Инфоурок / Школьному психологу / Научные работы / Особенности потребностно-мотивационной сферы подростков склонных к интернет-зависимости

Особенности потребностно-мотивационной сферы подростков склонных к интернет-зависимости


библиотека
материалов



Тема: Особенности потребностно-мотивационной сферы подростков склонных к интернет-зависимости



Оглавление








ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования определяется, во-первых, постоянным увеличением числа подростков - пользователей Интернета (В 2000 году насчитывалось 0,4 % от общего населения страны, а в 2010 году число пользователей Интернета в целом достигло 32 %[32]); во-вторых, тем, что чрезмерное пристрастие к Интернету разрушающе действует на ребенка - длительная работа за компьютером негативно сказывается на высшей нервной деятельности, эндокринной, иммунной и репродуктивной системах, на зрении и костно-мышечном аппарате человека. Помимо этого дети перестают читать книги; сокращается круг общения подростков: они ограничиваются виртуальным общением в чатах и форумах; у молодёжи стремительными темпами растёт агрессивность, которая вызвана чрезмерным, а иногда и болезненным, увлечением компьютерными играми. Всё это приводит к постепенной деградации личности[19], оказывает отрицательное воздействие на психику: склонные к Интернет - зависимости подростки страдают от депрессий, нервозности, необъяснимых приступов страха и расстройствами сна. Они часто избегают живого общения, паникуют и пребывают в состоянии беспокойства[19]. Чрезвычайно мало работ посвящено проблеме особенностей мотивационной сферы подростков склонных к Интернет-зависимости. В отечественной психологии проблема Интернет-зависимости исследуется преимущественно рядом медицинских психологов и врачей. Общие проблемы Интернет-зависимости изучаются А.Е. Войкунским[12]; Интернет-зависимость как совокупность разных поведенческих зависимостей анализируют А.Ю. Егоров и С.А. Игумнов[14,15]; взаимосвязь социальной идентичности и поведения пользователей в Интернете изучают А.Е. Жичкина и Е.П. Белинская[6]; классификации и типологии Интернет-зависимых людей исследуются В.Д. Менделевичем[22]; характеристика аддиктивного поведения как стремления ухода от реальности представлена Ц.П. Короленко[18]. Именно в подростковом возрасте одной из особенностей мотивационной сферы подростков является возникновение потребностей и мотивов, обуславливающих различные поведенческие отклонения: психические и поведенческие расстройства в результате употребления психоактивных веществ, курение, преступное поведение, Интернет-аддикцию.

Наряду с изучением причин Интернет-зависимости актуальными для изучения являются исследования личностных особенностей Интернет-зависимых, выявление потребностей и мотивов, характерных для подростков, склонных к Интернет-зависимости.

Цель исследования: изучить особенности потребностно-мотивационной сферы подростков, склонных к Интернет-зависимости.

Организация и ход исследования предполагала решение следующих задач:

  1. Осуществить теоретико-методологический анализ современных подходов к исследованию особенностей потребностно-мотивационной сферы в подростковом возрасте.

  2. Выявить уровень потребности в поисках ощущений у подростков, склонных к Интернет-зависимости.

  3. Определить особенности социальных потребностей подростков склонных к Интернет-зависимости.

  4. Выявить уровень мотивации избегания неудач и достижения успеха у данного контингента.

Объект исследования – потребностно-мотивационная сфера подростков;

Предмет исследования – особенности потребностно-мотивационной сферы подростков, склонных к Интернет-зависимости.

В ходе исследования была выдвинута следующая гипотеза: у подростков, склонных к Интернет-зависимости, фрустрированы потребности в принадлежности к социальным группам и доверительном дружеском общении; для них характерны высокий уровень мотивации избегания неудач и низкий уровень мотивации достижения успеха по сравнению с подростками, не склонными к Интернет-зависимости.

Теоретико-методологическую базу исследования составляют труды отечественных и зарубежных психологов, исследовавших проблему склонности к Интернет-зависимости: Егоров А. Ю., Короленко Ц. П., Менделевич В. Д., Войскунский А. Е., Жичкина А. Е., и др.

Методи дослідження:

теоретические методы – историко-теоритический и сравнительный анализ отечественной и зарубежной научной литературы;

эмпирические методы - наблюдение, тестирование();

Использовались графические формы отображения полученной информации (таблицы).

Організація та проведення дослідження.

Исследовательско-экспериментальная работа проводилась на базе общеобразовательных школ № 2 и № 17 г. Симферополь.

Структура кваліфікаційної роботи. Исследование состоит из вступления, двух разделов, общих выводов списка использованной литературы и приложений. Общий объем работы…..



РАЗДЕЛ 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОТРЕБНОСТНО–МОТИВАЦИОННОЙ СФЕРЫ ПОДРОСТКОВ, СКЛОННЫХ К ИНТЕРНЕТ– ЗАВИСИМОСТИ


1.1.Зависимость от Интернета: постановка проблемы, методы изучения, практика

1.1.1 Сущность термина "Интернет-зависимость"

Термин "Интернет-зависимость" еще в 1996 году предложил доктор Айвен Голдберг для описания неоправданно долгого, возможно патологического, пребывания в Интернете. Родоначальниками психологического изучения феноменов зависимости от Интернета могут считаться два американца: клинический психолог К. Янг и психиатр А. Голдберг.

В самом общем виде Интернет-зависимость определяется как "нехимическая зависимость от пользования Интернетом" [29]. В некоторых психологических словарях Интерне́т-зави́симость определяют как, психическое расстройство, навязчивое желание подключиться к Интернету и болезненная неспособность вовремя отключиться от Интернета [8].

Как мы видим, терминология проблемы еще не вполне устоялась. Применяются наименования "зависимость от Интернета", или "Интернет-аддикция", а также "избыточное/патологическое применение Интернета". При обилии наименований специалисты достаточно едины в определении поведенческих характеристик, которые могли бы быть отнесены к этому феномену (или синдрому). Так, отмечаются неспособность и активное нежелание отвлечься даже на короткое время от работы в Интернете; досада и раздражение, возникающие при вынужденных отвлечениях; стремление проводить за работой в Интернете все увеличивающиеся отрезки времени; побуждение тратить на обеспечение работы в Интернете все больше денег; готовность лгать друзьям и членам семьи, преуменьшая длительность работы в Интернете; способность и склонность забывать при работе в Интернете о домашних делах, учебе, важных личных и деловых встречах и т.д.; стремление и способность освободиться на время работы в Интернете от ранее возникнувших чувств вины или беспомощности, от состояний тревоги или депрессии, обретение ощущения эмоционального подъема и своеобразной эйфории; нежелание принимать критику подобного образа жизни; готовность мириться с разрушением семьи, потерей друзей; пренебрежение собственным здоровьем и, в частности, резкое сокращение длительности сна; избегание физической активности; пренебрежение личной гигиеной; постоянное "забывание" о еде; злоупотребление кофе и другими тонизирующими средствами [9].

Отдельные аспекты рассматриваемой проблемы в той или иной мере изучались социологами, психологами, педагогами и психиатрами. Среди зарубежных исследований, посвященных феномену Интернет-зависимости, особое место занимают работы К. Янг, М. Гриффитс, А. Голдберга, Р. Дэвиса, Дж. Грохола, Д. Гринфилда, К. Суррат, Дж. Морэйхэн-Мартина и П. Шумахера, Ч.Чу и ряда других авторов[28; 29; 26]. Они предложили определения Интернет-зависимости, критерии и оценочные инструменты. Результаты проведенных исследований послужили для многих специалистов практиков основой для разработки системы профилактических мер. Их работы во многом определяют современное состояние и перспективы изучения проблемы.

К. Янг, А. Голдберг, Д. Гринфилд, М. Орзак (в США), Ч.Чу (в Азии), О. Эггер и М. Раутерберг (в Европе) первыми стали изучать феномен Интернет-зависимости, в основном они разрабатывали диагностические критерии и рекомендации лечения Интернет-зависимости. По инициативе некоторых из них стали создаваться сайты и виртуальные клиники для Интернет-зависимых.[28; 31].

С результатами работ этих авторов и их деятельностью полемизировали и делали уточняющие информационные замечания М. Гриффитс, Дж. Грохол, К. Суррат, Д. Штейн и др[26; 30]. Эти авторы предлагают несколько иную (не медицинскую, а социально-психологическую) трактовку феномена. С их точки зрения: Интернет-зависимость не является болезнью, скорее, это различные расстройства находят свое выражение посредством Интернет, либо на начальной стадии освоения Интернет-ресурсов наблюдаются некоторые поведенческие расстройства. В работах Р. Дэвиса, Дж. Морэйхэн-Мартин, П. Шумахера, С. Каплан и других авторов основным предметом исследования является когнитивный компонент в развитии Интернет-зависимости[20].

В России феномен Интернет-зависимости стал предметом изучения только в последнее десятилетие. Среди российских исследований особое место занимают работы А.Е. Войскунского, который является одним из первых исследователей, обративших внимание на деятельность людей в Интернете и влияние на них Сети. Он  предложил рассматривать феномен относительно психологической концепции потока[9]. Этого подхода также придерживаются в своих работах О.Е. Смыслова (специфика переживания опыта потока у хакеров), А.А. Аветисова (переживания опыта потока у русскоговорящих игроков в MUD) и О.Д. Бабаева (психологические последствия информатизации). В центре их внимания – исследование воздействия Интернет-пользования на личность в разных аспектах (игровой, коммуникативный, познавательный)[26; 4].

В работах И.Н. Розиной, А.А. Аветисовой, О.Н. Арестовой, Л.Н. Бабанина, Г.У. Солдатовой, Е.П. Белинской, А.Е. Жичкиной, Н.В. Корытниковой и других, исследовались мотивы Интернет-пользования, социальные и социально-психологические причины Интернет-зависимости. А.Е. Жичкина изучала взаимосвязь социальной идентичности и поведения в Интернете пользователей юношеского возраста, и она предложила шкалу Интернет-зависимости. Е.П. Белинская рассматривала социально-психологические особенности Интернет-коммуникации, социальные причины Интернет-зависимости, особо выделяя значение атмосферы в семье – как почву возникновения проблемы Интернет-зависимости[6; 13; 15; 2; 5].

Исследователи приводят различные критерии Интернет-зависимости.

Кимберли Янг приводит следующие четыре симптома:

1. Навязчивое желание проверить e-mail.

2. постоянное ожидание следующего выхода в Интернет;

3. жалобы окружающих на то, что человек проводит слишком много времени в Интернет;

4. жалобы окружающих на то, что человек тратит слишком много денег на Интернет [28].

Более развернутую систему критериев приводит А. Голдберг. По его мнению, можно констатировать Интернет-зависимость при наличии 3 или более пунктов из предложенных им [33].

Марк Гриффитс [26] делит Интернет - зависимых на две группы, выделяя аддиктов (зависимых) первого и второго порядков.

Аддикты 1-го порядка чувствуют себя в приподнятом настроении во время игры. Они любят играть группами в сети, получают позитивное подкрепление со стороны группы, когда становятся победителями и именно это является для них главным. Компьютер для них - средство получить социальное вознаграждение.

Аддикты 2-го порядка используют компьютер для бегства от чего-либо в своей жизни, и их привязанность к машине - симптом более глубоких проблем (например, физические недостатки, низкое самоуважение и т.д.).

Доктор М. Орзак выделила следующие психологические и физические симптомы, характерные для игровых компьютерных аддиктов[31]:

1. Психологические симптомы:

  • хорошее самочувствие или эйфория за компьютером;

  • невозможность остановиться;

  • увеличение количества времени, проводимого за компьютером;

  • пренебрежение семьей и друзьями;

  • ощущения пустоты, депрессии, раздражения не за компьютером;

  • ложь работодателям или членам семьи о своей деятельности;

  • проблемы с работой или учебой.

2.Физические симптомы:

  • синдром карпального канала (туннельное поражение нервных стволов руки, связанное с длительным перенапряжением мышц);

  • сухость в глазах;

  • головные боли по типу мигрени;

  • боли в спине;

  • нерегулярное питание, пропуск приемов пищи;

  • пренебрежение личной гигиеной;

  • расстройства сна, изменение режима сна.

Среди склонных к Интернет - зависимости отмечается более высокий уровень аффективных нарушений с преобладанием депрессии и обсессивно - компульсивных расстройств, а также маскированной депрессии в рамках малопрогредиентной шизофрении[17].

Интерес представляют работы психиатра В. А. Буровой, которая первая из российских врачей начала серьёзно изучать данное явление[25].

Клинические аспекты Интернет - зависимости рассматривались Ц.П. Короленко, В.А. Лоскутовой, В.Д. Менделевичем, А.Ю. Егоровым, И.В. Чудовой, Н.А. Кузнецовой, Е.А. Петровой и др[11; 15; 17; 12].

В.Д. Менделевич выделил типы Интернет - зависимых личностей, опираясь на существование нехимических форм зависимости. Данной точки зрения на природу Интернет-зависимости придерживаются и указанные отечественные исследователи, изучающие особенностей личности Интернет-зависимых пользователей[17]. А.Ю. Егоров, Н.А. Кузнецова, Е.А. Петрова выделяют факторы риска социальной дезадаптации личности, которые могут привести к Интернет-зависимости[12].

По данным А.Ю. Егорова [11; 12] подростки с признаками Интернет-аддикции существенно отличаются от неаддиктивных сверстников как по характеру, так и по способности к общению, самооценке и структуре самоотношения. Относительное преобладание шизоидных акцентуантов среди Интернет-аддиктов связано с особенностями деятельности в сети - это определенный уход от реальности, что свойственно шизоидам. Неожиданным может показаться достаточно большое число лиц с истероидной акцкентуацией, которые, по идее, должны стремиться к постоянному нахождению «на виду», где они могли бы проявлять свои демонстративные черты.

Как предполагает автор, это та часть истероидных подростков, чьи потребности фрустрированы в реальном мире, и они стремятся к реализации свих истероидных черт в виртуальном мире (например, это может быть знакомство и общение в чатах, которое со стороны истероидов имеет элементы псевдологии). В плане особенностей характера Интернет-аддикты отличаются и от подростков с химической зависимостью, где преобладают гипертимные, неустойчивые, эпилептоидые и истероидные типы акцентуаций и крайне редки шизоиды [11].

Вместе с тем, повышенная склонность к алкоголизации и наркотизации, обнаруженная у Интернет-аддиктов, свидетельствует о наличии общих психологических черт у лиц, склонным к разным формам аддиктивного поведения.

Таким образом, особенности личности подростков, склонных к Интернет-зависимости как проблемы с общением, ощущение одиночества, низкая самооценка, склонность к избеганию проблем и ответственности, уход от себя настоящего в виртуальный мир, по всей видимости, способствуют как вовлечению в Интернет-аддикцию, так и одновременно являются факторами риска социальной дезадаптации и перехода в химические формы аддиктивного поведения.



1.2.1. Причины и последствия Интернет-зависимости

Если сравнивать Интернет-зависимость с другими видами зависимостей, то можно обнаружить достаточное число общих черт. Большинство психотерапевтов сошлись во мнении, что не Интернет делает человека зависимым, а человек, склонный к зависимости, находит деятельность, которая и становится объектом зависимости. Ряд авторов считает, что существует так называемый зависимый тип личности и люди имеющие такие черты попадают в группу риска. Этими чертами являются крайняя несамостоятельность, не умение отказать, сказать "нет" из-за страха быть отвергнутым другими людьми, ранимость критикой или неодобрением, не желание брать на себя ответственность и принимать решения, и как следствие сильное подчинение значимым людям; все это характеризует пассивную жизненную позицию, когда человек отказывается первым вступать в контакт с окружающими и самостоятельно принимать решениях [11].

По статистике, к кибер - зависимости склонны люди с социальной дезориентации [2].

Социальная дезориентация выражается в низкой самооценке, в избегании проблем и ответственности, в попытках отвлечься от какой-либо другой зависимости. Также социальная дезадаптация характеризуется узким кругом общения, неумением высказать, поделиться своими переживаниями, не достатком близких отношений, импульсивностью, неумением спланировать свое время, добиваться поставленных целей и хорошо планировать свою деятельность. Эти люди, часто отказываются от ранее намеченных целей и как следствие пребывают в состоянии депрессии. Кроме того, для зависимого типа личности свойственны страх одиночества [2].

Интернет удовлетворяет многие сознательные и подсознательные потребности пользователей. Он содержит все, чем может быть увлечен пользователь. И это основная причина, объясняющая пристрастие к Интернету. Согласно данным последних исследований уход в мир фантазий стал одной из распространенных стратегий поведения современных школьников в трудных жизненных ситуациях. Уже существуют концепции, согласно которым "алкоголем" постиндустриальной эпохи были наркотики, а в информационную им станут компьютерные игры [12].

Подводя итоги, отметим что же делает Интернет притягательным в качестве средства "ухода" от реальности:

1) возможность анонимного общения;

2) возможность для реализации представлений, фантазий с обратной связью (в том числе возможность создавать новые образы "Я"; вербализация представлений и/или фантазий, не возможных для реализации в обычном мире, например, ролевые игры в чатах и т.д.);

3)чрезвычайно широкая возможность поиска нового собеседника;

  1. неограниченный доступ к информации [28].

Признанный авторитет в этой области К. Янг выделяет пять основных типов этой зависимости:

  1. Киберсексуальная. Зависимость от интерактивных комнат общения для "взрослых" или от киберпорнографии.

  2. Киберотношения. Зависимость от дружеских отношений, завязанных в комнатах общения, интерактивных играх и конференциях, которая заменяет реальных друзей и семью.

  3. Чрезмерная сетевая вовлеченность. Включает в себя вовлечение в азартные сетевые игры, зависимость от интерактивных аукционов и навязчивое состояние торговли через сеть.

  4. Информационная перегрузка. Чрезмерная вовлеченность в посещение вебсайтов и поиск по базам данных.

  5. Компьютерная зависимость. Навязчивые состояния в компьютерных играх или в программировании, в основном среди детей и подростков [28].



1.2. Особенности общения в Интернете. Личностные особенности Интернет-зависимого.

1.2.1 Основные формы общения в Интернете и их особенности.

Традиционно выделяют следующие формы Интернет-общения: телеконференция, чат (имеется в виду IRC (Internet Relay Chat), MUDs и переписка по e-mail. Наиболее интерактивными сферами общения считаются чаты и MUDs, наименее интерактивными - e-mail и телеконференции. В телеконференции и при общении посредством e-mail общение происходит в режиме off-line, в отличие от чата (IRC) и MUDs, где люди общаются on-line. В конференции общение происходит вокруг определенного предмета (например, в конференции relcom. fido. su.windows, как видно по ее названию, происходят дискуссии о Windows), в то время как чат, опять же как правило, своей темы не имеет. В чатах по большей части практикуется общение ради самого общения, в то время как телеконференции чаще всего посвящены какому-либо определенному предмету[20].

В качестве отдельной формы общения в Интернете можно выделить общение в так называемых MUDs (от "multi-user dimension" - ролевая игра, в которой много пользователей объединены в одном виртуальном пространстве. Все названные формы общения, в связи с его опосредованностью компьютером, обладает такой характеристикой, как анонимность, обуславливающая целый ряд особенностей Интернет - общения[20]. Отметим наиболее существенные из них:

1) потеря значения невербальных средств общения. Несмотря на то, что в текстовой коммуникации существует возможность выражать свои чувства при помощи "смайликов, физическое отсутствие участников коммуникации в акте коммуникации приводит к тому, что чувства можно не только выражать, но и скрывать, равно как и можно выражать чувства, которые человек в данный момент не испытывает.

По мнению подростков, являющихся постоянными Интернет-пользователями, в Интернете легче вести серьезный разговор; в Интернете люди реже обижаются, потому что там это бессмысленно - все равно не видно, как ты обижаешься; в Интернете можно общаться с непривлекательными (внешне) людьми, и их уродливость не мешает общению, в Интернете можно говорить на равных с человеком значительно старше тебя, и это не мешает общению, хотя ты знаешь, что он старше.

2) отсутствие целого ряда коммуникативных барьеров общения, обусловленных такими характеристиками партнеров по коммуникации, которые выражены в их внешнем облике: их полом, возрастом, социальным статусом, внешней привлекательностью или непривлекательностью, а также коммуникативной компетентностью человека, а точнее, невербальной частью коммуникативной компетентности.

3) возможность создавать о себе любое впечатление по своему выбору. Анонимность общения в Интернете обогащает возможности самопрезентации человека, предоставляя ему возможность не просто создавать о себе впечатление по своему выбору, но и быть тем, кем он захочет. То есть, особенности коммуникации в Интернете позволяют человеку конструировать свою идентичность по своему выбору.

Проблема презентации и конструирования виртуальных личностей в Интернете требует отдельного изучения и порождает отдельные направления исследований. Вопрос о том, как соотносится реальное "Я" с виртуальной личностью и где границы между самопрезентацией, симуляцией и самоактуализацией - основной вопрос, возникающий при рассмотрении игр с идентичностью" [13].

В качестве отдельных проблем, требующих изучения можно выделить проблему соотношения виртуального Я с реальным и идеальным "Я" этого же человека. По данным А.Е.Жичкиной, виртуальная личность подростка (она же - самопрезентация в Интернете) более раскованна, является более эпатирующей и менее социально желательной по сравнению с реальным, и тем более, по сравнению с идеальным "Я" [13]. Эту же особенность отмечают и преподаватели компьютерных клубов - по словам одного из них, "дети там (т. е. в Интернете) отрываются".

Характерно, что "отрываются" далеко не все дети - наряду с теми подростками, которые большую часть времени проводит в чатах, есть и те, которые чатами не увлекаются, а все больше скачивают из Интернета небольшие программы или же ищут информацию, "роясь в мусоре с помощью крючьев - альтавист и палок- рэмблеров" [6]. Более того, есть подростки, которые, несмотря на возможность свободного доступа к Интернет, в Интернет принципиально не выходят, мотивируя это тем, что там нет ничего интересного.

Гипотетическим объяснением того, почему одни люди конструируют виртуальные личности, а другие - нет, может быть степень социальной ригидности личности. Выделяется два основных типа социальной ригидности. Первый - это ролевая ригидность (или ригидность "Я" - концепции), которая проявляется в том, что человек воспринимает себя как исполнителя строго определенного набора ролей и, соответственно, "упорствует в определенных видах ролевого поведения". Второй - это диспозициональная ригидность (наличие жестких установок, определяющих восприятие мира в черно-белых тонах). В исследовании А. С. Волович [10] говорится о том, что "для неригидного усвоения групповых норм необходимо, чтобы социальное "Мы" человека было достаточно широким, а не ограничивалось идентификацией с отдельной группой. это обеспечивается за счет наличия большого числа референтных групп и свободы выхода из них".

Исходя из этого, можно предположить, что люди, которые конструируют виртуальные личности, обладают низкой социальной ригидностью, а люди, которые никогда не конструируют виртуальные личности - высокой социальной ригидностью. Относительно идентичности этих двух групп людей можно сделать следующие предположения. Люди, конструирующие виртуальные личности, либо имеют большое количество референтных групп, из которых они могут свободно выйти (то есть, обладают широкой социальной идентичностью), либо же в их идентичности социальная идентичность вообще не является преобладающим аспектом, и позитивная идентичность в целом поддерживается за счет позитивной личной идентичности. Для людей, которые не склонны конструировать виртуальные личности, может быть характерна высокая степень социальной ригидности и преобладание в идентичности в целом социальной идентичности [13].



1.2.2.Влияние Интернет-зависимости на личность подростка

Интернет-зависимость способствует формированию целого ряда психологических проблем: конфликтное поведение, хронические депрессии, предпочтение виртуального пространства реальной жизни, трудности адаптации в социуме, потеря способности контролировать время пребывания за компьютером, возникновение чувства дискомфорта при отсутствии возможности пользования интернетом. Используя Интернет, подросток вместо стремления "думать" и "учить" предпочитает "искать". Многие дети открыто признают, что очень часто посещают запрещенные родителями сайты. При этом у них возникает иллюзия вседозволенности и безнаказанности. Это побуждает нарушать права человека, а иллюзия безнаказанности может оказаться ловушкой и иметь серьезные последствия в реальной жизни - происходит девальвация нравственности [24].

Интернет-аддикция почти единогласно признается негативным направлением трансформации личности, преобразования деятельности (ее мотивационных, целеобразующих и операциональных составляющих), опосредствованной взаимодействием с Интернетом [4].

Рассмотрим конкретные разновидности опосредствованной Интернетом деятельности, которые потенциально способны вести к глобальным личностным преобразованиям. Можно выделить три основных вида:

1. Познавательная - увлеченность познанием в сфере программирования и телекоммуникаций или, как крайний вариант, хакерство;

2. Игровая - увлеченность компьютерными играми и, в частности, играми посредством Интернета или, как крайний вариант, т. н. игровая наркомания;

3. Коммуникативная - увлечение сетевой коммуникацией [5].

Как правило, те, кто становятся Интернет-зависимыми, меняют свою личность. Это уже не та гармоническая личность, а личность уже аддиктивная. Во-первых, для аддиктов характерна смена аддиктивной реализации. Сегодня он - Интернет-зависимый, завтра - любовный аддикт, после завтра - патологический игрок, а немного спустя - он ушел в наркотики или алкоголизм. Во-вторых, опасность заключается в том, что очень часто, рано или поздно, аддиктивные личности становятся социально дезадаптированными [15].

Существует мнение, что Интернет-зависимость это не официальный диагноз, что она скорее является симптомом других серьезных проблем в жизни личности (например, депрессия, трудности в общении и т.д.)[30]. А если учесть, что подростковый возраст наиболее подвержен разного рода отклонениям в поведении, то можно сделать вывод, что формирование зависимости от Интернета наиболее вероятно у подростков, а также можно констатировать, что она будет оказывать разрушающие воздействие на личность ребенка. Таким образом, психологические механизмы воздействия информационных технологий на человека должны стать предметом тщательного анализа.

Таким образом, Интернет способствует формированию целого ряда психологических проблем: конфликтное поведение, хронические депрессии, предпочтение виртуального пространства реальной жизни, трудности адаптации в социуме, потеря способности контролировать время пребывания за компьютером, возникновение чувства дискомфорта при отсутствии возможности пользования интернетом. Используя Интернет, подросток вместо стремления "думать" и "учить" предпочитает "искать"[24].





1.3. Общая характеристика подросткового возраста. Потребностно-мотивационная сфера подростка.

Отрочество, подростковый возраст – период жизни человека от детства до юности в традиционной классификации (от 11-12 до 14-15 лет) по периодизации В.С.Мухиной. В этот, самый короткий по астрономическому времени, период подросток проходит великий путь в своем развитии: через внутренние конфликты с самим собой и с другими, через внешние срывы и восхождения он может обрести чувство личности [19].

Подростковый возраст связан с перестройкой организма ребенка – половым созреванием. И хотя линии психического и физиологического развития не идут параллельно, границы этого периода значительно варьируются. Одни дети вступают в подростковый возраст раньше, другие – позже, пубертатный кризис может возникнуть и в 11 и в 13 лет. Начиная с кризиса, весь период обычно протекает трудно, и для ребенка, и для близких ему взрослых [16].

Главные новообразования этого возраста – открытие «Я», возникновение рефлексии, осознание своей индивидуальности. Л.С. Выготский отмечал, что развитие рефлексии у подростка не ограничивается только внутренними изменениями самой личности, в связи с возникновением самосознания, для подростка становится возможным и неизмеримо более глубокое и широкое понимание других людей [10].

В концепции Д.Б. Эльконина, подростковый возраст, как всякий новый период связан с новообразованиями, которые возникают из ведущей деятельности предшествующего периода. Учебная деятельность производит «поворот» от направленности на мир к направленности на самого себя [21].

В подростковом возрасте активно идет процесс познавательного развития. В это время оно происходит в основном в формах, мало заметных как для самого ребенка, так и для внешнего наблюдателя. Подростки могут мыслить логически, заниматься теоретическими рассуждениями и самоанализом. Важнейшее интеллектуальное приобретение подросткового возраста – это умение оперировать гипотезами.

Проходят важные процессы, связанные с перестройкой памяти. Активно начинает развиваться логическая память, произвольная и опосредованная память. Замедляется развитие механической памяти. Подросток приобретает взрослую логику мышления. Активное развитие получает чтение, монологическая и письменная речь. Характерной особенностью подросткового возраста является готовность и способность ко многим различным видам обучения. Еще одной чертой, которая впервые полностью раскрывается именно в подростковом возрасте, является склонность к экспериментированию, проявляющаяся, в частности, в нежелании все принимать на веру[27].

Подростковый возраст отличается повышенной интеллектуальной активностью, которая стимулируется не только естественной возрастной любознательностью подростков, но и желанием развить, продемонстрировать окружающим свои способности, получить высокую оценку их стороны. С общим интеллектуальным развитием связано и развитие воображения. Сближение воображения с теоретическим мышлением дает импульс к творчеству: подростки начинают писать стихи, серьезно заниматься разными видами конструирования и т.п. В своих фантазиях подросток лучше осознает собственные влечения и эмоции, впервые начинает представлять свой будущий жизненный путь [27].

Особенно заметным в эти годы становится рост сознания и самосознания. В данный период происходит существенное расширение сферы осознаваемого, а также углубление знаний о себе, о людях, об окружающем мире. Развитие самосознания ребенка находит свое выражение в изменении мотивации основных видов деятельности: учения, общения и труда. В подростковом возрасте активно совершенствуется самоконтроль деятельности [27].

В подростковом возрасте некоторые подростки начинают целенаправленно заниматься самовоспитанием. Это особенно характерно для мальчиков, которые занимаются саморазвитием у себя необходимых волевых качеств личности. Объектом для подражания для них становятся товарищи, более старшие по возрасту.

Имеется определенная последовательность в выработке волевых качеств личности у подростка. Вначале развиваются в основном динамические, физические качества. Это – сила, быстрота и скорость реакции. Затем вырабатываются такие качества, как выносливость, выдержка, терпение и настойчивость. Вслед за этим формируются более сложные волевые качества: концентрация внимания, сосредоточенность, работоспособность[16].

Э. Эриксон рассматривал подростничество и юность как центральный период для решения задач и личностного самоопределения, достижения идентичности [27].

В отечественной психологии основы понимания закономерностей развития в подростничестве заложены в работах Л.С.Выготского, Д.Б.Эльконина, Т.В.Драгуновой, Л.И.Божович, Д.И.Фельдштейна, Г.А.Цукерман и др. [7; 27; 23]. Часто весь подростковый период трактуют как кризисный, как период «нормальной патологии», подчеркивая его бурное протекание, сложность и для самого подростка, и для общающихся с ним взрослых (например,БожовичЛ.И.)[7].

Д.Б.Эльконин, напротив, само подростничество рассматривает как стабильный возраст и выделяет кризисы (предподростковый и на переходе к юношескому возрасту). Подростковый возраст как этап психического развития характеризуется выходом ребенка на качественно новую социальную позицию, связанную с поиском собственного места в обществе . Завышенные притязания, не всегда адекватные представления о своих возможностях приводят к многочисленным конфликтам подростка с родителями и учителями, к протестному поведению[27].

Коренные изменения в личности подростков отражаются в первую очередь в развитии мотивационно - потребностной сферы. По своему строению мотивационная сфера подростков начинает характеризоваться не рядоположенностью мотивов, а их иерархической структурой, наличием определенной системы соподчинения различных мотивационных тенденций на основе ведущих общественно значимых и ставших ценными для личности мотивов. По механизму действия мотивы становятся не непосредственно действующими, а по мнению Л.И.Божович, возникающими на основе сознательно поставленной цели и сознательно принятого намерения[7].

Кардинальные изменения происходят в мотивационной сфере процесса общения: теряют свою актуальность отношения с родителями, учителями, первостепенную значимость приобретают отношения со сверстниками. Само общение подростков становится более глубоким и содержательным, расширяется область их духовного и интеллектуального общения, появляются такие эмоционально насыщенные формы взаимодействия, как дружба и любовь[27].

Подросток обладает сильными, иногда гипертрофированными потребностями в самостоятельности и общении со сверстниками. Подростковая самостоятельность выражается, в основном, в стремлении к эмансипации от взрослых, освобождении от их опеки, контроля и в разнообразных увлечениях – не учебных занятиях. Эти потребности так ярко проявляются в поведении, что говорят о «подростковых реакциях»[27].

Ведущей деятельностью в этот период становится интимно – личностное общение. Наиболее содержательное и глубокое общение возможно при дружеских отношениях. Подростковая дружба – сложное, часто противоречивое явление. Подросток стремится иметь близкого, верного друга и лихорадочно меняет друзей. Обычно он ищет в друге сходство, понимание и принятие своих собственных переживаний и установок[3].

В подростковом возрасте близкие друзья, как правило, - ровесники одного и того же пола, учатся в одном классе, принадлежат к одной и той же среде. По сравнению с приятелями они более похожи по уровню умственного развития, по социальному поведению, успехам в учении[3].

В дружеских отношениях подростки крайне избирательны. Но их круг общения не ограничивается близкими друзьями, напротив, он становится гораздо шире, чем в предыдущих возрастах. У детей в это время появляется много знакомых и, что еще более важно, образуются неформальные группы или компании[20].

Аффилиативная потребность в принадлежности какой-нибудь группе по мнению И.С.Кона превращается у подростков в непобедимое стадное чувство: они не могут не только дня, но и часа пробыть вне своей, а если нет своей – какой угодно компании [14].

Принадлежность группе позволяет удовлетворить многие потребности юного человека. Подростки ищут контакты, позволяющие им найти понимание и сопереживание их чувствам, мыслям, идеям, обеспечить эмоциональную поддержку со стороны сверстников в преодолении различных проблем, связанных с возрастным развитием.

К концу подросткового возраста у подростков возникает интерес к другу, противоположного пола, стремление нравится и, как следствие этого, появляется повышенное внимание к своей внешности, одежде, манере поведения. В начале интерес к человеку другого пола нередко приобретает характерное для подростков необычное внешнее выражение. Мальчики начинают задирать девочек, они в свою очередь жалуются на мальчишек. Позднее характер меж половых отношений меняется, появляются застенчивость, скованность и робость. Далее появляются более романтические отношения. На основе таких взаимоотношений у подростков возникает желание, становится лучше, появляется потребность в самосовершенствовании[20].

Еще одна значимая сфера отношений подростков – отношения с взрослыми, прежде всего, с родителями. Влияние родителей уже ограничено – ими не охватываются все сферы жизни ребенка, как это было в младшем школьном возрасте, но его значение трудно переоценить. Мнение сверстников обычно наиболее важно в вопросах дружеских отношений с мальчиками и девочками, в вопросах, связанных с развлечениями, молодежной модой, современной музыкой и т.п. Но ценностные ориентации подростка, понимание им социальных проблем, нравственные оценки событий и поступков зависят в первую очередь от позиции родителей[20].

В то же время для подростков характерно стремление к эмансипации от близких взрослых. Нуждаясь в родителях, в их любви и заботе, в их мнении, они испытывают сильное желание быть самостоятельными, равными с ними в правах. То, как сложатся отношения в этот трудный для обеих сторон период, зависит, главным образом, от стиля воспитания, от стиля сложившегося в семье, и возможностей родителей перестроится – принять чувство взрослости своего ребенка[16].

Наряду с потребностями в общении уже в начале подросткового периода у подростка начинает интенсивно проявляться потребность в автономии, независимости от взрослых, родителей и потребность признании этой самостоятельности. При этом выделяют два аспекта автономии: поведенческую и эмоциональную. Поведенческая автономия предполагает обретение независимости и свободы в той мере, чтобы действовать самостоятельно, без лишнего руководства извне. Эмоциональная автономия подразумевает освобождение от эмоциональных уз, связывающих ребенка с родителями[16].

Увлечения – сильные, часто сменяющие друг друга, иногда «запойные» также характерны для подросткового возраста. Именно в этот период у детей появляется потребность в активном, самостоятельном, творческом познании. Она может быть реализована и в учебной деятельности. Учение может приобрести для ребенка новый личностный смысл – стать деятельностью по самообразованию и самосовершенствованию. К сожалению, это случается не очень часто[2].

Как правило, увлечения имеют не учебный характер. Пересекаться со школьным обучением могут только увлечения интеллектуально – эстетические и то не все. Они связаны с глубоким интересом к любимому занятию – истории, радиотехнике, музыке, рисованию, разведению цветов и т.д. Это наиболее ценные с точки зрения ребенка увлечения[2].

На интеллектуально – эстетические увлечения внешне похожи так называемые эгоцентрические. Изучение редких иностранных языков, увлечение стариной, занятия модным видом спорта, участие в художественной самодеятельности и т.п. – любое дело становится всего лишь средством демонстрации своих успехов[2].

Телесно – мануальные увлечения связаны, с намерением укрепить свою силу, выносливость, приобрести ловкость или какие – ни будь искусные мануальные навыки. Помимо спорта, это вождение мотоцикла или картинга, занятия в столярной мастерской и т.п.[2].

Накопительские увлечения, – прежде всего коллекционирование во всех его видах. Страсть к коллекционированию может сочетаться с познавательной потребностью, со склонностью к накоплению материальных благ, с желанием следовать подростковой моде и т.д.[2].

Самый примитивный вид увлечения – информативно – коммуникативные увлечения. В них появляется жажда получения новой, не слишком содержательной информации, не требующей никакой критической переработки, и потребность в легком общении со своими сверстниками – во множестве контактов, позволяющих этой информацией обмениваться[2].

Неудовлетворенность потребности в общении как со сверстниками, так и со взрослыми, может стать причиной формирования целого ряда негативных тенденций в поведении подростков, вплоть до развития у них делинквентого поведения. По данным исследователей, подавляющее большинство подростков, состоящих на учете в детской комнате милиции, были в психологической изоляции среди одноклассников[23].

Многие исследователи в качестве причины противоправного поведения подростков также указывают на фрустрированность потребности в уважении, признании, которая считается одной из базовых потребностей человека. Так, в соответствии с позицией А.А. Реана, когда самооценка подростка не находит опоры в социуме и потребность в самоуважении остается нереализованной, развивается резкое ощущение дискомфорта, которое личность не может выносить долго. Одним из распространенных путей разрешения этой конфликтной ситуации является переход подростка в группу, где его самооценка находит адекватную оценку. Однако зачастую такими группами оказываются группы с контрнормативной направленностью [23].

Таким образом, кардинальные изменения в личности подростка касаются, прежде всего, его мотивационной сферы. Мотивационная сфера приобретает иерархический характер, мотивы становятся не непосредственно действующими, а возникающими на основе сознательно принятого решения, многие интересы начинают принимать характер стойкого увлечения. Значительные перемены происходят в мотивационной структуре процесса общения: теряют актуальность отношения с родителями, учителями, первостепенную значимость приобретают отношения со сверстниками, ярко проявляется аффилиативная потребность в принадлежности какой-нибудь группе, обнаруживается тенденция к поиску близких дружеских связей, основанных на глубокой эмоциональной привязанности и общности интересов[3].



ВЫВОДЫ

  1. Обсуждение данного феномена началось не так давно: в 1994 г. К. Янг. Термин "Интернет-зависимость" в 1996 году предложил доктор Айвен Голдберг. В самом общем виде Интернет-зависимость определяется как "нехимическая зависимость от пользования Интернетом".

  2. Компьютерные технологии оказывают глубокое воздействие на психику и сознание человека. По мнению ряда исследователей, негативное влияние Интернета находится в прямой пропорции от личности пользователя. Зачастую Интернет - зависимость - это следствие гиперкомпенсации внутриличностных проблем человека. Специалисты утверждают, что люди, часто пользующиеся Интернетом, в действительности очень часто одиноки или испытывают проблемы в общении. Кимберли Янг выяснила, что большая часть Интернет-зависимых (91 %) пользуется сервисами Интернет, связанными с общением. Другую часть зависимых привлекают информационные сервисы сети.

  3. По данным исследований, количество молодежи в Интернете растет быстрее, чем количество представителей других возрастных групп [31]. В качестве причин, способствующих формированию Интернет-зависимости, различные авторы выделяют анонимность, доступность, невидимость, множественность, безопасность, простоту использования [25]. Особенности личности Интернет-зависимых подростков как проблемы с общением, ощущение одиночества, низкая самооценка, склонность к избеганию проблем и ответственности, уход от себя настоящего в виртуальный мир, по всей видимости, способствуют как вовлечению в Интернет-аддикцию, так и одновременно являются факторами риска социальной дезадаптации и перехода в химические формы аддиктивного поведения.

  4. В подростковом возрасте активно идет процесс познавательного развития: подростки могут мыслить логически, заниматься теоретическими рассуждениями и самоанализом. Ведущей деятельностью в этот период становится интимно – личностное общение. Наиболее содержательное и глубокое общение возможно при дружеских отношениях. Подростковая дружба – сложное, часто противоречивое явление. Подросток стремится иметь близкого, верного друга и лихорадочно меняет друзей. Обычно он ищет в друге сходство, понимание и принятие своих собственных переживаний и установок.

  5. Коренные изменения в личности подростков отражаются в первую очередь в развитии мотивационно - потребностной сферы процесса общения: теряют свою актуальность отношения с родителями, учителями, первостепенную значимость приобретают отношения со сверстниками. Само общение подростков становится более глубоким и содержательным, расширяется область их духовного и интеллектуального общения, появляются такие эмоционально насыщенные формы взаимодействия, как дружба и любовь.

РАЗДЕЛ 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВВАНИЕ ПОТРЕБНОСТНО – МОТИВАЦИОННОЙ СФЕРЫ ПОДРОСТКОВ, СКЛОННЫХ К ИНТЕРНЕТ – ЗАВИСИМОСТИ



2.1 Организация и проведение исследования

В исследовании принимали участие подростки 9-х классов, являющихся учащимися общеобразовательных школ г.Симферополя (школа № 17, № 2). Общее число испытуемых 40 человек. Возраст испытуемых 15 лет. Все подростки были разделены на две выборки.

20 подростков были постоянными посетителями компьютерных клубов и Интернет-кафе. Признаки склонности к Интернет-аддикции определялись согласно тесту на Интернет-аддикцию (Т. А. Никитин, А. Ю. Егоров), и тесту на Интернет-зависимость (интерпретация С.А. Кулакова, 2004).

Тест на Интернет-аддикцию (Т. А. Никитин, А. Ю. Егоров) включает ряд утверждений, которые помогают определить наличие склонности Интернет-зависимости у подростков [13]. На каждое утверждение испытуемому предлагается выбрать наиболее соответствующую ему букву и записать ее в бланке ответов. Подсчет суммарного бала осуществляется с помощью ключа. Высокие баллы (10-15 баллов и выше) позволяют предполагать наличие склонности к Интернет-зависимости у подростков.

Также использовался тест на Интернет-зависимость (интерпретация С.А. Кулакова, 2004), который позволяет предполагать наличие склонности к Интернет-зависимости у подростков [20]. Данный тест состоит из 20 утверждений, на которые испытуемым предлагается ответить: редко, иногда, обычно, часто, всегда. В зависимости от ответа начисляются баллы: редко-1 балл, иногда-2 балла, обычно-3 балла, часто-4 балла, всегда-5 баллов. Подсчитывается сумма балов для каждого испытуемого.

  1. Меньше 20 баллов: нет Интернет-зависимости.

  2. 20 – 49 баллов: Испытуемый много времени проводит в Интернете , но в силах себя контролировать.

  3. 50 – 79 баллов: средняя Интернет-зависимость. Интернет
    оказывает влияние на жизнь испытуемого и является причиной некоторых проблем.

  4. Больше 80 баллов: сильная Интернет-зависимость. Интернет является причиной многих проблем в жизни испытуемого.

По результатам данных тестов, все испытуемые были разделены на 2 группы: основную и контрольную. Основную выборку составили 20 подростков с высокими баллами по результатам теста, что позволило предположить наличие у них склонности к Интернет зависимости. Также эти подростки были постоянными посетителями компьютерных клубов и Интернет-кафе. Анализируя особенности пользования Интернет-сетью наблюдалось пристрастие к компьютерным играм, а также постоянное пользование социальными сетями, общения в чатах, групповых играх и о телеконференциях. Контрольную выборку составили 20 подростков этого же возраста у которых признаки склонности к Интернет - зависимости не наблюдались.

Для исследования особенностей потребностно - мотивационной сферы подростков, склонных к Интернет - зависимости им была предложена методика М.Цукермана «Диагностика потребности в поисках ощущений» [25]. Методика предназначена для исследования уровня потребностей в ощущениях различного рода применительно к подросткам и взрослым людям. Методика представляет собой опросник включающий 16 пар утверждений, на которые испытуемому необходимо в каждой из предложенных пар выбрать более подходящий для него вариант. Незначительное количество предлагаемых утверждений не позволяет выделить какие-либо шкалы опросника. Оценка результатов происходит по сумме баллов, совпадающих с ключом. Чем выше суммарный балл, тем более выражена потребность личности в поисках ощущений.

Высокий уровень потребностей в ощущениях (11-16 баллов) обозначает наличие влечения к новым, «щекочущим нервы» впечатлениям, что часто может провоцировать испытуемого на участие в рискованных авантюрах и мероприятиях.

Средний уровень потребностей в ощущениях (от 6 до 10 баллов) свидетельствует об умении контролировать такие потребности, об умеренности в их удовлетворении, о сдержанности и рассудительности в необходимых моментах жизни.

Низкий уровень потребностей в ощущениях (от 0 до 5 баллов) обозначает присутствие предусмотрительности и осторожности в ущерб получению новых впечатлений и информации от жизни. Испытуемые с такими баллами предпочитают стабильность и упорядоченность неизвестному и неожиданному в жизни.

Диагностика социальных потребностей осуществлялась с помощью опросника межличностных отношений В. Шультца (ОМО), русскоязычная версия FIRO-B[18]. Опросник позволяет:

а) предвосхитить поведение индивида в межличностных ситуациях;

б) предсказать социальные интеракции.

Опросник предназначен для оценивания поведения в трех областях межличностных потребностей: включения (I), контроля (C), аффекта (А). Потребность включения. Это потребность создавать и поддерживать удовлетворительные отношения с другими людьми, на основе которых возникают взаимодействие и сотрудничество.

Удовлетворительные отношения означают для индивида психологически приемлемые взаимодействия с людьми, которые протекают в двух направлениях: 1) от индивида к другим людям – диапазон от «устанавливает контакты со всеми людьми» вплоть до «не устанавливает контакты ни с кем»; 2) от других людей к индивиду – диапазон от «всегда с ним устанавливают контакты» вплоть до «никогда с ним не устанавливают контакты».

На уровне эмоций потребность включения определяется, как потребность создавать и поддерживать чувство взаимного интереса. Это чувство включает в себя: 1) интерес субъекта к другим людям; 2) интерес других людей к субъекту. С точки зрения самооценки потребность включения проявляется в желании чувствовать себя ценной и значимой личностью. Поведение, соответствующее потребности включения, направлено на установление связей между людьми, которые можно обрисовать понятиями исключения или включения, принадлежности, сотрудничества. Потребность быть включенным трактуется как желание нравиться, привлекать внимание, интерес. Быть человеком, не похожим на других, т.е. быть индивидуальностью, – другой аспект потребности включения. Большая часть стремлений направлена на то, чтобы быть замеченным, обратить на себя внимание.

Включение подразумевает такие понятия, как взаимоотношения между людьми, внимание, признание, известность, одобрение, индивидуальность и интерес.

Потребность контроля. Эта потребность определяется как потребность создавать и сохранять удовлетворительные отношения с людьми, опираясь на контроль и силу.

Удовлетворительные отношения включают психологически приемлемые отношения с людьми в двух направлениях:

1) от индивида к остальным людям в диапазоне от «всегда контролирует поведение остальных людей» вплоть до «никогда не контролирует поведение других»;

2) от других людей к индивиду – в диапазоне от «всегда контролируют» до «никогда не контролируют».

На эмоциональном уровне эта потребность определяется как стремление создавать и сохранять чувство взаимного уважения, опираясь на компетенцию и ответственность. Это чувство включает: 1) достаточное уважение по отношению к другим; 2) получение достаточного уважения со стороны других людей. На уровне самопонимания данная потребность проявляется в необходимости чувствовать себя компетентной и ответственной личностью.

Поведение, вызванное потребностью контроля, относится к процессу принятия решения людьми, а также затрагивает области силы, влияния и авторитета. Потребность в контроле варьируется в континууме от стремления к власти, авторитету и контролю над другими (и, более того, над чьим-то будущим) до необходимости быть контролируемым, т.е. быть избавленным от ответственности. Не существует жестких связей между поведением, направленным на доминирование над другими, и поведением, направленным на подчинение другим в одном человеке. Два человека, которые доминируют над другими, могут различаться по тому, как они позволяют другим управлять собой. Например, властный сержант может подчиняться приказам своего лейтенанта с удовольствием, в то время как хулиган может постоянно перечить своим родителям. Поведение в этой области, кроме прямых форм, имеет также и косвенные, особенно в среде образованных и вежливых людей.

Потребность в аффекте. Она определяется как потребность создавать и удерживать удовлетворительные отношения с остальными людьми, опираясь на любовь и эмоциональные отношения. Потребность этого типа касается, прежде всего, парных отношений.

Удовлетворительные взаимоотношения всегда включают психологически приемлемые отношения личности с другими людьми в двух направлениях:

1) от индивида к остальным людям – в диапазоне от «завязывают близкие личные отношения с каждым" до «не завязывает близких личных отношений ни с кем»;

2) от других людей к индивиду – в диапазоне от «всегда завязывают близкие личные отношения с индивидом» до «никогда не заключают близких личных отношений с индивидом».

На эмоциональном уровне данная потребность определяется как стремление создавать и сохранять чувство взаимного теплого эмоционального отношения. Оно включает:

1) способность любить остальных людей в достаточной степени;

2) понимание, что человек любим остальными людьми в достаточной степени.

Потребность в аффекте на уровне самопонимания определяется как потребность индивида чувствовать, что он достоин любви. Она обычно касается близких личных эмоциональных отношений между двумя людьми. Эмоциональное отношение является отношением, которое может существовать, как правило, между двумя людьми, тогда как отношения в области включения и контроля могут существовать как в паре, так и между индивидом и группой лиц. Потребность в аффекте ведет к поведению, целью которого является эмоциональное сближение с партнером или партнерами.

Поведение, соответствующее потребности в эмоциональных связях в группах, свидетельствует об установлении дружеских отношений и дифференциации между членами группы. Если такая потребность отсутствует, то индивид, как правило, избегает близкой связи. Общим методом избегания близкой связи с каким-либо одним человеком является дружеское отношение со всеми членами группы.

Таким образом, включение можно охарактеризовать словами «внутри - снаружи», контроль – «вверху - внизу», а аффекцию – «близко - далеко». Дальнейшую дифференциацию можно вести на уровне количества людей, включенных в отношения. Аффекция – это всегда отношения в паре, включение – это обычно отношение индивида ко многим людям, контроль же может быть как отношением к паре, так и отношением ко многим людям.

Внутри каждой потребности принимается во внимание как выраженное поведение индивида (е), так и поведение, требуемое индивидом от остальных (w). Опросник состоит из 6 шкал и включает 54 вопроса.

Шкала Ie – измеряет стремление принимать остальных, активное стремление принадлежать к различным социальным группам и быть как можно больше и чаще среди людей.

Шкала Iw - измеряет стремление быть признанным, находится в обществе других людей, даже если к этому не прилагается никаких усилий.

Шкала Се – измеряет стремление контролировать и влиять на остальных; брать в свои руки руководство и стремление решать, что и как будет делаться.

Шкала Сw – измеряет стремление, чтобы контроль был со стороны других людей, они влияли и говорили, что необходимо делать;

Шкала Ае – измеряет стремление быть в близких, доверительных отношениях с остальными, проявлять к ним свои дружеские и теплые чувства.

Шкала Аw – выражает старание, чтобы другие стремились быть к испытуемому эмоционально более близкими и делились своими чувствами.

Оценки по этим шкалам – числа в промежутке от 0 до 9. Комбинации этих оценок дают индексы объема интеракций (e+w) и противоречивости межличностного поведения (e-w) внутри отдельной межличностной потребности.

Для исследования уровня мотивации к избеганию неудач и к достижению успеха, использовались методики «Диагностика личности на мотивацию к избеганию неудач Т. Элерса», и «Диагностики мотивации к достижению успеха Т.Элерса» [25].

Методика диагностики личности на мотивацию к избеганию неудач Т. Элерса представляет собой опросник, который определяет насколько сильно испытуемые ориентированы на защиту, т.е. к стратегии избегания неудач.

Личность, у которой преобладает мотив избегания неудач, предпочитает малый, или, наоборот, чрезмерно большой риск, где неудача не угрожает престижу. У нее, как правило, высокий уровень защиты и страха перед несчастными случаями. И она чаще попадает в подобные неприятности. Доминирование у человека мотива избегания неудач приводит к занижению самооценки и уровню притязаний. Повторяющиеся неудачи могут привести такого человека в состояние привычной подавленности, к устойчивому снижению веры в себя и к хронической боязни неудач. У таких людей, как правило, низкий уровень развития мотивации достижения. Люди с низким уровнем мотивации к успеху проявляют неуверенность в себе, тяготятся выполняемой работой. Выполнение трудных заданий вызывает у них дискомфорт.

В данном опроснике предлагается список слов из 30 строк, по 3 слова в каждой строке. В каждой строке нужно выбрать только одно из трех слов, которое наиболее точно характеризует испытуемого, и на листочке отметить выбранное слово. Баллы подсчитываются согласно ключу.

Чем больше сумма баллов, тем выше уровень мотивации к избеганию неудач, защите.

от 2 до 10 баллов: низкая мотивация к защите;

от 11 до 16 баллов: средний уровень мотивации;

от 17 до 20 баллов: высокий уровень мотивации;

свыше 20 баллов: слишком высокий уровень мотивации к избеганию неудач, защите.

Методика диагностики мотивации к достижению успеха Т.Элерса, представляет собой опросник, который позволяет определить уровень мотивации на достижение успеха. Испыетуемым предлагается 41 утверждение, на каждое из которых нужно ответить "да" или "нет". Диагностика позволит определить насколько сильна у вас мотивация к достижению успеха. Выделены 4 уровня мотивации: низкая мотивация к достижению успеха; средний уровень; умеренно высокий уровень; слишком высокий уровень мотивации к достижению успеха. В интерпретации указана связь вашего уровня мотивации со склонностью к риску для достижения успеха.

  • от 1 до 10 баллов: низкая мотивация к достижению успеха;

  • от 11 до 16 баллов: средний уровень мотивации к достижению успеха;

  • от 17 до 20 баллов: умеренно высокий уровень мотивации к достижению успеха;

  • свыше 21 балла: слишком высокий уровень мотивации к достижению успеха.

Люди, умеренно и сильно ориентированные на успех, предпочитают средний уровень риска. Те же, кто боится неудач, предпочитают малый или, наоборот, слишком большой уровень риска. Чем выше мотивация человека к успеху – достижению цели, тем ниже готовность к риску. При этом мотивация к успеху влияет и на надежду на успех: при сильной мотивации к успеху надежды на успех обычно скромнее, чем при слабой мотивации к успеху.

Людям, мотивированным на успех и имеющим большие надежды на него, свойственно избегать высокого риска.

Те, кто сильно мотивирован на успех и имеют высокую готовность к риску, реже попадают в несчастные случаи, чем те, которые имеют высокую готовность к риску, но высокую мотивацию к избеганию неудач (защиту). И наоборот, когда у человека имеется высокая мотивация к избеганию неудач (защита), то это препятствует мотивации к успеху – достижению цели.








2.2Анализ и интерпретация результатов.

Анализ полученных эмпирических данных был направлен на исследование среднегрупповых показателей по методике М.Цукермана «Диагностика потребности в поисках ощущений», опроснику межличностных отношений В. Шультца в основной и контрольной выборке, а также выявление и интерпретацию различий между выборками по измеряемым показателям, методикам «Диагностика личности на мотивацию к избеганию неудач Т. Элерса», и «Диагностики мотивации к достижению успеха Т.Элерса».

Заключительный анализ результатов исследования предполагал проведение статистической обработки полученных данных. Статистическая обработка результатов исследования осуществлялась с помощью U-критерия Манна Уитни.

Результаты среднегрупповых значений по выборкам по методике М.Цукермана «Диагностика потребности в поисках ощущений» приводятся в таблице 2.1

Таблица 2.1

Среднегрупповые показатели по методике М. Цукермана «Диагностика потребности в поисках ощущений» в основной и контрольной группе

Группы

Високий

(11-16)

Середнiй

(6-10)

Низький

(0-5)

Середне значення

Основная

3

14

3

7,9

Контрольна

0

11

9

6,3


Как видно из таблицы 2.1, среднегрупповые показатели по выборкам значимо отличаются друг от друга (U = 102, р<0.01) и свидетельствуют о том, что основная группа преимущественно показывает высокий и средний уровень, а контрольная – средний и низкий, при том что высокий в контрольной группе вообще не представлен. Средний уровень потребности в ощущениях свидетельствует об умении контролировать потребности в ощущениях, об умеренности в их удовлетворении, с одной стороны – об открытости новому опыту, с другой стороны – о сдержанности и рассудительности в необходимых моментах жизни. В основной выборке показатели приближаются к верхней границе среднего уровня, а в контрольной к нижней границе среднего уровня, что свидетельствует о том, что потребность к острым ощущениям и впечатлениям в целом для подростков характерна, но выражена в большей степени в основной выборке.

В то же время, следует обратить внимание на разброс значений в основной и контрольной выборке (таблица 1, приложения А ). Среди данных подростков встречаются и такие, которые склонны к бесконтрольным впечатлениям, к новым впечатлениям, что часто может провоцировать подростка на участие в рискованных авантюрах и мероприятиях.

Поэтому можно предположить, что подростки, склонные к Интернет – зависимости, в большей степени склонны к бесконтрольным впечатлениям, к новым впечатлениям, что часто может провоцировать подростка на участие в рискованных авантюрах и мероприятиях. А подростки, не склонные к Интернет – зависимости, умеют контролировать свои потребности в ощущениях, открыты новому опыту, но сдержанны и рассудительны в необходимых моментах принятия решения.

Обработка данных по опроснику межличностных отношений В. Шультца предполагала расчет индекса объема измеряемых социальных потребностей, а также выявления противоречивости внутри каждой из измеряемых потребностей.

Полученные коэффициенты для каждого испытуемого основной выборки представлены в таблице 4 (приложение А), а полученные коэффициенты для каждого испытуемого контрольной выборки представлены в таблице 5 (приложение А).

Как видно из таблиц 4 и 5 у испытуемых основной выборки чаще наблюдается противоречивость в реализации отдельных межличностных потребностей, о чем свидетельствует отрицательные значения разности выраженного поведения (е) и требуемого поведения (w).

Среднегрупповые показатели по основной и контрольной выборке по опроснику В. Шультца представлены в таблице 2.2

Таблица 2.2

Среднегрупповые показатели индексов межличностных потребностей по опроснику В. Шультца в основной и контрольной выборках

Основна вибiрка

Контрольна вибiрка

Виразність потреби у включенні


10,75


*9,55

Реалізація потреби у включенні

*-2,35

1,65

Виразність потреби у контролі

7,85

**10,2

Реалізація потреби в контролі

1,1

*0,2

Виразність потреби у прийнятті

*13,15

8,85

Реалізація потреби в прийнятті

*0

0,4

* p<0.01

**p<0.05

Судя по таблице 2.2, среди измеряемых потребностей у подростков, склонных к Интернет - зависимости наиболее выражена потребность в принятии (U=59.5, р<0,01). Подросткам важно быть в близких, доверительных отношениях с другими людьми, проявлять к ним дружеские чувства. На втором месте по выраженности потребность во включении (U=105.5, p<0,01), свидетельствующая о стремлении общаться, активном стремлении принадлежать к различным социальных группам и как можно больше и чаще быть среди людей.

В то же время, следует обратить внимание на особенности реализации данных потребностей судя по полученным количественным показателям. Среднегрупповой индекс реализации потребности в принятии у подростков склонных к Интернет – зависимости принимает нулевое значение. Полученный результат указывает на то, что подростки как стремятся быть в близких и доверительных отношениях с другими людьми, так и в равной степени ждут этого от окружающих. При этом в данной выборке встречаются подростки, у которых данная потребность не реализована (индекс реализации потребности принимает отрицательное значение).

Что касается реализации потребности во включении она у подростков склонных к Интернет - зависимости не реализована(U=14.5, p<0,01). Таким образом, подросткам важно быть признанными, важно ощущать свою принадлежность к разным группам, но в то же время, реальной активности они для реализации этой потребности не проявляют. Они ожидают, что другие будут приглашать их принять участие в совместной деятельности и не прилагают в связи с этим особых усилий. Можно предположить, что свои потребность в принятии и во включении они реализуют посредством Интернет - общения, в реальной жизни не прилагая к этому особых усилий. При этом очевидными являются проблемы коммуникации, доверительных, близких, сердечных отношений, социального признания, поскольку Интернет не может им заменить живое общение с людьми.

В контрольной выборке наиболее выраженной у подростков является потребность в контроле (U=118.5, p<0,05). Выраженность данной потребности свидетельствует о важности контроля и влияния на остальных, умении самому принимать решения, брать руководство в свои руки. Потребность во включении у подростков контрольной выборки несколько ниже по сравнению с подростками склонными к Интернет - зависимости, потребность в принятии также принимает более низкое значение.

Следует обратить внимание, что в контрольной выборке отсутствуют отрицательные значения индекса реализации измеряемых потребностей. Этот результат говорит о том, что подростки реализуют измеряемые потребности в реальном поведении, они проявляют эту потребность сами и не ждут, что она будет реализована с помощью других. В то же время, индексы реализации потребности в контроле и принятии приближаются к 0. Таким образом, подростки контрольной группы также могут испытывать трудности реализации потребности, связанной с социальным контролем и близких и доверительных отношениях с другими людьми.

Можно предположить, что в силу своих личностных характеристик, либо социальных условий в которых находятся испытуемые, подростки могут испытывать трудности в общении. Им сложно устанавливать дружеские контакты, быть открытыми в отношении других. Данную потребность они реализуют посредством Интернет-общения, где не предъявляются очень четкие требования к личности собеседника и можно предстать в любом образе, играть любую роль.

Обработка данных по методикам «Диагностика мотивации к достижению успеха Т.Элерса» и «Диагностика личности на мотивацию к избеганию неудач Т. Элерса» предполагала расчет среднегрупповых значений по выборкам, и выявление уровня готовности к риску. Среднегрупповые показатели по методике «Диагностика мотивации к достижению успеха» представлены в таблице 2.3.

Таблица 2.3

Среднегрупповые показатели по выборкам по методике «Диагностика мотивации к достижению успеха» достижение успеха».

Группи

Середн значення

Основна

11,95

Контрольна

*18,5

Как видно из таблицы 2.3, среднегрупповые показатели по выборкам значимо отличаются друг от друга (U=1, p<0,01), и свидетельствуют о том, что мотивация на достижение успеха в большей степени выражена у испытуемых контрольной выборки. Соответственно готовность к риску у испытуемых, не склонных к Интернет - зависимости значительно ниже, чем у испытуемых основной выборки. У испытуемых основной выборки преобладает средний уровень мотивации на достижение успеха. Это говорит о том, что подростки, склонные к Интернет – зависимости в большей степени подвержены участию в различных рискованных ситуациях. Им присуща потребность в острых ощущениях и впечатлениях.

Среднегрупповые показатели по методике «Диагностика личности на мотивацию к избеганию неудач Т. Элерса» представлены в таблице 2.4.

Таблица 2.4

Среднегрупповые показатели по выборкам по методике «Диагностика личности на мотивацию к избеганию неудач Т. Элерса»

Группи

Середн значення

Основна

*15,25

Контрольна

6,8

Судя по таблице 2.4, мотив на избегание неудач у испытуемых склонных к Интернет - зависимости значительно больше (U=7.5, p<0.01), чем у испытуемых основной выборки. Следовательно подростки склонные к Интернет – зависимости предпочитают либо малый, либо чрезмерно большой риск. Они часто попадают в неприятности, и как правило у таких подростков высокий уровень защиты. Доминирование у подростков мотива избегания неудач приводит к заниженной самооценке. У таких подростков низкий уровень мотивации к достижению успеха. Можно предположить, что данные недостатки подростки склонные к Интернет – зависимости пытаются скрыть посредством Интернет – общения, так как общение в Интернете предполагает в первую очередь анонимность. Что касается испытуемых контрольной выборки, то они не склонны к риску и различным авантюрам. Они уверенны в себе, в своих силах, стараются добиться успеха сами, не рассчитывая на помощь со стороны.

Таким образом, сопоставив данные по результатам двух методик, можно предположить, что подростки, склонные к Интернет – зависимости, в большей степени подвержены участию в рискованных ситуациях, а свои недостатки в общении и достижении успеха они реализуют с помощью Интернета.

ВЫВОДЫ

1. В ходе исследования были изучены особенности потребностно-мотивационной сферы подростков, склонных к Интернет-зависимости. Основную выборку составили 20 подростков, являющихся постоянными посетителями компьютерных клубов и Интернет-кафе. Признаки склонности к Интернет-аддикции определялись согласно тесту на Интернет-аддикцию (Т. А. Никитин, А. Ю. Егоров), и тесту на Интернет-зависимость (интерпретация С.А. Кулакова, 2004). Основную выборку составили 20 подростков с высокими баллами по результатам теста, что позволило предположить наличие у них склонности к Интернет-зависимости. Также эти подростки были постоянными посетителями компьютерных клубов и Интернет-кафе. Контрольную выборку составили 20 подростков этого же возраста у которых признаки склонности к Интернет-зависимости не наблюдались.

2. Анализ данных полученных с помощью методики М.Цукермана «Диагностика потребности в поисках ощущений» показал, что среднегрупповые показатели по выборкам значимо отличаются друг от друга и свидетельствуют о том, что потребность к острым ощущениям и впечатлениям в целом для подростков характерна, но выражена в большей степени в основной выборке. Среди данных подростков встречаются и такие, которые склонны к бесконтрольным впечатлениям, что часто может провоцировать подростка на участие в рискованных авантюрах и мероприятиях.

3. Обработка данных по опроснику межличностных отношений В. Шультца показала, что подростки склонные к Интернет-зависимости в значительно большей степени по сравнению с контрольной выборкой заинтересованы в близких, доверительных, дружеских и теплых отношениях («Выраженность потребности в принятии»). В то же время, в реальной жизни они испытывают затруднения с реализацией данной потребности. В силу своих личностных характеристик, либо социальных условий в которых они находятся, подростки могут испытывать трудности в общении. Им сложно устанавливать дружеские контакты, быть открытыми в отношении других. Данную потребность они реализуют посредством Интернет-общения, где не предъявляются очень четкие требования к личности собеседника и можно предстать в любом образе, играть любую роль.

4. Мотивация достижения успеха в большей степени выражена у испытуемых контрольной выборки. Соответственно готовность к риску у испытуемых, не склонных к Интернет - зависимости значительно ниже, чем у испытуемых основной выборки. У испытуемых основной выборки преобладает средний уровень мотивации достижения успеха. Это говорит о том, что подростки, склонные к Интернет – зависимости в большей степени подвержены участию в различных рискованных ситуациях. Им присуща потребность в острых ощущениях и впечатлениях.

Интернет – зависимые подростки предпочитают либо малый, либо чрезмерно большой риск. Они часто попадают в неприятности, и как правило у таких подростков высокий уровень защиты. Доминирование у подростков мотива избегания неудач приводит к заниженной самооценке. У таких подростков низкий уровень мотивации к достижению успеха. Можно предположить, что данные недостатки Интернет – зависимые подростки пытаются скрыть посредством Интернет – общения, так как общение в Интернете предполагает в первую очередь анонимность.




ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

Исследование особенностей потребностно-мотивационной сферы подростков, склонных к Интернет-зависимости, позволяет сделать такие выводы:

  1. Теоретический анализ особенностей потребностно-мотивационной сферы в подростковом возрасте показал, что кардинальные изменения в личности подростка касаются, прежде всего, его мотивационной сферы. Мотивационная сфера приобретает иерархическое строение, мотивы становятся не непосредственно действующими, а возникающими на основе сознательно принятого решения, многие интересы начинают принимать характер стойкого увлечения. Изменяется мотивационная структура процесса общения: первостепенную значимость приобретают отношения со сверстниками, основанные на глубокой эмоциональной привязанности и общности интересов, ярко проявляется потребность в принадлежности какой-нибудь группе. Возможно также возникновение потребностей и мотивов, обуславливающих различные поведенческие отклонения, в частности, интернет-зависимость.

  2. Для подростков, склонных к Интернет – зависимости, в большей степени, чем для подростков контрольной группы, характерно стремление к новым бесконтрольным впечатлениям, что может провоцировать их на участие в рискованных авантюрах и мероприятиях. Подростки не склонные к Интернет – зависимости, умеют контролировать свои потребности в ощущениях, открыты новому опыту, но сдержанны и рассудительны в необходимых моментах принятия решения.

  3. У подростков основной выборки в отличие от подростков группы контроля фрустрированы потребности в принадлежности к различным социальным группам, в близких, доверительных отношениях. Испытывая трудности в установлении реальных дружеских контактов, в самораскрытии, они реализуют данные потребности посредством Интернет-общения, где не предъявляется четких требований к личности собеседника и можно предстать в любом образе, играть любую роль.

  4. У подростков, склонных к Интернет-зависимости, выявляется доминирование мотива избегания неудач и низкий уровень мотивации достижения успеха. Интернет-общение в связи с высокой степенью анонимности создает безопасные условия для взаимодействия, сводя к минимуму риск быть отвергнутым. В то же время такое общение не требует внутренней работы над преодолением собственных коммуникативных барьеров и усилий, необходимых для достижения успеха в построении близких доверительных отношений в реальном мире



ЛИТЕРАТУРА

  1. Авдуевская Е.П., Баклушинский С.А.Особенности социализации подростка в условиях быстрых социальных изменений // Ценностно-нормативные ориентации старшеклассника. М., 1995.

  2. Арестова О.Н., Бабанин Л.Н., Войскуновский А.Е. Мотивация пользователей Интернета. Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред.А.Е. Войскунского (Москва: Можайск-Терра, 2000, 431 с.)

  3. Арестова О.Н., Бабанин Л.Н., Войскунский А.Е. Психологическое исследование мотивации пользователей интернета

  4. Бабаева Ю. Д, Войскунский А.Е. Психологические последствия информатизации // Психологический журн. 1998.Т. 19 №1. С.89-100.

  5. Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е., Смыслова О.В. Интернет: воздействие на личность. Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А.Е. Войскунского (Москва: Можайск-Терра, 2000, 431 с.)

  6. Белинская Е.П., Жичкина А.Е. Современные исследования виртуальной коммуникации: проблемы, гипотезы, результаты // Образование и информационная культура. М., 2000

  7. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968.

  8. Вересаева О. "Психология и интернет на пороге ХХI века". Психологическая газета №12, 1996, стр.4-6.

  9. Войскунский А.Е. Феномен зависимости от Интернета // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред.А.Е. Войскунского. М, 2000. С 100-131.

  10. Волович А. С. Особенности социализации выпускников средней школы. /Диссертация кандидата психологических наук. М., 1990

  11. Выготский Л.С. Педология подростка // Собр. соч.: В 6 Т. М.: Издательство: Педагогика, 1984. Т.4. - 432 с.

  12. Войскунский А.Е. Общение, опосредованное компьютером/ Диссертация кандидата психологических наук. М., 1990.

  13. Гоголева, А. В. Аддиктивное поведение и его профилактика Текст. / А. В. Гоголева. 2-е изд., стер. - М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2003. - 240 с.

  14. Дмитриев М. Г., Белов, Василий Георгиевич, Парфенов Ю. А.
    Практикум по психодиагностике девиантного поведения у трудных подростков, СПб.: Новое поколение, 2008, 279 с.

  15. Егоров А.Ю. Нехимические зависимости. - СПб.: Речь, 2007. - 197 с.

  16. Егоров А.Ю. Нехимические (поведенческие) аддикции // Аддиктология. 2005. № 1. С.65-77.

  17. Егоров, А. Ю. Особенности личности подростков с интернет-зависимостью Текст. / А. Ю. Егоров, Н. А. Кузнецова, Е. А. Петрова // Вопросы психологического здоровья детей и подростков. 2005. - №2. -С. 20-27.

  18. Жичкина А.Е., Белинская Е.П. Самопрезентация в виртуальной реальности и особенности идентичности подростка-пользователя Интернета// Образование и информационная культура. М., 2000.

  19. Кон И.С. Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1989

  20. Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития. // Обозр. психиат. и мед. психол., 1991/1.

  21. Кузнецова Е.В. УЧЕБНО – МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ. (методики изучения личности как субъекта общения и межличностных отношений).

  22. Кулагина И.Ю. Возрастная психология Учебное пособие. М. Изд. РОУ, 1996 г. – 180 стр.

  23. Кулаков, С. А. Психотерапия и психопрофилактика аддиктивного поведения у подростков / С. А. Кулаков. - М.-СПб.: Гардарика, 2003. - 470 с

  24. Менделевич В.Д. Руководство по аддиктологии..- СПб.: Речь, 2007.- 768с.

  25. Мунтян П. Влияние сети Интернет на развитие человека как психологическая проблема.

  26. Мухина В.С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество. М., 1997.

  27. Образование. Коммуникация. Ценности. (Проблемы, дискуссии, перспективы). По материалам круглого стола «Коммуникативные практики в образовании» — Под ред. С.И. Дудника. — СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2004. — С.26-29

  28. Обухова Л. Ф. Возрастная психология. Учебник. М. Российское педагогическое агентство. 1996 г., 374 стр.

  29. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие. Ред. и сост. Райгородский Д.Я. - Самара, 2001. C. 672.

  30. Психология современного подростка. / под редакцией Д.И.Фельдштейна. М., 1987.-

  31. Психология человека от рождения до смерти. – СПб.: прайм- ЕВРОЗНАК, 2002. – 656с.

  32. Семпси Дж. Псибернетическая психология: обзор литературы по психологическим и социальным аспектам многопользовательских сред (MUD) в киберпространстве // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. .Е. Войскунского.М., 2000. С.77-99.

  33. Смыслова О.В. Анализ представлений о мотивации хакеров// Материалы Международной Интернет-конференции «Социальные и психологические последствия применения информационных технологий» / Под ред. А.Е. Войскунского. - М., 2001, с. 47-58

  34. Фельдштейн Д.И. Возрастная и педагогическая психология. Избранные психологические труды. - М.: Издательство Московского психолого-социального института, 2002. - 432 с.

Шаповаленко И.В.Возрастная психология.  Психология развития и возрастная психология.

  1. Янг К. Диагноз - Интернет-зависимость // Мир Интернет. 2000. №2.

  2. Griffiths M. Internet addiction: Fact or fiction? // Psychologist. 1999. V.12. N.5. P.246-250.

  3. Maressa Hecht Orzack, Ph.D. Web Publishing 1996-1999

  4. www.cpsr.org

  5. www.іnternetworldstats.com

  6. www.netaddiction.com/parents. htm












Приложение А

Таблица 1

Первичные данные по методике М. Цукерман « Диагностика потребностей в поисках ощущений»

Основная группа

Контрольная группа

8

7

9

7

8

6

7

5

7

8

9

8

7

5

4

4

7

5

8

4

8

7

11

10

8

5

5

5

11

8

8

7

8

7

11

8

9

5

5

5

Результаты вычислялись по формуле:

, где

n1- количество испытуемых в первой выборке;

n2- количество испытуемых во второй выборке;

ni- количество испытуемых в выборке с большей ранговой суммой;

Ri- большая ранговая сумма.



























Таблица 2

Первичные данные по опроснику В. Шультца в основной выборке

Ie

Iw

Ce

Cw

Ae

Aw

1

4

5

3

3

7

7

2

6

6

4

3

8

6

3

3

7

5

2

6

8

4

3

6

6

3

7

7

5

2

7

7

4

9

9

6

3

7

3

2

7

6

7

5

5

4

3

6

5

8

4

6

5

5

6

4

9

4

6

4

4

7

6

10

7

3

4

6

6

7

11

4

6

5

5

5

8

12

5

8

5

4

4

9

13

6

9

3

3

7

7

14

3

7

4

4

8

6

15

4

8

5

3

9

7

16

3

6

6

4

6

9

17

7

7

5

2

5

6

18

6

7

4

1

4

7

19

5

5

4

4

8

3

20

4

6

4

2

6

4






Таблица 3

Первичные данные по опроснику В. Шультца в контрольной выборке

Ie

Iw

Ce

Cw

Ae

Aw

1

4

4

6

3

5

2

2

5

4

5

4

4

3

3

4

3

6

5

5

4

4

3

4

5

5

4

2

5

5

2

4

4

5

3

6

6

3

7

3

7

4

7

7

5

5

5

6

5

8

8

6

6

6

5

4

9

6

7

5

7

4

6

10

7

3

6

6

3

4

11

5

4

5

5

4

5

12

7

5

4

6

3

7

13

6

6

5

5

4

6

14

5

2

4

4

5

4

15

5

3

5

5

4

3

16

5

2

4

4

4

3

17

6

4

6

5

6

5

18

6

6

5

5

4

6

19

7

3

6

6

6

3

20

5

4

5

7

5

6






Таблица 4

Расчет индексов объема и противоречивости измеряемых межличностных потребностей в основной выборке

I (e+w)

I (e-w)

C (e+w)

C (e-w)

A (e+w)

A (e-w)

1

9

-1

6

0

14

0

2

12

0

7

1

14

2

3

10

-4

7

3

14

-2

4

9

-3

9

3

14

0

5

9

-5

11

3

18

0

6

10

-4

5

1

13

1

7

10

0

7

1

11

1

8

10

-2

10

0

10

2

9

10

-2

8

0

13

1

10

10

4

10

-2

13

-1

11

10

-2

10

0

13

-3

12

13

-3

9

1

13

-5

13

15

-3

6

0

14

0

14

10

-4

8

0

14

2

15

12

-4

8

2

16

2

16

9

-3

10

1

14

-3

17

14

0

7

3

11

-1

18

13

-1

5

3

11

-2

19

10

0

8

0

13

5

20

10

-2

6

2

10

1

(е) - выраженное поведение индивида

(w) - поведение, требуемое индивидом от остальных

Шкала Ie – измеряет стремление принимать остальных, активное стремление принадлежать к различным социальным группам и быть как можно больше и чаще среди людей.

Шкала Iw - измеряет стремление быть признанным, находится в обществе других людей, даже если к этому не прилагается никаких усилий.

Шкала Се – измеряет стремление контролировать и влиять на остальных; брать в свои руки руководство и стремление решать, что и как будет делаться.

Шкала Сw – измеряет стремление, чтобы контроль был со стороны других людей, они влияли и говорили, что необходимо делать;

Шкала Ае – измеряет стремление быть в близких, доверительных отношениях с остальными, проявлять к ним свои дружеские и теплые чувства.

Шкала Аw – выражает старание, чтобы другие стремились быть к испытуемому эмоционально более близкими и делились своими чувствами.

Суммы этих оценок дают индексы объема интеракций (e+w) Разности этих оценок дают индексы противоречивости межличностного поведения (e-w), внутри отдельной межличностной потребности.


















Таблица 5

Расчет индексов объема и противоречивости измеряемых межличностных потребностей в контрольной выборке

I (e+w)

I (e-w)

C (e+w)

C (e-w)

A (e+w)

A (e-w)

1

7

0

9

3

7

3

2

9

1

9

1

7

1

3

7

1

11

1

9

1

4

7

-1

10

0

6

2

5

7

3

8

0

8

2

6

9

3

10

4

11

3

7

12

2

10

0

11

1

8

14

2

12

0

9

1

9

13

-1

12

-2

10

-2

10

10

4

12

0

7

-1

11

9

1

10

0

9

-1

12

12

2

10

-2

10

-4

13

12

0

10

0

10

-2

14

7

3

8

0

9

1

15

8

2

10

0

7

1

16

7

3

8

0

7

1

17

10

3

11

1

10

1

18

12

-1

10

0

10

-2

19

10

4

12

0

9

3

20

9

2

12

-2

11

-1






Таблица 6

Первичные данные по методике «Диагностика мотивации к достижению успеха Т.Элерса»

Основная группа

Контрольная группа

1

11

18

2

15

19

3

10

18

4

13

21

5

13

17

6

11

17

7

10

20

8

14

21

9

14

18

10

14

18

11

11

17

12

12

16

13

11

15

14

10

21

15

15

19

16

10

19

17

12

17

18

12

21

19

10

18

20

11

20





Таблица 7

Первичные данные по методике «Диагностика личности на мотивацию к избеганию неудач Т. Элерса»

Основная группа

Контрольная группа

1

14

8

2

20

5

3

19

5

4

17

6

5

17

10

6

14

4

7

14

7

8

16

7

9

20

7

10

18

8

11

18

5

12

15

6

13

13

9

14

16

8

15

10

5

16

9

5

17

9

4

18

19

7

19

14

9

20

13

11


Приложение Б

Опросник межличностных отношений В. Шультца (ОМО)

  1. Стремлюсь быть вместе со всеми.

  2. Предоставляю другим право решать вопрос о том, что необходимо сделать.

  3. Стремлюсь становиться членом различных групп.

  4. Стремлюсь иметь близкие отношения с остальными членами группы.

  5. Когда представляется случай, я склонен стать членом интересных организаций.

  6. Допускаю, чтобы другие оказывали сильное воздействие на мою деятельность.

  7. Стремлюсь влиться в неформальную общественную жизнь.

  8. Стремлюсь иметь близкие и сердечные отношения с другими.

  9. Стремлюсь задействовать других в своих планах.

  10. Позволяю другим судить о том, что я делаю.

  11. Стремлюсь быть среди людей.

  12. Стремлюсь устанавливать с другими близкие и сердечные отношения.

  13. Имею склонность присоединяться к остальным всякий раз, когда что-то делается совместно.

  14. Легко подчиняюсь другим.

  15. Стараюсь избегать одиночества.

  16. Стремлюсь принимать участие в совместных мероприятиях.

  17. Стремлюсь относиться к другим приятельски.

  18. Предоставляю другим решать вопрос о том, что необходимо будет сделать.

  19. Мое личное отношение к окружающим - холодное и безразличное.

  20. Предоставляю другим, чтобы руководили ходом событий.

  21. Стремлюсь иметь близкие отношения с другими людьми.

  22. Допускаю, чтобы другие оказывали сильное влияние на мою деятельность.

  23. Стремлюсь установить близкие и сердечные отношения с остальными.

  24. Позволяю другим судить о том, что я делаю.

  25. С другими веду себя холодно и безразлично.

  26. Легко подчиняюсь другим.

  27. Стремлюсь иметь близкие и сердечные отношения с окружающими меня людьми.

  28. Люблю, когда другие приглашают меня участвовать в чем-либо.

  29. Мне нравится, когда остальные люди относятся ко мне непосредственно и сердечно.

  30. Стремлюсь оказывать сильное влияние на деятельность других.

  31. Мне нравится, когда окружающие приглашают меня участвовать в их деятельности.

  32. Мне нравится, когда другие относятся ко мне непосредственно.

  33. В обществе других я стремлюсь руководить ходом событий.

  34. Мне нравится, когда другие подключают меня к своей деятельности.

  35. Я люблю, когда окружающие ведут себя со мной сдержанно и холодно.

  36. Стремлюсь, чтобы остальные поступали так, как я хочу.

  37. Мне нравится, когда другие приглашают меня принять участие в их дебатах (дискуссиях).

  38. Я люблю, когда окружающие относятся ко мне по-приятельски.

  39. Мне нравится, когда другие приглашают меня принять участие в какой-либо совместной деятельности.

  40. Мне нравится, когда окружающие относятся ко мне сдержанно.

  41. В обществе я стараюсь играть главенствующую роль.

  42. Мне нравится, когда другие приглашают меня принять участие в чем-либо.

  43. Мне нравится, когда окружающие относятся ко мне непосредственно.

  44. Стремлюсь, чтобы другие делали то, что я хочу.

  45. Мне нравится, когда окружающие приглашают меня принять участие в их деятельности.

  46. Мне нравится, когда ко мне относятся холодно и сдержанно.

  47. Стремлюсь влиять на то, что делают другие.

  48. Мне нравится, когда кто-то приглашает меня принять участие в деятельности.

  49. Мне нравится, когда окружающие люди относятся ко мне непосредственно и сердечно.

  50. В обществе я стараюсь руководить ходом событий.

  51. Мне нравится, когда меня приглашают принять участие в деятельности других.

  52. Меня вполне устраивает, когда окружающие относятся ко мне сдержанно.

  53. Стараюсь, чтобы окружающие делали то, что хочу я.

  54. В обществе обычно я руковожу ходом событий.


Приложение В

Методика М. Цукермана «Потребность в поисках ощущений».

1.

а) Я бы предпочел работу, требующую многочисленных разъездов, путешествий.

б) Я бы предпочел работать на одном месте.

2.

а) Меня взбадривает свежий, прохладный день.

б) В прохладный день я не могу дождаться, когда попаду домой.

3.

а) Мне не нравятся все телесные запахи.

б) Мне нравятся некоторые телесные запахи.

4.

а) Мне не хотелось бы попробовать какой-нибудь наркотик, который мог бы оказать на меня незнакомое воздействие.

б) Я бы попробовал какой-нибудь из незнакомых наркотиков, вызывающих галлюцинации.

5.

а) Я бы предпочел жить в идеальном обществе, где каждый безопасен, надежен и счастлив.

б) Я бы предпочел жить в неопределенные, смутные дни нашей истории.

6.

а) Я не могу вынести езду с человеком, который любит скорость.

б) Иногда я люблю ездить на машине очень быстро, так как нахожу это возбуждающим.

7.

а) Если бы я был продавцом-коммивояжером, то предпочел бы твердый оклад, а не сдельную зарплату с риском заработать мало или ничего.

б) Если бы я был продавцом-коммивояжером, то я бы предпочел работать сдельно, так как у меня была бы возможность заработать больше, чем сидя на окладе.

8.

а) Я не люблю спорить с людьми, чьи воззрения резко отличаются от моих, поскольку такие споры, всегда неразрешимы.

б) Я считаю, что люди, которые не согласны с моим воззрением, больше стимулируют, чем люди, которые согласны со мной.

9.

а) Большинство людей тратят в целом слишком много денег на страхование.

б) Страхование - это то, без чего не мор бы позволить себе обойтись ни один человек.

10.

а) Я бы не хотел оказаться загипнотизированным.

б) Я бы хотел попробовать оказаться загипнотизированным.

11.

а) Наиболее важная цель в жизни - жить на полную катушку и взять от нее столько, сколько возможно.

б) Наиболее важная цель в жизни - обрести спокойствие и счастье.

12.

а) В холодную воду я вхожу постепенно, дав себе время привыкнуть к ней.

б) Я люблю сразу нырнуть или прыгнуть в море или холодный бассейн.

13.

а) В большинстве видов современной музыки мне не нравятся беспорядочность и дисгармоничность.

б) Я люблю слушать новые и необычные виды музыки.

14.

а) Худший социальный недостаток - быть грубым, невоспитанным человеком.

б) Худший социальный недостаток - быть скучным человеком, занудой.

15.

а) Я предпочитаю эмоционально-выразительных людей, даже если они немного неуравновешенны.

б) Я предпочитаю больше людей спокойных, даже «отрегулированных».

16.

а) У людей, ездящих на мотоциклах, должно быть есть какая-то неосознаваемая потребность причинить себе боль, вред.

б) Мне бы понравилось водить мотоцикл, или ездить на нем.

Приложение Г

Опросник Т. Элерса для изучения мотивации избегания неудач. 

Тестовый материал опросника Элерса.

1

2

3

1 Смелый

бдительный

предприимчивый

2. Кроткий

робкий

упрямый

3. Осторожный

решительный

пессимистичный

4. Непостоянный

бесцеремонный

внимательный

5. Неумный

трусливый

недумающий

6. Ловкий

бойкий

предусмотрительный

7. Хладнокровный

колеблющийся

удалой

8. Стремительный

легкомысленный

боязливый

9. Незадумывающийся

жеманный

непредусмотрительный

10. Оптимистичный

добросовестный

чуткий

11. Меланхоличный

сомневающийся

неустойчивый

12. Трусливый

небрежный

взволнованный

13. Опрометчивый

тихий

боязливый

14. Внимательный

неблагоразумный

смелый

15. Рассудительный

быстрый

мужественный

16. Предприимчивый

осторожный

предусмотрительный

17. Взволнованный

рассеянный

робкий

18. Малодушный

неосторожный

бесцеремонный

19. Пугливый

нерешительный

нервный

20. Исполнительный

преданный

авантюрный

21. Предусмотрительный

бойкий

отчаянный

22. Укрощенный

безразличный

небрежный

23. Осторожный

беззаботный

терпеливый

24. Разумный

заботливый

храбрый

25. Предвидящий

неустрашимый

добросовестный

26. Поспешный

пугливый

беззаботный

27. Рассеянный

опрометчивый

пессимистичный

28. Осмотрительный

рассудительный

предприимчивый

29. Тихий

неорганизованный

боязливый

30. Оптимистичный

бдительный

беззаботный


Приложение Д

Методика диагностики мотивации к достижению успеха Т.Элерса

  1. Когда имеется выбор между двумя вариантами, его лучше сделать быстрее, чем отложить на неопределенное время.

  2. Я легко раздражаюсь, когда замечаю, что не могу на все 100% выполнить задание.

  3. Когда я работаю, это выглядит так, будто я все ставлю на карту.

  4. Когда возникает проблемная ситуация, я чаще всего принимаю решение одним из последних.

  5. Когда у меня два дня подряд нет дела, я теряю покой.

  6. В некоторые дни мои успехи ниже средних.

  7. По отношению к себе я более строг, чем по отношению к другим.

  8. Я более доброжелателен, чем другие.

  9. Когда я отказываюсь от трудного задания, я потом сурово осуждаю себя, так как знаю, что в нем я добился бы успеха.

  10. В процессе работы я нуждаюсь в небольших паузах отдыха.

  11. Усердие – это не основная моя черта.

  12. Мои достижения в труде не всегда одинаковы.

  13. Меня больше привлекает другая работа, чем та, которой я занят.

  14. Порицание стимулирует меня сильнее, чем похвала.

  15. Я знаю, что мои коллеги считают меня деловым человеком.

  16. Препятствия делают мои решения более твердыми.

  17. У меня легко вызвать честолюбие.

  18. Когда я работаю без вдохновения, это обычно заметно.

  19. При выполнении работы я не рассчитываю на помощь других.

  20. Иногда я откладываю то, что должен был сделать сейчас.

  21. Нужно полагаться только на самого себя.

  22. В жизни мало вещей, более важных, чем деньги.

  23. Всегда, когда мне предстоит выполнить важное задание, я ни о чем другом не думаю.

  24. Я менее честолюбив, чем многие другие.

  25. В конце отпуска я обычно радуюсь, что скоро выйду на работу.

  26. Когда я расположен к работе, я делаю ее лучше и квалифицированнее, чем другие.

  27. Мне проще и легче общаться с людьми, которые могут упорно работать.

  28. Когда у меня нет дел, я чувствую, что мне не по себе.

  29. Мне приходится выполнять ответственную работу чаще, чем другим.

  30. Когда мне приходится принимать решение, я стараюсь делать это как можно лучше.

  31. Мои друзья иногда считают меня ленивым.

  32. Мои успехи в какой-то мере зависят от моих коллег.

  33. Бессмысленно противодействовать воле руководителя.

  34. Когда что-то не ладится, я нетерпелив.

  35. Я обычно обращаю мало внимания на свои достижения.

  36. Когда я работаю вместе с другими, моя работа дает большие результаты, чем работа других.

  37. Многое, за что я берусь, я не довожу до конца.

  38. Я завидую людям, которые не загружены работой.

  39. Я не завидую тем, кто стремится к власти и положению.

  40. Когда я уверен, что стою на правильном пути, для доказательства своей правоты я иду вплоть до крайних мер.

  41. Меня больше привлекает другая работа, чем та, которой я занят.

Только до конца зимы! Скидка 60% для педагогов на ДИПЛОМЫ от Столичного учебного центра!

Курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации от 1 400 руб.
Для выбора курса воспользуйтесь удобным поиском на сайте KURSY.ORG


Вы получите официальный Диплом или Удостоверение установленного образца в соответствии с требованиями государства (образовательная Лицензия № 038767 выдана ООО "Столичный учебный центр" Департаментом образования города МОСКВЫ).

Московские документы для аттестации: KURSY.ORG


Общая информация

Номер материала: ДБ-090905

Похожие материалы



Очень низкие цены на курсы переподготовки от Московского учебного центра для педагогов

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 60% скидки (только до конца зимы) при обучении на курсах профессиональной переподготовки (124 курса на выбор).

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: KURSY.ORG