и в полном объеме реализовать свои законные права.

Уголовный процесс в РФ является одним из самых сложных в мире, а все уголовное судопроизводство предельно заформализовано. Необоснованная сложность уголовного судопроизводства является одной из причин чрезмерно длительных сроков. Представляется соответствующим действительности утверждение, что «следствие остается крайне громоздким и превращается в образен волокиты даже по несложным делам»,1 несмотря на то, что законодательно предусмотрено достаточное время для выяснения обстоятельств совершения преступления, сбора доказательственной базы, проведения и оформления всех необходимых следственных действий, составления процессуальных документов, продление процессуального срока при наличии обоснованных обстоятельств, возможно на законных основаниях, в соответствии со ст. 162 УПК РФ.

Сокращение сроков расследования и быстрота судопроизводства способствуют охране прав и законных интересов участников процесса, предупреждению преступлений и, наконец, обеспечению быстрого наказания преступников, а также существенному сокращению бюджетных расходов на содержание органов уголовной юстиции. Выдающийся итальянский юрист XVIII века Чезаре Беккариа писал, что «чем скорее следует наказание за преступлением, чем ближе к нему, тем оно справедливее, тем оно полезнее».2 Представляется, это довольно четкое выражение того, что наказание за преступление эффективно и направлено на восстановление социальной справедливости, исправление виновного лица при условий его скорейшего назначения.

В зависимости от тех или иных критериев процессуальные сроки можно разделить на виды. В юридической литературе имеются различные точки зрения относительно видов и классификаций процессуальных сроков.3

Говоря о функциональном назначении при классификации сроков, Г.Б. Петрова выделяет сроки, нацеленные на быстроту и своевременность производства по уголовному делу; сроки, как гарантии соблюдения прав и законных интересов всех участников уголовного судопроизводства, не выделяя в разные категории стороны защиты и обвинения, а говоря о них в целом. Сюда же ею отнесены сроки как гарантии осуществления эффективного прокурорского надзора, судебного контроля за органами предварительного расследования.1

Процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве дифференцированы в зависимости от стадий уголовного судопроизводства, форм предварительного расследования, вида следственных действий и процессуальных решений. Исходя из этого, уже можно подвергнуть дальнейшему разграничению процессуальные сроки в досудебном производстве на следующие категории:

а) сроки, регулирующие деятельность в стадии возбуждения уголовного дела;

б) сроки в стадии предварительного расследования (сроки, следствия, предъявления обвинения и допроса обвиняемого; производства контроля и записи переговоров; принятия прокурором решения по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением и др.);

в) сроки, регулирующие деятельность по применению мер процессуального принуждения (сроки содержания под стражей; домашнего ареста; задержания подозреваемого; применения мер пресечения в отношении подозреваемого.

Регламентация уголовно-процессуальной деятельности и нормативно- правовое регулирование сроков позволяет выделить еще одну группу, в зависимости от их продолжительности и возможности их продления, Так, условно можно определить следующие виды сроков;

а) сроки, продолжительность которых установлена законом и не может быть продлена (ч.1 ст. 152 УПК РФ);

б) сроки, которые условно определены законодателем, но могут быть продлены (срок следствия, дознания, срок содержания под стражей, срок рассмотрения ходатайств и так далее).

Л.М. Васильевым была предложена классификация по способу выполнения задач уголовного судопроизводства:

а) сроки, имеющие публично-правовой характер;

б) сроки, имеющие целью обеспечение и защиту прав и законных и интересов участников уголовного судопроизводства.1

Вместе с тем, мнения ряда процессуалистов на данную классификацию вызвали дискуссию. Так, Петрова идею такого разграничения поддержала, при этом, конкретизировав, что основанием деления является не способ выполнения задач, а роль сроков, мотивировав это тем, что их роль в осуществлении задач уголовного судопроизводства заключается в обеспечении своевременности производства по делу, а так же в защите прав и законных интересов участников уголовного процесса.2

В уголовном судопроизводстве можно также выделить следующие виды процессуальных сроков, гарантирующие обеспечение прав и законных интересов участников процесса: 1) сроки производства следственных действий; 2) сроки рассмотрения ходатайств; 3) сроки задержания и допроса подозреваемого; 4) сроки содержания под стражей; 5) сроки принятия решений по поступившему уголовному делу; 6) сроки обжалования и др.

В предложенной А.П Гуляевым, В.Т. Томиным, Р.Х. Якуповым и В.А. Дуниным3 классификации процессуальных сроков по непосредственной направленности они выделяют:

1) сроки, гарантирующие обеспечение быстроты судопроизводства (сроки принятия решения о возбуждении уголовного дела, исполнения отдельных поручений, производства дознания и предварительного следствия и др.);

2) сроки, гарантирующие соблюдение прав и законных интересов участников уголовного процесса (задержания, заключения под стражу, рассмотрения жалоб и др.).

Кроме того, профессор А.П. Гуляев выделяет альтернативные сроки (3-х, 10-ти суточные сроки рассмотрения заявлений и сообщений о преступлении) и условные (сроки предварительного расследования и содержания под стражей).1 Он же по способу регламентации процессуальной деятельности сроки делит на cроки – моменты, указывающие на совершение конкретного следственного действия перед и, одновременно, после выполнения другого процессуального действия, и сроки – периоды, в которые в рамках установленных промежутков времени должно быть реализовано соответствующее право или обязанность.

По способу установления Р.Х. Якупов сроки делит на установленные законом и определенные решениями прокурора, следователя, руководителя следственного органа, органа дознания, суда и судьи, а сегодня – и начальника органа дознания (ст. 402 УПК РФ). Первые сроки являются общеобязательными, вторые – обязательны в конкретном правоотношении1. Данным ученым также выделяются сроки по назначению: определенные для совершения действий и воздержания от их выполнения; по способу определения продолжительности: определенной длительности (часы, сутки, месяцы, годы) и неопределенной длительности. По способу исчисления он подразделяет сроки на исчисляемые часами, сутками, месяцами, а по соотношению друг с другом делит сроки на общие и частные, общие и специальные.2

В свою очередь, А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский3 предлагают следующие классификации сроков:

1) делопроизводственные, назначением которых является обеспечение внутренней организации деятельности должностных лиц по реализации процесса;

2) с позиции способов определения: определяемые путем указания на период времени, определенное событие, которое должно наступить, календарную дату;

3) по способу измерения временного периода: исчисляемые часами, сутками и месяцами.

И.В. Масловым по результатам проведенного исследования предложена наиболее полная, по нашему мнению, классификация процессуальных сроков:1

1) по источникам правового регулирования:

а) включены в УПК РФ на основе требований, предъявляемых Конституцией РФ и международными правовыми актами;

б) сроки, установленные УПК РФ и иными федеральными законами, регулирующими уголовное судопроизводство;

2) по своему основному предназначению в уголовном судопроизводстве:

а) направленные на быстроту и полное раскрытие преступлений, а также обеспечение прав и интересов потерпевших и иных участников со стороны обвинения;

б) направленные на защиту прав участников уголовного процесса со стороны защиты;

3) по принадлежности к регулированию порядка производства на отдельных стадиях уголовного процесса:

а) сроки, установленные в стадии возбуждения уголовного дела;

б) сроки, установленные на каждой из судебных стадий;

в) сроки, действующие на разных стадиях;

4) в зависимости от неоднозначности установленной законом продолжительности сроков: а) категоричные; б) альтернативные; в) условные сроки;

5) по своему функциональному предназначению:

а) сроки, определяющие производство определенных следственных и процессуальных действий;

б) не предназначенные для регулирования продолжительности производства определенных следственных и процессуальных действий, но имеющие процессуальное значение;

6) по субъектам, устанавливающим продолжительность сроков;

7) по правовым последствиям истечения сроков:

а) ограничивающие во времени действия;

б) ограничивающие во времени совершения обязательных процессуальных действий;

в) ограничивающие длящиеся действия.

В уголовном процессе имеют значения не всякие сроки, а лишь предусмотренные законом (например, не установлен срок проведения следственных действий). Им же регламентированы временные промежутки для процессуальных сроков и это может явиться еще одним критерием или основанием для разграничения. Процессуальные сроки по способу измерения периода времени:

1) сроки, исчисляемые часами (например, п. 11 ст. 5 УПК РФ, ч. 2 ст. 46 УПК РФ, ч. 4 ст. 108 УПК РФ). Если в законе указан срок "день", то в расчет следует брать период времени с 6 до 22 часов по местному времени (п. 21 ст. 5 УПК РФ) (например, согласно ч. 6 ст. 172 обвинение предъявляется в день фактической явки обвиняемого или в день его привода). Моментом начала течения данного срока будет являться момент, в который произошел юридический факт, влекущий за собой начало течения срока;

2) сроки, исчисляемые сутками (например, ч. 1 ст. 144 УПК РФ, ч. 3 ст. 223 УПК РФ, ст. 227 УПК РФ). Согласно ч. 2 ст. 128 УПК РФ срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток. Начало течения данного срока законодательно не определено. Как правило, началом течения данного срока считаются текущие сутки, когда возникло основание к началу исчисления процессуальных сроков;

3) сроки, исчисляемые месяцами (например, ч. 1 ст. 109 УПК РФ). Если в законе указаны годы (ч. 3 ст. 414 УПК РФ), то будет применяться правило об исчислении сроков месяцами. Началом течения срока будут считаться следующие сутки, после тех, в которых имел место юридический факт.1

В законе находят выражение следующим способом:

1) Указание на совершение процессуального действия непосредственно перед выполнением другого процессуального действия (например: предупреждение об уголовной ответственности по ст. ст. 307, 308 УК РФ до начала допроса ст. 191 УПК РФ);

2) Указание на совершение процессуального действия одновременно с производством другого процессуального действия (например: розыск подозреваемого или обвиняемого может быть объявлен одновременно с приостановлением производства по делу - ст. 210 УПК РФ);

3) Указание на совершение процессуального действия непосредственно после совершения другого процессуального действия (например, орган дознания после производства неотложных следственных действий передает уголовное дело прокурору — ст. 157 УПК РФ).

Таким образом, под процессуальным сроком в уголовном процессе понимается промежуток времени, в течение которого по уголовному делу производятся следственные (процессуальные) действия, рассматриваются ходатайства, принимаются процессуальные решения, а также обжалуются соответствующие действия или решения ответственных за производство по уголовному делу участников уголовного судопроизводства.

1.2. Нормативно-правовое регулирование процессуальных сроков в российском уголовном процессе

Нормативно-правовые сроки представляют собой юридическое средство правового регулирования нормативного характера, поскольку они установлены законодателем с целью регулирования общественных отношений в сфере уголовного судопроизводства, им присуща государственно-властная юридическая природа.

Л.Н. Артамонов, П.Б. Седельников, отмечают, что соблюдение сроков при производстве по уголовному делу имеет большое значение как для обеспечения охраны прав участников процесса. Нарушение сроков может повлечь наступление санкции ничтожности (признание принятых за рамками сроков решений недействительными, а полученных доказательств - не имеющими юридической силы; ч. 3 ст. 7 УПК РФ), а также привлечение к установленной законом ответственности должностных лиц.1

Регулируемое УПК РФ процессуальное принуждение призвано обеспечивать законную, обоснованную, полную реализацию соответствующих норм конституционного, уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного и международного права, а также нередко и норм гражданского, административного и иных отраслей права, применяемых в ходе уголовного судопроизводства. Нормативно-правовое регулирование уголовно- процессуальных сроков обеспечивается УПК РФ, основанным на Конституции РФ. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство, в том числе регулирование уголовно-процессуальных сроков.

Необходимость соблюдения сроков закреплена и на самом высоком правовом уровне — в нормах международного права: Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г.

Международными нормами установлено право каждого при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении уголовного обвинения на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод), а также на осуществление судопроизводства по уголовным и гражданским делам без неоправданной задержки (п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).

УПК РФ содержит отдельную главу, посвященную срокам и порядку их исчисления (гл. 17 УПК РФ), определены категории времени, устанавливающие продолжительность и промежутки времени, в течение которых совершаются уголовно-процессуальные действия (часы, сутки, меся­цы), перечислены основания и порядок продления, восстановления пропущенного срока (ст. 128–130 УПК РФ).

По своей правовой сущности процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве обладают определенными критериями.

Содержание процессуального срока определяется известным протяжением во времени. В данном случае время рассматривается как необратимая, непрерывная объективно существующая, независимая от волеизъявления участника уголовного судопроизводства категория.

Вместе с тем срок, который установлен законодателем, может быть прерван, прекращен, восстановлен, продлен или возобновлен.

Установленные законодателем уголовно-процессуальные сроки, определенные промежутками времени, в течение которых должны производиться или производятся процессуальные (следственные), судебные действия, имеют начало и окончание исчисления. Правильность этого исчисления имеет большое значение для определения порядка реализации полномочий и обязанностей должностных лиц правоохранительных органов, для соблюдения и охраны прав граждан, вовлеченных в сферу уголовного процесса. Так, при исчислении сроков не принимается во внимание тот час и те сутки, с которых начинается исчисление срока.

Поэтому закон специально устанавливает правила исчисления сроков. Так, при исчислении срока сутками он истекает в 24 часа последних суток (ст. 128 УПК РФ).

Следует обратить внимание на следующий момент. Согласно ст. 128 УПК РФ сроки исчисляются часами, сутками, месяцами. При этом закон оперирует двумя категориями - «день» и «сутки».

Анализ содержащихся норм позволяет сделать вывод, что понятийный аппарат, касающийся исчисления сроков, далеко не исчерпывающий.

Так, употребляемый в ст. 128 УПК РФ термин «исчисление срока» отличается по содержанию от понятия «течение срока». Течение срока означает смену временных единиц — часов, суток и имеет свойства времени, тогда как исчисление срока является продуктом деятельности человека, и поэтому момент течения срока и момент исчисления срока в УПК РФ могут не совпадать.

Например, при исчислении срока месяцами не принимают во внимание тот час и те сутки, которыми начинается течение срока. В этом случае течение срока начато раньше, чем исчисление срока. Срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток, а срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца, а если в этом месяце нет соответствующего числа, то срок оканчивается в последние сутки месяца.

Важно учитывать, что порядок исчисления сроков в часах направлен в основном на регламентацию процессуальных действий, ограничивающих граждан в их конституционных правах (право на неприкосновенность, право на свободу передвижения и т.п.), чем подчеркивается важность и значимость соответствующих гарантий.

Принципу неприкосновенности личности Конституция РФ и уголовно-процессуальное законодательство придают особое значение как форме законного ограничения личной свободы, устанавливая пределы допустимого срока задержания. Таким образом, придание именно сроку задержания конституционного значения, в свою очередь, определяет особый уголовно-процессуальный порядок его применения. Согласно ст. 22 Конституции РФ каждому гарантируется право на свободу и личную неприкосновенность; арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению; до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

При этом срок исчисляется с момента фактического задержания; например, гражданин был задержан в 16 часов 45 минут. 48 часов истекают также в 16 часов 45 минут, но других суток. Именно в это время или до его наступления должно состояться либо освобождение гражданина, либо судебное решение об его аресте. Поэтому при ограничении гражданина в конституционных правах (его задержании, заключении под стражу, домашнем аресте, нахождении в медицинском или психиатрическом стационаре) в исчисление сроков включается и нерабочее время. По той же причине, если определенные УПК часы истекают в вечернее время или праздничные и выходные дни, то все равно в отношении гражданина должно быть принято процессуальное решение либо о его освобождении, либо иное решение, изменяющее его статус. Иные вопросы, по которым срок истекает в нерабочее время, должны решаться в первый рабочий день после выходного или праздничного времени.1

При задержании срок исчисляется с момента фактического задержания.

В соответствии со ст. 92 УПК РФ после доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более трех часов должен быть составлен протокол задержания. В протоколе указываются дата, время и место задержания, основания и мотивы задержания. Именно с момента фактического задержания в течение 12 часов необходимо сообщить в письменном виде прокурору о факте задержания подозреваемого, уведомить кого-либо из близких родственников подозреваемого, по истечении 48 часов необходимо либо избрать меру пресечения, либо освободить задержанного.

Во всех случаях все установленные законом процессуальные сроки должны быть соблюдены всеми участниками уголовного судопроизводства.

В УПК РФ имеются нормы, в которых законодатель использует термин «день». Как следует из буквального прочтения ч. 6 ст.172 УПК РФ, в случае неявки обвиняемого или его защитника в назначенный следователем срок, а также в случае, когда местонахождение обвиняемого не установлено, обвинение предъявляется в день фактической явки обвиняемого или в день его привода. То есть, появляется иной временной период, что свидетельствует об отсутствии при регулировании процессуальных терминологического однообразия. Л.Н. Артамонов, П.В. Седельников, исследуя вопрос исчисления срока при производстве по уголовному делу, говорят о том, что правоприменитель испытывает определенные сложности при применении правил исчисления сроков в ходе предварительного расследования. Во многом причина этого и в недостаточно четком их законодательном регулировании. В то же время в тех случаях, когда обстоятельства конкретной ситуации подпадают под прямое регулирование положениями ст. 128 УПК РФ, закрепленные в них правила исчисления сроков являются общеобязательными. Поэтому представляется некорректным ставить способ исчисления сроков в зависимость от интересов и ограничения прав отдельных участников. Подобная практика ведет к нарушению процессуальной формы и отрицанию единообразия в применении уголовно-процессуального закона.1

УПК РФ содержит измененные правила исчисления сроков, по сравнению с ч. 1 ст. 103 УПК РСФСР, согласно которой при исчислении сроков не принимался в расчет тот час и сутки, которыми начиналось течение сроков. Таким образом, в действующем УПК РФ, по мнению ряда авторов, законодатель установил иной порядок исчисления сроков: час и сутки, с которых начинается течение срока, должны учитываться, поскольку законодателем не сделано никаких оговорок по поводу неполного часа или неполных суток в тексте закона.

Например, А.А. Жамков полагает, что «первым днем срока, установленного в сутках, следует считать тот день (те сутки), когда произошел юридически значимый факт, с которым законодатель связывает возникновение конкретных уголовно-процессуальных правоотношений. При этом время (в часах) не имеет значения для начала течения срока».2 А.С. Есина в обоснование аналогичной: позиции приводит пример следующего содержания, что для правильного определения момента окончания срока, исчисляемого в сутках, возможно применение аналогии с тем, как мы определяем день рождения. Вне зависимости от времени (часа) рождения, сутки, в течение которых родился человек, считаются днем рождения вне зависимости от времени (часа) рождения.3 При этом автор не принимает в расчет, что ст. 191 Гражданского кодекса РФ «Начало срока, определенного периодом времени» четко устанавливает правило, согласно которому значение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало.

Аналогичным образом исчисляется и возраст в уголовно-правовых отношениях. Согласно абзацу второму пункта пятого постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 года «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних»1 лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по его истечении, т.е. с ноля часов следующих суток.

Представляется, что исчислять течение сроков необходимо все же со следующего дня после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало, придерживаясь общих правил логики и системной взаимосвязи положений материального, процессуального, публичного и частного права, что потребует внесения дополнений в ч. 1 ст. 128 УПК РФ, Согласно которым при исчислении сроков не должны приниматься в расчет час и календарный день, которыми начиналось течение сроков, за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ.

Исследуя вопрос исчисления и течения сроков уголовного судопроизводства необходимо учитывать позицию Конституционного Суда РФ, выражаемую последним в своих постановлениях и определениях относительно конституционности норм УПК РФ, заключающуюся в системном толковании положений кодекса с содержанием других федеральных законов.

Согласно абзацу второму пункта 2.2. Постановления Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 №13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы»,2 УПК РФ, который, согласно части первой его ст. 1, устанавливает порядок уголовного судопроизводства на территории РФ, будучи обычным федеральным законом, не имеет преимущества перед другими федеральными законами с точки зрения определенной непосредственно Конституцией РФ иерархии нормативных актов. В отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы применяется правило «leх роstегioг dегоgаt ргiогi» («последующий закон отменяет предыдущие»), означающее, что даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними действует последующий закон; вместе с тем независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы того закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений.

Аналогичное мнение было выражено Конституционным судом РФ при принятии решения по жалобе С.В. Бородина, В.Н. Буробина и других адвокатов, входящих в адвокатское бюро «Адвокатская фирма «Юстина», оспаривавших конституционность положений УПК РФ, в частности, ст. 7, согласно которой суд, прокурор, органы предварительного расследования не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ (часть первая); установив несоответствие федерального закона данному Кодексу, они обязаны принять решение в соответствии с Кодексом (часть вторая)1 В вынесенном по жалобе Определении от 08.11.2005 №439-0, Конституционный суд РФ отметил, что из сформулированной ранее правовой позиции следует, что приоритет УПК РФ перед другими федеральными законами не является безусловным: он может быть ограничен как установленной Конституцией РФ иерархией федеральных конституционных законов и обычных федеральных законов (к их числу относится и УПК РФ), так и правилами о том, что в случае коллизии между различными законами равной юридической силы приоритетными признаются последующий закон и закон, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений (абзац третий пункта 2 Определения от 08.11.2005 №439-0).

Согласно части 1 ст. 1 Федерального закона № 107-ФЗ от 3 июня 2011 года «Об исчислении времени» правовые основы исчисления времени и регулирование отношений, возникающих при распространении информации о точном значении времени и календарной дате определяются именно этим нормативным правовым актом и положения федеральных законов и иных нормативных правовых актов РФ, касающихся предмета регулирования указанного Федерального закона, применяются в части, не противоречащей данному (часть 1 ст. 3 Федерального закона №107 - ФЗ). Учитывая позицию Конституционного Суда РФ и нормы Федерального Закона «Об исчислении времени» можно сделать вывод о необходимости системного толкования положений главы 17 УПК РФ относительно процессуальных сроков.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона «Об исчислении времени» календарной датой считается порядковый номер календарного дня, порядковый номер или наименование календарного месяца и порядковый номер календарного года; календарным днем является период времени продолжительностью двадцать четыре часа. Согласно ст. 4 выше названного закона, исчисление календарной даты осуществляется с 00 часов 00 минут 00 секунд 1 января 1 года. Время календарного дня исчисляется часами, минутами и секундами. За начало календарного дня принимается момент времени, соответствующий 00 часам 00 минутам 00 секундам. За окончание календарного дня принимается момент времени, соответствующий 24 часам 00 минутам 00 секундам. Следует заметить, что в нем нет такой дефиниции как «сутки». Понятие «сутки отсутствует также в процессуальных кодексах, регулирующих иные, не уголовно-процессуальные отношения - Гражданском процессуальном и Арбитражном процессуальном кодексах.

Определенный правовой смысл категория «сутки» получает в документе, введенном в действие Постановлением Госстандарта РФ от 04.02.2003 №38-ст «ГОСТ 8.417-2002, Межгосударственный стандарт. Государственная система обеспечения единства измерений. Единицы величин, разработанном ФГУП «ВНИИ метрологии им. Д.Й. Менделеева», Техническим комитетом по стандартизации ТК 206 «Эталоны и поверочные схемы» и принятым Межгосударственным Советом по стандартизации, метрологии и сертификации (протокол № 22 от 6 ноября 2002 года), где это понятие отнесено к единице, не входящей в систему измерения, считается внесистемной единицей, допустимой к применению наравне с единицами системы измерений. Учитывая, что данный документ не является международным договором, федеральным конституционным законом, федеральным законом, его приоритетность над положениями Закона об исчислении времени отсутствует.


1.3. Понятие разумного срока как гарантии принятия законного и обоснованного решения в уголовном судопроизводстве

Одним из основополагающих принципов уголовного судопроизводства отраженного в УПК РФ является принцип разумного срока уголовного судопроизводства. Статья 6.1. УПК РФ предписывает, что уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные УПК РФ. При этом продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены УПК РФ, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок.

Для РФ, имплементировавшей правовое понятие "разумный срок судопроизводства" в российское законодательство, возникла необходимость в разработке комплекса правовых мер и создания эффективного внутреннего механизма правовой защиты, обеспечивающих адекватное и достаточное возмещение большому числу людей компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, установленный в п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека и гражданина (далее - ЕКПЧ), ратифицированной Россией в 1998 г. В связи с этим российским законодателем были предприняты меры по борьбе со следственной и судебной волокитой, российское процессуальное законодательство, в том числе и в сфере уголовного процесса, претерпело ряд изменений. Разумный срок судопроизводства был закреплен в УПК РФ, как принцип судопроизводства, который позволяет оценивать деятельность правоохранительных органов и суда, и дает возможность при установлении нарушений в их деятельности выплачивать компенсации в связи с нарушением прав граждан.

Процессуальный «запуск» европейского принципа разумности срока уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации произошел 4 мая 2010 года, когда вступил в силу Федеральный закон №69-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок".

Как буквально следовало из положений данной статьи, разумный срок распространялся лишь на категорию уголовных дел, по которым лица, совершившие преступления, установлены. При этом за рамками законодательно закрепленного принципа оставалась значительная категория уголовных дел о преступлениях, совершенных в условиях неочевидности.

В этой связи, Федеральным законом от 21 июля 2014 г. указанная статья была дополнена частью 3.1, вступившая в силу 1 января 2015 года, из текста которой следовало, что разумный срок досудебного производства включает в себя период со дня подачи заявления, сообщения о преступлении до дня принятия решения о приостановлении предварительного расследования по уголовному делу по основанию, предусмотренному ч. 1 ст. 208 УПК РФ, с учетом таких обстоятельств, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение потерпевшую и иных участников досудебного производства по уголовному делу, достаточность и эффективность действий прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, провидимых в целях своевременного возбуждения уголовного дела, установления лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, в совершении преступления, а также общая продолжительность досудебного производства по уголовному делу.

Необходимость нормативного закрепления в уголовном судопроизводстве России требования об осуществлении уголовного судопроизводства в разумный срок обусловлена, наряду с другими факторами, таким социально-правовым явлением как «волокита» при производстве по конкретным уголовным делам, в том числе на стадии возбуждения уголовного дела.1 Так называемая «судебная волокита» имеет в России длительную историю, хотя, безусловно, данное явление нельзя признать сугубо отечественным. Недобросовестное затягивание судебного разбирательства по уголовным делам имеет место и в ряде других государств, в том числе в странах Европы, что нашло свое отражение в ЕКПЧ, а именно в положениях, касающихся разумного срока уголовного судопроизводства.2 Анализируя практику Европейского Суда, Микеле де Сальвиа обоснованно отмечает, что чрезмерная волокита в правосудии представляет серьезную опасность, особенно для правового государства.3

Обращение к рассматриваемой тематике предполагает определение содержания термина «необоснованные задержки», или, как указано в п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах «неоправданные задержки». В этой связи представляется, что относительное многообразие форм необоснованных задержек предполагает использование в данном случае движения от «противного», т.е. определение содержания обоснованных задержек. К их числу относятся те, которые были вызваны особыми обстоятельствами при расследовании конкретного уголовного дела, а также наличием обстоятельств, указанных в ст. 61 УПК РФ – правовой и фактической сложностью уголовного дела, поведением участников уголовного судопроизводства, достаточностью и эффективностью действий суда, прокурора и других должностных лиц и органов, а также общей продолжительностью уголовного судопроизводства.

Необходимо учитывать законодательный опыт ряда стран, в которых разумный срок уголовного судопроизводства закреплен в уголовно-процессуальном законодательстве как принцип уголовного судопроизводства. Так, разумный срок производства по делу согласно Закону от 15 июня 2000 г., дополнившему УПК Франции, перечислен среди других принципов уголовного процесса, на что указывает Л.В. Головко.1 В УПК Республики Молдова в числе общих принципов уголовного судопроизводства предусматривается осуществление уголовного судопроизводства в разумные сроки (ст. 20), включающее в себя как уголовное преследование, так и судебное разбирательство уголовных дел.2

Несмотря на значительный период существования в УПК РФ принципа разумного срока уголовного судопроизводства, единое общепринятое понятие указанного принципа сегодня отсутствует, что порождает различные его толкования в науке и правоприменении. Отсутствие единого взгляда на сущность и понятие данного принципа влечет ряд существенных проблем, связанных с его реализацией.

Статья 6.1 УПК РФ законодателем включена в главу 2 «Принципы уголовного судопроизводства». Законодатель в главе 2 УПК РФ «Принципы уголовного судопроизводства» поставил указанный принцип вслед за определением назначения уголовного судопроизводства перед принципом "Законность при производстве по уголовному делу", тем самым определив особое значение этого нового установления для организации порядка уголовного судопроизводства. Придание этому установлению значения принципа уголовного судопроизводства (а принцип должен выражать сущность процесса, его характерную черту, определять систему юридических норм, которая служит основой уголовно-процессуального законодательства) особенно важно для рациональной организации уголовного судопроизводства. Нарушение процессуальных принципов, их предписаний, несоблюдение таких предписаний могут повлечь отмену ранее принятых правоохранительными органами решений.

Поэтому появление указанного принципа должно повлечь определенный пересмотр действующих норм и практики их применения, требует известной реконструкции и нового законодательного подхода к определению сроков и гарантий их соблюдения в уголовном судопроизводстве. При этом необходимо отметить, что предусмотренное международным правом понятие разумных сроков было известно ранее.

Идея этого института была сформулирована нормой п. 3 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. (далее - Пакт), ратифицированного СССР в 1973 г. Указанная норма гарантирует каждому арестованному или задержанному по уголовному делу лицу право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Подпункт "с" п. 3 ст. 14 названного Пакта закрепляет право каждого при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения быть судимым без неоправданной задержки.

ЕКПЧ в положениях ст. 6 подтверждает и вместе с тем расширяет норму Пакта о гражданских и политических правах о разумности сроков, является более полной по сравнению с Пактом и выступает ныне основным аргументом при вынесении решения о разумности сроков судебного разбирательства. Конвенция гласит: "Каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона".

Следует заметить, что одним из факторов, повлиявших на ускорение принятия указанного решения, явилось неоднократное напоминание Европейского Суда по правам человека на отсутствие в российской системе судопроизводства специального национального организационного и правового института защиты от чрезмерной длительности судебного разбирательства и исполнения решений судов.

Мнения ученых на счет того, можно ли принцип разумности срока считать принципом уголовного судопроизводства, значительно разделились. Так, еще некоторые советские ученые указывали на наличие принципа быстроты уголовного судопроизводства, который они видели в установлении сроков производства но уголовному делу.1 Однако, не все ученые придерживаются мнения, что разумный срок это принцип уголовного судопроизводства.

Когда речь идет о принципе разумного срока уголовного судопроизводства, следует иметь в виду как оценку деятельности правоприменителя по соблюдению уже существующего срока уголовного судопроизводства, так и деятельность законодателя, направленную на закрепление в УПК РФ норм о сроках уголовного судопроизводства, а также иных норм, отвечающих указанному оценочному требованию. Учитывая изложенное, «разумность срока уголовного судопроизводства» является, безусловно, оценочным понятием.

Об оценочном характере рассматриваемого принципа свидетельствует и отождествление его в научной литературе с требованиями скорости уголовного судопроизводства, процессуальной экономии, качества судопроизводства, целесообразности. Следует отметить, что принцип разумного срока уголовного судопроизводства, безусловно, включает в себя указанные требования, но не тождественен им, т.е. является качественно новым явлением. При этом выполнение указанных требований должно осуществляться в соответствии с назначением уголовного судопроизводства — защитой прав и законных интересов личности, в данном случае — прав на уголовное судопроизводство в разумный срок. Оценить выполнение указанных требований возможно лишь в каждом конкретном случае.

А.Ю. Смолин, М. Махмутов считают, что разумный срок - проявление другого более общего положения - принципа процессуальной экономии.2 Вместе с тем, принцип процессуальной экономии нередко отождествляется не только с ускорением уголовного судопроизводства. К примеру, Н.Л. Колоколов принцип процессуальной экономии соотносит с процессом доказывания. По его мнению, доказательств по уголовному делу должно быть не больше, чем это нужно для убеждения суда, а вместе с ним и всего общества в виновности конкретного лица.1 Представляется, что исходя из общеустановленного определения принципа, как основополагающего начала, определяющего сущность уголовного процесса, нельзя принцип процессуальной экономии считать самостоятельным, а не вытекающим из других, определенных в законе. Соглашаемся с мнением ученых считающих, что осуществление уголовного судопроизводства в разумные сроки и закрепление его как принципа направлено на то, что все наделенные властными полномочиями субъекты уголовно-процессуальной деятельности должны стремиться к ускорению судопроизводства и не допускать ограничения прав и законных интересов лиц, вовлекаемых в уголовный процесс в качестве сторон.

Именно принцип процессуальной экономии носит более общий и универсальный характер и помимо требований о разумности сроков уголовного судопроизводства должен содержать требование о разумном привлечении в уголовном судопроизводстве сил и средств.

В рамках введения принципа процессуальной экономии предлагалось также ввести запрет на удовлетворение требований участников уголовного судопроизводства, которые заведомо приводят к неоправданному привлечению сил и средств либо затягиванию процессуальных сроков.

Предложения аналогичного характера применительно к действию принципа процессуальной экономии в гражданском судопроизводстве были выдвинуты судьей Верховного суда Республики Татарстан Р. Шакирьяновым.2

Следует отметить, что Федеральным законом от 30 апреля 2010 г. № 69-ФЗ принцип разумного срока был введен не только в УПК РФ, но и в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, и в Гражданский процессуальный кодекс РФ. По мнению автора, сущностные отличия принципа разумного срока уголовного судопроизводства от аналогичного принципа в гражданском и арбитражном праве заключаются в следующих аспектах.

Во-первых, в гражданском и арбитражном процессах отсутствует досудебная стадия, на которую в уголовном процессе приходится значительное количество нарушений.

Во-вторых, как в гражданском, так и в арбитражном процессе отсутствуют столь явно выраженные нарушения конституционных прав граждан, а следовательно, и такая экстренность, как в уголовном процессе.

В-третьих, в гражданском и арбитражном процессах в качестве субъекта, в чьи обязанности входит реализация принципа разумного срока, выступает судья. Однако в данном случае судья в силу особенностей указанных процессов лишь способствует разрешению дела. Скорость процесса зависит скорее от его сторон, а не от судьи.

В-четвертых, метод регулирования в гражданском и арбитражном процессе является диспозитивным, а не императивным, как в уголовном процессе.

Таким образом, сравнивать принцип разумного срока уголовного судопроизводства с аналогичным принципом в гражданском или арбитражном судопроизводстве нецелесообразно.

Важным признаком, определяющим содержание понятия «разумный срок уголовного судопроизводства», является то, что указанные сроки делают возможным осуществление уголовного судопроизводства без необоснованных задержек. Этот признак является доминирующим. Именно необходимость осуществления уголовного судопроизводства без необоснованных задержек, приводящих к существенным нарушениям основных прав и свобод участников уголовного процесса, прежде всего, обвиняемых, находящихся под стражей, явилась основным стимулом для закрепления права на судопроизводство в разумный срок в Международном пакте о гражданских и политических правах, ЕКПЧ, а в российском уголовном судопроизводстве - путем включения указанным выше Федеральным законом от 30.04.2010 № 69-ФЗ в УПК РФ нормы - принципа - ст. 6.1 "Разумный срок уголовного судопроизводства".

В УПК РФ отсутствует понятие «разумный срок уголовного судопроизводства", при этом законодатель в ст. 6.1 УПК РФ дает разъяснения о том, какие обстоятельства должны быть учтены судом при определении разумности сроков, затраченных на расследование и рассмотрение уголовного дела, фактически разъясняя понятие разумного срока судопроизводства через оценку деятельности субъектов со стороны обвинения и суда.

Многие ученые, не пытаясь дать определение понятию "разумный срок судопроизводства", рассматривают его в единстве времени и деятельности субъектов уголовного процесса. Анализируя положения ст. 6.1 УПК РФ, В.М. Быков и Л.РТ. Лавдаренко соглашаются с тем, что разумный срок является оценочным понятием, и приходят к выводу о не бесспорности использования в определении термина "разумность" критериев, не содержащих в себе объективных характеристик, и отнесение самой оценки разумности сроков к полномочиям определенных субъектов.1

М.Т. Аширбекова и С.Б. Некетова абсолютно верно указывают на неоднозначность и "многослойностъ" правового понятия "разумный срок судопроизводства", которое включает, по их мнению, длительность производства по уголовному делу, эффективность действий, осуществляемых публичными субъектами уголовного процесса, соразмерность двух первых составляющих друг другу. Кроме того, они отмечают, что понятие "разумный срок" должно расцениваться как нематериальное благо, которое присуще субъектам, вовлеченным в уголовно-процессуальную деятельность.2

Понимание разумности соблюдения сроков расследования и рассмотрения, в том числе как нематериального блага, присущего субъектам уголовно- процессуальной деятельности, дает возможность признать права как обвиняемого (подозреваемого), так и права потерпевших от преступления на разумные сроки производства. При этом редакция ст. 6.1 УПК РФ до принятия и введения в действие Федерального закона от 21.07.2014 273-ФЗ ограничивала права пострадавших от преступления на признание права на компенсацию в связи с нарушением разумности сроков судопроизводств, поскольку при оценке разумности сроков судопроизводства судам невозможно было учитывать следующие сроки и обстоятельства: 1) срок проверки сообщений о преступлении; 2) срок предварительного расследования до установления подозреваемого (обвиняемого) и вынесения первого процессуального документа, который свидетельствовал бы о том, что подозреваемое (обвиняемое) лицо приобрело соответствующий статус; 3) промежуточный вид решения - приостановление производства по уголовному делу за неустановлением лица, совершившего преступление, который нарушал права потерпевшего на доступ к правосудию. Изменения, которые были внесены в законодательство Федеральным законом от 21 июля 2014 г. № 273-ФЗ в УПК РФ, улучшили положение потерпевшего.

Важным признаком, определяющим содержание понятия «разумный срок уголовного судопроизводства», является то, что указанные сроки делают возможным осуществление уголовного судопроизводства без необоснованных задержек. Этот признак является доминирующим в системе рассматриваемых признаков. Именно необходимость осуществления уголовного судопроизводства без необоснованных задержек, приводящих к существенным нарушениям основных прав и свобод участников уголовного процесса, прежде всего, обвиняемых, находящихся под стражей, явилась основным стимулом для закрепления права на судопроизводство в разумный срок в Международном пакте о гражданских и политических правах, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а в российском уголовном судопроизводстве - путем включения указанным выше Федеральным законом от 30.04.2010 № 69-ФЗ в УПК РФ нормы - принципа - ст. 6.1 "Разумный срок уголовного судопроизводства".

Представляется, что разумный срок - это период времени, достаточный и необходимый для обеспечения назначения уголовного судопроизводства, в течение которого эффективность деятельности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда будет осуществлена без ущерба интересов субъектов уголовного процесса.

Вместе с тем, пределы действий разумного срока не имеют четких границ. В ч. 3 ст. 6.1 УПК закреплены рамки разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора. При этом для определения разумного срока не указано вынесение оправдательного приговора, однако, думается, что в таких случаях помимо права на реабилитацию еще возникает право требования присуждения компенсации.

Понятие разумного срока является оценочным. Сроки предварительного расследования для разной категории дел являются разными. Ни в практике Европейского суда, ни в отечественной правоприменительной практике превышение сроков производства по делу не ведет к однозначному признанию нарушенным права на судопроизводство в разумный срок.

В основе разумности процессуальных сроков находится требование соразмерности между общей продолжительностью уголовного судопроизводства и определенными объективными и субъективными обстоятельствами.

К объективным обстоятельствам, определяющим критерии разумности, следует отнести правовую и фактическую сложность уголовного дела.

В уголовно-процессуальном законодательстве понимание сложности уголовного дела используется неоднократно, однако, понятие и содержание критериев сложности уголовного дела, законодательно не дано. При этом, некоторые ученые считают, что первостепенное значение имеет фактическая, а не правовая сложность уголовного дела.1

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве «сложность уголовного дела» знакома отечественному правоприменителю по целому ряду норм, например ст.ст. 109, 162 УПК РФ, в которых закреплено, что срок- следствия и срок содержания под стражей может быть продлен при расследовании уголовного дела, представляющего особую сложность.

Необходимо также учитывать, что к числу сложных в расследовании можно отнести дела, соединенные в одно производство, с большим участием лиц, как потерпевших, так и обвиняемых.

О сложности уголовного дела может свидетельствовать активное противодействие со стороны участников уголовного процесса. Способы противодействия многообразны по своей сути: полное или частичное уничтожение тех или иных вещественных доказательств; запугивание участников уголовного процесса (потерпевших, свидетелей) и как следствие, изменение показаний; создание инсценировок; препятствия в проведении следственных действий. Вместе с тем, эти действия или бездействия не носят очевидный характер, что может привести к субъективному уклону при правовой оценке сложности уголовного дела.

Европейский Суд по правам человека, рассматривая конкретные уголовные дела, отметил, что «хотя следственные действия, такие как допрос свидетеля и очные ставки совершенно обычны в уголовных делах, нельзя забывать о том, что судебные разбирательства в отношении предполагаемых членов мафии или в отношении лиц, подозреваемых в поддержке этой организации изнутри государственных учреждений, особенно запутаны и требуют осторожного подхода».1 Так, 20 марта 2014 года по иску Б. к Министерству финансов РФ о взыскании компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, Томский областной суд пришел к выводу, что уголовное дело, по которому Б, был осужден, отличалось определенной сложностью, объем составил 16 томов, дело рассматривалось в отношении двух лиц, обвиняемых в совершении тяжких преступлений по семи эпизодам, по делу проведено более 4 7 экспертиз, допрошено значительное количество свидетелей и потерпевших.

К субъективным обстоятельствам относятся поведение участников уголовного судопроизводства, а применительно к дополнившей в 2014 году частью 3.1 ст. 6 УПК РФ, отдельно выделено поведение потерпевшего и иных участников досудебного производства. Здесь необходимо установить наличие или отсутствие действий или бездействия с их стороны, которые были бы направлены на его явное затягивание (например, заявление обоснованных ходатайств в большом количестве либо неявка на процесс под различными предлогами).

Европейский суд по правам человека, с учетом сложившейся многолетней практики рассмотрения жалоб заявителей, выработал ряд общих подходов, давая оценку их поведению. К примеру, не расценивается как затягивание процесса со стороны заявителя, когда последний использовал средства защиты своих Прав, когда заявительница (Ангелова против Российской Федерации)1 отвергала результаты судебно-медицинских экспертиз, подавая ходатайства о проведении дополнительных и ставя перед экспертами вопросы, К этому же суд отнес перенос пяти судебных заседаний в связи с ходатайствами об уточнении своих исковых требований, вызове в судебное заседание дополнительных свидетелей или об изучении материалов дела. Однако, при рассмотрении этой жалобы суд счел затягивание процесса ввиду отвода судей. Шесть ходатайств Марченко не были удовлетворены, в связи с чем произошла общая задержка на шесть месяцев судебного разбирательства.2

Здесь необходимо установить наличие или отсутствие умышленного затягивания со стороны профессиональных и непрофессиональных участников уголовного судопроизводства. Оно может быть вызвано как активным противодействием со стороны участника процесса (например, большое .количество необоснованных ходатайств защитника), либо пассивным поведением сторон (тот или иной участник под различными предлогами не являются в суд, который вынужден откладывать рассмотрение дела), а равно как не эффективностью работы правоохранительных органов. Из всего выше изложенного следует, что умышленное затягивание разбирательства, равно как и не исполнение процессуальных обязанностей, в конечном итоге влияет на соблюдение принципа разумности.

Еще одним из критериев разумности, который законодательно закреплен в ст. 6.1 и УПК РФ, является достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, которые обязаны соблюдать процессуальные сроки и принимать меры, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством, для обеспечения рассмотрения цела в разумный срок.

Несомненно, огромная ответственность в рамках уголовного процесса за длительность расследования н в дальнейшем судебного разбирательства возложена на лиц, осуществляющих досудебное производство по уголовным делам. Обращаясь к решениям Европейского суда по правам человека в деле «Бахитов против Российской Федерации»1 отмечено, что уголовное дело было два раза возвращено для дополнительного расследования из-за серьезных процессуальных нарушений, что свидетельствовало о низком качестве предварительного расследования, В отечественной судебной практике также имеются решения в пользу лиц, обратившихся за ком пенса дией за нарушение црава на судопроизводство в разумный срок.

Так, по решению Томского областного суда от 24 мая 2014 года по заявлению Б. о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, последнему присуждена компенсация а размере 100000 рублей. Общая продолжительность производства по делу, в соответствии с положениями ст. 6.1 УПК РФ, составила 9 лет 5 месяцев (начиная с февраля 2004г. по 09 июля 2013г.). Основную часть общего срока уголовного судопроизводства занимала досудебная стадия (общая продолжительность 7 лет 6 месяцев), при этом без учета периодов, когда уголовное депо было прекращено (5 лет 13 дней), срок предварительного следствия составил более 2 лет 5 месяцев. Суд не нашел, что данное уголовное дело имело правовую и фактическую сложность. Уголовное преследование осуществлялось только в отношении Б. по факту совершения одного преступного эпизода. По делу не требовалось производство каких-либо сложных экспертиз, привлечение специалистов, сбор большого объема доказательств, число допрошенных свидетелей незначительно, проведена одна почерковедческая экспертиза одного вещественного доказательства. Основные следственные действия выполнены в первые месяцы следствия. Объем обобщенного уголовного дела составил три тома. Причинами длительного расследования явились нарушения уголовно-процессуального законодательства, неоднократные приостановления производства по делу при отсутствии оснований для этого принятие необоснованных решений - о прекращении уголовного дела. В этом связи, суд учел, что в результате нарушения разумных сроков рассмотрения уголовного дела, заявитель длительное время испытывают нравственные страдания в связи с неопределенностью своего положения. Решение было принято в пользу истца. В указанной ситуации судом было учтено, что неэффективность и недостаточность действий органов: предварительного расследования повлияли на несоблюдение принцип разумности.

Следует отметить, что в науке и практике в настоящее время доминирует следующее понимание принципа разумного срока уголовного судопроизводства: данный принцип относится лишь к оценке деятельности правоприменителя. Например, «разумный срок - это отвечающий обстоятельствам конкретного уголовного дела период времени, необходимый и достаточный для раскрытия преступления, эффективного расследования, рассмотрения уголовного дела и, наконец, — разрешения уголовно-правового конфликта, а также порождающий обязанность рациональной организации производства по уголовному делу в целях охраны прав и свобод личности».1 При этом деятельности законодателя по созданию норм, позволяющих надлежащим образом реализовывать указанный принцип, уделяется незначительное внимание. Также принцип разумного срока уголовного судопроизводства рассматривается лишь как обязанность правоприменителя, но не обязанность участников уголовного процесса.

Существенным в исследовании разумного срока уголовного судопроизводства является определение начального момента исчисления разумного срока судопроизводства и срока возникновения права у участников уголовного процесса на компенсацию за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Рассматривая этот достаточно дискуссионный вопрос, следует обратиться к мнению ряда ученых-процессуалистов. По этому вопросу В.В. Урбан считает, что исчисление разумного срока уголовного судопроизводства должно начинаться с момента, когда участник процесса наделяется соответствующим процессуальным статусом, за исключением потерпевшего, являющегося заявителем, для которого момент исчисления разумного срока должен считаться со времени подачи им заявления о преступлении в правоохранительном органе.1

С.Б. Некенова, как и В.В. Урбан, полагает, что в разумный срок подлежит включению в интересах обвиняемого период со дня начала уголовного преследования до момента его прекращения или вступления в силу соответствующего приговора, а для потерпевшего и иных заинтересованных лиц – период с момента получения сообщения о преступлении до момента прекращения уголовного преследования (уголовного дела) или вынесения приговора.2 Аналогичной позиции по вопросу дифференциации подхода к определению разумного срока уголовного судопроизводства и его исчислении с момента фактического ограничения прав конкретного участника уголовного процесса придерживается и И.В. Малофеев.3

Аналогичный порядок исчисления разумного срока уголовного судопроизводства необходимо распространить

Таким образом, отсутствие единого понимания сущности и понятия принципа разумного срока уголовного судопроизводства привело к его применению исключительно для оценки действий правоприменителя, следствием чего явилась минимальная деятельность законодателя по созданию норм, призванных обеспечить реализацию принципа разумного срока уголовного судопроизводства, а также отсутствие законодательного закрепления обязанности участников уголовного процесса по реализации указанного принципа.

С учетом изложенного принцип разумного срока уголовного судопроизводства - это содержащееся в УПК РФ требование, обязательное для исполнения как законодателем при создании норм, регулирующих уголовно-процессуальные сроки, и иных норм, позволяющих правоприменителю в полной мере эффективно решать стоящие перед ним задачи по соблюдению права граждан на доступ к правосудию в разумный срок, так и правоприменителем, а также участниками уголовного судопроизводства в ходе досудебного и судебного разбирательства в установленный законодателем период, и используемое для оценки их действий.

Особую значимость имеет вопрос о начале и окончании срока уголовного судопроизводства. Момент начала и окончания разумного срока уголовного судопроизводства в настоящее время определен законодателем. Законодательная формулировка ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ нуждается в существенном уточнении, в том числе и в связи с тем, что продолжительность разумного срока, индивидуальна для каждого конкретного уголовного дела.

При этом точка отсчета начала разумного срока по уголовному делу совпадает с началом указанного срока, т.е. согласно действующей редакции ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ – с началом уголовного преследования (уголовного судопроизводства). Что касается момента окончания разумного срока по конкретному делу, за которым начинается течение срока, превышающего разумный срок, то определить его в ситуации по уголовному делу весьма затруднительно, хотя в некоторых случаях суды данную ситуацию определяют конкретно.

Однако для правоприменителя основная задача заключается не в определении момента окончания разумного срока по уголовному делу, а в установлении факта несоответствия или соответствия срока уголовного судопроизводства по конкретному уголовному делу критериям, на основе которых происходит отличие разумного срока от неразумного (правовой и фактической сложности дела, поведения участников уголовного судопроизводства и т д.). Вместе с тем, исходя из содержания ч. 2 и ч. 3 ст. 61 УПК РФ, необходимо вести речь не о сроке уголовного преследования, а о разумном сроке уголовного судопроизводства. При этом, учитывая то обстоятельство, что правоприменитель должен не только ориентироваться, но и строго выполнять действующие нормы уголовно-процессуального закона, необходимо рассмотреть вопрос о начале и окончании срока уголовного преследования.

Верховный Суд Российской Федерации в Постановлении Пленума от 29 марта 2016 года №11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее - Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 марта 2016 года №11). Пункт 13 данного Постановления гласит, что для целей реализации Федерального закона от 30.04.2010 № 68 " О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" (далее - ФЗ №68-ФЗ) под началом осуществления уголовного преследования понимается момент, с которого лицо в соответствии со статьями 46, 47 УПК РФ является (признается) подозреваемым, обвиняемым. Данная позиция, просуществовав несколько лет, была скорректирована Федеральным законом от 04.03.2013 № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» с учетом правовой позиции по данному вопросу Конституционного Суда РФ, в соответствии с которой для определения начала уголовного преследования при исчислении разумного срока уголовного судопроизводства практически значимым является вопрос о моменте приобретения конкретным лицом процессуального статуса подозреваемого.

В последующем на данное положение о разумном сроке производства в своем Постановлении указал и Конституционный Суд РФ, отметив, что данный срок должен определяться с учетом всей продолжительности уголовного судопроизводства, а не только уголовного преследования.1

Изложенное выше позволяет констатировать, что действующая редакция ст. 6.1 УПК РФ фактически ведет к сокращению общего срока, учитываемого при определении разумного срока уголовного судопроизводства, поскольку в его определение, данное в ст. 6.1 УПК РФ, включается только срок с момента появления в уголовном деле подозреваемого (обвиняемого). Такое положение дел приемлемо для правоприменителя, призванного обеспечивать осуществление уголовного судопроизводства в разумные сроки. Однако в этом случае не в полной мере соблюдаются права участников уголовного судопроизводства заинтересованных в том, чтобы в разумный срок уголовного судопроизводства включался весь период времени, начиная с начатия производства по уголовному делу и до его прекращения или вынесения вступившего в силу приговора.

Представляется, что при рассмотрении данного вопроса, кроме изложенных выше обстоятельств, следует исходить, прежде всего, из законодательных понятий, содержащихся в ст. 5 УПК РФ. Так, согласно п. 56 уголовным судопроизводством является досудебное и судебное производство по уголовному делу. Соответственно, в общем виде началом уголовного судопроизводства являются досудебные стадии, а окончанием – вынесение судебного решения по уголовному делу.

Расширение границ процессуального срока для исчисления разумного срока уголовного судопроизводства путем включения в него периода, предшествующего появлению в уголовном деле подозреваемого или обвиняемого объективно призвано способствовать, повышению уровня обеспечения права участников уголовного судопроизводства, а также иных лиц, интересы которых затрагиваются при осуществлении уголовного судопроизводства в разумный срок.

Некоторые авторы, в частности Н.Н. Апостолова, соглашаясь с тем, что границы исчисления разумного срока уголовного судопроизводства должны быть расширены, полагают, что началом отсчета в таких случаях является стадия возбуждения уголовного дела.1 В данном случае следует говорить не о стадии возбуждения уголовного дела, а о деятельности, предшествующей возбуждению уголовного дела – начале рассмотрения сообщения о преступлении в порядке ст. 144 УПК РФ.

В ст. 6.1 УПК РФ следовало бы более определенно установить момент, с которого начинается отсчет для исчисления разумного срока уголовного судопроизводства. В этой связи, как обоснованно отмечает Ю.В. Астафьев, практика показывает, что часто именно нарушения на начальном этапе производства (под предлогом сложности проверки, недостаточности данных по установлению основания для возбуждения уголовного дела и т.п.) более всего сопряжены с нарушением законных интересов и прав граждан и, в частности, права на доступ к правосудию, что в дальнейшем может повлечь превышение разумных сроков досудебного производства. 2

Одной из наиболее распространенных форм нарушения разумных сроков уголовного судопроизводства на досудебных стадиях уголовного судопроизводства является проведение проверок сообщений о преступлениях с нарушением установленных сроков и вынесение необоснованных постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

Нередко с момента начала проверки сообщения о преступлении и до принятия дознавателем, органом дознания, следователем и их процессуальными руководителями решения о возбуждении уголовного дела проходит несколько месяцев, а в отдельных случаях и лет, в течение которых следователи, дознаватели, органы дознания необоснованно и незаконно отказывают, в том числе многократно, в возбуждении уголовного дела. Уголовные дела в таких случаях возбуждаются, зачастую, только после вмешательства прокурора или руководителя следственного органа, либо после обжалования постановления об отказе в возбуждении дела в судебном порядке на основании ст. 125 УПК РФ.

Негативное влияние на разумный срок уголовного судопроизводства фактов принятия процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела заключается также в том, что значительное количество таких процессуальных решений принимается неоднократно.

Поддерживая в целом идею исчисления срока разумного судопроизводства, начиная с более ранних периодов, Ю.В. Астафьев также полагает, что следует исчислять определение момента действия ст. 61 УПК РФ началом срока принятия и рассмотрения обоснованности повода к возбуждению уголовного дела.1 Данное предложение не представляется оптимальным, поскольку необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела выносятся нередко под предлогом отсутствия повода для возбуждения уголовного дела. Поэтому предпочтительной является формулировка, предложенная законодателем в Федеральном законе от 21.07.2014 № 273-ФЗ "О внесении изменений в статью 3 Федерального закона "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок" и отдельные законодательные акты Российской Федерации", согласно которой при определении разумного срока досудебного производства его начало следует исчислять со дня подачи заявления (сообщения) о преступлении. При этом, при определении начала уголовного судопроизводства необходимо исходить из законодательного понятия «досудебное производство», которым согласно п.9 ст.5 УПК РФ является уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу. Таким образом, и досудебное производство, и уголовное судопроизводство, в целом, начинаются с момента поступления в компетентный орган дознания, предварительного следствия сообщения о преступлении. Соответственно, моментом, с которого начинается отсчет разумного срока уголовного судопроизводства, также является момент получения сообщения о преступлении. При этом, в соответствии с п. 43 ст. 5 УПК РФ сообщением о преступлении являются: заявление о преступлении, явка с повинной, рапорт о совершении преступления.

Другая проблема при исчислении разумного срока уголовного судопроизводства заключается в определении момента окончания уголовного судопроизводства. Законодатель в ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ, необоснованно связывает окончание разумного срока с вынесением обвинительного приговора, поскольку:

во-первых, до вступления приговора в законную силу он не является официально констатацией факта совершения преступления определенным лицом и не свидетельствует об окончании уголовного судопроизводства, поскольку судебные решения, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы сторонами в апелляционном и (или) кассационном порядке;

во-вторых, расследование уголовного дела, при производстве которого были превышены пределы разумного срока уголовного судопроизводства, вполне может завершиться не только прекращением уголовного преследования, но и вынесением и вступлением в законную силу оправдательного приговора.

В этой связи в п. 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 марта 2016 года №11 прямо отражается позиция Высшей судебной инстанции по поводу окончания уголовного судопроизводства, согласно которой при исчислении общей продолжительности судопроизводства по рассмотренному судом уголовному делу учитывается период до момента вступления в законную силу обвинительного или оправдательного приговора либо постановления (определения) суда о прекращении уголовного дела или уголовного преследования. А при исчислении общей продолжительности досудебного производства по уголовному делу учитывается период до момента вынесения постановления о прекращении уголовного преследования или уголовного дела. При исчислении же общей продолжительности судопроизводства по уголовному делу, производство по которому не окончено, учитывается период до дня поступления заявления о присуждении компенсации в суд, уполномоченный рассматривать такое заявление. Данные положения являются вполне обоснованными за исключением положения об отождествлении начала уголовного судопроизводства и уголовного преследования, которое Пленум определяет во всех приведенных случаях с момента начала осуществления уголовного преследования.

В свою очередь, момент окончания уголовного судопроизводства не означает момент окончания разумного срока уголовного судопроизводства по конкретному уголовному делу, а обозначает лишь верхний предел срока, который учитывается для определения разумного срока судопроизводства по уголовным делам.

Нарушение принципа разумного срока уголовного судопроизводств может иметь место и в досудебных стадиях. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 марта 2016 года №11 в пункте 2 «в» указывается, что действие ФЗ №68-ФЗ распространяется на случаи нарушения разумных сроков в ходе досудебного производства по уголовным делам, по которым установлены подозреваемые или обвиняемые. Данное правило в части распространения действия указанного закона о компенсации на досудебное производство представляется вполне разумным. В ряде случаев обвиняемые, потерпевшие и другие участники уголовного судопроизводства длительное время из-за волокиты, допускаемой следственными органами, не могут дождаться окончания досудебного производства и передачи уголовного дела в суд либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования. Именно поэтому законодатель в ст. 123 УПК РФ прямо указывает, что участники уголовного судопроизводства, а также иные лица, интересы которых затрагиваются, могут обратиться к прокурору или руководителю следственного органа с жалобой, если были нарушены разумные сроки уголовного судопроизводства в ходе досудебного производства по уголовному делу.

В практической деятельности судебных органов нередки ситуации, когда участники уголовного судопроизводства и иные заинтересованные лица годами не могут дождаться итогового судебного решения, хотя разумные сроки уголовного судопроизводства в досудебных стадиях не были превышены.1 И соответственно, они не могут обратиться в суд с заявлением о присуждении компенсации.

В этой связи, согласно п. 18 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 марта 2016 года №11 в случаях, если по уголовному делу не принято решение по результатам досудебного производства или итоговое судебное решение либо если последнее не вступило в законную силу, заявление о компенсации может быть подано по истечении четырех лет с момента начала осуществления уголовного преследования.


ВЫВОДЫ

Исследование процессуальных сроков как гарантия защиты прав и свобод участников уголовного судопроизводства позволяет сделать вывод о том, проблема уголовно-процессуальных сроков порождает немало дискуссионных вопросов, как в юридической науке, так и в ходе осуществления уголовно-процессуальной деятельности.

УПК РФ не отождествляет начало течения срока с началом его исчисления. При определении начала исчисления процессуального срока весьма важно точно устанавливать момент, с которого начинается его течение. Посредством анализа нормативно-правовых актов, возникающих проблем в практической деятельности, предложено исчислять течение сроков со следующего дня после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало, придерживаясь общих правил логики и системной взаимосвязи положений материального, процессуального, публичного и частного права, что потребует внесения дополнений в ч. 1 ст. 128 УПК РФ, согласно которым при исчислении сроков не должны приниматься в расчет час и календарный день, которыми начиналось течение сроков, за исключением случаев, предусмотренных УПК,

Отличительной особенностью нормативно-правового регулирования процессуальных сроков действующим УПК РФ является попытка законодателя при их исчислении использовать лишь такие временные промежутки, как «часы», «сутки», «минуты».

Принцип разумного срока уголовного судопроизводства - один из основополагающих положений, на котором построен и функционирует уголовный процесс.

Суммируя изложенные положения, считаем возможным предложить следующее определение разумного срока уголовного судопроизводства.

Разумный срок уголовного судопроизводства – это временной период, включающий в себя процессуальные сроки рассмотрения сообщения о преступлении, предварительного расследования и судебного рассмотрения, необходимые и достаточные для осуществления по уголовному делу судопроизводства с надлежащей полнотой и объективностью без необоснованных задержек и упрощенчества с учетом того, что:

под необходимым сроком следует понимать период времени, без которого невозможно осуществление уголовного судопроизводства в целом, его стадий и отдельных процессуальных действий с соблюдением нормативных требований к условиям и порядку их проведения;

достаточным является срок, позволяющий в ходе уголовного судопроизводства, его стадий, и отдельных процессуальных действий эффективно и в полном объеме достичь назначения уголовного судопроизводства, решить задачи, стоящие перед стадиями судопроизводства и отдельными процессуальными действиями.

Сами по себе разумные сроки по уровню обобщенности и универсальности «не дотягивают» до уровня принципа уголовного судопроизводства, а являются, как уже упомянуто, лишь частным проявлением принципа процессуальной экономии. Замена принципа разумных сроков именно принципом процессуальной экономии, а затем и последовательное совершенствование норм УПК с учетом в том числе и этого принципа, давно назрели. Нелишним будет поэтому «перемещение» положения ст. 6.1 УПК РФ в нынешнем ее виде в гл. 17 "Процессуальные сроки. Процессуальные издержки" УПК РФ с введением вместо нее в число принципов уголовного судопроизводства принципа процессуальной экономии.

В целях юридической «чистоты» правоприменения, необходимо:

1. Дополнить ст. 5 УПК РФ пунктом 33-1 в следующей редакции: «33-1) процессуальный срок - период времени, исчисляемый часами, календарными днями, месяцами по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом».

2. Категорию «сутки» надлежит исключить из содержания УПК России, заменив ее на понятие «календарный день», содержащееся в Федеральном законе №107-ФЗ.

3. Разделить ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ на два подпункта, изложив подпункт первый в следующей редакции: «3. При определении продолжительности разумного срока уголовного судопроизводства: учитывается период с момента получения сообщения о преступлении до окончания уголовного судопроизводства как в досудебных, так и судебных стадиях, либо, если производство по делу не окончено, до дня поступления заявления в суд о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок».

Глава 2. Процессуальные сроки в механизме обеспечения конституционного права на судебную защиту


2.1. Соблюдение процессуальных сроков как обеспечение конституционного права на судебную защиту и проблемы практики

Для реализации законности в уголовном судопроизводстве большое значение имеет соблюдение установленных законом сроков производства конкретных процессуальных действий.

Установление и строгое соблюдение процессуальных сроков имеет своей целью обеспечение наряду со своевременной реализацией участниками уголовного процесса процессуальных прав, также и конституционных прав и свобод человека и гражданина, на что обращает внимание ряд авторов2.1

Как отмечается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. №52 "О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях", несоблюдение сроков рассмотрения уголовных дел существенно нарушает конституционное право граждан на судебную защиту, гарантированное ст. 46 Конституции РФ. Система соблюдения установленных законом разумных сроков процессуального производства представляет собой самостоятельный институт обеспечения надлежащего порядка судопроизводства по уголовным делам.

Сроки должны соблюдаться всеми участниками процессуальных действий, что позволяет требовать от них к установленному законом сроку совершения юридических действий или отказа от этих действий (напр., ознакомление с материалами дела, подача ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания и др.). Сложившееся в результате этого состояние создает условия для перехода к следующей стадии процесса, а в целом позволяет завершить расследование или проведение судебного заседания в оптимальные сроки.

Помимо того, что действующий закон регламентирует соблюдение процессуальных сроков как условие законности производства процессуальных действий, отдельные элементы правового регулирования института процессуальных сроков законодатель указывает практически во всех в разделах, главах и статьях УПК РФ, в частности в разделе IV "Меры процессуального принуждения" - гл. 12 "Задержание подозреваемого" (ст. 94), гл. 13 "Меры пресечения" (ст. 107, 108, 109); в гл. 15 "Ходатайства" (ст. 121), гл. 16 "Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство" (ч. 2 ст. 123 о нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства в ходе досудебного судопроизводства, ч. 2.1 ст. 124); гл. 17 "Процессуальные сроки" (ст. 128, ст. 129, 130); разд. VIII "Предварительное расследование" - гл. 21 "Общие условия предварительного расследования" (ст. 152, 154, 156, 157, 158.1), гл. 22 "Предварительное следствие" (ст. 162, 165), гл. 28 "Приостановление и возобновление предварительного следствия" (ст. 215), гл. 31 "Действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением" (ч. 2.1 ст. 221); гл. 32 "Дознание" (ст. 223), гл. 32.1 "Дознание в сокращенной форме" (ст. 226.6, 226.7); в разд. IX "Производство в суде первой инстанции" - гл. 33 "Производство в суде первой инстанции" (ст. 227, 228, 233, ст. 237); в гл. 35 "Общие условия судебного разбирательства" (ст. 255, 259, 260); в разд. X "Особый порядок судебного разбирательства" - гл. 40.1 "Особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве" (ст. 317.2); гл. 41 "Производство по уголовным делам, подсудным мировому судье" (ст. 319, ст. 321, 323).

Соблюдение следователем, дознавателем, прокурором и судом процессуальных сроков, способствующих обеспечению конституционных прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве, имеет важное значение для гарантирования права на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ), судебную защиту (ст. ст. 46, 52 Конституции РФ), возмещение вреда (ст. 53 Конституции РФ). Однако, несмотря на продекларированность в основном законе РФ неотчуждаемых прав и свобод человека и гражданина, российское досудебное производство отличается применением мер государственного принуждения, нарушением неприкосновенности личности, ущемлением ее прав, являясь тем самым опасным с точки зрения обеспечения законности и обоснованности действий должностных лиц, реализовывающих уголовно-процессуальную деятельность.1

Соблюдение принципа разумности сроков уголовного судопроизводства необходимо не только в ходе уголовного преследования, но и для реализации других составляющих уголовного судопроизводства.

Закон не только закрепляет юридически значимые сроки в уголовном процессе, но и указывает на конкретные уголовно-процессуальные последствия их несоблюдения, а именно: отмену/изменение состоявшегося в таких условиях процессуального решения. Например, согласно ч. 3 ст. 94 УПК РФ если постановление судьи о применении к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока задержания не поступит в место его содержания (например, в следственный изолятор) в течение 48 часов с момента задержания, то подозреваемый немедленно освобождается, о чем начальник места содержания подозреваемого уведомляет орган дознания или следователя, в производстве которого находится уголовное дело, и прокурора.

Процессуальный срок - это существенная гарантия правосудия, обеспечение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. Продолжительность сроков с одной стороны должна быть минимальна, с тем, чтобы стимулировать следователей и дознавателей к скорейшему завершению расследования по делу. С другой стороны, данные сроки должны быть достаточными для того, чтобы расследование могло быть завершено в установленные временные рамки, не прибегая к процедуре их продления.

Наличие законодательно закрепленных сроков является средством правовой защиты, а также инструментом, регулирующим пределы правовой неопределенности, в котором может находится любое лицо, независимо от процессуального статуса. Так, лицо, подозреваемое в совершении преступления, осознает, что оно имеет ряд ограничений, в связи с уголовным преследованием, в том числе не имеет возможности реализовывать полном объеме свои права и обязанности. К примеру, при трудоустройстве и предоставлении справочных документов о судимости, в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, либо обвиняемого, будет содержаться информация о привлечении его к уголовной ответственности, являющаяся препятствием для приема на работу.

В свою очередь, признанное потерпевшим по уголовному делу лицо, желает, чтоб ему загладили причиненный преступлением вред, им заявлен гражданский иск. Длительное непринятие решения о направлении уголовного дела в суд, также создает предпосылки для несоблюдения гарантированных уголовно - процессуальным законодательством прав и интересов граждан.

Обеспечение быстрого и полного раскрытия преступлений, своевременное привлечение к уголовной ответственности, создают предпосылки для скорейшего осуществления правосудия, являются гарантией защиты и обеспечения конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства, соблюдение процессуальных сроков «дисциплинирует» участников процесса, обязывает их осуществлять определенные действия. Несоблюдение сроков влечет за собой для лиц, обязанных их соблюдать, соответствующие последствия, негативное влияющие на принципы и цели уголовного судопроизводства.

Устанавливая в УПК РФ сроки предварительного расследования, законодатель, как представляется, исходил из того, что этого времени должно быть достаточно для расследования основной массы преступлений. Однако, нормативное установление срока предварительного следствия, равного двум месяцам, рассматривается неоднозначно и не имеет единообразного подхода.

Думается, что сроки должны быть законодательно определены и достаточны не только для осуществления всех необходимых процессуальных действий по делу, но и для того, чтобы в полной мере обеспечивались права участников процесса.

Максимальное количество сроков продлевается в связи с проведением экспертиз.

О постоянном повышении роли судебной экспертизы при производстве по уголовным делам свидетельствует увеличение количества экспертиз, назначаемых следственными органами, и их разнообразие. Рост потребности следователей в исследовании криминалистически значимой информации, увеличение объема назначаемых экспертных исследований, создает предпосылки к появлению проблем прогнозирования сроков следствия и ведет к нарушению требований ст. 6.1 УПК РФ. Растет не только количество проводимых экспертиз, но и пополняются их виды, востребованные на практике. Недостаточность экспертов и экспертных учреждений автоматически влечет увеличение нагрузки на имеющихся специалистов. Указанные обстоятельства влияют на длительность ожидания и сроки проведения экспертных исследований. Особую актуальность для следственных органов приобретает проведение судебно-психиатрических экспертиз, в том числе в отношении лиц, которым избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Проблемы со сроками проведения возникают и при других видах экспертных исследований.

Представляется, что решение вопроса возможно только посредством увеличения экспертов в различных областях. И думается, не случайно, в Концепции федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013-2020 годы», актуализация увеличения экспертных исследований, условий для их работы, нашла свое отражение, так как нехватка экспертов отмечена во многих регионах России. Кроме того, оптимизация сотрудничества следователя и эксперта, начиная с этапа подготовки и назначения экспертизы, целесообразность ее проведения, согласование вопросов, необходимых для исследования, предоставления необходимого количества объектов, верное определение последовательности при назначении нескольких экспертиз, своевременное предоставление ответов на запросы экспертов, способно сократить сроки их производства, обеспечивающих, в свою очередь, сокращение сроков следствия.

Говоря о причинах продления сроков следствия, следует выделить еще одну из них. Как бы парадоксально не звучало, не всегда преступление раскрывается одномоментно с возбуждением уголовного дела. К сожалению, указанное обстоятельство в той или иной степени влияет на своевременность и скорейшее проведение расследования. Как показывает практика, уголовные дела, направляемые в суд, расследованы в срок свыше двух месяцев именно по причине позднего установления виновных, чем была вызвана необходимость продления сроков следствия в порядке ст. 162 УПК РФ. Вместе с тем, в УПК РСФСР 1922 года двухмесячный срок следствия отсчитывался с момента предъявления обвинения. Думается, что данная норма унифицировала сроки следствия в тот период времени, но в реалиях настоящёго времени совершенно не применима. Нельзя бесконечно и бессрочно вести расследование при невозможности установления виновного лица. Поэтому, в УПК РФ законодатель предусмотрел возможности приостановления предварительного следствия до установления лица, совершившего преступление.

Еще одной из причин длительности проведения предварительного следствия является то обстоятельство, что некоторые уголовные дела, оконченные следователями составляют дела, изъятые надзирающими прокурорами из органа дознания и переданные для расследования с уже длительными сроками, как правило, превышающими шесть месяцев. Длительность проведения дознания по ним не всегда обусловлена сложностью, необходимостью проведения экспертиз и прочих оснований, не позволяющих завершить дознание в шестимесячный срок. Не в каждом случае дознаватели стремятся оканчивать расследование по уголовным делам, понимая, что по истечении предельного срока дознания прокурор направит дело в орган предварительного следствия для производства дальнейшего расследования. Помимо расследования дел своей подследственности следователям приходится дорабатывать за дознавателями, исправлять их ошибки, устранять недостатки. В этой связи, видится целесообразным и справедливым внесение следующих изменений в п.2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ; «изымать уголовное дело у органа дознания по преступлениям небольшой и средней тяжести только в случае переквалификации действий виновного лица на преступление, подследственное органам, осуществляющим предварительное следствие, либо длительности проведения судебных экспертиз, либо в случаях, предусмотренных ст. 439 УПК РФ». Указанное обстоятельство нацелено на дисциплинирование органов дознания, поскольку понимание того, что по истечении шести месяцев, уголовное дело не будет изъято и передано, подтолкнет дознавателя к завершению расследования в указанный срок.

Ряд изменений, внесенных в уголовно-процессуальное законодательство, в частности, необходимость проведения медицинского освидетельствования несовершеннолетнего в ходе предварительного расследования в порядке, установленном Постановлением Правительства РФ от 28.03.2012 №259 «Об утверждении Правил медицинского освидетельствования несовершеннолетнего на наличие или отсутствие у него заболевания, препятствующего его содержанию и обучению в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа», также усложняет процедуру направления уголовного дела в суд. Проведение медицинского освидетельствования, наряду с другими обстоятельствами, усложняет процедуру расследования, влияет на сроки его проведения. В этой связи, обязательное медицинское освидетельствование несовершеннолетнему подозреваемому (обвиняемому) на стадии предварительного расследования и его проведение, видится нецелесообразным и представляется, что оно должно иметь место тогда, когда в ходе судебного разбирательства становится понятно, что возможно освобождение несовершеннолетнего от наказания и направление его в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Часть 4 ст. 421 УПК РФ должна быть изложена в следующей редакции: «медицинское освидетельствование несовершеннолетнего, совершившего средней тяжести или тяжкое преступление, проводится в ходе судебного разбирательства, если при рассмотрении уголовного дела будет признано достаточным помещение несовершеннолетнего, совершившего это преступление, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа».

Многими учеными-процессуалистами, такими как А.Б. Соловьев, М.Е. Токарев,1 предлагается более детально дифференцировать формы досудебного производства по уголовным делам, в том числе и для реального сокращения сроков предварительного расследования. Такая дифференциация, по их мнению, может быть осуществлена, в частности, по следующим критериям: в зависимости от характера преступления, степени общественной опасности и тяжести преступления, сложности расследования различных видов преступлений.

Представляется, что градация сроков предварительного расследования в зависимости от категории преступлений, нецелесообразна. К примеру, расследование кражи, совершенной из квартиры путем незаконного в нее проникновения при своевременном установлении лиц, совершивших данное преступление, не вызовет сложности в расследовании. В то же время, предусмотренная п. «б» части 3 ст. 158 УК РФ кража из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода, уголовная ответственность за которую идентична квартирной краже, специфична по расследованию и требует проведения большого объема следственных действий, различного рода экспертиз, допроса значительного круга лиц, потому завершить расследование в предусмотренный в ст. 162 УПК РФ срок не представляется возможным. Следовательно, дифференцирование сроков следствия в зависимости от категории преступлений, никак не может повлиять на их сокращение. Законодателем некая дифференциация сроков в зависимости от категории преступлений уже закреплена в ст. 162 УПК РФ и ст. 223 УПК РФ, где определены сроки следствия и дознания.

Сложность расследования тоже не может быть положена в основу дифференциации сроков следствия, и являться его критерием, поскольку, само понятие сложности не имеет законодательного определения и является исключительно оценочной категорией. В этой связи, не ясно, как определять является ли преступление сложным или нет.

Разграничивать сложные преступления, исходя из квалификации преступных деяний, представляется нелогично. К примеру, расследование кражи из помещения либо хранилища может не вызвать затруднении и завершиться направлением деда в суд в срок, не превышающий двух месяцев. Вместе с тем, добавив ряд условий, таких как: в уголовном деле три и более обвиняемых, наличие у них неоднократных судимостей, одному обвиняемому требуется проведение судебно-психиатрической экспертизы. Оказание обвиняемыми противодействия следствию, предметом хищения явился большой объем товарно-материальных ценностей, для определения стоимости которых необходимо проведение товароведчёской экспертизы, часть похищенного сбыта в сопредельные субъекты РФ, значительно усложнится процедура расследования. При этом преступление также будет относиться к категории средней тяжести, но указанные обстоятельства, несомненно, повлияют на срок следствия.

При этом необходимо учитывать, что причинами длительности их расследования основной часть преступлений, по которым сроки следствия продлеваются в порядке ст. 162 УПК РФ, исходя из квалификации преступных деяний, являются не сложность, а другие факторы, не позволившие окончить следствие в течение двух месяцев.

Характер и степень общественной опасности преступления, не имеющие законодательного определения, зависят от конкретных обстоятельств содеянного, способа совершения преступления, от характера и размера наступивших последствий, роли обвиняемого и данными, характеризующими степень общественной опасности личности виновного (наличие или отсутствие судимости, поведение в быту и др.). Фактически, критерий дифференциации сроков расследования в зависимости от характера и степени опасности преступлений, также является оценочным и относительным. В этой связи, думается, что он не может быть унифицирован и положен в основу разделения сроков следствия по указанному основанию.

Таким образом, процессуальным срокам принадлежит важная роль как гарантии права на свободу и личную неприкосновенность, на судебную защиту, на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Для решения проблемы реального сокращения продолжительности сроков предварительного расследования необходим комплексный и разноплановый подход. Процессуальная самостоятельность следственных органов направлена на повышение эффективности их работы. Основной гарантией защиты конституционных прав граждан является возложение ответственности за расследование преступлений на следователя, дознавателя, руководителя следственного органа и дознания. Одним из путей решения проблемы своевременного расследования уголовных дел является установление эффективной системы; упреждающего контроля за сроками расследования, внесение обязательных для исполнения письменных указаний в порядке ст. 39, 40.1 УПК РФ о направлении расследования и обязательного заслушивания следователей о проделанной работе.


2.2. Продление процессуальных сроков в уголовном судопроизводстве: основания, условия и процедура

В ряде случаев законодатель с учетом анализа следственной и судебной практики устанавливает возможность продления процессуальных сроков, поскольку предполагает, что общих процессуальных сроков может быть недостаточно для достижения назначения уголовного судопроизводства.

Поскольку сроки устанавливаются законом, они не могут видоизменяться или корректироваться по усмотрению участников процесса. Выполнение определенных процессуальных действий или принятие процессуальных решений надлежит осуществлять только в тот период, который обозначен законодателем. Если этого срока по каким-либо причинам оказалось недостаточно, то его продление возможно только по установленной УПК процедуре и в строго определенных случаях.

Пропущенный срок лишает участника процесса возможности реализации своего права (напр., не заявленное в течение 3 суток после окончания судебного заседания ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания не позволит в дальнейшем требовать такого ознакомления).

УПК созданы гарантии для полной реализации прав участниками процесса и в том случае, если процессуальный срок пропущен по уважительным причинам; срок может быть восстановлен, но только по ходатайству лица, его пропустившего, и с изложением причин пропуска срока.

Процессуальные сроки могут быть продлены в порядке, установленном УПК РФ. Продление допускается только для делопроизводственных сроков и лишь в случаях прямо предусмотренных законом (ч. 2 ст. 129 УПК РФ). Так, например, могут быть продлены сроки предварительного следствия (ч. 1 ст. 162 УПК РФ); срок задержания подозреваемого (п. 3 ч. 7 ст. 108); срок содержания под стражей в ходе досудебного (ст. 109 УПК РФ) или судебного (ст. 255 УПК РФ) производства; принятия, проверки сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении (ч. 3 ст. 144 УПК РФ); сроки дознания (ст. 223 УПК РФ); сроки ознакомления с протоколом судебного заседания (ч. 7 ст. 259 УПК РФ); в случае содержания под стражей выдаваемого другому государству лица (ст. 467 УПК РФ).

Защита прав и законных интересов лиц, пострадавших от преступных посягательств, выступает одной из основных задач уголовного судопроизводства. В этом отношении немаловажным является скорейшее реагирование органов предварительного расследования на поступившую о преступлении информацию, своевременное решение вопроса о возбуждении уголовного дела. Не случайно законодатель устанавливает жесткие сроки (не более 3 суток – ст. 144 УПК РФ) рассмотрения сообщений о преступлении, а нарушение сроков проверки заявлений и иных сообщений относятся к наиболее серьезным нарушениям законности.

В соответствии с ч. 3 ст. 144 УПК РФ срок проверки сообщения о преступлении может быть продлен до 30 суток, этот срок является максимальным.

Продление осуществляется по ходатайству следователя руководителем следственного органа, а также, по ходатайству дознавателя, прокурором. В последнем случае прокурор осуществляет в отношении деятельности дознавателя контрольные полномочия, выражающиеся в вынесении процессуального решения об удовлетворении ходатайства дознавателя о продлении срока проверки сообщения о преступлении.

В то же время законодатель наделил прокурора полномочиями по рассмотрению законности вынесенного по итогам рассмотрения сообщения о преступлении решения, в т.ч. правом отмены решения о возбуждении уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ) и отказа в возбуждении уголовного дела (ч. 6 ст. 148 УПК РФ). При этом в своем решении прокурор указывает конкретные обстоятельства, которые не были выяснены в ходе проверки, что не позволило принять законное и обоснованное решение. Это влечет за собой обязанность следователя (дознавателя) провести определенные процессуальные действия по восполнению пробелов проверки сообщения.

Недостатки конструкции законодателя вполне очевидны: в случае если срок проверки сообщения был продлен до 30 суток, по завершении проверочных мероприятий, в последний день установленного срока субъект, проводивший проверку, направил копию процессуального решения прокурору, и прокурор отменяет вынесенное решение в связи с неполнотой проведенной проверки, то времени (в процессуальном отношении) на устранение допущенных недочетов у субъекта проверки уже нет.

Становится невозможным соблюдение требований ч. 6 ст. 148 УПК РФ в части установления срока исполнения указаний прокурора, направляемых начальнику органа дознания вместе с решением об отмене постановления органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку к моменту рассмотрения прокурором материалов проверки предельный срок продленного производства (30 суток) уже истек. Таким образом, в случае выявления неполноты проведенной органом дознания, дознавателем проверки прокурор находится перед сложным выбором между принятием законного решения об отмене неправомерного процессуального решения и последующим нарушением указанного выше положения ч. 6 ст. 148 УПК РФ либо оставлением процессуального решения в силе, что может повлечь за собой нарушение прав и законных интересов граждан и юридических лиц.

Аналогичные сложности испытывает руководитель следственного органа в случае, если прокурор отменяет решение следователя в порядке ч. 6 ст. 148 УПК РФ, фактически соответствующий руководитель следственного органа в данном случае вынужден возбудить уголовное дело. Это также может привести к нарушению уголовно-процессуального закона, только уже ч. 1 ст. 146 УПК РФ в части наличия основания для возбуждения уголовного дела.

На практике данная проблема стоит достаточно остро. И если в отношении решений органа дознания или дознавателя прокурор, пользуясь контрольными по своей сути полномочиями в отношении данных субъектов, может решить данный вопрос еще на этапе продления срока проверки сообщения в порядке ч. 3 ст. 144 УПК РФ, дав органу дознания (дознавателю) указания о направлении хода проверки, необходимых мероприятиях и др., то в отношении решений руководителя следственного органа и следователя такой подход вряд ли возможен.

Одной из причин существования данной проблемы является двоякое отношение законодателя к функциям прокурора на досудебном производстве. Предпринятая в 2007 г. попытка наделить прокурора только надзорными полномочиями, как неоднократно отмечалось в литературе,1 носит незавершенный характер: за прокуратурой остались отдельные полномочия по принятию процессуальных решений и отмене процессуальных решений субъекта возбуждения уголовного дела и предварительного расследования.

Вместе с тем изменения концептуального характера требуют значительного времени для их проработки. В нашей же ситуации выходом может быть установление на законодательном уровне дополнительного срока на проведение процессуальных действий и принятие процессуального решения органом дознания, руководителем следственного органа, следователем в случае отмены прокурором решения о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела и направлении материала для проведения дополнительной проверки. Какова должна быть протяженность данного срока (равно как и порядок его установления) – вопрос, нуждающийся в отдельном изучении, однако с определенностью можно утверждать, что он не должен превышать установленного законом «общего» срока на проверку сообщения – 3 суток.1

Примером может являться законодательное закрепление возможности продления таких «фундаментальных» сроков уголовного судопроизводства, как предусмотренный ч. 1 ст. 109 УПК РФ срок содержания обвиняемых под стражей.

Предельный срок содержания под стражей устанавливается законом в интересах обвиняемого; он является гарантией, оберегающей личность от слишком продолжительного применения меры пресечения в виде заключения под стражу. В этом состоит его основное назначение.

Мнения ученых процессуалистов разделены относительно предельного срока, до истечения которого материалы уголовного дела необходимо представить для ознакомления обвиняемому. Так, Петрухин Л.И. считает, что данный срок не должен превышать 18 месяцев.2 По мнению других, предельных сроков несколько - 6, 12, 18 месяцев.3 Законодатель в ст. 109 УПК РФ несколько раз употребляет выражение «предельный срок содержания под стражей». Использование выражения в единственном числе несколько сбивает с толку при уяснении его смысла. Однако системное толкование ч.ч. 2, 3 и 5 ст. 109, от. 224 УПК РФ позволяет заключить, что речь в них идет о трех самостоятельных предельных сроках: 6, 12 и 18 месяцев.

Несомненно, сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу имеют определенную зависимость от сроков производства предварительного расследования. Они могут существовать только в их пределах.

Здесь уместен вопрос: достаточно ли органам предварительного расследования этих сроков. Анализ практики избрания меры пресечения в виде заключения под стражу показывает, что сроки содержания под стражей продлеваются в исключительных случаях при расследовании сложных в доказывании, многоэпизодных уголовных дел с большим количеством участников уголовного процесса, в том числе при привлечении к уголовной ответственности членов организованных преступных групп.

Частью первой ст. 162 и ст. 109 УПК РФ предусмотрен 2-х месячный срок предварительного следствия, содержания под стражей. Нормативно закрепленный срок содержания под стражей, не должен превышать 2 месяцев. Срок содержания под стражей необходимо исчислять месяцами. Вместе с тем, к срокам содержания под стражей, общие правила, установленные ч. 1 ст. 128 УПК РФ, касающиеся начала течения срока, не должны распространятся. При исчислении срока месяцами не применяется тот час и сутки, которым и начинается течение срока, следовательно, лицу, подвергшемуся аресту, может быть не зачтено от нескольких минут до часов ограничения свободы, что фактически может увеличить установленные законом временные рамки. В этой связи, целесообразней учитывать фактическое время нахождения лица под стражей.

В этот срок включается и время направления уголовного дела прокурору, который рассматривает поступившее уголовное дело в течение 10 суток. При нахождении обвиняемого под стражей, приоритетным выступает именно срок содержания под стражей, поскольку лицо, производящее расследование должно учитывать, что за 14 суток такое уголовное дело необходимо направить в суд уже прокурору. Приходится констатировать, что с учетом соблюдения положений Постановления Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 г. №4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан»1 у следователя, фактически срок содержания под стражей сокращается на 24 дня, и расследование осуществляется в сроки немногим больше месяца, и этого не вполне достаточно для обеспечения его объективности и полноты. В этой связи, видится целесообразным внесение изменений в ст. 109 УПК РФ в части увеличения срока содержания под стражей обвиняемых с двух до трех месяцев.

Как отмечалось ранее, по общему правилу нарушение отдельных процессуальных сроков органами уголовного преследования или судом не является достаточным основанием для признания нарушения права на судопроизводство в разумный срок в целом. В принципе соглашаясь с указанным мнением профессора В.М. Быкова,2 следует отметить, что в данном случае речь может идти об исключениях из данного правила. К таким исключениям относится срок содержания под стражей. Не случайно законодатель, как отмечалось ранее, закрепляет ряд ограничительных условий при продлении таких сроков. Дело в том, что необоснованное содержание под стражей является наиболее существенным нарушением права человека на свободу и личную неприкосновенность. Европейский Суд в решении по делу «Бужинаев против Российской Федерации» еще раз подчеркнул свою правовую позицию, заключающуюся в том, что нахождение лица в период следствия под стражей требует от органов следствия особой оперативности в расследовании уголовного дела.3

Данное решение использовала Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ при решении вопроса о нарушении разумного срока уголовного судопроизводства по делу Фахретдинова. Как отметили рассматривавшие данное уголовное дело судебные инстанции, продление срока содержания под стражей Фахретдинова мотивировалось одними и теми же причинами – необходимость производства следственных действий, которые могли быть проведены в пределах двухмесячного срока.1 Исследуя вопрос процессуальных сроков содержания под стражей, следует исходить из того что, заключение под стражу есть продолжительная мера пресечения, которая часто применяется на нескольких стадиях уголовного судопроизводства. Так, по уголовным делам, в ходе рассмотрения которых в Европейском Суде было установлено нарушение права на судопроизводство в разумный срок, в подавляющем большинстве случаев мера пресечения в виде заключения под стражу применялась как в досудебном, так и судебном производстве. Следует отметить также, что заключение под стражу является мерой пресечения, которая в «концентрированном» виде вбирает в себя все наиболее существенные ограничения прав личности, связанные с привлечением лица к уголовной ответственности.

При исследовании проблемы разумного срока в части содержания под стражей следует учитывать и то обстоятельство, что результаты обобщения судебной практики свидетельствуют о фактах наиболее частого нарушения разумного срока уголовного судопроизводства, связанного с процессуальными сроками содержания под стражей, обусловлено их необоснованным продлением. Одновременно при определении нарушений указанного срока необходимо дифференцированно подходить к стадиям судопроизводства: досудебной и собственно стадиям судебного разбирательства.

Необходимо рассмотреть еще одну проблему, с которой сталкиваются органы предварительного расследования на практике. Период ознакомления с материалами уголовного дела включен в срок расследования и не является по сути своей самостоятельным этапом, существующим как за пределами срока расследования, так и срока содержания под стражей. Окончание расследования ставит следователя или дознавателя в существенную зависимость от лица, привлекаемого к уголовной ответственности. Приходится констатировать, что на этом этапе действия должностных лиц зависят от участников уголовного процесса (обвиняемый, защитник), представляющих свои личные интересы, а интересы государства и общества. Вместе с тем, в ранее действующем УПК РСФСР (ст. 133) время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела при исчислении срока следствия не учитывалось. Следователь был наделен правами ограничивать время ознакомления при явном его затягивании.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство (ч. 3 ст. 217 УПК РФ) допускает при явном затягивании обвиняемым и его защитником ознакомления с материалами уголовного дела, ограничивать последних во времени, но только не по постановлению следователя, а по решению суда - в порядке, установленном ст. 125 УПК РФ.

При кажущемся законодательном урегулировании процедуры ограничения времени для ознакомления, она носит длительный характер, связанный с подготовкой следователем материалов и направлением их в суд, обеспечением прибытия в судебное заседание участников уголовного судопроизводства. Кроме того, необходимо учитывать, что суд рассматривает о ходатайство об установлении определенного срока для ознакомления с материалами уголовного дела в установленный закон срок- 5 суток.

В этой связи, видится целесообразным законодательное урегулирование временного периода, отведенного для ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела. В большей степени, установление фиксированного срока ознакомления необходимо для лиц содержащихся под стражей, так как чаще всего именно с их стороны происходит умышленное затягивание сроков.

Следователи вынуждены обращаться в суд с ходатайствами о продлении процессуальных сроков, затрачивая на это дополнительный ресурс времени.

Чтобы определить оправдано ли было продление тех или иных сроков по уголовному делу, а также с целью установления возможности определить имело ли место нарушение права участников уголовного процесса на скорейшее отправление правосудия, в УПК РФ был закреплен принцип разумного срока уголовного судопроизводства.

Представляется, что многократное и чрезмерное продление сроков расследования и разрешения дела, по формальным основаниям, не нарушает принцип законности, но может служить нарушением принципа разумного срока уголовного судопроизводства.

Важность решений о продлении процессуальных сроков дает основание говорить о том, что данный вопрос следует ставить не в плоскости определения разумности процессуальных сроков, а в плоскости оценки разумности их продления (даже при легитимных возможностях для этого).1 Приведенная позиция представляется излишне категоричной. Процессуальные решения о продлении процессуальных сроков (также как и сами процессуальные сроки) должны быть разумными, но не с точки зрения их формальной продолжительности, которая может быть обоснована и законно установлена, а с точки зрения рациональности реализации назначения уголовного судопроизводства.

Изучение практики Европейского Суда по рассмотрению жалоб против РФ также показывает, что большинство дел о нарушении права на судопроизводство в разумный срок рассматривается в связи с необоснованным продлением срока содержания обвиняемых под стражей,2 например дело Сигарев против России Российской Федерации (Sigarev v. Russia).3

В судебной практике, в том числе практике Европейского Суда, и в научной литературе термин «исключительность обстоятельств дела» используется достаточно часто, однако его содержание трактуется неоднозначно. Так, по мнению К.Б. Калиновского и М.М. Ахмедова, наличие исключительных обстоятельств является самостоятельным критерием определения разумного срока уголовного судопроизводства, наряду с такими критериями как сложность дела, поведение заявителей, поведение властей.4 Другие авторы, в частности Е.В. Марковичева, Е.В. Рябцева, ссылаясь на практику Европейского Суда, полагают, что «исключительность обстоятельств» является понятием, суммирующим критерии, применимые к каждому конкретному делу.1

«Исключительность обстоятельств уголовного дела» следует рассматривать как суммирующий критерий. «Исключительными» обстоятельства дела становятся не сами по себе, а при наличии правовой и фактической сложности дела и других факторов, указанных в ч. 3 ст. 61 УПК РФ и выработанных практикой Европейского Суда.

Основной причиной продления сроков предварительного расследования является длительность производства судебных экспертиз. Достаточно эффективным правовым средством предупреждения нарушения разумного срока уголовного судопроизводства явилось бы законодательное закрепление срока производства экспертиз и условий его продления. В этой связи следует согласиться с предложением И.А. Ефремова, согласно которому необходимо определение срока производства судебной экспертизы в Федеральном законе «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» путем установления периода, в течение которого судебная экспертиза должна быть выполнена. Это можно сделать по аналогии с тем, как в этом законе (ст. 30) определяется срок помещения лица в медицинский стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы. Правила указанной статьи, по сути, устанавливают и срок производства экспертиз этого вида. Максимальный срок для производства любой экспертизы мог бы быть определен в указанном Законе до 30 календарных дней.2

Построение оптимальной концепции отечественного уголовного судопроизводства требует обязательного изучения условий и опыта «соседей», оказывающих влияние на этот процесс. В этой связи безусловный интерес представляет опыт реформирования в соответствии с международными стандартами уголовно-процессуального закона Республики Казахстан, Украины и ряда других государств. При этом в поисках нахождения путей для построения наиболее оптимальной модели уголовного судопроизводства России следует соблюдать разумный баланс между своими исторически сложившимися правовыми традициями и опытом других стран.

Интересен опыт реформирования уголовно-процессуального законодательства Республики Казахстан и Украины. Следует остановиться на положениях о сроках уголовного судопроизводства. Особое внимание уделим указанным положениям УПК Украины, которые содержат наиболее удачную правовую регламентацию.

В УПК Украины, вступившем в силу 20 ноября 2012 г., максимальный срок расследования, в том числе и по особо тяжким преступлениям, не может превышать двенадцати месяцев со дня уведомления лица о подозрении в совершении преступления (п. 3 ч. 2 ст. 219), тогда как сроки предварительного следствия в соответствии со ст. 162 УПК РФ могут продлеваться без ограничений. Так, Федеральным законом «О внесении изменения в ст. 162 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 20 апреля 2014 г. № 76-ФЗ6 (ч. 6), в отличие от предыдущей редакции данной нормы, законодатель наделил руководителя следственного органа правом устанавливать срок предварительного следствия в пределах одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю вне зависимости от общей продолжительности срока предварительного следствия.

В УПК Украины процессуальные сроки определены как установленные законом или в соответствии с ним прокурором, следственным судьей или судом промежутки времени, в рамках которых участники уголовного судопроизводства обязаны (вправе) принимать процессуальные решения или совершать процессуальные действия. Любые процессуальные действия в ходе уголовного производства должны быть выполнены без неоправданной задержки и не позднее предельного срока (ст. 113). Любое процессуальное действие или решение должны быть выполнены или приняты в разумные сроки (ст. 28). Разумными же считаются сроки, объективно необходимые для выполнения процессуальных действий и принятия решений.

В этой связи следует согласиться с мнением профессора А.Ф. Волынского, который указывает на дискуссионность положений УПК Украины, при этом отмечает желание законодателя этой страны применить опыт ряда западноевропейских стран в борьбе с преступностью и призывает присмотреться к результатам практического применения этой принципиально новой теории.1

Интерес для российского уголовного судопроизводства может представлять и законодательство Республики Казахстан, где с 1 января 2015 г. вступил в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс (далее — УПК РК), разработанный в соответствии с международными стандартами и с учетом опыта стран континентальной системы права – Германии, Франции, стран Прибалтики (Литва, Латвия, Эстония), Турции, Грузии, России, Украины и других стран. В УПК Республики Казахстан, как и в УПК РФ, предусмотрено понятие «разумный срок» расследования. В ч. 1 ст. 192 УПК РК досудебное расследование подлежит завершению в разумный срок. При этом учитываются сложность уголовного дела, объем следственных действий и достаточность исследования обстоятельств дела. Этот срок не должен превышать сроки давности уголовного преследования, предусмотренные ст. 71 УК РФ. Внесенные изменения предоставляют участникам процесса право обжаловать в суд волокиту по уголовному делу на стадии досудебного производства и требовать завершения расследования в минимальные сроки. Этому призвано способствовать и то, что в отличие от УПК РФ срок досудебного расследования по УПК РК считается с момента регистрации в Едином реестре досудебных расследований сообщения (заявления) до направления уголовного дела прокурору с обвинительным актом, постановлением о передаче дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера или принятия решения о прекращении дела (ч. 1 ст. 192 УПК РК).

Вместе с тем ст. 71 УК РК предусмотрены следующие сроки давности: один год после совершения уголовного проступка; два года после совершения преступления небольшой тяжести; пять лет после совершения преступления средней тяжести; пятнадцать лет после совершения тяжкого преступления; двадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

Представляется, что данное нововведение УПК РК не может считаться разумным, так как предполагает, что если рассматривать преступления, совершенные в условиях неочевидности, то срок расследования не может превышать срока давности уголовного преследования по преступлению. Если же допустить, что расследуемое преступление относится к категории тяжких или особо тяжких преступлений, продолжительность срока расследования уголовного дела допускается соответственно до 15 или 20 лет. Указанное не будет способствовать защите прав лиц, потерпевших от преступных деяний.

В новом УПК РК законодатель отказался и от стадии возбуждения уголовного дела и доследственной проверки, что можно назвать прогрессивным достижением.

Некоторые маститые ученые РФ также придерживаются позиции исключения из УПК РФ института отказа в возбуждении уголовного дела, с учетом того, что Устав уголовного судопроизводства России 1864 г.11, УПК РСФСР 1923 г., законодательство европейских государств подобной процессуальной нормы не содержат, а также отказа от стадии возбуждения уголовного дела, поскольку считают, что указанные институты заведомо влекут за собой ограничение доступа граждан к правосудию.


2.3. Восстановление пропущенных сроков как гарантия доступа к правосудию: проблемные вопросы

Согласно УПК РФ допускается также восстановление пропущенных процессуальных сроков (ст. 130). Восстановление предусмотрено только для тех сроков, которые установлены для обращений к ведущим процесс органам иных участников уголовного судопроизводства (то есть для собственно процессуальных, а не делопроизводственных сроков). Например, могут быть восстановлены сроки: обращения реабилитированного за возмещением ущерба (ч. 2 ст. 135); заявления ходатайства о проведении предварительного слушания (ч. 3 ст. 229); подачи замечаний на протокол судебного заседания (ч. 1 ст. 260); обжалования процессуальных решений (ст. 123). Делопроизводственные сроки, которые предназначены ведущим судопроизводство органам, не могут быть восстановлены. Например, пропущенный следователем трехсуточный срок для предъявления обвинения (ст. 172).

На основании постановления дознавателя, следователя (на досудебной стадии) или судьи (в стадии судебного разбирательства), в производстве которого находится уголовное дело, пропущенный по уважительной причине срок может быть восстановлен (например, нахождение в командировке, болезнь, отсутствие связи и т.д., т.е. наличие тех обстоятельств, которые препятствовали лицу реализовать свое право). Для этого от лица, пропустившего срок, должно поступить заявление с просьбой о восстановлении срока с указанием причин пропуска установленного законом срока. Делопроизводственные сроки не могут быть восстановлены (например, срок для предъявления следователем обвинения - в течение трех суток). Обстоятельства, связанные с организацией работы органов дознания, следствия, прокуратуры и суда, а также с рассмотрением уголовного дела различными инстанциями, не могут приниматься во внимание в качестве оснований для превышения разумных сроков осуществления уголовного судопроизводства.1

Отказ в восстановлении процессуального срока может быть обжалован в определенном законом порядке (ст. 19 УПК РФ). Отказ дознавателя, следователя в восстановлении срока может быть обжалован прокурору или в суд (ст. 124, 125 УПК РФ), отказ прокурора - вышестоящему прокурору или в суд (ст. п. 10 ч. 2 ст. 37, ст. 125 УПК РФ), отказ судьи - в вышестоящий суд в апелляционном или кассационном порядке (ст. 354, 355 УПК РФ).

По ходатайству заинтересованного лица допускается возможность приостановления исполнения решения до разрешения вопроса о восстановлении пропущенного срока на его обжалование (ч. 2 ст. 130 УПК РФ).1

Вместе с тем по восстановлению некоторых сроков закон устанавливает особый режим. Так, в регулировании производства в кассационной инстанции Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 28 января 2014 г. №2 "О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции",2 рассматривая вопрос о возвращении кассационной жалобы, представления без рассмотрения в случае пропуска срока обжалования судебного решения (п. 3 ч. 1 ст. 401.5 УПК РФ), обращает внимание судов на то, что после устранения препятствий, послуживших основанием для возвращения кассационных жалобы, представления, лицо вправе вновь обратиться в суд кассационной инстанции с учетом срока, установленного ч. 3 ст. 401.2 УПК РФ. При этом предусмотренный ч. 3 ст. 401.2 УПК РФ годичный срок для кассационного обжалования исчисляется начиная со дня вступления в законную силу обжалуемого судебного решения.

Если уголовное дело являлось предметом рассмотрения президиума верховного суда республики, краевого или областного суда, то указанный срок исчисляется со дня вступления в законную силу постановления президиума соответствующего суда. Пленум Верховного Суда РФ разъясняет: судам следует принимать во внимание, что годичный срок не считается пропущенным при соблюдении условий, указанных в ч. 1 ст. 129 УПК. Уважительными причинами при пропуске срока на подачу жалобы Пленум считает, например, тяжелую болезнь, беспомощное состояние, иные относящиеся к личности заявителя обстоятельства, а также обстоятельства, в силу которых лицо было лишено возможности своевременно обратиться с кассационной жалобой в суд.

При этом Пленум подчеркивает исключительное значение запрета восстановления пропущенного годичного срока кассационной инстанцией при пересмотре приговора, определения, постановления суда в ситуации необходимости поворота к худшему (ст. 401.6 УПК РФ).

Запрет поворота к худшему представляет важнейшую гарантию стабильности уголовно-процессуальных решений, утверждения достоинства правосудия. Ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Руководствуясь этими соображениями, Верховный Суд РФ устанавливает, что пропущенный при подаче кассационной жалобы, представления предусмотренный ст. 401.6 УПК годичный срок, в течение которого допускается поворот к худшему при пересмотре судебного решения в кассационном порядке, восстановлению не подлежит вне зависимости от уважительности причины его пропуска. В таком случае ходатайство о его восстановлении возвращается заявителю без рассмотрения.

Решение о повороте к худшему не может быть принято судом кассационной инстанции по истечении годичного срока и в том случае, когда постановление о передаче кассационных жалоб, представления на рассмотрение суда кассационной инстанции было вынесено до его истечения. При этом суд кассационной инстанции оставляет жалобу, представление без удовлетворения.


ВЫВОДЫ

В качестве выводов по второй главе следует отметить, что соблюдение процессуальных сроков является одним из критериев эффективности уголовного судопроизводства.

Повышенная значимость продления срока должна получить законодательное отражение. Уместным в связи с этим является уточнение редакции ч. 2 ст. 6.1 УПК РФ, в которой идет речь о продлении процессуальных сроков. Здесь по изложенным выше основаниям необходимо вести речь не о разумных сроках уголовного преследования, а о разумных сроках уголовного судопроизводства, на что ранее уже обращалось внимание.

В этой связи предлагается следующая редакция ч. 2 ст. 6.1 УПК РФ: «2. Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом. Продление срока содержания под стражей допускается лишь при наличии исключительных обстоятельств, определяемых с учетом критериев, указанных в части третьей настоящей статьи и выработанных правоприменительной практикой Европейского Суда по правам человека».

Видится целесообразным и справедливым внесение следующих изменений в п.2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ; «изымать уголовное дело у органа дознания по преступлениям небольшой и средней тяжести только в случае переквалификации действий виновного лица на преступление, подследственное органам, осуществляющим предварительное следствие, либо длительности проведения судебных экспертиз, либо в случаях, предусмотренных ст. 439 УПК РФ». Указанное обстоятельство нацелено на дисциплинирование органов дознания, поскольку понимание того, что по истечении шести месяцев, уголовное дело не будет изъято и передано, подтолкнет дознавателя к завершению расследования в указанный срок.

Часть 4 ст. 421 УПК РФ должна быть изложена в следующей редакции: медицинское освидетельствование несовершеннолетнего, совершившего средней тяжести или тяжкое преступление, проводится в ходе судебного разбирательства, если при рассмотрении уголовного дела будет признано достаточным помещение несовершеннолетнего, совершившего это преступление, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа».


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Исследование процессуальных сроков как гарантия защиты прав и свобод участников уголовного судопроизводства позволяет сделать вывод о том, проблема уголовно-процессуальных сроков порождает немало дискуссионных вопросов, как в юридической науке, так и в ходе осуществления уголовно-процессуальной деятельности.

УПК РФ не отождествляет начало течения срока с началом его исчисления. При определении начала исчисления процессуального срока весьма важно точно устанавливать момент, с которого начинается его течение. Посредством анализа нормативно-правовых актов, возникающих проблем в практической деятельности, предложено исчислять течение сроков со следующего дня после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало, придерживаясь общих правил логики и системной взаимосвязи положений материального, процессуального, публичного и частного права, что потребует внесения дополнений в ч. 1 ст. 128 УПК РФ, согласно которым при исчислении сроков не должны приниматься в расчет час и календарный день, которыми начиналось течение сроков, за исключением случаев, предусмотренных УПК,

Отличительной особенностью нормативно-правового регулирования процессуальных сроков действующим УПК РФ является попытка законодателя при их исчислении использовать лишь такие временные промежутки, как «часы», «сутки», «минуты».

Принцип разумного срока уголовного судопроизводства - один из основополагающих положений, на котором построен и функционирует уголовный процесс.

Суммируя изложенные положения, считаем возможным предложить следующее определение разумного срока уголовного судопроизводства.

Разумный срок уголовного судопроизводства – это временной период, включающий в себя процессуальные сроки рассмотрения сообщения о преступлении, предварительного расследования и судебного рассмотрения, необходимые и достаточные для осуществления по уголовному делу судопроизводства с надлежащей полнотой и объективностью без необоснованных задержек и упрощенчества с учетом того, что:

под необходимым сроком следует понимать период времени, без которого невозможно осуществление уголовного судопроизводства в целом, его стадий и отдельных процессуальных действий с соблюдением нормативных требований к условиям и порядку их проведения;

достаточным является срок, позволяющий в ходе уголовного судопроизводства, его стадий, и отдельных процессуальных действий эффективно и в полном объеме достичь назначения уголовного судопроизводства, решить задачи, стоящие перед стадиями судопроизводства и отдельными процессуальными действиями.

Сами по себе разумные сроки по уровню обобщенности и универсальности «не дотягивают» до уровня принципа уголовного судопроизводства, а являются, как уже упомянуто, лишь частным проявлением принципа процессуальной экономии. Замена принципа разумных сроков именно принципом процессуальной экономии, а затем и последовательное совершенствование норм УПК с учетом в том числе и этого принципа, давно назрели. Нелишним будет поэтому «перемещение» положения ст. 6.1 УПК РФ в нынешнем ее виде в гл. 17 "Процессуальные сроки. Процессуальные издержки" УПК РФ с введением вместо нее в число принципов уголовного судопроизводства принципа процессуальной экономии.

В целях юридической «чистоты» правоприменения, необходимо:

1. Дополнить ст. 5 УПК РФ пунктом 33-1 в следующей редакции: «33-1) процессуальный срок - период времени, исчисляемый часами, календарными днями, месяцами по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом».

2. Категорию «сутки» надлежит исключить из содержания УПК России, заменив ее на понятие «календарный день», содержащееся в Федеральном законе №107-ФЗ.

3. Уточнить редакцию ч. 2 ст. 6.1 УПК РФ, в которой идет речь о продлении процессуальных сроков. Здесь по изложенным выше основаниям необходимо вести речь не о разумных сроках уголовного преследования, а о разумных сроках уголовного судопроизводства. В этой связи предлагается следующая редакция ч. 2 ст. 6.1 УПК РФ: «2. Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом. Продление срока содержания под стражей допускается лишь при наличии исключительных обстоятельств, определяемых с учетом критериев, указанных в части третьей настоящей статьи и выработанных правоприменительной практикой Европейского Суда по правам человека».

4. Разделить ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ на два подпункта, изложив подпункт первый в следующей редакции: «3. При определении продолжительности разумного срока уголовного судопроизводства: учитывается период с момента получения сообщения о преступлении до окончания уголовного судопроизводства как в досудебных, так и судебных стадиях, либо, если производство по делу не окончено, до дня поступления заявления в суд о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок».

5. В п.2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ внести следующие изменения: «изымать уголовное дело у органа дознания по преступлениям небольшой и средней тяжести только в случае переквалификации действий виновного лица на преступление, подследственное органам, осуществляющим предварительное следствие, либо длительности проведения судебных экспертиз, либо в случаях, предусмотренных ст. 439 УПК РФ».

6. Часть 4 ст. 421 УПК РФ изложить в следующей редакции: «медицинское освидетельствование несовершеннолетнего, совершившего средней тяжести или тяжкое преступление, проводится в ходе судебного разбирательства, если при рассмотрении уголовного дела будет признано достаточным помещение несовершеннолетнего, совершившего это преступление, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа».



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


Нормативные правовые акты

  1. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.

  2. Конвенция о защите прав и свобод человека и гражданина 1950 г.

  3. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993г.) // Российская газета от 25 декабря 1993 г. №237.

  4. Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24.07.2002 №95-ФЗ//Российская газета от 27 июля 2002 г. №137.

  5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002г. № 138-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2002. – №46. – Ст.4532.

  6. Гражданский кодекс РФ//Российская газета, №238-239, 08.12.1994, №23, 06.02.1996, №24, 07.02.1996, №25, 08.02.1996, №27, 10.02.1996, №233, 28.11.2001, №289, 22.12.2006.

  7. Федеральный закон № 107-ФЗ от 3 июня 2011 года «Об исчислении времени» //Российская газета от 6 июня 2011 г. №120.

  8. Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» //Российская газета от 5 июня 2001 г. №106.

  9. Постановление Правительства РФ от 28.03.2012 №259 «Об утверждении Правил медицинского освидетельствования несовершеннолетнего на наличие или отсутствие у него заболевания, препятствующего его содержанию и обучению в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа» // Российская газета от 4 апреля 2012 г. №73.

  10. Концепция федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России на 2013-2020 годы», утвержденная распоряжением Правительства РФ от 20 сентября 2012 г. №1735-р // Российская газета от 2 октября 2012 г. №37.



Научная литература:


  1. Александров А.И. Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности: история, современность, перспективы, проблемы /Под ред. В.З. Лукашевича. - СПб.: Изд. Дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2003. - 562 с.

  2. Алексеев И.М. Правовая регламентация сроков в досудебных стадиях уголовного процесса Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. - СПб, 2013. -

  3. Анашкин О.А. Сроки в уголовном процессе на досудебных стадиях: учебное пособие. – М.: Приор-издат, 2006. – 144 с.

  4. Апостолова Н.Н. Разумный срок уголовного судопроизводства // Российская юстиция. - 2010. - № 9. – С.93-95.

  5. Артамонов А.Н. Седельников П.В. Исчисление срока при производстве по уголовному делу // Законодательство и практика. – 2011. - № 1 (26). - С. 34-35.

  6. Астафьев Ю.В. Разумные сроки и обоснованные решения: новеллы и пробелы законодательства // Воронежские криминалистические чтения. 2011. - Вып.13. - С.21-31.

  7. Аширбекова Н.Т., Искенова С.Б. Разумный срок уголовного судопроизводства как правовое понятие // Админитстратор суда. - 2014. - №1. - С. 27-31.

  8. Баев О.Я. Правовые и тактические основы усмотрения в уголовном преследовании. - М.: Юрлитинформ, 2012. - 232 с.

  9. Безлепкин Б.Т. Настольная книга судьи по уголовному процессу. - М.: Проспект, 2014. - 400 с.

  10. Беккариа Ч. О преступлении и наказании. – М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1939. - 464 с.

  11. Бущенко А.П. Практика Европейского Суда по правам человека: Статья 5 Конвенция о защите прав человека и основных свобод. – М.: Спарк. 2001. – 215с.

  12. Быков В. Новый закон о разумном сроке уголовного судопроизводства/Законность. - 2010. - №11. - С.23-29.

  13. Васильев Л.М. Процессуальные сроки в советском уголовном судопроизводстве: автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. - Грозный, 1972. - 19 с.

  14. Волынский А.Ф., Волынский В.В. Новый УПК Украины – ответ на вызовы современной преступности или...? // Российский следователь. - 2013. - №5. - С.39 – 43.

  15. Гаврилов Б.Я. Перераспределение процессуальных и надзорных полномочий между прокурором и руководителем следственного органа: объективная необходимость или волюнтаризм в праве? // Уголовное судопроизводство. - 2009. - № 4. – С.35-37.

  16. Головко Л.В. Реформа уголовного процесса Франции // Государство и право. - 2001. - №8. - С.89-98.

  17. Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. - М.: Юрид. лит., 1976. - 144 с.

  18. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. – М.: Русский язык, 1980, Т. 4. - 683 с.

  19. Демидов И.Ф. Принципы советского уголовного процесса// Курс советского уголовною процесса, Общая часть / Под ред, А.Д. Бойкова и И.И. Карпеца. – М: Юрид. лит., 1989. - 640 с.

  20. Еникеев З.Д. Международно-правовые основы быстроты уголовного судопроизводства и проблемы их реализации в современной России // Международное публичное и частное право. - 2010. - №4. - С.16-21.

  21. Есина А.С. Комментарий к ст. ст. 128 - 131 главы 17 УПК РФ. Процессуальные сроки. - М., 2016.

  22. Ефремов И.А. Сроки производства судебных экспертиз или что нужно делать, чтобы эти сроки соблюдались // Адвокат. - 2009. - №10. - С.34-40.

  23. Жамков А.А. Проблемные вопросы правового регулирования сроков и средств проверки сообщений о преступлениях экономической направленности /Российский следователь. - 2009. - №4. - С.15-19.

  24. Калиновский К.Б. Процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве и их регламентация по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации // Ленинградский юридический журнал. - 2005. - №2(3). - С.139– 145.

  25. Калиновский К.Б. Процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве и их регламентация по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации // Ленинградский юридический журнал. - 2005. - №2(3). - С.139–145.

  26. Калиновский К.Б., Ахмедов М.М. Международные стандарты срочности уголовного процесса в практике Европейского суда по правам человека // Правовые проблемы укрепления российской государственности. - Томск: изд-во Томского ун-та, 2006. - С.47-50.

  27. Капинус Н.И. Процессуальные гарантии прав личности при применении мер пресечения в уголовном процессе: автореф. дис. …докт. юрид. наук. - М., 2001. – 56 с.

  28. Ковлер А.И. Постановления, принятые Европейским Судом по правам человека в отношении Российской Федерации // Российское правосудие. - 2010. - №2. - С.4-14.

  29. Кожевников О.А. Задачи прокуратуры по надзору за исполнением законов при осуществлении дознания и предварительного следствия // Уголовное право. - 2009. - №2. – С.109-110.

  30. Колоколов Н.А. Российская наука в поисках оптимального формата учебника уголовного процесса // Юридический мир. - 2009. - №6. – С.56-61.

  31. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Рссийской Федерации / Под общ. Ред. В.П. Верина, В.В. Мозякова. - 2004. - 976 с.

  32. Кондрат И.Н. Обеспечение прав личности в досудебном производстве по уголовным делам: законодательное регулирование и правоприменительная практика: монография. - М.: Юстицинформ, 2015.

  33. Конин В.В. Избрание и продления срока содержания под стражей в российском уголовном судопроизводстве и стандарты европейского суда // Адвокат. - 2010. - №12. - С.23-30.

  34. Корепанова Т.Л. Виды процессуальных сроков и особенности их правового регулирования в российском уголовно-процессуальном законодательстве. - Домодедово, 2000. - 19 с.

  35. Корепанова Т.Л. Процессуальные сроки как гарантия защиты конституционных прав и свобод личности в российском уголовном процессе: автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Ижевск, 2004. – 32 с.

  36. Кривощеков Н.В. К вопросу о продлении процессуальных сроков на стадии возбуждения уголовного дела//Государство и право в эпоху глобальных перемен: материалы международной научно-практической конференции / Под ред. С.К. Бурякова. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2017. – 398 с.

  37. Лавдаренко Л.И. Разумный срок как принцип уголовного судопроизводства // Российский следователь. -2014. - №2. - С. 16-20.

  38. Марковичева Е.В. Международные стандарты разумности сроков производства пот уголовному делу // Уголовное судопроизводство. 2009. - №4. - С.10-12.

  39. Маслов И.В. Актуальные проблемы правовой регламентации процессуальных сроков в досудебном производстве по уголовным делам: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2003. – 22 с.

  40. Махмутов М.В. Принцип процессуальной экономии - начало положено //Законность. - 2010. - №12. - С.35-36.

  41. Микеле де Сальвиа. Прецеденты Европейского Суда по правам человека. - С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2004. - 1072 c.

  42. Ожегов С.И. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.: АЗЪ, 1995. - 928 с.

  43. Основы уголовного судопроизводства: Учебник для бакалавров/ Под ред. В.А. Давыдова, В.В. Ершова. – М.: РГУП, 2017. – 444 с.

  44. Петрова Г.Б. Сроки как элемент правового регулирования в уголовном судопроизводстве: дис. ... канд. юрид, наук. - Саратов, 2004. - 222 с.

  45. Петрухин И.Л. Меры пресечения // Комментарии к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. - М.: ООО ТК «Велби», 2008. – 896 с.

  46. Поляков И.Н. Законодательство о разумных сроках уголовного судопроизводста – попытка борьбы с судебной волокитой // Российский судья. - 2011. - №4. - С.24-26.

  47. Рожков Д.Г. Обеспечение разумного срока уголовного производства в суде первой инстанции: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Челябинск, 2013. – 22 с.

  48. Рябцева Е.В. Разумный срок уголовного судопроизводства: анализ судебной практики России и Европейского Суда по правам человека // Воронежские криминалистические чтения. - 2011. - Вып. 13.

  49. Соловьев Л.Б., Токарева М.Е. Дифференциация форм досудебного производства по уголовным делам /Прокурорская и следственная практика. - 1998. - №3. – С.144-151.

  50. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. - СПб.:  Питер, 2004. – 697 с.

  51. Смолин А. Разумный срок уголовного судопроизводства - проявление принципа процессуальной экономии // Российский следователь. - 2010. - №19. – С.9-11.

  52. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. – М.: Изд-во АН ССР, 1958. - 703 с.

  53. Томин В.Т., Якупов Р.Х., Дунин В.А. Процессуальные документы, сроки и судебные издержски. – Омск: НИ и РИО, 1963. - 50 с.

  54. Уголовно – процессуальное право Российской Федерации / отв. ред. П.А. Лупинская, Л.А. Воскобитова. - М.: Норма: НИЦ ИНФРА-М2013. – 1008с.

  55. Уголовный процесс: учебник для бакалавриата юридических вузов /Под ред. О.И. Андреевой, А.Д. Назарова, Н.Г. Стойко и А.Г. Тузова. — Ростов н/Д: Феникс, 2015. — 445 с.

  56. Чельцов М.А. Истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. - СПб.: Равена-Альфа, 1995. - 846 с.

  57. Шакирьянов Р. Действие принципа процессуальной экономии в гражданском судопроизводстве // Правосудие в Татарстане. - 2012. - №2(50). - С.3-11.

  58. Щадин Ю. Почему ухудшается качество следствия // Законность. - 1995. - № 6. - С.33-34.

  59. Щерба С.П. Меры пресечения // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / Под общей ред. В.М. Лебедева. Науч. ред. В.П. Божьей. - М.: Спарк, 2002.

  60. Якупов Р.Х. Процессуальные сроки в советском уголовном судопроизводстве (в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования): автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 1972.

Судебная практика:

  1. Марченко против Российской Федерации: постановление Европейского суда по правам человека от 22 февраля 2007 г.//Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издательство. – 2007. - №3. - С.92-97.

  2. Ангелова против Российской Федерации; постановление Европейского суда по правам человека от 13 декабря 2007 г.//Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издательство. - 2009. - С.120-128.

  3. Бахитов против Российской: Федерации: Постановление Европейского Суда по правам человека от 4 декабря 2008 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. - 2009. - №12. - С.68-73.

  4. Бужинаев против Российской Федерации: Постановление Европейского суда по правам человека от 15.10.2009 № 17679/03 // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. - №.3. - 2011.

  5. Сигарев против Российской Федерации: Постановление Европейского суда по правам человека от 30.10.2014 № 53812/10 // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. - 2015. - № 3.

  6. Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 №13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы»//Собрание Законодательства РФ. 05.07.2004. №27, ст. 2804.

  7. Постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 г. №4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан» // Собрание законодательства РФ. - 04.04.2005. - №14. - Ст. 1271.

  8. Постановление Конституционного Суда РФ от 11.11.2014 № 28-П «По делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 1 Федерального закона: О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок и части третьей статьи 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Курочкина, А.Б. Михайлова и А.С. Русинова» // Собрание законодательства РФ. 2014. № 47. Ст. 6632.

  9. Определение Конституционного Суда РФ от 08 ноября 2005 №439-0 «По жалобе граждан С,В. Бородина, В.Н. Буробина, А:В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 11 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»// Собрание Законодательства РФ. 30.01.2006, №5, ст. 633.

  10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. №52 "О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях"

  11. Определение Верховного Суда РФ от 14.12.2010 г. № 49-г 10-88 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2011. - №2.

  12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 года «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних»//Российская газета от 11 февраля 2011 г. №29.

  13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. №2 "О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции"// Бюллетень Верховного Суда РФ. 2014. - № 4. - С.11.

  14. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 марта 2016 года №11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 2016. - № 5.

  15. Определение Верховного Суда РФ от 14.12.2010 № 49-г10-88 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 2.




1 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. – М.: Русский язык, 1980, Т. 4. - С.304. Ожегов С.И. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.: АЗЪ, 1995. - С.551.

2 Вилкова Т.Ю. Глава 12. Процессуальные сроки // Уголовно – процессуальное право Российской Федерации / отв. ред. П.А. Лупинская, Л.А. Воскобитова. - М.: Норма: НИЦ ИНФРА-М2013. - С.376.

1 Васильев Л.М. Процессуальные сроки в советском уголовном судопроизводстве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Грозный, 1972. - С.6.

2 Калиновский К.Б. Процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве и их регламентация по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации // Ленинградский юридический журнал. - 2005. - №2(3). - С.139–145. Корепанова Т.Л. Процессуальные сроки как гарантия защиты конституционных прав и свобод личности в российском уголовном процессе: автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Ижевск, 2004. - С.9. Алексеев И.М. Правовая регламентация сроков в досудебных стадиях уголовного процесса Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. - СПб, 2013. - С.9.

3 Гуляев А.П. Указ. соч. - С.5–7.

4 Маслов И.В. Актуальные проблемы правовой регламентации процессуальных сроков в досудебном производстве по уголовным делам: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М., 2003. - С. 19 – 20.

1 Щадин Ю. Почему ухудшается качество следствия // Законность. - 1995. - № 6. - С.33-34.

2 Беккариа Ч. О преступлении и наказании. – М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1939. - С. 281-286.

3 Гуляев А.П. Указ.соч. - С.12; Корепанова Т.Л. Виды процессуальных сроков и особенности их правового регулирования в российском уголовно-процессуальном законодательстве. - Домодедово, 2000. - С.6-9; Анашкин О.А. Сроки в уголовном процессе на досудебных стадиях: учебное пособие. – М.: Приор-издат, 2006. - С.10-15.

1 Петрова Г.Б. Сроки как элемент правового регулирования в уголовном судопроизводстве: дис. ... канд. юрид. наук. - Саратов, 2004. - С.55-56.

1 Васильев Л.М. Процессуальные сроки в советском уголовном судопроизводстве: автореф, дисс. ... канд. юрид. наук. - Грозный, 1972. - С.8.

2 Петрова Г.Б. Указ.соч. – С.57.

3 Гуляев. А.П. Гуляев А.П. Процессуальные сроки в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. - М.: Юрид. лит., 1976. - С.10; Томин В.Т., Якупов Р.Х., Дунин В.А. Процессуальные документы, сроки и судебные издержски. - Омск НИ и РИО, 1963. - С.23; Якупов Р.Х. Процессуальные сроки в советском уголовном судопроизводстве (в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования): автореф. дис. …канд. юрид. наук. - М., 1972. - С.6.

1 Гуляев. А.П. Указ. соч. - С.10

2 Якупов Р.Х. Указ. соч. - С.6.

3 Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. - СПб.: Питер, 2004. - С.293; Калиновский К.Б. Процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве и их регламентация по Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации // Ленинградский юридический журнал. - 2005. - № 2(3). - С. 139–145.

1 Маслов И.В. Указ. соч. - С.20–25.

1 Основы уголовного судопроизводства: Учебник для бакалавров/Под ред. В.А. Давыдова, В.В. Ершова. - М.:"РГУП", 2017. – 444 с.

1 Артамонов А.Н. Седельников П.В. Исчисление срока при производстве по уголовному делу // Законодательство и практика. – 2011. - № 1 (26). - С. 34-35.

1 Уголовный процесс: учебник для бакалавриата юридических вузов /Под ред. О.И. Андреевой, А.Д. Назарова, Н.Г. Стойко и А.Г. Тузова. — Ростов н/Д: Феникс, 2015. — С.173.

1 Там же.

2 Жамков А.А. Проблемные вопросы правового регулирования сроков и средств проверки сообщений о преступлениях экономической направленности /Российский следователь. - 2009. - №4. - С.15-19.

3 Есина А.С. Комментарий к ст. ст. 128 - 131 главы 17 УПК РФ. Процессуальные сроки. - М., 2016.

1 Российская газета от 11 февраля 2011 г. №29.

2 Собрание Законодательства РФ. 05.07.2004. № 27, ст, 2804.

1 По жалобе граждан С,В. Бородина, В.Н. Буробина, А:В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 11 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного Суда РФ от 08 ноября 2005 №439-0// Собрание Законодательства РФ. 30.01.2006, №5, ст. 633.

1 Поляков И.Н. Законодательство о разумных сроках уголовного судопроизводста – попытка борьбы с судебной волокитой // Российский судья. - 2011. - №4. - С.24-26.

2 Чельцов М.А. Истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. - СПб.: Равена-Альфа, 1995. - С.692; Александров А.И. Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности: история, современность, перспективы, проблемы /Под ред. В.З. Лукашевича. - СПб.: Изд. Дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2003. - С.169-170.

3 Микеле де Сальвиа. Прецеденты Европейского Суда по правам человека. - С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2004. - С.476-477.

1 Головко Л.В. Реформа уголовного процесса Франции // Государство и право. - 2001. - №8. - С.89.

2 Еникеев З.Д. Международно-правовые основы быстроты уголовного судопроизводства и проблемы их реализации в современной России // Международное публичное и частное право. - 2010. - №4. - С.19.

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. – М.: Изд-во АН ССР, 1958. - С.291; Демидов И.Ф. Принципы советского уголовного процесса// Курс советского уголовною процесса, Общая часть / Под ред, А.Д, Бойкова и И.И. Карпеца. – М: Юрид. лит., 1989. - С.175.

2 Смолин А. Разумный срок уголовного судопроизводства - проявление принципа процессуальной экономии // Российский следователь. - 2010. - №19. – С.9-11; Махмутов М.В. Принцип процессуальной экономии - начало положено //Законность. - 2010. - №12. - С.35-36.

1 Колоколов Н.А. Российская наука в поисках оптимального формата учебника уголовного процесса // Юридический мир. - 2009. - №6. – С.56-61.

2 Шакирьянов Р. Действие принципа процессуальной экономии в гражданском судопроизводстве // Правосудие в Татарстане. - 2012. - №2(50). - С.3-11.

1 Быков В. Новый закон о разумном сроке уголовного судопроизводства/Законность. - 2010. - №11. - С.24; Лавдаренко Л.И. Разумный срок как принцип уголовного судопроизводства // Российский следователь. - 2014. - №2. - С. 16-20.

2 Аширбекова Н.Т., Иекеиова С.Б. Разумный срок уголовного судопроизводства как правовое понятие // Админитстратор суда. - 2014. - №1. - С. 27-31.

1 Баев О.Я. Правовые и тактические основы усмотрения в уголовном преследовании. - М.: Юрлитинформ, 2012, - С.71.

1 Бущенко А.П. Практика Европейского Суда по правам человека: Статья 5 Конвенция о защите прав человека и основных свобод. - М,: Спарк. 2001. - С.142.

1 Ангелова против Российской Федерации; постановление Европейского суда по правам человека от 13 декабря 2007 г.//Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издательство. - 2009. - С. 120-128.

2 Марченко против Российской Федерации: постановление Европейского суда по правам человека от 22 февраля 2007 г,//Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издательство. – 2007. - .№3. - С.92-97.

1 Бахитов против Российской: Федерации: Постановление Европейского Суда по правам человека от 4 декабря 2008 года // Бюллетень Европейского суда по правам человека. - 2009. - №12. - С.68-73.

1 Рожков Д.Г. Обеспечение разумного срока уголовного производства в суде первой инстанции: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Челябинск, 2013. – 22 с.

1 Урбан В.В. Реализация принципа разумного срока уголовного судопроизводства. - М., 2013. - С.9.

2 Некенова С.Б. Принцип обеспечения права лица на разумный срок уголовного судопроизводства. - Саратов, 2015. - С.16 – 17.

3 Малофеев И.В. Разумный срок как принцип уголовного судопроизводства: дис. … канд. юрид. наук. - М., 2014. - С.55–56

1 По делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 1 Федерального закона: О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок и части третьей статьи 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Курочкина, А.Б. Михайлова и А.С. Русинова: Постановление Конституционного Суда РФ от 11.11.2014 № 28-П // Собрание законодательства РФ. 2014. № 47. Ст. 6632.

1 Апостолова Н.Н. Разумный срок уголовного судопроизводства // Российская юстиция. - 2010. - № 9. - С.66.

2 Астафьев Ю.В. Разумные сроки и обоснованные решения: новеллы и пробелы законодательства // Воронежские криминалистические чтения. - 2011. - Вып. 13. - С.25.

1 Там же.

1 Ковлер А.И. Постановления, принятые Европейским Судом по правам человека в отношении Российской Федерации // Российское правосудие. - 2010. - №2. - С.4-14.

1 Капинус Н.И. Процессуальные гарантии прав личности при применении мер пресечения в уголовном процессе: автореф. дис. …докт. юрид. наук. - М., 2001. - С.9-10; Корепанова Т.Л. Процессуальные сроки как гарантия защиты конституционных прав и свобод личности в российском уголовном процессе: автореф. дис. …канд. юрид. наук. - Ижевск, 2004. - С.9. и др.

1 Кондрат И.Н. Обеспечение прав личности в досудебном производстве по уголовным делам: законодательное регулирование и правоприменительная практика: монография. - М., 2015. - С.5

1 Соловьев Л.Б., Токарева М.Е. Дифференциация форм досудебного производства по уголовным делам /Прокурорская и следственная практика. - 1998. - №3. – С.144-151.

1 Гаврилов Б.Я. Перераспределение процессуальных и надзорных полномочий между прокурором и руководителем следственного органа: объективная необходимость или волюнтаризм в праве? // Уголовное судопроизводство. - 2009. - № 4. – С.35-37.; Кожевников О.А. Задачи прокуратуры по надзору за исполнением законов при осуществлении дознания и предварительного следствия // Уголовное право. - 2009. - №2. – С.109-110.

1 Кривощеков Н.В. К вопросу о продлении процессуальных сроков на стадии возбуждения уголовного дела//Государство и право в эпоху глобальных перемен: материалы международной научно-практической конференции / Под ред. С.К. Бурякова. – Барнаул: Барнаульский юридический институт МВД России, 2017. – С.109-110.

2 Петрухин И.Л. Меры пресечения // Комментарии к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. - М.: ООО ТК «Велби», 2008. - С.178.

3 Щерба С.П. Меры пресечения // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / Под общей ред. В.М, Лебедева. Науч. ред. В.П. Божьей. - М.: Спарк, 2002. - С.227-253; Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Рссийской Федерации / Под общ. Ред. В.П. Верина, В.В. Мозякова. - 2004. - С.274.

1 // Собрание законодательства РФ. - 04.04.2005. - №14. - Ст. 1271.

2 Быков В.М. Новый закон о разумном сроке уголовного судопроизводства // Законность. - 2010. - №11. - С.27-28.

3 Постановление Европейского Суда по правам человека от 15.10.2009 № 17679/03 // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. - №.3. - 2011.

1 Определение Верховного Суда РФ от 14.12.2010 г. № 49-г 10-88 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2011. - №2.

1 Астафьев Ю.В. Разумные сроки и обоснованные решения: новеллы и пробелы законодательства // Воронежские криминалистические чтения. 2011. - Вып.13. - С.24.

2 Конин В.В. Избрание и продления срока содержания под стражей в российском уголовном судопроизводстве и стандарты европейского суда // Адвокат. - 2010. - №12. - С.23-30.

3 Постановление Европейского Суда по правам человека от 30.10.2014 № 53812/10 // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. - 2015. - № 3.

4 Калиновский К.Б., Ахмедов М.М. Международные стандарты срочности уголовного процесса в практике Европейского суда по правам человека // Правовые проблемы укрепления российской государственности. - Томск: изд-во Томского ун-та, 2006. - С.47-50.

1 Марковичева Е.В. Международные стандарты разумности сроков производства пот уголовному делу // Уголовное судопроизводство. 2009. - №4. - С.12; Рябцева Е.В. Разумный срок уголовного судопроизводства: анализ судебной практики России и Европейского Суда по правам человека // Воронежские криминалистические чтения. - 2011. - Вып. 13. - С.226.

2 Ефремов И.А. Сроки производства судебных экспертиз или что нужно делать, чтобы эти сроки соблюдались // Адвокат. - 2009. - №10. - С.34-40.

1 Волынский А.Ф., Волынский В.В. Новый УПК Украины – ответ на вызовы современной преступности или...? // Российский следователь. - 2013. - №5. - С.39–43.

1 Безлепкин Б.Т. Настольная книга судьи по уголовному процессу. - М.: Проспект, 2014. - С.55.

1 Основы уголовного судопроизводства: Учебник для бакалавров/ Под ред. В.А. Давыдова, В.В. Ершова. – М.: РГУП, 2017. – 444 с.

2 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2014. - № 4. - С.11.


  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Курс повышения квалификации
Курс профессиональной переподготовки
Педагог-библиотекарь
Курс профессиональной переподготовки
Специалист в области охраны труда
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Краткое описание документа:

Научная работа по предмету "Право" на тему: «Процессуальные сроки в уголовном судопроизводстве (проблемные вопросы практики)» предлагается в качестве дополнительного источника информации при изучении тем, посвящённых уголовному процессу.. Данная тема изучается в рамках программ бакалавриата и магистерских программ высшего юридического образования, но может быть использована для расширения кругозора старшеклассников общеобразовательных учреждений.

Проверен экспертом
Общая информация
Учебник: «Право (базовый и углублённый уровни)», Никитин А.Ф., Никитина Т.И.
Тема: § 68. Особенности уголовного судопроизводства (процесса)

Номер материала: ДБ-1320608

Скачать материал
Похожие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Курс повышения квалификации «Подростковый возраст - важнейшая фаза становления личности»
Курс повышения квалификации «Экономика предприятия: оценка эффективности деятельности»
Курс повышения квалификации «Введение в сетевые технологии»
Курс повышения квалификации «Страхование и актуарные расчеты»
Курс повышения квалификации «Финансы предприятия: актуальные аспекты в оценке стоимости бизнеса»
Курс профессиональной переподготовки «Управление ресурсами информационных технологий»
Курс повышения квалификации «Мировая экономика и международные экономические отношения»
Курс профессиональной переподготовки «Корпоративная культура как фактор эффективности современной организации»
Курс повышения квалификации «Финансовые инструменты»
Курс профессиональной переподготовки «Эксплуатация и обслуживание общего имущества многоквартирного дома»
Курс профессиональной переподготовки «Гостиничный менеджмент: организация управления текущей деятельностью»
Курс профессиональной переподготовки «Стандартизация и метрология»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.