Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Школьному психологу / Другие методич. материалы / Подборка материала на тему "Проблемы дисциплины в школе. Рекомендации"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Школьному психологу

Подборка материала на тему "Проблемы дисциплины в школе. Рекомендации"

Выбранный для просмотра документ ВЛИЯНИЕ СЕМЬИ.doc

библиотека
материалов

ВЛИЯНИЕ СЕМЬИ НА СТАНОВЛЕНИЕ ЛИЧНОСТИ



ИСТОЧНИК: СЛУЖБА ИНФОРМАЦИИ BELSONET




Традиционно главным институтом воспитания является семья. То, что ребенок в детские годы приобретает в семье, он сохраняет в течение всей последующей жизни. Важность семьи как института воспитания обусловлена тем, что в ней ребенок находится в течение значительной части своей жизни, и по длительности своего воздействия на личность ни один из институтов воспитания не может сравниться с семьей. В ней закладываются основы личности ребенка, и к поступлению в школу он уже более чем наполовину сформировался как личность.

Семья может выступать в качестве как положительного, так и отрицательного фактора воспитания. Положительное воздействие на личность ребенка состоит в том, что никто, кроме самых близких для него в семье людей – матери, отца, бабушки, дедушки, брата, сестры, не относится к ребенку лучше, не любит его так и не заботится столько о нем. И вместе с тем никакой другой социальный институт не может потенциально нанести столько вреда в воспитании детей, сколько может сделать семья.

Семья – это особого рода коллектив, играющий в воспитании основную, долговременную и важнейшую роль. У тревожных матерей часто вырастают тревожные дети; честолюбивые родители нередко так подавляют своих детей, что это приводит к появлению у них комплекса неполноценности; несдержанный отец, выходящий из себя по малейшему поводу, нередко, сам того не ведая, формирует подобный же тип поведения у своих детей и т.д.

В связи с особой воспитательной ролью семьи возникает вопрос о том, как сделать так, чтобы максимизировать положительные и свести к минимуму отрицательные влияния семьи на воспитание ребенка. Для этого необходимо точно определить внутрисемейные социально-психологические факторы, имеющие воспитательное значение.

Главное в воспитании маленького человека – достижение душевного единения, нравственной связи родителей с ребенком. Родителям ни в коем случае не стоит пускать процесс воспитания на самотек и в более старшем возрасте, оставлять повзрослевшего ребенка наедине самим с собой.

Именно в семье ребенок получает первый жизненный опыт, делает первые наблюдения и учится как себя вести в различных ситуациях. Очень важно, чтобы то, чему мы учим ребенка, подкреплялось конкретными примерами, чтобы он видел, что у взрослых теория не расходится с практикой. (Если Ваш ребенок видит, что его мама и папа, которые каждый день твердят ему, что лгать нехорошо, сами того не замечая, отступают от этого правила, все воспитание может пойти насмарку.)

Каждый из родителей видит в детях свое продолжение, реализацию определенных установок или идеалов. И очень трудно отступает от них.

Конфликтная ситуация между родителями – различные подходы к воспитанию детей.

Первая задача родителей – найти общее решение, убедить друг друга. Если придется идти на компромисс, то обязательно, чтобы основные требования сторон были удовлетворены. Когда один родитель принимает решение, он обязательно должен помнить о позиции второго.

Вторая задача - сделать так, чтобы ребенок не видел противоречий в позициях родителей, т.е. обсуждать эти вопросы лучше без него.

Дети быстро «схватывают» сказанное и довольно легко маневрируют между родителями, добиваясь сиюминутных выгод (обычно в сторону лени, плохой учебы, непослушания и т.д.).

Родители, принимая решение, должны на первое место ставить не собственные взгляды, а то, что будет более полезным для ребенка.

В общении у взрослых и детей вырабатываются принципы общения:

1) Принятие ребенка, т.е. ребенок принимается таким, какой он есть.

2) Эмпатия (сопереживание) – взрослый смотрит глазами ребенка на проблемы, принимает его позицию.

3) Конгруэнтность. Предполагает адекватное отношение со стороны взрослого человека к происходящему.

Родители могут любить ребенка не за что-то, несмотря на то, что он некрасив, не умен, на него жалуются соседи. Ребенок принимается таким, какой он есть. (Безусловная любовь)

Возможно, родители любят его, когда ребенок соответствует их ожиданиям. когда хорошо учится и ведет себя. но если ребенок не удовлетворяет тем потребностям, то ребенок как бы отвергается, отношение меняется в худшую сторону. Это приносит значительные трудности, ребенок не уверен в родителях, он не чувствует той эмоциональной безопасности, которая должна быть с самого младенчества.(обусловленная любовь)

Ребенок может вообще не приниматься родителями. Он им безразличен и может даже отвергаться ими (например, семья алкоголиков). Но может быть и в благополучной семье (например, он не долгожданный, были тяжелые проблемы и т. д.) необязательно родители это осознают. Но бывают чисто подсознательные моменты (например, мама красива, а девочка некрасива и замкнута. Ребенок раздражает ее.)

Типы семейных взаимоотношений

В каждой семье объективно складывается определенная, далеко не всегда осознанная ею система воспитания. Здесь имеется в виду и понимание целей воспитания, и формулировка его задач, и более или менее целенаправленное применение методов и приемов воспитания, учет того, что можно и чего нельзя допустить в отношении ребенка. Могут быть выделены 4 тактики воспитания в семье и отвечающие им 4 типа семейных взаимоотношений, являющиеся и предпосылкой и результатом их возникновения: диктат, опека, «невмешательство» и сотрудничество.

Диктат в семье проявляется в систематическом поведении одними членами семейства (преимущественно взрослыми) инициативы и чувства собственного достоинства у других его членов.

Родители, разумеется, могут и должны предъявлять требования к своему ребенку, исходя из целей воспитания, норм морали, конкретных ситуаций, в которых необходимо принимать педагогически и нравственно оправданные решения. Однако те из них, которые предпочитают всем видам воздействия приказ и насилие, сталкиваются с сопротивлением ребенка, который отвечает на нажим, принуждение, угрозы своими контрмерами: лицемерием, обманом, вспышками грубости, а иногда откровенной ненавистью. Но даже если сопротивление оказывается сломленным, вместе с ним оказываются сломленными и многие ценные качества личности: самостоятельность, чувство собственного достоинства, инициативность, вера в себя и в свои возможности. Безоглядная авторитарность родителей, игнорирование интересов и мнений ребенка, систематическое лишение его права голоса при решении вопросов, к нему относящихся, - все это гарантия серьезных неудач формирование его личности.

Опека в семье – это система отношений, при которых родители, обеспечивая своим трудом удовлетворение всех потребностей ребенка, ограждают его от каких-либо забот, усилий и трудностей, принимая их на себя. Вопрос об активном формировании личности отходит на второй план. В центре воспитательных воздействий оказывается другая проблема – удовлетворение потребностей ребенка и ограждение его то трудностей. Родители, по сути, блокируют процесс серьезной подготовки их детей к столкновению с реальностью за порогом родного дома. Именно эти дети оказываются более неприспособленными к жизни в коллективе. По данным психологических наблюдений именно эта категория именно эта категория подростков дает наибольшее число срывов в переходном возрасте. Как раз эти дети, которым казалось бы не на что жаловаться, начинают восставать против чрезмерной родительской опеки. Если диктат предполагает насилие, приказ, жесткий авторитаризм, то опека – заботу, ограждение от трудностей. Однако результат во многом совпадает: у детей отсутствует самостоятельность, инициатива, они так или иначе отстранены от решения вопросов, лично их касающихся, а тем более общих проблем семьи.

Система межличностных отношений в семье, строящаяся на признании возможности и даже целесообразности независимого существования взрослых от детей, может порождаться тактикой «невмешательства». При этом предполагается, что могут сосуществовать два мира: взрослые и дети, и ни тем, ни другим не следует переходить намеченную таким образом линию. Чаще всего в основе этого типа взаимоотношений лежит пассивность родителей как воспитателей.

Сотрудничество как тип взаимоотношений в семье предполагает опосредствованность межличностных отношений в семье общими целями и задачами совместной деятельности, ее организацией и высокими нравственными ценностями. Именно в этой ситуации преодолевается эгоистический индивидуализм ребенка. Семья, где ведущим типом взаимоотношений является сотрудничество, обретает особое качество, становится группой высокого уровня развития – коллективом.

Большое значение в становлении самооценки имеет стиль семейного воспитания, принятые в семье ценности.

3 стиля семейного воспитания:

- демократический

- авторитарный

- попустический

При демократическом стиле прежде всего учитываются интересы ребенка. Стиль «согласия».

При авторитарном стиле родителями навязывается свое мнение ребенку. Стиль «подавления».

При попустическом стиле ребенок предоставляется сам себе.

Дошкольник видит себя глазами близких взрослых, его воспитывающих. Если оценки и ожидания в семье не соответствуют возрастным и индивидуальным особенностям ребенка, его представление о себе кажутся искаженными.

М.И. Лисина проследила развитие самосознания дошкольников в зависимости от особенностей семейного воспитания. Дети с точным представлением о себе воспитываются в семьях, где родители уделяют им достаточно много времени; положительно оценивают их физические и умственные данные, но не считают уровень их развития выше, чем у большинства сверстников; прогнозируют хорошую успеваемость в школе. Этих детей часто поощряют, но не подарками; наказывают, в основном, отказом от общения. Дети с заниженным представлением о себе растут в семьях, в которых с ними не занимаются, но требуют послушания; низко оценивают, часто упрекают, наказывают, иногда – при посторонних; не ожидают от них успехов в школе и значительных достижений в дальнейшей жизни.

От условий воспитания в семье зависит адекватное и неадекватное поведение ребенка.

Дети, у которых занижена самооценка, недовольны собой. Это происходит в семье, где родители постоянно порицают ребенка, или ставят перед ним завышенные задачи. Ребенок чувствует, что он не соответствует требованиям родителей. (Не говорите ребенку, что он некрасив, от этого возникают комплексы, от которых потом невозможно избавиться.)

Неадекватность также может проявляться с завышенной самооценкой. Это происходит в семье, где ребенка часто хвалят, и за мелочи и достижения дарят подарки (ребенок привыкает к материальному вознаграждению). Ребенка наказывают очень редко, система требования очень мягкая.

Адекватное представление – здесь нужна гибкая система наказания и похвалы. Исключается восхищение и похвала при нем. Редко дарятся подарки за поступки. Не используются крайние жесткие наказания.

В семьях, где растут дети с высокой , но не с завышенной самооценкой, внимание к личности ребенка (его интересам, вкусам, отношениям с друзьями) сочетаются с достаточной требовательностью. Здесь не прибегают к унизительным наказания и охотно хвалят, когда ребенок того заслуживает. Дети с пониженной самооценкой (не обязательно очень низкой) пользуются дома большей свободой, но эта свобода, по сути, - бесконтрольность, следствие равнодушия родителям к детям и друг к другу.

Школьная успеваемость является важным критерием оценки ребенка как личности со стороны взрослых и сверстников. Отношение к себе как к ученику в значительной мере определяется семейными ценностями. У ребенка на первый план выходят те его качества, которые больше всего заботят его родителей – поддержание престижа (дома задаются вопросы: «А кто еще получил пятерку?»), послушание («Тебя сегодня не ругали?») и т.д. В самосознании маленького школьника смещаются акценты, когда родителей волнуют не учебные, а бытовые моменты в его школьной жизни («В классе из окон не дует?» , «Что вам давали на завтрак?»), или вообще мало что волнует – школьная жизнь не обсуждается или обсуждается формально. Достаточно равнодушный вопрос: «Что было сегодня в школе?» рано или поздно приведет к соответствующему ответу: «Ничего особенного», «Все нормально».

Родители задают и исходный уровень притязаний ребенка – то, на что он претендует в учебной деятельности и отношениях. Дети с высоким уровнем притязаний, завышенной самооценкой и престижной мотивацией рассчитывают только на успех. Их представления о будущем столь же оптимистичны.

Дети с низким уровнем притязаний и низкой самооценкой не претендуют на многое ни в будущем ни в настоящем. Они не ставят перед собой высоких целей и постоянно сомневаются в своих возможностях, быстро смиряются с тем уровнем успеваемости, который складывается в начале обучения.

Личностной особенностью в этом возрасте может стать тревожность. Высокая тревожность приобретает устойчивость при постоянном недовольстве учебой со стороны родителей. Допустим, ребенок заболел, отстал от одноклассников и ему трудно включиться в процесс обучения. Если переживаемые им временные трудности раздражают взрослых, возникает тревожность, страх сделать что-то плохо, неправильно. Тот же результат достигается в ситуации, когда ребенок учится достаточно успешно, но родители ожидают большего и предъявляют завышенные, нереальные требования.

Из-за нарастания тревожности и связанной с ней низкой самооценки снижаются учебные достижения, закрепляется неуспех. Неуверенность в себе приводит к ряду других особенностей – желанию бездумно следовать указаниям взрослого, действовать только по образцам и шаблонам, боязни проявить инициативу, формальному усвоению знаний и способов действий.

Взрослые, недовольные падающей продуктивностью учебной работы ребенка, все больше и больше сосредотачиваются на этих вопросах в общении с ним, что усиливает эмоциональный дискомфорт. Получается замкнутый круг: неблагоприятные личностные особенности ребенка отражаются на его учебной деятельности, низкая результативность деятельности вызывает соответствующую реакцию окружающих, а эта отрицательная реакция в свою очередь, усиливает сложившиеся у ребенка особенности. Разорвать этот круг можно, изменив установки и оценки родителей. Близкие взрослые, концентрируя внимание на малейших достижениях ребенка. Не порицая его за отдельные недочеты, снижают уровень его тревожности и этим способствуют успешному выполнению учебных заданий.

Второй вариант –демонстративность – особенность личности, связанной с повышенной потребностью в успехе и внимании к себе окружающих. Источником демонстративности обычно становится недостаток внимания взрослых к детям, которые чувствуют себя в семье заброшенными, «недолюбленными». Но бывает, что ребенку оказывается достаточное внимание, а оно его не удовлетворяет в силу гипертрофированной потребности в эмоциональных контактах. Завышенные требования к взрослым предъявляются не безнадзорными, а наоборот, наиболее избалованными детьми. Такой ребенок будет добиваться внимания, даже нарушая правила поведения. («Лучше пусть ругают, чем не замечают»). Задача взрослых – обходиться без нотаций и назиданий, как можно менее эмоционально делать замечания, не обращать внимание на легкие проступки и наказывать за крупные (скажем, отказом от запланированного похода в цирк). Это значительно труднее для взрослого, чем бережное отношение к тревожному ребенку.

Если для ребенка с высокой тревожностью основная проблема – постоянное неодобрение взрослых, то для демонстративного ребенка – недостаток похвалы.

Третий вариант – «уход от реальности». Наблюдается в тех случаях, когда у детей демонстративность сочетается с тревожностью. Эти дети тоже имеют сильную потребность во внимании к себе, но реализовать ее не могут благодаря своей тревожности. Они мало заметны, опасаются вызвать неодобрение своим поведением, стремятся к выполнению требований взрослых. Неудовлетворенная потребность во внимании приводит к нарастанию еще большей пассивности, незаметности, что затрудняет и так недостаточные контакты. При поощрении взрослыми активности детей, проявлении внимания к результатам их учебной деятельности и поисках путей творческой самореализации достигается относительно легкая коррекция их развития.

Многие родители с замиранием сердца ждут так называемого переходного возраста у своих детей. У кого-то этот переход от детства к взрослению проходит совершенно незаметно, для кого-то становится настоящей катастрофой. Еще недавно послушный и спокойный ребенок вдруг становится «колючим», раздражительным, он то и дело вступает в конфликт с окружающими. Это нередко вызывает непродуманную отрицательную реакцию родителей, учителей. Их ошибка состоит в том, что они пытаются подчинить подростка своей воле, а это только ожесточает, отталкивает его от взрослых. И это самое страшное – ломает растущего человека, делая его неискренним приспособленцем или по-прежнему послушным вплоть до полной потери своего «Я». У девочек, вследствие их более раннего развития, этот период часто бывает сопряжен с переживаниями первой любви. Если эта любовь не взаимна, и вдобавок отсутствует понимание со стороны родителей, то душевные травмы, нанесенные в этот период, могут изломать всю дальнейшую судьбу девушки. Родители всегда должны помнить, что их девочка – уже не ребенок, но еще и не взрослый человек. Хотя сама 13-14-летняя девочка, чувствуя, как быстро увеличивается ее рост, меняется фигура, появляются вторичные половые признаки, уже считает себя взрослой и претендует на соответствующее отношение, на независимость и самостоятельность.

Подростковая самостоятельность выражается, в основном, в стремлении к эмансипации от взрослых, освобождение от их опеки, контроля. Нуждаясь в родителях, в их любви и заботе, в их мнении, они испытывают сильное желание быть самостоятельными, равными с ними в правах. То, как сложатся отношения в этот трудный для обеих сторон период, зависит, главным образом, от стиля воспитания, сложившегося в семье, и возможностей родителей перестроиться – принять чувство взрослости своего ребенка.

После относительно спокойного младшего школьного возраста подростковый кажется бурным и сложным. Развитие на этом этапе, действительно, идет быстрыми темпами, особенно много изменений наблюдается в плане формирования личности. И, пожалуй, главная особенность подростка – личностная нестабильность. Противоположные черты, стремления, тенденции сосуществуют и борются друг с другом, определяя противоречивость характера и поведения взрослеющего ребенка.

Основные сложности в общении, конфликты возникают из-за родительского контроля за поведением, учебой подростка, его выбором друзей и т.д. крайние, самые неблагоприятные для развития ребенка случаи – жесткий, тотальный контроль при авторитарном воспитании и почти полное отсутствие контроля, когда подросток оказывается предоставленным самому себе, безнадзорным. Существует много промежуточных вариантов:

  • § Родители регулярно указывают детям, что им делать;

  • § Ребенок может высказать свое мнение, но родители принимая решение, к его голосу не прислушиваются;

  • § Ребенок может принимать отдельные решения сам, но должен получить одобрение родителей, родители и ребенок имеют почти равные права, принимая решение;

  • § Решение часто принимает сам ребенок;

  • § Ребенок сам решает подчиняться ему родительским решениям или нет.

Остановимся на наиболее распространенных стилях семейного воспитания, определяющего особенности отношений подростка с родителями и его личностное развитие.

Демократичные родители ценят в поведении полростка и самостоятельность, и дисциплинированность. Они сами предоставляют ему право быть самостоятельным в каких-то областях своей жизни; не ущемляя его прав, одновременно требуют выполнения обязанностей. Контроль, основанный на теплых чувствах и разумной заботе, обычно не слишком раздражает подростка; он часто прислушивается к объяснениям, почему не стоит делать одного и стоит сделать другое. Формирование взрослости при таких отношениях проходит без особых переживаний и конфликтов.

Авторитарные родители требуют от подростка беспрекословного подчинения и не считают, что должны ему объяснять причины своих указаний и запретов. Они жестко контролируют все сферы жизни, причем могут это делать и не вполне корректно. Дети в таких семьях обычно замыкаются, и их общение с родителями нарушается. Часть подростков идет на конфликт, но чаще дети авторитарных родителей приспосабливаются к стилю семейных отношений и становятся неуверенными в себе, менее самостоятельными.

Ситуация осложняется, если высокая требовательность и контроль сочетаются с эмоционально холодным, отвергающим отношению к ребенку. Здесь неизбежна полная потеря контакта. Еще более тяжелый случай – равнодушные и жестокие родители. Дети из таких семей редко относятся к людям с доверием, испытывают трудности в общении, часто сами жестоки, хотя имеют сильную потребность в любви.

Сочетание безразличного родительского отношения с отсутствие контроля – гипоопека – тоже неблагоприятный вариант семейных отношений. Подросткам позволяется делать все, что им вздумается, их делами никто не интересуется. Поведение становится неконтролируемым. А подростки, как бы они иногда не бунтовали, нуждаются в родителях как в опоре, они должны видеть образец взрослого, ответственного поведения, на который можно было бы ориентироваться.

Гиперопека – излишняя забота о ребенке, чрезмерный контроль за всей его жизнью, основанный на тесном эмоциональном контакте, - приводит к пассивности, несамостоятельности, трудностям в общении со сверстниками.

Трудности возникают и при высоких ожиданиях родителей, оправдать которые ребенок не в состоянии. С родителями, имеющими неадекватные ожидания, в подростковом возрасте обычно утрачивается духовная близость. Подросток хочет сам решать, что ему нужно, и бунтует, отвергая чуждые ему требования.

Конфликты возникают при отношении родителей к подростку как к маленькому ребенку и при непоследовательности требований, когда от него ожидается то детское послушание, то взрослая самостоятельность. Часто источником конфликта становится внешний вид подростка. Родителей не устраивает ни мода, ни цены на вещи, так нужные их ребенку. А подросток, считая себя уникальной личностью, в то же время стремится ничем не отличаться от сверстников. Камнем преткновения во многих семьях может стать вопрос: до которого часа подросток может гулять вечером? Или родители считают, что девочке рано встречаться с мальчиком и т.д. легкая ранимость этого «взрослого» ребенка требует от родителей терпеливого разъяснения. Но ни в коем случае нравоучений и нотаций! Подросток хочет, чтобы взрослые считались с его мнением, уважали его взгляды. Отношение к себе как к маленькому обидит подростка. Вот почему недопустимы со стороны родителей мелочная опека, излишний контроль. Слова убеждения, совета или просьбы, которыми родители на равных обратятся к подростку, воздействуют быстрее.

Существует 4 способа поддержки конфликтных ситуаций:

  • 1. Уход от проблемы (чисто деловое общение)

  • 2. Мир любой ценой (для взрослого отношения с ребенком дороже всего). Закрывая глаза на отрицательные поступки, взрослый не помогает подростку, а наоборот – поощряет отрицательные формы поведения ребенка.

  • 3. Победа любой ценой (взрослый стремиться выиграть, пытаясь подавить ненужные формы поведения ребенка. Если он проигрывает в одном, то будет стремиться выиграть в другом. Эта ситуация бесконечна.)

  • 4. Продуктивный (компромиссный вариант). Этот вариант предполагает частичную победу и в одном и в другом лагере. К этому обязательно нужно идти вместе, т.е. это должно стать результатом совместного решения.

В подростковом возрасте очень важно интимно-личностное общение. Доверие, уважение, понимание, любовь – то, что должно присутствовать в отношениях с родителями

Для достижения воспитательных целей в семье родители обращаются к разнообразным средствам воздействия: поощряют и наказывают ребенка, стремятся стать для него образцом. В результате разумного применения поощрений развитие детей как личности можно ускорить, сделать более успешным, чем при использовании запретов и наказаний. Если все же возникает нужда в наказаниях, то для усиления воспитательного эффекта наказания по возможности должны следовать непосредственно за заслуживающим их проступком. Наказание должно быть справедливым, но не жестоким. Очень суровое наказание может вызвать у ребенка страх или озлобленность. Наказание более эффективно в том случае, если проступок, за который он наказан, разумно ему объяснен. Любое физическое воздействие формирует у ребенка убеждение, что он тоже сможет действовать силой, когда его что-то не устроит.

С появлением второго ребенка привилегии старшего брата или сестры обычно ограничиваются. Старший ребенок теперь вынужден, причем часто безуспешно, вновь завоевывать родительское внимание, которое в большей степени обычно обращено на младших детей.

Специфические условия для воспитания складываются в так называемой неполной семье, где отсутствует один из родителей. Мальчики гораздо острее, чем девочки, воспринимают отсутствие в семье отца; без отцов они часто бывают задиристыми и беспокойными.

Распад семьи отрицательно влияет на отношение между родителями и детьми, особенно между матерями и сыновьями. В связи с тем, что родители сами испытывают нарушение душевного равновесия, им обычно недостает сил, чтобы помочь детям справится с возникшими проблемами как раз в тот момент жизни, когда те особенно нуждаются в их любви и поддержке.

После развода родителей мальчики нередко становятся неуправляемыми, теряют самоконтроль, проявляя одновременно завышенную тревожность. Эти характерные черты поведения особенно заметны в течение первых месяцев жизни после развода, а к двум годам после него сглаживаются. Такая же закономерность, но с менее выраженными отрицательными симптомами наблюдается в поведении девочек после развода родителей.

Таким образом, для того, чтобы максимизировать положительные и свести к минимуму отрицательное влияние семьи на воспитание ребенка необходимо помнить внутрисемейные психологические факторы, имеющие воспитательное значение:

  • u Принимать активное участие в жизни семьи;

  • u Всегда находить время, чтобы поговорить с ребенком;

  • u Интересоваться проблемами ребенка, вникать во все возникающие в его жизни сложности и помогать развивать свои умения и таланты;

  • u Не оказывать на ребенка никакого нажима, помогая ему тем самым самостоятельно принимать решения;

  • u Иметь представление о различных этапах в жизни ребенка;

  • u Уважать право ребенка на собственное мнение;

  • u Уметь сдерживать собственнические инстинкты и относиться к ребенку как к равноправному партнеру, который просто пока что обладает меньшим жизненным опытом;

  • u С уважением относиться к стремлению всех остальных членов семьи делать карьеру и самосовершенствоваться.


Выбранный для просмотра документ Влияние мобильного на психику подростка.doc

библиотека
материалов

Влияние мобильного телефона на психику подростка


Сейчас в мире используется более 2,5 млрд. мобильных телефонов. Это значит, что в некоторых странах у половины ее жителей есть хотя бы по одному мобильнику. Мобильный телефон не просто чудо техники, а уже социальное явление. Немудрено, что такой социальный феномен стал реальностью жизни не только взрослых, но и детей.

Находясь в социуме, ребенок не может не испытывать его влияние. Семья – первая среда, откуда дети берут штампы и модели поведения. Логично, что они интересуются тем, что интересно взрослым. Ученые и психологи давно бьют тревогу относительно увлеченности детей телевидением, с его отнюдь недетским форматом, компьютерными играми с вовсе не наивным содержанием, и говорят, что эти плоды прогресса оказывают пагубное влияние на психику детей и подростков.

Современный мир с его ритмом, а также некоторые семьи, с не самыми правильными воспитательными установками, сформировали несколько типов подростков, поведение которых рассматривают как отклонение от нормы, если норма вообще может быть реально достижимой. Подросшие дети имеют потребительское отношение к жизни, склонны к эгоизму, часто равнодушны к переживаниям других и нередко агрессивны.

Есть и другие, попавшие в крепкие «лапы» индивидуализма. У них достаточно широкий круг интересов, но при этом много амбиций, порой неоправданных и ненужных. Они импульсивны и очень обидчивы, стремятся занять главенствующее положение в своей группе и склонны притеснять слабых.

Нельзя однозначно говорить, что в таком положении виноваты исключительно телевизор, компьютер, Интернет и мобильные. Не только они, но все наше бытие, наполненное потребительскими стремлениями, жаждой материальной наживы и равнодушия приводят к тому, что и дети становятся агрессивными, лживыми, равнодушными.

Утверждая, что мобильник стал социальным явлением, нельзя не заметить, что он способен придать его владельцу статус. Ведь и взрослые склонны окружать себя атрибутами, указывающими на наш уровень достатка и материальной обеспеченности. Потребительский рынок, зная об этом, снабжает изобилиями передовыми техническими новинками, не владеть которыми означает не принадлежать к «высокому стандарту качества».

Подросток в силу неустойчивости психики и несформированности характера, стремится быть если не как все вокруг, то уж как близкие друзья точно. Потом такой ребенок, возможно, взбунтуется против устоев общества. А пока он элементарно боится выделяться из толпы себе подобных, идти наперекор другим. Вот и получается, что если у друзей есть мобильный телефон, то и мне его надо заиметь. Иначе отсутствуют атрибуты принадлежности к группе. Подростковое желание быть не хуже других может дать молодому человеку реальный повод завидовать тому, у кого телефон современнее, и винить родителей.

К тому же подростки легковнушаемы. Стоит вспомнить про очень развитый сегодня SMS-сервис, потребителями которого чаще всего становятся дети. Увлечения оборачиваются не только дополнительными затратами для родителей, но и способны искалечить психику ребенка. Контент таких сервисов плохо модерируем. Ребенок вместе с рингтонами имеет возможность скачать на телефон снимки порнографического содержания. Это вовсе не самым положительными образом отразится на его нравственности, и может даже травмировать психику.

Психологи акцентируют внимание на том, что подростковый возраст – это «благодатное» время для формирования вредных привычек и пагубных пристрастий, от которых во взрослой жизни трудно избавиться. Игромания давно признана серьезным заболеванием, поражающим не только взрослую, но и детскую психику. Для того, чтобы заболеть, ребенку не обязательно посещать казино. Достаточно подключиться к «SMS-рулетке», чтобы азарт стал вредной привычкой.

Миллионы SMS-сообщений, которыми пользователи обмениваются, принадлежат к письменному, а не устному языку. Частое явление особенно среди подростков. «Адепты» SMS-ок используют при общении не полные слова и предложения, которые долго набирать на клавиатуре телефона, а сокращенные словоформы и аббревиатуры, комбинации слов и цифр, которые являются «субститутами» слов.

Исследования, проводимые в Великобритании, показали, что 42% абонентов мобильной связи в возрасте от 18 до 24 лет, используют SMS, чтобы отправить любовные послания. 20% пишут сообщения, чтобы договориться о встрече или о свидании. 13% пользователей – для того, чтобы сообщить о разрыве близких отношений.

Многие ученые всерьез опасаются, что такой сокращенный синтаксис SMS–сообщений может отражать неспособность подростков правильно изъясняться на письме, а также нежелание читать литературу. Есть и такие ученые умы, которые, выдвигая противоположное мнение, утверждают, что SMS стимулирует интерес подростков к письменной речи. Благодаря мобильному сервису SMS-сообщений и Интернету подростки стали больше писать. Но сможет ли такой сокращенный язык стать богаче языка литературного, вызывает серьезные сомнения.

Тесную связь психики с физиологическим здоровьем обосновывать не приходится. Медики с тревогой говорят, что растущий организм подростка необходимо беречь от чрезмерного использования мобильного телефона. Последствия могут быть различные. У детей, которые часто играются с мобильным, наблюдается ухудшение памяти, нарушение сна, возникают головные боли, повышается риск развития эпилепсии и рака.

Не проходит без последствий и воздействие магнитного поля на растущий организм. Повышается риск развития раковых опухолей мозга, и в любом случае негативному воздействию подвергается работа клеток мозга. Подростковый период отличается интенсивным развитием внутренних органов, в том числе и мозга. Под действием электромагнитных волн изменяется не сама его структура. Отмечается снижение активности роста отдельных структур мозга. В период полового созревания подростковый организм становится более чувствительным к внешнему воздействию и влиянию излучения мобильного телефона.

Для психики ребенка такое воздействие не проходит без следа. Могут развиться различные заболевания – от бессонницы до головной боли и неврозов, нарушается работа вегетативной системы.

Воздействие мобильного телефона на психику ребенка отрицать не стоит. Если мы хотим видеть детей здоровыми психически и физически, необходимо задуматься и постараться ограничить общение ребенка и мобильного телефона. Не изолировать, а именно ограничить. Несмотря на то, что маркетологи не дремлют и привлекают к своей продукции все большее число покупателей, мысль о приемлемости или неприемлемости использования товара должна возникать раньше, чем эффект от просмотра рекламного ролика.

Выбранный для просмотра документ Вы разошлись.doc

библиотека
материалов

Вы разошлись. Как воспитать ребенка без отца?

На эту тему сломано немало копий социологами, психологами и педагогами. Хочу сказать, что решать для всех, подходить к этому вопросу в общем плане сложно, а точнее, невозможно. Все зависит от частностей, подробностей и условий существования конкретной семьи.

 Однако часто решение вопроса "можно ли растить ребенка без отца" основывается на двух крайностях, на двух в корне неверных взаимоисключающих убеждениях, которыми вовсю (в зависимости от ситуации) оперирует наше общество, включая и иных специалистов.

 Постулат первый: "Ребенку нужен отец. Без отца дети не вырастут полноценными"

В принципе, конечно, это не лишено здравого смысла, но вот именно в принципе. Когда начинаешь переходить к конкретным ситуациям, впору в панике хвататься за голову: настолько тяжелыми последствиями обладает это убеждение. Да, трагедия, когда ребенок растет без отца. Но еще большая трагедия, когда дети растут с фактически чужим отцом, который не понимает и не уважает их мать и не любит самих детей. Очень часто встречаются семьи, которые уже и семьями в полном смысле слова называть трудно - сообщества двух абсолютно чужих людей, у каждого из которых своя собственная жизнь, которые живут как соседи в тесной коммуналке, мешая друг другу, терроризируя друг друга и унижая... Но часто такие семьи, когда с ними заговариваешь о перспективах развода, искренне ужасаются: "Как же мы можем развестись? У нас ведь дети... Мы должны жить вместе ради детей, детям нужен отец!" А на самом деле, нужен ли ребенку такой, с позволения сказать, "папа", который на глазах у ребенка хамит его матери, а то и поднимает на нее руку?

Или, что еще хуже, между папой и мамой давно идет "холодная война", и этот папа старается держаться молчаливо и безучастно, как тот же сосед по коммуналке, не замечает присутствия уже фактически бывшей подруги жизни и детей, он равнодушен ко всем их проблемам и заботам… Что толку в таких отцах! Почему ради сохранения детям такого папы мать должна - нет, не жить с ним вместе - терпеть его, потому что в большинстве случаев длительное существование двух фактически чужих людей не бывает безоблачным? Почему нестарая, как правило, женщина должна "быть замужем" юридически и одинока фактически, почему она лишает себя возможности стать свободной и счастливой и поделиться собственным счастьем с детьми? Потому, что "детям нужен отец". Перефразируя великого Озерова: нет, такой отец нам не нужен!

Ведь, когда такого папу держат "ради детей", а папа может быть и склочником, и алкоголиком, и элементарным садистом, больше всех от общения с таким отцом страдают именно дети... Лучше нe иметь никакого отца, чем такого, который угрожает безопасности ребенка. И уж вовсе не спасет положения отчаянный шаг матери, когда она, все же решившись на развод с опостылевшим ей и детям мужем и отцом, буквально в считанные дни после развода очертя голову бросается в новый брак: все равно с кем, но в основном потому, что "детям все же нужен отец". И, делая поспешный выбор (а порой и просто хватая буквально первого встречного), она наступает на те же грабли, что и в первом браке. И в результате отчим может оказаться еще хуже отца, тем более что детей ему иногда предъявляют уже после ЗАГСа.

 Милые мамы, не торопитесь с повторным выбором! Наступить на одни и те же грабли дважды вы всегда успеете, если к этому стремитесь. Уж если вы выходите замуж во второй раз "ради детей", то пусть ваш новый муж перед заключением брака как минимум подружится с этими детьми. А на самом деле выбирать мужа следует исключительно "ради себя". Ведь те несколько месяцев или даже лет, что вы будете искать нового супруга, ничего не изменят в плане отсутствия у детей отца. А если вы все же встретите человека, который полюбит вас вместе с вашими детьми, к тому же и с ними найдет общий язык, - вот тогда и вы будете счастливы, и дети получат настоящего папу. Выбирайте не отца детям, а мужа себе.

Постулат второй: "Отец ребенку вовсе не нужен. Мать вполне может его заменить"

Это убеждение, от которого за версту отдает крайним феминизмом, мне кажется, придумали женщины, которые устали от нашего общественного патриархата. Им надоело, что и в обществе, и в семье решающее слово принадлежит мужчинам. Тогда они решили бить по самому больному: "Зато мы умеем рожать и кормить детей! А раз умеем рожать, то и вырастить сумеем тоже, и без вас, зазнавшиеся спесивые самцы!"

То есть все происходит из-за надуманной, но вечной вражды между двумя полами. И женщина, которая таким образом отстаивает свою "независимость", на самом деле не понимает элементарных психологических законов и заблуждается по крайней мере трижды. Во-первых. Разумеется, всегда лучше, когда ребенок воспитывается и матерью, и отцом.

Обратите внимание, я не уточняю пол ребенка, хотя мне приходилось слышать и такие мнения: мол, мальчику отец нужен, а девочка вполне без него обойдется... У девочки, выросшей без отца, будут серьезные проблемы в отношениях с мужчинами. Иначе говоря, сильный пол надолго останется для такой девочки непонятным, представители его будут пугать и отталкивать своей чужеродностью; она станет реагировать на их действия совершенно неадекватно, а когда услышит совет "поймите вашего мужа, прислушайтесь к нему", только иронично усмехнется, потому что не умеет. Как она может понять человека, который для нее, словно инопланетянин? Во-вторых. Опять же и мальчику, и девочке с рождения важно видеть взаимоотношения родителей, а именно не драки и ругань, а их взаимную ласку, доброту и уважение.

 Ребенок строит модель своей будущей семьи, исходя из того, что он наблюдал в семье родителей. А что обычно говорит одинокая женщина, которая ничего не испытывает к бросившим или не выбравшим ее мужчинам, кроме злобы? "Все мужики кобели и сволочи, им от женщин только одно и надо, а поматросят, так и бросят". В результате выросший под такой аккомпанемент мальчик бессознательно будет пытаться вести себя точно так же - ведь мама сказала, что ВСЕ мужчины такие, значит, и он должен тоже? Или у него будут сложности в отношениях с женщинами другого плана: мама сказала, что ТАК себя ведут только плохие мужчины, значит, хороший мужчина должен вообще не стремиться к близости с женщиной? Ну а девочка в таких условиях вырастает с ненавистью ко всему мужскому роду и впоследствии становится либо фригидной старой девой, либо озлобленной одинокой стервой, которая мстит мужчинам неизвестно за что...

В-третьих. Проблемы, возникающие в результате одностороннего воспитания, ударят в первую очередь по самим воспитуемым - выросшим детям. Они будут вести себя так, как им было внушено мамой, не зная о том, что такое поведение в большинстве случаев воспринимается как неадекватное и негативно оценивается обществом. Короче говоря, отпрыск получит достаточное количество ушатов грязи на свою голову, но долго не сможет понять, за что его ругают: ведь он ведет себя так, как его воспитывали в детстве... Дети, выросшие без отца, изначально не представляют себя участниками полной семьи. Особенно мальчики: ведь мама всю жизнь была убеждена, что растить ребенка - дело женщины. И на вопрос: "Мама, а кто мой папа?" - сын получал строгую отповедь: "А зачем тебе папа? Мы и без папы неплохо обойдемся, никакой папа нам не нужен!" В результате через некоторое время мальчик вырастет, сблизится с девушкой, и, если по неопытности она забеременеет, на ее сообщение он ответит равнодушно: "А я тут при чем? Твой ребенок, ты и расти. Зачем это я вам понадобился?" И никакими убеждениями о стыде и совести его не пробить: потому что бессознательные представления о составе семьи, внушенные с маминых слов, действуют сильнее всех призывов к его сознанию. Ну а девочка, убежденная, что никакой отец для ребенка не нужен и что мама вполне способна его заменить, часто, что называется, приносит "в подоле" и начинает так же самоотверженно воспитывать ребенка одна, без мужа...

Нередко в последнее время одинокие женщины решаются на "искусственное оплодотворение". То есть беременеют от анонимного донора и рожают ребенка вообще без всякого отца, если можно так выразиться. Объясняют они это тем, что сами уже в годах (самый пик таких оплодотворении приходится на женщин 30-35 лет), а мужа так и не нашли... Если честно, очень жаль искусственно зачатых детей: потому что в большинстве своем женщины, совершающие этот шаг, за счет ребенка решают... свои личные, глубинные душевные проблемы. Во-первых, они хотят избавиться от давления общества и времени: мол, годы идут, уже старуха. А детей до сих пор нет, а надо, чтобы они были... Все подруги уже с детьми, иные уже с двумя, а при встрече ехидно улыбаются: "Ну, когда же и ты станешь мамой? Мы тебе вещички нашего младшенького отдадим..." И женщина, особенно если она достаточно впечатлительна и внушаема, если для нее общественное мнение значимо, в конце концов встает перед выбором: либо резко, чуть ли не до нуля, ограничить свое общение со всеми окружающими людьми, либо... родить ребенка. Тогда общество перестанет ее корить и будет уважать. А что потом будет чувствовать этот ребенок, в подобной ситуации этот вопрос практически не обсуждается. Во-вторых, детей рожают от кого-то. А до сих пор женщина не обзавелась если уж не супругом, то постоянным партнером.

Одинокие тридцатилетние женщины именно потому и остались одинокими, что в большинстве своем... просто не умеют ни знакомиться с мужчинами, ни, что самое главное, с этими мужчинами длительное время уживаться. Кстати, это может быть следствием того, что такие женщины сами росли в неполной семье... Своим неумением понять мужчин они отталкивают от себя всех потенциальных партнеров. И в результате понимают: мало того, что им замуж в ближайшее время не выйти, так даже и ребенка родить не от кого! Приходится действовать искусственным путем. А на самом деле необходимо просто разобраться в себе: в конце концов, прибегнуть к консультации профессионального психотерапевта-психоаналитика. После этого такие женщины сплошь и рядом выходят замуж и рожают детей от мужа, а не от донора. Конечно, этот путь дольше, труднее и часто дороже, чем однократный визит в банк спермы, и потому многие дамы предпочитают искусственное оплодотворение. Но чем же виноват ребенок, которого вы таким образом "заводите" для прикрытия собственных психологических болячек?

В-третьих, часто к подобному "обзаведению детьми" прибегают женщины, которые распугали вокруг себя всех мужчин страстным, всеобъемлющим желанием... управлять, властвовать и командовать. Чаще всего это социально гиперкомпенсированные женщины, делающие успешную карьеру, подтянутые. строгие начальницы, не имеющие материальных и жилищных проблем. Однако в большинстве случаев с личной жизнью у них, извините за выражение, полный раздрай. И чаще всего потому, что они постоянно за всех решают, всем навязывают свою точку зрения и очень не любят, чтобы им возражали. Безусловно, такие качества "железной леди" могут привести к успеху в деловых кругах, но в семейных и партнерских отношениях очень немногим мужчинам понравится такой стиль общения.

Кстати говоря, мужчин-мальчиков, которым не хватает именно мамы-командирши, в жизни таких женщин хватает, но эти мальчики долго не задерживаются: то надоедают, то даму оскорбляет их собственная личная жизнь, то еще что-нибудь... В общем, женщина решает, что лучше всего командовать собственным ребенком. Он, по крайней мере, долго не будет перечить матери, а если получится, так и вообще никогда не скажет слова против! И тогда дама задумывается: от кого бы забеременеть? Все окружающие ее мужчины - подкаблучники и не заслуживают доверия, а те, на ком бы она могла остановить выбор в качестве производителя, почему-то стремятся держаться подальше от нее... И тогда финансово обеспеченная женщина принимает истинно соломоново решение: если за деньги нельзя купить настоящую любовь, то можно порцию спермы.

Как же быть? Где же истина?

Увы, однозначного ответа на эти вопросы нет. Для каждой семьи, каждой матери и каждого ребенка этот ответ свой, собственный. Но определить некоторые закономерности все-таки можно. Да, ребенку лучше расти с отцом, но, если этот отец наносит детям, да и жене, только моральные, а то и физические травмы, лучше, если ребенок растет без такого отца. Детям лучше жить только с матерью, чем с наспех выбранным "ради детей" отчимом, который может тех же детей также покалечить психологически, да и физически. Лучше родить в сорок, но в счастливом браке, чем в тридцать - для того, чтобы решить собственные проблемы за счет ребенка. Лучше научиться понимать мужчину, чем отвергать весь мужской род и лишать естественного счастья себя и гармонического психологического развития - детей. Но как быть, если ваш ребенок все-таки уже растет без отца? Прежде всего не ограничивайте собственный круг общения. не замыкайтесь на ребенке. Нелегкая задача "стать и мамой, и отцом сразу" пугает вас и заставляет все свое время отдавать ребенку. Это тоже опасное заблуждение, потому что в первую очередь это самому ребенку не на пользу. Живите активной социальной жизнью, не захлопывайтесь, как улитка в раковине, стремитесь быть жизнерадостной и активной. Конечно, речь идет не о том, чтобы устраивать дома шумные гулянки и заливать горе вином. Во-первых, горе таким образом не заливается, во-вторых, в чем же горе? Даже если вы развелись, ваша жизнь не кончена. У вас еще впереди будет счастье и у вашего ребенка тоже, если вы не ограничите свою жизнь его интересами и не будете опускаться как личность "назло всем мужикам". Пусть ребенок видит, что его мама не опустила рук, что она продолжает создавать собственное счастье. И если вы хотите, чтобы ваш ребенок получил полноценное развитие, чтобы он прислушивался к вашим советам, чтобы вы имели у него авторитет, - тот же совет: станьте счастливой! Ведь психологический механизм действия и здесь тот же самый. Зачем ребенок будет слушаться усталую, замотанную, озлобленную на весь мир одинокую мать? Чтобы точно так же нелепо устроить собственную жизнь? Ну уж нет! Дети слушаются только счастливых родителей. Даже не то чтобы слушаются, а искренне хотят делать все так же, как они. Только тогда родительский опыт становится ценным для ребенка. И если вы со временем найдете человека, который станет вам супругом, то и ребенок примет его как отца. Потому что с малолетства будет знать: мама знает, как сделать жизнь счастливой. И что бы она ни делала, это хорошо!

Источник: www.detskiy-mir.com

http://www.babyinfo.ru/contents/mat'_odinochka.html

Выбранный для просмотра документ ДЕСЯТЬ ЗОЛОТЫХ ПРАВИЛ ВОСПИТАНИЯ Виктора КЛЯЙНА..doc

библиотека
материалов

ДЕСЯТЬ ЗОЛОТЫХ ПРАВИЛ ВОСПИТАНИЯ

Какие родители не мечтают о том, чтобы их чада росли здоровыми, удачливыми и, конечно, благодарными? Но далеко не все достигают заветной цели. Иначе давно бы исчезла пресловутая проблема отцов и детей. Как же правильно растить своих отпрысков? Вот советы американского психолога Виктора КЛЯЙНА.

1. Стимулируйте интеллект ребенка.

Создавая необходимую среду, можно повысить коэффициент умственного развития дошкольника на 25—30 единиц или, наоборот, снизить его на 50—80 единиц (если жизнь ребенка будет однообразной, неинтересной и безрадостной).

2. Формируйте самоуважение.

Собственный образ, закрепленный сознанием, является определяющим во время принятия какого-либо решения: при выборе друзей, в любви, при профориентации...

3. Научите ребенка общаться.

Для этого необходимо наличие хотя бы пяти таких составляющих:

искренняя любовь родителей (порождает чувство защищенности);

доброжелательность других взрослых, не только родных и близких (избавляет от комплексов);

внешняя привлекательность малышей, а особенно — подростков (одежда, манеры);

обоснованная уверенность в себе (каждый в чем-то силен);

хороший запас слов (как иначе общаться?)

4. Следите за тем, чтобы ребенок не превратился в «телемана».

Социологи уверяют, что дошкольники проводят перед голубым экраном в среднем до 50 часов в неделю. Медики считают, что это тормозит развитие левого полушария головного мозга, в частности отвечающего за развитие речи. Телепередачам следует противопоставить занятия спортом, музыкой, чтением, полезной домашней работой.

5. Воспитывайте ответственность и порядочность.

Не только по принципу «что такое хорошо и что такое плохо», а, прежде всего, на собственном примере. Не упустите момент: в подростковом возрасте симпатии переместятся с родителей на ровесников.

6. Приучите ребенка гордиться своей семьей, уважать ее традиции.

7. Живите в хорошем окружении.

Друзья, которых выберут ваши дети, будут оказывать влияние на их моральные ориентиры, поведение. Поэтому внимательно присматривайтесь к соседским детям, интересуйтесь репутацией школы, в которую ходят ваши дети. Позаботьтесь о том, чтобы расширить круг знакомств ребенка.

8. Будьте требовательны.

Дети с высокой самооценкой, чувством собственного достоинства, умением делать что-то лучше других, как правило, вырастают в семьях, где к ним предъявляли высокие требования: поддерживать порядок в доме, организовывать свой досуг, хорошо себя вести. Но не перегните палку — не будьте тиранами. И учтите: послушными, аккуратными, умными дети становятся не сразу. Потребуются ваши усилия в течение многих лет. Будьте же терпеливы.

9. Приучайте ребенка к труду.

В какой-то степени вы можете запрограммировать будущий жизненный успех своего чада. Приучите его без принуждения выполнять порученное дело, помогите заполнить жизнь интересными и нужными делами. Пусть привыкает преодолевать трудности и убедится, что ему многое под силу.

10. Не делайте за детей то, что они вполне способны сделать сами.

И запомните: если в тяжелую минуту именно вы окажетесь рядом — как друг, а не как босс, ребенок, возможно, доверит вам свою «страшную тайну» и прислушается к вашему совету


Выбранный для просмотра документ Жестокость к животным.doc

библиотека
материалов

Жестокость по отношению к животным


Из записки:

«Мой маленький сынишка мучает кошку! Я очень расстроена. Он щиплет ее очень сильно, хотя я отшлепала его и объяснила, что мучить и бить животных нельзя. На следующий день после этого он чуть не задушил ее! Как мне научить его быть добрым по отношению к животным?»


Понимать ребенка, себя и ситуацию


Вполне естественно, что мы выходим из себя и ужасаемся, видя, как наш ребенок проявляет жестокость по отношению к маленькому котенку. Но еще хуже проявлять за это такую же жестокость по отношению к ребенку. Шлепать маленького сына также жестоко, как и мучить кошку!

Дети часто поступают с животными так же, как поступают с ними. А бывают, что они обнимают кошку от избытка чувств так сильно, что бедная любимица задыхается, или теребят и дразнят просто для того, чтобы увидеть, как прореагирует кошка.

Помогите детям выразить любовь и удовлетворить любопытство другими способами. Постоянные издевательства над животными свидетельствуют о некоторых отклонениях в психике ребенка, что требует вмешательства специалистов.


Советы


  1. Немного «остыньте» и извинитесь перед ребенком за то, что отшлепали его. Будьте честны! Признайтесь, что очень рассердились, увидев, как он мучает кошку.

  2. Постарайтесь приблизиться к его мироощущению и выскажите свое мнение: «Думаю, тебе не очень нравилось, когда я шлепала тебя. Наверное, ты рассердился и расстроился». Дождитесь ответа и выслушайте, а потом убедите ребенка в правильности его реакции: «Я бы, наверное, чувствовала себя так же!»

  3. Если это повториться, немедленно реагируйте. Отберите у ребенка кошку и скажите: «Нельзя так жестоко обращаться с кошкой. Ты сможешь играть с ней, если будешь хорошо относиться к ней». Возможно, Вам придется делать так много раз, пока Вы не изживете эту дурную привычку.


Как избежать проблем в будущем

  1. Решите, что Вам делать, и следуйте этому. Скажите ребенку: «Я больше не хочу тебя наказывать и бить, потому что не хочу, чтобы ты, или кошка, или кто-то еще испытывали такое неуважительное к себе отношение!»

  2. Предлагайте выбор: «Или ты будешь хорошо общаться с кошкой, или мы поищем другого хозяина, который не будет ее мучить».

  3. Задавайте ребенку вопросы: «Как ты думаешь, что чувствует кошка, когда ты мучаешь ее?», «А что ты чувствуешь, когда это делаешь?» Внимательно выслушайте ответы, определяя причину жестокости ребенка.

  4. Когда ребенок поймет, что Вы относитесь к его чувствам и мнению без осуждения, вы сможете создать атмосферу доверия и взаимопонимания, которая поможет вам вместе решить проблему.

  5. Учите детей тому, что чувства и действия – разные вещи. Можно сердиться, но нельзя наносить вред живому существу! Помогите ему найти выход: «Как по-другому ты можешь успокоиться? Что мы можем сделать, чтобы кошка была в безопасности и ты успокоился?»

  6. Обычно дети вымещают на животных свои чувства. Проследите за собой: не раздражаете ли Вы ребенка чрезмерными требованиями? Поработайте над собой и поищите решение вместе с ребенком.


Что должен усвоить ребенок


Дети должны понять, что нельзя физически угнетать животных. Животные не хотят этого точно так же, как и люди.

Действия, наносящие вред животному, недопустимы. Дети могут научиться уважительному отношению ко всему живому, если чувствуют уважение к себе.


Памятка для родителей


  1. Дети учатся на том, что видят вокруг себя. Если к ним относятся жестоко, они становятся ожесточенными.

  2. Дети заслуживают такого же доброго отношения и защиты от жестокости, как и животные.


Информация к размышлению


Света наряжала своих котят в кукольные платья. Она так выкручивала им лапы, пытаясь просунуть в рукава, что мама в ужасе ждала, когда котята начнут царапаться и кусаться. Это и произошло, конечно! Но поведение котят не расстроило Свету. А ее поведение не испугало котят! Удивительно, но факт! Они продолжали жить в комнате светы, спали под ее покрывалом, игнорировали остальных членов семьи и бежали к ней, стоило ей появиться на пороге дома!

Иногда лучшее решение проблемы – отступить и дать возможность детям и животным разобраться в отношениях самостоятельно!

Выбранный для просмотра документ Задержка умственного развития.doc

библиотека
материалов

Задержка умственного развития

-Оценка уровня умственного развития ребенка
-
Причины задержки умственного развития
-
Предупреждение и преодоление задержки умственного развития

Задержка умственного развития у ребенка, пожалуй, самое огорчительное и обидное для родителей, порождает у них смятение и чувство вины. Она вносит в семью нервозность, иногда разлад, и омрачает отношения как между родителями, так и между ними и ребенком, вплоть до неприятия его в решительном: "У нас в роду были всякие, но дураков не было". Дети, желая как можно больнее унизить, называют сверстника дураком, а то и пишут на стене: "Коля дурак". И нет ничего обиднее этого для нашего Коли.

Ребенку с задержкой умственного развития трудно и неуютно уже в детском садике. Все дети идут направо, а он налево. Все смеются, а ему неясно почему. Его обижают. Он не понимает воспитательницу, она - его. Непонятное представляется ему опасным или враждебным. Ребенок дезориентирован, а потому тревожен, испытывает страх, депрессию. В школе он также среди отстающих, учительнице не скрыть досады, он мешает ей, и у нее невольно вырывается: "Бестолковый!". Дети в начальных классах уважают того, кого ценит учительница, и презирают того, кем она недовольна. Они презирают его, и он начинает презирать себя. Он замыкается в себе. Молчит, хотя надо отвечать, молчит, даже когда может ответить, и от этого положение его еще более усложняется. Возникает порочный круг. Ребенок кажется глупее, чем есть на самом деле.

Если задержка умственного развития не так груба и заключатся в том, что ребенку трудно постичь сложное, абстрактное, теоретическое, а в конкретном, повседневном он как все, то такой ребенок ощущает свою непонятливость, переживает, нервничает и может впасть в невроз. Если задержка груба, ребенок переоценивает себя, полагая, что в его неудачах виновны другие, что к нему придираются, и он протестует, демонстративно и вызывающе не повинуется взрослым, а сверстникам доказывает свою "правоту" кулаками.

Девочки в таких случаях склонны к истерическим реакциям, а их протест выражается в чрезмерно раннем интересе к своей внешности (компенсация!) и к отношениям с мальчиками. Непрерывные санкции, упреки, неудовлетворительные оценки в конце концов допекают этих детей, особенно подростков, вызывают у них враждебное отношение к школе, протест и приводят к трудному поведению. Они ищут понимания и самоутверждения в уличной компании, но и там умственно неразвитых используют для "таскания каштанов из огня", они терпят неудачи, часто, а по сути неотвратимо попадают в беду.

Умственная отсталость, классифицируемая как олигофрения, когда ребенок состоит на учете в психоневрологическом диспансере и готовится к обучению во вспомогательной школе, - особая проблема, требующая в каждом конкретном случае рекомендаций психиатра. Мы ее здесь не касаемся. В данном разделе речь пойдет главным образом о предупреждении и преодолении временной задержки умственного развития, которая, если меры не будут приняты в возможно более ранние сроки, может стать неустранимой, постоянной. Между тем такая задержка чаще всего преодолима. Крайне важно как можно раньше обнаружить ее наличие, понять, в чем именно она выражается (умственное развитие нередко проходит неравномерно, и какие-то характеристики интеллекта формируются в свои сроки, а какие-то западают; нередки и случаи, особенно у мальчиков, когда наблюдается позднее развитие интеллекта, нередко - высокого), и установить ее степень.

http://adalin.mospsy.ru/r_02_00/r_02_07e.shtml

Выбранный для просмотра документ ИСТОКИ ДЕТСКОЙ АГРЕССИИ.doc

библиотека
материалов

ИСТОКИ ДЕТСКОЙ АГРЕССИИ

Аhello_html_m757c604.jpgгрессивное поведение — один из ярких показателей социальной дезадаптации ребенка, а также нарушения процесса социализации в целом. Элементарные проявления агрессии можно наблюдать у детей уже в младенчестве и в раннем детстве: большинство матерей не удивляется, когда их ребенок брыкается, дерется, кусается и т.д. Сюда же можно отнести и громкий крик, плач ребенка, при определенных условиях замещающий реальное агрессивное физическое действие. Подобное поведение неприятно окружающим, но вместе с тем в течение длительного периода жизни ребенка его агрессивные проявления не воспринимаются как «ненормальное» явление.

ВИДЫ И КЛАССИФИКАЦИЯ

В результате социализации ребенок учится контролировать свои агрессивные импульсы, что необходимо для жизни в обществе. В одних случаях развитие навыков контроля за собственной агрессией приводит к ее угасанию, в других — к определенным трансформациям агрессии, когда ребенок учится проявлять агрессию более тонко, через словесное оскорбление, скрытое принуждение и т.д. У части детей агрессия остается несоциализированной и находит выход в физическом насилии и в более поздние возрастные периоды. К формированию и закреплению примитивных, часто неадекватных форм аффективного реагирования, в том числе агрессии, способны приводить и задержка и искажение раннего развития.
Проявления агрессии могут наблюдаться в виде: 1) аутоагрессии или агрессии по отношению к объектам окружения или другим людям; 2) физической агрессии или агрессивных разрядов в вербальном или символическом плане; 3) эпизодических вспышек, имеющих нестойкий характер; 4) типичного способа реагирования.
Имеются многочисленные попытки классификации агрессивных действий с позиций социальной нормативности поведения субъекта. Так, Н.Д. Левитов считает существенным разделение агрессии инициативной и оборонной, а также выделяет «общественно и этически оправданные поступки» (например, боевитость, социально одобряемая спортивная злость и т.д.) и «недопустимую грубую форму обращения с человеком, а иногда с неодушевленным предметом».
В педагогических целях при выборе способов реагирования на агрессию ребенка может оказаться полезной классификация агрессивных проявлений: 1) типичные для характера человека; 2) нетипичные для характера; 3) эпизодические.

АСОЦИАЛЬНОСТЬ И НОНКОНФОРМИЗМ

Можно подразделить расстройства поведения у детей на две подгруппы: социализированные формы агрессивного поведения и несоциализированные.
Для подростков из первой группы не характерны эмоциональные расстройства, и они к тому же легко приспосабливаются к социальным нормам внутри группы, к которой принадлежат. Такие дети часто прогуливают школу, а воровство если совершают, то обычно совместно с другими детьми.
Несоциализированный агрессивный ребенок находится в плохих отношениях с другими детьми и со своей семьей. Негативизм, агрессивность, дерзость, мстительность, демонстративное неповиновение, разрушительные действия, лживость — вот основные черты его характера и поведения. Став старше, такой ребенок с большой вероятностью станет социально опасным.
Вместе с тем существует известная опасность использования признака социальной нормативности для классификации форм агрессии и оценки дезадаптации. Следует с особой осторожностью относиться к утверждениям о том, что нормы поведения других людей неправильны лишь потому, что они иные. Нонконформизм не может быть использован как показатель психического расстройства.

КРИТЕРИИ

В работах В.В. Лебединского, О.С. Никольской, Е.Р. Баенской, М.М. Либлинг предложены следующие критерии для определения тяжести агрессивных проявлений.

1. Частота и легкость возникновения. Чем сложнее аффективная патология, тем больше возможностей возникновения фрустрирующих ситуаций.
2. Степень неадекватности агрессии той ситуации, в которой она возникает. Агрессивные действия могут быть очевидно спровоцированы определенными обстоятельствами, однако интенсивность и форма их проявления могут не соответствовать причинам, их спровоцировавшим. В наиболее грубых случаях выявить причину возникновения агрессии очень трудно.
3. Фиксируемость на агрессии. В ряде случаев возникшая ситуативная реакция может закрепляться и формировать стойкие влечения к агрессивным действиям, что приводит к серьезной дезадаптации ребенка в его взаимодействии с окружающими. Это вызывает отрицательные реакции со стороны окружающих и, в свою очередь, еще больше усиливает ситуацию фрустрации, провоцирующую вновь и вновь агрессию ребенка.
4. Степень напряженности в агрессивных действиях. Иногда ребенка можно отвлечь от агрессии, переключить на замещающую конструктивную деятельность или ввести агрессивное действие в ее контекст, подчинить контролю. В других — более тяжелых — случаях ребенок настолько поглощен непосредственно самим переживанием агрессивного действия, что в этот момент недоступен для контакта, и любое вмешательство со стороны окружающих усиливает его моторное и аффективное напряжение, гнев, ярость.
5. Форма агрессии. В более легких случаях агрессия выражается в вербальной форме, в более тяжелых — в физической форме, направленной на себя или на других.
6. Степень осознанности агрессивных действий. Осознание ребенком своих агрессивных проявлений говорит о возможностях его личностного развития. Однако сформировавшиеся агрессивные установки ребенка могут стать препятствием к его социализации и требуют специальных длительных психокоррекционных воздействий.

При диагностике дезадаптации и выборе способов оказания психологической помощи агрессивному ребенку необходимо прежде всего тщательно проанализировать, какую функцию несет агрессивность в каждой конкретной ситуации; каковы ее место среди других проявлений активности ребенка и динамика с момента возникновения.

ЛЮБОВЬ И ЗАБОТА

Вhello_html_322d2376.jpg настоящее время изучены условия воспитания, способствующие возникновению и закреплению агрессивных проявлений. На присвоение норм поведения и нравственных ценностей в целом существенно влияет та забота, которую ребенок получил со стороны взрослых в детстве, и эмоциональная связь между ребенком и взрослым в первые годы жизни. Эти факторы предопределяют формирование у ребенка потребности в эмоциональных контактах с окружающими людьми, развитие у него способности к сопереживанию.
В результате проведенных кросскультурных исследований обнаружены некоторые интересные тенденции нравственного развития.
В сообществах, где родители отзывчивы на потребности ребенка, ласковы, не строги, отмечается низкий уровень преступности.
Воровство наиболее распространено в сообществах, где для воспитания послушания, ответственности и самостоятельности используются преимущественно наказание и строгость.
Воровство и преступления против личности весьма распространены там, где воспитанием детей традиционно занимаются матери, где отсутствует возможность возникновения тесных эмоциональных связей с отцом.
Преступления против личности, в том числе насилие, клевета, наиболее часто встречаются в сообществах, где детей грубо и неожиданно заставляли проявлять самостоятельность.
На этом основании можно сделать вывод, что теплые тесные связи ребенка с родителями (особенно с родителем того же пола, что и ребенок) способствуют развитию у него гуманного отношения к другим.
Многие исследователи, как отечественные, так и зарубежные, подчеркивают, что любовь, забота, внимание со стороны близких взрослых оказываются для ребенка своеобразным «жизненно важным витамином», дающим ощущение защищенности, обеспечивающим эмоциональную стабильность, равновесие в отношениях, способствующим росту самооценки.
Ограниченность эмоционального общения и активного доброжелательного внимания со стороны близких взрослых приводит к появлению у ребенка невротизма, тревожности. М.И. Лисина пишет, что «атмосфера общения с близкими людьми в семье во многом определяет особенности социабельности и контактности ребенка».
Нарушение эмоционального контакта ребенка с родителями представляет для него сильный психотравмирующий фактор. Наличие полноценных контактов ребенка с родителями, активная и тактичная забота о малыше, чувство безопасности способствуют, с одной стороны, развитию у маленького человека так называемого базового доверия к миру, а с другой — повышению у него конструктивной активности в освоении окружающего мира.


Выбранный для просмотра документ Избалованность.doc

библиотека
материалов

Я слишком балую ребенка?


Из записки:

«Знаю, что я слишком балую сына, но не могу остановиться. Он кажется таким беспомощным и нежным. Мне все время кажется, что оттолкнуть его от себя будет жестоко».


Понимать ребенка, себя и ситуацию


Не баловать ребенка совсем не значит отталкивать его от себя. Балуя, Вы сами воспитываете в нем беспомощность и изнеженность. И в том, что он в будущем не сможет справиться с трудностями, будет Ваша вина. Баловать ребенка означает приучать его к мысли, что любовь – это забота, которую все вокруг должны проявлять только к нему, так как он слаб и беспомощен.


Советы


  1. Сделайте так, чтобы дети дошкольного возраста проводили какое-то время без Вас. Устройте в детский сад (можно не на всю неделю) или найдите няню на несколько часов в день.

  2. Поручайте детям подходящие по возрасту обязанности, чтобы они могли постепенно привыкать к ответственности.

  3. Верьте в своих детей. Если ребенок говорит: «Я не смогу», а вы уверены, что это не так, вдохновляйте его: «Я уверена, что у тебя все замечательно получится!» Если вы думаете, что он действительно не сможет, скажите: «Мы не будем на этом сегодня настаивать, но завтра я тебя научу, как это делать». Не показывайте ему, что Вы сомневаетесь в его силе или ловкости. Внушайте, что завтра или через три дня, месяц или год он обязательно справиться с проблемой.


Как избежать проблемы в будущем


  1. Проводите с детьми специально отведенное время, чтобы они чувствовали Вашу любовь и не боялись, что их покинули или что они Вам мешают.

  2. Находите время учить ребенка тому, с чем он не справляется.


Что должен усвоить ребенок


Дети должны знать, что они способны делать то, что необходимо уметь каждому человеку – заботится о себе и близких.


Памятка для родителей


  1. Вы, конечно, слышали, как часто родители жалуются и сокрушаются, что их взрослые дети ничего не умеют делать. Вы можете избежать этой проблемы в будущем, если прямо сейчас перестанете делать за детей то, с чем они вполне справятся сами.

  2. Помните, как в сказке птица-мать так любила своих птенцов, что не выпускала их из гнезда? Из-за слепой материнской любви ее дети так и не научились летать!


Информация к размышлению


Если баловать детей вредно, почему же родители делают это? Потому что многие считают это наилучшим проявлением своей любви. Но зачем же создавать детям лишние проблемы, когда они столкнутся с реальной, взрослой жизнью? Ведь им придется жестоко ломать свои привычки и дольше приспосабливаться!

Другая причина, по которой родители балуют своих детей, объясняется проще. Гораздо легче самим ухаживать за ребенком и считать себя «примерными родителями», чем вдумчиво бороться с его слабостями и находить время и терпение, чтобы научить его самостоятельно справляться с обязанностями и трудностями.


Выбранный для просмотра документ КАК СЛУШАТЬ РЕБЁНКА.doc

библиотека
материалов

Как слушать ребенка?


Причины трудностей ребенка часто бывают спрятаны в сфере его чувств. Тогда практическими действиями – показать, научить, направить – ему не поможешь. В таких случаях лучше всего …его послушать. Правда, иначе, чем мы привыкли. Психологи нашли и очень подробно описали способ «помогающего слушания», иначе его называют «активным слушанием».

Активно слушать ребенка – значит «возвращать» ему в беседе то, что он Вам поведал, при этом обозначив его чувство. Многие родители, которые впервые попробовали спокойно «озвучить» чувства ребенка, рассказывают о неожиданных, порой чудодейственных результатах. Приведем реальный случай.

Мама входит в комнату дочки и видит беспорядок.

Мама: Нина, ты все еще не убралась в своей комнате!

Дочь: Ну, мам, потом!

Мама: Тебе очень не хочется сейчас убираться…

Дочь (неожиданно бросается на шею матери): Мамочка, какая ты у меня замечательная!

Приведем пример более длительного разговора, в котором мама несколько раз «озвучила» то, что она услышала и увидела, беседуя с плачущим ребенком.

Мама занята деловым разговором. В соседней комнате играет ее пятилетняя дочка и десятилетний сын. Вдруг раздается громкий плач.

Плач приближается к маминой двери, и со стороны коридора начинает дергаться ручка. Мама открывает дверь, перед ней стоит, уткнувшись в косяк, плачущая дочь, а сзади – растерянный сын.

Дочь: У-у-у-у!

Мама: Миша тебя обидел…(Пауза).

Дочь (продолжает плакать): Он меня урони-и-ил!

Мама: Он тебя толкнул, ты упала и ушиблась…(Пауза).

Дочь (переставая плакать, но все еще обиженным тоном): Нет, он меня не поймал.

Мама: Ты откуда-то прыгала, а он тебя не удержал и ты упала…(Пауза).

Миша, который с виноватым видом стоит сзади, утвердительно кивает головой.

Дочь (уже спокойно): Да…Я к тебе хочу (забирается к маме на колени).

Мама (через некоторое время): Ты хочешь побыть со мной, а на Мишу все еще обижаешься и не хочешь с ним играть…

Дочь: Нет. Он там свои пластинки слушает, а мне не интересно.

Миша: Ладно, пойдем, я тебе твою пластинку поставлю…

Этот диалог дает нам возможность обратить внимание на некоторые важные особенности и дополнительные правила беседы по способу активного слушания.

Во-первых, если Вы хотите слушать ребенка, обязательно повернитесь к нему лицом. Очень важно также, чтобы его и Ваши глаза находились на одном уровне. Если ребенок маленький, присядьте около него, возьмите его на руки или на колени; можно слегка притянуть ребенка к себе, подойти или придвинуть свой стул к нему поближе. Избегайте общаться с ребенком, находясь в другой комнате, повернувшись лицом к плите или к раковине с посудой; смотря телевизор, читая газету; сидя, откинувшись на спинку кресла или лежа на диване. Ваше положение по отношению к нему и Ваша поза – первые и самые сильные сигналы о том, насколько Вы готовы его слышать и услышать. Будьте очень внимательны к этим сигналам, которые хорошо «читает» ребенок любого возраста, даже не отдавая себе сознательного отчета в том.

Во-вторых, если Вы беседуете с расстроенным или огорченным ребенком, не следует задавать ему вопросов. Желательно, чтобы Ваши ответы звучали в утвердительной форме. Например:

Сын (с мрачным видом): Не буду больше водиться с Петей!

Родитель: Ты на него обиделся.

Возможны неправильные реплики: «А что случилось?», «Ты что, на него обиделся?». Казалось бы, разница между утвердительным и вопросительным предложениями очень незначительна, иногда это всего лишь тонкая интонация, а реакция на них бывает очень разная. Часто на вопрос: «Что случилось?» огорченный ребенок отвечает: «Ничего!», а если Вы скажете: «Что-то случилось…», то ребенку бывает легче начать рассказывать о случившемся.

В-третьих, очень важно в беседе «держать паузу». После каждой Вашей реплики лучше всего помолчать. Помните, что это время принадлежит ребенку; не забивайте его своими соображениям и замечаниями. Пауза помогает ребенку разобраться в своем переживании и одновременно полнее почувствовать, что Вы рядом. Помолчать хорошо и после ответа ребенка – может быть, он что-то добавит. Узнать о том, что ребенок не готов услышать Вашу реплику, можно по его внешнему виду. Если его глаза смотрят не на Вас, а в сторону, «внутрь» или вдаль, то продолжайте молчать: в нем происходит сейчас очень важная и нужная внутренняя работа.

В-четвертых, в Вашем ответе также иногда полезно повторить, что, как Вы поняли, случилось с ребенком, а потом обозначить его чувство. Так, ответ отца в предыдущем примере мог бы состоять из двух фраз.

Сын (с мрачным видом): Не буду больше водиться с Петей!

Отец: Не хочешь с ним больше дружить. (Повторение услышанного).

Сын: Да, не хочу…

Отец (после паузы): Ты на него обиделся…(Обозначение чувства).

Иногда у родителей возникает опасение, что ребенок воспримет повторение его слов как передразнивание. Этого можно избежать, если использовать другие слова с тем же смыслом. Так, в нашем примере слово «водиться» отец заменил «дружить».

Хочется отметить, что беседа по способу активного слушания очень непривычна для нашей культуры, и ею овладеть непросто. Однако этот способ быстро завоюет Ваши симпатии, как только Вы увидите результаты, которые он дает. Их по крайней мере три. Они также могут служить признаками того, что Вам удается правильно слушать ребенка. Перечислим их.

  1. Исчезает или по крайней мере сильно ослабевает отрицательное переживание ребенка. Здесь сказывается замечательная закономерность: разделенная радость удваивается, разделенное горе уменьшается вдвое.

  2. Ребенок, убедившись, что взрослый готов его слушать, начинает рассказывать о себе все больше: тема повествования (жалобы) меняется, развивается. Иногда в одной беседе неожиданно разматывается целый клубок проблем и огорчений.

  3. Ребенок сам продвигается в решении своей проблемы.

Вы познакомились с тремя положительными результатами, которые можно обнаружить при удачном активном слушании ребенка уже в ходе беседы. Однако постепенно родители начинают обнаруживать еще по крайней мере два замечательных изменения, более общего характера. Первое: родители сообщают, как о чуде, что дети сами довольно быстро начинают активно слушать их. Второе изменение касается самих родителей. Они чувствуют, что становятся более чувствительными к нуждам и горестям ребенка, легче принимают его «отрицательные» чувства. Родители говорят, что со временем они начинают находить в себе больше терпения, меньше раздражаться на ребенка, лучше видеть, как и отчего ему бывает плохо.


Вопросы родителей.


Вопрос: А как слушать ребенка, если некогда? Как прервать его?

Ответ: Если некогда, лучше не начинайте. Нужно, чтобы у Вас был некоторый запас времени. От начатых и прерванных попыток слушать ребенка тот может получить только разочарование. Хуже всего, если хорошо начавшийся разговор резко прерывается родителем. При повторении подобных случаев у ребенка может вырасти лишь недоверие к Вам, а попытки активного слушания он начнет оценивать как способ войти к нему в доверие, чтобы потом больнее ударить. Особенно опасны такие ошибки, если у Вас до сих пор не было хорошего контакта с ребенком, и Вы делаете только первые шаги.

Вопрос: А что, если активное слушание не помогает?

Ответ: Этот вопрос помогает разъяснить одно часто ошибочное мнение родителей, будто активное слушание – это способ добиться от ребенка того, что Вы от него хотите. Совсем нет, активное слушание – это путь установления лучшего контакта с ребенком, способ показать, что Вы безусловно его принимаете со всеми его отказами, бедами, переживаниями. Для появления такого контакта может понадобиться некоторое время, в течении которого ребенок может убедиться, что Вы стали более внимательно относиться к его проблемам.

Вопрос: Всегда ли можно активно слушать ребенка? Вот, например, вчера сын пришел домой в порванных брюках. Ему хоть бы что, а я в отчаянии: где теперь их достанешь! Неужели и здесь его надо было активно слушать?

Ответ: Нет, не надо. Когда ребенку «хоть бы что», а Вы переживаете, то ситуация как раз противоположная той, которую мы имели в виду до сих пор. Другой случай, когда не надо активно слушать – это вопрос типа «Мам, который час?». Было бы нелепо ответить: «Ты хочешь узнать, который час…».

















































  1. Психологические особенности развития ребенка в период младенчества



Жизнь младенца целиком зависит от взрослого. Потребность в эмоциональном общении имеет огромное положительное значение на развитие ребенка, однако оно может иметь и отрицательные проявления. При правильных методах воспитания непосредственное общение (общение ради общения), характерное для начала младенчества, скоро уступает место общению по поводу предметов, игрушек, перерастающую в совместную деятельность взрослого и ребенка. Большое значение в совместной деятельности ребенка и взрослого имеет развивающаяся на протяжении младенчества способность подражать действиям взрослых. Она раскрывает все расширяющиеся возможности обучения.

Действия, которыми ребенок овладевает под руководством взрослого, создают основу для психического развития. Таким образом, уже в младенческом возрасте ярко обнаруживается общая закономерность психического развития ребенка, которая состоит в том, что психические процессы и качества складываются у него под решающим влияний условий жизни, воспитания и обучения. Отношение ребенка к действительности оказывается с самого начала социальным, общественным отношением.

Взрослый не только удовлетворяет растущие потребности ребенка, но и учит его действовать с предметами. Нарастающая потребность в общении со взрослым вступает в противоречие с возможностями общения. Это противоречие находит свое разрешение в понимании человеческой речи, а затем и овладении ею.

Если в первые месяцы жизни ребенка взрослые используют речь, чтобы передать свое эмоциональное расположение к ребенку, то примерно с середины младенческого возраста они стараются создавать специальные условия для развития понимания речи, которая выражается в поиске предмета и нахождении его.

К концу младенческого возраста усвоение речи приобретает активный характер, становиться одним из важных средств расширения возможностей общения ребенка со взрослым.

На протяжении первого года жизни ребенок достигает больших успехов, овладевая передвижением в пространстве и простейшими действиями с предметами. Наряду с прогрессивными движениями и действиями (ребенок учиться садиться, ползать, принимать вертикальное положение, тянуться к предметам, схватывать и удерживать их, наконец, манипулировать ими) при неблагоприятных условиях воспитания у ребенка могут складываться и закрепляться тупиковые виды движения (сосание пальцев, рассматривание руки, поднесенной к лиц, ощупывание рук, раскачивание на четвереньках), которые не только не способствуют дальнейшему развитию, но, наоборот, тормозят его.

К началу младенчества происходит уточнение работы зрительного аппарата и слухового аппарата, связанное с их упражнением, возникает зрительное и слуховое сосредоточение. Когда у младенца начинают складываться различные виды движений и действий, перед зрением возникает следующая задача: оно должно направлять и регулировать поведение – передвижение в пространстве, хватание, манипулирование предметами. Ребенок получает разные впечатления от предметов, но в чем состоит разница и что она означает, ребенку предстоит выяснить.

К 8 – 9 месяцам ребенка начинают привлекать не только действия и их результаты, а и сами по себе свойства предметов, благодаря которым эти результаты становятся возможными. Наиболее явно внимание ребенка к свойствам предметов обнаруживается к концу года, когда он пытается применять усвоенные действия к разнообразным предметам, имеющим сходные свойства (толкает палочкой шарик, колесико, мяч). Позднее (в 9 – 10 месяцев) дети начинают искать исчезнувшие на глазах предметы. Примерно к этому же периоду дети начинают узнавать предметы независимо от их положения в пространстве. В последние месяцы первого года жизни дети уже способны выполнять действия, основанные на установлении простейших связей и отношений между предметами и их свойствами, т.е. мыслительные действия.

Все эти факты говорят, что к концу младенчества на основе организуемых взрослыми движений и действий ребенка у него складываются первоначальные представления об окружающем мире и возникают элементарные формы восприятия и мышления, позволяющие ориентироваться в этом мире и составляющие необходимую предпосылку для перехода к усвоению разных видов общественного опыта, которое происходит в раннем детстве.

























  1. Психологические особенности развития ребенка в раннем детстве.



После года начинается новый этап развития ребенка.

Младенчество вооружило его умением смотреть, слушать и управлять движениями рук. С этого момента ребенок уже не беспомощное существо, он чрезвычайно активен в своих действиях и в стремлении общения со взрослыми.

Качественные преобразования, которые претерпевает ребенок за первые три года, столь значительны, что некоторые психологи, размышляя о том, где же середина пути развития человека от момента рождения до зрелого возраста относят ее к трем годам. Действительно, трехлетний ребенок владеет употреблением многих предметов обихода. Он способен к самообслуживанию, умеет вступать во взаимоотношения с окружающими людьми. Он общается со взрослыми и другими детьми при помощи речи, выполняет элементарные правила поведения.

Основными достижениями раннего детства, которые определяют развитие психики ребенка, являются овладение прямой походкой, развитие предметной деятельности и овладение речью.

Если в конце младенческого возраста ребенок начинает делать первые шаги, то уже в начале раннего детства он делает эти шаги более уверенно, что дает малышу возможность ориентироваться в пространстве. Увеличивая самостоятельность ребенка, ходьба расширяет вместе с тем его ознакомление с предметами и их свойствами, умение общаться с ними.

Переход от младенчества к раннему детству связан с развитием нового отношения к миру предметов – они начинают выступать для ребенка не просто как объекты, удобные для манипулирования, а как вещи, имеющие определенное значение и определенный способ употребления, т.е. в той функции, которая закреплена за ними в общественном опыте. В период раннего детства осуществляется переход к предметной деятельности, которая становиться ведущим видом деятельности на протяжении всего периода. Специфика предметной деятельности заключается в том, что в ней ребенку впервые открываются функции предметов, и только взрослый способен раскрыть ему эти их.

Из числа действий, которыми овладевает ребенок в раннем детстве, особенно значимыми для его психического развития оказываются соотносящиеся и орудийные действия. Цель соотносящихся действий состоит в приведении двух или нескольких предметов (или их частей) в определенные пространственные взаимоотношения (складывание пирамидок из колец, закрывание коробок крышками и т.д.). орудийные действия – это действия, в которых один предмет – орудие – употребляется для воздействия на другие предметы (употребление ложки, чашки, совочка, карандаша, машинки и т.д.). Эти действия пока несовершенны и продолжают отрабатываться в дальнейшем, но важно не то, насколько у ребенка отработаны соответствующие движения, а то, что он усваивает сам принцип употребления орудий, являющийся одним из основных принципов деятельности человека.

К концу раннего детства (на третьем году жизни) начинают складываться новые виды деятельности, которые достигают развернутых форм за пределами этого возраста и начинают определять психическое развитие. Это игра (игра-упражнение, игра-соревнование, ролевая игра) и продуктивные виды деятельности (рисование, лепка, конструирование).

Дети раннего возраста сначала действуют с предметом, а потом осознают смысл предмета в игре. Одновременно с появление в играх предметов-заместителей дети начинают изображать действия конкретных взрослых (мамы, воспитательницы, няни, врача).

В связи с развитием предметной деятельности в раннем детстве возникают и предпосылки к овладению рисованием, которое в дошкольном возрасте превращается в особый вид деятельности – изобразительную деятельность. В раннем детстве ребенок учиться наносить карандашом штрихи на бумагу, создавать так называемые каракули и усваивать изобразительную функцию рисования – начинает понимать, что рисунок может изображать те или иные предметы. Переход ребенка от доизобразительной стадии к изобразительной включает две вполне четко различающиеся фазы: вначале возникает узнавание предмета в случайном сочетании линий, затем – намеренное изображение. Для формирования собственно изобразительной деятельности недостаточно лишь отработки «техники» нанесения линий и обогащения восприятия и представлений. Необходимо формирование графических образов, что возможно при систематическом влиянии взрослого.

Раннее детство является сензитивным периодом для усвоения речи. А решающим значением для ее развития является изменение форм общения со взрослыми, происходящее с связи с овладением предметной деятельностью. Возрастающий интерес ребенка к предметам, их свойствам и действиям с ними побуждает постоянно обращаться к взрослым.

Развитие речи в раннем детстве идет по двум линиям: совершенствуется понимание речи взрослых и формируется собственная активная речь ребенка.

Слушание и понимание сообщений, выходящих за пределы непосредственной ситуации общения, является важным приобретением. Оно создает возможность использовать речь как основное средство познания действительности, недоступной непосредственному опыту ребенка.

Развитие активной речи ребенка до полутора лет происходит медленно (усваиваются от 30 – 40 до 100 слов, но употребляются редко). Однако к концу второго года темп развития речи возрастает (до 300 слов), и особенно возрастает к концу третьего года (1500 слов).

Усвоение грамматического строя имеет свои периоды развития.

Первый период – от одного до двух лет – период предложений, состоящих из аморфных слов-корней. В этом периоде речь ребенка мало походит на речь взрослого и называется автономной речью (когда ребенок употребляет такие слова, которыми взрослые не пользуются). При правильном речевом воспитании автономная речь быстро исчезает.

Второй период развития грамматического строя языка продолжается до трех лет. Речь ребенка начинает приобретать довольно связный характер и позволяет ему выражать понимание многих отношений в предметном мире.

В течение раннего детства малыш проделывает грандиозную работу по усвоению родного языка, овладевая его основными синтаксическими конструкциями, грамматическими формами и звуками. Формирование активной речи служит основой для всего психического развития ребенка.

Развитие мышления ребенка зависит, во-первых, от деятельности самого ребенка – в основе мышления лежит его чувственный опыт – и, во-вторых, от влияния взрослого, который учит способам действия и дает обобщенные названия предметов. Каково бы ни было значение личного практического опыта в развитии мышления, особое влияние на развитие мышления ребенка оказывает социальное окружение. В своих интеллектуальных решениях ребенок все время ориентируется на взрослого. Наблюдая действия взрослых с предметами, ребенок присваивает человеческие формы практической предметной деятельности.

Мышление ребенка, выполняемое при помощи внешних ориентировочных действий, носит название наглядно-действенного. Мышление ребенка, в котором решение задачи происходит в результате внедренных действий с образами, называется наглядно-образным.

Особенно важны для развития мышления орудийные действия. Применяясь к разным ситуациям и по отношению к разным предметам, орудие становиться первым носителем обобщения.

На третьем году жизни в умственном развитии ребенка происходит важный сдвиг, имеющий огромное значение для последующего овладения более сложными формами мышления и новыми видами деятельности, начинает формироваться знаковая (или символическая) функция сознания. Знаковая функция состоит в возможности использовать один объект в качестве заместителя другого. При этом вместо действий с предметами выполняются действия с их заместителями, результат же относиться к самим предметам. Использование знаков и их систем является одной из самых характерных особенностей человека. Знаковая функция перестраивает рисование ребенка, дает толчок превращению каракуль в изобразительную деятельность. Рисование и игра при этом тесно связаны между собой.

В ходе психического развития ребенок постепенно овладевает свойственными человеку формами поведения в обществе и, главное, теми внутренними чертами, которые отличают человека как члена общества и определяют его поступки. Во многих случаях воспитательные влияния, требования, которые взрослые предъявляют к ребенку, неизбежно оказываются для него противоречивыми.

Отличительной особенностью поведения ребенка раннего возраста является то, что он действует не задумываясь, под влиянием в данный момент чувств и желаний, т.е. от внешних обстоятельств. Поскольку поведение детей определяется характером их чувств и желаний, большое значение имеет развитие у них таких чувств, которые побуждают учитывать интересы других людей, поступать в соответствии с требованиями взрослых.

Ребенок легко заряжается чувствами других людей. Начиная с полутора лет оценка поведения ребенка взрослыми становиться одним из главным источником его чувств. Положительно оценивая те или другие действия, поступки, взрослые придают им привлекательность в глазах детей, пробуждают с детях самолюбие, желание заслужить похвалу. Несколько позднее, чем чувство гордости, ребенок начинает испытывать чувство стыда в случаях, если его действия не оправдывают ожиданий взрослых, порицаються ими. Чаще всего ребенку становиться стыдно, если он неправильно произносит слова, ошибается, рассказывая стишок, и т.д.

Возможность сознательно управлять своим поведением у ребенка раннего возраста крайне ограничена. Ему очень трудно удержаться от немедленного удовлетворения возникшего желания и еще труднее выполнить непривлекательное действие по предложению взрослого (дети либо видоизменяют их, превращая в игру, либо быстро отвлекаются и не доводят дело до конца).

Один из наиболее важных моментов развития ребенка раннего возраста состоит в том, что он начинает осознавать себя как отдельного человека, не изменяющегося при изменении ситуации, имеющего свои особые желания, которые могут совпадать, а могут и не совпадать с желаниями взрослых. Этот период принято считать критическим («кризис трех лет»), так как взрослый начинает испытывать трудности во взаимоотношениях с ребенком, который может стать невыносимым в своем негативизме и упрямстве.

Кризис трехлеток – объективно существующее явление в развитии взаимоотношений ребенка со взрослыми. У ребенка появляются тенденции к самостоятельному удовлетворению своих потребностей, а взрослый сохраняет старый тип отношений и тем самым ограничивает активность ребенка.

Кризис трех лет – явление переходящее, но связанные с ним новообразования – отделение себя от окружающих, сравнение себя с другими – важный шаг в психическом развитии.



















  1. Психологические особенности развития ребенка в дошкольном возрасте.


В дошкольном детстве (от трех до семи лет) продолжается интенсивное созревание организма ребенка. Физическое развитие создает необходимые условия для большей самостоятельности ребенка, для усвоения им новых форм общественного опыта в процессе воспитания и обучения.

Дошкольный возраст характеризуется возникновением новой социальной ситуации развития ребенка. Место, занимаемое дошкольником среди окружающих детей, существенно отличается от того, которое характерно для ребенка раннего детского возраста. У ребенка появляется круг элементарных обязанностей. Связь ребенка со взрослым приобретает новые формы: совместная деятельность сменяется самостоятельным выполнением указаний взрослого. Впервые становиться возможным сравнительно систематическое обучение ребенка по определенной программе.

Существенной особенностью дошкольного возраста является возникновение определенных взаимоотношений ребенка со сверстниками, образование «детского общества». Собственная внутренняя позиция дошкольника по отношению к другим людям характеризуется возрастающим осознанием собственного «я» и значения своих поступков, огромным интересом к миру взрослых, их деятельности, взаимоотношениям.

Ведущим видом деятельности в дошкольном возрасте становиться игра, однако не потому, что современный ребенок, как правило, большую часть времени проводит в развлекающих его играх, - игра вызывает качественные изменения в психике ребенка. В игровой деятельности дошкольник не только замещает предметы, но берет на себя ту или иную роль и начинает действовать в соответствии с этой ролью. Обязанности по отношению к окружающим – это то, что ребенок чувствует необходимым исполнять исходя из роли, которую он взял на себя. Исполняя обязанности, ребенок получает права по отношению к лицам, роли которых выполняют другие участники игры. Именно в этом и заключается роль в сюжетной игре. Сюжетом ролевой игры становится отражение действительности. Чем шире сфера деятельности, тем шире и разнообразнее сюжеты игр. Наряду с этим увеличивается и продолжительность игр. Содержанием игры является то, что ребенок выделяет как основной момент деятельности взрослых. Воспроизведение реальных действий взрослых людей с предметами (связанные с непосредственной практикой самих детей) становиться основным содержанием игры младших дошкольников. Содержание ролевой игры у старших дошкольников становиться подчинение правилам, вытекающим из взятой на себя роли.

В игре существуют два вида взаимоотношений: игровые (отражают отношения к сюжету и роли) и реальные(это взаимоотношения детей как партнеров, товарищей, выполняющих общее дело). Игра требует от ребенка таких качеств, как инициативность, общительность, способность координировать свои действия с действиями группы сверстников, чтобы устанавливать и поддерживать общение. В совместной игре дети учатся языку общения, учатся согласовывать свои действия с действиями другого, учатся взаимопониманию и взаимопомощи.

Игровая деятельность влияет на формирование произвольности психических процессов. Так, в игре начинает развиваться произвольное внимание и произвольная память. В условиях игры дети сосредотачиваются лучше и запоминают больше, чем в условиях лабораторных опытов. Однако дошкольное детство – возраст преобладания непроизвольного внимания и памяти. Ребенок внимателен к тому, что представляет для него непосредственный интерес. Значительно легче запоминаются наглядные образы, чем словесные рассуждения. Переломным моментом в развитии памяти является возникновение специальных мнемических действий, при которых ребенок ставит перед собой цель запомнить и начинает применять соответствующие способы.

Игровая ситуация и действия в ней оказывают постоянное влияние на развитие умственной деятельности ребенка дошкольного возраста и развитие его речи. Ролевая игра имеет определенное значение для развития воображения.

Влияние игры на развитие личности ребенка заключается в том, что через нее он знакомиться с поведением и взаимоотношениями взрослых людей, которые становятся образцом для его собственного поведения, и в ней приобретает основные навыки общения, качества, необходимые для установления контакта со сверстниками.

Продуктивные виды деятельности ребенка – рисование, конструирование – на разных этапах дошкольного детства тесно слиты с игрой.

Дети-дошкольники приучаются выполнять и отдельные трудовые задания. Хотя здесь еще рано говорить о труде как об особом самостоятельном виде деятельности, но при выполнении таких заданий складываются некоторые психологические качества, характерные для труда в его развитых формах. Основным из них является умение подчинять свою деятельность общественным мотивам, руководствоваться той пользой, которую эта деятельность приносит другим людям. В итоге ребенок дошкольного возраста овладевает элементами учебной деятельности. Научение в тех или иных формах включено в любые виды деятельности людей.

Дошкольный возраст является периодом, в течение которого происходит колоссальное обогащение и упорядочение чувственного опыта ребенка, овладение специфически человеческими формами восприятия и мышления, бурного развития воображения, формирование произвольного внимания и смысловой памяти. В этом возрасте ребенок решает жизненные задачи тремя способами: наглядно-действенным, наглядно-образным и путем логического рассуждения, опирающегося на понятия. Путем интериоризации внешних действий образуются наглядно-образные и логически-понятийные формы мышления. Развитие мышления у дошкольника не исчерпывается совершенствованием способов мышления, приобретением новых типов умственных действий. Не меньшее значение имеет изменение и расширение круга мыслительных задач, решаемых детьми, обогащение содержания мышления.

С поступлением ребенка в школу наступает совершенно новый этап его жизни. И к этому этапу он должен быть достаточно подготовлен.


Отличительная характеристика периода раннего детства и дошкольного возраста.



  1. Развитие речи «про себя» и внутренней речи.

  2. Развитие словесно-логического мышления.

Овладение употреблением многих предметов обихода.

Появление круга элементарных обязанностей.

Способность вступать во взаимоотношения с окружающими людьми.

Способность вступать во взаимоотношения со сверстниками, появление «детского общества».

Начинает складываться такой вид деятельности, как игра.

Начинается овладение элементами учебной деятельности.

Усвоение избирательной функции рисования; соотносящиеся и орудийные действия.

Продуктивными видами деятельности являются рисование и конструирование.

Вначале речь является автономной, но затем начинает приобретать связный характер. Формируется активная речь.

Появляются первые развернутые формы диалогической речи, появляются предпосылки и условия формирования письменной речи.

Достаточно развита оперативная память.

Преобладание непроизвольного внимания и памяти, однако в процессе игры развивается произвольное внимание и смысловая память.

Связь со взрослыми осуществляется через совместную деятельность.

Совместная деятельность сменяется самостоятельным выполнением указаний взрослого.

Сознание себя как отдельного человека.

Возрастающее сознание собственного «я».

Ребенок способен испытывать чувство гордости и стыда.

Появляется инициативность, общительность, способность координировать свои действия.

Слушание и понимание сообщений.

Выполнение отдельных трудовых заданий.















Выбранный для просмотра документ Капризули.doc

библиотека
материалов

Четыре причины непослушания


  1. Борьба за внимание.

Если ребенок не получает нужного количества внимания, которое ему так необходимо для нормального развития и благополучия, то он находит свой способ его получить: непослушание. Родители то и дело отрываются от своих дел, делают замечания… Нельзя сказать, что это уж очень приятно, но внимание все-таки получено. Лучше такое, чем никакого.

  1. Борьба за самоутверждение против чрезмерной родительской опеки.

Детям особенно трудно, когда родители общаются с ними, в основном, в форме замечаний, опасений, указаний. Ребенок начинает восставать. Он отвечает упрямством, действиями наперекор. Смысл такого поведения – отстоять право самому решать свои дела, показать, что он личность. Не важно, что его решение подчас не очень удачное, даже ошибочное. Зато оно свое, а это главное!


  1. Желание отомстить.

Дети часто обижаются на родителей. К примеру: родители более внимательны к младшему; мама разошлась с папой; в доме появился отчим; родители постоянно ссорятся… Много единичных поводов: резкое замечание, несправедливое наказание. в глубине души ребенок переживает, а на поверхности – протесты, непослушание, неуспеваемость в школе. Смысл плохого поведения: «Вы сделали мне плохо, пусть и вам будет тоже плохо!»


  1. Потеря веры в собственный успех.

Накопив горький опыт неудач и критики в свой адрес, ребенок теряет уверенность в себе, у него складывается низкая самооценка. Он может прийти к выводу: «Нечего стараться, все равно ничего не получится». При этом внешним поведением он показывает, что ему «все равно», «и пусть плохой», «и буду плохой».


Где истоки кроются?

Выявить истинную причину непослушания и плохого поведения довольно просто, хотя способ может показаться парадоксальным. Родителю нужно обратить внимание на собственные чувства:

  • Если ребенок борется за внимание – появляется раздражение.

  • Если подоплека стойкого непослушания – противостояние воле родителя, то у него возникает гнев.

  • Если скрытая причина – месть, то ответное чувство у родителя – обида.

  • При глубинном переживании ребенком своего неблагополучия родитель попадает во власть чувства безнадежности, а порой и отчаяния.

И что же делать дальше? Общий ответ на вопрос – не реагировать привычным образом, т.к. образуется порочный круг. Чем больше взрослый недоволен, тем больше ребенок убеждается: его усилия достигли цели. И он возобновляет их с новой энергией. Взрослому нужно уяснить, что именно он чувствует, и перейти к позиции помощи.

Если идет борьба за внимание, нужно оказывать ребенку положительное внимание. Придумайте какие-нибудь совместные занятия, игры, прогулки.

Если источник конфликтов – борьба за самоутверждение, то следует, наоборот, уменьшить свою включенность в дела ребенка. Для него очень важно накапливать опыт собственных решений и даже неудач.

Больше всего поможет избавиться от излишнего давления и диктата понимание, что упрямство и своеволие ребенка – лишь раздражающая Вас форма мольбы: «Позвольте же мне жить своим умом».

Если Вы испытываете обиду, то нужно спросить себя: что заставило ребенка причинить ее Вам? Какая боль у него самого? Чем Вы обидели или постоянно обижаете его? Поняв причину, ее надо исправить.

Не требовать, а помогать.

Самая трудная ситуация у отчаявшегося родителя и разуверившегося в своих силах ребенка. Нужно перестать требовать «полагающегося» поведения, «сбросить на ноль» свои ожидания и претензии. Наверняка ребенок что-то может, у него есть к чему-то способности. Найдите доступный для него уровень задач и начните движение вперед. Организуйте с ним совместную деятельность, сам выйти из тупика он не сможет. При этом ребенка нельзя критиковать! Ищите любой повод чтобы его похвалить, отмечайте любой, даже самый маленький успех. Постарайтесь подстраховать его, избавлять от крупных провалов. Необходимо поговорить с воспитателями и сделать их союзниками. Вы увидите: первые же успехи окрыляют ребенка.

Итак, главные усилия надо направить на то, чтобы переключить свои отрицательные эмоции (раздражение, гнев, обиду, отчаяние) на конструктивные действия. Что важно знать вначале: при первых попытках улучшить взаимоотношения ребенок может усилить свое плохое поведение! Он не сразу поверит в искренность Ваших намерений и будет проверять их.




Выбранный для просмотра документ Медлительные дети.doc

библиотека
материалов

Медлительные дети.


hello_html_63d77c4b.jpg

Часто дети отстают в учебе из-за своей медлительности. Учителя продолжают ставить "двойки", а вы постоянно ругаете и упрекаете свое чадо в лени... Но не спешите этого делать. Медлительность - это особенность психики таких детей. "Быстрыми" они не могут стать, как бы вы этого ни добивались. Взрослым важно понять ребенка и помочь ему преодолеть психические комплексы.

Медлительные дети особенные. Особенная у них и нервная система. Отсюда медленные речь и письмо. Оттого они дольше других включаются в работу, труднее переходят от одного дела к другому.

Учителя сто раз слышали о необходимости индивидуального подхода к таким детям. На практике ничего не получается. Их либо стараются не замечать, либо требуют от них невозможного: "Быстрее!". Начинаются проблемы, резко снижается успеваемость. Нередко и родители начинают считать своего ребенка не очень способным, а то и тупым. Но дело тут не в способностях, а в том, что ребенку навязывают непосильный для него темп работы.

Как же вести себя с медлительными детьми?

Постоянно помните, что ваш окрик, раздражение, недовольство еще больше замедляют у ребенка подготовительный процесс. Учитывайте это, и когда он садится за уроки, и когда вы требуете: "Быстро расскажи мне правило". Ребенок может прекрасно знать это правило, но вы не даете ему собраться, вы подстегиваете: "Опять не выучил!" Он нервничает - и еще глубже процесс торможения.

Еще одна особенность медлительных детей - трудность переключения на новый вид деятельности. Скажем, вы объясняли ему математику, а заодно решили проверить и по русскому языку. Ответ ребенка вас огорчит. А он всего лишь не успел переключиться с одного предмета на другой. А вот если то же самое повторить еще раз или говорить медленнее, такие дети прекрасно справятся с заданием

Родителям стоит не только подробно разбирать все неусвоенное на уроке, но и идти на шаг впереди, чтобы уже накануне ребенок знал, что будет делать на уроке, чтобы успевал ловить слово и мысль учителя. Если не дать ему такого запаса, то очень быстро накопятся пробелы, а догонять таким детям особенно трудно.


Медлительные дети.


Расстройство - недостаточно сильное слово, чтобы описать ваши чувства, когда дошкольник целых полчаса ищет свои ботинки, или вашему семилетнему сыну не удается приступить к выполнению домашнего задания, потому что он никак не может отыскать свой карандаш и тетрадь, и, наконец, одиннадцатилетний ребенок заставляет ждать весь школьный автобус, каждое утро, независимо от того, сколько раз вы сказали ему: "Сегодня ты выйдешь из дома вовремя".

И тем не менее приступы ярости, мольбы и напоминания не решают эту проблему - приходят к выводу специалисты. Обычно за медленными, похожими на черепашьи, движениями вашего ребенка скрывается какой-то смысл. Догадайтесь, что он хочет сказать, - проблема наполовину решена. Вот некоторые предложения, которыми можно воспользоваться.

Признайте, что такое поведение может быть нормальным. Бесцельное времяпрепровождение является нормальным периодом в развитии ребенка. Так что иногда вам лучше всего успокоиться и принять это как должное. Поведение ребенка, наверное, изменится по мере того, как он повзрослеет. Но даже старшие дети нуждаются в напоминаниях или побудительном мотиве.

Научите ребенка следить за часами. Дошкольники не совсем считаются со временем, поэтому бессмысленно подгонять их, потому что вам нужно быть где-то вовремя. Как только дети узнают в первом или втором классе, как определять время, становится проще убедить их делать все вовремя. Нужно научить ребенка определять время по часам, затем проверить вместе правильность определения, и после этого он будет лучше понимать, к какому времени вам нужно, чтобы что-то было сделано.

Прерывайте ребенка лишь в том случае, когда это необходимо. Никто на нашей планете не любит, чтобы его прерывали, и, тем не менее, целый день мы прерываем игры детей, чтобы заставить их сделать то, что мы считаем нужным. Когда ребенок сопротивляется тому, что его прерывают, мы ошибочно называем это копанием. Вместо того чтобы внезапно прерывать занятие ребенка, заранее предупредите его так, чтобы он был готов к перемене деятельности. Например, вы можете сказать: "Через пять минут пора выключать телевизор и идти ужинать".

Хвалите ребенка за быстроту и эффективность. Говорите: "Вот хорошо!" - когда ребенок делает что-то быстро. Хвалите ребенка за все, что он делает эффективно и без копания. К тому времени, когда ребенку исполняется девять или десять лет, он понимает значение того, как быть организованным, и тогда вы можете начать хвалить его и за это. Некоторые дети хорошо реагируют, когда вы говорите: "Отлично задумано!".

Применяйте систему звездочек. Купите цветные звездочки и календарь с большими рамками. Затем используйте эти звездочки как награду за хорошее поведение. Если ваш ребенок регулярно копается со своей домашней работой, объясните ему, например, что отныне за каждый день, когда он делает свою домашнюю работу быстро, на календаре будет ставиться звездочка. Договоритесь, что после того, как наберется определенное количество звездочек, ребенок получит награду.

Нарисуйте счастливые лица. Для дошкольников, которые еще не умеют читать, нарисуйте или вырежьте картинки заданий, которые нужно выполнить. Затем приклейте "улыбающуюся рожицу" рядом с картинкой, соответствующей выполненной задаче. Позитивный подход действует лучше всего.

Выражайте положительные эмоции. Ребенок, который еле передвигает ноги, может действительно получать от родителей больше внимания за медлительность, чем за эффективное исполнение заданий. Внимание, уделяемое ребенку, может быть негативным или позитивным. Дети реагируют не на характер внимания, а скорее на его интенсивность. Иными словами, если вы скажете: "Смотри-ка, ты пришел домой вовремя", это всего троечка по шкале внимания (хотя и позитивного). Однако если вы кричите на ребенка: "Мне надоело, что ты всегда опаздываешь!", - это уже восьмерка по шкале внимания (хотя на этот раз негативного). Вот почему так важно выражать много позитивного внимания.

Может быть, ваш ребенок пытается что-то сказать вам. Если ваш ребенок школьного возраста постоянно копается, может создаться впечатление, что он делает это намеренно, чтобы вызвать у вас раздражение. Не исключено, что именно таким и является намерение ребенка. Вам следует подумать о смысле такого поведения. Может быть, вашему ребенку не нравится какое-то занятие, и он пытается как-то оттянуть его? И своим поведением объяснить вам это?

Мы принимаем массу решений за наших детей и в результате они часто чувствуют себя беспомощными. Если происходят частые стычки, где испытывается, чья воля одержит верх - ваша или ребенка - подумайте о том, может ли он принимать решения самостоятельно в других областях жизни. Если он решил, что какое-то конкретное дело ему не по душе, может быть, лучше всего позволить ему отказаться от него, чем принуждать продолжать его выполнение, когда он настойчиво копается.

Пусть это будет ясно. Выясните, может быть, вашему ребенку непонятно, что он должен делать. Сделайте ваши пожелания абсолютно ясными для него. С более взрослым ребенком вы можете сесть и прямо написать расписание на неделю. Таким образом, как вы сами, так и ребенок, будете точно знать, когда нужно выполнить какое задание.

Избегайте ярлыков. Очень просто отнести ребенка к категории ленивых или с замедленной реакцией. Ярлык прилепляется и тогда, когда вы делаете такие заявления как: "Ты никогда не бываешь готов вовремя" или "Ты всегда опаздываешь". Такие штампы закрепляются. Вместо этого обращайтесь с ребенком, словно вы ожидаете от него, что он все сделает и будет вовремя там, где нужно.

Давайте только одно указание за один раз. Дошкольники могут реагировать только на одно указание, данное ему за один раз. Не превращайте свои просьбы в огромный монолог. Сделайте короткое и ясное заявление, такое как: "Пойди, возьми свои ботинки. Затем вернись ко мне, и я скажу, что делать дальше".

Когда может помочь психолог.


Обратиться к профессиональному психологу необходимо, если вы натолкнулись на такое: ваш ребенок упрям, сопротивляется и не хочет делать практически ничего, а в семье все кричат и ругаются друг на друга. Профессиональный психолог может предложить лечение, чтобы помочь вернуть семью обратно в нормальное русло.

Другая ситуация, требующая помощи психолога, когда ребенок не в состоянии делать то, что вообще-то в его интересах. Такое копание может быть стремлением отложить исполнение задач, которые пугают его или кажутся слишком трудными. Может быть, нагрузка в школе слишком велика, или он беспокоится относительно участия в танцах или спортивном соревновании.

Кроме того, если копание носит упорный характер, и приведенные советы не помогают, вам следует подумать о том, чтобы показать ребенка педиатру. Если ваш ребенок не идет, когда его зовут, следует убедиться, что у него все в порядке со слухом и что он правильно истолковывает полученную информацию. Не исключена возможность того, что у вашего ребенка имеется нарушение в приеме слов и их расшифровке, или какая-нибудь другая форма нарушения способности к обучению.

Устанавливайте визуальный контакт. У некоторых детей развивается "иммунитет" на указания, которые издалека выкрикивают родители. Необходимо чтобы сначала вы подозвали ребенка или сами подошли к нему, вместо того, чтобы кричать на весь дом. Затем посмотрите ему прямо в глаза, обращаясь с какой-нибудь просьбой.

Угомонитесь сами. Родителям следует посмотреть на то, какой ритм жизни они выбрали для себя. Вы работаете слишком много? Вы все время спешите? Если дело обстоит именно так, считайте копание своего ребенка знаком того, что вам следует замедлить ритм собственной жизни.

Обсуждайте намечающиеся события. Спросите своего ребенка школьного возраста: "Какие у тебя планы? Сегодня по телевидению показывают передачу, которую ты любишь, и тебе нужно выполнить домашнее задание. Как ты собираешься справиться со всем этим?". Это помогает ребенку более ответственно относиться к делам, и он будет более заинтересован в том, чтобы побыстрее справиться с заданием, и затем заняться делами, которые ему нравятся.

Приготовиться... на старт... достаньте секундомер. Маленькие дети получают большое удовольствие, когда их действия фиксируют во времени или когда они соревнуются с вами. Когда вам нужно, чтобы ребенок делал что-то быстро, скажите ему: "Я засеку время", или "Давай посмотрим, как быстро ты справишься". Пользуйтесь при этом секундомером или секундной стрелкой часов.

Обязательно похвалите его в случае успеха: "Ого, десять секунд - как быстро!" В крайнем случае, используйте время таким образом: "Сейчас я сосчитаю до трех, и ты должен побежать и принести свои ботинки".



http://adalin.mospsy.ru/l_03_00/l_03_01m.shtml

Выбранный для просмотра документ Неврозы у детей.doc

библиотека
материалов

Неврозы у детей

-
Предневроз
-
Неврастения
-
Невроз навязчивых состояний
-
Трихотилломания - навязчивое выдергивание волос, бровей и ресниц
-
Истерический невроз
-
Энкопрез - недержание кала
-
Элективный мутизм
-
Остро возникающие неврозы
-
Как предупредить и излечить невроз?


Оhello_html_66a24fc6.jpg неврозах слышали все родители. О том, что такое невроз, не знает никто из родителей. Имеет место широко распространенное и твердо установившееся мнение, что если у ребенка шалят нервы, он плаксив, возбудим, раздражителен, если он не такой, как другие дети, неправильно себя ведет, слишком беспокойный, трудный, если у него нарушен сон или плохой аппетит - значит, у него невроз.

На приеме встревоженная мать. Ее жалобы: ребенок начал учебу в первом классе, но ведет себя так, как будто еще посещает детский садик. На уроке он ходит, пытается выйти из класса. Заговаривает со всеми или сидит на месте, но не слушает учительницу, а достает из портфеля машинку и катает ее по парте. И я говорю матери, что ее ребенок
инфантилен - он не созрел для обучения в школе, но невроза у него нет.

Другой ребенок возбудим, раздражителен, агрессивен, отвлекаем, неусидчив, болтлив, но это тоже не невроз. У него
минимальная мозговая дисфункция. Третий вскакивает во сне, на лице его страх, он кричит, куда-то рвется, не узнает родителей, а утром не помнит ничего из происшедшего ночью. И это не невроз. У него склонность к пароксизмальности головного мозга. Четвертый конфликтует со всем классом, с учителями, неуживчив, агрессивен, но и это не невроз. Это акцентуация характера. У пятого плохой аппетит, беспокойный сон, головные боли, он потлив, бледен, плаксив и возбудим, быстро устает, у него дрожат пальчики рук. Но и это не невроз. Это вегетососудистая дистония.

Еще одна мать на приеме. Жалобы: десятимесячный ребенок был вполне спокойным, но перенес отит, три дня кричал от резкой боли, а на четвертый день явления отита прошли, однако "ребенка как подменили". Теперь он беспокоен, вздрагивает и начинает плакать, когда хлопают дверью, капризничает так, как будто еще болен, не остается один, и его приходится все время держать на руках. Плач у него жалобный, безутешный. Все не по нему - раньше радовался, был улыбчив, а теперь постоянное недовольство в выражении лица и в поведении. Он усталый и сонливый, но ему не уснуть. Он вроде засыпает, но вдруг испуганно встрепенется и вновь плачет. Ночью просыпается с криком. И это реакция на пережитый дистресс.

И еще два наблюдения. Жалобы: ребенок двух с половиной лет пошел в ясли, но привыкал плохо, плакал и непрестанно звал маму; после яслей возбуждался, становился агрессивным, нарушился сон. Вскоре он заболел, и с яслями решили повременить. Однако ребенок не стал спокойнее. Он изменился и теперь другой, нервный: боязливый, капризный, плаксивый, тревожный. Теперь он не остается один в комнате, бежит за матерью на кухню, пугается, когда выключают свет, засыпает только с подсветкой, прибегает ночью, охваченный страхом, в постель к маме. Сон очень чуткий: вошла в комнату мать - малыш тут же проснулся со слезами. Стал требовательным: чуть что - слезы, капризы, крик, и ему никак не угодить. Уход матери на работу мучителен. Ребенка обманывают, отвлекают, но он быстро спохватывается, что мама ушла, и тогда - скандал. Сам к детям не подходит, а если какой-то ребенок направляется к нему, тотчас же просится на руки к маме. Чужых боится, прячется за мать. И это - предневроз, готовность к неврозу.

Ребенку пять лет. Жалобы: в последнее время стал раздражительным, плаксивым. Все не так, сам не знает, чего хочет, криклив, нетерпелив, обидчив, нестерпимо капризен, ему не угодить; стал унылым, как старичок; все время в плохом настроении. Нарушился и сон. Он и хочет уснуть, но ничего не получается. Малыш извертится, укладываясь и так и этак, просит то погасить свет, то вновь включить, то не уходить, то оставить его одного, заплачет, наконец, ибо сон так и не приходит, а он нуждается в нем как никогда. Ночью он спит тревожно: плачет, мечется в постели, просыпается, просит пить. Его будит любой шорох, а утром ему трудно проснуться или, напротив, он пробуждается очень рано. И в том и в другом случае просыпается не отдохнушим. А все началось с того, что пропал единственный друг - песик, с которым играл и разговаривал, о котором заботился, встречая бурную ответную любовь. Взрослые успокаивали малыша: "Мы тебе купим еще лучшую собаку". Но он не хотел лучшую: не ел, плакав во сне, худел. Родители развесили объявления: "Пропала собака. Верните за любое вознаграждение". Но нет собаки. И ребенок страдает, изменился. И это тоже предневроз.

Так что же это такое - невроз? Проблема происхождения и развития невроза до сих пор спорна. Между тем число детей, страдающих неврозом, неуклонно растет. Не излеченный в детстве невроз может исказить судьбу человека, отразиться на всей его жизни. Родители нуждаются в понимании сути невроза, ибо без такого понимания не может быть предупреждения и, тем более, преодоления его.

Путь в невроз чаще всего начинается с подавления у ребенка его врожденной натуры и прежде всего инстинктов и темперамента.

Можно выделить восемь
инстинктов человека. Один из восьми инстинктов доминирует, формируя тип личности человека, и люди разделяются по отношению к себе, к другим и к жизни, а также по своему призванию, в согласии с типом личности по инстинктам, к которому они относятся. Из восьми инстинктов только два фемининных ("женственных"), остальные - маскулинные ("мужественные"). Неврозы возникают у "фемининных" лиц. Фемининные типы личности людей - у "пахарей" по своей натуре, т. е. у "миролюбивых", а маскулинные - у "воинов", т. е. у "агрессивных", способных себя защитить. У "фемининных" доминируют инстинкты самосохранения и продолжения рода.

"Эгофильный" (лат. ego - я, filio - люблю, отсюда "эгофильный" - люблю себя) тип личности по доминирующему инстинкту характеризуется тем, что по своей генетической природе, т.е. по ведущему инстинкту, индивид повышенно эгоистичен, склонен к боязливости, страху, весьма осторожен, осмотрителен, нерешителен, опасаясь совершить ошибку и нанести этим ущерб своей безопасности и своему благополучию. "Эгофильные" избегают малейшего риска, "перестраховщики". В детстве "эгофильный" отличается повышенным страхом одиночества, отрыва от матери, недоверчивостью к незнакомым людям, страхами темноты, воды, высоты, болезни, подозрителен к пище - из боязни заболеть. Короче, это робкий ребенок.

Как правило, он послушен в детском садике, в школе - аккуратен, старателен и усерден. К нему хорошо относятся воспитатели и учителя. Но он эгоистичен, боязлив и не авторитетен у сверстников. Он нередко испытывает агрессию с их стороны. И он нервничает, боится "хулиганов", "злых", жаждет "индивидуального обучения". Встреча с угрозой своей безопасности, агрессией для "эгофильного" - тяжелая психическая травма. У него возникает страх перед реальностями жизни, формируется неуверенность в себе, пессимизм. И это - предневроз, готовность к возникновению невроза.

Второй "фемининный" инстинкт - инстинкт продолжения рода. Если он доминирует у человека, то речь идет о
"генофильном" (genus - род, отсюда "генофильный" - любящий свой род, в наше время это - любящий свою семью) типе личности по доминирующему инстинкту. У взрослых этот инстинкт проявляет себя чрезвычайно выраженной любовью к своим детям, повышенной заботой о них, тревогой в отношении их безопасности, здоровья и благополучия. "Генофильные" взрослые - "сверхотцы" и "сверхматери". Болезнь, угроза жизни их детям - тяжелейшая психическая травма для них. И безопасность детей, их благополучие - основной смысл жизни для "генофильных"! У них формируется неуверенность в себе, специфическая - "генофильная". Это неуверенность в своей способности защитить своих детей и обеспечить их благополучие. Они панически боятся увольнения с работы, инвалидизации, но, опять-таки, не за себя они боятся, а за детей, поскольку инвалидизация, потеря работы для них - удар по благополучию детей.

"Генофильные" дети - это дети, фиксированные на семье, на ее благополучии, на отношениях в семье - отношениях между отцом и матерью, между родителями и прародителями (дедушками и бабушками). Особенно тесно они взаимосвязаны с матерью. Это неразрывная - "симбиотическая связь". Ребенок "повисает" на матери, ревниво относится к любой ее попытке оставить его хоть на миг с другими, даже членами семьи, особо тяжело реагирует на направление его в детский сад, а особенно - в больницу, требует, чтобы мать стояла за дверью класса, когда он в школе, и протестует против ее попытки устроиться на работу. Весь мир вокруг семьи для этого ребенка - враждебен, угроза для него. И у него формируется мучительная неуверенность в себе, он тревожен по отношению к миру вне семьи.

Он испытывает страх огорчить своих родителей низкой успеваемостью в школе, разочаровать их своей неполноценностью и потерять их любовь. Этот страх формируется у них на бессознательном уровне. И все это - предневроз, готовность к неврозу.

Итак, склонность к неврозу формируется, как правило, у "фемининных" - "женственных" детей, особенно у "фемининных" мальчиков. Ведь они - миролюбивые, "мягкие по натуре". И это - естественно у них. Они, просто, - "не воины", они - "мирные пахари". Но мир по-прежнему, как и тысячи лет назад суров... И если он прощает женщинам - женственность, у них ее принимают, как должное, то от мужчин реальность требует мужественности.

Вот у меня на приеме мать. Она тревожится за судьбу своего сына. "Доктор, он боязлив, чрезмерно осторожен, добр, мягок по характеру и не способен себя защитить среди мальчиков, дать отпор в драке... Он плаксив, чрезмерно впечатлителен, духовно тонок, не переносит грубости, агрессивности, склонен уступать наглому натиску, силовому давлению... Самое главное, что мой муж - его отец - офицер, не понимает его, переживает, ведь он радовался рождению сына, видел в нем преемника, продолжения воинского рода, а сын - "как девочка"...".

Я отвечаю матери: "Да, вы родили "женственного" мальчика, не воина, но спросите у мужа, что будет, если в мире исчезнут "мирные пахари" - терпеливые, добрые, лишенные агрессивности, исчезнут мужчины-врачи, с тонкими, чувствительными мягкими пальцами, тонко чувствующими страдающего человека, понимающими слабого, неудачника, растерявшегося, переживающего глубокий личностный кризис... Короче, спросите его захочет ли он жить в мире, в котором все мужчины будут офицерами, да еще - жесткими, умеющими только требовать, но не способными понимать душевную боль другого человека. И нужны, безусловно, воины, нужны рассудочные "физики", бесстрашные "высотники-монтажники", но нужны и мужчины гуманитарной ориентации, высокочувствительные, компромиссные, чуждые агрессивности.

Народ гордится Суворовым, но народ гордится и Пушкиным... И это трагедия, что в Пушкина стрелял офицер, который, конечно, "победил" "штатского" - не воина... Трагедия Пушкина, но и трагедия офицера, ставшая трагедией народа... Но так не должно быть. Маскулинные и фемининные необходимы людям и должны мирно сосуществовать. И пусть ваш мальчик растет таким, каким родился. И каким он родился, таким и пригодится людям. Конечно, укрепляйте, мягко, ненавязчиво, мудро - его мужественность. В нем заложены и маскулинные инстинкты, и их можно укрепить, не искажая натуру ребенка в целом. И пусть он останется "фемининным", но пусть возрастет в нем мужественность. Это и будет профилактикой, у него невроза...".

Вы заметили, наверно, что основное в формировании готовности к неврозу - неуверенность в себе, комплекс неполноценности. Нет этого комплекса - не будет и невроза. Неуверенность в себе характеризуется низкой самооценкой своих психических и физических данных. В таком случае ребенок низко оценивает свои умственные данные и способности к учебе. И если он готов признать, что учеба ему плохо дается, то он сам, психозащитно (бессознательно), сопротивляется низкой оценке своего уровня ума. Ведь это - признать себя "дураком". И ужасно, если ребенок готов низко оценить уровень своего ума. Это означает, что он тотально неуверен в себе. И родители внушают ему, что он умен, не уступает в этом большинству, но он "тугодум", и "тугодумами" было большинство ученых, но надо упорно трудиться, чтобы преодолеть "тугодумие", поскольку в современном мире востребованы быстро думающие, быстро реагирующие.

Другое дело - способность к учебе. Здесь важно - способность к учебе низка - тотально или, скажем, только к точным наукам, к изучению языков, по гуманитарным предметам. Обычно в чем-то всегда есть просвет, компенсация, и тогда родители ободряют ребенкa: "He все рождаются математиками..., у тебя другое призвание"...Но главное, относительно самооценки ума у ребенка, сделать все, чтобы он максимально развил свои умственные способности.

Важна и самооценка физических данных. Мальчики комплексуют, если они физически слабы, девочки - если неуклюжи. Это тяжелое переживание для ребенка. Оно ведет к неврозу. И спортивный уголок в его комнате также важен, как и оборудованный письменный столик.

Очень важна самооценка внешнего вида. Мальчики тяжело переживают, если у них низкий рост и вес - ниже возрастной нормы. Девочки уже в 3 года знают, что они красивы - все окружающие восхищаются ими. В подростковом возрасте они знают, что некрасивы. Красивые и некрасивые, с подросткового возраста, в полной мере осознают цену тому и другому...

Нет большей горечи, чем наличие психофизического дефекта. Самый острый вопрос для подростка - не отличается ли он чем-то, неблагоприятно, от сверстников. Девочка пятнадцати лет комплексовала по поводу того, что мать ее была красавицей, а она - невзрачной. Другая девочка-подросток горько сказала родителям: "Какое право вы имели родить ребенка, будучи оба некрасивыми?" Мать этой девочки, со слезами на глазах, спросила меня, что сказать на это дочери и что делать.

Я показал этой матери самооценку другой девочки, где она оценила свои данные по пятибалльной шкале оценок. Успеваемость - 4-5, здоровье - 5, физическая подготовка - 5, общение с другими - 5, отношение к тебе других - 5, организованность - 5, трудоспособность - 5, внешние данные - 3, целеустремленность - 5, приспособленность к жизни - 5, уверенность в себе, в школе и во всех делах - 5. И это, сказал я матери девочки, ответ на ваш вопрос. Это - что ей сказать и это то, чего надо достигнуть.

Самое главное в воспитании ребенка - компенсация слабого в ребенке тем, в чем он полноценен. Да, какая-то девочка не отличается, среди других девочек, красотой, но она - образец во всех других отношениях, и жизнь покажет, что лучше. Да, мальчик физически слаб, но когда учительница объяснила новый, трудный раздел математики, и никто не понял сути, она, как всегда, вызвала этого мальчика к доске, и он терпеливо и доходчиво объяснил суть темы... И все ясно! И это - кто есть кто - для него и для всего класса.

Итак, первая причина формирования у ребенка неуверенности в себе, низкой самооценки, - врожденный психофизический дефект. Вторая причина - индивидуальные установки подсознания. Человек воспринимает информацию и саму жизнь сознательно и подсознательно. Воспринимаемое ребенком с раннего возраста - все происходящее с ним, усваиваемое им, как личный опыт жизни, закладывается в его психике, в сознании, как осознанная система отношений к себе, к другим и к жизни и как подсознательные установки. Я спрашиваю ребенка, первоклассника, кто умнее, сильнее, красивее всех в его классе, и он отвечает: "Умнее всех Таня - она лучше всех учится, и ее всегда хвалит учительница. Сильнее всех - Коля, он всех толкает, и все падают и боятся его. Красивее всех Оля - от нее всегда пахнет конфетами..." Так, в эту минуту, он думает. Это у него сознательное суждение. Завтра он скажет: "Умнее всех Аня, так говорит моя бабушка. Сильнее всех Вася, он сегодня так наподдал Коле, что тот заплакал. Красивее всех Маша, у нее самые длинные косички...". Так он будет думать завтра.

Но он может ответить без раздумий, сразу, как твердо заученный урок: "Самая умная - Наташа, она самая послушная и старательная, у нее примерное поведение. Самый сильный - Вадик, он большой, но дурак, и с ним не надо дружить. Самая красивая - Катя, она аккуратная, у нее самые чистые тетради..." И это установки из подсознания, внушенные мамой.

Таким образом, у ребенка под влиянием внушенных ему установок, под влиянием отношения к нему других, под влиянием жизненных обстоятельств складывается подсознательное отношение к самому себе. Оно может быть самоуничижительным или, напротив, основанным на самоуверенности, отношением отрицания себя или эгоцентричным (сверхэгоистичным, обычно - самовлюбленным). Установочное отношение к себе как к слабому, неумелому, несведущему порождает в результате общую установку на неуверенность в себе. Напротив, установочное отношение к себе, выраженное формулой "я могу", трансформируется в общую установку на уверенность. Уверенность или неуверенность в себе формирует самооценку.

При эгоцентрическом воспитании ребенку внушили, что он гениален. Он поверил внушенному, потому что не знал реальности, помыкал родителями, их стараниями получал все желаемое, наивно полагая, что сам достиг всего, и что так будет всегда. И поскольку это произошло в первые годы жизни, он навсегда принял на веру восхищение им. В его подсознании сложилась завышенная самооценка, приобретшая опять-таки силу установки. Но идиллия рухнула при столкновении с действительностью, которая жестко поставила все на свои места, дав объективную оценку психофизическим возможностям "гения". Объективная оценка оказалась намного ниже подсознательной - установочной. Возникла новая разочаровывающая осознаваемая самооценка.

Осознаваемая самооценка колеблется в зависимости от конкретных каждодневных успехов и неудач. Назовем её самооценкой "сегодняшнего дня". Ребенок добился чего-то, проявил ум, силу, твердость - и осознаваемая самооценка, самооценка "сегодняшнего дня" повышается. Ребенок потерпел неудачу, допустив просчет, и возникает чувство досады, начинается самобичевание - осознаваемая самооценка, самооценка "сегодняшнего дня" снижается.

"Лебедю" внушили, что он "гадкий утенок". Сформировалась заниженная самооценочная установка, и умный ребенок начинает считать себя безнадежно глупым, красивый - безобразным, ладный - нескладным. Так возникает чувство наличия психофизического дефекта, которого в действительности нет. Ребенок убежден, что он такой-сякой, нескладный и неладный. Он воспринимает всех лучше себя, а себя считает хуже всех. Где уж в таком случае быть смелым, решительным, уверенным, дерзать! Такой ребенок стесняется самого себя, затаенно и мучительно презирает себя, чувствует вину перед сильными и красивыми родителями. Какое тяжкое переживание, какой мучительный путь впереди!

Итак, у ребенка в его психике сосуществуют одновременно
две самооценки: подсознательная, установочная, внушенная родителями, воспитателями, учителями и самой жизнью - счастливой или трудной для ребенка, и осознаваемая, то есть сознательная.

Рассмотрев вкратце проблему осознаваемого и установок, коснемся проблемы
внутреннего конфликта личности. Его порождает, в первую очередь, наличие двух уровней нашей психики - сознания и подсознания, в частности, конфликт двух самооценок - подсознательной, установочной и самооценки "сегодняшнего дня" (сознание). В сознании на основе самооценки "сегодняшнего дня" звучит: "Я могу!" В подсознании же через установочную заниженную самооценку звучит обратное: "Мне это не под силу". Ребенка уговаривают, что он может. Он и сам видит - получается. Он готов решиться и действовать, однако установочная самооценка из подсознания противоречит: "Не сможешь, не получится", порождая опасения, страх не справиться, боязнь последствий решительного поступка. И ребенок готов отказаться. Его раздирают противоречия. Он растерян, он не знает, как поступить. Он понимает, что может действовать, действовать успешно, но не понимает, что его останавливает, мешает ему решиться на поступок. Не понимает же, потому что истоки внутреннего конфликта - в подсознании.

Внутренний конфликт - противостояние осознаваемых притязаний, желаний и подсознательной установочной самооценки. В сознании - "хочу!", но из подсознания мощно звучит "не смогу". И "не смогу" останавливает, вяжет по рукам и ногам. Тут одно из двух: или притязания завышены, или установочная самооценка занижена. Может быть и так: в глубинах подсознания сильные "хочу" и "могу", но осознаваемая самооценка, самооценка "сегодняшнего дня" удерживает: "не могу, не получится".

Внутренний конфликт, таким образом, - столкновение позиций сознания и установочных принципов подсознания. Так, к примеру, в сознании от воспитания в детском садике, в школе, из книг, телевизионных передач, уже как собственная позиция: "Надо помочь Пете, он прав". Однако из подсознания, от внушенного мамой мощно звучит: "Не вмешивайся, целее будешь!". Ребенок в смятении, ему стыдно за себя, но почему же тогда так страшно вмешаться? Когда говорят о столкновении разума и сердца, речь идет как раз об этом.

В сознании "хочу", притязания, желания, а установка останавливает: "стыдно, нельзя, недостойно". И ребенок растерян. Или, напротив, папа внушил, что товарища надо выручать из беды любой ценой. Однако сознание этого ребенка ориентировано на невмешательство. И он решает "от ума", остается в стороне, не вмешивается. Но отцовское, из подсознания, будоражит, вызывает чувство стыда. И ребенку тяжко, его мучают угрызения совести. Каждый испытывает такое, если в сознании одно, а в подсознании - другое. Так рождается нерешительность, тревожность. Ребенок боится совершить ошибку, в нем нет уверенности цельного человека, у которого инстинкты, темперамент, установки, сознание естественно едины.

Внутренний конфликт - это также борьба самих установок, и тогда он целиком коренится в подсознании
. В ребенке два мощных влияния могут породить две равноценные системы установок. Одна подвигает вперед, вторая предписывает пассивность, уступчивость. В согласии с первой системой установок (внушенных мужественным отцом), ребенок делает шаг вперед, но мобилизуется вторая система (внушенных мамой, бабушкой), вызывая эмоции страха, и он тут же отступает. И вновь на арену выступает первая, пробуждая стыд, будоража чувства долга, ответственности, совесть. Ребенок мечется, его мучает внутренний конфликт, конфликт противоречивых установок.

Для психической устойчивости благоприятнее, если внушили что-то одно. Если, например, внушили одну только осторожность, тогда перед нами осторожный всегда и во всем. Родители, семья должны отдать себе ясный отчет в том, какими они хотят видеть сына, дочь, и внушать что-то одно, влиять на переживаемое ребенком одинаково. Ребенок играл во дворе, расшибся, и все взрослые говорят в один голос: "заживет, иди играй, не бойся". Или: "Сиди дома и не выходи больше на улицу".

Внутренний конфликт - это прямая борьба установок подсознания с доминирующими инстинктами, темпераментом. И мы видим, как усложняется проблема неуверенности в себе, как из принципиальной причины неврозов, она становится важнейшей проблемой в судьбе человека, в целом. Ведь вот простая история - молодой мужчина, склонный к неуверенности в себе, потерпел неудачу в сексе. Он был усталый, день был нервный... и - неудача... Ему бы посмеяться, сказать беззаботно: "Сегодня - не мой день...", но он неуверен в себе и отнесся к происшедшему тревожно, усилив в себе тенденцию неуверенности, и вот он уже импотентен... Девушке нравится юноша, юноше нравится девушка, но эти девушка и юноша не уверены в себе. Им бы - вперед, отважно, а они не решились и упустили "Жар-птицу", а потом также упустят интересную работу, удачу, а со всем этим - интересную, достойную судьбу... И корни всего этого - в детстве, в воспитании ребенка.

Ведь вот как нередко бывает. Отец и мать - блестящие профессионалы на работе, эрудиты. Единственное, что они не знают - основ психологии ребенка... Для чего же это, если в результате они не смогли воспитать своего ребенка уверенным в себе, а потому - решительным, отважным? И тогда продолжим разговор о психике ребенка.

На ребенка воздействуют не только сознание и подсознание. Каждый человек - индивидуальность, уникален, потому что на его восприятие и на его переживания воздействуют сложнейшие психические факторы, и ребенок - не "чистый лист бумаги", не однообразен. И к каждому ребенку необходим индивидуальный подход.
Не ребенок должен приспосабливаться к родителям, а родители к индивидуальности ребенка! Некий профессор снимал шляпу перед каждым встречным ребенком. Когда его спросили, почему он это делает, он ответил, что не знает, кто перед ним, - а вдруг это будущий гений или герой.

Мы говорили в начале этой статьи о том, что у человека восемь инстинктов, и все они влияют на него, о том, что люди разделены, природно, на восемь типов по доминирующему у них инстинкту, но привели пока лишь сведения только о двух типах личности: "эгофильном" и "генофильном", чьи "фемининные" тенденции лежат в основе возможности возникновения неврозов, в основе развития комплекса неполноценности. Но мы видим, что проблема усложняется. Зигмунд Фрейд полагал, что кто поймет механизмы возникновения неврозов и что такое невроз, тот познает психологию человека в целом. И поэтому проблема типологии человека по инстинктам шире, чем проблема неврозов.

Итак, кратко, об остальных инстинктах, о темпераменте и о том, что из этого вытекает. Мы выделяем следующие восемь инстинктов: свободы, исследования, агрессивности, доминирования, самосохранения, продолжения рода, сохранения достоинства, альтруизма.

Инстинкт свободы будоражит в человеке стремление быть всегда и во всем свободным, без оглядки на обстоятельства и последствия, реализовать свои желания, свое: "Хочу!" Естественно, если бы инстинкт свободы был бы единственным у человека и полностью им управлял бы, то такой человек был бы монстром. Однако тенденция свободы лишь одна из восьми фундаментальных тенденций человека. И тогда это абсолютно естественная потребность у ребенка. Ведь если бы он не жаждал свободы, он не пополз бы, не пошел бы, не побежал бы, а лежал бы на спине и тупо смотрел бы в потолок. Другое дело, что одного жажда свободы ведет к конфликту с обществом, к беде, к вседозволенности, а другого - к вершинам знания, творчества, к поиску своего призвания.

Родился ребенок, и с ним родилась проблема свободы. Мы уделяем особое внимание инстинкту свободы, поскольку эта проблема - фундаментальная в воспитании ребенка и в профилактике детской нервности и трудности. Если нес спросят, как выразить максимально кратко основную задачу воспитания ребенка, то ответ будет такой - твердо внушите ему, до трех лет, установку (в подсознании), что если "хочу", но - "нельзя!", то от "хочу" отказываются. До пяти лет - твердо внушите установку, что если "не хочу", когда "надо!", то "не хочу" отметают, и если "хочу", но "стыдно!", то от "хочу" - отказываются. Тюрьмы переполнены как раз теми, кому в детстве не внушили понятие "нельзя", и в мире полно безнравственных, которым в раннем детстве не внушили понятие "стыдно". Эти внушения, эти установки, после пяти лет уже само собой укрепляются убеждением, трансформируются из установок подсознания в принципы сознания, объединяемые рефреном: "Ведь ты - человек, имей совесть!"

При этом следует учитывать, что у человека, индивидуально, инстинкты выражены различно. И у одного, например, инстинкт свободы, врожденно, - на первом месте, у другого - на среднем уровне, а у третьего, по своему звучанию, среди потребностей, - в конце. И те, у кого инстинкт свободы на первом месте, -
"либертофильные" (лат. libertas - свобода), и это врожденно свободолюбивые! И они, как правило, "трудные дети".

"Либертофильные", как дикие мустанги в прериях, не терпят "узду" - социальные требования к ним, и "седло" - отвергая "надо!", обязанности, ответственность и трудолюбие. Они жаждут одного - "гулять!", "хочу - и кончено!". И они манкируют учебой, потом - работой, ответственностью перед семьей...

Встретившись с этой тенденцией у своего ребенка, родители управляют ею, не подавив в ребенке свободу, но обуздав ее. Это и есть воспитание в нем жестких требований "нельзя, надо и стыдно!". И это борьба за достойную судьбу ребенка, за то, чтобы он не стал "трудным, проблемным" для родителей, учителей, а потом и общества. Общество, в целом, отвергает "либертофильных", как суперэгоистичных, как "трутней", как склонных к асоциальности, когда не признают правил, законов, обязанностей, нравственности и морали. В результате, "либертофильные" "ломаются", преследуемые неудачами, или изолируются. У них может возникнуть невроз, но, как правило, только истерический невроз, самый "неприглядный" среди неврозов.

Те дети, у которых инстинкт свободы выражен средне, воспитываются так, чтобы у них не развивались тенденции эгоизма, а с этим и тенденции свободы - до разнузданности ее, но они не подавляются. Это спокойные, в данном аспекте, дети. Им легко внушить понятия "нельзя, надо и стыдно". Те, у кого инстинкт свободы выражен слабо, - нуждаются в поощрении у них тенденций свободы, чтобы они не становились жертвами лидеров, тех же - "либертофильных", и чтобы они не прожили серую, бесцветную, бескрылую жизнь, не позволили ничему и никому загнать их в оглобли "рабства".

Есть
"агрессивный" тип личности по доминирующему инстинкту. Это дети, у которых природно, на первом месте, расположен инстинкт агрессивности. Это дети, которые по натуре своей достигают желаемого бесстрашным натиском, бескомпромиссно, ломая преграды, силовым методом. Это тот случай, когда, если дверь заперта, а ключа нет, ее взламывают, и на удар отвечают двойным ударом, и говорят всем, без различия и без колебаний, правду в глаза. Это - "генетические воины". Они веками, вырастая, без сожалений покидали своих родителей-крестьян и уходили в дружину князя, а там их принимали как "своих", как природных воинов - по взгляду, по повадкам, по поведению.

На Древнем Востоке людей разделяли по повадкам, на "тигров", "волков", "буйволов", "овец", "лошадей", полагая, что "тигры" - природные воеводы, а "волки" - "воины-солдаты". "Волки" - это "агрессивные", "тигры" - лидеры среди воинов. Сегодня "агрессивные" необходимы и для контрактной военной службы, и на гражданской службе - в делах, требующих мужественности. Они достигают желаемого бесстрашием, прямыми путями, без хитрости.

Агрессивность у таких детей не подавляют, она лежит в основе их призвания, приспособления к жизни. Это мужественные люди и такими они нужны обществу. Им необходимо привить основы инстинкта альтруизма: великодушие и сочувствие по отношению к слабым, чувство меры во всем, разумность компромисса в решении проблем и понятие "стыдно". У них не бывает невроза. Они, если "ломаются", то страдают психосоматической патологией: язвенной болезнью желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой патологией. Их агрессивность, если она не смягчена великодушием и нравственностью, может стать причиной "трудности по агрессивному типу", и тогда им "ломают рога" или их изолируют от общества.

Есть
"исследовательский" тип личности по доминирующему инстинкту. Это дети, у которых на первом месте расположен инстинкт исследования. Это будущие ученые, изобретатели, путешественники - по профессии творческие люди. Они мужественны, пытливы, свободолюбивы. Творчество - их призвание и судьба. И с ними все ясно.

Их призвание следует поощрять, их творчеству - предоставить свободу и условия, но необходимо воспитывать в них интерес к жизни в целом, чтобы они не развились в узких интересах "творчества - вместо жизни", не "шизоидировались" - думая и живя однобоким интересом к "науке о моллюсках"... И это тот случай, когда особо актуально воспитание разностороннего человека, которому "не чуждо все человеческое". Если у них развивается невроз, то это тот самый сложный и загадочный невроз - невроз навязчивых состояний. При неудачах в творчестве и когда их творчеству, исследованию угрожают непреодолимые препятствия, у них, обычно, возникают психосоматические болезни, вялотекущие, хронические, неуклонно разрушающие глубинные системы организма. Их нет среди "трудных", они никогда никому умышленно не приносят вреда. Они, чаще всего, замкнуты и нередко одиноки. Этот тип личности еще и иллюстрация к тому, как различны дети, индивидуальны, и как верна молитва: "Господи, помоги мне понимать других, а другим понимать меня и быть терпимыми ко мне - такому, какой я есть".

Два следующих типа личности по доминирующему инстинкту: "эгофильный" и "генофильный" мы описал в начале статьи. И остались два из восьми - особых, духовных типа: "дигнитофильный" и "альтруистический".

"Дигнитофильный" (лат. dignitas - достоинство) ребенок отличается тем, что у него обостренное чувство достоинства. Это дети, которые нетерпимы к унижению. Они мужественны и бесстрашны, отстаивая свое достоинство. Склонить голову, молча, покорно снести оскорбительную для них ситуацию, их не заставит никто. Будучи еще детьми, они готовы на любые гонения, наказания, но не пойдут в школу, где их пытаются унизить. Они будут драться с сильным, с толпой, но не капитулируют. Когда они вырастут, они будут готовы погибнуть в борьбе, но сохранить свое достоинство.

Однако этот инстинкт есть, как и все другие инстинкты, - в каждом. Но он - особый, потому что его укрепление чаще всего приводит одних - к неврозу, других - к инфаркту миокарда. Это самая хрупкая, "на разрыв", струна в душе человека. И родители должны знать и помнить - не унижайте своих детей и не позволяйте их унижать другим, иначе вы ожесточите или "сломаете" их духовно и физически! Это - главное в воспитании! Нет достоинства - нет личности. И дети с ущемленным чувством достоинства - не личности, а "не личность" - не человек!

Инстинкт альтруизма - вершина инстинктивных программ отношения человека к себе, к другим и к жизни. Если он у человека на первом месте, этот человек - альтруист. Альтруист - праведник среди людей, мудрец. У альтруистов не бывает неврозов и психосоматической патологии. Ребенка-альтруиста более всего характеризует его ответ на вопрос, почему он не дает отпора агрессивному сверстнику - "да как же я его ударю, ведь ему будет больно...". Мало кто понимает и, тем более, принимает заповедь: "Если тебя ударили по одной щеке, подставь другую..." А в ней огромная альтруистическая мудрость. Она - в троеточии: "Если тебя ударили, и ты ударил ответно, это примитивные, животные отношения между людьми, вечная причина войн, зла. Если тебя ударили по щеке, и ты подставил другую, человеку станет стыдно, и он уже никого не ударит, если речь не идет о защите жизни... И ты пробудишь в человеке совесть. Ты преподашь ему урок альтруизма. А если ударит, подставившего ему вторую щеку, он - не человек, и будет сурово наказан Богом, сам и в потомстве своем!"

Остановимся, вкратце, еще на одном факторе, характеризующем индивидуальность, - на темпераменте. Это врожденный стиль приспособления человека к жизни, его восприятия и реагирования на все вызовы жизни. Есть три темперамента:
холерический, сангвинический и флегматический. Это знают все, но редко кто из родителей учитывает данное обстоятельство, воспитывая своих детей. А между тем, подавляя темперамент ребенка, его ведут прямой дорогой к неврозу или психосоматической патологии, подавляя его индивидуальность.

Ребенок "холеричен", и он настойчив, упрям - по природе своей. И он, как "танк", идет к своей цели. У него сильно выражены тенденции инстинктов агрессивности, доминирования, достоинства. Он - "воин". Его не остановить на пути к его цели. На "силовое давление" от отвечает яростным сопротивлением, и его не согнуть - он не "лоза", он не "гнется", он, как "оглобля", которую можно только сломать. Он таким родился, это его натура, он таким нужен людям - отважный, мужественный первопроходец там, где особо трудно и опасно.

Ребенок "сангвиничен", он - быстрый, подвижный, гибкий. Он быстро думает, он "выдумщик". У него сильно выражены инстинкты свободы, исследования. Он неугомонный. За ним не уследить, не поспеть, от него - "болит голова", от него устают. Бабушки и дедушки, выходя с ним на прогулку, запасаются валидолом. У "холеричного", если его убедить в чем-то, и он пообещает что-то, - крепкое слово. А у "сангвиника" - все легкомысленно. Он искренне пообещал что-то, но тут же забыл об этом, он согласился с чем-то и тут же забыл о чем шел разговор. Он просто весел, всегда жизнерадостен. Если он всплакнул, то это, как летний дождик: брызнуло и вновь - солнце. Но он оптимистичен, остроумен, с ним веселее жить, бороться, переносить трудности - всем.

Ребенок "флегматичен". Он с младенчества солиден, ответственен, послушен, но он тугодум, медлителен, "крепок задним умом". Он всегда и во всем опаздывает, он всегда позади всех. Что-то в школе надо сделать, записать, сдать работу и выйти из класса. Урок - 45 минут. Через 15 минут уйдут все "сангвиники",через 30 минут - "холерики". Остаются все "флегматики", и вот звонок, урок закончен, "флегматики" не успели завершить работу...

А родители, воспитатели, учителя - другие, и они требуют от "холерика повиновения, от "сангвиника" - "серьезности", дисциплинированности, усидчивости, а от "флегматика" - быстроты, но это против природы этих детей, их индивидуальности. И эти дети впадут в невроз или, сопротивляясь попытке "сломать" их, станут "трудными" детьми, подростками. А "флегматики" в конце концов неспешно достигают большего, чем "холерики" и "сангвиники".

Кто-то спросит: а где же меланхолический темперамент? На самом деле, такого типа темперамента нет, а есть
"меланхолический характер", и он как раз формируется у тех детей, истинный темперамент которых подавлен, "сломан". Это дети, у которых постоянное давление на них, недовольство ими, погасили самое существенное, что характеризует детство - оптимизм. И сформировался "пессимистический - меланхолический характер" унылого, отрицающего все хорошее, ни во что не верящего, потерявшего надежду на будущее человека.

А следовало своевременно определить, каким ребенок родился, какова его индивидуальность, и, учитывая ее, готовить ребенка, индивидуально, к его судьбе. И пусть "холерик" останется "холериком", "сангвиник" - "сангвиником", "флегматик" - "флегматиком". "Холерик" пойдет своим путем воина - и на войне, и в мирной жизни, выбирая профессии, где необходимо особое мужество, упорство, бесстрашие.

"Сангвиник" выберет путь, где его быстрота, гибкость ума, ловкость, находчивость будет максимально востребована и реализована, и он станет летчиком-испытателем, гонщиком в ралли, врачом скорой помощи, виртуозом в сфере услуг и во всем другом, что требует остроумия, молниеносной реакции, общительности, инициативы и веселого нрава. А "флегматики" пусть научатся организовывать свое время и найдут себя там, где ценится глубокая продуманность решений и поступков, где важно качество, а не количество, солидность, а не быстрота реакции, основательность во всем, малословность и надежность. Ведь в конце концов - важен результат. Медлительные достигают результатов позже других, но каких результатов! Народ мудро отмечает: "Тише едешь, дальше будешь".

Что же такое невроз?

Зигмунд Фрейд, основоположник научной неврозологии, писал, что
невроз - бегство от реальности, оказавшихся "слабыми для этой жизни", в монастырь. И "монастырь" это - невроз. Вот и все, ясно и просто. Но возникает вопрос - кто они, оказавшиеся слабыми?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно рассмотреть понятия
"адаптивность" и "адаптированность". Это одна из самых острых проблем для человека. Именно она порождает у многих неверие в Бога, горькую претензию к Нему: почему Он так несправедлив, даруя одному - все, а другому - ничего... Адаптивность - это уровень врожденных и приобретенных психофизических возможностей человека, обеспечивающих готовность к адаптации - приспособлению человека к жизни. Адаптивность - уровень умственных потенций, способностей, физических данных, защитных сил организма, уровень биоэнергетического потенциала, адаптивных личностных характеристик человека. Имеют место высокая, средняя и низкая адаптивность.

Адаптивность более всего проявляется в экстремальных ситуациях, обстоятельствах, условиях, в преодолении трудностей, во всех видах испытаний, в конкурентных отношениях, в устойчивости к дистрессам - к отрицательным явлениям жизни и к переживаниям, и в способности реализовать свои притязания. Естественно, она проявляется в устойчивости к заболеваниям и при заболеваниях.

У одного врожденно высокие умственные данные, у другого - средние, у третьего - низкие. И первый - легко, "играючи" учится в школе, потом - в институте, его выделяют на работе, он легко и естественно делает карьеру, эффективно приспосабливается к жизни. У другого все это - средне и трудно, а третьему это попросту не дано... Неравенство между людьми природно и задано Свыше...

Один талантлив, другой - бесталанен...Один фантастически здоров, устойчив, вынослив, не болеет и в эпидемиях, а заболеет - быстро встает на ноги, у него идеальные рост, вес, телосложение. У другого все это - средне, а у третьего во всем этом горькая обида на родителей и Бога. Чего стоит только одно - один человек красив, другой - "средненький", а третий - некрасив... Все знают, что красивым дорога устлана красным ковром, открыты все двери.

И есть слабые, обделенные психофизически - врожденно. В оценочном взаимодействии со сверстниками ребенок задумывается об этом с первого класса школы. Переживания, связанные с ощущением неполноценности, достигают апогея с пятого класса. "Слабый" начинает осознавать, что "не сечет" в учебе и, следовательно, "дурак"... Мальчик осознает, что он физически слаб, мал ростом, смешон на уроках физкультуры. Девочка осознает, что она некрасива... Сама природа выделяет элиту, "средненьких" и "отвергаемых". Формируется комплекс неполноценности, пессимизм и страх перед реальностью. Так формируется путь в невроз.

Мы бы об этом не писали, тем более - повторно, это все знают, все испытали и испытывают это в своей судьбе и в судьбах своих детей, если бы не было приобретаемой адаптивности. Один слабый замыкается в своем комплексе, соглашается с судьбой неудачника, а другой начинает борьбу за лучшую долю, за право на достоинство, за достойное место под солнцем. Самое главное, что делают родители, осознав, что у их ребенка низкая природная адаптивность, это максимальное "вооружение" его приобретенной адаптивностью!

Адаптированность - фактический уровень приспособления к жизни. И выясняется, что многие высокоадаптивные природно, приходят, в результате, к низкой адаптированности. Они были очень способными, все легко им давалось, и у них не сформировалось упорство в достижении цели, трудолюбие, основательность в обретении знаний, умений, навыков, в обучении и в общении.

Слабого от природы с раннего детства воспитали трудолюбивым, ответственным, серьезным и привили ему нормальное человеческое честолюбие. И он не блистал успеваемостью, но его средние успехи в учебе отличались добротностью знаний. Он не блистал и в спортзале, но получил добротный первый разряд по самбо (первый разряд в спорте - вершина, при отсутствии одаренности). Он не мог, по способностям, претендовать на обучение в музыкальной школе, но он научился играть на гитаре. С трудом, на упорстве и трудолюбии, он к концу школы добротно овладел английским языком. Он классно готовил шашлык, "профессионально" гладил свою одежду... Его, естественно, уважали и мальчики, и девочки... Он научился общаться дружественно и с достоинством. У него сформировалась заслуженная уверенность в себе. Ему не угрожал невроз.

В том, что мы не одинаково одарены Богом - великая мудрость испытания человека одаренностью, как и отсутствием таковой.

И слабые - дети, природно и по воспитанию, низкоадаптивные, а потому закономерно закомплексованные неполноценностью и страхом перед реальностью своего бытия. А "монастырь", в который они убегают - психологическая защита - самообман.
Невроз же - фиксированная психологическая защита, грандиозный самообман, бегство от реальности в своеобразную психологическую "инвалидность"! Психологическая защита, при этом, позволяет человеку, капитулировав перед жизнью, сохранить свое достоинство, используя бессознательный самообман: "Да, у меня не сложилась судьба, но я не виноват в этом, виновата моя болезнь, виноваты злые люди, виновата жизнь...".

А болезни у него нет, она - психозащитный самообман и невроз! Внутренний конфликт, ведущий к неврозу, это, прежде всего, конфликт между сверхпотребностью человека сохранить свое достоинство и неспособностью его защитить! Чувство достоинства - важнейшая составная часть индивидуальности и более всего направлено на сохранение индивидуальности. Без достоинства нет человека, нет личности. Оно всегда подвигало навстречу опасности и заставляло встать упавшего, если он еще мог подняться. При подавлении индивидуальности, темперамента и обострении инстинкта самосохранения подавляются и инстинкты свободы и сохранения достоинства, чувство достоинства. Но оно никуда не делось и воздействует из глубин, где погребено.

Чувство достоинства, как и право человека быть самим собой, - великие социальные ценности. Родители хотят, чтобы их дети сохранили индивидуальность и чувство достоинства, что звучит в гордом: "В нашем роду не было трусов и подлецов". Но при этом они хотят, чтобы их дети были осторожны, "не ввязывались в драку". Однако такое несовместимо. И это конфликт установки "безопасность прежде всего" с установкой "достоинство прежде всего". Человек, решая в пользу безопасности, страдает от угрызений совести и осознания своей трусости. Решая в пользу сохранения достоинства, он испытывает тревогу, страх.

Чувство достоинства поддерживает притязания, а стремление к безопасности подавляет их, если борьба за их достижение чем-то угрожает. Ребенок стремится к самоутверждению среди сверстников, но, будучи тревожным, вынужден отказаться от этого, столь необходимого ему. Вновь возникает внутренний конфликт, возникают эмоции. За темпераментом и инстинктом сохранения достоинства - эмоции. И за инстинктом самосохранения, тенденцией обеспечения безопасности - также эмоции. Подавление инстинктов доминирования, сохранения достоинства, темперамента порождает агрессивность, гнев, враждебность, отвращение, презрение, в том числе к себе самому. Подавление стремления к безопасности - тревогу, страх, отчаяние. Но и эмоции подавляются, особенно агрессивные. Однако и они, став подавленными, не исчезают. Подавленные эмоции будоражат ребенка, подогревают внутренний конфликт. Ребенок с подавленными инстинктами, темпераментом испытывает отрицательные эмоции. Его гложут стыд, неуверенность, гнев, страх. От постоянной раздвоенности, т.е. от внутреннего конфликта, у него тревога, элементы депрессии.

Внутренний конфликт всегда проблема выбора. Ребенок, как и взрослый, выбирает из двух альтернатив. Обе сильны. Ни той, ни другой не поступиться. А он нерешителен. Выбор чего-то одного, принятие решения затягивается, что еще более парализует активность ребенка. Еще более усиливается чувство несостоятельности. Так и вертится все это в порочном кругу. Тревожность в таком случае не оставляет ни на миг. Человек уже не может обойтись без успокаивающих лекарств. И они в наше время все чаще назначаются дошкольнику.

Тревожность окрашивает в мрачные тона отношение к себе, к другим, к действительности. Ребенок уже не только не уверен в себе, но и недоверчив ко всем и каждому. Для себя тревожный не ждет ничего хорошего. И все это при обостренном стремлении к безопасности и больном чувстве достоинства. Теперь он все преломляет через призму тревожности, мнительности. Трое соучеников в коридоре школы говорят о своем, но он полагает, что говорят о нем и, конечно, только плохое. Он подходит, упорно стоит, вызывая недоумение ребят и испытывая сам нестерпимое чувство неловкости. Но отойти в сторону, отрешиться от тревожной мнительности он не в силах.

Предневроз

Вот и пришли мы к предневрозу, примеры которого приведены в начале данной статьи. Предневроз характеризуется эгоцентричностью, и ребенок, у которого предневроз, прежде всего чрезмерно
эгоистичен. Он невыносимо требователен, он знать не хочет, что родители устали, что у бабушки болит сердце, а у дедушки - голова. Он настырен, он - деспот. В то же время он испытывает страх перед чужими людьми, в том числе перед сверстниками, ощущая свою несостоятельность, ибо вторая, основная, особенность предневроза - чувство несостоятельности. Иными словами, ребенок, у которого предневроз, в семье - тиран, среди чужих - тихоня. У него обострено стремление к безопасности (как у всех эгоцентричных), и он впадает в панику ушибившись, поцарапав палец, при виде капли крови у себя. В то же время он самолюбив, обидчив, пессимист, нытик и всем недоволен, ему "все не так", ему не угодить (эгоцентричность). Он как бы "вечно больной", и притом трудный больной.

В школе он растерян, поскольку его эгоцентричность вступает в конфликт с необходимостью быть как все и вместе со всеми. Поскольку он боязлив, а сверстники это очень быстро распознают, они агрессивны по отношению к нему, нередко отвергают его, насмешничают. А он самолюбив и обидчив. Он либо боязлив и агрессивен, конфликтен, либо замыкается в себе и в школе страдает, а дома невыносим, скандален, отыгрываясь на родителях. Он вступает в конфликт и с учителями, ибо, будучи сам требовательным к другим, не допускает ни грамма требовательности к себе. Учителя же требовательны к нему, не реагируя на его требовательность по отношению к ним.

Ребенку с предневрозом плохо в школе, он страдает, протестует, отказывается от посещения школы. У него головные боли, беспокойный сон. Он выглядит больным. Учителя рекомендуют перевести его на домашнее обучение. Короче - речь идет о безоговорочно трудном, проблемном ребенке. Родителям такого ребенка не позавидуешь.

Главное у такого ребенка - подспудное чувство несостоятельности. Для предневроза как раз и характерен постоянный конфликт чувства несостоятельности и чувства достоинства! Отсюда - характернейшая его сторона - контрастность поведения. Ребенок с предневрозом воистину непредсказуем. Верх берет чувство несостоятельности - и он отступает, уступает всем, мучительно нерешителен, боязлив, отказывается от желаемого. Верх берет чувство достоинства - и он очертя голову бросается в драку, в яростный конфликт, требователен, настырен. Он то уступает слабому, то бросается на заведомо более сильного. Он то позорно труслив, то отчаянно дерзок и смел.

И все это не невроз, а предневроз, который длится годами, а иногда - всю жизнь. Для того, чтобы из предневроза возник невроз, необходима психическая травматизация. Ребенок переживает огорчения, терпит неудачи. Они могут вызывать состояние кратковременного и даже длительного стресса, но психотравматизации, психологического "ушиба" при этом чаще всего не происходит. Так, годовалый поминутно стукается головой, но сотрясение головного мозга - одно на сотни таких эпизодов. Психическая травматизация, запускающая механизмы невроза, должна быть чрезвычайно актуальной для данного, конкретного ребенка.

Как уже говорилось, есть "эгофильные" и "генофильные" дети. У первых главенствует инстинкт самосохранения, и они уже рождаются повышенно эгоистичными, осторожными, склонными к боязливости, робости. Они самолюбивы. Их безмерно ранит все, что угрожает их безопасности и благополучию, их самолюбию. У вторых главенствует инстинкт продолжения рода, для них главное - семья. В ней для них и радость, и безопасность, и любовь. Их безмерно ранит все, что угрожает безопасности и благополучию семьи. Они - это семья, семья - это они. Они привязаны к семье особо, нерасторжимо связаны с ней. И для такого ребенка отторжение от семьи, отправка матери в больницу, смерть дедушки - психическая травматизация. Эти дети "женственны", даже если речь идет о мальчиках. А женственные люди более ранимы, чем мужественные. У них чаще возникает и чувство несостоятельности. Они чаще впадают в невроз, поскольку именно у них, как правило, возникает предневроз.

Однако есть и "мужественные" типы: "свободолюбивые", "исследователи", "агрессивные", "доминантные", "дигнитофильные" - гордые. У них предневроз развивается реже и только в тех случаях, когда воспитание и жизнь сформировали у ребенка "мужественного" типа комплекс "гадкого утенка", чувство несостоятельности! Такие дети впадают в невроз, если психическая травматизация чрезвычайно сильна и ударяет опять-таки по главному для них. "Исследователи", например, особенно чувствительны к грубому вторжению в область их интересов, к ограничению этих интересов. Так, ребенок что-то мастерил, собирал, а некто сломал, выбросил, испортил это, и ребенок переживает психическую травму. "Доминантные" чрезвычайно чувствительны к отстранению их от лидерства, поражению в лидерстве, позорному, непростительному промаху, приведшему к потере авторитета, когда шедшие за ним разочарованы, отвернулись, ушли к другому лидеру. "Свободолюбивые" чрезвычайно чувствительны ко всем формам ограничения их свободы, "агрессивные" - к подавлению их напористой активности, "дигнитофильные" - к унижению, на которое они не в состоянии достойно ответить.

Психическая травматизация - все, что бьет прямо в сердце и потрясает, все, что нестерпимо обостряет предневроз. И тогда, чтобы "не разорвалось сердце", приходит как спасение удивительная способность подсознания защитить чувство достоинства, психику, организм в целом, сердце. Речь идет о
психологической защите!

Зигмунд Фрейд, создавший науку о подсознании, описал защитные уловки неосознаваемой сферы психики. Неосознаваемо мы нередко "забываем" о неприятном, избегаем его, приукрашиваем себя и преуменьшаем чужие достоинства и заслуги, видим только то, что желаем видеть, толкуем происходящее с нами в выгодном для себя свете, защищая свою психику от потрясений, депрессии, болезненных переживаний. Все вышеперечисленное и есть психологическая защита в ее многообразных формах. Выход на авансцену психологической защиты и завершает картину формирования невроза, переход из состояния предневроза в невроз.

Неврастения

Общепризнанны три формы невроза:
неврастения, невроз навязчивых состояний и истерический невроз.

К неврастении чаще всего приходят дети "генофильного типа" с комплексом "гадкого утенка". При продвижении к неврастении ребенок с предневрозом мучительно страдает от неуверенности в себе, однако он колеблется. Побеждает инстинкт сохранения достоинства, и он действует решительно и смело. Побеждают "фемининные" инстинкты, зовущие к осторожности, капитуляции, побеждает чувство неуверенности в себе - и он отказывается от натиска, действия, капитулирует. У него внутренний конфликт, и он действует в пользу одной или другой стороны внутреннего конфликта. Он контрастен - одновременно смел и боязлив, он неоднозначен. У него ущемлено чувство достоинства.

И вот - сокрушительная неудача, тяжелое унижение, чувствительное поражение. Все это остро выявляет несостоятельность, и все это в данном случае - острая психическая травматизация. Ребенок старается, к оценке своих усилий относится болезненно, а результаты его труда оцениваются как плохие. Или над ним посмеялись, а он не сумел достойно ответить. Или его тяжело унизили, побили, а он проявил постыдную слабость, беспомощность. Он потрясен, он окончательно и бесповоротно разуверился в себе, однозначно капитулировал. Колебания кончились, болезнетворного внутреннего конфликта больше нет. Но это еще не невроз. Если он, капитулировав, отказался и от чувства достоинства - это просто сломленный человек. Если он капитулировал, но при этом сохранил чувство достоинства, у него невроз. Но как сохранить чувство достоинства при капитуляции? Сохранить его в таких случаях и помогает психологическая защита.

Психологическая защита, повторяем, это неосознаваемый самообман, такое отношение к себе, к другим и к жизни, при котором неосознаваемо прибегающий к ней человек искренне убежден, что он хорош, всегда и во всем, а окружающие всегда плохи, что не он слаб, а жизнь несправедлива к нему. А в результате защищено чувство достоинства, и чувство несостоятельности исчезает. Но при этом надо еще и как-то приспособиться к жизни! Психологическая защита при неврастении решает эту проблему очень просто. Ребенок при неврастении неосознаваемо, психозащитно, предъявляет родителям "невротическую астению" - "болезнь",
т. е. смертельную усталость, слабость здоровья".

Всем своим обликом он как бы заявляет родителям: "Вы же видите, что я еле жив, что же вы от меня требуете...". При этом он, также психозащитно, отказывается от честолюбивых притязаний. Он не конкурент. Всем своим видом и поведением он как бы говорит: "Я болен, никого не трогаю, оставьте и меня в покое". И его оставляют в покое. Он ничего не требует, и от него ничего не требуют. Более того, все, даже дети, защищают его. Ему начинают во всем уступать. На него не возлагают ответственности, а именно этого он сильнее всего желает. Его не критикуют, не обвиняют, и это его вполне устраивает.

Очевидно, что он "неплохо устроился". Родители, учителя видят: он и в самом деле требует особого подхода, с него взятки гладки. И к нему нетребовательны - был бы жив. Он капитулировал, и все признали правомерность капитуляции. Он капитулировал и сохранил при этом чувство достоинства, потому что уверен: "Если бы я был здоров, я был бы суперменом! ". Это и есть невроз, в данном случае неврастения. В неврастению впадают "генофильные", и у взрослых этот невроз возникает в тех случаях, когда "генофильные" не способны защитить и обеспечить благополучие своей семьи. Тогда психологическая защита "заботливо нашептывает": "Если бы я не был болен, я бы выполнил свой долг перед семьей, а так и не живу и не умираю..."

Невроз навязчивых состояний

К неврозу навязчивых состояний ведет предневроз, имеющий свои специфические особенности. Обычно этот предневроз возникает у детей "эгофильного" типа, при воспитании которых или в связи с неблагоприятными обстоятельствами их жизни чрезвычайно усиливается стремление к безопасности и тревожность. Для страдающих предневрозом, ведущим в невроз навязчивых состояний, характерны: крайняя эгоцентричность - фиксированность только на себе, на своей безопасности, на своем благополучии, на своих проблемах с игнорированием интересов и проблем всех других людей; крайняя тревожность и мнительность опять-таки относительно себя и своего здоровья, благополучия.

У детей с этой формой предневроза очень часто наблюдаются фобии - страх чего-то или кого-то. И один панически боится заражения "микробами", часами моет руки. Другой опасается транспорта и никогда не переходит дорогу самостоятельно. Третий панически боится мостов и, доехав до моста, пересаживается в метро, чтобы миновать мост под землей. Четвертый опасается острых предметов и ежедневно пересчитывает иголки, отворачивает от себя острия ножей и вилок. Это могут быть фобии темных подъездов, ибо в них можно столкнуться с преступником, хулиганами; лифтов, поскольку они могут - оборваться, упасть, в них также возможно насилие или ограбление; автоматически закрывающихся дверей, поскольку они могут не открыться, когда это необходимо; толпы, в которой могут зажать, сбить с ног, затоптать; пустынных мест, где в случае беды никто не услышит призыва о помощи и т. д.

В этих фобиях все осознано: источник опасности и защита от опасности, когда ребенок в подъезд, в лифт один не войдет, а лучше - даже если он с мамой, поднимется по лестнице, ибо и мама не поможет, если лифт испортится. Такой ребенок избегает толпы, за километр обходит пустынные места, собак и т.д. Короче, фобии - это устойчивый, осознанный страх смерти, несчастного случая, и они весьма характерны для данного предневроза. Дети с предневрозом, ведущим к неврозу навязчивых состояний, отказываются от сомнительной в плане угрозы здоровью пищи, чрезвычайно тревожно относятся к своему здоровью, и на приеме у врача, перебивая мать, сами излагают жалобы, поскольку опасаются, что мать может что-то упустить, чему-то важному не уделить внимания. Это дети, считающие свой пульс, сами ставящие себе градусник.

Безопасность, благополучие для такого ребенка тесно связаны с благополучием родителей. Он мучительно не уверен в себе и надеется только на них. Девятилетний с таким предневрозом, у которого умерла мать, сказал мне: "Живу, пока жив папа". И мальчик мучительно страдал, если отец хотя бы на минуту опаздывал с работы, подолгу стоял на остановке, ожидая его. Болезнь или любая другая угроза себе или родителям, все, что грозит благополучию, преломленное через "безопасность прежде всего", - острая психическая травматизация для такого ребенка. Как правило, эти дети сверхсоциальны, "надо" звучит у них настойчиво. Они мечутся между "надо" и стремлением к безопасности. Психическая травматизация потрясает ребенка. Колебания кончаются. Отныне все решается в пользу безопасности. Приходит спасительная психологическая "сверхзащита". От страха перед жизнью, от страха смерти ребенок защищается
символическими ритуалами. И это уже истинный невроз навязчивых состояний.

Защищаясь от тревоги и страха, дети, страдающие неврозом навязчивых состояний, делают то, к чему часто прибегают просто тревожные, не невротики, когда стучат три раза по дереву или трижды плюют через левое плечо. Но невротику этого мало. Невротическая тенденция при данной форме невроза - достичь сверхбезопасности. "Чтобы ничего не случилось", дети, страдающие неврозом навязчивых состояний, особым образом взмахивают руками, при ходьбе притоптывают, пройдя несколько шагов, делают полный оборот, как бы выполняя команду "кругом", и только после этого идут дальше. Они поминутно приседают, или обходят темные пятна на дороге, или поднимаются по лестнице, перешагивая, например, только через две ступени. Иногда такие дети ритуально ходят только зигзагами. Они не садятся в транспорт с непринимаемым номером, подобно тому как многие здоровые люди избегают цифры 13; они дотрагиваются с целью обезопасить себя до всех или каких-то определенных предметов, к примеру, до маминой одежды или до косяка двери. Дети с неврозом навязчивых состояний определенным образом садятся и встают, раздеваются и одеваются, складывают одежду так, чтобы брюки были обязательно сверху или снизу.

Ритуалы, навязчивые действия успокаивают их. Так они защищаются от страхов, в основе которых страх смерти, беды, неблагополучия. Но как при всем этом защитить достоинство? И психозащитно звучит: "Я не труслив, я - осторожен!" А раз осторожен, значит, разумен, и чувство достоинства сохранено. Психологическая защита и в этом случае оформила невроз - невроз навязчивых состояний.

При этой форме невроза вместо мужественной борьбы с трудностями, вместо полнокровной судьбы и жизни, вместо естественного интереса ко всему в этом прекрасном мире, вместо счастливого, беззаботного детства ребенок, как больной и тревожный старик, замыкается только на своих узкоэгоистических проблемах, на состоянии своего здоровья и, главное, замещает реальную жизнь иллюзорным миром символики. Представим себе первобытного человека, который вместо охоты на животных, вместо борьбы с врагами, со стихией засел в пещере и там размахивает копьем, ходит по кругу и шепчет заклинания. И здесь, при неврозе навязчивых состояний, ребенок укрылся от реальной жизни!

Трихотилломания - навязчивое выдергивание волос, бровей и ресниц

В практике врача-психоневролога встречается удивительное явление - ребенок выдергивает волосы у себя на голове, выдергивает брови и ресницы. Делает он это автоматически, не отдавая себе отчета - для чего. Он не только не испытывает боли, но, напротив, переживает некое глубинное удовлетворение, нащупав и выдернув очередной волосок или ресничку. Он и сам недоумевает, глядя в зеркало на результат своих действий. Он обещает больше не делать этого, держится какое-то время. Но вот он отвлекся, читает или смотрит телевизионную передачу, а пальцы автоматически уже в волосах...

Это трихотилломания, своеобразная разновидность невроза навязчивых состояний. Известно, что к волосам на голове, бровям, ресницам, как и к бороде, у человека издревле особое отношение. Остричь человека, обрезать ему бороду нередко считалось оскорблением, бесчестьем, потерей достоинства. Увидеть себя в сновидении остриженным означало предвестие беды, болезни. В древности давали Богу обет не стричься, не бриться, чтобы он спас, отвел беду. Существовал обет, например, не стричь бороду до победы над врагом.

Известен случай, когда спортсменка, проиграв в борьбе за первое место на Олимпийских играх, остриглась наголо, таким образом наказав себя. Так и ребенок неосознаваемо лишает себя волос, бровей и ресниц из чувства вины или из-за нестерпимой досады на себя самого, на свои промахи, неудачи, поражения. Дети с трихотилломанией, которых не любят собственные или приемные родители (неприятие!), неосознаваемо воспринимают такое неприятие как собственную виновность, никчемность. Дети не ищут виновных на стороне, они считают, что, раз их не любят, значит, они плохие. В других случаях это дети, остро переживавшие свою истинную или мнимую несостоятельность, презиравшие себя. Так все непросто с неврозом у человека уже с самого раннего возраста.

Случай из жизни: восьмилетняя девочка выдергивает волосы на голове, ресницы и брови. Рисует принцесс с пышными волосами, густыми ресницами и бровями. Началось все после того, как мать девочки перенесла тяжелую операцию. Девочка, не имевшая отца, жила у тети, тосковала и, слыша тревожные разговоры взрослых, испытывала страх за мать. Она отказалась от волос, бровей и ресниц, как раз придавая большое значение им и как бы принося в жертву самое дорогое во имя того, "чтобы мама была здорова", как бы откупаясь такой жертвой от возможной беды. И все это неосознаваемо. С удивлением и страхом мать

сообщала врачу: "Она шарит рукой по голове и векам, ищет чуть подросший волосок или ресничку и выдирает их". Да, такую вот форму принял невроз у ребенка.

Таким образом, при трихотилломании имеет место символический ритуал навязчивых действий. Обезобразив себя, ребенок ощущает неосознаваемое удовлетворение, защищая таким, психозащитным, образом свое чувство достоинства: "Я плохой, я в чем-то виноват, но я сам наказываю себя!"

Истерический невроз

Истерический невроз возникает, как правило, у лиц "эгофильного" типа. Предневроз в таком случае характеризуется крайней эгоцентричностью, требовательностью, склонностью всегда и во всех случаях, что бы ни случилось, обвинять других. И ребенок гневно осуждает бабушку за то, что он ударил ее и у него болит рука. При предневрозе, ведущем к истерическому неврозу, дети отличаются
"социальным инфантилизмом": они как бы задерживаются в развитии на этапе раннего детства, когда "все можно", и от ребенка в данном случае ничего не требуют. Характерно игнорирование понятий "надо" и "нельзя", "стыдно". Властвует "хочу!" и "не хочу!". Дети с этим предневрозом несамостоятельны и напоминают короля, который и раздеться не способен без слуг.

Однако и у этих детей есть чувство несостоятельности, поскольку низка самооценка "сегодняшнего дня" из-за ощущения ими своей беспомощности в реальной жизни. Но у них завышена установочная (из подсознания) самооценка. Кроме того, такие дети, как правило, не отличаются высоким интеллектом. Зато притязания их чрезмерно высоки. Мало того, самомнение их достигает уровня гордыни. Они подобны "надутой лягушке". Сорваться в невроз такому ребенку легко, ибо жизнь наказывает за самомнение, за чрезмерные необоснованные притязания - неудачами и презрением окружающих. И это будет истерический невроз.

Однако, пока у такого ребенка "все в порядке", пока родители ему служат, прикрывая его от требований реальной жизни, устраняя все трудности и угрозы, пока его не ушибло, пока ему хорошо, он все-таки как-то учитывает интересы других, все-таки, подрастая, понимает, что есть некие границы дозволенности и приличий, по-своему понимает, что слаб. В результате в нем имеет место конфликт высокого и низкого мнения о себе, конфликт между "хочу" и "надо, нельзя, стыдно". Временами он осознает свою эгоцентричность, осознает, что в чем-то перегнул палку, что был не прав. Он контрастен: то нестерпимо эгоистичен, то добр; то чрезвычайно требователен, то уступчив; то высокомерен, то уничижает себя. Главное же, что и у него есть чувство достоинства, ущемленное на этапе предневроза ощущением своей несостоятельности в реальной жизни. И он страдает от этого. У него конфликт гордыни, высоких притязаний и страха перед жизнью, неверия в свои собственные силы. Он противоречив, и в нем идет внутренняя борьба, борьба между "не хочу", но "надо", между "хочу", но "нельзя", "стыдно". И до возникновения психической травматизации он как-то лавирует.

Острая психическая травматизация для такого ребенка - все, что конфликтно противоречит "хочу" или "не хочу". Это резко возросшие требования к нему, когда с его "хочу" или "не хочу" перестают считаться и эгоцентризму дают бой (ясли или сад, школа, встреча со сверстниками, когда вместо безоговорочно удовлетворяющих все его требования родителей он сталкивается с требующими от него); это жизненные трудности, когда уже не до его желаний и капризов, когда условия его жизни ухудшаются; это суровое наказание, что для такого ребенка ошеломительно: "Кого наказали, меня?!"; это бескомпромиссное разоблачение его неправоты, что воспринимается как ужасающая несправедливость. Тогда ребенок отбрасывает "надо", "нельзя", "стыдно", кончаются колебания, исчезают проявления внутреннего конфликта. Теперь он безраздельно эгоистичен. Однако подобное надо объяснить себе и другим. И возникает психологическая защита в форме "бегства в болезнь", "инвалидной реакции". Ведь инвалиды имеют право на льготы, послабления, защиту от трудностей и сложностей жизни.

И он защищается поведением, которое принято характеризовать как идущую из древности форму приспособления слабых. Из этологии известно, что животные, неспособные себя защитить, при опасности нередко демонстрируют мнимую смерть и хищник не видит их, поскольку они неподвижны, или отказывается от "мертвого". Иногда животное, почувствовав опасность, начинает неистово метаться. Проявляется так называемая двигательная буря, и в итоге животное спасается, случайно найдя выход или отпугивая хищника столь бурной реакцией. При неврозах часто отмечается выход детей на древние для человека, напоминающие таковые у животных механизмы поведения. Знание этого помогает понять, почему девятимесячный несмышленыш, испытывая неудовольствие, добивается своего истерической бурей, а находясь в больнице без родителей, впадает в состояние мнимой смерти, становясь безучастным, пассивным, как бы замирая. Это очень важно для понимания истерического невроза. Именно потому, что истеричность - приспособление слабых, истерический невроз имеет место даже у самых маленьких.

При истерическом неврозе ребенок приспосабливается через удивительную способность неосознаваемого, руководящего физиологическими функциями организма, воссоздать модель любого заболевания. Ребенок перестал посещать детский сад, школу, заболев гриппом. В неосознаваемом зафиксировалось ведущее: измерили температуру, уложили в постель, захлопотали, все обязанности сняты. И вот возникла необходимость освободиться от чего-то неприятного. Неосознаваемо следует "приказ" центру терморегуляции - и температура тела повышена. "Надо" - и паралично повисает рука, опускаются веки, начинается сильный кашель, рвоты и т.д.

Но истерическое приспособление в отличие от неврастении, когда неосознаваемо хотят одного - "оставьте меня в покое", это решение своих эгоистических проблем руками других. Истерический симптом всегда имеет адресата. Почти всегда он адресуется родителям. Мать волнует болезнь ребенка - и он болеет. Она нервничает, если у ребенка плохой аппетит, - и он не ест. Ее пугает рвота - вот и она, худоба - и ребенок становится худым, в чем душа держится. В итоге от него ничего не требуют, ему служат, он получает все, что пожелает. Он истерически приспособился. Если события не повернуть вспять, так будет всегда, даже когда он станет взрослым, только сменится адресат: им могут стать муж, сослуживцы и т.д.

Ребенок с истерическим неврозом уверен, что тяжело и хронически болен. Если врач покажет ему графики его температуры: в субботу вечером нормальная, в воскресенье вечером, перед понедельником, - высокая,
т. е. если врач разоблачит его, к упомянутому врачу он больше не придет, ибо это "плохой и злой" врач. Часто оскорбляется и мать: "Что же, выходит, ребенок симулянт?". Он не симулянт, он болен, но, по меткому замечанию невропатолога Ж. Бабинского, "великая симулянтка" его болезнь. В литературе описан классический случай: поезд шел к фронту, в результате непрерывных рвот солдат терял вес и силы. Его переносили в санитарный поезд, идущий в тыл, и рвоты прекращались, он набирал вес и восстанавливал силы. Так повторялось много раз.

Ребенок с истерическим неврозом эгоцентричен. И таков он везде - дома и вне его. Направленный в детский сад, он не желает отпускать мать, по сути служанку, от себя, не хочет посещать детский сад и на его пороге бледнеет, у него обморок, рвота, высокая температура. В итоге он и не будет посещать детский сад.

У ребенка, страдающего истерическим неврозом, могут быть тики, но если при неврастении или при неврозе навязчивых состояний ребенок стремится их скрыть, то при истерии как раз в кабинете врача они наиболее часты. А уж как они демонстративны! Страдающий истерическим неврозом так закатывает глазные яблоки, что родители приходят в ужас. Они, разумеется, чрезмерно озабочены и повышенно внимательны к ребенку, ему все прощают, и истерическая сверхцель достигнута. Ребенок с истерическим неврозом получает льготы, послабления, а достоинство его защищено опять-таки гениальным психозащитным построением: "Я имею право на льготы, потому что я тяжело болен!".

Истерический невроз - невроз врачебной справки. Ни при какой другой форме невроза врач не дает столько справок "об освобождении от...", как при этой. Однако, если данную форму невроза не лечить, справки усиливают и закрепляют истерическую форму приспособления. Родители, не понимая сути данного заболевания, нередко приходят к врачу не столько за лечением, сколько за очередной справкой "об освобождении от...". Они протестуют против действий врача, направляющего ребенка с "истерической" температурой в школу. Но это - истерический невроз, и каждая новая льгота и поблажка закрепляют и усиливают его.

Энкопрез - недержание кала

Одно из наиболее своеобразных и характерных проявлений истерического невроза у детей - энкопрез (недержание кала). Иногда, напротив, такие дети задерживают дефекацию на пять - семь дней, повергая родителей в панику. Энкопрезом чаще страдают мальчики в возрасте от 4-5 до 8, редко до 14-15 лет. Как истерический симптом он возникает у мальчиков, матери которых особенно тревожно следят за регулярностью физиологических отправлений ребенка. При энкопрезе ребенок постоянно упускает кал, пачкая трусики. Он как бы не чувствует этого и лишь при энергичном вмешательстве матери меняет трусы. Иногда дети измазывают калом кровать матери, одеяло, стенку кровати. В таком случае речь идет о смешанном истеро-обсессивном неврозе. Таким образом они символически как бы закрепляют за собой определенную территорию и саму мать. Подобным образом закрепляют за собой территорию и многие животные. Все это еще одно свидетельство наличия глубинных неосознаваемых механизмов, лежащих в основе невроза, в данном случае регрессии.

Энкопрез как истерический синдром часто возникает при появлении в семье отчима или младшего ребенка (как и в случаях с истерическим недержанием мочи), а также при угрозе развода родителей. Ведь как раз это наиболее эффективно воздействует. Энкопрез отвлекает внимание матери от младшего: тут уж не "до младшего, когда старший так болен". А отец, собравшийся уйти из семьи, остается в ней, поскольку "тяжело болен ребенок", и его уход в такой ситуации - подлость. Отчим же, шокированный странным заболеванием ребенка и тяжелым запахом в квартире, как правило, быстро исчезает. И мать снова безраздельно принадлежит ребенку.

Элективный мутизм

Нередко на приеме у врача оказываются больные, обычно девочки, с элективным мутизмом (в рамках истерического невроза). Дома, с родными, такая девочка болтлива, а в детском садике молчит, и воспитатели не могут добиться от нее ни слова. Ее уговаривают, умоляют: "Ну ответь, скажи хотя бы как тебя зовут". Молчит. Это позволяет ей быть на особом положении. Ее водят только за руку. Ее знает весь персонал. Ее буквально охраняют, мать после работы стремглав мчится за ней. Если такую больную вовремя не излечить, то и в школе она также промолчит один-два года, и тогда преодоление болезни окажется очень трудным, ибо количество льгот возрастает. Девочка с элективным мутизмом не опасается контрольных опросов, сидит в сторонке. Ее оставили в покое, для нее не писаны законы, и в конце концов она способна добиться того, что вообще перестанет посещать школу, а школа в лице учительницы сама придет к ней на дом.

Остро возникающие неврозы

Острая психическая травматизация способна привести к неврозу и ребенка, у которого не было предневроза. В таком случае она потрясает ребенка до самых глубин и мгновенно изменяет его отношение к себе, к другим и к жизни. Он был уверен в себе, не был эгоцентричен, был оптимистичен и смел. Но драматическая психическая травматизация сразу же породила психологическую защиту и - сразу невроз.

Характер психической травматизации определяет в подобных случаях форму невроза. Она нестерпимо унизила, она - потрясающая неудача - и тогда имеет место неврастения; она сильно испугала, пережиты ужас, угроза жизни или благополучию - невроз навязчивых состояний; она угрожает интересам эгоцентрически воспитанного - и тогда возникает истерический невроз.

Невроз как результат одного, мгновенного удара зиждется на остро возникшей форме психологической защиты. Невроз в таком случае направлен против повторения подобного переживания. Если поэтапно развивающийся невроз - пирамида, покоящаяся на основании, то возникший мгновенно - пирамида, стоящая на вершине.

Классический пример возникновения "мгновенного" невроза - случай с ребенком, который забрался в холодильник, а дверца захлопнулась. Он бился телом о дверцу, но она не открылась. Железные стенки давили. Холод, темнота, нехватка воздуха. Он кричал до потери голоса. Он звал родных, он так верил, что они всегда спасут его, а они не услышали. И ребенок замер, сдался, психологически пережив смерть. Его нашли, спасли, как будто утешили, но ситуация зафиксировалась в неосознаваемом, и возникла установка: "Буду всегда осторожен". Он был потрясен пережитым ужасом, страхом смерти, своей беспомощностью, открытием того, что казавшиеся всесильными взрослые могут не услышать, не прийти на помощь. Возникла психологическая защита в форме "сверхзащиты". Возникли символические ритуалы, в основе которых борьба со страхом смерти, несчастного случая на уровнях неосознаваемого психического. Возник невроз навязчивых состояний.

Говоря о психической травматизации, следует заметить, что она не всегда очевидна, особенно у детей. То, что взрослым представляется чушью, у ребенка может вызвать психологический шок. Напротив, ребенок не всегда способен понять, что разыгравшееся на его глазах - трагедия. У детей свои понятия о страшном, о жизни, свои ценности. Ребенок, пробираясь в винный склад, сливал марочный коньяк в водосток, сдавал пустые бутылки и покупал мороженое; другой обменял лотерейный билет, по которому был выигран холодильник, на ежика. Малыш, видя тяжелую болезнь бабушки, берет у нее обещание, что она не умрет, и успокаивается, веря такому обещанию. А вот другой случай. Девочку несправедливо обвинили в краже, и одноклассники объявили ей бойкот. Отец решительно заявил: "Чепуха, ты не виновата и плакать нечего", отложив объяснение с учительницей на завтра, а девочка приняла смертельную дозу снотворного сегодня. У ребенка свой, очень сложный внутренний мир, и его следует понимать.

Отец злоупотребляет алкоголем. У сына невроз, и сомнений как будто быть не должно: пьянство отца - психическая травматизация, приведшая к неврозу. Но отец злоупотреблял алкоголем уже до рождения ребенка, который никогда не видел отца трезвым и полагает, что так и должно быть. Ревнивая женщина винит в неврозе ребенка мужа: "Это его похождения измучили дочь". Муж, в свою очередь, заявляет: "Ворчливость и несдержанность жены измотали меня и дочь". Но для девочки похождения отца непонятны, а мама любима. А главное, подобные распри при ней были всегда, она привыкла к ним и они ее не травмируют.

Мать может ввести в заблуждение врача, настойчиво указывая на сложные внутрисемейные отношения как на причину невроза у ребенка. С одной стороны, это более всего значимо для нее и она искренне полагает, что все это так же значимо и для ребенка. С другой стороны, осознаваемо или неосознаваемо она побуждает врача вмешаться и "призвать к порядку" мужа или свекровь, которые "довели до невроза ребенка". Однако при неврозе все сложнее.

В то же время неблагоприятная семейная ситуация может привести к хронической психической травматизации ребенка, если он тревожен, впечатлителен, чрезвычайно привязан к отцу, а в семье назревает разлад, развод. Тогда он интуитивно улавливает угрозу ранее, чем ее осознает его мать, и впадает в невроз. А мать в этом случае указывает на другие возможные переживания, опять-таки дезориентируя врача. Вскрытие же истинной психической травматизации - обязательное условие излечения невроза. И, конечно, не понимая всей сложности возникновения неврозов у детей, не предотвратить невроз у ребенка.

Нередко к неврозу приводит целый ряд психотравмирующих обстоятельств. Так, девочка шести лет, испытывающая навязчивый страх смерти матери, убегает из детского сада, едет к матери на работу в трамвае, потом в троллейбусе, чтобы убедиться, что она жива. Причины - ряд психических травматизаций у тревожной девочки, слившихся в одно острое переживание. В течение одного месяца она чуть не попала под машину и, хотя не пострадала, была испугана происшествием и яростной реакцией шофера, кричавшего на нее и угрожавшего ей; была на похоронах любимой бабушки, пережив потрясение смертью; отец, злоупотреблявший алкоголем, в ссоре грозил убить мать. Девочка столкнулась со смертью, агрессией, угрозой смерти. Все слилось в одно, непереносимое: она может потерять мать. Бабушка умерла, отец отдалился от семьи, стал как чужой. Все благополучие, безопасность этого тревожного ребенка - в матери. Возник невроз, и его корни, форма и клиническая картина понятны. И без вскрытия причин невроза его не излечить.

Как предупредить и излечить невроз

Очевидно, что невроз - это очень серьезно. Его легче предупредить, чем излечить. Однако невроз излечим, но только индивидуально, у каждого по-своему, в сотрудничестве родителей с врачом-психотерапевтом. Ознакомившись с вышеизложенным, родители будут подготовлены к такому сотрудничеству. Заметим лишь, что ребенку, страдающему неврозом, никогда не говорят: "Возьми себя в руки". Как раз этого он и не может сделать без преодоления самого невроза, и такое требование только усиливает у него чувство несостоятельности. Это то же самое, как тысячу раз сказать слабому, что он сильный, а также заявить человеку, что у него все хорошо, когда у него все плохо. Сильным от этого не становятся, а "хорошо" в таком случае воспринимается как издевательство, равнодушие или глупость.

Если ребенок тучен и его дразнят "пузо" или "тюфяк", не надо его утешать и несерьезен совет не обращать внимания на прозвище. Диетой и спортом его приводят к весовой норме, и прозвище само собой исчезает. Ребенка, ободряя, уводят от основного в неврозе - чувства несостоятельности. Упорно преодолевается отставание в обучении, укрепляются мышцы и вырабатывается ловкость. Чтобы привнести в сознание ребенка струйку гордости собой, его учат плавать и ездить на велосипеде, хорошо владеть своим телом, играть в мяч и хоккей, уметь не только то, что умеют другие, но дополнительно и еще что-то. Его учат жизни, равноправному общению со сверстниками.

Подготовив, укрепив, обучив, его постепенно вводят в жизнь сверстников, и тогда он сам видит: он действительно сильный, у него на самом деле все хорошо. Только при соблюдении этих условий чувство несостоятельности ослабевает и в конце концов изживается. Только успехи побеждают робость. Только преодоленные неудачи и трудности ликвидируют страх неудачи, страх перед трудностями и порождают мужество и оптимизм. И, естественно, кто не способен достойно защитить свое достоинство, тот прибегает к психологической защите.

Родители детей, страдающих неврозом, нередко уповают на "гипнотизера". Но если кто-то, пусть и "гипнотизер", тысячу раз скажет слабому: "Ты сильный, ты здоров!", разве эти слова сделают из слабого супермена? Люди в данном случае уповают на чудо, моментальное, без собственных усилий исцеление. Естественно, в случаях, когда утратил уверенность в себе умный и сильный, для преодоления невроза достаточно психодраматически открыть ему глаза: "Оцени, наконец, свои успехи, сравни себя с другими, встань перед зеркалом, оцени свою внешность, свои физические данные!". И если у зачарованного неверием в себя, но сильного откроются глаза, если вдохнуть в его душу мужество, он излечится от невроза. Но слабому - и другого пути нет - остается одно: упорной работой над собой совершить истинное чудо превращения "гадкого утенка" в "лебедя", действительно стать умным, сильным, ловким и умелым! И только тогда, когда "гадкий утенок" станет "лебедем", его следует поставить перед зеркалом и его невроз будет излечен.

Ребенка ведут по этому пути, ободряя его и укрепляя его способности, силы, обучая его всему, что знают и умеют его сверстники, и еще чему-то, что сверстники не знают и чего не умеют, преисполняя его гордостью и отвагой, уверенностью в себе, подготавливая его к равноправному, достойному общению со сверстниками. Если речь идет о ребенке, наличие и причины невроза осознают родители; они же должны и увести его от невроза.

Невроз как у мальчика, так и у девочки - свидетельство дефицита мужественности как духовной категории. Мужественность и оптимизм, воспитываемые в ребенке примером жизни родителей, их поступками, - лучшая профилактика невроза для сына и дочери. Невроз как болезнь воспитания и лечится более всего воспитанием или, вернее, перевоспитанием.

Резюмируя проблему невроза, проблему его профилактики, излечения, скажем: невроза не бывает у уверенных в себе, у подготовленных к реальной жизни, у способных нормально и достойно адаптироваться в жизни, а главное, у людей, лишенных эгоцентричности! Ребенок должен любить себя, в нем естественна струя эгоизма, но не такого, когда он равнодушен ко всем вокруг себя, когда все мысли и чаяния только о себе, когда интересует только одно: а что это даст мне? Тот, кто интересуется всем вокруг себя, кто любознателен, кто чувствует чужую боль, кто искренне сочувствует чужой боли, кто любит и бережет природу, кто оптимистичен, способен любить других так же, как себя, - невроза не имеет, как не имеет он и предневроза!

И устранить невроз можно только одним путем: устранить чувство несостоятельности, вооружив ребенка знаниями, умениями, навыками, здоровьем, силой, ловкостью, способностью достойно защитить свое достоинство, воспитав его действительно "лебедем". Воспитать ребенка "альтруистичным", действительно "лебедем", имеющим все основания уважать себя и гордиться собой, имеющим все основания оптимистично смотреть на жизнь, не бояться ее, какие бы трудности ни уготовила она, можно лишь, если родители сами изначально таковы или, породив ребенка, стремятся стать таковыми. Ибо слова сильны только в единении с правдой и деяниями.

http://adalin.mospsy.ru/r_02_00/r_02_01e.shtml

Выбранный для просмотра документ Ошибки воспитания.doc

библиотека
материалов

Ошибка первая. Обещание больше не любить

"Если ты не будешь таким, как я хочу, я больше не буду тебя любить"

Мнение родителей:

Почему дети так часто спорят по поводу любой нашей просьбы? Может быть, они делают нам назло, как быть? Призывать к здравому смыслу? Да они просто не слышат, что взрослые им говорят. Угрожать? Это больше не действует. В таких случаях многие используют своеобразную козырную карту: "Теперь мамочка больше не будет любить тебя". Как часто многие из нас произносят эту фразу.

Мнение психологов:

Обещание больше не любить своего малыша - одно из сильнейших средств воспитания. Однако эта угроза, как правило, не осуществляется. А дети прекрасно чувствуют фальшь. Единожды обманув, вы можете на долгое время потерять доверие ребенка - малыш будет воспринимать вас как людей лживых.

Намного лучше сказать так: "Я буду тебя все равно любить, но твое поведение я не одобряю".



Ошибка вторая. Безразличие

"Делай что хочешь, мне все равно"

Мнение родителей:

Зачем напрягаться? Спорить, искать аргументы, доказывать что-то малышу, нервничать? Ребенок сам должен научиться решать свои проблемы. И вообще, ребенка надо готовить к взрослой жизни, пусть он скорее станет самостоятельным. А нас оставит в покое.

Мнение психологов:

Никогда не надо показывать малышу, что вам все равно, чем он занимается. Кроха, почувствовав ваше безразличие, немедленно начнет проверять, насколько оно "настоящее". И, скорее всего, проверка будет заключаться в совершении поступков изначально плохих. Ребенок ждет, последует ли за проступок критика или нет. Словом, замкнутый круг. Поэтому лучше вместо показного безразличия постараться наладить с ребенком дружеские отношения, даже если его поведение вас совершенно не устраивает.

Можно сказать, например, так: "Знаешь, в этом вопросе я с тобой совершенно не согласен. Но я хочу помочь тебе, потому что люблю тебя. В любой момент, когда тебе это понадобится, ты можешь спросить у меня совета".


Ошибка третья. Слишком много строгости

"Ты должен делать то, что я тебе сказала, потому что я в доме главная"

Мнение родителей:

Дети должны слушаться старших беспрекословно - это самый важный в воспитании принцип. Дискуссии здесь не допустимы. Не важно, сколько ребенку - 6 или 16 лет. Детям нельзя давать поблажек, иначе они окончательно сядут нам на шею.

Мнение психологов:

Дети обязательно должны понимать, почему и зачем они что-то делают. Слишком строгое воспитание, основанное на принципах, которые не всегда понятны ребенку, напоминает дрессировку. Ребенок может беспрекословно исполнять все, когда вы рядом, и "плевать" на все запреты, когда вас рядом нет. Убеждение лучше строгости. В случае необходимости можно сказать так: "Ты сейчас делаешь так, как я говорю, а вечером мы спокойно все обсудим - почему и зачем".


Ошибка четвертая. Детей надо баловать

"Пожалуй, я сделаю это сама. Моему малышу это пока не по силам"

Мнение родителей:

Мы готовы все сделать для нашего малыша, ведь дети всегда должны получать самое лучшее. Детство - такая короткая пора, поэтому оно должно быть прекрасно. Нравоучения, неудачи, неудовлетворенность - в наших силах избавить малышей от всех трудностей и неприятностей. Так приятно угадывать и исполнять любое желание ребенка.

Мнение психологов:

Избалованным детям очень тяжело приходится в жизни. Нельзя держать единственное чадо под колпаком родительской любви, в дальнейшем это может привести к множеству проблем. Поверьте, когда родители убирают буквально каждый камушек с дороги малыша, от этого ребенок не чувствует себя счастливее. Скорее, наоборот - он ощущает себя совершенно беспомощным и одиноким. "Попробуй-ка сделать это сам, а если не получится, я тебе с удовольствием помогу", - вот один из вариантов мудрого отношения к дочери или сыну.


Ошибка пятая. Навязанная роль

"Мой ребенок - мой лучший друг"

Мнение родителей:

Ребенок - главное в нашей жизни, он такой смышленый, с ним можно говорить обо всем. Он понимает нас, прямо как настоящий взрослый.

Мнение психологов:

Дети готовы сделать все, чтобы понравиться своим родителям, ведь папа и мама для них главнейшие люди на свете. Малыши даже готовы погрузиться в сложный мир взрослых проблем, вместо того чтобы обсуждать свои интересы со сверстниками. Но при этом их собственные проблемы так и остаются нерешенными.


Ошибка шестая. Денежная

"Больше денег - лучше воспитание"

Мнение родителей:

Мы слишком стеснены в средствах, поэтому не можем себе позволить даже побаловать ребенка, постоянно приходится ему во всем отказывать, он донашивает старые вещи и т.п. Словом, будь у нас больше денег, мы были бы лучшими родителями.

Мнение психологов:

Любовь не купить за деньги - звучит довольно банально, но это так. Часто бывает, что в семьях с невысоким достатком взрослые делают все, чтобы ребенок ни в чем не нуждался. Но вы не должны чувствовать угрызения совести за то, что не можете исполнять все его желания. На самом деле любовь, ласка, совместные игры и проведенный вместе досуг для малыша намного важнее содержимого вашего кошелька. И, если разобраться, совсем не деньги делают ребенка счастливым, а осознание того, что он для вас САМЫЙ-САМЫЙ.


Ошибка седьмая. Наполеоновские планы

"Мой ребенок будет заниматься музыкой (теннисом, живописью), я не позволю ему упустить свой шанс"

Мнение родителей:

Многие взрослые мечтали в детстве заниматься балетом, учиться игре на пианино или играть в теннис, но у них не было такой возможности. И теперь главная цель пап и мам - дать детям самое лучшее образование. Не важно, если малышам этого не очень-то и хочется, пройдет время, и они оценят старания взрослых.

Мнение психологов:

К сожалению, дети не всегда оценивают усилия родителей. И часто блестящее будущее, нарисованное взрослыми в своем воображении, разбивается о полное нежелание ребенка заниматься, скажем, музыкой. Пока малыш еще маленький и слушается взрослых, но затем... желая вырваться из клетки родительской любви, начинает выражать протест доступными ему способами - это может быть и прием наркотиков, и просто увлечение тяжелым роком в ночные часы. Поэтому, заполняя день ребенка нужными и полезными занятиями, не забывайте оставить ему немного времени и для личных дел.


Ошибка восьмая. Слишком мало ласки

"Поцелуй и прочие нежности не так уж и важны для ребенка"

Мнение родителей:

Приласкать младшую сестренку? Какая ерунда! Поцеловать маму? Пообниматься с папой? Да на это нет времени. Многие взрослые считают, что ласки в детском возрасте могут привести в дальнейшем к проблемам в сексуальной ориентации. Короче, никаких объятий и поцелуев - есть более нужные и серьезные вещи.

Мнение психологов:

Дети любого возраста стремятся к ласке, она помогает им ощущать себя любимыми и придает уверенности в своих силах. Но помните, желание приласкаться должно все-таки в большинстве случаев исходить от самого ребенка. Не навязывайте детям свою любовь активно - это может оттолкнуть их.


Ошибка девятая. Ваше настроение

"Можно или нет? Это зависит от настроения"

Мнение родителей:

Неприятности на работе, плохие отношения в семье, как часто взрослые "выпускают пар" на ребенка. Многие уверены, что в этом нет ничего страшного. Достаточно потом пригласить малыша и купить давно обещанную игрушку, и все будет в порядке.

Мнение психологов:

Родители должны показывать малышу, что их радуют его хорошие поступки и расстраивают плохие. Это создает у детей сознание в непоколебимости жизненных ценностей. Когда взрослые в угоду своему эгоизму и настроению сегодня разрешают что-то, а завтра это же запрещают, ребенок может понять только одно: все равно, что я делаю, главное, какое у мамы настроение. Однако, если вы чувствуете, что себя не переделать, лучше заранее договориться с ребенком: "Итак, когда у меня хорошее настроение, тебе не будет позволено делать все, что ты захочешь. А если плохое - постарайся быть ко мне снисходительным".


Ошибка десятая. Слишком мало времени для воспитания ребенка

"К сожалению, у меня совсем нет времени для тебя"

Мнение родителей:

Многие взрослые очень загружены на работе, но каждую свою свободную минутку стараются проводить с детьми: они отводят их в сад и в школу, готовят для них, стирают, покупают все, что им нужно. Дети должны сами понимать, что у родителей просто нет времени поиграть и почитать с ними.

Мнение психологов:

Взрослые часто забывают простую истину - если уж родили ребенка, надо и время для него найти. Малыш, который постоянно слышит, что у взрослых нет на него времени, будет искать среди чужих людей родственные души. Даже если ваш день расписан по минутам, найдите вечером полчаса (в этом вопросе качество важнее количества) посидеть у кроватки малыша, поговорите с ним, расскажите сказку или почитайте книжку. Крохе это необходимо.


Выбранный для просмотра документ Причины детской нервности и трудности.doc

библиотека
материалов

Причины детской нервности и трудности

-
Неблагоприятно протекающая беременность
-
Малые аномалии развития плода
-
Осложненные роды
-
Сокрытые микроповреждения мозга
-
Психофизический дефект
-
Кризисные ситуации


Дhello_html_m38856730.jpgетская нервность обусловлена
врожденными и социальными, прижизненно возникшими причинами, чаще всего сочетанием первых и вторых. Врожденные причины - травматические, инфекционные, токсические и другие вредные воздействия при зачатии, в период беременности и родов, а также неблагоприятные наследственные влияния.

К прижизненно возникшим вредным воздействиям относятся неправильное воспитание, неблагоприятные условия жизни в детстве и болезни первых лет жизни. Зачастую прижизненно возникшие причинные факторы детской нервности настолько тесно связаны с врожденными, что их трудно разделить.




Неблагоприятно протекающая беременность

Судьба человека в немалой степени зависит от сравнительно короткого периода с момента зачатия ребенка до первого вдоха новорожденного. Одна картина, если беременность желанна, другая - если она досадна, или еще того хуже, воспринимается женщиной как катастрофа и неприемлема для мужчины, будущего отца. В первом случае больше шансов, что беременность будет протекать благополучно, во втором вероятны осложнения, угроза выкидыша. На основании исследования тысяч историй жизни и заболевания неврозом у детей, мы пришли к выводу, что, если беременность не в радость, она может протекать неблагоприятно.

Приведу несколько возможных вариантов.

Женщина беременна, но не готова к тому, чтобы стать матерью, психически инфантильна, незрела, эгоистична, сама играет в семье роль ребенка. Дитя принесет в ее жизнь лишь заботы и попросту будет конкурентом ей.

Женщина беременна. Она не замужем. Ей уже немало лет. Сохранить беременность или прервать? Остаться одной страшно. Ребенок придаст жизни новый смысл. Но тогда конец надеждам выйти замуж, пугают трудности. И что скажут люди? Ну а если аборт закончится бесплодием? Что тогда?

Женщина беременна, но не ожидала, что беременность наступит "так быстро, так несвоевременно". Еще несколько лет необходимо учиться, еще не "пожили для себя". Мать выйдет на пенсию через три года - вот тогда пожалуйста.

Женщина беременна, но не уверена, что ее брак прочен. Имеются серьезные основания считать, что жизнь с мужем не сложилась, впереди, возможно, развод. Что делать?

Женщина забеременела, с радостью сообщила об этом мужу, а он категорически против. Решилась: буду ждать ребенка. Но беременность принята конфликтно, и мрачная тень недовольства уже легла на нее. Позже отец полюбит ребенка, полюбит его и свекровь, издергавшая невестку в период беременности ссорами и упреками. Однако зло уже свершилось - в семье растет невропатичный, трудный ребенок.

Сомнения и колебания женщины по поводу рождения будущего ребенка, ее страхи и опасения, недовольство супруга и свекрови - яд для плода. Дитя, еще не родившись, уже в чем-то виновато. Существует мнение, что дети, зачатые в любви и согласии, красивы и счастливы, уверены в себе и оптимистичны. Наверное, в этом есть своя правда.

А вот другая житейская ситуация. Любовь, заявление о желании вступить в брак и начало половой жизни до его заключения. Как будто все вполне естественно. Но свадьба, счастливая и волнующая, состоялась, когда шел второй месяц беременности. Приготовления, гости, три дня шумного праздника. Поздравления, масса впечатлений. Гости курили, никотиновое облако окутывало невесту фатой. Она пригубила бокал шампанского. Затем поездка по городам, море, новые встречи, новые поздравления. Одним словом - эмоциональный стресс. А в это время закладывались сердечко, нервная система, органы чувств плода. Стресс же сопровождается выбросом гормонов в кровь матери, через пуповину они поступают к плоду, что небезразлично для него.

На пятом месяце внутриутробного развития плод ощущает учащение ритма сердца у взволнованной матери. Он сжимается, когда мать в движении, расслабляется, когда она отдыхает. В шесть-семь месяцев плод реагирует на резкое изменение положения, спокоен, если спокойна беременная. Следовательно, если будущая мать много нервничала, возникает риск появления на свет ребенка с врожденной детской нервностью - невропатией. По нашим наблюдениям, у матерей детей-невропатов в 63,2% случаев отмечались выраженные эмоциональные потрясения в период беременности.

Женщина страдает хроническим тонзиллитом, холециститом, у нее больные зубы, пиелонефрит. Она легкомысленно не подготовилась к беременности, ибо беременность, видите ли, застала ее врасплох. Что же теперь делать? Лечиться? Но лекарства, боли и страх, испытываемые при стоматологических или отоларингологических процедурах, противопоказаны при беременности. Не следует принимать лекарства на первых ее месяцах без жизненных на то показаний. Лекарства способны накапливаться в тканях и органах плода, и отрицательные последствия их воздействия могут сказаться через годы.

Не лечиться? Но это еще хуже. Интоксикация при наличии гнойного очага у беременной буквально отравляет плод. Следовательно, лечиться, но - увы - в неподходящее для этого время. Мы не можем удержаться от горького упрека: "О чем же вы думали раньше? Неужели, выходя замуж, вы не предвидели возможности беременности? Почему же тогда вы к ней не подготовились?". Здорового ребенка рождает здоровая мать. Спартанские девушки занимались спортом на равных с юношами, были гибкими, сильными, здоровыми. Случалось, как отмечали историки, что они проигрывали юношам в спортивной борьбе, но их несомненным выигрышем были здоровые дети.

Беременная женщина провела девять принципиально важных месяцев своей жизни в душном помещении, спала с закрытой форточкой, мало гуляла, и плод развивался в условиях кислородного дефицита - гипоксии. В результате ребенок может родиться с меньшими интеллектуальными потенциями, чем следовало ожидать. Не обязательно, но может. Пройти остановку-другую пешком или проехать в транспорте? Так ли это важно? Очень важно. Ходить, двигаться, дышать полной грудью, избегать толчеи, больше находиться на воздухе - значит сохранить и укрепить психофизическое здоровье плода и, естественно, свое собственное в столь ответственные дни, недели, месяцы.

Важно, очень важно, чтобы беременность протекала нормально, чтобы она была здоровой. Природа дает женщине в этот ответственейший период ее жизни дополнительные ресурсы. Слабая становится крепче, физически инфантильная расцветает. Помогать природе, а не препятствовать ей - задача будущей матери. Беременная женщина отказывается от чего-то привычного, изменяет в чем-то прежний образ жизни. Все в этот период: прогулка, одежда, режим, сон, питание - должно быть подчинено будущему материнству. И если женщина подготовила себя к беременности морально и физически, избегает отрицательных переживаний, живет по режиму, проводит день активно, на воздухе, в парке, у реки, отрешилась от суеты, а родные ее оберегают - в дом придет счастье.

Воспитание ребенка, таким образом, начинается еще до его рождения. Беременная вовремя ест, гуляет, ложится спать - плод воспринимает строгий режим сна и бодрствования, поступления питательных веществ. Ребенка, рожденного безалаберной женщиной, уже в роддоме вынуждены перевоспитывать, приучать к режиму.

Курящая молодая женщина должна знать, что она ставит под угрозу здоровье и интеллект будущего ребенка. Многие женщины, осознав, что беременны, бросают курить, но до этого проходят четыре - восемь недель развития плода. В таком случае возможны малые аномалии развития. Кроме того, у куривших даже такое короткое время новорожденный нередко имеет сниженный вес и рост ниже нормы. Сниженные по сравнению с нормой вес и рост, если это не обусловлено генетически, зачастую признак неблагоприятного внутриутробного развития, что чревато снижением умственных потенций. Затяжка сигареты, таким образом, может "укоротить ум" будущего ребенка. Если женщина курила в течение всей беременности, ребенок рождается с потребностью в никотине. Разумеется, он не удовлетворит эту потребность до подросткового возраста, но, однажды взяв сигарету, сразу же может начать курить по-взрослому - много, яростно, как заядлый курильщик.

Мужчина, курящий в присутствии молодой женщины, должен помнить: через легкие человека в сутки пропускается 10 тысяч литров воздуха, из которого следует выбрать до 300 литров кислорода. А воздух отравлен никотином. Женщина между тем может и не знать, что зачатие уже произошло, что она беременна. Следовательно, в присутствии молодой женщины, в доме, где она живет, не курят.

Во избежание неблагоприятных последствий для развития ребенка оберегают плод от пищевых интоксикаций. Продукты сомнительной свежести исключаются из употребления беременной. Никакого, ни малейшего риска! Женщина и не заметит малую толику ядовитости, а плод отреагирует на нее. Воздержитесь также от маринадов, перца, горчицы. В меру пейте, в меру подсаливайте пищу. Не переедайте. Это никогда не приносит пользы, а при беременности особенно. Соблюдайте меру и в объеме пищи, и в калорийности - чрезмерный вес плода может сказаться трудными родами, гипоксией, асфиксией и родовой травмой.

В последние годы на русский язык переведены книги, в которых подчеркивается влияние множества психических и физических стимулов на состояние и развитие плода, вплоть до "разговоров" с ним и расположения планет в космосе. Мы полагаем, что за тысячелетия природа предусмотрела защиту женщины и плода от всех влияний внешней среды, и никогда в истории человечества с плодом не вели беседы, а между тем рождались здоровые дети, здоровые вне зависимости от того, "под какой планетой" проходило их развитие во внутриутробном периоде.

Важно только одно: какие беседы вели окружающие люди с беременной женщиной - добрые или злые. Важно, в каком настроении женщина носила под сердцем свое дитя. Важно, радовалась ли она беременности или носила ее с досадой, с неприятием своего будущего ребенка. Важно, здорова она или больна. Важно, каким воздухом она дышала и какой пищей питалась. Важно, скрывала ли она беременность, туго затягивая пояс своего платья, или гордилась беременностью. Важно, трудилась ли она в меру сил, радостно или надрывалась в тяжких заботах. Беременность должна быть радостной и здоровой, а об остальном позаботится мудрая природа. В период беременности она дает женщине великие силы, охраняет ее.

Малые аномалии развития плода

Как известно, организм человека формируется в основном в первые три-четыре месяца беременности, а далее растет лишь в объеме и весе, дозревает. Так, к примеру, в период от трех до девяти недель оформляется сердце, от пяти до девяти - верхние и нижние конечности, от восьми до двенадцати - лицо, глаза, уши, нос, от пяти до шестнадцати - почки. В первые же три-четыре месяца беременности активно формируется нервная система. Перенесла беременная в этот отрезок времени грипп, краснуху, инфекционный гепатит - возможны врожденные аномалии развития. Не обязательны, к счастью, но возможны.

Невропатолог или детский психиатр при осмотре ребенка нередко фиксирует малые аномалии внутриутробного развития: низкое стояние век, асимметрию глазных щелей, неправильную форму зрачков и разную окраску радужной оболочки; нарушение формы черепа, резко выраженные надбровные дуги, уплощение затылка; седловидный нос или его искривление, широкую переносицу; асимметрию лица; раздвоенный, клиновидный, скошенный, непропорционально большой подбородок или почти полное его отсутствие; выступающие верхнюю и нижнюю челюсти; большие оттопыренные или слишком маленькие уши, асимметричное или низкое их расположение, деформацию ушных раковин; большой или чрезмерно маленький рот, "карпий" рот, деформированное твердое нёбо: узкое, высокое, уплощенное, аркообразное; короткую уздечку языка, складчатый или раздвоенный язык; чрезмерно короткую или слишком длинную шею, кривошею;

то же - с туловищем: отмечаются деформации грудной клетки, низкое расположение пупка; то же - с конечностями: поперечная бороздка на ладони, короткий изогнутый пятый палец руки, очень длинные, чрезмерно короткие или "извитые", искривленные пальцы кистей и пальцы стоп, нахождение пальцев друг на друга. К малым аномалиям также относятся: крипторхизм - неопущение яичка; фимоз - чрезмерно-маленькое отверстие крайней плоти, что затрудняет мочеиспускание; недоразвитие половых органов; увеличение клитора; нарушения пигментации; родимые пятна с оволосением; избыточное локальное оволосение; гемангиомы и др.

Малые аномалии развития - бесспорное свидетельство нарушенного хода беременности, в основном первого ее периода. Они, особенно если их несколько, настораживают относительно темпа психофизического созревания, которое в таком случае может быть асинхронно: одно нормально, другое опережает сроки, третье задерживается. Если имеется внешняя аномалия развития, возможно предположение о наличии не выявленных внутренних аномалий, что может сказаться на интеллекте, эмоциональности, зрении, слухе и т.д. При малых аномалиях развития следует предвидеть нервность или трудность ребенка, и воспитывать его в таких случаях надо под периодическим наблюдением невропатолога, а позднее - психиатра, с учетом их рекомендаций.

Известна древнекитайская физиогномистика. По строению и форме головы, ушей, лица и всего тела в целом определяли, и достаточно точно, особенности склонностей, отношения к людям и к жизни, поведения, судьбы, здоровья и продолжительности жизни индивида. В согласии с природой человек должен родиться красивым. Люди некрасивы, если у них имеют место аномалии внутриутробного развития. Если эти аномалии во внешности, то они, часто, и в органах человека. Однако в Древнем Китае полагали, что наличие дефектов лица, ушей, накладывает свой отпечаток и на психику, ибо форма и содержание неразделимы.

Мы думаем, что дефекты в строении головы, лица, шеи, чрезвычайно важное для человека определение самого себя как "красивый" и "некрасивый, дефектный", действительно накладывает свой отпечаток на бессознательное определение ребенком самого себя, как не такого, как другие, в отрицательном смысле, как "меченого". Человек как будто свыкается с большим родимым пятном на лице, на лбу, но в неосознаваемой сфере его психики всегда, как столб посреди дороги, переживание, комплекс: "Я меченый". А раз "меченый", то начинается путь протеста и сверхкомпенсаторного, искаженного самоутверждения.

Мы намеренно не приводим данные древнекитайской физиогномистики. Они во многом спорны. Однако важно то, что если, согласно древнекитайской физиогномистике, у человека "короткая жизнь", это вовсе не означает, что так оно и будет. А означает это только одно: такой человек должен быть осторожнее, осмотрительнее, чем человек, у которого налицо знаки "долгой жизни", и он проживет дольше безрассудного в поведении, "омраченного" страстями человека с признаками долгожителя.

И мы скажем еще раз, что все дело в индивидуальном воспитании, когда родители, отметив у ребенка некий дефект, некое отклонение в его склонностях, тенденциях отношения к себе, к другим и к жизни, мудро, целенаправленно стимулируют доброе, лучшее в нем и блокируют развитие неблагоприятных черт характера, неблагоприятных тенденций у него. Ведь воспитание - это своевременное принятие всех мер к тому, чтобы не получили развитие дурные склонности, и всемерная стимуляция развития благоприятного в личностных особенностях человека. Так, скульптор, получив серую, бесформенную глыбу, отсекает все лишнее и творит чудо: из серой глыбы проступает прекрасный, без единого изъяна, лик человека. И, главное, если есть некий дефект, ему находят полноценную компенсацию. И у маленького, да удаленького нет комплексов!

Осложненные роды

Чрезвычайно ответствен и период родов. Это тот миг, который во многом решает судьбу человека. Асфиксия в связи с обвитием пуповины вокруг шеи, затянувшийся безводный период и длительные роды - и возникает угроза, что ребенок, которому было суждено радовать родителей высоким умом, родится умственно отсталым. Родовая травма в связи с трудными родами приводит, в легких случаях, к сокрытым микроповреждениям мозга. Следует сделать все возможное, чтобы рядом с женщиной в этот час были внимательные и опытные акушеры.

Вместе с тем родов не следует бояться. Они - естественный физиологический акт. А если что-то и не так - рядом все видевшие, все знающие акушеры. Положитесь на них и не поддавайтесь страху. Страх - плохой помощник в таком деле. Он искажает динамику таинства родов. Женщину, желающую иметь ребенка, беременность красит. Ожидающую роды с надеждой охраняют миллионы лет эволюции. Ее незримо хранят прародительницы. Эстафету жизни несли те, у кого механизм родов был безукоризненным, остальные не выживали и не давали потомства. Мы все - потомки самых здоровых и выносливых матерей.

Муж, ждущий вестей из родильной палаты, свекровь, приславшая роженице теплое письмо с ободряющими словами, окрыляют женщину, придают ей новые силы, ибо она любима, рождает для любимого, знает: ребенка - девочку ли, мальчика ли - ждут. И тогда включаются неосознаваемые механизмы, благоприятствующие родам, и на свет появляется счастливое дитя.

Родители с тревогой сообщают психоневрологу, что ребенок родился недоношенным. При современных методах ухода за такими детьми большой опасности в этом нет. Недоношенный быстро, до истечения первого года жизни, догоняет в психомоторном развитии родившихся в срок. Уход и любовь "донашивают" таких детей. Но и игнорировать факт недоношенности не следует, потому что не донашивают беременность по какой-то причине. Она всегда неблагоприятна. Вот ее-то и следует выяснить совместно с врачом и принять меры к устранению возможных вредных последствий.

По шкале Амгар оценка 7-8 и выше баллов указывает на благополучие родов и состояния новорожденного. Оценка в 6 и ниже баллов, напротив, свидетельствует о неблагополучии родов, и тогда врач и родители должны следить за развитием ребенка и своевременно принимать меры для ликвидации замеченных отклонений.

Родителей часто беспокоит размер головки у младенца. Если измерить ее в самом широком месте - через лобные, теменные и затылочные бугры, то у новорожденного в норме она должна иметь 33-36 см, в три месяца - 38 см, в полгода - 43-44 см, в девять месяцев - 44-46 см, к году - 46-47 см и в шесть лет - 51 плюс-минус 2 см.

Большой родничок - ромбовидный, измеряется в косом сечении. У новорожденного его нормальный размер составляет 2,5-3,2 см, к полугоду - 1,8-2,1 см, в восемь-девять месяцев - 1,4-1,6 см. К году или несколько позже он закрывается.

Родители нередко тревожатся по поводу кефалогематомы - поднадкостного кровоизлияния в родах. И хотя рассасывание ее может растянуться на месяцы, эта "шишка" на голове безобидна.

Если в результате неблагоприятно протекавшей беременности родился слабый ребенок, осложненным окажется не только период новорожденности - до месяца, не только первый год жизни. Будет осложнено воспитание, формирование характера, личности в целом. Слабый малыш беспокоен и плаксив. У него плохой аппетит, и он медленно набирает вес. В дом, где он живет, чаще заходит врач. Родители озабочены состоянием его здоровья; ему поневоле уделяется больше внимания, чем брату или сестре; он пользуется особыми льготами и как-то улавливает это.

В результате уже с первого года жизни формируется трудный характер. Дальше - больше. Ребенок уже окреп, но по-прежнему не в меру требователен. Он хочет есть, да вначале пожеманится, покапризничает, заставит родителей поплясать перед ним с ложкой. Каждый пустяк, естественное отправление он выполняет не просто, а с претензией. Родители встревожены, а он достиг желаемого: он вновь в центре внимания. Глядишь, ему всего-то год-два, а он уже истеричен, эгоистичен.

Сокрытые микроповреждения мозга

Все знают о родовой травме и ее последствиях - детском церебральном параличе или об относительно мягких ее последствиях - "пирамидной недостаточности", когда у ребенка неловкие пальчики рук или он имеет обыкновение ходить на пальцах ног, "как балерина". И его ножки не полностью разводятся в тазобедренных суставах.

Однако много чаще отмечается микрородовая травма, не фиксируемая в роддоме, о которой чаще всего родители и не подозревают. У ребенка в таком случае отсутствуют грубые повреждения мозга, но есть множество микроповреждений коры и подкорковых структур, как если бы речь шла о ткани, слегка тронутой молью. Уже в родильном доме отмечают, что младенец беспокоен или устал в родах, и первое его кормление обычно откладывают на двое-трое суток. Это часто бывает с крупным плодом и в результате затяжных или стремительных родов.

В таких случаях ребенок с первых дней жизни беспокоен или вял, малоподвижен. Если он беспокоен, то много и без причин плачет, кричит, всегда не в духе, по словам родителей, не знает чего хочет, склонен к "двигательной буре", аффекту. Это "разрушитель", не играющий с игрушкой, а ломающий ее, выбрасывающий игрушку из кроватки, манежика, сметающий резким движением руки построенную отцом башенку из кубиков. Такой ребенок агрессивен, кусает грудь матери, бьет по лицу держащего его на руках или рвет у него волосы. Когда он ест, то истыкивает всю пищу ложкой, выбрасывает ее из тарелки на стол. Он груб и агрессивен с животными, весь исцарапан кошкой, а собака ищет от него "пятый угол". Подрастая, он агрессивен по отношению к детям, особенно к тем, кто младше или слабее, и к бабушке.

У таких, беспокойных, нередко расторможены и влечения. Эти дети нередко повышенно сексуальны, и родители жалуются: "Он подсматривает, когда взрослые переодеваются, поднимает у взрослых подол платья, говорит о таком, о чем дети его возраста и не помышляют". Рано отмечается у них и онанизм. Своеобразие влечений выявляется у таких детей и в избирательном отношении к пище, когда питаются только сыром или только вермишелью, а остальное отвергают. Своеобразны они и в одежде: отвергают все новое, непривычное и могут год или два носить одну и ту же рубашку, отказываются от шапки или шарфика.

Очень рано проявляется их настырность, прилипчивость, тенденция надолго застревать на одном и том же. По словам родителей, они - "мучители" и часто успокаиваются только после того, как доведут всех до слез. Они беспокойны днем, но нередко не дают родителям покоя и ночью, поскольку просыпаются с криком, со страхом, не узнают родителей. Успокаивать их приходится долго. Они много пьют и нередко просыпаются, требуя воду или кефир.

Если же ребенок с микрородовой травмой вял и малоподвижен, то это означает что он как бы устал в родах "на всю оставшуюся жизнь". Такие дети сонливы, пассивны, а если плачут, то тихо, нудно, и никому не понять, почему они плачут. У них нет желаний, кроме одного - чтобы их оставили в покое. Обращает на себя внимание их скудная эмоциональность. Их лицо малоподвижно, уныло, и родителям кажется, что они больны. У них плохой аппетит, и родители говорят: "Если его не кормить, он сам сутками не выкажет, что голоден". И крошка ведет себя, как старичок, который жаждет только одного - покоя. Такие дети медлительны, хотя и не флегматичны по природе. Вначале родители радуются - ребенок спокоен, а после года начинают беспокоиться - он отстает в развитии.

Обо всем этом будет подробно рассказано в статье, посвященной синдрому сверхподвижности и малоподвижности, но здесь мы подчеркиваем то обстоятельство, что роды - самый ответственный момент в судьбе человека. Каждая мать должна пройти дородовую подготовку, а в момент родов над ней должна стоять акушерка, которую мать знает, которой доверяет, и имя, отчество которой потом следует помнить, как помнят имя, отчество первой учительницы.

Психофизический дефект

Во взаимосвязи врожденных и возникших при жизни причин детской нервности или трудности особое место занимает психофизический дефект.
Задержке умственного развития как одной из разновидностей такого дефекта посвящена специальная статья на нашем сайте.

Дефектом является и
задержка в физическом развитии, отклонения в нем, врожденно неблагоприятные физические данные. Ребенок физически слаб, неловок, плохо координирован, нескладен, мал ростом. Дети есть дети. Они обижают такого, не принимают в игру. Какой из него вратарь, защитник или нападающий, если его пальцем перешибешь? Когда толкаются, такому не устоять на ногах. Воспитательница, учительница сердятся, потому что его надо буквально водить за руку. На уроках физкультуры он раздражает тем, что при групповой форме занятий требует индивидуальной опеки.

Ребенок ощущает свои неблагоприятные физические данные как неполноценность. Ему стыдно, обидно и страшно. Он избегает бывать на уроках физкультуры. Необходимость раздеться при всех и предстать в смешном виде мучительна для него. Ему в радость даже болезнь, поскольку она хоть на короткое время избавляет его от насмешек сверстников, вызванных тем, что он не может, как они, высоко и далеко прыгать, быстро бегать, подтягиваться на перекладине. Каждому не составляет труда обидеть его. В итоге ребенок и сам начинает презирать себя. Мужчины, которые в школе были самыми маленькими и самыми слабыми, хорошо знают, что это такое, и нередко с горечью вспоминают те годы.

То же самое, если ребенок толст, неуклюж. Над ним смеются, его дразнят, не принимают в игру. В конце концов и он, будучи униженным, начинает презирать сам себя. Горестная ситуация, зачастую приводящая к детской нервности. В подобных случаях преодоление дефекта - первостепенная задача. Излишнюю полноту решительно устраняют диетой и движением. Физически слабого укрепляют, нескладного и малорослого неустанно тренируют на ловкость. Ребенок меньше других ростом, не так силен, как его сверстники, но гибок, как уж, и его принимают на равных. Ловкость побеждает силу, и его перестают обижать. В спортивные секции охотно идут сильные, но нуждаются в них больше слабые и малорослые, полные, неуклюжие. Тщедушный новенький, стоявший последним в шеренге на уроке физкультуры, стал объектом постоянных насмешек. Но когда он большее число раз, чем другие, подтянулся на перекладине, насмешки сменились удивлением. Удивление стерло первое неблагоприятное впечатление.

Слабого, малорослого не утешают. Ему нужна решительная и действенная помощь. Ему помогают преодолеть слабости, или компенсируют непреодолимый дефект развитием других, выигрышных данных.

Есть дети с дефектами внешности: косят глаза, явно некрасивы форма носа, ушей или лицо в целом, обезображена рука, нога или шея, грудная клетка. Таких детей сверстники если и не дразнят, то молчаливо отвергают, и ребенок с дефектом внешности рано осознает его, затаенно страдает. Ущемляется самое важное для человека - чувство достоинства, потребность ребенка быть не хуже других. Ребенка не утешают заявлениями типа "с лица воду не пьют". Подобное воспринимается как попытка примирить с тем, с чем невозможно примириться.

Дефект своевременно устраняют, а если он неустраним - психологически и физически компенсируют. В каждом есть какие-то хорошие задатки, склонности, способности, и родители прилагают максимум усилий для их развития. И вот ребенок с дефектом внешности становится хорошим шахматистом, музыкантом, художником, математиком. Он что-то знает глубже, лучше других, что-то умеет, чего не умеют другие, и горд, уважаем. В девочке с непривлекательной внешностью развивают компенсирующие качества - красоту развитого ума, богатых душевных качеств, отменного здоровья, трудолюбие и умения.

Естественно, не забывают и о внешности. Особенно заботятся о зубках. Улыбка при белоснежных зубах делает человека красивым. Одна только походка, осанка может придать девочке привлекательность. И ее учат красиво ходить, держать спинку, горделиво нести головку. Такую девочку как можно раньше учат со вкусом одеваться и носить одежду, вообще следить за собой. Красота заключена и в здоровье. Она в блеске глаз, в цвете губ, в тех же здоровых зубах, в атласности и свежести кожи, в прекрасной фигуре. Здоровье, сила, ловкость придают человеку уверенность в себе и помогают ему ощущать себя физически полноценным. Так же воспринимают здоровье и другие.

И все это забота родителей, воспитание, профилактика детской нервности или трудности. Ведь и физически полноценного можно воспитать так, что он будет ощущать себя как бы безногим, безруким. Унылый, имея здоровые ноги, сидит в углу, а жизнерадостный, уверенный в себе танцует и с протезом. Воспитание решает многое. Если родители ребенка, имеющего дефект, жалеют его, смущены этим дефектом, он поставит на себе крест. Он примет роль увечного, неполноценного. Ободрять такого ребенка и, главное, решительно и эффективно действовать - так повелевает в этих случаях родительский долг.

Как психофизический дефект воспринимается и хроническая болезнь. Детство проходит в больницах, ребенок подолгу прикован к постели, пропускает школу, тоскливо смотрит в окно на играющих в хоккей, футбол. Дети относятся к болезненному как к "хиляку". И он сам начинает относиться к себе так же. Даже пожилому трудно привыкнуть к роли хронически больного; для ребенка это и вовсе непереносимо. Детство и хроническая болезнь - несовместимые понятия. Хроническое заболевание - частая причина детской нервности и трудности, источник тяжелых переживаний. Родители, заботясь об учебе, обучении второму языку или музыке, еще чему-то престижному, нередко упускают из виду здоровье ребенка, мало думают о физическом совершенстве. В результате вырастает образованный, но больной, слабый, а, следовательно, нервный или трудный человек.

Гармоническое развитие ребенка чрезвычайно важно. Психофизический дефект омрачает детство, приводит к восприятию его как безрадостного, тяжелого и унизительного. Мудрые и любящие родители никогда не допустят, чтобы их ребенок в чем-то был последним. А если все-таки он в чем-то уступает, во всем остальном он должен быть безусловно среди первых. И малорослый - атлетически сложен, силен или ловок; у имеющего дефект ног - хорошо развиты руки, при дефекте рук - ноги; у физически неполноценного развиты ум и способности; обделенный природой в том, что касается внешних данных, красив максимальным развитием всех других его способностей и возможностей.

У мальчика отсутствовали все пальцы на правой руке, кроме большого, он был самым маленьким в классе и крайне непривлекателен внешне. Но природа редко жестока до конца. И родители мальчика с его дошкольных лет искали в нем благодатное, выигрышное, компенсирующее его недостатки. К подростковому возрасту, когда проблема внешности так остра, что приводит к попыткам самоубийства, этот мальчик был лучшим в школе по математике, кандидатом в мастера спорта по шахматам, интереснейшим собеседником и эрудитом, душой и любимцем класса. В результате ему поступало больше, чем другим мальчикам, записок от девочек со словами: "Как ты ко мне относишься?"

Кризисные ситуации

В жизни ребенка немало кризисных ситуаций. Неизбежные, естественные кризисы: поступление в детский садик, в школу и учеба в пятом классе, рождение брата, сестры. Ситуативно возникающие кризисы: глубокий, затяжной кризис в семье, развод родителей, смерть бабушки, дедушки, кого-то из родителей; преследование со стороны старшего по возрасту ребенка, подростка во дворе или в школе; хроническое заболевание, физическая травма, наносящая ущерб внешнему облику или стесняющая свободу жизни ребенка (гипсовая или иная иммобилизующая повязка), госпитализация, отрыв от семьи (санаторий, летний лагерь, спортивный сбор и т.п., длительная командировка, отъезд обоих родителей).

Кризисы опасны тем, что способны "закомплексовать" ребенка ("комплекс неполноценности", комплексы "отвергаемого", "неприятия родителями", "затравленного", "одинокого", "безотцовщины", "непонимания со стороны окружающих", "пережитого насилия", "неудачливости").
Комплекс - вытесненные в неосознаваемую сферу психики события, потрясшие ребенка, длительные тягостные ситуации, в которые он попадал, не будучи в состоянии их до конца осознать, контролировать, преодолеть, ощущая при этом страх и безвыходность происходящего, ощущая беспомощность, отчаяние, беззащитность, одиночество в беде, переживая унижение, острую горечь, чувство несправедливости. Все подобное, пережитое ребенком, как говорят, западает в душу, остается в неосознаваемой памяти навсегда и может сокрушительно сказаться на судьбе, на жизни человека.

Нет необходимости в разделе о кризисах подробно рассматривать проблему комплексов, скажем только, что наипервейший долг родителей - не допустить такого положения, при котором ребенок переживает чрезмерный страх, тоску, длительное состояние тревоги, отчаяния, беззащитности, одиночества, безвыходности своего положения, глубокое унижение. И добавим к этому, принципиально и категорично, что после подобных потрясений ребенок может стать "другим", "другим" в отрицательном смысле: он может оказаться сломленным, может утратить природную мужественность.

Ребенок должен быть уверен, что его родители всегда рядом, даже если они отлучились по своим делам (телефон!), что он защищен, что он в безопасности. И они часто звонят домой, а бабушка сообщает ребенку: "папа звонил, мама звонила, спрашивают, что ты сейчас делаешь...". Повзрослев, он и сам подойдет к телефону, а начиная с семи лет уже способен набрать номер служебного телефона родителей. Лейтмотив отношений родителей с ребенком в рассматриваемом аспекте: мы внимательно следим за всем, что происходит вокруг тебя, мы немедленно придем на помощь, у нас много дел и интересов, но твоя безопасность, твои проблемы для нас превыше всего!

Поступление в детский садик, в школу - всегда кризис, но для хорошо подготовленного ребенка этот кризис естествен, не чреват отрицательным, стойким стрессом, не "комплексует". Подготовленный ребенок обучаем и не раздражает воспитателя, понимает все, что надо понимать, умеет все, что надо уметь, способен себя защитить. Он безболезненно адаптируется к новой ситуации, уверенность в себе не только не подрывается кризисной ситуацией, а, напротив, укрепляется. И кризис не только не "комплексует", но, наоборот, укрепляет Я. Для подготовленного ребенка ситуацию, в которой он оказывается в детском садике и в первом классе школы, можно выразить словами: "Не так страшен черт, как его малюют". Не подготовить ребенка к детскому садику, к школе - все равно, что бросить его в воду, наблюдая, выплывет он или нет.

Пятый класс - резкое, кризисное усложнение обучения, испытание, экзамен. Нет одной учительницы, нет щадящего "детсадовского" подхода к ребенку, нет отношения, при котором, если "ты слаб в математике, я удовлетворена тем, как ты читаешь и пишешь". Пришли "предметники", и для учителя математики, малоспособный к ней - малоспособный к учебе вообще.

Таким образом, кризис может быть полезным, как стимул, как встряска, добрый опыт преодоления трудностей, может быть и отрицательным, "комплексующим".

Точно так же рождение брата, сестры - естественный кризис, ибо многое меняется в отношении родителей к ребенку. Однако подготовленный к этому событию ребенок, да еще при мудром отношении к нему родителей, когда и его не забывают, когда не звучит поминутно: "Ты большой, ты должен!", становится серьезнее, ответственнее, добрее, пережив этот кризис.

Кризис в семье, даже развод родителей, не должен иметь сокрушительных последствий для ребенка. Родители-конфликтуют, разводятся, но все происходит не так драматически для ребенка.

В жизни есть много непосильного для психики ребенка, и это, в первую очередь, смерть бабушки, дедушки и особенно кого-то из родителей. Мы однозначно считаем: ребенок не должен видеть мертвыми близких ему людей, участвовать в захоронении! Для него вообще непосильны такие сцены, эта сторона жизни. А в остальном мудрость взрослых способна смягчить и этот кризис. И ребенку говорят примерно так: "Дедушка был старенький, дедушка ушел, попросив нас всех жить долго. Это очень грустно, мы все должны выполнить просьбу дедушки. Помни дедушку, он был добрым, любил тебя и хочет, чтобы тебе всегда было хорошо".

Кризис, связанный с пережитым насилием, устраняется с помощью психотерапевта, и хорошего психотерапевта следует найти, не жалея усилий. Преследование ребенка со стороны старшего по возрасту пресекается всеми возможными средствами! Затягивание этой ситуации недопустимо, она однозначно порождает комплексы. Вот тут-то родители на деле доказывают ребенку, что он не беззащитен перед злом, что они, родители, всесильны, отважны и мудры. Мудры потому, что учат, как умно, мирно можно разрешить и такую ситуацию.

Хронические заболевания у ребенка преодолеваются энергично, с огромным вниманием к его переживаниям, с поиском лучших врачей. Ведь детство и хроническая болезнь несовместимы: ребенок не понимает, что следует потерпеть, смириться с ограничениями, порожденными болезнью. Он играл с детьми, он выходил во двор, а теперь родителям надо играть с ним, занять его так, чтобы жизнь сама как бы пришла к нему, к его постели. То же и при травмах. Госпитализация ребенка допустима только по жизненным показаниям. Все, что может быть излечено дома, должно быть излечено только амбулаторно.

Но если ребенок все-таки оказывается в больнице, там вместе с ним должна быть и его мама, а папа несколько раз в день - под окном! И здесь отметаются все бюрократические препоны, все "пропуска". Они антигуманны, они противоестественны, их придумали люди без сердца, не любящие детей и людей вообще! Такие "организаторы здравоохранения" заявляют, что больница - не проходной двор, что присутствие посторонних взрослых в ней антигигиенично, дезорганизует лечебный процесс. Но ведь в лучших клиниках мира родители постоянно общаются с детьми, и там это почему-то не "дезорганизует работу". Все эти придуманные препоны не более чем сопротивление родительскому контролю за уходом и отношением к детям в больнице.

И, наконец, пребывание ребенка в санатории также должно быть пребыванием вместе с родителями. Любая форма отрыва ребенка от родителей недопустима даже при самых благих намерениях. Мы признаем, например, санатории для детей лишь как пансионаты для нуждающегося в специализированном санаторном лечении ребенка и для его матери, здоровье которой также неплохо бы укрепить в таком санатории.

Специфична проблема летних лагерей, спортивных сборов для детей. Направлять в них детей можно только по их горячему желанию. Что касается длительных командировок родителей, оставляющих детей с бабушкой, то и они опасны как для детей, так и для родителей разобщением, нарушением воспитания и "комплексованием". Резюмируя все вышесказанное, повторим: отрыв детей от родителей всегда противоестествен, всегда беда. Это всегда "комплексующий кризис". Имея родителей, ребенок не должен пережить какой-либо "комплексующий кризис". Естественно, мы здесь имеем в виду хороших родителей, нормальные, а не асоциальные семьи, когда отрыв от родителей - благо.

В качестве ситуативно и часто возникающих кризисов выступают конфликтные ситуации в общении ребенка с другими детьми. Речь идет о столкновении интересов ребенка с интересами других детей, о нарушении ребенком правил общения, поведения и игры, о борьбе за лидерство в группе, об агрессии самого ребенка или агрессии в его адрес. При этом следует подчеркнуть, что прожить детство, жизнь без конфликтов невозможно, а уступки всем во избежание конфликтов ведут к неизбежному отказу от своего Я, от инстинктов свободы и сохранения достоинства. В конфликтах отстаиваются интересы, притязания, истина и справедливость, оттачивается способность отстоять свое Я. Опыт конфликтов - это опыт преодоления экстремальных ситуаций, наиболее острых моментов в межличностных отношениях. Конфликты, кризисы стимулируют формирование личности.

Для родителей конфликты, кризисы в жизни ребенка важны тем, что, являясь для ребенка экстремальной ситуацией, лучше всего выявляют его натуру, высветляют основные грани его характера, его личностных
особенностей. Ведь ребенок может попадать в конфликтные ситуации из-за того, что повышенно обидчив, инфантилен, интеллектуально снижен. Его могут обижать, что так же порождает конфликты, поскольку он слаб или "маменькин сынок", не способный себя защитить, поскольку он робок с чужими или в нем есть нечто ущербное - он "белая ворона", "рыжий", отвергаемый, унижаемый сверстниками. Ребенок может и сам провоцировать конфликты с другими детьми, поскольку он крайне эгоистичен, не считается с интересами других детей, агрессивен, экстрапунитивен, т. е. склонен считать неправыми, виноватыми всех и никогда - себя, поскольку чрезмерно требователен к другим и гневно отвергает любые требования к себе.

Очевидно, что, увидев подобное в своем ребенке, родители способствуют снижению у него склонности к обидчивости, а она всегда замешана на эгоистичности. В таком случае речь попросту идет о борьбе с повышенным эгоизмом. Если же ребенок инфантилен, родители развивают у него самостоятельность. А если он интеллектуально снижен, пусть, пока не дозреет его ум, играет с более младшими детьми и посещает в школе "класс выравнивания". Если же ребенок робок, необходимо, чтобы он посещал секцию восточных единоборств. Если он - "белая ворона", его учат общению в психотерапевтической группе. Ну а если он "маменькин сынок", с таким воспитанием надо кончать...

Если же ребенок сам провоцирует конфликты, родители эмоционально, мудро, аргументировано указывают ему на причины каждого конфликта: "Ты сам виноват в этом. Если ты не научишься общаться с другими
детьми, то окажешься одиноким, у тебя не будет друзей". Рано или поздно ребенок обязательно поймет это.

Иhello_html_m1b3b8e6f.pngтак, конфликты естественны и даже необходимы ребенку как опыт отношений с другими без потери своего достоинства. Весь вопрос в том, что ребенок не должен сам провоцировать эти конфликты, что он обязан знать меру в реакции на конфликтную ситуацию, что он должен научиться разрешать конфликты без озлобленности, мирно, умея прощать, а еще лучше - умея предотвращать конфликты!

Родители спокойно, терпеливо наблюдают за возникшими между детьми конфликтами, давая возможность своему ребенку самому разрешить их, найти выход. И здесь действует мудрое правило: никогда не делать за ребенка то, что он может и должен сделать сам. Родители помнят, что конфликты - та экстремальная ситуация, та психодрама, та школа для ребенка, которая воспитывает его сама по себе, дает ему необходимейший жизненный опыт. И родители не вмешиваются в такой конфликт, хотя бушуют эмоции участвующих в нем, хотя назревает и обычно даже возникает рукопашная схватка. Иными словами, пока конфликт развивается естественным для детей путем, взрослый не вмешивается в него. Нет людей, которые бы интуитивно не понимали, что нормально, естественно, по-детски, а что - уже перехлест или патология, когда кто-то из детей начинает вносить в конфликт уже "акцентированную" ожесточенность, когда возникает опасность психической или физической травматизации.

Родители должны помнить, что ничто другое не дает такого шанса для действенного воспитания ребенка, как
социализирующее вмешательство взрослого в конфликтную "разборку" детей, когда "здесь и сейчас", прямо в свалке, среди встрепанных, обуреваемых сильными эмоциями и страстями, звучит голос взрослого, звучат слова о справедливости и несправедливости, о доброте и злобе, об умном и глупом, о правилах, о чувстве меры и о том "как надо!" И взрослый в такой ситуации - третейский судья, мудрый, справедливый и могущественный! Но, повторим, взрослый вмешивается в конфликт только тогда, когда "война" уже ведется без правил!

Общеизвестно, что люди, имевшие опыт выживания в дворовых компаниях и в свободных, спонтанных детских играх, играх без назойливого контроля взрослых, во взрослой жизни чувствуют себя среди других свободнее и увереннее тех, чье детство прошло "в футляре", в бесконфликтной, "внутрисемейной" жизни.
Из конфликтов, в которых ребенок вел себя справедливо, отважно, достойно и умно, рождается благоприятный жизненный опыт и уверенность в себе, а из конфликтов, в которых озлобился, был не прав, труслив, жалок, - детская нервность или трудность.

http://adalin.mospsy.ru/l_02_00/l_02_11a.shtml

Выбранный для просмотра документ С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ.doc

библиотека
материалов

«С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, СЫНОК!»

В день рождения каждый из нас, часто боясь признаться в этом даже самому себе, ожидает чуда, сказки, сюрприза. Тому же, кто поздравляет, дается возможность сыграть роль некоего волшебника, который может почувствовать настроение именинника, предугадать его сокровенные желания, подарить незабываемую, яркую, многоцветную гамму эмоций и чувств.

Вот и наступил твой день рождения. С самого утра со всех сторон то и дело слышишь: «Поздравляю! Желаю!». Эти слова звенят в телефонной трубке, теплым прикосновением губ шепчут на ушко, воздушными шариками прыгают по лестницам учреждения, тщательно выведенными разноцветными буковками пляшут на обрывке тетрадного листа или вычурных новомодных открытках. А робкий «чмок» в щеку или легкое касание руки, сбивчивые стихи собственного сочинения, пусть простенький сувенир, но «любимого цвета и размера», особенно трогают, потому что — от сердца. И такое поздравление радует, окрыляет, волнует больше, чем официально преподнесенный дорогой презент, ценная вещь, которую с благодарностью принимаешь, но не ощущаешь при этом настоящего праздника души.

День рождения для каждого человека — очень сокровенный, интимный праздник. Это целый мир на стыке реального и вымышленного. Когда в обычный казалось бы день обязательно произойдет что-то необыкновенное, фантастическое. Именно с детства, с этой дивной поры, накануне торжественного события мы с замиранием сердца произносим: «Мне хочется, чтобы в этот день…», «Я мечтаю в день рождения…», «Вот если бы…», «Пусть сбудется…». Мы парим в своих мечтах, потому что в каждом из нас до сих пор живет их неиссякаемый источник — щедрое на ликование и восторг детство.

Мы, взрослые, стесняемся быть легкомысленными фантазерами, проявлять свои совсем еще детские желания. Статус взрослого не позволяет хотеть чего-то в невероятном количестве, как, например, «пятьсот эскимо» от волшебника из голубого вертолета или чего-то нереального, скажем, «звезду с небес». Это понимают и те, кто нас поздравляет, и часто выбирают подарок, ограничиваясь чем-то полезным, практичным, модным, престижным. А потому нередко — скучным, обыденным. Оставляя за порогом сказку, в которой хочется очутиться, стоит только взмахнуть волшебной палочкой или сорвать очередной заветный лепесток цветика-семицветика.

Тебе преподносят стильную рубашку или супердухи. А ты хочешь крикнуть: «СТОП!!! А где же он, яркий фейерверк некаждодневного, из ряда вон выходящего, немыслимого, немножко сумасшедшего! Фестивального?!». Но слышишь: «Выпьем за…!». Друзья высказывают обычные пожелания, с первым же глотком шампанского иссушая вот это твое, личное, именно сегодняшнее, неповторимое и долгожданное торжество. Ты веселишься со всеми, в общем-то искренне отвечаешь на идущие от сердца поздравления, но затем, позднее, также с открытым сердцем признаешься себе: «Все было отлично! Просто замечательно! Но чего-то все же не хватало…».

Зачем нам нужен праздник? В каждом из нас живет выдумщик, изобретатель, творец, которому часто не находится места среди ежедневных забот и в большей степени надуманных проблем. Праздник дает зарегламентированному человеку эту самую возможность хотя бы на короткое время выпорхнуть из топкой и затхлой обыденности. Что может быть привлекательнее игры в незлобное низвержение социальных основ, безрассудного веселья, ощущения себя «маленьким царьком» или «избалованной принцессой», вокруг которых создается настоящий переполох?!

И, конечно же, речь не идет о некоем суррогатном празднестве, оставляющем после себя лишь горькое разочарование, головную боль, удушающий запах перегара, табачного дыма и остатки салата на полу. Такая подмена праздника делает жизненные неудачи более заметными и неразрешимыми, а «Я» еще более неспособным к творческому самораскрытию. Как, к сожалению, часто несколько бутылок маркированного вина или коньяка, «травка», пара новых сексуальных партнеров, а то и просто ящик дешевой водки в грязной квартире с сомнительными личностями становятся атрибутами праздника-кошмара. И такой фильм ужасов прокручивается из года в год, не оставляя человеку шанса свернуть с пути, ведущего к гибели…

С давних времен истинный праздник символизирует отмирание старого, отжитого и переход к более совершенному, молодому. Такая «отдушина» в повседневно монотонном существовании помогает человеку вернуться к серым будням психологически обновленным и помолодевшим. Мы полнее ощущаем жизнь, ее краски, у нас крепнут надежды, рождаются новые мечты и уверенность в их осуществлении. Поэтому мы так любим и ждем торжество, в том числе и свое собственное.

Но бывает, что наступление дня рождения почему-то не радует и не греет. Не хочется ничего отмечать и кого бы то ни было видеть! Но тем не менее в глубине души живет праздник. Он тормошит, дергает, напоминает о каких-то желаниях и надеждах, растет, искрится, требует свое, ждет фейерверка. И об этом хорошо знают твои родители. Они-то помнят тебя маленьким. Как горели твои глаза и лицо освещалось счастливой улыбкой от ожидания нескончаемой вереницы чудес! Каждый твой день рождения для них — плюс еще один счастливый день вместе. И если даже ты убежишь на Северный полюс и спрячешься, зарывшись лицом в медвежью шкуру, тебя все равно найдет почтальон или где-то далеко зазвонит телефон. И сквозь снежную метель ты услышишь тихий ласковый голос: «С днем рождения, сынок!».


Выбранный для просмотра документ СИНДРОМ ГАДКОГО УТЕНКА.doc

библиотека
материалов

СИНДРОМ ГАДКОГО УТЕНКА

Сегодня никого не удивишь норковым манто или круизом по экзотическим островам. Немало найдется людей, которым по карману и это, и многое другое. Но еще больше тех, кто едва сводит концы с концами. В их семьях растут дети, с малых лет привыкающие к сознанию своей обделенности, даже униженности на фоне перекормленных сверстников.

Понятна тревога родителей за душевное самочувствие ребенка, на которого более обеспеченные дети поглядывают свысока. У обездоленных детей возникает своеобразный синдром гадкого утенка, который с возрастом не только не сглаживается, но усугубляется. Распространение этого синдрома в современных условиях приобретает характер эпидемии. Существует ли какое-то лекарство от этого душевного недуга?

ИНОЙ ВЗГЛЯД

Врачеватели человеческих душ всегда терзались двойственностью своего положения. К ним обращались люди, чьи психологические проблемы чаще всего были порождены проблемами иного рода — социальными и материальными. Если человек впал в депрессию из-за потери работы, то самым надежным средством излечения было бы предоставить ему новое рабочее место. Точно так же конфликты в коммунальной квартире лучше всего устраняются отселением в отдельную квартиру. Однако психологи и психотерапевты не уполномочены раздавать жизненные блага (они и сами-то в большинстве своем люди не очень обеспеченные). Все их рекомендации в подобных случаях можно обобщить старым афоризмом: «Человеку не всегда по силам изменить свое положение, но он всегда может изменить отношение к своему положению».

Психолог может лишь помочь человеку по-иному взглянуть на свою проблему и тем самым сгладить ее остроту. Значит, проблема в принципе неразрешима и миллионам современных детей придется всю жизнь носить шрамы от тяжелых душевных травм, порожденных социальным неравенством?

Мировой опыт свидетельствует, что это не так. Имущественное расслоение — вовсе не изобретение последних лет. Веками люди во всех странах существовали в условиях неравенства и по большей части спокойно с этим мирились. Едва ли вашего прадедушку-крестьянина угнетала мысль о том, что ему не суждено вальсировать в Дворянском собрании. Гораздо более серьезным было опасение возможного неурожая, а также стремление получить больший доход со своего надела. А будь он торговцем, то, наверное, мечтал не о генеральских эполетах, а о процветании своего магазинчика. Хороший урожай и обилие покупателей давали и тому, и другому достаточное удовлетворение.

ПРЯМАЯ ПРОЕКЦИЯ

Двадцатый век разрушил эту равновесную систему. Провозгласив однажды всеобщее равенство, новые властители дум заставили не одно поколение верить в эту небесспорную идею. И сегодня, когда неравенство снова обозначилось очень зримо, оно многими воспринимается уже как оскорбление. (Тем более что зачастую житейские блага достаются людям не лучшего сорта и не самым благородным путем. Впрочем, и это не ново в истории человечества.)

Переустроить мир на принципах всеобщего равенства еще никому никогда не удавалось. Поэтому оставим бесполезные сетования о несправедливом миропорядке. Кто-то из политиков еще сколотит на этом свой капитал, но обычным людям ни к чему смущать свой ум утопическими идеями. Вместо того чтобы заботиться о счастье человечества и совершенстве мира, лучше, никого не ущемляя, заняться обустройством собственной жизни и благополучием своих близких. Если этим займется каждый, то это и будет лучшим вкладом в совершенствование мира.
Залог психического здоровья ребенка — душевное благополучие его родителей. По крайней мере по достижении подросткового возраста ребенок воспринимает своих родителей как главный авторитет и эталон.

Если отец и мать внешне бодрятся, а в душе страдают из-за невысокого заработка и необходимости во всем себе отказывать, то и ребенок неосознанно перенимает их уныние, пускай и тщательно от него скрываемое.

Если же несмотря на превратности судьбы родители сохранили свое достоинство, то и ребенка трудно унизить чужой обновкой или деликатесом. Ведь самые авторитетные для него люди не позволяют себе расстраиваться из-за этого! Значит, действительно ценность всех подобных символов благополучия не очень высока.

Психологические проблемы наших детей — это чаще всего прямая проекция наших собственных проблем. Поэтому главная (хотя и трудно выполнимая) рекомендация в этом случае — постараться не заражать маленького человека не свойственными его возрасту недугами. А для этого их необходимо победить самим. Это очень нелегко. Ибо, сколь ни велико благосостояние отдельной семьи, всегда найдутся семьи более преуспевающие.

Начав однажды сравнивать себя с другими, трудно остановиться и уже невозможно найти душевный покой. Человек вообще неблагодарный предмет для сравнения. Ведь каждый из нас в чем-то уступает другому, но в чем-то и превосходит. «Зациклившись» на своем отставании, вы рискуете передать это хроническое состояние взрослеющему ребенку. Лишь трезво осознав свои достоинства (далеко не всегда измеряемые деньгами), человек научается твердо стоять на ногах.

БРЕШЬ В ВОСПИТАНИИ

Действенное педагогическое средство — воспитание назидательным примером. Восточный мудрец сказал: «Я сетовал, что у меня нет обуви, пока не встретил человека, у которого не было ног». Любой человек, даже маленький, не так огорчится из-за несъеденного банана, если знает, что совсем рядом кому-то по-настоящему плохо. Важно только, чтоб это знание рождало искреннее сочувствие, а не злорадную спесь. Впрочем, и тому и другому дети учатся у нас. И только от нас зависит, чему же они научатся.

Однако сегодня родителям в деле воспитания приходится состязаться с сильнейшими конкурентами — кино, видео, телевидением. Информацию об устройстве мира современный ребенок черпает не столько из бесед с мамой и папой, сколько с цветного экрана. И многие идеи, искусно преподносимые «говорящими головами», формируют искаженное мироощущение.
Признайтесь, какие чувства вы испытали бы, случись вам найти на тротуаре сотенную бумажку? Наверное, слегка пожалели бы беднягу, который ее обронил. Но, если честно, такая прибавка к доходам порадовала бы. Правда, каждый знает, что крупные купюры не валяются под ногами и редко кто может похвастаться такой находкой.

А вот я знаю человека, который действительно нашел сто рублей. Человек он не бедный, но и не настолько богат, чтобы не придать этому значения. Однако его отношение к находке меня поначалу сильно удивило. Вообще-то деньги с земли поднял не он, а его семилетний сын, с которым он в тот день гулял по бульвару. Малыш возликовал, а отец почему-то огорчился.
Дело в том, что счастливая находка пробила брешь в педагогической позиции отца. Привыкший честным трудом добывать каждую копейку, он стремился такое же отношение сформировать и у сына. Не столько назиданием, сколько собственным примером он желал показать мальчишке, что способный и деловитый человек может добиться многого, надо только не лениться и не жалеть сил. Увы, воспитательные усилия остались бесплодны. Отчасти потому, что собственными трудами никаких фантастических благ отец не снискал.

ПОЛЕ ЧУДЕС

Но самое главное — это культ легкого успеха, который сегодня навязчиво насаждается на каждом углу и, кажется, уже дает свои всходы. «Целый ломтик БЕСПЛАТНО», «Два литра по цене полутора», «Каждому покупателю — подарок фирмы»...

Если верить рекламе, то мир просто перенаселен добрыми дядями, мечтающими нас одарить, отдать что-то бесплатно или за полцены. Взрослый человек, хорошо умеющий считать, лишь иронично улыбнется. А малыши верят! И шлют по указанным адресам купоны-наклейки, «счастливые» бутылочные пробки — и... во что там сегодня играют?

Предварительно, правда, надо заплатить немногие карманные копейки за соответствующий товар. Не очень-то и нужный. Из этих копеек и сложится чья-то вилла на Багамах. А приз? Ребенок ведь понял буквально рекламный лозунг — «Купи и выиграй!». То есть, если купишь, то выиграешь. Ему ведь никто не объяснил, что выигрыш — вещь крайне маловероятная.

Подбавляют жару сверхпопулярные «развлекательные» передачи. На глазах у многомиллионной аудитории (в немалой части — детской) обычный дяденька или даже мальчишка-подросток, угадав какую-то букву или ноту, утаскивает домой выигранный телевизор или конвертик, полный банкнот. Происходит это в атмосфере всеобщего веселья, под игривую музыку, легко и беззаботно. Припавший к экрану ребенок все прочнее усваивает мысль: мир — это огромное поле чудес, скатерть-самобранка, которая, стоит лишь пожелать, немедленно порадует любым деликатесом. А мама с папой, толкующие что-то про зарплату и квартплату, просто не видят ослепительного блеска этого дивного мира. Бедные!

Главная опасность — все более укореняющееся убеждение, что жизненный успех в форме всевозможных благ явится сам собой, не требуя больших усилий. А поэтому — зачем учиться и вообще чем-то всерьез заниматься, если миллионы легко прирастают в виде дивидендов, а «мерседесы» раздают задаром! Отрезвление неизбежно наступает. Как у тех взрослых, которые зарыли свои денежки на очередном поле чудес, да так и не дождались всходов. Но наступает оно, как правило, слишком поздно.

ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ

Если ваш ребенок одержим лотерейным или конкурсным азартом, дайте ему под вашим контролем с наименьшими осложнениями переболеть этой детской болезнью. Например, вместе пойдите и купите лотерейный билет, но только объяснив, что сами этого делать не стали бы, а лишь хотите кое-что продемонстрировать ему.

На конкретном примере ребенок сможет убедиться, что «небывалый выигрыш» — это выигрыш, которого не бывает. А на ту же сумму, что истрачена на билет, купите ему какой-нибудь сувенир или лакомство. Тогда в следующий раз (если таковой наступит) можете с полным основанием спросить: «Может, лучше купить мороженое, чем выбросить деньги на лотерею?» А всевозможные анкеты на конкурсы и викторины пускай отсылает. Пять – десять раз не дождавшись результата, сам махнет на это рукой.

Не следует засорять сознание ребенка всем, что льется с телеэкрана. Поверьте, милейший господин Рекламная Пауза — не лучший воспитатель, как и его многочисленные коллеги. Детские фильмы, забавные мультики — все это может неплохо развлечь ребенка. А вот помпезная «раздача слонов» наверняка не принесет пользы.

Демонстрируйте ребенку примеры людей, реально сумевших чего-то добиться. При этом подчеркивайте роль способностей, стремления и усилия для достижения успеха.
Даже если ваши финансовые возможности позволяют удовлетворять многие запросы ребенка, не следует делать это с небрежностью, всякий раз легко извлекая из кармана требуемую сумму. Иначе у ребенка и впрямь возникнет иллюзия появления кролика из цилиндра. А ведь потребности ребенка могут расти безгранично и в один прекрасный день наверняка превысят предел ваших возможностей. Чтобы этого не произошло, не потакайте ему чрезмерно.

И самое главное — будьте сами достойным примером. Очищая банан, ребенок должен знать, что тот не вырос на соседней березе, а куплен мамой за деньги, добытые трудом.




Рекомендации родителям

детей с синдромом гадкого утенка


  1. Если ваш ребенок одержим лотерейным или конкурсным азартом, дайте ему под вашим контролем с наименьшими осложнениями переболеть этой детской болезнью. Например, вместе пойдите и купите лотерейный билет, но только объяснив, что сами этого делать не стали бы, а лишь хотите кое-что продемонстрировать ему.

  2. На конкретном примере ребенок сможет убедиться, что «небывалый выигрыш» — это выигрыш, которого не бывает. А на ту же сумму, что истрачена на билет, купите ему какой-нибудь сувенир или лакомство. Тогда в следующий раз (если таковой наступит) можете с полным основанием спросить: «Может, лучше купить мороженое, чем выбросить деньги на лотерею?» А всевозможные анкеты на конкурсы и викторины пускай отсылает. Пять – десять раз не дождавшись результата, сам махнет на это рукой.

  3. Не следует засорять сознание ребенка всем, что льется с телеэкрана. Поверьте, милейший господин Рекламная Пауза — не лучший воспитатель, как и его многочисленные коллеги. Детские фильмы, забавные мультики — все это может неплохо развлечь ребенка. А вот помпезная «раздача слонов» наверняка не принесет пользы.

4. Демонстрируйте ребенку примеры людей, реально сумевших чего-то добиться. При этом подчеркивайте роль способностей, стремления и усилия для достижения успеха.
Даже если ваши финансовые возможности позволяют удовлетворять многие запросы ребенка, не следует делать это с небрежностью, всякий раз легко извлекая из кармана требуемую сумму. Иначе у ребенка и впрямь возникнет иллюзия появления кролика из цилиндра. А ведь потребности ребенка могут расти безгранично и в один прекрасный день наверняка превысят предел ваших возможностей. Чтобы этого не произошло, не потакайте ему чрезмерно.

5. И самое главное — будьте сами достойным примером. Очищая банан, ребенок должен знать, что тот не вырос на соседней березе, а куплен мамой за деньги, добытые трудом.




Выбранный для просмотра документ Сверхподвижные и пассивные дети.doc

библиотека
материалов

Сверхподвижные и пассивные дети

Среди трудных и нередко нервных детей наиболее часто встречаются дети со скрытыми микроповреждениями мозга. Описан и широко известен синдром сверхподвижности, или "гиперкинетический (гипердинамический) синдром детства" с задержкой психического развития и с нарушениями поведения. Ведущее в нем - отвлекаемость внимания и двигательная расторможенность, задержка умственного развития или его неравномерность, когда, например, чтение, письмо и счет ребенок осваивает своевременно, но его понимание норм поведения явно отстает от возраста (инфантильность), когда отстает и развитие таких важных "лобных" функций, как предвидение последствий своих поступков, или имеет место нормальный уровень развития интеллекта в одном и низкие его показатели в другом, а также отмечается огрубелость эмоций - они примитивны и неустойчивы.

Такого ребенка не удержать в руках, он как юла. Сказать о нем, что он непоседлив, - значит не сказать ничего. Он как ртуть. Не уследили - и он где-то наверху, откуда его можно снять только с помощью пожарной лестницы. Проникая во все щели, проваливаясь во все ямы, лазая по всем закоулкам, исследуя все чердаки и подвалы, за все задевая и все опрокидывая, набивая себе синяки и шишки, носится он день-деньской по квартире, по двору, а без надлежащего надзора и по улицам. Мы называем такого ребенка
сверхподвижным.

Именно сверхподвижный чаще всего совершает побег из детского сада, но не умышленно, а потому, что обнаруживает случайно открытую калитку или щель в заборе. Именно он чаще всего оказывается на проезжей части улицы, устраивает короткое замыкание в электросети или опрокидывает на себя кастрюлю с кипятком. Если в городе не прикрыт по небрежности хотя бы один канализационный люк, сверхподвижный залезет туда, не задумываясь, как он из него выберется. Это он находит и взрывает оставшиеся со времен войны патроны и гранаты. Естественно, львиная доля несчастных случаев происходит с ним.

Его руки в постоянном движении: что-то мнут, обрывают, вертят пуговицы, колупают краску на стене. На месте ему не усидеть. Он даже стоит, переминаясь с ноги на ногу, и кажется, что еще миг - и он сорвется с места, умчится на край света. Ест он или стоя, или буквально подпрыгивая на стуле. Он весь извертится, даже играя, слушая сказку, глядя на экран телевизора. Иной раз думается, что он так и не научился сидеть, и не верится, что он не бегал бегом уже до года.

Одни из сверхподвижных особенно несносны с утра, другие - к вечеру, и тогда их не уложить спать. Они и в
постели куролесят, засыпают, стоя на коленках и локтях, а уснув, сбивают простыню в комок, поскольку беспокойны и во сне. Те, что беспокойны с утра, засыпают мгновенно и спят как убитые. Но и о первых, и о вторых говорят: "Хороший, когда спит". И родители переводят дух, чувствуют себя спокойно, лишь уложив такого ребенка и убедившись, что он наконец угомонился.

Одежда и обувь буквально "горят" на сверхподвижном. Шапку, шарф, варежки, а потом и школьный портфель он постоянно теряет, и на него не напасешься.

Сверхподвижный импульсивен, и никто не рискнет предсказать, что он сделает в следующий миг. Да и сам он этого не знает. У него все на коротком замыкании: увидел - схватил - побежал. Действует он, не задумываясь о последствиях, хотя плохого не замышляет и сам искренне огорчен происшествием, виной которого становится. Впрочем, чаще он полагает, что не сделал ничего плохого, поскольку не желал этого. И если сверхподвижный ребенок разбил вазу, то, по его мнению, она упала сама, потому что плохо стояла.

Наказания он переносит легко, так как традиционные шлепки, укоры, отказы в просьбах не огорчают его. Сверхподвижный не помнит обиды, не держит зла и, хотя поминутно ссорится, тут же мирится. Правда, иногда он чрезмерно вспыльчив, агрессивен, драчлив, и не безобидно и добродушно, а зло и даже жестоко, но в таких случаях речь идет о более грубом поражении мозга и непременно с повышенной судорожной готовностью его, что обнаруживается при электроэнцефалографическом обследовании.

От избытка чувств сверхподвижный не способен говорить спокойно, а кричит, доказывая, оправдываясь, споря. Это самый шумный ребенок из всех. Естественно, он выбирает только шумные и подвижные игры, в которых все сводит к беготне. Он всегда в центре мальчишеской свалки. Ни одна "куча мала" не обходится без него. Извлеченный из самой ее гущи, помятый, но счастливый - это он, сверхподвижный. Пот на нем не просыхает. От постоянного перевозбуждения волосы у него стоят дыбом, глаза блестят и только что не выскакивают из орбит. У него много приятелей, поскольку он общителен, готов безоглядно на любую проказу, не ноет, ушибившись, и никогда не унывает.

И все-таки самая большая беда сверхподвижного - отвлекаемость. Головка у него как флюгер на ветру: то поворот в одну сторону, где что-то ненадолго привлекло внимание, то в другую. Заинтересовавшись чем-то, он забывает о предыдущем, ни одно дело до конца не доводит. Новые впечатления ведут его от одного увлечения к другому. Если он оказался на противоположном конце города, то не ведая как, не помня пути, ибо шел сначала к необычной машине у парапета, затем к яркой витрине, потом к собравшейся по случаю толпе и в результате очутился в вокзальном пикете милиции, откуда поминутно звучит по радио: "Внимание, у кого пропал мальчик?"

Все привлекает его внимание, но оно ни на чем не задерживается, скользит с одного на другое: вот он смотрит телевизионную передачу, тут же переводит взгляд на муху на потолке, чтобы еще через секунду отвлечься разговором матери с бабушкой. На уроке в школе ему не сосредоточиться. На доску он смотрит урывками, и учительнице не привлечь его внимания. Он не слышит ее объяснений, никогда не знает, что задано на дом. При письме сверхподвижный пропускает буквы, не дописывает слова и предложения. В простейших примерах он допускает нелепые ошибки, но не из-за отсутствия способностей, а в связи с поражением зон головного мозга, ведающих письмом (
дисграфия).

Сверхподвижный любопытен, но не любознателен. Он на все смотрит, но в результате ничего не видит. Если не заниматься его воспитанием, он таким и останется: не глупым, но и не умным по-настоящему. Поверхностными будут его знания, рассуждения, умозаключения, ибо и в мыслях он бежит, ни на чем не задерживаясь. Хаос в голове сверхподвижного сродни хаосу в его карманах, где масса случайных и разрозненных вещей.

Без воспитующего воздействия он ограничится
вопросами: "кто это?" и "что это?", "где?", "куда?" и "откуда?" "Почему?" прозвучит, но сверхподвижный удовлетворится простейшими ответами, а "что будет?" может так и не возникнуть, поскольку это его не интересует. В результате его ориентация сведется к поверхностным представлениям о предметах и людях, к упрощенному и конкретно заземленному знанию жизни, ограничится ближним пространством и суженной средой общения с такими же, каков он сам. Его не интересует завтра и даже то, что будет сегодня вечером.

Пик проявлений гипердинамического синдрома или синдрома сверхподвижности - 6-7 лет с обратным развитием в благоприятных случаях к 14-15 годам. Однако, очевидный уже на первом году жизни, при неправильном воспитании он сокрушительно проявляется как раз с 13 лет и старше, определяя в таком случае судьбу уже взрослого.

Ни в каком другом случае детская трудность, выраженная в столь вопиющей расторможенности и отвлекаемости, не вызывает так много нареканий и жалоб родителей, воспитателей детских садов и учителей, как в этом. Сверхподвижному более всего грозит неприятие. Он способен вывести из терпения самых спокойных и ко всему привычных взрослых. Никого столь не укоряют, не стыдят, не одергивают, не наказывают, как сверхподвижного. В конце концов его самого убеждают, что ребенка труднее и бестолковее нет на всем белом свете. В результате большая часть сверхподвижных протестно ожесточаются. Ведь у них, пусть и незначительно, но повреждена нервная система: она повышенно возбудима. И такие дети склонны к агрессивной реакции на непрестанное одергивание и подавление их активности.

Если сдерживание и подавление постоянно и ребенка в конце концов убедили, что он "самый плохой", сверхподвижный становится лидером протестных трудных подростков, демонстративно отклоняющимся в поведении, игнорирующим учебу в школе или может стать неустойчивым, которого несет, как щепку в реке, от беды к беде. Сверхподвижный в таком случае слепо следует за любой подростковой группой в праздном времяпрепровождении. В этом варианте на первый план выступает вытекающая из отвлекаёмости поверхностность интересов и отношений с другими подростками. Некоторые из сверхподвижных, если их все-таки допекают порицаниями и наказаниями, если их без конца преследуют неудачи, впадают в истерический невроз.

Итак, в синдроме гипердинамичности ведущее - отвлекаемость и расторможенность. С отвлекаемостью борются так же, как и при
задержке умственного развития, настойчиво и последовательно. С расторможенностью начинают бороться еще до того, как ребенок пошел. И борются упорно, подчеркнуто прививая "нельзя" и "надо". Родители четко разграничивают целенаправленную активность и бесцельную подвижность.

Сверхподвижному не устоять на месте. Пусть не стоит, ибо таково свойство его нервной системы. Но с начала ходьбы, в данном случае с бега, его двигательную активность направляют, организуют. Организация двигательной активности - ключ к обузданию расторможенности. Бабушке тут не справиться, ибо, направляя сверхподвижного, бегут впереди него или рядом с ним, бегут, играя. Игра должна быть со смыслом, и тогда бег не бесцелен и превращается в целенаправленную активность. Сверхподвижного вводят в игру со сверстниками, но он невольно заводит на беготню и их. Тогда их всех переключают на быструю сюжетно-ролевую игру со смыслом.

Пусть до изнеможения играет в футбол, хоккей, поскольку эти игры требуют организованности и подчинены цели - поразить ворота. Постановка цели, действия по плану для сверхподвижного буквально спасение - превращение бесцельной сверхподвижности в целенаправленную активность. Спортивная секция с требовательным тренером - благо для сверхподвижного. И его как можно раньше приобщают к спорту. В спорте он реализует чрезмерную энергию, силу, перевозбудимость. Спорт организует, в спорте первооснова - цель, и притом заманчивая. Тренер для сверхподвижного не только педагог, но еще и врач.

Повзрослев, сверхподвижный сам научится стоять на месте, а вот сидеть, когда это надо, следует приучать его с полутора лет. Он устал от беготни, и вы сажаете за стол рядом с собой, занимая делом соответственно возрасту. Он строит, собирает, лепит, рисует. Пусть убедиться, что эти занятия так же интересны, как и подвижная игра. Да, у него быстрые ножки, но у него может быть и быстрый ум. Мысли у него, как уже отмечалось, тоже бегут. И вы продолжаете вводить сверхподвижного в русло целенаправленности, но уже за письменным столом. Он пытается, что-то вспомнив, все-таки вскочить, убежать, но вы непреклонны: "Сиди, доделай до конца". Вначале будет трудно. Его придется буквально удерживать. Однако усидчивость в конце концов станет привычкой. Придет время, и он высидит без нареканий 45 минут, а 10 минут перемены ему хватит, чтобы набегаться всласть.

Расторможенность сверхподвижного и в эмоциях. Его, как и любого ребенка, учат сдержанности, но только строже, настойчивее. Сверхподвижного не задергивают упреками и поучениями, а действуют примером, добрым словом, справедливой логикой, внушают и убеждают. Пусть его эмоции будут проявляться бурно, но не грубо, в рамках дозволяемого.

Сверхподвижного, естественно, приходится наказывать. Наказание для него - только унылая неподвижность. Его усаживают на диван без всякого дела, без книги, без телевизора, вдали от окна. Он измается, извертится, но ему придется в бездеятельности сидеть на диване до указанного срока. И такое он запомнит.

Если сверхподвижный вначале сделал, а потом подумал, с ним серьезно беседуют, беседуют взволнованно, так, чтобы эта беседа надолго сохранилась в его памяти. Взрослым известен решительный разговор как психическая драма, которая приводит к очищающему повороту, оставляет неизгладимый след. Такой же, оставляющей неизгладимый след, должна быть и беседа со сверхподвижным.

Ну а если ребенку уже пять - шесть лет, а гипердинамический синдром сохраняется? В этом случае усилия по воспитанию внимания удваивают, утраивают. Другого пути нет. Режим, при котором сверхподвижному не позволяют слоняться без дела, ужесточают. Бесцельное времяпрепровождение решительно пресекают. Влияние всепрощающих взрослых устраняют. Отец вплотную занимается сыном, мать - дочерью. Усиливается система поощрений и наказаний. Ему запрещают прогулку, общение со сверстниками, не включают телевизор, лишая его долгожданной передачи, пока он не соберет разбросанные игрушки, пока не вымоет чашку или не выполнит домашнее задание.

Он будет торопиться и сделает как-нибудь - его заставят переделать как надо, пусть даже это повторится несколько раз. В семье в таком случае особенно недопустимы разногласия в воспитании. Семья выступает как один человек, требования всех ее членов едины. Естественно, родители обращаются за консультацией к психоневрологу, тем более что в причинах сверхподвижности следует разобраться в каждом конкретном случае. К первому классу школы гипердинамический синдром должен быть преодолен!

При
минимальной мозговой дисфункции (ММД) каждый четвертый - пассивный, малоподвижный, заторможенный (гиподинамический синдром). У пассивного в результате микрородовой травмы повреждена не лобная доля, не кора головного мозга, а подкорковые его структуры, поэтому у него слаба стимуляция активности из этих структур и мозг как бы спит. Пассивный ребенок малоподвижен и вял. Пососав грудь, он тут же засыпает. Он и плачет как-то вяло, как будто не надеясь добиться плачем чего-либо. Позднее малоподвижный производит впечатление еще не проснувшегося, спящего на ходу. Его трудно чем-то заинтересовать и приходится постоянно тормошить, чтобы побудить что-то сделать.

У пассивного и мышцы гипотоничны и слабы. Нередко он страдает от избыточного веса и тогда оживляется только при виде пищи. Часто полнота у него по женскому типу - широкий таз, полные бедра при относительно узких плечах. Иногда вес его ниже нормы, и в этом случае он вял и за столом. Пассивный диспластичен, неловок, плохо координирован. Руки у него как бы сами по себе и при ходьбе висят. Складывается впечатление, что они ему только мешают. Малоподвижный избегает играть с детьми отчасти из нежелания, отчасти вынужденно: из-за неловкости, нерасторопности, неповоротливости. Унылая, несуразная фигура где-нибудь в уголке комнаты детского сада или в школьном коридоре - это малоподвижный ребенок.

Так как мозг пассивного как бы спит, он кажется умственно отсталым, и только мать знает, что он не глуп. Однако ей не верят, поскольку лицо ребенка безучастно и при разговоре он как бы отсутствует или отвечает на вопросы вяло, односложно, не вдумываясь, лишь бы отделаться от докучливого собеседника. Плохая успеваемость огорчает его только потому, что огорчена мать. В школе он сидень. Самая большая его мечта - задняя парта, быть незаметным, не вызванным к доске, оставленным в покое. Уроков физкультуры он избегает всеми возможными способами, ибо здесь особенно очевидна его неловкость и диспластичность и именно на этих уроках он становится объектом насмешек сверстников. Одним словом, он вял во всем - умственно, эмоционально, физически.

Пассивный затаенно переживает постоянные насмешки, дразнилки, его задергивают, потому что постоянно тормошат, и его участь в таком случае невроз - неврастения.

Пассивному недостает стимулирующего влияния ретикулярной формации мозга, и родители восполняют дефицит стимуляцией извне. На него не кричат, его не тормошат без толку, а заинтересовывают чем-то. Интерес в данном случае - все. Если это делается по-доброму, ненавязчиво, с учетом состояния на данным
момент, малоподвижный постепенно оживает. Он крутит педали велосипеда, если рядом с ним отец, и лежит возле велосипеда, если предоставлен самому себе. С ним много ходят, чтобы и активизировать, и развить физически. Ведь в спортивную секцию, где он непременно станет объектом насмешек, его не определить. К более быстрой реакции его побуждает личным примером находящийся рядом с ним, действуя так, чтобы пассивный был вынужден успевать. С ним играют в мяч в максимально посильном для него темпе. Темп навязывается характером самой игры (футбол, хоккей для мальчика; скакалочка, игра в пятнашки для девочки) или целью, когда родители, например, говорят: "Закончим дело, пойдем в зоопарк".

С ним играют в слова, когда следует быстро подобрать слово, начинающееся с последней буквы предыдущего. Он незаметно вовлекается в игру-соревнование и, стараясь не отставать от других, будет иметь стимул действовать быстрее. Родители развивают его ловкость, заставляя больше двигаться, и, обеспечивая диету, борются с излишним весом, чтобы ребенок не служил мишенью для насмешек, чтобы у него не возникло чувство несостоятельности как основа невроза. Его ободряют, и он видит: все к нему доброжелательны, над ним не смеются, его не упрекают, если он старается.

Все это - долгая дорога. Обнаружили еще в колыбели, что пассивен, вял, малоподвижен, заторможен, и начали терпеливо побуждать к активности до тех пор, пока то, что требуется, не станет привычным и пока не включится самостимуляция, т. е. до 10-13 лет.

У детей с минимальной мозговой дисфункцией иногда отмечается
дизартрия - грубые нарушения в произношении звуков ("каша во рту"), и они не выговаривают многие из них. В школе обнаруживается дисграфия - плохой почерк, пропуск в письме гласных или согласных букв, замена одних букв другими, зеркальное их написание. Неудовлетворительные оценки по письму прямо-таки "симптом" минимальной мозговой дисфункции. В 4-5-м классах такие дети испытывают большие трудности с усвоением математики. Проблема заключается в том, что дети с минимальной мозговой дисфункцией, как правило, страдают неравномерностью умственного развития. Какие-то параметры интеллекта нормальны, какие-то - низки. И одни предметы в школе усваиваются хорошо, другие плохо.

У всех детей с минимальной мозговой дисфункцией трудности с письмом, у многих - с математикой, а в целом - по-разному. Но что-то всегда дается легко. Родители упорно обучают такого ребенка письму, и к шестому классу, как правило, трудности с письмом преодолеваются; такого ребенка упорно учат решению задач, и, если это делается благожелательно, терпеливо, доходчиво, он может полюбить математику и отлично усвоить ее. Обучать математике - учить логике, учить думать, а дети с минимальной мозговой дисфункцией отнюдь не глупы. Ну а то, что дается легко, следует развивать максимально. В этом не только будущая профориентация, но и утешение для ребенка, компенсация, уважение к себе и уверенность в себе.

Борьба с последствиями минимальной мозговой дисфункции, синдрома гипер- и гиподинамичности - хорошая иллюстрация к тому, как весьма неблагоприятный биологический фактор детской трудности может быть купирован, преодолен настойчивыми воспитательными воздействиями, если они своевременны.

http://adalin.mospsy.ru/r_02_00/r_02_05l.shtml

Выбранный для просмотра документ Сопровождение гиперактивного ребенка.doc

библиотека
материалов

Сопровождение гиперактивного ребенка


Работа по сопровождению дошкольника с гиперактивностью должна проводиться комплексно. На первый план здесь выступает скоординированность всех участников процесса сопровождения, выработка единого подхода, одинаковое понимание сути проблемы. В ходе сопровождения необходимо объединять и правильно сочетать различные подходы (медицинский, психолого-педагогический, «родительский»).

Необходимыми условиями успешности сопровождения ребенка с СДВГ являются своевременность, последовательность и достаточная продолжительность оказываемой помощи. Взрослый должен быть готов к длительной работе, а не к быстрому результату, хотя при уравновешенном подходе первые результаты могут стать заметными достаточно скоро.

Необходимым моментом коррекции гиперактивности служит изменение окружения ребенка в детском саду и дома с целью создания благоприятных условий для преодоления отставания в развитии психических функций.

Программа коррекции может включать


  1. Создание положительной мотивации, ситуации успеха.

Положительную мотивацию целесообразно создавать, организовывая игровую деятельность ребенка. Для решения этой задачи также может применяться «программа вознаграждения и поощрения» (И.П. Брязгунов, Е.В. Касатикова, 2001), включающая следующие моменты:

каждый день перед ребенком ставиться определенная цель, которую он может достичь;

усилия ребенка при достижении этой цели всячески поощряются;

в конце дня поведение ребенка оценивается в соответствии с достигнутыми результатами;

при достижении значительного улучшения в поведении ребенок получает давно обещанное вознаграждение.

  1. Обучение ребенка релаксации.

Когда мы, проводя релаксацию, просим любого ребенка закрыть глаза, то у него возникает физическая граница между собой и внешним миром. У детей с СДВГ граница между собственным восприятием и внешним миром нечеткая. Необходимо учить таких детей понимать структуру своего тела. Процесс релаксации оказывается для них очень сложным.

В реальности нас окружает очень большое количество различных предметов и стимулов – раздражителей. При этом, если обычный человек умеет выбирать для себя один – главный раздражитель, а на остальные не обращать внимания (например, если мы читаем книгу, то не замечаем, как тикают часы и не обращаем внимания на машины, проезжающие под окнами), то проблема ребенка с СДВГ заключается в том, что он может выбрать один раздражитель и сфокусировать на нем свое внимание. Для детей с синдромом дефицита внимания с гиперактивностью все, что нас окружает, является раздражителем. Таким образом, у гиперактивного ребенка идет постоянная борьба за несколько раздражителей, а это, в свою очередь, приводит к частому «перескакиванию» с одного вида деятельности на другой, к крайней невнимательности.

Задача этого направления коррекции – научить гиперактивного ребенка расслабляться, понимать структуру собственного тела. На этой стадии необходимо донести до ребенка, что расслабление – это не работа. В этот момент не надо ничего делать и не надо себя контролировать. Задача ребенка – научиться быть спокойным не за счет контроля, а за счет его отсутствия.

Релаксационная терапия для детей с гиперактивностью очень сложна, и, следовательно, этот этап может оказаться длительным по времени, но, несмотря на все трудности, именно с этого этапа дети с СДВГ начинают чувствовать себя более уютно и спокойно.

Кроме игротерапии, которая является основой коррекционной работы, гиперактивным детям окажет помощь и изотерапия (рисование пальцами, ладошками); работа с песком, водой, мягким материалом (глина, пластилин) способствует снятию напряжения.

  1. Коррекция негативных форм поведения.

В частности немотивированной агрессии (см. рекомендации по работе с агрессивными детьми).

  1. Развитие дефицитарных функций (Е.К. Лютова, Г.Б. Монина).

Коррекционную работу следует проводить поэтапно, начиная с развития одной отдельной функции, т.к. гиперактивному ребенку трудно одновременно быть и внимательным, и спокойным, и неимпульсивным.

Когда в процессе занятий будут достигнуты устойчивые положительные результаты, можно переходить к тренировке одновременно двух функций, например, дефицита внимания и контроля двигательной активности или дефицита внимания и контроля поведения. И лишь затем можно использовать упражнения, которые развивали бы все три дефицитарные функции одновременно.

  1. Развитие навыков межличностного взаимодействия.

Задача этого направления работы – обучить детей эффективным навыком социального взаимодействия с окружающими, коммуникативной культуре, научить уважать права окружающих. Также на этом этапе дети учатся контролировать собственные эмоции и поступки.

В работе могут быть использованы следующие методы: чтение литературных произведений с последующим их анализом; проигрывание и разбор конкретных ситуаций взаимодействия; игры, обучающие сотрудничеству и пр. Следует обратить внимание на то, что на начальном этапе коррекции лучше работать с ребенком индивидуально и только после выработки определенных умений переходить к групповым методам работы (желательно, чтобы группа была не более четырех человек).

  1. Работа с родителями гиперактивного ребенка.

Р. Кэмпбелл считает, что родители гиперактивного ребенка часто допускают три основные ошибки в воспитании:

недостаток эмоционального внимания, часто подменяемого медицинским уходом;

недостаток твердости в воспитании и отсутствие надлежащего контроля за поведением ребенка;

неумение воспитывать в детях навыки управления гневом.

Эти ошибки четко проявляются в моделях поведения родителей гиперактивного ребенка:

  1. Родители не понимают проблемы ребенка, стремятся жесткими мерами бороться с «непослушание» сына или дочери, усиливают дисциплинарные способы воздействия, вводят непреклонную систему запретов => появление негативных форм поведения, ухудшение психосоматического состояния ребенка.

  2. Родители стараются не обращать внимания на поведение ребенка или, «опустив руки», предоставляют ребенку полную свободу действий => гиперактивный ребенок лишается необходимой для него поддержки взрослых, быстро начинает манипулировать взрослыми => поведение усугубляется.

  3. Некоторые родители, слыша в детском саду и других общественных местах непрекращающиеся упреки и замечания в адрес своего ребенка, начинают винить только себя в том, что он такой, приходя в отчаяние и впадают в состояние депрессии => отсутствие адекватных воспитательных воздействий также приводит к усугублению поведения.


Работу с родителями следует проводить по обычной схеме:

  1. Прежде всего, необходимо разъяснить родителям, что же такое гиперактивность. Самое главное на этом этапе – донести до родителей простую мысль: необычность поведения их детей – не результат дурного характера или неподходящего темперамента и не упрямство, которое непременно нужно сломить, а, вполне вероятно, специфическая особенность психики, обусловленная определенными нарушениями деятельности нервной системы ребенка, возможными травмами, о которых взрослые не знают или не помнят. Мамы и папы, бабушки и дедушки должны понять, что ребенок ни в коей мере не виноват, что он такой, и что дисциплинарные меры воздействия в виде постоянных наказаний, замечаний, окриков, нотаций не приведут к улучшению поведения ребенка, а в большинстве случаев даже ухудшат его. Ели врач назначил такому ребенку лечение, то следует объяснить родителям, что улучшение его состояния «зависит не только от специально назначаемого лечения, но и в значительной мере еще и от доброго, спокойного и последовательного отношения к нему. В воспитании ребенка с гиперактивностью родителям необходимо избежать двух крайностей: проявления чрезмерной жалости и вседозволенности с одной стороны, а с другой – постановки перед ним повышенных требований, которые он не в состоянии выполнить, в сочетании с излишней пунктуальностью, жесткостью и наказаниями. Частое изменение наказаний и колебания настроения родителей оказывают на ребенка с синдромом дефицита внимания гораздо более глубокое негативное воздействие, чем на здоровых детей» (Н.Н. Заваденко, Т.Ю. Успенская, 1994).

  2. Посоветовать родителям вести постоянные и целенаправленные наблюдения за ребенком. Это необходимо, чтобы взрослый смог лучше понять, какие трудности испытывает ребенок в течение дня, с чем ему удается справиться, а с чем нет.

  3. Обучение родителей эффективным приемам общения с ребенком.

  4. Чтобы родители смогли проанализировать свою тактику общения, можно рекомендовать им заполнить анкету, предложенную М.М. Безруких. Ответы на вопросы помогут родителям увидеть, какие вопросы у них вызывают разногласия, выработать совместную тактику воспитания.


Рекомендации для родителей гиперактивного ребенка

  1. В своих отношениях с ребенком придерживайтесь «позитивной модели». Хвалите его в каждом случае, когда он этого заслужил, подчеркивайте успехи. Это поможет укрепить уверенность ребенка в собственных силах.

  2. Когда Вы отдаете распоряжения, Вы можете сформулировать их следующим образом: «Мне нужна твоя помощь. Пожалуйста, убери обувь от двери». Ключевым моментом в данной ситуации является просьба о помощи.

  3. Избегайте повторений слов «нет» и «нельзя».

  4. Говорите сдержанно, спокойно и мягко.

  5. Давайте ребенку только одно задание на определенный отрезок времени, чтобы он не был перегружен слишком большим количеством распоряжений.

  6. Для подкрепления устных инструкций используйте зрительную стимуляцию.

  7. Поощряйте ребенка за все виды деятельности, требующие концентрации внимания (например, работа с кубиками, раскрашивание, чтение).

  8. Поддерживайте дома четкий распорядок дня. Время приема пищи, выполнения домашних заданий и сна должно соответствовать этому распорядку. Дети чувствуют себя в большей безопасности, если имеют дело с многократно повторяющимися действиями, они более восприимчивы и лучше реагируют, когда регулярно едят, спят и играют.

  9. Избегайте по возможности скопления людей. Пребывание в крупных магазинах, на рынках, в ресторанах и т.п. оказывает на ребенка чрезмерно стимулирующее воздействие.

  10. Во время игр ограничивайте ребенка лишь одним партнером. Избегайте беспокойных, шумных приятелей.

  11. Оберегайте ребенка от переутомления, поскольку она приводит к снижению самоконтроля и нарастанию гиперактивности.

  12. Давайте ребенку возможность расходовать избыточную энергию. Полезна ежедневная физическая активность на свежем воздухе: длительные прогулки, бег, спортивные занятия.

  13. Постоянно учитывайте недостатки поведения ребенка.



















Рекомендации воспитателям при работе с гиперактивными детьми


  1. Не следует заставлять гиперактивного ребенка заниматься больше, чем он может. Например, если все дети могут продуктивно заниматься определенной деятельностью в течение 20 минут, а гиперактивный ребенок утомляется через 10 минут, то лучше включить его в другой вид деятельности (попросить полить цветы, сложить карандаши и т.д.). если после этого он почувствовал силы продолжить прерванную работу, то это вполне возможно.

  2. Во время занятий ограничивать до минимума отвлекающие факторы.

  3. Быть экспрессивным, театральным воспитателем: необычность в поведении педагога может помочь ребенку сконцентрировать внимание.

  4. Не требовать от ребенка большой аккуратности при выполнении заданий в начале коррекционного пути. Таким образом способствовать формированию чувства успеха. Дети должны получать удовольствие от выполненного задания, у них должна повышаться самооценка.

  5. Ребенка лучше посадить рядом с воспитателем: время от времени можно положить руку на плечо ребенка, так как любые тактильные ощущения помогают гиперактивным детям сконцентрировать внимание.

  6. Гиперактивным детям сложно переключиться по требованию взрослого с одного вида деятельности на другой. Помогите ему, выработав, например, конкретные правила поведения и работы. Эти правила обозначаются символами, пиктограммами и по мере необходимости предъявляются дошкольнику. С ребенком заранее обговаривается их содержание и область применения. Однако следует объяснить ребенку: если он нарушит правило – не все потеряно.

  7. Для более эффективной работы можно заранее обсудить с ребенком, что он сам себе хочет посоветовать при выполнении задания.

  8. Инструкции, которые воспитатель дает ребенку, должны быть очень конкретными и содержать не более 10 слов. Говорить недолго, четко дать задание, установить правила и последствия их выполнения и невыполнения.

  9. Гиперактивного ребенка необходимо чаще поощрять. Например, достаточно часто выдавать ему жетоны, которые в течение дня он может менять на награды (лучше не материальные): право идти на прогулку в первой паре, раздавать детям игрушки, альбомы, карандаши и т.д.

  10. По возможности игнорировать вызывающие поступки ребенка. Прежде чем реагировать на неприятный поступок, остановитесь на несколько секунд (например, сосчитайте до 10).

  11. Старайтесь быть рядом с ребенком, когда он выполняет какое-либо задание.












Выбранный для просмотра документ Счастливые дети ничего в жизни не добьются.doc

библиотека
материалов


Счастливые дети ничего в жизни не добьются

Старший или младший?
- Однозначно ответить на вопрос, кем лучше быть - старшим или младшим, - невозможно. Конечно, социальная ситуация в семье наиболее удачна для первенца: у него нет никаких конкурентов, и вся любовь родителей достается ему, и только ему. Правда, надо заметить, что на его долю достается и больше всего педагогических экспериментов.
Все зависит от конкретной семьи. Скажем, некоторые родители, наблюдая за успехами первенца, пытаются и второго ребенка направить по аналогичному пути: приводят в те же кружки, заставляют изучать тот же иностранный язык. В принципе лучше этого не делать (почему - об этом ниже). Но иногда, если на младшего ложится двойной груз - помимо естественной конкуренции за любовь родителей, ему приходится сражаться со старшим еще и вне семьи - именно он добивается больших успехов.
В других случаях весь груз ответственности за младших, за ситуацию в семье ложится на первенца. Такие дети ответственны во всем, а значит, серьезнее подходят к учебе, лучше успевают, с ними меньше проблем. Словом, перефразируя классика, в каждом конкретном случае и счастливы, и несчастливы все семьи по-разному.
Свободу конкуренции!
-Многие семьи декларируют принцип равенства: "Мы всех детей любим одинаково", "Дети, вы самые близкие друг другу люди и потому не должны ссориться…" Как ни странно, установки эти не совсем верны. Родители должны осознавать, что у каждого ребенка в семье - совершенно индивидуальная ситуация. И если дети начинают конкурировать, бояться этого не надо: напротив, нужно развивать их персональные способности. Бывает так, что все дети талантливы в одной области, но даже в этом случае лучше их разделять - по разным классам, разным кружкам, разным преподавателям, разным командам.
Больше всего от родительской боязни детской конкуренции страдают близнецы. Ведь как принято? Чтобы они не ссорились, их одинаково одевают, покупают им одинаковые игрушки, сажают за одну парту… На деле в паре близнецов никогда не бывает равных отношений: кто-то ведущий, кто-то ведомый. И ведущий берет на себя все функции, не оставляя ведомому почти ничего - тому уже не нужно выбирать одежду, устанавливать контакты, ведь за него это всегда сделает брат или сестра. Какие печальные истории случаются с близнецами, которые не были вовремя поддержаны в их конкурентной борьбе!
Не ищите в детях свои страхи
- Иногда родители сетуют, что дети без конца конфликтуют. Все познается в сравнении, и я предлагаю им рассмотреть альтернативу: "Было бы лучше, если ваши дети без ума любили друг друга и даже спали в одной постели?" Все без исключения родители хором заявляют: "Нет уж, пусть лучше дерутся".
Очень поучительный был случай с мамой двоих сыновей. Когда подрос младший, начались проблемы: один хочет смотреть одну программу, другой - другую... Конечно, мама вставала на защиту малыша, пока мудрая приятельница не сказала: "Ты понимаешь, что роняешь авторитет старшего в глазах младшего? С чего ты решила, что старший не может справиться с ситуацией? Дай ему самому решить этот вопрос". Как только мама перестала кидаться на первый крик младшего, оказалось, что старший мальчишка прекрасно решает все "междоусобные" конфликты, и братья находят выходы из любой ситуации. Ведь дети - весьма адаптированные существа с очень пластичной психикой. Родителям нужно в первую очередь беспокоиться о собственных страхах, установках и взглядах, а не искать аналогичные страхи в своих детях.
Не золотая серединка
В психоанализе считается, что самая неудачная позиция - у средних деей. Старшим досталась безраздельная любовь мамы и папы, младших любят как "последышей", да и просто потому что они маленькие. А вот средним приходится биться за место под солнцем. Но тяжело в ученьи - легко в бою: именно потому, что такие дети вынуждены с рождения доказывать, что они из себя что-то представляют, вырастая, они часто становятся самыми успешными. "Середнячки" наиболее социально активны, лучше прочих осознают конфликты с родителями и находят больше способов решения проблем. Они гораздо успешнее в профессиональной сфере. Психоаналитики объясняют это тем, что именно средние активнее всего компенсируют свои комплексы. Наполеон преодолевал такой врожденный дефект, как маленький рост; в нашем случае рождение средним - тоже своего рода "врожденный дефект", который требует компенсации.
А вообще, если после появления каждого ребенка родители не упускают из виду старших, помогают решать их проблемы, то несущественно, кто родился раньше, а кто позже. Гораздо существеннее то, КАКАЯ это семья. Мы говорим вовсе не о составе: неполная семья совершенно не обязательно деформирует личность, тогда как некоторым полным семьям лучше бы не иметь детей. Количество отпрысков тоже не основополагающе: в многодетной семье может быть гораздо меньше проблем, чем создаст один-единственный ребенок. Главное - насколько вдумчиво и осмысленно родители относятся к своим детям, насколько они умеют размышлять, делать выводы и находить решения в каждом случае.
Не стоит спекулировать врожденными особенностями, будь то биохимический состав крови, очередность рождения или "неудачные" гены. Сетовать на то, что "старшим/младшим/средним уродился" - все равно что жить, списывая все свои неблаговидные поступки на наличие какого-нибудь хронического заболевания или маленький рост.


Выбранный для просмотра документ Что делать_если мы все перепробовали Как помочь трудному ребенку.doc

библиотека
материалов

Что делать, если мы все перепробовали? Как помочь трудному ребенку?

Непослушных детей, а тем более детей, "отбившихся от рук", принято обвинять. В них ищут злой умысел, порочные гены и т.п. На самом же деле, в число "трудных" обычно попадают дети не "худшие", а особенно
чувствительные и ранимые. Они "сходят с рельсов" под влиянием жизненных нагрузок и трудностей, реагируя на них гораздо раньше и сильнее, чем дети более устойчивые.
Отсюда следует вывод, что "трудный" ребенок нуждается только в помощи - и ни в коем случае не в критике и наказаниях.

Причины стойкого непослушания ребенка следует искать в глубине его психики. Это на поверхности кажется, что он "просто не слушается", "просто не желает понять ", а на самом деле причина иная. И, как правило, она эмоциональная, а не рациональная. Больше того, она не осознается ни взрослым, ни самим ребенком.

Психологи выделили четыре основных причины серьезных нарушений поведения детей.

Первая -
борьба за внимание. Если ребенок не получает нужного количества внимания, которое ему так необходимо для нормального развития и эмоционального благополучия, то он находит способ его получить - непослушание. Взрослые так и сыплют замечания... Нельзя сказать, что это уж очень приятно, но внимание все-таки получено. Лучше такое, чем никакого.

Вторая причина -
борьба за самоутверждение против чрезмерной родительской власти и опеки. Знаменитое требование "я сам" двухлетнего малыша сохраняется в течение всего детства, особенно обостряясь у подростков. Дети очень чувствительны к ущемлению этого стремления. Но им становится особенно трудно, когда с ними общаются, в основном, в форме указаний, замечаний и опасений. Взрослые считают, что так они прививают детям правильные привычки, приучают их к порядку, предупреждают ошибки, вообще - воспитывают.

Это необходимо, но весь вопрос в том, КАК это делать. Если замечания и советы слишком часты, приказы и критика слишком резки, а опасения слишком преувеличены, то ребенок начинает восставать. Воспитатель сталкивается с упрямством, своеволием, действиями наперекор. Смысл такого поведения для ребенка - отстоять право самому решать свои дела, и, вообще, показать, что он личность. И не важно, что его решение подчас не очень удачно, даже ошибочно. Зато оно свое, а это - главное!

Третья причина -
желание отомстить. Дети часто бывают обижены на взрослых. Причины могут быть очень разные: учительница более внимательна к отличникам, родители более внимательны к младшему, развод родителей, ребенка отлучили от семьи (положили в больницу, послали к бабушке), родители постоянно ссорятся, учитель постоянно делает несправедливые замечания и т.д.

Много и единичных поводов для обиды: невыполненное обещание, резкое замечание, несправедливое наказание...

И снова в глубине души ребенок переживает и даже страдает, а на поверхности - все те же протесты, непослушание, неуспеваемость. Смысл "плохого" поведения в этом случае можно выразить так: "Вы сделали мне плохо - пусть и вам будет тоже плохо!.."

Наконец, четвертая причина -
потеря веры в собственный успех. Может случиться, что ребенок переживает свое неблагополучие в какой-то одной области жизни, а неудачи у него возникают совсем в другой. Например, у мальчика могут не сложиться отношения в классе, а следствием будет запущенная учеба; в другом случае неуспехи в школе могут привести к вызывающему поведению дома и т.д.

Подобное "смещение неблагополучия" происходит из-за низкой самооценки ребенка. Накопив горький опыт неудач и критики в свой адрес, он, вообще, теряет уверенность в себе. Он приходит к выводу: "Нечего стараться, все равно ничего не получится". Это - в душе, а внешним поведением он показывает: "Мне все равно", "И пусть плохой", "И буду плохой!"

Согласитесь, что стремления трудных детей вполне положительны и закономерны и выражают естественную потребность в тепле и внимании, потребность в признании и уважении его личности, чувство справедливости, желание успеха. Беда "трудных" детей в том, что они, во-первых, остро страдают от нереализации этих потребностей и, во-вторых, от попыток восполнить эту нехватку способами, которые ничего не восполняют.

Почему же они так "неразумны"? Да потому, что
не знают, как это сделать иначе! И поэтому всякое серьезное нарушение поведения ребенка - это сигнал о помощи. Своим поведением он говорит нам: "Мне плохо! Помогите мне!"

Задача понять причину, на первый взгляд, непростая. Ведь разные причины внешне проявляются одинаково. Например, плохая учеба может быть связана и с желанием привлечь внимание, и с нежеланием подчиняться чужой воле, и с попытками "отплатить" родителям, и с потерей веры в свои силы. И все же выявить истинную причину плохого поведения довольно просто, хотя способ может показаться весьма странным - нужно обратить внимание на собственные чувства.

Посмотрите, отметьте, какая эмоциональная реакция возникает у вас самих при повторном непослушании ребенка. При разных причинах эта реакция разная. Вот такой удивительный факт, что переживания взрослых - это своеобразное зеркало скрытой эмоциональной проблемы ребенка.

Если ребенок борется за внимание, то и дело досаждая своими выходками, то у нас возникает
раздражение.

Если подоплека - противостояние воле воспитателя, то у последнего возникает
гнев.

Если скрытая причина - месть, то ответное чувство у нас -
обида.

Наконец, при глубинном переживании ребенком своего неблагополучия мы оказываемся во власти чувства
безнадежности, а порой и отчаяния.

Как мы видим, чувства разные, и вполне можно понять, какое именно подходит к конкретному случаю. Что же делать дальше?

Первый и общий ответ на него такой - постараться не реагировать привычным образом, то есть так, как уже ждет от вас ребенок. Дело в том, что в подобных случаях образуется порочный круг.Чем больше взрослый недоволен, тем больше ребенок убеждается, что его усилия достигли цели, и он возобновляет их с новой энергией. Значит, наша задача - перестать реагировать прежними способами и тем самым разорвать заколдованный круг.

Конечно, сделать это нелегко. Эмоциям не прикажешь, они включаются почти автоматически, особенно когда конфликты застарелые, "со стажем". И все же изменить характер общения можно! Можно остановить если не эмоцию, то, по крайней мере, все, что за ней следует: замечания и наказующие действия. Если в следующий момент вам удастся уяснить, что именно вы почувствовали, то нетрудно будет разгадать и проблему ребенка: с чем, против чего или от чего он "воевал". А уж после этого гораздо легче перейти с позиции воздействия, исправления на позицию помощи, взаимодействия. Помощь в каждом случае, конечно, будет разная.

Если идет борьба за внимание, необходимо найти способ показать ребенку ваше положительное внимание к нему. Делать это лучше в относительно спокойные моменты, когда никто никому не досаждает и никто ни на кого не рассержен. Например, это могут быть совместные занятия, игры, прогулки, заслуженная похвала и т.п. Стоит попробовать, и вы увидите, почувствуете, какой благодарностью отзовется ребенок.

Что же касается его привычных "выходок", то их лучше всего оставлять без внимания. Через некоторое время ребенок обнаружит, что они не действуют, да и надобность в них, благодаря вашему положительному вниманию, отпадет.

Упаси бог вообще игнорировать этого ребенка. В таком случае сформируется асоциальный в своем поведении человек.

Если источник конфликтов - борьба за самоутверждение, то следует, наоборот, уменьшить контроль за делами ребенка. Мы уже говорили, как важно для детей накапливать опыт собственных решений и даже неудач. В переходный период налаживания ваших отношений воздерживайтесь от таких требований, которые, по вашему опыту, он скорее всего не выполнит. Напротив, очень помогает то, что может быть названо "методом подстройки" - вы не оспариваете решение, к которому он пришел, а договариваетесь с ним о деталях и условиях его выполнения. Но больше всего поможет избавиться от излишнего давления и диктата понимание, что упрямство и своеволие ребенка - это лишь раздражающая вас форма мольбы: "Позволь же мне, наконец, жить своим умом". Помните, что прожить чужую жизнь - задача неблагодарная.

Если вы испытываете обиду, то нужно спросить себя: что заставило ребенка причинить ее вам? Какая боль у него самого? Чем вы обидели или постоянно обижаете его? Поняв причину, надо, конечно, постараться ее устранить.

Самая трудная ситуация - у отчаявшегося взрослого и разуверившегося в своих силах ребенка (подростка). Разумное поведение воспитателя в этом случае - перестать требовать "полагающегося" поведения. Стоит "сбросить на ноль" свои ожидания и претензии. Наверняка ребенок что-то может и к чему-то даже очень способен. Но пока он у вас такой, какой есть. Найдите доступный для него уровень задач. Это ваш исходный плацдарм, с которого вы можете начать двигаться вперед. Делайте с ним что-нибудь вместе, сам выбраться из тупика он не может. При этом нельзя допускать в его адрес никакой критики!

Ищите любой повод, чтобы его поощрить, отмечайте любой, даже самый маленький успех. Постарайтесь подстраховать его, избавлять от крупных провалов. Вы заметите и почувствуете, что первые же успехи окрылят вашего ребенка.

Помните, что бесполезно ждать, что ваши старания наладить мир и дисциплину в семье или в классе приведут к успеху в первый же день. Путь предстоит долгий и трудный, он потребует от вас немалого терпения. Вы, наверное, заметили, что главные усилия надо направить на то, чтобы осознавать свои отрицательные эмоции (раздражение, гнев, обиду, отчаяния) и переключать их на конструктивные действия. Да, в каком-то смысле придется менять себя. Но это - единственный путь воспитания.

И последнее, что очень важно знать. Вначале, при первых ваших попытках улучшить взаимоотношения, ребенок может усилить свое плохое поведение! Он может не сразу поверить в искренность ваших намерений и будет проверять их. Так что придется выдержать и это серьезное испытание.


http://adalin.mospsy.ru/l_02_00/l_02_11f.shtml


Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 29.06.2016
Раздел Школьному психологу
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров445
Номер материала ДБ-135491
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх