Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Открытый урок. Понятие русской души. Родина

Открытый урок. Понятие русской души. Родина



Внимание! Сегодня последний день приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

МБОУ-СОШ №8























Понятие русской души.

Родина




Подготовила

учитель русского языка

и литературы

Губенок В.И.
















Клинцы 2013

Тема: Понятие русской души. Родина

Тип урока: сообщение новых знаний.

Цель: а) образовательная: раскрыть понятия русской души, Родины;

б) воспитательная: воспитывать интерес учащихся к историческому прошлому своей Родины;

в) развивающая: развивать умение слушать учителя, активизировать мыслительную деятельность

учащихся и развивать их речь, умение выступать перед аудиторией, выразительно наизусть читать

прозаические и стихотворные тексты.

Оборудование урока: Презентация; иллюстрации, рассказывающие об историческом прошлом России; проектор; компьютер.

Учащиеся должны знать: основные события исторического прошлого России, стихотворения Е.Евтушенко, К.Симонова, Р.Рождественского, В.Динабургского.

Учащиеся должны уметь: слушать учителя; выступать перед аудиторией; выразительно читать прозаические и стихотворные тексты.

Ход урока

  1. Оргмомент: а) сообщение темы и цели урока.

  2. Этап подготовки учащихся к активному сознательному усвоению знаний.


Звучит песня (вместе с презентацией): «Ты припомни Россия…» (стихи М.Анчарова, музыка И.Катаева)

Слово учителя: Время и человек,

История и человек…

Ещё А.С.Пушкин, с присущей ему проницательностью мысли, заметил, что эмоциональная память народа глубже и обширнее памяти исторической. И, очевидно, поэтому, вспоминая родную землю, землю детства и юности, давшую счастье жизни, счастье борьбы и познания, человек не может оставаться спокойным, и душа его охвачена тягой возвращения к своим истокам; в нём как бы оживают смутные голоса ушедших веков и поколений, и, чем сильнее этот зов, тем прочнее связи человека с родной землёй, с прошлым, настоящим и грядущим – с тем, что принято определять коротким и необычайно ёмким по смыслу словом Родина. История Российского государства отмечена и победоносными вехами, и смутными временами, но всегда русского человека спасала вера. Он обращался за помощью ко Всевышнему и всегда находил спасение.

В 2014 году мы отмечаем 700-летие со дня рождения преподобного Сергия Радонежского. Эта дата имеет особое значение как для основанной им Троице-Сергиевой лавры и Сергиева Посада, так и для России в целом.

По слову русского историка В.О.Ключевского, «при имени преподобного Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое... Творя память преподобного Сергия, мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, завещанный нам великими строителями нашего нравственного порядка».
Преподобный и богоносный отец наш Сергий родился в селе Варницы Ростовской области от благоверных родителей Кирилла и Марии, и был наречен при рождении Варфоломеем. На месте рождения Преподобного воздвигнут Троице-Сергиев Варницкий монастырь, отстроенный и благоукрашенный...

Звучит отрывок из поэмы Евгения Евтушенко «Непрядва».

Ученик:

Шёл мужик с дитём

по полю белоснежному.

К чудотворцу шёл он -

к старцу Радонежскому.

Семь ночей кричал младенец

тонко-тонко,

криком раненного в небе лебедёнка.

Но стрела в нём не торчала ниоткуда.

Осталось ждать единственного -

чуда.

Обвивая монастырь,

светивший издали,

выла вьюга,

будто вновь камчи посвистывали.

А младенец замолчал,

почти не вздрагивал,

и отец

его от страха

даже встряхивал.

Но когда он постучался в двери к Сергию,

у младенца перестало биться

сердце,

и сказал мужик убито и устало:

«Чудотворец,

твоё чудо опоздало...»

И ушёл мужик

тесать для гроба досточки,

и под вьюгу вспоминал

о тёплом дождичке.

Но когда принёс он гроб,

увидел старца,

а в клобук

живой младенец опростался.

Получилось это как-то так,

нечаянно,

и, по-видимому,

старца не печалило.

Возопил мужик,

едва пришедший в чувство,

гроб роняя,

на колени рухнув:

«Чудо!»

И ответил Сергий:

«Успокойся.

Подсушись -

ты взмокший, как с покоса.

Вишь -

в клобук наделал твой пострел.

Я не воскресил его -

согрел».

Ученик:

И когда Димитрий -

князь московский -

прискакал однажды в монастырь:

«Погоди стругать для гроба доски!» -

старец его притчей угостил.

«Князь,

мне не по нраву жить в притворстве.

За укор меня ты не взыщи:

что ты в келье ищешь чудотворца?

В зеркале ты тоже не ищи.

Поищи среди простого люда,

в тех,

кто в босоте не виноват.

Только дайте сотворить им чудо.

Только не мешайте...

Сотворят.

Воскресенья хочешь для Руси?

Обогрей

и этим воскреси».

И вздохнул Димитрий,

князь московский,

сам ещё не зная, что Донской,

будто бы расстался он со скользкой,

гробовой навязанной доской.

«Ты скажи мне,

преподобный отче,

а не устрашатся ли в бою

отроков,

ещё незрелых,

очи,

видя смерть -

чужую и свою?

Я их прозываю

«небывальцы» -

тех, кто не бывали на войне.

На мечах не разожмут ли пальцы?

Усидят ли в битве на коне?»

Сергий сделал знак ему:

ни звука! -

и, оставив князя за столом,

сразу он два красных чьих-то уха

дверью прищемил -

и поделом.

И за эти грешные их уши

в келию двух иноков он ввёл.

«Надо не подслушивать,

а слушать...

Вот и «небывальцев» я нашёл.

Ну-ка,

инок старший,

оклемайся!

Ну-ка, расскажи нам, Пересвет:

очень тебе нравится мамайство?»

Засопел детина:

«Вовсе нет». -

«А убить Мамая смог бы?» -

«Смог бы». -

«Как же «не убий»?» -

«Да, растуды». -

«Видишь, князь,

у монастырской смоквы

выросли шеломы,

как плоды».

Сергий,

Пересвету не переча,

подошёл к другому силачу:

«Ты хоть раз бывал,

Ослябя,

в сече?» -

«Нет». -

«А хочешь?» -

«Ещё как хочу!»

Сергий у окошка на мгновенье

вслушался в какой-то дальний гуд:

«Что ж,

придётся дать благословенье.

Не благословишь -

так ведь сбегут».

Он всплакнул,

но лишь украдкой -

малость.

«Ну, Добрыни,

с богом на врагов!

Жаль, мечей для вас не завалялось.

Дам двух монастырских битюгов».

Мчался князь,

и ветер набивался

в сердце,

под стальную чешую,

а за ним скакали «небывальцы»,

в битву небывалую свою.

И с крестов церквей слетали птицы,

видя в юных витязную стать,

и кресты хотели расщепиться,

чтоб для них двумя мечами стать.

И молились чудотворцы всюду,

ничего не зная наперёд,

одному-единственному чуду

с именем единственным -

народ.


Слово учителя: «В русском человеке есть черта: в трудные минуты жизни, в тяжёлые годины легко отрешаться от всего привычного, чем жил изо дня в день. Был человек – так себе, потребовали от него быть героем – герой… А как же может быть иначе» А.Н.Толстой.

Мы испытываем гордость от того, что зачинателем и героем Куликовской битвы стал брянский боярин и затем инок Александр Пересвет.

Стихотворение Александра Динабургского «Куликово поле».

Ученик:

...Стал кудлатый туман

опадать на траву,

и росой

заискрился рассвет.

И увидели русичи

скопом орду,

и коня

оседлал Пересвет.

И пошел, и пошел

и безмолвно, и свято,

подминая пожухлый ковыль.

Ты поведай-скажи,

мала речка Непрядва,

про далекую, грозную быль.

Как один на один,

живота не жалея,

Александр Пересвет

перед Русью всея

в поединке с врагом

порешил Челубея

и упал неживым

с боевого коня.

Ты поведай-скажи,

мала речка Непрядва,

как в Дону

заалела от крови волна,

как на поле на том

князь Димитрий

дал клятву

и испил «общу чашу» сполна.

Как потом воронье

разбитно и горласто

налетело

па праздничный пир.

Как заря в небесах

долго-долго не гасла,

стекая с булата

щербатых секир.

И по всей по Руси,

что с надеждой и болью

затаилась в глуши,

и ждала, и ждала,

зашатались, как пьяные, вдруг

колокольни,

заплясали, заплакали

ко-ло-ко-ла...


Слово учителя: Красная площадь помнит не только события 20 века, но и дела прошлых веков. Бушевали войны на русской земле. Одна общественная формация сменялась другой. И были у русского народа великие мечты, сбыться которым предстояло только тогда, когда сам он станет свободным. Одной такой мечтой была мечта летать… Они видели улетавших на юг птиц и мечтали взлететь сами… Но сколько препятствий было на их пути?! Алексей Толстой в романе «Пётр I» рассказывает о кузнеце Кузьме Жёмове, который смастерил крылья и хотел взлететь. Простой человек, холоп был уверен в том, что сможет подняться в небо. Его мечте не суждено было сбыться. Не пройдёт и двух столетий, как родятся в России её сыновья, построят свои крылья – ракеты и первыми откроют дорогу человечеству в космос.


Звучик отрывок из поэмы Роберта Рождественского «210 шагов».

Учитель:

ИСТОРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ О КРЫЛЬЯХ

Мужичонка-лиходей -

рожа варежкой -

дня двадцатого апреля

года давнего

закричал вовсю

в Кремле,

на Ивановской,

дескать,

"Дело у него Государево!!."

Кто таков?

Почто вопит?

Во что верует?

Отчего в глаза стрельцам

глядит без робости?

Вор - не вор,

однако кто его ведает...

А за крик

держи ответ

по всей строгости!..

Мужичка того

недремлющая стража взяла.

На расспросе

объявил этот странный тать,

что клянётся смастерить

два великих крыла

и на оных,

аки птица,

будет в небе летать...

Подземелье.

Стол дубовый.

И стена

на три крюка.

По стене плывут, качаясь,

тени страшные.

Сам боярин Троекуров

у смутьяна-мужика,

бородою тряся,

грозно спрашивали:

- Что творишь, холоп?..

- Не худое творю...

- Значит, хочешь взлететь?..

- Даже очень хочу...

- Аки птица, говоришь?..

- Аки птица, говорю...

- Ну а как не взлетишь?..

- Непременно взлечу!..

...Был расспрашиван бахвал

строгим способом,

шли от засветло расспросы

и до затемно.

Дыбой гнули мужика,

а он упорствовал:

«Обязательно взлечу!..

Обязательно!!.»

Вдруг и взаправду полетит

мозгля крамольная?!

Вдруг понравится царю

потеха знатная?!.

Призадумались боярин

и промолвили:

- Ладно!

Что тебе, холоп,

к работе

надобно?

...Дали всё, что просил

для крылатых дел:

два куска холста,

драгоценной слюды,

прутьев ивовых,

на неделю еды.

(И подьячего,

чтоб смотрел-глядел...)

Необычное

мужичок мастерил,

вострым ножиком

он холсты кромсал,

из белужьих жабр

хитрый клей варил,

прутья ивовые

в три ряда вязал.

От рассветной зари

до тёмных небес

Он работал и

не печалился.

Он старался - чёрт,

он смеялся - бес:

«Получается!..

Ой получается!!.»

Слух прошёл по Москве:

«Лихие дела!..

Мужичонка...

да чтоб мне с места не встать!..

Завтра в полдень, слышь? -

два великих крыла...

На Ивановской...

аки птица летать...»

- Что творишь, холоп?..

- Не худое творю...

- Значит, хочешь взлететь?..

- Даже очень хочу...

- Аки птица, говоришь?..

- Аки птица, говорю...

- Ну а как не взлетишь?..

- Непременно взлечу!..

...Мужичонка-лиходей -

рожа варежкою, -

появившись из ворот

скособоченных,

дня тридцатого апреля

на Ивановскую

вышел-вынес

два крыла перепончатых!

Были крылья угловатыми

и мощными,

распахнулись –

всех зажмуриться

заставили.

Были тоненькими очень -

да не морщили.

Были словно ледяными -

да не таяли.

Отливали эти крылья

сияющие

то ли - кровушкою,

то ли - пожарами...

Сам боярин Троекуров

со товарищами

поглазеть на это чудо

пожаловали...

Крыльев радужных таких

земля не видела.

И надел их мужик,

слегка важничая.

Вся Ивановская площадь

шеи

вытянула,

приготовилася ахнуть

вся Ивановская!..

Вот он крыльями взмахнул,

сделал первый шаг.

Вот он чаще замахал,

от усердья взмок.

Вот на цыпочки встал, -

да не взлеталось никак!

Вот он щёки надул, -

а взлететь не мог!..

Он и плакал,

и молился,

и два раза отдыхал,

закатив глаза,

подпрыгивал по-заячьи.

Он поохивал,

присвистывал,

он крыльями махал

и ногами семенил,

как в присядочке.

По земле стучали крылья,

крест болтался на груди.

Обдавала пыль

вельможного боярина.

Мужику уже кричали:

«Ну чего же ты?

Лети!

Обещался, так взлетай,

окаянина!..»

А когда он завопил:

«Да где ж ты, господи?!.»

и купца задел крылом,

пробегаючи,

вся Ивановская площадь

взвыла

в хохоте,

так, что брызнули с крестов

стаи галочьи!..

А мужик упал на землю,

как подрезали.

И не слышал он

ни хохота,

ни карканья...

Сам

боярин Троекуров

не побрезговали:

подошли к мужичку

и в личность

харкнули.

И сказали так боярин:

«Будя!

Досыта

посмеялись...

А теперь давай похмуримся...

Батогами его!

Но чтоб -

не дo смерти...

Чтоб денёчка два пожил

да помучился...»

Ой, взлетели батоги

посреди весны!

Вился каждый батожок

в небе

пташкою...

И оттудова -

да поперёк спины!

Поперёк спины -

да всё с оттяжкою!

Чтобы думал -

знал!

Чтобы впрок -

для всех!

Чтоб вокруг тебя

стало красненько!

Да с размахом -

а-ах!

Чтоб до сердца -

э-эх!

И ещё раз -

о-ох!

И -

полразика!..

- В землю смотришь, холоп?..

- В землю смотрю...

- Полетать хотел?..

- И теперь хочу...

- Аки птица, говорил?..

- Аки птица, говорю!..

- Ну а дальше как?..

- Непременно взлечу!..

...Мужичонка-лиходей -

рожа варежкой, -

одичалых собак

пугая стонами,

в ночь промозглую

лежал на Ивановской,

будто чёрный крест –

руки в стороны.

Посредине государства,

затаённого во мгле,

посреди берёз

и зарослей смородинных,

на заплаканной,

залатанной,

загадочной Земле

хлеборобов,

храбрецов

и юродивых.

Посреди иконных ликов

и немыслимых личин,

бормотанья

и тоски неосознанной,

посреди пиров и пыток,

пьяных песен и лучин

человек лежал ничком

в крови

собственной.

Он лежал один,

и не было

ни звёзд, ни облаков.

Он лежал,

широко глаза открывши...

И спина его горела

не от царских батогов, -

прорастали крылья в ней.

Крылья.

Крылышки.

Слово учителя: Русская история в прошлом – это история бесконечных испытаний, несмотря на которые народ сохранял достоинство, простоту и доброту. Судить о народе мы должны по тому лучшему, что он в себе воплощал. Именно совесть являлась мерилом всех жизненных ценностей русского человека. Война 1812 года потому и называется Отечественной, что именно в этот год решалась судьба страны, и на защиту России поднялся весь русский народ. Вместе с народом жила вера. Обращение ко Всевышнему в трудную годину своей истории отличает наш народ.


Эпизод из фильма режиссёра С.Бондарчука «Война и мир»: Накануне Бородинского сражения солдаты молятся перед иконой Казанской Божьей Матери.


Слово учителя: Самой трагической страницей в истории в России является 1917 год. Октябрьская революция, а затем Гражданская война разделили нашу страну на два враждебных лагеря: белых и красных. Каждый из них защищал свою Россию. Белая гвардия не смогла противостоять той мощи насилия, которая обрушилась на старый режим. Лучшие офицеры царской армии вынуждены были эмигрировать за рубеж. Но любовь к Родине по-прежнему жила в их сердцах. Прах русской белой гвардии покоится на христианском кладбище под Парижем. Там же находится и могила великого русского писателя, лауреата Нобелевской премии И.А.Бунина.


Эпизод из фильма режиссёра И.Черницкого «Юнкера» по одноимённому роману А.И.Куприна.

Звучит песня в исполнении А.Никольского «Люстры старинного зала», (слова и музыка А.Никольского).


Учитель:

Кладбище под Парижем

Малая церковка.
Свечи оплывшие. 
Камень дождями изрыт добела. 
Здесь похоронены бывшие,
бывшие.
Кладбище
Сан-Женевьев-де-буа. 
Здесь похоронены
сны и молитвы.
Слезы и доблесть. 
«Прощай!» и «ура!». 
Штабс-капитаны
и гардемарины. 
Хваты-полковники
и юнкера.
Белая гвардия. 
Белая стая. 
Белое воинство. 
Белая кость... 
Влажные плиты
травой зарастают.
Русские буквы. 
Французский погост... 
Я прикасаюсь ладонью
к истории.
Я прохожу
по гражданской войне... 
Как же хотелось им 
в Первопрестольную 
въехать
однажды 
на белом коне!.. 
Не было славы. 
Не стало и Родины. 
Сердца не стало.
А память была...
Ваши Сиятельства,
Их Благородия,—
вместе —
на Сан-Женевьев-де-буа. 
Плотно лежат они,
вдоволь познавши
муки свои 
и дороги свои. 
Все-таки — русские.
Вроде бы — наши.
Только
не наши скорей, 
а — ничьи... 
Как они после —
забытые,
бывшие,— 
все проклиная и нынче, и впредь, 
рвались взглянуть на нее — 
победившую, 
пусть —
непонятную,
пусть —
непростившую, 
землю родимую! 
И —
умереть... 
Полдень.
Березовый отсвет покоя. 
В небе —
российские купола. 
И облака, 
будто белые кони, 
мчатся
над Сан-Женевьев-де-буа.

1984

Слово учителя: Первые месяцы Великой Отечественной войны. Они были тяжёлыми для русского солдата. Войну ждали, не ждали такой войны. Сколько было молоденьких лейтенантов, которые сумели превозмочь страх и шагнуть навстречу врагу. Что я знаю о каждом погибшем на войне? «Никто не забыт и ничто не забыто». Пусть эти слова станут для нас с вами клятвой на всю жизнь.


Ученик:

ВОЙНА

Было Училище.

Форма - на вырост

Стрельбы с утра.

Строевая – зазря.

Полугодичный

ускоренный выпуск.

И на петлице -

два кубаря...

Шёл эшелон

по протяжной

России,

шёл на войну

сквозь мельканье берёз

«Мы разобьём их!..»

«Мы их осилим!..»

«Мы им докажем!..» -

гудел паровоз.

Станции

как новгородское вече.

Мир,

где клокочет людская беда.

Шёл эшелон.

А навстречу,

навстречу –

лишь

санитарные поезда...

В глотку не лезла

горячая каша.

Полночь

была, как курок,

взведена...

«Мы разобьём их!..»

«Мы им докажем!..»

«Мы их осилим!..» -

шептал лейтенант.

В тамбуре,

Маясь на стрелках гремящих,

весь продуваемый

сквозняком,

он по дороге взрослел –

этот мальчик –

тонкая шея,

уши торчком...

Только во сне,

оккупировав полку

в осатанелом

табачном дыму,

он забывал обо всём

ненадолго.

И улыбался.

Снилось ему

что-то распахнутое

и голубое.

Небо,

а может,

морская волна...

«Танки!!.»

И сразу истошное:

«К бою-у!..»

Так они встретились:

Он

и Война...

Ученик:

...Воздух наполнился громом,

гуденьем.

Мир был изломан,

был искажён...

Это

казалось ошибкой,

виденьем,

странным,

чудовищным миражом...

Только виденье

не проходило:

следом за танками

у моста

пыльные парни

в серых мундирах

шли

и стреляли от живота!..

Дыбились шпалы!

Насыпь качалась!

Кроме пожара,

Не видно ни зги!

Будто бы это планета

кончалась

там,

где сейчас наступали

враги!

Будто её становилось

всё меньше!..

Ёжась

от близких разрывов гранат, -

чёрный,

растерянный,

онемевший, –

в жёстком кювете

лежал лейтенант.

Мальчик

лежал посредине России,

всех её пашен,

дорог

и осин...

Что же ты, взводный?!

«Докажем!..»

«Осилим!..»

Вот он -

фашист!

Докажи.

И осиль.

Вот он –

фашист!

Оголтело и мощно

воет

его знаменитая

сталь...

Знаю,

что это почти невозможно!

Знаю, что страшно!

И всё-таки

встань!

Встань,

лейтенант!..

Ученик:

Слышишь,

просят об этом,

вновь возникая

из небытия,

дом твой,

пронизанный солнечным светом,

Город.

Отечество.

Мама твоя...

Встань, лейтенант!

Заклинают просторы,

птицы и звери,

снега и цветы.

Нежная

просит

девчонка,

с которой

так и не смог познакомиться

ты!

Просит

далёкая средняя школа,

ставшая госпиталем

с сентября.

Встань!

Чемпионы двора по футболу

просят тебя –

своего вратаря!

Просит

высокая звёздная россыпь,

горы,

излучина каждой реки!..

Маршал

приказывает

и просит:

«Встань, лейтенант!

Постарайся!

Смоги...»

Глядя значительно и сурово,

Вместе с землёю и морем

скорбя,

просит об этом

крейсер «Аврора»!

Тельман

об этом просит

тебя!

Просят деревни,

пропахшие гарью.

Солнце,

как колокол,

в небе гудит!

Просит из будущего

Гагарин!

Ты

не поднимешься –

он

не взлетит...

Просят

твои нерождённые дети.

Просит история...

Учитель:

И тогда

встал

лейтенант.

И шагнул по планете,

выкрикнув не по уставу:

«Айда!!.»

Встал

и пошёл на врага,

как вслепую.

(Сразу же сделалась влажной

спина.)

Встал лейтенант!..

И наткнулся

на пулю.

Большую и твёрдую,

как стена...

Вздрогнул он,

будто от зимнего ветра.

Падал он медленно,

как нараспев.

Падал он долго...

Упал он

мгновенно.

Он даже выстрелить

не успел!

И для него наступила

сплошная

и бесконечная тишина...

Чем этот бой завершился –

не знаю.

Знаю,

чем кончилась

эта война!..

Ждёт он меня

за чертой неизбежной.

Он мне мерещится

ночью и днём –

худенький мальчик,

всего-то успевший

встать

под огнём

и шагнуть

под огнём!..


Слово учителя: У войны – не женское лицо, но на борьбу с фашизмом, рядом с мужчинами, стали и женщины.


Звучит стихотворение Р.Рождественского «Баллада о зенитчицах».

Ученик:

Баллада о зенитчицах

Как разглядеть за днями 
след нечёткий?
Хочу приблизить к сердцу
этот след…
На батарее 
были сплошь – 
девчонки.
А старшей было 
восемнадцать лет.
Лихая чёлка 
над прищуром хитрым, 
бравурное презрение к войне…
В то утро 
танки вышли 
прямо к Химкам.
Те самые.
С крестами на броне.
И старшая, 
действительно старея, 
как от кошмара заслонясь рукой, 
скомандовала тонко:
- Батарея-а-а!
(Ой мамочка!..
Ой родная!..)
Огонь! – 
И – 
залп!
И тут они 
заголосили, 
девчоночки.
Запричитали всласть.
Как будто бы 
вся бабья боль 
России 
в девчонках этих 
вдруг отозвалась.
Кружилось небо – 
снежное, 
рябое.
Был ветер 
обжигающе горяч.
Былинный плач 
висел над полем боя, 
он был слышней разрывов, 
этот плач!
Ему – 
протяжному – 
земля внимала, 
остановясь на смертном рубеже.
- Ой, мамочка!..
- Ой, страшно мне!..
- Ой, мама!.. – 
И снова:
- Батарея-а-а! – 
И уже 
пред ними, 
посреди земного шара, 
левее безымянного бугра 
горели 
неправдоподобно жарко 
четыре чёрных 
танковых костра.
Раскатывалось эхо над полями, 
бой медленною кровью истекал…
Зенитчицы кричали 
и стреляли, 
размазывая слёзы по щекам.
И падали.
И поднимались снова.
Впервые защищая наяву 
и честь свою 
(в буквальном смысле слова!).
И Родину.
И маму.
И Москву.
Весенние пружинящие ветки.
Торжественность 
венчального стола.
Неслышанное:
«Ты моя – навеки!..»
Несказанное:
«Я тебя ждала…»
И губы мужа.
И его ладони.
Смешное бормотание
во сне.
И то, чтоб закричать 
в родильном 
доме:
«Ой, мамочка!
Ой, мама, страшно мне!!»
И ласточку.
И дождик над Арбатом.
И ощущенье 
полной тишины…
…Пришло к ним это после.
В сорок пятом.
Конечно, к тем, 
кто сам пришёл 
с войны.


Слово учителя: Главным героем своего рассказа Михаила Шолохова «Судьба человека» является военнопленный Андрей Соколов. Его достойное поведение перед немецкими офицерами заслуживает восхищения. В одной из английских газет было написано: «Если вы хотите знать, почему русские победили гитлеровскую Германию, посмотрите фильм «Судьба человека».


Отрывок из кинофильма режиссёра С.Бондарчука «Судьба человека».


Слово учителя: Многие художники слова шли трудными дорогами войны. Поэт-фронтовик К.Симонов в своих стихах показал душевную боль русского солдата при виде сожженных деревень, расстрелянных женщин, детей, стариков.


Звучит стихотворение К.Симонова «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины…»

Ученики:

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди,

Как слезы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали:- Господь вас спаси!-
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой Руси.

Слезами измеренный чаще, чем верстами,
Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся Россия сошлась,

Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в бога не верящих внуков своих.

Ученик:

Ты знаешь, наверное, все-таки Родина -
Не дом городской, где я празднично жил,
А эти проселки, что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.

Не знаю, как ты, а меня с деревенскою
Дорожной тоской от села до села,
Со вдовьей слезою и с песнею женскою
Впервые война на проселках свела.

Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,
По мертвому плачущий девичий крик,
Седая старуха в салопчике плисовом,
Весь в белом, как на смерть одетый, старик.

Ну что им сказать, чем утешить могли мы их?
Но, горе поняв своим бабьим чутьем,
Ты помнишь, старуха сказала:- Родимые,
Покуда идите, мы вас подождем.

Ученик:

"Мы вас подождем!"- говорили нам пажити.
"Мы вас подождем!"- говорили леса.
Ты знаешь, Алеша, ночами мне кажется,
Что следом за мной их идут голоса.

По русским обычаям, только пожарища
На русской земле раскидав позади,
На наших глазах умирали товарищи,
По-русски рубаху рванув на груди.

Нас пули с тобою пока еще милуют.
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За горькую землю, где я родился,

За то, что на ней умереть мне завещано,
Что русская мать нас на свет родила,
Что, в бой провожая нас, русская женщина
По-русски три раза меня обняла. 


Слово учителя: Есть боль соучастника и есть боль соотечественника. Человеку, чьё Отечество перенесло то, что выпало на долю нашей страны, нет нужды заимствовать чужую боль, потому что она принадлежит всем и передаётся из поколения в поколение, равно как и гордость за одержанную победу…


Звучит стихотворение С.Викулова «Когда в последний раз мы разрядили…»

Учитель:

Когда в последний раз мы разрядили

стволы всех наших грозных батарей,

мир замер, ахнув: «Всё же победили!»

В том миг он озадачен был скорей,

чем изумлён: великую загадку

явил собой наш воин! Где ответ?

А он, устав смертельно, сбросил скатку,

спиной к рейхстагу сел, достал кисет

и, угощая тех, что подходили,

махрой, как будто дома у крыльца,

сказал негромко: «Вот и победили!» -

И не добавил больше ни словца.

И тот кто ясно слышал эту фразу,

уж ни о чём и через много лет

не спрашивал нас более ни разу –

Она дала ему на всё ответ.


Слово учителя: Великий русский педагог Ушинский так говорил о Родине: «Наше Отечество, наша родина – Матушка – Россия. Отечеством мы зовёт Россию потому, что в ней жили испокон веку отцы и деды наши. Родиной мы зовём её потому, что в ней мы родились, в ней говорят родным нам языком и всё в ней для нас родное, а матерью – потому, что она вскормила нас своим хлебом, вспоила своими водами, выучила своему языку, как мать, защищает и бережёт нас от всяких врагов».


Звучит стихотворение К.Симонова «Родина».

Ученик:

РОДИНА

Касаясь трех великих океанов,

Она лежит, раскинув города,

Покрыта сеткою меридианов,

Непобедима, широка, горда.


Но в час, когда последняя граната

Уже занесена в твоей руке

И в краткий миг припомнить разом надо

Все, что у нас осталось вдалеке,


Ты вспоминаешь не страну большую,

Какую ты изъездил и узнал,

Ты вспоминаешь родину - такую,

Какой ее ты в детстве увидал.


Клочок земли, припавший к трем березам,

Далекую дорогу за леском,

Речонку со скрипучим перевозом,

Песчаный берег с низким ивняком.


Вот где нам посчастливилось родиться,

Где на всю жизнь, до смерти, мы нашли

Ту горсть земли, которая годится,

Чтоб видеть в ней приметы всей земли.


Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы,

Да, можно голодать и холодать,

Идти на смерть... Но эти три березы

При жизни никому нельзя отдать.


Звучит стихотворение «Моя страна сиреневых рассветов…».

Ученик:

Моя страна сиреневых рассветов,

Расписанная в солнечный узор,

В её глазах, как молодость столетий,

Весёлый плеск ромашковых озёр.


Я узнаю Россию в первом снеге:

В нём грусть осенней песни журавлей.

Она звенит в хлебах, глядящих в небо

С ладоней добрых трудовых полей.


И сколько бы дорог ни исходила,

К другой стране не тянется мечта.

Моя неотразимая Россия!

И сердца боль, и песни высота!


Звучит песня (с презентацией): «Родимая земля» (стихи Р.Рождественского, музыка Г.Мовсесяна)



57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Краткое описание документа:

МБОУ-СОШ №8

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Понятие русской души.

Родина

 

 

 

Подготовила

учитель русского языка

и литературы

Губенок В.И.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Клинцы 2013

Тема:                                               Понятие русской души. Родина

Тип урока: сообщение новых знаний.

Цель: а) образовательная: раскрыть понятия русской души, Родины;

            б) воспитательная: воспитывать интерес учащихся к историческому прошлому своей Родины;

            в) развивающая: развивать умение слушать учителя, активизировать мыслительную деятельность   

            учащихся и развивать их речь, умение выступать перед аудиторией, выразительно наизусть читать 

            прозаические и стихотворные тексты.

Оборудование урока: Презентация; иллюстрации, рассказывающие об историческом прошлом России; проектор; компьютер.

Учащиеся должны знать: основные события исторического прошлого России, стихотворения Е.Евтушенко, К.Симонова, Р.Рождественского, В.Динабургского.

Учащиеся должны уметь: слушать учителя; выступать перед аудиторией; выразительно читать прозаические и стихотворные тексты.

Ход урока

I.                   Оргмомент: а) сообщение темы и цели урока.

II.                Этап подготовки учащихся к активному сознательному усвоению знаний.

 

Звучит песня (вместе с презентацией): «Ты припомни Россия…» (стихи М.Анчарова, музыка И.Катаева)

Слово учителя:    Время и человек,

                                История и человек…

Ещё А.С.Пушкин, с присущей ему проницательностью мысли, заметил, что эмоциональная память народа глубже и обширнее памяти исторической. И, очевидно, поэтому, вспоминая родную землю, землю детства и юности, давшую счастье жизни, счастье борьбы и познания, человек не может оставаться спокойным, и душа его охвачена тягой возвращения к своим истокам; в нём как бы оживают смутные голоса ушедших веков и поколений, и, чем сильнее этот зов, тем прочнее связи человека с родной землёй, с прошлым, настоящим и грядущим – с тем, что принято определять коротким и необычайно ёмким по смыслу словом Родина. История Российского государства отмечена и победоносными вехами, и смутными временами, но всегда русского человека спасала вера. Он обращался за помощью ко Всевышнему и всегда находил спасение.

В 2014 году мы отмечаем 700-летие со дня рождения преподобного Сергия Радонежского. Эта дата имеет особое значение как для основанной им Троице-Сергиевой лавры и Сергиева Посада, так и для России в целом.

По слову русского историка В.О.Ключевского, «при имени преподобного Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое... Творя память преподобного Сергия, мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, завещанный нам великими строителями нашего нравственного порядка».
Преподобный и богоносный отец наш Сергий родился в селе Варницы Ростовской области от благоверных родителей Кирилла и Марии, и был наречен при рождении Варфоломеем. На месте рождения Преподобного воздвигнут Троице-Сергиев Варницкий монастырь, отстроенный и благоукрашенный...

Звучит отрывок из поэмы Евгения Евтушенко «Непрядва».

Ученик:

Шёл мужик с дитём

                  по полю белоснежному.

К чудотворцу шёл он -

                      к старцу Радонежскому.

Семь ночей кричал младенец

                           тонко-тонко,

криком раненного в небе лебедёнка.

Но стрела в нём не торчала ниоткуда.

Осталось ждать единственного -

                               чуда.

Обвивая монастырь,

                   светивший издали,

выла вьюга,

            будто вновь камчи посвистывали.

А младенец замолчал,

                     почти не вздрагивал,

и отец

       его от страха

                     даже встряхивал.

Но когда он постучался в двери к Сергию,

у младенца перестало биться

                            сердце,

и сказал мужик убито и устало:

«Чудотворец,

             твоё чудо опоздало...»

И ушёл мужик

             тесать для гроба досточки,

и под вьюгу вспоминал

                      о тёплом дождичке.

Но когда принёс он гроб,

                         увидел старца,

а в клобук

           живой младенец опростался.

Получилось это как-то так,

                           нечаянно,

и, по-видимому,

                старца не печалило.

Возопил мужик,

               едва пришедший в чувство,

гроб роняя,

            на колени рухнув:

                              «Чудо!»

И ответил Сергий:

                  «Успокойся.

Подсушись -

            ты взмокший, как с покоса.

Вишь -

       в клобук наделал твой пострел.

Я не воскресил его -

                     согрел».

Ученик:

И когда Димитрий -

                   князь московский -

прискакал однажды в монастырь:

«Погоди стругать для гроба доски!» -

старец его притчей угостил.

«Князь,

        мне не по нраву жить в притворстве.

За укор меня ты не взыщи:

что ты в келье ищешь чудотворца?

В зеркале ты тоже не ищи.

Поищи среди простого люда,

в тех,

       кто в босоте не виноват.

Только дайте сотворить им чудо.

Только не мешайте...

                     Сотворят.

Воскресенья хочешь для Руси?

Обогрей

        и этим воскреси».

И вздохнул Димитрий,

                     князь московский,

сам ещё не зная, что Донской,

будто бы расстался он со скользкой,

гробовой навязанной доской.

«Ты скажи мне,

               преподобный отче,

а не устрашатся ли в бою

отроков,

         ещё незрелых,

                       очи,

видя смерть -

              чужую и свою?

Я их прозываю

              «небывальцы» -

тех, кто не бывали на войне.

На мечах не разожмут ли пальцы?

Усидят ли в битве на коне?»

Сергий сделал знак ему:

                        ни звука! -

и, оставив князя за столом,

сразу он два красных чьих-то уха

дверью прищемил -

                  и поделом.

И за эти грешные их уши

в келию двух иноков он ввёл.

«Надо не подслушивать,

                       а слушать...

Вот и «небывальцев» я нашёл.

Ну-ка,

       инок старший,

                     оклемайся!

Ну-ка, расскажи нам, Пересвет:

очень тебе нравится мамайство?»

Засопел детина:

                «Вовсе нет». -

«А убить Мамая смог бы?» -

                           «Смог бы». -

«Как же «не убий»?» -

                      «Да, растуды». -

«Видишь, князь,

                у монастырской смоквы

выросли шеломы,

                как плоды».

Сергий,

        Пересвету не переча,

подошёл к другому силачу:

«Ты хоть раз бывал,

                    Ослябя,

                            в сече?» -

«Нет». -

         «А хочешь?» -

                       «Ещё как хочу!»

Сергий у окошка на мгновенье

вслушался в какой-то дальний гуд:

«Что ж,

        придётся дать благословенье.

Не благословишь -

                  так ведь сбегут».

Он всплакнул,

              но лишь украдкой -

                                 малость.

«Ну, Добрыни,

              с богом на врагов!

Жаль, мечей для вас не завалялось.

Дам двух монастырских битюгов».

Мчался князь,

              и ветер набивался

в сердце,

          под стальную чешую,

а за ним скакали «небывальцы»,

в битву небывалую свою.

И с крестов церквей слетали птицы,

видя в юных витязную стать,

и кресты хотели расщепиться,

чтоб для них двумя мечами стать.

И молились чудотворцы всюду,

ничего не зная наперёд,

одному-единственному чуду

с именем единственным -

                                     народ.

 

Слово учителя: «В русском человеке есть черта: в трудные минуты жизни, в тяжёлые годины легко отрешаться от всего привычного, чем жил изо дня в день. Был человек – так себе, потребовали от него быть героем – герой… А как же может быть иначе» А.Н.Толстой.

Мы испытываем гордость от того, что зачинателем и героем Куликовской битвы стал брянский боярин и затем инок Александр Пересвет.

Стихотворение Александра Динабургского «Куликово поле».

Ученик:

...Стал кудлатый туман

опадать на траву,

и росой

заискрился рассвет.

И увидели русичи

скопом орду,

и коня

оседлал Пересвет.

И пошел, и пошел

и безмолвно, и свято,

подминая пожухлый ковыль.

Ты поведай-скажи,

мала речка Непрядва,

про далекую, грозную быль.

Как один на один,

живота не жалея,

Александр Пересвет

перед Русью всея

в поединке с врагом

порешил Челубея

и упал неживым

с боевого коня.

Ты поведай-скажи,

мала речка Непрядва,

как в Дону

заалела от крови волна,

как на поле на том

князь Димитрий

дал клятву

и испил «общу чашу» сполна.

Как потом воронье

разбитно и горласто

налетело

па праздничный пир.

Как заря в небесах

долго-долго не гасла,

стекая с булата

щербатых секир.

И по всей по Руси,

что с надеждой и болью

затаилась в глуши,

и ждала, и ждала,

зашатались, как пьяные, вдруг

колокольни,

заплясали, заплакали

ко-ло-ко-ла...

 

Слово учителя: Красная площадь помнит не только события 20 века, но и дела прошлых веков. Бушевали войны на русской земле. Одна общественная формация сменялась другой. И были у русского народа великие мечты, сбыться которым предстояло только тогда, когда сам он станет свободным. Одной такой мечтой была мечта летать… Они видели улетавших на юг птиц и мечтали взлететь сами… Но сколько препятствий было на их пути?! Алексей Толстой в романе «Пётр I» рассказывает о кузнеце Кузьме Жёмове, который смастерил крылья и хотел взлететь. Простой человек, холоп был уверен в том, что сможет подняться в небо. Его мечте не суждено было сбыться. Не пройдёт и двух столетий, как родятся в России её сыновья, построят свои крылья – ракеты и первыми откроют дорогу человечеству в космос.

 

Звучик отрывок из поэмы Роберта Рождественского «210 шагов».

Учитель:

ИСТОРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ О КРЫЛЬЯХ

Мужичонка-лиходей -

                    рожа варежкой -

дня двадцатого апреля

                      года давнего

закричал вовсю

               в Кремле,

                         на Ивановской,

дескать,

"Дело у него Государево!!."

Кто таков?

Почто вопит?

Во что верует?

Отчего в глаза стрельцам

                         глядит без робости?

Вор - не вор,

              однако кто его ведает...

А за крик

держи ответ

            по всей строгости!..

Мужичка того

             недремлющая стража взяла.

На расспросе

объявил этот странный тать,

что клянётся смастерить

                        два великих крыла

и на оных,

           аки птица,

будет в небе летать...

Подземелье.

Стол дубовый.

И стена

        на три крюка.

По стене плывут, качаясь,

                          тени страшные.

Сам боярин Троекуров

                     у смутьяна-мужика,

бородою тряся,

грозно спрашивали:

- Что творишь, холоп?..

- Не худое творю...

- Значит, хочешь взлететь?..

- Даже очень хочу...

- Аки птица, говоришь?..

- Аки птица, говорю...

- Ну а как не взлетишь?..

- Непременно взлечу!..

...Был расспрашиван бахвал

                           строгим способом,

шли от засветло расспросы

                          и до затемно.

Дыбой гнули мужика,

а он упорствовал:

«Обязательно взлечу!..

Обязательно!!.»

Вдруг и взаправду полетит

                          мозгля крамольная?!

Вдруг понравится царю

                      потеха знатная?!.

Призадумались боярин

и промолвили:

- Ладно!

Что тебе, холоп,

                 к работе

                          надобно?

...Дали всё, что просил

                        для крылатых дел:

два куска холста,

                  драгоценной слюды,

прутьев ивовых,

                на неделю еды.

(И подьячего,

чтоб смотрел-глядел...)

Необычное

          мужичок мастерил,

вострым ножиком

                он холсты кромсал,

из белужьих жабр

                 хитрый клей варил,

прутья ивовые

              в три ряда вязал.

От рассветной зари

                   до тёмных небес

Он работал и

             не печалился.

Он старался - чёрт,

                    он смеялся - бес:

«Получается!..

Ой получается!!.»

Слух прошёл по Москве:

«Лихие дела!..

Мужичонка...

             да чтоб мне с места не встать!..

Завтра в полдень, слышь? -

                           два великих крыла...

На Ивановской...

                 аки птица летать...»

- Что творишь, холоп?..

- Не худое творю...

- Значит, хочешь взлететь?..

- Даже очень хочу...

- Аки птица, говоришь?..

- Аки птица, говорю...

- Ну а как не взлетишь?..

- Непременно взлечу!..

...Мужичонка-лиходей -

                       рожа варежкою, -

появившись из ворот

                    скособоченных,

дня тридцатого апреля

                      на Ивановскую

вышел-вынес

            два крыла перепончатых!

Были крылья угловатыми

                       и мощными,

распахнулись –

всех зажмуриться

заставили.

Были тоненькими очень -

                        да не морщили.

Были словно ледяными -

                       да не таяли.

Отливали эти крылья

                    сияющие

то ли - кровушкою,

                   то ли - пожарами...

Сам боярин Троекуров

со товарищами

поглазеть на это чудо

                      пожаловали...

Крыльев радужных таких

                       земля не видела.

И надел их мужик,

                  слегка важничая.

Вся Ивановская площадь

                       шеи

                           вытянула,

приготовилася ахнуть

                     вся Ивановская!..

Вот он крыльями взмахнул,

                          сделал первый шаг.

Вот он чаще замахал,

                     от усердья взмок.

Вот на цыпочки встал, -

                        да не взлеталось никак!

Вот он щёки надул, -

                     а взлететь не мог!..

Он и плакал,

             и молился,

                        и два раза отдыхал,

закатив глаза,

               подпрыгивал по-заячьи.

Он поохивал,

             присвистывал,

                           он крыльями махал

и ногами семенил,

как в присядочке.

По земле стучали крылья,

                         крест болтался на груди.

Обдавала пыль

              вельможного боярина.

Мужику уже кричали:

«Ну чего же ты?

                Лети!

Обещался, так взлетай,

                       окаянина!..»

А когда он завопил:

                    «Да где ж ты, господи?!.»

и купца задел крылом,

                      пробегаючи,

вся Ивановская площадь

                       взвыла

                              в хохоте,

так, что брызнули с крестов

стаи галочьи!..

А мужик упал на землю,

                       как подрезали.

И не слышал он

               ни хохота,

                          ни карканья...

Сам

боярин Троекуров

                 не побрезговали:

подошли к мужичку

и в личность

             харкнули.

И сказали так боярин:

«Будя!

Досыта

посмеялись...

              А теперь давай похмуримся...

Батогами его!

Но чтоб -

          не дo смерти...

Чтоб денёчка два пожил

                       да помучился...»

Ой, взлетели батоги

                    посреди весны!

Вился каждый батожок

                     в небе

                            пташкою...

И оттудова -

да поперёк спины!

Поперёк спины -

                да всё с оттяжкою!

Чтобы думал -

         &

Автор
Дата добавления 12.04.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров247
Номер материала 481636
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх