Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Научная работа на тему "Добрым молодцам урок".(8 класс, на материале сказок Пушкина)
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 26 апреля.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Научная работа на тему "Добрым молодцам урок".(8 класс, на материале сказок Пушкина)

библиотека
материалов

Сказки Пушкина знакомы каждому с детства. Фраза Пушкина «Сказка- ложь, да в ней намёк!» стала афоризмом. Какие же «намёки» кроются в сказке? Какие «уроки» мы можем извлечь, читая сказки Пушкина? Эти вопросы я пытаюсь решить в ходе своего исследования.

Сказка , как определяет БСЭ, фольклорный жанр, отличительной чертой которого является установка на вымысел. Главное в построении сказочного сюжета не сам герой, а его функция. Количество функций героев ограничено. Например, герой отлучён от дома, отправляется на поиски счастья и находит его, спасает похищенную невесту. Последовательность сказочных сцен также восходит к единой «действенной схеме». Об этом я прочитала в статье В.Я Проппа «Морфология русской сказки». Стало быть, важнейшим для изучения сказки является вопрос ЧТО ДЕЛАЕТ ГЕРОЙ, т.е его поступки. Именно в поступках и отражается отношение героя к жизни, окружающим. Наблюдая за действиями, жестами (порой даже случайными) героев мы можем оценить, насколько нравственно, правильно поступает сказочный персонаж.

« Сказки были для Пушкина не просто литературной задачей, но личной потребностью. Он вкладывал в них что-то очень дорогое и, может быть, тпйное»,- писал в своей книге «Поэзия и судьба» В.Непомнящий

Моя работа содержит подробный анализ поступков героев, за каждым из этих поступков стоит стоит определённое движение мысли, души, «физическое движение страстей», по выражению самого Пушкина.

Я начну с появившейся в 1833 году «Сказки о рыбаке и рыбке». В этой сказке огромную роль играют повторы. Трижды ходил старик к синему морю и трижды возвращался к своей старухе. Но это монотонное хождение старика есть поступок, так как он покорно идёт, не смея перечить жене. «Человек чистый и наивный, запросто общающийся с «великим чудом»(Золотой рыбкой), он не боится ни «столбовой дворянки», ни «грозной царицы»- он боится …злой жены»,- так оценивает покорность старика В.Непомнящий. То есть, социальное неравенство , угнетение «низших высшими» - особенность построения общества. А вот угнетение равного равным – это уже добровольное рабство, которое создаём для себя мы сами, и обвинять здесь некого. Рабство старика семейное, и он сам его себе создал. Сказка о царице- мужичке имеет отношение к идее достоинства человека, которое дано ему и ответственность за которое лежит на нём самом. Чем дальше, тем больше нагнетается эмоциональное и нравственное содержание сюжета:



«Подбежали бояре и дворяне,

Старика взашеи затолкали.

А в дверях-то стража подбежала,

Топорами чуть не изрубила.

А народ-то над ним насмеялся:

«Поделом тебе, старый невежа!

Впредь тебе, невежа, наука:

Не садися не в свои сани!»

Царица «с очей прогнать его велела», и, по её приказу, выгоняют старика, народ над ним смеётся. Перед нами картина всеобщего рабства , далеко не сказочная, а очень жизненная.

По мере того, как растут желания старухи, нарастает и активность моря. « Старика старуха забранила»- «Море слегка разыгралось», «Ещё пуще старуха бранится»- «Помутилося синее море», «Ещё пуще старуха вздурилась»- «Почернело синее море». Чем выше возносится старуха, тем грознее море и неотвратимее восстановление справедливости. Старуха не осознаёт этого. Человек, которого одолевает жажда власти, богатства, становится слеп, не утрачивает чувство реальности, не может вовремя остановиться. Это свойство материальных благ- поглощать человека целиком, если он сам ничего, кроме них, не признаёт.Настойчивый вопрос старика «Чай, теперь твоя душенька довольна?» звучит слегка иронически, и эта ирония адресована старухе, как неразумному ребёнку. Крах наступает тогда, когда старуха меньше всего ожидает.Именно в тот момент, когда старуха возомнила себя всемогущей. В мире всё осталось по-прежнему: море, берег. Крах наступил только для неразумной старухи. Я подчёркиваю НЕРАЗУМНОЙ, потому что непомерная алчность делает её такой. «Кого Бог хочет наказать, того он лишает разума»,- эта мысль звучит в романе «Толстого «Война и мир». Эта цитата ешё раз показывает, что алчный, стремящийся к власти человек неразумен.Крах совершился только для старухи.

Сказочный сюжет превращается в философский, сказка о старухе,наказанной за алчность, - в притчу о заблуждении тех, кто ставит целью деньги и власть.

Отметим, что справедливое возмездие ничего не отнимает у старухи. Ей просто возвращают то, чем она владела изначально. Движение вверх оказалось движением по кругу. Значит, погоня за ложными ценностями не есть рост, продвижение, но бессмысленное движение, круговое.

«Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма»,- в восхищении писал Пушкин. Из всех сказок, по замечанию В.Непомнящего, более всего похожа на поэму написанная в том же 1833 году «Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях». В отличие от сказочной традиции, предполагающей одну сюжетную линию, здесь присутствует несколько сюжетных линий, много действующих лиц. На первый взгляд, некоторые герои могут показаться эпизодическими(пёс Соколко, богатыри). Но это только на первый взгляд, так как каждый герой и каждая сюжетная линия связана с важнейшим нравственным понятием- понятием ВЕРНОСТИ. Сказочный зачин очень печален. Человек в этой сказке одинок. Нет моря, рыбки, совершивших справедливое возмездие. Человек один на один выходит на борьбу со злом. Не волшебство, не ловкость и хитрость должны помочь героям. Герои должны уповать на верность и любовь- силы, способные помочь человеку

выжить, выстоять, противостоять недостойному.И наказан в сказке будет тот, кто не умеет любить, не пройдёт испытания любовью и верностью.

«Мачеха» царевны- это не просто официальная роль по отношению к семье царя. Это состояние её души, показатель человеческих качеств. Она – чужая, именно потому, что не видит никого, кроме себя:



Правду молвить, молодица

Уж и впрямь была царица:

Высока, стройна, бела,

И умом и всем взяла;

Но зато горда, ломлива,

Своенравна и ревнива.





Все слова в характеристике мачехи связаны значениями со словом «самолюбивый». И если по отношению к остальным она была «горда и ломлива», то, глядя в своё зеркальце, «приветливо шутила». Вероятно потому, что беседовала со СВОИМ отражением. Гордой ломливой царице противопоставлен образ Царевны : нрав Царевны «кроток». Пушкин показывает нам, что самомнение шутит со слабой человеческой природой скверную шутку. Самолюбивый человек никогда не сможет быть спокоен и счастлив, так как всегда найдутся те, кто лучше, красивее. Зависть- неизменная спутница больного самолюбия:

Что же зеркальце в ответ?

"Ты прекрасна, спору нет;

Но царевна всех милее,

Всех румяней и белее".

Как царица отпрыгнет,

Да как ручку замахнет,

Да по зеркальцу как хлопнет,

Каблучком-то как притопнет!...

"Ax ты, мерзкое стекло!

Это врешь ты мне на зло.

Как тягаться ей со мною?

Я в ней дурь-то успокою.

Вишь какая подросла!

И не диво, что бела: -

Мать брюхатая сидела,

Да на снег лишь и глядела!

Царица не просто завидует, она завидует чёрной завистью, которая, по мнению Пушкина, способно подтолкнуть человека к преступлению:



Она,

Черной зависти полна,

Бросив зеркальце под лавку,

Позвала к себе Чернавку,

И наказывает ей,

Сенной девушке своей,

Весть царевну в глушь лесную

И, связав ее, живую

Под сосной оставить там

На съедение волкам.

Автор не называет гордую Царицу мачехой. Мачеха, вероятно, могла бы испытывать хоть какие-то чувства по отношению к падчерице. «Царица», «молодица»- так называет её автор. Но после того, как она совершает неслыханно жестокий поступок, вместо царицы мы видим «бабу гневную». Чернавка, обязанная выполнить приказ, отпускает Царевну. Но не потому, что та обещает ей «пожаловать» её. «В душе ..любя» отпускает, т.е действия её искренни.

Какова роль образов семи богатырей в сказке? Здесь наводит на мысли число «семь». Это, в соответствии со сказочными канонами, магическое число. Царевна, попав к богатырям в терем, оказывается окружённой волшебной защитой добра, порядочности, мира, согласия. Полюбив Царевну, они пришли к ней за её решением. И нигде в тексте нет слов о том, что братья-богатыри соперничают или испытывают «чёрную зависть» по отношению друг к другу:

.

Женихи ей поклонились,

Потихоньку удалились,

И согласно все опять

Стали жить да поживать.

В то время как кроткую, уважительную Царевну окружает любовь и забота богатырей, вокруг самолюбивой Царицы царит чернота. Примечательно, что, по мнению Пушкина, эту черноту и злобу создаёт вокруг себя сам человек, низкие его чувства, и образ царицы сопровождает эпитет «злая». До этого в тексте его не было, значит, свои поведением она заслужила столь невысокую авторскую оценку:

Между тем царица злая,

Про царевну вспоминая,

Не могла простить ее,

А на зеркальце свое

Долго дулась и сердилась.

Царица «дулась и сердилась» на зеркало. Самолюбивый, злой человек не признаёт правды, он воспринимает только то, что хочет слышать о себе.

Вспомним, как в дом богатырей заходит Царевна. «Пёс бежит за ней, ласкаясь». Сравним: «Вдруг сердито под крыльцом пёс залаял». Это появилась злая царица. Как известно, животные обладают замечательным чутьём на трусливых и злых людей, и эта деталь лишний раз обращает наше внимание на злонравность царицы. Добрый человек, никому не желая зла, не ожидает этой способности от других. Добро доверчиво. Смело берёт угощение юная Царевна. Но у добра всегда есть защитники, так, слава Богу, устроен наш мир:

И с царевной на крыльцо

Пес бежит и ей в лицо

Жалко смотрит, грозно воет

Словно сердце песье ноет,

Словно хочет ей сказать:

Брось!

Поведение пса Соколко не побоюсь назвать самоотверженным. Он отдал жизнь за ту, которую любил всей своей собачьей душой. В рукописи сказки есть странный рисунок, портрет пса Соколки. Собачьей морде придано человеческое выражение, причём на щеках густые бакенбарды.

Братья в ту пору домой

Возвращалися толпой

С молодецкого разбоя,

Им на встречу, грозно воя,

Пес бежит и ко двору

Путь им кажет. "Не к добру! -

Братья молвили: - печали

Не минуем". Прискакали,

Входят - ахнули. Вбежав,

Пес на яблоко стремглав

С лаем кинулся, озлился,

Проглотил его, свалился

И издох. Напоено

Было ядом знать оно.

Казалось бы, царица победила, добилась своего, желаемого, ради которого решилась на преступление. Смерть Царевны она себе в вину не ставит, напротив, для неё это «добрая весть». Безнравственный человек, злой, творя недостойные дела, не понимает, что преступает все человеческие законы. Я сказала, что в этой сказке нет волшебства. Наверное, это не так. Волшебство в этой сказке- сила любви, способная победить смерть. Сама природа помогает Елисею найти невесту.

Смерть царицы-матери «от восхищенья», царевнин отказ семи богатырям, долгие поиски невесты Елисеем,самоотверженное поведение пса, проглотившего отравленное яблоко- всё это одно и об одном, как заметил Непомнящий. Автор даёт нам урок верности, волшебного могущества любви. И в борьбе с хаосом реальности, соблазнами, наверное, это наше последнее оружие. И дело не в том, что в сказке ДОЛЖНО победить добро. Просто доброму, любящему человеку и мир кажется светлее, так как зависть не съедает его душу изнутри.

Отчего умирает злая царица?

Злая мачеха, вскочив,

Об пол зеркальце разбив,

В двери прямо побежала

И царевну повстречала.

Тут ее тоска взяла,

И царица умерла.

Никто не карает царицу за её козни, она умирает сама. Так представлен в сказке один из, по выражению А.Ахматовой, «грозных вопросов морали», вопрос о грехе и возмездии, преступлении и наказании. Ни одно злое дело не останется без наказания, будь то злая мысль или поступок. Всё, что мы отправляем в мир, обязательно вернётся к нам. Царица хотела смерти Царевны- она и получила смерть.

Проблема возмездия – одна из ключевых в «Сказке о царе Салтане…». Какие наши чувства способны породить злой умысел, злое дело? Три девицы отправляются во дворец, но каждая стремилась быть царицей, а царицей будет только та, что родит богатыря. Ткачиха с поварихой затаили злобу ни много ни мало- против родной сестры. Зависть- чувство, перед которым устоять человеку трудно, чувство, способное разрушить и кажущиеся незыблемыми родственные связи.

Изгнанные из царства отца, царица и Гвидон оказываются на острове , и это символично. Остров- надёжная защита от злонамеренных родственников, здесь царит добро. Оберегает его символ женственности- Лебедь. Оплотом жизни, человеческим оберегом здесь является семья. Эта мысль в сказке присутствует неслучайно. Дело в том, что сказка была написана автором в год женитьбы. В центре сказочного сюжета- образ семьи, воссоединяющейся вопреки всем козням. Мы видим, что Гвидон, несмотря ни на что, хочет видеть отца. С удивительным мастерством изображает Пушкин чувства Гвидона. Во время первого визита купцов, узнав, куда они держат путь, князь только «вымолвил» свой ответ. Но после отъезда купцов он с печалью смотрит им вслед. Значит, при посторонних он пытался скрыть свою грусть, сдерживать своё волнение.

Князь им вымолвил тогда:

«Добрый путь вам, господа,

По морю по Окияну

К славному царю Салтану;

От меня ему поклон».

Гости в путь, а князь Гвидон

С берега душой печальной

Провожает бег их дальный;

Повторяющаяся строка про «славного царя Салтана» наполнена какой-то тоскливой завистью: корабельщики увидят отца Гвидона. Печален и Салтан. Корабельщики навещают его не трижды, как положено сказочным каноном, а четырежды. Какой смысл вложен в подобное нарушение фольклорного правила. Сравним.

1 посещение. И за ними во дворец

Полетел наш удалец.

Видит: весь сияя в злате,

Царь Салтан сидит в палате

На престоле и в венце

С грустной думой на лице;



2 посещение. И за ними во дворец

Полетел наш удалец.

Видит: весь сияя в злате,

Царь Салтан сидит в палате

На престоле и в венце,

С грустной думой на лице.

3 посещение. И за ними во дворец

Полетел наш удалец.

Видит, весь сияя в злате,

Царь Салтан сидит в палате

На престоле и в венце,

С грустной думой на лице.

Как видим, 3 идентичных повтора.

4 посещениеВот на берег вышли гости.

Царь Салтан зовет их в гости.

Гости видят: во дворце

Царь сидит в своем венце.

Что изменилось? В 4-м описании нет грустной думы. Перед корабельщиками просто царь, официальное лицо, сидящее на троне. Трижды мы смотрели на Салтана глазами сына, во время четвёртого посещения корабельщики одни, никакой «грустной думы на лице» они видеть не могут. Если читать сказку вслух, то можно проследить, как меняются чувства Гвидона. Он впервые видит отца- и в интонации звучит и радость встречи, и радость при виде «грустной думы». Значит, и отец , быть может, вспоминает об утраченной семье..Затем, мне кажется, появляется некая досада: счастье близко, а Салтан, поддаваясь на уговоры сварливых баб, всё сидит и сидит «в своём венце». «Мысль семейная»- главная в этой сказке. Вопреки всем козням, воссоединение семьи происходит. Но счастье семейное выглядит у Пушкина как счастье общее. И сказка закончится только тогда, когда автор узнает, что же стало с виноватыми :

Царь слезами залился,

Обнимает он царицу,

И сынка, и молодицу,

И садятся все за стол;

И веселый пир пошел.

А ткачиха с поварихой,

С сватьей бабой Бабарихой,

Разбежались по углам;

Их нашли насилу там.

Тут во всем они признались,

Повинились, разрыдались;

Царь для радости такой

Отпустил всех трех домой.

Конечно, сказке положен по жанру счастливый конец, но здесь скрыт и философский смысл. Всем воздастся по их делам. Кто-то заслужит семейное счастье, а это высшая человеческая ценность, очень высокая награда. Кто-то получит назад своё «разбитое корыто»

Парадокс пушкинских сказок состоит в том, что, обратясь к жанру, принципиально противополагающему себя живой действительности, автор - как бы неожиданно и против воли, а на деле закономерно и необходимо - встал лицом к лицу с обнаженной реальностью жизни.

Цикл сказок Пушкина - драматическое зрелище того, как поэт отстаивает, перед грозным лицом жизни, правду духа, отстаивая нравственные ценности





Последняя из сказок была закончена в Болдине утром 20 сентября 1834 года. В рукописи набросан план издания: «Простонародные сказки...» - как бы подводящий итоговую черту.

Пушкин приехал в Болдино за неделю до того, как закончил свою последнюю сказку; день приезда был 13 сентября 1834 года. Ровно четыре года назад, 13 сентября 1830 года, здесь была закончена его первая сказка, о Балде; за неделю до этой разудалой сказки, 7 сентября, были написаны «Бесы». Этим стихотворением начиналась первая Болдинская осень - три месяца, неправдоподобные по творческим результатам: около 50 произведений разных жанров.

В 1834 году снова была Болдинская осень, и все было иначе.

«Скучно, мой ангел. И стихи в голову нейдут... Читаю Вальтер Скотта и Библию, а все об вас думаю... Видно, нынешнюю осень мне долго в Болдине не прожить... Погожу еще немножко, не распишусь ли; коли нет - так с Богом и в путь...»

Последняя осень в Болдине не насчитала и трех недель. Уезжая в столицу в начале октября, Пушкин вез с собою только одну законченную новую вещь - небольшую сказку в 224 стиха.

Среди пушкинских сочинений 30-х годов «Сказка о Золотом петушке» - одно из самых странных. Эту странность Непомнящий объясняет мрачно-гротескным, мрачным настроением сказки

Происхождение ее сюжета долгое время было неизвестно. Спустя почти полных сто лет после появления сказки на свет Анна Ахматова обнаружила, что источником Пушкину послужила «Легенда об арабском звездочете» из сборника новелл Вашингтона Ирвинга «Альгамбра». Открытие это было, по сути дела, первым серьезным шагом в изучении «Сказки о Золотом петушке»; сопоставив ее с источником, Ахматова сделала ряд чрезвычайно важных наблюдений и выводов касательно характера сказки и ее связей с драматическими обстоятельствами жизни Пушкина в 30-е годы. Тему ее Ахматова определила как «неисполнение царского слова», объясняя эту тему резким обострением отношений поэта с царем.





С Болдинской осени 30-го года он почти каждый год пишет по сказке. Он создает государство в государстве, страну величавой простоты и детской ясности, страну, где добро беспримесно отмежевано от зла и всегда торжествует, - обетованную землю, русскую Утопию древних поверий и легенд - остров Буян.

В этой стране свои цари и свои законы природы.

Ее небо ясно и безгневно; под ним есть место всем.

Ее море - грозная, но разумная стихия.

Ее суша - и ее главная твердыня - семья.







Среди набросков 1833 года есть чудесный фрагмент-картинка:

Царь увидел пред собою

Столик с шахматной доскою.

Вот на шахматную доску

Рать солдатиков из воску

Он расставил в стройный ряд.

Грозно куколки сидят

Подбоченясь на лошадках

В коленкоровых перчатках,

В оперенных шишачках,

С палашами на плечах.

Тут лохань перед собою





Приказал налить водою;

Плавать он пустил по ней

Тьму прекрасных кораблей,

Барок, каторог и шлюпок

Из ореховых скорлупок -

На протяжении многих лет причины незавершенности этой очаровательной миниатюры, которую кто-то пытался определить как «опыт детского стихотворения», были неясны, как неведомо было и ее происхождение. В результате разысканий Ахматовой стало очевидно, что это - один из подступов к «Сказке о Золотом петушке», имеющий бесспорное соответствие в «Легенде...» Ирвинга. Маг и астролог, сделавший для престарелого и в прошлом воинственного султана чудесный флюгер, указывающий в сторону опасности, подарил султану также шахматную доску, на которой тот мог, не высылая войска, расправляться с врагами. Место живописного Буяна заступает другой мир:

Вот проходят восемь дней, а от войска нет вестей: было ль, не было ль сраженья, - нет Дадону донесенья. Петушок кричит опять. Кличет царь другую рать; сына он теперь меньшого шлет на выручку большого; петушок опять утих. Снова вести нет от них, снова восемь дней проходит; люди в страхе дни проводят, петушок кричит опять, царь скликает третью рать...

Это не просто новая сказка. Это другое измерение. Очень мало здесь любви и снисхождения к слабостям человеческим

Живая жизнь, пиршество красок обернулись холодным сверканием, и в гармонический космос русской сказки вплыли фантомы.

В самом деле, неизвестно откуда берется, куда исчезает и кто вообще таков этот всезнающий Звездочет-скопец; «старичок» этот абсолютно никак не характеризован, он никакой, его речь бесцветна и не заключает в себе ни одного характерного, яркого, личного слова. «Посади ты эту птицу, - молвил он царю, - на спицу, петушок мой золотой будет верный сторож твой: коль кругом все будет мирно, так сидеть он будет смирно; но лишь чуть со стороны ожидать тебе войны, иль набега силы бранной, иль другой беды незваной...» - в этом монотонном монологе, состоящем из длинных периодов, начисто лишенном интонации, нет ничего сверх голой технической инструкции; и даже в однообразных требованиях старика: «Подари ж ты мне девицу... Не хочу я ничего? Подари ты мне девицу!..» - будет слышаться что-то бесстрастное, нездешнее.

Неизвестно, кто эта странная Шамаханская царица: она сияет «как заря», и только, - она никакая; неизвестно, зачем она появилась, зачем ей Дадон, почему она все молчала-молчала, да вдруг захихикала, когда был убит Звездочет, - и исчезла.

Неизвестно, наконец, и что такое сам Золотой петушок: сторож или орудие искушения, палач или судья? Почему так настойчиво посылает он Дадона против Шамаханской царицы?

И почему Пушкину в цикле русских сказок понадобилась вдруг восточная легенда?

Ответ ищем в биографии Пушкина. Вот цитата из его письма Наталье Николаевне :

«Не сердись, жена, и не толкуй моих жалоб в худую сторону. Никогда не думал я упрекать тебя в своей зависимости... Зависимость жизни семейственной делает человека более нравственным. Зависимость, которую налагаем на себя из честолюбия или из нужды, унижает нас. Теперь они смотрят на меня как на холопа, с которым можно им поступать, как им угодно... Но ты во всем этом не виновата, а виноват я из добродушия, коим я преисполнен до глупости, несмотря на опыты жизни... Будь осторожна... вероятно и твои письма распечатывают: этого требует Государственная безопасность».

Письмо датировано 8 июня 1834 года.

Через три с лишним месяца появилась его последняя сказка - единственный плод бесплодной Болдинской осени 1834 года.

Однако ошибаются те, кто думает, что в теме клятвопреступления, нарушения «царского слова» - основное содержание сказки. Страшная беда - смерть обоих сыновей, их взаимное братоубийство - постигает Дадона гораздо раньше, чем он успел хоть в чем-нибудь провиниться перед владельцем Золотого петушка.



У Ирвинга «кровавое братоубийственное побоище» лишь мельком упоминается (пользуясь волшебной доской, старый султан со сладострастием устраивает междоусобицы среди своих врагов). У Пушкина же мотив братоубийства становится одним из главных звеньев цепи событий, приведших Дадона к казни.

Кстати, пора вспомнить о том, кто считается главным героем этой истории. В стране, где нет отдельных людей, где окружение царя представлено лишь «воеводой», в бесцветном мире, рядом с почти бесплотными фантастическими персонажами, живет полной жизнью, упивается покоем, повелевает, тревожится, восхищается, плачет, наслаждается почестями, пирует, спит и даже ругается, дерется и плюется, и даже «мыслит» - славный царь Дадон.

В сухой графике рассказа он кажется ярким цветовым пятном: его движения, мимика и реакции характерны и вырази тельны («говорит Дадон, зевая...»; «Царь к окошку, - ан на спице...»; «Плюнул царь»: «Так лих же: нет!»), его речь экспрессивна, сочна, богата просторечными и фольклорными элементами и заражает ими авторскую:

Инда плакал царь Дадон,

Инда забывал и сон.

Что и жизнь в такой тревоге!

На протяжении почти всей «Сказки о царе Салтане» «царь-отец», оставшийся без жены и ребенка, молчаливо сидел «С грустной думой на лице», и автор по-человечески сочувствовал герою. Взглянем теперь на потерявшего обоих сыновей Дадона:

Царь завыл: «Ох дети, дети!

Горе мне! попались в сети

Оба наши сокола!

Горе! смерть моя пришла».

Все завыли за Дадоном... И в этом вое есть что-то клоунское, ненатуральное. Скорбь не помешала ему впечатлиться Шемаханской царицей



Дадон не обещал Звездочету: «подарю, что захочу»; он обещал: «Волю первую твою Я исполню, как мою». И это условие должно быть выполнено буквально, иначе - к чему вся сказка? Дадон не понимает, что мудрецу-то ничего не нужно, что «условие игры» - не в том, чтобы скопец «получил», а в том, чтобы он, Дадон, отдал.

Он знает только свои желания и потому все понимает навыворот - кричит: «Сам себя ты, грешник, мучишь!» - а ведь грешник он сам, совершивший еще одно предательство.

Корень его беды - не в «нарушении царского слова». И само-то нарушение произошло оттого, что весь путь его - путь «неправых».

Усиление заблуждения - казнь для тех, кто, «сбившись с пути», не желает вернуться на верную дорогу. .

Цикл, начавшийся веселой сказкой, в которой герой, захотевший получить «повара, конюха и плотника» в одном лице, да еще по дешевке, в финале вынужден «подставить лоб», закончился притчей, герой которой, отблагодаривший за услугу ударом «по лбу», сам в ответ получает смертельный удар «в темя».



Человеческий поступок - это вовсе не любое движение, которое делает человек (народная сказка прекрасно знает это и отражает в своей строгой структуре). Взять, отнять, перетянуть к себе, урвать - суть животные движения, а не человеческие поступки. Ничего поступательного в них нет, они лишь пассивно воспроизводят естество, удовлетворяют его желания, отправляют его потребности. В человеческом же смысле поступок - это отдать.

То, что происходит в сказке, объяснено с самого начала:

...Жил-был славный царь Дадон

Смолоду был грозен он

И соседям то и дело

Наносил обиды смело,

Но под старость захотел

Отдохнуть от ратных дел

И покой себе устроить...

Дадон привык только брать и получать: когда хочется - обижать, когда хочется - отдыхать. Он и покоя захотел дарового - в обмен на самонадеянное обещание. Он и на смерть сыновей отозвался лишь воплями - и тут же погрузился в наслаждения, которые привык получать так, ни за что. Он «смолоду» делал то, чего человеку делать нельзя, и думал, что так и надо, что за это ничего не будет. И вот пришел момент, когда погибли, убили друг друга его сыновья, когда уже началось, - а он ничего не видит и продолжает жить как жил, пирует и веселится.

И когда ему впервые сказали: «не гонялся бы ты за дешевизной», сказали, что нужно платить, нужно совершить наконец поступок, - он принял это как оскорбление и бессмыслицу.

И когда он ударил своим жезлом того, кому должен был отдать, то это и был его последний антипоступок: он нанес удар себе, единожды и сразу заплатив за все и отдав все. Это был тот случай «меры за меру», который описал Бальзак в «Шагреневой коже», а Уайльд в «Портрете Дориана Грея».

Неисполнение слова - страшный грех. В слове - вся полнота Бытия, ибо Слово было в начале Бытия, у Бога (Иоан., 1, 1). Слово священно, и оно дано только человеку. Оскорбление слова, нарушение его есть оскорбление всего Бытия. Неисполнение слова героем сказки - итог того способа жизни, который показан в самых первых строках этой сказки о человеке, считающем себя хозяином в мире.

ничто из делаемого человеком не падает в пустоту. : Дадон думает, что совершает поступки, и притом в своих интересах, а на самом деле это антипоступки, и совершает он их против себя. Сделав все для того, чтобы не заслужить покоя, он, тем не менее, пожелал, чтобы его оградили и от обиженных соседей, и от «другой беды незваной». И желание это было исполнено: внешние враги притихли. Но ведь осталась «другая беда» - в самом Дадоне. На нее и указывал Петушок - так было договорено: оберегать от любой беды. В каждой душе, даже самой падшей, есть потребность в любви. Но для того, кто живет лишь по законам своих хотений, и любовь может стать погибелью: «Горе! смерть моя пришла!»

Ударив Звездочета, Дадон сделал то же, что сделала Царица-мачеха, разбив зеркальце правды.









Краткое описание документа:

Сказки Пушкина знакомы каждому с детства. Фраза Пушкина «Сказка- ложь, да в ней намёк!» стала афоризмом. Какие же «намёки» кроются в сказке? Какие «уроки» мы можем извлечь, читая сказки Пушкина? Эти вопросы я пытаюсь решить в ходе своего исследования.

Сказка , как определяет БСЭ, фольклорный жанр, отличительной чертой которого является установка на вымысел. Главное в построении сказочного сюжета не сам герой, а его функция. Количество функций героев ограничено. Например, герой отлучён от дома, отправляется на поиски счастья и находит его, спасает похищенную невесту. Последовательность сказочных сцен также восходит к единой «действенной схеме». Об этом я прочитала в статье В.Я Проппа «Морфология русской сказки». Стало быть, важнейшим для изучения сказки является вопрос ЧТО ДЕЛАЕТ ГЕРОЙ, т.е его поступки. Именно в поступках и отражается отношение героя к жизни, окружающим. Наблюдая за действиями, жестами (порой даже случайными) героев мы можем оценить, насколько нравственно, правильно поступает сказочный персонаж.

« Сказки были для Пушкина не просто литературной задачей, но личной потребностью. Он вкладывал в них что-то очень дорогое и, может быть, тпйное»,- писал в своей книге «Поэзия и судьба» В.Непомнящий

Моя работа содержит подробный анализ поступков героев, за каждым из этих поступков стоит стоит определённое движение мысли, души, «физическое движение страстей», по выражению самого Пушкина.

Я начну с появившейся в 1833 году «Сказки о рыбаке и рыбке». В этой сказке огромную роль играют повторы. Трижды ходил старик к синему морю и трижды возвращался к своей старухе. Но это монотонное хождение старика есть поступок, так как он покорно идёт, не смея перечить жене. «Человек чистый и наивный, запросто общающийся с «великим чудом»(Золотой рыбкой), он не боится ни «столбовой дворянки», ни «грозной царицы»- он боится …злой жены»,- так оценивает покорность старика В.Непомнящий. То есть, социальное неравенство , угнетение «низших высшими» - особенность построения общества. А вот угнетение равного равным – это уже добровольное рабство, которое создаём для себя мы сами, и обвинять здесь некого. Рабство старика семейное, и он сам его себе создал. Сказка о царице- мужичке имеет отношение к идее достоинства человека, которое дано ему и ответственность за которое лежит на нём самом. Чем дальше, тем больше нагнетается эмоциональное и нравственное содержание сюжета:

 

«Подбежали бояре и дворяне,

Старика взашеи затолкали.

А в дверях-то стража подбежала,

Топорами чуть не изрубила.

А народ-то над ним насмеялся:

«Поделом тебе, старый невежа!

Впредь тебе, невежа, наука:

Не садися не в свои сани!»

Царица «с очей прогнать его велела», и, по её приказу, выгоняют старика, народ над ним смеётся. Перед нами картина всеобщего рабства , далеко не сказочная, а очень жизненная.

По мере того, как растут желания старухи, нарастает и активность моря. « Старика старуха забранила»- «Море слегка разыгралось», «Ещё пуще старуха бранится»- «Помутилося синее море», «Ещё пуще старуха вздурилась»- «Почернело синее море». Чем выше возносится старуха, тем грознее море и неотвратимее восстановление справедливости. Старуха не осознаёт этого. Человек, которого одолевает жажда власти, богатства, становится слеп, не утрачивает чувство реальности, не может вовремя остановиться. Это свойство материальных благ- поглощать человека целиком, если он сам ничего, кроме них, не признаёт.Настойчивый вопрос старика «Чай, теперь твоя душенька довольна?» звучит слегка иронически, и эта ирония адресована старухе, как неразумному ребёнку. Крах наступает тогда, когда старуха меньше всего ожидает.Именно в тот момент, когда старуха возомнила себя всемогущей. В мире всё осталось по-прежнему: море, берег. Крах наступил только для неразумной старухи. Я подчёркиваю НЕРАЗУМНОЙ, потому что непомерная алчность делает её такой. «Кого Бог хочет наказать, того он лишает разума»,- эта мысль звучит в романе «Толстого «Война и мир». Эта цитата ешё раз показывает, что алчный, стремящийся к власти человек неразумен.Крах совершился только для старухи.

Сказочный сюжет превращается в философский, сказка о старухе,наказанной за алчность, - в притчу о заблуждении тех, кто ставит целью деньги и власть.

Отметим, что справедливое возмездие ничего не отнимает у старухи. Ей просто возвращают то, чем она владела изначально.  Движение вверх оказалось движением по кругу. Значит, погоня за ложными ценностями не есть рост, продвижение, но бессмысленное движение, круговое.

«Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма»,- в восхищении писал Пушкин. Из всех сказок, по замечанию В.Непомнящего, более всего похожа на поэму написанная в том же 1833 году «Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях». В отличие от сказочной традиции, предполагающей одну сюжетную линию, здесь присутствует несколько сюжетных линий, много действующих лиц. На первый взгляд, некоторые герои могут показаться эпизодическими(пёс Соколко, богатыри). Но это только на первый взгляд, так как каждый герой и каждая сюжетная линия связана с важнейшим нравственным понятием- понятием ВЕРНОСТИ. Сказочный зачин очень печален. Человек в этой сказке одинок. Нет моря, рыбки, совершивших справедливое возмездие. Человек один на один выходит на борьбу со злом. Не волшебство, не ловкость и хитрость должны помочь героям. Герои должны уповать на верность и любовь- силы, способные помочь человеку

выжить, выстоять, противостоять недостойному.И наказан в сказке будет тот, кто не умеет любить, не пройдёт испытания любовью и верностью.

«Мачеха» царевны- это не просто официальная роль по отношению к семье царя. Это состояние её души, показатель человеческих качеств. Она – чужая, именно потому, что не видит никого, кроме себя:

 

Правду молвить, молодица

 Уж и впрямь была царица:

 Высока, стройна, бела,

 И умом и всем взяла;

 Но зато горда, ломлива,

 Своенравна и ревнива.

 

 

Все слова в характеристике мачехи связаны значениями со словом «самолюбивый». И если по отношению к остальным она была «горда и ломлива», то, глядя в своё зеркальце, «приветливо шутила». Вероятно потому, что беседовала со СВОИМ отражением. Гордой ломливой царице противопоставлен образ Царевны : нрав Царевны «кроток». Пушкин показывает нам, что самомнение  шутит со слабой человеческой природой скверную шутку. Самолюбивый человек никогда не сможет быть спокоен и счастлив, так как всегда найдутся те, кто лучше, красивее. Зависть- неизменная спутница больного самолюбия:

Что же зеркальце в ответ?

 "Ты прекрасна, спору нет;

 Но царевна всех милее,

 Всех румяней и белее".

 Как царица отпрыгнет,

 Да как ручку замахнет,

 Да по зеркальцу как хлопнет,

 Каблучком-то как притопнет!...

 "Ax ты, мерзкое стекло!

 Это врешь ты мне на зло.

 Как тягаться ей со мною?

 Я в ней дурь-то успокою.

 Вишь какая подросла!

 И не диво, что бела: -

 Мать брюхатая сидела,

 Да на снег лишь и глядела!

Царица не просто завидует, она завидует чёрной завистью, которая, по мнению Пушкина, способно подтолкнуть человека к преступлению:

 

Она,

 Черной зависти полна,

 Бросив зеркальце под лавку,

 Позвала к себе Чернавку,

 И наказывает ей,

 Сенной девушке своей,

 Весть царевну в глушь лесную

 И, связав ее, живую

 Под сосной оставить там

 На съедение волкам.

Автор не называет гордую Царицу мачехой. Мачеха, вероятно, могла бы испытывать хоть какие-то чувства по отношению к падчерице. «Царица», «молодица»- так называет её автор. Но после того, как она совершает неслыханно жестокий поступок, вместо царицы мы видим «бабу гневную». Чернавка, обязанная выполнить приказ, отпускает Царевну. Но не потому, что та обещает ей «пожаловать» её. «В душе ..любя» отпускает, т.е действия её искренни.

Какова роль образов семи богатырей в сказке? Здесь наводит на мысли число «семь». Это, в соответствии со сказочными канонами, магическое число. Царевна, попав к богатырям в терем, оказывается окружённой волшебной защитой добра, порядочности, мира, согласия. Полюбив Царевну, они пришли к ней за её решением. И нигде в тексте нет слов о том, что братья-богатыри соперничают или испытывают «чёрную зависть» по отношению друг к другу:

.

 Женихи ей поклонились,

 Потихоньку удалились,

 И согласно все опять

 Стали жить да поживать.

В то время как кроткую, уважительную Царевну окружает любовь и забота богатырей, вокруг самолюбивой Царицы царит чернота. Примечательно, что, по мнению Пушкина, эту черноту и злобу создаёт вокруг себя сам человек, низкие его чувства, и образ царицы сопровождает эпитет «злая». До этого в тексте его не было, значит, свои поведением она заслужила столь невысокую авторскую оценку:

Между тем царица злая,

 Про царевну вспоминая,

 Не могла простить ее,

 А на зеркальце свое

 Долго дулась и сердилась.

Царица «дулась и сердилась» на зеркало. Самолюбивый, злой человек не признаёт правды, он  воспринимает только то, что хочет слышать о себе.

Вспомним, как в дом богатырей заходит Царевна. «Пёс бежит за ней, ласкаясь». Сравним: «Вдруг сердито под крыльцом пёс залаял». Это появилась злая царица. Как известно, животные обладают замечательным чутьём на трусливых и злых людей, и эта деталь лишний раз обращает наше внимание на злонравность царицы. Добрый человек, никому не желая зла, не ожидает этой способности от других. Добро доверчиво. Смело берёт угощение юная Царевна. Но у добра всегда есть защитники, так, слава Богу, устроен наш мир:

И с царевной на крыльцо

 Пес бежит и ей в лицо

 Жалко смотрит, грозно воет

 Словно сердце песье ноет,

 Словно хочет ей сказать:

 Брось!

Поведение пса Соколко не побоюсь назвать самоотверженным. Он отдал жизнь за ту, которую любил всей своей собачьей душой. В рукописи сказки есть странный рисунок, портрет пса Соколки. Собачьей морде придано человеческое выражение, причём на щеках густые бакенбарды.

Братья в ту пору домой

 Возвращалися толпой

 С молодецкого разбоя,

 Им на встречу, грозно воя,

 Пес бежит и ко двору

 Путь им кажет. "Не к добру! -

 Братья молвили: - печали

 Не минуем". Прискакали,

 Входят - ахнули. Вбежав,

 Пес на яблоко стремглав

 С лаем кинулся, озлился,

 Проглотил его, свалился

 И издох. Напоено

 Было ядом знать оно.

Казалось бы, царица победила, добилась своего, желаемого, ради которого решилась на преступление. Смерть Царевны она себе в вину не ставит, напротив, для неё это «добрая весть». Безнравственный человек, злой, творя недостойные дела, не понимает, что преступает все человеческие законы. Я сказала, что в этой сказке нет волшебства. Наверное, это не так. Волшебство в этой сказке- сила любви, способная победить смерть. Сама природа помогает Елисею найти невесту.

Смерть царицы-матери «от восхищенья», царевнин отказ семи богатырям, долгие поиски невесты Елисеем,самоотверженное поведение пса, проглотившего отравленное яблоко- всё это одно и об одном, как заметил Непомнящий. Автор даёт нам урок верности, волшебного могущества любви. И в борьбе с хаосом реальности, соблазнами, наверное, это наше последнее оружие. И дело не в том, что в сказке ДОЛЖНО победить добро. Просто доброму, любящему человеку и мир кажется светлее, так как зависть не съедает его душу изнутри.

Отчего умирает злая царица?

Злая мачеха, вскочив,

Об пол зеркальце разбив,

 В двери прямо побежала

 И царевну повстречала.

 Тут ее тоска взяла,

И царица умерла.

Никто не карает царицу за её козни, она умирает сама. Так представлен в сказке один из, по выражению А.Ахматовой, «грозных вопросов морали», вопрос о грехе и возмездии, преступлении и наказании. Ни одно злое дело не останется без наказания, будь то злая мысль или поступок. Всё, что мы отправляем в мир, обязательно вернётся к нам. Царица хотела смерти Царевны- она и получила смерть.

Проблема возмездия – одна из ключевых в «Сказке о царе Салтане…». Какие наши чувства способны породить злой умысел, злое дело? Три девицы отправляются во дворец, но каждая стремилась быть царицей, а царицей будет только та, что родит богатыря. Ткачиха с поварихой затаили злобу ни много ни мало- против родной сестры. Зависть- чувство, перед которым устоять человеку трудно, чувство, способное разрушить и кажущиеся незыблемыми родственные связи.

Изгнанные из царства отца, царица и Гвидон оказываются на острове , и  это символично. Остров- надёжная защита от злонамеренных родственников, здесь царит добро. Оберегает его символ женственности- Лебедь. Оплотом жизни, человеческим оберегом здесь является семья. Эта мысль в сказке присутствует неслучайно. Дело в том, что сказка была написана автором в год женитьбы. В центре сказочного сюжета- образ семьи, воссоединяющейся вопреки всем козням. Мы видим, что Гвидон, несмотря ни на что, хочет видеть отца. С удивительным мастерством изображает Пушкин чувства Гвидона. Во время первого визита купцов, узнав, куда они держат путь, князь только «вымолвил» свой ответ. Но после отъезда купцов он с печалью смотрит им вслед. Значит, при посторонних он пытался скрыть свою грусть, сдерживать своё волнение.

Князь им вымолвил тогда:

«Добрый путь вам, господа,

По морю по Окияну

К славному царю Салтану;

От меня ему поклон».

Гости в путь, а князь Гвидон

С берега душой печальной

Провожает бег их дальный;

Повторяющаяся строка про «славного царя Салтана» наполнена какой-то тоскливой завистью: корабельщики увидят отца Гвидона. Печален и Салтан. Корабельщики навещают его не трижды, как положено сказочным каноном, а четырежды. Какой смысл вложен в подобное нарушение фольклорного правила. Сравним.

1 посещение. И за ними во дворец

Полетел наш удалец.

Видит: весь сияя в злате,

Царь Салтан сидит в палате

На престоле и в венце

С грустной думой на лице;

 

2 посещение. И за ними во дворец

Полетел наш удалец.

Видит: весь сияя в злате,

Царь Салтан сидит в палате

На престоле и в венце,

С грустной думой на лице.

3 посещение. И за ними во дворец

Полетел наш удалец.

Видит, весь сияя в злате,

Царь Салтан сидит в палате

На престоле и в венце,

С грустной думой на лице.

Как видим, 3 идентичных повтора.

4 посещениеВот на берег вышли гости.

Царь Салтан зовет их в гости.

Гости видят: во дворце

Царь сидит в своем венце.

Что изменилось? В 4-м описании нет грустной думы. Перед корабельщиками просто царь, официальное лицо, сидящее на троне. Трижды мы смотрели на Салтана глазами сына, во время четвёртого посещения корабельщики одни, никакой «грустной думы на лице» они видеть не могут. Если читать сказку вслух, то можно проследить, как меняются чувства Гвидона. Он впервые видит отца- и в интонации звучит и радость встречи,  и радость при виде «грустной думы». Значит, и отец , быть может, вспоминает об утраченной семье..Затем, мне кажется, появляется некая досада: счастье близко, а Салтан, поддаваясь на уговоры сварливых баб, всё сидит и сидит «в своём венце». «Мысль семейная»- главная в этой сказке. Вопреки всем козням, воссоединение семьи происходит. Но счастье семейное выглядит у Пушкина как счастье общее. И сказка закончится только тогда, когда автор узнает, что же стало с виноватыми :

Царь слезами залился,

Обнимает он царицу,

И сынка, и молодицу,

И садятся все за стол;

И веселый пир пошел.

А ткачиха с поварихой,

С сватьей бабой Бабарихой,

Разбежались по углам;

Их нашли насилу там.

Тут во всем они признались,

Повинились, разрыдались;

Царь для радости такой

Отпустил всех трех домой.

Конечно, сказке положен по жанру счастливый конец, но здесь скрыт и философский смысл. Всем воздастся по их делам. Кто-то заслужит семейное счастье, а это высшая человеческая ценность, очень высокая награда. Кто-то получит назад своё «разбитое корыто»

Парадокс пушкинских сказок состоит в том, что, обратясь к жанру, принципиально противополагающему себя живой действительности, автор - как бы неожиданно и против воли, а на деле закономерно и необходимо - встал лицом к лицу с обнаженной реальностью жизни.

 Цикл сказок Пушкина - драматическое зрелище того, как поэт отстаивает, перед грозным лицом  жизни, правду духа, отстаивая нравственные ценности

 

 

 Последняя из сказок была закончена в Болдине утром 20 сентября 1834 года. В рукописи набросан план издания: «Простонародные сказки...» - как бы подводящий итоговую черту.

 Пушкин приехал в Болдино за неделю до того, как закончил свою последнюю сказку; день приезда был 13 сентября 1834 года. Ровно четыре года назад, 13 сентября 1830 года, здесь была закончена его первая сказка, о Балде; за неделю до этой разудалой сказки, 7 сентября, были написаны «Бесы». Этим стихотворением начиналась первая Болдинская осень - три месяца, неправдоподобные по творческим результатам: около 50 произведений разных жанров.

 В 1834 году снова была Болдинская осень, и все было иначе.

 «Скучно, мой ангел. И стихи в голову нейдут... Читаю Вальтер Скотта и Библию, а все об вас думаю... Видно, нынешнюю осень мне долго в Болдине не прожить... Погожу еще немножко, не распишусь ли; коли нет - так с Богом и в путь...»

 Последняя осень в Болдине не насчитала и трех недель. Уезжая в столицу в начале октября, Пушкин вез с собою только одну законченную новую вещь - небольшую сказку в 224 стиха.

 Среди пушкинских сочинений 30-х годов «Сказка о Золотом петушке» - одно из самых странных. Эту странность Непомнящий объясняет мрачно-гротескным, мрачным настроением сказки

 Происхождение ее сюжета долгое время было неизвестно. Спустя почти полных сто лет после появления сказки на свет Анна Ахматова обнаружила, что источником Пушкину послужила «Легенда об арабском звездочете» из сборника новелл Вашингтона Ирвинга «Альгамбра». Открытие это было, по сути дела, первым серьезным шагом в изучении «Сказки о Золотом петушке»; сопоставив ее с источником, Ахматова сделала ряд чрезвычайно важных наблюдений и выводов касательно характера сказки и ее связей с драматическими обстоятельствами жизни Пушкина в 30-е годы. Тему ее Ахматова определила как «неисполнение царского слова», объясняя эту тему резким обострением отношений поэта с царем.

 

 

 С Болдинской осени 30-го года он почти каждый год пишет по сказке. Он создает государство в государстве, страну величавой простоты и детской ясности, страну, где добро беспримесно отмежевано от зла и всегда торжествует, - обетованную землю, русскую Утопию древних поверий и легенд - остров Буян.

 В этой стране свои цари и свои законы природы.

 Ее небо ясно и безгневно; под ним есть место всем.

 Ее море - грозная, но разумная стихия.

 Ее суша - и ее главная твердыня - семья.

 

 

 

Среди набросков  1833 года есть чудесный фрагмент-картинка:

 Царь увидел пред собою

 Столик с шахматной доскою.

 Вот на шахматную доску

 Рать солдатиков из воску

 Он расставил в стройный ряд.

 Грозно куколки сидят

 Подбоченясь на лошадках

В коленкоровых перчатках,

 В оперенных шишачках,

 С палашами на плечах.

 Тут лохань перед собою

 

 

 Приказал налить водою;

 Плавать он пустил по ней

 Тьму прекрасных кораблей,

 Барок, каторог и шлюпок

 Из ореховых скорлупок -

 На протяжении многих лет причины незавершенности этой очаровательной миниатюры, которую кто-то пытался определить как «опыт детского стихотворения», были неясны, как неведомо было и ее происхождение. В результате разысканий Ахматовой стало очевидно, что это - один из подступов к «Сказке о Золотом петушке», имеющий бесспорное соответствие в «Легенде...» Ирвинга. Маг и астролог, сделавший для престарелого и в прошлом воинственного султана чудесный флюгер, указывающий в сторону опасности, подарил султану также шахматную доску, на которой тот мог, не высылая войска, расправляться с врагами.  Место живописного Буяна заступает другой мир:

Вот проходят восемь дней, а от войска нет вестей: было ль, не было ль сраженья, - нет Дадону донесенья. Петушок кричит опять. Кличет царь другую рать; сына он теперь меньшого шлет на выручку большого; петушок опять утих. Снова вести нет от них, снова восемь дней проходит; люди в страхе дни проводят, петушок кричит опять, царь скликает третью рать...

 Это не просто новая сказка. Это другое измерение. Очень мало здесь любви и снисхождения к слабостям человеческим

 Живая жизнь, пиршество красок обернулись холодным сверканием, и в гармонический космос русской сказки вплыли фантомы.

 В самом деле, неизвестно откуда берется, куда исчезает и кто вообще таков этот всезнающий Звездочет-скопец; «старичок» этот абсолютно никак не характеризован, он никакой, его речь бесцветна и не заключает в себе ни одного характерного, яркого, личного слова. «Посади ты эту птицу, - молвил он царю, - на спицу, петушок мой золотой будет верный сторож твой: коль кругом все будет мирно, так сидеть он будет смирно; но лишь чуть со стороны ожидать тебе войны, иль набега силы бранной, иль другой беды незваной...» - в этом монотонном монологе, состоящем из длинных периодов, начисто лишенном интонации, нет ничего сверх голой технической инструкции; и даже в однообразных требованиях старика: «Подари ж ты мне девицу... Не хочу я ничего? Подари ты мне девицу!..» - будет слышаться что-то бесстрастное, нездешнее.

 Неизвестно, кто эта странная Шамаханская царица: она сияет «как заря», и только, - она никакая; неизвестно, зачем она появилась, зачем ей Дадон, почему она все молчала-молчала, да вдруг захихикала, когда был убит Звездочет, - и исчезла.

 Неизвестно, наконец, и что такое сам Золотой петушок: сторож или орудие искушения, палач или судья? Почему так настойчиво посылает он Дадона против Шамаханской царицы?

 И почему Пушкину в цикле русских сказок понадобилась вдруг восточная легенда?

Ответ ищем в биографии Пушкина. Вот цитата из его письма Наталье Николаевне :

«Не сердись, жена, и не толкуй моих жалоб в худую сторону. Никогда не думал я упрекать тебя в своей зависимости... Зависимость жизни семейственной делает человека более нравственным. Зависимость, которую налагаем на себя из честолюбия или из нужды, унижает нас. Теперь они смотрят на меня как на холопа, с которым можно им поступать, как им угодно... Но ты во всем этом не виновата, а виноват я из добродушия, коим я преисполнен до глупости, несмотря на опыты жизни... Будь осторожна... вероятно и твои письма распечатывают: этого требует Государственная безопасность».

 Письмо датировано 8 июня 1834 года.

 Через три с лишним месяца появилась его последняя сказка - единственный плод бесплодной Болдинской осени 1834 года.

Однако ошибаются те, кто думает, что в теме клятвопреступления, нарушения «царского слова» - основное содержание сказки. Страшная беда - смерть обоих сыновей, их взаимное братоубийство - постигает Дадона гораздо раньше, чем он успел хоть в чем-нибудь провиниться перед владельцем Золотого петушка.

 

 У Ирвинга «кровавое братоубийственное побоище» лишь мельком упоминается (пользуясь волшебной доской, старый султан со сладострастием устраивает междоусобицы среди своих врагов). У Пушкина же мотив братоубийства становится одним из главных звеньев цепи событий, приведших Дадона к казни.

 Кстати, пора вспомнить о том, кто считается главным героем этой истории. В стране, где нет отдельных людей, где окружение царя представлено лишь «воеводой», в бесцветном мире, рядом с почти бесплотными фантастическими персонажами, живет полной жизнью, упивается покоем, повелевает, тревожится, восхищается, плачет, наслаждается почестями, пирует, спит и даже ругается, дерется и плюется, и даже «мыслит» - славный царь Дадон.

 В сухой графике рассказа он кажется ярким цветовым пятном: его движения, мимика и реакции характерны и вырази тельны («говорит Дадон, зевая...»; «Царь к окошку, - ан на спице...»; «Плюнул царь»: «Так лих же: нет!»), его речь экспрессивна, сочна, богата просторечными и фольклорными элементами и заражает ими авторскую:

Инда плакал царь Дадон,

Инда забывал и сон.

Что и жизнь в такой тревоге! 

 На протяжении почти всей «Сказки о царе Салтане» «царь-отец», оставшийся без жены и ребенка, молчаливо сидел «С грустной думой на лице», и автор по-человечески сочувствовал герою. Взглянем теперь на потерявшего обоих сыновей Дадона:

 Царь завыл: «Ох дети, дети!

 Горе мне! попались в сети

 Оба наши сокола!

 Горе! смерть моя пришла».

Все завыли за Дадоном... И в этом вое есть что-то клоунское, ненатуральное. Скорбь не помешала ему впечатлиться Шемаханской царицей

 

Дадон не обещал Звездочету: «подарю, что захочу»; он обещал: «Волю первую твою Я исполню, как мою». И это условие должно быть выполнено буквально, иначе - к чему вся сказка? Дадон не понимает, что мудрецу-то ничего не нужно, что «условие игры» - не в том, чтобы скопец «получил», а в том, чтобы он, Дадон, отдал.

 Он знает только свои желания и потому все понимает навыворот - кричит: «Сам себя ты, грешник, мучишь!» - а ведь грешник он сам, совершивший еще одно предательство.

 Корень его беды - не в «нарушении царского слова». И само-то нарушение произошло оттого, что весь путь его - путь «неправых».

Усиление заблуждения - казнь для тех, кто, «сбившись с пути», не желает вернуться на верную дорогу. .

 Цикл, начавшийся веселой сказкой, в которой герой, захотевший получить «повара, конюха и плотника» в одно

Автор
Дата добавления 29.01.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров303
Номер материала 348574
Получить свидетельство о публикации

"Инфоурок" приглашает всех педагогов и детей к участию в самой массовой интернет-олимпиаде «Весна 2017» с рекордно низкой оплатой за одного ученика - всего 45 рублей

В олимпиадах "Инфоурок" лучшие условия для учителей и учеников:

1. невероятно низкий размер орг.взноса — всего 58 рублей, из которых 13 рублей остаётся учителю на компенсацию расходов;
2. подходящие по сложности для большинства учеников задания;
3. призовой фонд 1.000.000 рублей для самых активных учителей;
4. официальные наградные документы для учителей бесплатно(от организатора - ООО "Инфоурок" - имеющего образовательную лицензию и свидетельство СМИ) - при участии от 10 учеников
5. бесплатный доступ ко всем видеоурокам проекта "Инфоурок";
6. легко подать заявку, не нужно отправлять ответы в бумажном виде;
7. родителям всех учеников - благодарственные письма от «Инфоурок».
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://infourok.ru/konkurs


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ


Идёт приём заявок на международный конкурс по математике "Весенний марафон" для учеников 1-11 классов и дошкольников

Уникальность конкурса в преимуществах для учителей и учеников:

1. Задания подходят для учеников с любым уровнем знаний;
2. Бесплатные наградные документы для учителей;
3. Невероятно низкий орг.взнос - всего 38 рублей;
4. Публикация рейтинга классов по итогам конкурса;
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://urokimatematiki.ru

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх