Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Опыт борьбы органов безопасности с националистическими проявлениями на территории западной Украины в 40- 50 года XX века.
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • История

Опыт борьбы органов безопасности с националистическими проявлениями на территории западной Украины в 40- 50 года XX века.

библиотека
материалов

Содержание



























Вооруженные выступления националистических объединений на территории Западной Украины в годы Великой Отечественной войны


К началу 1944 г. органы НКВД — НКГБ добились значительного снижения бандитизма во всех районах СССР. На учете органов безопасности находилось 438 повстанческих групп численностью 2150 боевиков. Однако в первой половине 1944 г. произошло резкое увеличение бандитизма за счет западных областей Украины, на территории которых начала активно действовать Организация украинских националистов (ОУН).

Предполагалось, что деятельность органов НКВД — НКГБ СССР в Западной Украине будет проходить по уже апробированному варианту, как и на других освобожденных от немецко-фашистских захватчиков территориях: «зачистка» территории от остатков немецких воинских частей, разведывательно-диверсионных групп, розыск агентуры разведывательных, контрразведывательных, карательных и полицейских органов воевавших против СССР стран, предателей, ставленников и пособников немецко-фашистских оккупантов, членов националистических организаций и других лиц, сотрудничавших с оккупантами. На практике вместе с выполнением планируемых задач органам НКВД — НКГБ пришлось решать задачу по организации и ведению борьбы с открытым организованным сопротивлением многочисленных и хорошо вооруженных крупных формирований националистического подполья. В документах НКВД — НКГБ появилось новое понятие — «антисоветское подполье и его вооруженные банды».

Основной вооруженной силой украинских сепаратистов в 1944–1945 гг. являлась Украинская повстанческая армия, которая организационно входила в ОУН, но до конца войны в определенной степени подчиняла себе ее территориальные звенья. Несмотря на то что УПА официально объявила «войну и большевикам, и немцам», именно немцы с августа 1943 по сентябрь 1944 г. передали УПА 700 орудий и минометов, около 10 тыс. пулеметов, 26 тыс. автоматов, 72 тыс. винтовок, 22 тыс. пистолетов, 100 тыс. гранат, свыше 12 млн патронов.

УПА дислоцировалась главным образом в лесных массивах западных областей Украины, насчитывала по некоторым оценкам 80–100 тыс. человек и состояла из четырех групп: северной — «Пивнич», южной — «Пивдень», восточной — «Схид» и западной — «Захид —Карпаты». Во главе каждой группы стояли опытные, прошедшие специальную военную подготовку командиры1.

Общая численность обученных формирований УПА в Западной Украине оценивалась немцами в 80–100 тыс. человек. По заявлениям самих украинских националистов, она доходила до 400 тыс. и даже до 1 млн человек2.

Украина была разделена на пять частей, в которых образованы подчиненные центральному «проводу» ОУН краевые «проводы»: на восточных украинских землях (СУЗ), на западных украинских землях (ЗУЗ), на южных украинских землях (ПУЗ), на северо-западных украинских землях (ПЗУЗ) и Галицийский краевой «провод» ОУН. Они подразделялись на организационные звенья: областные, окружные, надрайонные, районные, подрайонные «проводы» и кустовые группы ОУН. В селах были «станичные» организации. В каждом «проводе» кроме подрайонных имелись различные «референтуры». Основными из них являлись: организационно-мобилизационная, пропаган-

ды, службы безопасности (СБ), военная и хозяйственная. Каждую референтуру возглавлял референт, который подчинялся руководителю территориальной организации ОУН. Через референтуры осуществлялось выполнение политических решений руководства ОУН3.

Наличие крупных формирований ОУН — УПА в 1944–1945 гг. несколько облегчало органам государственной безопасности их выявление, позволяло широко применять войска для блокирования, обнаружения и уничтожения вооруженных организаций ОУН и подразделений УПА. В результате проведенных чекистско-войсковых операций многих участников ОУН —УПА и их пособников удалось ликвидировать. Стремясь сохранить свои силы, руководство ОУН — УПА приняло решение о роспуске УПА и передаче ее подразделений в подпольные организации4. В горных районах западных областей Украины, несмотря на роспуск УПА, некоторое время продолжали существовать отдельные группы, считавшие себя отрядами УПА, обособленными от организаций ОУН5.

Организация таких формирований на территории СССР была различной, складывалась и изменялась в зависимости от политической обстановки в регионе и под воздействием оперативных ударов со стороны органов государственной безопасности. Вместе с тем для всех таких формирований на территории СССР можно выделить общие черты:

руководство — глубоко законспирированная группа лиц (лидер), располагающая обширными связями с зарубежными националистическими центрами или спецслужбами иностранных государств и выполняющая их распоряжения и указания;

доверенные лица руководства, непосредственно планирующие и осуществляющие управление их деятельностью на всех уровнях (край — область — район);

обширная сеть пособников, а также агентурный аппарат различного назначения, с помощью которых решались не только разведывательные и контрразведывательные задачи, но и обеспечивалось материально-техническое, финансовое снабжение и пропагандистское обеспечение подрывной деятельности;

подразделения осуществления силовых акций (диверсий, налетов, засад), соответствующим образом вооруженных и экипированных, а также группы всестороннего обеспечения их деятельности (разведки, контрразведки, связи, материального обеспечения и т. д.).

Важнейшим изменением в организационной структуре вооруженных формирований являлся переход с крупных организационных структур на мелкие, более подвижные и менее уязвимые.

Их подрывная деятельность в исследуемый период проводилась по следующим основным направлениям: организация террористической деятельности — убийство местных партийных и советских работников, сотрудников НКВД и НКГБ, местных жителей, активно участвующих в общественной жизни; организация диверсий с целью экономического ослабления советского строя и дестабилизации обстановки в регионе; проведение широкой антиправительственной агитации и пропаганды, направленной на срыв мероприятий органов государственной власти и управления, разжигание национальной розни, распространение клеветнических измышлений о политике советского руководства; разведывательная деятельность в интересах иностранных спецслужб.

Целью подрывной деятельности незаконных вооруженных формирований были объекты железнодорожного и водного транспорта, узлы и линии связи, военные и промышленные предприятия, склады, хранилища и другое государственное и общественное имущество, работники и служащие органов государственной власти и управления, сотрудники НКВД, НКГБ и военнослужащие Советской армии, а также местные жители, активно участвующих в общественной жизни. Формами подрывной деятельности вооруженных формирований являлись диверсия, террор, сбор разведывательных сведений, саботаж и вредительство, проведение налетов и засад. Значительное место отводилось агитации и пропаганде идей национализма и работе по дискредитации мероприятий советской власти. Осуществление бандформированиями подрывной деятельности менялось в зависимости от складывающейся политической и оперативной обстановки.





Основные направления деятельности органов НКГБ — НКВД СССР по борьбе с вооруженным подпольем на территории Западной Украины


Борьба с вооруженным подпольем и его формированиями относилась к деятельности НКВД, в штате которого приказом НКВД СССР от 4 апреля 1941 г. «в целях усиления борьбы со всеми видами политического и уголовного бандитизма на территории СССР» в составе Главного управления милиции (ГУМ) был организован отдел по борьбе с бандитизмом (ОББ) во главе с Ш. О. Церетели, являвшимся также заместителем начальника ГУМ НКВД СССР.

В связи с тем что с началом Великой Отечественной войны заметно оживилась деятельность антисоветских элементов по всей стране, для организации и координации борьбы с ними приказом НКВД СССР от 30 сентября 1941 г. ОББ ГУМ НКВД СССР был реорганизован в самостоятельный отдел по борьбе с бандитизмом (ОББ) НКВД СССР во главе с бывшим начальником УНКВД Смоленской области С. А. Клеповым. Отдел состоял из трех отделений: 1-е отделение — Кавказ, Закавказье, Краснодарский край; 2-е отделение — РСФСР, Украина, Карело-Финская ССР; 3-е отделение — Средняя Азия, Казахстан, Дальний Восток.

С освобождением в 1944 г. западных областей Белоруссии и Украины, а также территории Литвы, Эстонии и большей части Латвии там начинали свою работу органы внутренних дел и государственной безопасности сначала в виде оперативных групп, а затем как вновь организованные наркоматы или управления НКВД и НКГБ. По состоянию на 13 октября 1944 г. в ОББ НКВД республик числилось следующее количество сотрудников, работающих по линии борьбы с бандитизмом вместе с периферийными органами НКВД: в Белорусской ССР — 351 человек (37 человек в аппарате ОББ), в Латвийской ССР — 63 (23), в Литовской ССР — 75 (20), в Украинской ССР — 1710 (48), в Эстонской ССР — 461 (31).

Борьбой с политическим бандитизмом занималось также 2-е управление (контрразведывательное) образованного в 1943 г. НКГБ СССР, борьба с антисоветскими организациями поручалась 3-е управлению НКГБ (секретно-политическое). В целях успешного проведения борьбы с вооруженным подпольем, обеспечения ликвидации его повстанческих формирований и улучшения руководства оперативной работой органов НКВД в целом приказом министра НКВД СССР от 1 декабря 1944 г. на базе отдела по борьбе с бандитизмом НКВД СССР было образовано Главное управление НКВД СССР по борьбе с бандитизмом (ГУББ НКВД СССР)6.

В западных регионах СССР были усилены районные и областные аппараты НКВД —НКГБ, созданы новые; районные отделения НКВД реорганизованы в районные отделы с отделениями по борьбе с бандитизмом при них (по 3–5 человек). Областные аппараты НКВД были усилены работниками, имеющими опыт по борьбе с повстанческими формированиями7. В наркоматах внутренних дел Украины и Белоруссии на базе отделов были созданы управления по борьбе с бандитизмом, во главе которых поставлены руководящие работники центрального аппарата; в областях, где деятельность вооруженных формирований приобрела наибольший размах, начальники УНКВД — УНКГБ были заменены более опытными руководителями8.

В конце сентября 1944 г. НКВД на основе опыта борьбы с повстанческими формированиями принял решение об изменении штатной структуры созданных в мае — июне пограничных отрядов западных округов. Была увеличена численность погранзастав с 32 до 50 человек, маневренных групп — со 150 до 250 человек. Общая штатная численность пограничных отрядов была доведена с 1630 до 1864 человек9. Каждый отряд теперь имел 20 линейных и четыре резервные заставы в составе четырех пограничных комендатур, а также получил автотранспорт, что повысило маневренность его подразделений.

В условиях резкого усиления бандитизма в освобожденных от противника западных областях Украины с целью совершенствования планирования и проведения операций, более рационального использования сил и средств, улучшения взаимодействия между частями и соединениями войск НКВД и Красной армии, органами НКВД — НКГБ и контрразведки Смерш Главным управлением войск НКВД по охране тыла была издана специальная директива. Борьба с бандитизмом определялась как одна из важнейших задач войск НКВД по охране тыла, при этом отмечалось, что операции по ликвидации повстанческих групп в основном проводились успешно, однако при подготовке некоторых операций были допущены ошибки, руководство осуществляли неподготовленные офицеры. Директива предписывала обратить серьезнейшее внимание на предварительную тщательную подготовку каждой операции по борьбе с бандитизмом, составлять план операции, в котором предусматривать: силы и средства, задачи, руководство (конкретные лица), вопросы разведки, взаимодействие внутри части и с частями Красной армии, органами НКВД — НКГБ, ГУКР Смерш и местными советскими парторганами, материальное обеспечение, ход операции и другие вопросы, вытекающие из условий конкретной обстановки. Каждый случай провала операции, неумелых действий личного состава, факты недостойного поведения при боевых столкновениях тщательно расследовать и виновных привлекать к строгой ответственности, вплоть до предания суду военного трибунала.

Для борьбы с повстанческими формированиями украинских националистов были приняты экстренные меры. В дополнение к имевшимся четырем бригадам внутренних войск НКВД (10 тыс. человек) и четырем пограничным полкам по охране тыла (4 тыс. человек) в Ровенскую и Волынскую области были направлены две дивизии, четыре бригады, кавалерийский полк и танковый батальон войск НКВД общей численностью 28 тыс. человек. Для

организации на местах необходимых оперативных мероприятий на Украину были командированы заместители наркома внутренних дел С. Н. Круглов и И. А. Серов с группой квалифицированных работников НКВД — НКГБ. Было создано семь оперативных войсковых групп, которые сразу же приступили к выявлению и ликвидации банд10.

9 октября 1944 г. Л. П. Берия и В. Н. Меркулов подписали совместный приказ НКВД СССР и НКГБ СССР «О мероприятиях по усилению борьбы с оуновским подпольем и ликвидации вооруженных банд ОУН в западных областях Украинской ССР», которым руководство этой агентурно-оперативной работой в УНКВД — УНКГБ Львовской, Станиславской, Дрогобычской и Черновицкой областей Украины было возложено на наркома внутренних дел Украинской ССР комиссара государственной безопасности 3 ранга В. С. Рясного, а его помощниками назначены нарком государственной безопасности Украинской ССР комиссар государственной безопасности 3 ранга С. Р. Савченко и начальник погранвойск НКВД Украинского округа генерал-майор П. В. Бурмак. Руководство агентурно-оперативной работой по борьбе с оуновским подпольем и вооруженными бандами ОУН в УНКВД — УНКГБ Ровенской, Волынской и Тернопольской областей УССР было возложено на заместителя НКВД Украинской ССР генерал-лейтенанта Т. А. Строкача, в помощь которому назначены заместитель НКГБ УССР комиссар государственной безопасности Д. И. Есипенко и начальник ВВ НКВД Украинского округа генерал-майор М. П. Марченков.

Руководству НКВД и НКГБ Украинской ССР было приказано: усилить меры репрессий в отношении членов семей активных участников оуновских организаций и банд как арестованных или убитых, так и находящихся на нелегальном положении (выселение в отдаленные районы страны и конфискация имущества); лиц, уклоняющихся от мобилизации в Красную армию, после задержания направлять для проверки в спецлагеря НКВД; в работе по ликвидации оуновских организаций и банд наряду с агентурно-осведомительной работой широко практиковать привлечение местного населения, для чего создать при участковых уполномоченных милиции вооруженные группы содействия, вовлекая в эти группы честных советских граждан из числа членов семей военнослужащих Красной армии, местного партийно-советского актива и лиц, пострадавших от оуновских банд. Также требовалось регулярно информировать о ходе борьбы с вооруженным подпольем и ликвидации вооруженных банд ОУН первого секретаря ЦК КП(б) Украины Н. С. Хрущева и первых секретарей обкомов КП(б)У западных областей УССР.

Указанным приказом ОББ НКВД Украинской ССР был реорганизован в Управление по борьбе с бандитизмом (УББ), которое возглавил (по совместительству) заместитель НКВД УССР, бывший начальник Украинского штаба партизанского движения Т. А. Строкач.

Штаб Украинского пограничного округа во второй половине 1944 г. также направил несколько указаний, касающихся борьбы с ОУН — УПА, в том числе «Об усилении борьбы с бандами УПА в погранполосе», «О пассивных действиях начальников 2-го, 98-го погранотрядов по ликвидации банд на своих участках», «Об улучшении качества работы по поиску и ликвидации банд УПА» и другие11.

Для усиления работы органов НКВД — НКГБ в западных областях Украинской ССР существовавшие районные отделения НКВД — НКГБ были реорганизованы в районные отделы, а при них созданы отделения по борьбе с бандитизмом. В распоряжение НКВД — НКГБ Украинской ССР из НКВД СССР и НКГБ СССР откомандировывались по 250 опытных оперативных работников, одновременно направлялись по 50 опытных сотрудников «для замены начальников райотделов НКВД и НКГБ западных областей УССР, не отвечавших своему назначению». Для улучшения следствия по делам арестованных участников антисоветского подполья и главарей банд были созданы специальные следственные группы. Начальники управлений НКВД западных областей УССР должны были о проводимых мероприятиях по борьбе с оуновским подпольем и вооруженными бандами систематически информировать первых секретарей соответствующих обкомов партии.

Аналогичные мероприятия были проведены и в западных областях Белоруссии. Приказом НКВД — НКГБ СССР от 12 октября 1944 г. ОББ НКВД Белорусской ССР были реорганизованы в управления по борьбе с бандитизмом. Общее руководство работой УНКВД — УНКГБ Барановичской, Молодеченской, Гродненской, Пинской и Брестской областей поручалось наркому внутренних дел Белоруссии С. С. Бельченко. В распоряжение НКВД Белорусской ССР из НКВД СССР и НКГБ СССР откомандировывались 200 опытных оперативных работников и 50 сотрудников — для комплектования подразделений по борьбе с бандитизмом

в райотделах. В Белоруссию было направлено 13 полков войск НКВД общей численностью 18 890 человек. На Белостоцкой и Брест-Литовской железных дорогах в распоряжение командира 14-й дивизии войск НКВД по охране железных дорог дополнительно к двум бронепоездам направлялись один батальон (350 человек), 30-й и 56-й бронепоезда войск НКВД, каждому из которых придавалась маневренная группа по 100 человек, также НКВД Белорусской ССР дополнительно выделялись 60 грузовых автомашин и пять автомашин «виллис». Для организации работы и оказания практической помощи в Белоруссию выезжал заместитель наркома внутренних дел СССР И. А. Серов.

Внимание к подбору и обучению оперативных работников не было случайным, так как в их руках находилось основное средство борьбы с повстанческими формированиями — агентурный аппарат. Изучение состояния агентурного аппарата, использовавшегося органами государственной безопасности по линии борьбы с бандформированиями в 1944–1945 гг., показало, что он не отвечал требованиям времени как по количественному, так и по качественному составу. Так, например, в западных областях Украины при наличии 2859 организаций и вооруженных формирований сепаратистов агентурный аппарат на 1 января 1945 г. включал: резидентов — 45, агентов — 725, осведомителей — 5628. Из этого числа в вооруженных формированиях агентов не было12.

Такое положение объяснялось рядом причин:

практически отсутствовала агентура, которая могла быть использована в разработке бандформирований, так как после освобождения республик Прибалтики, Украины и Белоруссии органы государственной безопасности еще не успели провести необходимую целевую вербовочную работу;

имевшаяся агентура была не подготовлена и не ориентирована на разработку подпольных организаций и их вооруженных формирований;

отсутствовала агентура из участников подполья и их пособников;

большая часть из имевшейся агентуры не проявляла активности в разработке вооруженных формирований, боясь быть заподозренной в связях с органами НКВД — НКГБ и подвергнуться террору со стороны повстанцев.

Органам государственной безопасности в трудных условиях оперативной обстановки 1944–1945 гг. необходимо было практически заново создать специфический агентурный аппарат, с помощью которого в самые короткие сроки ликвидировать подпольные организации и бандформирования националистов. Следует отметить, что в этот период оперативным составом НКВД — НКГБ с целью внедрения в вооруженные формирования агентов

осуществлялось большое количество вербовок. Так, при проведении чекистско-войсковой операции по очистке Пинской, Брестской, Ровенской и Волынской областей Украины и Белоруссии от банд ОУН — УПА в ходе работы по приобретению агентуры с 15 по 20 января 1945 г. органами НКВД — НКГБ в Брестской области были завербованы девять резидентов, 18 агентов-внутренников, 68 агентов-маршрутников, 544 осведомителя; в Пинской области —семь резидентов, 44 агента-внутренника, 29 агентов-маршрутников и 525 осведомителей13.

Но в большей степени решить задачу приобретения агентов помогло характерное стремление подполья вовлечь в 1944–1945 гг. в свои организации максимальное количество участников. Этот фактор был использован органами безопасности для внедрения своей агентуры и позволил им в короткие сроки создать работоспособный агентурный аппарат в среде сепаратистского движения. Создание агентурного аппарата в короткие сроки имело как положительные, так и отрицательные стороны.

В качестве положительного можно отметить следующее: агентура информировала органы государственной безопасности о планах и намерениях руководителей подпольных организаций, местах их дислокации, количественном составе, вооружении и пособнической базе; с ее помощью проводились оперативные мероприятия по разложению политических организаций и бандформирований националистов, распространялись листовки и слухи для создания в среде подполья атмосферы недоверия, антагонизма и подозрительности; подводились под оперативный удар бандформирования, их участники склонялись к явке с повинной.

Однако не было учтено то, что агентура, предназначавшаяся для борьбы с подпольем, отличается от агентуры, использовавшейся по другим направлениям оперативной деятельности органов безопасности. Специфика агентуры этой категории заключалась в том, что хоть она и приобреталась в основном из лиц, лично не имевших никакого отношения к повстанцам, но через обширные родственные связи во многом от них зависела. Решая задачу насыщения агентурой вооруженных формирований, органы безопасности внедрили в вооруженное подполье лиц, которые в большинстве своем по личным качествам и степени подготовки были непригодны для его разработки и, как правило, становились на путь предательства.

Сюда же можно отнести и то, что на нелегальное положение переводились непроверенные агенты и лица, в отношении которых имелись серьезные компрометирующие материалы.

При разработке конкретных вооруженных формирований тех или иных подпольных организаций имели место случаи несогласованности выполнения мероприятий, проводившихся отдельными подразделениями органов НКГБ — НКВД, что влекло за собой ненужную трату средств и времени, а порой и срыв самих планов ликвидации повстанческих групп. Недостаточно квалифицированное руководство действиями агентуры со стороны оперативных работников, которые применяли некоторые «вольности»: прием агентов в зданиях районных отделов НКВД — НКГБ; вызов агентов на встречу вместе с другими гражданами в помещения сельсоветов; посещение квартиры агента под видом проверки документов или обыска; использование для вызова местных жителей и бойцов истребительных батальонов; прибытие на место конспиративной встречи на автомобиле или подводе одного из местных жителей.

Допущенные просчеты в работе с агентурным аппаратом позволили руководителям повстанческих формирований раскрыть формы и методы работы органов безопасности и создать эффективную систему противодействия проникновению агентуры органов НКВД — НКГБ в свои ряды. Так, в изъятой органами безопасности инструкции ОУН «Агентура НКВД —НКГБ в действии» говорилось, что «эти формы и виды в значительной мере стандартны и дают познать их методы работы», и указывались действенные меры по усилению конспирации и ограждению организаций от провала14.

В целом при должной организации работы с агентами органы НКВД — НКГБ достигали значительных успехов. Хорошо подготовленная и осуществленная вербовка агентов, их умелое использование позволяли органам безопасности в сравнительно короткие сроки, без больших затрат и человеческих жертв ликвидировать крупные вооруженные формирования,

захватывать руководителей и активных участников подполья.

Специфическим и действенным мероприятием органов безопасности в ходе борьбы с участниками вооруженных формирований являлось использование агентов боевиков и специальных (агентурно-боевых) групп. Деятельность агента-боевика была в достаточной степени эффективной, однако особое распространение получило использование спецгрупп, что объясняется их более широкими агентурными и боевыми возможностями. К примеру, для

повышения эффективности борьбы органами МГБ Украины было создано 33 специальные (агентурно-боевые) группы, с участием которых удалось ликвидировать 620 человек и 220 формирований. Ряд главарей был скомпрометирован перед участниками националистического подполья через агентуру и впоследствии уничтожен ими самими, в том числе члены краевого

«провода» ОУН Терешко, Чуб, надрайонный руководитель («проводник») Грицко и другие. Агентурно-боевые группы действовали в основном под видом небольших бандгрупп (3–12 человек), комплектовались из завербованных участников подполья, проверенных в практической работе с органами безопасности. Руководителем группы назначался оперативный работник. Так, спецгруппа «Хмары» была сформирована из бывших партизан и легализованных бандитов численностью в 50 человек, для проведения агентурной работы в группу был включен работник НКВД УССР старший лейтенант Кащеев. В январе — феврале 1945 г. группа ликвидировала 54 участника ОУН — УПА15. В республиках Прибалтики во главе групп, как правило, стояли опытные и проверенные агенты.

В зависимости от оперативной обстановки задачами агентурно-боевых групп являлись: проверка агентурных данных в отношении лиц, причастных к повстанческим формированиям, установление их положения в организации, выявление организационных связей и мест укрытия этих связей; реализация агентурных и следственных данных по захвату руководителей, участников подполья и ликвидации повстанческих групп; получение показаний от выявленных участников подполья путем их допросов от имени СБ или вышестоящих звеньев организации; склонение неустойчивых участников подполья к явке с повинной или организация им негласных встреч с оперативными работниками с целью вербовки и использования в качестве агентов-внутренников; проверка и установление фактов двурушничества агентов органов НКВД — НКГБ,их розыск, захват или ликвидация.

Использование специальных агентов и спецгрупп показывает, что их деятельность не была направлена лишь на физическое уничтожение отдельных групп и одиночек. Они способствовали разложению вооруженного подполья, создавали атмосферу подозрительности и недоверия в его среде, боязнь не только объединяться, но и встречаться с участниками

незнакомых групп. Отмечались случаи расправы над боевиками подполья, которые были необоснованно заподозрены в связях с органами государственной безопасности. Это вынуждало уцелевших участников разгромленных повстанческих формирований скрываться в одиночку или сдаваться властям.

Важным условием работы групп являлся постоянный оперативный контроль над ее членами. В этих целях из числа агентов-боевиков и их ближайшего окружения приобретались негласные источники, а при наличии возможностей осуществлялись оперативно-технические мероприятия. В район деятельности спецгруппы направлялся офицер по связи, который отвечал за снабжение и осуществлял общее руководство. Его обязанности мог исполнять начальник местного органа государственной безопасности, на территории которого действовала спецгруппа.

Использование спецгрупп показывает, что почти всегда контакт с членами вооруженных формирований или одиночками спецгруппы устанавливали при посредничестве их пособников. Прежде чем пойти на контакт со спецгруппой, они тщательно изучали ее состав, действия и поведение. Особенно тщательной проверке группы подвергались после ряда ударов по вооруженным формированиям со стороны органов государственной безопасности.

В связи с этим большое значение имели вопросы экипировки, вооружения и поведения членов спецгрупп. Спецгруппы вооружались аналогичным с участниками повстанческого движения оружием, имевшим подержанный внешний вид. Например, в Курляндии группы имели немецкие штурмовые автоматы и другое трофейное оружие, так как банды там вооружались за счет оставшегося после войны немецкого оружия. В восточных же районах республики вооружение групп оружием иностранных образцов исключалось, поскольку банды в этих районах имели оружие советского производства. Одежда и внешний вид агентов также не должны были отличаться от экипировки членов банд.

В целях правдивости легенды о том, что спецгруппа является «партизанским» отрядом, исключалось пользование ее участниками предметами и продуктами, которые не были доступны бандитам. Имела значение даже такая, казалось бы, незначительная деталь, как запах одежды участников спецгруппы. Группа, недавно прибывшая в район, прежде чем установить контакт с пособником и тем более пойти на встречу с представителями вооруженных групп, должна была обязательно «обкуриться» дымом костра, чтобы приобрести «лесной запах».

Несоблюдение этих правил приводило к расшифровке групп. Главной силой органов государственной безопасности в борьбе с вооруженными формированиями являлись Внутренние войска НКВД, развернутые на территории западных областей Украины, Белоруссии и в республиках Прибалтики. Необходимость ведения решительной борьбы с крупными вооруженными формированиями сепаратистского движения потребовала значительных сил. Войска округов ВВ НКВД усиливались за счет переброски войск НКВД из других округов, в основном Северо-Кавказского. Например, с Северного Кавказа на территорию западных областей Украины были переброшены 19, 20, 21, 22-я бригады, части 16-й и 17-й бригад, 9-я и 10-я дивизии, которые дислоцировались крупными гарнизонами в районных центрах.

Согласно указаниям начальника Главного управления войск НКВД по охране тыла действующей Красной армии генерал-майора B. C. Горбатюка «Об организации борьбы с бандами УПА» от 21 февраля 1944 г. личному составу войск предписывалось:

организовать взаимодействие с органами НКВД — НКГБ и органами контрразведки Смерш в работе по выявлению и ликвидации банд УПА;

создать активно действующий агентурный аппарат для вскрытия организаций и ячеек ОУН, каналов их связи с бандами УПА и розыска этих банд;

непосредственно участвовать в разработке планов совместных операций по ликвидации выявленных банд УПА, включая в состав разведывательно-поисковых групп, истребительных групп или истребительных отрядов офицеров разведки, подготовленных для борьбы с украинскими националистами;

организовать и силами офицеров разведки провести специальные беседы с личным составом войск по ознакомлению с деятельностью ОУН — УПА в тылу Красной армии;

совместно с начальниками штабов войск разработать тактические приемы борьбы с бандами УПА и обучить этим приемам офицерский состав внутренних войск16.

Основной формой деятельности внутренних войск весной и летом 1944 г. стали чекистско-войсковые операции по поиску и ликвидации вооруженных формирований одновременно на большой территории (во многих случаях они совпадали с операциями по очистке тыла фронтов и армий). Задача операций заключалась в их ликвидации с целью обеспечения в тылу твердого порядка, безопасной работы тыловых учреждений, местных партийных и

советских органов власти. Способами действий войск в таких операциях являлись: перекрытие наиболее вероятных направлений движения, поиск или прочесывание местности, окружение, атака, преследование.

В результате проведенной работы по ликвидации вооруженных формирований УПА и ОУН в первой половине 1944 г. войсками и органами НКВД были уничтожены 16 338 членов УПА и ОУН, взяты в плен — 15 991, явились с повинной — 2549. Кроме того, были выявлены и арестованы 285 немецких агентов, 2922 бывших полицейских, 520 бывших старост17.

С 22 по 27 августа 1944 г. в чекистско-войсковой операции по очистке Рава-Русского, Угновского, Магеровского, Немировского и Яворовского районов Львовской области участвовало шесть полков войск по охране тыла 1-го Украинского фронта, пять пограничных отрядов войск Украинского пограничного округа и три полка Красной армии. В результате проведенной операции были уничтожены 11 076 бандитов (в том числе 126 немцев), арестованы 10 892 человека и задержаны 9304 уклоняющихся от призыва в Красную армию18.

Основной формой действий войск НКВД в конце 1944 — начале 1945 г. являлись чекистско-войсковые операции, проводимые с учетом меняющейся тактики действий вооруженных формирований. Так, с ноября 1944 г., когда участники подполья перешли на действия небольшими группами, прочесывание районов как основной тактический прием не всегда оправдывало себя. Скоротечность операций (1–2 суток) не давала возможности детально, более внимательно просмотреть все подозрительные места. В этих условиях внутренними войсками активно применялся метод повторного прочесывания. Наиболее ярким подтверждением целесообразности подобных действий является операция, проведенная 21 декабря 1944 г. подразделениями 17-й стрелковой бригады внутренних войск. В ходе первого прочесывания села Дулибы Дрогобыческой области были захвачены 25 человек. Считая, что операция уже закончилась, и не ожидая повторного прочесывания, здесь стали сосредотачиваться группы из других сел. На другой день операция повторилась, и в результате были обнаружены и захвачены еще 150 человек19.

В результате деятельности войск и органов НКВД на Западной Украине в 1943–1945 гг. были проведены 39 773 операции и засады, в ходе которых убиты 103 312 и задержаны 225 339 участников вооруженных формирований и их пособников, явились с повинной 88 692 человека, изъято 69 137 единиц оружия20.

В период с сентября по декабрь 1944 г. войска Украинского пограничного округа осуществили 476 специальных боевых операций, из них 123 против крупных подразделений УПА. Для проведения 37 операций привлекались по два-три пограничных отряда и части внутренних войск. Ряд операций был проведен на территории Польши совместно с польскими частями21. Войска Прикарпатского пограничного округа с октября 1944 по февраль 1945 г. провели 158 специальных боевых операций, в ходе которых были уничтожены 5544 и задержаны 2980 человек22.

С разгромом крупных вооруженных формирований в соответствии с постановлением СНК СССР № 43 внутренние войска НКВД были реорганизованы и сокращены. Например, в западных областях Украины численность войск сократилась с 188 387 человек до 100 тыс.23

Оставшиеся войска были развернуты в регионе мелкими гарнизонами с подчинением в оперативном отношении начальникам местных органов НКВД — НКГБ. Так, например, после передислокации части 62-й дивизии внутренних войск имели девять ротных, 30 двухвзводных, 46 взводных гарнизонов и шесть взводов, дислоцирующихся при штабах батальонов. Такое размещение войск позволило для ликвидации разрабатываемых органами государственной безопасности конкретных вооруженных формирований создавать чекистско-войсковые группы, действия которых против мелких групп были эффективнее привлечения крупных войсковых формирований. Чекистско-войсковые отряды (группы) возглавлялись оперативными работниками, комплектовались из личного состава войск НКВД и местных активистов, хорошо знающих местность в районе действия вооруженных формирований. Определенной численности такие группы не имели, количество личного состава в них зависело от численности вооруженного формирования, против которого действовали.

В связи с активной подрывной деятельностью вооруженных формирований повстанческого движения в пограничных районах Европейской части СССР на пограничные войска была возложена задача по их ликвидации в пограничной полосе. Для этого привлекались, как правило, маневренные группы погранотрядов. В отдельных пограничных округах были определены части из числа резервных пограничных отрядов, которые привлекались к ликвидации вооруженных формирований. Например, в западных областях УССР для борьбы с формированиями ОУН — УПА были выделены 42, 104, 111 и 112-й резервные пограничные отряды24.

При проведении операции в пограничной полосе и прилегавших районах пограничники информировали начальников РО НКВД — НКГБ и действовали самостоятельно. Во многих случаях пограничники также взаимодействовали с военными комендатурами, выставленными на освобожденной территории сопредельных государств, а когда возникала необходимость, то и с пехотными частями Войска Польского. Последнее было вызвано тем, что группы, действовавшие в Польше, совершали набеги на советскую территорию, и наоборот, чтобы уйти из-под удара органов безопасности, некоторые группы пытались скрыться в Польше. В ряде случаев с польской территории обстреливали наших пограничников и местных жителей, нападали на советские эшелоны и автоколонны. Например, 6 октября 1944 г. вооруженное формирование «Ягода» численностью 500 человек совершила налет на ряд населенных пунктов в пограничной полосе Польши.

Главное управление пограничных войск дало указание командованию Украинского пограничного округа разработать план операции по ликвидации вооруженного формирования «Ягода» совместно с 3-й дивизией пехоты Войска Польского, а также договориться с командованием частей Войска Польского о совместных действиях по уничтожению других националистических формирований на советско-польской границе и получить разрешение советским пограничникам неотступно преследовать их на польской территории. Установление тесного взаимодействия между советскими погранвойсками и польскими войсками способствовало успешной борьбе с националистическими формированиями в приграничных районах СССР и на территории Польши. На территории пограничных районов Польши напротив участков 2, 88, 89, 90 и 93-го советских пограничных отрядов было проведено более 20 совместных специальных операций, в результате которых ликвидировано значительное число вооруженных формирований, в том числе и «Ягода»25. Реорганизация и сосредоточение сил и средств обеспечили проведение целого ряда оперативных ударов по повстанческим формированиям, в ходе которых к середине 1945 г. они были в основном разгромлены. Тем не менее руководителям повстанцев за сравнительно короткий срок удалось восстановить пошатнувшееся положение, провести реорганизацию подчиненных им формирований и осуществить переход к новой тактике ведения подрывной деятельности. Держать под контролем регионы с традиционно рассредоточенной системой расселения только силами НКГБ — НКВД было невозможно. В этих условиях органами государственной власти большая роль отводилась местному населению. Поэтому сразу же после освобождения западных областей Украины, Белоруссии и республик Прибалтики от немецко-фашистских захватчиков на их территории с санкции ЦК КПСС правительством республик и органами НКВД начали создаваться истребительные батальоны и группы содействия26.


















Результаты борьбы органов госбезопасности с вооруженным подпольем


Деятельность органов государственной безопасности СССР по борьбе с вооруженным подпольем в годы Великой Отечественной войны с учетом особенностей экономического и социально-политического развития страны в военные годы, внутренней политики в области экономики, идеологии, культуры, национальных отношений наряду с внешнеполитической обстановкой обусловила направленность, содержание и масштабы работы органов НКВД —НКГБ — ГУКР Смерш СССР в 1941–1945 гг. Ее можно условно разделить на два периода:

первый (июнь 1941–1943 г.) — борьба с повстанческими формированиями в тыловых районах СССР, где участники разгромленных перед войной антиправительственных вооруженных выступлений в связи с начавшейся войной и успехами немецко-фашистских захватчиков на фронте активизировали свою деятельность, организуя группы для ведения повстанческой деятельности;

второй (1944 г. — первая половина 1945 г.) — приходится на заключительный период Великой Отечественной войны, когда действующая армия вела боевые действия по освобождению стран Восточной и Центральной Европы, а на советской территории, очищенной от немецко-фашистских захватчиков, развернулась широкомасштабная борьба органов НКВД — НКГБ с вооруженным антисоветским подпольем.

Решительные меры советского политического руководства, во многом успешные действия органов НКВД — НКГБ, внутренних войск, пограничников, войск Красной армии по борьбе с повстанческими формированиями в 1941–1944 гг. в тыловых районах СССР позволили нейтрализовать основные силы повстанцев. За три года войны органами НКВД — НКГБ была ликвидирована 7161 бандгруппа, в которых участвовали 54 130 человек (убиты — 4076, арестованы — 42 529, легализованы — 7525). К середине 1944 г. крупных повстанческих формирований в советском тылу не осталось. Кроме того, на территории западных областей Украины за первую половину 1944 г. удалось ликвидировать 34 878 участников ОУН — УПА (убиты — 16 338, взяты в плен — 15 991, явились с повинной — 2549) и арестовать 3676 человек; в восточных областях Украины — 95 бандгрупп численностью 457 человек.

При проведении оперативных, оперативно-боевых операций и мероприятий по борьбе с бандитизмом погибли 226 оперативных работников, 1085 офицеров и рядовых войск НКВД, 72 бойца истребительных батальонов и добровольных отрядов, 87 советских и партийных работников.

У повстанческих формирований и населения было изъято и собрано на полях бывших военных действий: самолет — 1, орудий — 84, минометов — 1020, пулеметов — 7186, автоматов — 18 860, винтовок — 200 018, револьверов — 23 744, гранат — 132 731 и 481 ящик, ПТР —1281, артиллерийских снарядов — 19 638, мин — 86 029 и 587 ящиков, патронов — 27 813 060 и 1036 ящиков, прочего оружия — 63 128, взрывчатых веществ — 5100 кг и 292 ящика.

В тыловых районах СССР деятельность органов НКВД — НКГБ по линии борьбы с бандитизмом до конца войны была направлена на обеспечение ликвидации действующих мелких бандгрупп, в основном уголовных, бандитов-одиночек и остатков ранее разгромленных повстанческих групп на Северном Кавказе.

О значимости и важности, которые придавались органами власти СССР борьбе с повстанчеством в западных регионах страны, свидетельствует количество сообщений органов НКВД — НКГБ СССР в Государственный Комитет Обороны. В 1944 г. таких докладов было 52, а в 1945 г. — 10592. Размаху националистического движения в западных регионах СССР во многом способствовало и то, что в 1944–1945 гг. территориальные органы НКВД — НКГБ только начинали развертывать свою деятельность. Основную работу осуществляли оперативные группы НКВД — НКГБ — ГУКР Смерш и войска НКВД по охране тыла, действовавшие в основном в районах, прилегающих к боевым порядкам частей Красной армии. Это позволило повстанческим формированиям вести широкомасштабные действия, которые в большинстве своем носили решительный и открытый характер. Такие действия повстанческих формирований вынуждали проводить массированные совместные операции органов НКВД — НКГБ, армейских частей и внутренних войск НКВД, пограничных войск, привлекать местное население. Только 4-я дивизия ВВ НКВД под командованием генерал-майора

П. М. Ветрова во взаимодействии с частями Красной армии в 1944–1945 гг. участвовала в 1764 операциях, в ходе которых были убиты и захвачены в плен 30 596 повстанцев и собрано 17 968 единиц стрелкового оружия27.

В результате проведения целенаправленных противоповстанческих мер органами власти и НКВД — НКГБ националистическим формированиям и организующему их вооруженному подполью был нанесен серьезный урон, оказались разгромлены основные бандформирования и значительное число подпольных националистических организаций. В западных областях УССР были ликвидированы все крупные вооруженные формирования (курени, сотни), в основном разгромлены районные и надрайонные «боевки» СБ, станичные и кущевые организации ОУН и ликвидировано значительное число лиц из руководящего состава окружных, областных, краевых и центрального проводов, остались только мелкие группы УПА и ряд не вскрытых подпольных организаций ОУН (центральные, краевые, окружные).

Однако в Украинской СССР и Литовской СССР остались еще много активных повстанческих формирований и разветвленная сеть подпольных националистических организаций, создающих в республиках сложную оперативную обстановку.

В западных областях БССР были разгромлены все крупные организации и группы Армии Крайовой. Оставались отдельные незначительные по численности группы в Гродненской, Молодечненской и Брестской областях.

Серьезные потери в открытых столкновениях и объявленная амнистия обусловили усиление разложения вооруженных формирований, явку с повинной большого числа рядовых участников, а также ряда руководителей подпольных националистических организаций. По неполным данным, на Западной Украине, в Белоруссии и республиках Советской Прибалтики в 1944–1945 гг. были ликвидированы: 1141 антисоветская организация и группа численностью около 9311 человек, 2735 вооруженных формирований и групп численностью 203 294 человека, из них одиночек — 12 265; задержаны 77 071 дезертир, 239 805 уклонившихся от службы в Красной армии; выселена 8561 семья в количестве 21 436 человек; изъято 160 598 единиц огнестрельного оружия, 195 801 мина и граната, 7 266 842 патрона, 29 раций, 121 пишущая машинка и множительный аппарат28.

В ходе проведения оперативных и оперативно-боевых мероприятий, чекистско-войсковых операций погибли 337 сотрудников НКВД — НКГБ СССР, 2355 сотрудников милиции, личного состава подразделений внутренних войск НКВД и Красной армии, 685 бойцов истребительных батальонов29.

6 апреля 1945 г. Л. П. Берия и В. Н. Меркулов направили в ГКО на имя И. В. Сталина письмо следующего содержания: «Работники органов НКВД — НКГБ Украины со времени изгнания немецких захватчиков с ее территории проделали большую работу по наведению советского порядка и очищению Украины от оуновских банд, немецких шпионов, ставленников, предателей и другого антисоветского элемента. Народный комиссариат внутренних дел Союза ССР и Народный комиссариат государственной безопасности ходатайствуют о награждении орденами и медалями Союза ССР работников НКВД — НКГБ УССР, особо проявивших себя в работе»30.

Правительственных наград были удостоены 804 сотрудника НКВД — НКГБ Украины, 1516 сотрудников НКВД — НКГБ Белоруссии, 1118 сотрудников НКВД — НКГБ Латвии, Литвы и Эстонии.

В целом к моменту окончания Великой Отечественной войны с повстанческими формированиями в тыловых районах СССР было покончено. Центр тяжести борьбы с националистическим подпольем переместился в западные регионы СССР. Здесь «война после войны» продолжалась до 1956 г.




Список использованной литературы



  1. Боярский В. И. На страже границ Отечества. М., 1998. 456с

  2. Коваль М.В. Организация украинских националистов (ОУН): уроки истории//Отечественная история. 2003. № 1. С. 53-57

  3. НКВД — МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939–1956). Сб. документов. М., 2008. 786с

  4. Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 4. Кн. 2. 345с

  5. Платошкин Н. Организация украинских националистов и ее связь с нацистской Германией// Международная жизнь. 2014. № 4. C. 81-93

  6. Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны (1941–1945). Сб. документов. М., 1968. 358с

  7. Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в. М., 2000. 489с

  8. Россия и СССР в войнах ХХ века: статистическое исследование. М., 2001. С. 546.

  9. Семиряга М. Л. Коллаборационизм: природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны. М., 2000. 678с

  10. Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны. Документы. В 2-х т. Т. 2: 1944–1945. М., 2012. 289с

  11. Христофоров В. С. Органы госбезопасности СССР в 1941–1945 гг. М., 2011. 567с

  12. Шитько В. В., Паламарчук С. П. Внутренние войска в борьбе с буржуазно-националистическим подпольем (1939–1953). М., 1986. 289с


1 Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 4. Кн. 2. С. 194.

2 Семиряга М. Л. Коллаборационизм: природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны. М., 2000. С. 498.

3 Там же

4 Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны. Документы. В 2-х т. Т. 2: 1944–1945. М., 2012. С. 55–71, 101–102.

5 Там же

6 Христофоров В. С. Органы госбезопасности СССР в 1941–1945 гг. М., 2011. С. 346.

7 Там же

8 Там же

9 Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны (1941–1945). Сб. документов. М., 1968. С. 8–9.


10 Христофоров В. С. Органы госбезопасности СССР в 1941–1945 гг. М., 2011. С. 333.


11 Шитько В. В., Паламарчук С. П. Внутренние войска в борьбе с буржуазно-националистическим подпольем (1939–1953). М., 1986. С. 103.


12 Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в. М., 2000. С. 363.


13 Россия и СССР в войнах ХХ века: статистическое исследование. М., 2001. С. 546.


14 Христофоров В. С. Органы госбезопасности СССР в 1941–1945 гг. М., 2011. С. 356.


15 Христофоров В. С. Органы госбезопасности СССР в 1941–1945 гг. М., 2011. С. 346.


16 Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны (1941–1945). Сб. документов. М., 1968. С. 8–9.

17 НКВД — МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939–1956). Сб. документов. М., 2008. С. 532.

18 Пограничные войска России в войнах и вооруженных конфликтах XX в. М., 2000. С. 363.

19 Шитько В. В., Паламарчук С. П. Внутренние войска в борьбе с буржуазно-националистическим подпольем (1939–1953). М., 1986. С. 103.

20 НКВД — МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике. С. 144.

21 Там же

22 Там же

23 Боярский В. И. На страже границ Отечества. М., 1998. С. 366.

24 НКВД — МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике. С. 147.


25 НКВД — МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике. С. 149


26 НКВД — МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике. С. 150

27 Россия и СССР в войнах ХХ века: статистическое исследование. М., 2001. С. 546.


28 Россия и СССР в войнах ХХ века: статистическое исследование. М., 2001. С. 546.

29 Там же

30 Там же


Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 15.04.2016
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров246
Номер материала ДБ-034190
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх