Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Социальному педагогу / Другие методич. материалы / Особенности проявления страхов и их влияние на психическое состояние младших школьников с ограниченными возможностями здоровья.
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Социальному педагогу

Особенности проявления страхов и их влияние на психическое состояние младших школьников с ограниченными возможностями здоровья.

библиотека
материалов

Муниципальное специальное (коррекционное) образовательное учреждение для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями здоровья

специальная (коррекционная)общеобразовательная школа VIII вида № 72

г. Челябинска


Социальный педагог МСКОУ №72

Ольга Витальевна Меньшикова



Особенности проявления страхов и их влияние на психическое состояние младших школьников с ограниченными возможностями здоровья.


Гармоничное развитие личности ребёнка возможно при наличии здоровья, определяемого Всемирной организацией здравоохранения как состояние физического, психического и социального благополучия человека. Ключевым для педагогов и психологов является понятие психического здоровья, включающее благополучие в эмоциональной и познавательной сфере, развитии характера и формировании личности, нервно-психическом состоянии детей. Для детей с общим психическим недоразвитием характерно нарушение психического здоровья, что связано с органическими изменениями головного мозга.

Органические изменения головного мозга проявляются в резко повышенной возбудимости, расторможенности, наряду с рассеянностью, быстрым истощением и легкой внушаемостью.

По степени выраженности интеллектуального недоразвития олигофрения делится на три группы: дебильность, имбецильность и идиотию.

Дебильность – самая лёгкая степень и наиболее распространённая форма олигофрении, при которой отмечаются нарушения в эмоционально- волевой сфере – слабость самообладания и недостаточная способность подавлять свои влечения, неспособность обдумывать свои поступки и их возможные последствия, импульсивность поведения.

Для эмоциональной сферы больных олигофренией характерно недоразвитие высших эмоций. Отсутствуют тонкие оттенки переживаний. 5, с.223)

Для олигофренов актуальны только непосредственные эмоциональные раздражители и недостаточна способность к волевому подавлению и контролю эмоциональных импульсов. (12, с.134)

Намазбаева Ж.И. говорит, что умение адекватно воспринимать эмоциональные выражения и состояния человека, понимать эти состояния составляет начало эмоциональной культуры человека, которая складывается из эмоциональной отзывчивости, способности понимать и ценить чувства других людей, умения сопереживать и сочувствовать другим людям, делить с ними свои переживания и понимать чувство ответственности за свои эмоциональные проявления. А умение воспринимать эмоциональные выражения и состояния человека у умственно отсталых детей развито очень слабо. (15, с.43)

Забрамная С. Д. указывает также на следующие особенности эмоционально-волевой сферы умственно отсталых детей: их характерной чертой является неустойчивость эмоций, состояние радости без особых причин сменяется печалью, смех – слезами и т. п. Переживания их неглубокие, поверхностные. У некоторых умственно отсталых эмоциональные реакции не адекватны источнику. Имеют место случаи то повышенной эмоциональной возбудимости, то выраженного эмоционального спада ( патологические эмоциональные состояния – эйфория, дисфория, апатия).( 6, с.19)

Известно, что многие трудности школьной адаптации у этих детей обусловлены незрелостью их переживаний и своеобразием эмоциональной регуляции поведения. Многие из них имеют низкий и нестойкий интерес к различным видам деятельности, склонны к отказу от неё из-за неуверенности в собственных силах, при необходимости действовать самостоятельно и целенаправленно. Они своеобразно переживают ситуацию оценки их деятельности.

Поверхностность привязанностей, лёгкая присыщаемость, эмоциональная возбудимость и лабильность, частая смена настроений, приводит к сложностям в общении со сверстниками и взрослыми. Негативизм, боязнь, агрессивность не способствуют благоприятному развитию личности ребёнка.

Дети испытывают трудности в адаптации из-за чувствительности к переменам, и переключению на новые виды деятельности. Им сложно привыкнуть к новому режиму в школе.

Умственно отсталым детям свойственна боязнь новых, неожиданных впечатлений. Из-за такого рода переживаний у некоторых из них обостряется существовавшие ранее страхи. Находясь в обстоятельствах нестабильности, они жалуются на головную боль, недомогание, усталость, у них наблюдается понижение настроения, раздражительность. Они испытывают чрезмерную потребность во внимании, одобрении.

Некоторые проявляют агрессию, которая чаще всего возникает при смене привычных обстоятельств, например при появлении новых учителей, при смене привычных требований.

А другие своеобразно реагируют на наказание: начинают либо раскачиваться, либо напевать. Такой способ реагирования может расцениваться как гиперкомпенсация в травмирующей ситуации. Детям сложно заглушить неприятные, угрожающие впечатления, поэтому они прибегают к аутостимулирующим действиям, доступным для их индивидуальной эмоциональной организации.

У третьей группы детей негативизм чаще проявляется из-за неумения переживать даже малейшую неудачу, считаться с желаниями и реакцией других детей, они испытывают страх, боязнь в тех случаях, когда от них требуют самостоятельности, активности, решительности. У них понижается настроение, если им приходится действовать в новой, незнакомой ситуации. Начинают капризничать, отказываться от деятельности, если от них требуют что-либо переделать, исправить. Часто бывает так, что дети не готовые пережить эмоциональную оценку взрослых, уничтожают результаты своей деятельности, например, разрывают поделки на уроках труда после окончания работы, когда учитель хвалит и выбирает лучшие работы. Их фрустрирует сама ситуация оценки.

У таких детей постоянно проявляется потребность в эмоциональном сопереживании со стороны близкого человека, они нуждаются в постоянном эмоциональном соучастии, у них чрезмерно развита потребность в положительной оценке. Если же подобное подкрепление отсутствует, то у ребёнка снижается активность, он становится тревожным.(12, с. 140)

Для большинства умственно отсталых детей характерно недоразвитие высших эмоций, отсутствие тонких оттенков переживаний. Для них актуальны только непосредственные эмоциональные раздражители и недостаточна способность к волевому подавлению и контролю эмоциональных импульсов.

Характерной особенностью их эмоционально-волевой сферы является неустойчивость эмоций. Для некоторых детей свойственна боязнь новых, неожиданных впечатлений. Из-за такого рода переживаний у них обостряются существующие ранее страхи.

Страх – такое же неотъемлемое эмоциональное проявление нашей психической жизни, как и радость, гнев, печаль, удивление, восхищение и т.д. Но при чрезмерной податливости страхам, зависимости от них меняется поведение человека, он становится неуверенным в себе, а временами его может даже разбить «эмоциональный паралич». Подавляющее большинство страхов обусловлены возрастными особенностями и имеют временный характер. Детские страхи, если к ним правильно относиться, понимать причины их появления, чаще всего исчезают бесследно. Если же они болезненно заострены или сохраняются длительное время, то это служит признаком неблагополучия, говорит о нервной ослабленности ребёнка, неправильном поведении родителей, конфликтных отношений в семье.

В отечественной психологии исследования по проблеме изучения страхов достаточно редки. Изучением данной проблемы занимались: А. И. Захаров, В. Р. Кисловская, Б. И. Кочубей, Е. С. Новикова и др. Свои исследования они проводили с нормально развивающимися детьми разных возрастных групп. Наибольший вклад в изучение данной проблемы внёс А. И. Захаров. Он изучил и систематизировал материал по данной проблеме, провёл масштабные исследования, вывел закономерности. Но самое важное то, что он предложил свою методику для выявления страхов и методы работы направленные на устранение страхов посредством рисования и использования различных игр.

Масштабные исследования по данной проблеме с детьми имеющими общее психическое недоразвитие не проводились вообще, за исключением небольших экспериментальных работ, проведённых в рамках специальной (коррекционной) школы.

Л.В.Выготский писал, что умственно отсталый отличается от нормального не только наличием нарушений в интеллектуальной и эмоционально-волевой сфере, но и характером взаимодействия этих двух сторон психики. Мышление может быть рабом страстей или их господином. Если у нормального человека поведенческие реакции и эмоциональные проявления регулируются интеллектом, то при умственной отсталости нередко поступки совершаются под влиянием эмоциональных импульсов. Следовательно, эффективность работы во вспомогательной школе во многом зависит от того, насколько хорошо педагог знает эмоциональные особенности учащихся и умеет оказывать влияние на формирование и развитие этой стороны психики.

Содержание страхов у детей и подростков неоднократно изучалось в психологии, социологии, педагогики и медицине. В работах А.И. Захарова и др. выделен ряд страхов, типичных для детей разного возраста.

Нормально развивающиеся дети от 5 до 7 лет.

Одной из характерных особенностей старше­го дошкольного возраста, яв­ляется интенсивное развитие абстрактного мыш­ления, способность к обобщениям, классификаци­ям, осознание категории времени и пространства, поиск ответов на вопросы: «Откуда все взялось?», «Зачем люди живут?».

В этом возрасте формируется опыт межлич­ностных отношений, основанный на умении ре­бенка принимать и играть роли, предвидеть и пла­нировать действия другого, понимать его чувства и намерения. Отношения с людьми становятся бо­лее гибкими, разносторонними и в то же время це­ленаправленными. Формируются система ценнос­тей (ценностные ориентации), чувство дома, род­ства, понимание значения семьи для продолжения рода.

В 5 – 7 лет часто боятся страшных сновидений и смерти во сне. Символом смерти является вездесущая Баба Яга, которая во сне гоняется за детьми, ловит их и бросает в печку.

Нередко во сне детям этого возраста может привидеться разлука с родителями, обусловленная страхом их исчезновения и потери. Подобный сон опережает страх смерти родителей в младшем школьном возрасте. Таким образом, в 5 – 7 лет сновидения воспроизводят настоящие, прошлые и будущие страхи. Косвенно это указывает на наибольшую насыщенность старшего дошкольного возраста страхами.

Ведущим страхом старшего дошкольного возраста является страх смерти. Его возникно­вение означает осознание необратимости в про­странстве и времени происходящих возрастных изменений. Ребенок начинает понимать, что взросление на каком-то этапе знаменует смерть, неизбежность которой вызывает беспокойство как эмоциональное неприятие рациональной необхо­димости умереть. Так или иначе, ребенок впервые ощущает, что смерть — это неизбежный факт его биографии. Как правило, дети сами справляются с подобными переживаниями, но только в том слу­чае, если в семье жизнерадостная атмосфера, если родители не говорят бесконечно о болезнях, о том, что кто-то умер и с ним (ребенком) тоже может что-то случиться. Если ребенок и так беспокойный, то тревоги подобного рода только усилят возрастной страх смерти.

По данным А. И. Захарова страх смерти тесно связан со страхами нападения, темноты, сказочных персонажей, заболевания и смерти роди­телей, жутких снов, жи­вотных, стихии, огня, пожара и войны. Последние 6

страхов наиболее типичны именно для старшего дошкольного возраста. То же относится к буре, урагану, наводнению, землетрясению, огню, пожару и войне как непосредственным угрозам для жизни.

В других случаях мы сталкиваемся с боязнью ребенка опоздать — в гости, в детский сад и т. д. В основе страха опоздать, не успеть лежит неопре­деленное и тревожное ожидание какого-либо не­счастья. Иногда подобный страх приобретает на­вязчивый, невротический оттенок, когда дети му­чают родителей бесконечными вопросами-сомнени­ями вроде: «А мы не опоздаем?», «А мы успеем?», «А ты придешь?». Непереносимость ожидания про­является в том, что ребенок «эмоционально перего­рает» до наступления какого-то определенного, за­ранее намеченного события, например прихода гос­тей, посещения кино и т. д. Навязчивый страх опоздать — это симптом болезненно заостренного и фатально неразрешимо­го внутреннего беспокойства, т. е. невротической тревоги, когда прошлое пугает, будущее тревожит, а настоящее волнует и озадачивает.

Невротической формой выражения страха смерти является навязчивый страх заражения. Обычно это внушенный взрослыми страх болез­ней, от которых, по их словам, можно умереть.

Чтобы заразиться подобными страхами, нужно быть психологически незащищенным со стороны родителей и иметь уже высокий уровень тревож­ности.

Таким образом, лучше не подвергать психику эмоционально чувствительных, впечатлительных, нервно и соматически ослабленных детей дополни­тельным испытаниям, вроде болезненных медицинских манипуляций без осо­бой необходимости, отрыва от родителей и помеще­ния на несколько месяцев в «оздоровительный» са­наторий и т. п. Но это не означает изоляции детей дома, создания для них искусственной среды, уст­раняющей любые трудности и нивелирующей соб­ственный опыт неудач и достижений.

Нормально развивающиеся дети от 7 до 11 лет.

Для детей 7-11 лет характерно уменьшение эгоцентрической и увеличение социоцентрической направленности личности. К моменту поступления в школу у детей на­блюдается уменьшение страхов, что как раз и обусловлено новой социальной позицией школь­ника.

Ведущий страх в данном возрасте — это страх быть не тем, о ком хорошо говорят, кого ува­жают, ценят и понимают. Другими словами, это страх не соответствовать социальным требовани­ям ближайшего окружения, будь то школа, свер­стники или семья. Конкретными формами страха «быть не тем» являются страхи сделать не то, не так, неправильно, не так, как следует, как нужно.

Если в младшем школьном возрасте не будет сформировано умение оценивать свои поступки с точки зрения социальных предписаний, то в даль­нейшем это будет весьма трудно сделать, так как упущено самое благоприятное время для формиро­вания социального чувства ответственности. Можно, опять же, «перегнуть палку» и свя­зать детей таким количеством правил и условнос­тей, запретов и угроз, что они будут бояться, как кары небесной, любого невинного для возраста, тем более случайного, нарушения поведения, по­лучения не той оценки и, более широко, любой не­удачи. Закодированные таким образом младшие школьники будут находиться в состоянии посто­янного психического напряжения, скованности и, нередко, нерешительности из-за трудностей своев­ременного, не регламентированного свыше, само­стоятельного принятия решений.

Часто встречаемой разновидностью страха «быть не тем» будет страх опоздания в школу, то есть опять страх не успеть, получить порицание, более широко это страх социального несоответствия и неприятия.( 7, с.81)

Наряду со «школьными страхами» для этого возраста типичен страх стихии: бури, наводнения, урагана, землетрясения. Все эти страхи продукты так называемого «магического мышления» школьника, его склонности верить в разного рода предсказания, суеверия, «роковое» стечение обстоятельств.

Таким образом, для детей младшего школьного возраста характерно сочетание социальных и инстинктивных страхов и, прежде всего страхов несоответствия общепринятым нормам на фоне формирующегося чувства ответственности, «магического мышления» и выраженной в этом возрасте внушаемости.(2, с.284.)

«Школьные страхи».

Существует термин «школьная фобия», что подразумевает навязчиво преследующий некоторых детей страх перед посещением школы. Нередко речь идёт не столько о страхе школы, сколько о страхе ухода из дома, разлуке с родителями, к которым тревожно привязан ребёнок, к тому же часто болеющий и находящийся в условиях гиперопеки.

Иногда родители боятся школы и непроизвольно внушают этот страх детям или драматизируют проблемы начала обучения, выполняя вместо детей все задания, а также контролируя их по поводу каждой написанной буквы. В результате у детей появляются чувство неуверенности в своих силах, сомнения в своих знаниях, привычка надеяться на помощь по любому поводу. При этом тщеславные родители, жаждущие успеха любой ценой, забывают, что дети даже в школе остаются детьми – им хочется поиграть, побегать, «разрядиться», и нужно время, чтобы стать такими сознательными, какими их видят взрослые.

Некоторые дети панически боятся сделать ошибку, когда готовят уроки или отвечают у доски, потому что их мать педантично проверяет каждую букву, каждое слово. И при этом драматично ко всему относится: «Ах, ты сделал ошибку! Тебе поставят двойку! Тебя выгонят из школы, ты не сможешь учиться! « и т.д. Она не бьёт ребёнка, только пугает. Но наказание всё равно присутствует. Это и есть психологическое битьё..

В ряде случаев страх перед школой вызван конфликтами со сверстниками, боязнью проявлений физической агрессии с их стороны. Это характерно для эмоционально чувствительных, часто болеющих и ослабленных мальчиков, и особенно для тех из них, кто перешёл в другую школу, где уже произошло «распределение сил» внутри класса.(7, с.83)

Таким образом, как только дети идут в школу, они вступают в активные взаимодействия с ровесниками и взрослыми вне дома, и гораздо большая доля их страхов приобретает социальную природу. Главным образом дети опасаются быть нежеланными, униженными или потерять отношения с социумом. (19, с.131.)

Школьные страхи могут становиться навязчивыми, это происходит не сразу, а спустя какое-то, иногда довольно длительное, время. Исходный же страх может появиться быстро, внезапно от сильного, неожиданного испуга, переживания, потрясения, то есть в результате эмоционального стресса или шока, который фиксируется, запечатляется и действует подобно занозе, причиняя беспокойство всякий раз, когда вспоминаются аналогичные обстоятельства или когда с ними соприкасаются. Скажем, испытанный однажды страх при ответе у доски, растерянность, замешательство могут непроизвольно запечатлеваться в эмоциональной долговременной памяти и напоминать о себе всякий раз при повторных вызовах к доске. Разовьётся тогда и волнение в ожидании очередной неудачи, даже просто от представления о её возможности. Итогом будет скованность, напряжение, сбивчивая, невнятная речь, потеря хода мысли и получение не той оценки. Подобным образом идёт непроизвольное саморазвитие страха, воспринимаемого как чуждое, не подчиняющееся воле образование. Всё большее переживание своей неполноценности, снижение активности, отказы от какого-либо риска, неестественная возбудимость в ожидании торможение при ответах и есть типичная картина невроза навязчивых состояний, в виде страхов.(7, с. 95.)

Аверин В.А. ведущим страхом младшего школьного возраста называет страз «быть не тем», страх несоответствия общественным нормам поведения, требованиям ближайшего окружения, будь то школа, сверстники или семья. Конкретными формами этого страха являются страхи сделать не то, неправильно, не так как следует. Страх несоответствия произрастает из несформированного у ребёнка умения оценивать свои поступки, с точки зрения нравственных предписаний, которые лежат в основе формирующегося чувства ответственности. Младший школьный возраст – это наиболее благоприятный период для его формирования. Поэтому, если оно активно формируется, то вероятность возникновения страха несоответствия в этом возрасте снижается.

Результаты «школофобии» весьма многообразны: от психосоматических симптомов в виде головных болей, колик в желудке, головокружения и рвоты до негативных психологических – появления чувства неуверенности в своих силах, сомнение в своих знаниях, привычка опираться на постороннюю помощь при малейших трудностях. (2, с.283)

Таким образом, школьные страхи оказываются наиболее вредоносными для младшего школьника, они истощают и наносят урон эмоциональному здоровью ребёнка, лишая его перспективы развития и сказываясь на его ведущей деятельности.


Исследование страхов, проводимое с умственно отсталыми детьми 1 и 2 классов специального (коррекционного) образовательного учреждения № 72 города Челябинска показало, что понятие страх понятно всем испытуемым. Более или менее точного определения данного понятия не дал никто, однако и ответов типа «не знаю», «не могу сказать» не было. У половины испытуемых страх отождествляется с различными объектами, вызывающими это эмоциональное переживание. В ответах других испытуемых страх характеризуется как эмоциональное состояние.

Подбор детьми к слову страшный других слов, сходных по смыслу, подтвердил, что значение понятия страх им доступно.

На вопрос: «Нравится ли людям испытывать страх?» все ответили отрицательно.

В процессе работы с фотоматериалами больше половины умственно отсталых учащихся не смогли безошибочно указать те фотографии, на которых изображены люди испытывающие чувство страха. Эти факты говорят о том, что дети с общим психическим недоразвитием не способны адекватно воспринимать эмоциональные выражения и состояния человека по лицу.

Таким образом, умственно отсталым учащимся доступно понимание значения слова страх, в то же время уровень усвоения этого понятия является недостаточно высоким.

Большинство испытуемых способны узнать данное чувство по выражению лица человека, особенно если эмоциональное переживание предоставлено достаточно ярко. При этом характерных для данной эмоции мимических признаков учащиеся не выделяют. Затруднения в выборе нужных эмоциональных состояний человека по фотографии являются следствием недоразвития эмоциональной сферы детей с общим психическим недоразвитием.

Интересные данные были получены при анализе ответов на вопрос: «Нравятся ли тебе страшные сказки, истории, книги, фильмы?».Выяснилось, что все испытуемые осознают особое воздействие, оказываемое на нервную систему страшными произведениями ( «их страшно смотреть», «потом очень страшно», «уснуть не могу»).Однако только треть испытуемых ответили, что не любят таких историй, фильмов и стараются их не слушать, не смотреть. Остальные учащиеся ответили, что любят «страшилки», с удовольствием их смотрят и пересказывают друг другу. Склонность к острым переживаниям, бездумным впечатлениям оказывается у детей значительно сильнее осознания нежелательности того или иного действия. Некоторые психологи считают, что интерес младших школьников к страшному – это нормальное явление. На данном возрастном этапе жуткие истории и фильмы играют определённую роль в развитии смелости. Но необходимо учитывать психику умственно отсталых учащихся. У которых отмечаются нарушения восприятия, мышления, воображения, а так же повышенная внушаемость. Поэтому такое воздействие может оказать только негативное влияние.

На вопрос: «Снятся ли тебе страшные сны?» все испытуемые ответили, что страшные сны им снятся часто и переживаются ими крайне отрицательно. Отвечая на вопрос: «О чём эти сны?», испытуемые показали, что запоминают содержание таких снов, думают о них. Таким детям особенно необходима помощь по преодолению страхов. Просмотр всевозможных остросюжетных фильмов для них должен быть исключён, их следует оградить и от других сильных воздействий на нервную систему.


Проанализировав количество и качество страхов детей данной группы и сравнив их с контрольным количеством страхов приведённым в таблице составленной А. И. Захаровым, можно сделать следующие выводы. У всех испытуемых , кроме одного, наблюдается увеличение страхов почти в полтора раза по сравнению с нормой установленной А. И. Захаровым для данного возраста. Это можно объяснить особенностями развития эмоциональной сферы умственно отсталых детей, их эмоциональной незрелостью, и что немало важно очень высокой внушаемостью. У одного мальчика наблюдается меньшее количество страхов, чем у большинства его сверстников Это можно объяснить действительно малым количеством страхов у данного ребёнка или тем, что он не понимает, не осознаёт до конца значение данного слова и свойственных ему ощущений.

Проанализировав качество страхов у детей данной группы, можно увидеть, что они наиболее часто испытывают страх перед одиночеством, перед животными, сказочными персонажами, нападением, неожиданными, резкими звуками; страх по отношению к стихии, огню, пожару, высоте; большинству детей снятся страшные сны, они испытывают страх перед засыпанием, боятся темноты. Все эти страхи наиболее типичны для детей старшего дошкольного возраста. У детей данной группы было выявлено очень незначительное количество (с помощью дополнительных вопросов) таких страхов, как страх «быть не тем», страх сделать что-либо не то, не так как нужно, страх опоздать в школу , т. е. тех страхов, которые свойственны детям этого возраста. Это легко объяснить особенностями интеллектуального и эмоционального развития умственно отсталых детей, их отставанием от нормально развивающихся сверстников. Также почти не было обнаружено и страха перед школой, перед учителем, перед уроками, это говорит о доброжелательном отношении учителя к детям, о том, что им в школе уютно, комфортно.

Как же проявляется страх? Иногда выраже­ния страха так очевидны, что не нуждаются в ком­ментариях, например ужас, оцепенение, расте­рянность, плач, бегство. О других страхах можно судить только по ряду косвенных признаков, та­ких как стремление избегать посещения ряда мест, смущение и застенчивость при общении.

Поскольку объединяющим началом для стра­ха и тревоги будет чувство беспокойства, то рас­смотрим проявления последнего.

При остром чувстве беспокойства человек те­ряется, не находит нужных слов для ответа, гово­рит невпопад, невнятным, дрожащим от волнения голосом и часто замолкает совсем. Взгляд отсут­ствующий, выражение лица испуганное. Внутри все «опускается», холодеет, тело становится тяже­лым, ноги ватными, во рту пересыхает, дыхание перехватывает, «сосет под ложечкой», щемит в об­ласти сердца, ладони становятся влажными, лицо бледнеет, и человек «обливается холодным потом». Одновременно он совершает много лишних движе­ний, переминается с ноги на ногу, поправляет без конца одежду или становится неподвижным и скованным. Перечисленные симптомы острого беспо­койства говорят о перенапряжении психофизиоло­гических функций организма, их расстройстве.(7, с.11.)

Изард К так описывает выражение лица при страхе: брови почти прямые и кажутся несколько приподняты. Внутренние углы бровей сдвинуты друг к другу, имеются горизонтальные морщины.

Глаза при страхе раскрыты более широко, чем в нормальном состоянии, нижнее веко напряжено, а верхнее слегка поднято. Рот открыт, губы напряжены и немного растянуты. (10, с. 440.)

При состояниях беспокойства (тревожности и боязни) страх прячется в различных темных зако­улках психики, выжидая подходящего момента для проявления. В состоянии беспокойства с пре­обладанием тревожности отмечаются двигатель­ное возбуждение, непоследовательность в поступ­ках, нередко чрезмерное любопытство и стремле­ние занять себя любой, даже ненужной, деятель­ностью.

Для состояния беспокойства с преобладанием боязни типичны медлительность, скованность и «топтание на одном месте». Речь невыразительна, мышление инертно, на сердце «тяжесть», настрое­ние временами мрачное и подавленное. В отличие от депрессии нет тоски, апатии, идей самоуничи­жения, мыслей о самоубийстве, сохраняется достаточная активность в других, не затронутых страхом сферах жизнедеятельности. Следователь­но, тревожность напоминает в чем-то проявления холерического, а боязнь — флегматического тем­перамента. В ряде случаев длительно действую­щие аффекты тревоги и страха действительно спо­собны заострить крайние типы темперамента.

При состояниях хронического беспокойства и страха человек находится в напряженном ожида­нии, легко пугается, редко улыбается, всегда серье­зен и озабочен. Он не может полностью расслабить мышцы, излишне устает, ему свойственны прехо­дящие головные боли и спазмы в различных участ­ках тела. Несмотря на усталость, не удается сразу заснуть, так как мешают всякого рода навязчивые мысли, догадки, предчувствия. Сон беспокойный, часто бывают сноговорения, шумное дыхание. По­стоянно преследуют кошмарные сновидения, в ко­торых человек воюет, по существу, сам с собой, со своим неосознаваемым «я». Характерны внезапные пробуждения с ясным сознанием, обдумыванием беспокоящих вопросов и нередко их решением. Нет «чувства сна», а есть стремление, как можно рань­ше проснуться, при этом возникают спешка, страх не успеть, и все начинается снова. (7, с.13.)

Состояние страха мучительно фиксирует ребёнка на какой-либо одной идее. Он может бояться какого-либо духа, обладающего демонической силой, бояться смерти, может бояться отвечать учителю. При этом, если ему предлагают отвечать, он чувствует, как сердце стучит у него в горле, как спазмы не дают ему дышать, он обливается холодным потом. Ребёнок боится отвечать и он боится своих телесных переживаний. (14, с.59.)

Общение у беспокойных и боязливых людей становится избирательным, эмоционально неров­ным и, как правило, ограничивается старым кру­гом привязанностей. Затрудняются контакты с не­знакомыми людьми, трудно начать разговор, лег­ко возникают замешательство и торможение при внезапных вопросах. Особенно это заметно при разговоре по телефону, когда невозможно сразу ответить, собраться с мыслями и сказать самое главное. Мы видим, что хронический страх отра­жается почти во всех сферах жизнедеятельности человека, заметно ухудшая его самочувствие и осложняя отношения с окружающими людьми.

Еще Ларошфуко сказал: «Мы обещаем соглас­но своим надеждам, а поступаем согласно своим страхам». Последствия страхов разнообразны, и, по существу, нет ни одной психической функции, которая не могла бы претерпеть неблагоприятные изменения. В первую очередь это относится к эмо­циональной сфере, когда страх пропитывает все чувства тревожной окраской. В ряде случаев страх поглощает так много эмоций, что их начинает не хватать для выражения других чувств, а сам страх, подобно опухоли, разрастается в психике человека, затормаживая ее. Это проявляется в исчезновении ряда положительных эмоций, особенно смеха, жиз­нерадостности, ощущения полноты жизни. Вместо них развиваются хроническая эмоциональная не­удовлетворенность и удрученность, неспособность радоваться, тревожно-пессимистическая оценка будущего. Подобное состояние эмоционального перенапряжения проявляется не только общей заторможенностью и раздражительной слабостью, но и в виде импульсивных, внезапно возникающих, трудно предсказуемых действий. К примеру, можно привести случай с послушным, тихим, серьезным мальчиком 8 лет, ко­торый в больнице нечаянно разбил термометр. Ре­бята, будучи с ним в одной палате, дружно заяви­ли, что медицинская сестра накажет его, и страх перед этим у чрезмерно исполнительного, а фактически боящегося, мальчика был настолько велик, что он, не задумываясь, разжевал градусник вместе с ртутью и проглотил, скрывая следы своего «преступления».

Наличие устойчивых страхов говорит о неспособности справиться со своими чувствами, контролировать их, когда пугаются, вместо того чтобы действовать, и не могут остановить «разгулявшие­ся» чувства. Невозможность управлять собой по­рождает чувство бессилия и безнадежности, пони­жая еще больше жизненный тонус, культивируя пассивность и пессимизм. Тем самым страх, как мина замедленного действия, подрывает уверенность в себе, решительность в действиях и поступ­ках, настойчивость и упорство в достижении цели. Без веры в свои силы человек уже не может эффек­тивно бороться, отстаивать свои права, у него раз­вивается пораженческая психология, он заранее настраивает себя на неудачу и часто терпит пора­жения, все больше и больше убеждаясь в своей не­способности и никчемности. В этих условиях воз­растает потребность в успокаивающих средствах, в том числе заглушающих остроту переживаний. (7, с.15)

Страхи накладывают определённый отпечаток на всё поведение человека. Оно нередко вызывает насмешки окружающих, особенно в тех случаях, когда люди совершают «защитные» действия – так называемые ритуалы. (3, с. 51)

Но самое главное — взрослый человек, кото­рый в свое время не избавился от страхов, став му­жем или женой, отцом или матерью, испытывает трудности в установлении нормальных семейных отношений и скорее всего передаст свои волнения, тревоги, страхи ребенку. Если, например, мать бо­ится пожара, уколов, ездить в лифте, она старается предостеречь и ребенка, а на самом деле — пе­редает ему испытанные в своем детстве страхи.

Страх уродует и мышление, которое стано­вится все более быстрым, хаотичным в состоянии тревоги или вялым, заторможенным при страхе. В обоих случаях оно теряет гибкость, становится скованным бесконечными опасениями, предчув­ствиями и сомнениями. Второстепенные детали заслоняют главное, а само восприятие лишается целостности и непосредственности. Из-за нараста­ющей эмоциональной напряженности и боязни по­казаться смешным, сделать не то и не так, как требуется, уменьшаются познавательная актив­ность, любознательность, любопытство. Все новое, неизвестное воспринимается с известной долей на­стороженности и недоверия, а поведение приобре­тает пассивный и излишне осторожный характер. В некоторых случаях люди настолько устают от страхов, что отказываются от любых проявлений инициативы и внешне производят впечатление равнодушных и безразличных людей. Фактически же это говорит о развитии защитного торможе­ния, предохраняющего психику от дальнейших эмоциональных перегрузок.

Однако при сильном или длительном страхе торможение может стать настолько устойчивым и трудно обратимым, что психологически человек начнет умирать еще молодым, превращаясь в свою тень.

Жить в страхе — это все равно что постоянно оглядываться назад, исхо­дить из своего травмирующего прошлого и не ви­деть будущего, его жизнеутверждающего начала. Возникающий в этих условиях тревожно-пессими­стический настрой приводит к тому, что все слу­чайное, неприятное приобретает роковое значе­ние, становится постоянным знаком опасности. Человек уже не способен, там, где нужно, пойти на риск, следовать непроторенными путями, не пу­гаться тайн и сомнений, то есть он не способен ко всему тому, что составляет основу новаторского и, в более широком плане, созидательного процесса. При длительно действующем страхе, искажа­ющем эмоционально-волевую сферу и мышление, отношение окружающих воспринимается все бо­лее неадекватным образом. Кажется, что они не так относятся, как раньше, не понимают, осужда­ют... Это говорит уже не только о тревожности, но и о мнительности. Психические изменения под влиянием страха приводят к развитию труднопе­реносимой социально-психологической изоляции, из которой нет легкого выхода, несмотря на жела­ние быть вместе со всеми и жить полноценной, творчески активной и насыщенной жизнью. (7, с.18.).

Изард К. Э. также считает, что страх – это очень сильная эмоция, и она оказывает весьма заметное влияние на перцептивно-когнитивные процессы и поведение индивида. Когда мы испытываем страх, наше внимание резко сужается, заостряется на объекте или ситуации, сигнализирующей об опасности. Интенсивный страх ограничивает восприятие, мышление и свободу выбора индивида. Кроме того, страх ограничивает свободу поведения человека. В страхе человек перестаёт принадлежать себе, он движим одним-единственным стремлением – устранить угрозу, избежать опасности.

Страх – самая токсичная, самая пагубная эмоция. Крайнее проявление страха, которое мы называем ужасом, сопровождается чрезмерно высоким уровнем активации вегетативной нервной системы, ответственной за работу сердца и других органов. Избыточная активизация вегетативной нервной системы создаёт непомерную нагрузку на жизненно важные органы, которые в этих условиях работают на грани срыва.(10, с.300).

Кроме отрицательного влияния страха на человека, Изард К.Э. выделяет и положительное. Пока страх не выходит за пределы разумного, в нём нет ничего ужасного. Он защищает нас от опасности, заставляет учитывать возможный риск, а это способствует благополучию и счастью индивида.

Эмоцию страха не следует рассматривать как нечто ужасное, пока она не выходит за пределы разумного и соответствует требованиям ситуации.( 10, с. 316.)

Однако, было бы односторонним говорить лишь об этом отрицательном влиянии страха. И положительное значение страха в жизни ребёнка, как и в жизни всего человечества, бесспорно.

Ст. Холл первый обратил внимание на связь переживаний страха с психологией риска. Переживание риска пробуждают в нас энергию, подымают творческую силу, вызывают смелость, инициативу.

По мнению Ст. Холла, человечество могло двигаться вперёд, только благодаря таким людям, которые смело шли навстречу опасности, кто не боялся незнакомого, страшного.

Всё неведомое, таинственное, запрещённое, всё, что возбуждает страх, - вместе с тем неизъяснимо влечёт к себе.

Страх окрашивает и определяет всю психическую установку, ставит нас в определённое отношение к предмету, даёт ему оценку. В результате мы либо «отступаем» перед предметом, переживаем депрессию, либо, испытывая чувство страха, рискуем броситься навстречу опасности.

Таким образом, страх в своём выражении может иметь активную и пассивную форму – может вызывать психическую и психофизическую депрессию, но может выразиться и в переживании риска, в влечении ринуться навстречу опасности.

Так, сочетание двух форм страха развивает у ребёнка важнейшие двигатели социальной жизни. (9, с. 131.)

Таким образом, страх оказывает как положительное, так и отрицательное влияние на человека. Но всё же чаще, страх – источник многих болезней, как душевных, так и телесных. И особенно вредно его действие тогда, когда он возникает в детстве и препятствует развитию личности человека и без того имеющего нарушения психики.




Литература.


  1. Агавелян О.К. Социально-перцептивные особенности детей с нарушениями развития.- Челябинск: Издатель Татьяна Лурье.- 1999.-356с.

  2. Аверин В.А. Психология детей и подростков: Учеб. пособие. – 2-е изд., перераб. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1998.- 379 с.

  3. Александровский Ю.А. Неврозы и невротические реакции. – М. ,1971. – 51с.

  4. Дефектологический словарь. Изд. 2-е, - М.: Педагогика, 1970. –504с.

  5. Еникеева Д.Д. Пограничные состояния у детей и подростков: основы психиатрических знаний: Пособие для студ. сред. и высш. пед. учеб. заведений.- М.: Издательский центр «Академия», 1998.- 304 с.

  6. Забрамная С.Д. Умственная отсталость и отграничение её от сходных состояний. / Детская патопсихология: Хрестоматия / Сост. Н. Л Белопольская. – М., «Когито-Центр», 2000.- 351с.

  7. Захаров А. И. Дневные и ночные страхи у детей. Серия «Психология ребёнка». – СПб.: «Издательство СОЮЗ», 2000. – 448 с.

  8. Захаров А.И. Предупреждение отклонений в поведении ребёнка. – Спб.: «Издательство Союз», «Лениздат». – 2000. – 224 с.

  9. Зеньковский В.В. Психология детства: Учеб. пособие для вузов. – Екатеринбург: Деловая книга, -1995. – 347 с.

  10. Изард К. Эмоции человека: Пер. с англ.. Изд-во Моск.ун.та, 1980.-440с.

  11. Лебединская К.С. Степени умственного недоразвития при олигофрении. / Детская патопсихология: Хрестоматия / Сост. Н. Л Белопольская. – М., «Когито-Центр», 2000.- 351с.

  12. Максимова Н.Ю., Милютина Е. Л. Курс лекций по детской патопсихологии: Учебное пособие. – Ростов н/Д.: Феникс, 2000.-576 с.

  13. Махова В.М. Изучение личностных свойств и особенностей эмоционального реагирования детей с интеллектуальной недостаточностью в период их адаптации к школе.// Дефектология.-2000.-№6.-с.9

  14. Мухина В.С. Шестилетний ребёнок в школе.: Книга для учителя. – М.:»Просвещение», 1990. – 175 с.

  15. Намазбаева Ж.И. Некоторые вопросы изучения личности умственно отсталого ребёнка.//Дефектология.-1982.-№6.-с.24-29.

  16. Павлий Т.Н. Некоторые подходы к изучению и коррекции эмоциональной сферы детей с ЗПР. // Дефектология.-2000.-№4.-с.36.

  17. Петченко В. А. Программа по коррекции школьных объектов страхов детей младшего школьного возраста.// Вестник психосоциальной и коррекционно – реабилитационной работы. – 2000.- № 3. – с.27-54.

  18. Шаповалова О.Е. Переживание умственно отсталыми школьниками своего отношения к страшному.// Дефектология. –1998.- № 1.- с.37-40.

  19. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция. / В.В. Лебединский, О.С. Никольская, Е.Р. Баенская, М.М. Либлинг. – М.: Изд-во Моск. ун-та. – 1990. – 197с.

  20. Яссман Л. В., Данюков В.Н. Основы детской психопатологии: Учебно-методическое пособие для психологических факультетов педагогических вузов- М.: «Олимп» ; «ИНФРА-М», 1999.- 256 с.

























Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 11.11.2015
Раздел Социальному педагогу
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров461
Номер материала ДВ-146914
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх