Для всех учителей из 37 347 образовательных учреждений по всей стране

Скидка до 75% на все 778 курсов

Выбрать курс
Инфоурок Литература Конспекты«НЕ НОНЕШНЕГО ВЕКА ЧЕЛОВЕК»: УРОК-СЕМИНАР ПО РОМАНУ Е.Г.ВОДОЛАЗКИНА «АВИАТОР» XI КЛАСС

«НЕ НОНЕШНЕГО ВЕКА ЧЕЛОВЕК»: УРОК-СЕМИНАР ПО РОМАНУ Е.Г.ВОДОЛАЗКИНА «АВИАТОР» XI КЛАСС

библиотека
материалов

«НЕ НОНЕШНЕГО ВЕКА ЧЕЛОВЕК»: УРОК-СЕМИНАР ПО РОМАНУ Е.Г.ВОДОЛАЗКИНА «АВИАТОР»

XI КЛАСС

 

 

Аннотация. В статье предлагается проект эвристического изучения романа Е.Г.Водолазкина «Авиатор» в контексте литературных традиций русской прозы XIX—ХХ веков. Анализ проблематики и поэтики романа ориентирован на выявление ключевых для русской словесности образов и тем, в частно- сти: преступления и наказания, творчества, любви, бессмертия. В статье проведены параллели между героями и сюжетами романа «Авиатор», куль- турой Серебряного века и советской культурой, которые позволяют гово- рить о наследовании современной прозой этико-эстетических принципов русской литературы последних двух веков.

Ключевые слова: русская литература, современная русская проза, пре- подавание современной литературы, литературная традиция, символ, нравственные поиски.

 

Abstract. The article proposes the project of heuristic study of the novel “Aviator” by E.G. Vodolazkin in the context of the Russian literary traditions of XIX-XX centuries. The novel’s problems and poetics analysis is focused on iden- tifying key figures for Russian literature and themes, in particular: crime and punishment, creativity, love, immortality. The article draws parallels between the heroes and plot of “Aviator”, the culture of the Silver Age and Soviet culture, which allows us to talk about the inheritance of ethical and aesthetic principles of Russian literature of the last two centuries by modern writers.

Keywords: Russian literature, modern Russian literature, teaching modern lit- erature, literary tradition, symbol, moral search.

 

 

 

Мысль о необходимости знакомства уча- щихся с современной литературой уже не встречает сопротивления учительского со- общества. Более того, многие педагоги всерь- ёз заинтересовались творчеством писателей- современников, о чём наглядно свидетель- ствует прошедший недавно в Москве на базе МПГУ Педагогический марафон. Однако сразу возникают вопросы: какие произведения, соз- данные уже в нашем веке, могут быть включе- ны в обязательную школьную программу, а какие предложены для факультативного чте- ния? Одним из важнейших критериев отбора современного художественного текста для

 

урока литературы является принцип пре- емственности, то есть связи произведения с русской классической традицией.

Мы считаем возможным обратить внима- ние учительского сообщества на роман Евгения Германовича Водолазкина «Авиатор», удо- стоенный Национальной литературной премии

«Большая книга» (второе место) в 2016 году.

Водолазкин родился в в Киеве. Окончил филологический факультет Киевского госу- дарственного университета им. Т.Г.Шевченко. Затем переехал в Петербург и поступил в ас- пирантуру Института русской литературы АН СССР (Пушкинский Дом), в отдел древнерус-

 

ской литературы, где стал учеником Д.С.Ли- хачёва. В 2000 году защитил докторскую дис- сертацию.

В мир профессиональной литературы бу- дущий писатель ворвался стремительно: его экспериментальный роман «Соловьёв и Ла- рионов» сразу вошел в шорт-лист премии

«Большая книга». Следующий роман «Лавр» стал главным событием литературной жизни 2013 года, лауреатом сразу двух премий:

«Большая книга» и «Ясная Поляна». Успешный филолог превратился в не менее успешного писателя. Роман «Авиатор» только закрепил его успех. На данный момент Е.Г.Водолазкин

 

является одним из самых известных и перево- димых российских писателей. Его произведе- ния перекликаются с классикой, в их основе лежат извечные вопросы русской литературы. Роман «Авиатор» имеет занимательный сюжет, что способствует лёгкости его про- чтения и восприятия. Мы считаем возможным предложить прочитать его старшеклассникам и провести урок-семинар. Апробация подоб- ного урока прошла в лицее № 1535 г. Москвы (урок по роману был проведён в одиннадца- том классе известным московским педагогом

Галиной Алексеевной Черных).

Напомним сюжет. Некто приходит в себя в больнице. Сначала он не помнит, кто он и что с ним случилось. Постепенно память воз- вращается к герою. И он с ужасом осознаёт, что стал жертвой чудовищного эксперимента. Роман начинается в соответствии с канонами произведений «альтернативной истории» [2], однако постепенно на первый план выступает философская проблематика.

Произведение имеет двухчастную струк- туру: первая часть описывает обретение ге- роем собственного я, вторая — рассказывает о попытке человека из Серебряного века впи- саться в эпоху перестройки.

Произведение также имеет необычную композицию, которая обусловлена авторским замыслом. Сначала в повествовании главен- ствует внутренний монолог главного героя, старающегося понять, кто он и как оказался в больнице. Воспоминания прерываются диа- логами с лечащим врачом и медсестрой, за- тем роман строится на основе дневниковых записей трёх персонажей, позволяющих по- казать различие в мировосприятии героев, которых разделяет XX век. Постепенно днев- никовые записи трёх персонажей сливаются в неделимый текст.

Е.Г.Водолазкин посвящает роман доче-

ри, его герой свой дневник тоже посвятит дочери, что свидетельствует о важности озву- ченных в произведении идей для самого пи- сателя. Один из последних диалогов романа будет вынесен в эпиграф. В этом эпигра- фе — ключ к пониманию авторского замысла:

«Описываю предметы, ощущения. Людей. Я теперь каждый день пишу, надеясь спасти их от забвения. <…> Знаете, если каждый опи-

 

шет свою, пусть небольшую частицу этого мира… Хотя почему, собственно, неболь- шую? Всегда ведь найдётся тот, чей обзор достаточно широк» [1;4].

В начале работы над романом мы можем задать учащимся традиционной вопрос, ка- кова роль эпиграфа. В завершение работы к этому вопросу необходимо вернуться.

В основе внутреннего сюжета произведе- ния лежит идея преступления и наказания. Главный герой, носящий имя Иннокентий (в переводе с греческого «невинный») соверша- ет убийство. Чтобы осмыслить содеянное, он должен пройти долгий путь: сначала вспом- нить, как он попал на больничную койку, потом понять, что с ним случилось, затем осознать, что прошлый мир исчез навсегда и, наконец, пройти путь нравственного очищения через признание своего преступления и покаяние.

Работая со старшеклассниками над сю-

жетом и образом главного героя, мы можем задать учащимся следующие вопросы: Что мы знаем о главном герое? Зачем писателю понадобился такой сюжетный ход — обыграть мотив беспамятства?

Чем герой занимался в прошлой жизни и почему он не может вспомнить род своих за- нятий?

Почему он называет себя авиатором Пла- тоновым?

Почему на протяжении всего романа ге- рой мысленно обращается к роману Д.Дефо

«Робинзон Крузо» и можем ли мы сравнить самого героя с Робинзоном? В чём про- является символичность такого сравнения?

За что герой попал на Соловки?

Почему автор скрывает от читателя ви- новность Платонова?

Почему не описан процесс крионики в романе?

Какой глубинный смысл носит воскре- шение героя при условии, что он всё равно не сможет жить и погибнет?

Какова символическая роль статуэтки Фемиды в романе?

Какую трансформацию пережил образ маленького человека в романе?

В повести «Собачье сердце» М.Булгаков описал Шарикова, попавшего в квартиру про- фессора Преображенского. В романе Водо-

 

лазкина в квартире профессора Воронина селится некто Зарецкий, позже написавший на него донос. Можно ли провести параллель между этими двумя произведениями? Поче- му дар художника вернулся к Платонову в конце жизни? Кого и почему он нарисовал?

Простил ли себя главный герой?

Как вы понимаете смысл финала? Какие аллюзии и реминисценции из романа Ф.М.Достоевского «Преступление и наказа- ние» можно увидеть в произведении Водо- лазкина?

Случайно или нет автор дал герою фами- лию известного русского писателя ХХ века Андрея Платонова?

Традиционный мотив беспамятства обыг- рывается писателем по-новому. Для русской литературы ХХ века тема памяти тесно свя- зана с мотивом преодоления смерти. Так, в произведениях таких разных авторов, как М.А.Булгаков, Б.Л.Пастернак, О.Э.Мандель- штам, И.А.Бродский и др., память становится символом приобщения к вечной жизни, зало- гом бессмертия: об этом говорит лирический герой цикла Бродского «Часть речи»; в вос- поминаниях друзей, читающих его стихи, не- зримо воскресает Юрий Живаго в прозаиче- ском эпилоге романа «Доктор Живаго». Тема бессмертия, памяти и необходимости мило- сти и прощения осмыслена Булгаковым в ро- мане «Мастер и Маргарита»: в символиче- ском финале романа Мастер словами «Сво- боден! Свободен! Он ждёт тебя» освобождает от беспамятства, понимаемого как наказа- ние, Понтия Пилата, виновного в смерти Иешуа. В видении Ивана жертва и палач, Иешуа и Пилат, поднимаются вместе в небо по лунному лучу. Очевидно, что этот образ близок и роману Водолазкина: невиновный

«палач» Иннокентий нуждается в покаянии и прощении своей жертвы — доносчика (и, косвенно, тоже палача!) Зарецкого. В каждом из этой пары (и в этом — принципиальное но- ваторство Водолазкина) есть черты и пре- ступника, и жертвы, оба они – виновны, но для осознания своей вины перед Зарецким Платонов проходит долгий путь — арест, за- ключение в Соловецком лагере, пытки, нако- нец — бесчеловечный эксперимент по «крио- нике» — заморозке. Механизм заморозки пи- сателям не раскрывается, поскольку для него важнее тот нравственный смысл, которым наполнена заморозка. Это временная смерть, сошествие во ад духовный (как пре- бывание на Соловках — сошествие во ад те- лесный), которая необходима Платонову для осознания собственного преступления.

Память, поэтапно возвращающаяся к ге-

рою, синонимична постепенному пробужде- нию души. Обратим внимание, что Платонов не спешит вспоминать о своём преступлении, предпочитая более приятные впечатления детства и юности. Но, лишая персонажа в его

«воскрешении» способности рисовать, автор тем самым и наказывает его, и подталкивает к осознанию вины: после покаяния дар рисо- вать вернётся к герою. Платонов должен уви- деть в ненавистном Зарецком — жертву, вспомнив, символически воскресить его —

 

нарисовать его подлинное лицо и тем самым, возможно, замолить и его, и свой собствен- ный грех. (С этой точки зрения долгая жизнь одного из соловецких палачей, не испыты- вающих нужды в покаянии перед воскресшим Платоновым, равносильна беспамятству, безблагодатна, сродни проклятию). «Друго- данная жизнь» (метафора А.Солженицына, также прошедшего через ад лагерей), даётся Платонову для примирения с прошлым, про- щения и творческого воскрешения пере- осмысленного прошлого: в словах (записи Платонова) и в рисунках.

Как видим, роман Водолазкина актуали-

зирует многие значимые для литературы ХХ века темы и мотивы. Так, Иннокентий носит фамилию одного из самых сложных писателей советского времени — Андрея Платонова, в своей повести «Котлован» также описавшего советские социальные эксперименты и ре- прессивный опыт и также размышлявшего над загадкой смерти и вечной жизни. Сюжет смерти и похорон дорогого существа — де- вочки с именем героинь Водолазкина — Настя, отчаяние и потеря веры в будущее, но и жажда телесного и нравственного воскресения — эти платоновские мотивы востребованы и пер- сонажем по фамилии Платонов [3].

Через весь роман проходит тема вечной

любви. Сначала главный герой пытается вспомнить, кто был ему так дорог в прошлом. Потом он узнаёт, что любимая женщина жива, и стремится с нею увидеться. Для любви смерти нет. Герой без размышлений отвечает на вопрос журналиста: любит ли он сейчас свою Анастасию. Водолазкин опять обыгры- вает имя. Воскресшая, бессмертная Анаста- сия важна для главного героя и в старческом облике, и в облике внучки Насти. Но если лю- бовь к Анастасии пережила время и смерть, то любовь к Насте отражает отношение героя и самого автора к настоящему.

Анализируя отношения Иннокентия с

Анастасией и Настей, мы можем сопоставить образы, опираясь на следующие вопросы:

В чём заключается портретное сходство героинь? Чем привлекала Иннокентия Ана- стасия, а чем Настя? Как герой относился к своим возлюбленным?

История взаимоотношений с Анастасией рассказана в первой части романа, с Настей — во второй. В чем смысл сопоставления? Какие чувства связывали героя с Анастасией, что он вспоминает? И как складываются его отноше- ния с Настей? Смогла ли она заменить Ана- стасию? Воскресла ли Анастасия в образе своей внучки или осталась бессмертной для любимого? Почему Анастасия смогла до- ждаться любимого, что мешало ей расстаться с жизнью? Каков смысл последних слов Ана- стасии? Что мучило её все прошедшие годы? Изменился ли характер Насти в процессе взаимоотношений с Иннокентием? Какой она была и какой стала? Платонов просит Настю заняться жизнеописанием и даже описать убийство Зарецкого. Зачем это надо герою и

автору?

Имя будущей дочери Платонова – Анна — в переводе с древнееврейского «Благоволе-

 

ние». Что этим хотел сказать нам автор об от- ношениях Иннокентия и Насти?

После чтения «Робинзона Крузо» и притчи о блудном сыне Платонов говорит Насте, что

«милость выше справедливости», затем уточ- няет: «Не милость — любовь. Выше справед- ливости — любовь» [1; 527]. Объясните слова героя. Во время венчания Настю называют полным именем. Смогла ли она стать Анаста- сией? Докажите, обратившись к тексту.

Как и в повести А.Платонова «Котлован», имя Анастасия, объединяющее и в то же вре- мя противопоставляющее героинь, несёт символической смысл: оно связано с ключе- вой для романа темой воскресения, причём в данном случае, как уже было сказано выше, воскресение раскрывается через чувство любви (вспомним, как в финале «Преступле- ния и наказания» Ф.М.Достоевский говорит о том, что главных героев его романа, убийцу и блудницу, воскресила любовь). Думается, что трогательная сцена встречи в больнице Иннокентия и Анастасии, редкая в современ- ной прозе по своей проникновенности и дея- тельному состраданию, приносит и для ге- роини надежду на покаяние и упокоение с миром (как очень точно называют смерть в церковнославянском языке и православной традиции). Любовь, долгие годы незримо со- единяющая героев общим преступлением (она — «заказчица», он — «исполнитель»), разрешается общим покаянием и — ми- лостью. Мы снова сталкиваемся с идеей о том, что долгожительство — испытание, ко- торое даётся человеку для осмысления своей жизни, а смерть в этом случае мыслится освобождением и прощением.

Чувства героя к обеим Анастасиям раз- нятся: с первой Иннокентия связывают «пла- тонические» отношения, которые соответ- ствуют мотиву «вечной любви», поддержи- вающей и героя в его злоключениях, и героиню в её долгожительстве; эта любовь одновременно и испытание, и сострадание, она не случайно отнесена автором к прошло- му, во многом «идеальному» в романе. Вторая героиня олицетворяет собой плотскую сто- рону любви, поначалу Настя выглядит своего рода «хищницей», порождением «лихих 90-х», образом национальной деградации, но постепенно Платонов пробуждает в ней лучшие черты и свойства: в частности, он и её заражает страстью к слову, к писательству, к творению. В какой-то степени «двойная ге- роиня» «Авиатора» помогает автору разре- шить один из классических конфликтов для русской литературы между «плотской» и «ду- ховной» любовью (ср. метания Григория Ме- лехова, Юрия Живаго и даже, отчасти, князя Мышкина): Платонов гармонически совме- щает в своём чувстве духовное (память об Анастасии и верность ей) и плотское начала, их союз с Настей благословляется будущим ребёнком — символом обновления бытия и надежды.

В романе звучит лагерная тема, ставшая

традиционной для литературы XX века. Глав- ный герой оказывается на Соловках за убий- ство Зарецкого. Герой опять сопоставляет

 

свою жизнь на острове с жизнью Робинзона, только вот очеловечить окружающий мир ему удаётся с помощью воспоминаний. Водолаз- кин выступает продолжателем традиций В.Шаламова; он утверждает, что «лагерь — ад не столько из-за телесных мучений, сколько из-за расчеловечивания многих туда попав- ших» [1; 271]. Чтобы пережить внешний ад, надо противопоставить ему внутренний рай, и это не желание бороться с несправедли- востью, а умение вспомнить «гладкие и янтар- ные сосны», «скрип калитки», растущий около изгороди крыжовник, «плач ребёнка на сосед- ней даче», «первый стук дождя по крыше ве- ранды» [1; 273]. Счастливое детство, любовь к Анастасии и матери помогают Платонову со- хранить в лагере человеческое лицо.

Незадолго до публикации романа Евге-

ния Водолазкина «Авиатор» был напечатан роман Захара Прилепина «Обитель», сюжет которого также разворачивается в Соловец- ком лагере. Если учащиеся успели познако- миться с романом Прилепина, то возможно задать им вопрос: в чём проявляется разли- чие в описании лагерной жизни, а в чём про- слеживается сходство?

Если же роман Прилепина «Обитель» уча- щимся не знаком, то следует обратиться к лагерной прозе А.И.Солженицына и В.Шала- мова и попытаться выяснить, какое развитие получила эта тема в новейшей литературе. Важно упомянуть, что романы Прилепина и Водолазкина объединяет тот факт, что оба писателя создают их «не по личным впечат- лениям», но под влиянием (фактическим, ли- тературным, стилистическим) обширной ла- герной литературы, переосмысляя одни и те же сюжеты и ситуации. При этом оценка ла- герного прошлого в романах различна: для героя Прилепина лагерь становится местом самореализации, местом выживания и обре- тения любви, тогда как для Водолазкина — в традициях русской литературы XIX и XX веков лагерь — место испытания, проверки на че- ловечность, часть пути на символическую Голгофу, за которой последуют смерть и вос- кресение.

Тема Соловков звучит в романе посто- янно. К герою возвращается память, и его подсознание выталкивает из памяти страш- ные видения. Мы можем спросить учащихся о том, какие испытания выпали на долю Ин- нокентия. Что герой вспоминает из лагерной жизни? Почему герой становится лазарем и кого так называют в лагере? Какую роль для понимания философского замысла романа играет сюжет о воскрешении Лазаря?

Образ Лазаря объединяет страшную со- ветскую действительность с её проектами противоестественного бессмертия, сорев- нования с Богом в стремлении отменить и подчинить смерть человеку (вспомним, на- пример, мумификацию Ленина) и евангель- скую историю о действительной победе над смертью — о воскрешении Лазаря Четверо- дневного. Заметим попутно, что сам Плато- нов, присвоив себе право судить Зарецкого, уподобляется своим палачам, наделившим самих себя не только правом карать и мило-

 

вать, но и распоряжаться смертью. С боль- шой долей иронии эксперимент по криони- ке — по добровольной заморозке ради по- исков искусственного продления жизни — называется именем евангельского персо- нажа. Сами врачи не скрывают того факта, что соловецкие лазари — обречённые, а крионика — форма безболезненного ухода из адского мира (напомним, что казни за- ключённых на Секирной горе отличались особенной изощрённостью). Деятельности врачей (насильственной, биологической, утопической) противопоставляется в рома- не широко известная для русского читателя благодаря роману Достоевского евангель- ская сцена, в которой «инструмент» воскре- шения совсем иной — Божья воля и молитва (Иисус публично взывает к Отцу, повелевая Лазарю выйти из могилы). Путём молитвы пойдёт и Иннокентий Платонов. Неодно- кратно в романе он обращается к словам покаянного канона — необходимого эле- мента подготовки к церковной исповеди. Упоминание покаянного канона свидетель- ствует о жажде прощения и потребности в милосердии, которые испытывает герой. Но одного церковного покаяния ему оказыва- ется недостаточно: по совету священника, он разыскивает могилу Зарецкого, чтобы попросить прощения у своей жертвы. Этот порыв напоминает, конечно, внимательному читателю сцену публичного покаяния Рас- кольникова, целующего «осквернённую им землю».

С романом Достоевского многое роднит

«Авиатора»: и тема нравственного возмездия за «справедливое убийство», и христианские мотивы, в частности покаяния, воскрешения Лазаря, и тема воскрешающей любви: как человеческой, так и Божественной. И для До- стоевского, и для Водолазкина покаяние, мо- литва и милость — единственный подлинный путь к воскресению как преодолению смерти и новой жизни.

Основной темой романа является тема времени. Сюжет произведения строится на сопоставлении двух веков. Две части романа и два века противопоставлены друг другу. В первой части Платонов вспоминает своё про- шлое. Перед нами оживает Серебряный век. Современник Блока будет сожалеть, что не успел познакомиться с поэтом, и на память воспроизведёт его телефон, затем расскажет о своей встрече с Ремизовым. Характеризуя героя, вспомнят слова И.А.Бунина: «Не но- нешнего века человек» [1; 372]. Необходимо спросить учащихся: чем Платонов отличается

от наших современников? И почему Водо- лазкин достаточно прозрачно сравнивает лю- дей, живущих в конце XX века, с дикарями, а главного героя — с Робинзоном?

Общаясь с героем, многочисленные жур- налисты будут расспрашивать его о револю- ционных событиях, но Платонов их разочару- ет. Он не сможет дать оценку Октябрьскому перевороту; намного важнее для него то, что в этот день шёл мокрый снег. Герой не станет подыгрывать телевизионщикам, не будет ста- раться стать героем телешоу, он продолжит

 

доказывать, что для человека нет ничего цен- нее сохранившейся дверной ручки на парад- ной двери. В памяти Иннокентия проносятся яркие зрительные воспоминания — дачный отдых с семьёй в Куоккале, авиационное шоу, очередь за керосином в послереволюцион- ные годы. Водолазкин показывает, что чело- веческая память не хранит исторические даты. Она хранит запахи, звуки, цвета: «О словах можно прочитать в учебнике истории, а о звуках нельзя» [1; 269].

Писатель раскрывает в романе свой

взгляд на историю, который включает личную ответственность человека за всё произошед- шее. В связи с этим необходимо спросить учащихся, в чём писатель видит причину про- изошедших катаклизмов XX века.

Понимание этого вопроса Водолазкин вкладывает в уста Платонова. По мнению ав- тора, в людях высвобождаются самые низ- менные страсти, которые они много лет в себе подавляли, «выходит наружу» разруши- тельная сила и всё сметает на своём пути. В бедствиях человечества не виноват кто-то один, виноваты все, ибо никто не принуждал соседа Зарецкого писать на профессора Во- ронина донос, не заставлял сослуживца Во- ронина оговаривать его, не вынуждал кузена Севу предавать брата, не провоцировал че- кистов издеваться над людьми. В людях на- копилось много зла, и это зло нашло выход. Кровавые события XX века были следствием всеобщего одичания и расчеловечивания: «В каждом человеке есть дерьмо. Когда твоё дерьмо входит в резонанс с дерьмом других, начинаются революции, войны, фашизм, коммунизм… И этот резонанс не связан с уровнем жизни или формой правления» [1; 149]. Рассуждения Платонова будут не по- нятны окружающим, жаждущим услышать со- всем другие рассказы.

Тема личной ответственности человека

будет взаимосвязана с рассуждениями ге- роя о жертвах и палачах. Водолазкин наме- ренно даст одну и ту же фамилию Воронин, замученному и расстрелянному профессору и соловецкому палачу. Причём отца Анаста- сии убьют сразу в застенках ГБ, а соловец- кий садист прекрасно проживёт более девя- носта лет и будет тихо в почёте доживать свой век на генеральской должности. Он от- кажется просить прощения у отправленного им на смерть Платонова и потеряет шанс, данный ему Богом. По замыслу писателя, долгая жизнь палача стала наказанием и длилась, потому что ему была уготована встреча с «замороженным» Платоновым. Но если Иннокентий вырвался из ледяного пле- на, чтобы отмолить грех убийства Зарецкого, то палач Воронин упустил возможность при- нести покаяние.

Не менее трагично складывается в ро-

мане судьба кузена Севы, предавшего Пла- тонова. Автор показывает, что в революцию часто шли подобные севы, трусливые, за- вистливые, жаждущие присоединиться к сильной стае. Жизнь всё расставила по своим местам, и выживший Платонов смог познакомиться с делом погибшего род-

 

ственника, судьба которого вызвала у героя лишь мудрое сожаление.

В конце урока-семинара мы должны об- ратиться к названию романа «Авиатор». Оно многозначно. В тексте есть отсылка к стихо- творению А.А.Блока «Авиатор», сюжетная канва стихотворения воспроизведена в ро- мане в истории авиатора Фролова. Мы пред- лагаем прочитать стихотворение на уроке и просим учащихся ответить на вопрос, как стихотворение было использовано писате- лем (на уровне сюжетном, на уровне симво- лическом, на уровне переклички заглавий).

Финал романа открыт. Секрет замороз-

ки утерян, врачи не знают, как вылечить Платонова, чья жизнедеятельность угасает. Немецкий доктор говорит о произошедшем чуде и признаётся в том, что не знает, как лечить героя. В Германии следуют инструк- ции, чудеса случаются в России. Поэтому Иннокентий принимает решение отказаться от каких-либо попыток продлить свою жизнь. Он уже всё понял: Бог даровал ему возмож- ность воскреснуть, дабы раскаяться в со- вершённом злодеянии и простить своих вра- гов. Герой исполнил своё предназначение на земле, и быстрая смерть в авиакатастро- фе для ровесника века стала наградой за пройденный Путь.

Итогом проведённого анализа может

стать вывод о следовании Водолазкиным традициям русской литературы XIX и ХХ ве- ков в решении темы преступления и наказа- ния, палачей и жертв, преодоления смерти в творчестве, а также памяти и «вечной любви» (как земной, так и небесной). Роман доказы- вает актуальность нравственных проблем, понимаемых ещё Ф.М.Достоевским, и для современного читателя. Платонов Водолаз- кина связывает собой этику верующих и ищущих персонажей Достоевского и худо- жественную культуру Серебряного века и размышления о творчестве и бессмертии прозаиков ХХ века, он в какой-то степени олицетворяет всю русскую литературу по- следних двух веков с её идеей самосовер- шенствования и духовного возрождения. С этой точки зрения изучение романа «Авиа- тор» в школе позволит раскрыть для уча- щихся и этико-эстетическое значение со- временной русской прозы, и посмотреть на русскую классическую литературу через призму современности.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1.         ВОДОЛАЗКИН Е.Г. Авиатор. — М.: АСТ. 2016.

2.         ГУЛАРЯН А.Б. Жанр альтернативной истории как системный индикатор соци- ального дискомфорта // Журнал Самиздат [Электронный ресурс] URL: http://samlib.ru/f/forum_a_i/doclad1.shtml (дата обращения: 02.05.2017).)

3.         СОЛДАТКИНА Я.В. Мотивы прозы А.П.Платонова в романе Е.Г.Водолазкина

«Авиатор» // Rhema/Рема. — 2016. —

№ 3. — С. 19—28.

Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Проверен экспертом
Общая информация
Похожие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении литературы «серебряного века» в современной школе»
Курс повышения квалификации «История русской литературы конца 20 - начала 21 вв. и особенности ее преподавания в новой школе»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении русской литературы последней трети XIX века в современной школе»
Курс повышения квалификации «Основы местного самоуправления и муниципальной службы»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания конституционного права с учетом реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Основы построения коммуникаций в организации»
Курс повышения квалификации «Финансы: управление структурой капитала»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык как иностранный: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Использование элементов театрализации на уроках литературного чтения в начальной школе»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности помощника-референта руководителя со знанием иностранных языков»
Курс профессиональной переподготовки «Управление информационной средой на основе инноваций»
Курс профессиональной переподготовки «Технический контроль и техническая подготовка сварочного процесса»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.