Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Научные работы / Научно-исследовательская работа "Северные амуры"

Научно-исследовательская работа "Северные амуры"

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

hello_html_m5595de45.gifМуниципальное казенное общеобразовательное учреждение основная общеобразовательная школа дБ Теляшево Муниципального района Мечетлинский район Республики Башкортостан.












Научно- исследовательская работа









Руководитель: Ахметшина З.А

учитель истории.

Выполнила:Галимова Лиана

.











Введение

В переломные времена твердо можно опереться только на отечественную историю и подвиги предков. Почти двести лет назад шла нелегкая война с Наполеоном. В ней участвовали многие народы Российской империи, но я родом из Башкирии и поэтому остановилась на участии в ней наших земляков.

История на сегодняшний день - единственная наука, благодаря которой мы можем узнать, что происходило много-много лет назад, прочувствовать, как тяжело приходилось нашим дедам, защищая Родину.

Отечественная война 1812 года - общая беда, сблизившая всех жителей России, в том числе и наших земляков - башкир. Все поднялись на защиту.

В начале XIX века по всей Европе прогремела слава башкирских воинов, которых французы прозвали «северными амурами» за присутствие в их вооружении лука и стрел. Башкирские воины, принимавшие участие в военных действиях Отечественной войны 1812 года, прошли славный ратный путь в составе русской армии до самого Парижа.

Но еще ранее, после объявления манифеста 1806 года о созыве ополчения и провозглашении вербовки народов России, «с хребтов Урала двинулись в поход 23 пятисотенных полка... В полки поступило дворян, башкирских князей и мурз до 400».

Впервые французы познакомились с башкирской конницей ещё в 1807 году, когда она прикрывала отход русской армии в бою с армией Фридланда. Башкиры выпустили тогда «несколько сот стрел в неприятеля, изумленного невиданным оружием». В 1812 году башкиры и мещеряки составляли уже 4 полка в корпусе атамана М.И. Платова.

Действуя в составе корпуса, башкирские воины постоянно находились «в делах против неприятеля». Они сражались на Бородинском поле, воевали в составе «летучих» отрядов, преследовали неприятеля при наступлении русской армии, осыпали французов стрелами в битве при Березине. Какой-либо уставной формы одежды в башкирских полках не было. Воины носили национальные костюмы, на некоторых всадниках также были кольчуги. Оружием служили пики, сабли, фитильные ружья с сошками. Воины имели также колчаны со стрелами и наличья с луками.

В связи с актуальностью темы работы цель ее состоит в изучении основных ключевых вопросов, касающихся конкретно участия в войне против Наполеона башкирских воинов, их подготовленности к войне, тактики сражений, а также подвигов, совершенных башкирами. Для достижения цели были определены следующие задачи:

- изучить башкир, как воинов России;

- ознакомиться с вооружением башкирских воинов;

- изучить военную тактику башкир, показать в ней роль конницы;

- рассмотреть участие наших земляков в Отечественной войне 1812 года;

- более углубленно рассмотреть башкир и мишарей в блокаде крепости Глогау в 1813-1814 годы.


Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы. Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, формулируются цели и задачи исследования.











































Содержание

Глава I. Вступительная часть

1.1. Участие башкир в Отечественной войне.

1.2. Башкирские полки.

1.3. Прозванные амурами.

1.4. Кто подарил Гете лук и стрелы?

1.5. Башкиры и мишари в блокаде крепости Глогау в 1813-1814 годы.


Глава II .Основная часть.

2.1. Влияние Отечественной войны 1812 года на различных жанры башкирского фольклора.

2.2. Исторические песни о войне 1812 года.

2.3. Изобразительные произведения, посвященные башкирским воинам периода Отечественной войны 1812 года.


Заключение.


Список литературы.




























Глава I. Воины Башкортостана в войне 1812 года.

1.1. Участие башкир в Отечественной войне.

Наиболее массовым было участие башкир в Отечественной войне 1812 года. Всего в Башкирии и из прилегающих уездов Пермской и Челябинской областей было сформировано 28 башкирских, 2 мишарских (мещерякских) и 2 тептярских казачьих полка. Каждый полк имел свое знамя. Знамя 5-го Башкирского полка добровольцев до сих пор свято хранится в Национальном музее Республики Башкортостан.

После вторжения наполеоновской армии в пределы России в мечетях оглашали Манифест императора Александра I и предписание с призывом об обороне Отечества.

В 1812 году в Башкирии был неурожай, народ голодал, но снаряжал воинов конями, обмундированием и оружием. Население края собирало деньги на нужды войны. Уже к 15 августа 1812 года башкиры, тептяри и мишари пожертвовали в пользу армии 500 тысяч тогдашних полновесных рублей царской чеканки. Добровольные взносы продолжались и в сентябре. Башкиры собрали и подарили армии 4139 лучших строевых лошадей. Народ был охвачен небывалым патриотическим подъемом; на войну вместе с мужьями шли даже женщины.

С началом Отечественной войны 1812 г. мусульмане собрали в пользу армии 500 тысяч рублей и отправили на фронт 4139 строевых лошадей. Вскоре было сформировано свыше 30 башкирских и татарских полков по 500 рядовых в каждом, были в русской армии и отряды крымских татар. В командный состав этих воинских формирований входили 30 человек: командир полка, старшина, 5 есаулов, 5 сотников, 5 хорунжих, 1 квартирмейстер, 1 - 2 писаря и 10 пятидесятников. Также при каждом полке постоянно находился мулла. Воины имели традиционное для них вооружение и 2 коня.



1.2. Башкирские полки.


В начале ХIХ века основная территория компактного проживания башкир входила в состав Оренбургской губернии, состоящей из 12 уездов: Оренбургского, Уфимского, Стерлитамакского, Верхнеуральского, Белебеевского, Бирского, Мензелинского, Троицкого, Челябинского, Бугульминского, Бугурсланского и Бузулукского. Во главе губернии стоял генерал-губернатор с резиденцией в Оренбурге.

Кратко характеризуя экономику края можно отметить, что уже в то время в Оренбургской губернии достаточно велика была роль горнозаводской промышленности. Накануне Отечественной войны 1812 года на ее территории находилось 4 казенных завода - Златоустовский, Миасский, Саткинский, Кусинский и более 20-ти частновладельческих .

Военная служба башкир - исторически сложившийся вид повинности. Башкирское войско отличалось строгой дисциплиной. Военная тактика башкир определялась главенствующей ролью конницы.

С вхождением Башкирии в Русское государство башкиры признали себя его подданными и согласились нести ряд повинностей: в первую очередь выполнять за свой счет военную службу и платить ясак. Военная служба для башкир стала постоянной и делилась на внутреннюю и внешнюю.

Основной формой внутренней службы была охрана юго-восточных границ страны.Внешняя служба заключалась в участии башкирских конников в войнах, которые вела Россия с другими государствами. Её башкиры также несли за свой счет. Лишь за участие в дальних походах они могли получать денежное и хлебное жалованье. Воины отрывались от своего хозяйства, часто вообще не возвращались с войны. Все это делало военную службу тяжелой и разорительной повинностью, но одновременно залогом сохранения вотчинного права на землю.

Воинское снаряжение башкир в разное время состояло из пики или копья, сабли, лука и колчана со стрелами, кистеня (сукмар), щитов различной формы, позднее огнестрельного оружия (ружья и пистолетов); некоторые воины надевали перед боем латы и кольчуги.

Наибольший интерес представляли луки со стрелами и пики. Они изготовлялись самими башкирами. Боевой сложный лук склеивался из двух половинок - березовой и еловой и обклеивался снаружи берестой. Тетива делалась из крепкой конопляной бечевки или сухожилий. Луки были примерно 1,5 метра длиной и несильно выгнутые. Боевые стрелы состояли из железных наконечников широколопастной или ромбической формы и черенка. Помещались стрелы в колчанах острием вниз, по 15-30 штук в каждом.

Башкиры мастерски стреляли на большое расстояние в цель. Обычно стрела, выпущенная воином, могла пронзить на 30 метров не только человека, но и лошадь.

Другим важным оружием башкира-воина была пика. Железные пики с глубокой втулкой насаживались на длинное древко. Башкиры великолепно владели пикой, которую в то время называли царицей холодного кавалерийского оружия. Верхом на лошади башкиры наносили пикой смертельные удары по противнику.

Кроме того, боевым помощником воина всегда был конь. Башкиры должны были иметь две лошади (строевую и вьючную). Войска делились на тысячи (мен), сотни (йоз), пятидесятки (илле), десятки (ун), во главе которых стояли командиры (башлыктар).

В начале ХIХ века башкир превратили в военных людей. Вместо уплаты налогов они отныне должны были нести военную службу. Башкиры охраняли восточные границы Русского государства. Вместе с русскими войсками они участвовали во всех войнах России. Самый большой след оставили башкирские конники в Отечественной войне 1812 года. Башкирские полки приняли активное участие в сражениях и в период вторжения Наполеона в Россию и в период заграничных походов русских войск.

Военное обмундирование башкир в то время отличалось от формы русской армии. Воин-башкир носил суконный сэкмен (кафтан) синего и белого цвета, широкие шаровары синего цвета с красными лампасами, белую остроконечную войлочную шапку, сапоги из конской кожи, ремённый пояс, кожаную портупею для сабли и подсумок. Под кафтан надевалась кольчуга. Вооружение башкир состояло из ружья, пики или копья, сабли, лука и колчана со стрелами. Ружье и пистолет были у них редкостью.

Наибольший интерес представляли луки со стрелами и пики. Они изготавливались самими башкирами. Боевой сложный лук склеивался из двух половинок - березовой и еловой - и обклеивался снаружи берестой. Тетива делалась из крепкой конопляной бечевки или сухожилий. Луки были примерно 1,5 м длиной и несколько выгнутые.

Боевые стрелы состояли из железных наконечников широколопастной или ромбической формы и черенка. Задний конец древка стрелы всегда снабжался четырьмя перьями, имел глубокий вырез для тетивы лука. Помещались стрелы в колчанах по 15 - 30 штук в каждом.

Башкиры мастерские стреляли на большое расстояние в цель. Обычно стрела, выпущенная воином, могла пронзить на 30 м не только человека, но и лошадь.

С 20-х годов получила распространение знаменитая златоустовская сабля. С 60-х годов в вооружение башкир поступил кинжал, длина которого без рукоятки была 54 см.

Для башкирских полков война с наполеоновской Францией началась ещё в 1806 - 1807 гг. Уже 26 декабря 1805 г. в подкрепление русским войскам двинулись из Оренбургского края 600 калмыков, 1000 оренбургских и челябинских казаков и 7 тысяч башкир.

По словам представителя Англии офицера Роберта Вильсона, наблюдавшего боевые действия русских войск на территории Пруссии и Польши, с неприятелем вели бои 1500 башкир “ со стальными шлемами и одетые в кольчугу”.

Во время сражений башкирские конники проявляли мужество и отвагу. Описывая сильную стычку с французской кавалерией, Р. Вильсон отмечает “личную храбрость” башкир, которые, только что прибыв в армию, бросились на французов вместе с другими казаками вплавь через р.Аллер. Башкирские конники, стреляя из луков, “с большим эффектом атаковали отряды врага, захватив пленных”. Р. Вильсон не раз подчеркивал храбрость и бесстрашие башкирских конников в борьбе с такой сильной регулярной армией, как французская.

С нарастанием угрозы нападения на Россию со стороны Франции правительство вынуждено было принять меры по увеличению численности и укреплению армии. В апреле 1811 г. военному губернатору Г.С.Волконскому было приказано сформировать два пятисотенных полка из башкир, “назвав по нумерам”, и один полк из ставропольских калмыков. Они должны были иметь “употребляемое по их обыкновению” оружие и велено “всем им быть о двуконь”.


1.3. Прозванные амурами.


Для башкирских полков война с наполеоновской Францией началась еще в 1806-1807 годах. Уже 26декабря 1805 года в подкрепление русским поискам двинулись из Оренбургской губернии 600 калмыков, 1000 оренбургских и челябинских казаков и 7000 башкир. По словам представителя Англии офицера Роберта Вильсона, наблюдавшего действия русских войск на территории Пруссии и Польши, с неприятелем вели бои 1500 башкир, «со стальными шлемами и одетые в кольчугу». Во время сражений башкирские конники проявляли мужество и отвагу.

Описывая сильную стычку с французской кавалерией, Р. Вильсон отмечает «личную храбрость» башкир, которые, только что прибыв в армию, бросились на французов вместе с другими казаками вплавь через реку Аллер. Башкирские конники, стреляя из луков, «с большим эффектом атаковали отряды врага, захватив пленных».

С нарастанием угрозы нападения на Россию со стороны Франции правительство вынуждено было принять меры по увеличению численности и укреплению армии. В апреле 1811 года военному губернатору Г.С. Волконскому было приказано сформировать два пятисотенных полка из банкир «назвав по номерам», и один полк из ставропольских калмыков. Они должны были иметь «употребляемое по их обыкновению» оружие и велено «всем им быть о двуконь»

В начальный период Отечественной войны 1812 года в боевых операциях принимало участие несколько полков из Башкирии. 1-й башкирский полк воевал в составе II армии генерала П. И. Багратиона, 2-й башкирский — в составе III армии генерала А. И. Тормасова, 1-й тептярский полк — в составе I Западной армии генерала М. Б. Барклая де Толли, 1-й и 2-й оренбургские, 1-й и 2-й уральские казачьи полки находились в составе Дунайской армии, которой командовал адмирал П. В. Чичагов.

Под напором превосходящих сил противника русские войска с боями были вынуждены отступать в глубь страны. В ходе арергардных боев конница и пехота не раз демонстрировали, мужество и воинское мастерство. 15 июня в боях под Гродно отличились воины башкирского полка рядовые Узбек Акмурзин, Буранбай Чувашбаев, хорунжий Гильман Худайбердин, есаул Ихсан Абубакиров и другие. 16 июня в боях под Вильно участвовал 1-й тептярский полк. Прикрывая отход главных сил, его воины сожгли мост через реку Вилию и уничтожили Виленский арсенал.

В конце июля, после соединения двух отступающих русских армий башкирская конница вела боевую разведку в районе Смоленска. 26 июля она участвовала в наступлении на местечко Рудни. 27 июля в сражении, обозначенном деревнями Лошня и Молево Болото, кавалерия атамана М И. Платона, в составе которой находился 1-й башкирский полк, нанесла поражение дивизии Себастиана.

Во время Бородинского сражения 26 августа 1812 года, когда французам в ходе ожесточенных и кровопролитных схваток удалось захватить батарею Н. Н. Раевского, генерал Л. П. Ермолов с одним батальоном Уфимского пехотного полка остановил покинувшие батарею части и повел их в контратаку. Батарея была освобождена от врага. Применяя обходный маневр с целью отвлечь противника, оттянуть его силы от оказавшегося в тяжёлом положении центра фланга русских воиск. М.И. Кутузов отдал приказ казачьим частям атаковать левый фланг и тыл французов. Конница М. И. Платова, в составе которой был и 1-й башкирский полк, выйдя в тыл французов у деревне Валуево на Новой Смоленской дороге, посеяла панику на левом фланге французских войск. Наполеон вынужден был направить туда сильную группу в 28 тысяч человек. Рейд русской конницы сыграл большую роль в ходе Бородинского сражения. Он обеспечил выигрыш времени для перегруппировки войск. В Бородинском сражении участвовал также 1 -и тептярский полк. В период подготовки контрнаступления русской армии башкиры, мишари, тсптяри и уральские казаки входили в состав подвижных конных отрядов, действовавших в тылу наполеоновских войск.

В сентябре 1812 года 1-й башкирский полк находился в армейском партизанском отряде подполковника И. Н. Ефремова. 4-7 октября 1813 года 1-й, 4-й, 5-й, 9-й и 14-й башкирские полки участвовали в сражении под Лейпцигом, известном под названием «битва народов». Наполеоновский генерал де Марбо в своих мемуарах писал об огромном впечатлении, произведенном на французскую армию башкирскими воинами, которых за мастерское владение луками французы прозвали «амурами». Башкирская и казачья конницы вместе с армейской кавалерией помогали русским войскам в изгнании французов из Гамбурга, Эрфурта, Берлина, Веймара, Франкфурта-на-Майне. Участвуя в наступлении армии, девять башкирских полков, 2-й тептярский, 2-й мишарский, 8-йоренбурский казачий полки победоносно вступили в Париж. Воины этих полков получили серебряные медали «За взятие Парижа 19 марта 1814 года», другие знаки отличия. Все участники Отечественной войны 1812 года были награждены серебряными медалями «В память войны 1812-1814 годов».


1.4. Кто подарил Гете лук и стрелы?


В прошлом году, слушая передачу по радиоканалу «Юлдаш», я обратил внимание па интересный факт. Вовремя пребывания сражавшихся против французов башкирских воинов в Германии один из их командиров подарил великому немецкому поэту и ученому Иоганну Вольфгангу Гёте лук и колчан со стрелами, звали башкира Гусман Усманов. Было сказано, что хорошо бы установить личность дарителя, имя которого, возможно, Усман Умаров.

Это пробудило во мне интерес. Удивительно, что в доме-музее Гёте в течение двух веков хранятся башкирские лук и стрелы. Во-вторых, известно имя командира, Очень важно выяснить, откуда он, из какого кантона. Известно, что тетиву подаренного Гёте лука может натянуть только сильный человек. Значит, командир эскадрона был богатырём. До сих пор поиски исследователей результата не дали, наверное, к поиску надо вовлечь широкие массы.

С целью найти указанные имя и фамилии я решил просмотреть списки «ревизской сказки» (переписи) 1816 года. Ведь спустя два года после войны 1812-1814 годов Гусман Гумеров уже должен был вернуться в родной край. Значит, положительного результата можно добиться, проверив списки всех деревень башкирских кантонов.

Деревни Мечетлинского района в то время относились ко 2-ому, 4-ому, 8-ому кантонам. Мой поиск не был напрасным. В списке села Дуван-Мечетлино нашел Гусмана Гумерова. Он был юртовым старшиной, 5З лет, начальником команды 8-го кантона.

Когда началась Отечественная война 1812 года, ему было 49 лет, а как известно, башкирские казаки обязаны были нести военную службу до 53 лет. Об участии этого человека в Отечественной войне сведений найти не удалось. Односельчане ничего не знают об этом.

В «ревизской сказке» 1834 года он зарегистрирован как 71-летний юртовой старшина в отставке. У него было три сына: двое — зауряд- хорунжий, один — юртовой старшина (Исмагил, Исламгул).

Как мы -знаем , в честь 20-летия Отечественной войны 1812 года всем остававшимся в живых её участникам были вручены специальные серебряные медали. Указом 1834 года были награждены и башкирские воины, их список был найден в архиве и опубликован Анваром Асфандия-ровым в сборнике «Любезные вы мои...» В этом списке Гусман Гумеров не значится. И вообще, к сожалению, в сборнике есть примечание, что список по 8-ому кантону не обнаружен. С нашего края зарегистрировано в списках 11 человек, а из нашего района —Асфандияр Альмухаметов (Алегазово, 3-й мишарский кантон) и Шамсутдин Мещеров (Новомещерово, 4-й башкирский кайтон).

Пока не будут исследованы списки всех остальных башкирских кантонов, мы не имеем права утверждать, что воин Гусман - из Дуван-Мечетлино. После исследования всех и в случае отсутствия у них такого имени он действительно будет из рода Дуван.

По-моему, Гусман Гумеров был знатным человеком своего времени. Ведь его отец Гумер Кылысбаев является основателем деревни Гумерово. По стопам отца пошли и сыновья, которые занимали ответственные должности, значит, были образованными.

Как бы там ни было, надо выяснить личность батыра, подарившего Гёте лук, колчан и стрелы. Если он действительно окажется дуванского племени, это станет большой гордостью для мечетлинцев.


1.5. Башкиры и мишари в блокаде крепости Глогау в 1813-1814 годы.

В 1813г. во время ведения боевых действий в Германии Наполеон пытался остановить продвижение союзных русских и прусских войск, опираясь на цепь крепостей, расположенных по рекам Висле, Одеру, Эльбе. По линии Одера союзники осаждали крепости Штеттин (18 марта — 21 ноября 1813г.), Кюстрин (9 марта 1813 г. — январь 1814г.), Глогау (13 марта 1813г. — 30 марта 1814 г.), Шпандау(январь — 21 апреля 1813г.).

Крепость Глогау находилась в Северной Силезии, ныне это город Гло-гув в Польше. Её гарнизон, состоящий ил французов и хорватов (кроатов) численностью около 6—8 тыс. (по другим сведениям 10 тыс.) чел. возглавлял генерал Д.Лаплан. Блокада началась 13 марта 1813 г. отрядом русских войск во главе с генерал-лейтенантом графом Э.Ф.Сен-При. Гарнизон, как свидетельствует «Журнал военных действий с 12 по 24 марта 1813 г.», делал частые вылазки, в свою очередь успешно отбиваемые казаками и пехотой. 18 марта к российским войскам присоединились прусские под командой генерал-майора Шулера фон Зендена, насчитывающие 1502 чел. (затем его отряд увеличился до 4470 чел. и 14 орудий). С 31 марта осада была передана пруссакам. Общая ситуация европейской войны изменилась после неудачных сражений под Люценом и Бауценом. Союзники были вынуждены заключить с Наполеоном Плесвицкое перемирие 23 мая - 4 августа 1813г. Обе стороны, и французы, и союзники использовали его для подготовки своих армий к решающим сражениям. К союзникам присоединились войска Австрии и Швеции. 26 мая осада Глогау была снята ввиду приближения французских войск. Во время перемирия за крепостью вел наблюдение корпус российской армии под командованием генерал-адъютанта барона Ф.Ф.Винценгероде. Разрабатывая план будущей кампании, командование предполагало блокировать крепость частями Польской армии генерал-лейтенанта барона Л.Л.Бсннигеена.

Сохранившийся «Журнал военных действий Польской армии под начальством генерала от кавалерии графа Беннигсена. От выступления из Варшавы до окончания военных действий. В 1813—1814 год», а также «Квартирные расписания диспозиции и маршруты Польской армии в 1813 году и маршруты следования разных команд. 1813—1814 годы» позволяют проследить характер боевой деятельности частей российской армии, направленных для возобновления блокады крепости. Согласно «Расписанию» на 20 августа армия имела Главную квартиру в г.Калиш. В ее авангарде, которым командовал генерал-лейтенант Е.И.Марков, наряду с двумя полками донских казаков находился 3-й Оренбургский казачий полк. В составе «Корпуса правого фланга генерала от инфантерии Д.С.Дохтурова находились 13-й Башкирский, в мест. Ратцен, и 2-й Мещерякский, в д.Гросс-Остен, полки. Ожидалось прибытие в мест. Равич 4-го Башкирского полка. В составе «Корпуса, иного фланга» под командованием генерал-майора Н.С.Муромцева (в 1812г. — начальник Пензенского и Саратовского ополчений) находились 12-й Башкирский в Шкирадов и 5-й Уральский в д.Остог и Ециора, прибывшие 18 августа. В корпусе генерал-майора Н.Ф.Титова (в 1812г. — корпусной начальник ополченин III-го округа) — 9-й Башкирский (д.Богдай), прибыл 11 августа; 11-й Башкирский (д.Богдай, Млиники, Чарки); 14-и Башкирский (д.Чернилах, Скларна); 15-й Башкирский (д.Грановице, Боников) — последние прибыли 12 августа. В состав Костромского ополчения под командованием генерал-лейтенанта П.Г Бардакова вошли с 28 августа Костромской конный и 8-й Башкирский полки, находившиеся в с. Оллабон, Рассочине. 4-й Уральский казачий полк находился в конвое Главной квартиры. В конце августа к армии присоединился и 16-й Башкирский полк, прибывший 31 числа в Бреславль. Таким образом, в составе Польской армии находились: один полк оренбургских, два полка уральских казаков, один мишарский и восемь (8-й, 9-й, 11-й, 12-й, 13-й, 14-й, 15-й. 16-й; 4-й полк не прибыл из Большой армии) башкирских полков. Это примерно 4200 башкир, 530 мишарей. 500 оренбургских и 1100 уральских казаков — всего более 6 тыс. чел.

Анализ данного «Расписания» показывает, что пополнение армии шло до последних дней перед выступлением; 11 —12 августа прибыли три полка, 18 августа — два, 28 августа — один, 31 августа — один. В это же время прибывали полки пешие и конные Пензенского, Симбирского, Рязанского, Костромского ополчения. Основным занятием этих частей было боевое охранение и контакт с союзной прусской армией. «Замечания» «Расписания» отмечают, что «5-й Уральский полк содержит сильные бикеты у самой р.Одера против моста Кюбен и д.Цихен, а 12-й Башкирский против д.Белш иКароу на самой р.Одера. Оба полка посылают сильные партии буде обстоятельства позволят и по той стороне р.Одера, дабы иметь связь с прусскими войсками, содержавшими блокаду при крепости Гросс-Глогау». То же самое поручалось 9-му, 11-му, 14-му, 15-му башкирским полкам, конным полкам Пензенского и Симбирского ополчений.

Из «Журнала» мы имеем информацию о командировании 15 августа к крепости Глогау Костромского ополчения под командованием П.Г. Бардакова. Оно должно было наблюдать за гарнизоном на правом берегу Одера. Ополчение выступило в поход из Нижнего Новгорода в декабре 1812 г. по маршруту Муром, Рязань, Орел, Глухов, где было расквартировано для прикрытия Украины от возможного нападения Австрии. К нему присоединились Рязанское и Тульское ополчения. В Глухове ополчение пробыло до конца лета 1813 г. Направленное к крепости Глогау, оно подошло к ней 18 сентября и расположилось по селениям вокруг него. Главная квартира ополчения находились в г.Фрауштате. К ополчению были прикомандированы уже находившиеся около крепости 13-й Башкирский, 2-й Мещерякский, 3-й Оренбургский казачий полки и рота артиллерии. Они не сидели без дела. Французы активно противодействовали русским войскам. Так, в ночь на 22 августа гарнизон крепости сделал вылазку на правый берег Одера отрядом из 1500 чел. Однако, благодаря расторопности оренбургских казаков под командованием майора Белякова, эта вылазка была отбита, а французы потеряли 25 убитыми и 3 взяты в плен.

30 августа в наступление пошел авангард и «Корпус правого фланга», 1 сентября выступила Главная квартира армии. Костромское ополчение, башкиры, мишари остались в блокадном корпусе под крепостью Глогау, под командованием генерал-лейтенанта барона И.К.Розена, сменив части регулярной армии, направленные в Бунцлау. 7 сентября к этому корпусу присоединились 8-й, 12-й, 16-й башкирские полки, Пензенское ополчение. Генерал-лейтенанту графу П.Л.Толстому, командующему Поволжским ополченческим корпусом, было предписано следовать в Богемию «с теми только ополчениями и иррегулярной кавалерией, которые он <...> по сему предмету способными признали». В Богемию выступили 7 казачьих, 4 башкирских полка и регулярная пехота, кавалерия, артиллерия. В составе этих поиск были 4-й, 5-й уральские, 3-й Оренбургский казачьи, 9-й, 11 -и, 14-й, 15-й башкирские полки, шедшие в авангарде. 21 сентября было получено повеление Александра I командировать в Главную союзную армию дли ее усиления артиллерийскую роту №2, 11-й Башкирский и 3-й Оренбургский казачий полки. Причем вместо артиллерийской роты поступала новая, а башкиры и казаки откомандировывались без замены. Таким образом, с 21 сентября у Толстого остались 9-й, 14-й, 15-й башкирские, 4-й, 5-и уральские и 4 других казачьих полка. Корпус перешел в Теплиц, с 25 сентября по 30 октября он блокировал Дрезден.

Обратим внимание на боевой путь башкирских полков, вошедших в осадный корпус Польской армии подкомандой барона Розена. Это 8-й. 12-й, 13-й. 16-й башкирские и 2-й Мещерякский полки. 8-й Башкирский конный полк был сформирован в крепости Нововоздвиженской из башкир 9-го кантона (Оренбургский уезд Оренбургской губ.) и выступил в поход через Самару на Нижний Новгород 6 октября 1812г. При его формировании командиром был назначен капитан Оренбургского гарнизонного полка Николай Плешивцев. В ноябре 1814г. документы фиксируют командиром штабс-капитана Кафтырева, причем Плешивцев оставался при полку прикомандированным, а во время возвращения в феврале 1815г. полком командовал штабс-капитан Шпанский. Почему офицер ниже чином был командиром, когда при полку находился офицер чином выше? Можно только предположить, что результатом такого понижения были волнения и бегство 182 чел. башкир из полка на стоянке в Самаре 18 ноября 1812г. По прибытии в Нижний Новгород полк квартировал в Сергачском уезде Нижегородской губ., затем был направлен на Украину в состав корпуса ополчения генерал-лейтенанта графа П.А.Толстого и вместе с Костромским ополчением в мае 1813 г. прибыл в герцогство Варшавское, где был включен в состав Польской армии генерала от кавалерии барона Л.Л.Беннигсена. В полку на 1 января 1813г. состояло: обер-офицер, его помощник, 5 есаулов, 5 сотников, 5 хорунжих, квартирмистр, 12 пятидесятников, мулла, писарь (рядовой), 318 башкир, 349 строевых и 175 вьючных лошадей.

12-й Башкирский конный полк, командир майор Казанского гарнизонного полка П.11.Чоков. Петр Павлович Чоков, по происхождению серб, из солдатских детей, в 1813 г. ему было 50 лет, он был холост. Службу начинал в 1789г. солдатом в Изюмском легкоконном полку, затем служил офицером в Ростовском и Оренбургском драгунских полках. Вероятно, Чоков лично знал Л.Л.Беннигсена, поскольку когда-то, будучи прапорщиком, служил вето штабе в 1796 г. Он участник боевых действий в Польше в 1792—1793 гг. 12-й полк был сформирован в д.Куроедово Белебеевского уезда из башкир 7-го и 12-го кантона(Стерлитамакский и Белебеевский уезды Оренбургской губ.) и выступил в поход на Нижний Новгород 16 октября 1812 г. В Бугульме были оставлены больные Амангулда Абубакипров и Ишкиня Юлдашев, Куитбай Кулгунин в Чистополе. По прибытии квартировал в с.Алисанове Васильевского уезда Нижегородской губ. Затем он был направлен на Украину в составе корпуса графа Толстого, откуда, вместе с Нижегородским ополчением, в мае 1813 г. прибыл в герцогство Варшавское, где был включен в состав Польской армии Беннигсена. 15 августа полк включён в корпус Розена, предназначенный для блокады Глогау. Из служивших в полку башкир выявлены имена: Ибрая Емагудина, Баигула Рыскулова (он умер 15 декабря 1812 г.), Абдулменя Нигаметьуллина, Тенерея Емагулова, Рамазана Ишбердина, Игомухамета Пингулова. (Здесь и далее фамилии и имена приведены согласно архивным документам).

13-й Башкирский конный полк, командир штабс-капитан Казанского гарнизонного полка А.П.Шульгин. Александр Петрович Шульгин происходил из дворян, в 1813 г. ему был 31 год. В службу вступил в 1791 г. квартирмистром в Псковский драгунский полк, затем был из него исключен «за драку и ссору», впоследствии принят вновь на службу в Кинбургский драгунский, а затем переведен в Екатеринославский гренадерский полк. Он участник похода в Польшу в 1792 г. 13-й полк был сформирован из башкир 12-го кантона (Бугульминский уезд Оренбургской губ.) выступил в поход на Нижний Новгород 22 октября 1812 г. По прибытии квартировал в с.Петровка Васильевского уезда Нижегородской губ. Затем был направлен на Украину в состав корпуса Толстого, и вместе с Нижегородским ополчением в мае 1813г. прибыл в герцогство Варшавское, где вошел в состав Польской армии Беннигсена. 15 августа 1813 г. полк был включен в корпус Розена. Из башкир, служивших в этом полку, выявлены имена: Халита Кулчарина из 1-й сотни (он умер 27 ноября 1813 г.), Бикберды Азнашева из 3-й сотни, Файзуллы Галишева из 4-й сотни и Ишмурзы Акбагова из 5-й сотни (оба умерли 10 декабря 1813 г.), Нигаметя Уразметева из 2-й сотни.

16-й Башкирский конный полк, командир капитан 4-го линейного Оренбургского гарнизонного батальона Михаила Трунов, с ним «для письменных дел» в полку находился унтер-офицер батальона Николай Белогузов. 16-й полк был сформирован в д.Кульсарино из башкир 5-го кантона (Челябинский уезд Оренбургской губ.) и выступил в поход на Нижний Новгород 14 октября 1812 г. 28 октября, находясь на марше, полк прибыл в Уфу и вышел в поход 30 октября. По прибытии он был отправлен на Украину в состав корпуса графа Толстого, и вместе с Костромским ополчением в мае 1813 г. прибыл в герцогство Варшавское, где был включен в состав Польской армии Беннигсена. 9 сентября полк включён в корпус, осаждавший Глогау.

2-й Мещерякский конный полк, командиром в нём был майор Верхнеуральского гарнизонного батальона В.И.Бутлер. Василий Иванович Бутлер происходил из курляндских дворян, в службу вступил в 1781 г. унтер-офицером в Полоцкий мушкетерский полк, затем служил в Московском гренадерском, Киевском гарнизонном, Бутырском мушкетерском, Рыльском мушкетерском полках. Он участник русско-турецкой войны, в частности, участвовал во взятии Очакова в 1788 г., а в 1794 г. воевал в Польше. В 1813г. ему было 48 лет, он был холост. Для «письмоводительства» с ним в полку находился унтер-офицером этого же батальона Иван Бочкарев. 2-й Мещерякский полк имел особенность своего формирования, он был сформирован в мишарских селениях Челябинского и Уфимского уездов Оренбургской губ. Часть его выступила в поход из слободы Кундравинская Троицкого уезда 10 октября 1812 г., а вторая часть ожидала, собравшись в д.Салиховой Уфимского уезда. Из мещеряков полком командовал чиновник 14 класса Хасанов, его помощником был Миряфов.15 декабря полк прибыл в Нижний Новгород и был прикомандирован к Рязанскому ополчению. В составе корпуса Толстого он выступил в поход в герцогство Варшавское. В конце мая полк вошёл в состав корпуса левого фланга под командой Толстого, в августе входил в корпус правого фланга Дохтурова в Польской армии Беннигсена. 13 августа 1813 г. в составе отряда генерал-майора С.Я.Репнинского полк был направлен к Бреславлю, но 15 августа был командирован к Глогау и поступил в блокадный корпус, в составе которого действовал с сентября 1813 г. по 30 марта 1814г. до сдачи крепости. В январе 1813г. в полку состояло: 2 штаб-офицера, 16 обер-офицеров, 12 урядников, 500 казаков, 512 строевых лошадей, 256 вьючных лошадей. Стали известны имена некоторых воинов этого полка: хорунжий 2-й сотни Зяинятдинов, 4-й сотни Мустафин, десятник Габдулсалит Абдулхасанов, мещеряки Абдулзямин Рамазанов, Габдулхаким Абдулмязитов, Хисамутдин Гумеров, Зельмухамет Альмухаметев, Сулейман Муртазин, Бахтияр Ишкаев, Абдулханан Кайсаров, Абдулхалик Зюбсиров, Абдулмуталип Бакиров, Абдулмязит Абдурсалямов, Мухаметкарим Алекеев, Рахметьулла Абясов, Ибрахман Абусалямов, Абдулмин Баязитов, Абдрахман Мансуров, Фейрус Амерханов, Абдулнасыр Хусейнов, Абдулхаким Хусейнов, Ишнияс Зюбаиров, Мухаметша Алекеев, Зиянятдин Зиянятдинов.

Отправление башкирских и мещерякского полков на Украину было осуществлено по повелению императора Александра 1 графу Толстому: «С вверенным ему ополчением взять направление из Нижнего Новгорода на Муром, Рязань, Орел и Глухо в и расположиться в Малороссийских губерниях, присоеденя ко оному Рязанское и Тульское ополчение. К сему ополчению присоединяются из числа иррегулярных войск от генерала князя Волконского из Оренбургского края в Нижний Новгород выкомандированных 14 башкирских и 2 Мещерякского полка».

Появление башкир в осадном корпусе через некоторое время изменило тактику действия блокированного противника. На правой стороне Одера, где находился корпус Розена, французы не держали, но ночам караулов, поскольку на них ночью делали набеги башкиры и мишари, уничтожая солдат на постах. Поэтому свои пикеты французы из-за «беспокойных» башкир выставляли только на рассвете на светлое время суток.

В осадном корпусе вместе с башкирами и мишарями находились 4 пеших полка Костромского ополчения (конный полк этого ополчения был направлен к Дрездену), 3 пеших полка Симбирского ополчения, некоторое время находились полки Рязанского ополчения, а также в блокаде участвовала одна артиллерийская рота, всего около 15 тыс. чел. На левой стороне Одера находилось примерно столько же прусских войск, которыми командовал полковник Блюменштейн. Для командования проблема с осадой крепостей заключалась в том, что они отвлекали значительное число войск, так необходимых для боевых действий с армией Наполеона, поэтому оно стремилось заменить регулярные войска в осадных корпусах ополчением и национальной конницей. В 1813г. боевые действия развернулись по всей территории Германии, осажденных крепостей в тылу союзников оставалось много, армия нуждалась и в тех башкирских полках и ополчении, что были связаны ими. Поэтому командование блокадного корпуса предложило провести штурм крепости Глогау. Однако союзники-пруссаки были категорически против, поскольку штурм означал разрушения, а поскольку крепость должна была возвратиться Пруссии, то они пытались ее сохранить, поэтому настаивали на затяжной блокаде, с тем, чтобы вынудить противника сдаться из-за нехватки продовольствия или боеприпасов. Французы не догадывались, что крепость осаждают слабые в военном отношении части. Они считали, что это русские солдаты нарочно оделись мужиками, чтобы выманить французов из крепости в чистое поле и там их разбить. Лишь 28—29 октября 1813г. гарнизон предпринял две вылазки против блокадного корпуса. Вначале французский генерал укрепил свои ряды, избавившись от возможных перебежчиков. Поэтому, поскольку хорваты были ненадежны, то они выпустили их из крепости. Гарнизон стал однородным в национальном отношении.

На рассвете 28 октября французы атаковали позиции пруссаков, а против русских войск, опасаясь «переодетых мужиками солдат», сделали лишь диверсию, с целью удержать их от участия в бою. Французы смогли одержать в этот день победу и уничтожить роту прусских егерей. 29-го они уже осуществили двухстороннюю вылазку, против русских и пруссаков. В этот день Костромское ополчение впервые приняло участие в бою. для башкир и мишарей свист пуль и ядер был знаком. Французы атаковали русские позиции двумя колоннами по 250 чел. каждая. Одна пыталась овладеть шанцами (земляные укрепления), соединяющими осадные аллеи, а другая — сбить передовые пикеты башкир и затем занять шанцы на берегу Одера. Оба русских фланга, находящиеся уд. Пфердгиммель и Лихенберг, встретили французов ружейным огнем, 400 башкир произвели ложную атаку, сама крепость была подвергнута обстрелу и покрылась клубами порохового дыма. Русские отразили натиск противника, и перешли в наступление, сбив в свою очередь два французских пикета и овладев шанцами, потеряв всего 6 чел. убитыми и ранеными. Одновременно пруссаки дважды ходили в штыки, взяв в бою пушки и 200 пленных.

Больше вылазок французы не делали, а в начале марта 1814 г. начались переговоры. Дело в том, что в Глогау находились большие запасы хлеба, но совершенно не было соли и мяса. Гарнизон съел всех лошадей. Переговоры завершились 30 марта. По условиям сдачи гарнизон в числе З тыс. чел. складывал оружие и отпускался во Францию с обязательством не воевать против русских и пруссаков год и один день. Сама крепость сдавалась 5 апреля одновременно пруссакам с прусской стороны, а русским с русской, предместья и передовые укрепления должны были быть сданы накануне.

4 апреля в 3 часа дня русские войска, в их числе ополчение, башкиры и мишари вступили в пределы предместья Глогау-Домм. Французский генерал Лаплан и чиновник вручили ключи от крепости коллежскому асессору Назарову, назначенному комендантом предместья. 5 апреля в 6 часов утра войска выстроились для торжественной сдачи крепости. Впереди расположился 2-й Мешерякский, за ним 8-й, 12-й, 13-й и 16-й башкирские полки, затем прусская артиллерия и кавалерия, далее стояла русская пехота, в конце прусская. Возглавлявший выход гарнизона генерал Лаплан, поравнявшись с прусским начальником пехоты, отсалютовал ему шпагой и, после кратких переговоров, получив разрешение не участвовать в параде, ускакал вперед. Выходившие французы, в отличие от своего генерала, демонстрировали, что сдаются, но пруссакам, а русским. Так, первый французский батальон хотел сложить оружие перед прусской пехотой, но батальонный командир закричал «Вперед!» и только поравнявшись е русскими, скомандовал «Раrdon!». Солдаты ставили ружья в козлы, снимали ранцы и тесаки и вешали их на ружья. При этом многие плакали. Когда кончился парад и безоружный французский гарнизон ушел от крепости, в неё стали торжественно вступать союзники.

Во главе их ехал прусский генерал Таубе, рядом с ним начальник Симбирского ополчения действительный статский советник князь Н.И.Тенишев. За ними ехал начальник 1-й бригады Костромского ополчения действительный камергер С.П,Татищев. Кстати, у Тенишева в конвое находилось 2 пятидесятника и 12 рядовых 15-го Башкирского полка. Союзные войска при входе в крепость встречала арка с надписями на немецком языке: «Идите, идите, избавители!». «Да здравствует Александр I, император всероссийский и Фридрих IV, король Пруссии!», а стоявшие по краям дороги немецкие девушки осыпали ее цветами. Таубе от благодарных горожан получил лавровый венок, но сразу, же передал его Тенишеву, желай показать признательность русским освободителям. Жители на площадях читали стихи, выступали с речами, в кирхе прошел молебен. Вошедшие войска были распределены, но квартирам. Офицеров пригласили на обед, а солдат угощали жители, разнося по улицам еду и вино. Во всех этих торжествах принимали участие башкиры и мишари, проведшие осень и зиму вместе с ополченцами в тяжелых условиях, постоянных разъездах, перестрелках с французскими солдатами на пикетах. Вероятно, за осень и зиму россияне смогли выучить минимум слов для изъяснений с местными жителями. Но трудно представить, что башкиры и мишари, как и костромичи-ополченцы, понимали немецкие стихи или смысл высоких речей. Но общий радостный настрой горожан, связанный с торжественной встречей освободителей, был понятен всем, от рядового до князя. Пруссакам, как осаждавшим, так и горожанам, было дорого то, что крепость не подверглась раз рушению. Сама капитуляция гарнизона означила конец войне и надежду на скорое возвращение домой.

После сдачи крепости башкирские и мишарский полки несли караульную службу вместе с Костромским ополчением до октября 1814г. 10 октября барон Розен в своем приказе поблагодарил участников блокады крепости за службу. Возвращение домой затянулось, оно пришлось на позднюю осень и зиму. Во время марша на родину полки несли потери умершими от болезней. Смена климата, пиши, воды тяжело сказывались на здоровье людей, уже проведших два осенне-зимних сезона верхом на лошадях и в походе, и в третью зиму подряд совершавших переход. Все башкирские полки, 8-й, 12-й, 13-й, 16-й вернулись домой в феврале 1815 г. В 8-м Башкирском полку по перекличке, проведённой 1 января 1815 г., было на лицо: штаб-офицер, командир полка, его помощник. 5 есаулом. 5 сотников, 5 хорунжих, квартирмистр, 10 пятидесятников, мулла, писарь, солдат «для письменных дел», 284 башкира, 484 лошади. 12-й Башкирский полк на 1 января 1815 г. насчитывал: штаб-офицера, командира полка, его помощника, 5 есаулов, 5 сотников. 5 хорунжих, квартирмистра, 10 пятидесятников, муллу, писаря, унтер-офицера «для письменных дел», 462 башкира, 471 строевых и 179 вьючных лошадей. 13-й Башкирский полк на 1 января 1815 г. имел: обер-офицера — командира полка, его помощника, 5 есаулов, 5 сотников, 5 хорунжих, квартирмистра, 10 пятидесятников, муллу, писаря, солдата «для письменных дел», 481 башкира, 479 строевых и 177 вьючных лошадей. 16-й Башкирский пол к шел в Троицкий уезд через Бугульму и Уфу. На 1 февраля 1815 г. он насчитывал: обер-офицера, командира полка, его помощника, 5 есаулов, 5 сотников, 5 хорунжих, квартирмистра, 10 пятидесятников, муллу, писаря, унтер-офицера «для письменных дел». 458 башкир, 496 лошадей. 2-й Мещерякский полк вернулся на родину в 1814 г. На 1 июля в нем числились: полковой командир, его помощник. 5 есаулов. 5 сотников, 5 хорунжих, полковой адъютант, квартирмистр, писарь, мулла. 10 пятидесятников, 492 мещеряка, строевых лошадей 500, вьючных 248. У графа Толстого в «бессменных ординарцах» находился хорунжий 4-й сотни Мустафин. 2-й Мещерякский полк потерял в 1813г. умершими: Абдуляпара Сеитбурханова (2 февраля), Валиуллу Валитова (8 марта), Гайнуллу Арасланова(9 марта).Абдуллу Абсалямова ( 13апреля). Шагиахмета Рахманкулова (16 мая), Абдулзябира Абряшитова (9 апреля), Габайдуллу Абдуллина (14 июня).

Таким образом, вместе с Костромским ополчением и прусскими войсками, с сентября 1813г. при блокаде крепости Глогау до ее сдачи в марте 1814 г., в составе корпуса Польской армии под командой генерал-лейтенанта барона И.К.Розена находились и успешно воевали 8-й, 12-й, 13-й, 16-й башкирские и 2-й Мещерякский полки. Их нахождение в составе осадного корпуса и героическое участие в отражении вылазок гарнизона привело в итоге к сдаче первоклассной крепости противником и разоружению 3 тыс. французов. С другой стороны, башкиры, мишари и ополченцы своим участием в блокаде Глогау высвободили несколько тысяч регулярной кавалерии и пехоты, так необходимых на полях сражений 1813—1814 гг. и приведших союзные войска в Париж.






































Глава 2. Влияние Отечественной войны 1812 года на различных жанры башкирского фольклора.

По указу императора Александра I в 1813 г. мусульмане получили право построить мечеть в Татарской слободе, на участке купца 1-й гильдии Назарбая Хамалова. В память доблестного участия татаро-башкирских полков в Отечественной войне 1812 года мусульмане Москвы в 1813 году получили разрешение на открытие молитвенного дома в Татарской слободе. В 1823 году было дозволено строительство каменного здания на участке купца Назарбая Хамалова.

В 1881 году молельный дом был перестроен: возведены минарет и купол, после этой реконструкции здание первой Московской мечети обрело завершенный вид мусульманского культового сооружения.

Вплоть до начала XX века мечеть на Большой Татарской являлась единственным официальным местом молитвенных собраний московских мусульман, проводившихся до 1913 года ахунами (наставниками) из известного рода Агеевых.

В возрождение деятельности мечети началось лишь с 1991 года, когда общество "Байт Аллах" получило ордер на бессрочное пользование зданием. Помощь в возрождении Исторической мечети оказал шейх из Аравии: на выделенные им деньги турецкая строительная фирма реставрировала мечеть, и в мае 1993 года она вновь открылась для мусульман.


2.2. Исторические песни о войне 1812 года.


На мироощущение башкир сильное влияние оказала Отечественная война 1812 года, которое так заметно отразилось на различных жанрах его фольклора: особенно в исторических песнях и легендах.

Исторические песни о войне 1812 года, рожденные в условиях огромного и душевного подъема на первый план ставили изображение народных масс: во всех песнях повествование ведется устами народа, и в каждой из них отразились его мысли и чаяния.

Окрашенные мотивами патриотизма и бессмертия народа, вставшего за честь и свободу общей Родины - России, эти песни, как память тех героических лет, и поныне живут в народах Башкортостана, глубоко волнуют, выполняя большую воспитательную и познавательную функции.

Все эти дальние и длительные походы не могли, не отразится в народном творчестве, в песнях. Но до нас дошла лишь небольшая их часть, и то относящаяся только к прошлому столетию. Особенно примечательны песни о сторожевой службе башкир на Оренбургской пограничной линии (по рекам Тоболу и Уралу до Каспия): «Армия», «Уил» и другие; песни об Отечественной войне 1812 года: «Вторая армия», «Французская песня», «Эскадрон», «Рыжий конь со звездочкой на лбу», «Кутузов», «Командир Ка- хым» и многие другие. В песнях освещены основные моменты военной службы: уход в армию, линейная служба, походная жизнь, война, смерть, победа, возвращение на родину.

Линейная служба башкир, длительная и тяжелая, изнурительные военные походы и экспедиции в казахские степи и Среднюю Азию рождали грустные песни тоски о родине, дому и близким. Таковы, например, песий «Армия», «Уил» и «Дикие гуси». Для напева большинства из них характерен драматизм, а для поэтических текстов – своеобразная символика. Вольные птицы, часто дикие гуси или лебеди, служат символическими образами, связанными с родными мостами, с домом:

Смотрю я: гуси дикие летят;

Друзья, ай-хай, друзья мои!

Кому же пух гусиный собирать?

На родину вернуться каждый рад.

Друзья, ай-ах, друзья мои!

Кому не дорога отчизна-мать?

Перевод Н. Милованова

Ропот на тяготы службы особенно ярко проявляется в песне «Армия»:

Бежит дорога вдаль, на Оренбург,

Разносит ветер птичье оперенье.

И служба наша охранять её -

Не служба, а народу разоренье.

Слово «разоренье» говорит о многом. Все призывники должны были идти на военную службу со своим конем и оружием. А народ вынужден был снабжать армию продовольствием и одеждой.

У каждой песни, связанной со службой в армии, имеется своя конкретная жизненная основа. Вот песня «Уил» (по названию реки). Уил берет начало в Актюбинской области, течет на запад и, не доходя до Урала, теряется в прикаспийских степях. При исполнении так называемой линейной службы по охране восточных границ России, а также во время походов и военных экспедиций, башкирским кавалерийским частям часто приходилось бывать на этой реке и служить в Уильской крепости. Чувства и переживания солдат, их тоска по родным местам мастерски передаются и в поэтическом тексте песни и особенно в её мелодии, полной драматизма.

Звучащие в песнях печаль и ропот солдат вызывались не только тяготами линейной службы и тем огромным материальным ущербом, который был нанесен содержанием войск и без того слабой народной экономике, но и политическими мотивами. Линейная служба не всегда проводилась в целях защиты границ, а зачастую она использовалась как средство для подавления народных выступлений против колониального и социального гнета. Башкирские войска нередко вынуждены были принимать участие в различных военных экспедициях и карательных операциях, проводимых в Средней Азии и Казахстане. Так, в 1839 г. под командованием

оренбургского генерал-губернатора В. А. Перовского была совершена военная экспедиция за реку Сырдарью, к Кокандской крепости Ак-Мечеть. Об этой экспедиции, повлекшей за собой большие человеческие жертвы, создана песня «Сырдарья», трогательная по своей мелодии и словам:

У Сырдарьи песчаны берега,

Тут наши кони не привыкли жить.

Перовский-генерал нам дал приказ,

Но армия – не лебедь, как ей плыть!

Сырдарья, ай, быстрая река.

Течет она с покрытых снегом гор.

Ай, не вернулись воины домой:

Погибли все в бою за Ак-Мечеть.

Совершенно иные – бодрые, жизнеутверждающие мотивы звучат в песнях о солдатской жизни, когда служба в армии, как бы тяжела она ни была, преследует интересы родины, связана с её защитой от иноземных захватчиков. Это, главным образом, башкирские народные песни об Отечественной войне 1812 года, имеющие большое познавательное и музыкально-поэтическое значение.

В войну 1812 г. было выставлено около тридцати башкирских полков, многие из которых в составе русской армия под командованием Кутузова сражались с врагами. Французы за меткость стрельбы из луков прозвали башкир «северными амурами». А патриотические чувства этих «северных амуров» можно было бы передать следующими словами из песни о храбром джигите Аслаеве:

Сосна, чтоб украшать простор, растёт;

Летают пчелы, собирая мёд.

Из-за богатства жадный умирает,

Джигит во славу родины умрет.

Перевод И. Милованова

В песне «Вторая армия» устами старого и мудрого воина патриота выражены напутствие и боевой наказ отцов своим сыновьям, отправляющимся на фронт, благословение их на победу над иноземными захватчиками:


Круглы да быстры у коней копыта,

Не угадать, не предсказать их путь.

И знай: на свете пули не отлито,

Чтобы пробить мужей бесстрашных грудь.

Но оттого, что в руки взял ты стрелы,

Ты не безумствуй, не бросайся зря.

Ты беркутом седым кружился смело,

В борьбе с врагом бесстрашным будь всегда.

Перевод И. Гизатуллина

В народной песне «Эскадрон», записанной Кудряшевым, шедевре башкирского песенного творчества мы встречаемся с образом легендарного голубого уральского камня, о который точил свой булатный меч башкирский конник, уходя на войну с наполеоновской армией. И конник, прощаясь со своей любимой девушкой, говорил:

На войну иду кровавую

За царя, за царство Русское,

За родных и за приятелей,

За тебя и за любовь твою!

Пусть враги узнают злобные,

Сколь могучи наши батыры;

Каковы их сабли острые,

Каковы их стрелы меткие,

Копья крепкие, булатные!..

Я клянусь священной книгою,

И клянусь твоей любовью:

Если – имени башкирского

Ко стыду и посрамлению -

Я забуду должность батыра,

Оробею пред злодеями,

Пусть покроюсь бесславием,

Пусть с тобою ни увижусь,

Не увижу милой родины!

Пусть воды Урала быстрого

И кумысу благовонного

Никогда мне не удастся пить!..

И башкирский воин с честью выдержал клятвенное слово, данное родине и своей любимой.

Отечественная война 1812 года, явившаяся суровым испытанием для всей России, укрепила дружбу башкирского и русского народов. Тема традиционной дружбы, патриотический подъем и героический дух солдат пронизывают башкирские народные песни о войне с наполеоновской армией. В песне «Кутузов» воспевается слава великому русскому полководцу, в составе армии которого сражались и башкирские воины. Радость одержанной победы над врагом выражена в кавалерийской песне «Любизар»:


Наполеона знали мы,

Да и Париж видали мы,

Когда французов побеждали,

Землю потрясали мы.

Любезники, любизар,

Молодчина, молодец!

Образ воина-героя, наделённого яркими национальными чертами, показан в песне «Командир Кахым», посвященной командиру одной из башкирских частей. Он изображен энергичным, умным и волевым руководителем солдат. Напев узун кюй вольный, свободный, и начинается он с фазы диапазоном почти в две октавы, как бы намечающей широкий горизонт песни. И на этом фоне выражается печаль солдат по поводу безвременной утраты командира (Кахым-туря после войны, возвращаясь со своей частью на родину, по неизвестной причине умирает в городе Владимире).

В популярной песне «Баик» рассказывается о последнем этапе Отечественной войны – о том, как башкирский народ с радостью и ликованием встречал возвратившихся домой воинов славной кутузовской армии-победительницы.

В первой половине XIX века в знак благодарности башкирским поискам за их военные заслуги, в Оренбурге началось строительство Караван-сарая. Печальная история с его постройкой легла в основу народной песня «Караван-сарай», замечательной по своей мелодии, глубине мысли и непревзойденному поэтическому мастерству.

Качает и крушит, плечи расправив,

хай, плечи расправив,

Ломает камни для дворца,

хай, в горах.

Майор сказал – зданье для нас,

хай, зданье для нас,

Так как героями были в войне,

хай, на полях сражений… .

Так начинается песня, а звучащее дальше глубокое разочарование народа, обманутого царизмом, имеет свою историю.

С Караван-сараем, возводившимся по проекту архитектора А. П. Брюллова, связывалась надежды народа на учреждение в Оренбурге культурного центра. (Во дворце должны были разместиться I гостиница для приезжих башкир, а также школа для башкирских детей). Расходы по строительству Караван-сарая целиком были возложены на плечи народа. Были собраны крупные пожертвования, в сооружении дворца приняли участие десятки тысяч башкир. Но мечта народа не сбылась: в 1841 году, после окончания строительства, Караван-сарай был занят под канцелярию командующего башкирскими войсками и частично под казармы…

Любопытно, что в одной исторической рукописи высоко оценивается доблесть башкирских войск, участвовавших в Отечественной войне 1812 г., сообщается, что о ратной храбрости башкир с большим интересом писали некоторые немецкие и французские поэты, писатели, а также художники. В ней же утверждается, что башкирские кавалеристы посетили театр в городе Веймар, где их приветствовал великий немецкий поэт Гёте. В ответ башкиры подарили ему лук со стрелами. Гёте хранил их дар в своей квартире и, будучи уже в преклонном возрасте, во время прогулок в саду, тешил себя стрельбой из этого лука. В рукописи сообщается также, что друг поэта Эккерман в свое время писал об интересе, проявляемом Гёте к башкирам, а через них – к другим восточным народам.

Некоторые из владеющих грамотой башкирских воинов и сами пытались оставить память о великой войне против наполеоновской армии, чаще всего прибегая к форме стихотворных посланий. Войсковой мулла Якшигул, сын Зианчуры, отправил из Парижа послание на родину, некоему Мусе, сыну тархана Кучука. В стамбульской рукописи приводится четверостишие из этого письма, муна-жата по своему содержанию:

Скорбь какая

С родиной разлучила ты нас судьба,

Каждый день бога мы без устали молим возвратить нас домой

Богу мы доверяясь, пустились в опасный путь,

Ангел пусть нас защитит, разверзнув свое седьмое небо

Патриотические чувства и мысли, так образно выраженные в устно-поэтическом творчестве, естественно, вызваны беззаветной преданностью людей родине, постоянной заботой о ее защите. В то же время идею патриотизма трудового парода, живущего под социальным и национально-колониальным гнетам, было бы неправильно рассматривать в отрыве от народно-освободительных идей. Формы поэтического выражения патриотизма в башкирских песнях различны, но главная суть одна: патриотизм тех времен представляет собой сочетание в едином целом двух противоположных друг другу идей,- любовь к родине, гордость за неё и готовность защищать её, с одной стороны, сочетаются с ненавистью к существующим на родной земле несправедливым общественным порядкам и с протестом против социального и национального неравенства,- с другой. Разумеется, эта большая целостная идея проводится в песнях на разном уровне, на разной глубине.

В этом цикле особое место по своей поэтике занимает песня “Любизар”. В ней не дается картина какого-то определённого события, как того требует специфика жанра. Напротив, она последовательно рассказывает о войне, начиная с вступления Наполеона в Москву и кончая возвращением домой башкирских конников после блистательного завершения войны.

По преданию, после Бородинского сражения генерал-фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов вызвал к себе командира одного из башкирских полков Кахым-турю (1778 - 1813), похвалил за храбрость в бою и сказал: «Любезные вы мои башкиры, молодцы!» Кахым-туря поведал об этом своим конникам, и башкирские воины, воодушевленные похвалой, сочинили песню, припевом которой стали слова: «Любезники, любизар, маладис, маладис». В ней воспеваются подвиги башкирских конников, прошедших с боями пол Европы и одними из первых вступивших в Париж. С той поры песня «Любизар» бытует и пользуется большой популярностью среди народа.

hello_html_m75654c4d.png

Любизар.

Уходили на войну,

Покидали мать, жену.

А как с битвы возвратились-

Слава нам на всю страну.

Любезники, любизар,

Маладис, маладис.

До чего француз нахал:

Он в Москву пожаловал.

Мы его потом прижали-

В чисто поле побежал.

Любезники, любизар,

Маладис, маладис.

Зря решил Наполеон

На Руси воздвигнуть трон,

Зря в Москву он заявился:

Был умён, теперь учён.

Любезники, любизар,

Маладис, маладис.

Дай России только срок,

И французу даёт урок:

Русский и башкир прижали-

Побежал, не чуя ног.

Любезники, любизар,

Маладис, маладис.

И в Москве бывали мы,

И Париж видали мы,

И захватчика-француза

Хорошо бивали мы.

Любезники, любизар,

Маладис, маладис.

Улицы булыжные

У французов - здорово!

Эх, навоевал француз

На свою же голову.

Любезники, любизар,

Маладис, маладис.

«Баик» старинный башкирский народный танец и одноименная песня, возникновение которых связано с именем сэсэна Байка Айдара. К началу Отечественной войны 1812 года Байку Айдару было 102 года, но, несмотря на возраст, он своими стихами напутствовал башкирских батыров, отправлявшихся на защиту России от армии Наполеона. По окончании войны вернувшихся на родину победителей Баик Айдар встретил прославляющей их песней, впоследствии получившей название «Баик». В XIX веке одноименный танец выделился в самостоятельный жанр, утратив связь с песней. В танце создается образ бывалого человека, много повидавшего на своем веку, но не утратившего энергии, бодрости, оптимизма.

Историческая песня «Баик» была сложена Баик-с9с9ном в качестве гимна (кубаира) в честь победителей над наполеоновской армией.

hello_html_39604547.png


Баик (Плясовая)

Ох, французов миллион,

Царь у них - Наполеон,

Подошел уже к столице,

На её пороге он.

Ой, ой, ой, ой,

Ой, какой француз герой.

Ой, ой, ой, ой,

С нашей кончит он страной.

Ухмыляется в лицо,

Ногу поднял на крыльцо.

Азаматы, словно львы:

Быть врагу без головы!

Свет в глазах у льва лучится.

Эй, французы, где же вы?

Эй, эй, эй, эй.

Меду сладкого налей,

Льва-батыра, разрешаю,

Все пляшите, топайте!

По спине похлопайте.


2.3. Изобразительные произведения, посвященные башкирским воинам периода Отечественной войны 1812 года.


Среди изобразительных произведений, посвященных башкирским воинам периода Отечественной войны 1812 года, центральное место занимает так называемая «Башкирская сюита» Александра Осиповича Орловского, художника широкого творческого диапазона, поляка по происхождению, чья жизнь была тесно связана с Россией. Первые произведения, составляющие башкирскую серию в творчестве Орловского, относятся, вероятно, к 1806 году, основная же их часть создается в 1812-1813 годах, хотя встречаются и более поздние работы. Орловский был одним из первых художников, обратившихся к изображению народов России, открыв тем самым «новый мир образов, считавшихся уделом бесстрастного этнографа». В его произведениях особенно ярко проявилось увлечение художника силой, смелостью, свободой движения богатырей. Характерной особенностью его творчества стали изображения лошадей, которые были зарисованы им с такой виртуозностью, которой не обладал ни один художник, работавший в России в то время.

В своих произведениях он с особым вниманием относился не только к передаче национальных особенностей лица модели, но и стремился проникнуть во внутренний мир человека. Тонкостью исполнения и психологической выразительностью отличатся его работа «Голова башкира» (1817, Варшава).

К одной из последних работ этой серии относится акварель «Всадник-башкир» (1823) из собрания Башкирского государственного художественного музея имени М.В. Нестерова, наполненная романтическим пафосом, свойственным эпохе. Её большие размеры, скрупулезность изображения и обилие всевозможных деталей говорят о желании художника создать законченную картину. Орловский достоверно изображает оружие - лук и стрелы башкир, форму колчана, своеобразие одежды халат, перевязанный кушаком, высокую рысью шапку, сапоги с загнутыми носами. Пытаясь предельно верно изобразить одежду, оружие и особенности лица, художник не остается в плену этнографии.

Живые человеческие чувства, эмоциональная выразительность, которые он вложил в образ, создают основное достоинство его работы. Произведения «Башкирской сюиты» выполнены в основном в графической технике (акварель, пастель, графический карандаш), но есть среди них и написанные маслом на холсте. В начале XIX века в России получает распространение литография, которой увлеклись многие известные художники того времени. Первыми известными литографиями, созданными в России, также стали работы А.О. Орловского: из них одна изображает курда, а другая разговаривающих башкир, сидящих на лошадях, обе выполнены в 1816 году.

Как уже отмечалось, башкиры и мещеряки участвовали и в заграничных походах русской армии и завершили свой боевой путь в Париже. Интересно отметить и тот факт, что в Германии, в городе Лейпциге есть памятник, который отражает битву народов с Наполеоном и среди прочих воспевает воинские заслуги башкир, а также оренбургских и уральских казаков. В Германии, в городке Шварц, на куполе церковной башни до сегодняшнего дня, как воспоминание о событиях тех лет, торчит стрела, выпущенная башкирским воином. Произошло это следующим образом: во дворе церкви 14 апреля 1814 года принц Карл Гюнтер выразил сомнение в эффективности данного вида оружия, тогда четыре башкира из отряда русского князя решили показать своё искусство стрельбы из лука. Условились, что будут стрелять по куполу церковной башни. Стрела одного из воинов вонзилась в купол, пробив достаточно прочную обшивку, и осталась там надолго. Надо отметить, что стрелы, выпускаемые башкирскими воинами, были очень метки и обладали поразительной дальностью полёта, за 15 сажень могли пронзить насквозь не только человека, но и лошадь. Деревянная стрела в куполе позднее была заменена на железную, которую до сих пор демонстрируют посетителям.

Итак, мы видим, что изобразительные произведения, независимо от их видов, с одной стороны, сохраняют для нас исторический материал, позволяющий реконструировать прошлое, а с другой знакомят с культурным и художественным наследием минувших веков.
































Заключение.

Башкиры всегда гордились своим массовым участием в Отечественной войне 1812 года, где по их словам, «доказывали преданность и усердие Отечеству». Французы отмечали их удивительную меткость и смелость. Боевые качества башкирских конников - смелость, решительность, бесстрашие и выносливость - отличали их во всех военных походах и сражениях. Они представляли собой довольно значительную военную силу, особенно когда действовали в привычных условиях - в лесах, степях и горах, где они были почти неуловимыми, угнаться за ними было невозможно.

Участие в многочисленных войнах в составе российской армии, в охране границ принесли славу башкирским воинам. Совместная служба, совместные походы с русскими казаками и солдатами способствовали воспитанию чувства солидарности и взаимопомощи. Наши предки, проливая кровь, защищали свою Родину. Об этом мы должны всегда помнить, сохраняя память о героизме башкирских джигитов, укрепляя дружбу между всеми народами, живущими в нашем родном Башкортостане.

Выполняя свой патриотический долг, в боевых операциях русской армии приняли участие 28 башкирских полков, 17 полков, сформированных оренбургскими уральскими казаками, мищарским и тептярским населением края, ополченческие отряды из крестьян губернии, а также Уфимский пехотный полк.

Население края добровольными пожертвованиями оказало значительную помощь армии и населению освобожденных от французских захватчиков районов России. Башкиры всегда гордились своим массовым участием в Отечественной войне 1812 г., где, по их словам «доказали преданность и усердие Отечеству». В боях за свободу крепла боевая дружба народов России.




















Список использованной литературы

1 Акманов И.Г. и др. Рассказы по истории Башкортостана. Учебник для 5 класса. - Уфа: Китап, 2005.

2 Ворожейкина Н.И., Виноградова Н.Ф. Наша Родина в прошлом. Беседы по истории России для 3 класса. 2001.

3 История Башкортостана с древнейших времен до наших дней. В 2-х томах Т.1. - Уфа: Китап, 2004.

4 Рахимов Р. Отечественная война 1812 г. в современном сознании.- Уфа. Ватандаш.-2000.-№3.

5 Хрестоматия по истории Башкортостана. Часть первая. - Уфа: Китап, 2005.

6 «Татарская газета» http://tatar.yuldash.com

7 Журнал «Российская Федерация сегодня» http://russia-today.ru/2002/no_19 , №19,2002.

8. Северные амуры. Яныбай Хамматов.1985 г.

9.Газета «Мечетлинская жизнь». №23(9408) 2012 г.

10. Газета «Мечетлинская жизнь». №24(9407) 2012 г.

11. Газета «Мечетлинская жизнь». №22(9407) 2012 г.


Автор
Дата добавления 28.02.2016
Раздел История
Подраздел Научные работы
Просмотров198
Номер материала ДВ-490962
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх