Выдаём удостоверения и дипломы установленного образца

Получите 5% кэшбэк!

Запишитесь на один из 793 курсов и получите 5% кэшбэк стоимости курса на карту

Выбрать курс
Инфоурок Другое Научные работыНаучная работа по предмету "Право" на тему: «Возвращение прокурором уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия»

Научная работа по предмету "Право" на тему: «Возвращение прокурором уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия»

Скачать материал
библиотека
материалов


ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

«АССОЦИАЦИЯ ЮРИСТОВ РОССИИ»

Крымское региональное отделение



На правах рукописи




Научная работа на тему:


ВОЗВРАЩЕНИЕ ПРОКУРОРОМ УГОЛОВНОГО ДЕЛА СЛЕДОВАТЕЛЮ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ





Выполнил специально для проекта «Инфоурок»:

Корчинский Пётр Петрович

учитель, преподаватель права и юридических дисциплин,

преподаватель высшей школы

Член Ассоциации юристов России, магистр юриспруденции

Независимый эксперт, уполномоченный Министерством юстиции

России на проведение антикоррупционной экспертизы

нормативных правовых актов и проектов нормативных

правовых актов в случаях, предусмотренных

законодательством РФ (свидетельство об аккредитации

от 28.02.2018 г. №2970 на основании распоряжения

Минюста РФ от 28.02.2018 г. №210-р)



Симферополь, 2020

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение………………………………………………………………………...3

 

Глава 1. Институт возвращения прокурором уголовных дел как средство обеспечения законности на досудебных стадиях процесса

1.1. Генезис становления института возвращения уголовных дел в отечественном уголовном процессе………………………………………………9

1.2. Понятие, сущность и значение возвращения уголовного дела прокурором для дополнительного следствия…………………………………….18

 

Глава 2. Возвращение прокурором уголовных дел для дополнительного следствия

2.1. Основания принятия прокурором решения о возвращении уголовного дела для дополнительного следствия……………………………………………..27

2.2. Процессуальный порядок возвращения прокурором уголовных дел для дополнительного следствия………………………………………………………..41

 

Глава 3. Проблемы института возвращения прокурором уголовных дел для производства дополнительного следствия

3.1. Некоторые теоретические и процессуальные проблемы практики направления прокурором уголовных дел для дополнительного следствия……57

3.2. Обжалование постановлений прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия……………..........................74

 

Заключение……………………………………………………………………92

 

Библиографический список………..………………………………………...97

Введение


Актуальность темы исследования. Из содержания Конституции РФ следует, что прокуратура не относится ни к органам судебной власти, ни к органам исполнительной власти. Органы прокуратуры, действующие на территории всех субъектов РФ, являются федеральными органами - звеньями единой централизованной системы прокуратуры (ст. 129 Конституции РФ). Являясь универсальным органом защиты законных прав и интересов граждан, юридических лиц, общества и государства, прокуратура осуществляет надзор за всеми другими правоохранительными органами государства, в том числе и за органами предварительного расследования. Один из ключевых аспектов взаимодействия прокурора и следователя относится к этапу утверждения обвинительного заключения — границе судебного процесса и досудебного производства. Одной из действенных форм прокурорского надзора за исполнением законов органами предварительного следствия и дознания на досудебных стадиях уголовного процесса является возвращение дел для производства дополнительного следствия.1

Возможность вернуть уголовное дело на дополнительное следствие является одним из способов исправления нарушений и ошибок, допущенных следователями при производстве ими предварительного следствия.

Ввиду различных причин, в том числе связанных с обстоятельствами, препятствующими нормальному ходу расследования, увеличением сроков расследования и отдалением момента принятия решения по делу, несоответствия некоторым положениям Концепции судебной реформы РФ, а также ряду других причин, данный институт был заменен в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации (далее - УПК РФ) на институт возвращения судом уголовных дел прокурору.

Действующий УПК РФ хотя и предусматривает возможность устранения допущенных органам предварительного следствия нарушений и ошибок, но следует отметить, что существующие механизмы их устранения не являются достаточно эффективными.1

В результате реформы уголовного судопроизводства произошло ограничение прокурорского надзора наряду с усилением процессуального статуса следственных органов. Такие шаги связывались следующей логикой. Освобождение прокурора от несвойственной ему функции процессуального руководства и, как следствие, ответственности за качество расследования, должно было придать прокурорскому надзору больше независимости, отвечало последовательному укреплению начал состязательности в уголовном процессе. Наделение следователя иммунитетом от необоснованного процессуального вмешательства посредством придания широких возможностей обжалования любых действий прокурора, в свою очередь, имело целью обеспечить полную самостоятельность расследования.2

В настоящее время правом вернуть уголовное дело на дополнительное следствие наделены прокурор (п. 3 ч.1 ст. 221, п.п. 2 и 4 ч.1 ст. 226 УПК РФ) и руководитель следственного органа ст. 39 УПК РФ. Между тем на практике подобные новеллы породили проблему в отношениях следователя и прокурора, существенно не улучшив качества проводимого расследования, а значит, сказались на соблюдении прав участников уголовного процесса. Прокурор, осуществляя полномочие по возвращению дела на дополнительное следствие в соответствии с установленными законом требованиями, гарантирует полноту, всесторонность, объективность расследования, а также строгое соблюдение органами предварительного расследования прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе. 3

Механизм дополнительного расследования в ныне действующем УПК РФ представлен в усеченном виде. Данное обстоятельство не позволяет в полной мере эффективно устранять выявленные недостатки в расследовании. В этой связи, вопросы, связанные с институтом возвращения уголовных дел на дополнительное следствие, в настоящее время не потеряли своей актуальности, поскольку законодательно не закреплены основания возвращения уголовных дел на дополнительное следствие, а также процедура его проведения. 1

Научное исследование проблемы возвращения прокурором уголовного дела для производства дополнительного следствия важно не только в аспекте обеспечения конституционных прав и свобод граждан, но и в методологическом плане для дальнейшего развития науки уголовного процесса и призвано способствовать решению общих и частных теоретических и практических вопросов защиты личности в судопроизводстве по уголовным дела, а также охраняемых законом интересов общества и государства. 2

Сказанное предопределяет необходимость научного осмысления вопросов, связанных с проблемой возвращения прокурором дел для производства дополнительного следствия. Названные обстоятельства и предопределяют актуальность темы данного исследования.

Степень разработанности темы исследования. Проблема возвращения прокурором уголовных дел для производства дополнительного следствия исследовалась и разрабатывалась многими юристами. Свои научно-теоретические труды ей посвятили Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, В.П. Божьев, А.Д. Бойков, С.В. Бородин, Л.A. Воскобитова, И.М. Гальперин, И.М. Гуткин, С.П. Ефимичев, Н.Г. Жогин, В.В. Зажицкий, В.К. Звир-буль, Л.Д. Калинкина, А.С. Каретников, JI.М. Карнеева, А.М. Ларин, В.З. Лукашевич, П.А. Лупинская, В.А. Михайлов, Я.О. Мотовиловкер, Г.Н. Омельяненко, А.А. Петуховский, М.Н. Переверзев, В.М. Савицкий, А.Б. Соловьев, М.С. Строгович, М. Е. Токарева, Т.В. Толстухина, А.А. Чувилев, Д.П. Филатов, С.А. Шейфер, С.П. Щерба, П.С. Элькинд, Н.А. Якубович и другие процессуалисты.

Однако по-прежнему отсутствует комплексное исследование института возвращения уголовного дела прокурором следователю для производства дополнительного следствия с учетом постоянно развивающегося и изменяющегося уголовно-процессуального законодательства. Поэтому тема исследования не теряет своей актуальности.

Целью исследования является комплексное изучение уголовно-процессуального института возвращения прокурором уголовных дел для производства дополнительного следствия и анализ связанных теоретических, правовых и научно-практических проблем, разработка теоретических положений и научно обоснованных рекомендаций, направленных на модернизацию процессуальных норм, регламентирующих рассматриваемый институт.

Достижение указанных целей обусловило необходимость решения следующих взаимосвязанных научно-теоретических и научно-практических задач:

- проанализировать генезис становления института возвращения уголовных дел в отечественном уголовном процессе и выявить тенденции, обуславливающие его необходимость в российском уголовном процессе;

- определить понятие, сущность и значения правового института возвращения уголовного дела для дополнительного следствия;

- исследовать основания, условия и порядок принятия прокурором решения о возвращении уголовного дела для дополнительного следствия;

- изучить практику возвращения уголовного дела для дополнительного следствия прокурором, выявление наиболее распространенных следственных ошибок, повлекших возвращение дела на доследование (фактических оснований);

- выявить пробелы и недостатки в правовом регулировании этого института, обобщить выявленные проблемы и разработать на этой основе научные положения и рекомендации, направленные на совершенствование прокурорского надзора за деятельностью органов предварительного следствия и дознания и совершенствование правового регулирования деятельности прокурорских и следственных органов;

- разработать научно-обоснованные предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, направленных на создание эффективного механизма устранения допущенных следователями нарушений закона и ошибок, на усиление гарантий правосудия и прав личности в уголовном судопроизводстве.

Объектом исследования являются нормы уголовно-процессуального права и правоотношения, возникающие в связи с деятельностью органов прокуратуры по надзору за органами предварительного расследования в связи с возвращением дел для дополнительного следствия.

Предметом исследования являются процессуальные условия прокурорского надзора, основания и процессуальный порядок направления прокурором уголовных дел на дополнительное следствие и правоприменительная практика.

Методологическую основу исследования составили положения материалистической диалектики как общенаучного метода познания. В ходе исследования использовались специальные методы научного познания: сравнительно-правовой, системно-структурный, логико-юридический, исторический, методы исследования.

Нормативную и теоретическую базу составили положения Конституции РФ, УПК РФ, УК РФ, федеральные законы РФ, ведомственные нормативно-правовые акты Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ, Следственного комитета России, Постановления Конституционного Суда РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ, имеющие непосредственное отношение к исследуемым проблемам, публикации по уголовному процессу и праву, общей теории права, логике, основам оперативно-розыскной деятельности, а также материалы судебной практики.

Научная новизна научной работы заключается в проведенном исследовании, в котором комплексно рассмотрены имеющиеся проблемы теории и практики возвращения прокурором уголовного дела для дополнительного следствия. Научная новизна работы состоит также в том, что в ней освещены проблемы с учетом новаций и изменений в уголовно-процессуальном законодательстве с учетом пересмотра основных положений Российского уголовного процесса.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования определяется актуальностью и новизной рассматриваемых в работе положений. Содержащиеся в работе выводы и предложения, учтены в нормотворческой и научной деятельности, в дальнейших теоретических разработках исследуемого института, а также могут быть использованы в правотворческой деятельности, направленной на совершенствование российского уголовно-процессуального законодательства и практики его применения органами предварительного следствия и прокуратуры.

Апробация результатов исследования. На основе материалов исследования сформулированы конкретные предложения по совершенствованию отдельных норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих возвращение прокурором уголовного дела следователю для дополнительного следствия.

Структура работы обусловлены целью, задачами, объектом и предметом исследования и состоит из введения, трех глав, включающей шесть параграфов, заключения, библиографического списка.


Глава 1. Институт возвращения прокурором уголовных дел как средство обеспечения законности на досудебных стадиях процесса


1.1. Генезис становления института возвращения уголовных дел в отечественном уголовном процессе

По существу институт направления уголовных дел на дополнительное расследование начал формироваться задолго до принятия судебной реформы 1864 г. в рамках организации производства по уголовным делам. Устав уголовного судопроизводства Российской империи от 20 ноября 1864 г. (далее - Устав) предусматривал возможность направления уголовных дел на дополнительное следствие прокурором, состоящим при окружном суде, при изучении материалов предварительного следствия.1

Наблюдение за предварительным следствием лежало на обязанности прокурора (ст. 296 Устава). В случае, если предварительное следствие было произведено неполно, прокурору предоставлялось право или потребовать дополнительные сведения, или обратить дело к доследованию (ст. 512 Устава). При этом прокурору воспрещалось, под опасением законной ответственности, останавливать течение дела для пополнения его сведениями несущественными. Также рекомендовалось «давать дальнейший ход» оконченному следствию при совокупности преступных деяний обвиняемого, если важнейшее из этих деяний было уже вполне исследовано, а для обнаружения обстоятельств преступного деяния, менее важного, требовалось продолжительное время (ст. ст. 515-517 Устава). Аналогичным образом рекомендовалось поступать и в случаях, когда преступное деяние было совершено несколькими лицами и некоторые из них не были известны или отысканы, а в отношении других обвиняемых все обстоятельства «приведены в ясность». На все действия, связанные с дальнейшим движением дела, прокурору отводилась одна неделя от времени получения производства. При этом прокурор окружного суда не мог собственной властью ни изменить порядка подсудности дела, хотя бы оно и получило незаконное направление, ни прекратить или приостановить производство по неосновательности обвинения или другим законным причинам, ни разделить предметы исследования, имеющие между собой связь, но заключение свое о том прокурор должен был предложить окружному суду или представить на усмотрение судебной палаты через ее прокурора (ст. 523) (ст. 518 Устава).1

Таким образом, прокурор был наделен широкими полномочиями по направлению дел на дополнительное следствие, что делало прокурорское наблюдение высокоэффективным средством повышения качества предварительного следствия, препятствовало направлению в суд уголовных дел, расследованных неполно или с нарушением закона. В дореволюционном уголовном процессе был сформулирован перечень оснований направления дел на доследование, в том числе очевидная неполнота произведенного следствия, не представляющая возможность составить правильное заключение о существе дела.

На начальном этапе формирования советского уголовно-процессуального законодательства в нем были закреплены нормы, воспроизводящие основные черты, характерные для института возвращения уголовных дел на дополнительное расследование по Уставу - установление истины и защиты личности в уголовном судопроизводстве. УПК РСФСР 1922 г и УПК РСФСР 1923 г. в дальнейшем усовершенствовали деятельность прокурора по направлению дел на дополнительное расследование, закрепив законодательно основания, порядок направления дел на дополнительное расследование.

Первым уголовно-процессуальным законом революционной России стал УПК РСФСР 1922 года, который устанавливал, что правом возвращения уголовного дела для производства предварительного расследования обладал лишь прокурор и суд. Так, право прокурора на возвращение уголовного дела предусматривалось частью 1 статьи 226 и статьей 231 УПК РСФСР. Часть 1 статьи 226 УПК РСФСР определяла порядок действий прокурора при поступлении уголовного дела, расследованного в ускоренном порядке - т.е. дознания: «Прокурор, получив в порядке статьи 107 УПК материал дознания, рассматривает, является ли дело достаточно выясненным, и либо направляет дело для производства дополнительного дознания или для производства предварительного следствия, либо прекращает дело производством при наличии оснований, указанных в ст.ст. 4 и 106 УПК, либо постановляет о предании обвиняемого суду». Тем самым можно сделать вывод, что прокурор вправе был передать материал, расследованный в порядке дознания, следователю для производства предварительного следствия.

Статья 231 УПК РСФСР определяла действия прокурора при поступлении уголовного дела, расследованного в ходе предварительного следствия: «Получив от следователя в порядке ст. 215 УПК дело с обвинительным заключением, прокурор, признав следствие неполным, возвращает дело следователю с указанием на те обстоятельства, которые необходимо расследовать, каковое указание является для следователя обязательным».

УПК РСФСР 1922 года действовал непродолжительное время, менее одного года. 15 февраля 1923 г. Постановлением ВЦИК был введен в действие новый УПК РСФСР, который действовал до 1961 года. По этому УПК, как и по ранее действовавшему, право направлять уголовные дела для производства дополнительного расследования предоставлялось прокурору и суду.

Часть 1 статьи 222 УПК устанавливала следующее: «Прокурор, получив в порядке статьи 105 УПК материал дознания, рассматривает, является ли дело достаточно выясненным, и либо направляет дело для производства дополнительного дознания или для производства предварительного следствия, либо прекращает дело производством при наличии оснований, указанных в ст.ст. 4 и 202 УПК, либо постановляет о предании обвиняемого суду».

Статья 227 УПК гласила, что «Получив от следователя в порядке ст. 211 УПК дело с обвинительным заключением, прокурор, признав следствие неполным, возвращает дело следователю с указанием на те обстоятельства, которые необходимо расследовать, каковое указание является для следователя обязательным».1

Таким образом, в УПК РСФСР 1923 г., было предусмотрено право прокурора возвращать дела органам дознания и предварительного следствия в случаях неполноты произведенного расследования.

Сменивший УПК РСФСР 1923 г. УПК РСФСР 1960 г. сохранил институт возвращения уголовных дел для производства дополнительного расследования. Этим правом по-прежнему обладали в соответствии с п. 8 ст. 211 УПК РСФСР - прокурор и суд, в соответствии с полномочиями, предоставленными им пунктом 2 статьи 221 и статьей 232 УПК РСФСР. Тем самым, по мнению А.П. Кругликова, обеспечивалась двойная проверка законности и обоснованности действий и решений следователя по делу, по которому расследование закончено.2

УПК РСФСР 1960 г., значительно расширил и детализировал перечень оснований для возвращения уголовных дел на доследование. К безусловным основаниям дополнительного расследования были отнесены: а) неполнота произведенного дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании; б) существенное нарушение уголовно-процессуального закона органами дознания и предварительного следствия; в) наличие оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении; г) наличие оснований для привлечения к уголовной ответственности по данному делу других лиц при невозможности выделить о них материалы дела; д) неправильное соединение или разъединение уголовного дела (ст. 232).

Практика применения этих оснований выявила целый ряд присущих им существенных недостатков. Так, основание, предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР не согласовывалось с требованиями ст. 20 УПК РСФСР обязывающей в ходе расследования принимать все предусмотренные законом меры не только к полному, но и к всестороннему и объективному исследованию всех обстоятельств дела. Другим недостатком этого основания было то, что им чрезмерно сужалась возможность применения института возвращения уголовных дел на дополнительное расследование, поскольку выдвигалось дополнительное условие для признания проведенного дознания или следствия неполным - невозможность устранения этих недостатков в судебном заседании. Не менее проблематичным в применении оказался и п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР, поскольку в законе не было закреплено понятия существенного нарушения уголовно-процессуального закона для стадии предварительного расследования, не был дан их перечень.

Закрепленный в таком виде институт возвращения уголовных дел на дополнительное расследование в наибольшей степени создавал условия для реализации принципа всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств уголовного дела и защиты прав участников уголовного судопроизводства.

Направление уголовных дел на дополнительное расследование по п. 3 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР имело целью предупредить ухудшение положения обвиняемого в суде, не допустить нарушения его права на защиту. При применении данного основания возникали трудности в понимании того, когда вновь сформулированное обвинение будет более тяжким по сравнению с предъявленным.

Главным условием применения п. 4 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР являлось наличие связи между обвинением лица, привлеченного к уголовной ответственности и обвинением, которое могло быть предъявлено другому лицу. В связи с этим в практике применения этого основания имелись трудности связанные с определением понятия «связь обвинений».

Немало вопросов возникало и при применении п. 5 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР, поскольку неправильное соединение или разъединение уголовных дел, как основание дополнительного расследование охватывалось по существу, п. 1 и п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР.

За время действия УПК РСФСР и наукой и практикой были в целом определены подходы к устранению имеющегося несовершенства уголовно-процессуального закона в части оснований возвращения уголовных дел на дополнительное расследование. В частности, в ряде постановлений Пленума Верховного Суда были разъяснены понятия «существенные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при производстве дознания и предварительного следствия» и «более тяжкое обвинение», приведен перечень таких существенных нарушений1 и определены случаи изменения обвинения на более тяжкое.2

Доминирующими стали представления, в соответствии с которыми: а) признать дело расследованным полностью можно только при условии проверки всех версий и объективности исследования обстоятельств уголовного дела; б) существенными нарушениями уголовно-процессуального закона обусловливающими дополнительное расследование применительно к различным стадиям уголовного процесса следовало признавать: для прокурора - такие нарушения, которые ставили под сомнение надлежащее выяснение каких-либо обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу; для стадии придания суду, кассационного и надзорного производства - такие нарушения, которые ставили под сомнение обоснованность внесения дела в судебное разбирательство; для стадии судебного разбирательства - такие нарушения, которые могли помешать правильному разрешению дела по существу и не могли быть устранены методами судебного следствия; в) наличие оснований для привлечения к уголовной ответственности по данному делу других лиц при невозможности выделить о них материалы дела, а также неправильное соединение или разъединение дела следовало относить к типичным случаям неполноты проведенного расследование (или существенного нарушения уголовно-процессуального закона).1

После вступления в действие УПК РФ 2001 г., фактически ликвидировавшего институт дополнительного расследования, вопросы, связанные с возвращением уголовного дела для производства дополнительного расследования, относятся к числу дискуссионных. Разброс мнений достаточно широк. Ряд ученых выступает за возрождение данного института.2 Однако не все поддерживают это мнение.3

После урезания полномочий прокурора в связи с введением в действие Федерального закона от 05.06.2007 № 87-ФЗ прокурору вернули (заново предоставили) некоторые права, так как их отсутствие отрицательно отразилось и на обеспечении прав личности, и на эффективности уголовного преследования в досудебном производстве.

В настоящее время законодательно закреплена тройная проверка законности и обоснованности действий и решений следователя по законченному расследованием делу. Во-первых, право возвращать уголовное дело следователю со своим указаниями о производстве дополнительного расследования УПК РФ предоставил руководителю следственного органа (п. 11 ч. 1 ст. 39), во-вторых, такое право имеет прокурор (п. 2 ч. 1 ст. 221), в-третьих, и судья обладает правом в установленных законом случаях возвращать через прокурора сле­дователю уголовное дело практически на дополнительное расследование — с целью устранения препятствий для рассмотрения дела судом. Особенно данное право суда стало очевидным после принятия 2 декабря 2008 г. Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-про­цессуальный кодекс Российской Федерации», которым признана утратившей силу ч. 2 ст. 237 УПК РФ (устанавливала 5-суточный срок для устранения допущенных сле­дователем нарушений), признана утратившей силу ч. 4 ст. 237 УПК РФ (не допускала производство следс­твенных или иных процессуальных действий, не предусмотренных названной статьей, по уголовному де­лу, возвращенному следователю через прокурора), признана утратившей силу ч. 5 ст. 237 УПК РФ (признавала недопустимыми доказательства, полученные по истечении процессуальных сроков, установленных до принятия названного закона частью второй указанной статьи).

Представляется очевидным, что внесенные изменения в УПК РФ обусловлены не чем иным, как низким качеством расследования уголовных дел, поступающих в суд. Отсюда вывод — необходимо повысить эффективность контроля за законностью и обоснованностью действий и решений следователя со стороны руководителя следственного органа и прокурора — как в процессе осуществляемого следователем предварительного следствия, так и при изучении ими дела, по которому расследование окончено. Возвращение судом уголовного дела прокурору, а это значит одновременно руководителю следственного органа и следователю, должно иметь место в редчайших случаях, когда следователь, руководитель следственного органа и прокурор приняли все возможные, по их мнению меры, для установления истины по делу, обеспечения прав и свобод граждан, вовлеченных в уголовное судопроизводство, но суд пришел к выводу, что указанных мер недостаточно. Недопустимо со стороны следователя, руководителя следственного органа и прокурора перелагать на суд свои обязанности по обеспечению качества расследования уголовных дел. Суд не является органом уголовного преследования и на него не может быть возложена функция обвинения (чч. 2 и 3 ст. 15 УПК РФ).

Существующий в настоящее время институт направления уголовных дел для дополнительного расследования свое назначение в определенной мере выполняет, вместе с тем он нуждается в совершенствовании, в том числе путем внесения ряда изменений и дополнений в УПК РФ.

В новый УПК РФ не был включен ряд важных правовых положений, ранее содержащихся в УПК РСФСР и имеющих отношение к выявлению недостатков произведенного предварительного следствия. Так, в УПК РСФСР имелась ст.213 под названием: «Вопросы, подлежащие разрешению прокурором по делу, поступившему с обвинительным заключением». Статья содержала вопросы, правильные ответы на которые позволяли судить о качественном или некачественном проведенном предварительном следствии. Абсолютно верным представляется предложение А.П. Кругликова, что  статью с аналогичным содержанием целесообразно включить и в УПК РФ, но поскольку право возвращать дело для дополнительного расследования предоставлено в настоящее время не только прокурору, но и руководителю следственного органа, то статью следует назвать: «Вопросы, подлежащие разрешению руководителем следственного органа или прокурором по делу, по которому расследование окончено составлением обвинительного заключения». Прокурор получает право на разрешение указанных вопросов с момента поступления к нему дела в порядке, определенном УПК РФ.

Включение в УПК РФ предложенной статьи и добросовестное отношение руководителя следственного органа или прокурора к разрешению содержащихся в ней вопросов станет преградой для поступления в суд некачественно, с нарушением требований уголовно-процессуального и других законов, расследованных уголовных дел.

Принимая решение о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования, руководитель следственного органа или прокурор должны иметь в виду, что уголовно-процессуальный закон дает следователю право оценивать имеющиеся в деле доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ст. 17 УПК РФ). Результатом такой оценки может быть принятие решения окончить предварительное следствие составлением обвинительного заключения (ст. 215 УПК РФ).

По тем же правилам, что и следователь, оценивают доказательства руководитель следственного органа и прокурор (ст. 17 УПК РФ). Однако в результате оценки доказательств они могут прийти к выводам, не совпадающим с выводами следователя. Различие в оценке доказательств может быть обусловлено как объективными причинами — разницей в опыте расследования уголовных дел, в уровне образования, квалификации, общей культуры и др., так и субъективными — в корыстной или иной личной заинтересованности и др.

Одним из результатов несовпадения оценок имеющихся в деле доказательств может быть возвращение дела следователю для дополнительного расследования, сопро­вождаемое соответствующими письменными указаниями руководителя следственного органа (п. 11 ч. 1, ч. 2 ст. 39 УПК РФ) или прокурора (п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ). Решение о возвращении дела для дополнительного расследования приводит к определенному конфликту между следователем и руководителем следственного органа или между следователем и прокурором. В подобных случаях важно, чтобы конфликт не отразился на решении задач уголовного судопроизводства, которые являются одинаковыми для следователя, руководителя следственного органа и прокурора (ст. 6, ст. 21, ст. 73 и др. УПК РФ).1


1.2. Понятие, сущность и значение возвращения уголовного дела прокурором для дополнительного следствия

Правовое положение прокурора в стадии предварительного расследования определяется характером его надзорно-процессуальных функций, которые он осуществляет в различных формах, различными методами, устраняя нарушения закона и обеспечивая установление объективной истины по делу.

Деятельность прокурора по надзору за законностью и обоснованностью, проведенного предварительного следствия приобретает особое значение. Прокурорский надзор за исполнением законов органами предварительного следствия выступает как гарантия соблюдения важнейших принципов уголовного процесса: полноты, всесторонности и объективности расследования, а также строгого соблюдения органами следствия прав и законных интересов участников уголовного процесса.

Одной из форм надзора за предварительным расследованием является направление прокурором дел на дополнительное следствие.

Деятельность с момента завершения предварительного расследования и подписания обвинительного заключения до передачи уголовного дела в суд является одной из стадий досудебного производства, обеспечивающей строгое соблюдение законности и правосудия, и осуществляется только прокурором. По оконченным делам прокурор обязан дать оценку полноты, всесторонности и объективности их расследования, обоснованности предъявленного обвинения и выводов следователя и в соответствии с этой оценкой принять решение о направлении дела в суд или его прекращении. Если прокурор обнаружит недостаточную обоснованность выводов обвинительного заключения, неправильную оценку доказательств данную следователем, несоблюдение требований УПК, он обязан возвратить дело органу предварительного следствия для производства дополнительного следствия.1

Действия прокурора и принимаемые им решения с момента поступления к нему уголовного дела с обвинительным заключением и до начала рассмотрения дела по существу в судебном заседании рассматриваются как относительно самостоятельный этап его деятельности. Эта деятельность направлена на обеспечение рассмотрения дела в судебном заседании и вынесение судом законного, обоснованного и справедливого приговора или иного правосудного решения.1

Дополнительное следствие в узком смысле — это возврат уголовного дела на предшествующий этап («обратно-поступательное» движение уголовного дела от прокурора к следователю для производства дополнительных следственных действий по обоснованию обвинения, направленных на сбор новых доказательств и (или) на уточнение и дополнение уже имеющихся доказательств.

Дополнительное следствие в широком смысле — это возврат уголовного дела на предшествующий этап для проведения дополнительных следственных действий в целях устранения препятствий для направления уголовного дела в суд в случаях, не связанных с дополнением обвинения и дополнительным обоснованием обвинительного тезиса. Деятельность следователя, не связанная с дополнением обвинения и производством дополнительных следственных действий, обусловлена необходимостью пересоставления обвинительного заключения и устранения иных выявленных недостатков. 2

С внешней стороны, возвращение прокурором уголовных дел на дополнительное следствие можно рассматривать как акт прокурора, заключающийся в указании органу предварительного следствия на необходимость продолжить расследование по делу для устранения допущенных по нему нарушений. Этим актом признается невыполнение (ненадлежащее выполнение) закона органом следствия, препятствующее разрешению дела по существу и даются (прокурором) указания о продолжении следствия с целью устранения допущенных нарушений.

Сущность возвращения дела для производства дополнительного расследования выражается в ретроспективном движении производства по делу, то есть в возврате дела прокурором на более ранний этап производства по делу в целях устранения таких нарушений закона, допущенных при первоначальном расследовании, которые препятствуют дальнейшему движению дела. 3

Правовой институт возвращения уголовного дела прокурором на дополнительное следствие — это совокупность уголовно-процессуальных норм, регламентирующих принятие прокурором решения о возвращении уголовного дела следователю в связи с допущенными в ходе расследования формальными или фактическими нарушениями и недостатками, препятствующими дальнейшему движению уголовного дела, а также норм, регулирующих порядок устранения данных нарушений для обеспечения установления объективной истины по делу.

Правоотношения в рамках данного института возникают с момента обнаружения нарушений уголовно-процессуального закона прокурором и принятия решения о направлении дела для производства дополнительного следствия.

Назначение института возвращения уголовных дел на дополнительное следствие в российском уголовном процессе заключается в деятельности прокурора по устранению нарушений допущенных в досудебных стадиях в целях установления истины по уголовному делу и защиты прав участников уголовного судопроизводства. Такая деятельность: а) не является «рудиментом обвинительной роли» субъектов ее осуществляющих, в том числе и суда; б) не противоречит назначению действующего российского уголовного процесса состязательного типа.

Процессуальное значение института возвращения уголовных дел на дополнительное следствие состоит в том, что в целях установления истины по делу и вынесения законного и обоснованного приговора, при низком качестве следствия, прокурор принимают меры для устранения нарушений уголовно-процессуального закона путем дачи указаний, а также дальнейшего осуществления прокурорского надзора за производством дополнительного следствия.

Направление уголовных дел на дополнительное следствие при умелом его использовании - действенный правовой институт обеспечения законности и обоснованности в стадиях возбуждения и предварительного расследования прав и законных интересов граждан, носящий предупредительный и правовосстановительный характер.

Направление уголовных дел на дополнительное следствие обеспечивает выполнение задач уголовного судопроизводства, быстрого и полного раскрытие преступлений, изобличение виновных и их совершении и к их наказанию, восстановление нарушенных прав участников уголовного процесса, а также является важной процессуальной гарантией обеспечения и создания благоприятных условий для познания истины в уголовном деле и постановления законного и обоснованного приговора.1

Прокурор, изучая уголовное дело, поступившее к нему с обвинительным заключением, и выявив различного рода нарушения уголовно-процессуальных норм, допущенные в ходе предварительного следствия, имеет возможность возвратить уголовное дело для производства дополнительного следствия со своими указаниями. Однако особенностью выполнения прокурором действий по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением, является то, что они осуществляются не одновременно с производством предварительного следствия, а после их завершения, образуя промежуточную часть между предварительным расследованием и подготовкой к судебному заседанию. Это вынуждает некоторых процессуалистов сделать вывод, что такие действия прокурора образуют собой самостоятельную стадию уголовного процесса.2 Действительно, УПК некоторых государств позволяют рассматривать деятельность прокурора по окончании предварительного расследования как самостоятельную стадию уголовного судопроизводства. Например, согласно п. 4 ст. 6 УПК Республики Беларусь «досудебное производство состоит из ускоренного производства и производства со дня поступления заявления, сообщения о преступлении до передачи уголовного дела прокурору для направления в суд для рассмотрения по существу...».

Таким образом, эта деятельность не входит в досудебное производство, но и не относится к производству в суде.

Согласно российскому уголовно-процессуальному закону действия прокурора по уголовному делу, поступившему к нему с обвинительным заключением, входят в досудебное производство, а именно стадию предварительного расследования. Так, п. 9 ч. 1 ст. 5 УПК РФ гласит, что досудебное производство - уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу. Таким образом, это дает весомые основания считать позицию о том, что действия прокурора по окончании предварительного расследования составляют самостоятельную стадию уголовного процесса, не соответствующей закону. Нет никаких сомнений, что возвращение прокурором уголовного дела для производства дополнительного следствия является одним из эффективных процессуальных способов в устранении нарушений закона, допускаемых следователем при производстве по уголовному делу, и служит своеобразной преградой для поступления в суд материалов, которые не должны быть предметом судебного разбирательства. Особую значимость этому институту придает и указанное уже обстоятельство, что дополнительное следствие исключено законодателем из судебной стадии производства по уголовному делу. Это объективно создало условия для того, чтобы прокурор, являясь участником процесса со стороны обвинения по уголовному делу, уже на досудебной стадии производства более ответственно стал подходить к исполнению обязанностей государственного обвинителя, заранее стал готовиться к рассмотрению дела в суде, занимая активную позицию, осознавая ответственность (как представитель государства) за качество предварительного расследования.1

В практической деятельности следственно-прокурорских работников необоснованно сохраняется мнение, что институт возвращения уголовных дел на дополнительное расследование порождает волокиту. Такое мнение противоречит требованиям законности и правосудия. Прокурор как орган надзора за законностью расследования уголовных дел на основе своих надзорных полномочий и, в частности, по возвращению дел на дополнительное следствие обязан не допустить положения, когда по делу создается волокита. Конечно, в любом случае дополнительное следствие отдаляет применение меры наказания от факта совершения преступления, что отрицательно отражается на общей борьбе с преступностью. Поэтому прокурор при принятии решения о направлении дела на дополнительное следствие должен руководствоваться исключительно соображениями необходимости установления истины по делу. Если в деле остались невыясненными обстоятельства совершения преступления или имеют место существенные нарушения требований процессуального закона, прокурор обязан возвратить дело на дополнительное следствие со своими письменными указаниями. 2

Таким образом, направление прокурором дел для дополнительного расследования является одной из действенных форм прокурорского надзора на досудебных стадиях процесса.

Возвращение уголовных дел на дополнительное следствие как правовой институт исторически возник и сформировался в российском уголовном судопроизводстве как составная часть механизма установления истины, по уголовному делу и защиты прав личности. Возвращение прокурором уголовного дела для производства дополнительного следствия является одной из важнейших процессуальных гарантий обеспечения качества предварительного расследования, при условии его своевременного обоснованного использования в строгом соответствии с законом.

Развитием российской науки и российского уголовно-процессуального законодательства к концу 90-х годов двадцатого столетия были подготовлены условия для дальнейшего совершенствования института возвращения уголовных дел на дополнительное расследование.

В новый УПК РФ не был включен ряд важных правовых положений, ранее содержащихся в УПК РСФСР и имеющих отношение к выявлению недостатков произведенного предварительного следствия. Так, в УПК РСФСР имелась ст.213 под названием: «Вопросы, подлежащие разрешению прокурором по делу, поступившему с обвинительным заключением». Статью с аналогичным содержанием целесообразно включить и в УПК РФ и назвать: «Вопросы, подлежащие разрешению руководителем следственного органа или прокурором по делу, по которому расследование окончено составлением обвинительного заключения». Статья, как представляется, должна иметь следующее содержание:

«Руководитель следственного органа или прокурор, изучив уголовное дело, оконченное составлением обвинительного заключения, обязан проверить:

1) имело ли место деяние, вменяемое обвиняемому, и имеется ли в этом деянии состав преступления;

2) нет ли в деле обстоятельств, влекущих прекраще­ние уголовного дела;

3) произведено ли предварительное следствие всесто­ронне, полно и объективно;

4) обосновано ли предъявленное обвинение имею­щимися в деле доказательствами;

5) предъявлено ли обвинение по всем установленным предварительным следствием преступным деяниям об­виняемого;

6) привлечены ли в качестве обвиняемых все лица, которые изобличаются в совершении преступления;

7) правильно ли квалифицировано преступление;

8) правильно ли избрана мера пресечения:

9) приняты ли меры обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества;

10) осуществлялось ли и насколько эффективно взаимодействие следователя с органами дознания;

11) выявлены ли причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и приняты ли меры к их устранению;

12) составлено ли обвинительное заключение в соответствиями с требованиями ст. 220 настоящего Кодекса;

13) соблюдены ли органами предварительного следствия все иные требования настоящего Кодекса».


Глава 2. Возвращение прокурором уголовных дел для дополнительного следствия


2.1. Основания принятия прокурором решения о возвращении уголовного дела для дополнительного следствия

Предварительное следствие заканчивается составлением обвинительного заключения в соответствии со ст.220 УПК РФ или постановлением о направлении дела для применения принудительных мер медицинского характера либо постановлением о прекращении уголовного дела, а по делам несовершеннолетних постановлением о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной частью 2 ст. 90 УК РФ. После этого, следователь обязан направить материалы дела прокурору.

Для окончания предварительного следствия и направления прокурору уголовного дела с обвинительным заключением необходимо собрать достаточные доказательства, подтверждающие виновность лица в совершении преступления.

Поступление к прокурору уголовного дела с обвинительным заключением является важным этапом процессуальной деятельности, свидетельствующим об окончании предварительного следствия. В обвинительном заключении систематизируются результаты следствия, формулируются существо предъявленного обвинения и дела, вывод органа расследования о совершении обвиняемым определенного преступления и о необходимости направления дела в суд.

Для обеспечения направления в суд качественных, полных и объективно расследованных дел в соответствии с законом на прокурора возложен широкий круг вопросов, которые он обязан при изучении материалов уголовного дела внимательно проверить и решить, достаточно ли оснований для направления уголовного дела в суд.

Изучая уголовное дело и обвинительное заключение, прокурор проверяет, соблюдены ли следователем требования УПК РФ, добыты ли доказательства законным путем, подтверждаются ли выводы обвинительного заключения имеющимися доказательствами, имеются ли основания для направления уголовного дела в суд. Прокурор оценивает собранные в процессе расследования доказательства с точки зрения их достаточности и допустимости, проверяет законность и обоснованность действий и решений, принятых следователем, и соответствие обвинительного заключения требованиям ст. 220 УПК РФ.

Осуществляя надзорную деятельность на предварительном следствии, прокурор проверяет материалы уголовного дела с точки зрения их достаточности для установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию. Если прокурор поддерживает предъявленное следователем обвинение, он становится участником судебного разбирательства. При поступлении уголовного дела с обвинительным заключением только прокурору принадлежит право окончательно сформулировать обвинение, согласиться с мнением следователя или изменить обвинение. В этом случае превалирует убеждение прокурора, поскольку именно ему или его помощникам предстоит поддерживать обвинение в судебном заседании по данному уголовному делу.

При изучении уголовного дела прокурор обязан руководствоваться принципом презумпции невиновности обвиняемого согласно требованиям, предусмотренным ст. 14 УПК РФ. Он должен проверить полноту и всесторонность расследования, установить, доказано ли предъявленное обвинение по всем его эпизодам, правильно ли квалифицированы действия обвиняемого. Особое внимание уделяется соблюдению в ходе предварительного расследования норм процессуального закона, соблюдению прав обвиняемого и иных участников процесса, обоснованности и законности разрешения их ходатайств в ходе предварительного следствия и при ознакомлении с материалами уголовного дела.

При изучении уголовного дела следует тщательно проверять допустимость добытых предварительным следствием доказательств, поскольку они будут использоваться в судебном заседании для доказательства виновности лица.

УПК РФ в п. 15 ч. 2 ст. 37 закрепляет полномочие прокурора общего характера по направлению уголовных дел для дополнительного расследования. Кроме того, такого рода деятельность прокурора урегулирована, в зависимости от формы окончания расследования, и другими нормами УПК РФ (п. 3 ч. 1 ст. 221; п. 2 ч. 1 ст. 226; п. 2 ч. 5 ст. 439).

Прокурор рассматривает поступившее от следователя уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 10 суток (в случае сложности или большого объема уголовного дела по мотивированному ходатайству прокурора вышестоящим прокурором до 30 суток) принимает по нему одно из следующих решений (ст. 221 УПК РФ):

1) об утверждении обвинительного заключения и о направлении уголовного дела в суд;

2) о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями;

3) о направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду.

Вышеуказанные полномочия осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами (часть 6 ст. 37 УПК РФ).

Изучение уголовного дела для последующего доклада прокурор может поручить своему заместителю или одному из помощников, при этом ответственность за принятое решение полностью лежит на прокуроре.

Прокурором выносится соответствующее мотивированное постановление, если по результатам изучения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, принимается какое-либо из решений.

Что касается других полномочий прокурора на стадии направления ему дела с обвинительным заключением, то теперь прокурор не может составить новое обвинительное заключение (что и так ранее крайне редко применялось на практике), не может сам прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении обвиняемых полностью или частично.

Но, с другой стороны, Федеральный закон от 05.06.2007 №87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» сохранил за прокурором право, предусмотренное ч. 3 ст. 88 УПК признавать доказательства недопустимыми. При этом может оказаться, что, исключив, как недопустимые, доказательства, на которых следователь построил обвинение, прокурор придет к выводу, что оно лишено оснований и дело следует прекратить. Однако при отсутствии полномочия по прекращению уголовного дела, прокурор при таких обстоятельствах вправе лишь потребовать в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК устранения нарушений федерального законодательства. 1

Принятие прокурором решения об утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд означает солидаризацию прокурора с выводами органов предварительного следствия, его согласие с изложенным в обвинительном заключении итоговым обвинением по уголовному делу, которое ему или другому прокурору в качестве государственного обвинителя предстоит в дальнейшем поддерживать перед судом.

Утверждая обвинительное заключение в качестве должностного лица, главенствующего в осуществлении функции уголовного преследования, прокурор реализует свое исключительное право на выдвижение перед судом от имени государства обвинения против конкретного лица или лиц. Поэтому обвинительное заключение, не утвержденное прокурором, не имеет юридической силы. Поступление в суд уголовного дела с обвинительным заключением, не утвержденным прокурором, не может порождать правовых последствий в виде принятия судьей решения о назначении по данному делу судебного заседания и влечет возвращение дела прокурору согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Прокурор принимает решение об утверждении обвинительного заключения в результате тщательного, всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств уголовного дела. Осуществление прокурором функции уголовного преследования не освобождает прокурора от обязанности выяснять наличие как свидетельствующих о виновности обвиняемого, так и оправдывающих обвиняемого обстоятельств, поскольку иначе невозможно обеспечить объективность выводов по уголовному делу и признание указанных выводов судом соответствующими действительности.

Прокурор вправе и обязан утвердить обвинительное заключение, если в соответствии с правилами ст. 17 УПК РФ придет к убеждению, что вина обвиняемого полностью доказана, доводы обвиняемого в свою защиту надлежащим образом проверены и опровергнуты материалами уголовного дела и что следователь успешно справился с задачами предварительного следствия и создал в уголовном деле надежную доказательственную базу. Утверждение прокурором обвинительного заключения ни в коей степени не предрешает итоговое решение по уголовному делу о виновности или невиновности, являющееся прерогативой суда (ст. 8 УПК РФ).

В связи с изучением уголовного дела и с целью уточнения позиции следователя, расследовавшего данное дело, либо устранения допущенных нарушений закона, прокурор вправе вызвать к себе следователя, осуществлявшего предварительное следствие, для выяснения с его участием вопросов доказанности обвинения и наличия оснований для утверждения обвинительного заключения.

Утверждение обвинительного заключения осуществляется в форме наложения прокурором соответствующей резолюции в вводной части обвинительного заключения.

В случаях прекращения уголовного дела и уголовного преследования за отсутствием события преступления или отсутствием в деянии состава преступления, а также в связи с непричастностью обвиняемого к совершению преступления прокурор принимает меры по реабилитации лица и возмещению вреда, причиненного реабилитированному в результате уголовного преследования (ч. 2 ст. 212 УПК РФ).

В указанных случаях прокурор обязан в своем постановлении признать за лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию.

От имени государства прокурор приносит официальное извинение реабилитированному за причиненный вред (ч. 1 ст. 136 УПК РФ).

Прокурор вправе при наличии оснований в соответствии со ст. 37 УПК дать письменное указание следователю о прекращении уголовного дела. При несогласии с указанием прокурора следователь имеет возможность воспользоваться правом, предоставленным ему ч. 3 ст. 38 УПК РФ.

Прокурор действует строго в пределах своей компетенции. В практике деятельности органов прокуратуры при применении норм, содержащихся в ст.221 УПК РФ, возникает ряд вопросов о толковании понятий «прокурор» и «вышестоящий прокурор» и об их полномочиях. Так, в п. 3 ч. 1 ст. 221 УПК РФ указано полномочие прокурора направить уголовное дело вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду.

В этом случае вышестоящим по отношению к прокурору района будет прокурор субъекта Федерации, так как именно он (или его заместитель) вправе направить дело в верховный суд республики, краевой, областной или равный ему суд. Иногда произвольно толкуется практиками ч.1.1 ст. 221 УПК РФ, которая гласит, что в случае сложности или большого объема уголовного дела десятидневный срок, установленный для рассмотрения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, может быть продлен по мотивированному ходатайству прокурора вышестоящим прокурором до 30 суток. Представляется неверным мнение о том, что это полномочие может быть во всех случаях реализовано прокурором города (района), по мотивированному постановлению их заместителей. Если уголовное дело подсудно верховному суду республики, краевому, областному или равному ему суду, то вышестоящим будет являться прокурор субъекта РФ и его заместитель.

Такие же вопросы возникают при применении ч. 2 1 ст.221 УПК РФ, в соответствии с которой прокурор возбуждает перед судом ходатайство о продлении срока домашнего ареста или срока содержания под стражей. Этих вопросов нет, если речь идет о деле районной подсудности и срок домашнего ареста или срок содержания под стражей вправе продлить в соответствии с ч.2 ст.109 УПК РФ судья районного суда. Но может возникнуть ситуация, когда по уголовному делу районной подсудности, поступившему к прокурору района для утверждения обвинительного заключения, срок домашнего ареста или срок содержания обвиняемых под стражей необходимо продлить свыше 12 месяцев, что в соответствии с ч. 3 ст. 109 УПК РФ относится к компетенции верховного суда республики, краевого, областного или равного ему суда. Такие случаи в практике встречаются и в настоящее время и будут встречаться еще чаще после введения в действие с 1 августа 2013 г. Федерального закона от 23.07.2013 №217-ФЗ, которым в подсудность районных судов переданы ряд уголовных дел об особо тяжких преступлениях. Так как ч. 2.1 ст. 211 УПК РФ указывает, что с таким ходатайством обращается прокурор, и не указывает, прокурор какого уровня обладает таким правом, есть все основания считать правильным обращение в верховный суд республики, краевой, областной или равный ему суд прокурора района или его заместителя.

Несколько иначе, обстоит дело в тех случаях, когда к прокурору района поступает уголовное дело республиканской, краевой, областной подсудности. В этом случае прокурор района не вправе направить такое дело в суд, он вправе лишь направить его вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения. Часть 2.1 ст. 221 УПК РФ говорит о том, что прокурор возбуждает ходатайство о продлении срока домашнего ареста или срока содержания обвиняемого под стражей, установив, что к моменту направления уголовного дела в суд этот срок окажется недостаточным для выполнения требований, предусмотренных ч. 3 ст. 227 УПК РФ. Таким образом, недостаточность этого срока определяется на момент направления уголовного дела в суд, и возбудить перед судом ходатайство о продлении срока содержания под стражей вправе тот прокурор, который направляет уголовное дело в суд. Поэтому по уголовным делам, подсудным верховному суду республики, краевому, областному или равному ему суду, с ходатайством о продлении срока домашнего ареста или срока содержания обвиняемого под стражей вправе обратиться соответственно прокурор субъекта РФ или его заместитель. Вместе с тем, чтобы таких исключительных ситуаций не возникало, должен быть обеспечен эффективный прокурорский надзор за соблюдением требований закона о сроках домашнего ареста и содержания под стражей в ходе предварительного следствия, на что ориентирует и упомянутый приказ Генерального прокурора от 02.06.2011 № 162.

С целью достижения правовой определенности необходимо более четкое закрепление полномочий прокуроров различных уровней непосредственно в уголовно-процессуальном законодательстве.1

Установив, что следователь нарушил требования части 5 ст. 109 УПК РФ, а предельный срок содержания обвиняемого под стражей истек, прокурор отменяет данную меру пресечения. Установив, что к моменту направления уголовного дела в суд срок домашнего ареста или срок содержания под стражей оказывается недостаточным для выполнения судом требований, предусмотренных частью 3 ст. 227 УПК РФ, прокурор при наличии оснований возбуждает перед судом ходатайство о продлении срока домашнего ареста или срока содержания под стражей.

Отмена прокурором меры пресечения не вызывают необходимости пересоставления обвинительного заключения или внесения в него изменений. Достаточно приобщения к уголовному делу (непосредственно после обвинительного заключения) соответствующего постановления прокурора.

Прокурор обязан возвратить уголовное дело следователю для производства дополнительного следствия, если следователем допущены неполнота и односторонность исследования обстоятельств совершения преступления, ставящие под сомнение объективность выводов, изложенных в обвинительном заключении.

Как отмечал В.Ф. Крюков, «согласно уголовно-процессуальному закону прокурор может возвратить уголовное дело следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемого или пересоставления обвинительного заключения, если им были выявлены: 1) неполнота и односторонность расследования, неправильное соединение и выделение дел, наличие оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, не связанного с ранее предъявленным; 2) наличие оснований для изменения обвинения на иное, как менее тяжкое, так и более тяжкое или существенно отличающееся от ранее предъявленного; 3) нарушение прав обвиняемого на защиту и другие существенные нарушения уголовно-процессуального закона; 4) неправильное составление обвинительного заключения».1

Буквальное толкование положений п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ приводит к выводу о том, что законодатель выделяет в качестве самостоятельных оснований возвращения уголовного дела следователю ситуации, связанные с необходимостью: а) дополнительного следствия; б) изменения объема обвинения; в) изменения квалификации действий обвиняемых.2

Прокурор возвращает уголовное дело для дополнительного следствия при выявлении допущенных следователем нарушений закона, повлекших ущемление процессуальных прав обвиняемого, потерпевшего, иных участников уголовного судопроизводства либо влекущих признание доказательств, имеющихся в уголовном деле, недопустимыми согласно ст. 75 УПК РФ.

Безусловным основанием возвращения уголовного дела для дополнительного следствия является несоответствие существа обвинения, изложенного в обвинительном заключении, содержанию обвинения, предъявленного обвиняемому.

Прокурор возвращает уголовное дело для дополнительного следствия при выявлении допущенных следователем нарушений закона, повлекших ущемление процессуальных прав обвиняемого, потерпевшего, иных участников уголовного судопроизводства либо влекущих признание доказательств, имеющихся в уголовном деле, недопустимыми.

Уголовное дело подлежит возвращению на дополнительное следствие при наличии в уголовном деле доказательств, дающих основания для привлечения в качестве обвиняемых других лиц, предъявления обвиняемому нового обвинения, а также в иных случаях.

Если прокурором при наличии указанных выше оснований уголовное дело не было возвращено для дополнительного следствия, суд вправе при отсутствии достаточных доказательств виновности обвиняемого констатировать непричастность обвиняемого к совершению преступления и постановить по уголовному делу оправдательный приговор. В установленных действующим УПК РФ условиях состязательности уголовного процесса последовательного размежевания функций уголовного преследования, защиты и разрешения уголовного дела суд также оставляет без реагирования факты совершения обвиняемым преступлений, доказанные в ходе предварительного следствия, но в досудебном производстве не вмененные обвиняемому.

При возвращении уголовного дела следователю для пересоставления обвинительного заключения прокурор указывает на упущения или ошибки следователя и требует в установленный им срок внести в обвинительное заключение необходимые исправления, изменения или дополнения.

Решение о возвращении уголовного дела для пересоставления обвинительного заключения должно приниматься прокурором в случаях, если: а) обвинительное заключение не соответствует требованиям ст. 220 УПК; б) положения, содержащиеся в обвинительном заключении, противоречат материалам уголовного дела; в) резолютивная часть обвинительного заключения не соответствует постановлению о привлечении в качестве обвиняемого; г) в обвинительном заключении отсутствует анализ доказательств либо оценка доказательств односторонняя (подтверждающие обвинение либо на которые ссылается защита); д) при совершении преступления группой лиц не дифференцировано обвинение, предъявленное каждому из участников, и т.д.

При утверждении обвинительного заключения прокурор вправе исключить из обвинения, сформулированного в обвинительном заключении, вменяемые обвиняемому отдельные преступления или эпизоды преступной деятельности в пределах состава одного преступления, уменьшить размер причиненного его действиями ущерба, применить для квалификации действий обвиняемого уголовный закон о менее тяжком преступлении и т.п.

Главное условие при изменении прокурором обвинения либо квалификации действий обвиняемого — недопустимость ухудшения его положения.

Для уяснения характера взаимоотношений прокурора с органами предварительного расследования представляется уместным обратиться к мнению одного из наиболее авторитетных специалистов в области деятельности прокурора по уголовным делам, высказанному в период действия прежнего уголовно-процессуального закона. Так, В.М. Савицкий, касаясь особенностей реализации полномочий прокурора в отношении органов предварительного следствия, утверждал: «Прокурорский надзор, предупреждающий, выявляющий, а затем непосредственно своей властью устраняющий нарушения закона и иные упущения следователя, есть по существу руководство следствием».1

Под содержанием правоотношения, складывающегося в результате уголовно-процессуальной деятельности прокурора, следует понимать фактическое взаимодействие прокурора, в пределах предоставленных ему нормами права полномочий, с субъектами уголовного судопроизводства, имеющими свой процессуальный статус.2

Таким образом, на этапе утверждения обвинительного заключения правоотношения возникают у прокурора:

1) со следователем как представителем (субъектом) органа исполнительной власти, представившим результаты расследования на прокурорский «суд качества». Содержание такого правоотношения — деятельность по оценке на соответствие закону совокупности процессуальных документов уголовного дела (качества формы), итог которой выражается в решении прокурора об утверждении обвинительного заключения или направлении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия. Оно властно по своему существу и носит характер процессуального приказа. В первом случае выражает властное признание качества проведенного расследования, во втором — содержит указание на противоречие закону с властным требованием устранить препятствия к судебному рассмотрению дела;

2) со следователем как представителем (субъектом) стороны обвинения. Существо правоотношения в данном случае — оценка прокурором наполненности процессуальной формы (качества содержания), результат чего также имеет свое выражение в решении прокурора об утверждении обвинительного заключения или направлении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия. А природа его несколько иная, чем в первом случае. Обвинительное заключение, будучи составленным и подписанным следователем (и согласованным с руководителем следственного органа), само по себе является полноценным актом, знаменующим собой завершение расследования, подлежащим надзорной оценке прокурора, и неполноценным (незавершенным) актом выдвинутого обвинения. Акт утверждения обвинительного заключения прокурором в данном случае завершает уголовное преследование в досудебном производстве, выражает степень солидарности с выдвинутым обвинением. Направление же дела для дополнительного следствия с указаниями об изменении объема обвинения, квалификации действий обвиняемых или пересоставлении обвинительного заключения выражает степень несогласия с предъявленным обвинением при констатации незавершенного расследования. Дача при этом указаний о проведении конкретных следственных действий не уничтожает процессуальную самостоятельность следователя, а является вкладом прокурора в осуществление уголовного преследования. Некоторые авторы видят в этом факте коллизию действующего законодательства и проявление в действиях прокурора несвойственной ему функции процессуального руководств.1 Следователь по-прежнему свободен в формулировании обвинения, дополнении расследования сверх определенной прокурором меры. Указания прокурора надзорного характера, связанные с констатацией процессуальной нечистоты ряда документов дела и необходимостью устранения порока формы, исключают процессуальную самостоятельность следователя в выборе средств устранения (это либо повторное проведение следственного (процессуального) действия либо признание безвозвратной потери его результатов вследствие недопустимости).

Подметив такую закономерность, В. С. Зеленецкий указал на «коллегиальный характер привлечения лица, виновного в совершении преступления, к уголовной ответственности».1 Соответственно, характер возникающих при этом правоотношений не вполне носит характер власти—подчинения, это коллегиальный процесс взаимодействия властных субъектов стороны обвинения по формулированию окончательного объема обвинения и определения пределов уголовного преследования и судебного разбирательства, при решающем слове прокурора.2

Представляется преждевременным отказ законодателя от формулировки, имевшей место в ст. 213 УПК РСФСР: «При поступлении дела от органа дознания или следователя прокурор обязан проверить.» и содержащей ряд вопросов, обязательных к проверке, поскольку в УПК приведена более демократичная формулировка в п. 1 ст. 221, где сказано, что «Прокурор рассматривает поступившее от следователя уголовное дело с обвинительным заключением.» и «принимает одно из следующих решений.», перечень вопросов, которые прокурор обязан тщательно проверить на данном этапе, вообще отсутствует.

Кроме того, в настоящее время в УПК РФ отсутствует статья, в которой бы содержались основания возвращения уголовного дела для дополнительного расследования. В УПК РСФСР такая статья имелась — ст. 232. Она носила название: «Возвращение дела для дополнительного расследования», в ней содержались основания и порядок возвращения судом дела для дополнительного расследования. Некоторые авторы в период действия УПК РСФСР обоснованно полагали, что и прокурор должен был руководствоваться теми же основаниями для направления дела на дополнительное расследование, что и суд.3

В УПК РФ должна быть статья с закрепленными в ней основаниями возвращения дела для дополнительного расследования. Сейчас УПК РФ не устанавливает оснований возвращения дела для дополнительного расследования прокурором. 1

Анализ института возвращения прокурором уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия позволяет говорить о необоснованном исключении оснований дополнительного расследования, изложенных в ст. 232 УПК РСФСР 1960 г. Необходимо их восстановление в тексте закона и дальнейшее совершенствование с учетом современных реалий состязательного уголовного процесса.


2.2. Процессуальный порядок возвращения прокурором уголовных дел для дополнительного следствия

Право возвращения уголовного дела для дополнительного следствия принадлежит исключительно прокурору, который обязан активно его использовать для обеспечения надлежащего качества предварительного следствия, соблюдения следователем прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и обеспечения эффективности уголовного преследования.

Как правило, прокурор возвращает уголовное дело для дополнительного следствия следователю, осуществлявшему производство по уголовному делу.

Влияние прокурора на совершенствование предварительного следствия определяется двумя весьма важными обстоятельствами, к первому из них относятся своевременность и обоснованность направления уголовных дел для производства дополнительного следствия. Это касается вопроса о содержании указаний прокурора органам предварительного следствия и их обязательности для этих органов.

Федеральным законом от 28.12.2010 № 404-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия» в УПК РФ внесены изменения, в части полномочий прокурора. В соответствии с частью 1 ст. 221 УПК РФ, прокурор рассматривает поступившее от следователя уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 10 суток принимает по нему решение. Этот срок может быть продлен вышестоящим прокурором до 30 суток (ч.1.1 ст. 221 УПК РФ).

Если уголовное дело не представляет сложности, этого срока вполне достаточно. Однако нередко это сделать не просто, если дело сложное. Систематический и активный прокурорский надзор за расследованием, обсуждение его хода в конечном итоге позволят прокурору накопить дополнительную информацию, что, в свою очередь, сократит сроки рассмотрения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением. Зачастую прокурорами практикуется такой метод организационного (не процессуального) характера, как беседа со следователем, в ходе которой выясняется сущность предъявленного обвинения и комплекс доказательств по делу. Его использование особенно эффективно в сочетании с изучением, проверкой, сопоставлением прокурором лично всех материалов уголовного дела.

Однако проблемы, связанные со сроком рассмотрения прокурором уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, осложняются, если говорить о надзорной деятельности прокурора в целом, при реализации полномочий в других отраслях надзора. Один из путей решения трудностей - увеличение срока рассмотрения дела, поступившего с обвинительным заключением.

Структура уголовного процесса такова, что каждое процессуальное действие логически подготавливает исполнение последующего. Увеличение срока ознакомления прокурора с делом создаст возможность тщательно знакомиться с материалами уголовного дела лично. О том, что такого рода положение не лишено смысла, свидетельствует нормативное положение, предусмотренное ч. 3 ст. 227 УПК РФ, которое для аналогичной деятельности суда по изучению материалов поступившего в суд уголовного дела предусматривает срок в 30 и 14 суток.

Важнейшей особенностью дополнительного следствия является то, что объем и характер процессуальных действий определяется здесь не только лицом, осуществляющим расследование, но и прокурором. 1

В отличие от иных этапов предварительного следствия, при возвращении уголовного дела следователю в порядке, установленном п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ, прокурор дает письменные указания, об установлении обстоятельств, имеющих значение для дела. Эти указания, как представляется, должны быть изложены не в виде отдельного документа, а в тексте самого постановления прокурора. Указание рассчитано на устранение нарушений закона и исполнение его лицом, осуществляющим расследование.

Возвращая уголовное дело для дополнительного следствия, прокурор обязан обратить внимание следователя на выявленные им недостатки, не позволяющие направить уголовное дело в суд, указываются конкретные замечания по содержанию и структуре документа, предложение о необходимости составления нового обвинительного заключения и представление его прокурору в установленный срок. Прокурор обязан конкретно указать следователю: по какой причине дело возвращается, какие нарушения материального или процессуального закона допущены при расследовании и конкретно указать, каким образом их необходимо устранить, какие обстоятельства должны быть установлены в ходе дополнительного следствия и какие при этом следственные действия необходимо выполнить следователю. Одновременно прокурор устанавливает конкретный срок предварительного следствия в пределах одного месяца (ч. 6 ст. 162 УПК РФ).

Постановление прокурора о направлении дела на дополнительное расследование с его указаниями — процессуальный документ, который должен приобщаться к материалам уголовного дела в обязательном порядке. Давая указания при направлении дела на дополнительное расследование, прокурор самостоятелен и независим. Отменяет его указания только вышестоящий прокурор.

Важное значение имеет вопрос о пределах указаний прокурора для органов предварительного расследования. Прокурор при направлении дела на дополнительное расследование не вправе в своем решении (постановлении) предрешать вопросы оценки доказательств в силу принципа свободной оценки следователем доказательств по своему внутреннему убеждению. В своих указания он обращает внимание не только на фактические обстоятельства, подлежащие выяснению, но и на способы их устранения (определять конкретные процессуальные, в том числе следственные, действия). Письменная форма указаний прокурора позволяет проверить вышестоящему прокурору и суду, насколько точно, следователь (орган дознания) их выполнил.

Следователь при производстве дополнительного следствия обязан произвести все следственные действия, перечисленные в постановлении прокурора, но пути их исследования избирает самостоятельно (ст. 127 УПК РФ).

По общему правилу, прокурор, возвращая уголовное дело   для дополнительного следствия, не вправе предрешать вопросы доказанности обвинения, достоверности того или иного доказательства и преимущества одних доказательств перед другими, а также считать установленными обстоятельства, которые подлежат проверке в ходе предварительного следствия. При возвращении дела   для дополнительного расследования прокурор вправе внести в адрес руководителя следственного органа представления как по поводу нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшего возвращение дела для дополнительного расследования, так и при обнаружении других нарушений закона и прав граждан, допущенных при производстве предварительного следствия. 1

Повышение эффективности деятельности прокурора в выявлении процессуальных нарушений в стадии предварительного расследования неразрывно связано с совершенствованием процессуального порядка направления уголовных дел для производства дополнительного расследования.

В ст.221 УПК РФ закреплено его полномочие «возвращать уголовное дело следователю для дополнительного следствия» путем вынесения постановления об этом — без требования указать в постановлении основания, дающие право принять такое решение. В связи с этим представляется целесообразным в действующем уголовно-процессуальном законе в ст. 221 УПК РФ внести соответствующие изменения. Это обяжет всех прокуроров при направлении дел выносить в обязательном порядке постановление с указаниями, которое должно быть по структуре аналогично другим процессуальным актам и состоять из трех частей: вводной, описательной, резолютивной. Вводная часть должна включать следующие реквизиты: место, время, кем составлен данный акт и по какому делу. Описательная часть: формулировку обвинения, основания направления дела и обстоятельства, подлежащие обязательному выяснению, мотивировку конкретных указаний-предложений о методах и средствах выяснения обстоятельств. В резолютивной части формулируется решение о возвращении дела для производства дополнительного следствия, определяются сроки расследования, разрешается вопрос о мере пресечения, указывается, кому направляется копия постановления. Постановление подписывается прокурором, имеющим полномочия на утверждение обвинительного заключения, и направляется начальнику следственного отдела (копия постановления остается у прокурора).1

Здесь возникает проблема уведомления обвиняемого о таком решении. Если в случаях возобновления предварительного следствия в порядке, установленном ст. ст. 211, 214 УПК РФ, законодатель прямо предусмотрел необходимость довести решение до сведения обвиняемого, то в случаях возвращения уголовного дела для дополнительного расследования закон не обязывает прокурора направлять кому бы то ни было копию постановления либо уведомление о возвращении уголовного дела.

Между тем, необходимость в законодательном закреплении такого рода положения есть. Очевидно, что решение прокурора о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования существенным образом затрагивает право обвиняемого на защиту, а потому обусловливает необходимость вручения копии постановления обвиняемому, чтобы он смог подготовиться к защите, а также, что не исключено, оказать реальную помощь при исследовании обстоятельств, подлежащих установлению в ходе дополнительного расследования. Во всяком случае, обвиняемый должен быть уведомлен о таком важном с процессуальной точки зрения решении если не копией постановления о возвращении уголовного дела, то письмом.1

В процессе дополнительного расследования следователь обязаны выполнить указания прокурора, а затем вновь оформить и систематизировать материалы дела.

После проведения дополнительного следствия с учетом указаний прокурора следователь вновь направляет уголовное дело с обвинительным заключением прокурору, который обязан проверить качество и результат выполнения своих указаний и вправе вновь возвратить уголовное дело для дополнительного следствия. При изучении уголовного дела прокурор обязан проверить устранение выявленных нарушений и выполнение данных им письменных указаний. Если данные прокурором указания не выполнены (даже частично), то он вправе вновь возвратить дело для дополнительного расследования, а также решить вопрос об ответственности должностных лиц, не выполнивших законные требования прокурора. Направление уголовного дела после доследования в суд, минуя прокурора, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Эффективность института возвращения прокурором уголовного дела для дополнительного расследования определяется совокупностью ряда условий, к числу которых относятся: своевременность указаний; правильный и обоснованный выбор указаний при изучении поступившего с обвинительным заключением уголовного дела; тактическая выверенность указаний с точки зрения очередности следственных действий при производстве дополнительного следствия. Имеют ли те или иные указания прокурора императивный характер или допускают возможность для следователя действовать самостоятельно? Очевидно, что он обязан как выполнить указания прокурора, так и сам избирать пути расследования. Проблема же заключается в несколько ином.

Порядок контроля за исполнением указаний по уголовным делам, возвращенным для дополнительного расследования, не должен, очевидно, отличаться от обычных форм и методов надзора прокурора за расследованием уголовных дел. Что касается особенностей, то в данном случае это более строгий контроль за сроками исполнения указаний прокурора, так как указанное обстоятельство напрямую связано со сроками расследования уголовного дела.

Можно рекомендовать лицу, осуществляющему дополнительное расследование, составить план выполнения указаний прокурора. Надзирающий прокурор, а также начальник следственного отдела должны установить контроль над выполнением плана. Как справедливо отмечает М. Токарева: «Своевременная дача письменных указаний по уголовному делу еще не означает, что выявленная прокурором ошибка или нарушение по делу будут исправлены. Требуется налаженная система учета и контроля исполнения данных указаний, только в этом случае указания прокурора приобретают реальную силу».1 Если исполнение некоторых указаний прокурора в силу тех или иных причин невозможно, то об этом следует сообщить ему в письменной форме.2

Анализируя складывающиеся правоотношения между прокурором и следователем в процессе утверждения обвинительного заключения, можно заключить следующее:

- решение прокурора об утверждении обвинительного заключения выражает его властное отношение не только к результатам процессуальной доказательной деятельности следователя, но и к виновности лица, привлеченного следователем в качестве обвиняемого;

- возникающие при этом правоотношения в паре прокурор—следователь находятся в диалектическом единстве оценки формы и содержания, при первенстве оценки формы, ибо без надзорной оценки результатов расследования как качества формы бессмысленно говорить о качестве содержания выдвинутого обвинения;

- надзорная деятельность при утверждении обвинительного заключения носит ретроспективный характер, ибо прокурор, осуществляя надзорные полномочия, мысленно погружается в проведенное расследование, виртуально проходя все его этапы;

- солидаризация с выдвинутым следователем обвинением при утверждении обвинительного заключения, наоборот, направлена в будущее, ибо выражает психологическое отношение прокурора к виновности обвиняемого, определяет дальнейшее развитие уголовно-процессуальной деятельности;

- утверждение обвинительного заключения является процессуальным актом, выражающим в единстве своей формы одновременное выполнение прокурором функций надзора за процессуальной деятельностью и уголовного преследования.

Между тем вызывает сомнение достаточность объема полномочий прокурора в процессе утверждения обвинительного заключения для эффективной реализации вышеуказанных функций.

В отношении выполнения надзорной функции полномочия прокурора практически не изменились. Прокурор и раньше мог возвратить уголовное дело следователю для дополнительного следствия со своими указаниями надзорного характера.

В отношении реализации функции уголовного преследования такие полномочия в настоящее время сужены до возвращения уголовного дела следователю с указанием на необходимость изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых, пересоставления обвинительного заключения либо выполнения конкретных следственных действий, направленных на изобличение виновных лиц. Разумеется, посредством перечисленных полномочий прокурор по-прежнему способен определять пределы уголовного преследования, но теперь уже не самостоятельно (когда в соответствии со ст. 221 УПК РФ в ред. Федерального закона от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ, а ранее в соответствии со ст.ст. 214, 215 УПК РСФСР обладал полномочиями по составлению нового обвинительного заключения, прекращению уголовного дела либо уголовного преследования в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично, изменению объема обвинения либо квалификации действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении), а посредством следователя.

Такой подход законодателя противоречит принципу разумности срока уголовного судопроизводства, провозглашенному в ст. 61 УПК РФ. Ведь принять соответствующее, порою очевидное решение следователь может только в рамках сроков дополнительного следствия. При этом неуместно выглядят полномочия следователя, предусмотренные ч. 4 ст. 221 УПК РФ, по встречному обжалованию постановления прокурора о возвращении уголовного дела следователю, в том числе по причине несогласия с решением об уменьшении объема обвинения либо переквалификации действий обвиняемых на менее тяжкое преступление. При нежелании вступать в бессмысленную тяжбу со следователем и считая предъявленное обвинение завышенным, прокурор мог бы утвердить обвинительное заключение и отказаться от предъявленного обвинения в соответствующей его части уже в суде.

Однако подобные попытки решить проблему ставят прокурора, по утверждению Б.Т. Безлепкина, в предельно сложное, двусмысленное и унизительное положение.1

В связи этим следует согласиться с мнением Н.В. Булановой о том, что условием надлежащего исполнения возложенной на прокурора обязанности по поддержанию государственного обвинения является возможность его участия в формировании позиции обвинения по всем вопросам, подлежащим исследованию в судебном заседании, на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, по крайней мере, с момента поступления к нему уголовного дела.1

Существующий порядок нарушает властный характер деятельности прокурора не только как органа надзора, но и как руководителя уголовного преследования и полноценного распорядителя обвинением в суде. Солидарна с такой позицией и В. А. Лазарева: «Прокурор не может быть поставлен в зависимость от позиции органа расследования, за деятельностью которого надзирает, и на нем не лежит обязанность утвердить обвинительное заключение в качестве единственно возможного на этом этапе решения». 2

Обратим внимание и на тот факт, что прокурор при решении вопроса об утверждении обвинительного заключения вправе в соответствии со ст. 88 УПК РФ указать на порок формы ряда собранных доказательств и исключить их как недопустимые, что логичным образом перетекает в переоценку содержания предъявленного обвинения. 3

Ограничение полномочий прокурора на стадии окончания предварительного следствия не согласуется, по мнению К.Б. Калиновского, со статусом прокурора как органа надзора за следствием и как будущего государственного обвинителя. Так, прокурор государственный обвинитель вправе представлять суду по своему усмотрению доказательства, отказаться от обвинения, изменить его в сторону смягчения, ходатайствовать о прекращении дела (ч. 5, 7 и 8 ст. 246 УПК РФ и др.).

С учетом толкования процессуальных норм в системе представляется неоправданным лишение прокурора полномочий изменить обвинительное заключение в части смягчения обвинения; дополнения списка свидетелей по просьбе стороны обвинения, составления нового обвинительного заключения, прекращения дела. Возвращение дела следователю по данным основаниям ведет к значительному увеличению сроков следствия и содержания под стражей. Кроме того, исполнение данного решения прокурора приостанавливается в случае обжалования его следователем, а само обжалование может быть многоступенчатым. Такой громоздкий механизм противоречит праву быть судимым без неоправданной задержки (п. «с» ч. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).1

В условиях сокращения до минимума возможностей прокурора в ходе предварительного следствия влиять на формирование обвинения, в период нахождения у него уголовного дела с обвинительным заключением он должен располагать полноценным комплексом прав, позволяющих определять дальнейшую судьбу уголовного преследования. Более того, указанные права, с учетом необходимости компенсации отстранения прокурора от руководства предварительным следствием, казалось бы, должны быть здесь даже расширены в сравнении с ранее имевшимися в распоряжении прокурора правами. Однако, наоборот, прокурора на данном, особенно ответственном, заключительном и решающем этапе досудебного производства, непосредственно предшествующем производству в суде, лишили объективно необходимых ему важных процессуальных прав. В том числе, права: составить новое обвинительное заключение, более соответствующее материалам данного уголовного дела и способное в большей степени обеспечить эффективность поддержания государственного обвинения; при утверждении обвинительного заключения изменить объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении; прекратить уголовное дело либо уголовное преследование в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично. Следует отметить, что лишение прокурора двух последних из названных прав выглядит парадоксальным с учетом наличия у прокурора в судебном заседании прямо предусмотренной законом возможности отказаться от обвинения, а также изменить обвинение в сторону смягчения (чч. 7, 8 ст. 246 УПК РФ).1

При осуществлении надзора за исполнением законов органами предварительного расследования прокурор должен иметь право прекращать своим постановлением уголовное дело и уголовное преследование. Лишение прокурора этого права привело к неоднократному возвращению уголовных дел для производства дополнительного следствия либо к прекращению уголовных дел судом, когда они могли быть прекращены прокурором. Так, Т.Л. Оксюк считает необходимым предоставить прокурору право «прекращать уголовное дело или уголовное преследование в случае совершения органами предварительного следствия действий, нарушающих конституционные права и свободы граждан из числа участников уголовного судопроизводства и иных лиц».2

Прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям дает прокурору право в некоторых странах даже одновременно применять наказание, как, например, предусмотрено ст. 352 УПК Швейцарской конфедерации.3

Следует возвратить в УПК РФ полномочия прокурора по самостоятельному определению пределов уголовного преследования на этапе утверждения обвинительного заключения.

Таким образом, утверждение прокурором обвинительного заключения, представляется возможным рассматривать в двух аспектах. В широком смысле действия прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением, можно рассматривать как обозначение всей деятельности прокурора по уголовному делу, направляемому в суд, и тогда утверждение обвинительного заключения рассматривается как этап. В узком смысле утверждение обвинительного заключения является самостоятельным элементом деятельности прокурора по обеспечению рассмотрения уголовного дела в суде.

Возвращение уголовных дел для производства дополнительного следствия как данное средство прокурорского реагирования на нарушение закона на сегодняшний день является основной формой прокурорского надзора по устранению недостатков предварительного расследования и, в первую очередь, восполнению неполноты предварительного следствия. Вместе с тем сам факт возвращения прокурором уголовного дела для производства дополнительного расследования нередко рассматривается как негативное явление руководителями прокуратур, требующими расследования уголовных дел и направления их в суд в двухмесячный срок. Данное обстоятельство в конечном итоге негативно влияет на качество направляемых в суд уголовных дел и свидетельствует, что прокурорами в должной мере еще не осознана сущность и значение возвращения уголовного дела для производства дополнительного следствияв состязательном уголовном процессе, где критерием эффективности деятельности прокурора должны служить обвинительный приговор или иное судебное решение, отвечающие интересам защиты прав потерпевших от преступлений.

Касаясь вопроса о влиянии прокурора на совершенствование предварительного расследования, необходимо обратить внимание на два важных обстоятельства. К первому из них относится своевременность и обоснованность направления уголовных дел для производства дополнительного следствия. Второе касается вопроса о содержании указаний прокурора органам предварительного расследования и их обязательности для исполнения.

Проанализировав действующее законодательство и точки зрения, высказанные в юридической литературе по вопросу обязательного изучения прокурором материалов уголовного дела при решении вопроса об утверждении обвинительного заключения, следует в УПК внести изменения, указав в ч. 1 ст. 221 УПК на обязанность изучения прокурором таких вопросов как: 1) дата и место составления данного процессуального документа; 2) должность, фамилия, инициалы лица, его составившего; 3) фамилия, имя и отчество обвиняемого или обвиняемых; 4) данные о личности каждого из них; 5) существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела; 6) формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса РФ, предусматривающих ответственность за данное преступление; 7) привлечены ли в качестве обвиняемых все лица, которые изобличены в совершении преступления; 8) доказательства, подтверждающие обвинение; 9) доказательства, на которые ссылается сторона защиты; 10) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 11) данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением; 12) данные о гражданском истце и ответчике; 13) приняты ли меры обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества; 14) имеются ли в деле обстоятельства, влекущие прекращение дела либо уголовного преследования в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично; 15) правильно ли избрана мера пресечения; 16) обеспечены ли права участникам уголовного судопроизводства; 17) составлено ли обвинительное заключение в соответствии с требованиями настоящего кодекса; 18) выявлены ли обстоятельства, способствовавшие совершению преступления; 19) соблюдены ли органами предварительного следствия все иные требования настоящего кодекса. 1

С учетом изложенного и положений, ранее содержащихся в ст. 232 и других статьях УПК РСФСР, было бы целесообразно включить в главу 31 в УПК РФ ст. 221.1 «Основания возвращения уголовного дела прокурором для производства дополнительного расследования следующим ее содержанием:

«Руководитель следственного органа или прокурор направляет дело для дополнительного расследования в случаях:

1) односторонности или неполноты проведенного предварительного следствия. Односторонне или неполно проведенным признается предварительное следствие, которое оставило невыясненными такие обстоятельства, установление которых может иметь существенное значение при рассмотрении дела в суде и постановлении приговора;

2) существенного нарушения следователем уголовно-процессуального закона. Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения требований статей настоящего Кодекса, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса помешают суду всесторонне рассмотреть дело и повлияют на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора;

3) наличия оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения — в том числе из-за неправильной квалификации действий обвиняемого;

4) наличия оснований для привлечения по данному делу в качестве обвиняемых других лиц, при невозможности выделить о них материалы дела;

5) неправильного соединения или выделения уголовного дела.

О направлении дела для дополнительного расследования руководитель следственного органа или прокурор выносит мотивированное постановление, в котором указывается, по какому основанию дело возвращается и какие обстоятельства должны быть дополнительно выяснены».

При этом внести соответствующие изменения в п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ.1

Закрепление в УПК РФ названных изменений будет способствовать повышению качества предварительного следствия.


Глава 3. Проблемы института возвращения прокурором уголовных дел для производства дополнительного следствия


3.1. Некоторые теоретические и процессуальные проблемы практики направления прокурором уголовных дел для дополнительного следствия

У практиков до настоящего времени сохраняется мнение, что возвращение прокурором уголовных дел для дополнительного расследования порождает волокиту. Думается, такое мнение противоречит принципу законности. Прокурор обязан не допустить волокиты. Разумеется, дополнительное расследование отдаляет применение наказания от факта совершения преступления. Однако, если при расследовании уголовного дела остались невыясненными обстоятельства совершения преступления, существенно нарушены требования закона, прокурор обязан возвратить уголовное дело для дополнительного расследования с письменными указаниями, несмотря на «затягивание» производства по нему. Не следует забывать, что преступление должно быть раскрыто не только быстро, но и полностью, а если в ходе расследования нарушены требования о всесторонности, полноте и объективности исследования обстоятельств дела, такой результат не наступает.

Осуществление прокурором полномочий по возвращению уголовных дел для дополнительного расследования не должно и не может искусственно сдерживаться ведомственными интересами. Так, сложилось мнение, что если прокурор возвращает уголовные дела для дополнительного расследования, то это фактически означает подготовку оснований для внесения представления. Безусловно, и такое понимание института возвращения прокурором уголовных дел для дополнительного расследования (как метода воспитания следственных работников) имеет некоторое значение. Однако, прежде всего, указанный институт направлен на неуклонное соблюдение законности органами предварительного расследования.1

Проблемы осуществления прокурором уголовного преследования и надзора за исполнением законов при окончании предварительного расследования представляли и представляют интерес для ученых-процессуалистов.1 Действительно, как правильно отмечал А.Г. Халиулин, «надзорные полномочия прокурора на данном этапе переходят в его полномочия по осуществлению уголовного преследования». 2

Можно согласиться и с определением В.Ф. Крюкова: «деятельность прокурора после завершения расследования и до передачи дела в суд или возвращения его на дополнительное расследование является как организационно-процессуальной, так и организационно-функциональной и регламентируется уголовно-процессуальным законом, а также приказами Генерального прокурора РФ».3

Осуществление прокурором функции уголовного преследования при производстве предварительного следствия сосредоточилось на этапе рассмотрения уголовного дела, поступившего от следователя с обвинительным заключением, где прокурор реализует исключительно ему принадлежащее право направления уголовного дела в суд, равносильное выдвижению государственного обвинения перед судом по итогам уголовного преследования в досудебном производстве. Здесь прокурор должен убедиться, что предъявленное обвинение соответствует материалам дела, а содержащиеся в нем доказательства виновности соответствующего лица или группы лиц являются надежными, проверенными, в полной мере обладающими свойствами относимости, допустимости, достоверности и достаточными, позволяющими государственному обвинителю воплотить предстоящее в суде поддержание обвинения в обвинительный приговор. Только в этом случае прокурор вправе и обязан утвердить подготовленное следователем обвинительное заключение, не просто солидаризируясь с выводами предварительного следствия, а принимая на себя ответственность за доброкачественность содержащихся в уголовном деле материалов и обоснованность обвинения. После утверждения прокурором обвинительного заключения изложенное в нем обвинение является уже идущим не только от органов предварительного следствия, но и непосредственно от прокурора. Руководство Генеральной прокуратуры РФ неспроста подчеркивает, что при вынесении судами реабилитирующих подсудимого решений ответственность за качество проведенного следствия возлагается не только на следователей, но также и на надзирающих за следствием прокуроров, изучавших и направивших уголовное дело в суд.1

Прежде всего, следует отметить, что после получения уголовного дела прокурор должен проверить каждое доказательство в отдельности и оценить все собранные доказательства в их совокупности, чтобы в итоге решить вопрос, приводят ли имеющиеся в деле данные к достоверному выводу о наличии или отсутствии преступления, о виновности обвиняемого, о достоверности или недостоверности всех иных обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Прокурор оценивает совокупность доказательств с точки зрения их достаточности для рассмотрения дела в суде (ч.1 ст. 88 УПК РФ). Следует согласиться с точкой зрения П.А. Лупинской о том, что «…проверка достаточности доказательств означает проверку резерва собранной информации, обеспечивающей надежность выводов о наличии или отсутствии преступления и вине лица, которому на предварительном следствии предъявлено обвинение».2 Уголовные дела, по которым при правильном определении предмета доказывания неверно устанавливаются окончательные пределы доказывания, на практике не редкость. Следователь, выдвигая обоснованную версию о совершении преступления определенным лицом, иногда недостаточно глубоко исследует подлежащие установлению обстоятельства.

В результате обвинительное заключение составляется при отсутствии достаточных доказательств вины обвиняемого. Примером может послужить уголовное дело по обвинению В. в совершении мошенничества в крупном размере. Следователь предъявил В. для опознания потерпевшей Д., которая заявила, что В. по телосложению, прическе и одежде похож на мужчину, совершившего в отношении нее мошеннические действия.

Следователь не принял во внимание тот факт, что потерпевшая не видела лица преступника и не могла с уверенностью заявить, что им был В.

Не проверив доводы обвиняемого, отрицавшего свою причастность к преступлению, следователь составил обвинительное заключение, где в качестве доказательств вины В. в совершении мошенничества были названы заявление потерпевшей и протокол опознания личности. Прокурор, не проверив должным образом, достаточность доказательств, направил дело в суд. Суд по данному эпизоду оправдал В. за недоказанностью его вины.

Изучив уголовное дело, прокурор может прийти к заключению, что выводы следователя об установлении события преступления и о виновности обвиняемого не подтверждаются в должной мере доказательствами, на которые имеется ссылка в обвинительном заключении.

Особое внимание на этапе направления дела с обвинительным заключением прокурору следователь должен уделить доводам защиты, которые после их надлежащей проверки в ходе следствия также должны быть отражены в обвинительном заключении.

Следует согласиться с точкой зрения А.М.Ларина, который считает, что материалы расследования только тогда могут быть признаны достоверными и несомненными, когда собранные по делу доказательства опровергают версии, исключающие виновность обвиняемого, отрицающего свою вину.1

В противном случае, как это нередко происходит на практике по расследованию преступлений, в связи с большим объемом информации и документов с которыми приходится работать следователю, позиция защиты не достаточно отражается в итоговом документе, т.е. обвинительном заключении. В конечном итоге, прокурору направляется дело с обвинительным заключением, где содержатся доводы, исключительно отражающие позицию обвинения, а позиция обвиняемого и его защитника описана фрагментарно, зачастую в деле отсутствуют и необходимые для ее подкрепления документы, на которые вправе ссылаться сторона защиты в суде.

Прокурор после поступления к нему дела обязан тщательно ознакомиться с протоколом допроса обвиняемого, обратить внимание на версии обвиняемого о своей невиновности и проверить, собраны ли следователем доказательства, устанавливающие несостоятельность объяснений обвиняемого.

Порождаемое объяснениями обвиняемого или иными данными сомнение в его виновности должно быть устранено, иначе сомнение должно истолковываться в пользу обвиняемого.

В следственной практике нередки случаи формального подхода следователей к анализу показаний обвиняемого, когда следователи только указывают на объяснения обвиняемого, но существо их оставляют без внимания и не делают никакого разбора его доводов. В подобных случаях аналогичные недостатки отмечаются и в обвинительном заключении. В результате становится неясным, проверялись ли вообще доводы обвиняемого в свою защиту, насколько обоснованным является утверждение следователя о виновности обвиняемого. В большинстве случаев обвинительные заключения по делам экономической направленности составляются с целью максимально быстро направить дело в суд, не проверив должным образом все доводы защиты обвиняемого, что нередко служит причиной того, что в суде защитник обвиняемого заявляет неизвестные следствию ходатайства, которые автоматически были отклонены следователем.

Как правило, за отсутствием должного анализа показаний обвиняемого стоит недостаточность имеющихся в распоряжении следователя доказательств, необоснованность обвинения, содержащегося в обвинительном заключении (все изученные дела с отмеченным недостатком возвращались прокурором или судом для производства дополнительного следствия либо по причине неполноты и односторонности, либо при необходимости предъявить новое или изменить обвинение).

Прокурор в силу его обязанности обеспечить предъявление обоснованного и справедливого обвинения должен реагировать на подобные нарушения, возвращая в случае необходимости уголовное дело для производства дополнительного следствия. Так, по каждому делу должны быть получены показания обвиняемого (если он не отказался от дачи показаний). Признание обвиняемым своей вины не исключает тщательной проверки его показаний. Прокурор должен выяснить при изучении дела, осуществлялась ли такая проверка, соответствуют ли показания обвиняемого имеющимся в деле данным, подтверждается ли признание обвиняемого совокупностью собранных в ходе расследования доказательств. Прокурор обращает внимание на то, заявлялись ли обвиняемым (подозреваемым) ходатайства о приобщении к делу доказательств, об исследовании обстоятельств, имеющих значение для дела, и производстве в этих целях определенных следственных действий, а также обоснованность отказа следователя по заявленным обвиняемым ходатайствам. Если обвиняемый в ходе следствия изменил свои показания, или различным образом объяснял одни и те же факты по делу, то, представляется, что это также должно быть отражено в описательной части обвинительного заключения.

Прокурор констатирует односторонность и неполноту расследования, если обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст. 73 УПК РФ), с его точки зрения не достаточно исследованы и отражены в обвинительном заключении или выводы следователя не подкреплены имеющимися в деле документами и иными доказательствами.

В случае, если неполнота и односторонность расследования могут быть восполнены путем сбора дополнительных доказательств, более тщательной проверкой уже имеющейся доказательственной базы, прокурор принимает решение о направлении уголовного дела для производства дополнительного следствия. При этом на основе осуществленной им проверки и оценки доказательств прокурор должен конкретно указать, в чем выразилась неполнота и односторонность расследования, какие ошибки допущены следователем при сборе и проверке доказательств. Анализ решений прокурора о возвращении дела для производства дополнительного следствия показывает, что неполнота и односторонность следствия является основной причиной возвращения дел, чего объективно можно было бы избежать при более тщательной обработке информации, имеющей отношении к делу при работе с ней следователя.

Следователю при направлении дела прокурору следует учитывать, что прокурор не ограничивается констатацией того, что расследование проведено неполно, но и принимает меры к установлению и исследованию всех обстоятельств, имеющих значение для дела. С этой точки зрения следует подвергнуть критике сложившуюся практику, когда, возвращая дело на дополнительное расследование, прокурор направляет его следователю с сопроводительным письмом, в котором не дает конкретных указаний о том, как восполнить пробелы расследования. Представляется, что прокурор должен изучить материалы дела, возвращаемые на доследование, выяснить, в чем причина недостатков расследования, как они могут быть устранены, и на основе этого дать следователю конкретные указания по восполнению всех пробелов следствия, которые, по нашему мнению, должны исполняться следователем с учетом наличия возможности проведения всех указанных прокурором действий.

Если выяснится, что выводы следователя основывались на противоречивых, непроверенных данных, то прокурору следует при направлении дела для производства дополнительного следствия указать, в чем конкретно состоит это противоречие, какие доказательства нуждаются в проверке, и рекомендовать наиболее эффективный способ устранения конкретных противоречий.

Как отмечалось, уголовное дело может быть возвращено следователю для производства дополнительного расследования по причине недостаточности доказательств, обосновывающих обвинение, т.е. в случае, когда собранные доказательства, по всей вероятности, и не содержат внутренней противоречивости, но их совокупности недостаточно для того, чтобы сделать однозначный вывод о виновности лица.

Недостаточность доказательств может образоваться в случае исключения прокурором из процесса доказывания каких-либо доказательств как недопустимых. В этом случае прокурору целесообразно дать подробные указания о возможных путях собирания дополнительных доказательств, о проведении следственных действий, направленных на установление новых фактов, отыскание свидетелей.

Возвращение дела для производства дополнительного расследования может быть весьма эффективным для восполнения пробелов расследования.

Успешное расследование ряда уголовных дел, возвращавшихся для проведения дополнительного расследования, позволяет наметить определенные пути повышения эффективности проведения отдельных следственных действий в ходе доследования и частично восполнять допущенные на начальном этапе недостатки и упущения.1

Возвращение дела прокурором для производства дополнительного следствия после ознакомления с обвинительным заключением, с одной стороны, способствует своевременному восполнению пробелов следствия, с другой — препятствует направлению в суд дела, исследованного без должной всесторонности и полноты.

Характерно то, что большинство недостатков, указываемых в определениях судов о направлении дел на дополнительное расследование, легко могли быть выявлены и устранены еще в ходе предварительного следствия (в большинстве случаев речь идет о не проведении допросов всех лиц, чьи показания могут иметь значение для дела, о необходимости повторных допросов по причине неполноты первоначальных, об устранении противоречий в доказательствах).

На практике довольно часто встречаются случаи, когда прокурор утверждал обвинительное заключение и направлял в суд дело, по которому предъявленное обвинение, очевидно, не подтверждалось собранными доказательствами.

Так, по уголовному делу по обвинению А., Г., С., Р. в совершении мошенничества с использованием служебного положения, на протяжении всего хода следствия Р. вину не признавал, утверждая, что он не имел отношения к указанным в материалах дела хищениям. Никто из остальных обвиняемых не упоминал о причастии Р. к вменяемым им деяниям. Однако, следователь предъявил Р. обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ, а прокурор утвердил обвинительное заключение.

Суд оправдал Р. за недоказанностью его участия в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ.

Причина ненадлежащего выполнения некоторыми прокурорами своих функций при принятии решения о направлении дела в суд объясняется в большинстве случаев невнимательным ознакомлением с уголовным делом.

Прокуроры в ряде случаев вообще не читают уголовных дел, знакомясь лишь с отдельными документами: обвинительным заключением, постановлением о привлечении лица в качестве обвиняемого. При таком положении вещей нередки ошибки, прокуроры не принимают мер к устранению противоречий между отдельными доказательствами; не реагируют должным образом на неисследованность обстоятельств, дающих основания для привлечения к уголовной ответственности других лиц, причастных к преступлению; на то, что не установлена роль каждого обвиняемого в каждом эпизоде преступной деятельности. При такой постановке надзора за следствием прокурор не только не обеспечивает установление истины, но и в ряде случаев проходит мимо грубых нарушений закона.

Следует остановиться еще на одной проблеме. Обращает на себя внимание, что ряд уголовных дел возвращается для производства дополнительного следствия неоднократно в связи с невыполнением следователями требований прокурора, сформулированных в постановлении о возвращении дела. Результатом этого являются негативные последствия в виде задержки с окончательным разрешением дела по существу. Это говорит о недостаточном контроле прокурора за дополнительным расследованием, за выполнением собственных указаний. Подобная практика снижает эффективность и качество расследования.

Возвращение уголовного дела на доследование — не единственная мера устранения дефицита и противоречивости доказательств, которую применяет прокурор на завершающем этапе расследования.

Уголовно-процессуальный закон наделяет прокурора правом изменить объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении (п.1 ч.2 ст. 221 УПК).

Если же при изучении уголовного дела прокурор приходит к выводу о том, что участие обвиняемого в преступлении не доказано, а все возможности для собирания дополнительных доказательств исчерпаны, прокурор может прекратить уголовное преследование (п.2 ч.1 ст. 221, п.3 ч.1 ст. 226 УПК РФ).

Прокурор может не согласиться с выводом следователя о квалификации действий обвиняемого. В ряде случаев прокурор соглашается с ошибочной квалификацией действий обвиняемого, данной следователем. Причина этого в недостаточном исследовании всех установленных по делу обстоятельств, когда прокурор не приходит к самостоятельному выводу на основе оценки доказательств, а руководствуется теми данными, которые положены в основу решения о квалификации следователем. Таким образом, деятельность прокурора по устранению неполноты и противоречивости доказательств может быть в полной мере эффективной лишь при том условии, что она основывается на тщательном изучении материалов уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением.

Всесторонний, полный и объективный анализ доказательств прокурором может быть обеспечен возложением на него обязанности составлять обвинительное заключение.

Решая вопрос о доказанности обвинения, прокурор проверяет, не было ли неоправданного сужения пределов доказывания, в том числе и вследствие недостаточно полной проверки доводов обвиняемого (что достаточно часто имеет место в следственной практике) и принимает носящие различный характер меры по восполнению дефицита доказательств. 1

По сравнению с УПК РСФСР 1960 года, который наделял прокурора и суд правом направлять уголовные дела для дополнительного расследования (п. 8 ст. 211, п. 2 ст. 211.1 и ст. 232 УПК РСФСР), УПК РФ предусмотрел «тройную» проверку законности и обоснованности действий и решений следователя по законченному расследованием делу. Наряду с прокурором (п. 2 с. 1 ст. 221 УПК РФ), правом возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования обладает руководитель следственного органа (п. 11 ч. 1 ст. 39 УПК РФ). Что касается суда, то он обладает правом в установленных законом случаях возвращать через прокурора следователю уголовное дело формально с целью устранения препятствий для рассмотрения дела судом, что практически равносильно возвращению на дополнительное расследование.2

Так как в настоящее время и руководитель следственного органа, и прокурор имеют одинаковую возможность вернуть уголовное дело следователю, то при оценке доказательств по правилам ст. 17 УПК РФ по законченному расследованием уголовному делу оба они могут прийти к совершенно противоположным выводам. Такая разность в оценке доказательств обычно обусловлена различными причинами, например, разницей в опыте расследования уголовных дел, в уровне образования, квалификации, общей культуры, и даже - в корыстной или иной личной заинтересованности и приводит к определенному конфликту между следователем и руководителем следственного органа, следователем и прокурором или прокурором и руководителем следственного органа. Подобный конфликт может негативно отразиться не только на объективности решения задач уголовного судопроизводства (ст. ст. 6, 21, 73 и др. УПК РФ,1 на сроках предварительного следствия и, соответственно, на сроках заключения под стражу. В такой ситуации будут нарушены права лиц, в отношении которых применены меры государственного принуждения. 

В связи с этим аспектом проблемы уместно с новых позиций взглянуть на дискуссию о возможности привлечения суда для решения процессуальных споров между участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Следует заметить, что ранее в Концепции судебной реформы в РФ и в научной литературе уже высказывались предложения о наделении суда полномочиями по рассмотрению споров участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Предлагалось, в частности, предоставить возможность следователю обжаловать указания прокурора не вышестоящему прокурору, а в суд, тем самым, устраняя возможность принятия решения исходя из корпоративных интересов ведомства.2

С другой стороны, высказывалась позиция о нецелесообразности наделения суда, который, прежде всего, осуществляет функцию разрешения уголовного дела, полномочием на вмешательство во внутренние отношения должностных лиц, иерархически связанных осуществлением функции уголовного преследования. 3 

Наделение суда полномочиями по рассмотрению процессуальных споров, возникающих в процессе расследования по уголовному делу между следователем, руководителем следственного органа и прокурором, позволит реально обеспечить не только процессуальную самостоятельность следователя, но и обеспечит эффективность прокурорского надзора путем исключения ведомственного влияния и корпоративных интересов при принятии ключевых решений по уголовному делу. «Суд не отвечает ни за количественные, ни за качественные показателя досудебного производства. В то же время суд заинтересован в устранении каждого нарушения, допущенного на этом этапе, поскольку законность и обоснованность предварительного расследования является основой правосудия по уголовным делам».1 Возможно, оппонентами будет высказано мнение о появлении оснований для возникновения чрезмерной волокиты и затягивания сроков расследования по уголовному делу в связи с рассмотрением подобных споров судами, однако диалог между прокурором, следователем и руководителем следственного органа в суде будет открытым.2 Еще одним аргументом в пользу включения суда в процесс рассмотрения споров между участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения, является то, что одним из «незримых» принципов уголовного процесса является полное всестороннее и объективное расследование, а одним из главных постулатов досудебного производства - процессуальная самостоятельность следователя.

Применительно к рассматриваемой ситуации было бы целесообразно предусмотреть возможность обжалования следователем решения прокурора о возвращении дела на дополнительное следствие вышестоящему прокурору или в суд. 

Что касается правомочия руководителя следственного органа на возвращение уголовного дела на предварительное расследование, то считаем, что его наличие не вполне оправдано, так как разные позиции руководителя следственного органа и прокурора могут в итоге быть причиной затягивания направления уголовного дела в суд и наступления уже прогнозируемых нами выше негативных последствий для реализации прав участниками уголовного судопроизводства. Достаточно оставить право возвращения уголовного дела на дополнительное следствие лишь прокурору как участнику уголовного судопроизводства со стороны обвинения, изъяв данное полномочие у руководителя следственного органа. Именно прокурор, в конечном счете, определяет дальнейшую судьбу уголовного дела путем реализации полномочий по утверждению обвинительного заключения и направлению его в суд. 

Таким образом, можно констатировать посреднический характер полномочий руководителя следственного органа между прокурором и следователем на стадии окончания предварительного следствия. Необходимо ограничить полномочия руководителя следственного органа на данной стадии и ввести суд в качестве возможного участника при обжаловании следователем решения прокурора о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования. 1

Необходимо отметить, что закрепленная УПК РФ система, когда следователь составляет обвинительное заключение и с согласия руководителя следственного органа направляет вместе с делом прокурору, обсуждается учеными-процессуалистами, которые вносят различные, иногда прямо противоположные, предложения по ее изменению.

Например, В.Ю. Мельников отстаивает позицию, что «функция обвинения должна последовательно осуществляться государственным обвинителем, акт обвинения (заключение, постановление) должен выноситься перед судом только этим должностным лицом».2

В то же время А.М. Багмет предлагает вообще упразднить утверждение прокурором обвинительного заключения с тем, чтобы следователь с согласия руководителя следственного органа направлял уголовное дело непосредственно в суд. Прокурор же, по его мнению, должен, как и судья, изучать уголовное дело в суде.1 Таким образом, А.М. Багмет предлагает лишить прокурора полномочий возвращать уголовные дела для производства дополнительного следствия. В тех же случаях, когда прокурор, не имевший никакого отношения к расследованию по данному делу и не направлявший уголовное дело в суд, будет отказываться от обвинения, поддерживать обвинение в качестве некоего «субсидиарного обвинителя», по мнению А.М. Багмета, должен руководитель следственного органа. Подобная точка зрения о необходимости вообще упразднить прокурорский надзор в досудебном производстве2 отражает совершенно не государственный подход к этой проблеме, противоречит Конституции РФ и способно вернуть российский уголовный процесс к нормам 30-50-х г. прошлого века, когда сначала произошло то самое исключение прокурорского надзора, в частности прокурор был исключен из числа участников судебного заседания, а затем и сам суд был исключен из уголовного процесса и заменен особым совещанием. Не следует принимать предложения о подобных «новациях» в уголовно-процессуальном законодательстве, которые в прошлом веке способствовали массовому политическому террору, а в настоящем направлены на сочетание неограниченной власти следственных органов с их полной бесконтрольностью, что, как уже отмечалось, также чрезвычайно опасно для демократического государства. С точки же зрения системы уголовного процесса они также нелогичны: уголовное дело в суд направляет следователь, минуя прокурора, но прокурор должен поддерживать выдвинутое следователем обвинение в суде. Если же прокурор от обвинения отказывается, то его отказ ничего не значит, так как прокурора заменяет руководитель следственного органа. В таких условиях прокурор действительно становится лишней, не нужной фигурой, что полностью ломает существующую систему уголовно-процессуальных отношений. Вместе с тем это предложение противоречит и нормам международного права (например, рекомендациям Rec 2000 (19) Комитета Министров Совета Европы «О роли прокуроров в системе уголовного правосудия»).

Поиск оптимальной системы перехода уголовного дела из досудебного в судебное производство ведется и во многих государствах – бывших республиках СССР. В Республике Армения прокурору полностью переданы полномочия по осуществлению уголовного преследования в форме обвинения (вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого, утверждение обвинительного заключения, поддержание обвинения в суде). В результате прокурор поддерживает в суде то обвинение, которое им самим выдвинуто и сформулировано.

УПК Республики Беларусь устанавливает несколько иной порядок, в соответствии с которым следователь после ознакомления с материалами уголовного дела участников уголовного судопроизводства, рассмотрения и разрешения их ходатайств направляет прокурору уголовное дело с сопроводительным письмом, которое подписывает руководитель следственного органа. Следователь одновременно направляет прокурору справку по делу, которая не приобщается к уголовному делу, но содержит выводы следователя о квалификации преступления, объеме обвинения и его доказанности. Прокурор, изучив уголовное дело и полагая, что доказательства достаточны и получены в соответствии с законом, квалификация преступления дана правильная, нарушений УПК, препятствующих рассмотрению дела в суде не имеется, выносит постановление о направлении уголовного дела в суд. В постановлении прокурора излагается в описательной части – существо обвинения, квалификация преступления, объем обвинения в отношении каждого из обвиняемых, а в резолютивной части – решение о направлении уголовного дела в суд. Доказательства, подтверждающие обвинение, в постановлении прокурора не указываются. При этом прокурор вправе изменить квалификацию преступления на закон о менее тяжком преступлении, исключить из обвинения отдельные пункты и эпизоды. Копия постановления прокурора направляется обвиняемому, защитнику, а также другим участникам уголовного судопроизводства. Прокурор вправе также прекратить уголовное дело или уголовное преследование полностью или в части, а также возвратить уголовное дело для производства дополнительного расследования.

При такой системе дело поступает в суд с обвинением, которое исходит от прокурора, а не от следователя. Прокурор – государственный обвинитель вправе в судебном заседании изменить обвинение как в сторону, улучшающую, так и в сторону, ухудшающую положение осужденного. При этом стороне защиты вручается постановление гособвинителя, утвержденное прокурором, и предоставляется время до 30 суток для подготовки к защите от нового обвинения. По ходатайству сторон при выявлении в ходе судебного разбирательства новых обстоятельств производство по делу может быть приостановлено на срок до 30 суток, при этом прокурор – гособвинитель вправе давать поручения следователю, сотрудникам органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность о производстве следственных действий и 159 оперативно-розыскных мероприятий по поводу новых обстоятельств. При возобновлении производства по делу гособвинитель представляет суду новые доказательства. В таком случае возвращение уголовного дела прокурору исключается.

Данная система представляется довольно рациональной и логичной. Действительно, когда уголовное дело поступает от следователя к прокурору, именно прокурор обладает по данному делу всей полнотой властно- распорядительных полномочий. Дело поступает в суд с обвинением, выдвинутым прокурором, и прокурор – гособвинитель вправе изменить обвинение либо отказаться от него, при этом соблюдается право стороны защиты иметь достаточное время на подготовку к защите от обвинения. Разумным представляется и то, что в постановлении прокурора не указываются доказательства, на которые ссылаются стороны, так как доказательства будут представлены в судебном заседании. Исключается и возвращение уголовного дела из суда, т.е. именно суд принимает по делу окончательное решение.

В российском уголовном процессе было бы правильным вернуться к традициям Устава уголовного судопроизводства, в соответствии с которым прокурор решал, произведено ли следствие с надлежащей полнотой, следует ли обвиняемого предать суду или дело о нем должно быть прекращено или приостановлено. Прокурор имел право возвратить дело судебному следователю для производства дополнительных следствий, хотя бы судебный следователь и считал следствие оконченным. Если же прокурор решал направить дело в суд, то составлялся обвинительный акт прокурора. Представляется, что эти положения Устава уголовного судопроизводства вполне могут быть ориентиром в совершенствовании уголовно-процессуального законодательства РФ.

Это может способствовать уменьшению нагрузки на суды в случаях прекращения прокурором уголовного дела по нереабилитирующим основаниям. С учетом того, что прокуроры во всех правовых системах принимают решение как о возбуждении, так и о прекращении уголовного преследования, прокурору необходимо предоставить право прекращения уголовного дела, поступившего с обвинительным заключением, прекращения уголовного преследования, а также изменения квалификации преступления на менее тяжкое, изменения объема обвинения с целью улучшения положения обвиняемого.1


3.2. Обжалование постановлений прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия

Реализация права на обжалование, названного в гл. 2 УПК РФ, одним из принципов уголовного судопроизводства предполагает массу различных аспектов. В настоящее время подача жалобы рассматривается как неотъемлемое право участников уголовного процесса, не обладающих государственно-властными полномочиями, в отстаивании своих интересов в уголовном деле, а также как эффективное средство, позволяющее ограничить какие бы то ни было злоупотребления предоставленными полномочиями со стороны органов уголовной юстиции. В связи с этим в нормах УПК РФ, закрепляющих право, а также порядок подачи и рассмотрения жалоб, акцент сделан на участниках, имеющих собственный интерес в уголовном деле, противостоящих правоохранительным органам или понуждающих их к принятию надлежащих мер.

В то же время законодатель не лишает права на обжалование и следователей, сталкивающихся с неправомерными (по их мнению) указаниями прокуроров. Но в этой части нормы УПК лишены необходимой детализации, по-видимому, в силу того, что возникающие в таком случае правоотношения должны укладываться в общую схему. В связи с этим следователь не упоминается в соответствующих статьях УПК РФ в качестве субъекта обжалования, а в тексте уголовно-процессуального закона не существует норм, которые бы устанавливали специальный порядок, а соответственно, и сроки рассмотрения подобных жалоб. Такие небрежности законодательного регулирования создают серьезные проблемы в правоприменительной практике.1

Введение обжалования следователем решения прокурора о возвращении ему уголовного дела для производства дополнительного следствия в российское уголовно-процессуальное законодательство обусловлено рядом существенных обстоятельств.

Во-первых, в досудебном производстве по уголовным делам процессуальная самостоятельность и независимость следователя является важнейшей составляющей в системе правовых мер по защите органами предварительного расследования конституционных прав и свобод участников уголовного процесса. Следователи, как полагал один из выдающихся деятелей российской уголовно - процессуальной науки М.С. Строгович, «независимо от ведомства, в котором они состоят - это наделенные широкими полномочиями деятели российской юстиции, сочетающие в свой деятельности основные процессуальные функции - уголовное преследование или обвинение лиц, совершивших преступления, защиту граждан от необоснованного привлечения к ответственности и разрешения дела по существу».1

Во-вторых, необходимо было реализовать в уголовно-процессуальном законе положений Концепции судебной реформы в РФ в части обеспечения процессуальной самостоятельности следователя в таком ее, применительно к исследуемому вопросу, аспекте как предоставление следователю возможности при несогласии с указаниями прокурора представить дело со своими возражениями в суд. Однако, как отмечается в Концепции судебной реформы в РФ, «провозглашенная законом процессуальная самостоятельность следователя является декларацией, лишенной реальных гарантий».

В-третьих, Федеральным законом от 5 июня 2007 года №87-ФЗ были существенным образом перераспределены полномочия между прокурором и руководителем следственного органа в пользу последнего в части реализации полномочий по осуществлению процессуального контроля за расследованием следователями уголовных дел. Положениями этого закона следователь был освобожден от излишнего процессуального контроля за его деятельностью со стороны прокурора, в первую очередь, при производстве им следственных действий и принятии процессуальных решений в соответствии с требованиями - ч.2 ст.29 УПК. РФ с одновременной передачей части этих функций руководителю следственного органа. Например, в органах внутренних дел начальник следственного отдела в течение более 40 лет, начиная с 1965 года, фактически осуществлял процессуальный контроль в процессе расследования подчиненными ему следователями уголовных дел. Аналогичная ситуация была и в органах Федеральной службы безопасности и в органах Федеральной службы» по контролю за наркотиками.2

Согласно ч. 4 ст. 221 УПК РФ в редакции 2007 г. постановление прокурора о возвращении уголовного дела следователю могло быть обжаловано им с согласия руководителя следственного органа вышестоящему прокурору, а при несогласии с его решением - Генеральному прокурору РФ с согласия Председателя Следственного комитета РФ либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти). Вышестоящий прокурор выносил решение по результатам рассмотрения жалобы следователя в течение 72 часов с момента поступления к нему соответствующих материалов.

В соответствии с принятым Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. №404-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия" в полномочия прокурора и следователя (получившего уголовное дело на дополнительное расследование), предусмотренные ч. 4 ст. 221 УПК, внесены изменения, носящие явно противоположный характер. Теперь прокурор, по аналогии с ч. 1 ст. 221 УПК, рассматривает жалобу следователя на постановление о возвращении уголовного дела на дополнительное следствие в 10-суточный срок вместо ранее установленного 72-часового. Следователь в соответствии с указанными положениями стал ограничен в правах и может обжаловать постановление лишь в течение 72 часов с момента поступления к нему уголовного дела.

Таким образом, правовое предписание, касающееся срока обжалования, для следователя императивное и его нарушение, как предложено в информационном письме Генеральной прокуратуры РФ от 23 апреля 2012 г. №15-12-2012 "О состоянии надзора за соблюдением должностными лицами Следственного комитета Российской Федерации требований п. 5 ч. 2 ст. 38 и ч. 4 ст. 221 УПК РФ", требует принятия определенных мер, выраженных в вынесении прокурорами постановлений об оставлении жалоб следователей без рассмотрения.

Так, исходя из буквального толкования ч. 4 ст. 221 УПК РФ постановление прокурора о возвращении уголовного дела следователю может быть обжаловано только тем следователем, которому уголовное дело возвращено прокурором. В прокуратуру ЕАО 9 января 2013 г. поступила жалоба руководителя СО по Смидовичскому району СУ СК РФ по ЕАО. Он обжаловал постановление и. о. прокурора Смидовичского района ЕАО о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования. В ходе изучения представленных материалов дела установлено, что производство по нему окончено старшим следователем отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по ЕАО. Положения уголовно-процессуального закона, а именно п. 5 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, предусматривают, что следователь уполномочен обжаловать с согласия руководителя следственного органа в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК РФ, решение прокурора о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия. В силу п. 10 ч. 1 ст. 39 УПК РФ руководитель следственного органа уполномочен давать согласие следователю, производившему предварительное следствие по уголовному делу, на обжалование в порядке, установленном ч. 4 ст. 221 УПК РФ, решения прокурора, вынесенного в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ. В нарушение указанных норм закона постановление и. о. прокурора Смидовичского района ЕАО обжаловано руководителем СО по Смидовичскому району СУ СК РФ по ЕАО, т. е. не уполномоченным на то должностным лицом. Более того, ни материалы уголовного дела, ни жалоба не содержали каких-либо данных, свидетельствующих о невозможности обжалования процессуального решения нижестоящего прокурора самим следователем (Материалы надзорного производства по уголовному делу №643233).

Следующий пример - нарушение следователем требований ч. 3 ст. 162 УПК РФ. В прокуратуру ЕАО 14 января 2013 г. поступила жалоба старшего следователя по особо важным делам 4-го отдела СС РУФСКН России по Хабаровскому краю на постановление заместителя прокурора ЕАО о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия. Изучение материалов дела показало, что 9 января 2013 г. следователь вынес постановление о принятии уголовного дела к производству, согласно которому постановлено приступить к расследованию. В соответствии с ч. 3 ст. 162 УПК РФ в срок предварительного следствия не включается время на обжалование следователем решения прокурора в случае, предусмотренном п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ. Между тем следователь при принятии уголовного дела к своему производству расследование уголовного дела возобновил и таким образом утратил право на обжалование постановления прокурора о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования (Материалы надзорного производства по уголовному делу №406141).

Еще одним примером исходя из системного толкования ч. 6 ст. 162 УПК РФ и ч.4 ст.221 УПК РФ является наличие в материалах уголовного дела взаимоисключающих процессуальных документов. В прокуратуру Биробиджанского района ЕАО 25 марта 2013 г. поступила жалоба следователя СО МО МВД России "Биробиджанский", согласованная с руководителем СО МО МВД России "Биробиджанский", о несогласии с постановлением заместителя прокурора Биробиджанского района ЕАО о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия. Прокурор Биробиджанского района ЕАО 29 марта 2013 г. отказал в удовлетворении ходатайства следователя СО МО МВД России "Биробиджанский". Уголовное дело поступило в СО МО МВД России "Биробиджанский" 2 апреля 2013 г., и руководитель СО МО МВД России "Биробиджанский" поручил другому следователю СО МО МВД России "Биробиджанский" принять уголовное дело к производству. Руководитель СО МО МВД России "Биробиджанский" 4 апреля 2013 г. вынес постановление об установлении срока для исполнения указаний прокурора (либо обжалования решения прокурора) до 3 суток со дня поступления этого уголовного дела к следователю. В тот же день следователь СО МО МВД России "Биробиджанский" уведомил обвиняемого, его защитника и потерпевшего о возобновлении предварительного следствия и установлении срока для исполнения указаний прокурора до 4 мая 2013 г. Таким образом, при наличии процессуального решения и уведомлений, содержащих информацию о проведении следственных действий, следователь 4 апреля 2013 г. направила в прокуратуру ЕАО жалобу о несогласии с постановлением заместителя прокурора Биробиджанского района ЕАО о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия, которую согласовал руководитель СО МО МВД России "Биробиджанский" вопреки ранее принятому решению. В прокуратуру ЕАО 12 апреля 2013 г. поступила жалоба следователя СО МО МВД России "Биробиджанский", согласованная с руководителем СО МО МВД России "Биробиджанский", о несогласии с постановлением заместителя прокурора Биробиджанского района ЕАО о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия. При таких обстоятельствах действия следователя СО МО МВД России "Биробиджанский" и руководителя СО МО МВД России "Биробиджанский" были непоследовательными и незаконными, так как подготовленные процессуальные документы содержали недостоверные и противоречивые сведения о сроках и порядке расследования. В результате жалоба следователя от 4 апреля 2013 г. была направлена в прокуратуру ЕАО без учета требований ч. ч. 3, 6 ст. 162 и ч. 4 ст. 221 УПК РФ (Материалы надзорного производства по уголовному делу №118031).

С учетом изложенного полагаем, что выявленные на территории Еврейской автономной области нарушения УПК, допущенные следователями, также должны быть отражены в таком процессуальном документе, как постановление об оставлении без рассмотрения жалобы следователя на постановление прокурора о возвращении уголовного дела на дополнительное расследование. Вместе с тем не стоит забывать, что несоблюдение следователями требований ч. 4 ст. 221 УПК РФ при обжаловании решений нижестоящих прокуроров, вынесенных в порядке п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ, не снимает с прокурора обязанности проверять в пределах полномочий, предоставленных ст. 37 УПК РФ, законность и обоснованность принятых по делу решений. В случае несогласия с постановлениями нижестоящих прокуроров необходимо, в соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК, принимать меры к их отмене, о чем сообщать инициатору обращения (Дополнение от 3 июля 2012 г. №36-22-2012 к информационному письму Генеральной прокуратуры РФ от 23 апреля 2012 г. №15-12-2012 "О состоянии надзора за соблюдением должностными лицами Следственного комитета Российской Федерации требований п. 5 ч. 2 ст. 38 и ч. 4 ст. 221 УПК РФ").1

Таким образом, УПК РФ не уточняет как при обжаловании должны исчисляться сроки предварительного следствия. Законодатель не дает ответа на вопрос о том, должен ли следователь в данном случае вновь принять уголовное дело к своему производству и установить сроки следствия, после чего обратиться с жалобой к вышестоящему прокурору или же обжаловать решение о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования можно, не прибегая к указанной процедуре.

К сожалению, подобного рода проблемы не являются редкостью для сотрудников правоприменительных органов. На их распространенность косвенно указывает тот факт, что попытки истолкования соответствующих норм УПК предпринимались на ведомственном уровне. Так, в Следственном комитете при МВД России по результатам обобщения практики реализации руководителями органов предварительного следствия полномочий по продлению процессуальных сроков были выявлены многочисленные недостатки в организации данного направления работы и подготовлено письмо от 1 сентября 2008 г. №17/3-16400 "Об устранении недостатков при подготовке материалов ходатайств о продлении процессуальных сроков". В п.3 предложений руководства Следственного комитета при МВД России по устранению выявленных недостатков прямо указывается: "Срок нахождения уголовного дела у прокурора и в суде, а также срок, установленный для обжалования решения прокурора о возвращении уголовного дела в порядке п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК, в общий срок предварительного следствия не включать".

Аналогичная точка зрения изложена и в п. 27 Приказа Следственного комитета при прокуратуре РФ от 7 сентября 2007 г. №6 "О мерах по организации предварительного следствия", где указано: "При несогласии с решением прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования принимать меры к его обжалованию в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 221 УПК РФ, с установлением следователю срока обжалования в соответствии с ч. 6 ст. 162 УПК РФ в пределах одного месяца. Учитывать, что данное время в срок предварительного следствия не входит. Срок обжалования исчислять с момента поступления уголовного дела в следственный орган до направления уголовного дела с возражениями и обвинительным заключением вышестоящему прокурору".

Диаметрально противоположная позиция приведена в информационном письме Генеральной прокуратуры РФ от 16 февраля 2010 г. №15/1-4320-09 "О порядке применения ч. 6 ст.162 УПК РФ при продлении сроков предварительного следствия". В указанном письме заместитель Генерального прокурора РФ сообщает всем прокурорам субъектов РФ и приравненным к ним прокурорам, что Генеральной прокуратурой РФ рассмотрен вопрос о соответствии требованиям ст. 162 УПК РФ вышеуказанного Приказа Следственного комитета при прокуратуре РФ, и делает вывод о том, что исходя из предписаний УПК РФ следует включать срок обжалования решения прокурора в общий срок предварительного следствия, так как закон устанавливает единые правила для исчисления и продления сроков для исполнения указаний прокурора и для их обжалования.

Следствием наличия явного пробела в нормах УПК РФ и различий в ведомственных подходах к решению этого вопроса являются возникающие в следственной и судебной практике дискуссии относительно порядка исчисления сроков предварительного следствия. Так, 27 июля 2010 г. судьей Свердловского районного суда г. Перми было принято решение о признании незаконным постановления следователя следственной части Главного следственного управления (далее - ГСУ) при ГУВД по Пермскому краю о возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного следствия от 9 июня 2010 г. Этим же решением суд обязал руководителя следственного органа устранить допущенные нарушения. Проблема исчисления сроков предварительного следствия по уголовному делу №7463 возникла по следующим причинам. Уголовное дело №7463 было возбуждено 16 октября 2008 г. Срок предварительного следствия по нему неоднократно продлевался и был установлен до 16 апреля 2010 г. (т.е. продлен до 18 месяцев). 15 апреля 2010 г. по нему было составлено обвинительное заключение, после чего уголовное дело было направлено прокурору для утверждения обвинительного заключения и передачи дела в суд. 22 апреля 2010 г. прокурором Свердловского района г. Перми уголовное дело было возвращено для дополнительного расследования. 5 мая 2010 г. данное уголовное дело было принято к производству следователем, однако в этот же день начальником ГСУ при ГУВД по Пермскому краю был установлен 10-суточный срок для обжалования решения прокурора. 9 мая 2010 г. заместитель прокурора Пермского края вынес постановление об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об отмене решения нижестоящего прокурора. 31 мая 2010 г. исполняющий обязанности начальника ГСУ при ГУВД по Пермскому краю установил месячный срок для исполнения указаний прокурора со дня поступления уголовного дела к следователю. 4 июня 2010 г. уголовное дело было принято к производству следователем, а 9 июня 2010 г. следователем было вынесено постановление о возбуждении ходатайства о продлении срока предварительного следствия на три месяца, а всего до 22 месяцев, т.е. до 4 октября 2010 г. Данное постановление подписано заместителем начальника Следственного комитета при МВД России 30 июня 2010 г., а следовательно, срок предварительного следствия продлен до даты, указанной в постановлении.

Защитником обвиняемого законность продления срока предварительного следствия была обжалована в суд, поскольку, по его мнению, в срок следствия необходимо было включить период с 5 по 15 мая 2010 г., когда по уголовному делу обжаловалось решение прокурора района. Судья согласился с доводами защитника, указав на незаконность продления срока предварительного следствия, полагая, что изъятие указанного периода из срока следствия "является нарушением положений ч. 2 ст. 162 УПК РФ, согласно которым в срок предварительного следствия включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня направления его прокурору с обвинительным заключением. Исключений для периода времени, когда следственные действия фактически не проводились, при отсутствии постановления о приостановлении срока предварительного следствия, УПК РФ не предусматривает" (Постановление судьи Свердловского районного суда г.Перми от 27 июля 2010г. по делу №3/7-304/10.)

В анализируемой ситуации решение прокурора о возвращении уголовного дела, поступившего к нему с обвинительным заключением, для дополнительного следствия не может считаться окончательным, коль скоро УПК предоставляет следователю возможность обжалования такого решения вышестоящим прокурорам. Вышестоящий прокурор вправе отменить решение нижестоящего и направить уголовное дело в суд, утвердив обвинительное заключение (п. 2 ч. 4 ст. 221 УПК). А следовательно, устанавливать сроки предварительного следствия до принятия окончательного решения по возникшему спорному вопросу по меньшей мере преждевременно, тем более что ч. 5 ст. 221 УПК говорит о приостановлении исполнения решения прокурора в случае его обжалования. В изложенном примере действия следователя были абсолютно оправданными. Все проблемы возникли лишь из-за того, что в уголовно-процессуальном законодательстве нет четких указаний, как надлежит поступать в сложившейся ситуации. Ведомственные разночтения в истолковании норм УПК РФ создают излишние проблемы для органов предварительного расследования, прокуратуры и суда, которые, вне всяких сомнений, негативно отражаются на интересах дела, а кроме того, способствуют затягиванию сроков расследования.

В постановлении Владивостокского гарнизонного военного суда и в кассационном определении Тихоокеанского флотского военного суда по проверке жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ бывшего начальника государственной морской инспекции пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю О.В. Годисова. Как установлено военным судом, 27 сентября 2007 г. в отношении О.В. Годисова было возбуждено уголовное дело по обвинению его в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 285, 286 и 290 УК РФ. После окончания следствия 27 сентября 2008 г. уголовное дело вместе с обвинительным заключением было направлено военному прокурору. 8 октября 2008 г. прокурор возвратил дело для устранения недостатков, препятствующих рассмотрению дела военным судом, и в тот же день руководитель следственного органа установил срок 30 суток на обжалование указанного решения. Жалоба следователя на постановление от 8 октября 2008 г. удовлетворена не была. 5 ноября 2008 г. предварительное следствие было возобновлено и установлен его срок - до 5 декабря 2008 г. О.В. Годисов, полагавший, что руководителем следственного органа необоснованно и незаконно был повторно установлен месячный срок для проведения дополнительного расследования, обжаловал это решение, однако судья Владивостокского гарнизонного военного суда отказал в удовлетворении жалобы, указав, что установленный 8 октября 2008 г. срок на обжалование решения прокурора по своей природе является самостоятельным и в срок, предназначенный для выполнения указаний прокурора и проведения дополнительного расследования, не входит. Кассационная жалоба О.В. Годисова на это решение удовлетворена не была (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 2009 г. №895-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Годисова О.В. на нарушение его конституционных прав частью шестой статьи 162 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пунктом 27 Приказа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации "О мерах по организации предварительного следствия" )

Актуальность и остроту проблемы подтверждает и попытка вовлечения в обсуждение рассматриваемой проблемы Конституционного Суда Российской Федерации, вынесшего 23 июня 2009 г. Определение №895-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина О.В. Годисова, поскольку проверка законности и обоснованности правоприменительных решений, а также ведомственных нормативных актов не входит в его компетенцию.

Таким образом, единственным выходом из сложившейся правовой неопределенности является закрепление в УПК нормы, позволяющей следователю принимать однозначно законное решение при исчислении срока расследования и не допускающей различных интерпретаций и истолкований.1

Как следует из смысла закона, указания прокурора, направленные следователю на стадии окончания расследования, не являются обязательными для исполнения. Поэтому руководитель следственного органа может согласиться с ними, а может и нет. Начнется процесс обжалования, во время которого исполнение решений прокурора, возвратившего в следственный орган уголовное дело, будет приостановлено. В случае, если по уголовному делу обвиняемые содержатся под стражей, это может вызвать ряд сложностей. Например, при утверждении обвинительного заключения по уголовному делу прокурор района примет решение о прекращении уголовного преследования в отношении одного из обвиняемых, который содержится под стражей. Не совсем понятно, на каком основании будет продлеваться срок содержания под стражей обвиняемого, и какие меры будут предприняты, если в конечном итоге, Генеральный прокурор согласится с решением прокурора района.

Руководитель следственного органа имеет полномочие, предусмотренное п. 10 ч. 1 ст. 39 УПК РФ, то есть следователь только с согласия руководителя следственного органа имеет право обжаловать постановление прокурора о возвращении ему уголовного дела на дополнительное расследование вышестоящему прокурору, а при несогласии с решением вышестоящего прокурора - Генеральному прокурору РФ с согласия Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти). По установленной процедуре вышестоящий прокурор в течение 72 часов с момента поступления соответствующих материалов выносит одно из следующих постановлений: 

1) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя; 

2) об отмене постановления нижестоящего прокурора. 

В последнем случае вышестоящий прокурор утверждает обвинительное заключение и направляет уголовное дело в суд (ч. 4 ст. 221 УПК РФ). 

Таким образом, окончательное решение при обжаловании постановления прокурора будет принимать вышестоящий прокурор либо Генеральный прокурор РФ. 

В связи с этим возникает вопрос, нужно ли обременять возможность обжалования следователем указаний прокурора, данных в порядке п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ, непременным согласием руководителя следственного органа? Представляется, что имеет прямой смысл освобождение рассмотренной выше процедуры обжалования от такого рода «посредничества» между следователем и прокурором со стороны руководителя следственного органа и ослабление «фильтра», через который проходит уголовное дело при окончании предварительного следствия.

Ранее, в редакции УПК РФ до реформы 2007 года у следователя была возможность обжаловать решения прокурора напрямую вышестоящему прокурору, без получения предварительного согласия начальника следственного отдела. Более рациональной представляется именно такая конструкция, реально обеспечивающая процессуальную самостоятельность следователя и ограничивающая полномочия руководителя следственного органа, предоставляющая следователю право напрямую обжаловать решения прокурора при возвращении уголовного дела на дополнительное расследование. К тому же, аналогичное решение руководителя следственного органа может быть обжаловано следователем руководителю вышестоящего следственного органа, а решение прокурора - только с согласия руководителя следственного органа, что чрезмерно бюрократизирует уголовный процесс на стадии предварительного расследования и затрудняет осуществление права граждан на рассмотрение дела в разумные сроки. 1

В части 4 ст. 221 УПК РФ указано, что постановление прокурора о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия может быть обжаловано им с согласия руководителя следственного органа вышестоящему прокурору, а при несогласии с его решением – Генеральному прокурору РФ. Кому в таком случае следователь с согласия руководителя следственного органа обжалует постановление заместителя прокурора района о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия – прокурору района или прокурору субъекта РФ? Казалось бы, прокурор района является вышестоящим прокурором по отношению к своему заместителю и он вправе отменить любое его постановление как постановление нижестоящего прокурора. В то же время необходимо учитывать, как сконструирована ч. 4 ст. 221 УПК РФ. В ней говорится об обращении к Генеральному прокурору РФ в случае несогласия следователя с решением вышестоящего прокурора. В силу опять же трехзвенного построения системы органов прокуратуры Генеральному прокурору РФ обжалуются решения прокуроров субъектов РФ, а не решения прокуроров городов и районов. Поэтому решение прокурора района, города или его заместителя о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия обжалуется следователем с согласия руководителя следственного органа прокурору субъекта РФ, а его решение – Генеральному прокурору РФ. По поручению Генерального прокурора РФ и в соответствии с распределением обязанностей решения по таким обращениям вправе принимать заместитель Генерального прокурора РФ.1

Закон не содержит прямого указания на возможность обжалования решения прокурора о направлении уголовного дела для дополнительного расследования, приостановив его исполнение. Неверно было бы полагать, что следователя необходимо наделить правом не согласиться с решением прокурора о направлении дела для дополнительного расследования, направить свои возражения вышестоящему прокурору, приостановив производство дополнительного следствия, поскольку следователь - лицо процессуально самостоятельное. Действительно, следователь наделен законом возможностью приостановить исполнение некоторых указаний прокурора согласно ч. 3 ст. 38 УПК РФ. Но не в целом решения о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования.2

В настоящее время процесс обжалования зачастую занимает длительное время, нарушаются разумный срок уголовного судопроизводства и сроки содержания под стражей обвиняемых. Как показывает практика, ходатайства следователей об отмене постановления нижестоящего прокурора удовлетворяются в единичных случаях. Вместе с тем в период рассмотрения ходатайств следователя, обжаловавшего постановление прокурора, следственные и иные процессуальные действия не проводятся, что приводит к нарушению разумного срока уголовного судопроизводства и истечению сроков содержания обвиняемых под стражей.

В то же время следует отрицательно относиться к предложениям ввести обжалование в суд постановления прокурора о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия. Именно прокурор определяет достаточность доказательств для поддержания обвинения в суде, и втягивать в досудебном производстве суд в разрешение спора об этом между прокурором и следователем означает возлагать на суд не свойственную ему функцию обвинения. 1

Таким образом, обвинительное заключение представляет собой не только итоговый процессуальный акт, завершающий расследование, но и специфическое процессуальное решение следователя, а по утверждении заключения — и прокурора о доказанности обстоятельств, образующих предмет доказывания, и о наличии оснований для передачи дела в суд.

Утверждение обвинительного заключения предполагает разрешение прокурором ряда вопросов, направленных на проверку законности, обоснованности и доказанности обвинения. Это позволяет рассматривать деятельность прокурора на этом этапе процесса как специфическую форму его участия в доказывании, реализуемую посредством оценки имеющихся в деле доказательств. Важными аспектами такой оценки является определение относимости и допустимости доказательств, итогом ее может стать решение прокурора об исключении отдельных доказательств как недопустимых. Целесообразно закрепить в законе обязанность прокурора проверять допустимость доказательств, имеющихся в деле, поступившем с обвинительным заключением.2

Согласно п.11 ч.1 ст.39 и п.2 ч.1 ст.221 УПК РФ, и руководитель следственного органа, и прокурор наделены полномочием возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования. Таким образом, усилен «фильтр», через который проходит уголовное дело при окончании предварительного следствия. Это не вполне обоснованно, так как разные позиции руководителя следственного органа и прокурора могут быть в итоге причиной затягивания направления уголовного дела в суд и наступления негативных последствий для реализации прав участниками уголовного судопроизводства. Достаточно оставить право возвращения уголовного дела на дополнительное расследование лишь прокурору как участнику уголовного судопроизводства со стороны обвинения, который наделен полномочием утверждать в итоге обвинительное заключение и направлять его в суд.1

Представляется целесообразным исключить ч. 5 ст. 221 УПК РФ, предусматривающую, что обжалование постановления прокурора о возвращении уголовного дела для дополнительного следствия приостанавливает его исполнение.

Заключение


По итогам проведенного исследования можно сделать следующие выводы.

Возвращение уголовных дел на дополнительное расследование как правовой институт исторически возник и сформировался в российском уголовном судопроизводстве как составная часть механизма установления истины, по уголовному делу и защиты прав личности.

Развитием российской науки и российского уголовно-процессуального законодательства к концу 90-х годов двадцатого столетия были подготовлены условия для дальнейшего совершенствования института возвращения уголовных дел на дополнительное расследование.

В новый УПК РФ не был включен ряд важных правовых положений, ранее содержащихся в УПК РСФСР и имеющих отношение к выявлению недостатков произведенного предварительного следствия. Так, в УПК РСФСР имелась ст.213 под названием: «Вопросы, подлежащие разрешению прокурором по делу, поступившему с обвинительным заключением». Статью с аналогичным содержанием целесообразно включить и в УПК РФ и назвать: «Вопросы, подлежащие разрешению руководителем следственного органа или прокурором по делу, по которому расследование окончено составлением обвинительного заключения». Статья, как представляется, должна иметь следующее содержание:

«Руководитель следственного органа или прокурор, изучив уголовное дело, оконченное составлением обвинительного заключения, обязан проверить: 1) имело ли место деяние, вменяемое обвиняемому, и имеется ли в этом деянии состав преступления; 2) нет ли в деле обстоятельств, влекущих прекраще­ние уголовного дела; 3) произведено ли предварительное следствие всесто­ронне, полно и объективно; 4) обосновано ли предъявленное обвинение имею­щимися в деле доказательствами; 5) предъявлено ли обвинение по всем установленным предварительным следствием преступным деяниям об­виняемого; 6) привлечены ли в качестве обвиняемых все лица, которые изобличаются в совершении преступления; 7) правильно ли квалифицировано преступление; 8) правильно ли избрана мера пресечения: 9) приняты ли меры обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества; 10) осуществлялось ли и насколько эффективно взаимодействие следователя с органами дознания; 11) выявлены ли причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и приняты ли меры к их устранению; 12) составлено ли обвинительное заключение в соответствиями с требованиями ст. 220 настоящего Кодекса; 13) соблюдены ли органами предварительного следствия все иные требования настоящего Кодекса».

С учетом изложенного и положений, ранее содержащихся в ст. 232 и других статьях УПК РСФСР, было бы целесообразно включить в главу 31 в УПК РФ ст. 221.1 «Основания возвращения уголовного дела прокурором для производства дополнительного расследования следующим ее содержанием:

«Руководитель следственного органа или прокурор направляет дело для дополнительного расследования в случаях:

1) односторонности или неполноты проведенного предварительного следствия. Односторонне или неполно проведенным признается предварительное следствие, которое оставило невыясненными такие обстоятельства, установление которых может иметь существенное значение при рассмотрении дела в суде и постановлении приговора;

2) существенного нарушения следователем уголовно-процессуального закона. Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения требований статей настоящего Кодекса, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса помешают суду всесторонне рассмотреть дело и повлияют на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора;

3) наличия оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, связанного с ранее предъявленным, либо для изменения обвинения — в том числе из-за неправильной квалификации действий обвиняемого;

4) наличия оснований для привлечения по данному делу в качестве обвиняемых других лиц, при невозможности выделить о них материалы дела;

5) неправильного соединения или выделения уголовного дела.

О направлении дела для дополнительного расследования руководитель следственного органа или прокурор выносит мотивированное постановление, в котором указывается, по какому основанию дело возвращается и какие обстоятельства должны быть дополнительно выяснены».

При этом внести соответствующие изменения в п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ. Закрепление в УПК РФ названных оснований, несомненно, будет способствовать повышению качества предварительного следствия, а также предотвращению конфликтов между следователем и руководителем следственного органа, между следователем и прокурором.

Обвинительное заключение представляет собой не только итоговый процессуальный акт, завершающий расследование, но и специфическое процессуальное решение следователя, а по утверждении заключения — и прокурора о доказанности обстоятельств, образующих предмет доказывания, и о наличии оснований для передачи дела в суд.

Утверждение обвинительного заключения предполагает разрешение прокурором ряда вопросов, направленных на проверку законности, обоснованности и доказанности обвинения. Это позволяет рассматривать деятельность прокурора на этом этапе процесса как специфическую форму его участия в доказывании, реализуемую посредством оценки имеющихся в деле доказательств. Важными аспектами такой оценки является определение относимости и допустимости доказательств, итогом ее может стать решение прокурора об исключении отдельных доказательств как недопустимых. Целесообразно закрепить в законе обязанность прокурора проверять допустимость доказательств, имеющихся в деле, поступившем с обвинительным заключением.1

Утверждение прокурором обвинительного заключения, представляется возможным рассматривать в двух аспектах. В широком смысле действия прокурора по делу, поступившему с обвинительным заключением, можно рассматривать как обозначение всей деятельности прокурора по уголовному делу, направляемому в суд, и тогда утверждение обвинительного заключения рассматривается как этап. В узком смысле утверждение обвинительного заключения является самостоятельным элементом деятельности прокурора по обеспечению рассмотрения уголовного дела в суде. Возвращение прокурором уголовного дела для производства дополнительного следствия является одной из важнейших процессуальных гарантий обеспечения качества предварительного расследования, при условии его своевременного обоснованного использования в строгом соответствии с законом.

Касаясь вопроса о влиянии прокурора на совершенствование предварительного расследования, необходимо обратить внимание на два важных обстоятельства. К первому из них относится своевременность и обоснованность направления уголовных дел для производства дополнительного следствия. Второе касается вопроса о содержании указаний прокурора органам предварительного расследования и их обязательности для исполнения.

Проанализировав действующее законодательство и точки зрения, высказанные в юридической литературе по вопросу обязательного изучения прокурором материалов уголовного дела при решении вопроса об утверждении обвинительного заключения, следует в УПК РФ внести изменения, указав в ч. 1 ст. 221 УПК РФ на обязанность изучения прокурором таких вопросов как: 1) дата и место составления данного процессуального документа; 2) должность, фамилия, инициалы лица, его составившего; 3) фамилия, имя и отчество обвиняемого или обвиняемых; 4) данные о личности каждого из них; 5) существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела; 6) формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса РФ, предусматривающих ответственность за данное преступление; 7) привлечены ли в качестве обвиняемых все лица, которые изобличены в совершении преступления; 8) доказательства, подтверждающие обвинение; 9) доказательства, на которые ссылается сторона защиты; 10) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 11) данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением; 12) данные о гражданском истце и ответчике; 13) приняты ли меры обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества; 14) имеются ли в деле обстоятельства, влекущие прекращение дела либо уголовного преследования в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично; 15) правильно ли избрана мера пресечения; 16) обеспечены ли права участникам уголовного судопроизводства; 17) составлено ли обвинительное заключение в соответствии с требованиями настоящего кодекса; 18) выявлены ли обстоятельства, способствовавшие совершению преступления; 19) соблюдены ли органами предварительного следствия все иные требования настоящего кодекса.

Согласно п.11 ч.1 ст.39 и п.2 ч.1 ст.221 УПК РФ, и руководитель следственного органа, и прокурор наделены полномочием возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования. Достаточно оставить право возвращения уголовного дела на дополнительное расследование лишь прокурору как участнику уголовного судопроизводства со стороны обвинения, который наделен полномочием утверждать в итоге обвинительное заключение и направлять его в суд.

Изложенные предложения, сформулированные на основе проведенного исследования, направлены на совершенствование действующего уголовно-процессуального законодательства, повышение качества расследования уголовных дел и создание условий для принятия правосудных судебных решений по уголовным делам.


Библиографический список


Нормативно-правовые акты


  1. Конституция РФ 12 декабря 1993 г.//Российская газета от 25.12.1993 г., №237.

  2. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ //Российская газета от 22 декабря 2001 г. № 249.

  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ //Российская газета №249, 22.12.2001

  4. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16.12.1966 г.

  5. Приказ Следственного комитета при прокуратуре РФ от 7 сентября 2007 г. №6 "О мерах по организации предварительного следствия"

  6. Письмо Следственного комитета Российской Федерации от 1 сентября 2008 г. №17/3-16400 "Об устранении недостатков при подготовке материалов ходатайств о продлении процессуальных сроков"

  7. Информационное письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 11.12.2008 № 36-12-08 «О результатах изучения практики возвращения прокурором уголовных дел для производства дополнительного расследования»

  8. Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 16 февраля 2010 г. №15/1-4320-09 "О порядке применения ч. 6 ст.162 УПК РФ при продлении сроков предварительного следствия"

  9. Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 23 апреля 2012 г. №15-12-2012 "О состоянии надзора за соблюдением должностными лицами Следственного комитета Российской Федерации требований п. 5 ч. 2 ст. 38 и ч. 4 ст. 221 УПК РФ"




Научная литература

  1. Абдул-Кадыров Ш.М., Халиулин А.Г. Понятия «прокурор» и «вышестоящий прокурор» в досудебном производстве по уголовным делам // Законность. 2014. № 1. – С.43-46.

  2. Абдул-Кадыров Шарпудди Муайдович. Осуществление прокурором уголовного преследования и надзора за исполнением законов в досудебном производстве по уголовным делам: диссертация ... кандидата юридических наук. – М., 2015.- 195 с.

  3. Азаров В., Баранов А., Супрун С. Возвращение уголовного дела для производства дополнительного расследования: правосознание и закон, толкование и применение // Уголовный процесс. - 2004. - №2. - С.84 – 86.

  4. Александров А.Н., Белов С.Н. Возвращение уголовного дела прокурору // Законность. 2004. - №12. - С.31 – 32.

  5. Александров А.С. Вопросы взаимодействия прокурора, руководителя следственного органа и следователя в ходе досудебного производства по уголовному делу/А.С. Александров // Вестник МВД России. - 2009. - № 1. - С.52 - 59.

  6. Анашкин О.А. Сроки в уголовном судопроизводстве на досудебных стадиях. – М.: Приор-Издат, 2006. - 144 c.

  7. Багмет А.М. Выступление на Международной научно-практической конференции «150 лет Уставу уголовного судопроизводства и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации». - М., 2014.

  8. Багмет А.М. Об исключении прокурорского надзора за деятельностью следователей на досудебной стадии уголовного судопроизводства // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения: Сб. науч.- практ. тр. - 2014. - Вып.3. - С.16-20.

  9. Бастрыкин А. Следствие требует тишины /А. Бастрыкин //Известия. 02.10.2007. – С.1-3.

  10. Безруков С.С., Попков, Н.В. Реализация следователем права на обжалование решения прокурора и сроки предварительного следствия: конфликт неизбежен /С.С.Безруков, Н.В. Попков//Российский следователь. - 2011. - № 7. - С.6 – 9.

  11. Бобырев В. Обеспечение законности при расследовании / В. Бобырев, С. Ефимичев, П. Ефимичев // Законность. - 2007. - № 12. - С.28 - 31.

  12. Буланова Н.В. Осуществление прокурором уголовного преследования при утверждении обвинительного заключения // Вестн. Акад. Генеральной прокуратуры Рос. Федерации. - 2008. - № 6 (8). - С. 28—29.

  13. Буров Ю.В. Процессуальный порядок окончания предварительного следствия с составлением обвинительного заключения: дис.…канд. юрид. наук. - Воронеж, 2011. – 204 с.

  14. Вицин С.Е. Институт возбуждения дела в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2003. - №6. – С.54-56.

  15. Гаврилов Б.Я. Новеллы уголовного процесса на фоне криминальной статистики // Российская юстиция. 2003. - №10. – С.5-9.

  16. Гаврилов Д.Б. Возвращение уголовного дела для производства дополнительного расследования и устранения препятствий его рассмотрения судом: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М.: Академия управления МВД России, 2008. – 35 с.

  17. Глебова А.Г. Процессуальное положение и содержание деятельности следователя при осуществлении уголовного судопроизводства по делам об экономических преступлениях. Дисс. на соиск. уч. степени канд. юрид. наук. – М., 2014. – 167 с.

  18. Говорков Н. Хотели сделать лучше... / Н. Говорков // Законность. - 2008. - №7. - С.31 -33.

  19. Губин С. А. Проблемы прокурорского надзора на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями: дис. …канд. юрид. наук. - М. 2012. - 30 с.

  20. Дегтярев Б.П. Возврат к институту доследования: за и против // Уголовный процесс. - 2005. - №2. - С.25 – 27.

  21. Долгих Т.Н. Вопросы применения института возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом // Вестник Калининградского юридического института. - 2004. - №5. - С.222 -226.

  22. Ежова Е.В. Институт возвращения уголовного дела прокурору. - М.: Юрлитинформ, 2007. – 200 с.

  23. Ескина С.В. Проблемы института направления уголовных дел на дополнительное расследование. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2000. - 23 c.

  24. Ефимичев С.П., Ефимичев П.С. УПК Российской Федерации нуждается в уточнении // Уголовный процесс. 2003. - №1. - С.66 – 68.

  25. Зеленецкий В.С. Деятельность прокурора в советском уголовном процессе : учеб. пособие. – Х: Харьк. юрид. ин-т, 1977. - 38 с.

  26. Зыкин В. Возвращение прокурором уголовных дел для дополнительного расследования /В. Зыкин//Законность. - 2005. - № 5. - С.32-35.

  27. Калиновский К.Б. Коррекционное толкование отдельных положений законов о внесении изменений в УПК РФ / К.Б. Калиновский // Журнал российского права. - 2008. - № 8. - С.91–97

  28. Каретников А.С. Производство по делу, возвращенному для дополнительного расследования. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1981. - 111 c.

  29. Картохина О.А. Начало и прекращение уголовного преследования следователями органов внутренних дел: Дисс. ... канд. юрид. наук. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. – 244 с.

  30. Колоколов Н. А. Баланс обвинительной власти / Н.А. Колоколов // Уголовный процесс. - 2009.- №3. - С.3-8.

  31. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. И.Л. Петрухин. - М.: ТК Велби, 2008. – 735 с.

  32. Конин В.В. Ревизия УПК РФ на примере возрождения института возвращения уголовных дел для дополнительного расследования// Евразийская адвокатура. – 2013. - №1 (2). - С.83-88.

  33. Королев Г.Н. Учение об уголовно-процессуальной деятельности прокурора. Книга первая. - Н. Новгород: Изд-во ФГОУ ВПО ВГАВТ, 2004. - 168 с.

  34. Кругликов А.П. Возвращение уголовного дела для дополнительного расследования руководителем следственного органа или прокурором /A. П. Кругликов // Российская юстиция. - 2009. - №2. - С. 57-59.

  35. Кругликов А.П. Концепция судебной реформы в Российской Федерации и возвращение судом уголовного делана дополнительное расследование // Российская юстиция. - 2013. - №10. - С.37- 41.

  36. Кругликов А.П. Роль прокурора в уголовном судопроизводстве / А.П. Кругликов // Законность. - 2008. - №8. - С.25-29.

  37. Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях реформирования системы прокуратуры Российской Федерации. - Курск, 2007. – 212 с.

  38. Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях реформирования системы прокуратуры Российской Федерации. – Курск: МУП "Курская городская типография" 2007. – 212 с.

  39. Курохтина Е.С. Деятельность прокурора по обеспечению рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции: Автореф. дис. …канд.юрид.наук.– Саратов, 2006.- 25 с.

  40. Лазарева В.А. Реформируемое предварительное расследование // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России. - Самара, 2009. - С.4-18.

  41. Ларин А.М. Доказывание на предварительном расследовании в советском уголовном процессе. – Одесса, 2006.

  42. Лупин И.А. Возвращение уголовных дел на дополнительное расследование в уголовном процессе России. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2008. - 35 c.

  43. Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. - М., ВЮЗИ, 1966. - 101 с.

  44. Лящев Д.В. Окончание предварительного следствия составлением обвинительного заключения: дис.…канд. юрид. наук. - Тюмень. 2007

  45. Мазуров Н.А. Обжалование постановлений прокурора о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия// Законность. - 2013. - №11. – С.15-17.

  46. Манова Н.С., Франциферов Ю.Ф. Процессуальная природа деятельности прокурора при окончании досудебного производства // Рос. следователь. - 2003. - №8. – С.35-37.

  47. Мельников В.Ю. Обеспечение и защита прав человека при применении мер процессуального принуждения в досудебном производстве Российской Федерации: автореф. дис… д-ра юрид. наук. - М., 2014. - 68 с.

  48. Мичурина О.В. Отдельные проблемы института дополнительного расследования в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. - 2007. - №18. - С.2-4.

  49. Морозов П. Трансформация института возвращения судом уголовного дела прокурору // Законность. 2005. - №8. - С. 36-38.

  50. Оксюк Т.Л. Возвращение уголовного дела прокурору // Уголовный процесс. 2005. - №1. - С.23 – 30.

  51. Оксюк Т.Л. Усмотрение прокурора в уголовном процессе // Законность. - № 3. - 2010. – С.3-9.

  52. Попова Т.Ю. О возвращении уголовного дела прокурором и руководителем следственного органа для производства дополнительного следствия// Вестник Кемеровского государственного университета. – 2011. - №1 (45). – С.215-218.

  53. Попова Т.Ю. Руководитель следственного органа как участник уголовного судопроизводства// Вестник Омского университета. Серия «Право». - 2008. - № 1 (14). - С.240–245.

  54. Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: Издательство «Дело и сервис», 2014. – 928 с.

  55. Сабирзянов Р.Т. Правомочия прокурора при рассмотрении поступившего к нему уголовного дела с обвинительным заключением // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России. - 2010. - №5. С.386-390.

  56. Савицкий В. М. Очерк теории прокурор- ского надзора в уголовном судопроизводстве. - М.: Наука, 1975. - 382 с.

  57. Седухин А.В. Институт возвращения уголовных дел для дополнительного расследования прокурором как средство обеспечения законности на досудебных стадиях процесса: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2001. - 24 с.

  58. Семенцов В.А. Процессуальные полномочия следователя в досудебном производстве: монография / В.А. Семенцов, М.А. Нагоева. - Краснодар, 2010. - 125 с.

  59. Соловьев А.Б. Проблема обеспечения законности при производстве предварительного следствия в связи с изменением процессуального статуса прокурора /А.Б. Соловьев// Уголовное судопроизводство. - 2007. - №3. - С.10-16.

  60. Соловьев А.Б., Халиуллин А.Г. Процессуальные и тактические вопросы дополнительного расследования. – М - Кемерово, 1996.

  61. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: Основные положения науки советского уголовного процесса. Т.1. - М.: Наука, 1968. – 468 с.

  62. Сычев Д.А. Соотношение функций уголовного преследования и надзора за процессуальной деятельностью следователя при утверждении обвинительного заключения прокурором// Криминалистъ. - 2014. - №1(14). - С.120-123.

  63. Трефилов А.А. Организация досудебного производства по УПК Швейцарии 2007 года: дис. канд. юрид. наук. - М., 2014. 25 с.

  64. Трифонова К.А. Правовой институт возвращения уголовного дела на дополнительное расследование: проблемы теории и практики. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2012. – 26 с.

  65. Тырин А.В., Лукичев Н.А., Громов Н.А. Реализация функции обвинения при направлении прокурором уголовного дела в суд // Следователь. 2002. - №6 (50). –С.8-11.

  66. Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 1997.

  67. Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия. - М.: ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1990. - 80 с.

  68. Шадрин В.С. Современные особенности реализации прокурором функции уголовного преследования в досудебном производстве// В.С. Шадрин // Криминалистъ. - 2014. - №1(14). - С. 20-25.

  69. Шадрин В.С. Уголовно-процессуальная деятельность прокурора и органов предварительного расследования. Досудебное производство /B.С. Шадрин// - СПб.: Юрид. ин-т Генеральной прокуратуры РФ, 2005. - 180 с.

  70. Шейфер С.А. Надзор прокурора за деятельностью дознания и предварительного следствия /C.А. Шейфер // материалы Международной научной конференции, посвященной 160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого «Стратегии уголовного судопроизводства» 1 - 12 октября 2007 г.; Халиулин А. Полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия / А. Халиулин // Законность. - 2007. - № 9. - С.15 - 20.



Судебная практика

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 сентября 1975г. // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР и РФ 1961-1993 гг. - М.: Юрид. лит. 1994. С. 432.

  2. Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984 г. № 2II Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР и РФ 19611993 гг. - М.: Спарк, 2003. С. 464.

  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. №84 // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, РСФСР и Российской Федерации. - М.: Спарк, 2003. С. 826.

  4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 2009 г. №895-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Годисова О.В. на нарушение его конституционных прав частью шестой статьи 162 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пунктом 27 Приказа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации "О мерах по организации предварительного следствия"



1 Седухин А.В. Институт возвращения уголовных дел для дополнительного расследования прокурором как средство обеспечения законности на досудебных стадиях процесса: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - ­ М., 2001. ­ - 24 с.

1 Лупин И.А. Возвращение уголовных дел на дополнительное расследование в уголовном процессе России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2008. - С.3-4.

2 Сычев Д.А. Соотношение функций уголовного преследования и надзора за процессуальной деятельностью следователя при утверждении обвинительного заключения прокурором// Криминалистъ. - 2014. - №1(14). - С.120.

3 Седухин А.В. Институт возвращения уголовных дел для дополнительного расследования прокурором как средство обеспечения законности на досудебных стадиях процесса: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2001. - 24 с.

1 Лупин И.А. Возвращение уголовных дел на дополнительное расследование в уголовном процессе России: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. - М., 2008. - С.4.

2 Седухин А.В. Институт возвращения уголовных дел для дополнительного расследования прокурором как средство обеспечения законности на досудебных стадиях процесса: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2001. - 24 с.

1 Ескина С.В. Проблемы института направления уголовных дел на дополнительное расследование. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2000. - С.13.

1 Картохина О.А. Начало и прекращение уголовного преследования следователями органов внутренних дел: Дисс. ... канд. юрид. наук. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003. – 244 с.

1 Конин В.В. Ревизия УПК РФ на примере возрождения института возвращения уголовных дел для дополнительного расследования// Евразийская адвокатура. – 2013. - №1 (2). - С.84.

2 Кругликов А.П. Возвращение уголовного дела для дополнительного расследования руководителем следственного органа или прокурором // Российская юстиция. - 2009. - № 2. – С.57-59.

1 Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984 г. № 2II Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР и РФ 19611993 гг. - М.: Спарк, 2003. С. 464; постановление Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. № 84 // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, РСФСР и Российской Федерации. - М.: Спарк, 2003. С. 826.

2 Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 сентября 1975г. // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР и РФ 1961-1993 гг. - М.: Юрид. лит. 1994. С. 432.

1 Лупин И.А. Возвращение уголовных дел на дополнительное расследование в уголовном процессе России. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2008. - С.17-19.

2 Азаров В., Баранов А., Супрун С. Возвращение уголовного дела для производства дополнительного расследования: правосознание и закон, толкование и применение // Уголовный процесс. - 2004. - №2. - С.84 - 86; Александров А.Н., Белов С.Н. Возвращение уголовного дела прокурору // Законность. 2004. - №12. - С.31 - 32; Ефимичев С.П., Ефимичев П.С. УПК Российской Федерации нуждается в уточнении // Уголовный процесс. 2003. - №1. - С.66 - 68; Оксюк Т.Л. Возвращение уголовного дела прокурору // Уголовный процесс. 2005. - №1. - С.23 - 30; Морозов П. Трансформация института возвращения судом уголовного дела прокурору // Законность. 2005. - №8. - С. 36-38; Зыкин В. Необходимо восстановить институт возвращения судом уголовных дел для дополнительного расследования // Законность. - 2005. - №8. - С.33-35; Дегтярев Б.П. Возврат к институту доследования: за и против // Уголовный процесс. - 2005. - №2. - С.25 – 27.

3 Вицин С.Е. Институт возбуждения дела в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2003. - №6. – С.54-56; Гаврилов Б.Я. Новеллы уголовного процесса на фоне криминальной статистики // Российская юстиция. 2003. - №10. – С.5-9; Долгих Т.Н. Вопросы применения института возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом // Вестник Калининградского юридического института. 2004. №5; Ежова Е.В. Институт возвращения уголовного дела прокурору. - М.: Юрлитинформ, 2007. – 200 с.

1 Кругликов А.П. Возвращение уголовного дела для дополнительного расследования руководителем следственного органа или прокурором /A. П. Кругликов // Российская юстиция. - 2009. - №2. – С.58.

1 Седухин А.В. Институт возвращения уголовных дел для дополнительного расследования прокурором как средство обеспечения законности на досудебных стадиях процесса: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2001. - 24 с.

1 Курохтина Е.С. Деятельность прокурора по обеспечению рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции: Автореф. дис. …канд.юрид.наук.– Саратов, 2006.- С.9.

2 Трифонова К.А. Правовой институт возвращения уголовного дела на дополнительное расследование: проблемы теории и практики. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2012. – С.11.

3 Ескина С.В. Проблемы института направления уголовных дел на дополнительное расследование. Автореф. дис. на соиск. учен. степ. к.ю.н. спец. – М., 2000. –. С.10-11.

1 Там же. – С.15.

2 Тырин А.В., Лукичев Н.А., Громов Н.А. Реализация функции обвинения при направлении прокурором уголовного дела в суд // Следователь. 2002. - №6. - С.8; Манова Н.С., Франциферов Ю.Ф. Процессуальная природа деятельности прокурора при окончании досудебного производства // Рос. следователь. - 2003. - №8. - С.35; Анашкин О.А. Сроки в уголовном судопроизводстве на досудебных стадиях. – М.: Приор-Издат, 2006. - С.88 - 90.

1 Мичурина О.В. Отдельные проблемы института дополнительного расследования в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. - 2007. - №18. - С.2-4.

2 Седухин А.В. Институт возвращения уголовных дел для дополнительного расследования прокурором как средство обеспечения законности на досудебных стадиях процесса: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2001. - 24 с.

1 Шейфер С.А. Надзор прокурора за деятельностью дознания и предварительного следствия /C.А. Шейфер // материалы Международной научной конференции, посвященной 160-летней годовщине со дня рождения проф. И.Я. Фойницкого «Стратегии уголовного судопроизводства» 1 - 12 октября 2007 г.; Халиулин А. Полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия / А. Халиулин // Законность. - 2007. - № 9. -.С.19.

1 Абдул-Кадыров Шарпудди Муайдович. Осуществление прокурором уголовного преследования и надзора за исполнением законов в досудебном производстве по уголовным делам: диссертация ... кандидата юридических наук. – М., 2015.- С.152-155.

1 Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях реформирования системы прокуратуры Российской Федерации. - Курск, 2007.

2 Трифонова К.А. Правовой институт возвращения уголовного дела на дополнительное расследование: проблемы теории и практики. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2012. – С.15-16.

1 Савицкий В. М. Очерк теории прокурор- ского надзора в уголовном судопроизводстве. - М.: Наука, 1975. - С.194.

2 Королев Г.Н. Учение об уголовно-процессуальной деятельности прокурора. Книга первая. - Н. Новгород: Изд-во ФГОУ ВПО ВГАВТ, 2004. - С.103.

1 Сабирзянов Р.Т. Правомочия прокурора при рассмотрении поступившего к нему уголовного дела с обвинительным заключением // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России. - 2010. - №5. - С.390.

1 Зеленецкий В.С. Деятельность прокурора в советском уголовном процессе : учеб. пособие. – Х: Харьк. юрид. ин-т, 1977. - С.23.

2 Сычев Д.А. Соотношение функций уголовного преследования и надзора за процессуальной деятельностью следователя при утверждении обвинительного заключения прокурором/ Д.А. Сычев // Криминалистъ. - 2014. - №1(14). - С. 120-123.

3 Каретников А.С. Производство по делу, возвращенному для дополнительного расследования. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1981. - С.8.

1 Кругликов А.П. Концепция судебной реформы в Российской Федерации и возвращение судом уголовного делана дополнительное расследование // Российская юстиция. - 2013. - №10. - С.37- 41.

1 Зыкин В. Возвращение прокурором уголовных дел для дополнительного расследования /В. Зыкин//Законность. - 2005. - № 5. - С.32-35.

1 Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). – М.: Издательство «Дело и сервис», 2014. – 928 с. 

1 Ескина С.В. Проблемы института направления уголовных дел на дополнительное расследование. Автореф. дис. ... канд. юрид. Наук. - М., 2000. – С.20-23.

1 Зыкин В. Возвращение прокурором уголовных дел для дополнительного расследования /В. Зыкин//Законность. - 2005. - № 5. - С.32.

1 Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия. - М.: ВНИИ проблем укрепления законности и правопорядка, 1990. - С.65.

2 Зыкин В. Возвращение прокурором уголовных дел для дополнительного расследования /В. Зыкин//Законность. - 2005. - № 5. - С.34-35.

1 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. И.Л. Петрухин. - М.: ТК Велби, 2008. - С.364.

1 Буланова Н.В. Осуществление прокурором уголовного преследования при утверждении обвинительного заключения // Вестн. Акад. Генеральной прокуратуры Рос. Федерации. - 2008. - № 6 (8). - С. 28—29.

2 Лазарева В.А. Реформируемое предварительное расследование // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России. - Самара, 2009. - С.15.

3 Сычев Д.А. Соотношение функций уголовного преследования и надзора за процессуальной деятельностью следователя при утверждении обвинительного заключения прокурором / Д.А. Сычев//Криминалистъ. - 2014. - №1(14). - С. 120-123.

1 Калиновский К.Б. Коррекционное толкование отдельных положений законов о внесении изменений в УПК РФ / К.Б. Калиновский // Журнал российского права. - 2008. - № 8. - С.96.

1 Шадрин В.С. Современные особенности реализации прокурором функции уголовного преследования в досудебном производстве// В.С. Шадрин // Криминалистъ. - 2014. - №1(14). - С. 20-25.

2 Оксюк Т.Л. Усмотрение прокурора в уголовном процессе // Законность. - № 3. - 2010. – С.3-9.

3 Трефилов А.А. Организация досудебного производства по УПК Швейцарии 2007 года: дис. канд. юрид. наук. - М., 2014. - С.352.

1 Курохтина Е.С. Деятельность прокурора по обеспечению рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции: Автореф. дис. …канд.юрид.наук.– Саратов, 2006. – С.20.

1 Кругликов А.П. Концепция судебной реформы в Российской Федерации и возвращение судом уголовного делана дополнительное расследование // Российская юстиция. - 2013. - №10. - С.37- 41.

1 Зыкин В. Возвращение прокурором уголовных дел для дополнительного расследования /В. Зыкин//Законность. - 2005. - № 5. - С.32.

1 Губин С. А. Проблемы прокурорского надзора на этапе окончания предварительного расследования преступлений, совершенных организованными преступными формированиями: дис. …канд. юрид. наук. - М. 2012; Лящев Д.В. Окончание предварительного следствия составлением обвинительного заключения: дис.…канд. юрид. наук. – Тюмень, 2007; Буров Ю.В. Процессуальный порядок окончания предварительного следствия с составлением обвинительного заключения: дис.…канд. юрид. наук. - Воронеж, 2011.

2 Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. - Кемерово, 1997. - С.198.

3 Крюков В.Ф. Уголовное преследование и прокурорский надзор за исполнением законов при расследовании уголовных дел в условиях реформирования системы прокуратуры Российской Федерации. – Курск: МУП "Курская городская типография" 2007. – 212 с.

1 Информационное письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 11.12.2008 № 36-12-08 «О результатах изучения практики возвращения прокурором уголовных дел для производства дополнительного расследования»

2 Лупинская П.А. Доказывание в советском уголовном процессе. - М., ВЮЗИ, 1966. - С.57.

1 Ларин А.М. Доказывание на предварительном расследовании в советском уголовном процессе. – Одесса, 2006. - С.226.

1 Соловьев А.Б., Халиуллин А.Г. Процессуальные и тактические вопросы дополнительного расследования. – М - Кемерово, 1996. - С.13.

1 Глебова А.Г. Процессуальное положение и содержание деятельности следователя при осуществлении уголовного судопроизводства по делам об экономических преступлениях. Дисс. на соиск. уч. степени канд. юрид. наук. – М., 2014. - С.123-132.

2 Кругликов А.П. Возвращение уголовного дела для дополнительного расследования руководителем следственного органа или прокурором /A. П. Кругликов // Российская юстиция. - 2009. - №2. - С.57.

1 Там же. – С.58.

2 Бобырев В. Обеспечение законности при расследовании / В. Бобырев, С. Ефимичев, П. Ефимичев // Законность. - 2007. - № 12. - С.29; Говорков Н. Хотели сделать лучше... / Н. Говорков // Законность. - 2008. - №7. - С.33; Кругликов А.П. Роль прокурора в уголовном судопроизводстве / А.П. Кругликов // Законность. - 2008. - №8. - С.28.

3 Александров А.С. Вопросы взаимодействия прокурора, руководителя следственного органа и следователя в ходе досудебного производства по уголовному делу / А. С. Александров // Вестник МВД России. - 2009. - № 1. - С.54; Колоколов Н. А. Баланс обвинительной власти / Н.А. Колоколов // Уголовный процесс. - 2009.- №3. - С.8.; Соловьев А.Б. Проблема обеспечения законности при производстве предварительного следствия в связи с изменением процессуального статуса прокурора /А.Б. Соловьев// Уголовное судопроизводство. - 2007. - №3. - С.14; Шадрин В.С. Уголовно-процессуальная деятельность прокурора и органов предварительного расследования. Досудебное производство /B.С. Шадрин// - СПб.: Юрид. ин-т Генеральной прокуратуры РФ, 2005. - С.35.

1 Семенцов, В.А. Процессуальные полномочия следователя в досудебном производстве: монография / В.А. Семенцов, М.А. Нагоева. - Краснодар, 2010. - С.85.

2 Бастрыкин А. Следствие требует тишины /А. Бастрыкин // Известия. 02.10.2007. - С.3.

1 Попова Т.Ю. О возвращении уголовного дела прокурором и руководителем следственного органа для производства дополнительного следствия// Вестник Кемеровского государственного университета. – 2011. - №1 (45). – С.216.

2 Мельников В.Ю. Обеспечение и защита прав человека при применении мер процессуального принуждения в досудебном производстве Российской Федерации: автореф. дис… д-ра юрид. наук. - М., 2014. - С.41.

1 Багмет А.М. Выступление на Международной научно-практической конференции «150 лет Уставу уголовного судопроизводства и уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации». - М., 2014.

2 Багмет А.М. Об исключении прокурорского надзора за деятельностью следователей на досудебной стадии уголовного судопроизводства // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения: Сб. науч.- практ. тр. - 2014. - Вып.3. - С.16-20.

1 Абдул-Кадыров Шарпудди Муайдович. Осуществление прокурором уголовного преследования и надзора за исполнением законов в досудебном производстве по уголовным делам: диссертация ... кандидата юридических наук. – М., 2015. – С.156-162.

1 Безруков С.С., Попков, Н.В. Реализация следователем права на обжалование решения прокурора и сроки предварительного следствия: конфликт неизбежен /С.С.Безруков, Н.В. Попков//Российский следователь. - 2011. - № 7. - С.6.

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: Основные положения науки советского уголовного процесса. Т.1. - М.: Наука, 1968. - С.470.

2 Гаврилов Д.Б. Возвращение уголовного дела для производства дополнительного расследования и устранения препятствий его рассмотрения судом: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – М.: Академия управления МВД России, 2008.

1 Мазуров Н.А. Обжалование постановлений прокурора о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия// Законность. - 2013. - №11. – С.15-17.

1 Безруков С.С., Попков, Н.В. Реализация следователем права на обжалование решения прокурора и сроки предварительного следствия: конфликт неизбежен /С.С.Безруков, Н.В. Попков//Российский следователь. - 2011. - № 7. - С.8-9.

1 Попова Т.Ю. О возвращении уголовного дела прокурором и руководителем следственного органа для производства дополнительного следствия// Вестник Кемеровского государственного университета. – 2011. - №1 (45). –С.215-216.

1 Абдул-Кадыров Ш.М., Халиулин А.Г. Понятия «прокурор» и «вышестоящий прокурор» в досудебном производстве по уголовным делам // Законность. - 2014. - № 1. – С.43-46.

2 Зыкин В. Возвращение прокурором уголовных дел для дополнительного расследования /В. Зыкин//Законность. - 2005. - № 5. – С.35.

1 Абдул-Кадыров Шарпудди Муайдович. Осуществление прокурором уголовного преследования и надзора за исполнением законов в досудебном производстве по уголовным делам: диссертация ... кандидата юридических наук. – М., 2015. - С.155.

2 Глебова А.Г. Процессуальное положение и содержание деятельности следователя при осуществлении уголовного судопроизводства по делам об экономических преступлениях. Дисс. на соиск. уч. степени канд. юрид. наук. – М., 2014. – С.132.

1 Попова Т.Ю. Руководитель следственного органа как участник уголовного судопроизводства// Вестник Омского университета. Серия «Право». - 2008. - № 1 (14). - С.242.

1 Глебова А.Г. Процессуальное положение и содержание деятельности следователя при осуществлении уголовного судопроизводства по делам об экономических преступлениях. Дисс. на соиск. уч. степени канд. юрид. наук. – М., 2014. – С.132.


  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Курс повышения квалификации
Курс профессиональной переподготовки
Педагог-библиотекарь
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Краткое описание документа:

Научная работа по предмету "Право" на тему: «Возвращение прокурором уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия» предлагается в качестве дополнительного источника информации при изучении таких тем как «Субъекты уголовного процесса», «Стадии уголовного процесса» раздела «Основы российского судопроизводства» согласно Рабочей программы ПРАВО базовый и углублённый уровни 10-11 классы, разработанной Калуцкой Е.К. к учебнику "Право. 10-11 классы" А.Ф.Никитина, Т.И.Никитиной, Т.Ф.Акчуриной, а также при изучении вопросов к теме «Уголовный процесс» согласно Примерной общеобразовательной учебной дисциплины "Право" для профессиональных образовательных организаций", рекомендованной ФГАУ "ФИРО" (протокол №3 от 21.07.2015 г.).

Проверен экспертом
Общая информация
Учебник: «Право (базовый и углублённый уровни)», Никитин А.Ф., Никитина Т.И.
Тема: § 68. Особенности уголовного судопроизводства (процесса)

Номер материала: ДБ-1320473

Скачать материал

Вам будут интересны эти курсы:

Курс повышения квалификации «Подростковый возраст - важнейшая фаза становления личности»
Курс профессиональной переподготовки «Маркетинг: теория и методика обучения в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Правовое обеспечение деятельности коммерческой организации и индивидуальных предпринимателей»
Курс повышения квалификации «Методика написания учебной и научно-исследовательской работы в школе (доклад, реферат, эссе, статья) в процессе реализации метапредметных задач ФГОС ОО»
Курс повышения квалификации «Основы управления проектами в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Применение MS Word, Excel в финансовых расчетах»
Курс повышения квалификации «Организация практики студентов в соответствии с требованиями ФГОС медицинских направлений подготовки»
Курс повышения квалификации «Правовое регулирование рекламной и PR-деятельности»
Курс профессиональной переподготовки «Корпоративная культура как фактор эффективности современной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Организация процесса страхования (перестрахования)»
Курс профессиональной переподготовки «Стандартизация и метрология»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.