Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Классному руководителю / Другие методич. материалы / Патриотическая акция "Дети войны - дети Победы"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Классному руководителю

Патриотическая акция "Дети войны - дети Победы"

библиотека
материалов
  1. Музыка. Занавес закрыт.

1 Ведущий. По нашему детству война прокатила. Страданье и горе мы знали в лицо.

На прочность нас также война испытала, как наших ушедших отцов.

  1. Занавес открывается. Фигуры в черном выполняют работу.

Назатова. Мое детство прошло в годы войны. Когда началась война, мне было шесть лет, поэтому подвигов совершить я не могла, но помню тяжелую прошедшую жизнь.

Рыбина. Очень хорошо помню это ужасное время, как два года жили под одной крышей с фашистами, не один раз за малейшее нарушение «их порядка» видела направленное на нас дуло пистолета… Каждый день бомбёжки, звон разбитых стёкол, пожары, убитые…

Иванов. Я — продукт своего времени, дитя прошедшей Великой Отечественной войны. Моё детство прошло в самые, наверное, трагические годы прошлого столетия. Повзрослев, я понял, что эта война — беда нашего народа.

Ярменгина. Для нас Великая Отечественная война стала адом, который снится по ночам вот много лет. Мы пережили все то, что пережил любой гражданин СССР, оказавшийся на оккупированной территории. Мы увидели подлинное лицо фашиста: не воина, а зверя, садиста в человеческом обличии.

Брашкин. Мы много знаем об участии молодежи в подполье, тылу врага, партизанских отрядах. А что делали для Победы мы, дети войны? Как нам жилось?

Харченко. Мы рано взрослели, наравне с взрослыми тянули лямку непосильного труда, сопереживали, радовались успехам и скорбели о погибших в этой долгой и страшной войне. И нам предстояло ещё выживать в не менее трудное, послевоенное, время, особенно тем, чьи отцы-кормильцы не вернулись с фронта.

Еньшин. Мы пережили бомбежки, недоедание, болезни и многое другое, не жалели своей юности, работали по десять-двенадцать часов в сутки: у станка, в поле, на лесоповалах, все делали для обеспечения победы. В послевоенный период участвовали в восстановлении разрушенных городов, сел, предприятий.

Белоусова. Не приведи, Господи, чтобы опять повторилась война! Как в моей семье, так и в других семьях у детей не было ни детства, ни юности, всё ушло в никуда. А разве наши матери, которых уже нет в живых, не заслужили внимания? А мы, дети, жертвы войны? Мы - забыты! (эхо)

Все. Нет, не забыты!

  1. Видеоролик «Дети войны» - 1 часть. В это время фигуры расходятся.

  2. На сцене - ведущие.

2 Ведущий: Добрый день, дорогие друзья!

1 ведущий. Добрый день!

2 ведущий. День, который в жизни вашей будет приветом из далекого прошлого.

1 ведущий. День, который ворвется в вашу жизнь маршами Победы и солнечным светом,

2 ведущий. День, который заставит наши сердца, преисполнится гордостью за вас, люди, называемые «дети войны»!

1 ведущий. Дети войны… У целого поколения, рождённого с 1928 по 1945 год, украли детство. Детей воспитала война! Дети осиротели, их отцы погибли на фронте, а матери - от голода и бомбёжек. В лучшем случае их ждал детдом, …в худшем — концлагерь. «Дети войны»… Так тревожно звучат эти слова…

2 ведущий. Слово предоставляется директору Всероссийского аграрного колледжа Сазанакову Алексею Ивановичу.

  1. Выступление директора колледжа.

1 ведущий. Мы новое поколение, не знающее войны, собираем по крупицам информацию о поколении наших предков, о поколении «детей войны». Живут рядом с нами пожилые, ничем с виду неприметные люди. Но когда начинаешь с ними беседовать, узнаешь много интересного.

2 ведущий. Слово предоставляется председателю Совета ветеранов…

  1. Выступление председателя Совета ветеранов.

2 ведущий. Дети войны – это особое поколение. Как много можно рассказать о них –перенесших все ужасы войны, испытавших на себе, что значит не знать детства. Сколько же их осталось, тех, кто во время войны были детьми, но помнят все?

  1. Звуки гармони. Выходят ребята, один из них рассказывает.

? Мои ровесники — дети войны. И в памяти каждого из нас война выглядит по-разному. Для меня она ассоциируется с молоком. Кажется, что общего между войной и молоком? Постараюсь объяснить. 1941 год, конец лета. Мне шесть лет и у меня уже есть ежедневные обязанности. Мама даёт мне небольшой кувшин, и я отправляюсь

за молоком в крайний дом, к тете Поле. Обычно я медленно иду по тропинке среди очень высокой травы и цветов. Теперь трава скошена, высушена и сложена в высокие душистые копны. День солнечный, но уже прохладно. На мне ботиночки со шнурками, хлопчатобумажное пальтишко и белая шапочка с помпоном. Я иду и тихонько пою. Вдруг

раздаётся в небе гул, и черный самолёт с рёвом проносится над моей головой. Я спотыкаюсь, бегу, прижимаю кувшин к груди. Молоко выплёскивается, заливает мне руки, грудь, лицо. Я плохо вижу и петляю, как заяц, среди копнушек сена. А самолёт на бреющем полёте снова проносится надо мной. Это повторяется несколько раз. Пилот явно развлекался, гоняясь за обезумевшим ребёнком. В воздухе стоит гул и треск, как будто кто-то рвёт на части тугую материю. Мой вопль обрывается, и слышится только хрип. Я теряю сознание и падаю, раскинув руки. Немец, видимо, решил, что я мертва, и улетает. Наступает тишина. Прихожу я в себя на руках мамы. Она обмывает мне руки и зарёванное лицо водой из пожарной бочки, что стоит на углу у школы. Я широко открываю глаза и вижу, что вода в бочке белая, как молоко. Поверх воды плавает моё пальто. «Что это было?» — спрашиваю я у трясущейся и плачущей мамы. Она отвечает: «Это, доченька, война!»

Брашкин. Отца проводили на фронт под новый 1942 год. Он был веселым человеком: играл на гармошке, любил петь и плясать. Люди его уважали. На проводах, под «хмельком», прощаясь, все пел частушку:

До свиданья, деревенцы, Вот вам правая рука!

Может быть, и не надолго, А может быть, и навсегда!

Много плакал, чего я раньше за ним никогда не замечал: характером он был тверд. Хныкая и держась за полы его одежды, я ходил с ним по деревне от дома к дому, где он прощался с деревенцами. Его угощали водкой, а я просил его больше не пить.

Мы с мамой проводили его в санях на лошади до Свечи. Сфотографировались на память у военкомата и посадили в товарный вагон воинского эшелона, проходившего на Москву. Там тогда шли ожесточенные бои. Мы с мамой, пока могли, бежали за поездом. Мама упала, люди помогли довести ее до саней. Через три месяца мы получили с фронта похоронку и письмо от замполита, в котором он писал, что Степан Михайлович погиб, защищая нашу Родину…

  1. Песня – А. Кузина.

1 ведущий. Сегодня нельзя сказать, кому было тяжелее, тем, кто был на передовой или тем, кто остался в тылу, но не спрятался за чужие спины, а работал и отдавал всё фронту, стране.

2 ведущий. Совершенно справедливо сказал когда-то маршал Жуков: «Тыл - это половина победы!». Тот самый тыл, который обеспечивал фронт свинцом, углем, зимней одеждой, военными займами, хлебом, мясом.

1 ведущий. Дети войны. Ведь это они, 9-15-летние, заготавливали дрова, собирали наравне со взрослыми урожай и даже перегоревшие лампочки сдавали в «ремонт», чтобы продлить им жизнь. Девочки шили кисеты для фронтовиков, собирали в лесу грибы, ягоды, травы.

2 ведущий. Кто-то спросит: что героического в том, чтобы в пять, десять или двенадцать лет пройти через войну? Что могли понять, увидеть, запомнить дети? Многое! Вслушайтесь в воспоминания детей войны…

  1. Видеоролик «Дети войны» - 2 часть.

  2. Фигуры у «костра».

Иванов. Я во время Великой Отечественной войны проживал на улице Комсомольской (ныне Вифанская). 22 июня 1941 года в городском парке был назначен праздник в честь окончания учебного года. Собравшиеся очень долго ждали начала, но пришла учительница математики и сказала: «Праздника не будет. Началась война…» Мы не сразу осознали трагедию. Воспитанные на уверенности в непобедимости Красной Армии, мы поначалу говорили, что война скоро кончится, и, если отца отправят на фронт, пойдем вместе с ним и тому подобное. В Загорске началась подготовка к обороне. В районе, где сейчас ЦРБ, начали строительство оборонительного сооружения. Во время воздушных тревог мы дежурили на улице, следили за маскировкой. Дежурили также на крышах домов, в ожидании зажигательных бомб. Со стороны Дмитрова слышался гул, а иногда видели зарево.

Еньшин. Мы жили на Большой Кукуевской (ныне 1-й Ударной армии). По нашей улице шли к Дмитрову танки. Многие жители вышли на улицу, дети жались к родителям. Ведь мы никогда не видели танков. За танками прошла пехота, сибиряки, одетые в белые полушубки и валенки. А через несколько дней женщины и дети, несмотря на сильный мороз, снова стояли у своих домов и слушали гул самолетов и орудий — шел бой под Дмитровом. Взрослые плакали и молились, так как понимали, если немцы выиграют бой, то через два часа они будут в Загорске. Но наши защитники выстояли и погнали врага. А через два дня по нашей улице проехали подводы с телами, погибших на Пермиловских высотах, загорчан. Был сильный мороз, но многие вышли на улицу, молча, стояли и плакали, пока подводы не скрылись из вида. Их похоронили в братской могиле на Никольском кладбище, а позже перезахоронили у Вечного огня…

Абрамова. На протяжении почти месяца через нашу деревню из города Загорска день и ночь в город Дмитров, пешком, шли войска 1-й Ударной армии. В районе Яхромы, канала, шли ожесточенные бои. Немец рвался перейти канал, но наша армия крепко держала этот рубеж. Шли моряки Тихоокеанского флота, они останавливались на отдых в нашей и близлежащих деревнях. Все ребятами были одеты в морскую форму, выглядели сильными, рослыми, в них было много патриотизма. Один моряк обратился к матери и сказал: «Мамаш! Мы все погибнем, но немца через канал не пропустим. Живите спокойно, немец к Вам не придёт!» Сказанное подтвердилось, мало кто из них остался жив. Немецкую армию войска 1-й Ударной армии отбросили от Дмитрова, Яхромы и погнали обратно.

Ярменгина. Помню, все с замиранием сердца ждали: будет седьмое ноября на Красной площади парад или нет? Уже вечером седьмого узнаем — парад был! От сердца отлегло: значит, не отдадут Москву. Мы, совсем дети, по-взрослому воспринимали всенародную беду. Про героизм панфиловцев, про Зою Космодемьянскую слушали, затаив дыхание, плакали по ним вместе со всеми.

Харченко. Через Загорск часто прогоняли гурты скота, это были отощавшие коровы, клокастые овцы и козы. Сопровождали их смертельно уставшие, чумазые подростки, старые люди в лохмотьях, ответственные за сохранность животных, а так как скот кормить было нечем, то и теряли по дороге больше половины стада. Жалкое зрелище!

Расскажу, как однажды пришлось встретиться лицом к лицу с врагом. Был конец июля или начало августа 1941 года. День выдался солнечный, теплый, небо ясное... Я держу за руку младшую сестру, ей три с половиной года, и мы идем с ней по проспекту Красной Армии, от Рыбинки к Лавре. Вдруг слышится звук летящего самолета, и тут мы видим, как нам навстречу действительно летит немецкий самолет с черными крестами на крыльях. Я со всей силы дернула за руку сестрицу, да так, что с ее ноги слетела туфля, и прижалась к стене, заслонив собой сестру Нелю. А самолет уже поравнялся с нами, и я ясно вижу лицо летчика в шлеме, который приподнял очки и смотрит на нас, наши с ним взгляды встретились. До сих пор отчетливо помню ухмыляющееся лицо этого молодого немца. И вдруг какой-то посвист: длинной строчкой побежали фонтанчики пыли по дороге. Это он, немец, стрелял из пулемета!.. Было жутко и страшно! Все это длилось секунды, но я до сих пор помню презрительный взгляд врага: что, мол, испугались? Я погрозила вслед черным крестам кулаком!

Назатова. А ещё от холода, голода, нищеты во время войны моё тело с головы до ног покрылось сплошными болячками. Сначала они нарывали — очень больно было, а потом эти болячки стали мокнуть, и в них появились вши, болячки стали чесаться, я разрывала их до боли. Лечить было нечем, я обессилела — лежала и стонала от боли и от голода. Мама думала, что я не выживу, умру. В нашей деревне размещался советский госпиталь, и мама с сестрой на руках понесли меня к начальнику госпиталя. Врач, когда увидел меня такую больную, заплакал и сказал, что у него на Украине тоже двое детей осталось, и он ничего о них не знает. Врач дал маме мазь и сказал: «Не могу дать много мази, своих раненых много, но, сколько даю, должно хватить…» Благодаря доброму врачу я поправилась. Ещё помню, как мы с мамой, во время войны, вышли на улицу, а рядом взорвалась бомба, и нас засыпало землей. Хорошо, что это увидели соседи, они нас откопали.

Кузина. В нашей семье было, как у всех: голод, лишения, мучительное ожидание писем-треугольников с фронта и надежда на чудо — на победу! А надежда, как известно, умирает последней. Но даже тогда были проблески счастья. Зима, помнится, 1944 года. Стоят крещенские морозы. Бревна в стенах дома с треском лопаются. Вдруг раздаётся грозный и тяжелый гул, посуда на полках звенит, будто рядом проносится несколько товарных поездов. Бабушка накидывает свой старый «казачок» и, гулко хлопнув обитой старыми ватными одеялами дверью, выбегает на улицу. Мы начинаем громко плакать. Наконец, она возвращается и рассказывает, что в поле у околицы, за школой, много танков. Несколько из них едут по улице. Мы соскакиваем с печи, прочищаем на покрытом инеем стекле дырочку и жадно смотрим, как с гусениц лентой стекает снежная пыль. Мы снова забираемся на печь, и слышим треск мороженых половиц в сенях, и вместе с белыми клубами морозного воздуха вваливается румяный молодой богатырь в белом приталенном полушубке с пушистыми бортами, в серых валенках и ватных стеганых брюках. Мы все пятеро смотрим с печки на это чудо, раскрыв рты. Он ещё осведомляется, почему в доме так холодно, и объявляет, что танковый полк прибыл с фронта на месячный отдых, в наш дом надо поместить девятнадцать человек, что несколько дней придется

пожить в тесноте, что наша семья ставится на довольствие. Пришли постояльцы. На них были ватные брюки, свежие чистые нижние рубашки с закатанными рукавами и расстегнутыми воротами. Чистые, выбритые, веселые. Нам, на печь, подали котелок с кашей и отварной треской, а второй котелок — с чаем (не с морковным!), в который опустили большой кусок голубоватого рафинада. Вот это был пир! После ужина один из них взял баян. И как они пели! А бабушка плакала (она уже получила три похоронки). Спали вповалку на плащ-палатках, укрывшись полушубками. Так я впервые увидела наших воинов. Такими и запомнила их: молодыми, чистыми, веселыми, добрыми и мужественными. Такие не могли не победить! Тогда мы впервые услышали песню «В землянке» - теперь это моя любимая песня!

  1. Песня «В землянке».

1 ведущий. Дети военной поры могут ещё рассказать, как умирали от голода и страха. Как тосковали, когда наступило первое сентября 1941 года, и не надо было идти в школу. Как в 10-12 лет, только встав на ящик, дотягивались до станков и работали по 12 часов в сутки.

2 ведущий. "Ленинградские дети"… Когда звучали эти слова на Урале и за Уралом, в Ташкенте и в Куйбышеве, в Алма-Ате и во Фрунзе – у человека сжималось сердце. Всем война принесла горе, но больше всех – детям. На них обрушилось столько, что каждый хотел хоть часть этого кошмара снять с детских плеч. "Ленинградцы" – это звучало как пароль. И навстречу бросался каждый в любом уголке нашей страны.

1 ведущий. Через всю жизнь пронесли люди, пережившие блокаду, трепетное отношение к каждой крошке хлеба, стараясь, чтобы их дети и внуки никогда не испытали голода и лишений. Это отношение оказывается красноречивее слов.

  • Дневник Вали Мироновой (Начат в дни Великой Отечественной войны в Ленинграде).

  • 1941 год 23 октября. Вот уже прошло четыре месяца войны с Германией, сколько жертв и несчастий несет эта война. Но раз война, то надо со всем мириться. Проклятые фашисты нарушили наше мирное житье. Но они жестоко поплатятся за все свои зверства. Я почему-то уверена, что мы победим, и Гитлер войну проиграет…Мы победим!

  • Но война — не игрушка, враг надвигается быстро, и Ленинград оказался в кольце врага. Наступили холода, резко снизились нормы хлеба. 13 ноября хлеба стали давать работающим — 300 г, служащим — 150 г. С продуктами кризис. Наши войска оставляют город за городом. Начался голод.

  • 6 декабря. Валя живет напротив, но вижу ее редко — живет плохо, кушать совершенно нечего. Нина Владимировна опухла, на работу не ходит — кушать нечего. Димка тоже еле волочит ноги.

  • 1942 год 1 января. В ночь на новый год я дежурила на КП… В 24 часа заиграл Интернационал, я подняла стакан с газированной водой, и, пока играл Интернационал, все время стояла.

  • 7 января. Обстановка в Ленинграде жуткая. Продуктов нет. Люди мрут, как мухи. Валяются на улице дней по четыре-пять, и никто их не подбирает.

  • 14 января. Мама начала пухнуть.…Идя с работы, обратила внимание — во многих местах пожары, и не тушат их, так как нет воды. Если что уж загорится, то горит до основания.

  • 16 января. Умер дядя Митя Калабин, и мы решили сходить к ним. У Калабиных — настоящая могила, чтобы описать, не хватит слов. Уж у тети Кати плохо, а здесь — не знаю, как и казать. Д. Митя умер 6 января, а похоронили 15 января, за могилу отдали 1 кг хлеба и 150 рублей. Хоронили его в Новой Деревне: дядя Леня достал гроб. Хоронили дядя Леня, дядя Сережа и Клава. Шура лежит уже пятый день и не может подняться — такая стала худая и тощая. Бабушка тоже лежит, Дима тоже не может с места сдвинуться — только Клава бродит.

  • 17 января. Сегодня разговаривала с Володей Мухиным, и из достоверных источников сообщили, что смертность в январе — 18 тысяч в день. Мы подсчитали, что в среднем уже за два с половиной месяца умерло от голода 675 тысяч человек, а ведь смертность с каждым днем увеличивается. А сколько еще в Ленинграде погибло от бомбежек, от снарядов…


2 ведущий. Дети помогали фронту всем, чем могли. Они пришли в обезлюдевшие цеха заводов и на опустевшие колхозные поля, заменяя взрослых. В 11-15 лет они становились станочниками, сборщиками, выпускали боеприпасы, собирали урожай, дежурили в госпиталях. Свои трудовые книжки они получали раньше, чем паспорта.
1 ведущий. Война прошлась по детским судьбам грозно,

Всем было трудно, трудно для страны,

Но детство изувечено серьёзно: страдали тяжко дети от войны.

2 ведущий. Нужны были и смелость и отвага, чтоб жить под оккупацией врага,

Всегда страдать от голода и страха, прошла где неприятеля нога.

1 ведущий. В тылу страны нелёгким было детство, одежды не хватало и еды,

Страдали от войны все повсеместно, хватило детям горя и беды.

  1. Музыка. Фигуры в черном.

Белоусова. Война — это страшно! Очень… Это смерть, это огонь, это беззащитные люди, дети… 22 июня 1941 года, в этот страшный для советских людей день, была паника, слезы, крики. Никто не знал, что это такое — война. Молодые мужчины и ребята ушли на фронт. В деревнях остались женщины с детьми на руках, старики и подростки. А враг ликовал. Около Пропойска девушки и подростки копали противотанковый ров, и в один солнечный июньский день этих людей расстреляли с самолетов, бомбы падали несколько минут. Ужасное зрелище! Горит земля, воздух — всё охвачено пламенем… Под команду деда Андрея мы бежали к взрослым, дети становились плотно под стену дома, нас было семеро, а взрослые закрывали нас своими телами. Так мы прятались от снарядов! И эта, правда, в том, что нам, детям, был слышен дикий грохот, гул, а видеть из-под тел прикрывавших нас мам, бабушек и дедушек, мы ничего не могли. Спасибо им, что они нас берегли! Тогда я уверена была в спасении, а потом всю жизнь я понимала, сколько горя и бед выпало на долю нашего народа! А какие были эти фашисты? Это звери! Это «хозяева» на нашей земле. На них не было никакой управы. Первыми в деревню приезжали мотоциклисты. Рёв их мотоциклов мне слышен и сейчас. Так было страшно! Выбирали лучший дом, и заезжала вся свора, а в этом доме селились офицеры. Таким домом был и наш. Спали фрицы на полу, на соломе. Они были чистоплотные и недоверчивые. Фашисты отнимали у людей всё — коров, кур, их резали и ели, а мы голодали. Ночами из окружения шли русские, измученные и голодные. Мы всей нашей семьей им помогали, чем могли: кормили, обогревали. И взрослые, и дети трудились, чтобы выжить. Очень чётко помнится, как пахали весной землю. К плугу за две веревки привязывалась поперек палка, за неё брались руками женщины и, толкая грудью, тянули плуг, которым управляла тоже женщина. Ну, а так как ростом я еще не вышла, я держала эту палку в руках, и, когда это шествие тормозило, мне как раз попадало ею по лбу.

У людей не было соли. А на берегу реки Сож, в Пропойске, остались баржи с солью. Вот туда за солью все и ходили. Так, мы — я, сестра и мама — пошли в город за солью. Никогда это не забудется! Шли по обочине шоссе. Вокруг каждого дерева лежали трупы наших красноармейцев головой к стволу, вытянув ноги. Я шла с закрытыми глазами и наступила на чью-то ногу. Был крик, истерика, и всю жизнь меня преследовал этот ужас.

Моя соседка, лучшая подружка Шура, понесла дедушке, в Есяновицы, пилу, ее нужно

было наточить. Дед жил в полутора километрах от нас. И, когда Шура перешла шоссе, ее, девочку, расстреляли немцы, как партизанку. Дедуля, не дождавшись внучки, сам решил прийти и наточить пилу, на месте. А на дороге он нашел Шурочку мертвой. Я пережила сильный стресс от потери своей подруги. Меня долго выхаживали.

  1. Музыка. Выходят ведущие.

2 ведущий. Дети войны, вы детства не знали. Ужас тех лет от бомбёжек в глазах.

В страхе вы жили. Не все выживали. Горечь-полынь и сейчас на губах.

1 ведущий. Слёзы в глазах от обид застывали. Кровь и расстрелы. Горела страна...

Долго ее из руин поднимали, жить лучше мечтали... Снова война.

2 ведущий. В детских глазах испуг все читали. Как же понять, что такое война?..

Взрослые дяди в них просто стреляли, их убивали, сжигали дотла.


? В 1943 году, в августе, нас выгнали из деревни и погнали, никто не знал, куда. Нас пригнали к местечку Бежица, недалеко от Брянска. Это было большое поле, огороженное колючей проволокой, где стояли трёхъярусные нары, никакой крыши над головой не было, так что дождь, ветер, холод - все приходилось терпеть. Кормили нас один раз в день. Привозили огромный котел с какой-то темной жидкостью и наливали по одному половнику в нашу миску. Давали по одному кусочку хлеба. Дети просили есть и плакали от голода, а взрослые терпели. Однажды четыре женщины решили через колючую проволоку добраться до деревни, которая была видна из этого лагеря, чтобы попросить еду для детей. Женщины при помощи палок сумели вылезти из-под колючей проволоки, но тут же раздались выстрелы, и они замертво упали. Остались дети: у двух женщин по четыре ребенка, у одной — пять детей, у четвертой — шесть детей.

2 ведущий. Чёрные дни от пожаров и гари – детским сердцам непонятны они.

Зачем и куда тогда вы бежали, всё, покидая, в те горькие дни?

1 ведущий. Многих спасли, но другие пропали: от голода, пуль они полегли...

Братья и сёстры друг друга теряли, кого-то в детдом поместить помогли.

Рыбина. Когда началась война, мне было четыре с половиной года. Мы все очень плакали, провожая папу, особенно мама. Ведь она ждала второго ребенка. Шестого сентября моя мама родила сестренку Валентинку. В этот день стоял ужасный грохот от взрывов снарядов. Мы все сидели в погребе и дрожали от страха. В это время над деревней пролетел немецкий самолет и сбросил бомбу. Во всей деревне из окон вылетели стекла. Мы же в это время сидели в погребе и кричали от страха. Мама держала на руках только что родившуюся девочку. Я смотрела на плачущую маму и успокаивала ее: «Мамочка, не плачь, я не боюсь, и ты не бойся!» Когда все стихло, мы побежали смотреть на воронку от бомбы, она находилась в пятидесяти метрах от нашего дома.

2 ведущий. Где ж вы, родные мои, отзовитесь?! Сколько же лет разделяли людей!

Дети войны, как и прежде, крепитесь! Больше вам добрых и солнечных дней!

Рыбина. С Шурой-сестрой мы на печке сидели.

«Приехал Андрей!» - вдруг как гром за окном.

Пулею с печки мы мигом слетели, Папку встречать у крыльца босиком.

Как до войны, повисли на шее, Чтоб сразу обеих на ручки поднял,

Но плакал отец, плакали все мы И целовались, и он целовал.

Сразу голландку в избе затопили, Достали нехитрый крестьянский припас.

Стол быстро накрыли, Гостей пригласили. И не забыли, конечно, про нас.

За длинным столом все на лавках уселись. Дядя Митя Литов без руки, дед Илья

Отца поздравили с возвращеньем, Достатка желали, добра. Вся семья

В счастье купалась, и в этот час Солнце, казалось, нам улыбалось,

Не было в мире счастливее нас!

Иванов. В преддверии праздника Победы мне хочется вспомнить тех, кто отдал свои жизни, кто пережил страшные годы оккупации, кто испытал муки плена, кто работал в тылу. Мое детство тоже принесено в жертву этой беспощадной войне.

Еньшин. Не всем защитникам суждено было порадоваться даже первой годовщине мирной жизни. Миллионы погибли за нас с вами. Сохраните в своей душе, в своем сердце благодарную память о них! Это нужно и мертвым, это необходимо живым!

Абрамова. С высоты прошедших лет понимаешь, какой же это ужас — ВОЙНА! Гибнут миллионы ни в чём неповинных людей!

Белоусова. Прошло столько лет, а в моей памяти остался окоп, немцы и моя кукла, которую мне подарил дедушка, когда мне исполнилось четыре года, я ее очень любила. Так хочется, чтобы мир в нашей стране сохранялся всегда, чтобы не было смертей и слез, осиротевших детей. Будем на это надеяться.

Назатова. Ну, вот и прошли военные годы. Меня многие спрашивают: было ли страшно? Нет! Жизнь шла своим чередом, просто очень хотелось есть и с нетерпением ждали конца войны.

Брашкин. Тем не менее, я считаю себя счастливым человеком. Я был нужен государству, обществу, и в этом тоже, оказывается, есть счастье…

Ярменгина. Я не хочу, чтобы на земле были дети войны! Пусть она никогда не повториться.

Кузина. Во время войны люди вместе переживали беды, радость, помогали последним, что было, своим соседям, знакомым, беженцам. Наверное, это единство помогло выстоять нам, одержать победу. Мы все были как одна семья! Вечная память погибшим в боях за Родину и работавшим, не щадя себя, в тылу!

  1. Метроном.

  2. Танец «Дети войны».

2 ведущий. Мы, сегодняшнее поколение, обязаны сохранить память о самой страшной войне, пока еще есть такая возможность прикоснуться к военной поре в воспоминаниях живых свидетелей того времени.

1 ведущий. Спасибо и низкий поклон нашим гостям за их рассказ, за возможность прикоснуться к истории, окунуться в атмосферу того времени.

2 ведущий. Дети войны вели себя как герои, вытерпели все невзгоды, которые даже и взрослым не всегда под силу одолеть. Их трудовая доблесть стоит в одном строю с героизмом солдат-победителей. Они выдержали войну и победили вместе со взрослыми.

1 ведущий. Спасибо вам, родные наши, за нашу Родину, за то, что вы не щадили себя за Победу! Живите долго-долго! Вы нам так нужны!

2 ведущий. Вам, детям войны, досталось много горя, но Победа стала наградой за ваш тяжелый труд.

1 ведущий. …. О вас, о тружениках тыла, кто час ПОБЕДЫ приближал,

Страна родная не забыла, вам должное за всё воздав.

2 ведущий. Сегодня все вы ВЕТЕРАНЫ, кто был в тылу, кто воевал,

Ваш тяжкий труд, что был желанный, народ поднял на пьедестал.

  1. Сбор подписей.



1 ведущий. Дети войны. Все они были родными для фронта. Дети войны верили в победу и, как могли, приближали ее. Родина, теряя в смертельной схватке с врагом их отцов, верила в светлое, счастливое будущее своего юного поколения.

2 ведущий. Дети войны. Им посвящены эти строки:

Эпохой бессмертия мы рождены, и помнить обязаны свято:

Взрастило нас время, мы - дети войны, за нас умирали солдаты.

1 ведущий. Я считаю, несмотря на тяжелые условия, в которых жили дети: голод, холод им приходилось вставать чуть свет, идти помогать своим мамам, сестрам, бабушкам, дедушкам, они, дети, понимали, что без их помощи в тылу просто не обойтись. Я не могу себе представить, что дети моложе, чем я, совершили такой подвиг.





? Летом 1942 года мы получили письмо от отца. Он сообщал, что подо Ржевом его ранило, и он находится на излечении в госпитале. Мать немедленно собралась в госпиталь и меня собой взяла. Все вагоны поезда были переполнены. Мы простояли всю ночь в тамбуре. Многие сидели на крышах вагонов и даже висели на подножках. Никто не возмущался, не требовал удобств. К вечеру следующего дня мы прибыли на станцию и пять километров добирались до школы, где и находился госпиталь. Пройдя ограду, мы увидели многих раненых. В этот момент один из спящих под кустом сирени открыл глаза и с радостью окликнул: «Груня! Женя!» Спустя два месяца, когда угрозы гангрены уже не было, его перевели в госпиталь, поближе к нашему дому. И мы стали чаще видеться с отцом. В школе нас всегда учили брать пример с бойцов на фронте, нам

говорили: «Вы должны добиваться успехов, как бойцы на фронте, вы должны радовать отцов и старших братьев хорошей учебой». Убеждали и предупреждали нас: «Вот сообщим о ваших неудах на фронт!» Постепенно мы стали привыкать к трудностям, полуголодному состоянию. В летние каникулы, помимо работы в колхозе, на меня была возложена обязанность письмоносца. Женщины, которые длительное время не получали вестей от мужей, пугались меня. Вдруг я «казенную бумагу», извещение, принес? Однажды произошел такой казус. В воскресный летний день отец приехал из госпиталя — ему разрешили врачи, он уже хорошо шел на поправку. Все сидели за столом, соседи пришли. Я привез почту и говорю матери: «Тебе официальное письмо!» Она говорит: «Отдай папе!» — он вскрывает письмо и читает: «Уважаемая Аграфена Петровна, ваш муж, Михаил Макарович, погиб смертью храбрых под городом Ржевом…»


Харченко. Отец рассказывал, как однажды зимой поздней ночью он возвращался домой с завода, его обгонял обоз. Сани были накрыты рогожей. Чтобы сократить время в пути и отдохнуть, отец прыгнул в проходящие сани, а там оказались мертвые люди, уложенные штабелями. Естественно, он соскочил и пошел пешком. Картина жуткая!





Краткое описание документа:

       70 лет прошло со дня окончания самой жестокой и кровопролитной войны. Все меньше остается участников боевых действий. Военные лишения коснулись всего нашего народа. Особенно страдали дети. Никто не считал, сколько детей умерло от холода и голода, в конц. лагерях, на полях сражений, на аккупированных территориях. Только малолетних узников фашистских лагерей в нашем Сергиево-Посадском районе проживает в настоящее время 275 человек. Детская жизнь- это тоже кусочек истории, которая без прикрас должна быть достоянием нашего будущего поколения. Поэтому так важно зафиксировать сейчас живые воспоминания детей войны.

        Данная разработка основана на воспоминаниях детей войны, проживающих в данный момент на территории нашего района. Начало этой работы положено в 2010 году выпускниками «Народного университета» при Сергиево-Посадском государственном историко-художественном музее-заповеднике в сборнике «Военное детство и юность»,в котором собраны подлинные свидетельства очевидцев той уже далекой поры.  Эти воспоминания художественно не обработаны. Тем самым не утеряна индивидуальность воспоминаний и их достоверность. Целью данного сборника являлась идея привлечь внимание наших современников к правдивым описаниям судеб и поступков детей войны в жестких условиях военного времени. Для наших потомков это ценнейший источник информации.

      В свою очередь мной была обработана полученная информация и разработана литературно-музыкальная композиция, на показ которой были приглашены авторы книги, педагоги района и школьники-участники музеев школ города и района.

Автор
Дата добавления 14.01.2015
Раздел Классному руководителю
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров313
Номер материала 298032
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх