Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / История / Научные работы / Научно -практическая работа "Холокост в годы войны"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • История

Научно -практическая работа "Холокост в годы войны"

библиотека
материалов






Научно -исследовательская работа на тему

«Холокост в годы Второй Мировой войны».




Выполнила:

Лупанова Екатерина Юрьевна

ученица 10 класса

МОУ «Иртышская СОШ»

Омской области, Омский район

п. Иртышский.

Руководитель:

Сулаева Светлана Николаевна

учитель истории,

I квалификационной категории.








г. Омск- 2013г


Содержание

Введение…………………………………………………………………….....3

Глава 1. Зарождение антисемитизма в Германии…………………………..6

    1. Взаимоотношения немецкого и еврейского народов на

протяжении веков……………………………………………………….....6

    1. Приход к власти национал-социалистической

партии Германии…………………………………………………………..10

Глава 2. Антисемитизм как официальная политическая

линия правительства нацистской Германии…………………………………15

2.1 Положение еврейского населения Германии

в конце 30-х - начале 40-х годов ХХ века…………………………………….15

2.2 Гетто. Рабочие и концентрационные лагеря.

Лагеря смерти…………………………………………………………...............17

2.3. Повседневная жизнь узников гетто…………………………….................22

Заключение…………………………………………………………………........33

Список используемой литературы…………………………………..................36

Ссылки на использованную литературу……………………………………….37















Введение

Холокост, является одной из наиболее яркой страницей Новейшей истории. Холокост — это трагедия, с которой пришлось столкнуться еврейскому народу. Несомненно, если бы война завершилась так, как это было изложено в плане «Барбаросса», то проблема Холокоста коснулась бы не только еврейского народа, но и в целом всех наций, которые не являлись потомками арийцев, а это значит более 65 % Евразийского континента, и более 78% населения мира. Изучая проблему Холокоста, можно проследить историю морального становления личности, деградации отдельных слоев населения и слепого фанатизма обезумевшей толпы. Углубляясь в историю этой проблемы, начинаешь видеть не только исторические факты и цифры, но и моральные и духовные качества личности. История холокоста, подобна роману с запутанным сюжетом, трагической кульминацией и суровой моралью. За те не полные десять лет, от истории создания первых гетто в Германии, до поражения Третьего Рейха во второй мировой войне, и, как следствие, прекращения гонения на евреев, нацистам удалось сделать то, что до них не смог сделать никто: почти на 70% в среднем уменьшить число еврейских общин и больше чем на 70% уничтожить еврейское население европейского континента. Им удалось превзойти по своей жестокости даже испанских колонистов, которые за несколько веков до этого прославились своей жестокостью, почти полностью уничтожив местное население Южной Америки.

Сразу же по окончании второй мировой войны в Германии возник военно-исторический ревизионизм. Идеологической задачей ревизионистов было стремление снять с нацистской Германии обвинение в агрессии и военных преступлениях. Также историки-ревизионисты пытались отрицать самый факт геноцида еврейского народа. В настоящее время голоса отрицателей холокоста как одного из крупнейших преступлений в истории человечества не умолкают, а ширятся.

Проблема данной работы заключается в том, чтобы доказать, что антисемитизм, имевший место на территории Германии еще во времена средневековья, достиг чудовищных размеров с приходом к власти национал-социалистов и обернулся трагедией для миллионов людей, переживших Холокост.

В мире действует множество могущественных сил, связанных с наследием национал-социализма, либо делающих ставку на разжигание межэтнических конфликтов, которым так или иначе выгодно занижать значимость геноцида еврейского народа. Часто в различных литературных источниках можно столкнуться либо с отрицанием самого факта холокоста, либо с опровержением данных о количестве жертв нацистского режима со стороны еврейского народа. Масса вопросов, касающихся холокоста, до сих пор остается малоизученной.

Актуальность работы заключается в стремлении показать истоки, ход и последствия антисемитизма в Германии во время нацистского режима. От повторения такого страшного явления как холокост не может быть застраховано ни одно многонациональное государство.

Объектом данной работы является антисемитизм, ставший официальной политической линией правительства нацистской Германии.

Предметом данной курсовой работы являются евреи, проживавшие на территории нацистской Германии и стран, оккупированных ею в ходе второй мировой войны.

Автор работы ставит цель - доказать, что холокост, имеющий предысторию и 12-летнюю историю, стал закономерным порождением феноменов фашизма, тоталитаризма и государственного террора, которые поразили Германию в начале ХХ века.

Задачи исследования:

1) Рассмотреть зарождение антисемитизма в Германии;

2) Определить политические и экономические предпосылки прихода к власти национал-социалистической партии Германии;

3) На примере холокоста рассмотреть политику нацистской Германии по отношению к евреям.

4) Исследовать повседневную жизнь узника гетто.

Гипотеза. Осознав крайнюю бесчеловечность и иррациональность системы идеологически обоснованных и тщательно спланированных нацистских преступлений, мировое сообщество придет к выводу о недопустимости возникновения таких явлений, как антисемитизм в современных цивилизованных странах с огромными культурными и духовными ценностями.

Методы исследования используемые в работе:

- изучение и анализ научной литературы;

- ознакомление с деятельностью Фонда «Холокост».

Материалы работы могут быть использованы при проведении лекций, семинаров, вечеров памяти, посвященных жертвам холокоста. В этом заключается практическая значимость работы.

В своем исследовании я придерживаюсь точки зрения людей, признающих существование такого явления как антисемитизм во время правления национал-социалистов в Германии. Изучив документальные источники, поняв и представив повседневность жизни узника, в голову приходит лишь одна мысль, которой, в общем, можно выразить сущность того времени: “Это было время, когда живые позавидовали мертвым, время, когда не оставалось никаках надежд и желаний, кроме надежды на спасение, время, когда прежний мир перестал существовать и настало время страха”.

Глава 1.

Зарождение антисемитизма в Германии

1.1 Взаимоотношения немецкого и еврейского народов на протяжении веков


Всякого мыслящего и чувствующего человека должен заинтересовать вопрос о причинах возникновения такого исторического явления, как антисемитизм, крайне важного, хотя бы вследствие своей многовековой давности.

«Антисемитизм - одна из форм национальной и религиозной нетерпимости, выражающаяся во враждебном отношении к евреям - от пренебрежительного отношения в быту, правовой дискриминации до геноцида, еврейских погромов и т. д.». [1]

Древние корни антисемитизма имели религиозный характер. Еще во времена Римской империи на евреев смотрели с подозрением, так как, придерживаясь строгого монотеизма, они были непримиримы по отношению к традиции обожествления императоров и сопутствующим праздничным церемониям. В некоторых провинциях империи подобное упорство вызывало антиеврейские восстания и погромы. Однако лишь с зарождением христианства такая яростная демонстрация враждебности к евреям стала привычным явлением в жизни Запада. На многие века евреи оказались за пределами своей исторической Родины. Можно предположить, что «одной из наиболее вероятных причин, вызывавших негативное отношение к евреям, была та особенность еврейского народа, благодаря которой он, не имея ни своей территории, ни своего языка и будучи разбросанными по всему миру, тем не менее (принимая живейшее участие в жизни новой родины и отнюдь ни от кого не обособляясь) оставался национально-государственным организмом». [2]

В Германии взрывы народного антисемитизма были распространенным явлением на протяжении всех средних веков и раннего Нового времени. Существовало широко распространенное мнение, что обычной практикой евреев в их религиозных обрядах являлись всяческие непристойные действия и ритуальные убийства. Люди верили, что евреи отравляют колодцы и совращают молодежь, а демонические способности позволяют им призывать на соседей-христиан землетрясения, бури и эпидемии. Вполне естественно, что в бедственные времена евреи становились жертвами разъяренной толпы. Это часто поощрялось Церковью, которая иногда облегчала мятежникам задачу опознания своих жертв, вынуждая евреев «носить отличительные детали в одежде (желтые метки или же рогатые шапочки, вошедшие в обычай в Бамберге XV столетия), христианскими купцами, завидовавшими своим еврейским конкурентам, или людьми, желавшими освободиться от долговых обязательств перед евреями-ростовщиками». [3]

Те, кто не был лишен реализма, понимали, что евреи, как правило, стимулируют экономическую жизнь и приносят процветание районам своего заселения. Во многих частях Германии еврейские торговцы пользовались покровительством императора или местных правителей. Но в различных землях дарованные им права были неоднозначны и ограничивались во времени, вечно завися от стечения обстоятельств и прихоти членов местных городских советов.

Не улучшается положение евреев и в эпоху Реформации. Вызванное ею брожение умов и религиозные войны привели к новым изгнаниям, преследованиям и антиеврейским эксцессам. Во второй половине XVI века в городах Италии, а затем и в других странах Европы, евреи были заключены в особые кварталы - гетто.

На рубеже XVII - XVIII веков религиозное влияние в Европе ослабевает, и большинство государств снимает антиеврейские ограничения. Процесс эмансипации евреев в Европе, основанный на принципе полного равноправия всех граждан в государстве, приводит к успешному участию евреев в экономической, культурной и политической жизни европейских стран. Однако, отталкивающий образ еврея, подспудно таившийся в подсознании европейцев, рано или поздно должен был дать о себе знать.

Бурный рост капитализма усилил социальные противоречия в Европе. Быстрые успехи евреев на всех поприщах общественной и промышленной деятельности породили зависть и беспокойство в тех классах христианского общества, которые еще не освободились от идеи социального неравенства. «В последней четверти XIХ века в Европе началось новое движение против евреев, на этот раз получившее официальное определение «антисемитизм». По сути данное движение являло собой попытку воскресить старую средневековую юдофобию (нем. Jude - еврей; прим. автора) в новой форме, дополненной расистской теорией». [4]

Одну из политических теорий, использованных антисемитами, представляет так называемый социальный дарвинизм, уподоблявший общественные отношения борьбе в животном мире, где сильные побеждают в процессе естественного отбора. Научные открытия этого периода времени (в биологии, антропологии и языкознании) были использованы рядом политиков, философов и общественных деятелей для доказательств преимущества одной расы над другими и необходимости борьбы за существование. В конечном итоге, социальный дарвинизм выродился в расизм. По мнению большинства создателей теории расизма, раса (блондинов), стоящая на высшей ступени развития человечества, обладает исключительно положительными качествами характера и всеми моральными достоинствами, а также творческим потенциалом. Для обозначения представителя высшей расы в научный оборот было введено понятие «ариец». Народы, говорившие на индоевропейских языках, стали относить к «арийской группе». Несколько позднее сформировалось понятие «семитские языки», куда был включен и иврит. Однако искусственное разделение народов по расово-биологическим признакам не всегда основывалось на выработанных сторонниками расизма критериях. Так, голубоглазые евреи-блондины неизменно причислялись к «семитам», а темноволосые немцы всегда оставались чистокровными «арийцами».

С конца 70-х годов XIХ века в Германии появляются антисемитские партии, ставящие целью отмену эмансипации и требующие юридической и общественной изоляции евреев. Политические аспекты антисемитизма подчеркивал немецкий журналист Вильгельм Марр, который, очевидно, первым ввел в употребление термин «антисемитизм» и назвал группу своих приверженцев «антисемитской лигой». «В 1879 году придворный проповедник Вильгельма I Адольф Штеккер превратил свою христианско-социалистическую партию в явно антисемитскую. Эта партия достигла значительного влияния: она имела своих представителей в германском парламенте, издавала свои газеты, рассылала всюду агентов для возбуждения населения против евреев». [5]

Также распространению этого новоявленного антисемитизма способствовала прямота, с которой известные и влиятельные люди, такие как: Е. Дюринг, Г. Тречке, П. Лагард, В. Марр и другие, высказывали свои сомнения по поводу евреев. «В их лекциях, статьях и памфлетах евреи больше не обвинялись в том, что они не немцы, поскольку отказываются принять христианство, но изображались по самой природе своей инородными элементами в немецком обществе, разносчиками заразы, подрывающей жизненные силы Германии». [6]

Конечно, верно, что эти философы - теоретики расизма не были известны большинству немцев, и неистовство нападок на евреев порой отталкивало обывателей. Но то, что антисемиты желали поведать, нередко излагалось с использованием псевдонаучной терминологии и приукрашивалось случайными цитатами из трудов по антропологии, биологии, психологии и теологии, а следовательно, имело определенное значение, ибо производило впечатление на легковерных слушателей и подкрепляло потаенное или подсознательное предубеждение против евреев. Значительную поддержку расисты получили от Рихарда Вагнера, человека, чьи идеи и музыка оказывали на поколение перед первой мировой войной влияние, которое трудно переоценить. В беспокойстве Вагнера, которое он выразил в нападках на евреев, как врагов немецкой культуры, сочетались скрытое восхищение народом, пережившем столетия притеснений, и серьезные сомнения касательно способности его собственного народа сохранить индивидуальность в условиях свободной конкуренции. Фамильное сходство двух народов: «немецкого и еврейского, поразительно и наглядно проступает в их трудолюбии, бережливости и экономности, упорстве, истой религиозности, в том, какое серьезное значение они придают семье, их общем уважении к начертанному слову, что сделало евреев библейским народом, а немцев превратило в «das Volk der Dichter und Denker» (нем. «народ поэтов и мыслителей» - прим. Автора)». [7] К тому же, немцы и евреи схожи по природе своих интеллектуальных притязаний, отказываясь ограничиваться прагматическими и утилитарными целями, но разделяя амбиции Фауста, «желавшего постигнуть секреты мироздания и решить загадку взаимоотношений человека с Богом - стремления, в равной степени присущие таким немецким метафизикам, как Кант, Гегель, Шеллинг, и еврейским каббалистам. Отчего же не сбылось предсказание Генриха Гейне о том, что немцы и евреи, две нравственные нации, как он называл их, создадут в Германии новый Иерусалим, «родину философии, отчизну пророков и цитадель чистой духовности?» Как показывает история, сходство между двумя народами привело не к интеграции, а уничтожению евреев их же согражданами». [8]

Возможно, ответ на вопрос о немецком антисемитизме, как и на многие другие вопросы, следует искать в запоздалом становлении государственности в Германии и особенно в неудаче Просвещения. Экономические преобразования в Германии конца XIX - начала ХХ века имели драматический характер, и скорые темпы процесса индустриализации породили болезненные социальные сдвиги, включая и личную трагедию многих людей.


1.2 Приход к власти национал-социалистической партии Германии


Тяжелым испытанием для Германии стал опыт первой мировой войны в начале XХ века. Трудно переоценить катастрофические последствия инфляционного кризиса 1923 года, когда один американский доллар был эквивалентен 40 миллиардам марок, а кружка пива, за которую в 1913 году платили 13 пфеннигов, стоила 150 миллионов марок. И не успела Германия кое-как оправиться от этого стресса, как последовал грандиозный кризис 1929-1933 годов.

После окончания первой мировой войны ничто не выглядело столь непререкаемым как победа демократической идеи. Момент, когда уже казалось, что демократия получает свое историческое воплощение, стал одновременно и началом ее кризиса. Для Германии идея революции оказалась чуждой и противоречащей немецкому пониманию государства. Между тем, никто не предполагал, что национал-социализм не только бросит вызов мощным, высокоорганизованным массовым марксистским партиям, но даже обойдет их. «30 января 1933 года произошла смена правительства. Назначение Адольфа Гитлера канцлером было несравнимо с формированием кабинетов прошлых лет. Национал-социалисты не скрывали своей решимости захватить всю полноту власти. В ходе плебисцита, проводившегося в том же году, немцы проголосовали за выход страны из Лиги Наций и вместо политики уступок выбрали политику мужества и чести». [9] По сравнению с прочими родственными системами национал-социализм стал самой радикальной и безоговорочной формой проявления фашизма. Превосходство фашизма по отношению ко многим его конкурентам объясняется тем, что он острее осознавал суть кризиса времени, чьим симптомом был и он сам. Все другие партии приветствовали процесс индустриализации и эмансипации, в то время как фашизм со всей очевидностью разделял страхи людей и пытался заглушить эти страхи, превращая их бурное действо и драматизм, и привнося в прозаические, скупые будни магию романтических ритуалов - факельные шествия, штандарты, черепа со скрещенными костями, боевые призывы и возгласы «хайль», идею «величественной смерти». Причина не в агрессивной злобе немецкой нации, стремившейся перевернуть ситуацию в мире. Для страны, привыкшей к упорядоченному существованию, послевоенные потрясения были особенно мучительны, Германия стала колоссальным резервуаром недовольства, разочарования и страха.

В атмосфере всеобщего ожесточения, экстремизма социально-политической и духовной жизни следовало ожидать появление вождя новой формации. Гитлер явился порождением эпохи, которая оказалась антрактом между двумя мировыми войнами и была неразрывно связана с ними. За исключением короткой передышки в 1924-1925 годах мир содрогался в политических, экономических потрясениях и войн. «Век мировых войн и революций», «эра тоталитаризма» «время диктаторов», «эпоха европейской гражданской войны» - таков весьма неполный перечень определений эпохи, охватывавшей большую половину прошлого столетия. Только в Германии фашистский тоталитаризм достиг радикальной стадии благодаря как своему фюреру, так и массовому базису, служившему Гитлеру своего рода аккумулятором экстремистской энергии и вместе с тем получавшему от него еще более сильный ответный импульс. Ни одно гуманное чувство не разгладило на физиономии нацистского режима то выражение концентрированной жестокости и исполнительности, которое выделило его среди фашистских движений других стран и сделало единственным в своем роде. Уже опыт ранних лет помог Гитлеру узнать то всеподавляющее чувство страха, которое сформирует в дальнейшем всю систему его мыслей и чувств. «Он был охвачен страхом перед чужим засильем, перед «нашествием подобных саранче русских и польских евреев», перед «превращением немецкого человека в негра», перед «изгнанием немца из Германии» и, наконец, перед «полным истреблением» последнего. Но беспокойство у него вызывали также и американская техника, и цифры растущей рождаемости у славян, и крупные города, и «столь же безудержная, сколь и вредная индустриализация», и «коммерциализация нации», и анонимные акционерные общества, и «трясина культуры удовольствий в крупных городах», равно как и современное искусство, стремящееся голубыми лугами и зелеными небесами «убить душу народа». Куда бы он ни взглянул, он всюду открывал «явления разложения медленно догнивающего мира». [10]

Что объединяло Гитлера с ведущими фашистскими деятелями других стран, так это решимость, с которой они стремились противостоять этому процессу. А выделяла его та маниакальная исключительность, с которой он сводил все элементы когда-либо испытанного страха к одному-единственному их виновнику - в фокусе его доведенной до исполинских размеров концентрации страха стояла фигура еврея. Антисемитизм пронизывал нацистскую пропаганду на всех ее уровнях, им был пропитан весь пропагандистский аппарат и любое из средств массовой информации. И так оставалось даже после того, как нацисты «эвакуировали» миллионы евреев на Восток. Ведь если вражеская коалиция существовала в виде заговора, то верховным заговорщиком должен быть, конечно же, еврей. Евреи объявлялись виновными в нищете Германии, в ее поражениях. С приходом Гитлера к власти основы расовой теории были возведены в степень законов и антисемитизм стал официальной политической линией правительства Германии. Весной 1941 года в выступлениях перед военачальниками Гитлер неоднократно подчеркивал, что война с СССР будет «войной идеологии», целью которой явится уничтожение «низших рас». В приказе по 11-й армии от 20 ноября 1941 года, доведенном до офицеров полкового и батальонного уровней, говорилось: «Еврейско-большевистская система должна быть уничтожена раз и навсегда. Задача немецкого солдата - быть носителем национальной идеи мстителем за все жестокости, причиненные ему и немецкому народу. В приказе безоговорочно оправдывался геноцид по отношению к еврейскому населению: «Каждый солдат должен проникнуться необходимостью беспощадно мстить евреям - идеологическим носителям большевистского террора». [11]

Доходили ли обращения такого рода до рядового солдата? Призванные в вермахт немцы еще будучи гражданскими лицами подвергались ежедневной «обработке сознания» ведомством рейхсминистра образования и пропаганды д-ра И. Геббельса. В языке Третьего рейха по отношению к евреям активно употреблялись устрашающие слова, с целью не только отвращать немецкий народ от общения с ними, но и сделать из евреев недочеловеков, решивших замутить чистоту немецкой расы. «В ходу были прозвища вроде Judenknecht (нем. «еврейский лакей» - прим. автора), Judenhure (нем. «еврейская шлюха» - прим. автора), Volksverrater (нем. «предатель народа» - прим. автора). Антисемитизм занимал главное место во внешнеполитической концепции Гитлера и в дипломатических отношениях нацисткой Германии с другими государствами. В своем исследовании антисемитизма в Германии, Австрии Петер Пульцер отмечал, «что между антисемитизмом до- и послевоенного периодов не существовало принципиальных различий. Каждый довод, приводившийся национал-социалистическими ораторами против евреев, использовался и до 1914 года, единственная разница состояла в том, что нацисты обладали силой убеждения и превратили эти доводы в программу действий. В конечном итоге, концепция холокоста зарождалась еще в 80-х годах XIX века. Для того чтоб претворить ее в реальность, не хватало лишь демонической воли Гитлера». [12]


Глава 2.

Антисемитизм как официальная политическая линия правительства нацистской Германии


2.1 Положение еврейского населения Германии в конце 30-х - начале 40-х годов ХХ века


1 апреля 1933 года нацисты провели бойкот еврейских магазинов и товаров, который не принес результатов. В 1934 - 1935 годах Гитлер реализовал одно из своих основных программных положений: преследование евреев должно носить не стихийный характер, а основываться на законодательной базе. Первоначально евреи получили статус «неарийцев» и были изгнаны с государственной службы. Одно из главных направлений преследований еврейского населения на тот момент коснулось их личных прав. Были сначала ограничены, а затем категорически запрещены не только браки, но и личные отношения евреев с «арийцами». Знаменитые антиеврейские законы были приняты в 1935 году в Нюрнберге на съезде нацистской партии. Было дано официальное определение, что «евреем является внук, как минимум, 3-х еврейских дедушек и бабушек из 4-х. Евреем считался и внук 2-х предков из 4-х, если он состоял в браке с евреем (еврейкой); исповедовал иудаизм; обладал ярко выраженной еврейской внешностью. Евреи были лишены гражданства рейха». [13]

Антиеврейская пропаганда несколько стихла в период проведения в Берлине в 1936 г. Олимпийских игр.

«В середине 1938 г. было принято решение о депортации 17000 человек, въехавших в Германию после 1918г. Сын одного из депортированных застрелил немецкого дипломата в Париже. Спустя несколько дней в ночь с 9 на 10 ноября 1938 года по всей Германии и Австрии прокатились антиеврейские погромы. После так называемой «Хрустальной ночи» началась принудительная «ариизация» еврейских предприятий: она был замаскирована под «добровольную» передачу евреями своей собственности немецким предпринимателям». [14] В начале 1939 г. власти начали поиск путей для насильственной депортации евреев рейха. В условиях диктатуры и террора, которые царили в гитлеровской Германии, любые протесты были безрезультатны. В начале 1939 г. Гитлер поручил «ответственному за 4-летний план» Герману Герингу подготовить меры к выселению евреев Германии. Начало Второй мировой войны не только увеличило их количество (после присоединения к Германии западной Польши), но и осложнило пути для легальной эмиграции. До 1938 г. антиеврейские мероприятия не затрагивали права на собственность. Государство поощряло деятельность сионистских организаций и формально не препятствовало эмиграции в Палестину. «В 1940 - начале 1941 года нацисты разрабатывают несколько вариантов решения еврейского вопроса: предлагают Кремлю принять евреев рейха в СССР, инициируют планы «Мадагаскар» (переселение всех евреев на этот остров у берегов юго-восточной Африки) и «Люблин» (создание еврейской резервации в оккупированной нацистами части Польши, получившей название «Генерал-губернаторство»)». [15]

Таким образом, руководители Германии не планировали физически уничтожить весь еврейский народ, а поспешно искали пути избавления от евреев. Однако, все эти проекты не были реализованы.

Массовые убийства евреев, вопреки распространенному мнению, начались не в России после 22 июня 1941 г., но значительно раньше в Польше в 1939-1940 годах и в Сербии весной 1941 года. В Польше проходила массированная подготовка как к будущей «молниеносной войне» против СССР, так и к физической ликвидации групп населения, названных «враждебными в расовом отношении». Именно на территории Польши, а не Советского Союза, как было принято считать ранее, началось осуществление германской политики физического уничтожения населения, обращения людей в рабство, абсолютного пренебрежения к человеческому достоинству и международному праву. Части вермахта еще не участвовали непосредственно в массовых убийствах гражданского населения, но военное командование не требовало осуществления оккупационной политики, отвечавшей международным нормам. Вермахт был в состоянии выступить против преступлений СС: полицейские подразделения находились в юрисдикции военных трибуналов. Но никаких протестов не было. Уже в Польше вермахт утратил право претендовать на то, чтобы считать германских солдат не виновными в преступлениях против человечности.

«20 января 1942 года в пригороде Берлина прошло одно из самых известных совещаний периода Второй мировой войны. Оно целиком посвящалось уничтожению целого народа – «окончательному решению еврейского вопроса». [16] Впоследствии это заседание получило название «Ванзейская конференция». Протокол совещания фигурировал на Нюрнбергском процессе как одно из важнейших доказательств в разделе «Преследование евреев». Нередко это совещание характеризуют как «выработавшее план» уничтожения европейских евреев. Нацисты использовали в своей терминологии понятие «всеобщее» и «окончательное решение еврейского вопроса». Под первым они понимали полное изгнание евреев из Германии. В протоколе совещания содержится ссылка на «предварительное согласие фюрера» осуществить «эвакуацию» евреев Европы на Восток (т. е. перемещение их в лагеря уничтожения). [17] Под вторым понятием подразумевалось поголовное уничтожение еврейского народа.


2.2 Гетто. Рабочие и концентрационные лагеря. Лагеря смерти


«Холокост (от древнегреч. «holokaustos» - всесожжение; уничтожение огнем; жертвоприношение) - гибель значительной части еврейского населения Европы ( около 6 млн. ) в ходе систематического преследования и уничтожения его нацистами и их пособниками в Германии и на захваченных ею территориях на протяжении 12 лет гитлеровской диктатуры. В еврейской литературе эта гекатомба обозначается библейским понятием Шоа (катастрофа, великая беда) или же аналогичным арамейским понятием Хурбан». [18]


Изоляция евреев от остального населения занимала особое место в комплексе антиеврейских мероприятий оккупационных властей. Оккупанты использовали различные варианты мест принудительного содержания: пребывание евреев в том или ином населенном пункте в течение определенного времени после оккупации и до расстрела; наличие «открытого» и «закрытого» гетто; места принудительного содержания евреев перед расстрелом; транзитные гетто; рабочие и концентрационные лагеря. По своей структуре, органам управления, степени вовлеченности в военную экономику оккупационных властей они значительно отличались друг от друга.

Гетто создавались прежде всего в городах, районных центрах, местечках вблизи железных дорог, куда сгонялось население из ближайших населенных пунктов. Самым крупным было Варшавское гетто, где на 3% городской территории оказалась четверть жителей бывшей столицы Польши - 500.000 человек. Можно выделить следующие «минимальные признаки» гетто: переселение еврейского населения в специальный квартал (помещение) и (или) отделение его от окружающих; изоляция путем ношения опознавательных знаков; ограничение передвижения или полная изоляция с использованием ограждения и охраны; создание органов руководства общиной; привлечение к принудительному труду через еврейские советы или старост; продолжительность проживания в месте принудительного содержания. Все гетто условно можно разделить на два основных типа: «открытое» и «закрытое». «Первый из них (без физической изоляции евреев в охраняемый квартал или помещение) носил временный характер - до уничтожения либо переселения в «закрытое» гетто, депортации, отправки в рабочие лагеря. Узники «открытого» гетто чаще всего оставались в своих домах или квартирах, где проживали вместе с семьями. В некоторых случаях они переселялись в неогороженную и неохраняемую часть населенного пункта. Обязательным признаком такого гетто являлось создание юденрата либо назначение (выборы) старосты». [19]


Первым из мероприятий оккупационных властей, сразу показывающим особый статус еврейского населения, являлась отдельная регистрация и идентификация евреев. Эти меры не были унифицированы, они отличались в зависимости от зоны оккупации и органа управления данной территорией. «Еврейские списки» жителей составляли работники домоуправлений. Также были установлены разные возрастные границы для регистрации. «Обычно при первичной регистрации населения она совпадала с возрастом трудовой повинности для евреев, т. е. с 14 лет. Указание на национальность у евреев выносилось на обложку удостоверения личности (это могла быть первая буква слова «jude» («еврей» - прим. автора) на немецком или слова «жид» по-русски). Второй важной мерой по идентификации и обособлению евреев от остальных групп населения являлся приказ об обязательном ношении ими специальных опознавательных знаков. Эта мера имела огромное моральное значение, наглядно свидетельствуя о переходе евреев на положение изгоев. Желтые звезды (как правило, шестиконечные) или круг (его называли «лата») являлись двумя основными формами опознавательных знаков, нашивавшихся на одежду. Типичной также была нарукавная повязка белого цвета с вышитой голубой шестиконечной звездой или надписью на немецком языке «jude». [20]

С первых дней оккупации евреи были ограничены в передвижении. В некоторых городах для них был установлен особый комендантский час, евреям под угрозой смерти запрещалось появляться в определенных кварталах, для них было ограничено или установлено неудобное время покупок на рынке. Узники не имели права пользоваться общественным транспортом. После создания гетто они могли появляться на улице лишь в трудовых колоннах. В ходе переселения в гетто создавались естественные предпосылки для ограбления переселенцев и потери ими значительной части имущества. Евреям разрешалось иметь лишь минимум вещей и денежных средств из расчета на 1 месяц вперед. С начала оккупации и вплоть до акций физического истребления шло систематическое ограбление еврейского населения в виде многочисленных контрибуций, налогов и штрафов. Их имущество (дома, земля, ценности) с первых дней оккупации подлежало «ариизации».

Внешним признаком «закрытого» гетто становилось его ограждение колючей проволокой, кирпичной стеной или глухим деревянным забором. Оно возводилось силами узников и за их счет. Вход и выход из гетто могли быть осуществлены только через один или несколько пропускных пунктов, которые охранялись с внешней и внутренней стороны. Создание гетто такого типа означало полную физическую изоляцию еврейского населения. Оно отличалось от рабочего или концентрационного лагеря прежде всего возможностью проживания с семьей и наличием части личного имущества. Для оккупационных властей решающими факторами при создании «закрытых» гетто были задачи поэтапного осуществления «окончательного решения» и максимально эффективной эксплуатации рабского труда узников.

Транзитные гетто для евреев, перемещаемых в Транснистрию (территориальная единица, созданная румынскими оккупантами между Южным Бугом и Днестром) или в лагеря уничтожения на территории Польши, располагались за пределами населенных пунктов. Они получили большое распространение на территории румынской зоны оккупации. Узники не привлекались к работам. Обычно евреи находились в таких гетто очень короткий промежуток времени - для ночлега и отдыха охраны.hello_html_m22190d9.jpg

«Рабочими или трудовыми лагерями оккупанты называли места временного содержания евреев при проведении длительных принудительных работ внутри или вне того или иного населенного пункта, а также места концентрации еврейского населения, используемого на сельскохозяйственных работах. Они возникали в период существования гетто и продолжали действовать после их ликвидации.» [21]


В рабочие лагеря забирали молодых и здоровых мужчин и женщин. Потребность в рабочей силе ввиду большой смертности узников от непосильного труда и ужасных условий содержания была весьма велика. Поэтому нацисты нередко проводили в гетто внезапные облавы, в ходе которых арестовывались и направлялись в трудовые лагеря даже квалифицированные специалисты, занятые на производстве. Режим и условия существования узников рабочих лагерей вполне сопоставимы с условиями и режимом концлагерей или лагерей военнопленных. Численность заключенных в рабочих лагерях не была постоянной и колебалась от нескольких десятков до нескольких тысяч человек.

В концлагерях изоляция от внешнего мира была полная. Охрана стояла на сторожевых вышках с пулеметами. Основные рабочие производства были сосредоточены в самом лагере. Выход же на работы за его пределами проводился только под охраной конвоя. Большинство концлагерей находилось в лесах, на заболоченных участках. Узники выполняли самые тяжелые физические работы: «корчевка леса, прокладка железных дорог, работа в сланцевых шахтах, строительство железобетонных бункеров и укреплений. Женщины должны были выполнять такую же непосильную физическую работу, как и мужчины. Тысячи людей умирали от голода, эпидемий и невыносимой физической работы». [22]

Помимо евреев, там работали советские военнопленные и заключенные других национальностей. С учетом 15-часового рабочего дня, постоянных издевательств и избиений эсэсовцами, теснота и холода выжить в таком лагере было чрезвычайно сложно. Смертность узников концлагерей была значительно выше, чем в гетто. Скрыться из него или подготовить вооруженное сопротивление также было сложнее, чем в гетто. Эти концлагеря были ликвидированы нацистами буквально накануне вступления в них советских войск в сентябре 1944 г. Узники, по мере приближения фронта, частично были уничтожены, а частично перевезены на территорию рейха.

В 1941-1942 гг. в Польше были созданы 6 лагерей смерти для уничтожения евреев - Хелмно, Белжец, Собибор, Треблинка, Майданек, Освенцим. Только в Освенциме (Аушвице) было убито более 1 миллиона евреев. Он был впервые опробован на советских военнопленных. Врачи Освенцима проводили селекцию и опыты над обреченными. Узников уничтожали вплоть до середины января 1945г.

Воздухонепроницаемые фургоны с выведенными внутрь выхлопными газами использовались в лагере смерти Хелмно (здесь уничтожили 300.000 евреев). Он начал действовать уже в декабре 1941 г.

Лагерь смерти Белжец функционировал с марта по декабрь 1942 г. Здесь погибло около 600.000 евреев.

В Треблинке до августа 1943 г. нацисты уничтожили 870.000 евреев.

В октябре 1943 г. (после восстания и побега узников) прекратил существование лагерь смерти Собибор, в котором погибли 250.000 евреев.

Сотни тысяч евреев были уничтожены в Майданеке под Люблином.

На всём протяжении многовековой еврейской истории никогда антисемитизм не принимал столь чудовищных размеров и таких звериных форм, как в период нацистского владычества.


2.3. Повседневная жизнь узников гетто


Сохранившиеся документы и воспоминания позволяют реконструировать модель жизни в гетто.

«Помимо евреев данного населенного пункта, в гетто помещались так же евреи из соседних населенных пунктов, а так же смешенные семьи, где только один из супругов был евреем. Все это приводило к тому, что теснота в гетто была невыносимая. На каждого жителя приходилось по 1,5 кв. м, и это при условии, что дети не принимались в расчет». [23]

Из воспоминаний узницы Ковенского гетто:

«На пришлось разместится в отдельной комнате размером 3х4 метра, в которой не было ничего кроме 4х кроватей и уборной. С наружи в конце коридора находились маленькая кухня и душ».

Из воспоминаний Ющенко (Петровской) Надежды Ивановны, жительницы г.Смолевич:

«В г.Смолевичи евреев было около 3-3,5 тысяч. Когда началась война, для проживания евреев немцы выделили 2 улицы, где до этого от силы жило человек 500». [24]

Из воспоминаний Леонида Гершоновича Мелошера, бывшего узника Минского гетто: «Всей семьей мы переселились в гетто… Было очень тесно—на каждой койке разместилась семья». [25]

С первых же дней оккупации евреи были ограничены в передвижении. Были введены запреты на создание еврейских общин, запрет на эвакуации, запрет доступа и общения с евреями.

«Нам запрещено было покидать гетто. Вне зависимости от численности семьи нам полагалась для жилья одна комната. Мы оказались отрезаны от остального мира, лишены контактов с другими еврейскими общинами; мы остались абсолютно без всякой защиты. Не существовало беспристрастных судов или независимого правительства, к которым можно было бы обратиться. Не обладали мы равным образом никакой политической силой. Нас окружали немецкие войска». [26]

Как уже отмечалось раннее, евреи не считались людьми в нацисткой идеологии, следовательно они должны были быть уничтожены. Но уничтожить всех сразу, было практически не выполнимо, кроме того шла война, следовательно нужны были бесплатные рабочие руки, которые можно было бы отправить на самые грязные и каторжные работы, и о здравоохранение которых не нужно было волноваться. «Трудовой повинности подвергалось местное население оккупированных территорий в возрасте с 18 до 50 лет. Для евреев эти рамки были иными: рабочим считались евреи с 14 (в последствии-с 12) до 60 лет. Узников использовали на самых тяжелых и вредных для здоровья работах, а под час с и бесцельные, с целью издевательства». [27]

«Мы работали каждый день кроме воскресенья и тех дней, когда немцы проводили акции (расправы). Работу, которую нам приходилась выполнять была самой грязной и унизительной. Мы с матерью работали в госпитале Kriegslazerett для раненых немецких солдат, который находился в деревне недалеко от Ковно. Наша работа заключалась в наведении порядка в душевых и туалетах. Самая грязная работа была наша: плевки, лужи мочи и испражнения нацистов, гнойные бинты и тому подобное-все это мы должны были убрать, вычистить, отмыть». [28]

Так же в Минском гетто шло (как и везде) использование рабочей силы евреев двумя способами: «путем сдачи еврейской рабочей силы в наймы организациям или частным предприятиям, или путем эксплуатации на подчиненных нацистам производствах». [29] Но, что еще более ужасно, рабочая сила евреев рассматривалась немцами, как движимая собственность, естественно, что к ней должны были быть применены санкции, как к движимой собственности. Что лишний раз показывает, что евреи не имели человеческого лица в нацисткой идеологии. К ним относились подобно древнеримским рабам или американским неграм.

«Не работать в гетто было нельзя. Так как в противном случае человек бы просто умер от голода. Немцы выпустили продовольственные карточки на основные продукты питания, которого было совершенно недостаточно для поддержания жизни: несколько граммов хлеба или муки, несколько клубней овощей, ни стебелька зелени, не говоря уже о фруктах, мясе или жирах». [30]

И здесь нет ничего удивительного. Система распределения продуктов на оккупированной территории для местного населения была организована по остаточному принципу: в первую очередь снабжался верхмат, затем германские подданные, фольксдойчи, нееврейское население. Евреи занимали последнее место в этой иерархии. При распределении продуктов по карточкам, многие их виды (мясо, крупа, жиры) были евреям не доступны вообще. Норма хлеба для евреев была в 2 раза меньше, чем для остального населении. Если рассматривать Минское гетто, то тут продовольственная проблема стояла еще острее. Продовольствие тут зависело более от случая, чем от распоряжения оккупационных властей. Но предприятиях города составлялись списки рабочих, на получение продуктовых карточек.

Магазинов в гетто не было. Работающие евреи получали мизерные пайки, или талоны, или денежные выплата, которые были в 2-3 раза меньше, чем у нееврейского населения. Этот факт подтверждается воспоминаниями:

«Магазинов, лавок и тому подобных заведений в гетто не было. Если у нас было за что купить (а так было только первые 2 месяца жизнь в гетто, когда у нас еще сохранялись кое-какие сбережения из прошлой жизни.), то нам приходилось покупать продукты у местного населения, которое, радуясь случаю разбогатеть, брало с нас втридорога. Немцы нам не платили, а если платили, то изредка, такими мизерными суммами, что на них даже в мирное время трудно было бы что-нибудь купить». [31] По этим причинам голод в гетто был страшный: самым деликатесным блюдом считались оладьи из картофельных очистков.

«Покинув гетто, мы внимательно смотрели по сторонам в надежде найти что-нибудь съестное. Это мог быть полусгнивший турнепс, валяющийся на поле, или корка хлеба, оброненная кем-то случайно—абсолютно все. Мы хватали это мгновенно, стараясь только, чтобы не заметил конвой. Если мы сильно хотели есть, мы проглатывали это на месте, но в основном старались принести домой. Иногда, в больнице нам могло повезти: какой-нибудь бедолага с ампутированными ногами, или нянечка с добрым сердцем могла дать нам кусочек хлеба, что само по себе было уже большой удачей. А тот день, когда удавалось съесть бутерброд с колбасой, подаренный каким-нибудь раненным солдатом, запоминался надолго. Голод был настолько ужасен, что многие девушки, поступаясь всеми канонами и обетами, отдавались немецким солдатам в надежде получить хоть корочку хлеба». [32]

Многие, особенно дети, умирали от голода, от недостатка витаминов и минералов. Но тем, кому удавалось избежать страшной участи, умереть от голода, не были застрахованы, что они не умрут от болезней. В условиях абсолютной антисанитарии, постоянного страха и каторжной работы было не возможно выжить ослабленному голодом организму. Но, что было еще более страшным, если кто-то заболевал, никто уже не мог ему помочь. С первых же недель оккупации были введены деления медико-санитарных учреждений на «арийские» и «неарийские». У последних изымались все сколь-нибудь ценное оборудование и медикаменты. При снабжении больниц продуктами питания, нормы для евреев были значительно ниже. Врачи-евреи (за исключением особо ценных) изгонялись из «арийских» больниц и лишались права иметь частные кабинеты в гетто. В результате, смертность среди еврейского населения от истощения и эпидемий была в несколько раз выше, чем у остального населения». [33]. В Минске, ситуация была почти такой же, как и во всей оккупированной Европе. Но, чтобы не допустить распространения болезней, уже летом 1941 года оккупационные власти запланировали открыть в минском гетто 2 больницы (в них работали только евреи).

Кроме голода и болезней, евреев преследовало вечное клеймо в прямом и переносном смысле. В простонародии их называли «латы» или же «щиты», но предназначение их от этого не менялось. Желтые звезда Давида, которые пришивались на плечах и на груди, знак, который был священным символом всех иудеев, а теперь стал клеймом, лишавшим человека всякого достоинства, прав и свобод. «Латы» пришивались сразу после переселения в гетто. С этого момента появляться на улице в одежде без соответствующего знака было строго запрещено.

Одежда тоже представляла собой жалкое зрелище. Это были лохмотья, жалкие обрывки ткани, отдаленно напоминавшие одежду. Во время переселения в гетто, с собой можно было взять только самое необходимое. Также очень сильно евреи страдали и от переселения с одной улицы на другую. Переселяли всегда молниеносно, чтобы никто не успел захватить свои вещи. После нескольких таких переселений у людей не оставалось ничего, кроме того, что на них было во время очередной акции.

В гетто евреев согнали настолько быстро, что они даже не успели с собой ничего захватить, исключая золота и особо ценных вещей, которые они всегда носили при себе, — вспоминает жительница г. Смолевич Павловская (Петровская) Клавдия Николаевна.

Еще можно привести такой пример из воспоминаний жительницы г.Смолевич Ющенко (Петровской) Надежды Ивановны : «После того, как евреев согнали в гетто, началась чистка еврейских домов. По улице пошли подводы, сопровождаемые немецкими солдатами и полицаями, которые сгружали все еврейское имущество в телеги и отправляли на станцию».

Но даже, если узнику удавалось избежать голодной смерти, болезни и перемерзания еще не значило, что он прошел все. Оставалась еще самая жестокая и бесчеловечная грань существования в гетто-Aktionen, или акция—селекция работоспособного и неработоспособного населения, фактически превращавшаяся в тотализатор.

Жизнь в гетто была мрачной, угнетающей, рутинной и однообразной, перемежающейся жестокими трагедиями. «Ежедневная рутина нашей жизни состояла из периодических убийств, построений и селекция, которые немцы именовали Aktionen (акции). Они систематически расправлялись с теми, кто не был в состоянии работать. Но никто не мог чувствовать себя в безопасности, даже если вполне годился к работе, потому что в равной степени мог стать жертвой абсолютно немотивированного убийства. Убивать нас им нравилось. У них была дневная квота на убийство— определенное количество евреев должно было быть ликвидировано каждый день. Нацисты просто хватали людей на улице или вытаскивали из жилища без какой-либо причины. Множество документов и воспоминаний свидетельствуют о том, что нацисты не щадили ни кого. Хватали женщин и детей». [34] Из воспоминаний Моисея Иосифовича Бруднера, бывшего узника минского гетто:

«…На моих глазах Готтенбах(начальник минского гетто) повесил 9 еврейских женщин за то, то они обменяли вещи на продукты у русских. Их повесили публично на площади…Готтенбах ходил по гетто и выбирал самых красивых еврейских девушек, потом насиловал и убивал их. Он собирал группы людей, заставлял их петь, танцевать или драться между собой. А затем собственноручно расстреливал их. В 1942 году он отдал приказ всем сдать наручные часы, а затем по истечении срока, ездил по гетто и осматривал левую руку. У кого находил часы, расстреливал на месте. Готтенбах собирал по воскресеньям людей около еврейского кладбища, связывал им руки, натравливал на них собак. Затем, истерзанных до полусмерти собаками людей расстреливали». [35]

Известен тот факт, что в первую очередь репрессиям подвергалась всегда интеллигенция, самый образованный и социально уязвимый класс. В случае с гетто не было исключений. В первую очередь расстреливали людей с университетским образованием. Людей с высшим образованием всегда уважали, а в военные годы боялись (на оккупированных территориях). Такие люди, обладая ораторскими способностями и живой мыслью, могли повести за собой массы, организовать их на бунт и, как следствие, захватить власть. А так восстания в тылу верхмата были нежелательны в условии интенсивных военных действий, то возможных зачинщиков истребляли. Но отделить несколько тысяч людей с высшим образованием, от нескольких десятков тысяч узников довольно не просто. Решение было найдено очень быстро. Через несколько дней после заселения, через громкоговорители передали объявление, которое гласило, что для студентов университета и людей, имеющих дипломы, выделены рабочие места. Таких имеется несколько сот, а потому те, кто претендует на них в назначенный день должны явиться в установленное место. В назначенный день сотни молодых евреев собирались на площадке со своими дипломами. Их всех грузили в грузовики и увозили куда-то. Несколько дней о них ничего не было слышно. И лишь через неделю до гетто доходили слухи, что их всех расстреляли. Таков был единый план проведения «чистки» среди еврейского населения, или его еще можно было бы назвать «План устранения потенциальной угрозы».

«В столице Белоруссии Минске проживало значительное еврейское население. В 1926 г. оно насчитывало 53700 человек, которые составляли 41% от населения города в целом (130000 человек). В 1941 г. еврейское население Минска составляло 80000 человек (около трети населения города). Германские войска вступили в Минск 28-го июня 1941 г. Лишь немногие евреи сумели покинуть город до его захвата немцами или укрыться в его «арийской» части. Несколько тысяч евреев, бежавших из Минска, были перехвачены германскими парашютистами, (которые высадились к востоку от города) и возвращены обратно. Немцы превратили Минск в столицу областного комиссариата (Generalkomissariat) Белоруссии. Областным комиссаром был назначен ветеран нацистской партии Вильгельм Кубе (Wilhelm Kube).

В первые же дни оккупации в городе состоялось несколько еврейских погромов. 8-го июля были убиты около 100 евреев, и на протяжении последующих недель расправы с евреями превратились в повседневное событие. 20-го июля был издан приказ о создании в городе гетто. Все евреи Минска получили распоряжение в течение пяти дней переехать в предназначенную для гетто часть города, а ее нееврейским жителям было приказано немедленно покинуть эти дома. Гетто включало несколько десятков улиц с площадью и еврейским кладбищем в центре. Район гетто не был окружен стеной, поскольку ее строительство заняло бы немало времени. Вместо этого его обнесли забором из колючей проволоки. В конце улицы Шорная находились центральные въездные ворота, которые охранялись немецкими полицейскими и сотрудниками полиции гетто. С течением времени в ограде были проделаны проходы для евреев, работавших за пределами гетто. В ноябре 1941 г. в гетто были проведены две «акции». Первая из них состоялась 7-го ноября (по-видимому, годовщина октябрьской революции была избрана неслучайно). В ходе нее погибли 13.000 евреев. Вторая «акция» состоялась 20-го ноября, и сопровождалась уничтожением 7000 евреев». [36]

Можно представить какой страх и ужас охватывал людей, каждый день видевших такие зверства. Особенно тяжело приходилось родителям, смирившимся с собственной участью, но не согласных с такой судьбой для своих детей. Иногда они пытались договориться с местным населением, чтобы они взяли ребенка, пусть даже за большие деньги. Матери заворачивали своих детей в пеленки, а затем в грубую мешковину и передавали через проволочное ограждение. Многим действительно удалось так выжить.hello_html_52f8693d.png





Моя тетя рассказывала, — вспоминает Ющенко (Петровская) Надежда Ивановна, жительница г. Смолевичи, — что «однажды, проходя мимо гетто, она услышала тихий окрик. Повернувшись, она увидела женщину с ребенком на руках по другую сторону ограждения. Женщина попросила взять ребенка на несколько дней, пока за ним не придут. Тетя была очень доброй женщиной. Она согласилась и даже не взяла никакой платы. Мать последний раз посмотрела на свое чадо, надела на него золотую цепочку и передала его через проволоку. На следующий день всех евреев расстреляли, а несколько дней спустя за ребенком пришел мужчина, назвал имя девочки и, поблагодарив, забрал ее. Больше тетя не видела не этого мужчину, не этой девочки». [37]

Подобную историю рассказала и Павловская (Петровская) Клавдия Николаевна:

«Моя мама рассказывала, что один раз вечером в окно постучались. Когда мама вышла на крыльцо, то увидела мужчину, державшего сверток в руках. Мама сразу поняла, что это ребенок. Мужчина попросил, взять ребенка на пару дней, пока все не закончится (что он имел в виду, никто тогда не спросил). Мама согласилась. Мужчина дал денег на еду и одежду и ушел. Через несколько дней евреев расстреляли. А еще через неделю, ночью в окно опять кто-то тихо постучал. Это был тот же мужчина, отдавший ребенка. Он поблагодарил за помощь, дал немного денег и ушел. Больше его никто не видел». [38]


Кроме каждодневных работ и селекций евреи были обязаны платить контрибуции: все ценные вещи, золото, драгоценности должны были быть сданы в определенный день, в противном случае — расстрел.

В сентябре 1941г немцы издали распоряжение, по которому всем евреям ковенского гетто предписывалось сдать все имеющиеся у них драгоценности. Лица, рискнувшие спрятать золото, должны знать, что за каждое такое утаивание, сто заложников из числа евреев будут расстреляны. В назначенный день немцы делали обход по всем квартирам и забирали все имеющееся, причем делали это с бюрократической дотошностью: 2 пары золотых сережек, одно колье. Но делалось это не для того, чтобы вселить в нас хоть какую-то надежду, а для того, чтобы солдатом ничего не удалось прикарманить.

Холод, голод, теснота, грязь, рабский труд, ежедневные казни—все это была задумано нацистами, чтобы лишить людей всякого человеческого достоинства. В гетто свирепствовали болезни, насилия расправы. С каждым днем оно становилось все пустее. Естественно, никто не сообщал, что нацисты собираются учинить расправу над евреями. Они говорили, что лишь хотят отделить трудоспособное население от не трудоспособного. Некоторые гетто имели долгую жизнь, подобно минскому и ковенскому они просуществовали несколько лет. Как правило, население таких гетто превышало 20-25 тысяч человек (такое количество людей расстрелять в один момент просто физически не возможно). И другой немаловажный фактор, который играл значительную роль в определении срока действия гетто, было местоположение гетто относительно крупных скоплений производств. Так, например, Минское гетто было расположено в одном из крупнейших производственных центров, где катастрофически не хватало рабочей силы. Поэтому нехватку рабочей силы пополняли из «движимого имущества» немецкой нации, бесплатной рабочей силы евреев. Другие же не проживали больше нескольких месяцев, как например смолевическое: приблизительно в сентябре месяце из гетто, под предлогом перевода в смиловичское гетто, колонной вывели всех узников, в том числе стариков, женщин и детей. О количестве можно судить по тому факту, что колонна по 5 человек в ширину пересекала железо-дорожный переезд с утра и до обеда. В районе д. Апуток колонну свернули. Пройдя метров 20 от дороги, евреи увидели заранее выкопанные ямы. Людей заставляли раздеваться до нижнего белья, затем подводили к ямам в шеренгу по 20-30 человек и расстреливали. Это кощунство длилось до поздней ночи. После чего были пригнаны крестьяне из соседней деревни Черницы для закапывания могил.

hello_html_m519065d6.png























Заключение

В наше время тема Холокоста не утратила актуальности; социальная напряженность, межэтнические и межконфессиональные конфликты, всплески экстремизма и неофашизма — всё это вынуждает вспоминать о Катастрофе европейского еврейства.

Полное осознание Холокоста лежит за пределами человеческого разума. На Земле уже живут поколения, которые, к их счастью, не могут помнить о «сожженных заживо». Проблему Холокоста всегда изучать трудно, описывать ее еще труднее. Когда читаешь то, что происходило в гетто, невольно ужасаешься, как это можно было пережить. Когда слушаешь рассказы очевидцев, которые видели все своими глазами, не можешь поверить, как это можно было вынести. Сегодня нельзя представить нашу жизнь без прав человека, социальной помощи, здравоохранения. Когда же изучаешь проблему Холокоста, невольно восхищаешься людьми, которые нашли в себе силы пережить все кошмары и лишения, не уронить собственного достоинства и реализовать себя после войны. Проблема холокоста— это, безусловно, та крайность, к которой может привести фанатизм и человеконенавистничество. Проблема геноцида и расоненавистничества всегда захватывала передовые умы и восторгала массы своей жестокостью.

По тематике Холокоста десятки лет в странах Европы, а также у нас, работают особые мемориальные и научные учреждения, собираются тысячи свидетельств случайно уцелевших, со временем все более редких очевидцев, издаётся множество документальных сборников, судебно-следственных материалов, монографий и статей. И все-таки простому читателю мало, что известно о страшном всемирно-историческом феномене Холокоста.

В 2000 году в столице Швеции прошел первый международный форум по Холокосту. В этом форуме участвовали 600 делегатов из 47 стран, в том числе из России, среди них 20 президентов и премьер-министров. Представляется неслучайным тот факт, что первым о Холокосте людям поведал швед Свен Норман, в годы войны выполнявший роль курьера польского движения сопротивления.

В 2002 году министры образования стран-участниц Совета Европы приняли резолюцию о том, что во всех школах их государств следует проводить «День памяти», призванный почтить память жертв Холокоста.

В 2005 году на 60-том заседании Генеральной Ассамблеи ООН было принято решение о том, что 27 января станет Международным днем памяти жертв Холокоста.

Не прошло и полувека, как западные немцы стали осознавать, что их отцы и деды, служившие в вермахте, - военные преступники, которые под предлогом борьбы с коммунизмом, а заодно и с евреями, с нечеловеческой жестокостью расчищали мир для германской экспансии.

Огромные деньги выплачивает до сих пор немецкое государство жертвам нацизма любых стран и национальностей. Канцлер ФРГ встал на колени в Освенциме с мольбой о прощении за гибель евреев от рук его соотечественников.

Холокост имеет универсальные черты. Во-первых, это пропаганда ненависти к какому-либо народу, требования ограничения его прав и изгнания со своей территории. Во-вторых, осуществление геноцида по этническому принципу. В каждом политическом движении, использующем расистские и националистические лозунги, видна тень Холокоста. В-третьих, равнодушие и отсутствие противодействия со стороны мирового сообщества тенденции распространения расизма в отдельно взятом государстве, в итоге обернувшееся гибелью 6 миллионов человек. Поэтому нашей задаче является сохранить эту страницу истории в памяти народов, в памяти наций, донести да нынешних и будущих поколений всю суровую правду, чтобы в будущем ни один народ мира не столкнулся с такой же проблемой.

Без стремления осознать истоки, ход и последствия антисемитизма в Германии, как одного из наиболее значимых примеров истории, человечество не застраховано от повторения ошибок своих предков. В связи с межэтническими конфликтами и войнами на Ближнем Востоке, все большее количество людей проявляет интерес к проблемам национального неравенства, требуя их решения мирным путем.






























Список используемой литературы.

  1. Асиновский А.И. Евреи по страницам истории. - Ростов-на-Дону, 1997.

  2. Альтман И.И. Жертвы ненависти. Холокост в СССР. 1941-1945 гг.. - М., 2002.

  3. Большая российская энциклопедия.- М., 1999.

  4. Ветте В. Война на уничтожение: Вермахт и Холокост//Новая и Новейшая История. - № 3.- 1999.

  5. Гаднелин К.С. Тоталитаризм как феномен ХХ века//Вопросы философии. № 2- 1992.

  6. Иехиам Вайц Катастрофа еврейства Советского Союза. // Открытый университет. Израиль. - Издательство Открытого университета. Тель-Авив. 2000 г.

  7. История Могилевского еврейства: Документы и люди: Науч.-популяр. очерки и жизнеописания. В 2-х кн. Кн. 1 / Сост. А. Литин. - Мн.: Юнипак, 2002.

  8. Крейг Г. Немцы. - М., 1997.

  9. Лакёр У. Холокост. - М., 2005.

  10. Мадиевский С. Почему Холокост?//Новый мир. - № 9-1999.

  11. Нацистская политика геноцида и «выжженной земли» в Беларусии.- Минск, 1984.

  12. Рашковский С. Судьбы Европы или недоученные уроки Холокоста//Эхо планеты. -N 4.- 2005.

  13. Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999г.

  14. Соломон Лурье, Антисемитизм в древнем мире.- М., 1996.

  15. Таланцев Д.А. Истоки и следствия антисемитизма. - М., 2000.




Ссылки на использованную литературу.

[1] Большая российская энциклопедия.- М., 1999.-С. 57.

[2] Соломон Лурье, Антисемитизм в древнем мире.- М., 1996.-С. 5.

[3] Соломон Лурье, Антисемитизм в древнем мире.- М., 1996.-С. 6.

[4] Асиновский А.И. Евреи по страницам истории. - Ростов-на-Дону, 1997.-С. 34.

[5] Крейг Г. Немцы. - М., 1997.-С. 45.

[6] Крейг Г. Немцы. - М., 1997.-С. 45.

[7] Крейг Г. Немцы. - М., 1997.-С. 47.

[8] Таланцев Д.А. Истоки и следствия антисемитизма. - М., 2000.-С. 22.

[9] Гаднелин К.С. Тоталитаризм как феномен ХХ века//Вопросы философии. - 1992. - № 2.-С. 19.

[10] Лакёр У. Холокост. - М., 2005.-С. 36.

[11] Ветте В. Война на уничтожение: Вермахт и Холокост//Новая и Новейшая История. - 1999. - № 3. С. 24.

[12] Крейг Г. Немцы. - М., 1997. С. 56.

[13] Крейг Г. Немцы. - М., 1997. С. 58.

[14] Альтман И.И. Жертвы ненависти. Холокост в СССР. 1941-1945 гг.. - М., 2002.-С. 15.

[15] Альтман И.И. Жертвы ненависти. Холокост в СССР. 1941-1945 гг.. - М., 2002.-С. 16.

[16] Мадиевский С. Почему Холокост?//Новый мир. - 1999. - № 9.-С. 13.

[17] Мадиевский С. Почему Холокост?//Новый мир. - 1999. - № 9.-С. 13.

[18] Рашковский С. Судьбы Европы или недоученные уроки Холокоста//Эхо планеты. - 2005. - N 4.-С. 18.

[19] Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999г. С. 75

[20] Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999г. С. 76.

[21] Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999г. С. 76.

[22] Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999г. С. 77.

[23] Иехиам Вайц Катастрофа еврейства Советского Союза. // Открытый университет. Израиль. - Издательство Открытого университета. Тель-Авив. 2000 г. С. 73.

[24] Иехиам Вайц Катастрофа еврейства Советского Союза. // Открытый университет. Израиль. - Издательство Открытого университета. Тель-Авив. 2000 г. С. 73.

[25] Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999г. С. 85

[26] Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999г. С. 85

[27] Нацистская политика геноцида и «выжженной земли» в Беларуси.- Минск, 1984. С. 215.

[28] Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999. С.89.

[29] Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999г. С. 102

[30] Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999. С.102.

[31] История Могилевского еврейства: Документы и люди: Науч.-популяр. очерки и жизнеописания. В 2-х кн. Кн. 1 / Сост. А. Литин. - Мн.: Юнипак, 2002. С. 45.

[32] История Могилевского еврейства: Документы и люди: Науч.-популяр. очерки и жизнеописания. В 2-х кн. Кн. 1 / Сост. А. Литин. - Мн.: Юнипак, 2002. С. 46.

[33] Иехиам Вайц Катастрофа еврейства Советского Союза. // Открытый университет. Израиль. - Издательство Открытого университета. Тель-Авив. 2000 г. С.73.

[34] Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999. С.79.

[35] Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999. С. 80.

[36] Иехиам Вайц Катастрофа еврейства Советского Союза. // Открытый университет. Израиль. - Издательство Открытого университета. Тель-Авив. 2000 г. С.73-74.

[37] Свободно от евреев:. История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999. С.81.

[38] Свободно от евреев: История Минского гетто в документах/автор-составитель Р.А.Черноглазова. - Мн. Асоб. дах,1999г. С. 82.










1


Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 24.04.2016
Раздел История
Подраздел Научные работы
Просмотров259
Номер материала ДБ-050364
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх