Инфоурок / Иностранные языки / Статьи / Поисковый материал к 70-летию Победы "Юность за колючей проволокой"
Обращаем Ваше внимание: Министерство образования и науки рекомендует в 2017/2018 учебном году включать в программы воспитания и социализации образовательные события, приуроченные к году экологии (2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации).

Учителям 1-11 классов и воспитателям дошкольных ОУ вместе с ребятами рекомендуем принять участие в международном конкурсе «Я люблю природу», приуроченном к году экологии. Участники конкурса проверят свои знания правил поведения на природе, узнают интересные факты о животных и растениях, занесённых в Красную книгу России. Все ученики будут награждены красочными наградными материалами, а учителя получат бесплатные свидетельства о подготовке участников и призёров международного конкурса.

ПРИЁМ ЗАЯВОК ТОЛЬКО ДО 15 ДЕКАБРЯ!

Конкурс "Я люблю природу"

Поисковый материал к 70-летию Победы "Юность за колючей проволокой"

Напоминаем, что в соответствии с профстандартом педагога (утверждён Приказом Минтруда России), если у Вас нет соответствующего преподаваемому предмету образования, то Вам необходимо пройти профессиональную переподготовку по профилю педагогической деятельности. Сделать это Вы можете дистанционно на сайте проекта "Инфоурок" и получить диплом с присвоением квалификации уже через 2 месяца!

Только сейчас действует СКИДКА 50% для всех педагогов на все 111 курсов профессиональной переподготовки! Доступна рассрочка с первым взносом всего 10%, при этом цена курса не увеличивается из-за использования рассрочки!

ВЫБРАТЬ КУРС И ПОДАТЬ ЗАЯВКУ
библиотека
материалов

Заявка

на участие в научно-практической конференции школьников

« Иркутск и Иркутская область:

70 лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945г.»



ФИО участника Машкова Юлия Игоревна

пол – женский________________________________

ФИО науч. руководителя Демидова Светлана Степановна

Секция______«Иностранный язык»__________________

Название работы_____«Непокоренные узники концлагерей»

/ The invincible – the prisoners of the concentration camps”./

Город___Иркутск ________________________________

Образовательное учреждение МАОУ СОШ № 63__класс 8д____

Тел.сот______8 908 663 0765_______________________

e- mail swetlanadmd@yandex.ru__________________





























J.I.Mashkova

The invincible – the prisoners of the concentration camps

1941-1945 were the four terrible years of the Great Patriotic War.

According to some data, 20 million people perished in this war. People perished not only in battles, a lot of peaceful citizens were burnt down: women, old people, children. The Germans incinerated villages totally, driving people into sheds. Only shafts were left of villages and hamlets.

Many human lives were murdered in the star-chambers of concentration camps.

When studying the material of the Great Patriotic War gathered by our school’s students of local lore, I decided to include a memory story of Vera Stepanovna Rossova, my mother’s grandmother, who during the war years, being a teen-age girl, got into the star-chambers of a concentration camp. Her story touched my hart, so I wanted to learn more about what’s a concentration camp like, how many they were and on what territories they were located, which ones were considered to be the biggest.

That’s why I have chosen the topic of my paper for myself: “The invincible –

the prisoners of the concentration camps”.

The history of formation of concentration camps


Death camps









The concentration camp is a place for keeping people, which is fenced by the barbed wire. For the first concentration camps any vacant premises were used, later the construction of special barracks began. Concentration camps were many in number, and each of them had its own intended use. During the first years of their existence they were utilized as a place to keep criminals, then as a place to liquidate the inferior subject races, as camps of ideological battle, labor camps, camps of elimination.

The convicts were assigned line numbers. Later, political opponents were marked by red triangles, criminals wore green triangles, politically suspects wore black triangles.

The first concentration camps appeared in 1895 in Cuba. In Germany concentration camps appeared in 1933 when Hitler came to power. Mostly, concentration camps were located on the territory of Germany, Poland, Latvia, Holland, Spain. According to official data, 18 million people had gone through them. The government of the Federal Republic of Germany officially recognized 22 concentration camps, but, in fact, they amounted to more than 14 thousand camps. The biggest, most dangerous and notorious were Buchenwald and Auschwitz.

Auschwitz presented an overall net of fascist camps with a territory of more than four hectares, homing about 600 various dwelling and office premises. These were big towns- crematoriums. Four millions people had been eliminated in Auschwitz, 52 thousand people in Buchenwald. Prisoners-of-war were brought to Auschwitz as near as from the whole world, with 22 nationalities languishing here. Jews and the Romany were subjected to mass elimination.

In 1943, during the period of mass elimination, four crematoriums were constructed and equipped. Each of them burnt away about five thousand corps every day. But the throughput capacity was insufficient for fascists, and then they forced the prisoners to dig out deep trenches with underground blowers, built huge fires and cremated in them about 10 thousand people daily. Sometimes, living people were thrown into the fire.

The camps had special hospitals-laboratories, where mass experiments were carried out on healthy people: they were artificially infected with cancer, with typhus, their blood was tapped and liquid injected.

Up to December 1, 1943, 2,500,00 victims were poisoned in gas chambers and cremated, 500,000 perished with anger and diseases. Among the executed, there were about 20,000 Russian prisoners-of-war. The main mass of people were cremated straight in gas chambers. Children were eliminated immediately as they could not work. When gas was in short supply, people were burnt alive.

Besides those who had fallen on battle fields, Germany ruined more than 26 millions of innocent human victims. “In October, 1943, a group of hungry and knocked-up women were brought in open lorry-loads. Some of them had gone mad: they were laughing hysterically, the others were damning Hitler. Three lorry-loads arrived. The living people were led straight to the crematorium. Few of them, who had tried to escape the camp, managing to survive, so they were caught again and hung within sight of those alive”.

Auschwitz had huge barracks which kept children up to the age of 12 years. The elder ones looked after the kids. No children’s laughter was heard in there. And the children were crying gently as if being afraid of their own weeping. Tens of kids were daily dying of hunger and diseases.



Youth behind the barbed wire

























In the village of Tabuk of Irkutsk region lives Vera Stepanovna Rossova who had spent the years of war behind the barbed wire. Vera Stepanovna was born on the 23-d of July 1926 in Kuban, then her parents moved to Donbas, the both worked in the mine. Vera Stepanovna remembered on her past: “At the moment when the war started, I was already 15 years old. Since the first days I watched the retreating of the Soviet soldiers.” The Germans strived to occupy Donbas – they needed coal, and already in October 1941, the German troops had occupied the place where Vera Stepanovna lived. During the first months the Germans fagged them in labors to procure coal stock. Many were enrolled in the labor registry office. In April 12 they got the youth together totally and transported them to Germany. They carried them like cattle-stock, in open cars and sold them in German towns as labor power. She got into a camp located in West Germany near the Belgian-Holland border. There she worked at a metal factory in an ammunition shop 12 hours a day. The clothes were poor, a good thing the winters were warm. Closer to the end of the war Germany was increasing bombed by the allies. The Germans never let them into the bombshelters, so they were sitting under the bombs in their barracks. Once a bomb fell right on the camp territory, hit the barrack, they were overwhelmed by the collapsed walls.

When they were informed about the camp evacuation, Vera Stepanovna and other seven people were bent on breach of prison – they had cut a hole in the barbed wire, had prepared arms. She was a contact. There were vast flower plantations behind the camp which they used while escaping the camp. Then they had to get over a few bridges which the Germans had prepared for explosion, being wary of the allies’ arrival. Somehow, they managed to run over. And during three days they were lying low under bombing in a tube under the mound. After the firefight they walked out to a town into the allies’ camp, were transferred to the special department in a filtration camp where they were interrogated about who was who, where from and what everyone did on the territory of Germany. Everybody was seen as a public enemy, a traitor, a deserter. They also worked in the camp: did the laundry for soldiers.

When they learnt about the Victory, their joy knew no limits, they dreamed of being back home as soon as possible, to get to know about their parents’ fate, but only in 1946 Vera Stepanovna made it into Russia. She got married, brought up children, worked as a postwoman for a long time. Now Vera Stepanovna enjoys a well-earned rest. She recollects the years spent behind the barbed wire as a terrible dream that one wishes to forget as soon as possible.

I’d also like to narrate about another prisoner of concentration camp:

Kochetova.Olga Mironovna

Olga Mironovna was born in the Ukraine, in a collective farm Medvina located not far from Kiev in the family of Miron Sarapukha. The village was occupied by fascists, and police raids began. During the first raid her elder sister Agafya was gone, during the second one her brother Nikolay vanished, too. And when the fascists started ransacking the houses and homesteads for the third time, she sheltered herself from it. Yet, the fascists grabbed Olga’s fifty-year-old mother – Ulyana Nikiforovna Saparukha - as a pawn. Mum had to be bailed out, and Olga left her shelter. She and many other residents of this village and of many other ones were shepherded onto a train and forwarded to the west.

Only at a transit point, where she met her fellow villagers that had been interned before, where she saw them being hungry, frozen in the autumn wet wind, where, almost unconsciously she unwrapped her tiny bundle with miserable edibles and gave all to these people, she understood eventually that a great disaster had come. What was to be done? What was to be done? Suddenly she saw her girl companion jumping off from the other truck. Now the small resolute girl already knew the answer. And a moment later she was winging her way down the track slope… It was at the station Pepel. She impulsively jumped to her feet and broke into a run. A burst of machine-gun fire arose.

-Down!

The command sounded in Russian, and she, obeying it, pressed herself into the ground. She never knew how much time had passed, then steps were heard. She opened her eyes. In front of her there was a German standing, a soldier from the custodial guard of the Russian prisoners-of-war. It was someone from them who had shouted to her: ”Down!”

-Schnell! Schnell! –cried the soldier making her understand with his boot. She had to rise and the soldier showed her to step aside. Almost nearby her a woman friend was lying, with her hand twisted under the body in an unnatural way and her head thrown back… Olga Mironovna was not shot, she was carried away to Fastov town and sent to prison.

In the ward, with a bare iron bed and a heap of ashes in the corner, Olga saw a woman.

-Don’t cry, - she said strictly, - This isn’t time to cry now. We have to cheer up. We have to make a search for the way out.

Can I ever get out of here?” – Olga was thinking all night and the next day. A day later she was sent to the Kiev camp where again there were a lot of people driven together for transportation to Germany.

She got into a leaky barrack where it was as cold as outside. The Germans had been keeping Soviet citizens in this shed while it was late autumn already.

How much time was she to stay there? She never knew, and she fell ill. One day she felt a little bit better, and nearby she saw a teen-age girl who gave her a smile. They became friends.

One day the girls paid attention to a young police guard. He looked somewhat like of the kin, regardless of the police arm band. There was something about him that gained her good feeling. And she, together with her barrack friend, ventured on. The guy appeared to be yielding, and his prompt regained their freedom. Late at night he “didn’t see” how they rolled a chock up to the barbed wire, how they chucked old clothes onto the iron barbs, how, getting abraded, they got over the hateful fence. The girl knew where and how to hide, most likely being a local. Olga safely got to the railway station, and there almost clinging to each little hump, to each box for lubricants and waste cloth standing between the rails, sheltering herself by each post and indicator, she picked her way to a German freight train with tanks on it. There were guard forces on it. She was incredibly, inexplicably lucky but she guessed its direction, managed to get on a platform and shelter among boxes with either equipment or something else. On this troop train she returned home.

The first, most difficult winter under occupation passed. In spring people were driven to the fields - the fascist army also needed to eat.

In 1945 the Great Victory came. Her sister and brother returned from Germany. Only her father, who was enrolled to the active army straight after evacuation of the major facilities of his collective farm, never came back. He defended Stalingrad and perished at the approaches of the city.

Olga Mironovna finished school. After liberation she decided to become an agronomist, following the labor way of her parents. After graduation she was sent to Siberia. That was how Olga Mironovna found herself in the collective farm “Rossiya”. Olga Mironovna Kochetova worked both as an ordinary agronomist and also as a chief one, as well as an agronomist-vegetable grower. She had great victories in her working biography, and she also had misfortunes which she tried to overcome. But every time, when telling her children her life story, she recollected the occupation, the chattering of the car wheels and the question: where and why, where and why?

Now Olga Mironovna is no more with us, but the narration of her life searing by the horror of war is strongly kept in the memory of her daughter Svetlana.

Conclusion

They say time heals wounds, and pain escapes the heart. It’s wrong! The war ended very long ago, but it’s still vibrate in the memory of people. One can’t forget the victims of the war, the pain of loss dear ones and heavy excitements inflicted by the war.

The memory of war is alive in the hearts of people who had lived in those terrible war years and also in nowaday generation.

I learnt it hardly from the books –

This cruel word – the war!

With searchlight’s savage flash

To burst in children’s dream,

With deadly tons of deadly steel,

With siren alarms to last all nights.

We never played war at that time,

We only breathed with war.

We’re living in peaceful time, but now and then there are explosions that burst up. So it’s the right time to comprehend the greatness of the deed of those who had withstood the war. Those had been not only the solders at the front, those also had been the boys who had stood at the machine sit or at the face of coal mines, as well as the village women and children who had been feeding the army and the country, including the people whose deed involved just being human in the unhuman environment occupation of the blockade.

What is our generation is apt to now? Will it be also able to defend with might and main the Motherland and their own people? I really need to make sure that today’s boys and girls will proudly bear the name of defenders of the Motherland. What’s more, I’d like to have peace kept eternally on the Earth, so that no one ever forgets:

The Great War’d been long time in past, but throbs of it in my heart last.”

Appendix















ПЕРЕВОД Ю.И.Машкова

Непокоренные узники концлагерей


1941- 1945 - четыре страшных года Великой Отечественной войны. В этой войне погибло более 20 миллионов советских людей. Но не только во время боев погибали люди, много было сожжено мирных жителей: женщин, стариков, детей. Немцы сжигали целые деревни, загоняя людей в сараи. От сел и деревень оставались одни печные трубы.

Много человеческих жизней было загублено в застенках концлагерей.

Работая в команде краеведов нашей школы по сбору материалов о Великой Отечественной войне, я принесла воспоминание бабушки моей мамы - Россовой Веры Степановны, которая, будучи молоденькой девочкой, попала в застенки концлагеря, а так же рассказ дочери её подруги, Кочетовой Ольги Мироновны, так же прошедшей через ужасы фашистских застенков. Эти воспоминания произвели неизгладимое впечатление не только на меня, но и на других ребят.

Воспринимая войну через переживания близкого человека, ты как бы становишься более причастным к тем испытаниям, которые выпали на долю нашего народа 70 лет назад. Мне захотелось больше узнать о том, что такое концлагерь, сколько их было и на каких территориях они находились, какие считались самыми большими.

И поэтому я выбрала для себя тему работы: «Непокоренные узники концлагерей»





История образования концлагерей. Лагеря смерти.

Концлагерь - место для содержания людей, обнесенное колючей проволокой.

Для первых концлагерей использовали любые свободное помещение, позднее стали строить специальные бараки.

Концлагерей было много и у каждого было свое предназначение.

В первые годы существования концлагерей их использовали как место для содержания уголовников, позже как место для ликвидации рас низших субъектов, как лагеря идеологической борьбы, рабочие лагеря, лагеря уничтожения.

Осужденным присваивался порядковый номер. Позднее - политических противников отмечали красным треугольником, уголовники носили зеленые треугольники, политически неблагополучные - черный треугольник.

Первые концлагеря появились в 1895 на Кубе. В Германии концлагеря появились в 1933 году, когда к власти пришел Гитлер.

В основном концлагеря были расположены на территории Германии, Франции, Польши, Латвии, Голландии, Испании. По официальным данным, через них прошло 18 миллионов человек.

Правительством ФРГ официально признаны 22 концлагеря, но на самом деле их насчитывалось более 14 тысяч. Наиболее крупными, опасными и известными были Бухенвальд и Освенцим.

Освенцим представлял собой целую сеть фашистских лагерей. Площадь более 4-х гектаров, около 600 разного рода жилых и служебных помещений. Это были большие города - крематории. В Освенциме было уничтожено 4 миллиона человек, в Бухенвальде - 52 тысячи.

В Освенцим свозили военнопленных чуть ли не со всего света. Здесь томились люди 22 национальностей. Массовому уничтожению подвергались евреи, цыгане.

В 1943 года в период массового уничтожения были построены и оборудованы 4 крематория. Каждый из них сжигал около 5 тысяч трупов в сутки. Но для фашистов пропускная способность крематория была не достаточна, и тогда они стали заставлять пленников рыть глубокие котлованы с поддувалами, разводили огромные костры и сжигали в них до 10 тысяч человек в день. Иногда в огонь бросали живых людей.

В лагерях были специальные больницы - лаборатории. В них проводили массовые эксперименты над здоровыми людьми: искусственно заражали раком, тифом, выкачивали кровь и вводили жидкость.

До 1 декабря 1943 года 2.500.000 жертв отравлено в газовых камерах и сожжено, 500 тысяч погибло от голода и болезней.

Среди казненных примерно 20 тысяч русские военнопленные. Основную массу людей сжигали прямо с ходу в газовых камерах. Детей истребляли сразу, так как они не могли работать. Когда газа не хватало, людей сжигали заживо.

Кроме павших на полях сражения, гитлеровская Германия погубила более 26 миллионов невинных людей разных национальностей.

В Освенциме были огромные бараки, в которых находились дети до 12 лет. Старшие присматривали за малышами. Там не слышно было детского смеха. И плакали дети тихо, словно боялись плача. От голода и болезней ежедневно умирали десятки малышей.
























В селе Табук Черемховского района Иркутской области. проживает Россова Вера Степановна, которая годы войны провела за колючей проволокой.

Родилась Вера Степановна 23 июня на Кубани, а потом родители переехали в Донбасс, оба работали в шахте. «В момент начала войны – рассказывает Вера Стпановна - мне исполнилось 15 лет. С первых дней видела отступление советских солдат».

Немцы стремились занять Донбасс, им нужен был уголь, и уже в октябре 1941 года немецкие войска заняли место, где жила Вера Степановна. Первые месяцы немцы гоняли их на работу, на заготовку угля, многие состояли на бирже труда, а 12 апреля 1942 года всю молодежь собрали и повезли в Германию. Везли как скот, в открытых вагонах и продавали в немецких городах, как рабочую силу. Она попала в лагерь, расположенный в Западной Германии на бельгийско-голландской границе. Там работала на металлической фабрике в цехе по производству патронов по 12 часов в сутки. Голодали. Одеты были плохо.К счастью, зимы были теплые.

Вера Степановна вспоминает: «В октябре 1943 года на открытых грузовых машинах привезли группу голодных и избитых женщин. Некоторые из них сошли с ума: они истерически хохотали, другие проклинали Гитлера. Подъехало три машины. Живых людей вели прямо в крематорий. Немногим, пытавшимся убежать из лагеря, удалось уцелеть, их вновь ловили и вешали на глазах у живых».

Ближе к окончанию войны Германию начали постоянно бомбить союзники. В бомбоубежище узников немцы не пускали — так и сидели под бомбами в бараках. Однажды бомба упала прямо на территорию лагеря, попала в барак, их завалило обрушившимися стенами.

Когда сообщили об эвакуации лагеря, Вера Степановна и еще 7 человек решились на побег. Прорезали дыру в колючей проволоке, приготовили оружие. Она была связной. За лагерем были обширные цветочные плантации, по ним группа ребят и бежала из лагеря. Потом нужно было переправиться через несколько мостов, которые немцы уже приготовились взрывать, опасаясь подхода союзников. Кое-как успели перебежать. Трое суток отсиживались под бомбежкой в трубе под насыпью. После окончания перестрелки вышли в город, в лагерь союзников. Попали в фильтрационные лагеря — особый отдел. Там узнавали, кто ты, откуда, что делал на территории Германии. В каждом видели врагов народа, предателей, перебежчиков. В лагере тоже работали- стирали белье солдатам.

Когда узнали о Победе, радости не было предела, мечтали поскорее оказаться дома, узнать о судьбе родителей, но только в 1946 году Вера Степановна попала в Россию. Вышла замуж, воспитала детей, долгое время работала почтальоном. Сейчас Вера Степановна находится на заслуженном отдыхе. Годы, проведенные за колючей проволокой, вспоминает как страшный сон, от которого хочется, скорее, проснутся и все забыть.

И еще об одной узнице концлагеря, рассказ о которой записан со слов её дочери.


Кочетова Ольга Мироновна


Родилась Ольга Мироновна на Украине, в колхозе Медзина, что находился недалеко от Киева в семьи Мирона Сарапухи.

Деревню заняли фашисты, начались облавы. Она попалась в третью облаву. При первой исчезла ее старшая сестра Агафья, при второй — брат Николай. И когда немцы стали обшаривать дома и усадьбы в третий раз, она спряталась. Но фашисты оказались всеведущи. В залог они забрали пятидесятилетнюю мать Ольги — Ульяну Никифоровну Маму надо было выручать, и Ольга покинула свое убежище.

Ее, как и многих других жителей этого села и других сел, посадили в вагоны и отправили на запад

Только в пересыльном пункте, где встретила она своих односельчан, взятых ранее, где увидела их голодными, промерзшими на осеннем сыром ветру, где, почти не сознавая , машинально развернула она крохотный узелок со скудной снедью и отдала ее этим людям, она, наконец, поняла — это пришла великая беда. Что делать? Что делать? Неожиданно она увидела, как из другого вагона прыгает ее попутчица. Теперь маленькая решительная девушка уже знала ответ на этот вопрос.

Спустя мгновенье и она летит под откос… Это было на станции Пепель.

Ольга сгоряча вскочила, побежала. Раздалась пулеметная очередь.

- Ложись!

Приказ звучал по-русски. И она, повинуясь ему, прижалась к земле. Сколько прошло времени, Ольга не знает. Услышала шаги. Открыла глаза, подняла голову. Перед ней стоял немец, солдат из охраны советских пленных. Это кто-то из них, пленных, крикнул ей: «Ложись!»

- Шнель! Шнель! — покрикивая немец, сапогом давая понять, что надо подняться.

Она поднялась. Он прикладом указал Ольге в сторону. Почти рядом лежала ее знакомая, неестественно подвернув под себя руку, запрокинув голову… Ольгу Мироновну не расстреляли, а увезли в город Фастов и отправили в тюрьму.

В камере, в которой стояла голая железная кровать и в углу куча пепла, Ольга увидела женщину.

- Не плачь, — строго сказала та, — Не время сейчас плакать. Надо держаться. Надо искать выход.

«Можно ли выбраться отсюда?» — всю ночь и назавтра думала Ольга. А через сутки ее отослали в Киевский лагерь, где опять было много народа, согнанного для отправки в Германию.

Попала она в прохудившийся барак, в котором было так же холодно, как и на улице. В этом сарае уже глубокой осенью держали немцы советских граждан.

Сколько времени пришлось быть там? Не знает Ольга Мироновна. Она заболела.

Однажды ей стало чуть легче. Около себя заметила девчонку, которая улыбнулась ей. Они подружились. Вместе стали думать, что делать. Обратили внимание на молодого полицая. Какой-то он был свой, несмотря на повязку полицая. Что-то располагало к нему. И они с подружкой по бараку осмелились заговорить с ним. Парень оказался покладистым, а подсказка его вернула им свободу. Поздно ночью он «не увидел», как они подкатили к колючей проволоке чурку, как набросили на железные колючки тряпье, как, обдираясь, перелезли через ненавистную ограду. Девчонка знала, как и где спрятаться. Вероятно, местной была. На вокзал Ольга добралась благополучно, и там, почти сливаясь с каждым бугорком, с каждым ящиком для смазочного материала и ветоши, стоящим меж путей, защищаясь каждым столбом и указателем, пробралась к немецкому грузовому поезду. На нем были танки. На нем была охрана. Ей невероятно, необъяснимо, повезло, но она угадала его направление, сумела пробраться на одну из площадок и затаиться среди ящиков то ли с оборудованием, то ли еще с чем.

На этом эшелоне Ольга Мироновна вернулась домой.

Первая труднейшая зима в оккупации прошла. Больше облав не было. Но весной народ стали сгонять на поля - фашистской армии тоже хотелось есть…

Наступил Великий День Победы. Из Германии вернулись сестра и брат. Только отец, ушедший в действующую армию сразу после эвакуации основного хозяйства своего колхоза, не вернулся. Он защищал Сталинград и погиб на подступах к нему.

Школу Ольга Мироновна заканчивала уже после освобождения и решила стать агрономом, продолжая трудовой путь своих родителей. После института направили в Сибирь. Так Ольга Мироновна очутилась в колхозе «Россия» Черемховского района Иркутской области.

Работала Ольга Мироновна Кочетова и рядовым, и главным агрономом, и агрономом-овощеводом. Были в ее трудовой биографии крупные победы, были и неудачи, которые она старалась преодолеть. Но каждый раз, рассказывая своим детям историю своей жизни, вспоминала она оккупацию, стук вагонных колес и вопрос: куда, зачем, куда, зачем?

Сейчас Ольги Мироновны нет в живых, но рассказ о ее жизни хорошо помнит её дочь Светлана.


Заключение.


Говорят, время залечивает раны, уходит боль из сердца.

Это не так! Война закончилась очень давно, но она до сих пор в памяти людей. Невозможно забыть боль и горечь утрат, нанесенных войной. Память о войне жива в сердцах людей, которые жили в те страшные военные годы.

Его я узнал не из книжки-

Жестокое слово — война!

Прожекторов яростной вспышкой

К нам в детство врывалась она.

Смертельными тоннами стали,

Сиреной тревоги ночной.

В те дни мы в войну не играли-

Мы просто дышали войной.

Мы живем в мирное время, но и сейчас на планете Земля то тут, то там раздаются взрывы. Именно сейчас необходимо заново осмыслить величие подвига тех, кто выстоял войну. Это не только солдаты на фронте, это и мальчишки, которые стояли у станков и в забоях угольных шахт, и деревенские женщины и дети, которые кормили армию и страну, и люди, подвиг которых мог заключаться в том, чтобы просто остаться людьми в нечеловеческих условиях оккупации, блокады.

На что способно наше поколение сегодня? Сумеет ли оно также твердо стоять за Родину, за свой народ? Хочется верить, что сегодняшние мальчишки и девчонки также гордо будет носить имя защитника Отечества. А еще больше хочется, чтобы все-таки мир на земле был вечным. И чтобы каждый из нас не забывал:

«Давно прошла великая война. Но все равно во мне звучит она».














Ю.И.Машкова

Непокоренные узники концлагерей


Аннотация : В данной статье представлен результат краеведческого поиска по теме « Мой родственник- участник ВОВ». Автором статьи изучена информация о концлагерях ВОВ и на примере двух жизненных историй своей семьи показаны преступления фашистов на оккупированных территориях нашей страны.

Ключевые слова : Великая Отечественная война, Бухенвальд, Освенцим, узники концлагерей, газовые камеры, колючая проволока, воспоминания,

массовая ликвидация, Победа.

J.I. Mashkova

The invincible – the prisoners of the concentration camps

Summary: The author presents the facts about the fascist’s concentration camps and describes two life stories of her relatives as the ex ample of the crimes of fascist Germany on the territory of our country.

Keywords: the Great Patriotic War, Buchenwald, Auschwitz, fascists, concentration camps, prisoners-of-war, barbed wire, mass elimination, memory story, the Great Victory.

Сведения об авторе:

Машкова Юлия Игоревна – ученица 8д кл., МАОУ СОШ № 63, 664029,

г. Иркутск, ул.Терешковой, 38, e-mail: Demidova-school63-irk@mail.ru

Сведения о научном руководителе:

Демидоа Светлана Степановна- учитель английского языка, МАОУ СОШ № 63, 664029, г. Иркутск, ул.Терешковой, 38, e-mail: Demidova-school63-irk@mail.ruData on the author

Mashkova J.I.- pupil 8 “Dcl., Sc. No.63, 664029, Irkutsk, 38, Tereshkova str.,

e-mail: Demidova- school63-irk@mail.ru



Data on the scientific adviser

Demidova S.S.- teacher of English, Sc. No.63, 664029, Irkutsk, 38, Tereshkova str., e-mail: Demidova - school63-irk@mail.ru






Общая информация

Номер материала: ДБ-392307

Похожие материалы