Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Иностранные языки / Научные работы / Научная статья на тему "Пространство как объект лингвистического исследования"

Научная статья на тему "Пространство как объект лингвистического исследования"



Осталось всего 4 дня приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • Иностранные языки

Поделитесь материалом с коллегами:

Чимитдоржиева Туяна Дашеевна

Учитель английского языка

Статья на конференцию:

Пространство как объект лингвистического исследования

В настоящее время понятие «пространство» активно осознается современной наукой. При всем многообразии работ и подходов к исследованию пространства в современной лингвистической науке проблема языковой манифестации пространственных отношений по-прежнему остается дискуссионной. Актуальность предлагаемой статьи заключается в необходимости описания механизмов языковой репрезентации пространства и его переосмысления, в выявлении специфики функционирования слов с пространственной семантикой.

В работах Н. Д. Арутюновой, Н. Н. Болдырева, Т. В. Булыгиной, В. Г. Гака, А. А. Зализняк, О. П. Ермаковой, И. М. Кобозевой, В. В. Красных, Е. С. Кубряковой, Е. А. Селивановой, Ю. С. Степанова, А. Д. Шмелева, Г. М. Яворской и др. выдвигаются важные для лингвистики концепции. Пространство имеет антропоцентрическую ориентацию, организуясь вокруг человека как центра микро- и макрокосмоса. Пространственные отношения отражают координацию объектов, с которыми сталкивается человек, воспринимающий объективную реальность. Пространственный фрагмент языковой картины мира представляет собой систему разноуровневых языковых средств как репрезентантов локусных концептуальных оппозиций. Эти положения тесно связаны с известными научными идеями Ю. М. Лотмана о текстовом и семиотическом пространстве: всякая модель культуры и языка может быть описана в пространственных понятиях и терминах.

В.Г. Гак подчеркивал: «Пространство легче воспринимается человеком - для того, чтобы постичь пространство, достаточно открыть глаза, повернуть голову, протянуть руки и т.п. Оно организуется вокруг человека, ставящего себя в центр макро - и микрокосмоса. Это одна из первых реалий бытия, которая воспринимается и дифференцируется человеком...» (Гак 1998, 670). Первые предметы, с которыми сталкивается человек еще в раннем детстве - игрушки, мебель, комната, дом и др., дают ему и первые пространственные представления о форме, размере и взаимном расположении объектов в окружающем его пространстве.

Между человеком и пространством существует гибкая диалектическая связь: если пространство способствует формированию характера человека, то и человек, его взгляды, поступки и труд непрерывно изменяют пространство.

Человек существует в пространстве и во времени, причем эти оба фактора находятся в тесном взаимодействии. Пространство, которое осваивает и создает ребенок, представляет собой сложный комплекс, постепенно заполняющийся приятными и страшными вещами, воспоминаниями, символами. И у отдельного человека, и у любого сообщества (цивилизация, Церковь, нация) представления и понятия о пространстве формируются и изменяются благодаря накапливаемому опыту (Моро-Дефарж 1996, 457).

Пространство – это «объективная» реальность, но люди и их сообщества воспринимают ее через свои «субъективные ощущения». Пространство является элементом внешней среды, от которого человек не может абстрагироваться, однако влияет этот элемент по-разному в каждой конкретной ситуации.

Исторически одни из первых пространственных представлений человека, наряду с утилитарно - бытовыми, формируются на основе географического пространства. Чтобы организовать свое существование, человечество в первую очередь должно было узнать и осмыслить пространство своего обитания, сориентироваться в нем, изучить его и измерить для своих практических целей. История всех древних цивилизаций показывает, какую существенную роль в их развитии играла среда обитания, территория, которую занимало то или иное государство, ее топологические и размерные характеристики. Первые реалии бытия, с которыми сталкивался человек, наряду с предметами быта, в своей повседневной жизни - это были участки окружающего его ландшафта: поля, равнины, горы, леса, долины, реки, озера и др., где он селился и которые постепенно узнавал и использовал, расширяя все более освоенные им территории.

(Моро-Дефарж 1996, 516)

История человеческой цивилизации показывает, как формировались знания человечества о территории земли и об окружающем пространстве в зависимости от характерного для каждого народа образа жизни - оседлого или кочевого.

Для оседлых народов среда обитания сводилась к сравнительно небольшому участку земли, где находились жилища, поселения, поля и угодья людей. Эта часть древнего человечества, занимающаяся исключительно земледелием, была полностью зависима от «пространства своего обитания, обычно ограниченного близким горизонтом, за которым лежал чужой и враждебный мир» (Моро-Дефарж 1996, 457).

Кочевые народы воспринимали пространство иначе. Для кочевника пространство было бесконечно. Он его завоевывал и опустошал, чтобы тут же отправиться на поиски новой добычи ...

Не подлежит сомнению, что познание и обживание пространства каждым отдельным народом, играет весьма важную роль в формировании его национального менталитета. Ученые неоднократно подчеркивали, что в основе познания мира человеком лежат именно пространственные восприятия и значения, на базе которых развилось в дальнейшем и осознание других типов связей и зависимостей предметов окружающей человека действительности. «Одна из наиболее фундаментальных областей в познании мира - категоризация пространства» (Кубрякова 1997, с 22). Постепенное осмысление своего места в физическом мире, измерение и изучение различных параметров пространства, позволили человеку максимально адаптироваться к окружающей его среде и организовать свою биологическую и социальную жизнь.

Пространственные представления человека постепенно эволюировали от

наивно-бытового, наглядного, архаического, восприятия пространственных форм и отношений к более умозрительному, абстрактному и научному его объяснению.

Е. С. Кубрякова считает, что в сознании архаического человека пространство воспринималось как «обобщенное представление о целостном образовании между небом и землей. Целостность, которое наблюдаемо, видимо и осязаемо, имеет чувственную основу, частью которого себя ощущает сам человек и внутри, которого он относительно свободно перемещается или же перемещает, подчиненные ему объекты; это расстилающаяся во все стороны протяженность, сквозь которую скользит его взгляд, пространство, и которая доступна ему при панорамном охвате в виде поля зрения при ее обозрении и разглядывании [Кубрякова 1997, с. 26].

Первоначальные пространственные представления древних цивилизаций, как свидетельствует история, охватывали только ту часть земной суши и морей, которая была освоена и изучена древними греками, египтянами и арабами. Одна из первых географических карт Эратосфена, относящаяся к 220 году до нашей эры изображала только бассейны Средиземного и Черного моря и Персидского залива. С течением времени количество освоенного человеком пространства увеличивалось. Особенно сильно расширились пространственные представления человечества после великих географических открытий, путешествий Колумба, Васко да Гама, Магеллана, Марко Поло и др. “Каждой эпохе, каждой цивилизации соответствует своя география, свои взгляды на пространство и свое представление о нем” (Моро-Дефарж 1996, 612). Занимаемое пространство, территория, на которой исторически обосновался тот или иной этнос, в большой мере определяет и особенности его мировосприятия и национального характера. Влияние пространственных представлений на формирование национального менталитета отмечается современными культурологами, философами и лингвистами.

Г. Гачев в своих трудах по культурологии тоже уделяет значительное место влиянию географических и геополитических факторов на формирование национального менталитета различных народов. “Природа, среди которой народ вырастает и совершает свою историю, есть первое и очевидное, что определяет лицо национальной целостности. Она - фактор постоянно действующий. Тело земли: лес, горы, море, пустыни, степи, тундра, вечная мерзлота или джунгли; климат умеренный или подверженный катастрофическим изломам, животный мир, растительность - все это предопределяет и последующий род труда и быта и модель мира... [Гачев, 1994, с. 63]. В трудах Г. Гачева содержатся интересные заключения о роли пространственных факторов в формировании особенностей национального видения и построения модели мира.

Ю. С. Степанов тоже отмечает особенности национально-культурного восприятия пространства: «обращение с пространством - определенным образом нормированный аспект человеческого поведения, когда замечаем, что люди, воспитанные в разных национальных культурах, обращаются по существу с ним по-разному, в соответствии с принятыми в их стране «моделями» (patterns), по выражению американского исследователя Э. Т. Холла. На Ближнем Востоке, замечает этот автор, он чувствовал себя как бы в давке, и это часто вызывало у него ощущение тревоги. Дома и служебные помещения были устроены столь отлично от американских, что его соотечественники приспосабливались к ним с трудом и постоянно жаловались на то, что места или слишком мало или слишком много, и оно пропадает напрасно» (Степанов 1971, с. 7).

Анализируя языковую концептуализацию категории пространства лингвисты отмечают специфический характер восприятия и кодировки пространственных отношений в человеческом сознании и в языке. Представления о пространстве являются существенным и важным фрагментом как научной, так и наивной картин мира, отражаемых каждым отдельным языком.

Во французском языке, по мнению исследователя М.В. Осыки, вербализация концепта «пространство» возможна при помощи слова «espace», основные значения которого: место, воздушное пространство, личное пространство, трёхмерность (пространства). «Espace» имеет следующие синонимы: distance, domaine, sphère, étendue, intervalle, aire, surface, ciel, air, zone, vide, univers, temps, région, lieu, interstice, atmosphère, place, superficie. trajet, écartement, éloignement, marge, lacune, blanc, champ, course, hiatus, immensité, espacement, durée, cosmos, continuum ( Осыка М. В., 2009, 86).

Французы являются нацией, живущей в перенаселённой стране, но иная история культуры привела к другому культурному результату. В то время как скученность заставила англичан чрезвычайно ценить уединение, во Франции она привела к тому, что люди гораздо больше участвуют в жизни друг друга. Француз смотрит вам прямо в глаза во время разговора. Во Франции скученность отчасти вызвана тем, что люди вовлечены в жизнь других людей, отчасти же озабоченностью пространством. Французы с благоговением относятся к открытым площадкам.

Во французском языке значение личного пространства чаще всего представлено как дом, жилище человека. Например: le patriarche de Fernav (букв, фернейский пустынник) – замок, где жил Вольтер.

Данные различия в значимости концепта личного пространства нашли свое вербальное отражение в пословицах и поговорках, фиксирующих национальные культурные ценности, место различных концептов в национальной концептосфере.

На наш взгляд, целесообразно рассматривать географическое пространство как совокупность объектов рельефа суши и морского дна, а также водных пространств. Рельеф имеет два основных вектора рассмотрения: вертикаль и горизонталь.

Одним из наиболее коммуникативно релевантных французских концептов, формируемых представлениями о географических реалиях является концепт montagne «гора». Когнитивная область горы, то есть сфера знаний, ощущений,представлений к которым отсылает нас данное слово

(Ronald Langacker 1991, 3-4) довольно обширна, что обуславливает подробную детализацию среди номинаций видов, характеристик и частей референта. Так, например, пирамидальный пик номинируется ЛЕ «dent» со свойственным ей признаком наличие крутых склонов [Larousse]. Э. Бенвенист отмечает, что метафора является мощным фактором обогащения понятий, поскольку она «связывает суждения в умозаключение и становится орудием логического мышления» (Бенвенист 1974, 128).

Одной из составляющих образа горы является её подошва – «pied»(m), это многозначное слово в данном случае актуализирует специфический пространственный признак отношение к земле и овнешняет понятие о горизонтальном измерении вертикально ориентированного объекта, а также является метафорической моделью, поскольку закрепилось в культурной и языковой традиции французского народа как наименование подножия горы.

Рассмотрим несколько пословиц и поговорок Гора во французском языке:

  1. Aujourd’hui en fleurs, demain en pleurs. Сегодня пир горой, а завтра пошел с сумой.

  2. La foi déplace des montagnes. – Вера горами движет.

  3. Se faire une montagne d'une taupiniere. - Делать из мухи слона.

  4. Quand il neige sur les montagnes, il fait bien froid dans les vallees –

Как от снега, выпавшего в горах, в долинах холодно бывает.

Нужно отметить, что народные пословицы обладают во французском большой общественной и познавательной ценностью, ибо они содержат в себе крайне емкие и разносторонние представления о бытии/жизни, обобщая и концентрируя повседневные наблюдения людей, богатый трудовой народный опыт. При этом, основной познавательный потенциал французских пословиц заключается в разнообразии и важности охватываемой ими тематики, благодаря чему представляемая картина жизни, от самых значительных явлений действительности до повседневных мелочей, получается в типизируемом (обобщенном) виде.

Изучение отечественной культуры - задача не только образовательная. Она тесно связана с другой - не менее важной, вырастить носителей русской культуры, продолжателей ее традиций, что будет способствовать ее сохранению как части мировой культуры, расширению границ русской культуры, диалогу культур.

«О, светло светлая и прекрасно украшенная земля Русская! Многими красотами прославлена ты: озерами многими славишься, реками и источниками местно-чтимыми, горами, крутыми холмами, высокими дубравами, чистыми полями, дивными зверями, разнообразными птицами, бесчисленными городами великими, велениями славными, садами монастырскими, храмами божьими и князьями грозными, боярами честными, вельможами многими. Всем ты преисполнена, земля Русская, о правоверная вера христианская! (Дмитриев Л.А. 1990, с. 175).

Русская культура представлялась чукотскому писателю как гора, потому что она такая же огромная, великая, может быть, даже непостижимая. Гору видно издалека, нельзя пройти мимо и не заметить гору, как и нельзя пройти мимо русской культуры. Волшебная гора таит в себе множество богатств и загадок, как и русская культура. Вот почему Ю. С. Рытхэу сравнивал сравнивал русскую культуру с волшебной горой. (Рытхэу Юрий, 1974) Следует признать, что архетип святой горы неизменно присутствует в разных культурах [25, с. 27]. Гора как духовное восхождение, как восхождение к Богу является также христианским архетипом. Образ горы, Синая (Ветхий Завет) и Фавора (Новый Завет), в христианской иконографии связывает Ветхий и Новый Завет. Синай и Фавор, горы Ветхого и Нового Завета, в тексте Священного Писания эксплицируют два вектора движения человека и Бога: вверх (восхождение) и вниз (схождение), выражая идею взаимодействия.

Приведем несколько примеров с лексемой ГОРА:

1. Горы зовут тех - чья душа им по росту. (В.Л.Белиловский)

2. А знает ли вершина, что она покорена? /А. Кулич/

3. С горы и сани бегут, а в гору и воз не везёт.

4. Пока умный раздумывал, глупый горы перешел.

5. Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет.

6. У кого опора – гора, у того сердце – кремень.

7. Золотые горы сулит.

8. Пора, что гора: скатишься, так оглянешься (спохватишься).

9. Грозен враг за горами, а грозней за плечами.

10. За глазами, что за горами.

11. Мир - золотая гора.

12. Муравей не велик, а горы копает.

13. С горы виднее.

14. Горы падают, долы встают.

15. Схватился, ка к с горы скатился.







Таким образом, сопоставительный анализ русскоязычной и франкоязычной топонимической фразеологии показал, что:

1. Концепт «пространство» имеет полевую структуру, так как в семантической конфигурации рассматриваемого концепта выделяется ядро - «место», как наиболее яркий и частотный компонент значения словарной дефиниции. Остальные компоненты можно трактовать как периферийные.

2. В рассматриваемом концепте большинство русских и французских топонимических ФЕ отражают сущностные характеристики своих денотатов на уровне обозначения географического пространства.

3. Способы вербализации отражают этническое самосознание русских и французов, проявляющееся в принадлежности и особом отношении к своей родине, стране, что проявляется в высокой степени этноцентризма русских и французов.

4. Национальная специфичность концепта реализована несовпадающими семемами в обоих языках: земной участок, временной промежуток в русском языке; воздушное и личное пространство - во французском языке. Универсальность в содержании рассматриваемого концепта и вербализующих их ФЕ с топокомпонентом обнаруживается в совпадении семем: место и бесконечность (трёхмерность). Способы репрезентации концепта в топонимической фразеологии совпадают по ядерным признакам и различаются по периферийным показателям в русском и французском языках.

Итак, в результате сравнительного анализа русскоязычной и франкоязычной топонимической фразеологии мы пришли к выводу о том, что универсальный концепт «пространство» является значимым концептом для обоих этносов, представителей индоевропейского лингвокультурного сообщества. Соотношение же компонентов в способах вербализации рассматриваемого концепта отражает не только универсальные, но и специфичные особенности языковой картины мира французского и русского народов.




Список использованной литературы

  1. Гак В.Г. Языковые преобразования М.: Школа Языки русской культуры, 1998. — 768 с.

  2. Моро-Дефарж Ф. Введение в геополитику М.: Конкорд, 1996

  3. Дмитриев Л.А. Литература Древней Руси. Хрестоматия. - М., 1990.

  4. Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры: В 3 т. - М., 1993. Т.1.

  5. http://www.tania-soleil.com

  6. Осыка М. В. Способы вербализации концепта «пространство» (на материале русской и французской топонимической фразеологии). – Иркутск: Вестник ИГЛУ, 2009. - № 3.

  7. Арутюнова, Н.Д. О новом, первом и последнем // Логический анализ языка: язык и время [Текст] / Н.Д. Арутюнова: сб. ст. - М. : Индрик, 1997.

  8. Бердяев, H.A. Судьба России [Текст] / H.A. Бердяев. - М. : Сов. писатель, 1990.

  9. Гачев, Г.Д. Национальные образы мира [Текст] / Г. Д. Грачев // Космо-Психо-Логос. - М. : Прогресс -Культура, 1995.

  10. Колесов, В.В. Мир человека в слове Древней Руси [Текст] / В.В. Колесов. - Л. : Изд-во ЛГУ 1986.

  11. Лотман, Ю.М. Семиосфера [Текст] / Ю.М. Лот-ман. - СПб. : Искусство-СПб, 2001.

  12. Маслова, В.А. Когнитивная лингвистика [Текст]: учеб. пособие / В. А. Маслова. - 2-е изд. - Мн. : Те-траСистемс, 2005.

  13. Попова, З.Д. Понятие «концепт» в лингвистических исследованиях /З.Д. Попова, И.А. Стернин. -Воронеж : Изд-во Воронеж, гос. ун-та, 1999.

  14. Смирнов, Ю.П. Противопоставление «свой - чужой» и множественность форм сознания [Текст] / Ю.П. Смирнова // Этническое и языковое самосознание : материалы конф. - М. : ТОО «ФИАН-фонд», 1995.

  15. Степанов, Ю. С. Константы: Словарь русской культуры [Текст] / Ю.С. Степанов. - Изд. 2-е, испр. и доп. - М.: Академический Проект, 2001.

  16. Даль В.II. Пословицы русского народа [Текст] /

В.И. Даль. - М. : ОЛМА-ПРЕСС, 2000.

  1. Новый большой французско-русский фразеологический словарь [Текст] / В.Г. Гак, JI.A. Мурадова и др.; под ред. В.Г. Гак. - М. : Рус. яз. - Медиа, 2005.

  2. Словарь русского языка [Текст]: в 4 т. - 3-е изд., стереотип. - М. : Рус. яз., 1985-1988. - Т.З.

  3. Фразеологический словарь русского языка [Текст] / сост. А.Н. Тихонов (рук. авт. кол.), А.Г. Ломов, Л.А. Ломова. - М. : Высш. шк„ 2003.

  4. Centre National de Ressources Textuelles et Lexicales [Электронный ресурс]. -URL: http://www.cmtl. fr/synony mie/espace.

  5. Montreynaud, F. Dictionnaire de proverbes et dictons

  6. Dictionnaire le Robert, 1989.

  7. Литература Древней Руси. Хрестоматия. М., 1990.

  8. (Рытхэу Ю. Под сенью великой горы. Издательство: Советский писатель. Ленинградское отделение, 1974).

  9. Э. Бенвенист Общая лингвистика М.: Прогрес, 1974.





11





57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 24.02.2016
Раздел Иностранные языки
Подраздел Научные работы
Просмотров154
Номер материала ДВ-480871
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх