Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Классному руководителю / Другие методич. материалы / Партизаны Нефтегорска

Партизаны Нефтегорска

  • Классному руководителю

Поделитесь материалом с коллегами:

17


Оглавление.



Введение………………………………………………………………………2


Глава 1. Создание партизанского отряда.


  1. Нефтегорск перед оккупацией немцами…………………………………3

  2. Утро 15 августа 1942 года…………………………………………………5

  3. Формирование партизанских групп и взводов отряда имени Щорса…7

  4. Начало работы групп………………………………………………………7

  5. Второй взвод отряда имени Щорса……………………………………...10


Глава 2. Выход партизан из немецкого тыла.


  1. Наступление немцев, разгром партизанских баз……………………….11

  2. Переход линии фронта……………………………………………………13


Заключение……………………………………………………………………...16



















Введение.

IMG_1360


На территории Апшеронского района в годы Великой Отечественной войны действовало четыре партизанских отряда: имени Щорса, имени Кирова, Железняка, Гастелло. Апшеронский район был оккупирован немцами в период с 15 августа 1942 года по 26 января 1943 года. В данной работе рассказывается об одном из партизанских отрядов – имени Щорса.

В период, когда Нефтегорский отряд имени Щорса вёл борьбу против гитлеровских захватчиков, посёлок Нефтегорск и его юго-восточные, южные и юго-западные границы являлись территорией передовых частей немецких войск. Нефтегорск, Нефтяная, Кубано-Армянский, Самурская и Черниговский были буквально переполнены немцами, в силу чего партизанам отряда имени Щорса, которые действовали на территории указанных населённых пунктов, приходилось в очень трудных сложных условиях выполнять поставленные задачи.

За партизанами охотились немцы, полиция, шпионы, предатели. Фашисты в места нахождения партизан посылали воинские подразделения, полицейские отряды, часто организовывали наземный и воздушный обстрел партизанских мест. Несмотря ни на какие трудности, партизаны своими действиями приносили врагам страх, наводили панику, заставляли немецкое командование отвлекать определённое количество войск на истребление партизан.

В данной работе также рассказывается, как нефтяники и жители посёлка Нефтегорска работали и защищали свою маленькую Родину от фашистов, несмотря на то, что многие ушли в Советскую армию, а некоторые выехали в Восточные районы страны, чтобы там добывать нефть для нужд народного хозяйства и фронта.

Целью данной работы является – рассказать о тех, кто не боялся ни холода, ни голода, ни смерти, а до конца был стойким, находясь в партизанском отряде, вёл борьбу с немецким фашизмом. Данная работа составлена на основе воспоминаний командира группы разведки Первого Нефтегорского отряда имени Щорса Рыжих Митрофана Давыдовича.

IMG_1376


Во многих местах: у Вечных огней, памятников боевой и трудовой славы мы читаем слова: «Никто не забыт, ничто не забыто». Эти слова побуждают нас вспомнить ратные боевые и трудовые подвиги советских людей в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов, кто на фронтах с оружием в руках не считаясь с жизнью, боролся с немецкими захватчиками, а также тех, кто работал в тылу, не жалея сил.


Нефтегорск перед оккупацией немцами.

Шёл второй год, как шла ожесточённая война Советского народа с фашистами, вероломно напавшими на нашу страну. Работая на нефтяных промыслах, нефтегорцы, как и все Советские люди, старались лучше работать, как можно больше добывать нефти, тем самым внося свой вклад в общее дело защиты Родины. Рабочие – нефтяники, население посёлка с первых дней войны оказывали большую помощь фронту путём сбора денежных средств на постройку и приобретение танков и самолётов, сбора и отправки подарков солдатам на фронт. Посылки отправлялись с тёплой одеждой, фруктами, салом, конфетами, табаком и т.д. В этом большом благородном деле особенно активное участие принимали коммунисты, депутаты: Садовая Анна Алексеевна (зам. пред.пос. Совета), Федорцова Надежда Ниловна (пред.женсовета), Шкуратова М.И., Дмаховская Ч.И., Вартеросьянц Н.И., председатели квартальных комитетов Шушкова М.М., Шамшудинова С.Н., Разумовская Мария, Возная В.П., Зигаленко и многие другие.

Нефтегорск жил кипучей производственной и общественной работой. Жители посёлка не думали о том, чтобы немцы вдруг появились в Нефтегорске. Однако враг двигался вперёд на Восток. Он занял Ростов-на-Дону. Перед нефтяниками стала задача – демонтировать и вывезти нефтяное оборудование, не дать врагу возможности воспользоваться нефтью. На помощь нефтяникам пришло население посёлка. Начались работы по демонтажу. И вот радостное сообщение: Ростов заняли Советские войска. Нефтяники немедленно принялись восстанавливать свои промыслы. Нефтегорск вновь дал горючее Родине.

Летом 1942 года вражеские войска, сконцентрировав свои силы на юге нашей страны, снова стали двигаться на Восток и к побережью Чёрного моря. Их интересовала и майкопская нефть. Перед нефтяниками вновь встала задача – ликвидировать промыслы, демонтировать основное нефтяное оборудование и вывезти его в глубь страны – на Восток. Многие нефтяники находились на фронте, рабочих не хватало. На мероприятия по ликвидации промыслов призывалось всё население посёлка. Создавались отряды и бригады из женщин и подростков. Женщины и подростки выполняли земляные и другие работы, делали глиняные шарики и забивали ими нефтяные скважины. Работа проводилась днём и ночью. Большую организаторскую работу проводили парторг ЦК Волобуев В.Н., секретарь парткома Тукнеев И.Х., директор конторы изоляции Шумриков М.В., коммунисты: Равилов, Рудь Т.И., Садовая, Вартеросьянц, Гусев Н.С., Озеров В.Д. и уполномоченный наркомата Кипсарь. Кроме этого много нефтегорцев работало на оборонительных сооружениях. Они строили рвы, каналы, доты и дзоты в районе Новороссийск – Туапсе. Фашистские захватчики всё ближе и ближе подходили к нефтяным промыслам. Они перешли реки Кубань и Белую, захватили Майкоп и Апшеронск, подошли к Нефтегорску. Слышны винтовочные и автоматные выстрелы, слышен гул автомашин, танков мотоциклов. Над промыслами и посёлком в воздухе бороздили немецкие самолёты. В одиночку и небольшими группами отходили в горы Советские воины. Ночью 14 августа 1942 года стало ясно, что утром 15 августа немцы войдут в Нефтегорск. Надо было успеть взорвать резервуары, наполненные нефтью в районах Четырнадцатого участка и Ходиной балки. Связь с Хадыженском (он в то время был районным центром), была прервана. Уходившие в горы жители заходили и сообщали, что немцы уже на седьмом километре и на вторых Хопрах – это окраины посёлка. Многие жители посёлка, кто на подводах, кто пешком, следом за отступающими частями советских войск, уходили в горы и уходили и те, из которых формировался Первый Нефтегорский партизанский отряд имени Щорса.


Утро 15 августа 1942 года.

Ночь с 14 на 15 августа для нефтегорцев была самой неприятной и огорчающей. Утром через первые Хопры, улицу Комсомольскую 512-ый и 14 участки прошли в сторону Горного Луча и станицы Самурской последние кавалерийские части казачьего корпуса Кириченко. Оставив посёлок, Советские войска отошли в горы. Оставшиеся жители «ждали» захода немцев. Вечером 14 августа ушёл из Нефтегорска через Кавказский перевал и уполномоченный министерства (наркомата) нефтяной промышленности тов. Кипсарь. Взорвать и поджечь нефтяные хранилища выпало на долю парторга ЦК КПСС при «Апшероннефти» Волобуеву В.Н., председателю поселкового совета Рыжих М.Д. и уполномоченному НКВД Клименко Н.В.

На рассвете 15 августа они втроём на лошадях объехали нефтяные хранилища нефтекачки и путём взрыва и поджогов уничтожили их. Немцам не удалось воспользоваться нефтью, добытой нефтяниками. Отъезжая от хранилищ, они наблюдали, как их охватывало сильным огненным пламенем, а посёлок с востока и севера всё больше и больше окутывало густым чёрным дымом. Казалось, произошло извержение вулкана, выбросившего огненную лаву, которая нагоняла страх на оккупантов. Горько было смотреть на это горящее зарево, но партизаны были рады, что им удалось уничтожить нефтяные запасы в самый критический момент. Как только раздались взрывы и запылали нефтяные резервуары, тотчас же немцы, находившиеся на окраинах посёлка, причём вблизи случившегося, открыли миномётный и пулемётный огонь, а в воздухе появились их самолёты. Уходя от немецкого обстрела, партизаны произносили:

«Спали немцы рядом с нефтяными баками.

И во сне им снились нефтяные лакомы.

Разбудили немцев взрыв, огонь и дым,

Не достались гадам ни нефть, ни бензин».

C:\Users\Ольга\Desktop\музей ВОв\IMG_1379.JPG

Выполнив первую задачу, партизаны должны были возвратиться в Совет, где находился начальник ОРС – а «Апшероннефть» Гусев Н.Ч. с большой суммой денег, собранных с магазинов и столовых. Гусева с деньгами мы должны были доставить в отряд имени Щорса. Немцы уже вышли со стороны Апшеронска на центральную улицу посёлка – Советскую, со стороны станицы Ширванской. Фашисты заняли восточный и юго-восточный районы посёлка, а со стороны станицы Нефтяной зашли на Берёзки, юго-западную часть посёлка. Поэтому партизанам пришлось выезжать из Нефтегорска, уже оккупированного немцами. Пересекая дорогу, ведущую из Нефтяной в Нефтегорск, они впервые увидели боевой марш немцев. По дороге, которую им необходимо было переехать, шла группа немецких автоматчиков. Немцы шли с засученными рукавами и то и дело открывали автоматный огонь. Они стреляли вперёд и по сторонам. Уполномоченный НКВД Клименко отправился через горы в город Сочи, в соответствии с указанием краевого управления. Рыжих, Волобуев и Гусев к концу дня 15 августа прибыли в развилку Правой и Левой Тухи – это в пяти километрах южнее станицы Нефтяной, где формировался Первый Нефтегорский партизанский отряд имени Щорса.



Формирование партизанских групп и взводов

отряда имени Щорса.

18 августа 1942 года был сформирован Первый Нефтегорский партизанский отряд имени Щорса, который состоял из четырёх взводов и двух групп. Взводы должны были контролировать дороги, идущие к передовым позициям советских войск, расположенных у подножия Кавказского перевала в посёлках Нижние Тубы, Котловине, Гунайке, Пшиш, бывшего Армянского района. В функции групп входило: разведка, связь с населением, распространение районной газеты «Вышка», которая выпускалась редакцией штаба партизанских отрядов Нефтегорского куста. Одной из таких групп была группа, которую возглавлял Рыжих Митрофан Давыдович, в которую входили, кроме него: Чайка Борис и Волобуев Василий.


Начало работы группы.

20 августа 1942 года эта группа, снабжённая 50 экземплярами газеты «Вышка» отправилась в Нефтегорск. До Нефтегорска расстояние было не более 15 км, но проходить надо было через только что созданную немецкую линию фронта. Появление партизан в Нефтегоске было небезопасным. Но они надеялись на односельчан, да и немцы ещё не успевали создать свои органы поселковой власти, у них ещё не было местной полиции. Подойдя к Нефтегорску, в районе второго отвода, Волобуев и Чайка к жителям не ходили, ходил один Рыжих. Посетив Захарченко и Романенко, он вручил им большую часть газет и просил их разбросать газеты по улицам посёлка, оставшиеся газеты, выходя из посёлка, он разбросал по улицам Клубной и Физкультурной. Должен заметить, что уже в первые дни немецкой оккупации посёлка, находились люди, которые не признавали Рыжих за своего. Следуя к Захарченко, он встретил некую Дусю, которая работала уборщицей в одном из магазинов и хорошо знала его, но когда он обратился к ней с просьбой помочь ему распространить газеты, то она ответила буквально такими словами: «Я вас не знаю и прошу со мной не разговаривать».

На второй день партизаны прибыли в отряд. Эта группа была пополнена ещё двумя партизанами: Вдовенко Николаем и Циркуновым, имя которого осталось неизвестным.

22 августа 1942 года группа разведчиков в составе: Рыжих, Чайка, Волобуева, Вдовенко и Циркунова вновь отправились в Нефтегорск. Необходимо было установить связь с населением, распространить 100 экземпляров газеты «Вышка», добыть сведения о концентрации немецких войск, их оснащение и численности. Маршрут группе не устанавливался. В зависимости от обстоятельств группа сама определяла свой маршрут, но примерно, где они должны были проходить и с кем встречаться, отряд командира Верещагина А.В. и его заместителя по разведке Рябинина – знали. Следуя в Нефтегорск, партизаны зашли на хутор Красное Кладбище (Бакинский). В этом хуторе ещё находились части Советской армии, которые совместно с партизанами сдерживали дальнейшее продвижение немцев в горы к Кавказскому перевалу. Немцы к этому времени заняли дом лесника неподалёку от хутора Красное кладбище. Между партизанами и председателем колхоза Устьян Агопом была договорённость, что в случае, если немцы захватят хутор, то он останется на хуторе, будет принимать партизан и оказывать им помощь. Немецкую линию фронта группа должна была перейти в районе хутора Червякова (недалеко от Нефтегорска). Подойдя к Червякову, 23 августа на рассвете, партизаны оказались на линии огня. Шёл бой между советскими и немецкими войсками. После выхода из линии огня не оказалось Циркунова. Вдовенко видел, как Циркунов залёг в яр. После того, как бой закончился и советские войска оставили хутор, Червяков и другие вынуждены были изменить путь своего похода в Нефтегорск, тем более, что на территории, где шёл бой, Циркунова не оказалось ни среди живых, ни среди мёртвых. Свёрток газет, находившийся у Циркунова, был найден в овраге, партизаны решили, что Циркунов ушёл (дезертировал). Теперь, в целях конспирации, нельзя было идти в те места, куда было намечено, нельзя посещать тех жителей, с которыми должна быть установлена связь с целью распространения газет. Таким образом, явки на 14-й участок, 3-ий отвод, 512-й участок и Хопры к гражданам Варивода, Осечкину, Журавлёву, Курдановой не состоялись. Перед партизанами появилось большое затруднение. Им удалось пройти на участок Берёзки и связаться с двумя жителями: Осиповым (бывшим завхозом школы) и Шушковой Марией (бывшей квартальной), которым были переданы часть газет, остальные газеты партизаны разбросали по улицам и дорогам, соединяющие участки посёлка (Нефтегорск кроме улиц имел участки, которые располагались друг от друга несколькими десятков и сотен метров). К великому сожалению (забегая вперёд), Шушкова Мария погибла от рук палачей – она была расстреляна за связь с партизанами. Несмотря на создавшиеся трудные условия, разведчикам удалось получить некоторые данные о примерном количестве и родах немецких войск, расположенных в Нефтегорске, о том, что немцы на 2-ом этаже детских яслей разместили лошадей. Да, как ни странно, но именно лошадей, в больнице организовали госпиталь и т.д. Обратный путь из Нефтегорска в отряд для партизан был спокойным, если не считать, что одну из ночей вблизи немецкой передовой, им пришлось всю ночь простоять под проливным дождём.

Третий поход в Нефтегорск был осуществлён Рыжих, Волобуевым и Чайка. На этот раз они посетили станицу Нефтяную и установили связь с Куликовым. Он информировал разведчиков о положении дел в станице. Также сообщил, что атаманом является Мазеев, бывший ездовой пекарни. Двое братьев Кияницыных Иван и Николай, Закоблуков, Гриценко и другие работали в полиции. Через два дня партизаны побывали в Нефтегорске у граждан Захарченко, Романенко и Булавинцевой. Рыжих ходил к Захарченко и Романенко, Волобуев к Булавинцевой. Чайка ожидал их в лесу в условленном месте. Захарченко жил в своём домике ниже клуба «Октябрь», самый крайний в лесу по улице Физкультурной. Подойдя по зарослям кустарника к изгороди усадьбы Захарченко, Рыжих долго сидел за изгородью в ожидании, когда кто-нибудь из их семьи выйдет на улицу. Когда он сидел в этой засаде, из дома вышли 2 немца и направились по огороду в его сторону. Остановились невдалеке, у одного из них в руках была газета и похоже, что он её читал; у второго - какая-то бумага. Они о чём-то по-немецки поговорили и ушли в дом. В дом и из дома по улице Физкультурной немцы несколько раз проходили, Рыжих их было хорошо видно. Примерно часа через 3-4, наконец, на улицу вышел Захарченко, Рыжих приподнялся и позвал его, он подошёл к изгороди. Поздоровались. Тот был рад встрече, хотя не было объятий и рукопожатий. Разговаривая с Рыжих, Захарченко всё время копался с изгородью, как бы ремонтируя её. От Захарченко партизан прошёл по-над огородами к дому Романенко, которая жила по другую сторону клуба «Октябрь». Романенко не пришлось ждать долго. Ждал Рыжих её также в конце усадьбы за изгородью. Она, как с ней ранее было условлено, пришла с топором и верёвкой за дровами. С Романенко он разговаривал сидя, так как изгородь низкая – далеко видно, могли заметить. Романенко, разговаривая с Рыжих, всё время брала из завала изгороди мелкие дрова, рубила их и складывала на протянутую верёвку.

Волобуев в это время посетил квартиру Булавинцевой, но как он рассказал, думал, что попадётся в лапы немцев. Вначале он также ждал её в конце усадьбы, но не дождался и решил идти в дом по уличке, идущей параллельно её усадьбе. В квартире Булавинцевой были немцы, когда зашёл Волобуев, Булавинцева назвала его своим братом. Один из немцев сказал: «Похож, хорош». Долго пришлось Волобуеву сидеть у Булавинцевой, чтобы выбрать момент для ухода. Он у неё рубил дрова и носил их в сарай и обедал. На этот раз партизанами было установлено, что бургомистром Нефтегорска является Новалло. Митусов, Черкашин являются полицаями, Артёмов, Кимолтынов и др. стали восстанавливать нефтяную скважину в районе Нового Городка (на Павловой Горе). 50 экземпляров газеты «Вышка», уходя из Нефтегорска, партизаны сами разбросали по улице Нефтяной и дороге, идущей с Нового Городка на Берёзки и на хутор Аваков. На обратном пути они в двух местах перерезали телефонную связь, соединяющую немецкий тыл с передовой линией фронта.


Второй взвод отряда имени Щорса.

В конце второй половины сентября 1942 года в связи с создавшимся трудным положением немцы готовились к наступлению. Группа разведки была расформирована по взводам. Рыжих был назначен командиром второго взвода, в обязанность которого входило: контроль дороги, идущей из станицы Нефтяной на хутор Красное Кладбище, где была передовая линия фронта. Во втором взводе было всего 25 человек. Первое время несколько дней второй взвод был занят переноской и перевозкой продовольствия с базы, расположенной недалеко от хутора Красное Кладбище с северо-западной стороны (Гриценкова шишка), на юго-запад от хутора (в Котенёву балку), где создавалась новая база. В основном бойцы были заняты переброской продовольствия и охраной прежнего места базы и нового её расположения. Прежнее место базы находилось на территории, занятой немцами, причём вблизи линии фронта. Поэтому переброску продовольствия приходилось производить не только в дневное время, но и в ночное. В выполнении этого ответственного мероприятия особо отличились партизаны: Рудь, Склокин, Смирнов, Курков, Булавинцев и Помелило. В это время бойцов было мало, едва была возможность выделять для контроля дороги по 2-3 человека. Это были посты, которые сообщали о движении немцев и их техники. Иногда этим постам удавалось перерезать линию связи или заминировать дорогу. Каждый раз после такой операции немцы всегда подвергали миномётному и пулемётному обстрелу район, где производилось минирование дороги или порча связи. Через несколько дней взвод получил задание вновь выйти на дорогу Нефтяная – Красное Кладбище, только уже не малой группой, а почти всем взводом и произвести нападение на немцев, идущих на передовую линию с тем, чтобы сорвать своевременную смену солдат на передовой и внести замешательство среди офицеров и солдат.

25 сентября 1942 года партизаны в количестве 17 человек направились в засаду на дорогу в район притока Левой Тухи в Правую Туху. 26 сентября, прибыв на место вечером, они заметили большое количество немцев и их технику. Немцы сосредоточили свои войска и технику на Ткаченковой поляне у стыка рек Правой и Левой Тухи. Партизанами было установлено, что немцы готовятся к наступлению. На поляне группа за группой проходили строем немцы, раздавались команды офицеров. Шла подготовка войск к утреннему наступлению. Кроме маршевых проходов солдат и грозных команд офицеров играли немецкие радиолы. Немецкое командование воодушевляло своих солдат музыкой. Партизаны решили переночевать недалеко от расположения немецких войск, а утром приняться за выполнение задания. Минировать дорогу было нечем, предполагалось произвести обстрел первой идущей группы немцев.


Глава 2. Выход партизан из немецкого тыла.


Наступление немцев. Разгром партизанских баз.


Утром 27 сентября 1942 года партизанам не удалось произвести обстрел немцев на дороге. Рано утром немцы двинули одновременно целыми соединениями, они шли не только по дорогам, но и по партизанским тропам, и, вообще, шли по лесу и балкам безо всяких дорог и троп. Они шли лавою – цепью по направлению партизанских баз и тайников, где хранились продовольствие и боеприпасы партизан. Второй взвод оказался в немецком окружении. Партизаны уже не могли предпринимать боевых операций против наступающих немецких войск и были вынуждены двигаться вслед за немцами к своей базе (стоянке), где находилось три партизана: Павленко, Курков и Смирнов. Немцы шли не сами, их вели предатели нашей Родины. Подойдя к своей стоянке в Котенёву балку, партизаны увидели разгромленную немцами базу, а тот, кто охранял её, при подходе немцев отошли и укрылись в вершине Котенёвой балки в рададе (кавказский кустарник – азалия). Павленко, Курков и Смирнов рассказывали: «Не дойдя метров двести-триста до стоянки, немцы открыли автоматный огонь. Подойдя к стоянке, немцы продолжали стрелять во все стороны и даже вверх. Затем начали бить посуду, а продукты: муку, сахар и соль немцы рассыпали, причём так, что собрать было невозможно». Собравшись у своего пристанища, партизаны сделали натёс на большом дереве и написали:

«Куда вы идёте, незваные гости,

В кавказских горах вы оставите кости».

Немцы продвинулись в горы примерно на 30-35 километров и заняли сёла: Гунайку, Маратуки, Котловину, Пшиш, Шаумян и другие населённые пункты бывшего Армянского района. 6-ой взвод остался в тылу у немцев. Не зная судьбу остальных взводов, партизаны решили пройти по всем местам, где находились партизанские взводы отряда имени Щорса. Пять дней они ходили по партизанским местам, разыскивая товарищей по отряду. На стоянках никого не было, базы были разгромлены. В месте нахождения штаба куста партизанских отрядов северо-восточнее горы Гунай, партизаны обнаружили двух убитых партизан: Прошунина Ф.И. и Омелаева. На седьмой день встретили двух партизан: Грачёва Михаила и Кияница Петра. Кияница впоследствии стал предателем. Он ночью дезертировал, в период, когда партизаны находились между станицей Нефтегорск и хутором Николаенко, тем самым создал им затруднения в осуществлении намеченного пути следования.

После разгрома партизанских баз отряда немцы усиленно разбрасывали по лесу с самолётов листовки, в которых призывали население и партизан выдать командование партизанского отряда, за что обещали вознаграждение, так за командира отряда Верещагина они обещали 10 гектаров земельного надела и 10 тысяч рублей деньгами. Читая такое содержание листовки, партизаны на обратной стороне и на деревьях писали: «Земля у нас есть. Она наша – народная, вам – фрицам – предстоит жизнь голодная». Это были листовки ответные, которые они старались разбросать в местах, где должны были проходить немцы. Не разыскав партизан в определённом месте, они двинулись в глубь вражеского тыла, решив, что отряд должен остаться в тылу врага. В течение двадцати дней партизаны прошли все места, где по предположениям должны быть другие партизаны и не встретились ни с одним. Люди, с которыми пришлось встречаться в окрестностях населённых пунктов – сообщали, что партизан не слышно. Не имея продовольствия, так как все базы отряда были разгромлены, а население не могло оказать партизанам должной помощи питанием в силу того, что в Нефтегорске и других населённых пунктах, прилегающих к нему, колхозов не было, это были чисто рабочие посёлки нефтяных промыслов, они решили выйти из немецкого тыла. К тому же партизаны пришли к выводу, что отряд во время наступления немцев отступил вместе с советскими войсками дальше в горы. Курс ими был взят к Кавказскому перевалу – передовые позиции Советских войск. Нельзя сказать, что им никто не помогал продуктами питания. Вот что у них записано в дневнике: «3 октября 1942 года мы остановились, готовились на ночлег в лесу около Татарской головы, это поляна недалеко от Хадыженска. На поляне мы заметили женщину. Когда я, Рудь и Ольховой подошли к ней, она назвала себя Белецкой Ефимией, и когда мы спросили у неё, нет ли у неё что-либо из продуктов, то она сказала: «Идите за мной, я покажу вам картошку, зарытую под чинаром. Я не могла унести её домой, так как у нас немцы, и я оставила её здесь до весны». Мы взяли ведро картошки, остальную замаскировали». 4 октября, когда партизаны встретили Грачёва, у которого был хлеб, он им сказал, что ему хлеба дала старая женщина по фамилии Белецкая.


Переход линии фронта.

Несмотря на трудности дороги и трудные условия - дождливая осень, отсутствие продовольствии, готовясь к выходу из немецкого тыла, партизаны обошли такие населённые пункты, как Нефтяная, Красная горка, железнодорожную станцию Нефтегорск, Горный Луч, Острый шпиль, Папоротный и другие. В отдельных населённых пунктах им удавалось получить некоторые разведывательные данные о немецких войсках, действиях полиции и т.д. В это время немцы на деревьях и столбах вокруг населённых пунктов на фанерах и дощечках вывешивали объявления, запрещающие населению выходить за пределы населённых пунктов. В них говорилось: «Выход граждан за пределы населённых пунктов без пропуска строго воспрещён». Граждане, оказавшиеся в лесу и на дорогах за пределами населённых пунктов, будут расстреляны». В лесу и на дорогах появилось большое количество листовок, призывающих партизан сдаваться. В них писалось: «Партизаны, оставшиеся в лесу, сдавайтесь немецким властям. Ваше командование – Верещагин, Хомяков, Готьван и Колесников уже сдались, живут в Майкопе и получили земельные наделы. Сдавшиеся партизаны не будут привлекаться, им будет предоставлена работа и оказана материальная помощь». А в других листовках писалось: «Партизаны! Сдавайтесь! Ваше дело безнадёжное, вы погибаете с голоду. Против вас посланы воинские части». На обратной стороне таких листовок партизаны писали: «Тот, кто струсил и стал служить вам, для нас он не товарищ, предатель и хам. Обещания нам ваши не нужны, проклятые фрицы, убирайтесь скорей, гады, за пределы нашей границы». Эти партизанские листовки вывешивались на объявлениях немцев.

В конце октября из участка «Хопры» посёлка Нефтегорск партизаны направились в хутор Горный Луч Апшеронского района, где до оккупации был колхоз, там они хотели достать себе питания. На пути из Нефтегорска к Горному Лучу в группе сильно заболел молодой партизан Грачёв, вести его дальше было невозможно. Он был отправлен в Нефтегорск к матери. Прощаясь с Грачёвым, желая выздоровления и одновременно давая ему наказ, они говорили ему: «Иди, Миша, домой к матери своей, но никогда не забывай своих друзей». Подойдя к хутору Горный Луч, партизаны расположились у забора одной из усадьб, а двух человек Ольхового и Тернового направили в один из домов с целью раздобыть что-либо из продовольствия и узнать о расположении немецких войск и о действии полиции. Произошло то, что и надо было ожидать. В доме, в который зашли партизаны, оказался штаб полиции. Ольховой и Терновой были арестованы, и их должны были отправить в гестапо посёлка Нефтегорска, но благодаря тому, что старший полицейский оказался довоенным другом Ольхового, они были отпущены под расписку, обязывающую их самим прийти в Нефтегорск и сдаться не как партизаны, а как раненые, эвакуированные, и вернувшиеся с гор домой. Сидевшие у забора усадьбы товарищи, уже сами решились идти в тот дом. Все встали, получив команду двигаться вперёд. Только стали идти и тут же увидели, что Ольховой и Терновой вышли из дома и направились по улице к дороге, идущей в Нефтегорск. Партизаны по огородам вышли навстречу Ольховому и Терновому. Встретились они, объяснили, что им нельзя было идти сразу к группе, так как были арестованы немцами и за ними следят. Подробно доложили о случившемся. День был на исходе, продовольствия добыто не было. Партизаны направились к хутору Измайловскому. Вскоре их застала ночь, и они расположились на ночлег. Ночь была особенно тёплая, перед дождём. Спали крепко, но оказалось, что не все спали. Ночью, бросив свои винтовки, ушли Романенко и Терновой. На этот раз партизаны не изменили ранее намеченного плана, как это делалось раньше. Примерно в 7 часов утра они вошли в хутор Измайловский. Немцев на хуторе не было, только один человек преклонных лет показал им дом, где должны быть картофель и кукурузная мука. Действительно, на чердаке они нашли в мешке около 5 кг кукурузной муки. Ребята начали говорить: «Теперь мы живём». Отойдя в сторону от хутора, они развели костёр, испекли кукурузных лавашей, покушали, а затем двинулись в путь в направлении Черниговской с тем, чтобы перейти реку Пшеху, а затем двигаться на Лагонаки, чтобы где-то перейти линию фронта и войти в расположение Советских войск.

Настала ночь. Пошёл сильный дождь. Укрыться от него было негде, да и останавливаться партизаны не решались – их подгоняла мысль, как бы Терновой и Фоменко не предали. Шли они по маршруту напрямую по густым зарослям. Перед рассветом, раздевшись, перешли горную реку Пшеху и оказались на улице станицы Самурской. Деваться было некуда. Во дворах и на улицах возле дворов стояли немецкие подводы и машины, кое-где ходили немецкие солдаты. Когда партизаны выходили из станицы, их встретил неизвестный гражданин, который ничего не спросил, а только сказал: «Прошу вас, не идите дальше по дороге и не заходите в хутор Цеце, там много немцев». Реку Цеце они переходили ниже хутора Цеце, не раздеваясь.

Перейдя реку, подобрав более безопасное место, высушив одежду, они двинулись вперёд к Лагонаки. Идти было очень тяжело. Силы были на исходе. Многие жаловались на головокружение и боли в желудке. Партизан Рудь Т.И. всё чаще и чаще жаловался на ухудшение зрения. Последнее время его вели товарищи по очереди за руку. Теперь партизаны шли только в дневное время, в ночное время идти было невозможно из-за слабости сил и незнания, где передовая линия фронта. Не зная расположения немцев, находясь у линии фронта в состоянии голода и холода, они уже не шли, а кое-как двигались, но двигались вперёд. Шестидневный поход от хутора Измайлова им казался годовым. Они мечтали об одном: как бы скорей добраться к советским воинам.

Нельзя не сказать о том, что предпоследний день похода был счастливым днём. Не имея продовольствия, изнемогая от бессилия, они увидели жайрана - стрелять по нему было поручено Ольховому. Жайран был убит. Все обрадовались добыче. Развели костёр, поджарили мяса. Ели немного, чувствуя, что можно заболеть. На второй день утром послышались выстрелы. Это шла перестрелка между немцами и передовыми частями Советской армии. Теперь курс похода похода был взят на выстрелы.

Выходя на тропу, они заметили на ней идущего человека. Было решено, что это связной и с ним надо обязательно встретиться. Замаскировавшись, подпустили поближе его к себе и увидели, что это немецкий солдат. Партизаны взяли его в плен. Передовая линия немецких войск была пройдена. Пленник доставлен на заставу Советских войск. С заставы направили в штаб дивизии генерала Провалова, находившегося в хуторе Тубы. После беседы с генералом, партизаны, по его приказанию, были накормлены и обогреты, а затем направлены в Лазаревскую. В Лазаревской они были встречены представителем отряда Смольняковым, который и привёл их в местечко Кубыши. Некоторые из партизан тяжело заболели и были отправлены в тыл.


Заключение.

В данной работе описана небольшая часть той помощи, какую оказывали партизаны Советской армии в годы Великой Отечественной войны по изгнанию врагов с нашей земли, но это была огромная поддержка для всего народа.

После освобождения Апшеронского района от фашистов необходимо было налаживать мирную жизнь, восстанавливать разрушенное. Население с радостью и слезами на глазах встречало советских воинов и партизан.

На восстановление школ, больниц, детских садов и поликлиник встали все жители. Создавались бригады для возрождения нефтяных промыслов.

С 1 марта 1943 года начали работать четыре школы, больница, поликлиника, аптека, детский сад, ясли. Не было топлива, отсутствовал транспорт. Учителя, медицинские работники, домашние хозяйки и подростки шли в лес на заготовку дров.

В Нефтегорск всё больше и больше возвращались рабочие-нефтяники из Баку, Татарии, Башкирии и других нефтяных районов страны, куда они были эвакуированы. Кипучим порывом развернулись работы по возрождению нефтяных промыслов. И уже в апреле 1943 года страна, хоть в малом количестве, но вновь стала получать «чёрное золото» от нефтегорских нефтяников.

А вернувшиеся в Нефтегорск бывшие партизаны Булавинцев и Помелило сочинили вот это стихотворение, которым и хочется закончить данную работу:

Пришлось тебе драпать наяву, а не в рассказе.

Изведал ты горы и суровую зиму.

Пришлось тебе здесь совсем не под силу.

Хотел ты изведать кубанскую нефть –

Обрёл ты себе здесь явную смерть.

Олени бегущие и солдатские ноги

Не оказали тебе помощи и должной подмоги.

Не вздумай, проклятый, враг ты заклятый –

Будешь ты битый, зверь ненасытный.


Партизаны Помелило И.В. и Булавинцев А.К.

IMG_1377IMG_1378


Краткое описание документа:

На территории Апшеронского района в годы Великой Отечественной войны действовало четыре партизанских отряда: имени Щорса, имени Кирова, Железняка, Гастелло. Апшеронский район был оккупирован немцами в период с 15 августа 1942 года по 26 января 1943 года. В данной работе рассказывается об одном из партизанских отрядов – имени Щорса.

В период, когда Нефтегорский отряд имени Щорса вёл борьбу против гитлеровских захватчиков, посёлок Нефтегорск и его юго-восточные, южные и юго-западные границы являлись территорией передовых частей немецких войск. Нефтегорск, Нефтяная, Кубано-Армянский, Самурская и Черниговский были буквально переполнены немцами, в силу чего партизанам отряда имени Щорса, которые действовали на территории указанных населённых пунктов, приходилось в очень трудных сложных условиях выполнять поставленные задачи.

Автор
Дата добавления 05.05.2015
Раздел Классному руководителю
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров410
Номер материала 266193
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх