Инфоурок / Школьному психологу / Другие методич. материалы / Научно-исследовательская работа "Психологические аспекты преодоления правового нигилизма подрастающего поколения"

Научно-исследовательская работа "Психологические аспекты преодоления правового нигилизма подрастающего поколения"

Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>

библиотека
материалов



Муниципальное бюджетное образовательное учреждение

гимназия №24 Ставропольский край

г. Ставрополь





Научно - исследовательская работа




«ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПРАВОВОГО НИГИЛИЗМА ПОДРАСТАЮЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ»








Подготовила

педагог-психолог

Петрунина Евгения Евгеньевна



















г. Ставрополь, 2013




Содержание

Введение…………………………………………………………………

3

Глава 1. Теоретико-методологические подходы исследования правового нигилизма в психологической и юридической науке

7

1.1. Деструктивные факторы, влияющие на правовое сознание российского общества………………………………………………….

7

1.2. Понятие и сущность правового нигилизма……………………….

19

1.3. Теоретико-методологические подходы к процессу преодоления правового нигилизма в обществе……………………………………….

30

1.4. Влияние социального поведения подростков на формирование правового нигилизма подростков ……………………………………

40

Глава 2. Психологическая профилактика проявления правового нигилизма в молодежной среде………………………………………

49

2.1. Организация и методы исследования……………………………..

49

2.2. Анализ результатов констатирующего этапа исследования………

56

2.3. Анализ результатов эффективности психокоррекционной работы по преодолению правового нигилизма………………………………….

81

Заключение……………………………………………………………….


92

Список литературы……………………………………………………….


94

Приложение.


Введение

Конституция РФ провозглашает Российскую Федерацию демократическим правовым государством. Признавая значимость данной конституционной нормы, следует отметить, что Россия сегодня находится только на стадии формирования правового государства. Это положение обусловлено предшествующей историей России и той сложной кризисной ситуацией, в которой она оказалась.

Построение правового государства является чрезвычайно трудной задачей и ее решение возможно лишь в результате усилий всего общества, поскольку связанно с необходимостью качественного изменения состояния правового сознания граждан России. Наряду с общесоциальными катаклизмами и кризисами в самых различных областях общественной жизни: в экономической, политической, культурной и других, негативно влияющих на правовое сознание российского общества, в той или иной степени оказывают воздействие и деструктивные явления, непосредственно связанные с правовой сферой. Среди деструктивных явлений, оказывающих значительное влияние на сознание и поведение людей в обществе, особое место занимает правовой нигилизм.

Правовой нигилизм получил широкомасштабное распространение в российском обществе: его проявления можно наблюдать в сфере повседневных взаимоотношений между людьми, в деятельности высших законодательных органов и федеральных органов исполнительной власти, в практике осуществления своих полномочий органами власти субъектов федерации и т.п.

Это обстоятельство заставляет рассматривать правовой нигилизм в качестве одного из негативных факторов общественной и государственной жизни, представляющих угрозу национальной безопасности наряду с такими явлениями, как криминализация общественных отношений, складывающихся в процессе реформирования социально-политического устройства и экономической деятельности; «сотрудничество» отдельных членов исполнительной и законодательной власти с криминальными структурами, проникновение последних в сферу управления банковским бизнесом; распространение терроризма, и многие другие [2].

В научной литературе правовому нигилизму не уделялось достаточного внимания. Его изучение способствует подбору адекватных способов, методов и приемов его диагностики. Выявление рассматриваемого деструктивного явления общественной жизни и изучение его характеристик позволяет наметить соответствующие профилактические меры, направленные на снижение его распространенности.

Потребность в дополнении имеющихся знаний и проведении новых теоретико-правовых исследований, связанных с проявлением правового нигилизма в российском обществе, определяет актуальность темы данной научно-исследовательской работы.

Объектом исследования является правовой нигилизм как проявление правосознания подростков.

Предметом - психологические аспекты преодоления правового нигилизма подрастающего поколения.

Гипотеза: правовой нигилизм как реально существующая деструктивная форма правосознания обусловлена недостатками в социализации индивида, ее преодоление будет способствовать повышению правосознания молодежи.

В работах, где рассматриваются некоторые аспекты правового нигилизма, не уделяется должного внимания его сущностной характеристике, внутреннему строению и проблемам преодоления этого явления. Следует, однако, отметить, что имеется определенная основа, позволяющая ориентироваться в этой сложной проблематике. В частности, такую методологическую основу этого феномена заложили такие ученые различных отраслей знаний XIX - XX веков, как М.П. Алексеев, С.Л. Франк, П. Кроссер, А. Валицкий, Б.А. Кистяковский, Г.Ф. Шершеневич, А.И. Новиков, К. Вольфганг, Л.С. Мамут, А.И. Пигалев, В.А. Туманов, В.С. Нерсесянц, Н.И. Матузов и другие.

Анализ социологических и социально-психологических аспектов связанных с функционированием правового нигилизма как формы общественного сознания основывается на работах Н.Л. Гранат, П.П. Баранова, Н.В. Витрука, В.А Лазаревой, Е.А. Лукашевой, В.П. Сальникова, Л.К. Суворова, В.А. Сапуна, В.И. Толстых, А.К. Уледова, И.Е. Фабера и других.

Цель работы: комплексное изучение проблемы преодоления правового нигилизма в молодежной среде.

Поставленная цель исследования проблем теоретико-методологического характера, связанных с проявлением правового нигилизма в молодежной среде, обусловила необходимость сформулировать задачи, основными из которых являются:

1. Теоретический анализ многообразие правопонимания правового нигилизма в юридической и психологической науке, сформулировать понятие и раскрыть сущность правового нигилизма как девиантной формы общественного сознания;

2. Охарактеризовать деструктивные факторы, воздействующие на правовое сознание российского общества, среди которых выделить непосредственно связанные с правовой действительностью;

3. Определить основные пути преодоления правового нигилизма в правовом сознании молодежи.

Для решения поставленных задач применялись следующие научные методы: теоретического анализа психологической литературы по проблеме правового нигилизма, психодиагностические методы, Методы количественного и качественного анализа полученных данных.


Глава 1. Теоретико-методологические подходы исследования правового нигилизма в психологической и юридической науке.

    1. Деструктивные факторы, влияющие на правовое сознание российского общества.

В современной психологической и юридической науке принято рассматривать правовое сознание как объективную форму отражения общественной жизни, обеспечивающую урегулированностъ и упорядоченность общественных отношений, способствующая устранению противоречий и конфликтов в обществе.

Уровень правосознания зависит от различных факторов, существующих в разнообразных сферах жизнедеятельности людей. Такое воздействие оказывает целый ряд явлений, к которым относятся и негативные.

Анализ научных трудов ученых-юристов и предпринятое автором исследование позволило выделить как кризисные факторы, существующие в экономике, политике, культуре и т.п., так и негативные явления, непосредственно связанные с правовой действительностью, оказывающие деструктивное влияние на сознание и поведение людей в общество.

К таким явлениям относятся: некомпетентная критика права, юридический фетишизм, правовой идеализм, правовая мифология и правовой инфантилизм. В результате их воздействия деформируется область правовых знаний, разрушаются установки, чувства, убеждения людей в правовой области.

Деструктивное воздействие этих явлении на правосознание проявляется по-разному. Одни из них негативно влияют, в большей степени, на социально-правовую психологию, другие на социально-правовую идеологию.

К наиболее распространенным деструктивно воздействующим на правовое сознание факторам, отрицающим право, и обладающим высокой степенью общественной опасности в сравнении с выше названными негативными факторами, относится правовой нигилизм.

Правовой нигилизм как негативное явление общественной жизни представляет собой сложное идейно-психологическое явление, воздействующее на правовую действительность через правовое сознание. Отрицая правовую идеологию, разрушая правовые взгляды, представления и правовые установки, он способствует дестабилизации взаимоотношений обществе, порождая конфликты и противоречия. Это проявляется на всех уровнях правого сознания: научном, профессиональном и обыденном. Носителями правового нигилизма могут выступать как индивиды, группы, объединения, так и нации, народы. В целом, правовой нигилизм обладает наибольшей степенью общественной деструктивности и опасности в сравнении с вышеназванными факторами.

Важнейшим аспектом сознания индивида, обеспечивающим возможность его эффективного социального бытия, является правовое сознание. Проблема правового сознания и феномен правосознания рассматривается с позиции раз­личных научных дисциплин: философии, социологии, психологии, культуроло­гии, педагогики, криминалистики.

Наиболее разработанное определение этого понятия можно найти у B.Л. Васильева. Согласно его точке зрения, правосознание - это одна из форм общественного сознания, отражающая общественные отношения, которые регулируются или должны быть урегулированы нормами права, чье содержание и развитие обусловлива­ются материальными условиями существования общества [13].

В своем определении В.Л. Васильев акцентирует внимание на том, что правовое сознание является формой общественного сознания, непосредственно зависит от его содержания и объективных условий жизни общества.

Разработанное, системное представление о признаках правосознания мы находим в работах Н.Н. Ярушкина [67]. Он отмечает, что правосознание как форма общественного сознания обладает следующими признаками:

1) являясь высшим уровнем отражения социально-экономических
отношений людей, выраженных в законах общества, оно и отражает социальную действительность, и активно на нее воздействует;

2) оно всегда выражается через вторую сигнальную систему, то есть механизмом правосознания является речемыслительная деятельность людей, отражающая систему правовых знаний и понятий, регулирующую общественные отношения;

3) оно не может существовать без конкретной человеческой
личности, групп, коллективов, объединяющихся по признаку общности осознания правовых норм в обществе.

Существенным в позиции Н.Н. Ярушкина для нас является, прежде всего, активный характер правосознания, проявляющийся в том, что правосознание не только отражает социальную действительность, но и воздействует на нее. Подчеркнем, что активность правосознания связана не только с активностью само­го процесса отражения [53], но и в преобразующем систему социально-экономических отношений правоприменительном поведении субъектов правосознания – индивидов, групп, коллективов.

Не менее важным в позиции Н.Н. Ярушкина является то, что механизмом правосознания представляется «речемыслительная деятельность людей». Если первый из указанных Н.Н. Ярушкиным признаков дает возможность ответить на вопрос о формах работы по формированию правосознания (индивидуальная и групповая формы работы), то второй признак содержит в себе прямое указание на методы правового воспитания. Очевидно, что речь должна идти о раз­личных формах коллективной мыследеятельности (мозговой штурм, социаль­но-психологический тренинг, групповая дискуссия, деловые игры и т.п.).

Наконец, еще одно важное обстоятельство заключается, на наш взгляд, в выделении характера осознания правовых норм в обществе как одной из возможных основ группообразования. Таким образом, важнейшая социально­ - педагогическая задача заключается в том, чтобы научить детей выбирать в ка­честве референтных групп и групп членства те коллективы, где правопримени­тельное поведение является групповой нормой.

Необходимо отметить при этом, на наш взгляд, важный момент взаимосвязи между правосознанием и процессом социализации, отражающий, с одной стороны, влияние жизненного опыта и практики человека на формирование его установок и ценностных ориентации в сфере права и, с другой стороны, прямое воздействие правосознания на мотивацию поведения человека.

Анализ взаимосвязи правосознания и процесса социализации вскрывает сущностное единство социального и индивидуального. Значительный интерес с этой точки зрения представляют собой исследования индивидуального созна­ния, проведенные под руководством К.А. Абульхановой-Славской [2]. Сочетание индивидуального и интегрального подходов в теоретических и эмпириче­ских исследованиях позволило рассмотреть связь сознания и осознания со все­ми сторонами жизнедеятельности человека. Так, К.А. Абульхановой-Славской ставится проблема готовности индивида быть субъектом принятия решений, касающихся его собственной жизни. Показано, что в силу исторически сло­жившихся обстоятельств, готовность индивида быть автором своей судьбы не была востребована.

Существенную роль в формировании социального поведения играет социальное мышление, понимаемое как совокупность способов осмысления индивидом социальной действительности [1]. Показано, что структуры социаль­ного мышления разных типов людей различаются по способности ставить и решать проблемы общественной жизни конструктивно, продуктивно, ориги­нально и прогностично. Мышление зависит от присущего сознанию конструкта «Я — общество». Варианты этого конструкта имеют достаточно широкие инди­видуальные вариации, анализ которых показывает связь индивидуального и общественного сознания.

А.В. Мицкевич и В.М. Обухова указывают на то, что «правосознание личности представляет собой сплав социального и индивидуального, отражает объективные условия жизни, отношения, в которые включен индивид, а также свойства и качества самой личности (психологические, биофизиологические, демографические» [35]. Другими словами, правовое сознание выражает понимание людьми правовых норм, юридических прав и обязанностей, законности или незаконности различных поступков, их отношение к закону и вытекающим из него правовым явлениям и требованиям.

С точки зрения А.Р. Ратинова [51], для полного раскрытия сущности правосознания необходимо его изучение в условиях многопланового спектра рас­смотрения, что является тенденцией исследования взаимосвязей между различ­ными продуктами отражения правовой действительности и определения соци­альных функций правосознания в целом. Соответственно, и структура правово­го сознания представлена А.Р. Ратиновым в наиболее полном объеме на уровне макроанализа в виде множества сложных образований, составляющих его сущ­ность.

Во-первых, А.Р. Ратинов рассматривает правовое сознание с точки зрения предмета отражения. Данный аспект анализа позволяет выделить сферы правосознания, соответствующие разным отраслям права и различным видам правовых отношений. Правосознание как система знаний, представлений, идей, убе­ждений, установок приобретает различное понимание в разных сферах права, а именно: гражданского, уголовного, административного, трудового. Аналогично можно выделить и различные виды правосознания (уголовно-правовое, адми­нистративно-правовое и т.д.). Принимая во внимание различия данных сфер правосознания, нельзя вместе с тем игнорировать их общность, которая обу­словлена единством правовой системы, неразрывностью различных отраслей права.

Далее, А.Р. Ратинов раскрывает второй слой правосознания, выражающийся в зависимости от способа отражения правовых явлений.

Так как социальная действительность отражается в сознании людей двумя путями (в виде различных продуктов познания и различных отношений к этой действительности), то и в структуре правосознания в частности выделяют­ся:

  • познавательная часть, то есть правовоззрение;

  • социально-психологическая часть, то есть правовая психология.

К сфере правовых воззрений относятся различные знания действующего права, сведения юридической науки, ее информация в виде идей, теорий, учений, определений. Психологическую сторону правового сознания составляют переживания, установки, убеждения, отношения человека к действующему праву и его требованиям. При этом вполне объяснимо противоправное поведе­ние, порождаемое дефектами правового сознания либо в той, либо в другой сфере. Исследования показывают, что правонарушения совершаются из-за не­знания или недостаточного знания правовых норм и правил, использования ложных источников правовой информации, неполного осознания социальной значимости существующих предписаний и запретов. Однако не менее важная причина совершения правонарушений содержится и в неверных ценностных установках. Чтобы стать регулятором поведения, знание должно перейти в убеждение, получить эмоциональную окраску, закрепиться в правовых при­вычках, навыках нормативно-оценочного характера. Краткая формула данного утверждения звучит следующим образом: «Знать, признать, уметь выполнять» [51].

Третий аспект рассмотрения структуры правосознания исследует ее с точки зрения глубины отражения правовых явлений. При этом обнаруживается два уровня: обыденное и теоретическое правосознание.

Как известно, первое носит эмпирический характер, порождаясь повседневными условиями жизни людей, тогда как второе стремится проникнуть в сущность явлений, познать их закономерности, выразить их в системе взглядов, теорий, концепций.

Несмотря на широко распространенное мнение о порочном влиянии обыденного сознания на поведение людей и, наоборот, о позитивной роли теоретического правосознания, А.Р. Ратинов считает, что именно обыденное правосознание руководит нравственным и правовым поведением абсолютного большинства людей, а значит, его можно считать подлинно массовым. К тому же это большинство, не имея суще­ственных научных правовых знаний, юридических сведений, а, основываясь на обыденном, массовом, практическом правосознании, не вступает, однако, на путь преступного поведения. А теоретическое сознание зачастую, наоборот, выполняя свою функцию, не лишено лжетеорий, суеверий, предрассудков.

В аспекте рассмотрения сущности правосознания, А.Р. Ратинов классифицирует его по широте распространения различных видов отраже­ния и характеризует как массовое, специализированное и локальное.

Массовое сознание, определяемое как комплекс духовных образований, разделяемых большими социальными группами, классами, нациями, соответственно переносится и на особенности массового правосознания.

Специализированной можно считать совокупность таких элементов правосознания, которые, массово не распространяясь, свойственны отдельным ка­тегориям людей в зависимости от их профессиональной деятельности.

Локальные элементы правосознания носят районный характер, обусловленный местными особенностями.

С точки зрения принадлежности правового сознания к определенным субъектам автор различает его конкретных носителей и выде­ляет, соответственно, правосознание общества, групп и индивидов.

Таким образом, представленная выше общая структура правового сознания, предлагаемая А.Р. Ратиновым, отражает основные его закономерности, знание которых является неотъемлемой частью разработки программ по формированию правосознания детей и подростков, то есть играет основополагающую роль в правовом воспитании.

A.M. Яковлевым и И.И. Карпец предложена концепция понимания правосознания, в которой выде­ляются две основные стороны правосознания (идеологическая и правовая психо­логия), а также его основополагающие функции. Трем элементам правосозна­ния: рациональному, эмоциональному и поведенческому - соответствуют три его центральные функции: познавательная, оценочная, регулятивная. Структуру правового сознания с точки зрения его функциональных особенностей можно свести к следующей таблице (Таблица 1).

Таблица 1.

Функциональная структура правосознания

Основные

функции

правосознания

Психические

компоненты

Результаты

функционирования

Эмпирические

показатели

Количествен-

ные характеристики

Познавательная

Интеллектуальный

Правовая подготовка

Юридические

знания и умения

Степень осведом-ленности

Оценочная

Интеллектуально -эмоциональный

Ценностные от-

ношения к праву

и практике его

применения

Оценочные суждения (мнения)

Степень солидар-

ности

Регулятивная

Интеллектуально-

эмоционально- волевой

Правовые установки и ориентации

Поведенческие

позиции (решения)

Степень устойчи-

вости


Познавательной функции соответствует определенная сумма знаний и умений, или правовая подготовка. Оценочная функция представлена систе­мой оценок и мнений по юридическим вопросам, а также оценочными отноше­ниями к праву и практике его исполнения и применения. Наконец, регулятив­ная функция имеет своим результатом социально-правовые установки и ценно­стные ориентации и осуществляется за счет них.

Важно отметить при этом, что осведомленность, информированность о сущности нормы составляет основу ее рационального восприятия и, соответст­венно, рационального поведения. Но одно лишь знание закона не гарантирует его исполнение, не менее важное значение имеют установки, оценки этих норм. Эмоциональное отношение к норме права часто есть результат объективной включенности индивида в систему определенных социальных ценностей. При анализе поведенческого аспекта следует подчеркнуть, что он является самым важным элементом правового сознания, раскрывая его в «социальном бытии». И именно в поведении индивида правосознание отражает свое реальное содер­жание. Поведение, акты социального действия служат формой существования и проявления подлинного правового сознания.

Таким образом, сущность правового сознания заключается в том, что оно отражает правовые явления в сознании людей, является внутренним регулято­ром правового поведения и правовых отношений. Следовательно, ближайшей и непосредственной причиной, порождающей преступление, является искажение правового сознания, которое выражается либо в правовом инфантилизме - несформированности и пробельности правосознания, либо в правовом негативиз­ме - активной противоправной тенденции личности. Другими словами, право­вая безграмотность либо несформированность правового сознания у подрост­ков - с одной стороны, отсутствие их нацеленности на формирование творче­ской личности - с другой, обуславливают агрессивное нарастание правового непослушания. Как следствие - рост правонарушений и уголовных преступле­ний. Достаточно ярко данные тенденции проявляются именно в несовершеннолетнем возрасте, в момент социально-психологического кризиса подростка. В работах А.Р. Ратинова, Н.И. Карпец, A.M. Яковлева представлен обстоятельный анализ структуры и функций право­сознания взрослых. В отношении подросткового возраста наблюдается ситуа­ция, когда на фоне значительного количества работ, посвященных анализу при­чин и особенностей противоправного поведения подростков, а также достаточ­ного количества методических разработок, посвященных вопросам формирова­ния правового поведения, число работ, которые были бы посвящены анализу сущности правосознания подростков, исчисляется единицами.

Занимаясь исследованием правосознания несовершеннолетних, М.Л. Гайнер лаконично определил его как совокупность представлений уча­щихся и их информированность в данной конкретной области знаний [16].

По мнению Л.М. Голубевой, правосознание рассматриваемой возрастной категории включает в себя:

а) субъективное отношение подростка к правовым нормам, убеждающее в их справедливости и необходимости соблюдения норм права в повседневной жизни;

б) выработку навыков правомерного поведения, то есть правовой культу­ры [19].

Криминологические исследования правосознания лиц, совершивших преступления в несовершеннолетием возрасте, проведенные О.В. Пристанской, показывают, что их правовые взгляды, ориентации и установки отражают соче­тание трех видов особенностей: во-первых, основных характеристик правосоз­нания, специфически преломленных у них вследствие неблагоприятных усло­вии жизнедеятельности; во-вторых, особенностей социально - возрастного ха­рактера правосознания; в-третьих, таких характеристик правосознания, которые сформировались под влиянием особенностей противоправного поведения и его последствий [30].

Вопрос о содержании правосознания в подростковом возрасте решается в научной литературе по-разному. Наиболее популярной в настоящее время представляется точка зрения, согласно которой в структуре правосознания можно выделить три элемента, аналогичные отмеченным выше компонентам и функциям структуры правового сознания: правовые знания; отношение к действующему праву; правовые требования. Однако, по млению А.И. Долговой, традиционно выделяемые компоненты структуры правосознания не дают пол­ного представления обо всех его аспектах, не учитывают многих его факторов. А.И. Долгова предлагает свою точку зрения на содержание правосознания, вы­деляя в нем пять основных элементов:

- знания права;

  • представления о праве;

  • отношения к действующему праву;

  • требований, предъявляемых к праву;

  • отношения к исполнению правовых предписаний.

При этом все перечисленные элементы взаимосвязаны и взаимозависимы, хотя являются, по сути, разными компонентами со своей спецификой формиро­вания в процессе развития личности [21].

Раскрыв психологическую сущность правового сознания, перейдем к рас­смотрению вопроса о взаимосвязи между уровнем сформированности право­сознания и социальным поведением индивида.

    1. Понятие и сущность правового нигилизма

Правовой нигилизм в зависимости от своего объекта имеет несколько различных аспектов и может употребляться в различных смыслах. Oт понимания права, его сущности зависит подход к пониманию многих правовых и иных социальных явлений, в том числе и правового нигилизма. Точное определение объекта правового нигилизма - права, позволяет обозначить подход к пониманию сущности данного явления. Рассмотрев различные типы правопонимания с позиций единства противоречий, перехода правовых идей в нормотворческую форму, объект правового нигилизма определен как общеобязательная система норм, основанная на. равенстве, свободе и справедливости, регулирующая наиболее важные общественные отношения, охраняемые государством.

С точки зрения Ткаченко В.Б. правовой нигилизм представляет собой проявление одной из разновидностей социального нигилизма как общеродового понятия, обладает основными признаками, характерными для данного явления. К признакам правового нигилизма относятся: во-первых, это социальное явление, подрывающее существующую стабильность и урегулированность общественных отношений; во-вторых, его характеризует отрицание или непризнание права, объективных правовых ценностей и закономерностей; в-третьих, - это идейно-психологическое явление, представляющее собой один из типов общественного сознания со своей структурой, носителями, уровнями, видами, формами выражения; в-четвертых, он представляет собой, как правило, не просто абсолютное отрицание или неприятие правовой действительности, а идеологию, предлагающую на основе данного отрицания самостоятельные представления и взгляды на регуляцию общественной жизни.

Право, как общесоциальная ценность, носителями правового нигилизма отрицается, ими признаются другие нормы, регулирующие общественные отношения (моральные, религиозные, эстетические, политические и т.п.). На основе такого понимания, под воздействием тех или иных факторов носители правового нигилизма вырабатывают идеи, социальные нормы, заменяющие право и правовое регулирование. Сущность правового нигилизма выражается в непризнании, либо отрицании права как нормативно-ценностного регулятора и выдвижении, использовании альтернативных праву идей и способов организации общественных отношений. Таким образом, правовой нигилизм как социальное явление представляет собой одну из форм общественного сознания, имеющую ежою структуру, носителей, уровни, характеризующуюся совокупностью чувств, представлений, настроений, переживаний, эмоций по поводу непризнания либо отрицания правовых форм регуляции, и выдвигающую альтернативные праву идеи и способы организации общественных отношений.

Правовой нигилизм как девиантная форма общественного сознания обладает рядом общих для всех этих форм закономерностей в строении своей внутренней структуры. В структуру правового нигилизма входят такие элементы, как нигилистско-правовая идеология и нигилистско-правовая психология.

Идеология правового нигилизма находит отражение в доктринах, течениях, идеях и представлениях. Экстраполируя данные отдельной изолированно взятой группы общественных отношений, включает идеи общей регуляции без согласования с закономерностями системы правовых норм, и, более того, отрицает право. К особенности идеологии правового нигилизма в большинстве случаев относится отсутствие научной обоснованности, наличие логической противоречивости в ее обосновании.

Психология правового нигилизма выступает в форме совокупности чувств, настроений, установок, стереотипов, складывающихся стихийно и носящих неформальный, несистематизированный характер. Основа психологического отношения правового нигилизма включает отрицание правовой действительности, не удовлетворяющей потребностям субъектов правового нигилизма и на основе этого отрицания психологически положительное отношение и одобрение иных социальных регулятивов. Психология правового нигилизма формируется вследствие неудовлетворенности его субъектов во взаимоотношениях с государственными учреждениями и организациями, характером общения людей в группах, коллективах, обществе урегулированных правом. Особенностью нигилистско-правовой психологии является двойственность ев структуры, включающей психологические элементы негативизма и позитивизма.

Идеология и психология правового нигилизма чаще всего возникают и получают свое развитие и наибольшее распространение в периоды, когда существующая правовая действительность идет в разрез или не отражает объективно сложившиеся общественные отношения на определенных этапах общественного развития.

Результаты проведенного исследования позволили сделать выводы о том, что в зависимости от количества субъектов (носителей), распространенности в обществе правовой нигилизм подразделяется на виды: индивидуальный, групповой и общественный.

На индивидуальном, личностном уровне правовой нигилизм выступает как совокупность чувств, настроений, переживаний, девиантная линия поведения.

Групповой правовой нигилизм включает в себя отрицательные правовые представления, чувства, переживания, идеи, образ действий тех или иных социальных групп, классов, слоев общества, профессиональных сообществ.

Общественный правовой нигилизм а большей степени охватывает нигилистические воззрения наций и народностей и проявляется в своеобразии их менталитета.

Использование уровневого подхода к рассматриваемой проблеме позволило выявить определенные виды правового нигилизма.

Правовой нигилизм на обыденном уровне возникает как результат неудовлетворенности субъектов своим социально-правовым статусом, не отвечающим их способностям и возможностям.

Правовой нигилизм на профессиональном уровне непосредственно связан с обыденными отношениями в обществе. Сформированное нигилистско-правовое сознание на обыденном уровне оказывает непосредственное воздействие на многие сферы профессиональной деятельности, но наибольшую общественную опасность представляет его проявление в области государственного управления.

Следствием нигилистско-правовых установок в сфере управления является подмена права политической, либо, идеологической антиправовой целесообразностью, осуществление своих функциональных обязанностей не правовыми методами, способами. При такой ситуации у граждан, как следствие, формируется нигилистическое отношение к праву, падает его престиж, происходит отчуждение общества от права.

Теоретический уровень правового нигилизма характеризуется его концептуальным обоснованием, проявляющимся как в открытом отрицании правовой действительности, так и в скрытом, завуалированном построении мыслителями, философами, политологами учений, обосновывающих приоритетную важность для урегулирования общественных отношений других социальных регулятором, норм или идеологических установок.

В большой советской энциклопедии правовой нигилизм рассматривается как направление общественно-политической мысли, отрицающее социальную ценность права и считающее его наименее совершенным способом регулирования общественных отношений. Впервые нигилистические идеи в отношении права выдвинули конфуцианцы в Китае, которые, в отличие от античной социально-политической мысли, подчёркивавшей важную роль права и законов (Аристотель, Платон и др.), утверждали, что обществом следует управлять не с помощью законов, а на основе системы традиционных нравственных установлений. В новое время юридико-нигилистическими тенденциями отмечены некоторые теории, обосновывавшие монархо-абсолютистские формы правления, в противовес которым революционное буржуазное просветительство 18 в. выдвинуло требование "заменить правление людей правлением закона".

В наиболее резкой форме правовой нигилизм выступает во взглядах анархистов. В трудах М. Штирнера, П. Прудона, М. Бакунина и др. немедленное упразднение права и государства рассматривается как необходимая предпосылка "освобождения личности". Отрицательную оценку буржуазного права Бакунин и его последователи распространяли на право вообще: тем самым смещалась историческая перспектива и недооценивалась роль права (и государства) в процессе строительства социалистического общества.

В 20 в. правовой нигилизм — обязательная составная часть различного рода левацких, ультрареволюционных установок. Им отмечены левые (так называемые гошистские) движения, активизировавшиеся в конце 60-х гг. во всех основных капиталистических странах. Н. п. этих течений ведёт к отрицанию легальных путей борьбы трудящихся масс с политической властью монополий (например, в концепциях Маракузе).

С точки зрения Пиголкина А.С., Головистиковой А.Н., Дмитриева Ю.А., Саидова А.Х проблема правового нигилизма и правового идеализма в учебной литературе по теории государства и права практически рассмотрена явно недостаточно. В научном плане она также в должной мере пока не исследована. Но потребность в ее изучении давно назрела, так как названные социально-юридические феномены широко распространились в фактической жизни, сознании людей, политике, культуре, законотворчестве, государственной и общественной деятельности, среди юристов.

Нигилизм (в пер. с лат. — «отрицание») выражает негативное отношение субъекта (группы, класса) к определенным ценностям, нормам, взглядам, идеалам, отдельным, а подчас и всем сторонам человеческого бытия. Это одна из форм мироощущения и социального поведения. Нигилизм как течение общественной мысли зародился давно, но наибольшее распространение получил в прошлом столетии главным образом в Западной Европе и в России.

Общая черта всех форм нигилизма — отрицание, однако не всякое отрицание есть нигилизм. Отрицание шире, оно органически присуще человеческому сознанию, диалектическому мышлению. Поэтому далеко не всех, кто что-либо отрицает, можно считать нигилистами. В противном случае сам термин «нигилизм» теряет свой смысл и растворяется в более объемном понятии «отрицание».

В традиционном понимании нигилизм воспринимается в большинстве случаев как явление деструктивное, социально вредное, особенно в настоящее время. Нередко нигилизм принимает разрушительные формы. В крайних своих проявлениях он смыкается с различными анархическими, лево- и праворадикальными устремлениями, максимализмом, большевизмом и необольшевизмом, политическим экстремизмом.

Характерные признаки нигилизма — интенсивность, категоричность и бескомпромиссность отрицания с преобладанием субъективного, чаще всего индивидуального начала. Здесь выражается гипертрофированное, явно преувеличенное сомнение в известных ценностях и принципах. При этом, как правило, избираются наихудшие способы действия, граничащие с антиобщественным поведением, нарушением моральных и правовых норм.

Одним из видов нигилизма является социальный нигилизм, который особенно распространился в России в период «перестройки» и гласности. Он возник на волне охватившего всю страну всеобщего негативизма, когда многое (если не все) переоценивалось, переосмысливалось, осуждалось и отвергалось.

Сегодня социальный нигилизм выражается в самых различных ипостасях: неприятие определенными слоями общества курса реформ, нового уклада жизни и новых («рыночных») ценностей, недовольство переменами, социальные протесты против «шоковых» методов осуществляемых преобразований; несогласие с теми или иными политическими решениями и акциями, неприязнь или даже вражда по отношению к государственным институтам и структурам власти, их лидерам; отрицание не свойственных российскому менталитету западных образцов поведения, нравственных ориентиров.

Разновидностью социального нигилизма стал правовой нигилизм. Сущность его — в общем негативно-отрицательном, неуважительном отношении к праву, законам, нормативному порядку, а с точки зрения причин — в юридическом невежестве, косности, отсталости, правовой невоспитанности основной массы населения.

Правовой нигилизм имеет в России хорошую почву, которая всегда давала и продолжает давать обильные всходы. Как и раньше, мы живем в море беззакония, подчас принимающего характер национального бедствия и наносящего обществу огромный и невосполнимый ущерб. Корни же этого недуга уходят в далекое прошлое. В общественном сознании прочно утвердилось понимание права исключительно как веления государственной власти. Представления о праве как указаниях «начальства» настойчиво культивировались в народе: то, что исходит «сверху», от властей, то и есть право.

По мнению Пиголкина А.С., Головистиковой А.Н., Дмитриева Ю.А., Саидова А.Х. главный источник рассматриваемого зла — кризисное состояние российского общества. Социальная напряженность, экономические неурядицы, распад некогда единого жизненного пространства, сепаратизм, конфронтация властей, морально-психологическая неустойчивость общества и многое другое не только не способствуют преодолению правового нигилизма, но постоянно воспроизводят и приумножают его. Сложились идеальные условия для тех, кто не в ладах с законом, у кого на первом плане эгоистическое намерение.

Правовой нигилизм — продукт социальных отношений, он обусловлен множеством причин и следствий. В частности, он подпитывается и такими реалиями наших дней, как политиканство и циничный популизм лидеров всех рангов, борьба позиций и амбиций, самолюбий и тщеславий. Дают о себе знать эгоизм и властолюбие старой и новой бюрократии, некомпетентность и бестолковость чиновников.

На личностном уровне правовой нигилизм выступает в двух качествах: как состояние умов, чувств, настроений и как образ действий, реальное поведение. Он бывает активным и пассивным, стойким и спонтанным, постоянным и ситуативным, может проявляться в виде простого фрондерства, иметь личные причины, когда, скажем, гражданин недоволен судом только потому, что его осудили, а закон плох потому, что предусмотрел наказание за совершенное им деяние.

Нигилизм возникает и как результат неудовлетворенности субъекта своим социально-правовым статусом. В целом нигилизм выступает в теоретической (идеологической) и практической формах. Он различен в различных слоях и группах общества, зависит в известной степени от таких факторов, как возраст, пол, национальное происхождение, вероисповедание, должностное положение, образование.

Существует множество различных форм правового нигилизма.

1.  Прямые преднамеренные нарушения действующих законов и иных нормативных правовых актов составляют огромный и труднообозримый массив уголовно наказуемых деяний, а также гражданских, административных, дисциплинарных и иных проступков. Злостный, корыстный уголовный криминал — наиболее грубый и опасный вид правового нигилизма, наносящий неисчислимый, не поддающийся точному определению вред обществу — физический, материальный, моральный. Преступность — мощный катализатор правового нигилизма. Злоумышленники не боятся законов, умело обходят их, используя разного рода правовые «дыры» и «щели». Страна все глубже погружается в трясину тотальной коррупции, которая сводит на нет все реформаторские усилия, разлагает нравственные и правовые устои общества, подрывает престиж России на международной арене.

2.  Повсеместное массовое несоблюдение и неисполнение юридических предписаний, когда субъекты (граждане, должностные лица, государственные органы, общественные организации) не соотносят свое поведение с требованиями правовых норм, а стремятся жить и действовать по «своим правилам». Неисполняемость же законов — признак бессилия власти. Царит правовая анархия, законы мало-кто исполняет. Неподчинение же законам наносит не меньший вред, чем их прямое нарушение. Такое всеобщее непослушание — результат крайне низкого и деформированного правосознания, отсутствия должной правовой культуры.

3.  Война законов, издание противоречивых, параллельных или даже взаимоисключающих правовых актов, которые как бы нейтрализуют друг друга, растрачивая бесполезно свою силу. Нередко подзаконные акты становятся «надзаконными». Принимаемые в большом количестве юридические нормы не стыкуются, плохо синхронизированы. В результате возникают коллизии. Война законов и властей — абсурдная и наиболее разрушительная форма правового нигилизма. Общая картина усугубляется еще и тем, что кроме войны юридической в стране существует множество других войн (бюджетов, суверенитетов, компетенций, юрисдикции, телерадиоэфиров, кланов, «авторитетов», олигархов, компроматов и т.д.).

4.  Подмена законности политической, идеологической или прагматической целесообразностью, выходы различных официальных должностных лиц и органов, общественных групп и сил на неправовое поле деятельности, стремление реализовать свои интересы вне рамок Конституции, т.е. начинают жить опять не по законам, а «по понятиям».

5.  Конфронтация представительных и исполнительных структур власти на всех уровнях возникла в процессе становления новой для России президентской вертикали управления при сохранении старой системы Советов. Эти две модели власти оказались несовместимыми по своим целям, задачам, методам. Отсюда — трения, конфликты, противостояния, стремление доказать, какая власть важнее и нужнее.

6.  Серьезным источником и формой выражения политико-юридического нигилизма являются нарушения прав человека, особенно таких, как право на жизнь, честь, достоинство, жилище, имущество, безопасность. Слабая правовая защищенность личности подрывает веру в закон, в способность государства обеспечить порядок и спокойствие в обществе, оградить людей от преступных посягательств. Бессилие права не может породить позитивное отношение к нему, а вызывает лишь раздражение, недовольство, протест. Человек перестает ценить, уважать, почитать право, так как он не видит в нем своего надежного гаранта и опору. В таких условиях даже у законопослушных граждан вырабатывается нигилизм, недоверие к существующим институтам. Признание и конституционное закрепление естественных прав и свобод человека не сопровождается пока адекватными мерами по их упрочению и практическому претворению в жизнь. А невозможность осуществить свое право порождает у личности чувство отчуждения от него, правовую разочарованность, скепсис.

Подытоживая все сказанное, можно выделить некоторые общие, наиболее характерные черты современного правового нигилизма:

1) его подчеркнуто демонстративный, воинствующий, конфронтаци-онно-агрессивный характер, что обоснованно квалифицируется общественным мнением как беспредел или запредельность;

2) глобальность, массовость, широкая распространенность не только среди граждан, социальных и профессиональных групп, слоев, каст, кланов, но и в официальных государственных структурах, законодательных, исполнительных и правоохранительных эшелонах власти;

3)  многообразие форм проявления — от криминальных до легальных (легитимных), от парламентско-конституционных до митингово-охлократических и др.;

4)  особая степень разрушительности, оппозиционная и популистская направленность, регионально-национальная окраска, переходящая в сепаратизм;

5) слияние с государственным, политическим, нравственным, духовным, экономическим, религиозным нигилизмом, образующими вместе единый деструктивный процесс;

6)  связь с негативизмом — более широким течением, захлестнувшим в последние годы сначала советское, а затем российское общество в ходе демонтажа старой и создания новой системы, смены образа жизни.

Основные пути преодоления правового нигилизма — повышение общей и правовой культуры граждан, их правового и морального сознания; совершенствование законодательства; профилактика правонарушений и прежде всего преступлений; упрочение законности и правопорядка, государственной дисциплины; уважение и всемерная защита прав личности; массовое просвещение и правовое воспитание населения; подготовка высококвалифицированных кадров юристов; скорейшее проведение правовой реформы и др. Однако, ясно, что правовой нигилизм невозможно ликвидировать немедленно. Это трудный, длительный процесс.

1.3. Теоретико-методологические подходы к процессу преодоления правового нигилизма в обществе

На сегодняшний день в России наблюдаются факты коренного количественного и качественного изменения структуры и характера подростковой преступности. Смещение структуры подростковой преступности в сторону более тяжких и социально опасных правонарушений, рост наркомании среди молодежи, формирование криминальной молодежной субкультуры не только затрудняют реализацию методически и психологически верных мероприятий по профилактике и борьбе с правонарушениями, но и изначально способствуют распространению правового нигилизма.

Процесс формирования правового сознания и преодоления правового нигилизма невозможен вне основного процесса социализации личности внутри основных общественных институтов. Таким образом процесс формирования правового сознания и преодоления правового нигилизма можно обозначить таким понятием как правовая социализация. В самом общем виде предварительно правовую социализацию можно определить как процесс при­общения индивида к социально-правовой среде, включающий познание право­вых принципов и норм, формирование к ним эмоционально-оценочного отно­шения, овладение навыками правового поведения и общения; освоение прав и обязанностей, формирование правовых установок и ценностно-правовых ори­ентации» в результате чего индивид приобретает систему личностных свойств и качеств, необходимых для адекватного функционирования в сфере правового регулирования.

В самом широком смысле понятие «социализация» трактуется как процесс и результат освоения человеком культурно-исторического опыта [56]. По мнению И.С. Кона, социализация представляет собой совокупность всех социальных и психологических процессов, посредством которых индивид усваивает систему знаний, норм и ценностей, позволяющих ему функционировать в каче­стве полноправного члена общества [27].

Точка зрения Г.М. Андреевой, понимающей социализацию как усвое­ние и воспроизводство индивидом социального опыта [8] подчеркивает диалектическую двойственность социализации как процесса усвоения и процесса воспроизводства.

Б.Г. Ананьев полагал, что в процессе усвоения и воспроизводства соци­ального опыта человек выступает в двух позициях: как объект и как субъект социализации [5]. Человек выступает как объект тогда, когда в отношении не­го осуществляются какие-либо целенаправленные социальные воздействия. Он полагал, что рассмотрение личности с точки зрения ее внутреннего содержания, то есть как субъекта общественных отношений, предполагает предварительный анализ совокупности всех социальных сил и влияний, которые воздействуют на нее извне.

Анализ точки зрения Б.Г. Ананьева обнаруживает еще один аспект двойственности процесса социализации, в котором индивид выступает одновремен­но и как объект (когда усваивает социальный опыт), и как субъект (когда транслирует социальный опыт) социализации. Двойственность процесса при этом заключается в том, что, являясь по формальным и социальным признакам объектом социализации, по своей внутренней психологической сущности инди­вид может выступать как субъект этого процесса, самостоятельно решая, каким нормам и правилам ему следовать и следовать ли вообще.

Двойственность процесса социализации обнаруживается также в единстве стихийных и целенаправленных воздействий на процессы становления чело­века как субъекта общественных отношений.

Традиционная точка зрения заключается в том, что целенаправленные, социально - контролируемые воздействия на личность реализуются, прежде всего, а процессе воспитания и обучения. Стихийное, спонтанное влияние осуществляется средствами массовой информации, через социальные ситуации ре­альной жизни и другие факторы. Вместе с тем, исследования, проведенные В.А. Петровским, показали, что в структуре целенаправленного воздействия, осуществляемого педагогом или воспитателем, значительную представленность имеют неконтролируемые влияния [49]. С другой стороны, социальные ситуации могут проектироваться так, чтобы пребывание в них оказывало на индивида вполне направленное воздействие [114]. Наконец, существенным, с нашей точ­ки зрения, является известный в общей психологии феномен несовпадения цели и результата деятельности [32]. Таким образом, анализ социализации как про­цесса и результата «социализирующей» деятельности общества, персонифици­рованного в различных институтах социализации, показывает, что целенаправ­ленные воздействия (обучение и воспитание) не всегда приводят к достижению цели, в результате чего возникают разнообразные девиации.

Особая общественная значимость нормативно-правового аспекта социализации подчеркивается выделением в структуре социализации ее специфиче­ского аспекта - правовой социализации.

По определению B.Л. Васильева [13], социализация личности включает в себя выработку в ходе освоения социального опыта и культуры ценностно-нормативной ориентации личности, предписания общественных норм которой воспринимаются ею как жизненные установки, а также воспитание активной социальной ответственности, осознания долга перед обществом, понимания не­обходимости соблюдения социальных норм. Такая ценностно-нормативная ориентация личности формируется путем трудового, нравственного, правового воспитания, что при благоприятном исходе, в конечном счете, обеспечивает нормативное поведение, высокую степень социальной воспитанности человека, предупреждение его антисоциальных проявлений.

В связи с этим положением Ю.И. Новик большое значение придает анализу правовой социализации, прямое предназначение которой состоит в создании внутренних психологических условий для реализации функций пресечения и предупреждения различного рода правонарушений. «Правовая со­циализация является необходимым аспектом общей социализации личности и представляет собой процесс ее вхождения в систему объективно существую­щих правовых связей и отношений, В психологическом плане она связана со становлением механизмов саморегуляции, необходимых для адаптации к спе­цифике поведения и взаимоотношений в сфере действия права» [42].

Анализ исследований Ю.И. Новика свидетельствуют, что для правовой социализации несовершеннолетних ха­рактерны типичные недостатки, порождающие дефекты правосознания и меха­низмов саморегуляции поведения, которые существенно снижают устойчивость к воздействию внешних негативных (криминогенных) факторов, а в некоторых случаях играют определяющую роль в совершении противоправных действий. Среди этих дефектов Ю.Л. Новик выделяет следующие:

1. Недостаточное осознание (либо отрицание) ценностного содержания права, воспринимаемого по образу и подобию уголовного законодательства, с акцентом на всевозможные запреты и санкции. Право воспринимается как внешняя принудительная сила, ограничивающая свободу поведения и возмож­ность реализации потребностей личности. Здесь же можно отметить и негатив­ное отношение к отдельным правовым нормам, отрицание их справедливости,

2. Дефекты правовых знаний, выражающиеся в их фрагментарности,
неконкретности, расплывчатости усвоенной правовой информации, ошибочных представлениях о правомерности и ненаказуемости отдельных действий, а так­ же в отсутствии знаний об организационной и процедурной сторонах деятельности правоохранительных органов и возможностях защиты своих прав и законных интересов.

3. Поверхностное усвоение правовых норм и принципов при отсутствии
постоянной готовности осуществлять свои действия в соответствии с ними.

4. Недостаточная ориентация на правовые способы и средства разрешения спорных и конфликтных ситуаций.

5. Разрыв между моральными и правовыми критериями оценки фактов и событий социальной действительности в форме противопоставления их друг другу. При этом моральные критерии и оценки обычно также искажаются, пре­вращаются в свою противоположность, оправдывая не только противоправные, но и аморальные по своей сути поступки.

6. Недостаточно ответственное отношение к своим поступкам, имеющим юридическое значение и последствия.

7. Ориентация в основном на внешние (формальные и неформальные)
инстанции контроля за поведением, а не на внутренние (ответственность перед самим собой).

8. Несформированность привычных и устойчивых механизмов правовой саморегуляции поведения, как-то: правовых установок, правовых критериев оценки юридически значимых фактов, обстоятельств и возможных правовых последствий их реализации.

Итак, правовая социализация представляет собой процесс усвоения правовых знаний и представлений, их преобразования в субъективные ценности, ориентации, убеждения, установки и воспроизведения в поведении и деятель­ности [42].

На наш взгляд, законопослушное поведение, являясь результатом социализации, представляет собой поведение, приспособленное к условиям жизнедеятельности конкретной социальной общности при наличии стереотип­ной готовности личности действовав в определенных ситуациях правомерным образом.

Содержанием правовой социализации является:

- усвоение социальных ценностей, охраняемых правом, основных правовых идей и принципов;

- усвоение правовых норм как правил правомерного поведения и критериев оценки явлений и поступков;

- усвоение знаний, навыков и привычек, необходимых для правильной ориен­тации в общественной жизни и саморегуляции поведения;

- усвоение представлений, установок, ценностных ориентации общественного и группового правосознания;

- усвоение юридических прав и обязанностей, соответствующих обществен­ным ролям и статусам.

То есть, эффект правовой социализации налицо тогда, когда сформированы внутренние (психологические) предпосылки, опреде­ляющие устойчивое правомерное поведение личности, независимо от негатив­ного влияния внешних факторов, в том числе и криминогенных. При формиро­вании личности в благоприятных условиях социализации правовые запреты принимаются к сведению и становятся привычными рамками поведения, по­степенно складывается социальный стереотип поведения личности. В основе этого стереотипа лежит индивидуальное правосознание, базирующееся на об­щественном правосознании. Следовательно, у человека формируется механизм социального саморегулирования, то есть привычная готовность действовать в данной обстановке правопослушным образом.

Таким образом, правопослушное поведение является результатом правовой социализации, в процессе которой, как указывалось выше, происходит ус­воение субъектом моральных и правовых запретов, социальных норм поведе­ния, что, в свою очередь, определяется индивидуальным, групповым и общест­венным правосознанием.

Особое значение анализ психологических составляющих приобретает при обсуждении правовой социализации, в процессе которой формируется правовое сознание.

Специфика правового сознания состоит в том, что оно воспринимает, а затем и воспроизводит жизненные реалии через призму справедливого, праведного и свободного, требует установления общеобязательных норм поведения, очерчивает границы правового и не правового, правомерного и противоправного.

Усвоение правовых норм, как показано исследованиями американского профессора Дж.Тапп (она изучала особенности правового сознания па 6 000 исследуемых в пяти странах мира: США, Дании, Италии, Греции, Японии), происходит в течение всей жизни человека, независимо от его вероисповедания и профессии. Очевидно, что важным моментом в анализе правовой социализации является учет психологических составляющих; вместе с тем, в процессе формирования правового сознания целенаправленно закладываются вполне опре­деленные психические и психологические составляющие. При этом важным внутренним регулятором правового поведения выступает нравственное чувст­во, нравственная зрелость личности [69].

Согласно результатам исследования Л. Колберга, критерием нравственной зрелости выступает переход от конкретных правил поведения к абстракт­ным этическим принципам. Он дает трехуровневую классификацию нравствен­ного и правового сознания. Первый уровень — человек не отличает нравствен­ность от закона (для определенных, обществ закон справедлив уже потому, что он признан законом). Второй уровень предполагает такую ситуацию, когда учитываются мотивы действий человека, различается зло, причиненное про­ступком, от последующего наказания, то есть человек выполняет законы, так как считает, что они поддерживают порядок в обществе. И, наконец, третий уровень - идивидуальное законотворчество - осознается различие между цен­ностями социального порядка и общечеловеческой этикой, между конкретными законами и принципами справедливости. Данные ступени формирования пра­вового сознания формируются образованием и воспитанием, когда право осоз­нается как когнитивная задача.

Таким образом, верный путь формирования правового сознания пролегает через сознание людей к их собственной безопасности и свободе в условиях непрерывного совершенствования и созидания. Необходимо отметить, что современный мир потребления чаще не осознает глобальность этой проблемы, о чем многократно предупреж­дали выдающиеся мыслители XX века. Именно в координатах ценностно-нормативной системы личности лежат непосредственные мотивы преступного поведения. Многочисленными исследованиями показано, что телевидение, в котором большое место отведено показу фильмов с актами насилия, садизма, в конечном итоге формирует сознание большой массы людей, способных к пра­вонарушениям и претворению увиденного в реальную жизнь. Подростки, кото­рые, еще учась в школе, много времени отдавали просмотру таких фильмов, чаще становились правонарушителями и попадали в тюрьмы. Особенности их характера — жадность, черствость, озлобленность, неуравновешенность, эгоизм, жестокость, ревность и др. - вызывали определенные изменения в сложной системе психических процессов, состояний, нередко приводя подростков к правонарушениям.

Правовое сознание дает представление о духовных ценностях индивида и общества, но только с субъективной стороны, которая выражается в чувствах, представлениях, идеях. Рассмотрение правовой культуры на личностном уровне, когда акценты смещены в сторону личностных свойств и качеств, когда отчетливо понимается и прини­мается творческое начало личности, является на наш взгляд одной из основных задач современной прикладной психологии. Такое понимание возможно при широком взгляде на культуру как категорию, охватывающую все ценности, созданные человечеством в процессе его жизнедеятельности.

Важен и тот факт, что само право является основополагающей культурной ценностью. Для формирования правового сознания необ­ходимо понимание закона, его роли в организации общественных отношений, социальном регулировании и контроле. Открытие права, конструирование пра­вовых законов является важнейшим завоеванием цивилизации. История выра­ботала некоторые общецивилизационные критерии в определении уровня культуры. На этой основе можно выделить основные направления повышения пра­вовой культуры общества и формирования правового сознания его членов:

  • формирование чувства права и законности;

  • освоение достижений логико-правового мышления;

  • совершенствование законотворчества;

  • повышение уровня законопроектных работ;

  • качественное совершенствование норм правопослушного поведения;

  • совершенствование правоприменительной деятельности;

  • формирование ответственности личности как основы ее поведения;

  • изучение памятников права и правоприменительной практики как основы юридического образования;

  • формирование цельной и стройной концепции непрерывного правового
    образования и др.

Только при преодолении юридической безграмотности и правового нигилизма возможно развитие правовой культуры, что требует четких представле­ний о системе воспитания и образования в области права, сущности и формах реализации правового образования.

Правовое воспитание в широком смысле слова - правовое формирование личности - это весь многогранный процесс формирования правовой культуры и правосознания под влиянием самых различных факторов, всей системы общественных связей. Правовое воспитание в узком смысле слова - целенаправленный, управляемый, организованный педагогический процесс воздействия на сознание подрастаю­щего и взрослого населения субъекта воспитательного процесса с целью передачи ему определенной системы правовых представлений, понятий и норм, формирования высокого уровня правосознания и правовой культуры.

Анализ проблемы правовой социализации показал, что правовое сознание является сложным аспектом сознания индивида, формирующимся на определенном уровне интеллектуального развития. Важнейшей предпосылкой форми­рования правового сознания является правовая социализация как процесс и ре­зультат освоения и воспроизводства индивидом ценностей и норм правового повеления, существующих и закрепленных в культуре. Формирование сознания является результатом сложного взаимодействия индивида с его уникальной психологической организацией и культурой общества, реализующей свое влия­ние на индивида через систему воспитания и обучения. Следовательно, при употреблении термина «правовое воспитание» в узком смысле слова правовая социализация отличается по своему значению от описанного процесса. Если же понятие «правовое воспитание» употреблять в широком смысле слова, то се­мантическое различие ликвидируется. При этом, как уже отмечалось, налицо факт одновременного существования социализации и как целенаправленного, и как нерегулируемого процесса.

Следовательно, необходимо акцентировать внимание на воспитании и как закреплении определенных правил и норм, полученных в специально организованном процессе педагогического воздействия, равно как и присвоении реально испытываемого или наблюдаемого опыта социального взаимодействия личности внутри и вне социальных групп.

Низкая правовая культура людей, повсеместный правовой нигилизм, несоблюдение и использование законов, будничное попрание прав и свобод человека, ставшее обычной нормой, требуют сегодня от социальных институтов, государственных структур, правозащитных организаций активных действий в плане теории и практики правового воспитания. А это, в свою очередь, является стимулом к внедрению законности и соблюдению прав человека. Необходимо возродить и поставить на новый, более высокий уровень практику формирования и развития правосознания и правовой культуры, их гуманизацию и демократизацию, воспитание у подрастающего поколения подлинного уважения к закону. Важную роль в этом процессе будет играть именно правовое воспитание.

1.4. Влияние социального поведения подростков на формирование правового нигилизма подростков

Необходимо отметить при этом, важный момент взаимосвязи между правосознанием и процессом социализации, отражающий, с одной стороны, влияние жизненного опыта и практики человека на формирование его установок и ценностных ориентации в сфере права и, с другой стороны, прямое воздействие правосознания на мотивацию поведения человека.

Взаимосвязь между правовым сознанием и социальным поведением девиантных подростков рассматривалась в трудах как зарубежных, так и отечественных (М. Вебер, Э. Дюргкгейм, Р. Мертон, Н. Смелзер, ЯМ. Гилинский, И.С. Кон, В.Т. Лисовский, А.А. Александрова, Я.Л. Коломинский, А.Е. Личко, В.В. Новиков, А.А. Реан, А.С. Макаренко, С.А. Беличева, Л.И. Божович, Ю.А. Клейберг и др.). Этими и другими исследователями изучались психологические особенности девиантной личности.

Анализ взаимосвязи правосознания и процесса социализации вскрывает сущностное единство социального и индивидуального. Значительный интерес с этой точки зрения представляют собой исследования индивидуального сознания, провенные под руководством К.А. Абульхановой-Славской. Сочетание индивидуального и интегрального подходов в теоретических и эмпирических исследованиях позволило рассмотреть связь сознания и осознания со всеми сторонами жизнедеятельности человека. Так, К.А. Абульхановой-Славской ставится проблема готовности индивида быть субъектом принятия решений, касающихся его собственной жизни. Показано, что в силу исторически сложившихся обстоятельств готовность индивида быть автором своей судьбы не была востребована. Мы полагаем, что обнаруженное К.А. Абульхановой и ее сотрудниками обстоятельство существенно влияет на формирование правового сознания членов общества. Мы считаем, что быть субъектом правосознания означает - в каждый конкретный момент времени возможность личности выбирать в пользу правоприменительного поведения, сознательного, ответственного и свободного ограничения своих импульсивных реакций. ( К.А. Абульханова-Славская, 2002)

Существенную роль в формировании социального поведения играет социальное мышление, понимаемое как совокупность способов осмысления индивидом социальной действительности.

Показано, что структуры социального мышления разных типов людей различаются по способности ставить и решать проблемы общественной жизни конструктивно, продуктивно, оригинально и прогностично. Мышление зависит от присущего сознанию конструкта «Я - общество». Варианты этого конструкта имеют достаточно широкие индивидуальные вариации, анализ которых показывает связь индивидуального и общественного сознания.

Соединение системного и субъектного подходов к личности позволило К.А. Абульхановой и ее сотрудникам разработать концепцию личности как субъекта жизненного пути. Показано, что каждая личность в разной степени становится субъектом жизни, обладает разной степенью активности. С точки зрения предмета нашего исследования особый интерес представляет анализ жизненного пути личности с криминальной направленностью. О наличии такого типа личности говорит высокий процент рецидива среди тех, кто неоднократно совершал правонарушения, был осужден и отбывал наказание. К сожалению, в работах К.А. Абульхановой и ее коллег эта проблема не нашла своего освещения.

К.А. Абульханова провела анализ индивидуального сознания через его функциональный аспект - социально ориентированное мышление . В ее работах продемонстрирована возможность изучения индивидуального сознания путем сопоставления его абстрактной идеальной структуры с его реальной структурой, функционированием и изменением. Уровни сознания, соотношение его когнитивного и нравственного, правового и нравственного аспектов, выявленные на одной социокультурной выборке, оказались иными в других социокультурных средах. Таким образом, обнаруживается характер зависимости между структурами общества, общественным и индивидуальным сознанием: отсутствие на уровне общества и его сознания правовых и нравственных норм приводит к их трансляции на индивидуальный уровень, где юридические нормы подменяются нравственными. Часть населения, таким образом, живет не по законам, а по «понятиям». Последнее обстоятельство показывает принципиальную несводимость правового воспитания к нравственному, следовательно, прямые аналогии, как между аспектами сознания, так и между правовым и любым другим аспектом и сознанием в целом могут привести к утрате специфики аспекта. Различные аспекты сознания предстают перед нами как единицы целого, сущность которых не сводима ни к целому, ни к какой-либо его части.

Девиантное поведение — система поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе правовым или нравственным нормам. (Гайнер М.Л., 2006)

К основным видам девиантного поведения относятся прежде всего преступность, алкоголизм и наркомания, а также самоубийства, проституция. Связь между этими видами девиантного поведения заключается в том, что совершению правонарушений нередко предшествует ставшее привычным для человека аморальное поведение. В исследованиях девиантного поведения значительное место отводится изучению его мотивов, причин и условий, способствующих его развитию, возможностей предупреждения и преодоления. В происхождении девиантного поведения особенно большую роль играют дефекты правового и нравственного сознания, содержание потребностей личности, особенности характера, эмоционально-волевой сферы. Девиантное поведение также в значительной степени определяется недостатками воспитания, приводящими к формированию более или менее устойчивых психологических свойств, способствующих совершению аморальных поступков. Первые проявления девиантного поведения иногда наблюдаются в детском и подростковом возрасте и объясняются относительно низким уровнем интеллектуального развития, незавершенностью процесса формирования личности, отрицательным влиянием семьи и ближайшего окружения, зависимостью подростков от требований группы и принятых в ней ценностных ориентации. Девиантное поведение у детей и подростков нередко служит средством самоутверждения, выражает протест против действительной или кажущейся несправедливости взрослых. Девиантное поведение может сочетаться с достаточно хорошим знанием нравственных норм, что указывает на необходимость формирования в относительно раннем возрасте нравственных привычек. (Гайнер М.Л., 2006)

Как ни различны формы девиантного поведения, они взаимосвязаны. Пьянство, употребление наркотиков, агрессивность и противоправное поведение образуют единый блок, так что вовлечение юноши в один вид девиантных действий повышает вероятность его вовлечения также и в другой. Противоправное поведение, в свою очередь, хотя и не столь жестко, связано с нарушением норм психического здоровья.

Девиантное поведение возникает прежде всего тогда, когда общественно принимаемые и задаваемые ценности не могут быть достигнуты некоторой частью этого общества. К девиантному поведению склонны люди, социализация которых проходила в условиях поощрения или игнорирования отдельных элементов девиантного поведения (насилие, аморальность).

Причина девиантного поведения лежит в особенностях взаимосвязи и взаимодействия человека с окружающим миром, социальной средой и 42Амим собой. Возникающее на основе такого свойства разнообразие в психофизическом, социокультурном, духовно-нравственном состоянии людей и их поведении является условием расцвета общества, его совершенствования и осуществления социального развития. (Гайнер М.Л., 2006)

В связи с этим приобретает значительную актуальность правовое воспитание подростков. Будучи основным средством формирования и повышения уровня правосознания и правовой культуры граждан, инструментом духовного воспитания личности в условиях построения в России правового государства, правовое воспитание представляет собой особую форму деятельности государства, его органов и должностных лиц, общественных объединений, трудовых коллективов, направленную на формирование в сознании людей уважения к праву, позитивных знаний, представлений, взглядов, поведенческих ориентаций, установок, навыков и привычек, обеспечивающих правомерное поведение, активную жизненную позицию при исполнении и использовании юридических норм. Это система мер, направленных на внедрение в сознание индивидов демократических правовых и моральных ценностей, принципов права, стойких убеждений в необходимости и справедливости норм.

Целями правового воспитания являются: достижение прочных знаний людей о законодательстве, законности, правах и обязанностях личности, в первую очередь, тех норм, которые непосредственно касаются человека. Известно с древности правило, что незнание закона или неверное, искаженное его понимание, расходящееся с волей законодателя, не освобождает от ответственности за его нарушение; повышение авторитета закона как непреложной социальной ценности, уважения к нему, решительная борьба с правовым нигилизмом; создание у граждан устойчивой ориентации на правомерное поведение, формирование установок и привычек законопослушания, навыков и умения участвовать в правосудии и иных формах юридической деятельности, а также создание атмосферы протеста и нетерпимости ко всем случаям его нарушения, неотвратимости ответственности. Правовое воспитание - сложная и многоаспектная деятельность, проявляющаяся в нескольких формах. Среди них: пропаганда права средствами массовой информации (журналы, радио, телевидение). Для этой формы характерны массовый, наиболее обширный охват аудитории, использование различных рубрик, тематических бесед, репортажей и т.д.); издание литературы по юридической проблематике (популярные брошюры, комментарии законов и правовой практики и др.); устная правовая пропаганда - лекции, беседы, консультации, вечера вопросов и ответов, циклы лекций, лектории и др. Охват аудитории здесь меньше, зато имеются возможности непосредственно связываться со слушателями, сразу же получить ответ на интересующий вопрос, обменяться мнениями и вступить в дискуссию; правовое образование граждан - изучение законодательства в общеобразовательных школах, колледжах, техникумах и вузах, в народных университетах правовых знаний. Позитивные черты этой формы - постоянство аудитории, наличие программ, домашних заданий, семинаров, экзаменов, закрепление целой, внутрисвязанной системы знаний; профессиональное правовое образование, подготавливающее специалистов в области права (юридические вузы, факультеты, специальные курсы повышения квалификации и т.д.); наглядная правовая информация (стенды фотографий правонарушителей, стенгазеты, боевые листки и т.д.); влияние юридической практики - законотворческой деятельности государства, Конституционного Суда РФ, работы судов и других правоохранительных органов; влияние произведений литературы и искусства, посвященных правовым проблемам - кинофильмов, театральных постановок, романов и повестей российских и зарубежных писателей (Гайнер М.Л., 2006)

Основные принципы правового воспитания: связь с жизнью; связь c юридической практикой; научный характер; яркость и образность; ориентирование на укрепление законности, повышение авторитета закона, знание действующих норм и умение ими пользоваться.

В современный период, к сожалению, внимание к правовому воспитанию, особенно по месту жительства граждан, в значительной степени ослабло. Многие формы вообще исчезли, другие используются явно недостаточно. Между тем, такие формы показали свою достаточную эффективность в прошлом и вполне могут быть использованы и усовершенствованы ныне, когда роль закона и юриспруденции, в целом, в стране значительно увеличилась.

Понятие правового сознания тесно переплетается с понятием правовой культуры. Культура общества - это совокупность материальных и духовных ценностей, созданных людьми на протяжении веков, достигнутый человечеством уровень исторического развития, степень цивилизованности общества, интеллектуального, духовного развития, гуманистического мировоззрения. Это достижения материального производства, науки, искусства, идеологические и моральные ценности.

Правовая культура является непременной составной частью общечеловеческой культуры. Подлинно культурным обществом является то, где разработана и действует развернутая и непротиворечивая система законодательства, отражающая общечеловеческие духовные ценности, где права личности обеспечиваются и защищаются, господствует режим законности и законопослушания, где сохраняются юридические памятники как непреложные культурные ценности.

Правовая культура, отражая уровень правовой цивилизованности общества и включая в себя прогрессивные достижения зарубежных правовых систем, объединяет все, что создано человечеством в правовой сфере, - право, юридическую науку, правосознание, практику законотворчества и судебной деятельности, юридическое мировоззрение, национальные корни, историческую память, юридические обычаи и традиции. Это обусловленное социальным, экономическим и духовным строем общества внутреннее состояние его правовой жизни.

Правовая культура предполагает достаточное значение должностными лицами и гражданами юридических норм, их правовую грамотность, умение, навыки пользоваться законами в практической жизни, высокую степень уважения авторитета права, его оценки как необходимой социальной ценности для нормального функционирования цивилизованного сообщества людей, атмосферу законопослушания личности, устойчивые привычки, внутреннюю потребность к соблюдению закона и социально-правовой активности.

Необходимым элементом правовой культуры является также наличие в стране детально разработанного, охватывающего все основные сферы отношений, беспробельного, внутренне непротиворечивого и технически совершенного законодательства, последовательно отражающего идеалы демократии, свободы и справедливости, высокий уровень его кодифицированности, упорядоченности и информационной обеспеченности.

В правовую культуру включаются также и высокий уровень правотворческой деятельности в стране, своевременный и качественный учет в законодательстве новых тенденций и потребностей развития общества, демократические основы подготовки и принятия новых нормативных решений, активное использование выработанных мировой практикой правил законодательной техники. Не менее важны также и эффективность правоприменительной работы управленческого и правоохранительного аппарата, авторитет судов и других органов, осуществляющих борьбу с преступностью, их способность вместе с общественностью преодолеть это социальное зло.

Уровень юридической культуры проявляется также в степени развития юридической науки в стране, эффективности правового образования. Забота об исторических юридических памятниках (в нашей стране это, например, Русская правда, Уложение царя Алексея Михайловича, Свод законов царской России и др.), их охрана, сохранение, научное изучение - также необходимые элементы правовой культуры.

Реальный уровень юридической культуры в каждом обществе и на разных этапах его развития неодинаков, что зависит от многих разнохарактерных факторов. Это уровень развития экономики страны и благосостояния ее граждан, национальные, религиозные и иные особенности, политический строй и способность власти устанавливать и охранять правовые институты, противостоять произволу, пресекать правонарушения, степень развития юридической науки и образования и др. В современном российском государстве такой уровень, как применительно к отдельным гражданам, так и ко всему обществу в целом, к сожалению, пока еще достаточно низок, и нужно многое сделать для преодоления правового нигилизма, повышения авторитета и действенности законодательства, его способности быть эффективным инструментом создания в нашей стране правового государства, олицетворяющего юридико-культурные ценности мировой цивилизации.
































Глава 2. Психологическая профилактика проявления правового нигилизма в молодежной среде

2.1. Организация и методы исследования

Исследование проводилось в сентябре – декабре 2012 года на базе МОУ СОШ №17 г. Ставрополя. В качестве испытуемых выступали учащиеся старших классов в возрасте 15-16 лет в количестве 60 человек.

Для проведения экспериментальной работы была сформирована одна экспериментальная группа и одна контрольная. В экспериментальную группу вошли подростки 10 «Б» класса, а контрольную группу составили подростки 10 «А» класса.

В исследовании используется несколько видов экспериментальной работы. В организации опытно-экспериментальной работы в нашем исследовании использовались констатирующий и формирующий эксперименты. В результате констатирующего эксперимента было выявлено девиантное поведение подростков. Формирующий эксперимент использовался для проверки психолого-педагогических условий повышающие эффективность предупреждения девиантного поведения подростков.

Для диагностики были использованы следующие методики:

  • Патохарактерологический диагностический опросник А.Е. Личко;

  • Методика диагностики склонности к отклоняющемуся поведению (А.К Орел)

  • Методика «Диагностика личностного роста подростка» (П.В.Степанов, Д.В.Григорьев, И.В.Кулешова);


Метод характерологического исследования подростков, названный Патохарактерологическим диагностическим опросником (ПДО), предназначен для определения в возрасте 13-18 лет типов акцентуации характера, а также сопряженных с ними некоторых личностных особенностей (психологической склонности к алкоголизации, оценка риска социальной дезадаптации, оценивать степень проявления реакции эмансипации в самооценке, а также степень проявления черт мужественности – женственности в системе отношений). ПДО может быть использован психиатрами, психологами.

Предпосылками для создания ПДО послужили опыт психиатрии и концепция психологии отношений.

На основании описания типов характеров в руководствах и монографиях: Э. Крепелина, Э. Кречмера, К. Шнайдера, Л.К. Ганнушкина, Г.Е. Сухаревой, К. Леонгарда, А.Е. Личко были составлены наборы фраз, отражающие отношения при разных типах характера к ряду жизненных проблем, актуальных в подростковом возрасте. В эти наборы были включены фразы индифферентные, не имеющие диагностического значения. В число таких проблем вошли оценка собственных витальных функций (самочувствие, сон, аппетит, сексуальное влечение), отношение к окружению (родителям, друзьям, незнакомым и т.д.) и к некоторым абстрактным категориям (к правилам и законам, к опеке и наставлениям, к критике в своей адрес и др.).

Принцип отношения к личностным проблемам, заимствованный из психологии отношений, был использован для диагностики типов характера, так как оценка испытуемым своих отношений оказалась более объективной и надежной, чем данные исследований, в которых подростку предлагают самому отметить у себя те или иные черты характера.

Выявление риска социальной дезадаптации (шкалы Ю.В. Попова – Н.Я. Иванова) возможно, если с помощью ПДО определен гипертивный, лабильный, сенситивный, шизоидный, эпилептоидный, истореидный, неустойчивый типы акцентуаций характера. Если диагностирован смешанный тип, то ориентируются на тот тип, в отношении которого набрано наибольшее число баллов. Если при диагностике смешанного типа в отношении каждого из типов выбрано равное число баллов, то пользуются шкалой того из них, где выявляются признаки дезадаптации. Наличие хотя бы одного из признаков говорит о риске дезадаптации, наличие двух и более признаков делает этот риск высоким.

Методика диагностики склонности к отклоняющемуся поведению (А.К Орел) содержит шкалы:

  1. Шкала установки на социально – желательные ответы. Высокие показатели показывают, что подростки не соответствуют социальным желательным установкам. Низкий показатель свидетельствует о том, что личность стремится социальным установкам.

  2. Шкала склонности к преодолению норм и правил. Высокие показатели по этой шкале свидетельствуют о высоком уровне направленности личности идти в разрез с социальными нормами. Низкий указывает на то, что личность способна соблюдать нормы и правила.

  3. Шкала склонности к аддитивному поведению. Высокие показатели свидетельствуют о том, что есть предрасположенность в употреблении наркотических веществ. Низкий напротив, указывает на то, что риск употребления наркотических веществ незначителен.

  4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению. Высокие показатели свидетельствуют о том, что испытуемый склонен к риску и причинении себе ущерба. Низкие показатели указывают на то, что подросток не испытывает стремление к саморазрушающему и самоповреждающему поведению.

  5. Шкала склонности к агрессии и насилию. Высокие показатели свидетельствуют о том, что подростки испытывают склонность к агрессии и насилию по отношению к другим людям. Низкий показатель говорит о том, что данная склонность не выраженная.

  6. Шкала волевого контроля эмоциональных реакций. Высокий показатель свидетельствует о том, что подросток не способен контролировать эмоциональные реакции, о низком уровне волевого контроля. Низкий показатель свидетельствует о том, что подросток способен управлять своими эмоциональными реакциями, разить волевой контроль.

  7. Шкала склонности к деликвентному поведению. Высокий показатель свидетельствует о том, что личность способна совершить противоправное поведение. Низкий показатель говорит и наименьшей вероятности проявления данного поведения.

  8. Шкала принятия женской социальной роли. Это шкала используется только для лиц женского пола. Высокие показатели свидетельствуют о том, что женские социальные роли не принимаются. Низкие показатели говорят о том, что женская социальная роль принята.

Некоторые пункты опросника входят одновременно в несколько шкал.

Методика «Диагностика личностного роста подростка» (П.В.Степанов, Д.В.Григорьев, И.В.Кулешова);

Опросник «ДАП-П» является модифицированным вариантом опросника «ДАП-В» (СПб., ВМедА, кафедра психиатрии, НИЛ-7, 1999). Опросник ДАП-П направлен на выявление лиц, склонных к различным видам девиантного поведения и определения профессиональной направленности поступающих в учреждения начального и среднего профессионального образования. Опросник состоит из 4-х ыюков: профессиональная направленность, склонность к аддиктивному поведению, склонность к делинквентному поведению, склонность к суициду. Суммирование показателей по всем блокам определяет интегральную оценку склонности к деви-антному поведению.

Опросник может быть использован и для общеобразовательной школы, только в этом случае вопросы, касающиеся профессиональной направленности, опускаются и анализируются показатели только по трем блокам: «аддиктивное поведение», «делинквентное поведение» и «суицидальный риск». Ниже представлен список вопросов для школьников 14-17 лет.

Диагностика личностного роста подростка (П.В. Степанов, Д.В. Григорьев, И.В. Кулешова)

Опросник состоит из 91 утверждения, к которым подростки могут выразить свое отношение к этим ценностям. [42]

Объекты ценностного отношения: Отношение подростка к семье; Отношение подростка к Отечеству; Отношение подростка к Земле (природе); Отношение подростка к миру; Отношение подростка к труду; Отношение подростка к культуре; Отношение подростка к знаниям; Отношение подростка к человеку как таковому; Отношение подростка к человеку как Другому; Отношение подростка к человеку как Иному ; Отношение подростка к своему телесному «Я»; Отношение подростка к своему душевному «Я»; Отношение подростка к своему духовному «Я».


2.2. Анализ результатов констатирующего этапа исследования.

На констатирующем этапе исследования нами были проведены психодиагностические методики в двух 10-х классах среди школьников, в результате исследования нами были получены результаты, которые представлены ниже.

Также школьникам была предложена анкета, в котором им задавались вопросы, относительно знания их прав, особенностей их поведения в обществе. В результате были получены результаты следующего характера:

На вопрос анкеты о знании основных законов нашего государства, респонденты ответили, что знают (2%), да но основные, те которые защищают мои права (27%), большинство (43%) сказали, что нет, и 28% посчитали, что в нашем обществе не все решают законы.

На вопрос «Совершали ли вы когда-нибудь противоправные действия» многие 72% ответили, что «нет», 4% ответили, нет, так как за любое действие, надо отвечать, 24% ответили, что иногда совершали, но только если не было другого выхода.

На вопрос «Ваши родители совершали когда-нибудь противоправные действия?» 36% ответили что нет, при этом родители для них это образец для подражания, 52% выбрали вариант «скорее нет, но даже если и совершали, то значит это так было нужно», 12% отметили другое, мотивируя это тем, что не знают, или это дело их родителей.

На вопрос «Как бы вы в целом оценили свое поведение в обществе?» многие 64% ответили, что их поведение является нормальным, никаких законов они не нарушают, 24% считают, что их поведение является адекватным, тем действиям, которые совершаются по отношению к ним, на любое действие нужно отвечать так же.

На вопрос как они оценивают свое положение в коллективе сверстников?

66 % ответили, что со всеми всегда могут найти общий язык, 12% , считают себя главными, а свое мнение важнее мнения других. 22% считает, что у них свои интересы, и они легко смогут обойтись без этого коллектива.

На вопрос «Сможешь ли ты заступится за человека?» 24% ответили, что всегда смогут поддержать тех, к кому несправедливы, 56% определили свою позицию как среднюю, в зависимости от ситуации, 20% посчитали, что каждый сам должен постоять за себя, без чужой помощи.

По результатам анкетирования, можно говорить о том, что почти третья часть опрошенных живет по принципу правового нигилизма, так как не знает законов, и того что за любое противоправное действие необходимо отвечать, как правило большинство опрошенных калькируют свое поведение с поведения родителей или взрослых. Для трети школьников любое противоправное действие является ответной реакцией, на действия по отношению к ним, при этом они смогут или совершали подобные действия, именно с этой мотивацией. В дальнейшем эти результаты подтверждаются результатами психодиагностических методик.

Следовательно, молодые люди не уважают законы своего государства, не боятся преступать их, и, вероятно, даже не осознают в полной мере всех юридических и социальных последствий своих противоправных деяний. Это приводит к тому, что правопослушные граждане вынуждены жить в обществе, в котором не чувствуют себя в безопасности, не видят реальной защиты со стороны государства, что препятствует их правомерному сознанию и поведению. То есть часть населения, нарушающая правовые предписания, ведущая нигилистический образ жизни, вынуждает других к аналогичному типу поведения.

Особое негативное влияние на социум отрицания ценности права заключается в том, что перестает действовать ответственность членов общества друг перед другом и перед самим обществом. Проблема правового нигилизма в российском обществе обостряется настолько стремительно, что в самом ближайшем будущем её игнорирование может отрицательно сказаться на социальной безопасности страны. Осуществление социального контроля за поведением молодых граждан, предупреждение неуважительного отношения молодежи к праву выгодно и необходимо обществу и государству, так как является одним из факторов, позволяющих снизить уровень правонарушений, преступности в подростковой и молодежной среде, других отрицательных проявлений нигилизма, и, следовательно, сократить негативные для социума последствия.

Результаты использования ПДО А.Е. Личко

По результатам диагностики проведенной методики А.Е. Личко нами были выявлены типы акцентуаций характера.

hello_html_m54a3eb90.gif

Рис. 1. Типы акцентуаций характера учащихся экспериментальной и контрольной групп

В экспериментальной группе 35% и 30% учащихся в контрольной группе имеют высокий уровень выраженности эпилептоидного типа. Главной чертой этого типа является склонность к состояниям злобно-тоскливого настроения с постепенно накипающим раздражением и поиском объекта, на котором можно было бы сорвать зло. С этими состояниями обычно связана аффективная взрывчатость. Аффекты не только сильны, но и продолжительны Алкогольные опьянения часто протекают тяжело  - с гневом и агрессией. Лидерство проявляется в стремлении властвовать над другими. Любят культивировать в себе физическую силу, предпочитают силовые виды спорта. Решения принимают не торопясь, весьма осмотрительно, из-за этого иногда пропускают момент, когда надо быстро действовать. Властолюбие сочетается со стремлением наводить «свои порядки», нетерпимостью к инакомыслию. Злопамятны в отношении нанесенных им обид и причиненного ущерба, даже незначительного  - очень мстительны и изобретательны в способах мести. Мелочная аккуратность, скрупулезность, дотошное соблюдение всех правил, даже в ущерб делу, допекающий окружающих педантизм рассматриваются как компенсация собственной инертности. Педантичная аккуратность видна по одежде, прическе, предпочтению порядка во всем. Самооценка обычно однобокая: отмечается приверженность к порядку и аккуратности, нелюбовь пустых мечтаний и предпочтение жить реальной жизнью; в остальном обычно представляют себя более конформными, чем есть на самом деле.

По теме «отношение к спиртным напиткам» у всех испытуемых предполагается склонность к алкоголизации: «люблю выпить в веселой, хорошей компании; спиртным я стараюсь заглушить приступ плохого настроения». Из списка суждений «отношение к приключениям и риску» испытуемые выбрали, что они любят всякие приключения, охотно идут на риск.

Подростки выразили следующее отношение к правилам и законам: когда правила и законы мешают им, это вызывает у них раздражение или для интересного и заманчивого дела всякие правила и законы можно обойти. Эти суждения характерны для эпилептоидного типа. Эпилептоидная акцентуация является почвой для острых аффективных реакций, ситуативно обусловленных нарушений поведения, ранней алкоголизации.

Гипертивный тип проявился у 20% учащихся экспериментальной группы, и у 25% контрольной группы. Для этого типа характерно всегда хорошее, даже слегка повышенное настроение, высокий жизненный тонус, неудержимая активность, постоянное стремление к лидерству, притом неформальному. Хорошее чувство нового сочетается с неустойчивостью интересов, а большая общительность с неразборчивостью в выборе знакомств, в силу чего могут незаметно для себя оказаться в дурной компании, начать выпивать (обычно предпочитая неглубокие степени опьянения), пробовать действие наркотиков и других токсических средств (но пристрастия к ним в подростковом возрасте обычно не возникает). Правонарушения присущи групповые. Легко осваиваются в незнакомой и быстро меняющейся обстановке, но переоценивают свои возможности и строят чрезмерно оптимистические планы на будущее («хорошие тактики и плохие стратеги»). Неразборчивы в выборе приятелей и напарников, отчего нередко бывают преданы ими.

Плохо переносят одиночество, размеренный режим, строго регламентированную дисциплину, однообразную обстановку, монотонный и требующий мелочной аккуратности труд, вынужденное безделье. Стремление окружающих подавить их активность и лидерские тенденции нередко ведет к бурным, но коротким вспышкам раздражения. Не злопамятны. Легко мирятся с теми, с кем поссорились.

Разговорчивы, говорят быстро, с живой мимикой и жестами. Высокий биологический тонус проявляется всегда хорошим аппетитом, здоровым, крепким сном - встают бодрыми, отдохнувшими. Сексуальное влечение рано пробуждается и отличается силой. Быстро увлекаются, но и охладевают к сексуальным партнерам. Самооценка нередко неплохая, но часто стараются показать себя более конформными, чем это есть на самом деле. Плохо совместимы с подростками эпилептоидного типа, от представителей шизоидного, сенситивного и психастенического типов стараются дистанцироваться. Первые проявления гипертимности нередко бывают с детства: неугомонность, шумливость, стремление командовать сверстниками, чрезмерная самостоятельность.

Для этого типа характерно почти всегда хорошее настроение. Эта черта подтверждается выбранными суждениями испытуемых, они отмечают, что у них настроение как правило всегда очень хорошее.

Неудачи могут вызвать бурную реакцию, но неспособны надолго выбить из колеи. Эта черта проявилась четко и у наших испытуемых они отмечают, что неудачи у них вызывают протест и негодование. Для этого типа характерной чертой является любовь к риску и авантюре. Испытуемых так же привлекает риск и приключения. Они всегда тянуться в компанию, тяготятся и плохо переносят одиночество. Подростки отметили, что они не переносят одиночество и всегда стремятся быть среди людей.

Гипертимные подростки, когда протестуют, взрываются гневом, их агрессивность направлена вовне, на окружающих людей или вещи; в более серьезных случаях их протест всегда действенный (они как-то поступают, а не говорят).

Они не переносят однообразной обстановки, монотонного труда, требующего тщательной кровопролитной работы, или резкого ограничения общения, угнетает одиночество или вынужденное безделье. Подростки этого типа неспособны долго сосредоточиваться на каком-либо конкретном деле или мысли, постоянная спешка, перескакивание с одного дела на другое, неорганизованность, фамильярность, легкомысленность, готовность на безудержный риск, грубость, склонность к аморальным поступкам.

Таким образом, выбранные суждения подростками подтвердили характерные черты данного типа.

Неустойчивый тип соответствует 10% подростков экспериментальной группы 10% контрольной группы, имеют высокий уровень выраженности. Главная черта этого типа - нежелание трудиться: ни работать, ни учиться, постоянная сильная тяга к развлечениям, удовольствию, праздности. Это черта подтверждается выбранным суждением подростков, что они любят вместо школьных занятий отправиться с товарищами погулять.

К своему будущему равнодушны, планов не строят, живут настоящим. Испытуемые в теме «отношение к будущему» выбрали, что не любят раздумывать о своем будущем.

Реакция группирования проявляется в раннем тяготении к уличным асоциальным компаниям. Неспособные сами занять себя, плохо переносят одиночество и в этих компаниях прежде всего ищут места для развлечений. Это подтверждает выбор суждения испытуемых, что одиночество не переносят и стремятся быть среди людей.

Отталкивающие черты характера неустойчивого типа: безволие, тяга к пустому времяпрепровождению и бездумным развлечениям, болтливость, хвастливость, соглашательство, лицемерие, трусость, безответственность. Неустойчивые подростки никогда не протестуют в открытую; обвиняют всех но не себя; с готовностью обещают и никогда не держат слово. Их протест неосознан, просто они делают «как все».

Следовательно, выбранные суждения подростками подтвердили характерные черты неустойчивого типа акцентуаций характера.

В контрольной группе 20% и 15 % в экспериментальной группе подростков имеют эпилептоидно-неустойчивый тип акцентуации, который имеет высокую степень развития. Эпилептоидно-неустойчивый тип является аморальным типом акцентуаций характера. Он формируется как следствие напластования черт одного типа на эндогенное ядро другого в силу неправильного воспитания.

Здесь сочетаются черты – властность, тяжеловесность и ригидность эпилептоида и стремление к легкому, бездумному, праздному образу жизни, присущее неустойчивому типу и нередко рассматриваемое как проявление «слабоволия». Обычно такие подростки начинают рано прогуливать школу и вслед за этим интенсивно алкоголизироваться.

Эти черты подтверждаются выбранными суждениями подростков в теме «отношение к школе», что любят вместо школьных занятий погулять с товарищами. У испытуемых предполагается склонность к алкоголизации.

По шкале Ю.В. Попова - Н.Я. Иванова было определено, что диагностируемые подростки входят в группу риска социальной дезадаптации.


Методика «Склонность к отклоняющемуся поведению» (А.К Орел)

Сhello_html_399e2f41.gif
водные результаты по склонности опрошенных подростков экспериментальной и контрольной групп к отклоняющемуся поведению отражены в рисунке 2.

Рис. 2. Результаты диагностики склонности отклоняющегося поведения экспериментальной и контрольной групп

1. Шкала установки на социально – желательные ответы. 2. Шкала склонности к преодолению норм и правил. 3. Шкала склонности к аддитивному поведению. 4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению. 5. Шкала склонности к агрессии и насилию. 6.Шкала волевого контроля эмоциональных реакций. 7. Шкала склонности к деликвентному поведению.

Опираясь на результаты, представленные в диаграмме видно, что у 40% испытуемых экспериментальной группы высокие показатели по 1 шкале. Это свидетельствует о том, что подростки не соответствуют социальным установкам. По 2 шкале склонности к преодолению норм и правил у 25% учащихся могут идти в разрез социальным нормам и правилам.

В 3 шкале склонности к аддитивному поведению 15% испытуемых набрали высокие показатели. Это свидетельствует о предрасполо­женности испытуемых к уходу от реальности посредством из­менения своего психического состояния, о склонностях к иллю­зорно-компенсаторному способу решения личностных проблем. Кроме того, эти результаты свидетельствуют об ориентации на чувственную сторону жизни, о наличии «сенсорной жажды», о гедонистически ориентированных нормах и ценностях.30% испытуемых по 4 шкале показали высокие результаты. Это свидетельствует о низкой ценности собственной жизни, склонности к риску, выраженной потребности в острых ощущениях, о садомазохистских тенденциях. В 5 шкале 75% испытуемых склонны к агрессии и насилию во взаимодействии с другими людьми. По 6 шкале волевого контроля эмоциональных реакций у 55% подростков высокие показатели. Это свиде­тельствует о слабости волевого контроля эмоциональной сферы нежелании или неспособности контролировать поведенческие проявления эмоциональных реакций. Кроме того, это свидетель­ствует о склонности реализовывать негативные эмоции непо­средственно в поведении, без задержки, о несформированности волевого контроля своих потребностей и чувственных влечений. 25% учащихся по 7 шкале склонны совершить противоправное (деликвентное) поведение.

Также в рисунке отражены склонности к отклоняющемуся поведению среди подростков контрольной группы.

Полученные результаты, свидетельствуют о том, что 30% испытуемых контрольной группы высокие показатели по 1 шкале. Это свидетельствует о том, что подростки не соответствуют социальным установкам. По 2 шкале склонности к преодолению норм и правил у 35% учащихся могут идти в разрез социальным нормам и правилам. В 3 шкале склонности к аддитивному поведению 20% испытуемых набрали высокие показатели. Это свидетельствует о предрасполо­женности испытуемых к уходу от реальности посредством из­менения своего психического состояния, о склонностях к иллю­зорно-компенсаторному способу решения личностных проблем. Кроме того, эти результаты свидетельствуют об ориентации на чувственную сторону жизни, о наличии «сенсорной жажды», о гедонистически ориентированных нормах и ценностях. 35% испытуемых по 4 шкале показали высокие результаты. Это свидетельствует о низкой ценности собственной жизни, склонности к риску, выраженной потребности в острых ощущениях, о садомазохистских тенденциях. В 5 шкале 85% испытуемых склонны к агрессии и насилию во взаимодействии с другими людьми. По 6 шкале волевого контроля эмоциональных реакций у 60% подростков высокие показатели. Это свиде­тельствует о слабости волевого контроля эмоциональной сферы нежелании или неспособности контролировать поведенческие проявления эмоциональных реакций. Кроме того, это свидетель­ствует о склонности реализовывать негативные эмоции непо­средственно в поведении, без задержки, о несформированности волевого контроля своих потребностей и чувственных влечений. 35% учащихся по 7 шкале склонны совершить противоправное (деликвентное) поведение.

Таблица 1.

Сопоставление полученных результатов контрольной и экспериментальной групп по склонности отклоняющегося поведения (%)

Шкалы


Шкала

1

Шкала

2

Шкала

3

Шкала

4

Шкала

5

Шкала

6

Шкала

7

Контрольная

40

25

15

30

75

55

25

Экспериментальная

30

35

20

35

85

60

35



По данной таблице можно увидеть какому виду девиантного поведения предрасположены исследуемые подростки. Большинство наших испытуемых склонны к агрессии и насилию.

Методика «Диагностика личностного роста подростка» (П.В.Степанов, Д.В.Григорьев, И.В.Кулешова).

Результаты диагностика личностного роста подростка экспериментальной и контрольной групп показаны на рисунках 3 и 4.

hello_html_m53029b69.gif

  1. Характер отношений в семье 2. Характер отношений к Отечеству. 3. Характер отношений к Земле. 4. Характер отношений к миру. 5. Характер отношений к труду. 6. Характер отношений к культуре. 7. Характер отношений к знаниям. 8. Характер отношений к человеку как таковому. 9. Характер отношений к человеку как к Другому. 10. Храктер отношений к человеку как Иному (националь­ность, вера, культура). 11. Характер отношений к своему телесному Я. 12. Характер отношений к своему внутреннему миру, душев­ному Я. 13. Характер отношений к своему духовному Я

Рис.3 Результаты диагностики личностного роста подростков экспериментальной группы.

По рисунку 3 видно, что по первой шкале «Характер отношений в семье» у испытуемых следующие результаты: 55% испытуемых ситуативно-негативное отношение - отношение к семье у подростка, как правило, потребительское. Ему «должны» давать деньги на мелкие расходы и про­щать «мелкие» шалости. Если от родителей нужно что-то серь­езное, он добьется этого любыми путями - лестью, обманом, послушанием. Сам он, скорее всего, считает, что никому и ни­чем не обязан; у 35% ситуативно-позитивное отношение - семья для подростка представляет определенную ценность, но сам факт наличия семьи, семейных традиций воспринимается им как естественный. Он принимает участие в семейных празд­никах, но без напоминания не всегда вспомнит о дне рождения кого-то из близких. Заботу родителей воспринимает как само собой разумеющееся. Он предполагает, что семья, которую он создаст в будущем, будет не слишком похожа на ту, в которой он живет сейчас; у 10% устойчивое позитивное отношение - ценность семьи высоко значима для подростка. Он дорожит семейными традициями и устоями, помнит о мелочах, приятных кому-то из членов семьи. Семейные праздники всегда проходят при его участии и подготовке. В будущем он хочет создать сча­стливую семью. По второй шкале мы видим следующие результаты: у 65% устойчиво-негативное отношение - можно предположить, что подростка отличает обывательское отношение к своей стране. Родина для него просто место, где он живет и которое легко можно поменять на любое другое. Все успехи - это его собственные успехи, а в неудачах виновата страна («Разве в этой стране...»). Может быть, он сам и не будет участвовать в осквернении памятников, но точно не осудит дру­гих, ведь память - это то, за что можно получить дивиденды; у 25% ситуативно-негативное отношение - подросток старается открыто не проявлять свое отношение к стране. К разговорам о ее «убогости» он в принцип равноду­шен. Он может «правильно» выступить на тему гражданственно­сти и патриотизма, но, в зависимости от ситуации, по-разному расставить акценты. Он может угадывать, что «патриотично» в тот или иной момент, а что - нет. Ему кажется, что происходя­щее со страной и с ним самим имеет между собой мало общего; у 10% ситуативно-позитивное отношение - подросток переживает чувство Родины как чувство родного дома, деревни, города. Однако ему кажется, что - то, что проис­ходит в стране и на его «малой родине», имеет между собой мало общего. Он встает, когда звучит гимн, скорее, не по душевному порыву, а потому, что так принято. При необходимости он не откажется помочь ветеранам, хотя своей помощи может и не предложить. Третья шкала: у 50% устойчиво-негативное отношение - природа воспринимается подростком как предмет потребле­ния. Его отношение к лесу, животным, водоемам продиктовано потребностью в собственном комфорте, а если получится, то и выгодой для себя. Он способен причинить боль животному ради простой забавы, с насмешкой относится к тем, кто проявляет уважение к «братьям нашим меньшим»; у 40% ситуативно-негативное отношение - собственное мнение подростка об экологических проблемах зависит от конъюнктуры. Он предпочитает не обращать внима­ния на такие мелочи, как брошенный им мусор, подожженную урну. Ломая ветки в лесу, гоняя кошек и собак во дворе, он не задумывается о том, что делает. Тем более он не отреагирует, если то же самое сделают другие. Всех животных он делит на полезных и бесполезных, радующих его взгляд "и вызывающих
отвращение; у 10% ситуативно-позитивное отношение подросток заботится о цветах и животных, но только о тех, которые принадлежат ему. Экологические проблемы восприни­маются им как объективно важные, но при этом независящие от него лично. Он не будет сорить в лесу, если это не делают дру­гие. Примет вместе со всеми участие в субботнике, но если есть
возможность отказаться, то он ею, скорее всего, воспользуется. По четвертой шкале: у 45% ситуативно-позитивное отношение - подросток в целом разделяет идеи мира и ненасилия, но при этом считает, что в отдельных случаях применение силы оправ­дано. К проявлениям грубой силы он относится со смешанным чувством неприятия и страха. Подросток полагает, что в слож­ном современном мире надо всегда быть готовым к противо­стоянию, поэтому, к сожалению, нельзя обойтись без оружия. Он старается не идти на уступки потому, что не хочет показать­ся слабым в глазах окружающих; у 40% ситуативно-негативное отношение - подросток уверен, что мир можно поддерживать главным образом силой, угрозами, ультиматумами. Он рассматривает войну как один из способов разрешения конфликтов. По его мнению, сильный тот, кого боятся. Считает, что вокруг хватает потенциально враждебных людей и государств. Вряд ли он сам будет инициатором насильственного деяния, но сыграть роль «второго плана», скорее всего, не откажется; у 15% устойчиво-негативное отношение - можно предположить, что для подростка не существует альтернативы - переговоры или военная операция. Война может быть для него ценностью, с ее помощью можно решить пробле­мы перенаселения и нехватки продуктов для всех. Он целиком и
полностью на стороне силы, а все, кто пытается этому противо­стоять, для него «слабаки». Скорее всего, это касается и локаль­ных (класс, двор, школа), и крупных конфликтов, где от него пока ничего не зависит. По пятой шкале: у 50% ситуативно-негативное отношение - подросток, по возможности, переложит часть своей работы на другого. Если узнает, что кто-то из одноклассников работает после школы, то отреагирует, скорее всего, примерно так: «Тебе что, делать нечего?». В его представлении «грязная» работа удел людей «второго» сорта или тех, кто не сумел устроиться в жизни. Сам то он уж точно знает, что никогда за нее не возьмется; у 35% устойчиво-негативное отноше­ние - более-менее сложная работа вызывает у подростка отвращение. Он придумывает себе массу причин, по которым за нее не стоит браться. Он с удовольствием воспользуется плодами чужого труда, по возможности, выдавая их за свои. Между трудолюбием и жизненным благополучием для него нет никакой связи; у 15% ситуативно-позитивное отношение - скорее всего, только престижная работа вызывает уважение подростка. Хотя, если все окружающие заняты чем-то не пре­стижным (уборкой территории во время субботника), то он мо­жет поучаствовать «за компанию». Он поможет им в домашних делах, но его будет раздражать, что это занимает много времени. По шестой шкале мы имеем следующие результаты: у 70% устойчиво-негативное отношение - слово «культура» во всех своих формах вызывает у подрост­ка неприятие и рассматривается как проявление лживости взрослого мира. Он знает, что представляют собой культурные формы поведения, но в своей повседневности реализует их с точностью до наоборот. Тактичность кажется ему проявлением слабости, хамство и не цензурная брань, силы, «потягивание пивка» под аккомпанемент матерщины лучшим время пре­провождением. Памятники прошлого воспринимаются им, веро­ятнее всего, как обыкновенная старая рухлядь, поэтому он со­всем не против «скинуть их с парохода современности»; у 25% ситуативно-негативное отношение - культурные формы поведения рассматриваются подростком как нечто догматичное, идущее от мира взрослых, а потому об­ременяющее его повседневную жизнь. Он сторонник естествен­ного выражения своих мыслей, чувств, желаний и считает, что культурная огранка только помешает ему быть таким, какой он есть. Слово «культура» наверняка ассоциируется у него с теле­каналом «Культура» и навевает непреодолимую скуку. Вряд ли он способен на акт вандализма, но и осуждать вандалов сверст­ников, скорее всего не будет; у 5% ситуативно-позитивное – отношение подросток признает объективную ценность культурных форм поведения, но отнюдь не всегда руководствуется ими в своей повседневной жизни. Он наверняка хотел бы выглядеть «куль­турным» человеком, но не готов прикладывать ежедневные уси­лия к этому. Он находит оправдания эпизодическим проявлениям со своей стороны хамства («Я хамлю только в ответ»), не­ряшливости («Ну и пусть встречают по одежке, зато провожают по уму»), нецензурной брани («Сильные эмоции трудно выра­зить по другому») и т. п. Вандалы антипатичны ему. Седьмая шкала: у 70% устойчиво-негативное отношение - очевидно, потребность в получении знаний у подростка прак­тически отсутствует. Он откровенно презирает тех, кто учится, считает их «ботаниками» - людьми, живущими неполноценной жизнью. Он уверен, что уровень и качество его образования не окажут никакого влияния на его дальнейшую жизнь; у 20% баллов ситуативно-позитивное отношение - подросток может неплохо учиться, но по своей инициативе вряд ли будет долго копаться в книгах, чтобы найти значение непонятного ему термина или факта. В его картине мира знания и будущая карьера, конечно, связаны, но не прикладывать же для этого столько усилий!; у 10% ситуативно-негативное отношение - подросток никогда не спросит у взрослого, если ему что-то не понятно. Откровенно не понимает, как по телевизору можно смотреть научно-популярные программы. Знания носят для него чисто утилитарный характер (выучил, ответил - значит, не на­жил неприятностей). Восьмая шкала: у 65% устойчиво-негативное отношение - человек как ценность, скорее всего, пустой звук для подростка. Он склонен к проявлению жестокости в отношении других людей, презрительно относится к любым актам милосердия.«Слабаки» и «ненормальные», по его мнению, ухудшают нашу жизнь, тормозят рост благополучия, поэтому они должны быть полностью изолированы от общества. Наверняка считает, что справедливость, порядок, стабильность стоят того, чтобы ликвидировать психически больных, бомжей. Самое опасное, что он от слов может перейти к делу; у 25% ситуативно-негативное отношение - скорее всего, подросток склонен делить людей на нормаль­ных и ненормальных, К первым он относится вполне уважи­тельно, может даже быть милосердным к ним. Вторых же счита­ет «недочеловеками» и хотел бы как можно реже с ними сталки­ваться. Великой цели, по его мнению, нельзя добиться, не зама­рав рук. Принцип «лес рубят - щепки летят» вполне приемлем для него. При этом он одинаково не хочет быть ни «лесорубом», ни «щепкой», скорее, «сборщиком» или «вязальщиком дров»; у 10% ситуативно-позитивное отношение ценность человека может быть и осмыслена подростком, но полноценно не прочувствованна. Он может продемонстрировать свой гуманизм, но в глубине души отдельные категории людей (например, психически больные люди, попрошайки, бомжи) представляются ему теми, кто мешает ощущать радость жизни. Подросток допускает смертную казнь за самые тяжкие преступ­ления. Когда на чашах весов оказываются торжество справедли­вости и «милость к падшим», он, скорее всего, выберет первое. По девятой шкале: у 65% устойчиво-негативное отношение - подросток сосредоточен исключительно на собственной персоне, искренне полагает себя «центром вселенной». Не то чтобы делать, но даже думать о других не входит в его планы. Во всем ищет выгоду, не очень-то это скрывая. Бескорыстие кажется ему несусветной глупость. Он склонен к злословию циничному отношению к тем, кто в чем-то нуждается, кому необходима помощь. Все нищие для него лентяи и лжецы. Гораздо больше, чем дарить, ему нравится принимать подарки, желательно дорогие и полезные; у 35% ситуативно-негативное отношение - подросток лишь изредка думает о потребностях и чувствах других людей. В большинстве своем это те, от кого он в той или иной степени зависит. Бескорыстие кажется ему расточительством, он предпочитает все делать с выгодой для себя, умело это маскируя Он уверен, что всякое доброе дело должно адекватно вознаграждаться, поэтому, прежде чем сделать что-либо доброе, не стесняется узнать, а «что ему за это будет». По десятой шкале: у 55% баллов устойчиво-негативное отношение - подросток сознательно отказывается признавать, принимать и понимать представителей иных культур. Он склонен характе­ризовать культурные отличия как девиантность, не желает при­знавать равные права на существование тех, кто имеет иной фи­зический облик или разделяет иные ценности. Зачастую он де­монстративно враждебен и презрителен к таким людям, жаждет «очистить» от них пространство собственной жизни. Подросток не испытывает ни малейшего желания взглянуть на те или иные жизненные ситуации с точки зрения другой культуры; у 45% ситуативно-негативное отношение - подросток на словах признает права других на культурные отличия, декларирует принцип равенства людей, но при этом испытывает личное неприятие отдельных социокультурных групп. Такой диссонанс между декларируемыми гуманистиче­скими принципами и реальным проявлением нетерпимости под­росток пытается оправдать ссылками на общественное мнение («Все так считают»), личный неудачный опыт взаимодействия с ними («Я встречал таких людей и уверен, что...»). Эта позиция основана на культуроцентризме, ксенофобии, презумпции вины другого. Отрицая такие вопиющие проявления интолерантности, как фашизм, геноцид, сегрегация, человек при этом может навешивать на людей других культур ярлыки «недостойных ува­жения», «опасных». По одиннадцатой шкале: у 35% баллов устойчиво-негативное отношение - собственное здоровье, тем более здоровье окружающих, не представляет для подростка сколь - нибудь значимой ценности. Ему либо вовсе наплевать на свое физическое состояние, либо он ненавидит все то, что связано с его телесной жизнью. Забо­тящихся о своем здоровье он презирает. Свои вредные привыч­ки полагает делом абсолютно естественным и, может быть, даже гордится ими. При случае он не преминет высмеять все, что связано с темой здоровья, физической культуры и спорта; у 25% ситуативно-позитивное отношение - ценность здоровья значима для подростка. Объективно он понимает важность здорового образа жизни, но субъективно ставит его не слишком высоко. Здоровье для него - естественное состоя­ние, само собой разумеющаяся вещь, а не то, что требует специ­альных усилий. Пристрастие к вредным привычкам - извини­тельная слабость, а не проявление безволия. Возможно, в глуби­не души он полагает, что способен добиться жизненного успеха, не уделяя пристального внимания своей физической форме; у 30% ситуативно-негативное отношение - ценность здоровья невысока в сознании подростка. Размыш­ления и разговоры о здоровье и здоровом образе жизни он счи­тает пустой тратой времени, уделом пенсионеров. Ему хочется хорошо, по – спортивному выглядеть в глазах окружающих, но что-то делать для этого ему откровенно лень. Вредные привыч­ки не кажутся ему такими уж вредными, наоборот, в них есть некая приятность, шарм. Он, возможно, одобрительно усмех­нется, услышав фразу: - «Кто не курит и не пьет, тот здоровень­ким помрет»; у 10% устойчивое позитивное отношение - для подростка ценность здоровья является приоритетной. Он понимает, что такое здоровый образ жизни, сознательно культи­вирует его и связывает с ним свои дальнейшие жизненные успе­хи. Он способен противостоять попыткам вовлечь его в процесс употребления табака, алкоголя, наркотических веществ и стара­ется не допустить этого в отношении других. По двенадцатой шкале: у 35% ситуативно-негативное отношение - подросток принимает себя таким, какой он есть, лишь в от­дельные моменты своей повседневной жизни. Ему все время хочется «выпрыгнуть из своей шкуры», немедленно оказаться красивым, богатым и знаменитым. Его кумиры, как правило, именно такие. В глубине души он надеется на свою привлека­тельность для других, но уверен, что они в первую очередь ви­дят его недостатки. Одиночество одновременно и тягостно для него, и спасительно. В обществе сверстников он предпочитает быть на вторых ролях; у 50% устойчиво-негативное отношение - подросток не принимает себя, считает себя заурядным и не­достойным внимания других. Он ненавидит свое отражение в зеркале, свою речь, одежду и т. д. Любое изменение ситуации воспринимает как потенциально катастрофичное для него по последствиям. Оказавшись в одиночестве, начинает заниматься мазохистским самокопанием и самоедством. Собственная не­полноценность является его навязчивой идеей. Он испытывает чувство вины за то, что он вообще есть, которое в будущем мо­жет обернуться болезненным стремлением доминировать над окружающими; у 15% ситуативно-позитивное отношение - принимая себя в целом, подросток все же может испытывать неловкость по поводу некоторых своих особенностей. Он дума­ет о себе как о человеке, который симпатичен для других, но некий червь сомнения и неуверенности все-таки подтачивает его. Ему хотелось бы и сейчас, и в будущем застраховать себя от попадания в смешные положения и ситуации. Он несколько тя­готится уединенным положением и по возможности старается чем-либо слушанием музыки, просмотром видеофильмов, ком­пьютерными играми заместить его. По тринадцатой шкале: у 80% устойчиво-негативное отношение - подросток ощущает себя «пешкой» в окружающей его стихии жизни, заложником могущественных и неподвластных ему внешних сил. Он боится и избегает любого свободного дейст­вия. Ищет покровительства сильных мира сего и готов им дове­риться без оглядки. Он предпочитает полную определенность и однозначность во всем и не хочет выбора. Верит в силу и непо­грешимость большинства, ибо это его спасает от личной ответ­ственности за себя и за свою жизнь. Принцип его жизни - не высовываться; у 20% ситуативно-негативное отношение - подростку более импонирует роль ведомого, нежели автора и распорядителя собственной жизни. Он ищет общества людей, чья духовная сила могла бы «прикрыть» его нерешительность и неуверенность в себе. Старается по возможности уйти от выбо­ра, при заметном внешнем давлении готов отказаться от личной свободы в пользу ощущения покоя и душевного комфорта.

hello_html_m643f7d9d.gif

Рис.4 Результаты диагностики личностного роста подростков контрольной группы.

  1. Характер отношений в семье 2. Характер отношений к Отечеству. 3. Характер отношений к Земле. 4. Характер отношений к миру. 5. Характер отношений к труду. 6. Характер отношений к культуре. 7. Характер отношений к знаниям. 8. Характер отношений к человеку как таковому. 9. Характер отношений к человеку как к Другому. 10. Храктер отношений к человеку как Иному (националь­ность, вера, культура). 11. Характер отношений к своему телесному Я. 12. Характер отношений к своему внутреннему миру, душев­ному Я. 13. Характер отношений к своему духовному Я



По рисунку 4 видно, что по первой шкале «Характер отношений в семье» у 45% испытуемых ситуативно-негативное отношение - отношение к семье у подростка, как правило, потребительское. Ему «должны» давать деньги на мелкие расходы и про­щать «мелкие» шалости. Если от родителей нужно что-то серь­езное, он добьется этого любыми путями - лестью, обманом, послушанием. Сам он, скорее всего, считает, что никому и ни­чем не обязан; у 40% баллов ситуативно-позитивное отношение - семья для подростка представляет определенную ценность, но сам факт наличия семьи, семейных традиций воспринимается им как естественный. Он принимает участие в семейных празд­никах, но без напоминания не всегда вспомнит о дне рождения кого-то из близких. Заботу родителей воспринимает как само
собой разумеющееся. Он предполагает, что семья, которую он
создаст в будущем, будет не слишком похожа на ту, в которой
он живет сейчас; у 15% устойчивое позитивное отношение - ценность семьи высоко значима для подростка. Он дорожит семейными традициями и устоями, помнит о мелочах, приятных кому-то из членов семьи. Семейные праздники всегда проходят при его участии и подготовке. В будущем он хочет создать сча­стливую семью. По второй шкале мы видим следующие результаты: у 50% испытуемых устойчиво – негативное отношение - можно предположить, что подростка отличает обывательское отношение к своей стране. Родина для него просто место, где он живет и которое легко можно поменять на любое другое. Все успехи - это его собственные успехи, а в неудачах виновата страна («Разве в этой стране...»). Может быть, он сам и не будет участвовать в осквернении памятников, но точно не осудит дру­гих, ведь память - это то, за что можно получить дивиденды; у 35% ситуативно-негативное отношение - подросток старается открыто не проявлять свое отношение к стране. К разговорам о ее «убогости» он в принцип равноду­шен. Он может «правильно» выступить на тему гражданственно­сти и патриотизма, но, в зависимости от ситуации, по-разному расставить акценты. Он может угадывать, что «патриотично» в
тот или иной момент, а что - нет. Ему кажется, что происходя­щее со страной и с ним самим имеет между собой мало общего; у 15% ситуативно-позитивное отношение - подросток переживает чувство Родины как чувство родного дома, деревни, города. Однако ему кажется, что-то, что проис­ходит в стране и на его «малой родине», имеет между собой мало общего. Он встает, когда звучит гимн, скорее, не по душевному порыву, а потому, что так принято. При необходимости он не откажется помочь ветеранам, хотя своей помощи может и не предложить. Третья шкала: у 45% устойчиво-негативное отношение - природа воспринимается подростком как предмет потребле­ния. Его отношение к лесу, животным, водоемам продиктовано потребностью в собственном комфорте, а если получится, то и выгодой для себя. Он способен причинить боль животному ради простой забавы, с насмешкой относится к тем, кто проявляет уважение к «братьям нашим меньшим»; у 35% ситуативно-негативное отношение - собственное мнение подростка об экологических проблемах зависит от конъюнктуры. Он предпочитает не обращать внима­ния на такие мелочи, как брошенный им мусор, подожженную урну. Ломая ветки в лесу, гоняя кошек и собак во дворе, он не задумывается о том, что делает. Тем более он не отреагирует, если то же самое сделают другие. Всех животных он делит на полезных и бесполезных, радующих его взгляд "и вызывающих
отвращение; у 20% ситуативно-позитивное отношение - подросток заботится о цветах и животных, но только о тех, которые принадлежат ему. Экологические проблемы восприни­маются им как объективно важные, но при этом независящие от него лично. Он не будет сорить в лесу, если это не делают дру­гие. Примет в месте со всеми участие в субботнике, но если есть возможность отказаться, то он ею, скорее всего, воспользуется. По четвертой шкале: у 55% ситуативно-позитивное отношение - подросток в целом разделяет идеи мира и ненасилия, но при этом считает, что в отдельных случаях применение силы оправ­дано. К проявлениям грубой силы он относится со смешанным чувством неприятия и страха. Подросток полагает, что в слож­ном современном мире надо всегда быть готовым к противо­стоянию, поэтому, к сожалению, нельзя обойтись без оружия.Он старается не идти на уступки потому, что не хочет показать­ся слабым в глазах окружающих; у 35% ситуативно-негативное отношение - подросток уверен, что мир можно поддерживать главным образом силой, угрозами, ультиматумами. Он рассматривает войну как один из способов разрешения конфликтов. По его мнению, сильный тот, кого боятся. Считает, что вокруг хватает потенциально враждебных людей игосударств. Вряд ли он сам будет инициатором насильственного деяния, но сыграть роль «второго плана», скорее всего, не откажется; у 10% устойчиво-негативное отношение - можно предположить, что для подростка не существует альтернативы – переговоры или военная операция. Война может быть для него ценностью, с ее помощью можно решить пробле­мы перенаселения и нехватки продуктов для всех. Он целиком и полностью на стороне силы, а все, кто пытается этому противо­стоять, для него «слабаки». Скорее всего, это касается и локаль­ных (класс, двор, школа), и крупных конфликтов, где от него пока ничего не зависит. По пятой шкале: у 55% ситуативно-негативное отношение - подросток, по возможности, переложит часть своей работы на другого. Если узнает, что кто-то из одноклассников работает после школы, то отреагирует, скорее всего, примерно так: «Тебе что, делать нечего?». В его представлении «грязная» работа удел людей «второго» сорта или тех, кто не сумел устроиться в жизни. Сам то он уж точно знает, что никогда за нее не возьмется; у 25% устойчиво-негативное отноше­ние - более-менее сложная работа вызывает у подростка отвращение. Он придумывает себе массу причин, по которым за нее не стоит браться. Он с удовольствием воспользуется плодами чужого труда, по возможности, выдавая их за свои. Между трудолюбием и жизненным благополучием для него нет никакой связи; у 20% ситуативно-позитивное отношение - скорее всего, только престижная работа вызывает уважение подростка. Хотя, если все окружающие заняты чем-то не пре­стижным (уборкой территории во время субботника), то он мо­жет поучаствовать «за компанию». Он поможет им в домашних делах, но его будет раздражать, что это занимает много времени. По шестой шкале мы имеем следующие результаты: у 55% устойчиво-негативное отношение - слово «культура» во всех своих формах вызывает у подрост­ка неприятие и рассматривается как проявление лживости
взрослого мира. Он знает, что представляют собой культурные
формы поведения, но в своей повседневности реализует их с
точностью до наоборот. Тактичность кажется ему проявлением
слабости, хамство и не цензурная брань, силы, «потягивание пивка» под аккомпанемент матерщины лучшим время пре­провождением. Памятники прошлого воспринимаются им, веро­ятнее всего, как обыкновенная старая рухлядь, поэтому он со­всем не против «скинуть их с парохода современности»; у 30% ситуативно-негативное отношение - культурные формы поведения рассматриваются подростком как нечто догматичное, идущее от мира взрослых, а потому об­ременяющее его повседневную жизнь. Он сторонник естествен­ного выражения своих мыслей, чувств, желаний и считает, что культурная огранка только помешает ему быть таким, какой он есть. Слово «культура» наверняка ассоциируется у него с теле­каналом «Культура» и навевает непреодолимую скуку. Вряд ли он способен на акт вандализма, но и осуждать вандалов сверст­ников, скорее всего не будет; у 15% ситуативно-позитивное – отношение подросток признает объективную ценность культурных форм поведения, но отнюдь не всегда руководствуется ими в своей повседневной жизни. Он наверняка хотел бы выглядеть «куль­турным» человеком, но не готов прикладывать ежедневные уси­лия к этому. Он находит оправдания эпизодическим проявлениям со своей стороны хамства («Я хамлю только в ответ»), не­ряшливости («Ну и пусть встречают по одежке, зато провожают по уму»), нецензурной брани («Сильные эмоции трудно выра­зить по другому») и т. п. Вандалы антипатичны ему. Седьмая шкала: у 60% устойчиво-негативное отношение - очевидно, потребность в получении знаний у подростка прак­тически отсутствует. Он откровенно презирает тех, кто учится, считает их «ботаниками» - людьми, живущими неполноценной жизнью. Он уверен, что уровень и качество его образования не окажут никакого влияния на его дальнейшую жизнь; у 25% испытуемых ситуативно-позитивное отношение - подросток может неплохо учиться, но по своей инициативе вряд ли будет долго копаться в книгах, чтобы найти значение непонятного ему термина или факта. В его картине миразнания и будущая карьера, конечно, связаны, но не прикладывать же для этого столько усилий!; у 15% ситуативно-негативное отношение - подросток никогда не спросит у взрослого, если ему что-то непонятно.

Откровенно не понимает, как по телевизору можно
смотреть научно-популярные программы. Знания носят для него
чисто утилитарный характер (выучил, ответил - значит, не на­
жил неприятностей). Восьмая шкала: у 50% устойчиво-негативное отношение - человек как ценность, скорее всего, пустой звук для подростка. Он склонен к проявлению жестокости в отношении других людей, презрительно относится к любым актам милосердия. «Слабаки» и «ненормальные», по его мнению, ухудшают нашу жизнь, тормозят рост благополучия, поэтому они должны быть полностью изолированы от общества. Наверняка считает, что справедливость, порядок, стабильность стоят того, чтобы ликвидировать психически больных, бомжей. Самое опасное, что он от слов может перейти к делу; у 40% ситуативно-негативное отношение - скорее всего, подросток склонен делить людей на нормаль­ных и ненормальных, К первым он относится вполне уважи­тельно, может даже быть милосердным к ним. Вторых же счита­ет «недочеловеками» и хотел бы как можно реже с ними сталки­ваться. Великой цели, по его мнению, нельзя добиться, не зама­рав рук. Принцип «лес рубят - щепки летят» вполне приемлем для него. При этом он одинаково не хочет быть ни «лесорубом», ни «щепкой», скорее, «сборщиком» или «вязальщиком дров»; у 10% ситуативно-позитивное отношение - ценность человека может быть и осмыслена подростком, но полноценно не прочувствованна. Он может продемонстрировать свой гуманизм, но в глубине души отдельные категории людей (например, психически больные люди, попрошайки, бомжи) представляются ему теми, кто мешает ощущать радость жизни. Подросток допускает смертную казнь за самые тяжкие преступ­ления. Когда на чашах весов оказываются торжество справедли­вости и «милость к падшим», он, скорее всего, выберет первое. По девятой шкале: у 65% устойчиво-негативное отношение - подросток сосредоточен исключительно на собственной персоне, искренне полагает себя «центром вселенной». Не то чтобы делать, но даже думать о других не входит в его планы. Во всем ищет выгоду, не очень-то это скрывая. Бескорыстие кажется ему несусветной глупость. Он склонен к злословию циничному отношению к тем, кто в чем-то нуждается, кому необходима помощь. Все нищие для него лентяи и лжецы. Гораздо больше, чем дарить, ему нравится принимать подарки, желательно дорогие и полезные; у 35% ситуативно-негативное отношение - подросток лишь изредка думает о потребностях и чувствах других людей. В большинстве своем это те, от кого он в той или иной степени зависит. Бескорыстие кажется ему расточительством, он предпочитает все делать с выгодой для себя, умело это маскируя Он уверен, что всякое доброе дело должно адекватно вознаграждаться, поэтому, прежде чем сделать что-либо доброе, не стесняется узнать, а «что ему за это будет». По десятой шкале: у 70% баллов устойчиво-негативное отношение - подросток сознательно отказывается признавать, принимать и понимать представителей иных культур. Он склонен характе­ризовать культурные отличия как девиантность, не желает при­знавать равные права на существование тех, кто имеет иной фи­зический облик или разделяет иные ценности. Зачастую он де­монстративно враждебен и презрителен к таким людям, жаждет «очистить» от них пространство собственной жизни. Подросток не испытывает ни малейшего желания взглянуть на те или иные жизненные ситуации с точки зрения другой культуры; у 30% ситуативно-негативное отношение - подросток на словах признает права других на культурные отличия, декларирует принцип равенства людей, но при этом испытывает личное неприятие отдельных социокультурных групп. Такой диссонанс между декларируемыми гуманистиче­скими принципами и реальным проявлением нетерпимости под­росток пытается оправдать ссылками на общественное мнение («Все так считают»), личный неудачный опыт взаимодействия с ними («Я встречал таких людей и уверен, что...»). Эта позиция основана на культуроцентризме, ксенофобии, презумпции вины другого. Отрицая такие вопиющие проявления интолерантности, как фашизм, геноцид, сегрегация, человек при этом может навешивать на людей других культур ярлыки «недостойных ува­жения», «опасных». По одиннадцатой шкале: у 35% устойчиво-негативное отношение - собственное здоровье, тем более здоровье окружающих, не представляет для подростка сколь - нибудь значимой ценности. Ему либо вовсе наплевать на свое физическое состояние, либо он ненавидит все то, что связано с его телесной жизнью. Забо­тящихся о своем здоровье он презирает. Свои вредные привыч­ки полагает делом абсолютно естественным и, может быть, даже гордится ими. При случае он не преминет высмеять все, что связано с темой здоровья, физической культуры и спорта; у 30% ситуативно-позитивное отношение - ценность здоровья значима для подростка. Объективно он понимает важность здорового образа жизни, но субъективно ставит его не слишком высоко. Здоровье для него - естественное состоя­ние, само собой разумеющаяся вещь, а не то, что требует специ­альных усилий. Пристрастие к вредным привычкам - извини­тельная слабость, а не проявление безволия. Возможно, в глуби­не души он полагает, что способен добиться жизненного успеха, не уделяя пристального внимания своей физической форме; у 25% ситуативно-негативное отношение - ценность здоровья невысока в сознании подростка. Размыш­ления и разговоры о здоровье и здоровом образе жизни он счи­тает пустой тратой времени, уделом пенсионеров. Ему хочется хорошо, по-спортивному выглядеть в глазах окружающих, но что-то делать для этого ему откровенно лень. Вредные привыч­ки не кажутся ему такими уж вредными, наоборот, в них есть некая приятность, шарм. Он, возможно, одобрительно усмех­нется, услышав фразу: - «Кто не курит и не пьет, тот здоровень­ким помрет»; у 10% устойчивое позитивное отношение - для подростка ценность здоровья является приоритетной. Он понимает, что такое здоровый образ жизни, сознательно культи­вирует его и связывает с ним свои дальнейшие жизненные успе­хи. Он способен противостоять попыткам вовлечь его в процесс употребления табака, алкоголя, наркотических веществ и стара­ется не допустить этого в отношении других. По двенадцатой шкале: у 45% ситуативно-негативное отношение - подросток принимает себя таким, какой он есть, лишь в от­дельные моменты своей повседневной жизни. Ему все время хочется «выпрыгнуть из своей шкуры», немедленно оказаться красивым, богатым и знаменитым. Его кумиры, как правило, именно такие. В глубине души он надеется на свою привлека­тельность для других, но уверен, что они в первую очередь ви­дят его недостатки. Одиночество одновременно и тягостно для него, и спасительно. В обществе сверстников он предпочитает быть на вторых ролях; у 40% устойчиво-негативное отношение - подросток не принимает себя, считает себя заурядным и не­достойным внимания других. Он ненавидит свое отражение в зеркале, свою речь, одежду и т. д. Любое изменение ситуации воспринимает как потенциально катастрофичное для него по последствиям. Оказавшись в одиночестве, начинает заниматься мазохистским самокопанием и самоедством. Собственная не­полноценность является его навязчивой идеей. Он испытывает чувство вины за то, что он вообще есть, которое в будущем мо­жет обернуться болезненным стремлением доминировать над окружающими; у 15% ситуативно-позитивное отношение - принимая себя в целом, подросток все же может испытывать неловкость по поводу некоторых своих особенностей. Он дума­ет о себе как о человеке, который симпатичен для других, но некий червь сомнения и неуверенности все-таки подтачивает его. Ему хотелось бы и сейчас, и в будущем застраховать себя от попадания в смешные положения и ситуации. Он несколько тя­готится уединенным положением и по возможности старается чем-либо (слушанием музыки, просмотром видеофильмов, ком­пьютерными играми) заместить его. По тринадцатой шкале: у 80% устойчиво-негативное отношение - подросток ощущает себя «пешкой» в окружающей его стихии жизни, заложником могущественных и неподвластных ему внешних сил. Он боится и избегает любого свободного дейст­вия. Ищет покровительства сильных мира сего и готов им дове­риться без оглядки. Он предпочитает полную определенность и однозначность во всем и не хочет выбора. Верит в силу и непо­грешимость большинства, ибо это его спасает от личной ответ­ственности за себя и за свою жизнь. Принцип его жизни - не высовываться; у 20% ситуативно-негативное отношение - подростку более импонирует роль ведомого, нежели автора и распорядителя собственной жизни. Он ищет общества людей, чья духовная сила могла бы «прикрыть» его нерешительность и неуверенность в себе. Старается по возможности уйти от выбо­ра, при заметном внешнем давлении готов отказаться от личной свободы в пользу ощущения покоя и душевного комфорта.

2.3. Анализ результатов эффективности психокоррекционной работы по преодолению правового нигилизма

В условиях современной действительности, изме­нения морально-нравственных и ценностных устано­вок общества возросло число подростков, склонных к асоциальному поведению, а вместе с ними и количе­ство правонарушений, совершаемых несовершенно­летними.

По всей России отмечается снижение возраста несовершеннолетних, состоящих на учете за совер­шенные противоправные действия. Причинами слу­жат и безнадзорность, склонность к правонаруше­ниям в связи с особенностями структуры психики, несформированность процессов торможения психи­ческих реакций на стрессовые ситуации, и безответ­ственность самого подростка за собственные по­ступки, которая оправдывается незнанием законов. Проблема профилактики отклоняющегося пове­дения школьников является одной из основных про­блем современного общества и школы в частности. Эта проблема интересует как педагогов, психологов и в первую очередь родителей. В связи с этим пред­лагаемый тренинг является актуальной разработкой для практических работников школы.

В основу тренинга включены разработки отече­ственных психологов и практических работников: Пет­ровой А. В., МаликовойТ. В., Михайлова Л. А., Соломи­на В. П., Шатрового О. В., Макартычевой Г. И., Клейберга Ю. А., ШипицынойЛ. М., Федосеенко Е. В., и др.

Подросткам был предложен тренинг по профилактике асоциального поведения с основами правовых знаний, разработанный Г.И. Макартычевой. В тренинг входит 10 занятий (Приложение), продолжитель­ностью 1 час, количество участвующих подростков 20 человек. Занятия проводятся в рам­ках психологической службы в школе два раза в неделю.

Анализ результатов контрольного этапа исследования.

По итогам проведенной работы были выявлены следующие результаты. В групповой работе удалось в той или иной мере затронуть проблемы каждого ребенка, участвовавшего в группе. Кроме того, обсудить и поработать над многими важными проблемами общения: умение слушать, принятие других такими, какие они есть, умение осознавать и выражать свои чувства и так далее. В значительной степени была развита способность к рефлексии каждого участника. Часть проблем, возникших в ходе работы была разрешена в процессе ведения группы.

Контрольная диагностика проводилась в контрольной и экспериментальной группах с использование методик:

  • методика диагностики склонности к отклоняющемуся поведению;




Методика «Склонность к отклоняющемуся поведению» (А.К Орел)

Рhello_html_m481bc1dc.gif
hello_html_m481bc1dc.gif
hello_html_m196f1d46.gif
езультаты итоговой диагностике склонности к отклоняющемуся поведению контрольной группы приведены на рисунке 7.

Рhello_html_m481bc1dc.gif
ис. 7 Результаты итоговой диагностики склонности к отклоняющемуся поведению контрольной группы

1. Шкала установки на социально – желательные ответы. 2. Шкала склонности к преодолению норм и правил. 3. Шкала склонности к аддитивному поведению. 4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению. 5. Шкала склонности к агрессии и насилию. 6.Шкала волевого контроля эмоциональных реакций. 7. Шкала склонности к деликвентному поведению.


Итоговые результаты диагностики склонности к отклоняющемуся поведению детей экспериментальной группы отражены на рисунке 8.



Рhello_html_m3f532be5.gif
ис. 8 Результаты итоговой диагностики склонности к отклоняющемуся поведению экспериментальной группы

1. Шкала установки на социально – желательные ответы. 2. Шкала склонности к преодолению норм и правил. 3. Шкала склонности к аддитивному поведению. 4. Шкала склонности к самоповреждающему и саморазрушающему поведению. 5. Шкала склонности к агрессии и насилию. 6.Шкала волевого контроля эмоциональных реакций. 7. Шкала склонности к деликвентному поведению.

Как видно из предложенных диаграмм можно сделать вывод, о положительной динамике склонности к отклоняющемуся поведению у подростков экспериментальной группы, что свидетельствует о эффективности проделанной психокоррекционной работы. Так из диаграммы изображенной на рисунке 7, видно что в контрольной группе по 3 и 6 шкалам результаты остались неизменными, что свидетельствует о том, что имеющаяся у школьников этапе, склонность к аддиктивному поведению не изменилась. Также как и дети проявляют волевой контроль своих эмоциональных реакций. Как и на констатирующем этапе, так и на контрольном этапе самый большой показатель у школьников представлен по шкале 5 (склонность к агрессивному поведению), этот показатель ниже чем на констатирующем этапе, но при этом выше по сравнению со всеми другими – 65%.

Сравнительные данные по результатам контрольного этапа исследования у школьников экспериментальной группы (рисунок 8), показывают положительную динамику по всем шкалам, так как произошло снижение показателей. Так наиболее значительные изменения зафиксированы по шкалам: 1 - шкала установки на социально – желательные ответы 25% (был 40%); по шкале 5. - Шкала склонности к агрессии и насилию 55% (было75%); по 7 шкале склонности к деликвентному поведению 10% (было25%). Также незначительные изменения зафиксированы по шкале склонность к аддиктивному поведению 10% (было15%).

Результаты повторной диагностики личностного роста подростков экспериментальной группы показаны на рисунках 9 и 10.

hello_html_m53029b69.gif

Рис. 9. Результаты экспериментальной группы на констатирующем этапе


hello_html_6be41d24.gif


Рис. 10. Результаты экспериментальной группы на контрольном этапе



  1. Характер отношений в семье 2. Характер отношений к Отечеству. 3. Характер отношений к Земле. 4. Характер отношений к миру. 5. Характер отношений к труду. 6. Характер отношений к культуре. 7. Характер отношений к знаниям. 8. Характер отношений к человеку как таковому. 9. Характер отношений к человеку как к Другому. 10. Характер отношений к человеку как Иному (националь­ность, вера, культура). 11. Характер отношений к своему телесному Я. 12. Характер отношений к своему внутреннему миру, душев­ному Я. 13. Характер отношений к своему духовному Я


Как видно из представленных рисунков 9 и 10, то видно, что у подростков экспериментальной группы, на констатирующем этапе наблюдалась тенденция ситуативно-негативного и устойчиво-негативного восприятия окружающих, своей семьи, законов, себя. То после проведенного тренинга наблюдается тенденция к устойчиво-позитивному и ситуативно-позитивному восприятию жизни, а если и наблюдаются школьники с негативным отношением, то это отношение носит ситуативный характер.

Так как видно из диаграмм по всем шкалам появилась тенденция к устойчиво-негативному и ситуативно-негативному отношению к окружающим, миру, себе, семье. Но при этом сохраняется тенденция устойчиво-негативного: 2. Характер отношений к Отечеству. 6. Характер отношений к культуре. 7. Характер отношений к знаниям. 9. Характер отношений к человеку как к Другому. Это отношение к родине, носящее чисто атрибутивное отношение, негативное отношение к другим людям.

При этом по шкалам: 1. - Характер отношений в семье 2. Характер отношений к Отечеству. 6. Характер отношений к культуре. 7. Характер отношений к знаниям. 11. Характер отношений к своему телесному Я. 12. Характер отношений к своему внутреннему миру, душев­ному Я. 13. Характер отношений к своему духовному Я. Это негативное отношение связано с семьей, с самим собой, но это отношение носит негативное отношение, обусловленное ситуацией.


В предложенных ниже рисунках отражены сравнительные показатели контрольной группы на констатирующем и контрольном этапе.


hello_html_m643f7d9d.gif

Рис. 11. Результаты контрольной группы на констатирующем этапе


hello_html_m6b6571ff.gif

Рисунок 12. Результаты контрольной группы на контрольном этапе.


1. Характер отношений в семье 2. Характер отношений к Отечеству. 3. Характер отношений к Земле. 4. Характер отношений к миру. 5. Характер отношений к труду. 6. Характер отношений к культуре. 7. Характер отношений к знаниям. 8. Характер отношений к человеку как таковому. 9. Характер отношений к человеку как к Другому. 10. Храктер отношений к человеку как Иному (националь­ность, вера, культура). 11. Характер отношений к своему телесному Я. 12. Характер отношений к своему внутреннему миру, душев­ному Я. 13. Характер отношений к своему духовному Я

В результате сравнительного исследования видно, что в контрольной группе наблюдается тенденция к устойчиво-позитивному и ситуативно-позитивному восприятию жизни, окружающих по шкалам: 1. Характер отношений в семье 2. Характер отношений к Отечеству. 3. Характер отношений к Земле. 4. Характер отношений к миру. 5. Характер отношений к труду. 6. Характер отношений к культуре. 11. Характер отношений к своему телесному Я. 12. Характер отношений к своему внутреннему миру, душев­ному Я.

То есть это свидетельствует о том, что у детей зафиксированы положительные результаты по шкалам отражающим морально-нравственные нормы, отношение к себе и к другим.


Устойчиво-негативное и ситуативно-негативное отношение зафиксировано по шкалам: 7. Характер отношений к знаниям. 8. Характер отношений к человеку как таковому. 9. Характер отношений к человеку как к Другому. 10. Характер отношений к человеку как Иному (националь­ность, вера, культура). 13. Характер отношений к своему духовному Я.

Ситуативно-негативное отношение наблюдается по отношение к шкалам, отражающим отношение к другим людям и к обществу в целом, но при этом устойчиво-негативное отношение к своему духовному Я.

Полученные результаты в экспериментальной группе, свидетельствуют об эффективности тренинга по профилактике отклоняющегося поведения с основами правовых знаний. Если на констатирующем этапе дети считали, что действия против них надо отвечать также, то после тренинга они поняли, что любое совершенное противоправное действие предполагает ответственность, и не только морально-нравственного характера, но и уголовного.

В результате проведенного исследования можно сделать выводы:

1. Третья часть опрошенных школьников живет по принципу беззакония, так как не знает законов и не верит в них, не осознает, что за любое противоправное действие необходимо отвечать, нести моральную и юридическую ответственность. Как правило, большинство опрошенных калькируют свое поведение с поведения родителей или взрослых. То есть взрослая часть населения, нарушающая правовые предписания, ведущая нигилистический образ жизни, вынуждает школьников к аналогичному типу поведения. Для трети школьников любое противоправное действие является ответной реакцией, на действия по отношению к ним, при этом они смогут или совершали подобные действия, именно с этой мотивацией. Это приводит к тому, что правопослушные граждане вынуждены жить в обществе, в котором не чувствуют себя в безопасности, не видят реальной защиты со стороны государства, что препятствует их правомерному сознанию и поведению. Самое печальное, что подростки не хотят нести ответственность за членов общества, друг перед другом и перед самим обществом.

2. 30% контрольной и 35 экспериментальной группы подросткам соответствует акцентуация характера эпилептоидного типа. Одной из главных черт данной акцентуации является следующее отношение к правилам и законам: когда правила и законы мешают им, это вызывает у них раздражение или для интересного и заманчивого дела всякие правила и законы можно обойти. Эпилептоидная акцентуация является почвой для острых аффективных реакций, ситуативно обусловленных нарушений поведения, ранней алкоголизации.

3. В целом по особенностям личностного мировоззрения можно сказать, что у школьников экспериментальной группы и контрольной группы были получены результаты сходные, с незначительной количественной разницей. Так можно сказать, что у подростков ситуативно-негативное отношение к семье, как правило, потребительское. Ему «должны» давать деньги на мелкие расходы и про­щать «мелкие» шалости. Если от родителей нужно что-то серь­езное, он добьется этого любыми путями - лестью, обманом, послушанием. Сам он, скорее всего, считает, что никому и ни­чем не обязан; к своей Родине у подростков устойчиво-негативное отношение их отличает обывательское отношение к своей стране. Родина для него просто место, где он живет и которое легко можно поменять на любое другое. Противоречивым можно назвать отношение подростка к миру, с одной стороны оно ситуативно-позитивное отношение, так как подросток в целом разделяет идеи мира и ненасилия, но при этом считает, что в отдельных случаях применение силы оправ­дано. К проявлениям грубой силы он относится со смешанным чувством неприятия и страха. Подросток полагает, что в слож­ном современном мире надо всегда быть готовым к противо­стоянию, поэтому, к сожалению, нельзя обойтись без оружия. В целом подростки принимают себя такими, какие они есть, лишь в от­дельные моменты своей повседневной жизни. Ему все время хочется «выпрыгнуть из своей шкуры», немедленно оказаться красивым, богатым и знаменитым.

4. В то же время по результатам констатирующего этапа эксперимента было отмечено, что склонность к преодолению норм и правил присутствует у 25% учащихся экспериментальной группы и 35% контрольной группы, их действия могут идти в разрез социальным нормам и правилам. Доминирующий вид отклоняющегося поведения у опрошенных (75% испытуемых экспериментальной группы и 85% испытуемых контрольной группы) склонность к агрессии и насилию во взаимодействии с другими людьми. Настораживает тот факт, что 25% учащихся экспериментальной группы и 30% учащихся контрольной группы склонны совершить противоправное (деликвентное) поведение.


























ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Правовой нигилизм в отрицательном аспекте представляет собой социальное явление, которому свойственна высокая степень деформирования правового сознания индивидов, характеризующаяся отрицанием права как социального блага, неуважением к нему, негативным отношением к правосудию и законности, нарушением правовых предписаний и запретов. В положительном контексте правовой нигилизм рассматривается нами как не характеризующееся отрицанием социальной ценности права и не приводящее к нарушениям действующих правовых запретов и предписаний скептическое отношение индивидов к тому сегменту (сегментам) существующей в социуме правовой системы, который объективно требует усовершенствования, и внесение в некоторых случаях необходимых предложений. Правовой нигилизм в отрицательном аспекте представляет собой» социальное явление, которому свойственна высокая степень деформирования правового сознания индивидов, характеризующаяся отрицанием права как социального блага, неуважением к нему, негативным отношением к правосудию и законности, нарушением правовых предписаний и запретов. В положительном контексте правовой нигилизм рассматривается нами как не характеризующееся отрицанием социальной ценности права и не приводящее к нарушениям действующих правовых запретов и предписаний скептическое отношение индивидов к тому сегменту (сегментам) существующей в социуме правовой системы, который объективно требует усовершенствования, и внесение в некоторых случаях необходимых предложений (законодательная инициатива).

В результате теоретического анализа психологической, юридической и философской литературы, нами было установлено, что правовой нигилизм на ряду с тем, что это отрицательное социальное явлений, в то же время, правовой нигилизм – это проявление девиантной формы поведения подростков. Истоки правового нигилизма лежат в семье как первом институте социализации детей и недостаточном правовом воспитании школьников, осуществляемом школой.

В целях профилактики и преодоления правового нигилизма в молодежной среде нами был проведен психологический тренинг по профилактике асоциального поведения с основами правовых знаний. В ходе непосредственного воздействия в процессе психологической работы со школьниками отмечается отрицательная динамика склонности к отклоняющемуся поведению. Следовательно, выдвинутая нами гипотеза подтвердилась.



ЛИТЕРАТУРА

  1. Абульханова - Славская К.А. Стратегия жизни. - М.: Мысль, 1991. - 299 с.

  2. Актуальные проблемы девиантного поведения: борьба с социальными болезнями. – М.: Просвещение, 1995. – 124 с.

  3. Алемаскин М.А. Причины и мотивы правонарушений подростков // Совместная деятельность школ, внешкольных учреждений и органов правопо­рядка по предупреждению правонарушений несовершеннолетних. - Ташкент; 1979.- с. 9.

  4. Ананьев Б.Г. О человеке как субъекте воспитания // Избранные психо­логические труды. Т. 2. - М.: Педагогика, 1980. - 287 с.

  5. Байярд Р., Байярд Дж. Ваш беспокойный подросток. Практическое руководство для отчаявшихся родителей. М.: Академический Проект, 2005. – 208с.

  6. Беличева С. А. Этот "опасный" возраст, - М.: Знание, 1982. - 94с.

  7. Беличева С.А. Основы перевнтивной психологии. – М.: РИЦК Социальное здоровье России, 1994. – 221 с.

  8. Блэкборн Р. Психология криминального поведения. -СПб.:Питер,2004.-496с.

  9. Боев И.В., Ахвердова О.А., Волоскова Н.Н. Клинико-психологические аспекты диагностики и профилактики отклоняющегося поведения у детей и подростков с органической недостаточностью мозга: Учебное пособие. - Ставрополь: Книжное изд-во, 2001.- 382 с.

  10. Болонина С.В. Правосознание молодежи: проблемы в условиях системного кризиса // Юрист — 1999. - № 10. - с.66-70.

  11. Васильев В.Л. Юридическая психология. - СПб.: Издательство «Питер», 2000. – 624 с.

  12. Венар Ч., Кериг П. Психопатология детского и подросткового возраста. СПб.: прйм-ЕВРОЗНАК, 2004. – 384с.

  13. Воспитание трудного ребенка: Дети с девиантным поведением: Учеб.-метод. пособие / Под ред. М.И. Рожкова. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2001. – 240 с.

  14. Гайнер М.Л. Правосознание подростков / Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Мак Артуров. — М.; Магистр, 1998.-87с.

  15. Гоголева А. В.Аддиктивное поведение и его профилактика. — 2-е изд., стер. — М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2003. — 240 с.

  16. Голубева Л.М. Нравственное воспитание как фактор предупреждения правонарушений несовершеннолетних. - Фрунзе: Мектеп, 1982. - 68 с.

  17. Голубева Л.М. Формирование правосознания несовершеннолетних. - Фрунзе: Мектеп, 1986. - 84 с.

  18. Гонеев А.Д. и др. Основы коррекционной педагогики: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. Заведений., М.: Академия, 2002. – 272 с.

  19. Еникеев М.П. Основы обшей и юридической психологии: Учебник для вузов. – М.: Юрист, 1996. - 613 с.

  20. Ершова И.А. Подготовка педагога к профилактике девиантного поведения детей и подростков в отечественной и зарубежном социально-педагогическом опыте. – Калининград, 2005 – 164 с.

  21. Змановская Е.В. Девиантология., М., Академия, 2004. – 288с.

  22. Игошев К.Е., Шмаров И.В. Социальные аспекты предупреждения правонарушений. – М.: Юрид. Лит., 1980. - 176 c.

  23. Ильин Е.П. Психология индивидуальных различий. СПб.: Питер, 2004. – 701 с.

  24. Каминер А. М., Майорова Е. А. Психолого-педагогические аспекты девиантного поведения подростков и молодёжи: Учебно-методическое пособие. – М.: АПК и ПРО, 2003. – 83 с.

  25. Кащенко В.П. Педагогическая коррекция: исправление недостатков характера у детей и подростков. – М.: Академия, 1999. – 301 с.

  26. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения. // Вопросы психологии. – 1998. - № 5. – С. 141-145.

  27. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения: Учеб. пособие для вузов. - М: Сфера, 2001. - 160 с.

  28. Клейберг Ю.А. Социальная работа и коррекция девиантного поведения подростков. – Кемерово: Логос, 1996. – 112 с.

  29. Клейберг Ю.А. Социальные нормы и отклонения. – 2-е изд. – М.: Вита-Пресс, 1997. – 140 с.

  30. Ковалева А.И. Социология личности: норма и отклонение. – М.: Просвещение, 1996. – 120 с.

  31. Кон И. С. Психология юношеского возраста. - М.: Просвещение, 1979. - 176с.

  32. Кондратенко В.Т, Девиантное поведение у подростков. - Минск: Беларусь, 1988. -206 с.

  33. Кондрашенко В.Т. Девиантное поведение у подростков: Диагностика. Профилактика. Коррекция. 2004. – 365.

  34. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. № 1300. от 17.12. 1997.- (в редакции Указа Президента Российской Федерации от 10. 01.7000 г. № 24) // Российская газета, 2000. 18 января.

  35. Корниенко Н. А. Правовое сознание - основа эмоционально нравственного развития личности // Формирование правовой системы России. - Новосибирск; Наука, 1997- 188 с.

  36. Корнилова Т.В. и др. Подростки групп риска. Питер, 2005. – 336с.

  37. Кочетов А. И. Перевоспитание подростка. - М.: Педагогика, 1972. - 120с.

  38. Крайг Г. Психология развития. - СПб.: Питер, 2000. - 992 с

  39. Кузнецов В.И. Психолого-педагогические условия формирования учащихся. – М.: Просвещение, 1990. – 200 с.

  40. Лаут Г.В. , Брак У.Б., Линдеркамп Ф. Коррекция поведения детей и подростков. М.: «Академия», 2005. – 224с.

  41. Личко А.Е. Патахарактерологический диагностический опросник для подростков и опыт его практического использования. – М.: НИИПП им. Бехтерова, 1976. – 96 с.

  42. Личко А.Е. Психопатия и акцентуации характера у подростков. – М.: ООО Апрель ПРЕСС, ЗАО изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. – 416 с.

  43. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. - М.: Медпресс, 2001. - 432 с.Наш проблемный подросток. – СПб.: Союз, 1998. – 144 с.

  44. Психология индивидуальных различий. Тексты / Под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М.: Изд-во МГУ, 1982. С. 288-318.

  45. Ранняя профилактика девиантного поведения детей и подростков / Под ред. А.Б. Фоминой. - М., 2003.

  46. Ратинов А.Р. Структура и функции правового сознания // Проблемы социологии права. Выпуск 1. / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А. Б. Чяпас, А.И. Долговой и др. - Вильнюс: 1970 - C.178-187.

  47. Раттер М. Помощь трудным детям. - М., 1987 – 424 с.

  48. Реан А.А. Практическая психодиагностика личности: Учеб. пособие. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. – 224 с.

  49. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога: Учеб. пособие: В 2 кн. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Гума-нит. изд. центр ВЛАДОС, 1999. — Кн. 1 - 384с

  50. Рудакова И.А., Ситникова О.С., Фальчевская Н.Ю. Девиантное поведение. РостовнаДону: "Феникс" – 2005 - 156 с.

  51. Румянцева Н.Н. Психологические особенности формирования правосознания подростков // Психологические проблемы выявления и коррек­ции отклоняющегося поведения школьников: Сб. науч. тр. / Редкол.: В.В. Барцалкина, Д.И. Фельдштейн, Т.В, Комарова. - М.: Издательство АПН СССР, 1990.- с.144-146.

  52. Словарь практического психолога / Сост. С.Ю. Головин. – Минск: Харвест, 1998. – 800 с.

  53. Социальные и личностные детерминанты отклоняющегося поведения / Барановский Н.А.; Науч. ред.: Бабосов Е.М. - Минск, 1993. - 142 c.

  54. Степанов В. Г. Психология трудных школьников: Учебное пособие. — М.: Издательский центр "Академия", 1996. — 320 с.

  55. Столяренко Л.Д. Педагогическая психология. Ростов н/Д.: «Феникс», 2004. – 544 с.

  56. Тагирова Г.С. Психолого-педагогическая коррекционная работа с трудными подростками. Педагогическое общество России., 2005. – 128 с.

  57. Теория государства и права - Пиголкин А.С., Головистикова А.Н., Дмитриев Ю.А., Саидов А.Х – М.,2006

  58. Ткаченко, В. Б. Российский правовой нигилизм :Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. -М.,2000.

  59. Федоров Г.Г. Трудный подросток – становление личности

  60. Фирсова Т.А., Ярушкин Н.Н. Правовая психология: Учебно-методическое пособие. – Самара, Изд. Сам ГПУ, 2003. – 230 с.

  61. Фурманов И.А. Психология детей с нарушениями поведения: пособие для психологов и педагогов. М.: ВЛАДОС, 2004. – 351с.

  62. Хрестоматия. Обучение и воспитание детей «группы риска» / Сост. В.М. Астапов, Ю.В. Микадзе. – М.: Ин-т. практич. психологии, 1996. – 224 с.

  63. Хухлаева О.В. Психология подростка. М.: «Академия», 2004. – 160с.

  64. Шнейдер Л.Б. Девиантное поведение детей и подростков Издательство: Академический проект, Гаудеамус. 2007. -336 с.

  65. Ярушкнн Н.Н. Правовая психология: Учебное пособие. - Самара: Издательство Сам ГПУ, 2000. - 130 с.








Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 22 ноября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru


Краткое описание документа:

Данная научно-исследовательская работа направлена на комплексное изучение проблемы преодоления правового нигилизма в молодежной среде. 
В работе представлены: 
- теоретический анализ многообразия понимания правового нигилизма в юридической и психологической науке 
- понятие и сущность правового нигилизма как девиантной формы общественного сознания 
- характеристика деструктивных факторов, воздействующих на правосознание российского общества 
- основные пути преодоления правового нигилизма в правосознании молодежи. 
В результате теоретического анализа психологической и юридической литературы, было установлено, что правовой нигилизм - это проявление девиантной формы поведения подростков. Истоки правового нигилизма лежат в семье как первом институте социализации детей и недостаточном правовом воспитании школьников, осуществляемом школой. 
В целях профилактики и преодоления правового нигилизма мы предложили тренинг по профилактике асоциального поведения с основами правовых знаний. В ходе непосредственного воздействия в процессе психологической работы со школьниками отмечается отрицательная динамика склонности к отклоняющемуся поведению.

Общая информация

Номер материала: 294015
Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>