Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / География / Конспекты / Научно-исследовательская работа: "Маршрутами Ч.Ч.Валиханова"

Научно-исследовательская работа: "Маршрутами Ч.Ч.Валиханова"

  • География

Поделитесь материалом с коллегами:


ФГКОУ « Омский кадетский военный корпус» МО РФ


Международные краеведческие чтения, посвященные 180-летию со дня рождения Чокана (Мухаммеда-Ханафии) Чингисовича Валиханова

« Служить будущему своего народа было его мечтой»






Маршрутами Чокана Валиханова







Выполнила:

Преподаватель географии

Коробова Ольга Аркадьевна

ФГКОУ «ОКВК» МО РФ







г. Омск, 2015г.







Содержание






I.Введение

Формирование взглядов.___________________________________стр4-6

II. Основная часть

Военные заслуги перед Россией. Участие в военныхэкспедициях____стр6

1) Первая экспедиция. Путешествие на Иссык-Куль и в Кульджу._____

2) Вторая экспедиция. Хождение в Кашгар.______________________стр6-7

III.Заключение

Научный вклад.____________________________________________стр10

IV.Выводы_________________________________________________стр9-10

Библиографический список___________________________________стр11

Приложения _______________________________________________стр11


























Целью работы: Выявить роль военных маршрутов великого географа Омского кадетского корпуса Ч.Ч. Валиханова в развитии географической науки.

Актуальность работы заключается в бессмертном научном вкладе в изучение природы и населения Центральной Азии. При изучении природы Центральной Азии, мы всегда обращаемся к бесценным трудам и составленным картам великого путешественника , поэтому работа является актуальной.

Материал данной научно-исследовательской работы будет использоваться на уроках географии, геологических кружках, на научных географических конференциях в качестве донесении огромного влияния трудов Ч.Ч. Валиханова на современные исследования и знания.

Методы

  • Исследовательский;

  • картографический;

  • практический;

  • исторический

  • метод анализа литературы.

Гипотеза: Какую роль играют изучение маршрутов экспедиций, труды и составленные карты в изучении природы Центральной Азии в наше время.


Задачи:

  1. Изучить необходимую научную литературу

  2. Изучить биография путешественника

  3. Показать роль экспедиций и созданных трудов, географических карт в развитии географической науке

  4. Сделать выводы


План.

I.Введение

Формирование взглядов.

II. Основная часть

Военные заслуги перед Россией. Участие в военных экспедициях.

1) Первая экспедиция. Путешествие на Иссык-Куль и в Кульджу.1856 год.

2) Вторая экспедиция. Хождение в Кашгар. 28 июня 1858 – 12 апреля 1859 гг.

III.Заключение

Научный вклад.

IV.Выводы






I.Введение

Формирование взглядов.

Родился в ноябре 1835 года в крепости Кушмурун (ныне Семиозёрный район Семипалатинской области).

Первенец султана Чингиса и Зейнеп родился в ноябре 1835 года — точно день неизвестен — в крепости Кушмурун, в деревянном доме, отведенном под резиденцию старшего султана округа. Мальчику дали мусульманское имя Мухаммед-Ханафия. Мать стала называть его по-своему — Чокан. Прозвище, придуманное матерью, превратилось затем во всеми признанное имя.

Маленький Чокан выучился читать года в четыре. Он очень рано стал ходить в Кушмурунскую казахскую школу, построенную его отцом. Учитель-мулла дал ему начальные знания восточных языков. Валиханов овладел арабским языком в детстве, через него ему открылась восточная литература.

В 1847 году Чокан Чингизович Валиханов покинул родные казахские степи.

Отец его, султан Чингис Валиханов, внук знаменитого в истории Казахстана хана Аблая, присягнувшего в 1740 году на верность России, решил отправить сына учиться в Омский кадетский корпус.

Десятилетний Чокан, ни слова не понимавший по-русски, в сопровождении переводчика приехал в Омск.

Способный и восприимчивый мальчик, проучившийся до поступления в корпус три года в медресе, быстро изучил русский язык и в знаниях обогнал своих сверстников. Любознательный и трудолюбивый, он много читал и даже получил разрешение корпусного начальства пользоваться фундаментальной библиотекой, так как книги скромной ученической библиотеки им были все быстро прочитаны.

Больше всего увлекался Чокан Валиханов описаниями путешествий и сам мечтал стать путешественником — открывателем неизвестных земель.

В корпусе он сдружился с кадетом Григорием Потаниным, будущим известным исследователем Сибири и Центральной Азии. Вечерами они вместе обсуждали прочитанные книги и мечтали о самостоятельных путешествиях.

Чокан был полон рассказов о казахских степях, о кочевой жизни, о соколиной охоте, которой увлекалась казахская знать. Рассказы эти были так интересны, что Потанин начал записывать их, а Валиханов, который превос­ходно рисовал, иллюстрировал толстую тетрадь, став­шую заветной для обоих друзей, набросками казахского оружия, сбруи, реквизита соколиной охоты и т. п. В сущ­ности это и была первая работа Чокана по этнографии, которую он выполнил еще совсем мальчиком.

Пылкая фантазия его поражала товарищей. Он вслух мечтал, как проникнет до южных пределов степи, туда, «где начинается зага­дочная Поднебесная империя», и сколько он узнает нового о еще неизвестных странах.

Наклонности Чокана к исследовательской работе и его любовь к чтению книг о путешествиях скоро сдела­лись известны в корпусе, и учителя стали смотреть на подрастающего Валиханова как на будущего исследова­теля или ученого.

В летние каникулы Валиханов уезжал к отцу в степь, в урочище Сырымбет, километрах в ста к западу от го­рода Кокчетава; остальное же время, свободное от за­нятий в корпусе, он проводил у Гутковских или Капу­стиных — в семьях наиболее культурных омских чинов­ников.

Историю кадетам преподавал молодой учитель Гонсевский, несомненно, талантливый ученый, застенчивый добряк.

Гонсевский преклонялся перед гением Петра I. Мог ли он допустить мысль, что ныне царствующий Николай I стоит по значению своему ниже великого предка?

Веру Гонсевского в прогресс России укреплял и пример кадета Валиханова, феноменальна быстрое развитие юного кайсака. Чокан воплощал в глазах прекраснодушного учителя все лучшее в эпохе Николая I. На воскресенья Гонсевский брал Чокана к себе домой и разрешал ему рыться в книгах. Это была типичная библиотека русского образованного человека. Как тогда говорили: европейски образованного. То есть читавшего Гёте и Шиллера, Расина и Мольера, Шекспира и Байрона не в переводах, которых и было-то в ту пору немного, а в оригинале. Валиханов с его способностью к языкам благодаря библиотеке Гонсевского овладел немецким и французским.

Валиханов сдружился с семьей Капусти­ных. Здесь он встречал передовых людей Сибири, с которыми искал общений и людей, раздавленных царским режимом и попавших в сибирскую ссылку. Среди них были: петрашевец Дуров и писатель Достоевский, отбы­вавшие здесь свою ссылку после каторги. Эти люди прочно вошли в жизнь Чокана Чингизовича и оставили неизгладимый след на всей его дальнейшей судьбе.

Петрашевец Дуров своей критикой административно-политической системы крепостнической России как бы разбудил у Валиханова дремлющий протест против зла, которое он видел кругом, и помог сформироваться демо­кратическим взглядам Чокана Чингизовича.

Достоевский, сделавшийся другом Валиханова, еще больше сблизил его с русским народом. Но самое важ­ное значение для всей будущей деятельности Чокана Валиханова имела встреча с Петром Петровичем Семе­новым.

Семенов был в 1856 году в Омске проездом. Он направлялся в свое, получившее впоследствии мировую известность, путешествие в Тянь-Шань. Встретившись случайно в доме Гутковского с Чоканом Валихановым, он глубоко заинтересовался им. Семенова поразила эруди­ция молодого казаха-офицера и его работы, выполнен­ные во время военных командировок.

Стараясь поддержать начинания молодого исследова­теля по изучению Средней Азии, Петр Петрович дал Валиханову прочесть рукопись своего перевода «Земле­ведения» Риттера — том о среднеазиатских странах, и советовал отправиться в Петербург для получения выс­шего образования по восточному факультету.

Петр Петрович Семенов помог Чокану Чингизовичу и в органи­зации его следующего, уже чисто научного, путешествия в Кашгарию. Он посоветовал генерал-губернатору Гасфорту командировать поручика Валиханова в город Кашгар для того, чтобы изучить неизвестную «страну шести городов», простирающуюся за Тянь-Шанским хреб­том, собрать обстоятельные сведения о гибели путешест­венника доктора Шлагинтвейта и разыскать, может быть, оставшиеся после него ценные труды и путевые заметки.


II. Основная часть

Военные заслуги перед Россией. Участие в военных экспедициях


Став офицером, и, служа в должности адъютанта ге­нерал-губернатора Западной Сибири Гасфорта, Валиханов получил возможность заняться исследовательской деятельностью.

Будучи уроженцем Азии, он свободно чувствовал себя там, куда русские и европейские путешественники вовсе не получили бы доступа. Знание многих восточных языков и полученное им до корпуса домашнее, султанское образование делали для него близким и понятным духовный мир человека Азии. К тому же он еще и художник... Рядом с бисерной вязью строк — более разборчивых в первом дневнике и с трудом поддающихся прочтению в последующих — он пером или карандашом набрасывал рисунок, словно бы небрежный, наспех, однако очень точный. В те времена многие путешественники специально приглашали в экспедицию художника, чтобы запечатлеть пейзажи, предметы быта, типы людей, национальные костюмы. Валиханову — куда бы он в будущем ни направился — художник в спутники не потребуется. Его зарисовки как бы продолжают записи, а записи уточняют изображения. И всегда рядом с пейзажем, с портретом, с фигуркой, животного у Валиханова будет вычерчен изученный им маршрут – вычерчен твёрдой рукой военного топографа: маршрут, план города, река со всеми ее притоками, схема перевалов, торговые пути. Величайшая ценность эти его топографические работы, из них потом сложились карты — теперь уже точные, а не предположительные, какими вьнуждена была пользоваться европейская наука в трудах по землеведению Азии!

1) Первая экспедиция. Путешествие на Иссык-Куль и в Кульджу.1856 год.

Главное, что сделал Валиханов во время этой первой своей поездки, — это было изучение самих народов, обитавших в этом глухом крае, впервые открывшемся для русской науки. О племенах «дикокаменной орды», населявших Тянь-Шань и Джунгарию, в географической науке было самое смутное представление. Край этот тогда еще не входил в состав России. (Карта №1)Отдельным путешественникам, попадавшим сюда, было трудно разобраться в родах и племенах, которые назывались по-разному — то местными, то китайскими, то казахскими именами. Не зная местных языков, впервые наблюдая сложные взаимоотношения различных кочевых киргизских родов, любой ученый столкнулся бы с большими затруднениями при изучении отдельных племен. Вот почему даже из замечательных исследований П. П. Семёнова мы можем узнать о населении того края, который он исследовал, меньше, нежели о природе. Валиханов, во всех тонкостях знавший быт кочевников, отлично понимавший киргизские наречия, достаточно близкие к родному ему казахскому языку, не мог сделать лучше, как избрать главной темой своих исследований этнографию. Собранные им материалы внесли значительную ясность в научно-географические представления об обитавших здесь казахах и киргизах. В своей работе «Очерки Джунгарии», изданной впоследствии Географическим обществом, Валиханов подчеркивает, «что не должно смешивать эти два совершенно различных народа». Валиханов жалуется, что современная ему география путает казахов и киргизов (мы знаем, что и в официальных документах царского времени вплоть до самой революции казахов упорно называли киргизами) и разъясняет: «Большая, Средняя и Малая киргиз-кайсацкие орды составляют один народ — «казак» [казах], отличный от киргизов... Эти два народа отличаются по языку, по происхождению, по обычаям...»

2) Вторая экспедиция. Хождение в Кашгар. 28 июня 1858 – 12 апреля 1859 гг.

Всю дорогу Чокан Валиханов вел дневник путешест­венника. Он аккуратно и подробно записывал в нем маршрут и географические сведения о крае, легенды и песни, услышанные у костров на привалах каравана. Однако, приближаясь к границе Китая, на южном скло­не прохода Терек, Валиханов расстался со своим днев­ником. Он опасался обыска на каком-нибудь погранич­ном пикете и, зная о стремлении китайцев не допускать в Кашгар ни одного европейца, боялся, что дневник может вызвать подозрения.

Он раскрыл дневник и прочитал одну из последних записей:

«Окоченелые от холода, с растрескавшимися губами, мы не в состоянии раскрыть рта. В шубах, туго подпоя­санных широкими поясами, с красными носами и поси­невшими от холода лицами мы похожи на буддийских бурханов. Шарообразные наши халаты, как панцири, сковывают движения рук... Глубокое молчание. Окрест­ная картина придает еще больше уныния и наводит мрачные думы. Кругом голая, черно-желтая вытравлен­ная долина. Скелеты лошадей и баранов покрывают всю долину, и на многих из них еще уцелела кожа и видны высохшие куски мяса».

Потом взял карандаш и перед тем, как зарыть в землю дневник, сделал в нем последнюю запись.

«Южный склон, где мы теперь стоим, заметно поте­плел, есть ковыль и чий. Торопились. Дневник сейчас зарывается в землю, и, если не испортит сырость, опять покажем ему белый свет. До свидания! Дневник писан крайне беспорядочно, для памяти. Нужно его привести в систему. Общего понятия о пройденной местности по мне, конечно, никто не получит. Завтра, может быть, дойдем до караула и, бессомненно, подвергнемся тща­тельному обыску. Через два дня будем в Кашгаре. Что далее?..»

Трудный и опасный путь был окончен, но главные опасности предстояли впереди.

В беседах с купцами и ахунами Валиханов собирал сведения о всех шести городах страны — ведь до сих пор никто не знал ни их расположения, ни расстояний между ними, ни чем они замечательны. Только названия их неясным слухом через случайных купцов доходили до ученых.

Эти шесть городов, давшие имя всей стране, были разбросаны по пустынной Кашгарии и соединялись толь­ко древними караванными путями. (Карта №1 )Унылые стены, цвета выжженной солнцем земли, заслоняли их от взоров пу­тешественников. Даже мечети, лишенные минаретов, не поднимались выше стен. Однообразный серый глиняный пояс, толщиной до десяти и вышиной до двадцати мет­ров, тянулся по равнине, замыкая в кольцо небольшие дома, мечети и базарные площади. Невысокие стороже­вые башни китайской архитектуры, построенные на уг­лах стен, как бы напоминали о соседстве китайских войск, крепости которых были расставлены по стране, как часовые около глиняных городов кашгарцев.

Каждый из шести городов был замечателен какой-нибудь особенностью. Кашгар славился торговлей чаем; Янги-Гисар — гашишом и лотосом, растущим в саду хаким-бека; Яркенд, самый большой кашгарский город, славился дворцом наместника, древней мечетью с ми­наретом, единственным во всей Кашгарии, и торговлей невольниками; утопающий в садах Хотан был знаменит шелковичными червями и производством шелковой ма­терии «дараи», бязи, ковров и тонких войлоков; Ак Су славился выделкой лучших кож и богатством овечьих стад, а самый маленький, Уч-Турфан, насчитывающий только четыре тысячи домов, имел печальную славу после того, как в 1765 году во время мятежа все его жители были истреблены китайцами, а на их месте были поселены пятьсот семей хлебопашцев, собранных со всех концов страны.

В свободное от коммерческих дел время Валиханов разъезжал по окрестностям Кашгара и изучал жизнь страны.

За оазисами поселений расстилалась песчаная пу­стыня, кое-где поросшая костлявым саксаулом, похожим на сухие скелеты каких-то чудовищных птиц, и обитае­мая только стадами куланов — диких ослов, да пугливых сайгаков.

Около поселений, по берегам рек, лежали плохо об­работанные поля риса, пшеницы, джугары (сорго); по­падались участки, засеянные травянистым хлопчатником. Фруктовые сады были запущены... Валиханов интере­совался способами орошения, урожаями, записывая вре­мя созревания различных растений. Он установил, что слухи о возделывании в Кашгарии сахар­ного тростника (о чем писал, например, даже Риттер в своем «Землеведении Азии») ошибочны; вероятно, слу­хи эти были порождены тем, что один из сортов широко распространенной здесь джугары имеет сладкий сок, любимое лакомство местных ребятишек. Валиханов ин­тересовался рудами и горнозаводским делом, туземными ремеслами и отметил себе, что здесь «собственно ману­фактур нет, а есть рукомесло»; при этом он пришел к выводу о страшной застойности здешнего ремесленного производства, в сущности ничем не отличающегося во время его посещения от описания, оставленного китай­ским путешественником VII века Гуэн-Теаном.

В жалких глиняных мазанках, обнесенных стенами, ютились кашгарцы. Их скорбные лица без слов рассказывали о народной нищете и бесправии. Валиханов вы­слушивал невеселые рассказы о тяжелой барщине, на­ложенной на кашгарский народ. Горожане должны были доставлять для своих патронов-чиновников, беков и маньчжурских солдат все продукты: мясо, сало и овощи, крестьяне же пахали для них землю и выполняли все домашние работы.

Талантливые народные певцы пели Валиханову свои песни, и он запоминал их, зная, что народная песня — страница неписаной истории страны.

Положение «купца» помогало Валиханову изучать экономику страны и ее политическое положение. А ве­черами он разбирал рукописи и старинные книги, кото­рые ему удавалось достать у знакомых купцов, и ста­новился историком... Шаг за шагом накоплялись у него заметки «О состоянии Алтышара, или шести восточных городов Малой Бухарии»; год спустя они явятся откро­вением для чиновников Азиатского департамента Ми­нистерства иностранных дел в Петербурге, а затем попа­дут на страницы изданий Географического общества и откроют для всего ученого мира завесу над таинствен­ным Кашгаром.

Петербургский сырой климат губил Чокана, и в 1861 году, весной, когда приближались таинственные белые ночи, он покинул северную столицу и уехал в степь к своему отцу.


III.Заключение


Научный вклад.

Чокан Валиханов оставил после себя большое научное наследие. Его работы ''Аблай'', ''Казахское родословие'', ''Мусульманстве в степи'', ''Следы шаманства у казахов'', ''О кочёвках казахов'' и другие послужили основой глубокого изучения истории и этнографии казахского народа. Своим творчеством Чокан Валиханов внёс огромный вклад в исследование целого ряда народов Центральной Азии.

Другие исследования Валиханова также печатались в трудах Русского Географического общества, также выходили в Берлине (1862 год), в Лондоне (1865 год) и вошли в 6-й и 7-й тома (1878—1879) 19-томной французской Всеобщей географии Элизе Реклю.

Валиханов записал много легенд и преданий, проливающих свет на происхождение и историю как киргизов, так и казахов — жителей Тянь-Шаня и Джунгарии. Он неутомимо разыскивал старинные песни, пословицы и поговорки, в которых скрыта народная мудрость и отражен быт кочевника.

Друзья Валиханова — и прежде всего Потанин — видели в нем большой литературный талант. Потанин с грустью говорит в своих воспоминаниях, что если бы у Чокана Чингизовича была казахская читающая публика, то, может быть, в его лице народ имел бы писателя на родном языке в духе Лермонтова и Гейне.

В его дневниках (на русском, втором родном языке Валиханова) выразилась очень ярко личность путешественника — первого казаха, получившего европейское образование, воспринявшего передовые идеи своего времени.


5.Выводы.

1. Совершив ряд экспедиций, составил этнографическое описание народов Центральной Азии.

2.Географические данные, собранные в экспедициях легли в основу при составлении карт Центральной Азии..

3. Его труды до настоящего времени заслуженно называются классическими. К ним обращаются и теперь – каждый раз, когда возникает необходимость дать характеристику редко посещаемых и все еще труднодоступных мест Центральной Азии.

5. Быстрота, с которой он знакомил ученый мир с результатами своих исследований в объемных сочинениях

4. Не менее важна воспитательная роль личности Ч.Ч Валиханова по Центральной Азии. Мужество и беззаветная преданность науке есть и будет идеалом ряда поколений исследователей нашей планеты.


Чокан Чингизович Валиханов был первым казахом, сумевшим подняться до вершин российского мирового научного олимпа XIX в. Диапазон исследований молодого учёного охватывает широкий круг проблем, который включает географию, антропологию, фольклористику, этнографию, политическую историю, лингвистику. За свою короткую, но яркую жизнь он сумел собрать и оставить потомкам большое научное наследие.





Библиографический список

1. И. Стрелкова. Валиханов // Жизнь замечательных людей – Москва, 1983.

2. Р.Н. Кошенова, С.К. Мунаева, Ф.И. Новиков, Ю.В. Привалова, Н.А. Томилов. Жизнь и наследие Ч.Ч. Валиханова // Омск, 2010. – С. 23

3. http://ru.wikipedia.org/wiki/Валиханов,_Чокан_Чингисович

4http://k0rablik.ru/korabliilyudi/388- clovoorusskomoficerekazaxskomsultaneshtab.html


Приложение

Карта 1


hello_html_701a0229.gif


hello_html_5ba776ef.png

Автофигура 13

Автор
Дата добавления 26.09.2015
Раздел География
Подраздел Конспекты
Просмотров244
Номер материала ДВ-011763
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх