Логотип Инфоурока

Получите 30₽ за публикацию своей разработки в библиотеке «Инфоурок»

Добавить материал

и получить бесплатное свидетельство о размещении материала на сайте infourok.ru

Инфоурок Обществознание Научные работыНаучная работа по предмету "Право", тема: "Полномочия прокурора в российском уголовном процессе"

Научная работа по предмету "Право", тема: "Полномочия прокурора в российском уголовном процессе"


ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

«АССОЦИАЦИЯ ЮРИСТОВ РОССИИ»

Крымское региональное отделение



На правах рукописи


Научная работа на тему:


ПОЛНОМОЧИЯ ПРОКУРОРА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ





Выполнил специально для проекта «Инфоурок»:

Корчинский Пётр Петрович

Учитель, преподаватель права и юридических дисциплин

Член Ассоциации юристов России, магистр юриспруденции

Независимый эксперт, уполномоченный Министерством юстиции России

на проведение антикоррупционной экспертизы нормативных

правовых актов и проектов нормативных правовых актов

в случаях, предусмотренных законодательством РФ

(свидетельство об аккредитации от 28.02.2018 г. №2970

на основании распоряжения Минюста РФ

от 28.02.2018 г. №210-р)






Симферополь, 2019



ПЛАН




Введение……………………………………………………………………….3


Глава 1. Правовые и теоретические основы участия прокурора в уголовном судопроизводстве

1.1 Понятие прокурора в действующем уголовно-процессуальном законодательстве……………………………………………………………...6

1.2. Функции прокурора в уголовном судопроизводстве…………………..8


Глава 2. Реализация полномочий прокурора в отдельных стадиях уголовного процесса

2.1. Полномочия прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса…………………………………………………………………………......24

2.2. Полномочия прокурора в суде первой инстанции……………………71

2.3. Полномочия прокурора в вышестоящих судебных инстанциях и стадии исполнения приговора……………………………………………..………93

2.4. Прокурор в стадии возобновления производства по уголовному делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств……………………………..106


Глава 3. Сравнительный анализ полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве зарубежных стран и стран СНГ

3.1. Полномочия прокурора в уголовном судопроизводстве зарубежных стран……………………………………………………………………………….115

3.2. Полномочия прокурора в уголовном судопроизводстве стран СНГ..120


Заключение………………………………………………………………….125


Список использованных источников……………………………………...130

Введение

Актуальность темы. Прокурор – один из основных участников уголовного судопроизводства в современном Российском уголовном процессе. Как известно, он является единственным должностным лицом, которое реализует свои полномочия во всех стадиях уголовного процесса - вступает в уголовный процесс на самых ранних его этапах с момента получения сведений о совершенном или готовящемся преступлении и участвует на всех стадиях уголовного процесса, вплоть до пересмотра уже вступившего в законную силу приговора.

Полномочия прокурора имеют различный характер в зависимости от стадий, в которых он принимает участие, но роль его на протяжении всего судопроизводства важна, поскольку деятельность прокурора в досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства осуществляется в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (уголовное преследование), она также направлена на защиту охраняемых законом интересов общества и государства, на охрану прав и свобод всех участников уголовного судопроизводства.

На протяжении последних лет законодателем в УПК РФ неоднократно вносился ряд изменений, принципиально меняющих правовую основу деятельности прокуратуры РФ, однако споры об обоснованности данных изменений не утихают и по сей день. Происходящие на протяжении последних десятилетий изменения процессуального законодательства порождают необходимость научного анализа правового статуса и полномочий прокурора по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод человека и гражданина, по привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, а также необходимость формулирования предложения по совершенствованию отечественного законодательства, касающегося регулирования деятельности органов прокуратуры. Это обусловливает актуальность темы настоящего исследования.

Степень научной разработанности темы. Значительное влияние на развитие этой области исследования оказали труды таких ученых, как Бажанов С.В., Еникеев З., Ережипалиев Д., Каменобродский С.Л., Крюков В.Ф., Махов В., Мыцыков А.Я., Оксюк Т., Петров А.В., Рябинина Т.К., Смирнов А.В., Калиновский К.Б., Сопин В.П., Тетюев, С.В., Буглаева, Е.А. и других. Однако до настоящего времени на основе анализа принятого в 2001 г. УПК РФ и практики его применения комплексных исследований системы полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве не проводилось.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере выполнения прокурором своих полномочий в стадиях уголовного процесса.

Предметом исследования является система правовых норм, регулирующих порядок и условия осуществления прокурором своих полномочий.

Цель исследования состоит в научном анализе полномочий прокурора на всех стадиях уголовного судопроизводства согласно законодательству РФ и на этой основе – предложение научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию системы полномочий прокурора, которые позволяют обеспечить достижение целей уголовного процесса на каждой стадии судебного производства.

В соответствии с поставленной целью необходимо решить следующие задачи: дать понятие уголовно-процессуальной функции прокурора; выявить систему конкретных взаимообусловленных и взаимозависимых функций, выполняемых прокурором в уголовном процессе в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством; дать определение полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве; определить полномочия прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса; обозначить полномочия прокурора в суде первой инстанции; рассмотреть полномочия прокурора в вышестоящих судебных инстанциях и стадии исполнения приговора; проанализировать полномочия прокурора в стадии возобновления производства по уголовному делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств; провести сравнительный анализ полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве в странах СНГ; выявить пробелы и противоречия в уголовно-процессуальных нормах, регулирующих деятельность прокурора, и внести конкретные предложения по совершенствованию Федерального закона «О прокуратуре РФ» (далее - Закон о прокуратуре РФ) и УПК РФ.

Методологической основой исследования послужили общенаучные и частно-научные методы: диалектический, который позволяет понять взаимосвязь отражающий взаимосвязь теории и практики; историко-правовой – позволяет изучить правовое регулирование отношений в их развитии; сравнительно-правовой метод, позволяющий выявить общие тенденции и закономерности развития уголовно-процессуального законодательства различных стран; формально-логический метод, позволяющий уяснить содержание исследуемого нормативного материала, формулировать выводы и предложения; анализ (при работе с нормативными правовыми актами, выработке научных понятий и определений); синтез (при обобщении полученных данных, формулировании выводов); метод системного анализа; дедукция и индукция и др.

Правовой основой исследования являются Конституция РФ, федеральные конституционные и федеральные законы, акты Президента РФ, Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Генеральной прокуратуры РФ, составляющие в своем единстве правовую систему нормативного закрепления основных характеристик объекта и предмета исследования, международные правовые документы, нормативные акты зарубежных стран.

Теоретической базой исследования явились труды ученых юристов, а также практиков, касающиеся темы магистерской работы.

Практическая и теоретическая значимость обусловлена целью и задачами исследования, определяется возможностью использования сделанных в работе выводов и предложений для разрешений отдельных дискуссионных проблем в теории уголовно-процессуального законодательства и его совершенствованию, преподавания уголовного процесса в учебных заведениях юридического профиля.

Научная работа состоит из введения, трех разделов, заключения, списка использованных источников. Указанная структура обусловлена поставленными целями исследования и вытекающими из них задачами.

Глава 1. Правовые и теоретические основы участия прокурора в уголовном судопроизводстве


1.1 Понятие прокурора в действующем уголовно-процессуальном законодательстве

Пункт 31 ст. 5 УПК РФ определяет прокурора так: «Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре».

Для детализации статуса участников уголовного судопроизводства, (ч. 1 ст. 37 УПК РФ указывает: «Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной настоящим кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия». Одним из элементов статуса прокурора выступает наличие компетенции, установленной УПК РФ. В то же время ч. 2 п. 17 ст. 37 УПК РФ предусматривает для прокурора возможность «осуществлять и иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом», т.е. «замыкает» его компетенцию на УПК РФ.

Таким образом, при сопоставительном анализе приведенных положений п.31 ст. 5 и ст. 37 УПК РФ обнаруживаются существенные противоречия в определении прокурора как участника уголовного процесса. С одной стороны, под прокурором понимается должностное лицо органов прокуратуры (и следователь прокуратуры в том числе), с другой - закон непосредственно указывает на обязательность своих положений и следование исключительно нормам УПК РФ, в то же время, устанавливая возможность использования прокурором полномочий, не предусмотренных Кодексом. Одновременно с этим УПК РФ указывает, что полномочия прокурора осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами (ч. 6 ст. 37 УПК РФ), т.е. конкретно называет перечень должностей, к которым могут быть применены предусмотренные им полномочия.

Процессуальный закон называет в качестве участника процесса и «орган прокуратуры» (ч. 2 ст. 1 УПК РФ).

Законодатель вообще разделил понятия «должностное лицо органа прокуратуры» и «прокурор», потенциально включив в круг государственных обвинителей и следователя, и дознавателя. Обратимся к законодательной дефиниции: «государственный обвинитель - поддерживающее от имени государства в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры, а по поручению прокурора и в случаях, когда предварительное расследование произведено в форме дознания, также дознаватель, либо следователь» (п. 6 ст. 5 УПК РФ). В то же время ч. 4 ст. 37 УПК РФ упоминает исключительно о прокуроре как о лице, поддерживающем государственное обвинение, указывая на возможность поручения этой функции все тем же дознавателю и следователю.

Иными словами, исходя из текста закона, невозможно определить, кто такой прокурор как участник уголовного процесса. УПК РФ не формулирует понятие «прокурор как участник уголовного судопроизводства», поскольку не проводит различия между ним и должностью прокурора, предусмотренной Законом о прокуратуре. Таким образом, УПК РФ предоставляет доступ к участию в процессе на стороне обвинения должностным лицам прокуратуры, дознания и следствия с правами и компетенцией, предусмотренной как самим УПК РФ, так и Законом о прокуратуре.

Таким образом, приходится сделать вывод, что понятие прокурора как участника уголовного процесса в УПК РФ не сформировано. Это привело к тому, что функция обвинения возложена не на конкретного участника уголовного процесса, воплощающего в себе в рамках правосудия сторону обвинения, а на весь аппарат правоохранительных органов в целом, учитывая тот факт, что прокуратуре в соответствии с Законом о прокуратуре отдана главенствующая роль в организации работы правоохранительных органов. О том же свидетельствуют и конкретные полномочия прокурора, названные непосредственно в УПК РФ.

С учетом того что на каждого прокурора возложена обязанность по осуществлению уголовного преследования, система органов прокуратуры образует единый субъект уголовного преследования, выступающий в уголовном процессе под собирательным понятием «прокурор».

Необходимо четкое законодательное (в рамках УПК РФ) определение статуса участника процесса со стороны обвинения. Следует, наконец, изъять государственное обвинение из области компетенции государственного органа и передать его должностному лицу, круг обязанностей которого будет определяться законодательно установленным (в рамках УПК РФ) статусом участника процесса со стороны обвинения.

Разделив понятия «государственный обвинитель» и «прокурор», законодатель сделает большой и важный шаг на пути структурирования правового государства. Государственный обвинитель, не имеющий отношения к прокуратуре и не поднадзорный ей как участник уголовного судопроизводства, - это тот элемент системы организации правосудия, который на сегодняшний день сможет в корне переменить ситуацию в пользу объективного, непредвзятого, справедливого судопроизводства в России.1


1.2. Функции прокурора в уголовном судопроизводстве

Термин «функция» использован в УПК РФ для обозначения основных элементов уголовного процесса - обвинения, защиты, разрешения уголовного дела, существование которых обеспечивает реализацию принципа состязательности (ч. 2 ст. 15). Используется он и в тексте Закона о прокуратуре РФ (ч.1 ст. 1, ст. 6, 22, 27, 46). Однако легитимной расшифровки данного понятия в указанных нормативных правовых актах не приводится.

В литературе дается следующее определение функции прокуратуры: «Основываясь на общих положениях государственно-правовой теории, понятие функции прокуратуры можно сформулировать как такой вид ее деятельности, который предопределяется социальным предназначением прокуратуры, выраженным в ее задачах, характеризуется определенным предметом ведения, направлен на решение этих задач и требует использования присущих ему полномочий и правовых средств».2 Под функцией понимается «вид деятельности», характеризуемый определенными условиями и признаками.

Уголовно-процессуальная функция прокурора - это возложенная на него уголовно-процессуальным законом общая обязанность, способствующая выполнению задач и достижению целей (назначения) уголовного процесса. В зависимости от стадии эти обязанности и их содержание меняются.3

В УПК РФ так и остался нерешенным вопрос о содержании понятия «функция» применительно к иным видам и направлениям деятельности лиц и органов, участвующих в уголовном процессе, в том числе прокурора. Это создало трудности в понимании функционального назначения прокурора, в особенности в ходе предварительного расследования, что обусловило появление различных научных точек зрения на присущие прокурору уголовно-процессуальные функции.

Одни исследователи (В.А. Лазарева, В. М. Савицкий, С.Н. Алексеев, И.А. Антонов, В.А. Горленко, З.Ш. Гатауллин, Т. Ю. Цапаева и др.),4 заостряя внимание на выделении основной функции в деятельности прокурора, называют в качестве таковой функцию уголовного преследования, а функции надзора, процессуального руководства и другие рассматривают в качестве производных; другие (Ю.П. Синельщиков, Е.А. Буглаева, С.В. Тетюев и т.д.)5 говорят о самостоятельности и единственности надзорной функции; третьи (В. Ф. Крюков, А.Б. Соловьев, А.Г. Халиулин, М.П. Кан, А.А. Тушев и др.)6 видят в деятельности прокурора сочетание самостоятельных функций надзора и уголовного преследования.

Так, А.А. Тушев исходя из анализа уголовно-процессуального законодательства, определяет, что на прокурора в уголовном процессе возложено выполнение следующих функций: 1) борьбы с преступностью; 2) надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия; 3) правозащитной; 4) уголовного преследования; 5) руководства процессуальной деятельностью следователя, дознавателя и органов дознания по возбуждению уголовных дел и расследованию преступлений; 6) координации деятельности правоохранительных органов по возбуждению уголовных дел и расследованию преступлений. В связи с тем, что прокурор кроме надзорной выполняет и другие функции, правильнее говорить не об институте прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве, а об институте участия прокурора в уголовном судопроизводстве. 7

Все функции прокурора в уголовном процессе являются самостоятельными и их нельзя смешивать друг с другом. Функции характеризуются такими параметрами как сущность, цели и задачи, формы, пределы действия.8

Функции прокурора в уголовном процессе не аморфные, взаимопоглощающие и трудновычленимые явления. Они относительно самостоятельны, их можно отграничить друг от друга по виду закрепленной в законе обязанности общего характера, а также по сущности, целям и задачам, содержанию, пределам действия. Однако все выполняемые им функции тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены, так как представляют собой элементы единой системы, которая имеет свои цели, структуру, специфические связи между элементами, механизм реализации. Системообразующими факторами, позволяющими выделить в единую систему уголовно-процессуальные функции прокурора, являются единые задачи (назначение) уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ); принципы уголовного процесса (гл. 2 УПК РФ); обязательный порядок уголовного судопроизводства, установленный УПК РФ, основанным на Конституции РФ (ч. 1,2 ст. 1 УПК РФ); обязанности общего характера, возложенные на прокурора уголовно-процессуальным законодательством (ч.1 ст.37, ст. 21 и др.); единство и централизация органов прокуратуры (ст.129 Конституции РФ, ч. 1 ст. 4 Закона о прокуратуре РФ). Прокурором функции могут осуществляться параллельно, одновременно или последовательно. Исполнение одной из функций может порождать другую. 9

В.А. Лазарева утверждает, что «каждый субъект выполняет одну функцию, ту, которая соответствует его роли в уголовном процессе и определяет формы взаимодействия с другими субъектами; надзор прокурора за соблюдением законов в ходе предварительного расследования не является его функцией — такой процессуальной функции УПК РФ не предусматривает. Следовательно, прокурорский надзор в уголовном процессе следует рассматривать через анализ тех процессуальных функций, которые предусмотрены законом…».10 Далее, уравнивая в содержании деятельности прокурора понятия «обвинение» и «уголовное преследование» и подводя итог своим рассуждениям, В.А. Лазарева заключает: «… на всех стадиях уголовного процесса прокурор в разных формах реализует только одну функцию — и это функция уголовного преследования». 11 Особого внимания заслуживает осуществление функции надзора.

Надзорная функция закреплена в ч. 2 ст. 1 Закона о прокуратуре РФ и ч. 1 ст. 37 УПК РФ. Ее сущность заключается в наблюдении за кем-либо или за чем-либо. В настоящее время Конституция РФ, в отличие от Конституции СССР 1977г., не содержит прямого указания на обязанность прокуратуры осуществлять надзор за исполнением законов, а лишь ссылается на федеральный закон, который должен регламентировать ее деятельность. Таковым является Закон о прокуратуре РФ, где и предусмотрена функция надзора. Однако сейчас ее нельзя назвать конституционной, поскольку она, как уже было сказано выше, закреплена не в Конституции РФ, а в текущем федеральном законе. Эта функция может быть в любой момент упразднена в отдельных направлениях деятельности прокуратуры, и это не будет противоречить Конституции РФ. В качестве примера можно привести упразднение такой функции, как надзор за деятельностью граждан.

Как справедливо отмечал В.М. Савицкий, «сущность всякого надзора заключается в наблюдении за тем, чтобы соответствующие органы и лица в точности выполняли возложенные на них задачи, соблюдали установленный законом порядок отправления порученных им обязанностей...».12 Цель функции - выявление совершенных или готовящихся нарушений законов в уголовном процессе. Задачи - эффективное использование предоставленных полномочий, научных методов и способов для их выявления. Содержание функций - конкретная уголовно-процессуальная деятельность прокурора, осуществляемая в соответствии с предоставленными ему полномочиями. Пределы действия - все стадии.

Н.В. Мельников определяет прокурорский надзор как совокупность правозащитной, упорядочивающей, правоприменительной и прочих функций,13 при этом неясно, является ли функция прокурорского надзора отдельной функцией, и какая деятельность прокурора включена в упорядочивающую и правоприменительную функции.14

В отношении надзорной деятельности прокурора процессуалисты так еще и не пришли к единому мнению о соотношении уголовного преследования и прокурорского надзора. По мнению М. Шалумова, надзор за законностью - основная функция прокуратуры, а уголовное преследование - производная от нее, дополнительная функция.15 Как считают В.И. Рохлин и И.И. Сыдорук, путем осуществления надзорных полномочий прокуратура выполняет также и функцию уголовного преследования.16 По мнению же В.М. Савицкого, у прокуратуры единственная функция - осуществление уголовного преследования, в которую включаются надзор за исполнением законов при производстве дознания и предварительного следствия, поддержание обвинения в суде и опротестование незаконных судебных решений.17

Однако более аргументированной представляется точка зрения, высказанная многими процессуалистами, о том, что осуществление функции уголовного преследования производно и подчинено его основной функции - осуществлению надзора за законностью предварительного расследования. Предоставленные прокурору полномочия необходимы ему лишь для реализации главной функции - предупреждения, выявления и устранения нарушений закона. Вмешиваясь в ход расследования (или путем возбуждения уголовного дела, или направляя деятельность следователя, или непосредственно участвуя в производстве отдельных следственных действий), прокурор поддерживает режим законности, обеспечивает средствами прокурорского надзора всесторонность, полноту и объективность расследования преступлений.18

В целом же следует согласиться с А.Б. Соловьевым, отмечающим тесную взаимосвязь, взаимозависимость и взаимопроникновение функций, осуществляемых прокурором: надзорной, уголовного преследования и процессуального руководства. Так, основная надзорная функция обеспечивает законность и само осуществление уголовного преследования, а процессуальное руководство органами дознания и предварительного следствия направляет их деятельность на решение задач уголовного судопроизводства в досудебных стадиях в рамках режима законности. В свою очередь, функции уголовного преследования и процессуального руководства расследованием неразрывно связаны с прокурорским надзором за исполнением законов на предварительном следствии, обусловливая предупреждение, выявление и устранение конкретных нарушений закона в деятельности органов расследования.19

Анализируя положения ч. 1 ст. 37 УПК РФ, предусматривающей, что «прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах, установленных законом, осуществлять от имени государства уголовное преследование, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия», И.А. Антонов и В.А. Горленко делают аналогичный вывод: «… если в общей правоохранительной деятельности прокуратуры основным ее направлением является прокурорский надзор, а уголовное преследование — иным направлением деятельности, то в сфере досудебного производства по уголовным делам уголовное преследование становится основным направлением прокурорской деятельности».20

Дополнительным подтверждением сказанного будет мнение С.Н. Алексеева, который исходя из подчиненности целей предварительного расследования судебному разбирательству сформулировал тезис о том, что деятельность прокурора в стадии предварительного расследования обусловлена стоящей перед ним задачей в судебном разбирательстве. Эта задача, которая заключается в том, чтобы обосновать перед судом выдвинутое органами предварительного расследования и предъявленное конкретному лицу обвинение, может быть реализована только в том случае, если само предварительное расследование произведено законно, а предъявленное лицу обвинение обосновано достаточной совокупностью доказательств.21

Уверенности сделанным выводам добавляет объективный анализ структуры содержания УПК РФ: ст. 37 УПК РФ «Прокурор» включена в гл. 6 «Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения»; ст. 21 УПК РФ вменяет в обязанность прокурору от имени государства наряду со следователем и дознавателем осуществлять уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного обвинения. Такое понимание уголовно-процессуальной функции позволяет в концентрированном виде отразить роль прокурора в выполнении назначения уголовного судопроизводства, а также место в системе органов, осуществляющих борьбу с преступностью. Однако данная позиция в понимании уголовно-процессуальных функций, присущих прокурору в ходе осуществления предварительного следствия и дознания, не бесспорна.

Повод для сомнений дает ч.1 ст.37 УПК РФ. В ст. 1 Закона о прокуратуре перечислены в качестве самостоятельных направлений деятельности прокуратуры надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, и уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством.

Кроме того, Федеральным законом «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон “О прокуратуре Российской Федерации» от 5 июня 2007 г. № 87-ФЗ полномочия прокурора по реализации функции уголовного преследования в досудебных стадиях уголовного процесса были сужены до: вынесения мотивированного постановления о направлении материалов в соответствующий следственный орган для решения вопроса об уголовном преследовании, процессуальной проверки вынесенного постановления о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица и принятия решения по делу, поступившему к нему с обвинительным заключением. Это позволило некоторым исследователям утверждать, что «обеспечение надзора за законностью в досудебных стадиях уголовного судопроизводства — единственная функция прокурора в этой сфере деятельности», и то, что «в настоящее время прокурор в рамках предварительного следствия лишен реальной возможности осуществлять функцию уголовного преследования».22

Даже анализируя такое процессуальное действие прокурора, как утверждение обвинительного заключения или акта, В.В. Стрельников отказал проявлению в нем функции уголовного преследования: «Прокурор, визируя этот процессуальный документ, исходит, прежде всего, из позиций законности и обоснованности действий следователя или дознавателя по уголовному делу. При этом проверке подлежат только процессуальные аспекты, соответствие УПК РФ всех документов и материалов, собранных в результате следствия и дознания, правильность проведения допросов, законность и допустимость собранных доказательств».23

Едва ли в полной мере справедливы такие категоричные утверждения, особенно после того, как прокурору Федеральным законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия» от 28 декабря 2010 г. № 404-ФЗ были возвращены утраченные ранее полномочия по отмене незаконных и необоснованных постановлений органа расследования о приостановлении, прекращении и отказе в возбуждении уголовного дела.

Реализуя свои полномочия по отмене таких решений или возвращая в порядке ст. 221 УПК РФ уголовное дело следователю для дополнительного следствия, прокурор помимо надзорной функции, выражающейся в отмене незаконного решения как такового или признании недопустимыми ряда доказательств, реализует и функцию уголовного преследования. Она заключается в даче письменных указаний о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков. Прокурор тем самым побуждает следователя к действиям по осуществлению уголовного преследования. Вместе с тем это побуждение идет от уже принятого следователем или дознавателем процессуального решения, причем незаконного и необоснованного.

А вот возможности по осуществлению таких действий превентивно у прокурора нет, особенно на первоначальном этапе расследования. Требовать от прокурора исполнения своей обязанности сразу после возбуждения уголовного дела посредством требования об устранении нарушений закона абсурдно, ведь закон никто еще не успел нарушить — расследование только началось.

Кроме того, в теории возможны ситуации, когда очевидная некомпетентность следователя и бездеятельность руководителя следственного органа ставят прокурора (с учетом обязательности уголовного преследования) перед необходимостью самостоятельно принимать активные меры по осуществлению уголовного преследования.

Чтобы восполнить обнаружившийся пробел, законодателю необходимо наделить прокурора таким актом реагирования, как требование об осуществлении уголовного преследования, благодаря которому прокурор сможет реагировать на имеющуюся или потенциальную неполноту расследования.

Порядок обжалования требований прокурора, установленный ч. 6 ст. 37 УПК РФ, не соответствует роли прокурора в уголовном процессе как руководителя всей системы уголовного преследования, и должен измениться с апеллирования прокурора к руководителю следственного органа на диаметрально противоположный. Прокуратура РФ, которая в соответствии со ст. 1 Закона о прокуратуре от имени государства осуществляет надзор за исполнением законов, в том числе органами, осуществляющими предварительное следствие, не должна выступать в роли просителя в устранении нарушений закона. Кроме того, путь для восстановления законности, предложенный законодателем, является слишком долгим, а значит, неэффективным.24

Преследование лиц, совершивших преступление, начатое прокурором на досудебных стадиях и продолженное в суде, уже является деятельностью, направленной на соблюдение законности. Прокурор не руководит действиями суда, но, выступая в качестве представителя государства, обязан реагировать на нарушения законов, допускаемые в ходе судебного разбирательства. Наделение прокурора правом вносить представления на незаконные, необоснованные и несправедливые приговоры, определения, постановления суда — это еще одно эффективное средство обеспечения законности в уголовном процессе. Участие прокурора в рассмотрении вышестоящими судебными инстанциями представлений и жалоб на решения судов по уголовным делам также способствует решению указанной задачи.

Пристальный анализ высказанных точек зрения позволяет утверждать, что на современном этапе в ходе предварительного расследования прокурор осуществляет не только функцию надзора за исполнением законов, но и обеспечивает функцию уголовного преследования, которые не могут быть отделены от предусмотренной ст. 1 Закона о прокуратуре цели, возложенной на органы прокуратуры.25

Такой подход к содержанию деятельности прокурора представляется верным, поскольку практически любое процессуальное действие прокурора на досудебных стадиях содержит в себе элементы функций и надзора и уголовного преследования.

В юридической литературе можно также встретить мнение, что прокуратура, осуществляет еще и правозащитную функцию.26 Речь в данном случае идет о том, что деятельность прокуратуры по охране прав, свобод и законных интересов граждан, разрешению жалоб и заявлений, отмене незаконных решений является такой же важной, как и деятельность суда в этом направлении. Выделение такой уголовно-процессуальной функции в прокурорской деятельности также представляется обоснованным в качестве альтернативной системы охраны и защиты прав граждан, несмотря на закрепленный в Конституции РФ приоритет судебной защиты прав гражданина.27

Даже те авторы, которые считают обеспечение поддержания государственного обвинения в состязательном уголовном процессе важнейшей функцией в деятельности органов прокуратуры, не могут не отмечать ее важнейшую правозащитную роль. Так, прокурор как руководитель уголовного преследования обязан всеми имеющимися в его распоряжении правовыми средствами обеспечить охрану прав и свобод человека в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ), исходить в своей профессиональной деятельности из презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ), обеспечивать подозреваемому и обвиняемому право на защиту (ст. 16 УПК РФ), принимать решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (ст. 7 УПК РФ). В связи с этим можно констатировать, что установленные в ч. 2 ст. 15 УПК РФ правовые предписания о том, что функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо, не исключают необходимости использования прокурором, следователем в процессе уголовного преследования всего комплекса предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Осуществление указанными лицами своей профессиональной функции <...> обеспечивает в рамках уголовного судопроизводства выполнение государством своей обязанности по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина, их обеспечению правосудием (ст. 2 и 18 Конституции РФ).

Особенности форм осуществления прокурорского надзора и надзорных полномочий позволяют прокуратуре, во-первых, по обращениям заинтересованных лиц и собственной инициативе самостоятельно устранять нарушения закона, прав и свобод граждан, интересов общества и государства во внесудебном, оперативном порядке, освобождая от данной обязанности суды, а во-вторых, следить за соблюдением законности там, где объективно невозможен судебный контроль. Однако по ряду вопросов судебный контроль за законностью носит исключительный характер, а постановления суда, вступившие в силу, окончательны и обязательны для всех. Такое сочетание активного по своим полномочиям прокурорского надзора и обязательного по своим окончательным решениям судебного контроля служит организационной основой для взаимодействия суда и прокуратуры, укрепления законности и правопорядка в стране.28

Для характеристики правозащитной функции прокуратуры важны следующие моменты: 

1. Правозащитная деятельность прокуратуры в уголовном судопроизводстве должна стать системообразующей, поскольку главной задачей любой отрасли прокурорского надзора является защита прав и свобод человека.

2. Правозащитная деятельность прокуратуры в уголовном судопроизводстве является реализацией назначения уголовного судопроизводства и принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве.

3. Правозащитная деятельность прокуратуры в уголовном судопроизводстве не должна зависеть от наличия (отсутствия) у гражданина процессуального статуса.

4. Правозащитная деятельность прокуратуры в уголовном судопроизводстве должна базироваться на следующих основных принципах: независимости деятельности от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, общественных объединений; соответствия целей и полномочий; сотрудничества со всеми органами власти и общественными организациями; доступности для всех слоев населения; законности осуществления деятельности; принцип гласности и открытости деятельности в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства РФ об охране прав и свобод граждан, а также законодательства РФ о государственной и иной специально охраняемой законом тайне; справедливости; публичности в деятельности прокурора; уважения чести и достоинства личности; охраны прав и свобод гражданина во всех стадиях уголовного судопроизводства независимо от процессуального статуса гражданина; обеспечения обвиняемому (подсудимому) права на защиту; презумпции невиновности; состязательности и равноправия сторон; равенства граждан перед законом и судом; процессуальной самостоятельности государственного обвинителя; объективности и беспристрастности в деятельности прокурора.29

Вместе с тем представляется, что правы те авторы, которые говорят о правозащите, осуществляемой прокуратурой, не как о ее функции, а как о цели деятельности прокуратуры в качестве правоохранительного органа, пронизывающей все основные направления ее работы. Причем правозащита, как цель деятельности прокуратуры должна здесь пониматься в широком смысле, включающем охрану прав и законных интересов не только отдельных граждан, но и государства, всего общества, т.е. публичного интереса, и эта цель реализуется посредством всех функций и полномочий прокурора.30


ВЫВОДЫ

Таким образом, система уголовно-процессуальных функций прокурора представляет собой подсистему более сложных систем — системы всего уголовного судопроизводства, системы деятельности органов прокуратуры в соответствии с Конституцией РФ и Законом о прокуратуре РФ и т.д. Прокурор, участвуя в системе уголовно-процессуальных правоотношений, взаимодействуя и сообразуя свою деятельность с другими компонентами этой системы (цели и задачи уголовного судопроизводства, другие участники уголовного судопроизводства, их функции, права и обязанности, специфические объекты регулирования уголовно-процессуальных правоотношений, методы их регулирования и т.д.), приобретает новые, интегративные качества и свойства, присущие всей системе уголовного судопроизводства в целом. Эти свойства (в том числе и функции) не всегда совпадают с теми, что предусмотрены Законом о прокуратуре РФ. Например, появляются новые функции - руководство процессуальной деятельностью следователя, дознавателя и органов дознания, координация деятельности правоохранительных органов по возбуждению уголовных дел и расследованию преступлений. Наполняются новым специфическим содержанием функции, закреплённые в Законе о прокуратуре РФ и являющиеся общими для обеих систем (надзорная, борьбы с преступностью, уголовного преследования, правозащитная).

В уголовно-процессуальном законодательстве должны чётко формулироваться функции и полномочия прокурора, выполняемые им в уголовном судопроизводстве. В этой связи предлагается ч.1 ст.37 УПК РФ изложить следующим образом: «Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, осуществлять от имени государства следующие функции: борьбы с преступностью; защиты прав и свобод участников уголовного судопроизводства (правозащитную); уголовного преследования лиц, совершивших преступление; руководства процессуальной деятельностью следователя, дознавателя и органов дознания, координации деятельности правоохранительных органов по возбуждению уголовных дел и расследованию преступлений; надзора за исполнением законов органами дознания, предварительного следствия и другими участниками уголовного процесса при возбуждении уголовного производства и расследовании преступлений».31

Кроме того, необходимо внести изменения в п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, изложив его в следующей редакции: «…требовать от органов дознания и следственных органов осуществления уголовного преследования и устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия». Обладание прокурором такими полномочиями в уголовном процессе, безусловно, будет способствовать и реализации требования о разумности срока уголовного судопроизводства, установленного ст. 6.1 УПК РФ.




Глава 2. Реализация полномочий прокурора в отдельных стадиях уголовного процесса


2.1. Полномочия прокурора в досудебных стадиях уголовного процесса

Досудебным производством по уголовному делу охватывается часть уголовного судопроизводства с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения его по существу или принятия решения, заканчивающего досудебное производство без передачи дела в суд.

В результате масштабных изменений уголовно-процессуального законодательства, подвергших существенной корректировке процессуальную функцию прокурора следует отнести:

• утрату прокурором руководящей роли при осуществлении уголовного преследования; сокращение полномочий по непосредственному осуществлению уголовного преследования (изъятие у него права возбуждать уголовные дела, проводить расследования в полном объеме или в части производства отдельных следственных и иных процессуальных действий);

• выделение в самостоятельное ведомство следственного аппарата органов прокуратуры;

• значительное сокращение объема надзорных полномочий прокурора, большая часть из которых была передана руководителю следственного органа.32

Полномочия прокурора в ходе досудебного производства по уголовному делу установлены прежде всего ст. 10, 11, 14, 17, 21, 37, 144, 146, 221, 3172 и др. УПК РФ, а также федеральными законами, указами Президента РФ, актами Конституционного Суда РФ, которые являются источниками правого регулирования прокурорско-надзорных отношений. При этом в силу особенности статуса прокурора на данном этапе уголовного процесса в указанных нормах объединены полномочия с разной правовой природой. Это дало основание к появлению в юридической литературе попыток их классификации.

Наиболее часто в юридической литературе встречаются предложения о классификации полномочий прокурора в связи с исследованием вопросов прокурорского надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (ОРД), дознание и предварительное следствие. При этом отдельные авторы выделяют полномочия: 1) по выявлению нарушений закона; 2) устранению нарушений (реальных или возможных) закона.33 Другие авторы группируют их на полномочия: 1) по осуществлению уголовного преследования; 2) осуществлению надзора.34 Наиболее удачной представляется классификация полномочий прокурора, предложенная В. И. Басковым и Б. В. Коробейниковым. Ими, в частности, выделены полномочия прокурора: 1) в связи с осуществлением им функции надзора за исполнением законов; 2) в связи с участием его в уголовно-процессуальной деятельности; 3) властно-распорядительного характера. 35

Общий недостаток приведенных классификаций заключается в том, что их авторы не выделяют главных, взаимообусловливающих факторов, ложащихся в основу классификации полномочий прокурора. Все они рассматривают этот вопрос в ракурсе осуществления прокурором надзора за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД, дознание и предварительное следствие только с позиции выражения публичного интереса государства. Однако следует помнить, что по своей природе на досудебных стадиях уголовного процесса любая деятельность прокурора имеет властно-распорядительный характер, в связи с чем выделение отдельной группы властно-распорядительных полномочий не имеет практического смысла.

Прежде всего, прокурор выступает как субъект надзора за исполнением законов. Обладая властными полномочиями, он вправе отстранить лицо, производящее расследование по делу в форме дознания, передать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому, освободить всякого незаконно задержанного или лишенного свободы.

С другой стороны, являясь участником уголовно-процессуальной деятельности, наделенным на досудебных стадиях уголовного процесса правом осуществления уголовного преследования по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения (ч. 1 ст. 21 УПК РФ), а также обязанностью принятия на основе норм УПК РФ мер по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (ч. 2 ст. 21 УПК РФ), прокурор вправе в пределах своих полномочий выносить требования, давать поручения, осуществлять запросы, которые обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21 УПК РФ).

Классифицируя полномочия прокурора, не следует упускать и такую важную их составляющую, как его законоохранительная и правоохранительная деятельность, которая затрагивает как публичный, так и частный характер содержания уголовного процесса. Согласно ч. 1 ст. 11 УПК РФ прокурор обязан обеспечить всем участникам уголовного судопроизводства на досудебных стадиях реальную возможность осуществления ими своих прав и обязанностей, а также неотвратимость наступления ответственности за их нарушения. Имея важное значение на каждой стадии досудебного производства, начиная от возбуждения уголовного дела и заканчивая принятием прокурором решения по уголовному делу, поступившему к нему с обвинительным заключением (обвинительным актом), эта группа полномочий прокурора не обеспечена достаточным нормативно-правовым закреплением в актах Генеральной прокуратуры РФ, в связи с чем в практике прокурорского надзора в каждом регионе наработан разноплановый опыт, который требует обобщения и закрепления в методических рекомендациях.

В практическом плане представляется актуальной классификация полномочий прокурора по содержанию проводимых мероприятий. Их можно разделить на три основные группы:

1) средства, с помощью которых прокурор выявляет нарушения закона;

2) средства реагирования на выявленные нарушения;

3) средства предотвращения нарушений законности.

При этом, как и остальные, данная классификация является в известной степени условной, поскольку в практике работы органов прокуратуры, да и в уголовно-процессуальной теории, подчас невозможно четко разграничить действия прокурора по выявлению нарушений закона и по их устранению. Так, в ходе приема и рассмотрения жалоб на действия органов предварительного расследования могут одновременно сочетаться и выявление нарушений, и их устранение, что обычно оформляется одним процессуальным документом - требованием прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия.

Как показывает анализ, большинство прокурорских полномочий пригодно для решения разных задач, поэтому их классификация производится главным образом для упорядочения изложения и более четкого уяснения данных правовых средств и форм их выражения.36

С учетом изложенного классификация полномочий прокурора исходя из их предметного предназначения, должна выглядеть следующим образом:

1) полномочия по осуществлению процессуальных действий, опосредствующих движение обвинения (процессуальные полномочия);

2) надзорные полномочия, поддерживающие обвинение на досудебных стадиях в режиме его законности и обоснованности;

3) организационно-распорядительные полномочия, определяющие сущность процессуального руководства предварительным расследованием и созданием условий к реализации своих прав и обязанностей всеми участниками судопроизводства на его досудебных стадиях.

  1. Полномочия прокурора в ходе досудебного производства по уголовным делам, их системная дифференциация на процессуальные, определяющие направления обвинения, надзорные и организационно-распорядительные определяются следующими целями уголовного судопроизводства:

а) государственная защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

б) государственная защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод;

в) предоставление государством гарантий охраны прав и свобод человека и гражданина всем участникам уголовного судо­производства, обеспечение им реальной возможности беспрепятственного осуществления этих прав и свобод;

г) необходимость одномоментного решения о назначении уголовного судопроизводства, выражающегося в проведении уголовного преследования, назначении виновным справедливого наказания и отказе от уголовного преследования невиновных, освобождения их от наказания, реабилитации каждого, кто необоснованно подвергнут уголовному преследованию.

  1. Полнота, достаточность, эффективность и пределы процессуальных форм и средств прокурорских полномочий в уголовном судопроизводстве на досудебных стадиях должны объективно корреспондировать и функционально совмещаться друг с другом в формате всех трех классификационных групп полномочий прокурора, обозначенных в исследовании. Процессуальные полномочия прокурора, опосредствующие движение обвинения, должны отражать возможности реализации надзорных и организационно-распорядительных полномочий, и наоборот. Недопустимо создавать правовую ситуацию разбалансированности взаимодействия этих способов и средств, выражающих правомочия прокурора по всей ее трехэлементной конструкции.

Иными словами, эффективным надзорным полномочиям должны соответствовать действенные процессуальные полномочия, определяющие направление обвинения, а эффективные организационно-распорядительные полномочия должны обеспечить действенность как процессуальных, так и надзорных полномочий. Эти общетеоретические правила должны лежать в основе законодательного решения проблем при совершенствовании действующего уголовно-процессуального законодательства, регулирующих статусные полномочия прокурора.

В современной литературе37 содержанию понятия «процессуальные полномочия прокурора, опосредствующие движение обвинения» не уделяется должного внимания.

Под процессуальными полномочиями прокурора, определяющими движение обвинения на досудебных стадиях, понимают установленные уголовно-процессуальным законодательством права и обязанности прокурора, которые реализуются им в точном соответствии с порядком проведения уголовного судопроизводства, в соответствующих процессуальных формах, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, целью и задачами которых являются возникновение и последовательное продвижение обвинения при проведении уголовного преследования по каждому уголовному делу публичного и частно-публичного обвинения на основе обеспечения его законности и обоснованности.

Исходя из анализа действующего уголовно-процессуального законодательства, регулирующего полномочия прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса к процессуальным полномочиям прокурора, опосредствующим движение обвинения, необходимо относить следующие.

  1. 1. Полномочие по вынесению мотивированного постановления о направлении материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

Эта форма прокурорско-надзорного реагирования относится к основным полномочиям прокурора по реализации его обязанности осуществления уголовного преследования на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Данная форма прокурорского реагирования призвана заменить процессуальный институт права прокурора на возбуждение уголовного дела и производство следственных и иных процессуальных действий по расследованию уголовных дел.

С позиции доктрины уголовного процесса и содержания действующего уголовно-процессуального законодательства такое постановление прокурора следует признавать в качестве повода к возбуждению уголовного дела. Постановление прокурора в этом случае также является формой процессуального документа, фиксирующего юридический факт обнаружения признаков преступления, находящих закрепление в материалах прокурорской проверки.

Рассматриваемая форма прокурорского реагирования относится к числу полномочий прокурора, которые он вправе реализовать, осуществляя все надзорные и иные функции прокурорской деятельности. В то же время вынесение прокурором постановления с постановкой вопроса об уголовном преследовании должно применяться прокурором прежде всего в случае, если проверкой исполнения федерального законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях установлено сокрытие преступления от учета.

  1. 2. Полномочие по вынесению мотивированного постановления об отмене постановления должностного лица органа предварительного расследования о возбуждении уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК РФ).

Данное полномочие прокурора направлено на восстановление конституционных прав лиц, незаконно и необоснованно вовлеченных в уголовное судопроизводство без наличия достаточных оснований к возбуждению уголовного дела или уголовного преследования.

Руководители следственных органов, получив постановление прокурора об отмене решения о возбуждении уголовного дела, направляют его следователю для вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела либо возобновлении проверки.38

  1. 3. Полномочие по вынесению постановления об отмене постановления нижестоящего прокурора ввиду его необоснованности, а также постановления дознавателя в связи с его незаконностью или необоснованностью (п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

Право отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора вытекает из принципа единства и централизации организации и деятельности органов прокуратуры РФ. Обеспечивая надзор за исполнением законов органами, осуществляющими предварительное расследование, прокуроры реализуют свои полномочия в соответствии с установленной иерархией ведомственных уровней как органов прокуратуры, так и следственных органов и органов дознания.

В связи с изложенной позицией понятие «вышестоящий прокурор» может рассматриваться в двух вариантах. Первый вариант — это отношение соподчиненности внутри одного органа (структурное соподчинение), в котором процессуальными полномочиями наделены прокуроры — руководители и их заместители. Иные прокуроры в соответствии с ч. 5 ст. 37 УПК РФ данными полномочиями не обладают. Второй вариант — это соотношение вышестоящих и нижестоящих прокуратур и про­куроров в централизованной вертикали системы органов прокуратуры РФ, где компетенция вышестоящего органа прокуратуры (соответственно, компетенция прокурора и его заместителя) имеет приоритетное по юридической силе отношение к компетенции нижестоящего органа прокуратуры (соответственно к компетенции нижестоящего прокурора и его заместителя).

Во всех случаях, находящих выражение в обозначенных вариантах соподчинения, вышестоящий прокурор вправе отменить постановление нижестоящего прокурора, если будет установлено, что данное постановление как акт правоприменения вынесено с нарушением норм процессуального и материального законодательства.

При производстве предварительного расследования в форме дознания дознаватель совершает разнообразные процессуальные следственные и иные действия, в том числе выносит постановления, т.е. принимает соответствующие решения в границах предмета доказывания по расследуемому уголовному делу. Постановления дознавателя должны быть законными и обоснованными. Несоблюдение этого требования влечет нарушение законности и прав граждан, препятствует успешному расследованию преступлений.

Постановления дознавателя, не соответствующие закону, не могут оставаться в силе, и прокурор обязан отменить их своим мотивированным постановлением. В постановлении прокурора указываются причины отмены постановления дознавателя, а также обозначается что, как и в какой срок необходимо выполнить для устранения допущенных ошибок и нарушений закона.

Обозначенные полномочия в практике организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания должны иметь выработанную Генеральной прокуратурой РФ единую методику и практику их реализации. В частности, целесообразно актом Генеральной прокуроры РФ отразить, в каком порядке вышестоящие прокуроры проверяют постановления нижестоящих прокуроров на предмет их обоснованности: систематически или при проведении плановых проверок в нижестоящих прокуратурах, при поступлении информации и сигналов на вынесение прокурорами необоснованных постановлений или при наличии иной информации на незаконные действия (бездействие) прокурорских работников.

Существует необходимость официального разъяснения прокурорам положения о том, как следует уяснять обозначенное в УПК РФ понятие «обоснованность» постановления нижестоящего прокурора, в буквальном или расширительном его толковании. В практической деятельности прокуроров необходимо исходить из правил применения расширительного толкования понятия «обоснованность» и понимать под ним как фактическую аргументацию достаточности и полноты доводов, излагаемых в постановлении прокурора, так и правильность применения процессуального и материального закона при принятии им данного постановления.

Помимо этого, на практике имеется необходимость более четко решить вопрос об установлении единообразного подхода в организации прокурором проверок законности и обоснованности постановлений дознавателя. Целесообразно определить, в каком порядке прокуроры обязаны проводить такую проверку.

В приказе Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 137 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания»39 (далее - приказ Генерального прокурора РФ №137) предписывается обеспечить прокурорско-надзорную деятельность по проверке следующих постановлений: о принятии процессуальных решений органами дознания, дознавателями по сообщению о преступлениях (п. 5); возбуждении уголовного дела публичного обвинения (п. 6); возбуждении дел частного и частно-публичного обвинения в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК РФ (п. 7); принятии процессуальных решений при применении процессуальных мер принуждения, в том числе проведения задержания подозреваемого в порядке ст. 91 УПК РФ (п. 12); приостановлении производства по делу (п. 18) и прекращении уголовных дел или уголовного преследования (п. 20).

Названные виды процессуальных решений органов дознания (дознавателей), принимаемых в форме постановления или иных процессуальных формах, не отражают необходимой полноты принятия дознавателями всех важных процессуальных решений, которые содержательно затрагивают существенные права и законные интересы участников уголовного судопроизводства.

Изложенные выше доводы свидетельствуют о необходимости установления Генеральной прокуратурой РФ единообразного подхода к такой деятельности прокуроров, установив инициативный и постоянно действующий прокурорский надзор на предмет проверки законности и обоснованности постановлений дознавателей.

При этом к установленным приказом Генеральной прокуратуры РФ № 137 объектам надзорной деятельности необходимо дополнительно установить проверку законности и обоснованности таких процессуальных решений органа дознания (дознавателя), как постановления: о производстве обыска или выемки в нежилых помещениях, личного обыска подозреваемого; о признании потерпевшим вследствие совершенного преступления; о признании гражданским истцом и ответчиком; о привлечении в качестве обвиняемого; об установлении или продлении сроков рассмотрения сообщений о преступлениях до 10 суток; об отказе в приобщении представленных доказательств к материалам уголовного дела или об их истребовании и исследовании в порядке ст. 86 УПК РФ; о признании доказательств недопустимыми в порядке ст. 88 УПК РФ; об удовлетворении или отказе в удовлетворении ходатайств подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его законного представителя и представителя, эксперта, а также гражданского истца и ответчика, их представителей о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений; о производстве выплат реабилитированному вследствие причинения имущественного вреда и возврата имущества в порядке ч. 4 ст. 135 УПК РФ; о соединении уголовных дел; о выделении из уголовного дела в отдельное производство другого уголовного дела; о восстановлении утраченного уголовного дела; о производстве освидетельствования подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля в порядке ст. 179 УПК РФ; о назначении судебных экспертиз.

Принятие названных процессуальных решений органами дознания (дознавателями) должно отвечать как процессуальным требованиям о порядке наличия процессуальной обоснованности их принятия, так и соответствовать фактическим материалам расследуемого уголовного дела. Нарушение указанных требований при принятии органами дознания (дознавателями) перечисленных процессуальных решений могут реально причинить ущерб конституционным правам и свободам лиц, являющихся участниками уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ к правосудию граждан, чьи права и обязанности предопределяются принятием перечисленных видов постановлений дознавателя.

В связи с изложенными доводами и в целях своевременного предупреждения и устранения нарушений прав участников уголовного судопроизводства на его досудебных стадиях Генеральный прокурор РФ вправе на основании ч. 2 ст. 30 Закона о прокуратуре принять решение об установлении обязанности органов дознания (дознавателей) в течение 24 часов после принятия постановления о проведении следственных и иных процессуальных действий или решений направлять копии данных постановлений или иных процессуальных актов надзирающим прокурорам. Этим же решением Генерального прокурора РФ целесообразно вменить в обязанности прокуроров в случае невозможности исходя из текста копии постановления сделать вывод о его законности и обоснованности незамедлительно запрашивать уголовное дело для всестороннего и полного уяснения возникающих вопросов соблюдения законов органами дознания (дознавателями).

  1. 4. Полномочие по принятию постановления об удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с подозреваемым или обвиняемым или об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве с подозреваемым или обвиняемым, а также заключение досудебного соглашения о сотрудничестве при принятии прокурором постановления об удовлетворении ходатайств о заключении досудебного соглашения (ч. 5 ст. 21 УПК РФ).

Реализация данных полномочий прокурора позволяет в уголовном судопроизводстве применить особый порядок принятия судебного решения при условии заключения досудебного соглашения о сотрудничестве с подозреваемым или обвиняемым (гл. 401 УПК РФ).

Оценивая обозначенный уголовно-процессуальный институт, необходимо отметить, что уголовным процессом России заимствован опыт стран Западной Европы по проведению упрощенной процедуры уголовного судопроизводства.

Содержание данного полномочия прокурора указывает на его процессуальный характер, так как заключение прокурором досудебного соглашения опосредствует движение обвинения и в конечном счете позволяет ускорить судебное разбирательство, добиться реального исполнения подозреваемым или обвиняемым взятых на себя обязательств по содействию следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличению в уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.

В п. 61 ст. 5 УПК РФ дано следующее определение досудебного соглашения о сотрудничестве: это «соглашение между сторонами обвинения и защиты, в котором указанные стороны согласовывают условия ответственности подозреваемого или обвиняемого в зависимости от его действий после возбуждения уголовного дела или предъявления обвинения». Названные процессуальные отношения входят в структуру процессуального института уголовного преследования, так как норма ч. 5 ст. 21 УПК РФ, определяющая право прокурора после возбуждения уголовного дела заключать с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве, составной частью входит в гл. 3 «Уголовное преследование» УПК РФ.

Основные характеристики исследуемого полномочия прокурора включают в себя обязанность прокурора рассматривать ходатайство подозреваемого или обвиняемого о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и постановление следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с лицами, подавшими данное ходатайство, досудебного соглашения о сотрудничестве в течение трех суток с момента поступления указанных документов.

Ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве должно быть подписано защитником, в нем должны быть указаны, какие конкретно действия подозреваемый или обвиняемый обязуется совершить в целях содействия следствию.

Нормой ч. 3 ст. 3171 УПК РФ вменяется в обязанность следователя при получении им ходатайства подозреваемого или обвиняемого в течение трех суток с момента его поступления вынести по согласованию с руководителем следственного органа мотивированное постановление о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве либо постановление об отказе в удовлетворении такого рода ходатайства подозреваемого или обвиняемого. Данное постановление в силу ч. 4 ст. 3171 УПК РФ может быть обжаловано подозреваемым или обвиняемым, его защитником руководителю следственного органа. В связи с чем целесообразно внести дополнение в диспозицию ч. 4 ст. 3171 УПК РФ следующего содержания: после слов «руководителю следственного органа» добавить слова «прокурору или в районный суд по месту предварительного следствия».

Обозначенное законодательное решение о порядке обжалования подозреваемым или обвиняемым постановления следователя только руководителю следственного органа без предоставления такого права обращения к прокурору, которому было адресовано ходатайство, по меньшей мере, является нелогичным, а по существу нарушает право подозреваемого или обвиняемого на защиту и, требует своего законодательного совершенствования.

Прокурор, рассмотрев ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, обязан принять одно из следующих постановлений: 1) об утверждении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве; 2) отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве может быть обжаловано следователем, подозреваемым или обвиняемым, его защитником вышестоящему прокурору (ч.2 ст. 3172 УПК РФ). В указанном случае субъекты, имеющие право обжаловать постановления прокурора, неправомерно ограничены на обращение в суд, в связи с чем целесообразно внести дополнение в диспозицию ч. 2 ст. 3172 УПК РФ: после слов «вышестоящему прокурору» добавить слова «или в районный суд по месту предварительного следствия».

Досудебное соглашение о сотрудничестве, после принятия прокурором соответствующего постановления, составляется последним с участием лиц, заявивших ходатайства, их защитника, а также следователя. Содержание данного документа, помимо установленных данных (даты, места составления, данных о должностном лице органа прокуратуры, фамилии, имени, отчества подозреваемого или обвиняемого), должно содержать описание преступления, с указанием всех элементов предмета доказывания, указанных в п. 1—4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ; нормы УК РФ, предусматривающие ответственность за данное преступление (пункт, часть, статья УК РФ). В структуре этого соглашения должны быть подробно указаны все действия, которые подозреваемый или обвиняемый обязуется совершить при выполнении взятых на себя обязательств отраженных в соглашении. Характер этих обязательств исходя из смысла нормы ч. 2 ст. 3171 УПК РФ должен определяться действиями подозреваемого или обвиняемого, которые направлены на содействие следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.

В этом документе прокурор должен отразить смягчающие обстоятельства и нормы уголовного законодательства, которые могут быть применены в отношении подозреваемого или обвиняемого при соблюдении последним условий и выполнении обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве. Досудебное соглашение о сотрудничестве подписывается прокурором, подозреваемым или обвиняемым, его защитником.

Заключенное предварительное соглашение о сотрудничестве порождает правовые последствия в части порядка проведения предварительного следствия, которое прежде всего выражается в выделении в отношении подозреваемого или обвиняемого, заключившего данное соглашение, уголовного дела в отдельное производство. При проведении предварительного следствия в случае возникновения угрозы безопасности подозреваемому или обвиняемому, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, его близким родственникам, родственникам и иным близким лицам следователь выносит постановление о хранении всех документов, подтверждающих заключение такого соглашения, в опечатанном конверте.

По окончании предварительного следствия прокурор рассматривает поступившее от следователя уголовное дело в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, а также материалы, подтверждающие соблюдение обвиняемым условий и выполнение обязательств, предусмотренных данным соглашением, и в случае утверждения обвинительного заключения выносит представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по данному уголовному делу.

Содержание представления прокурора регламентируется законодательно. Нормой ч. 1 ст. 3175 УПК РФ устанавливается обязанность прокурора указывать в представлении: характер и пределы содействия обвиняемого следствию согласно взятым им обязательствам; значение сотрудничества с обвиняемым для раскрытия и расследования преступления; указание на преступления и уголовные дела, раскрытые или возбужденные в результате сотрудничества с обвиняемым; степень угрозы личной безопасности, которой подвергался обвиняемый, его близкие родственники, родственники или близкие лица в результате сотрудничества со стороной обвинения.

В этом представлении прокурор удостоверяет полноту и правдивость сведений, сообщенных обвиняемым при выполнении им обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве. Копия вынесенного прокурором представления вручается обвиняемому и его защитнику, которые вправе представить свои замечания. Данные замечания прокурор учитывает при наличии к тому оснований.

Рассматриваемые процессуальные полномочия прокурора, определяющие движение обвинения на досудебных стадиях при заключении прокурором досудебного соглашения о сотрудничестве с подозреваемым или обвиняемым, завершаются направлением не позднее трех дней с момента ознакомления обвиняемого и его защитника с представлением, уголовного дела и представления в суд.

  1. 5. Полномочие по утверждению обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, а также принятию процессуального решения о возвращении уголовного дела дознавателю и следователю для производства дополнительного расследования, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения (обвинительного акта) и устранения выявленных недостатков.

Уяснение сущности обозначенной формы прокурорско-надзорной деятельности необходимо осуществлять через уяснение цели и задач, стоящих перед прокурором на данной, завершающей досудебной стадии уголовного судопроизводства.

Перед прокурором, получившим уголовное дело с обвинительным заключением (обвинительным актом), венчающим предварительное расследование по уголовным делам, стоит цель — определить, насколько законно и обоснованно сформулировано обвинение и возможно ли принять решение о возбуждении государственного обвинения посредством утверждения обвинительного заключения (обвинительного акта) и направле­ния дела в суд.

Для достижения изложенной цели прокурор должен решить следующие задачи: 1) уяснить объективную реальность наличия установленного расследованием события преступного деяния и выявленных в нем соответствующих признаков состава преступ­ления; 2) проверить полноту, всесторонность и объективность расследования, а также относимость, допустимость, достовер­ность и достаточность собранных доказательств по предмету до­казывания для формирования обвинения (обвинительного за­ключения или обвинительного акта).

На данной стадии уголовного судопроизводства прокурор наделен полномочиями по поступившему уголовному делу от следователя в течение 10 суток и двух суток от органа дознания реализовать обозначенную форму прокурорской деятельности посредством принятия одного из возможных вариантов решений по делу: 1) признав, что есть основания для направления дела в суд, прокурор утверждает своей резолюцией обвинительное заключение; 2) прокурор вправе возвратить уголовное дело следователю для производства дополнительного следствия, изменения объёма обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями.

Законом № 87-ФЗ от 05.06.2007 г. полномочия прокурора на этом этапе досудебного производства, осуществляемого в форме следствия, были существенны ограничены. И хотя оставшихся у прокурора правовых средств обеспечения законности предварительного расследования на этапе принятия решения, в целом, достаточно для того, чтобы не допустить направления в су некачественно расследованного уголовного дела, сравнение новой и старой редакций ст. 221 УПК РФ позволяет утверждать, что законодательные изменения произведены не в пользу прокурора.

Действовавшая до этих изменений редакция ст. 221 УПК РФ предусматривала гораздо более широкий спектр полномочий прокурора он мог составить новое обвинительное заключение, прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично, изменить объем обвинения, либо квалификацию действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении, дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, за исключением списка свидетелей со стороны защиты, пользуясь которыми, прокурор мог без лишней волокиты, связанной с возвращением уголовного дела следователю, устранить недостатки обвинения, не требующие для этого дополнительного расследования.

Механизм устранения ошибок в определении объема обвинения и его юридической квалификации, предложенный новым законом, вполне соответствует тем ситуациям, когда обстоятельства дела исследованы неполно и, по мнению прокурора, свидетельствуют о совершении обвиняемым более тяжкого преступления или о наличии оснований для обвинения его и в других преступлениях. Расширение объема и усиление квалификации обвинения, естественно, требует предъявления его обвиняемому, а иногда, совершения дополнительных следственных действий, то есть продолжения расследования, чего и добивается прокурор, возвращая уголовное дело следователю со своими письменными указаниями. В эту схему укладывается и право следователя возражать против указаний прокурора, обратившись через руководителя следственного органа к вышестоящему прокурору. Но при необходимости уменьшить объем обвинения, исключить из него отдельные эпизоды преступления, квалифицировать преступление как менее тяжкое, такой механизм правового регулирования представляется неоправданным и неэффективным. Кроме того, он противоречит праву прокурора с соблюдением правила о недопустимости поворота к худшему, вносить в обвинение изменения и даже отказаться от поддержания обвинения в той или иной части или полностью, то есть, по сути, прекратить уголовное преследование, в любой из судебных стадий (ч.5 ст. 236, ч.ч. 7 и 8 ст. 246 УПК РФ). Орган расследования, который не вправе препятствовать прокурору в распоряжении обвинением после утверждения обвинительного заключения, почему-то может создавать такие препятствия в момент его утверждения. Такое не логичное и бессмысленное правовое регулирование, представляется скорее досадной ошибкой законодателя, чем выражением его действительной воли. Прокурор не может утвердить обвинительное заключение, если он не согласен с тем, как орган следствия определил объем обвинения или квалификацию действий обвиняемых, как не может он быть принужден к поддержанию такого обвинения в суде. Прокурор не может быть поставлен в зависимость от позиции органа расследования, за деятельностью которого он надзирает. Все это очевидно. Однако даже намек на тенденцию к ослаблению роли прокурора в уголовном процессе таит в себе опасность и может иметь далеко идущие негативные последствия для нашей практики. Поэтому полагаю, что законодатель должен незамедлительно принять меры к исправлению допущенных ошибок, для чего, в первую очередь, восстановить право прокурора прекратить уголовное дело или уголовное преследование, изменить объем обвинения, квалификацию действий обвиняемых, пересоставить обвинительное заключение, внести изменения в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

Исключение из ст. 221 УПК РФ указание на возможность внести изменения в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание представляется лишенным смысла вовсе. Доказывающий обвинение в суде, прокурор свободен в выборе средств и способов этой деятельности, самостоятелен в представлении и исследовании доказательств. Ни одно доказательство не может быть навязано прокурору, если он считает его недопустимым, недостоверным или не имеющим значения для дела. Представляется, что прокурор имеет право не только контролировать список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, но и весь перечень доказательств, которые именно он, а не следователь, представляет суду. В первую очередь, это касается права прокурора исключить из предстоящего судебного разбирательства доказательства, полученные с нарушением требований закона. Такие доказательства не могут быть положены в обоснование обвинения и прокурор обязан отказаться от их использования, тем более, что статья 88 УПК РФ дает ему право признать доказательство, полученное с нарушением закона, недопустимым, а недопустимое доказательство не подлежит включению в обвинительное заключение (обвинительный акт).

Прокурор не может утвердить обвинение, обоснованное доказательствами, полученными с нарушением закона. Однако исправление этого недостатка обвинительного заключения путем возвращения уголовного дела следователю представляется не только не эффективным, но противоречащим характеру взаимоотношений следователя и прокурора. Без одобрения прокурора, предварительное следствие бессмысленно, следователь не может завершить расследование и направить дело в суд, минуя неизбежный этап контроля законности своей деятельности со стороны прокурора. Прокурор же вправе и обязан требовать от следователя устранения допущенных им нарушений процессуального законодательства, а также приведения сформулированного им обвинения в соответствие с собранными доказательствами. Ведь утвердив обвинительное заключение, он берет на себя ответственность за доказывание этого обвинения имеющимися в деле доказательствами в суде.

С этих позиций полномочия прокурора по делу, поступившему от органа дознания с обвинительным актом, дающие ему возможность без возвращения уголовного дела исправить допущенные ошибки в определении объема обвинения и квалификации действий обвиняемых, представляются более адекватными роли прокурора на этапе принятия решения о направлении уголовного дела в суд. В соответствии со ст. 226 УПК РФ, прокурор вправе прекратить поступившее с обвинительным актом уголовное дело по основаниям, предусмотренным статьями 24-28 УПК РФ, направить уголовное дел для производства предварительного следствия, исключить своим постановлением из обвинительного акта отдельные пункты обвинения, либо изменить его юридическую квалификацию, применив статью уголовного закона о менее тяжком преступлении.

Ограничение прав прокурора на этапе принятия решения о направлении уголовного дела в суд путем утверждения обвинительного заключения не может быть оправдано общим духом закона №87-ФЗ, направленным на более четкое распределение процессуальных функций между участниками уголовного процесса, в частности функций надзора и процессуального руководства расследованием. Руководство расследованием завершается, как и само расследование, принятием решения о том, что все возможные и необходимые следственные действия произведены, а собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения. Решением прокурора о направлении дела в суд завершается и надзор за расследованием. Действия прокурора по уточнению или изменению объема обвинения либо юридической квалификации действий обвиняемых, равно как и прекращение уголовного дела или уголовного преследования, хотя и вытекают из его надзорных полномочий, находятся как бы за пределами надзора - они обусловлены предстоящей прокурору обвинительной деятельностью в суде. Изучив материалы уголовного дела и оценив перспективы доказывания, внеся соответствующие изменения в объем обвинения и его квалификацию, прокурор тем самым, завершает формирование государственного обвинения, как предмета доказывания в предстоящем судебном разбирательстве. Задаче доказывания этого обвинения посвящена деятельность прокурора в суде. Оспаривая аналогичное утверждение, О.А.Кожевников пишет, что «утверждение прокурором обвинительного заключения означает всего лишь подтверждение законности произведенного расследования в целом, а государственное обвинение он дает намного позднее - после проведения судебного следствия, то есть в прениях сторон.40 Однако такая позиция противоречит и духу и букве закона: поддержание государственного обвинения согласно ст. 246 УПК РФ осуществляется не только в прениях сторон, и не только в судебном разбирательстве.

Учитывая такую роль рассматриваемых итоговых процессуальных актов, Концепция судебной реформы поставила задачу передать прокурору право (возложить на него обязанность) самому составлять обвинительное заключение (обвинительный акт). Это предложение встретило понимание в научной литературу, но не было поддержано самими прокурорами41. В свое время это мотивировалось практической сложностью реализации этого предложения и большим объемом работы у прокуроров, однако передача значительной части полномочий прокурора руководителю следственного органа, позволяет вновь вернуться к этому вопросу. Прокурор, которому предстоит поддерживать обвинение в суде, вправе вносить в него такие изменения, которые могут быть равносильны составлению нового документа.

Момент принятия решения о направлении уголовного дела в суд – исключительно ответственный этап уголовного судопроизводства. Дело, кроме сказанного выше, в том, что с момента окончания следствия обвиняемый и его защитник, потерпевший и его представитель получают возможность ознакомиться со всеми материалами уголовного дела. Их контроль за полнотой расследования, обоснованностью обвинения, законностью следственных действий выливается в ходатайства не только об исключении доказательств, но и о проведении дополнительных следственных действий в целях получения дополнительных доказательств или проверки уже имеющихся, а также о прекращении уголовного дела или уголовного преследования. Поэтому изучающему уголовное дело прокурору крайне важно изучить эти ходатайства и принять своевременные меры к устранению нарушений закона и неполноты расследования, с тем, чтобы исключить возвращение судом уголовного дела в виду невозможности постановить законный приговор. В этих целях прокурор вправе возвратить уголовное дело следователю или дознавателю для производства дополнительного расследования.

При рассмотрении прокурором поступившего от следователя уголовного дела в случае установления им факта нарушения следователем требований ч. 5 ст. 109 УПК РФ, обязывающей следователя представлять материалы уголовного дела обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, и данное требование следователем было не выполнено, а предельный срок содержания обвиняемого под стражей на момент проверки дела прокурором истек, прокурор обязан своим постановлением отменить данную меру пресечения и незамедлительно освободить обвиняемого.

Возвращение прокурором уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия может быть обжаловано вышестоящему прокурору, а при несогласии с его решением — Генеральному прокурору РФ с согласия Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти).

Обжалование постановления прокурора о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия приостанавливает его исполнение на время рассмотрения жалобы следователя. В соответствии с ч. 4 ст. 221 УПК РФ вышестоящий прокурор рассматривает жалобы следователя в течение 72 часов с момента поступления соответствующих материалов и выносит либо постановление об отказе в удовлетворении ходатайства следователя, либо постановление об отмене постановления нижестоящего прокурора. В этом случае вышестоящий прокурор утверждает обвинительное заключение и направляет уголовное дело в суд. Срок принятия вышестоящим прокурором решения при рассмотрении ходатайства следователя может быть увеличен до 10 суток.

В случае возвращения прокурором уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия срок для исполнения указаний прокурора либо обжалования решений прокурора устанавливается руководителем следственного органа и не может превышать одного месяца со дня поступления данного уголовного дела к следователю.

При возвращении прокурором уголовного дела для производства дополнительного дознания либо пересоставления обвинительного акта прокурор устанавливает срок для производства дополнительного дознания не более чем на 10 суток, а для пересоставления обвинительного акта — не более двух суток.

Дальнейшее продление срока предварительного следствия и срока дознания осуществляется на основаниях и в порядке, установленными ст. 162 УПК РФ для производства предварительного следствия и ч. 3—5 ст. 223 УПК РФ, регламентирующих сроки проведения дознания.

С одной стороны, сложная структура рассмотренного полномочия прокурора во всех ее формах выражения по содержанию, назначению и внешнему выражению (форме) является процессуальным полномочием, так как порождает новые процессуальные права и обязанности всех участников уголовного судопроизводства и определяет дальнейшее движение обвинения.

С другой стороны, полномочия по принятию процессуального решения в форме постановления о возвращении уголовного дела дознавателю и следователю для производства дополнительного расследования являются одновременно и правовосстановительной надзорной деятельностью прокурора.

Такое решение прокурора не только определяет направление движения уголовного дела, но и влечет необходимость изменения объема обвинения с точки зрения правильного и обоснованного применения материального уголовного закона, изменения квалификации инкриминированных преступных проявлений подозреваемым (по делам, оконченным дознанием) и обвиняемым (по делам, оконченным в форме следствия), а также пересоставления обвинительного заключения (обвинительного акта).

Таким образом, рассмотренное полномочие прокурора по своему назначению и содержанию является сложным правовым актом, характеризующимся, с одной стороны, как процессуальная форма правомочия прокурора, опосредствующая движение обвинения, а с другой — как надзорное правомочие, определяющее законность и обоснованность обвинения. Эти свойства рассмотренного полномочия прокурора системно взаимообусловлены, друг друга не подменяют и реализуются одномоментно.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве при изложении диспозиций ст. 221 и 226 УПК РФ допущен необоснованный правовой дисбаланс объема исследуемого правомочия прокурора. Так, в норме ст. 221 УПК РФ прокурору не дано права исключения отдельных пунктов обвинения либо переквалификации обвинения на менее тяжкое. В то же время это полномочие предусмотрено для него ст. 226 УПК РФ, что является логически непоследовательным решением законодателя при определении объема содержания аналогичного правомочия прокурора согласно норме ст. 221 УПК РФ.

Очевидно, что при формулировании исследуемого правомочия, закрепленного в ст. 221 УПК РФ, имеется явное и необоснованное ограничение его содержания, которое с позиции решения целей уголовного процесса никак не может быть признано правильным.

Обоснованием такого суждения является то обстоятельство, что в соответствии со ст. 146 УПК РФ прокурору предоставлено право отменять незаконные и необоснованные постановления о возбуждении уголовного дела, т.е. фактически прекра­щать уголовное преследование. Данное правомочие в юридическом смысле значительно шире по правовым последствиям в сравнении с принятием решения о переквалификации обвинения на менее тяжкое или равноценно принятию решения об исключении из обвинения его отдельных пунктов при утверждении обвинительного заключения.

В связи с изложенным целесообразно в норму ст. 221 УПК РФ внести дополнение о праве прокурора при утверждении обвинительного заключения при наличии к тому оснований выносить мотивированное постановление об исключении из обвинительного заключения отдельных пунктов обвинения либо переквалификации обвинения на менее тяжкое.

При определении полномочий прокурора, имеющих четко выраженный характер надзорной направленности, следует иметь в виду, что надзорные полномочия — это такие формы деятельности прокурора в уголовном судопроизводстве на его досудебных стадиях, которые выражают сущность деятельности прокурора как должностного лица специальной системы органов государства по надзору за соблюдением Конституции РФ и исполнением федеральных законов при осуществлении уголовного преследования в процессе расследования уголовных дел.

К надзорным следует отнести следующие полномочия прокурора.

  1. 1. Полномочие требовать от органов дознания устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

В настоящее время не угасают дискуссии относительно толкования содержания п.3 ч.2 ст.37 УПК РФ. Означает ли употребление слова «требовать» внедрение в прокурорскую практику нового акта прокурорского реагирования - требования, или же просто регламентирует полномочие прокурора требовать устранения нарушений в рамках уже существующих актов прокурорского реагирования, указывая тем самым на изложение резолютивной части акта в форме требования? Из содержания норм, включающих в себя требование как предусмотренное законом действие прокурора, непонятно, что представляет собой указанное действие? Является ли оно составляющей частью акта прокурорского реагирования или новым видом средства прокурорского реагирования?42

Требование следует отнести к средствам прокурорского реагирования на выявленные нарушения закона. Исходя из нормативного закрепления в УПК РФ полномочия прокурора требовать устранения нарушений закона, можно сделать вывод о том, что данное средство прокурорского реагирования является процессуальным. Кроме того, существует особый вид требования, закрепленный в ст. 9.1 ФЗ «О прокуратуре РФ» - требование об изменении нормативного правового акта. Данный вид требования является непроцессуальным. Несмотря на то, что в свете последних изменений полномочий прокурора по отношению к органам предварительного расследования, у прокуроров все же остались достаточно эффективные надзорные механизмы по устранению нарушений, допущенных следователями и дознавателями в ходе расследования уголовных дел. Одним из важных таких инструментов и является требование прокурора, которое относится к надзорным средствам прокурорского реагирования.

При исследовании требования и его места в системе правовых средств прокурора, возникает закономерный вопрос: можно ли назвать требование прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия актом прокурорского реагирования? 

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратится к признакам акта прокурорского реагирования, и определить их наличие либо отсутствие в требовании. Признаки эти в настоящее время довольно подробно исследованы современной наукой прокурорский надзор в трудах Герасимова С.И., Винокурова Ю.Е., Ергашева Е.Р., Крюкова В.Ф. и некоторых других авторов.43

Признак нормативности требования налицо, т.к. полномочие прокурора требовать устранения допущенных нарушений предусмотрено в п.3 ч.2 ст.37 УПК РФ.

Признак законности также очевиден. Требование прокурора, несомненно, вносится на нарушения закона, поскольку нам напрямую на это указывает формулировка статьи: прокурор уполномочен требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе осуществления дознания или предварительного следствия. Прокурор не может внести требование при отсутствии нарушения законодательства.

Убедительность является присущим признаком данного правового средства, так как в требовании прокурора она необходима, поскольку, воздействуя на поднадзорных субъектов, прокурор должен исключить возможность несогласия с внесенным им актом, несмотря на то, что такое право есть как у руководителя следственного органа, так и у следователя (ч.6 ст.37 УПК РФ).

Императивность требования проявляется, в первую очередь, в обязанности субъекта, которому внесено требование, рассмотреть его в пятидневный срок и дать письменный ответ прокурору (ч.4 ст.39 УПК РФ). Однако требования прокурора для следователя не являются обязательными, потому что следователь вправе с ними не согласиться, что закреплено в ч.6 ст.37 УПК РФ. Поэтому полномочия прокурора здесь носят ограниченно императивный характер.

Требование прокурора обладает также таким признаком, как опосредованность. Это объясняется тем, что прокурор не вправе непосредственно указать следователю или дознавателю об устранении нарушений, а уж тем более самостоятельно устранить такое нарушение. Он может лишь посредством руководителя следственного органа или начальника дознания, то есть соответствующего подразделения, осуществить свои полномочия.

В настоящее время в литературе не сложилось единое мнения о форме требования прокурора. Причиной тому отсутствие четкой регламентации в законе. В связи с тем, что закон прямо не указывает, в какой форме - письменной или устной - излагается данное требование прокурора. По мнению Крюкова В.Ф., возможны оба варианта. 44

Закон не регламентирует, в какой форме — письменной или устной — излагается данное требование прокурора. При уяснении существа этого вопроса следует исходить из наличия двух возможных вариантов, при которых осуществляется выражение данного требования.

Первый вариант. При реализации прокурором своего полномочия по непосредственному организационному участию в расследовании преступлений путем присутствия при выполнении следователем важных следственных действий (ст. 164 УПК РФ) он при установлении нарушений федерального закона вправе в устной форме выразить требование следователю об их устранении, которое следователь обязан в соответствии со ст. 166 УПК РФ отразить в протоколе следственного действия. Это требование прокурор вправе изложить в протоколе собственноручно. В любом случае содержание требования удостоверяется подписью прокурора, как это предусмотрено ч. 6 ст. 166 УПК РФ.

Второй вариант. При реализации прокурором такой формы надзора, как ознакомление с материалами расследования по представленным материалам уголовного дела, он устанавливает факты нарушения федеральных законов. В этом случае прокурор также обязан выразить требование об устранении нарушений федерального законодательства. Однако учитывая, что указанное полномочие прокурора выражается в принятии им процессуального решения по смыслу ст. 38, 39 УПК РФ, предполагается, что изложение такого требования прокурора производится в письменной форме.45

Данное суждение достаточно дискуссионно. Во-первых, исходя из смысла ст. 37 УПК РФ прокурор не наделен полномочиями по непосредственному организационному участию в расследовании преступлений путем присутствия при выполнении следственных действий. Во-вторых: требование прокурора как средства прокурорского реагирования на выявленные нарушения закона не может быть устным, поскольку оно в обязательном порядке должно быть приобщено к материалам уголовного дела. И в третьих: исполнение всех предложений прокурора изложенных в требовании должны в обязательном порядке контролироваться прокурором, осуществляющим надзор за законностью расследования уголовного дела, в противном случае теряется всякий смысл его внесения. Из приведенных выше аргументов следует, что требование прокурора, применяемое прокурором при осуществлении надзора за исполнением закона органами дознания и предварительного следствия, при расследовании уголовных дел издается в письменной форме. 46

Независимо от формы выражения требование прокурора должно содержать конкретные факты нарушения федерального законодательства, в нем должны быть указаны должностные лица, допустившие нарушения. Мотивировка вынесения требования прокурора должна быть ясной, грамотной, аргументированной. В ней должны быть указаны нарушенные правовые предписания материального и процессуального федерального законодательства, последствия, которые наступили или могут наступить в результате допущенных нарушений (признание доказательств недопустимыми; возвращение уголовного дела на дополнительное расследование; постановка оправдательного приговора лицу, причастному к совершению преступления; незаконное возбуждение уголовного дела или привлечение к уголовной ответственности и т.д.). Наконец, в требовании прокурора должны излагаться конкретные предложения следователю, руководителю следственного органа (по уголовному делу, производство которого проводится в форме предварительного следствия), начальнику органа дознания, начальнику подразделения дознания (по уголовному делу, производство которого проводится в форме дознания) по устранению допущенного нарушения.

Следует иметь в виду, что письменные требования прокурора начальнику органа дознания, а также начальнику подразделения дознания являются для них обязательными к исполнению и обжалование ими требования прокурора вышестоящему прокурору не приостанавливает их исполнения. 47

Таким образом, пройдя по всем критериям отнесения того или иного средства к категории актов прокурорского реагирования, можно сделать вывод о том, что требование прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия является полноценным актом прокурорского реагирования, входящим в систему правовых средств прокурора. По сфере реализации данного акта прокурорского реагирования требование прокурора является надзорным средством, а по уровню закрепления относится к процессуальным средствам прокурорского реагирования.

Подводя итог и основываясь на базовых положениях теории прокурорского надзора, можно отметить, что требование прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия, обладает всеми необходимыми признаками акта прокурорского реагирования.

Сущность требования прокурора выражается, прежде всего, в нормативном закреплении полномочий прокурора устранять нарушения, допущенные в ходе дознания или предварительного следствия. Несмотря на существенное ограничений полномочий прокурора при осуществлении надзора за следственными органами в связи с изменением уголовно-процессуального законодательства, ныне действующий УПК оставил действенный инструмент воздействия на следователей до момента поступления к прокурору уголовного дела с обвинительным заключением. Поскольку требование прокурора может быть внесено соответствующему субъекту, как до возбуждения уголовного дела, так и после него, то само наличие этого важного инструмента прокурорского надзора положительно отражается на качестве выполнения следователями и дознавателями своих обязанностей и соблюдении ими действующего законодательства. Прокурор, с помощью данного средства прокурорского реагирования, выполняет возложенные на прокуратуру задачи по надзору за соблюдением прав человека и гражданина на досудебной стадии уголовного судопроизводства и укреплению состояния законности в стране.

Отсюда вывод: требование - есть акт прокурорского реагирования, вносимый указанным в законе должностным лицом органов прокуратуры субъекту, уполномоченному устранить нарушения закона, содержащий распоряжение прокурора об устранении выявленных нарушений закона, и привлечении к ответственности виновных должностных лиц.48

  1. 2. Полномочие по принятию решения по письменной информации следователя либо руководителя следственного органа о несогласии с требованием прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия по требованию об устранении выявленных нарушений закона к руководителю вышестоящего следственного органа (ч. 6 ст. 37 УПК РФ).

В УПК РФ изложены статусные полномочия следователя (ст. 38 «Следователь») и руководителя следственного органа (ст. 39 «Руководитель следственного органа»).

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 38 УПК РФ следователь вправе в случае несогласия с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, предоставить свои письменные возражения руководителю следственного органа, который информирует об этом прокурора.

К таким случаям закон относит решения и указания прокурора: о привлечении лица в качестве обвиняемого; о квалификации преступления; об объёме обвинения; об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры пресечения, избранной следователем в отношении обвиняемого; об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий; о направлении уголовного дела в суд или его прекращении; об отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия.

Сам же руководитель следственного органа согласно ч. 4 ст. 39 УПК РФ при несогласии с требованиями прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства вправе вынести об этом мотивированное постановление, которое в течение 5 суток направляет прокурору.

Данное полномочие следователя является одним из элементов его процессуальной самостоятельности. Такое правомочие основано на праве следователя выразить свое аргументированное несогласие в части его сомнений в правомерности, законности и обоснованности требований прокурора. В этом случае указание прокурора блокируется процессуальной самостоятельностью следователя и не исполняется.

Вместе с тем прокурор, осуществляющий надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, получив от руководителя следственного органа письменные возражения следователя и рассмотрев их по существу, вправе не согласиться с возражениями следователя, поддержанных руководителем следственного органа, и принять новое решение по выражению требования об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, с направлением его вышестоящему руководителю следственного органа.

Принятие такого решения является самостоятельной процессуальной формой осуществления надзорной деятельности прокурора. Механизм выражения такого решения установлен законодателем в ч. 6 ст. 37 УПК РФ.

В соответствии с ч. 6 ст. 37 УПК РФ в случае несогласия руководителя следственного органа либо следователя с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, прокурор вправе обратиться с требованием об устранении указанных нарушений к руководителю вышестоящего следственного органа. В случае несогласия руководителя вышестоящего следственного органа с указанными требованиями прокурора прокурор вправе обратиться к Председателю Следственного комитета РФ или руководителю следственного органа федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти). В случае несогласия Председателя Следственного комитета РФ или руководителя следственного органа федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, прокурор вправе обратиться к Генеральному прокурору РФ, решение которого является окончательным.

Другим возможным решением прокурора в случае несогласия следователя с его требованием является изъятие им уголовного дела у следователя, допускающего нарушения федерального законодательства в ходе предварительного следствия, и передача его следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ с указанием оснований такой передачи.

Необходимо особо отметить, что в норме ч. 6 ст. 37 УПК не предусмотрены даже сроки рассмотрения обращения прокурора. Подобные нововведения вряд ли могут свидетельствовать об эффективности прокурорского надзора за следственными органами, а потому нуждаются в изменении. В этой связи, необходимо внести дополнение в ст. 125 УПК РФ, предусматривающее право прокурора обжаловать в судебном порядке отказ руководителя следственного органа в удовлетворении указанного постановления.

Несомненно, проблем, существующих сегодня в сфере надзора за процессуальной деятельностью следствия и дознания, гораздо больше, чем те которые затронуты нами в рамках статьи. Однако, те, которые нашли в ней отражение, являются существенными, заключаясь в целом в недостатках правовой регламентации полномочий прокурора, что в свою очередь, препятствует решению задач уголовного судопроизводства в целом.49

  1. 3. Полномочие на выражение согласия дознавателю на возбуждение уголовного дела частного или частно-публичного обвинения в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК РФ, а также на продление по ходатайству дознавателя срока проверки сообщения о преступлении до 30 суток в порядке требования ч. 3 ст. 144 УПК РФ.

Первое обозначенное по форме полномочие прокурора отражает один из механизмов процессуального выражения его участия в осуществлении уголовного преследования по уголовным делам, когда возникает необходимость проведения расследования в форме дознания в отношении достаточно узкой категории уголовных дел, относимых уголовно-процессуальным законом к категории дел частного и частно-публичного обвинения.

В указанном случае прокурор как организатор и процессуальный руководитель проведения дознания оценивает, насколько обоснованно ставится дознавателем вопрос о принятии процессуального решения о проведении расследования этой категории дел в публичном порядке при отсутствии письменного заявления потерпевшего или его законного представителя. И в этой части по своему характеру данное полномочие является надзорным процессуальным средством прокурора, позволяющим обеспечить неукоснительность исполнения дознавателем уголовно-процессуального закона.

Правомочие прокурора продлевать по ходатайству дознавателя срок проверки сообщения о совершенном или готовящемся преступлении до 30 суток непосредственно выражает обязанность осуществлять действенный надзор за законностью и своевременностью принятия процессуальных решений органами дознания (дознавателями) по каждому сообщению о преступлении и максимально оперативно осуществлять проведение уголовного преследования лиц, их совершивших. Только прокурору дано право решать вопрос о продлении дознавателю срока принятия решения по сообщению о преступлении и только при наличии фактических обстоятельств, подтверждающих необходимость проведения документальной проверки или ревизии.

Данные надзорные полномочия прокурора позволяют ему эффективно обеспечить надзор за законностью деятельности органов дознания при решении вопроса о возбуждении указанной категории уголовных дел и являются одновременно процессуальным средством, являющимся правовой гарантией защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, вовлекаемых в уголовный процесс в связи с совершением уголовных деяний, по которым проводится предварительное расследование в форме дознания.

Однако в организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания (дознавателей) по обозначенным полномочиям целесообразно Генеральной прокуратуре РФ показать конкретные основания, при которых прокуроры должны выражать согласие на возбуждение и проведение расследования в форме дознания уголовных дел частного и частно-публичного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя (ч. 4 ст. 20 УПК РФ).

  1. 4. Полномочие по вынесению постановления об освобождении незаконно задержанного или лишенного свободы, а также незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар либо содержащегося под стражей свыше установленного срока (ч. 2 ст. 10 УПК РФ).

Обозначенное процессуальное решение, принимаемое прокурором на основании положений ч. 2 ст. 10 УПК РФ, является его полномочием, природа которого, с одной стороны, определяется надзорным характером статуса прокурора, а с другой — отражает его правоохранительную и правовосстановительную функции, так как важнейшей обязанностью прокурора является защита прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, а также иных лиц, чьи права и законные интересы были нарушены и подлежат восстановлению.

  1. 5. Полномочие по утверждению постановления дознавателя о прекращении производства по уголовному делу (п. 13 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

Такое решение, принимаемое прокурором, подтверждает его надзорный и одновременно организационно-распорядительный характер. Это полномочие наглядно свидетельствует о прямом (непосредственном) участии прокурора в решении процессуальной «судьбы» уголовного дела и уголовного преследования на основе законности и обоснованности обвинения.

Утверждение прокурором постановления дознавателя о прекращении производства по уголовному делу возможно только после уяснения прокурором вопроса о том, насколько полно, всесторонне и объективно проведено расследование по всему предмету доказывания на основе соблюдения законности, т.е. соблюдения точного, безусловного и единообразного исполнения требований уголовно-процессуального и уголовного законодательства органом дознания и его должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

При выявлении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания, которые не позволяют сделать обоснованный вывод о наличии оснований к прекращению уголовного дела и (или) уголовного преследования в соответствии с требованиями ст. 24—28 УПК РФ, прокурор не утверждает постановление дознавателя и принимает постановление о его отмене в связи с его незаконностью и (или) необоснованностью. Он в данном случае в соответствии с предоставленными ему правомочиями обязан дать дознавателю письменное указание о направлении дальнейшего расследования, а также вынести требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе производства дознания.

В случае утверждения прокурором постановления дознавателя о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям в отношении подозреваемых и обвиняемых по основаниям, установленным п. 1, 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, прокурор обязан принять установленные УПК РФ меры по реабилитации этих лиц.

Правовая конструкция сочетания системных, взаимосвязанных и взаимообусловленных процессуальных действий прокурора, вызываемых необходимостью принятия решения об утверждении постановления дознавателя о прекращении уголовного дела, позволяет прокурору обеспечивать режим законности при принятии решения по результатам расследования уголовных дел органами дознания.

К группе надзорных полномочий прокурора относятся также полномочия по проверке исполнения требований закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях, даче согласия дознавателю на возбуждение перед судом ходатайств о производстве процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, участию в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов, разрешаемых в порядке ст. 29, 125 и 165 УПК РФ.

При уяснении понятия организационно-распорядительных полномочий прокурора необходимо исходить из того, что эти полномочия порождают обязательные к исполнению процессуальные обязанности других участников уголовного процесса и опосредствуют деятельность прокурора в организации досудебного производства по уголовному делу в целом и процессуальному руководству предварительным расследованием (в связи с этим они могут быть названы также руководящими).

К организационно-распорядительным относятся следующие полномочия прокурора.

1. Полномочие по вынесению прокурором требования, поручения или запроса соответствующим учреждениям, предприятиям, организациям, должностным лицам и гражданам в связи с осуществлением уголовного преследования в процессе производства расследования по уголовному делу (ч. 4 ст. 21 УПК РФ).

Указанное полномочие прокурора относится к процессуальным организационно-распорядительным действиям, поскольку порождает соответствующие процессуальные права и обязанности других лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство.

Полномочия прокурора, закрепленные в ч. 4 ст. 21 УПК РФ, а также процессуальные формы их выражения не относятся к следственным действиям, на них не распространяются нормы-правила гл. 21 и 22 УПК РФ, регулирующих общие условия производства предварительного расследования. Вместе с тем данные действия прокурора являются процессуальными действиями и должны иметь соответствующее документальное оформление.

2. Полномочие по вынесению письменного указания дознавателю о направлении расследования и производстве процессуальных действий (п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, п. 10 приказа Генерального прокурора РФ №137).

Такие указания в пределах своей компетенции прокурор может давать по любому уголовному делу, находящемуся в производстве органа дознания, и по любому следственному действию, в частности об избрании, изменении или отмене мер процессуального принуждения, о проведении судебных экспертиз, составлении и вручении письменного уведомления о подозре­нии в совершении преступления в соответствии со ст. 2231 УПК РФ, розыске преступников, направлении дела в суд.

Указания прокурора должны даваться в письменной форме (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ), быть четкими и конкретными. Письменные указания являются процессуальными документами и поэтому приобщаются к делу, а копии их хранятся в наблюдательном производстве.

С одной стороны, из материалов уголовного дела, по которым давались указания, будет видно, являются ли указания прокурора обоснованными и достаточно продуманными, способствуют ли они решению задач, возложенных на органы дознания. С другой стороны, наличие письменных указаний прокурора в уголовном деле позволяет проверить, достаточно ли ответственно отнесся дознаватель к выполнению этих указаний, в полной ли мере он их выполнил, что поможет суду более четко уяснить, насколько полно, всесторонне и объективно было проведено предварительное расследование.

Дознаватель в соответствии с ч. 4 ст. 41 и ч. 4 ст. 401 УПК РФ вправе обжаловать указания начальника органа дознания прокурору, а указания прокурора — вышестоящему прокурору. Указания начальника подразделения дознания могут обжаловаться им начальнику органа дознания или прокурору. При этом дознаватель вправе представить начальнику органа дознания или прокурору материалы уголовного дела и письменные возражения на указания начальника подразделения дознания. Вместе с тем обжалование данных указаний начальника органа дознания, начальника подразделения дознания и прокурора не приостанавливает их исполнения.

Указания прокурора дознавателю, вынесенные в порядке п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, являются организационно-распорядительным процессуальным действием, порождающим процессуальную обязанность дознавателя осуществлять уголовное преследование на основе полного, всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств дела, а также обеспечения законности и соблюдения процессуальных прав и интересов участников уголовного судопроизводства по уголовному делу, находящемуся в производстве дознавателя.

К группе организационно-распорядительных (руководящих) полномочий прокурора следует также относить его полномочия: разрешать отводы, заявленные дознавателю, а также его самоотводы; отстранять дознавателя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК РФ при производстве предварительного расследования; изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю, передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому в соответствии с правилами подследственности уголовных дел (ст. 151 УПК РФ); изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ с обязательным указанием оснований такой передачи.

Анализ обозначенных и исследованных выше правовых процессуальных средств прокурора, опосредствующих движение обвинения, организационно-распорядительных и надзорных групп правомочий прокурора в их взаимосвязи и единстве, показывает, что они по своему назначению выступают, с одной стороны, как формы осуществления уголовного преследования, проводимого прокурором на основании ст. 21 УПК РФ, а с другой — как процессуальные формы реализации его надзорных функций, посредством которых в их совокупном единстве осуществляется продвижение выдвинутого подозрения, а затем и обвинения в ходе уголовного преследования, осуществляемого на основе законной и обоснованной процессуальной деятельности органов предварительного расследования и их должностных лиц.

В то же время с научной точки зрения, сгруппировав эти полномочия по назначению и оценив их с позиции достаточности и результативности осуществления прокурором эффективного уголовного преследования и обеспечения надзорной деятельности за последовательным продвижением обвинения на условиях его законности и обоснованности, наглядно прослеживаются несоответствие и разбалансированность отдельных форм процессуальных полномочий прокурора, опосредствующих движение обвинения по отношению к стоящим перед прокурором целям и задачам, вытекающим из правовых норм уголовно-процессуального законодательства РФ и Закона о прокуратуре.

Неэффективными выглядят такие процессуальные формы, как вынесение мотивированных постановлений о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопросов об уголовном преследовании, об отмене незаконных или необоснованных постановлений следователя о прекращении или приостановлении уголовного дела.

По правовой конструкции все решения прокурора, принимаемые в форме постановления о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для принятия последними процессуальных решений о восстановлении нарушенных законных прав личности, государства и общества, являются абсурдными, так как они направляются в орган, где эти нарушения совершены, что по существу выглядит и расценивается, по меньшей мере, как проявление со стороны законодателя поощрения такой противоправной деятельности.

Следует особо отметить, что с позиции науки уголовного процесса законодательно закрепленное запрещение прямых непосредственных процессуальных форм принятия решений прокурором, направленных на защиту и восстановление законных прав и интересов участников уголовного судопроизводства, является нарушением основополагающего принципа уголовного процесса — охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ).

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о необходимости законодательной корректировки полномочий прокурора на досудебных стадиях процесса посредством представления ему права возбуждения уголовного дела, изменения и предъявления нового обвинения обвиняемым, а также принятия постановлений об отмене незаконных и необоснованных постановлений органов предварительного следствия и их должностных лиц. При этом процессуальная самостоятельность следователя такими актами прокурора не будет нарушаться ввиду наличия его права на обжалование процессуальных решений надзирающего прокурора.

Исследуя вопросы дифференциации полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве на его досудебных стадиях, необходимо отметить, что существует целая группа полномочий, которые в науке уголовного процесса обозначаются как иные полномочия.

К иным полномочиям, предусмотренным УПК РФ для прокурора в стадиях досудебного производства по уголовному делу, относятся, в частности, полномочия:

- на направление уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду (п. 3 ч. 1 ст. 221);

  1. - изменение объема обвинения либо квалификации действий обвиняемого по уголовному законодательству о менее тяжком преступлении (ч. 2 ст. 226);

  2. - возвращение уголовного дела для пересоставления обвинительного акта (п. 2 ч. 1 ст. 226);

  3. - направление уголовного дела, по которому проводилось дознание, для дальнейшего производства предварительного следствия (п. 4 ч. 1 ст. 226);

  4. - отмену ранее избранной обвиняемому меры пресечения в случае, предусмотренном ч. 2 ст. 221.

При этом в зависимости от правовой природы и решаемых задач обозначенные полномочия могут быть отнесены к какой-либо из рассмотренных выше групп. Необходимо, однако, иметь в виду, что приведенная здесь классификация полномочий прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства имеет весьма условный характер. Об этом свидетельствуют значительные затруднения, а в некоторых случаях — и невозможность четкого разграничения полномочий прокурора по группам ввиду того, что некоторые из них сочетают признаки двух или даже всех трех видов.50

Несмотря на то, что правовое положение прокурора в российском уголовном процессе подверглось столь кардинальным переменам целый ряд проблем данной сферы не нашел своего разрешения. Довольно много вопросов, среди прочих, возникает в связи с рассмотрением средств прокурорского реагирования на выявленные нарушения закона, допущенные органами, осуществляющими предварительное расследование.

УПК РФ регламентирует своим содержанием такие средства прокурорского реагирования как: постановление прокурора (пп. 2,4,11,12 ч. 2 ст. 37, ст. 124, ст. 214, ст. 221), требования прокурора (п. 3 ч.2 ст. 37), утверждение обвинительного заключения (п.14 ч. 2 ст. 37, ч. 4 ст. 221), письменные указания прокурора (п. 15 ч. 2 ст. 37 УПК).

Среди названных - постановление прокурора наиболее распространенное средство прокурорского реагирования. При этом действующий УПК четко не определяет статус отдельных видов постановлений прокурора. Речь, например, идет о постановлении об отмене постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, предусмотренного ст. 214 УПК.

Следует указать и на снижение возможностей прокурора по непосредственному осуществлению досудебного уголовного преследования, в отношении такой формы расследования как предварительное следствие. Полномочия прокурора в стадии предварительного расследования по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия отличаются от полномочий по надзору за процессуальной деятельностью органов дознания. По отношению к органам предварительного следствия полномочия прокурора установлены законодателем с учётом необходимости соблюдения процессуальной самостоятельности следователя и расширения полномочий руководителя следственного органа по руководству следствием.51

Таким образом, процессуальное положение (процессуальный статус) прокурора в производстве по уголовным делам основано и определяется: а) необходимостью соединения задач обвинительной и правоохранительной (правозащитной) деятельности при производстве предварительного расследования уголовных дел и осуществлении уголовного преследования лиц, нарушивших уголовный закон; б) обязанностью обеспечения государством в уголовном судопроизводстве беспристрастности, непредвзятости и процессуальной ответственности всех участников досудебного производства.

Прокурорский надзор за соблюдением порядка предварительного расследования как в форме дознания, так и предварительного следствия служит одной из гарантий обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства (потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, свидетелей и т.д.), неотвратимости ответственности за совершённое преступление, защиты лиц, общества, государства от преступных посягательств. Соблюдение предписанных законом процедур расследования способствует обеспечению достижения истины, объективности оценки полученной информации, соблюдению конституционного принципа презумпции невиновности.

Задачи прокурорского надзора за исполнением законов в досудебном производстве могут быть определены с учётом целей прокуратуры и назначения уголовного судопроизводства. При осуществлении прокурорского надзора за исполнением законов в досудебном производстве должны приниматься меры, направленные на исполнение органами дознания и органами предварительного следствия требований закона по защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также меры к обеспечению защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничении её прав и свобод. Прокурору необходимо следить за тем, чтобы:

исполнялись требования закона при приёме, регистрации и разрешении заявлений и сообщений о преступлениях;

соблюдался установленный законом порядок возбуждения уголовных дел;

в каждом случае обнаружения признаков преступления следователь, орган дознания и дознаватель принимали предусмотренные законом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления;

соответствовали требованиям закона решения, принимаемые в процессе досудебного производства по уголовным делам;

соблюдались условия и порядок проведения следственных и иных процессуальных действий, а в предусмотренных законом случаях – основания для их проведения;

соблюдались права потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого и других участников уголовного судопроизводства.52

Определяя правовую функцию прокурора в досудебном производстве, законодатель оказался не совсем последователен: максимально сократив в 2007г. надзорные полномочия прокурора, в 2010 г. признал необходимость их расширения, уполномочив прокурора отменять незаконные и необоснованные постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о приостановлении предварительного следствия и о прекращении уголовного дела (уголовного преследования).

Исходя из задач обеспечения законности уголовного преследования и одновременно защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, именно прокурор может и должен обеспечивать исполнение федеральных законов в ходе предварительного расследования.

Поскольку российский уголовный процесс является процессом смешанного типа, при котором предварительное обвинение формируется в ходе предварительного расследования, необходимость сохранения активной роли прокурора при осуществлении уголовного преследования очевидна. Процессуальные полномочия прокурора должны позволять ему влиять на сбор, проверку и оценку доказательств по уголовным делам, квалификацию содеянного, результаты расследования. Следует также учитывать исторический опыт России, систему и структуру органов предварительного расследования, уровень профессиональной подготовки сотрудников правоохранительных органов и правовой грамотности населения. Все это позволяет констатировать: надзорная деятельность прокурора в досудебном производстве призвана быть действенным средством выявления и пресечения нарушений закона. Решение же законодателя о полном, по сути, отстранении прокурора от формирования обвинения в ходе предварительного расследования, по нашему мнению, было ошибочным.

Важно также отметить, что законодатель, возложив на прокурора осуществление уголовного преследования и надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования, т.е. выделив два самостоятельных направления его деятельности, имеющие собственные предмет, объект и содержание, четко не разделил эти направления и полномочия прокурора по их осуществлению. Разный объем предоставленных прокурору полномочий по отношению к органам дознания и органам предварительного следствия еще больше осложняет ситуацию, внося дополнительный элемент неопределенности в статус прокурора в досудебном производстве.

Дальнейшее развитие процессуальной функции прокурора в уголовном судопроизводстве должно быть связано с оптимизацией полномочий прокурора по осуществлению уголовного преследования. В основе такого вывода не только международный и российский опыт, но и рекомендации Совета Европы.

Более широкие полномочия прокурора по осуществлению уголовного преследования будут способствовать минимизации обвинительного уклона в работе следователя, повысят процессуальную ответственность всех профессиональных участников уголовного судопроизводства. Это позволит обеспечить решение в ходе предварительного расследования двуединой задачи: защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

В этих целях к полномочиям прокурора в досудебных стадиях уголовного судопроизводства следовало бы, в частности, отнести:

• дачу согласия следователю на обращение в суд с ходатайством об избрании и применении мер процессуального принуждения, ограничивающих конституционные права подозреваемого, обвиняемого (в первую очередь меры пресечения в виде заключения под стражу);

• право прекращения уголовного дела при принятии решения по оконченному расследованием уголовному делу;

• право своим постановлением исключить из обвинительного заключения при его утверждении отдельные пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое.

Еще один ряд вопросов, требующих научного исследования, связан с поиском баланса между полномочиями прокурора и руководителя следственного органа. В сферу деятельности руководителя следственного органа должны входить только вопросы организации предварительного следствия и процессуальное руководство расследованием, вопросы тактики и методики предварительного следствия по конкретным уголовным делам. Ведомственный контроль должен носить преимущественно предварительный, превентивный характер, быть направлен на предупреждение нарушений закона, а также на повышение эффективности организации расследования. Прокурор же должен обладать необходимым объемом полномочий для устранения нарушений закона, своевременно не выявленных руководителем следственного органа.

В свете изложенной позиции, отражающей роль прокурора в уголовном судопроизводстве, также представляется необходимым восстановить право прокурора давать следователю обязательные для исполнения письменные указания о производстве следственных и иных процессуальных действий, об изменении объема обвинения, а также о квалификации расследуемого деяния. Чтобы избежать упреков в заинтересованном подходе к названной проблеме, скажем, что компетенция по даче таких указаний могла бы быть ограничена, во-первых, случаями выявления нарушений закона и, во-вторых, пределами, в которых это необходимо для устранения данных нарушений. Своевременное устранение выявленных нарушений закона (материального или процессуального) приведет к повышению качества расследования, что, в свою очередь, будет способствовать повышению эффективности государственного обвинения в суде и вынесению законных и обоснованных судебных решений. 53


2.2. Полномочия прокурора в суде первой инстанции

Возложенная на прокурора функция уголовного преследования наиболее полно реализуется им в судебных стадиях уголовного судопроизводства.

Позиция законодателя относительно полномочий прокурора при рассмотрении уголовных дел судами РФ сформулирована им в ч. 3 ст. 37 УПК РФ, где сказано, что в ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. Таким образом, основными направлениями деятельности (функциями) прокурора в уголовном судопроизводстве являются: уголовное преследование, надзор за деятельностью органов расследования и государственное обвинение.

Кроме прокурора субъектом осуществления данной функции законодатель называет и государственного обвинителя (ст. 246, 275 389.1, 389.12 УПК РФ). Каково же соотношение понятий «прокурор» и «государственный обвинитель», а также их полномочий в судебных стадиях российского уголовного процесса государственный обвинитель – это представитель прокуратуры, который участвует в стадии судебного разбирательства, поддерживая государственное обвинение, так как полномочия по поддержанию обвинения реализуются только в этой стадии уголовного процесса (ст. 246 УПК РФ). Вместе с тем прокурор является субъектом первоначальной судебной стадии – стадии подготовки к судебному заседанию (ст. 227–239 УПК РФ). В связи с этим возникает вопрос, какое процессуальное положение занимает прокурор в этой стадии и какую функцию осуществляет?

Так, В.А. Лазарева считает, что «прокурор играет роль государственного обвинителя на всех судебных стадиях уголовного процесса, несмотря на то, что об этом прямо в УПК РФ не сказано».54 Вряд ли можно согласиться с этим мнением. На этой стадии уголовного процесса дело, по существу, не рассматривается, обвинение не доказывается, поэтому и государственный обвинитель в этой стадии процесса не нужен. Законодатель в этой стадии уголовного процесса чаще всего использует термин «прокурор» (ст. 227, 230, 235–239 УПК РФ).

Неоднозначно определяет роль прокурора в этой стадии уголовного процесса и Д.А. Маслова. Она обосновывает мнение о том, что субъектами стадии подготовки дела к слушанию со стороны обвинения должен быть и прокурор, и государственный обвинитель.55 Думается, что процессуальный статус прокурора в любой стадии уголовного процесса должен определяться целями его участия, которые опосредуются предоставленными ему полномочиями. Анализ норм УПК РФ, регламентирующих полномочия прокурора в этой стадии процесса, позволяет сделать вывод, что целями его участия являются: не допустить признания представленных стороной обвинения доказательств без надлежащего обоснования недействительными; предотвратить необоснованность возвращения дела прокурору; не допустить его незаконного приостановления или прекращения и др. (ст. 228 УПК РФ). Это явно полномочия не государственного обвинителя.

В стадии подготовки дела к судебному разбирательству государственное обвинение продолжает существовать, но деятельность по его поддержанию государственным обвинителем не осуществляется. В этой стадии процесса участие принимает прокурор; целью его деятельности является скорее надзор за подготовкой дела к судебному рассмотрению. Более того, в момент подготовки дела к рассмотрению государственный обвинитель, как правило, еще не бывает назначен.

Относительно функции и статуса прокурора в судебном разбирательстве особых споров в юридической литературе нет. Большинство исследователей придерживаются мнения, что прокурор в данном случае осуществляет функцию уголовного преследования в форме поддержания обвинения и имеет статус государственного обвинителя.56 Вместе с тем до настоящего времени еще остаются недостаточно четко урегулированными вопросы о роли прокурора (как руководителя прокуратуры) в судебном разбирательстве уголовного дела и о процессуальной самостоятельности государственного обвинителя.

По первому вопросу в общих и специальных нормах УПК РФ имеются существенные противоречия. Так, согласно ч. 3 ст. 37 УПК РФ «в ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность», а в соответствии с ч. 4 этой же статьи он же вправе «…отказаться от осуществления уголовного преследования с обязательным указанием мотивов своего решения». Учитывая, что согласно ч. 5 данной статьи «полномочия прокурора, предусмотренные настоящей статьей, осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами», то субъектом поддержания обвинения и отказа от него законодатель называет прокурора как руководителя прокуратуры того или иного звена. Вместе с тем в ст. 246 УПК РФ, регламентирующей вопросы участия государственного обвинителя в судебном разбирательстве, используется понятие прокурор как должностное лицо органа прокуратуры (п. 6 ст. 5 УПК РФ), а в соответствии с п. 1 ст. 54 федерального закона о прокуратуре прокурорами в судебном заседании могут выступать и прокуроры управлений и отделов, и старшие помощники, и помощники прокуроров. Для устранения данного противоречия следует ч. 3 ст. 37 УПК РФ дополнить указанием на то, что поддерживать обвинение в судебном заседании по поручению прокурора могут старший помощник и помощник прокурора. Что же касается отказа от обвинения как составляющей функции уголовного преследования, то решение этого вопроса связано с отношением к идее процессуальной самостоятельности государственного обвинителя при поддержании государственного обвинения.

По данному вопросу в юридической литературе нет единого мнения. Некоторые авторы считают, что государственный обвинитель в суде должен обладать всей полнотой процессуальной самостоятельности.57 Для этого Г.Н. Королев предлагает закрепить принцип процессуальной самостоятельности участников уголовного судопроизводства в УПК РФ. «Его суть заключается в возможности и способности принятия тем или иным органом государственной власти самостоятельного решения в процессе реализации права в форме применения. При этом предполагается, что данные решения не должны нуждаться в санкционировании или утверждении другим должностным лицом или государственным органом».58 Действие этого принципа должно распространяться на всех участников уголовного процесса, в том числе и на государственного обвинителя.

Итак, прокурор и государственный обвинитель при определенных обстоятельствах могут и должны выступать самостоятельными субъектами судебного разбирательства, наделенными соответствующими полномочиями: прокурор – давать поручение по поддержанию обвинения, отказываться от обвинения; государственный обвинитель – поддерживать обвинение в суде с использованием предоставленных ему полномочий по участию в исследовании и представлении доказательств, в прениях сторон и т.д., отказываться от поддержания обвинения.

Немаловажное значение в формировании статусов прокурора и государственного обвинителя в судебных стадиях российского уголовного процесса имеют полномочия по обжалованию судебных решений. В соответствии с ч. 1 ст. 389.1 УПК РФ право апелляционного обжалования судебного решения со стороны органов прокуратуры предоставлено государственному обвинителю и (или) вышестоящему прокурору. Прокурор же, утвердивший обвинительное заключение (акт) и давший поручение тому или иному должностному лицу возглавляемой им прокуратуры поддерживать обвинение в суде, законодателем лишен такого права. Не наделен он полномочиями и по принесению представления на решение суда апелляционной инстанции (ст. 389.35 УПК РФ). Это не совсем верно, так как умаляет роль прокурора как руководителя прокуратуры, наделенного полномочием обращаться в суд с требованием привлечь лиц, в отношении которых собраны достаточные доказательства, к установленной УК РФ ответственности. Прокурор, осуществляющий уголовное преследование и не согласный с приговором суда, должен быть наделен полномочиями по принесению представления.59

Поддержание государственного обвинения как вид обвинительной деятельности прокурора в механизме уголовного преследования реализуется в трех основных процессуальных формах: 1) в общем порядке поддержания государственного обвинения; 2) в особом порядке поддержания государственного обвинения; 3) в поддержании государственного обвинения перед судом присяжных заседателей.

Изложенные выше процессуальные формы поддержания обвинения содержательно раскрывают механизм осуществляемого прокурором уголовного преследования в суде первой инстанции и позволяют правильно уяснить возможность воздействия правового статуса государственного обвинителя на законность и обоснованность постановляемого судебного решения. Данный статус прокурора в каждой процессуальной форме поддержания государственного обвинения имеет общие и особенные правовые черты, содержательно свидетельствующие о независимом положении государственного обвинителя в уголовном судопроизводстве.60

По мнению некоторых авторов, государственным обвинителям необходимо тщательно готовиться к участию в судебном разбирательстве. До начала судебного заседания детально изучать материалы уголовного дела, объективно оценивая в совокупности все собранные доказательства – как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также своевременно вырабатывать тактику представления суду доказательств и опровержения доводов стороны защиты. В необходимых случаях ходатайствовать перед судом о предоставлении времени для подготовки к судебному разбирательству или обоснования своей позиции.61

Принимая во внимание, что в ходе предварительного слушания могут быть заявлены и разрешены ходатайства об исключении доказательств, о возвращении уголовного дела прокурору, о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, участие прокурора на этом этапе уголовного судопроизводства является обязательным, поскольку бремя опровержения доводов защиты лежит на прокуроре.

При определении своей позиции относительно наказания необходимо руководствоваться требованиями закона о его соразмерности и справедливости с учётом характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, а также обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание. В необходимых случаях ставить перед судом вопрос о назначении дополнительного наказания, о возмещении причиненного преступлением материального ущерба, компенсации морального вреда. 62

Государственный обвинитель пользуется в судебном разбирательстве равными правами с другими участниками процесса. Он вправе представлять доказательства, участвовать в их исследовании, заявлять ходатайства, излагать суду свое мнение как по существу обвинения, так и по поводу других возникающих в судебном разбирательстве вопросов, высказывать суду свои предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, представлять суду письменные формулировки по вопросам, подлежащим разрешению в приговоре (п.1-6 ч.1 ст. 299 УПК РФ), предъявить или поддержать гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных или государственных интересов.

Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.63

Отказ государственного обвинителя от обвинения как вид осуществления государственного обвинения является самостоятельным процессуальным основанием прекращения уголовного преследования. С позиции теории уголовного процесса такой отказ пресекает осуществляемую прокурором функцию государственного обвинения. Вместе с тем, нельзя признать научно-обоснованным законодательное правило действующего уголовно-процессуального закона о правовых последствиях отказа прокурора от обвинения для суда, автоматически влекущего его обязанность прекратить уголовное дело или уголовное преследование в точном соответствии с позицией государственного обвинителя. 64

Государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может изменить обвинение в сторону смягчения путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму УК РФ, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой УК РФ, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте;

3) переквалификации деяния в соответствии с нормой УК РФ, предусматривающей более мягкое наказание.

Предоставляя прокурору возможность изменять в судебном заседании обвинение подсудимого в сторону смягчения (ч. 7 ст. 246 УПК РФ), закон однозначно запрещает использовать это правило в тех случаях, когда изменение обвинения связано с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении или с ухудшением положения подсудимого по иным основаниям либо когда новое обвинение, даже и менее тяжкое, будет существенно отличаться по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного. Это положение действует и в тех случаях, когда изменение обвинения не связано с восполнением неполноты предварительного расследования.

Основная деятельность прокурора в суде связана с представлением и исследованием им доказательств обвинения, а также с исследованием и опровержением доводов стороны защиты.

В подготовительной части судебного разбирательства закладывается фундамент объективного и всестороннего исследования обстоятельств дела, принимаются решения, важные для последующих его частей: заявляются и рассматриваются отводы, ходатайства, разъясняются права участникам судебного разбирательства, выясняется сама возможность рассмотрения уголовного дела в данном судебном заседании в виду неявки участвующих в деле лиц. Прокурор должен активно участвовать в обсуждении всех этих вопросов и высказывать свое мнение исходя из предстоящей ему обязанности доказать обвинение. Естественно, активность прокурора прямо пропорциональна степени его знакомства с материалами уголовного дела. Право заявления отводов гарантирует законность состава суда, поэтому вопросу наличия оснований для самоотвода прокурора и отвода судей, защитников и других участников судебного разбирательства следует придавать особое значения, помня, что приговор, постановленный незаконным составом суда или с нарушением права на защиту, всегда подлежит отмене (ч.2 ст.381 УПК РФ).

Задача прокурора, участвующего в предварительном слушании, состоит в том, чтобы не допустить исключения из предстоящего судебного разбирательства доказательств, о недопустимости которых заявила сторона защиты, прекращения уголовного дела или возвращения его прокурору. Деятельность прокурора в предварительном слушании направлена на то, чтобы убедить суд в наличии оснований для рассмотрения уголовного дела по существу с тем, чтобы получить возможность доказывать виновности подсудимого, то есть осуществлять государственное обвинение. И хотя ст. 234 УПК РФ не говорит об обязательности участия прокурора в предварительном слушании, на практике не вызывает сомнений, что без участия прокурора предварительное слушание невозможно. Так, ч.5 ст. 234 УПК РФ предусматривает возможность выяснить у стороны обвинения, нет ли у неё возражений против ходатайства об исключении доказательств, а согласно части 4 ст. 235, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты в обоснование утверждения о недопустимости обвинительных доказательств, лежит на прокуроре. Согласно ч.5 ст. 236 прокурор вправе в ходе предварительного слушания изменить обвинение. Естественно выполнение этих полномочий требует участия прокурора в предварительном слушании.

Прокурор должен тщательно продумать вопрос о возможности заявления ходатайств о вызове дополнительных свидетелей, назначении дополнительной или повторной экспертизы, истребовании документов. Иногда имеет смысл подумать о возможности осмотра места происшествия, следственного эксперимента или предъявления для опознания, однако иногда в тактических соображениях эти ходатайства можно приберечь на более поздний этап судебного разбирательства. Внимательно следует отнестись к аналогичным ходатайствам других участников уголовного процесса и, проявляя объективность, не высказывать необоснованных возражений против их удовлетворения.

Судебное следствие начинается с изложения прокурором сущности предъявленного подсудимому обвинения (ч.1 ст. 273 УПК РФ), Уже в этот момент прокурор определяет границы судебного разбирательства, обозначает предмет доказывания, то есть излагает те обстоятельства, которые он намерен доказать. Поэтому если в ходе предварительного слушания прокурор изменил обвинение, то в своем вступительном выступлении он доводит до сведения суда уже уточненную позицию. Это выступление имеет значение для всех участников судебного разбирательства и присутствующих в зале судебного заседания лиц: сторона защиты получает окончательное представлении о том, от какого обвинения предстоит защищаться, а присутствующие - о существе уголовного дела.

Прокурор представляет суду доказательства первым. Этого тоже требует логика состязательного процесса. Единственное исключение из этого правила сделано для подсудимого, которому принадлежит право давать показания в любой момент судебного следствия. Поэтому если подсудимый изъявит желание дать показания до представления доказательств государственным обвинителем, ему в этом не может быть отказано, однако государственный обвинитель получит право допросить подсудимого после того, как его допросят все участники процесса со стороны защиты. Прокурор не может настаивать на допросе подсудимого ни до начала исследования доказательств, ни в ходе судебного следствия, так как дача подсудимым показаний является его правом, но не обязанностью. Эту прописную истину приходится напоминать, так как в судебных заседаниях и сегодня, как прежде, нередко обсуждается вопрос о порядке исследования доказательств, хотя этот порядок определен законом: первой представляет доказательства сторона обвинения. После исследования доказательств, представленных стороной обвинения, исследуются доказательства, представленные стороной защиты (ч.2 ст. 273).

Государственный обвинитель самостоятельно определяет порядок представления суду своих доказательств, но он не может вмешиваться в порядок представления и исследования доказательств стороной защиты.

Представляя доказательства, прокурор допрашивает свидетелей и потерпевших, а также экспертов, оглашает с разрешения суда документы, представляет для осмотра вещественные доказательства. Желательно чтобы при этом прокурор знал, как выглядят эти доказательства. В противном случае может возникнуть ситуация, близкая к критической.

По делу об умышленном убийстве в суде осматривалось вещественное доказательство - металлический предмет, фигурирующий в деле, как монтировка-гвоздодер, которым по версии обвинения, подсудимый Р. нанес потерпевшему смертельные телесные повреждения. Предмет был обнаружен в месте, на которое указали свидетели П. и Т., осмотрен и описан в протоколе осмотра, предъявлен на опознание этим свидетелям и приобщен к делу в качестве вещественного доказательства. При осмотре этого вещественного доказательства в суде обнаружилось, что предмет имеет выраженный дефект в виде отломленного кончика с одной стороны. При этом ни в одном из ранее составленных протоколов на этот дефект никем указано не было. Обоснованным сомнениям в подлинности вещественного доказательства, а также в качестве названных следственных действий прокурор ничего противопоставить не мог.

Как обязанная осуществлять доказывание сторона, прокурор первым задает вопросы тем свидетелям, потерпевшим, экспертам, которые вызваны в суд по его ходатайству, в том числе, по списку лиц, указанному в обвинительном заключении (обвинительном акте). Прокурор должен так организовать допрос своих свидетелей, чтобы они в своих показаниях изложили суду те сведения, которые позволят прокурору обосновать обвинение.

Состязательность уголовного судопроизводства, ставящая суд в положение беспристрастного арбитра, не позволяет прокурору рассчитывать на помощь суда в допросе свидетелей и потерпевших и то, что они не скажут в судебном заседании, не будет использовано судом для обоснования приговора. Поэтому прокурор должен тщательно подготовиться к судебному следствию, продумать тактику и составить план допроса каждого свидетеля и потерпевшего, предусмотреть возможность изменения ими показаний в суде и заранее сформулировать вопросы, которые помогут ему напомнить свидетелю его гражданский долг. В необходимых случаях прокурор вправе заявить ходатайство об оглашении в судебном заседании протоколов допросов свидетелей и потерпевших, если их показания в суде имеют существенные противоречия с теми, которые были получены в ходе предварительного расследования. Суд вправе удовлетворить такое ходатайство даже без согласия стороны защиты. Сложнее обстоит дело с возможностью оглашения в суде показаний не явившихся свидетелей, поэтому прокурор должен принимать меры к явке в судебное заседание тех свидетелей, в допросе которых он заинтересован, хотя обязанность прокурора обеспечить явку свидетелей законом не предусмотрена.

Прокурор вправе не только огласить с разрешения суда заключение эксперта, но и заявить в судебном заседании ходатайство о назначении экспертизы, в том числе повторной или дополнительной, а при осмотре вещественных доказательств - обращать внимание суда на существенные с его точки зрения обстоятельства. Если прокурор видит, что суд испытывает затруднения в восприятии событий, связанных с определенной местностью, он должен завить ходатайство об осмотре местности, помещений. Не следует забывать о возможности опознания и освидетельствования непосредственно в судебном заседании.

В некоторых случаях прокурору приходится представлять суду дополнительные доказательства, например, документы, полученные после направления уголовного дела в суд без проведения следственных действий, например, свидетельствующих о смерти или тяжком заболевании свидетеля при обосновании ходатайства об оглашении протокола его допроса в ходе следствия. Вправе прокурор ходатайствовать перед судом о вызове и допросе дополнительных свидетелей, о существовании которых ему стало известно непосредственно в суде.

Представляя доказательства, государственный обвинитель должен учитывать участие в судебном заседании второй стороны, которая также вправе задавать свидетелем обвинения любые вопросы и может получить на них иные, чем на вопросы прокурора, ответы. Закон не запрещает прокурору повторно допрашивать свидетеля, однако такой допрос не должен носить характера давления на свидетеля, ибо это способно произвести на судей негативное впечатление.

Особенно тщательно прокурор должен подготовиться к допросу подсудимого, независимо от того, признает ли он себя виновным в совершении преступления.

Подсудимый с точки зрения закона является свидетелем защиты, и хотя он вправе давать показания в любой момент судебного заседания, первым его допрашивает защитник, выстраивая своими вопросами избранную им линию защиты. Однако государственный обвинитель, заинтересованный в том, чтобы разрушить версию защиты, должен суметь поставить перед подсудимым такие вопросы, ответ на которые может продемонстрировать суду ложность, неискренность показаний, неуверенность ответа и т.п.

Заявляя ходатайство об оглашении показаний обвиняемого, полученных в досудебном производстве при наличии предусмотренных законом оснований (чаще всего, в случае существенных противоречий с его показаниями в судебном заседании), прокурору следует помнить, что оглашены могут быть только показания, полученные с соблюдением права обвиняемого на защиту. В соответствии с п.1 ч.2 ст. 75 УПК РФ, показания обвиняемого, которые были даны в отсутствие защитника, даже, если обвиняемый от помощи защитника сам отказался, не подтвержденные им в судебном заседании, являются недопустимыми. В качестве примера ошибки такого рода используем уголовное дело по обвинению Р. в совершении умышленного убийства.

Уголовное дело было возбуждено по факту совершения умышленного убийства. Спустя некоторое время, следователь получил информацию о возможной причастности к совершению преступления группой лиц, к числу которых относился и Р. Следователь произвел в квартире, в которой проживал Р. обыск «с целью отыскания следов преступления и объектов преступной деятельности», после чего доставил Р. в орган дознания, где допросил Р. в качестве свидетеля, а по окончании допроса составил протокол задержания Р. в качестве подозреваемого. В судебном заседании Р. отрицал свою причастность к преступлению, то есть своих прежних «свидетельских» показаний не подтвердил. Тем не менее, по ходатайству государственного обвинителя суд огласил эти явно недопустимые показания.

Критическому допросу прокурор должен подвергнуть свидетелей, допрашиваемых по ходатайству защиты, если их показания противоречат доказательствам обвинения или тем показаниям, которые они давали в ходе предварительного следствия. Особенно внимательно следует отнестись к свидетелям, опровергающим обвинение, предоставляющим подсудимому алиби, впервые появившимся в суде, а также к неизвестно откуда взявшимся документам, предметам. Прокурор должен тщательно выяснять происхождение доказательств защиты и при неустранимых сомнениях заявлять суду возражение против их использования. Следует внимательно следить и за вопросами, формулируемыми другими участниками процесса, в том числе стороной защиты и высказывать свои возражения до того, как будет дан ответ, по тем из них, которые носят наводящий или провокационный характер, заданы в некорректной форме.

Одна из основных проблем современного судопроизводства связана с неявкой в суд значительной части свидетелей, а нередко, и потерпевших. Возможности оглашения в суде показаний не явившихся лиц ограничены перечнем причин, признаваемых уважительными (ч. 2 ст. 181 УПК РФ). В иных случаях ходатайство государственного обвинителя об оглашении протоколов допросов не явившихся в суд лиц может быть удовлетворено судом только при отсутствии возражений второй стороны. Прокурор вправе также просить об оглашении показаний потерпевшего, свидетеля, подсудимого при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде. Вправе прокурор ходатайствовать об оглашении показаний подсудимого, свидетеля или потерпевшего, отказавшихся в суде от дачи показаний. Согласия второй стороны на это не требуется, однако суд должен предоставить ей и в этом случае возможность высказать свое отношение к заявленному ходатайству.

Оглашение протоколов допросов существенно умаляет непосредственность исследования доказательств как судом, так и самим государственным обвинителем. Поэтому следовало бы ограничить возможность такого оглашения, исключить использование в суде показаний не явившихся свидетелей и потерпевших вопреки мнению стороны защиты, практика которого широко распространена.

Некоторые особенности имеет участие государственного обвинителя в суде, рассматривающем уголовное дело с участием присяжных заседателей. По мнению некоторых авторов, поддержание государственного обвинения по делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, необходимо поручать наиболее опытным прокурорам, обладающим соответствующими профессиональными навыками.65

Здесь прокурор имеет право участвовать в формировании коллегии присяжных заседателей, заявлять кандидатам в присяжные как мотивированные, так и немотивированные отводы, однако, в основном, специфика участия прокурора в суде присяжных касается тактики судебного следствия, требует хорошего знания обстоятельств дела, более серьезной подготовки к участию в судебном заседании и, конечно же, владения методом перекрестного допроса.

При заявлении обвиняемым ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке (глава 40 УПК РФ), прокурор вправе высказывать свое мнение об этом, исходя из известных ему из материалов уголовного дела обстоятельств и с учетом позиции потерпевшего. Рассмотрение дела в порядке, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ, зависит от подтверждения прокурором активного содействия обвиняемого следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления. Если прокурор подтверждает выполнение подсудимым условий заключенного с ним досудебного соглашения, он должен разъяснить суду, в чем именно выразилось содействие подсудимого следствию. 66

При решении вопроса о даче согласия на особый порядок принятия судебного решения государственный обвинитель должен убеждаться в наличии предусмотренных ст. 314 УПК РФ оснований для постановления приговора без проведения судебного разбирательства, что: 1) обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства; 2) ходатайство было заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником. 67

Приведём пример. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу адвоката Азыркиной Л.И. на приговор Верховного Суда Республики Мордовия от 28 сентября 2007 года, которым П. осужден по ст. 297 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 6000 рублей. П. признан виновным и осужден за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участника судебного разбирательства. В судебном заседании П. свою вину признал полностью. Дело по ходатайству осужденного рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства. Указанное ходатайство поддержано и адвокатом Азыркиной Л.И. Потерпевший К. и государственный обвинитель не возражали против рассмотрения уголовного дела в особом порядке. В кассационной жалобе адвокат Азыркина Л.И. просит приговор Верховного Суда Республики Мордовия в отношении П. отменить. В жалобе указывается, что назначая наказание и определяя его окончательный размер путём частичного сложения наказаний, по настоящему приговору и по приговору Атяшевского районного суда от 27.09.2007. Верховный Суд Республики Мордовия не принял во внимание то обстоятельство, что предыдущий приговор в законную силу не вступил. Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в возражениях, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным. Уголовное дело в отношении П. рассмотрено в соответствии с положениями главы 40 УПК РФ, регламентирующей особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Как следует из протокола судебного заседания, свою вину П. признал полностью и ходатайствовал о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, это ходатайство поддержано адвокатом Азыркиной Л.И., потерпевший и прокурор против рассмотрения дела в особом порядке не возражали.

Требования ст. ст. 314 – 316 УПК РФ при рассмотрении настоящего дела судом соблюдены. Действия осужденного квалифицированы по ст. 297 ч. 1 УК РФ правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована. Согласно положениям ч. 5 ст. 69 УК РФ наказание осужденному назначается по правилам ст. 69 ч. 2 и 3 УК РФ, если после вынесения приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершённом им до вынесения приговора по первому делу.

Таким образом, по смыслу закона, при назначении наказания по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ значение имеет не момент вступления приговора в законную силу, а время вынесения приговора. Этот вывод следует и из разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 года за №2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (п. 31 – 36).68

Следует заметить, что в соответствии с ч. 2 ст. 73 УПК РФ при судебном разбирательстве уголовного дела необходимо выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений, но и предлагать суду при наличии оснований вынести частное определение. Например, если по делу о краже будет доказано, что проникновение в помещение (склад или иное хранилище) стало возможным в силу отсутствия надлежащей охраны, это будет расценено как обстоятельство, способствовавшее совершению преступления.

Таким образом, государственное обвинение – это составная часть единого механизма осуществляемого прокурором уголовного преследования в судах первой инстанции, включающая в себя как процессуальные формы обоснования перед судом материально-правового тезиса обвинения и позицию государства об уголовном наказании виновных лиц, так и его деятельность по прекращению уголовного преследования вследствие обращения к суду с заявлением об отказе от обвинения полностью или частично, с изложением мотивов такого отказа. Эта процессуальная деятельность государственного обвинителя представляется единственной правовой организационной основой и процессуальной формой реализации уголовного преследования или его прекращения в суде первой инстанции при рассмотрении уголовных дел по существу.

На исследуемой стадии судебного разбирательства процессуальная деятельность государственного обвинителя осуществляется исключительно в целях создания надлежащих правовых условий законного и обоснованного осуществления им уголовного преследования и разрешения судом уголовного дела по существу. Прокурор заинтересован в безусловном соблюдении судом такого алгоритма действий как: а) открытие судебного заседания для придания ему легальности и осуществления проверки явки участников судебного заседания в суд для определения возможности проведения судебного заседания; б) установление законности участия в судебном разбирательстве всех участников процесса и доведение до суда позиции сторон о возможности судебного производства по делу в случае неявки конкретных участников судебного заседания; в) обеспечение наличия необходимых средств доказывания путем заявления и разрешения ходатайств.

Правовой статус прокурора в судебном разбирательстве уголовного дела позволяет прокурору реализовать его основную функцию по процессуальному продвижению обвинения на условиях его законности и обоснованности. Именно эта функция прокурора в механизме осуществляемого им уголовного преследования позволяет: в подготовительной части - реализовать полномочия государственного обвинителя по обеспечению условий поддержания обвинения и разрешения уголовного дела по существу; в судебном следствии – реализовать соответствующие в этой части судебного разбирательства процессуальные формы доказывания суду обстоятельств обвинения, в том числе виновности подсудимого; в судебных прениях посредством провозглашения речи, публично сформулировать и обосновать итоговый вывод о законности и обоснованности обвинения и позиции государства о мерах уголовной ответственности.69

Перечень полномочий, предоставленных государственному обвинителю, вполне достаточен для выполнения стоящих перед прокурором в этой стадии уголовного судопроизводства задач.

При этом целесообразно внести в УПК РФ, в частности в ст. 246 и 252 УПК РФ, дополнения, которые предоставили бы прокурору право в ходе судебного разбирательства уголовного дела, при условии соблюдения четких и конкретных процедур, обеспечивающих дополнительные гарантии реализации подсудимым права на защиту, изменять обвинение на более тяжкое либо предъявлять новое обвинение, ухудшающее положение подсудимого (разумеется, при условии, что такое изменение обвинения не будет связано с восполнением неполноты предварительного расследования).

Известно, что запрет на изменение в суде обвинения в худшую для подсудимого сторону в российском законодательстве существовал и ранее (ст.254 УПК РСФСР), однако тогда невозможность исправления в судебном заседании ошибки органов расследования при установлении фактических обстоятельств либо квалификации деяния компенсировалась правом суда возвратить уголовное дело для дополнительного расследования.

Если в законе будет предусмотрена обязанность государственного обвинителя излагать свою позицию, связанную с изменением обвинения, в письменном виде, а равно будут установлены форма этого процессуального решения, сроки и порядок подготовки подсудимого к защите от нового обвинения, то и при изменении прокурором предъявленного обвинения на обвинение, ухудшающее положение подсудимого, право на защиту не нарушится.

Предоставление государственному обвинителю правомочий по изменению обвинения в суде не будет противоречить ни Конституции РФ, ни Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку подсудимый будет «незамедлительно и подробно» уведомлен о предъявлении ему нового обвинения и будет иметь возможность подготовиться к защите.

Соответствующая норма существует в ряде государств Европы, а также стран СНГ (Армения, Республика Беларусь, Молдова). Небезынтересно отметить, что введенный в действие в этом году Уголовно-процессуальный кодекс Украины предусматривает возможность изменения прокурором обвинения в суде, в том числе на более тяжкое, и даже предъявление дополнительного обвинения, если во время судебного разбирательства установлены новые фактические обстоятельства уголовного правонарушения, в совершении которого обвиняется лицо (ст. 337–341). Кодекс Украины подробно регламентирует порядок предъявления подсудимому нового обвинения (составляется новый обвинительный акт), предоставление подсудимому возможности подготовиться к защите (отложение разбирательства не менее чем на 7 дней), согласование с вышестоящим прокурором процессуальных документов государственного обвинителя об изменении обвинения, выдвижении нового обвинения, а также об отказе от поддержания государственного обвинения.

Вопрос о процессуальном положении прокурора в проверочных стадиях судебного производства по уголовным делам в доктрине уголовного процесса до сих пор остается дискуссионным. Многие ученые сходятся во мнении, что при проверке правосудности приговоров и других судебных решений прокурор, оставаясь стороной обвинения, продолжает осуществлять функцию уголовного преследования и одновременно является представителем государства, защищающим публичные интересы, т.е. осуществляет правозащитную функцию.70 Другие же исследователи полагают, что прокурор, на которого возложена обязанность осуществления уголовного преследования, не может ни осуществлять функцию защиты, ни способствовать ее осуществлению5. Существует и такая точка зрения, что в суде проверочной инстанции функция прокурора не связана с поддержанием государственного обвинения, а участвуя в заседании такого суда, прокурор лишь призван высказать свое мнение по поводу законности принятого судом нижестоящей инстанции решения.71

Законодатель сохранил право прокурора участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении этой меры пресечения; при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, а также при рассмотрении жалоб в порядке, установленном ст. 125 (п. 8 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

Участие прокурора в рассмотрении судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу обязательно вне зависимости от того, возбуждено ходатайство дознавателем с согласия прокурора либо следователем с согласия руководителя следственного органа. Прокурор, участвующий в судебном заседании, обязан излагать суду свое мнение (возможно, отличающееся от мнения следователя и его руководителя), руководствуясь лишь требованиями закона. В этой связи, представление прокурору копий направленных в суд ходатайств и приложенных к ним материалов руководителями следственных органов ещё до судебного заседания способствовало бы выработке единой, соответствующей закону, позиции участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения перед судом. Однако в настоящий момент времени такого положения уголовно-процессуальный закон не содержит, что на наш взгляд, препятствует полноценной реализации прокурором своих полномочий.

Участие прокурора при рассмотрении судом жалоб в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, в новых условиях тоже будет иметь свою специфику. Может сложиться такая ситуация, когда в суд обратится заявитель, ранее уже обращавшийся с жалобой к прокурору. В случае, если прокурор выносил постановление об удовлетворении жалобы и направлял руководителю следственного органа требование об устранении нарушений федерального законодательства, однако следователь и руководитель следственного органа не согласились с требованиями прокурора, прокурор, участвующий в судебном заседании при рассмотрении жалобы того ж заявителя, должен представить суду копию своего требования и копию ответ руководителя следственного органа, отклонившего это требование. Полагая, что требования заявителя в соответствии с законом подлежат удовлетворению, прокурор должен заявить об этом суду. Если ранее жалоба заявителя, обратившегося в суд, прокурором не рассматривалась, но прокурор, ознакомившись с жалобой до судебного заседания, полагает, что жалоба должна быть удовлетворена, то он вправе отменить незаконное или необоснованное постановление дознавателя либо направить в следственный орган требование об устранении нарушений федерального законодательства.72

Таким образом, возложив обязанности по поддержанию обвинения на государственного обвинителя, законодатель не регламентировал обязанности по исполнению двух различных функций (прокурора и государственного обвинителя) с отдельными правами и обязанностями одним лицом. Это не позволяет каждому из этих лиц в отдельности выполнить все необходимые функции прокурора и государственного обвинителя.


2.3. Полномочия прокурора в вышестоящих судебных инстанциях и стадии исполнения приговора

Анализ содержания норм Закона о прокуратуре свидетельствует о том, что положения указанного закона до настоящего времени не приведены в соответствие с УПК РФ. Так, согласно ст. 36 указанного закона прокурор или его заместитель в пределах своей компетенции приносит в вышестоящий суд кассационный или частный протест либо протест в порядке надзора на незаконный или необоснованный приговор, определение или постановление суда. Вместе с тем уголовно-процессуальное законодательство позволяет прокурору внести в вышестоящий суд только такой акт реагирования, как представление.

В отличие от действующего уголовно-процессуального закона, УПК РСФСР (ч. 3 ст. 478) прямо закреплял за государственным обвинителем или вышестоящим прокурором обязанность принести представление в апелляционную или кассационную инстанцию на приговор или иное судебное решение суда первой инстанции, если, по их убеждению, оно вынесено незаконно, необоснованно или несправедливо. Несмотря на отсутствие законодательного закрепления такой обязанности у прокурора в настоящее время, следует критически относиться к точке зрения отдельных авторов, согласно которой на прокуроров не возлагается обязанность приносить представление на каждый незаконный или необоснованный приговор. 73

В соответствии с положениями применяемого в настоящее время закона, представления на не вступившие в законную силу приговоры и постановления, вынесенные мировыми судьями, рассматриваются в апелляционном порядке. В кассационном порядке судом рассматриваются представления на не вступившие в законную силу решения судов первой и апелляционной инстанций, за исключением судебных решений, вынесенных мировыми судьями.

Вступившим в силу с 1 января 2013 г. Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. № 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (далее - Федеральный закон № 433-ФЗ) в уголовное судопроизводство России по всем уголовным делам в качестве суда второй инстанции введён суд апелляционной инстанции.

Функции кассационного суда по Федеральному закону № 433-ФЗ также кардинально изменились. Если раньше кассационная инстанция рассматривала жалобы и представления на приговоры и другие решения суда первой инстанции, которые не вступили в законную силу, то теперь по новому закону она рассматривает жалобы и представления на приговоры и другие решения суда первой инстанции, вступившие в законную силу.

Поскольку представление отнесено законодателем к категории актов прокурорского реагирования, ему присущи общие признаки, характерные для родового понятия, а именно оно: выносится только уполномоченными на то должностными лицами органов прокуратуры в пределах их компетенции; выражает властное волеизъявление; изменяет уголовно-процессуальные отношения; принимается в установленном законом порядке; выражается в определённой законом форме.

В настоящее время право принесения апелляционного (кассационного) представления принадлежит государственному обвинителю, принимавшему участие в судебном разбирательстве уголовного дела, или вышестоящему прокурору.

Вышестоящий прокурор обязан приносить апелляционное или кассационное представление в том случае, если он убежден, что судебное решение является незаконным, а государственный обвинитель не находит оснований к пересмотру судебного акта. Кроме того, вышестоящему прокурору надлежит реализовывать своё право на подачу апелляционного (кассационного) представления, когда имеются конкретные причины, препятствующие принесению государственным обвинителем представления: нахождение его в командировке, болезнь и т.п., что делает обжалование судебного решения собственно государственным обвинителем невозможным.

При этом вышестоящим прокурором по отношению к государственному обвинителю может быть, во-первых, прокурор вышестоящего уровня прокуратуры в тех случаях, когда государственное обвинение в суде первой инстанции поддерживал прокурор - руководитель соответствующей прокуратуры. Во-вторых, в качестве вышестоящего прокурора может выступать прокурор - руководитель соответствующей прокуратуры в тех случаях, когда в качестве государственного обвинителя в суде первой инстанции выступало должностное лицо прокуратуры (например, помощник прокурора) по поручению соответствующего прокурора.

УПК РФ не допускает возможности одновременного принесения представлений на судебные решения государственным обвинителем и вышестоящим прокурором, поскольку между упоминаниями о данных лицах в ч. 4 ст. 354 УПК РФ содержится разделительный союз «или», дозволяющий осуществление названных полномочия либо государственным обвинителем, либо вышестоящим прокурором.

Исходя из этого, должностным лицам органов прокуратуры следует вырабатывать единую позицию по уголовному делу, подлежащую отражению в представлении. В случае недостижения согласия по вопросу наличия оснований для принесения кассационного представления или его содержания между государственным обвинителем и вышестоящим прокурором по конкретному уголовному делу окончательное решение должно приниматься вышестоящим прокурором. Как отмечает В.О. Трофимов, в такой ситуации за вышестоящим прокурором следует признавать право отзывать апелляционное или кассационное представление либо изменять его содержание путём подачи дополнительного представления. 74

Тем не менее уголовно-процессуальный закон сегодня предоставляет право отзыва представления либо его изменения только его автору (ч. 3, 4 ст. 359, ч. 3 ст. 389.8 УПК РФ), из чего следует, что вышестоящий прокурор не вправе отозвать или дополнить представление, внесенное государственным обвинителем.

Несмотря на то, что изложенные в апелляционном или кассационном представлении прокурора доводы подлежат рассмотрению вышестоящим судом, такое представление, по сути, содержит в себе предусмотренное законом властное предписание для суда, постановившего приговор или вынесшего иное обжалуемое решение, о необходимости направления уголовного дела в суд апелляционной или кассационной инстанции и приостановлении исполнения приговора.

Процессуальное значение апелляционного (кассационного) представления состоит в том, что оно выступает поводом для возбуждения самостоятельной стадии уголовного процесса - производства в суде второй инстанции. Возбуждение апелляционного (кассационного) производства влечёт изменение уголовно-процессуальных отношений, заключающееся в возложении на участников судебного разбирательства определённых законом обязанностей и появлении у них дополнительных прав. В частности, суд, постановивший приговор или вынесший иное обжалуемое решение, обязан известить о принесенном представлении и направить его копию осуждённому или оправданному, его защитнику, потерпевшему и его представителю, а также гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям, если представление затрагивает их интересы. Указанные участники судебного разбирательства получают право на подачу возражений на представление в письменном виде. Помимо этого, подача представления приостанавливает приведение приговора в исполнение.

Вышестоящий суд кассационной инстанции обязан принять кассационное представление прокурора, рассмотреть его, проверить постановленный приговор или иное обжалуемое судебное решение и вынести соответствующее решение.

Представление на приговор или иное решение суда первой инстанции может быть подано прокурором в апелляционном или кассационном порядке в течение 10 суток со дня провозглашения приговора или вынесения иного решения суда. Федеральным законом № 433-ФЗ допустимый срок подачи кассационного представления установлен в течение одного года со дня вступления судебного решения в законную силу.

Сокращённый срок обжалования установлен для постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом. Согласно ч. 11 ст. 108 УПК РФ на данное постановление может быть внесено представление в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение трёх суток со дня его вынесения.

Статья 357 УПК РФ допускает восстановление пропущенного срока судом, постановившим приговор или вынесшим иное обжалуемое решение, в случае пропуска его по уважительной причине.

Прокурорская практика показывает, что в качестве уважительной причины восстановления пропущенного срока принесения представления признается вручение копии обжалуемого судебного решения прокурору по истечении 5 суток со дня его провозглашения, а также несвоевременное изготовление протокола судебного заседания.

Протокол судебного заседания фиксирует все действия и решения суда, а равно действия участников судебного разбирательства, имевшие место в ходе судебного заседания (ст. 245 УПК РФ). Именно по протоколу судебного заседания прокурор, который будет участвовать в суде кассационной (апелляционной) инстанции, сможет судить о допущенных нарушениях, если он не участвовал в рассмотрении дела в суде первой инстанции. Протокол судебного заседания должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарём судебного заседания в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания. Председательствующий обеспечивает сторонам возможность ознакомления с протоколом судебного заседания в течение 3 суток со дня получения ходатайства. Однако практические работники отмечают, что в большинстве случаев судьи не укладываются в 3-суточный срок изготовления окончательной редакции протокола судебного заседания.

Учитывая, что внесение развёрнутых и мотивированных представлений нередко невозможно без ознакомления с протоколом судебного заседания, особенно в случае внесения представления по такому основанию, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, прокурор не по своей вине пропускает установленный законом срок для принесения представления или вынужденно ограничивается написанием неполного предварительного представления. В связи с этим полагаем, что несвоевременное изготовление протокола судебного заседания следует считать уважительной причиной пропуска срока обжалования и безусловным основанием для его восстановления.

Государственным обвинителем может быть принесено апелляционное или кассационное представление не только на итоговое судебное решение (приговор, постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, постановление об освобождении лица от уголовной ответственности или от наказания и о применении к нему принудительных мер медицинского характера), но и на другие судебные решения.

В частности, введённой Федеральным законом № 433-ФЗ ст. 389.2 УПК РФ предусмотрено, что до вынесения итогового судебного решения апелляционному обжалованию подлежат судебные постановления или определения об избрании меры пресечения или о продлении сроков её действия, о помещении лица в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы, о приостановлении уголовного дела, о передаче уголовного дела по подсудности или об изменении подсудности уголовного дела, о возвращении уголовного дела прокурору, другие судебные решения, затрагивающие права граждан на доступ к правосудию и на рассмотрение дела в разумные сроки и препятствующие дальнейшему движению дела, а также частные определения или постановления.

К примеру, в качестве других судебных решений, подлежащих обжалованию, следует признавать: постановление об отказе в восстановлении пропущенного срока, постановление о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причинённого преступлением, либо возможной конфискации имущества, определение или постановление о проведении закрытого судебного разбирательства, определение или постановление о проведении судебного разбирательства в отсутствие подсудимого, постановление о назначении судебной экспертизы и др.

Исключение составляют определения или постановления, вынесенные в ходе судебного разбирательства:

1) о порядке исследования доказательств;

2) об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства;

3) о мерах обеспечения порядка в зале судебного заседания, за исключением определений или постановлений о наложении денежного взыскания.

Данные решения суда в настоящее время не подлежат апелляционному или кассационному обжалованию. Однако в ч. 2 ст. 389.2 УПК РФ в редакции Федерального закона № 433-ФЗ указано, что такие судебные решения будут обжаловаться в апелляционном порядке одновременно с обжалованием итогового судебного решения по делу.

5. В соответствии со ст. 363, 375 УПК РФ апелляционное и кассационное представления должны отвечать ряду обязательных требований, несоблюдение которых препятствует рассмотрению уголовного дела в суде второй инстанции.

В качестве специфических признаков апелляционного (кассационного) представления можно выделить следующие:

- наличие цели: восстановление нарушенных прав и законных интересов участников уголовного процесса, интересов общества и государства, устранение нарушений в деятельности нижестоящих судов;

- содержание оценки законности деятельности суда первой инстанции по рассмотрению уголовного дела.

Государственный обвинитель (вышестоящий прокурор), как правило, подаёт апелляционное или кассационное представление в интересах иных представителей стороны обвинения (потерпевшего, гражданского истца). Однако возможны ситуации, когда государственный обвинитель будет защищать интересы подсудимого от незаконного, необоснованного или несправедливого судебного решения. Это может иметь место в случаях, когда суд в обвинительном приговоре указал на квалифицирующие признаки, которые не вменялись подсудимому в вину, когда было назначено наказание, превышающие предложение стороны обвинения, а также в случае неправильного применения судом уголовного закона.

Как правильно отмечал М.И. Бажанов, кассационный протест прокурора считался одним из основных процессуальных средств исправления судебных ошибок и обеспечения прокурором в кассационной инстанции законности и обоснованности выносимых судами первой инстанции приговоров.75

С учётом изложенного, апелляционное (кассационное) представление прокурора можно определить как облеченное в установленную законом форму и содержащее властное волеизъявление процессуальное действие, в котором прокурор в определённом законом порядке даёт оценку законности деятельности суда первой инстанции по рассмотрению уголовного дела с целью восстановления нарушенных прав и законных интересов участников уголовного процесса, интересов общества и государства, устранения нарушений в деятельности суда.76

В приказе Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. №465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства», требуется считать участие в судебных стадиях уголовного судопроизводства одной из важнейших функций прокуратуры; назначать государственных обвинителей заблаговременно, чтобы они имели реальную возможность подготовиться к судебному разбирательству. Предписывается учитывать, что кассационные представления могут быть принесены и в случаях обнаружения нарушений закона, не указанных заявителем. По результатам рассмотрения обращения при отсутствии оснований для принесения кассационного (надзорного) представления составлять аргументированное заключение, заявителю направлять мотивированный ответ. При наличии оснований для обжалования судебных решений прокурорам в пределах их компетенции приносить кассационное представление в соответствующий суд либо направлять ходатайство вышестоящему прокурору о принесении кассационного представления с приложением проекта представления. Прокуроры при подготовке к участию в рассмотрении кассационного представления обязаны выяснять наличие по этому же делу кассационных жалоб других участников процесса, быть готовыми выразить свое отношение к ним. Генеральный прокурор РФ установил, прокуроры какого уровня должны принимать участие в рассмотрении уголовных дел судебными коллегиями Верховного Суда РФ, заседании президиума верховного суда республики, краевого, областного суда, приравненных к ним судов.

Прокурор в судебном заседании имеет возможность ознакомиться с кассационной жалобой, представлением, заявить отвод или ходатайство, имеет право выступить по делу, выразить свое мнение, внести замечания по содержанию протокола (ст. 401.13 УПК РФ). То есть, наделен теми же правами, что и другие лица, обжалующие решение суда в кассационном порядке.

Статья 37 УПК РФ рассматривает прокурора в судебном производстве только как государственного обвинителя, но если нет в кассационном производстве функции обвинения, то тогда не должно там быть и государственного обвинителя. Отсутствие необходимости в государственном обвинителе обосновывается тем, что решение суда обжалуется только в том случае, «если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия» (ст.401.6 УПК РФ). Следовательно, в кассационном производстве должен присутствовать не государственный обвинитель, а прокурор, и только в случае, когда приговор обжалуется по ухудшающему положение обвиняемого основанию, поскольку обжалование по обвинительному основанию осуществляет прокурор. Кроме того в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела по кассационным жалобе, представлению участие прокурора обязательно.

Анализ цели участия прокурора, его прав и обязанностей на стадии кассационного производства по пересмотру решений, вступивших в законную силу, показывает, что особенность участия прокурора в кассационном производстве состоит в том, что предметом судебного разбирательства в кассационном порядке является законность приговора, определения или постановления суда, вступивших в законную силу (ст.401.1 УПК РФ).

Просьба прокурора, содержащаяся в представлении, ограничивается правом кассационного суда принять определенное решение:

  • отменить приговор, определение или постановление суда и все последующие судебные решения и прекратить производство по данному уголовному делу;

  • отменить приговор, определение или постановление суда и все последующие судебные решения и передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение либо возвратить дело прокурору;

  • отменить приговор суда апелляционной инстанции и передать уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение;

  • отменить решение суда кассационной инстанции и передать уголовное дело на новое кассационное рассмотрение;

  • внести изменения в приговор, определение или постановление суда.

Участие прокурора в рассмотрении дела определяется тем, что суд кассационной инстанции в соответствии со ст.401.1 УПК РФ только проверяет производство по уголовному делу в полном объеме или в объеме, заявленном в жалобе или представлении. Однако суд не устанавливает доказанность фактов, которые не были установлены в приговоре или были отвергнуты им, и не предрешает вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, достоверности или недостоверности того или иного доказательства и преимущества одних доказательств перед другими. Следовательно, прокурор на этом этапе не участвует в поддержании обвинения.

Установленный законом порядок производства, не предусматривающий надлежащего прокурорского надзора за законностью выносимых судом приговоров, увеличивает вероятность принятия ошибочных решений и не способствует осуществлению правосудия. Кассационное производство, подчеркивал И.Д. Перлов, служит средством осуществления прокурорского надзора за законностью и обоснованностью приговоров, определений, постановлений. «Обращаясь в кассационную инстанцию с протестом, активно участвуя в рассмотрении судом кассационных жалоб и протестов, прокурор добивается отмены или изменения незаконных и необоснованных приговоров, восстановления нарушенных прав граждан».77Несмотря на давность этого высказывания, оно могло бы лечь в основу корректировки современного законодательства.

Порядок организации надзорного производства в УПК РФ до выхода Федерального закона от 29 декабря 2010 г. №433-ФЗ повторял порядок организации надзорного производства УПК РСФСР 1960 г.

Изменение роли прокурора в надзорной инстанции породило дискуссию о том, какую задачу решают высшие инстанции суда в стадии производства в надзорной инстанции. Пересмотр вступивших в законную силу приговоров, постановлений и определений судов является дополнительной стадией уголовного процесса в качестве еще одной гарантии защиты прав участников уголовного судопроизводства. Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 8 декабря 2003 г. №18-П отмечает, что потерпевшим и обвиняемым должно быть обеспечено рассмотрение уголовного дела как минимум в двух судебных инстанциях. Надзорный порядок пересмотра судебных решений необходим так же, как необходимо и кассационное и апелляционное рассмотрение уголовных дел, поскольку в надзорном порядке исправляются ошибки, допущенные судами первой инстанции, и неустранение их неизбежно приведет к усугублению ситуации. Как правило, эти погрешности должны и могли быть исправлены в суде второй инстанции, но по вине определенных лиц остались неустраненными.

В судебном заседании при рассмотрении уголовного дела по надзорным жалобе или представлению участие прокурора обязательно.

hello_html_m525029e0.gifПроцедура рассмотрения поступившей жалобы (представления) не предусматривает участие прокурора, поскольку надзорная жалоба (представление) изучаются судьей Верховного Суда РФ; судья изучает их по приложенным к ним материалам, либо по материалам истребованного уголовного дела; по результатам изучения надзорной жалобы (представления) судья Верховного Суда РФ выносит постановление (ч.1 и 2 ст. 412. 5 УПК РФ). Прокурор не участвует в принятии решения об отказе в передаче надзорной жалобы (представления) для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда РФ, поскольку право не согласиться с постановлением судьи Верховного Суда РФ об отказе в передаче надзорной жалобы (представления) принадлежит только Председателю Верховного Суда РФ или его заместителю (ч.3 ст.412.5 УПК РФ). Если ранее прокурор знакомился с жалобой до начала ее рассмотрения и мог высказать представителю суда свое мнение по правомерности рассмотрения, то теперь информацию о ней он получает в судебном заседании из доклада судьи Верховного Суда РФ (ч.4 ст.412.11 УПК РФ). Прокурору, как и другим участникам, предоставлено право выступить по существу дела (ч.6 ст.412.10 УПК РФ), но регламентом для него не предусмотрено право дачи заключения.

Исходя из вышеперечисленного, возникает вопрос, из чего же возникает обязательность присутствия прокурора в судебном заседании? Эта обязательность не вытекает из необходимости давать пояснения по жалобе или представлению, поскольку из смысла нормы ч.6 ст.412.10 УПК РФ вытекает, что пояснения даются, только если лицо подавшее жалобу или представление участвуют в заседании.

Обязав прокурора присутствовать при рассмотрении жалобы, законодатель не определил, в чем должно проявиться это присутствие, какую функцию он на него возлагает. Логично было бы предположить, что присутствие прокурора необходимо для осуществления функции надзора за соблюдением законности, а в случае выявления нарушения закона и осуществления им функции восстановления законности для принятия мер по устранению этого нарушения. Если это не определено, то теряется смысл присутствия прокурора при рассмотрении жалобы.

Таким образом, можно сделать вывод, что развитие института пересмотра судебных решений, вступивших в законную силу, через надзорное производство ориентировано на «свертывание» роли прокурора в этом производстве. Функция прокурора по надзору за соблюдением законности, которая должна присутствовать на всех стадиях судебного производства, не получила соответствующей регламентации. Свобода действий прокурора в опротестовании незаконных решений через надзорное представление ограничена полномочием Генерального прокурора РФ и его заместителей подписывать представление. Это ограничение проявляется в том, что прокурор (государственный обвинитель) и осужденный (его представитель), получив копию решения по уголовному делу в первой, апелляционной или кассационной инстанции, могут его обжаловать в установленном законом порядке в надзорной инстанции только после подписи этого представления указанными лицами.

Приговор в надзорной инстанции, в соответствии с ч.1 ст.401.2 УПК РФ, может быть обжалован осужденным, оправданным, их защитниками и законными представителями, потерпевшим, частным обвинителем, их законными представителями и представителями и другими лицами, в то время как прокурор (государственный обвинитель) не может обжаловать приговор суда, поскольку это полномочие предоставлено только Генеральному прокурору РФ и его заместителям, прокурорам субъектов РФ и их заместителям. При этом в соответствии с ч.3 ст. 412.3 УПК РФ, если надзорная жалоба должна быть подписана лицом, подавшим жалобу, то надзорное представление должно быть подписано Генеральным прокурором РФ или его заместителем.

Необходимо восстановить права прокурора в надзорном производстве в соответствии с его предназначением как представителя органа надзора за соблюдением законности, для чего:

  1. В рамках надзорного производства для рассмотрения поступивших надзорных жалоб (представлений) решением Генерального прокурора РФ, при Верховном Суде РФ должен быть назначен «прокурор при Верховном Суде РФ».

  2. Присутствие прокурора на судебном заседании по рассмотрению Президиумом Верховного Суда РФ надзорной жалобы (представления) должно быть обязательным.78


2.4. Прокурор в стадии возобновления производства по уголовному делу ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств

Право возбуждения производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в соответствии со ст.415 УПК РФ принадлежит прокурору, за исключением обстоятельств, указанных в пп.1 и 2 ч.4 ст.413 УПК РФ, по которым пересмотр осуществляется Президиумом Верховного Суда РФ. По результатам рассмотрения, копии постановления Президиума Верховного Суда РФ направляется прокурору. Последнее следует рассматривать как признание за прокурором функции надзора за соблюдением законности.

Поводами для возбуждения производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств могут быть сообщения граждан, должностных лиц, а также данные, полученные в ходе предварительного расследования и судебного рассмотрения других уголовных дел.

Если в сообщении имеется ссылка на наличие обстоятельств, указанных в п.1-3 ч.3 ст.413 УПК РФ, то прокурор своим постановлением возбуждает производство ввиду вновь открывшихся обстоятельств, проводит соответствующую проверку, истребует копию приговора и справку суда о вступлении его в законную силу.

Если в сообщении имеется ссылка на наличие обстоятельств, указанных в п.3 ч.4 ст.413 УПК РФ, то прокурор выносит постановление о возбуждении производства ввиду новых обстоятельств и направляет соответствующие материалы руководителю следственного органа для производства расследования этих обстоятельств и решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных нарушений уголовного законодательства. Это дает основание считать, что под иными обстоятельствами можно рассматривать нарушения уголовного закона, которые не были известны суду на момент принятия решения, но о наличии которых говорят факты, приведенные в сообщении.

По окончании проверки или расследования и при наличии основания возобновления производства по уголовному делу прокурор направляет уголовное дело со своим заключением, а также с копией приговора и материалами проверки или расследования, в суд.

При отсутствии оснований возобновления производства по уголовному делу прокурор своим постановлением прекращает возбужденное им производство.

Заключение прокурора о необходимости возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств рассматривается на судебном заседании. Судья районного суда рассматривает заключение прокурора единолично в порядке, установленном ч.1-7 ст.407 УПК РФ.

Следует обратить внимание, что в ч.1 ст.417 УПК РФ «Порядок разрешения судом вопроса о возобновлении производства по уголовному делу» законодатель использует выражение «заключение прокурора о необходимости возобновления производства», а в части 3 этой же статьи выражение «заключение прокурора о возобновлении производства». В ст.418 УПК РФ также сказано, что суд рассматривает «заключение прокурора о возобновлении производства». Прокурор может возбуждать производство с целью проведения проверки, а возобновить производство по уголовному делу может только суд после получения заключения о необходимости возобновления производства.

Рассмотрев заключение прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, суд принимает одно из следующих решений:

  1. об отмене приговора, определения или постановления суда и передаче уголовного дела для производства нового судебного разбирательства;

  2. об отмене приговора, определения или постановления суда и о прекращении уголовного дела;

  3. об отклонении заключения прокурора.

Судебное разбирательство по уголовному делу после отмены судебных решений по нему ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, а также обжалование новых судебных решений, производятся в общем порядке. При этом законодатель не указывает на возможность обжалования решений суда об отклонении заключения прокурора. Прокурор может принять решение об обжаловании решения суда.

Прокурор может возбудить производство о пересмотре обвинительного приговора ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в пользу осужденного по истечении любого срока.

Обеспечивая законность и объективность при рассмотрении информации и обращений, прокурор осуществляет тщательную проверку вновь открывшихся обстоятельств, при этом вступивший в законную силу приговор суда может быть отменен, а производство ввиду новых обстоятельств может быть возобновлено.

Так, Н. была признана виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и осуждена по п. «б» ч.2 ст.111 и ст.156 УК РФ. После вступления приговора в отношении Н. в законную силу потерпевший А. скончался в реанимационном отделении больницы. Прокурор района в соответствии со ст. 415, п.3 ч.4 ст.413 УПК РФ возбудил производство по уголовному делу в отношении Н. ввиду новых обстоятельств.

В ходе проверки была произведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, согласно выводам которой между причинёнными потерпевшему телесными повреждениями (за их причинение осуждена Н.) и наступлением его смерти существует причинно-следственная связь. Эти обстоятельства на момент рассмотрения уголовного дела и вынесения приговора Н. не были известны суду и являются новыми. Президиум областного суда отклонил заключение и.о. прокурора области о возобновлении производства по уголовному делу и отмене состоявшегося приговора в отношении Н., сославшись на предусмотренный ст.252 УПК РФ запрет на изменение обвинения, если при этом ухудшается положение подсудимого и нарушается его право на защиту. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила заключение заместителя Генерального прокурора РФ о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.79

Анализируя действия прокурора на стадии возобновления производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, можно сделать вывод, что возобновление производства по новым и вновь открывшимся обстоятельствам является самостоятельной стадией уголовного судопроизводства и представляет собой существенную гарантию законности в правосудии. Оно позволяет исправить любую судебную ошибку по вступившему в законную силу и даже исполненному обвинительному приговору суда независимо от времени его постановления. В данном порядке могут быть пересмотрены решения любого судебного органа, вплоть до Верховного Суда РФ.

Таким образом, прокурор на стадии возобновления производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств осуществляет функцию надзора за соблюдением законности. Принимая меры по восстановлению законности, при наличии к тому оснований прокурор осуществляет функцию восстановления законности. Функция восстановления законности может проявляться в форме вынесения постановления о возбуждении производства ввиду вновь открывшихся обстоятельств, в форме вынесения постановления о возбуждении производства ввиду новых обстоятельств, в форме прекращения производства, в форме подготовки заключения, в форме утверждения заключения (если проводилось расследование) и направления его в суд.

В судебном следствии по уголовному делу по вновь открывшимся обстоятельствам прокурор осуществляет функцию поддержания государственного обвинения, обеспечивая его законность через осуществление соответствующих функций.

Регламентируя деятельность прокурора на стадии возобновления производства ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств, законодатель определяет функции прокурора через его права.

Заменив обязанность прокурора осуществлять надзор за соблюдением законности в судебном производстве правом, законодатель ослабил мотивацию прокурора по осуществлению функции. Поэтому 1) надзорная функция прокурора должна быть восстановлена; 2) надзор за соблюдением законности должен стать обязанностью прокурора; 3) функции прокурора в судебном производстве, определенные в Закона о прокуратуре и представленные в УПК РФ, должны быть согласованы.80


ВЫВОДЫ

Исходя из содержания настоящего исследования, к выводам 2 главы и предложениям научно-теоретического характера отнесем следующие.

Прокурор является единственным должностным лицом, которое реализует свои полномочия во всех стадиях уголовного процесса.

Исходя из понятия прокурора и объема его компетенций, можно говорить о двух видах полномочий, осуществляемых прокурором на разных этапах уголовного судопроизводства: 1) полномочия в досудебном производстве; 2) полномочия в судебном производстве. В досудебном производстве, в зависимости от исполняемой прокурором процессуальной функции, полномочия прокурора обеспечивают осуществление уголовного преследования, либо связаны с осуществлением процессуального надзора за соблюдением федеральных законов органами дознания и органами предварительного следствия как указано в ч. 1 ст. 37 УПК РФ.

Функция уголовного преследования наиболее полно реализуется прокурором в судебных стадиях уголовного судопроизводства. По сравнению с досудебными стадиями изменяется содержание возложенные на прокурора законом государственных обязанностей, обусловленное иным порядком производства в судебных стадиях.

Деятельность прокурора в досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства осуществляется в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (уголовное преследование), она также направлена на защиту охраняемых законом интересов общества и государства, на охрану прав и свобод всех участников уголовного судопроизводства.

Правовой статус прокурора при производстве уголовных дел в апелляционном, кассационном, надзорном порядках, а также ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, представляет ему возможность реализовать три взаимосвязанных функции прокурора в механизме осуществляемого им уголовного преследования: процессуальную, позволяющую отстаивать обвинение на условиях его законности и обоснованности; выявления судебных ошибок и принятия процессуальных мер к их устранению, позволяющую обращать к исполнению только правосудные приговоры; правозащитную, представляющую возможность восстанавливать нарушенные права и свободы участников уголовного судопроизводства.

К предложениям научно-теоретического характера следует отнести следующее.

  1. 1. Для создания необходимых правовых условий обеспечения продвижения по стадиям досудебного производства обвинения на условиях его законности и обоснованности, исходя из соблюдения разумного соотношения процессуальных прав прокурора, определяющих направление движения обвинения, с его полномочиями организационно-распорядительного и надзорного характера, в порядке законотворческой инициативы, целесообразно:

а) внести дополнение в ч. 2 ст. 37 УПК РФ следующего содержания:

«— возбуждать уголовное дело в порядке, установленном настоящим Кодексом, поручать его расследование следственному органу или органу дознания в соответствии со статьей 151 настоящего Кодекса;

отменять незаконные и (или) необоснованные постановления следователя в порядке, установленном настоящим Кодексом;

изменять или предъявлять новое обвинение по уголовным делам, находящимся в производстве следователя, органа дознания или дознавателя, в порядке, установленном настоящим Кодексом».

При принятии этих дополнений необходимо внести соответствующие изменения в нормы уголовно-процессуального закона, системно закрепляющие и устанавливающие эти процессуальные правила в соответствующих главах и статьях закона;

б) в ч. 4 ст. 3171 УПК РФ: после слов «руководителю следственного органа» добавить слова «прокурору или в районный суд по месту предварительного следствия», а ч. 2 ст. 3172 УПК РФ дополнить словами «или районный суд по месту предварительного следствия»;

в) дополнить ч. 1 ст. 221 УПК РФ п. 4 следующего содержания: «4) о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным статьями 24—281 настоящего Кодекса»;

г) в п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ после слов «со своими письменными указаниями» добавить дополнительный абзац следующего содержания: «При утверждении обвинительного заключения прокурор вправе своим постановлением исключить из него отдельные пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое».

  1. 2. В норму ч. 2 ст. 21 УПК РФ добавить абзац следующего содержания: «Уголовное преследование, осуществляемое субъектами, указанными в части 1 настоящей статьи, реализуется посредством соединения задач обвинительной и правоохранительной деятельности. Прокурор посредством своих полномочий, установленных настоящим Кодексом, обеспечивает беспристрастность, состязательность и процессуальную ответственность участников уголовного судопроизводства, на которых возложена обязанность устанавливать события преступления и изобличать лиц, совершивших эти преступления».

3. Ст. 246 УПК РФ следует назвать «Участие обвинителя и прокурора».

4. Дополнить ч. 1 ст. 389.1 УПК РФ, указав, что право на принесение апелляционного представления принадлежит и прокурору.

5. Проблему совмещения функций «государственного обвинителя» и «прокурора» снять формулировкой п.6 ст.5 УПК РФ: «государственный обвинитель – прокурор, назначенный для участия в судебном производстве и дополнительно наделенный функцией государственного обвинителя, предусмотренной УПК РФ, для поддержания от имени государства обвинения в суде по уголовному делу».

6. В ч. 3 и 4 ст. 359 УПК РФ внести изменения, изложив их в следующих редакциях:

«3. Лицо, подавшее жалобу, вправе отозвать её до начала заседания суда апелляционной или кассационной инстанции. Государственный обвинитель, внесший представление, либо вышестоящий прокурор вправе отозвать его до начала заседания суда апелляционной или кассационной инстанции.

4. Лицо, подавшее жалобу, до начала судебного заседания вправе изменить её либо дополнить новыми доводами. Государственный обвинитель, внесший представление, либо вышестоящий прокурор вправе изменить его либо дополнить новыми доводами».

Подобные изменения также целесообразно внести в ч. 3 ст. 389.8 УПК РФ, регламентирующей последствия подачи апелляционного представления в новой редакции уголовно-процессуального закона.

7. Прокурору должно быть предоставлено право высказать свое мнение о правомерности рассмотрения жалобы, представления при рассмотрении дела в кассационном порядке, для чего:

  1. ч.1 в ст.401.8 УПК РФ следует дополнить словами: «после изучения судья направляет кассационную жалобу, представление прокурору, представляющему Генерального прокурора РФ при Верховном Суде РФ, для ознакомления и дачи заключения»;

  2. в ч.2 ст.401.8 УПК РФ предложение «по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит постановление» представить в редакции: «по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит постановление и представляет его вместе с заключением прокурора Председателю Верховного Суда РФ, его заместителю для рассмотрения;

  3. ч.1 ст.401.12 УПК РФ изложить в редакции: «суд кассационной инстанции направляет прокурору и лицам, интересы которых затрагиваются жалобой или представлением...», и далее по тексту.

4) в ч.1 ст.389.1 УПК РФ, определяющей право апелляционного обжалования судебного решения, слова «государственному обвинителю и (или) вышестоящему прокурору» следует заменить словом «прокурору».

5) в п.1 ч.1 ст.389.12 УПК РФ, определяющем участников судебного заседания, слова «государственного обвинителя и (или) прокурора» заменить словом «прокурора».

Предложенные законодательные изменения должны способствовать совершенствованию процессуальных статусов прокурора и государственного обвинителя, а также укреплению института государственного обвинения в российском уголовном процессе.

Глава 3. Сравнительный анализ полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве зарубежных стран и стран СНГ


3.1. Полномочия прокурора в уголовном судопроизводстве зарубежных стран

Процессуальное положение государственного обвинителя, объем полномочий, критерии оценки эффективности его деятельности в различных странах зависят от существующих там правовых традиций и формы уголовного процесса.

Так, деятельность прокуратуры по поддержанию государственного обвинения в Германии регулируется Уголовно-процессуальным кодексом, принятым 1 февраля 1877 г. и действующим в редакции от 7 апреля 1987 г. Нормы процессуального характера содержатся в Законе о судоустройстве (1877), в Законе о судьях (1961) и некоторых других нормативных актах. Процессуальное положение прокурора, поддерживающего государственное обвинение, основано на концепции уголовного процесса, которая отрицает процессуальные правоотношения, понятие сторон, принцип состязательности и закрепляет особое процессуальное положение председательствующего судьи. Председательствующий наделен исключительными полномочиями не только на руководство разбирательством дела, но и на единоличное ведение судебного следствия. Иные участники процесса (в том числе и прокурор) вправе задавать вопросы свидетелям, экспертам, подсудимому только с разрешения судьи.

Прокурор, не являясь стороной в процессе, хотя и представляет в суде обвинение, ограничивается надзорной функцией и по существу не участвует в судебном следствии. Доминирующее положение председательствующего обычно обрекает прокурора и защитника на пассивное участие в судебном разбирательстве. Прокурор является как бы помощником судьи в судебном разбирательстве. В прениях он предлагает свое видение результатов судебного следствия, делает вывод о виновности или невиновности подсудимого и вносит предложение о постановлении того или иного приговора. 81

На стадии предварительного расследования обязанность доказывания возлагается на прокуратуру, которая полностью контролирует предварительное расследование. Прокуратура существует при суде, иерархически организована и функционально не зависит от суда, но как бы «приписана» к нему. Прокуратура выполняет, таким образом, троякую задачу: расследует дело и поддерживает обвинение в суде, участвует в судебном разбирательстве в качестве «беспристрастной стороны», приводит приговор в исполнение. Прокуратура может отказаться от уголовного преследования, однако прекращение дела возможно только с согласия суда. В ходе выяснения обстоятельств дела прокуратура должна быть объективна и обязана выяснять обстоятельства, которые свидетельствуют в пользу обвиняемого.82

Французская уголовно-процессуальная доктрина исходит из разделения функции обвинения, защиты и разрешения дела. В то же время во французском уголовном процессе орган, ведущий производство по делу – следственный судья (в ходе предварительного расследования) или суд (на стадии судебного разбирательства), – играет активную роль. В соответствии со ст. 312 УПК Франции судебное следствие начинается с допроса подсудимого, которого первым допрашивает суд, а уже затем прокурор и защитник с разрешения суда. То же касается и допроса свидетеля, вне зависимости от того, по чьей инициативе (обвинения или защиты) был вызван свидетель. 83

Процессуальный порядок и последствия отказа прокурора от обвинения во Франции также характерны для типично континентальной формы уголовного процесса. Согласно традиционной французской теории, прокурор является представителем общества в уголовном процессе, но не может распоряжаться судьбой публичного иска и отказаться от уголовного преследования. Если прокурор считает, что обвинение предъявлено ошибочно, то это не снимает с суда обязанности рассмотреть дело по существу и вынести приговор.

Прокуратура во Франции, являясь субъектом поддержания государственного обвинения, представляет собой централизованную систему органов, руководимую министром юстиции. При каждом апелляционном суде имеется генеральный прокурор со своими помощниками. Он непосредственно подчиняется министру юстиции и вправе давать указания всем должностным лицам прокуратуры в пределах компетенции апелляционного суда. Под его надзором находятся и все должностные лица судебной полиции. Генеральный прокурор лично или через своих заместителей поддерживает обвинение в апелляционном суде и в суде присяжных. Республиканские прокуроры (низшей инстанции) находятся при исправительных трибуналах и осуществляют уголовное преследование по всем делам в районе действия трибунала. Они лично или через заместителей поддерживают обвинение в большинстве судов присяжных в исправительных трибуналах, а при необходимости – и в полицейских трибуналах. 84

В Англии с ее традициями широкого местного самоуправления, частного обвинения, судебного контроля потребности в прокуратуре не возникало. Возможность осуществления уголовного преследования в суде без прокуратуры Великобритания демонстрирует на протяжении всего своего существования. В основе английской правовой теории лежит утверждение о незыблемости частной инициативы как движущей силы судопроизводства. Долгое время в Англии не было и подобия прокуратуры. Впервые организация, напоминающая континентальную прокуратуру, но с очень ограниченным полем действия, была создана Законом 1879 г. «О преследовании преступлений». Этим законом учреждалась должность Директора публичных преследований с особым департаментом при нем и штатом помощников. Согласно правилам, установленным в 1886 г., на дирекцию было возложено уголовное преследование: а) по делам о преступлениях, караемых смертной казнью; б) по делам, ранее находившимся в ведении солиситора казначейства; в) по делам, возбуждаемым по требованию генерального атторнея; г) дела, уголовное преследование по которым диктуется государственными интересами. 85

В настоящее время в Великобритании обвинение по большинству уголовных дел поддерживается либо полицией, либо отдельными гражданами, и только по наиболее серьезным преступлениям расследование проводится ведомством Директора публичных преследований, которое и берет на себя поддержание государственного обвинения по этим делам.

Закон 1985 г. о преследовании за преступления учредил Службу государственных («коронных») обвинителей (Crown Prosecution Servise), возглавляемую директором публичных преследований, который назначается Генеральным атторнеем и работает под его руководством. Основные функции государственных обвинителей – поддержание обвинения в судах всех уровней по делам, расследованным полицией, а также, в некоторых случаях, возбуждение и участие в расследовании уголовных дел. Должностные лица службы государственных обвинителей вправе давать рекомендации полиции в связи с началом производства по конкретному уголовному делу, проверять уголовные дела, находящиеся в производстве у полиции, готовить материалы для суда, инструктировать адвокатов (солиситоров и барристеров), которым служба поручает уголовное преследование. Между службой преследования и адвокатурой заключаются разовые или постоянные договоры на ведение дел в судах.

В США поддержание государственного обвинения возлагается на атторнейскую службу, не имеющую точного аналога в правовых системах других государств. Ее полномочия по уголовному преследованию сходны с содержанием прокурорских функций других государств, поэтому данную службу иногда именуют прокуратурой.86

В деятельности по поддержанию государственного обвинения практикуется специализация. Часть сотрудников специализируется на поддержании обвинения по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков, другие – по делам о половых преступлениях, о кражах, о преступлениях на почве ненависти и т. д. Атторнейская служба контролирует практически все стадии правоприменения по уголовным делам.

В США государственный обвинитель, в силу правовых традиций, пользуется широкой дискреционной властью. Уголовное преследование преступника – право, но не обязанность обвинителя. Как указывает В.М. Николайчик, атторней является важной фигурой, действующей в системе правосудия. Он имеет право по собственному усмотрению возбуждать уголовное преследование, может ограничиться поддержанием обвинения в суде, основываясь при этом на доказательствах, собранных полицией, но вправе также провести собственное расследование. Атторней имеет право по собственному усмотрению отказаться от обвинения, что влечет за собой прекращение дела.87

Следует обратить внимание на чрезвычайно широкие полномочия атторнея – обвинителя в решении вопроса о начале и продолжении уголовного преследования. Решение вопроса о возбуждении уголовного преследования принимается обвинителем на основе материалов расследования, проведенного полицией и иными органами расследования, в том числе собственными. В атторнейскую службу для неформального утверждения представляются ходатайства об аресте и обыске.

Обвинитель проверяет законность произведенных полицией действий, чтобы обеспечить успешное прохождение доказательств в суде. Он возбуждает дело только тогда, когда высока вероятность не только вины, но и осуждения. В американской практике поддержания обвинения часто можно встретить термин «выиграть дело». Особенностью работы прокурора – обвинителя по делу является также его право самостоятельно собирать доказательства обвинения, допрашивать свидетелей и потерпевших после допроса их полицией, подвергать проверке собранные ею доказательства. Фактически прокурор, поддерживающий обвинение в суде, готовит собственное дело, которое может существенно отличаться от материалов, представленных полицией или иными органами расследования. В результате он хорошо знает содержание имеющихся по делу доказательств, поскольку сам участвовал в их собирании и проверке. Прокурор представляет себе, насколько устойчива позиция потерпевшего и свидетелей со стороны обвинения. Обладая правом допрашивать и общаться со свидетелями до суда, он имеет возможность подготовить их к перекрестному допросу защиты, что уменьшает риск изменения ими показаний в суде и лжесвидетельства и повышает эффективность поддержания государственного обвинения.88


3.2. Полномочия прокурора в уголовном судопроизводстве стран СНГ

Формирование статуса прокуроров в уголовном судопроизводстве в странах СНГ можно подразделить на несколько периодов. Первый период – 1991–2000 гг., когда в указанных странах были приняты конституции, и отраслевые законы, закрепившие статус прокуратур как централизованных систем с законодательным закреплением их полномочий

В Конституции Республики Узбекистан от 08.12.1992 в главе ХХІV определен статус прокуратуры как единой централизованной системы, осуществляющей надзор за точным и единообразным исполнением законов на территории республики.

Практически одновременно был принят Закон Республики Узбекистан от 09.12.1992 «О прокуратуре». 29.08.2001 закон принят в новой редакции, сохранив полномочия прокурора по осуществлению надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание, предвари­тельное следствие.

Закон Республики Казахстан от 21.12.1995 «О прокуратуре» с изменениями и дополнениями также сохранил полномочия прокуроров по осуществлению надзора за законностью следствия и дознания.

При этом закон конкретизирует полномочия прокурора в указанном направлении деятельности. В соответствии со ст. 38 Закона Республики Казахстан «О прокуратуре» прокурор, осуществляя надзор за законностью досудебного расследования: 1) получает для проверки от органов досудебного расследования уголовные дела, документы, материалы и иные сведения об уголовных правонарушениях, о ходе оперативно-розыскной деятельности, негласных следственных действий, досудебного расследования; 2) проверяет соблюдение законности при приеме, регистрации, разрешении заявлений и сообщений о совершенных или готовящихся уголовных правонарушениях; 3) поддерживает либо отказывает в поддержании перед следственным судьей ходатайства органа уголовного преследования о санкционировании содержания под стражей или домашнего ареста подозреваемого, обвиняемого, санкциониру­ет применение залога; 4) в необходимых случаях начинает и проводит досудебное расследование, дает указания о производстве досудебного расследования; 5) отменяет незаконные постановления лиц, осуществляющих досудебное расследование; 6) если в ходе досудебного расследования были допущены нарушения прав участников процесса и других граждан, незаконные методы расследования, ставит вопрос об ответственности виновных лиц; 7) в случаях неполноты досудебного расследования, а также установления допущенных нарушений законности возвращает уголовное дело на дополнительное расследование либо прекращает его в полном объеме или в отношении конкретных лиц; 8) утверждает обвинительный акт, протокол об уголовном проступке, направляет уголовное дело в суд для рассмотрения по существу; 9) требует при необходимости от руководителей следственных подразделений и органов дознания проведения проверок в подчиненных им органах в целях устранения нарушений закона, обеспечения полного раскрытия уголовных правонарушений; 10) рассматривает жалобы на действия (бездействие) и решения лица, осуществляющего досудебное расследование, руководителей органов досудебного расследования; 11) проверяет соблюдение установленного законодательством порядка и условий содержания под стражей лиц, в отношении которых мерой пресечения избрано содержание под стражей; 12) выполняет иные установленные законом полномочия. Указания прокурора в пределах его компетенции являются обязательными для лица, осуществляющего досудебное расследование.

В Конституции Республики Беларусь, принятой 15 марта 1994 г., в главе 7 закреплен статус прокуратуры как единой централизованной системы.

Закон Республики Беларусь «О прокуратуре Республики Беларусь» от 29 января 1993 г. в редакции от 8 мая 2007 г. наделил прокуратуру полномочиями по осуществлению надзора за исполнением законодательства при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, дознания, предварительного следствия. При этом полномочия прокуроров при осуществлении надзора за исполнением законов в ходе досудебного производства при производстве предварительного следствия и дознания в Республике Беларусь в законе не конкретизированы, а определяются уголовно- процессуальным кодексом.

Таким образом, в Республиках Армении, Беларусь, Казахстан, РФ, Украине начинает формироваться два направления законодательного закрепления полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве: 1) с конкретизацией полномочий прокуроров в отраслевых законах; 2) без конкретизации полномочий в отраслевых законах со ссылкой на уголовно-процессуальное законодательство.

Вторым периодом формирования полномочий прокуроров в уголовном судопро­изводстве можно назвать 2000–2014 г., когда в странах СНГ начинается разработка новых уголовно-процессуальных кодексов.

В Республики Беларусь УПК принят 16.07.1999, в РФ УПК принят 18.12.2001, но процесс поиска новых процессуальных форм уголовного судопроизводства был длительным.

Основными проблемами, которые необходимо было разрешить, были: искоренение волокиты при регистрации заявлений и сообщений о совершенных преступлениях, вопрос равенства прав обвинения и защиты по сбору и предоставлении суду доказательств, обеспечение эффективного и беспристрастного правосудия.

В этот период и возник вопрос о том, каким должен быть правовой статус прокурора в уголовном судопроизводстве, он должен иметь широкие, как и прежде, полномочия по надзору за следствием и дознанием или эти полномочия должны остаться только за дознанием, а следствие должно иметь полную самостоятельность, и тем самым будет достигнута эффективность уголовного судопроизводства в достижении самой цели уголовного судопроизводства – по привлечению виновных в совершении преступления лиц и защите прав потерпевших.

Предлагалось и другое решение: прокурор – процессуальный руководитель досу­дебного расследования, но в этом случае не будет ли подмены надзора и контроля и способен ли прокурор совместить функции надзора и процессуального руководителя досудебного расследования?

В Украине 13.04.2012, в Республике Казахстан 04.07.2014 были приняты новые уголовно-процессуальные кодексы. В соответствии с УПК Украины прокурор приобрел статус процессуального руководителя досудебного расследования, имеющий полномочия по реагированию на процессуальные нарушения во время расследования уголовных правонарушений, полномочия по проведению и согласованию следственных (розыскных) действий, а также участия в суде при рассмотрении ходатайств о предоставлении разрешения на проведение следственных (розыскных) действий; надзорные полномочия и полномочия прокурора при участии в судебном рассмотрении уголовных дел.

В Республике Казахстан согласно УПК прокурор имеет надзорные полномочия в уголовном судопроизводстве в части следствия и дознания, а также право принимать к производству любое уголовное дело и проводить по нему расследование, пользуясь полномочиями следователя.

Надзор за законностью досудебного расследования в этих странах осуществляет уполномоченный на то прокурор.

Таким образом, в постсоветских республиках в уголовном судопроизводстве сформировались следующие статусы прокуроров: 1) прокурор, имеющий право возбуждать уголовные дела, (начинать), и проводить расследование, а также надзорные полномочия как в отношении следствия, так и дознания, и полномочия государственного обвинителя в ходе судебного производства по уголовному делу; 2) прокурор как процессуальный руководитель досудебного расследования; 3) прокурор, имеющий надзорные полномочия в отношении дознания и следствия и полномочия государ­ственного обвинителя в ходе судебного производства по уголовному делу.

Что же касается Российской Федерации, то анализ УПК РФ показал следующее. Процессуальное положение прокурора в РФ во многом схоже с процессуальным положением прокурора в Республике Беларусь. Основные различия основаны, главным образом, на общих различиях уголовного судопроизводства. Так, в УПК РФ с 2009 г. предусмотрено досудебное соглашение о сотрудничестве (так называемая «сделка с правосудием»). Еще одной отличительной особенностью процессуального статуса прокурора в уголовном судопроизводстве РФ является участие прокурора в производстве по уголовным делам, подсудным мировому судье (Раздел XI УПК). В соответствии с правилами раздела XII УПК Российской Федерации прокурор выступает в качестве государственного обвинителя при производстве в суде по уголовным делам с участием присяжных заседателей. Также в российском уголовно-процессуальном законодательстве предусмотрен апелляционный порядок обжалования не вступивших в законную силу приговоров и постановлений, вынесенных мировыми судьями. Участие государственного обвинителя при таком рассмотрении обязательно. Соответственно в кассационном порядке рассматриваются представления прокурора на не вступившие в законную силу решения судов первой и апелляционной инстанций.

Углубление экономических связей между странами СНГ требует и унификации законодательства, в том числе и уголовно-процессуального, и определения статуса прокурора, обладающего всеми полномочиями для достижения целей уголовного судопроизводства.89


Заключение

Таким образом, система уголовно-процессуальных функций прокурора представляет собой подсистему более сложных систем — системы всего уголовного судопроизводства, системы деятельности органов прокуратуры в соответствии с Конституцией РФ и Законом о прокуратуре РФ и т.д. Прокурор, участвуя в системе уголовно-процессуальных правоотношений, взаимодействуя и сообразуя свою деятельность с другими компонентами этой системы, приобретает новые, интегративные качества и свойства, присущие всей системе уголовного судопроизводства в целом. Появляются новые функции - руководство процессуальной деятельностью следователя, дознавателя и органов дознания, координация деятельности правоохранительных органов по возбуждению уголовных дел и расследованию преступлений. Наполняются новым специфическим содержанием функции, закреплённые в Законе о прокуратуре РФ и являющиеся общими для обеих систем (надзорная, борьбы с преступностью, уголовного преследования, правозащитная).

Прокурор является единственным должностным лицом, которое реализует свои полномочия во всех стадиях уголовного процесса. Исходя из понятия прокурора и объема его компетенций, можно говорить о двух видах полномочий, осуществляемых прокурором на разных этапах уголовного судопроизводства: 1) полномочия в досудебном производстве; 2) полномочия в судебном производстве. В досудебном производстве, в зависимости от исполняемой прокурором процессуальной функции, полномочия прокурора обеспечивают осуществление уголовного преследования, либо связаны с осуществлением процессуального надзора за соблюдением федеральных законов органами дознания и органами предварительного следствия как указано в ч. 1 ст. 37 УПК РФ.

Функция уголовного преследования наиболее полно реализуется прокурором в судебных стадиях уголовного судопроизводства. По сравнению с досудебными стадиями изменяется содержание возложенные на прокурора законом государственных обязанностей, обусловленное иным порядком производства в судебных стадиях.

Деятельность прокурора в досудебных и судебных стадиях уголовного судопроизводства осуществляется в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (уголовное преследование), она также направлена на защиту охраняемых законом интересов общества и государства, на охрану прав и свобод всех участников уголовного судопроизводства.

Правовой статус прокурора при производстве уголовных дел в апелляционном, кассационном, надзорном порядках, а также ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, представляет ему возможность реализовать три взаимосвязанных функции прокурора в механизме осуществляемого им уголовного преследования: процессуальную, позволяющую отстаивать обвинение на условиях его законности и обоснованности; выявления судебных ошибок и принятия процессуальных мер к их устранению, позволяющую обращать к исполнению только правосудные приговоры; правозащитную, представляющую возможность восстанавливать нарушенные права и свободы участников уголовного судопроизводства.

К предложениям научно-теоретического характера следует отнести.

1. Для чёткого формулирования функций и полномочия прокурора, выполняемых им в уголовном судопроизводстве в уголовно-процессуальном законодательстве ч.1 ст.37 УПК РФ изложить следующим образом: «Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, осуществлять от имени государства следующие функции: борьбы с преступностью; защиты прав и свобод участников уголовного судопроизводства (правозащитную); уголовного преследования лиц, совершивших преступление; руководства процессуальной деятельностью следователя, дознавателя и органов дознания, координации деятельности правоохранительных органов по возбуждению уголовных дел и расследованию преступлений; надзора за исполнением законов органами дознания, предварительного следствия и другими участниками уголовного процесса при возбуждении уголовного производства и расследовании преступлений».

2. Внести изменения в п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, изложив его в следующей редакции: «…требовать от органов дознания и следственных органов осуществления уголовного преследования и устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия».

  1. 3. Для создания необходимых правовых условий обеспечения продвижения по стадиям досудебного производства обвинения на условиях его законности и обоснованности, исходя из соблюдения разумного соотношения процессуальных прав прокурора, определяющих направление движения обвинения, с его полномочиями организационно-распорядительного и надзорного характера, в порядке законотворческой инициативы, целесообразно:

а) внести дополнение в ч. 2 ст. 37 УПК РФ следующего содержания:

«— возбуждать уголовное дело в порядке, установленном настоящим Кодексом, поручать его расследование следственному органу или органу дознания в соответствии со статьей 151 настоящего Кодекса;

отменять незаконные и (или) необоснованные постановления следователя в порядке, установленном настоящим Кодексом;

изменять или предъявлять новое обвинение по уголовным делам, находящимся в производстве следователя, органа дознания или дознавателя, в порядке, установленном настоящим Кодексом».

При принятии этих дополнений необходимо внести соответствующие изменения в нормы уголовно-процессуального закона, системно закрепляющие и устанавливающие эти процессуальные правила в соответствующих главах и статьях закона;

б) в ч. 4 ст. 3171 УПК РФ: после слов «руководителю следственного органа» добавить слова «прокурору или в районный суд по месту предварительного следствия», а ч. 2 ст. 3172 УПК РФ дополнить словами «или районный суд по месту предварительного следствия»;

в) дополнить ч. 1 ст. 221 УПК РФ п. 4 следующего содержания: «4) о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным статьями 24—281 настоящего Кодекса»;

г) в п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК РФ после слов «со своими письменными указаниями» добавить дополнительный абзац следующего содержания: «При утверждении обвинительного заключения прокурор вправе своим постановлением исключить из него отдельные пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое».

  1. 4. В норму ч. 2 ст. 21 УПК РФ добавить абзац следующего содержания: «Уголовное преследование, осуществляемое субъектами, указанными в части 1 настоящей статьи, реализуется посредством соединения задач обвинительной и правоохранительной деятельности. Прокурор посредством своих полномочий, установленных настоящим Кодексом, обеспечивает беспристрастность, состязательность и процессуальную ответственность участников уголовного судопроизводства, на которых возложена обязанность устанавливать события преступления и изобличать лиц, совершивших эти преступления».

5. Ст. 246 УПК РФ следует назвать «Участие обвинителя и прокурора».

6. Дополнить ч. 1 ст. 389.1 УПК РФ, указав, что право на принесение апелляционного представления принадлежит и прокурору.

7. Проблему совмещения функций «государственного обвинителя» и «прокурора» снять формулировкой п.6 ст.5 УПК РФ: «государственный обвинитель – прокурор, назначенный для участия в судебном производстве и дополнительно наделенный функцией государственного обвинителя, предусмотренной УПК РФ, для поддержания от имени государства обвинения в суде по уголовному делу».

8. В ч. 3 и 4 ст. 359 УПК РФ внести изменения, изложив их в следующих редакциях:

«3. Лицо, подавшее жалобу, вправе отозвать её до начала заседания суда апелляционной или кассационной инстанции. Государственный обвинитель, внесший представление, либо вышестоящий прокурор вправе отозвать его до начала заседания суда апелляционной или кассационной инстанции.

4. Лицо, подавшее жалобу, до начала судебного заседания вправе изменить её либо дополнить новыми доводами. Государственный обвинитель, внесший представление, либо вышестоящий прокурор вправе изменить его либо дополнить новыми доводами».

Подобные изменения также целесообразно внести в ч. 3 ст. 389.8 УПК РФ, регламентирующей последствия подачи апелляционного представления в новой редакции уголовно-процессуального закона.

9. Прокурору должно быть предоставлено право высказать свое мнение о правомерности рассмотрения жалобы, представления при рассмотрении дела в кассационном порядке, для чего:

А) ч.1 в ст.401.8 УПК РФ следует дополнить словами: «после изучения судья направляет кассационную жалобу, представление прокурору, представляющему Генерального прокурора РФ при Верховном Суде РФ, для ознакомления и дачи заключения»;

Б) в ч.2 ст.401.8 УПК РФ предложение «по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит постановление» представить в редакции: «по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит постановление и представляет его вместе с заключением прокурора Председателю Верховного Суда РФ, его заместителю для рассмотрения;

В) ч.1 ст.401.12 УПК РФ изложить в редакции: «суд кассационной инстанции направляет прокурору и лицам, интересы которых затрагиваются жалобой или представлением...», и далее по тексту.

Г) в ч.1 ст.389.1 УПК РФ, определяющей право апелляционного обжалования судебного решения, слова «государственному обвинителю и (или) вышестоящему прокурору» следует заменить словом «прокурору».

Д) в п.1 ч.1 ст.389.12 УПК РФ, определяющем участников судебного заседания, слова «государственного обвинителя и (или) прокурора» заменить словом «прокурора».

Предложенные законодательные изменения должны способствовать совершенствованию процессуальных статусов прокурора и государственного обвинителя, а также укреплению института государственного обвинения в российском уголовном процессе.

Список использованных источников

Нормативно-правовые акты:

        1. Конституция РФ от 12 декабря 1993 г.//Российская газета, №237, 25.12.1993.

        2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 №174-ФЗ //Российская газета, №249, 22.12.2001.

        3. Федеральный Закон «О прокуратуре РФ» от 17.01.1992 №2202-1// Российская газета, №229, 25.11.1995.

        4. Приказ Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 137 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания» //Законность. - №11. – 2007.

        5. Приказ Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. №465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства»

Научная литература:

        1. Алексеев С.Н. Надзор за соблюдением прав и свобод участников уголовного процесса в системе конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина и полномочий прокурора: досудебные стадии: дис. ... канд. юрид. наук. - Самара, 2002. – 19 с.

        2. Антонов И.А., Горленко В.А. Функции прокуратуры в сфере уголовного судопроизводства: понятие, содержание, «тенденции к сокращению»// Российский следователь. - 2008. - №20. - С.5—9.

        3. Басков В. И., Коробейников Б. В. Курс прокурорского надзора: учебник. - М.: Зерцало, 2001. - 512 с.

        4. Буглаева Е.А., Тетюев С.В. О новых полномочиях прокурора в досудебном производстве // Российская юстиция. - 2010. - №1. – С.40-42.

        5. Васяев А.А. Установление оснований применения особого порядка принятия судебных решений // Российский судья. – 2008. – № 2.- С.31-33.

        6. Власихин В А. Служба обвинения в США (закон и политика). - М.: Юрид. лит., 1981. - 174 с.

        7. Володин Д., Гильдиков С. Поддержание государственного обвинения в суде // Законность. - 2005. - №3. -С.36-38.

        8. Гатауллин З. Уголовное преследование как функция прокурора//Законность. - 2010. - №2. – С.9-13.

        9. Гусев В.В. Прокурор в уголовном процессе. – М.: Юридическая литература, 2007. – 92 с.

        10. Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. - М.: Зерцало-М, 2002. - 528 с.

        11. Долежан В. В. Проблемы компетенции прокуратуры // Государство и право. - 1994. - №2. - С.22 - 23.

        12. Ергашев Е.Р. Протест прокурора. - Екатеринбург:  ИД УрГЮА, 2010.

        13. Ергашев Е.Р. Требование прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия, как новый акт прокурорского реагирования // Уголовное право. - 2007. - №6. – С.80-83.

        14. Ефанова В.А. О соотношении полномочий прокурора и государственного обвинителя в судебных стадиях российского уголовного процесса/ В.А. Ефанова//Вестник Воронежского государственного университета. - 2013. - № 2. - С.406 – 412.

        15. Золотых В., Цыганенко С. Новая практика применения особого порядка судебного разбирательства // Российская юстиция. – 2003. – № 5. – С.46-47.

Капинус О. С. К вопросу о процессуальном положении прокурора в уголовном судопроизводстве//Прокурор. – 2013. - №2. – С.50-58.

        1. Кириллова Н.П. Поддержание государственного обвинения в суде. - СПб.: Изд-во С.-Петербург. юрид. ин-та Генеральной прокуратуры, 2003. - 148с.

        2. Кобзарев Ф. Об общности целей и задач прокуратуры и суда как основы их взаимодействия в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. - 2004. - №3. - С.122 - 124.

        3. Кожевников О.А. О некоторых вопросах контроля и надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности // Проблемы совершенствования прокурорского надзора. К 275-летию Российской прокуратуры: Материалы научно-практической конференции. - М.: Изд-во НИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1997. - С. 148-152.

        4. Кореневский Ю. Государственное обвинение: какая реформа нужна? //Законность. - 2001. - №4. - С.31–35.

        5. Королев Г.Н. Теоретические и правовые основы осуществления прокурором уголовного преследования в российском уголовном процессе: дис. … д-ра юрид. наук. - Н. Новгород, 2005. - 438 c.

        6. Кошман А.В. Сравнительный анализ полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве в странах СНГ// Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Серия «Юридические науки». Том 27 (66). - 2014. - №4. - С.178-183.

        7. Крюков В.Ф. Полномочия прокурора в досудебном производстве по уголовным делам: современность и перспективы // Журнал российского права. – 2007. - №10. - С. 61-70.

        8. Крюков В.Ф. Правовой статус прокурора в уголовном преследовании (досудебное и судебное производство). Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. - М., 2012. - 51 c.

        9. Крюков В.Ф. Прокурор в уголовном судопроизводстве России: (история и современность). - Курск, 2012. - 500 с.

        10. Крюков В.Ф. Уголовное преследование в судебном производстве: уголовно-процессуальные и надзорные аспекты деятельности прокурора. - Курск, 2010. – 412 с.

        11. Курс советского уголовного процесса. Общая часть/Под ред. А.Д. Бойкова, И.И.Карпеца. - М.: Юрид. лит-ра, 1989. – 640 с.

        12. Лазарева, В.А. Прокурор в уголовном процессе: учебное пособие для магистров /В.А. Лазарева. - М. :Юрайт, 2012. - 295 с.

        13. Левченко Д.В. Надзор как уголовно-процессуальная функция прокурора// Вестник Оренбургского государственного университета. – 2010. - №3. - С.89-91.

        14. Лукожев Х.М. Проблемы поддержания государственного обвинения в суде первой инстанции: дис. … канд. юрид. наук. - Краснодар, 2006. - 186 с.

        15. Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство и практика. - М.: Юристъ, 2006. – 174 с.

        16. Маслова Д.А. Возбуждение и поддержание государственного обвинения в российском уголовном процессе: дис. … канд. юрид. наук. - Воронеж, 2008. - 231 с.

        17. Мельников Н.В. Прокурорская власть //Государство и право. - 2002. - №2. - С.14-20.

        18. Мельников Н.В. Прокурорская власть и личность: Правовые средства обеспечения конституционных прав и свобод граждан России. - М.: Юристъ, 2003. - 384 с.

        19. Настольная книга прокурора / Под ред. С.И. Герасимова. - М.: Экслит, 2002. - 850 с.

        20. Николайчик В.Н. Уголовный процесс США. - М.: Наука, 1981. – 224 с.

        21. Нимеллер М. Уголовное судопроизводство и роль прокуратуры в Германии // Российская юстиция. - 1994. - №10. - С.29—30.

        22. Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. лит., 1968. - 396 с.

        23. Печников Н.П. Общий надзор прокуратуры, его задачи и проблемы эффективности: курс лекций. – Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2008. – 60 с.

        24. Печников Н.П. Участие прокурора в уголовном процессе: современность и перспективы: курс лекций /Н.П. Печников. – Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2009. – 60 с.

        25. Пригорща П.А. К вопросу о понятии и сущности требования как акта прокурорского реагирования современной российской прокуратуры/П.А. Пригорща//Бизнес в законе. -2011. - № 1. - С.84 – 86.

        26. Прокурорский надзор: учебник / под общ. ред. Ю.Е. Винокурова. - М: Инфра-М,, 2003. – 479 с.

        27. Протест прокурора по уголовным делам /Под общ. ред. В.Г. Гинцбург. -М.: Юрид. лит., 1966. -128 с.

        28. Пятин В.В. Нужно ли военнослужащему признавать себя виновным, или достаточно согласиться с предъявленным обвинением? // Военно-юридический журнал. – 2008. – № 1. – С.20-22.

        29. Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. - М.: Юридическая литература, 1993. - 256 с.

        30. Рохлин В. И., Сыдорук И.И. Прокурорский надзор: защита прав человека. - СПб.: Сентябрь, 2001. - 482 с.

        31. Рыбалов К.А. Условия применения особого порядка судебного разбирательства // Современное право. –2003. – № 6. – С.9-14.

        32. Рыжаков А.П. Уголовный процесс: учебник. - М.: Норма, 2004. — 704 с.

        33. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. - М.: Наука, 1975. – 383 с.

        34. Савицкий В.М. Поддержание государственного обвинения в суде. - М.: Наука, 1971. - 343 с.

        35. Савицкий В.М. Стержневая функция прокуратуры - осуществление уголовного преследования // Российская юстиция. - 1994. - №10. - С.24-28.

        36. Самойлова Т.Н. Правозащитная функция прокурора в уголовном судопроизводстве /Т.Н. Самойлова// Вестник Удмуртского университета. - 2008. – Вып. 2. - С.178-183.

        37. Синельщиков Ю.П. О функциях прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса // Российский следователь. - 2008. - №17.

        38. Смирнов А.В., Калимовский К.Б. Уголовный процесс: краткий курс. - СПб.: КНОРУС, 2008. – 704 с.

        39. Соловьев А.Б. О функциях прокуратуры в досудебных стадиях уголовного судопроизводства//Проблемы совершенствования прокурорского надзора. К 275-летию Российской прокуратуры: Материалы научно-практической конференции. - М.: Изд-во НИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1997. - С. 120-126.

        40. Соловьев А.Б. Функция уголовного преследования в досудебных стадиях процесса // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. - М., 1997. - С.124—126.

        41. Стрельников В.П. К вопросу об осуществлении прокуратурой уголовного преследования // Право и собственность. - 2012. - №1.

        42. Сычев Д.А. Уголовно-процессуальные функции прокурора, осуществляемые в ходе досудебного производства/Д.А. Сычев//Криминалистъ. - 2013. - №1. - С.49 – 54.

Терехин А.А. Апелляционные и кассационные представления как акты прокурорского реагирования / А.А. Терехин//Вестник Омского Университета: Серия "Право". -2012. - № 4. - С. 151 – 156.

        1. Токарева М.Е. О разработке гарантий законности в досудебных стадиях уголовного процесса//Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. - М.: Изд-во НИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1997. – С.144-156.

        2. Трофимов В.О. Полномочия прокурора и их реализация в состязательном уголовном процессе: дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2005. - 211с.

Тугутов Б.А. Функции прокурора на судебных стадиях уголовного процесса: дис. ... канд. юрид. наук. – М.,, 2014. — 186 с.

        1. Тушев А.А. Прокурор в уголовном процессе Российской Федерации. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. - 325 с.

        2. Тушев А.А. Прокурор в уголовном процессе Российской Федерации: Система функций и полномочий: автореф. дис. … д-ра юрид. наук.. - Краснодар, 2006. -46 с.

        3. Уголовный процесс: учебник / Под ред. В.П. Божьева. М.: Юрайт-Издат, 2009. - 378 с.

        4. Уилшир А.М. Уголовный процесс. - М.: Изд-во иностр. лит., 1947. 504 с.

        5. Фоменко А.Н. К вопросу о роли и значении прокурора в российском уголовном судопроизводстве // Пробелы в российском законодательстве. – 2011. - №2. - С.300-302.

        6. Халиулин А. Полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия //Законность. - 2007. - № 9. - С.15-20.

        7. Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры Российской Федерации: (проблемы осуществления в условиях правовой реформы): автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1997. - 36 с.

        8. Халиулин А.Г. Феномен российской прокуратуры: прокурорский надзор и уголовное преследование // Проблемы совершенствования прокурорского надзора. К 275-летию Российской прокуратуры: Материалы научно-практической конференции. - М.: Изд-во НИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1997. - С. 130-133.

        9. Цапаева Т.Ю. Участие прокурора в доказывании на предварительном следствии /Т.Ю. Цапаева. - Самара: изд-во «Самарский университет», 2004. - С.97.

        10. Чернов Р.П. О фигуре и статусе прокурора в уголовном процессе /Р. П. Чернов//Адвокат. -2005. - № 12. - С. 19 – 22.

        11. Шалумов М.С. Прокуратура в государственном механизме России // Проблемы совершенствования прокурорского надзора. К 275-летию Российской прокуратуры: Материалы научно-практической конференции. - М.: Изд-во НИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1997. - С. 228-236.

        12. Ягофаров Ф.М. Механизм реализации функции обвинения при рассмотрении дел судом первой инстанции: дис. ... канд. юрид. наук. - Оренбург, 2003. - 149 с.

        13. Ястребов В.Б. Учебник прокурорского надзора. - М.: Городец, 2005. – 400 с.

Судебная практика:

        1. Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. №18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан»

        2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.12.2006 №60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» //Российская газета, №286, 20.12.2006.

        3. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 года №2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»// Российская газета, №13, 24.01.2007.

        4. Определение 89-Дп10-20 / Обзор судебной практики ВС РФ за 1 квартал 2011 года (утв. Президиумом ВС РФ 1 июня 2011 г.) // БВС РФ, сентябрь 2011 г., №9.



1 Чернов Р.П. О фигуре и статусе прокурора в уголовном процессе /Р. П. Чернов//Адвокат. -2005. - № 12. - С. 19 – 22.

2 Настольная книга прокурора / Под ред. С.И. Герасимова. - М.: Экслит, 2002. - С.34; Мельников Н.В. Прокурорская власть и личность: Правовые средства обеспечения конституционных прав и свобод граждан России. - М.: Юристъ, 2003. С. 43.

3 Левченко Д.В. Надзор как уголовно-процессуальная функция прокурора//Вестник Оренбургского государственного университета. 2010. - № 3. - С.90.

4 Лазарева В.А. Прокурор в уголовном процессе: учеб. пособие. - М.: Юрайт, 2012. - С.44—45; Савицкий В.М. Стержневая функция прокуратуры — осуществление уголовного преследования // Российская юстиция. - 1994. - №10. - С.24—28; Алексеев С.Н. Надзор за соблюдением прав и свобод участников уголовного процесса в системе конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина и полномочий прокурора: досудебные стадии: дис. ... канд. юрид. наук. - Самара, 2002. - С.15—25; Антонов И.А., Горленко В.А. Функции прокуратуры в сфере уголовного судопроизводства: понятие, содержание, «тенденции к сокращению»// Российский следователь. - 2008. - №20. - С.5—9; Гатауллин З. Уголовное преследование как функция прокурора//Законность. - 2010. - №2. - С.12; Цапаева Т.Ю. Участие прокурора в доказывании на предварительном следствии /Т.Ю. Цапаева. - Самара: изд-во «Самарский университет». - С.15—19.

5 Синельщиков Ю.П. О функциях прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса // Российский следователь. - 2008. - №17. - С.14; Буглаева Е.А., Тетюев С.В. О новых полномочиях прокурора в досудебном производстве // Российская юстиция. - 2010. - №1. - С.40.

6 Крюков В.Ф. Прокурор в уголовном судопроизводстве России: (история и современность). - Курск, 2012. - С.36; Соловьев А.Б. Функция уголовного преследования в досудебных стадиях процесса // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. - М., 1997. - С.124—126; Халиулин А.Г. Уголовное преследование как функция прокуратуры Российской Федерации: (проблемы осуществления в условиях правовой реформы): автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - М., 1997. - С.19; Тушев А.А. Прокурор в уголовном процессе Российской Федерации. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. - С.63.

7 Тушев А.А. Прокурор в уголовном процессе Российской Федерации: Система функций и полномочий : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. - Краснодар, 2006. -С.9-10.

8 Левченко Д.В. Надзор как уголовно-процессуальная функция прокурора// Вестник Оренбургского государственного университета. 2010. - № 3. - С.90.

9 Тушев А.А. Прокурор в уголовном процессе Российской Федерации: Система функций и полномочий: автореф. дис. … д-ра юрид. наук.. - Краснодар, 2006. - С.9.

10 Лазарева, В.А. Прокурор в уголовном процессе: учебное пособие для магистров /В.А. Лазарева. - М. :Юрайт, 2012. - С. 44—45.

11 Там же. - С.48.

12 Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве. - М.: Наука, 1975. - С.27.

13 Мельников Н.В. Прокурорская власть //Государство и право. - 2002. - №2. - С.19.

14 Левченко Д.В. Надзор как уголовно-процессуальная функция прокурора// Вестник Оренбургского государственного университета. – 2010. - №3. - С.89-90.

15 Шалумов М.С. Прокуратура в государственном механизме России // Проблемы совершенствования прокурорского надзора. К 275-летию Российской прокуратуры: Материалы научно-практической конференции. - М.: Изд-во НИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1997. - С. 228-236.

16 Рохлин В. И., Сыдорук И.И. Прокурорский надзор: защита прав человека. - СПб.: Сентябрь, 2001. - С.42.

17 Савицкий В.М. Стержневая функция прокуратуры - осуществление уголовного преследования // Российская юстиция. - 1994. - №10. - С.28.

18 Соловьев А.Б. О функциях прокуратуры в досудебных стадиях уголовного судопроизводства//Проблемы совершенствования прокурорского надзора. К 275-летию Российской прокуратуры: Материалы научно-практической конференции. - М.: Изд-во НИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1997. - С.124 - 126; Халиулин А.Г. Феномен российской прокуратуры: прокурорский надзор и уголовное преследование // Проблемы совершенствования прокурорского надзора. К 275-летию Российской прокуратуры: Материалы научно-практической конференции. - М.: Изд-во НИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1997. - С.133; Токарева М.Е. О разработке гарантий законности в досудебных стадиях уголовного процесса//Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. Сборник научных трудов. - М.: Изд-во НИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1997. - С.152.

19 Соловьев А.Б. О функциях прокуратуры в досудебных стадиях уголовного судопроизводства//Проблемы совершенствования прокурорского надзора. К 275-летию Российской прокуратуры: Материалы научно-практической конференции. - М.: Изд-во НИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1997. -С.126.

20 Антонов И.А., Горленко В.А. Функции прокуратуры в сфере уголовного судопроизводства: понятие, содержание, «тенденции к сокращению» // Российский следователь. - 2008. - №20. - С.5—9.

21 Алексеев С. Н. Надзор за соблюдением прав и свобод участников уголовного процесса в системе конституционных гарантий прав и свобод человека и гражданина и полномочий прокурора: досудебные стадии: дис. ... канд. юрид. наук. - Самара, 2002. - С.15—25.

22 Буглаева Е.А., Тетюев С.В. О новых полномочиях прокурора в досудебном производстве // Российская юстиция. - 2010. - № 1. - С 40.

23 Стрельников В.П. К вопросу об осуществлении прокуратурой уголовного преследования // Право и собственность. - 2012. - №1. - С.68.

24 Сычев Д.А. Уголовно-процессуальные функции прокурора, осуществляемые в ходе досудебного производства/Д. А. Сычев.//Криминалистъ. - 2013. - № 1. - С. 49 – 54.

25 Крюков В.Ф. Прокурор в уголовном судопроизводстве России: (история и современность). - Курск, 2012. - С.36.

26 Курс советского уголовного процесса. Общая часть/Под ред. А.Д. Бойкова, И.И.Карпеца. - М.: Юрид. лит-ра, 1989. - С.213 - 220; Кобзарев Ф. Об общности целей и задач прокуратуры и суда как основы их взаимодействия в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. - 2004. - №3. - С.122 - 124.

27 Сычев Д.А. Уголовно-процессуальные функции прокурора, осуществляемые в ходе досудебного производства/Д. А. Сычев.//Криминалистъ. - 2013. - № 1. - С. 49 – 54.

28 Самойлова Т.Н. Правозащитная функция прокурора в уголовном судопроизводстве / Т.Н. Самойлова // Вестник Удмуртского университета. - 2008. – Вып. 2. – С.178-179.

29 Самойлова Т.Н. Правозащитная функция прокурора в уголовном судопроизводстве /Т.Н. Самойлова// Вестник Удмуртского университета. - 2008. – Вып. 2. - С.181-182.

30 Долежан В. В. Проблемы компетенции прокуратуры // Государство и право. - 1994. - №2. - С.22 - 23.

31 Тушев А.А. Прокурор в уголовном процессе Российской Федерации: Система функций и полномочий: автореф. дис. … д-ра юрид. наук.. - Краснодар, 2006. – С.22.

32 Капинус О. С. К вопросу о процессуальном положении прокурора в уголовном судопроизводстве//Прокурор. – 2013. - №2. – С.50-58.

33 Ястребов В. Б. Учебник прокурорского надзора. - М.: Городец, 2005. - С.218.

34 Прокурорский надзор: учебник / под общ. ред. Ю.Е. Винокурова. - М: Инфра-М,, 2003. - С.230, 231.

35 Басков В. И., Коробейников Б. В. Курс прокурорского надзора: учебник. - М.: Зерцало, 2001. - С.143.

36 Крюков В.Ф. Полномочия прокурора в досудебном производстве по уголовным делам: современность и перспективы // Журнал российского права. – 2007. - № 10. - С. 61-70.

37 Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство и практика. - М.: Юристъ, 2006. – 174 с.; Рыжаков А.П. Уголовный процесс: учебник. - М.: Норма, 2004. — 704 с.; Уголовный процесс: учебник / Под ред. В.П. Божьева. - М.: Юрайт-Издат, 2009. - 378 с.; Смирнов А.В., Калимовский К.Б. Уголовный процесс: краткий курс. СПб.: КНОРУС, 2008. – 704 с.

38 Крюков В.Ф. Полномочия прокурора в досудебном производстве по уголовным делам: современность и перспективы // Журнал российского права. – 2007. - № 10. - С. 61-70.

39 Приказ Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 137 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания» //Законность. - №11. – 2007.

40 Кожевников О.А. О некоторых вопросах контроля и надзора за законностью оперативно-розыскной деятельности // Проблемы совершенствования прокурорского надзора. К 275-летию Российской прокуратуры: Материалы научно-практической конференции. - М.: Изд-во НИИ пробл. укрепления законности и правопорядка, 1997. - С.149.

41 Цапаева Т.Ю. Участие прокурора в доказывании на предварительном следствии /Т.Ю. Цапаева. - Самара: изд-во «Самарский университет», 2004. - С.97.

42 Ергашев Е.Р. Требование прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания и предварительного следствия, как новый акт прокурорского реагирования // Уголовное право. - 2007. - №6. - С.80.

43 Настольная книга прокурора / Под ред. С.И. Герасимова. - М.: Экслит, 2002. – 850 с.; Прокурорский надзор: учебник / Под общ. ред. Ю.Е. Винокурова. - М: Инфра-М,, 2003 — 460 с.; Ергашев Е.Р. Протест прокурора Екатеринбург, 2010; Крюков В.Ф. Полномочия прокурора в досудебном производстве по уголовным делам: современность и перспективы // Журнал российского права. - 2007. - №10.

44 Пригорща П.А. К вопросу о понятии и сущности требования как акта прокурорского реагирования современной российской прокуратуры/П.А. Пригорща//Бизнес в законе. - 2011. - № 1. - С.84-85.

45 Крюков В.Ф. Полномочия прокурора в досудебном производстве по уголовным делам: современность и перспективы // Журнал российского права. - 2007. - №10. - С. 66.

46 Пригорща П.А. К вопросу о понятии и сущности требования как акта прокурорского реагирования современной российской прокуратуры/П.А. Пригорща//Бизнес в законе. -2011. - № 1. - С.85.

47 Крюков В.Ф. Полномочия прокурора в досудебном производстве по уголовным делам: современность и перспективы // Журнал российского права. - 2007. - №10. - С. 67.

48 Пригорща П.А. К вопросу о понятии и сущности требования как акта прокурорского реагирования современной российской прокуратуры/П.А. Пригорща//Бизнес в законе. - 2011. - № 1. - С.85-86.

49 Фоменко А.Н. К вопросу о роли и значении прокурора в российском уголовном судопроизводстве // Пробелы в российском законодательстве. – 2011. - №2. - С.302.

50 Крюков В.Ф. Уголовное преследование в судебном производстве: уголовно-процессуальные и надзорные аспекты деятельности прокурора. - Курск, 2010. – С.138-175.

51 Фоменко А.Н. К вопросу о роли и значении прокурора в российском уголовном судопроизводстве // Пробелы в российском законодательстве. – 2011. - №2. – С.302.

52 Печников Н.П. Участие прокурора в уголовном процессе: современность и перспективы : курс лекций / Н.П. Печников.– Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2009. – С.11.

53 Капинус О. С. К вопросу о процессуальном положении прокурора в уголовном судопроизводстве//Прокурор. – 2013. - №2. – С.50-58.

54 Лазарева, В.А. Прокурор в уголовном процессе: учебное пособие для магистров /В.А. Лазарева. - М. :Юрайт, 2012. - С.158.

55 Маслова Д.А. Возбуждение и поддержание государственного обвинения в российском уголовном процессе: дис. … канд. юрид. наук. - Воронеж, 2008. - С.148–171.

56 Королев Г.Н. Теоретические и правовые основы осуществления проку- рором уголовного преследования в российском уголовном процессе: дис. … д-ра юрид. наук. - Н. Новгород, 2005. - 438 c.; Лазарева, В.А. Прокурор в уголовном процессе: учебное пособие для магистров /В.А. Лазарева. - М.: Юрайт, 2012. - С.33, 35–56; Лукожев Х.М. Проблемы поддержания государственного обвинения в суде первой инстанции: дис. … канд. юрид. наук. - Краснодар, 2006. - С.89.

57 Володин Д., Гильдиков С. Поддержание государственного обвинения в суде // Законность. - 2005. - №3. - С.37; Кореневский Ю. Государственное обвинение: какая реформа нужна? //Законность. - 2001. - №4. - С.31–35; Савицкий В.М. Поддержание государственного обвинения в суде. - М.: Наука, 1971. - С.74; Ягофаров Ф.М. Механизм реализации функции обвинения при рассмотрении дел судом первой инстанции: дис. ... канд. юрид. наук. - Оренбург, 2003. - С.84.

58 Королев Г.Н. Теоретические и правовые основы осуществления прокурором уголовного преследования в российском уголовном процессе: дис. … д-ра юрид. наук. - Н. Новгород, 2005. – С.75.

59 Ефанова В.А. О соотношении полномочий прокурора и государственного обвинителя в судебных стадиях российского уголовного процесса/ В.А. Ефанова//Вестник Воронежского государственного университета. - 2013. - № 2. - С.406 – 412.

60 Крюков В.Ф. Правовой статус прокурора в уголовном преследовании (досудебное и судебное производство). Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. - М., 2012. – С.16-17.

61 Гусев В.В. Прокурор в уголовном процессе. – М.: Юридическая литература, 2007. – 92 с.

62 Печников Н.П. Участие прокурора в уголовном процессе: современность и перспективы: курс лекций/ Н.П. Печников.– Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2009. – С.23-24.

63 Лазарева, В.А. Прокурор в уголовном процессе: учебное пособие для магистров /В.А. Лазарева. - М. :Юрайт, 2012. - С.123-124.

64 Крюков В.Ф. Правовой статус прокурора в уголовном преследовании (досудебное и судебное производство). Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. - М., 2012. - С.38.

65 Печников Н.П. Общий надзор прокуратуры, его задачи и проблемы эффективности: курс лекций. – Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2008. – 60 с.

66 Лазарева, В.А. Прокурор в уголовном процессе: учебное пособие для магистров /В.А. Лазарева. - М. :Юрайт, 2012. - С.124-137.

67 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 05.12.2006 № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел»; Васяев А.А. Установление оснований применения особого порядка принятия судебных решений // Российский судья. – 2008. – №2.- С.31-33; Золотых В., Цыганенко С. Новая практика применения особого порядка судебного разбирательства // Российская юстиция. – 2003. – № 5. – С.46-47; Пятин В.В. Нужно ли военнослужащему признавать себя виновным, или достаточно согласиться с предъявленным обвинением? // Военно-юридический журнал. – 2008. – № 1. – С.20-22; Рыбалов К.А. Условия применения особого порядка судебного разбирательства // Современное право. – 2003. – № 6. – С.9-14.

68 Печников Н.П. Участие прокурора в уголовном процессе: современность и перспективы: курс лекций /Н.П. Печников. – Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2009. – С.24-25.

69 Крюков В.Ф. Правовой статус прокурора в уголовном преследовании (досудебное и судебное производство). Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. - М., 2012. - С.16-18.

70 Тушев А.А. Прокурор в уголовном процессе Российской Федерации. СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. - С. 261, 262; Крюков В.Ф. Прокурор в уголовном судопроизводстве России (история и современность). - Курск, 2012. - С.334 - 336.

71 Капинус О.С. К вопросу о процессуальном положении прокурора в уголовном судопроизводстве//Прокурор. – 2013. - 2. – С.50-58.

72 Халиулин А. Полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия //Законность. - 2007. - № 9. - С.18.

73 Крюков В.Ф. Уголовное преследование в судебном производстве: уголовно-процессуальные и надзорные аспекты деятельности прокурора. - Курск, 2010. - С. 124.

74 Трофимов В. О. Полномочия прокурора и их реализация в состязательном уголовном процессе: дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2005. - С.135.

75 Протест прокурора по уголовным делам /Под общ. ред. В.Г. Гинцбург. -М. : Юрид. лит., 1966. -128 с.

76 Терехин А.А. Апелляционные и кассационные представления как акты прокурорского реагирования /А.А. Терехин//Вестник Омского Университета: Серия "Право". - 2012. - № 4. - С.151 – 156.

77 Перлов И.Д. Кассационное производство в советском уголовном процессе. - М.: Юрид. лит., 1968. - С.179.

78 Тугутов Б.А. Функции прокурора на судебных стадиях уголовного процесса: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. – С. 127-145.

79 Определение 89-Дп10-20 / Обзор судебной практики ВС РФ за 1 квартал 2011 года (утв. Президиумом ВС РФ 1 июня 2011 г.) // БВС РФ, сентябрь 2011 г., №9.

80 Тугутов Б.А. Функции прокурора на судебных стадиях уголовного процесса: дис. ... канд. юрид. наук. – М.,, 2014. — С.145-156.

81 Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. - М.: Зерцало-М, 2002. - С.454—455.

82 Нимеллер М. Уголовное судопроизводство и роль прокуратуры в Германии // Российская юстиция. - 1994. - № 10. - С.29—30.

83 Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. - М.: Зерцало-М, 2002. - С.364.

84 Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира. - М.: Юридическая литература, 1993. - С.218.

85 Уилшир А.М. Уголовный процесс. - М.: Изд-во иностр. лит., 1947. 504 с.

86 Власихин В А. Служба обвинения в США (закон и политика). - М.: Юрид. лит., 1981. С. 8—9.

87 Николайчик В.Н. Уголовный процесс США. - М.: Наука, 1981. - С.84—85.

88 Кириллова Н.П. Поддержание государственного обвинения в суде. - СПб.: Изд-во С.-Петербург. юрид. ин-та Генеральной прокуратуры, 2003. - С.15-27.

89 Кошман А.В. Сравнительный анализ полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве в странах СНГ// Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Серия «Юридические науки». Том 27 (66). - 2014. - №4. - С.178-183.


Просмотрено: 0%
Просмотрено: 0%
Скачать материал

Краткое описание документа:

Научная работа по предмету "Право" (11 класс, углублённый уровень) на тему: "Полномочия прокурора в российском уголовном процессе" поможет старшеклассникам профильных гуманитарных классов в изучении вопроса о таком субъекте уголовного производства как прокурор и даст расширенное представление о профессии прокурора в уголовном процессе, что охватывается тематикой вопросов дисциплины "Право" согласно Примерной основной образовательной программой среднего общего образования, одобренной решением федерального учебно-методического объединения по общему образованию (протокол от 28.06.2016 г. №2/16-з. Также данная работа будет полезна для обучающихся профессиональных образовательных организаций согласно Примерной программы общеобразовательной учебной дисциплины право, рекомендованной ФГАУ "ФИРО" (протокол №3 от 21.07.2015 г.).

Скачать материал

Найдите материал к любому уроку, указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:

5 487 830 материалов в базе

Материал подходит для УМК

  • «Право (базовый и углублённый уровни)», Никитин А.Ф., Никитина Т.И.

    «Право (базовый и углублённый уровни)», Никитин А.Ф., Никитина Т.И.

    Тема

    § 68. Особенности уголовного судопроизводства (процесса)

    Больше материалов по этой теме
Скачать материал

Другие материалы

Презентация по праву "Предпринимательство. Юридические лица. Формы предприятий" 11 класс профильный уровень.
  • Учебник: «Право (базовый и углублённый уровни)», Никитин А.Ф., Никитина Т.И.
  • Тема: § 41. Предпринимательство. Юридические лица. Формы предприятий
«Право (базовый и углублённый уровни)», Никитин А.Ф., Никитина Т.И.
Рейтинг: 3 из 5
  • 26.03.2019
  • 4910

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

  • Скачать материал
    • 24.04.2019 1383
    • DOCX 827 кбайт
    • Оцените материал:
  • Настоящий материал опубликован пользователем Корчинский Петр Петрович. Инфоурок является информационным посредником и предоставляет пользователям возможность размещать на сайте методические материалы. Всю ответственность за опубликованные материалы, содержащиеся в них сведения, а также за соблюдение авторских прав несут пользователи, загрузившие материал на сайт

    Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.

    Пожаловаться на материал
  • Автор материала

    Корчинский Петр Петрович
    Корчинский Петр Петрович
    • На сайте: 3 года и 10 месяцев
    • Подписчики: 6
    • Всего просмотров: 386729
    • Всего материалов: 121