Инфоурок / Русский язык / Другие методич. материалы / Научно-исследовательская работа Есенжоловой Э.С."Любовная лирика Б.Пастернака"
Обращаем Ваше внимание: Министерство образования и науки рекомендует в 2017/2018 учебном году включать в программы воспитания и социализации образовательные события, приуроченные к году экологии (2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации).

Учителям 1-11 классов и воспитателям дошкольных ОУ вместе с ребятами рекомендуем принять участие в международном конкурсе «Законы экологии», приуроченном к году экологии. Участники конкурса проверят свои знания правил поведения на природе, узнают интересные факты о животных и растениях, занесённых в Красную книгу России. Все ученики будут награждены красочными наградными материалами, а учителя получат бесплатные свидетельства о подготовке участников и призёров международного конкурса.

ПРИЁМ ЗАЯВОК ТОЛЬКО ДО 21 ОКТЯБРЯ!

Конкурс "Законы экологии"

Научно-исследовательская работа Есенжоловой Э.С."Любовная лирика Б.Пастернака"

библиотека
материалов


Введение.

§1. Общее положение.



Объектом исследования данной работы является творчество Бориса Леонидовича Пастернака, её предметом – любовная лирика поэта.

Цель исследования – выявление эволюции концепции любви в лирике Б. Пастернака.

Из цели вытекают следующие задачи:

  1. Определить жизненные и творческие истоки любовной тематики в лирике поэта.

  2. Выявить эволюцию концепции любви в лирике Б. Пастернака.

  3. Определить своеобразие художественного воплощения концепции любви в лирике поэта.

При написании были использованы следующие методы:

  1. Аспектный, позволяющий выявить эволюцию темы.

  2. Структурный, показывающий художественную специфику решения темы.

Актуальность работы определяется малоизученностью исследуемого материала.

Практическая значимость работы. Исследование может быть использовано на уроках литературы в школе.

Структура. Работа состоит из введения, двух глав и заключения. Во введении даются общие положения работы и обзор критической литературы. В первой главе «Истоки любовной тематики» рассматриваются биографические основы любовной лирики, исследуются творческие истоки поэтики Б. Пастернака. Во второй главе «Любовь и поэзия» освещается зрелый и поздний периоды любовной лирики поэта, анализируются наиболее показательные стихотворения. В заключении даются выводы по двум главам.

§2.Общий обзор критической литературы.



При написании данного исследования мы опирались на имеющиеся литературоведческие источники. Их можно разделить по четырём основным направлениям:

  1. Биографическое. Биографией поэта её связью с творчеством занимались: З. Масленникова [6] , Г. Айгн [7], В. Рыбаков[14], Л.А.Озеров [1].

  2. Философское. Философским аспектом поэзии Б. Пастернака занимались: И. Ф. Овчинников [13], Г. Айгн [7], В. Альфонсов[3].

  3. Исследование художественной системы лирики Б.Пастернака. Поэтику исследовали: В. Альфонсов[3], Жолковский [8], И.Кунин [10], И.Каплан[9], Л.А.Озеров [12], В.Никитаева [11], Гаспаров [5], Баевский [4], Н. Шанский [16].

  4. Методическое. Методикой преподавания лирики Б. Пастернака в школе занимались: С. Страшнов [15], А.В.Леденев [18], М.Г.Павловец, Т.В.Павловец [19].

В работе В. Альфонсова «Поэзия Бориса Пастернака» рассматривается несколько направлений: тематические, стилистические и языковые особенности, в этом исследовании затронуты почти все стихотворные сборники поэта. В статье «Книга книг Пастернака: о книге стихов «Сестры моей жизни» А. Жолковский затрагивает тематику и языковые особенности этого сборника. Статья Кунина И.Ф. «Как читать ранние стихи Пастернака» рассматривает стилистику стихотворений и их языковые особенности. Статья И. Каплана «Жемчужины поэзии Б.Л. Пастернака», где рассматриваются два лучших, по мнению автора работы, стихотворения «Гамлет» и «Свидание».

Также мы использовали работы, которые имеют биографическое направление. Это, например книга З. Масленниковой «Портрет Бориса Пастернака», где автор описывает свои встречи, разговоры с поэтом.

В статье Г. Айгна «Обыденность чуда» повествуется биография писателя, а также описаны встречи с Борисом Леонидовичем. В своей статье «От философии к поэзии» Н.Ф. Овчинников затрагивает биографию писателя, а также рассматривает философский аспект поэзии Б. Пастернака.

В статье Страшнова С. «Явление тайны. К урокам по творчеству Б. Пастернака» даются рекомендации, методика проведения уроков по творчеству поэта.

Однако целостной картины эволюции концепции любви в лирики Б.Л.Пастернака мы не нашли. Наше исследование является попыткой закрыть это белое пятно отечественного литературоведения.



















Глава 1. Истоки любовной тематики.

§ 1. Истоки художественной системы Б.Пастернака.



Борис Пастернак родился в семье интеллигентов. Отец - академик живописи Л. Пастернак. Мать – известная пианистка Р.И.Кауфман. В юности перед Борисом Леонидовичем встал выбор, кем быть, он мог стать музыкантом, художником, философом, но им будет избран путь поэта, путь на котором, как он сам потом скажет «строчки с кровью убивают» [1,ст.319]. Но Пастернак не забывает ни философии, ни музыки, ни живописи – они присутствуют в его стихах. Эти приоритеты определились в ведущих течениях литературы начала 20 века – символизме, ориентировавшемся на музыку, и футуризме, раньше всего зародившемся в живописи.

Пастернак вступал в поэзию в составе футуристической группы «Центрифуга», но испытывал к тому же сильнейшее влияние Блока и Белого. Отсюда его необычность на фоне и тех и других.

Пастернака не без основания называют романтиком, хотя он на протяжении всей своей жизни настаивал на реалистичности творчества. Поэт считал, что реализм это не направление, а сама природа искусств и недолюбливал романтизм с его тягой к сверхчеловеческому искусственному, а не естественному человеческому.

Единство мира у Пастернака это не только идея или эстетический принцип, но и атмосфера его произведений. Мир, в понимании и ощущении поэта, живой, и воспринимается он целостно, однако он преображается на волне чувств.

При очевидном стремлении раствориться в жизни поэт, тем не менее, на дух не принимает общих мест, везде, даже в переводах он – творец, он – новатор, но не только в средствах выражения, но и в оригинальном образе мира – мира, увиденного и впервые открытого силою любви.



Любимая – жуть! Когда любит поэт.

Влюбляется Бог неприкаянный

И хаос опять выползает на свет,

Как во времена ископаемых…

1917.

[1,ст.59]


В любви высшим критерием является детскость. Детская открытость, свобода непринуждённость, да и не только в любви, но и само его отношение к миру по-детски непосредственно.

В статье «Обыденность чуда» Г. Айгн пишет: «Борис Леонидович, на мой взгляд, обладал гениальной способностью очаровываться – быть очарованным в любую минуту: падающим листом, встретившись во время прогулки с ребёнком, хмурым дождём, любым собеседником, как он сам говорил «всем-всем» жизнью, вселенной, собственным поэтическим миротвореньем». [7, ст. 195]

Мы попытаемся дать общую периодизацию творчества поэта, выбрав в качестве её критерия, эволюцию художественного метода.

  1. Ранний период 1913 – 1930 г. Он характеризуется влиянием символизма и футуризма.

  2. Зрелый период 1930 – 1940 г. В этом периоде только намечается реалистический принцип видения мира.

  3. Поздний период. Вторая половина 40-х годов – 1960 г. Произведения этого периода являются реалистическими.

В 1913 году вышел первый сборник стихотворений «Близнец в тучах». Критика восприняла его скептически, большинство поэтов упрекали его в переусложнённости образов. Да и сам Пастернак в разговоре с Зоей Масленниковой так говорит о своём сборнике «Если была бы возможность, я бы уничтожил почти всё, что написал до 40-го года. А «Близнец в тучах» - желторотые стихи, выспренние и беспомощные. Только тогдашнее невежество в поэзии привело к тому, чтобы они были напечатаны ».[6,ст. 50]

Спустя три года вышел ещё один сборник, который назывался «Поверх барьеров». Его название можно считать определением метода поэта. Это и объективный тематизм, и мгновенно рисующая движение живопись.

«Сестра моя жизнь» была третьей книгой стихотворений Б.Пастернака, но первой принесшей ему бесспорное признание. Книга была написана летом 1917 года, но издана лишь в 1922году. После её выхода поэта стали называть живым классиком. По мнению Жолковского, цикл был назван так, потому что заглавие восходит к любимому Пастернаком стихотворению Верлена из книги «Мудрость» со строчкой, которая переводится так: «Жизнь не красива, но всё же она твоя сестра». Сборник посвящён М.Ю.Лермонтову, причём не его памяти, а как живому человеку.

«Первое моё движение, стерпев её всю: от первого удара до последнего - руки настежь, так чтобы все суставы хрустнули – ливень: всё небо на голову отвесом, ливень впрямь, ливень вкось – сквозь сквозняк, спор световых лучей и дождевых – ты ни при чём: раз уж попал – расти световой ливень,» - таково впечатление М.Цветаевой о сборнике «Сестра моя жизнь».[17,ст.630]

Сам поэт в письме Асееву писал «Я одно время серьёзно подумываю выпустить её анонимно, она лучше и выше меня».[15,ст.82]

В цикле есть образы, которые не остаются в рамках мелькающих картинок, а развиваются, трансформируются в многозначные символы. Поэт стремится выйти за оболочку реалий в пространство смыслов.

Ранние стихи Пастернака несут на себе влияние символизма, но поздняя лирика освобождается от ненужных туманностей. Он избегает изобретать новые средства выразительности, предпочитает редкие слова, малоупотребительные грамматические формы, пренебрегаемые стиховые конструкции. Поэт вносит в стихотворения лексику разных профессий, жаргон, просторечия, любит лексику архаическую, экспрессивную. Заметное место в его языке занимают фразеологизмы и различного рода гиперболы. В ранней лирике Борис Леонидович предпочитает символы, оксюмороны, тайнопись, в поздней - метафоры и эпитеты. Это связано с влиянием в ранней лирике символизма, а в поздней поэт приходит к реалистическому принципу изображения действительности. Пастернак любит нарушать синтаксические правильности, это связано с влиянием футуризма.

Согласно Пастернаку идеальный троп основан на сходстве и на смежности; идеальная любовь – это любовь к чуждой женщине, которая становится тебе сестрой, идеальный сюжет – это цепочка случайностей.

О цикле «Сестра моя жизнь» Осип Мандельштам пишет: «Книга «Сестра моя жизнь» представляется мне сборником прекрасных упражнений дыханья: каждый раз голос ставится по-новому, каждый раз иначе регулируется дыхательный аппарат». [17, ст.636]

У раннего Пастернака звуковая организация стиха становится иногда главенствующей, что приводит к ослаблению наглядности. Эта черта символизма, служащая для создания определённого настроения. В таких случаях поэт полагается на работу воображения читателя, который мгновенно «дорисует всё остальное».

Пастернака называют элитным поэтом, очень трудным для понимания и это связано с влиянием символизма, футуризма иногда даже импрессионизма.

Его произведения рассчитаны на интеллектуальных, глубоко чувствующих читателей.







§2. Ранний этап лирики Б. Пастернака.


Все любовные стихотворения сборника «Сестра моя жизнь» были посвящены Елене Виноград, которую он встретил летом 1917 года. Мы разберём стихотворение «Елене» [1,ст.55], название которого – имя возлюбленной.

Капает дождь. Лирический герой размышляет, склонившись над спящей возлюбленной. В этом стихотворении имя любимой поэт отражает в многочисленных мифологических и литературных зеркалах. Он напоминает читателю греческий миф о Елене Прекрасной, из-за красоты которой началась Троянская война, и о второй части «Фауста», где Елена - действующее лицо, и в то же время идёт упоминание героинь Шекспира.

«Фауста, что ли, Гамлета ли…»

Вообще обращение к уже известным книжным образам – приём символистов, т.к. их не нужно полностью раскрывать, читатель уже должен быть подготовлен, за ним закреплён шлейф определённых ассоциаций.

Здесь Пастернак как бы связывает воедино многочисленные образные линии своей книги. И в других стихотворениях этого цикла Пастернак обращается к образам английской литературы. Например, к Дездемоне и Офелии в стихотворении «Уроки английского»[1,ст.37]

Причём здесь они являются символами чистоты, силы и любви. Героини эти изображены не английскими холодными и средневековыми, а живыми, полными эмоций, причём чем-то приближенными к российским. Они соединены с природой. «По иве, иве разрыдалась», «Как в бурю стебли с сеновала».

С какими канула трофеями?

С охапкой верб и чистотела.

[1,ст.37]

Именно поэтому в стихотворении «Елене» упоминается имя Офелии, символ чистоты, любви.

Луг дружил с замашкой

Фауста, что ли Гамлета ли

Обегал ромашкой,

Стебли по ногам летали.

[1,ст.55]

По началу смысл строфы совершенно не понятен, почему «луг дружил с замашкой». Сложная составная рифма позволяет опираться не на внешнее сходство с героями зарубежной литературы, а на их внутреннее сходство – подлинность природы и высших проявлений гения. В этом состоит дружба луга с «замашкой» с замыслом, с размахом чувств, высшей правдивостью.

Оставляется в стороне впечатления от ходьбы по высокому лугу, когда с каждым шагом разлетаются стебли цветов.

Нужно не забывать, что это стихотворение написано под влиянием символизма, поэтому оно очень запутано и субъективно. Описывая свои чувства, поэту важно, какие чувства возникают у читателей.

У Пастернака синтаксис, по мнению О.Мандельштама «убеждённого собеседника», который убеждённо что-то доказывает. Такой синтаксис мы видим в этом стихотворении. Он убеждает нас в том, что любовь преображает, заставляет жить, вдохновляет.


Разве просит арум

У болота милостыни?

Ночи дышат даром

Тропиками гнилостными.

[1,ст.56]

Пастернак предпочитал не родовые, а видовые понятия, т.е. единичные, поэтому его стихи пестрят названиями, и этим опять подчёркивается индивидуальность, а не нечто общее. В нашем произведении мы встречаем названия трав, цветов и это указывает на сближение с духом природы, стремление к естественности.

В восьмом катрене мы видим некий холодный, мраморный, царственный образ.

Думал, - Трои б век ей,

Горьких губ изгиб целуя:

Были дивны веки

Царственные, гипсовые.

[1,ст.56]

Но в следующей же строфе, этот образ рушится – она живая, прекрасная – это доказывает определение «пульсирующий висок» и само обращение:


Спи, царица Спарты

Рано ещё, сыро ещё.

[1,ст.56]

Оно полно нежности, любви, но всё-таки возлюбленная - «царица».

Горе не на шутку

Разыгралось, навеселе.

Одному с ним жутко.

Сбеситься, - управиться ли?

[1,ст.56]

Глагол «разыгралось» применим больше к словам «буря», «метель», «гроза». Т.е. горе становиться неким стихийным явлением, с которым один герой не справиться только вместе с ней, он всё преодолеет.

Аллитерация звука [л] придаёт стихотворению какую-то мелодичность, нежность, перелив.

Два последних стиха:


Пусть судьба положит

Матерью ли мачехой ли.

[1,ст.56]

Их можно объяснить благодаря стихотворению М. Цветаевой, с которой поэт переписывался, и чьё творчество высоко ценил, «Мой милый, что тебе я сделала».

Не мать, а мачеха любовь:

Не ждите ни суда, ни милости.

В нашем стихотворении герой стоит перед вопросом «Что принесёт ему любовь, и какой она будет?». Здесь чувствуется некая незавершённость, т.к. герой сам не знает, что будет дальше он лишь стоит на пороге в нечто непознанное, но сейчас его переполняют чувства к возлюбленной «царице».

Следующее произведение «Не трогать» [1,ст.30] также посвящено Елене Виноград и также входит в цикл «Сестра моя жизнь».

Стихотворение очень динамично и напоминает некую картину, написанную разными красками, это передаётся разностопным ямбом и малым употреблением глаголов- сказуемых.

Первый катрен повествует о встрече лирического героя с возлюбленной, со своими бедами и удачами. Душа не береглась, она влюбилась, и в голове мелькают, как бы в красках и пятнах её черты.

«И память – в пятнах икр, и щёк, и губ, и глаз». [1,ст.30]

Во втором катрене поэт сравнивает возлюбленную со своими удачами и бедами. И здесь же появляется белый цвет, который несколько раз повторяется дальше. Белый цвет – цвет чистоты, которую несёт любимая, в этом же катрене встречается ещё один свет «пожелтелый». Жёлтый цвет – цвет болезни, пошлости.

Что пожелтелый белый свет

С тобой – белей белил.

[1,ст.30]

«Пожелтелый белый свет» - это каламбур, белый свет – это окружающий лирического героя мир, т.е. «пожелтелый» мир. Причём мир пошлый, болезненно грязный. Поэт употребляет специально определение «белый» для того, чтобы подчеркнуть тот свет, ту чистоту, которую приносит в его жизнь любимая, благодаря ей всё становится белее.

В этом стихотворении очень ярка звукопись, аллитерация звука [б] придаёт произведению большую ритмичность, а аллитерация [л] – музыкальность.

В третьем катрене повторяется та же мысль: любовь, возлюбленная очищают, но уже не мир, а «мглу» самого героя.


И мгла моя, мой друг, божусь

Он станет как-нибудь

Белей чем бред, чем абажур, Чем белый бинт на лбу! [1,ст.30]


Метафора «белей, чем бред» очень интересна. Бред – это слова, произнесенные бессознательно, то есть слова - «крик души». В этом стихотворении изображение предметное, мир окружающий лирического героя предметен, что связано с влиянием футуризма.

Любовь преображает, очищает героя и весь мир. Возлюбленная для него всё, благодаря ней жизнь становится прекрасней.

В стихотворении «Сестра моя жизнь» [1, ст.24] лирический герой испытывает восхищение разливом жизни, но он не понят «людьми в брелоках», о которых жизнь разбилась весенним дождём. «Люди в брелоках» - это люди, живущие серо, однообразно, не видящие прекрасного, не ценящие его. Образ возлюбленной очень важен здесь в понимании психологического состояния лирического героя, для которого последние минуты в вагоне поезда, везущего его к любимой, становятся тягостными. Он с нетерпением ждёт встречи, и потому «поездов расписанье» «грандиозней святого писанья». Грандиозность чтения расписаний – это гипербола, она вытекает из сильных впечатлений, которые ожидают героя на месте встречи.

В произведении есть элемент портрета возлюбленной – это «лиловые глаза», герой во время дождя представляет любимую, но вдруг сверкает гроза, которая и делает её глаза лиловыми.

Что только нарвется, разлаявшись, тормоз

На мирных сельчан в захолустном вине…

[1, ст.24]

«Разлаявшись, тормоз» - это олицетворение, позволяющее также понять состояние героя, он ждёт с нетерпением встречи, а остановка поезда тянет время.

На этой платформе её нет, «И солнце, садясь, соболезнует мне».

И в третий, плеснув, уплывает звоночек

Сплошным извиненьем…

[1, ст.24]

Эти олицетворения подчёркивают связь героя, его состояния с природой, с предметным миром, все они переживают вместе с ним.

Далее наступает разочарование: «И рушится степь со ступенек к звезде».

Всё успокаивается и засыпает, но не спит сердце героя, оно рвётся к возлюбленной.

Тем часом как сердце, плеща по площадкам

Вагонными дверцами сыплет в степи.

[1, ст.25]

Размер этого стихотворения четырёхстопный амфибрахий, который передает прерывистость дыхания, а отсюда и напряжение героя. В первых четырёх строфах аллитерация звуков [р] и [з] передают рокот грома, грозы, а звон передаёт движение поезда. В последних строфах, где герой грустит аллитерация звука [л] передаёт нежность, мелодичность.

Любовь, природа могут пробудить героя, заставить его чувствовать, переживать, но они никогда не пробудят «людей в брелоках», которые «брюзгливы и вежливо жалят», этот оксюморон подчёркивает лицемерие бесчувственных людей.

В стихотворении дано описание весны, её запаха (пахнет сырой резедой), которое тоже придаёт определённое настроение, весна – это пробуждение жизни, природы её расцвет, как и любовь.

Таким образом, в этом сборнике любовь для Пастернака – это вся жизнь с её радостями и неудачами, возлюбленная – царица, которая помогает раскрыться герою, она своими чувствами очищает всё окружающее.

Сборник «Сестра моя жизнь» написан под влиянием символизма, поэтому при анализе этих стихотворений важны ощущения, чувства, которые испытывает при чтении читатель, символ многозначен, произведения субъективны, каждый должен прочувствовать и понять по-своему. Для символистов важна интуиция, нечто подсознательное, скрытое внутри человека. Также в стихотворениях этого периода поэтом подчёркивается предметность мира – это черта футуризма.

Также следует обратить внимание на звукопись, которая играет огромную роль в лирике Б.Л.Пастернака, т.к. за каждым звуком стоит свой символ, каждый звук что-то значит.

Стихи, вошедшие в книгу «Темы и вариации», сборник был издан в 1923 г., примыкают к «Сестре», а некоторые писались одновременно с ней, но являют новый этап, отчасти даже полемичный по отношению к «Сестре».

«Темы и вариации» напряженнее и драматичнее уже тем, что включают ситуации, отпавшие от нормы, это закреплено в самих названиях циклов – «Болезнь», «Разрыв». Революционная эпоха здесь прочувствованна в сломах, катаклизмах, связь поэта с нею объективно сложнее, противоречивее, чем в «Сестре».

Марина Цветаева, сравнивая эти две книги, писала Пастернаку «Ваша книга-ожог. Та, ливень, а эта - ожог: мне больно было, и я не дула».[3,ст.115]

«Темы и вариации», действительно, самая экспрессивная книга Пастернака. И это экспрессивное начало позволяет увидеть глубокий психологизм лирики данного периода.

Цикл «Разрыв» [1, ст.83-86] в этом отношении новое слово в любовной лирике Пастернака. Он необычен самим поворотом любовной темы – любовь - боль, болезнь. Такое видение любви связано с биографическим аспектом - разрывом отношений с Еленой Виноград.

Цикл содержит образцы предельной точности в раскрытии психологического состояний не только «его», но и «её» - обидчицы -любимой.

Разочаровалась? Ты думал – в мире нам

Расстаться за реквием лебединым?

В расчёте на горе, зрачками расширенными

В слезах примеряла их непобедимость…

[1, ст.84]

В этот цикл входят стихотворения: «О, ангел залгавшийся», «О, стыд ты в тягость мне», «От тебя все мысли отвлеку», «Разочаровалась…».

В этом цикле идёт чередование стихотворений двух родов различных по тональности и структурным принципам. В начале идут стихотворения, акцентированные на теме собственно разрыва (чувства тоски, обиды; упрёки), затем группа стихотворений – любовные признания, призывы, обращённые возлюбленной.

Рассмотрим самое первое стихотворение цикла «О, ангел залгавшийся» [1, ст.83]. Произведение относится собственно к теме разрыва. Лирический герой чувствует обиду, досаду, тоску. Стихотворение эмоционально очень напряженно, о чём свидетельствует большое количество восклицательных знаков.

Своеобразно обращение к любимой, которое повторяет дважды этот эпитет: «О, ангел залгавшийся,» - в какой-то мере это обращение можно назвать оксюмороном. Уже в нём видно психологическое состояние лирического героя, он всё ещё любит её и поэтому называет ангелом, но в тоже время недоумевает, отсюда определение «залгавшийся».

Следующие две строки опять говорят и о любви, и о боли.

Последний стих первой строфы стоит особняком потому, что не имеет рифмы (рифма холостая) и написан трёхстопным амфибрахием, остальные -четырёхстопным.

«О горе, о горе в проказе» - эта строка является кульминационной. Проказа - нательное заболевание – физическая боль, горе – душевная боль, внутреннее состояние. Таким образом, для героя разрыв – это трагедия всей его жизни, он испытывает сильную боль, причём как физическую, так и духовную. Может быть, поэтому на протяжении всего стихотворения встречаются слова одной семантической группы, связанные с болезнью. Так, например: «в проказе», «зараженная», «экзема», «болезнь нательная». Отсюда вывод, что любовь для поэта это - боль, болезнь.

Следующая секстема – это упрёк любимой.

О, ангел залгавшийся, - нет, не смертельно

Страданье, что сердце, что сердце в экземе!

Но что же ты душу болезнью нательной

Даришь на прощанье? Зачем же бесцельно

Целуешь, как капли дождя, и как время,

Смеясь, убиваешь, за всех перед всеми.

[1, ст.83]

«Страданье, что сердце, что сердце в экземе» - опять боль физическая – экзема, «что сердце в экземе» - боль душевная, причём существительное «сердце» в этом стихе повторяется дважды, а в конце строки стоит восклицательный знак, что свидетельствует о том, что намного больнее от разрыва не телу, а сердцу, то есть душевная боль тяжелее.

Её поцелуй сравнивается с каплями дождя, так как он такой же холодный и быстрый. Сама возлюбленная сравнивается со временем, которое жестоко «убивает за всех перед всеми». То есть разрыв для героя – смерть, любовь – болезнь, боль, а сама любимая - жестокий, залгавшийся ангел.

Здесь ещё видно влияние символизма. Большую роль играет звукопись – аллитерация звуков [р] и [з], которые передают напряжённость, какой-то рокот. В стихотворении нет чёткого образа возлюбленной, зато есть игра со значениями слов, тайнопись, а также субъективная передача чувств.

Вообще в отличие от футуристов, в группе которых он состоял, новаторство поэта не связано с разрушением традиционных размеров, строф и обессмысливанием слов, напротив Пастернак стремится в традиционной поэтической системе найти те грани, которые не были до него разработаны, стремится придать старым формам новое содержание.

Мы сказали, что в цикле помимо стихотворений, акцентированных на собственно теме разрыва, есть и другая группа стихотворений – это признания и призывы к любимой и к жизни. Они восстанавливают мир в его объёме, пластике, звучании.

Для сравнения возьмём стихотворение «Заплети этот ливень…» [1, ст.84].

Оно очень отличается от предыдущего самим настроением, которое передаётся определённой энергией ритма. Это разностопный анапест, благодаря которому стихотворение звучит как-то пульсирующее, то размеренно, почти слитно, то толчок за толчком, это видно в удлинённых строках третьей и восьмой : «Отбивай ликованье! На волю! Лови их ведь в бешенной этой лапте», «И ласкались раскатами рога и треском деревьев, копыт и когтей», то есть неравномерно, по нарастающей.

Стоит заострить внимание на звуковой форме произведения. Дело в том, что его ритм очень энергичный, но его нельзя назвать резким, так как мелодичность, плавность передаёт аллитерация звука [л]. Обращение к любимой совершенно другой тональности, нежели в предыдущем стихотворении. Здесь нет упрёка, обиды, лишь восхищение, которое передаётся большим количеством восклицательных знаков.

Но всё равно за счёт ритма передаётся напряжение лирического героя, и последний стих: «О, на волю! На волю – как те!» - показывает желание героя вырваться, освободиться, избавиться от боли.

Рассмотрим последнее стихотворение из цикла «Разрыв» «Рояль дрожащий пену с губ оближет.» [1, ст.86]. В нём большое место уделено музыке, которая становиться темой, и здесь, на тематическом уровне утверждается её гармонизирующая роль. Образ рояля – это олицетворение, рояль – животное, рояль – человек. Оно передаёт какую – то напряжённость, даже хаотичность.

Рояль дрожащий пену с губ оближет.

Тебя сорвёт, подкосит этот бред.

Ты скажешь: - милый! – Нет, вскричу я, - нет.

При музыке?! – Но можно ли быть ближе,


Чем в полутьме, аккорды, как дневник,

Меча в камин комплектами погодно?

[1, ст.86]

В этих стихах видно, что музыка и разделяет, и сближает героев. При музыке неуместны житейские объяснения, но в тоже время сама она проникнута напряжением жизни, на это указывает эвфемизм, употреблённый поэтом, музыка – «бред», и она же разрешает это напряжение.

Сравнение «аккорды, как дневник» подчёркивает близость музыки и внутреннего мира человека. Состояния лирического героя также характеризует его действие: «Меча в камин комплектами погодно». В дневнике обычно описана вся жизнь, прошлое. Аккорды – дневник, то есть музыка – жизнь. А значит сжигание в камине аккордов – есть прощание с прошлой жизнью.

О пониманье дивное, кивни,

Кивни, и изумишься! – ты свободна.

[1, ст.86]

Краткое прилагательное «свободна» относиться к героине, но становиться опорным для целого стихотворения, значит история отношений героев «досказана» до конца.

Последний катрен этого стихотворения в целом является и заключительным для всего цикла.

Я не держу. Иди, благотвори,

Ступай к другим. Уже написан Вертер,

А в наши дни и воздух пахнет смертью:

Открыть окно, что жилы отворить.

[1, ст.86]


Первые два стиха обращены любимой, лирический герой отпускает её, напоминая о трагической любви Вертера, что ещё раз доказывает разрыв – смерть, любовь – болезнь и боль.

Но последние две строки относятся к пастернаковской действительности.

Это пример, по мнению В. Альфонсова, «…вторжения эпохи, современности в субъективную лирическую ситуацию». [3, ст.135] Но это не переход от одной теме к другой - это расширение темы, идущей изнутри. «Выход в общее – считает Альфонсов – всегда исцеление, в данном случае от «нательной болезни». [3, ст.135]

Таким образом, в финале этого стихотворения мы видим смирение, лирический герой отпускает возлюбленную.

Равновесие в цикле «Разрыв» достигается путём смены темпа, чередованием стихотворений двух настроений, различных по тональности.

В стихотворениях, акцентированных на теме разрыва, любовь – это болезнь, обман, сам разрыв – смерть, возлюбленная - «залгавшийся ангел».

Вторая группа – это стихотворения – любовные признания, призывы, обращения к любимой, в них также чувствуется большое напряжение, боль в душе героя – это достигается за счёт ритма, постановок знаков препинания, а также тропов и фигур. В последнем катрене цикла лирический герой приходит к смирению и отпускает возлюбленную.

Если же говорить в целом о сборнике «Темы и вариации», то следует сказать, что любовь здесь рассматривается как болезнь, разочарование.

В этом сборнике нет внутренней слитности «Сестры…», но он полон эмоций, напряжённости экспрессивных чувств.

В сборнике ещё чувствуется влияние символизма и футуризма. Это разнонаправленная книга, но в ней очень ёмко, точно и ярко передаются психологические характеристики.






















Глава 2. Любовь и поэзия.

§1.Зрелый период в лирике Б.Л.Пастернака.


Через семь лет в 1930-1931 году был написан сборник «Второе рождение».

Эта книга очень сильно отличается от предыдущих, по мнению многих исследователей творчества Б.Л.Пастернака в этом цикле уже намечается реалистический принцип видения нового мира. Если ранняя лирика несла на себе влияние символизма, то более поздняя освобождается от этих туманностей. Само название сборника говорит за себя «Второе рождение».

Нравственный и психологический смысл темы этой книги не в замене прожитой жизни на какую-то другую, а в воскресении для жизни после «изнуренья». Поэт открывает здесь жизнь заново, в новом качестве, а это значит вернуться к жизни и взглянуть ей в лицо.

Любовная лирика «Второго рождения» связана с конкретным биографическим фактом. Дело в том, что в это время происходит большая перемена в личной жизни поэта – разрушение его семьи, сложившейся в 1922 году, когда поэт женился на художнице Евгении Владимировне Лурье, и начало новой, с Зинаидой Николаевной Нейгауз.

Анна Ахматова сказала так о любовной лирике этого периода и о сборнике так: «Он там уговаривает жену не огорчаться по поводу того, что он её бросил и всё это как-то неуверенно…» [3, ст.61].

К примеру, стихотворение «Не волнуйся, не плачь, не труди», посвящено бывшей жене, в нём поэт говорит о том, что она для него друг и опора и что их любовь была «обоюдным обманом».

Ситуация «с двумя женщинами» во «Втором рождении» претворяется в образ изначально драматичной и вечно спасительной любви.

И естественно с приходом новой любви, возникает полновесное слово, но всё о том же, лишь по-новому произнесённое.

Рассмотрим стихотворение «Красавица моя, вся стать» [1, ст.313].

Общий тон этого произведения какой-то доверительный, разговорный. Само обращение к любимой напоминает песенный зачин.

Красавица моя, вся стать,

Вся суть твоя мне по сердцу.

[1, ст.313]

Всё в ней, она сама прекрасны и вдохновляют поэта.

Всё рвётся музыкою стать,

И всё на рифму проситься.

[1, ст.313]

Существительное «рифма» встречается очень часто, давайте проследим за ним.

И рифма не вторенье строк,

А гардеробный номерок,

Талон на место у колонн

В загробный гул, корней и лон.

[1, ст.313]

Рифма сравнивается с «гардеробным номерком», это не просто «вторенье строк». Ведь театр начинается с гардероба, а рифма – это гардеробный номерок, который и открывает дверь в жизнь, ведь театр – это жизнь.

Здесь же появляется образ музыки эпитет «загробный гул» имеет двоякое значение, возможно – это «гул» оркестра, настраивающего инструменты, толи это гул самого стихотворения, так как стих рокочет и переливается с помощью аллитерации звуков [р], [л], [н]. Рифма вводит в нечто таинственное и прекрасное.

Следующие строфы:

И в рифмах дышит та любовь,

Что тут с трудом выноситься,

Перед которым хмурят бровь

И морщат переносицу.


И рифма не вторенье строк,

А вход и пропуск за порог

Чтоб сдать как плащ за бляшкою,

Болезни тягость тяжкую,

Болезнь огласки и греха

За громкой бляшкою стиха.

[1, ст.313]


Олицетворение «в рифмах дышит любовь» говорит о том, что не рифмы складываются в стихотворения о любви, а сами они пронизаны любовью, это чувство во всём, олицетворение передаёт восторг лирического героя.

В секстете опять повторяется строка «и рифма не вторенье строк», то есть не стихи диктуют выбор рифмы, а сама жизнь. Здесь также повторяется мысль третьей строфы, но на этот раз рифма не номерок, а «вход и пропуск за порог», вход в новую жизнь полную любви, и за этим порогом останутся прежние тягости, болезни. И в этой строфе о житейских тягостях, о боли сменяется звуковая окраска аллитерация звуков [ш], [г], [к], [х], к тому же «бляшкою – тяжкою» - это единственный в стихотворении случай парной дактилической рифмы, затормаживающий разбег стиха, создающий ритмическую заминку. В общем же в произведении рифмовка опоясывающая, то есть перед нами появляется некое ожидание рифмы, что придаёт стихотворению эмоциональное напряжение.

Предпоследняя строфа:


Красавица моя, вся суть,

Вся стать твоя, красавица,

Спирает грудь и тянет в путь

И тянет петь и – нравится.

[1, ст.313]

Этот катрен показывает нам новое чувство, зародившееся у лирического героя, его вдохновение и желание жить. Повтор и выделение существительного «красавица», а также постановка тире перед глаголом «нравится» подчёркивают эмоциональный восторг героя, его восхищение пред возлюбленной.

Первая и предпоследняя строфы, казалось бы, создают кольцевую композицию, показывая нам, внутреннее состояние лирического героя, но Пастернак не может так закончить стихотворение. Не может слово «нравится», повисшее отдельно, через тире, быть концовкой. Это лишь разбег для решающего слова:

Тебе молился Поликлет.

Твои законы изданы.

Твои законы в далях лет.

Ты мне знакома издавна.

[1, ст.313]

Поликлет – это древнегреческий скульптор, теоретик искусства второй половины пятого века до н.э., именно им был создан цифровой закон идеальных пропорциональных соотношений человеческого тела. Таким образом, благодаря использованию имени Поликлета, поэт утверждает то, что возлюбленная для него есть идеал. Сравните «нравится» и «молился» - решительный взлёт, явный контраст. В этой строфе заключены не восторг и не пафос, а какая-то ясная уверенная удовлетворённость – она четырёхкратно отмерена точкой в конце каждой строки. Причём опять обратим внимание на звукопись, перед нами звенят [з], [зд] и при этом в этой строфе нет звука [р], который так рокотал в начале стихотворения и который постепенно ослабевал. В нём чувствуется элемент импрессионизма, а именно: в произведении через мгновение показывается вся жизнь.

Финал этого стихотворения прост и ясен – любимая прекрасна, герой молится на неё, она даёт ему вдохновение, новую жизнь.

Рассмотрим следующее стихотворение этого сборника «Кругом семенящейся ватой».

Первая строфа очень метафорична: простой тополиный пух поэт называет и «семенящейся ватой» и «ватин тополей». Причём «гуляет… ватин тополей» - это олицетворение и в этой же строфе сравнение «как призрак разврата» - все эти языковые средства передают чувство свободы, разлива жизни, восхищение природой. Настроение этой строфы радостное. Чувствуется какой-то восторг от самой жизни.

А далее мы видим явную тягу к реализму, так как идёт описание комнаты влюблённых. Она является убежищем для близких людей.

В следующих катренах лирический герой чувствует себя одиноким без возлюбленной.

Наиболее интересной представляется следующая строфа:

Ты стала настолько мне жизнью,

Что всё, что не к делу, - долой,


И вымыслов пить головизну

Тошнит, как от рыбы гнилой.

[1, ст.313]

Возлюбленная – это жизнь, и всё, что не относиться к ней и их любви неважно и даже ненужно, возможно, поэтому перед словом «долой» стоит тире. Последние два стиха в этой строфе – отказ от вымысла, тайны. Поэтому сама лексика здесь как-то снижена.

В шестом и седьмом катренах поэт опять говорит о комнате, причём у раннего Пастернака мы бы не нашли такие строки:

Зимой мы расширим жилплощадь,

Я комнату брата займу.

[1, ст.313]

Нужно заметить, что в двух последние строфах глаголы употреблены в будущем времени, да и речь ведётся уже о зиме. То есть лирический герой верит, надеется на продолжение отношений и на то, что жизнь с любимой будет прекрасной. И эта комната – некий символ их любви, «в ней шум уплотнителей глуше», то есть, здесь нет ничего чужого, ненужного, здесь лишь покой и любовь.

Связь возлюбленной с будущим лирического героя показана и в следующем стихотворении «Никого не будет в доме». В начале стихотворения лирический герой одинок, чувство одиночества подчёркивается повторением местоимения «никого», во второй строфе оно вообще выделено постановкой тире, а также употреблением числительного «Один» и написанием его с большой буквы. Героя окружают лишь снег и крыши за окном.

Следующие две строфы повествуют о неком воспоминании, при котором появляется чувство вины. Олицетворения «завертит мной прошлогоднее унынье», «и дела зимы иной … кольнут доныне неотпущенной виной», «сдавит голод дровяной» подчёркивают напряжение, а также передают чувства тоски, боли. Эпитет «дровяной голод» даёт определение, характер этой боли, то есть это та боль, при которой холодеет душа и сковывает всё внутри. А следующая строфа начинается с противительного союза «но».

С приходом возлюбленной чувства вины, одиночества, тоски исчезают, она вносит оживление. Поэт сравнивает её с «будущностью», то есть опять лирический герой свою будущую жизнь связывает только с ней.

Последний катрен:

Ты появишься у двери

В чём-то белом без причуд,

В чём-то впрямь из тех материй,

Из которых хлопья шьют.

[1, ст.314]

Возникает ощущение, что любимая – ангел, она чиста, светла и легка, это передаётся с помощью употребления прилагательного «белый» и существительного «хлопья».

Таким образом, в этом сборнике мы видим отход от символизма, здесь мало употребляются книжные образы, меньше разных туманностей, лексика общеупотребительна, зачастую даже снижена. Образ возлюбленной становиться более земным, реальным.

В сборнике «Второе рождение» любовь – это воскрешение, любимая помогает переродиться, жить по-новому.

Период с 1930-1950 г. довольно тяжёлый для Пастернака. В это время на искусство сильно влияет идеология. Появляется новая культура, восхваляющая новую жизнь. Поэт наблюдает картины репрессий и массового голода. Он пережил гибель своих друзей, грузинских поэтов Паоло Яшвили и Тициана Табидзе, аресты и смерть Мандельштама. К нему самому относятся с недоверием. Поэзия Пастернака после «Второго рождения» испытала пору затяжного кризиса. Творчество переместилось в прозу и в перевод: «Личное творчество кончилось, я ушёл в переводы». [3, ст.265]

Начиная с 1936 года, поэт живёт в Переделкино, там же пишет сборник «На ранних поездах»1936-1944г. Сюда же входит цикл стихотворений о войне.

В этом сборнике мы не нашли стихотворений любовной лирики, возможно это связано с желанием поэта не открывать своё интимное, а возможно в связи с положением страны, а также в связи с переломом в его собственной душе.











§2. Поздний период в лирике Б.Л.Пастернака.



Позднее творчество Б. Пастернака исследователь Альфонсов определил так: «Стихи позднего Пастернака порою подчеркнуто, неметафоричны, образ порой прямо «повторяет действительность», но за конкретным всё равно стоит символическое, обобщенное … у позднего Пастернака явления и детали часто предстают «голые», без рефлексов, прежних сложных ассоциаций, но принцип случайности остаётся в силе.» [3, ст.326]

В ранний период Пастернак находится под влиянием символизма и футуризма, поэтому для его ранних стихов характерны оксюмороны, игры со значениями слов, таинственные и книжные образы, метафоризация, музыкальность, субъективность, многозначность, а также предметность мира, нарушение синтаксических конструкций.

Далее в сборнике «Второе рождение» намечается тенденция к реалистическому принципу. Он избегает употреблять родовые понятия, предпочитает видовые, единичные. Его стихотворения пестрят точными названиями. Поэт идёт к простоте. И эта естественность стиля пойдёт по восходящей от цикла к циклу, от книги к книге.

На протяжении десяти послевоенных лет Пастернак пишет роман «Доктор Живаго» 1946-1955г.

Пятидесятые годы – время серьёзных испытаний для поэта. Его поэзия и проза не укладываются в рамки тогдашних литературных норм.

Это время бесцеремонного диктата властей, как писать, снимать кинофильмы, ставить спектакли и сочинять музыку.

В эти же годы Пастернак подвергается нападкам критики, но он пишет свой роман.

Во второй книге в семнадцатой части записаны стихотворения Юрия Живаго. Это не значит, что они писались специально для романа, но с другой стороны они создавались во внутренней связи с романом, в атмосфере работы над этим произведением, на общем с ним подъёме и направлении. Поэтому не важно, какие из них возникли в подчинении сюжетным положениям романа.

В произведении описана работа Юрия Андреевича над лирическим изложением легенды о Егории Храбром. С сюжетом романа также связаны стихотворения «Сказка», «Разлука», «Зимняя ночь». Мы разберём стихотворение «Разлука».[1, ст.378] Его можно отнести к «Плачу по Ларе», это произведение связано с сюжетом романа, оно относиться к тому месту «Доктора Живаго», когда зимой в гражданскую войну, в чужом доме, в глуши, на Урале, Юра остаётся один после отъезда Лары.

Лирический герой остаётся один, возлюбленная покидает его. Без неё в комнатах «хаос». В комнате может быть бардак, но не «хаос». Баевский отмечает, что у позднего Пастернака усложненная семантика слов. Употребление существительного «хаос», для того чтобы показать внутренний мир героя, его переживания, хаос не только в его комнате, но и в его голове, в душе – хаос чувств.

Лирический герой потрясён и не может понять, правда это или сон, «Он в памяти иль грезит». Его чувства к ней, его тоска, их встреча всё сравнивается с морем. Например: «Тоска с пустыней моря схожа»,


Она была так дорога

Ему чертой любою,

Как морю близки берега

Всей линией прибоя.


Как затопляет камыши

Волненье после шторма,

Ушли на дно его души

Её черты и формы.

[1, ст.378-379]

Почему же море? Быть может, потому что его поверхность пустынна и бесконечна, и эта пустота подчёркивает одиночество героя. А быть может, это соотносится с метафорой «море любви», возможно, его любовь такая же бесконечная, бескрайняя, красивая, полная, как море.

В самом романе Юрий так говорит о Ларе: «Прелесть моя незабвенная!<…>Я запишу память о тебе в нежном, нежном щемяче печальном изображении.<…> Вот как я изображу тебя. Я положу твои черты на бумагу, как после страшной бури, взрывающей море до основания, ложатся на песок следы сильнейшей, дальше всего доплёскивавшейся волны. Ломанной извилистой линией накидывает море пемзу, пробку, ракушки, водоросли, самое лёгкое и невесомое, что оно могло поднять со дна. Это бесконечно тянущаяся вдаль береговая граница самого высокого прибоя. Так прибило тебя бурей жизни ко мне, гордость моя. Так я изображу тебя!» [2, ст.446] То есть в самом романе повторяется этот смысл, эта метафора. Как и в стихотворении в «Докторе Живаго» также подчёркивается мысль о том, что её герою дала сама природа, сама судьба.

Размер стихотворения – четырёхстопный ямб.

В девятом катрене олицетворения: «Разлука их обоих съест», «Тоска с костями сгложет». Фразеологизм «тоска гложет» дополняется словом «костями». Эти абстрактные понятия, как хищники, которые убьют влюблённых.

В четвёртом катрене поэтом используется игра со значением слов:

Когда сквозь иней на окне

Не видно света божья.

[1, ст.378]

«Не видно света божья», потому что ничего не видно в окне или нет на душе просвета, облегчения, только боль и тяжесть.

Автоматизм действия в предпоследней строфе также раскрывает внутренний мир лирического героя – опустошенность, усталость, одиночество и только почувствовав физическую боль от укола пальца иглой, герой заплакал, причём явно не от физической боли.

Это стихотворение уже не несёт на себе влияние символизма. Баевский писал, что в этот период исчезают языковые трудности, и ,что на первый взгляд всё кажется понятно, но усложняется семантика слов и более насыщенным становится литературный, философский, исторический, религиозный фон произведений.

Образ возлюбленной очеловечивается, он более земной, нежели в ранней лирике, особенно ярко этот образ можно рассмотреть в стихотворении Юрия Живаго «Свидание».

Следует сказать, что стихотворение не относится к конкретному событию романа. Но его можно отнести к «плачу по Ларе», так как после её отъезда Юрий Андреевич пишет несколько стихотворений, посвящённых любимой.

Первая строфа сразу начинается с инверсии и кратких строк, которые придают этой лирической исповеди необыкновенный динамизм.

Засыплет снег дороги,

Завалит скаты крыш.

Пойду размять я ноги:

За дверью ты стоишь.

[1, ст.379]

Этот динамизм передаёт нам волнение героя.

Стихотворение – воспоминание, о чём свидетельствует последний катрен:

Но кто мы и откуда,

Когда от всех тех лет

Остались пересуды,

А нас на свете нет?

[1, ст.380]

Волнение самой героини передано через её действие – жуёт снег. Образ возлюбленной передаётся через предметно бытовые детали.


Одна в пальто осеннем.

Без шляпы, без калош…


Течёт вода с косынки

За рукава в обшлаг,

И каплями росинки

Сверкают в волосах.


И прядью белокурой

Озарены: лицо,

Косынка и фигура

И это пальтецо.

[1, ст.380]


Такое большое внимание уделено этим предметам, потому что, во-первых, они передают волнение, чувства, состояние героя, а во-вторых, потому что все эти предметы принадлежат ей, это её «частички» и недаром автор далее говорит:


И весь твой облик слажен

Из одного куска.

[1, ст.380]

ТО есть вся она с её манерами, одеждой, причёской ему дорога и эти детали для героя очень важны, ведь они все составляют её образ. Стих «Снег на ресницах влажен» - это игра слов, усложнение семантики, ведь снег не может быть сухим. Но есть фразеологизм «влажные глаза», то есть героиня плачет.

Ситуация из-за, которой герои не вместе непонятна, но ясно, им больно оттого, что они не вместе.


Как будто бы железом,

Обмокнутым в сурьму,

Тебя вели нарезом

По сердцу моему.

[1, ст.380]

На какое-то время герою кажется, что они только одни и ничего их не окружает. Для них главное – их взаимоотношения, их чувства, а не окружающее.

Деревья и ограды

Уходят вдаль, во мглу.


И оттого нет дела,

Что свет жестокосерд…


И оттого двоится

Вся эта ночь в снегу,

И провести границы

Меж нас я не могу.

[1, ст.380]

Невозможно не заметить, что почти в каждой строфе упоминается снег, причём сам роман построен на фоне снега. В своей статье «Водяной знак» Франк В.С. пишет, что Лара – это образ живой воды, то есть она даёт вдохновение, жизнь окружающим, она постоянно в движении, она чиста. Возьмем, к примеру, цитату из романа «Они были уверены, что отворят парадное и в дом войдёт так хорошо им знакомая женщина, до нитки вымокшая и прозябшая <…> они были уверены в этом, что когда они заперли дверь, след этой уверенности остался за углом дома, на улице, в виде водяного знака этой женщины или её образа, который продолжал им мерещиться за поворотом » [17, ст.642]. А снег, по мнению исследователя, в романе является символом «безвременно уходящего времени». И это свидание – это нахлынувшее на лирического героя воспоминание, которое, с одной стороны, прекрасное, а с другой – горькое.

Образ возлюбленной в этих стихотворениях земной, нет сравнений с Офелией или Дездемоной, с таинственными гречанками, нет её мифологизации. Она земная со своими чувствами, со своими думами.

Быть женщиной – великий шаг

Сводить с ума геройство.

[1, ст.366]

Так говорит Пастернак в своём стихотворении «Объяснение». Ведь любовь к женщине меняет, вдохновляет, делает счастливым. Она толкает на разные поступки. Его толкнула к написанию, например, «Сестры моей жизни» и других замечательных произведений. Любовь заставляет по-новому дышать, думать.

В стихотворениях, вошедших в роман «Доктор Живаго», любовь сильная земная, но не всепобеждающая, она в какой-то мере безнадёжная. Но это больше связано с отношением Юрия Живаго и Лары. Ведь Главный герой так и не остался с возлюбленной до конца.

Роман оказался неприемлемым для публикации в СССР. В 1957г. он вышел в Италии, а 23 октября 1958г. автору «Доктора Живаго» была присуждена нобелевская премия «За выдающиеся достижения в советской лирической поэзии и на традиционном поприще великой русской прозы».

В ответ на это Пастернак был исключён из Союза Советских писателей и подвергся грубому публичному поношению. Потрясённому реакцией соотечественников, ему пришлось отказаться от столь высокой награды. Возможно из-за столь тяжёлого положения в его последнем сборнике «Когда разгуляется» мы нашли лишь одно стихотворение о любви, причём оно было написано до инцидента с Нобелевской премией.

Стихотворение называется «Без названия» [1, ст.397]

Это, пожалуй, итоговое стихотворение в любовной лирике Б.Пастернака.

Героиня земная, а не таинственная, она «недотрога, тихоня в быту».

Сравнение возлюбленной с огнём, гореньем, образ её глаз – показывают героиню живой, яркой, пылкой. Автор подчёркивает простоту и естественность любимой в изображении того, как она сидит, что делает, как говорит.


Ты с ногами сидишь на тахте,

Под себя их, поджав по-турецки,

Всё равно на свету, в темноте,

Ты всегда рассуждаешь по-детски.


Замечтавшись, ты нижешь на шнур

Горсть на платье скатившихся бусин.

Слишком грустен твой вид чересчур,

Разговор твой прямой безыскусен.


[1, ст.397]

Во второй строфе:

Посмотри, как преображена

Огневой кожурой абажура

Конура, край стены, край окна,

Наши тени и наши фигуры.

[1, ст.397]

Определение «огневой» наталкивает нас на упомянутое сравнение любимая – огонь, тогда возможно не абажур преобразил всё вокруг, а их любовь. Причём преображены не только герои, но и окружающие их предметы – окно, тахта, стена, конура, абажур. И употребляет их поэт потому, что они соотносятся с тем, что она здесь. И потому всё это так дорого и тоже преображается.

Чувства возлюбленной сравниваются с рудоносной залежью, то есть её любовь глубока, сильна, надёжна.

Любовь меняет людей, но в этом стихотворении герой готов ради любви изменить не только себя, но и весь мир.

Для тебя я весь мир, все слова

Если хочешь переименую.

Всю жизнь поэт жил одной любовью. Любовью к женщине, к природе, к искусству, к Родине.

Альфонсов написал в своей работе «Незыблемым и всепроникающим в поэзии Пастернака остаётся закон любви, закон единства связи. Это закон, выражающий суть и чудо творения, соединяет людей между собой, человека с природой, историю с вечностью». [3, ст.312].






















Заключение.


В нашей работе мы определили жизненные и творческие истоки любовной тематики в лирике поэта, определили своеобразие художественного воплощения концепции любви, а также выявили эволюцию художественного метода Б. Пастернака и эволюцию концепции любви.

Сделав аспектные и структурные анализы некоторых стихотворений, мы пришли к следующим выводам:

Ранние сборники поэта несут на себе влияние символизма и футуризма, отсюда таинственный образ возлюбленной, которая прекрасна, как богиня, а любовь некое божественное, космическое, таинственное чувство. Пастернак в это время влюблён в Елену Виноград, и все стихотворения этого периода посвящены ей. Отношения между мужчиной и женщиной мистифицированы. В сборнике «Темы и вариации» любовь – боль, болезнь. Это связано с разрывом с Еленой Виноград. В сборнике «Второе дыхание», где намечается реалистический принцип изображения действительности, любовь – это вдохновение, перерождение, толчок к новой жизни. В это время Пастернак строит новые отношения – его избранница Зинаида Нейгауз.

В связи с тяжёлым положением поэта в стране, Борис Леонидович замыкается в себе, уходит в переводы и не пишет интимных стихотворений, не выставляет на показ душу, чувства.

В стихотворениях, вошедших в роман «Доктор Живаго» и сборник «Когда разгуляется», мы опять видим чистую любовь, но уже более «земную», естественную. И сам образ возлюбленной не таинственный, а более детализированный, «живой».

В позднем периоде мы нашли не очень много стихотворений о любви, возможно, это из-за желания поэта не показывать на публике своё личное, сокровенное.

И всё же, благодаря проделанной нами работой, можно сделать ещё один важный вывод: любовь для поэта – это вся жизнь.

Всё в стихах Пастернака «диктовало чувство», было от его чистой души и открытого сердца.



























Литература.


Текст.

  1. Пастернак Б. Стихотворения и поэмы. Переводы./ Сост. Вступ. Ст., и прим. Л.А. Озерова – М.: Правда,1990. – 544 с.

  2. Собрание сочинений в пяти томах. Том 3 «Доктор Живаго» - М.: Худ. Литература, 1990.

Исследования.

  1. Альфонсов В. Поэзия Б. Пастернака. Монография – Л.: Сов. Пис., 1990 – 368 с.

  2. Баевский В.С.История русской поэзии: 1730-1980г. – Смоленск.: Русич., 1994. – 302 с.

  3. Гаспаров М. Л. Очерк истории русского стиха. Метрика, ритмика, рифма, строфика. – М.: Фортуна Лимитед., 2000. – 352 с.

  4. Масленникова Зоя. Портрет Бориса Пастернака. – М.: Сов. Росс., 1990 – 288 с.

Статьи.

  1. Айгн Г. Обыденность чуда// Дружба народов – 1993. - №12 – с. 186.

  2. Жолковский. Книга книг Пастернака: о книге стихов «Сестра моя жизнь». // Звезда – 1997. - № 12 – с. 193.

  3. Каплан И. Жемчужины поэзии Б.Л. Пастернака «Гамлет» и «Свидание».// Литература – 2000. - №21 – с. 14 – 15.

  4. Кунин И. Ф. Как читать ранние стихи Пастернака. // Русская речь – 1994. - №1 – с. 72.

  5. Никитаева В. И. образ мира в слове «явленный». // Русская словесность – 1997. - №4 – с.63.

  6. Озеров Л.А. Язык поэзии Пастернака // Русский язык – 1996. – 22 июня.

  7. Овчинников И.Ф. От философии к поэзии. // Вопросы философии – 1990. - №4 – с. 7-22.

  8. Рыбаков В. Свеча на ветру. // Семья и школа – 1990. - №2 – с.45-47.

  9. Страшнов С. Явленные тайны. К урокам по творчеству Б. Пастернака // Литература в школе – 2000. - №1 – с. 80-84.

  10. Шанский Н.М. Среди поэтических строк. // Русский язык в школе – 1989. - №6 – с.60-64.

Учебные пособия.

  1. Книга для ученика и учителя. Борис Пастернак. – М.: Олимп., 1996.

  2. Школьная программа. Поэзия серебряного века./ Авт.- сост. А.В. Леденев. - 5 издание – М.:Дрофа.,2002.

  3. Школьная программа. Б.Л.Пастернак. Доктор Живаго./ Авт.- сост.

М.Г.Павловец., Т.В.Павловец. – 5 издание. – М.: Дрофа., 2003.





Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 25 октября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru

Общая информация

Номер материала: ДВ-078307

Похожие материалы