Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Классному руководителю / Другие методич. материалы / Поисковое задание "Песни военных лет"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Классному руководителю

Поисковое задание "Песни военных лет"

библиотека
материалов

ПОИСКОВОЕ ЗАДАНИЕ:

Песни

времен Великой Отечественной войны

«Песни в солдатских шинелях»

Руководитель: Манакова Т.И.

Цель: Познакомить учащихся школы с историей возникновения песен времен войны.

Задачи: 1. Воспитывать чувства патриотизма, любви к искусству.

2. Пополнить фонд музея.


Содержание:

    Великая Отечественная война 1941-1945 годов навсегда останется одним из самых главных драматических событий ХХ века. Чем дальше уходит время, тем все более ценными становятся для потомков ее страницы. Мир простился с уходящим тысячелетием. Но мы еще долго будем перебирать в памяти события минувших столетий, даты, имена...

            Война...как много жизней она унесла с собой...как много русских солдат погибло в те годы, а ведь многим из них тогда было только по семнадцать. Но они, не думая о себе, бросались с гранатами и взрывчаткой под танки и вражеские эшелоны, закрывали собой поток огня.

            Чем меньше становится людей, прошедших горнило тех дней 1941-1945 годов, тем больше желающих что-либо "пересмотреть", "осмыслить по-новому", тем больше разночтений известных фактов, а то и вовсе домыслов, искажений. А сколько просто забывается, может быть забыто...

            Создана впечатляющая летопись Великой Отечественной в прозе, поэзии, фильмах, живописных полотнах, памятниках.

А сколько было создано песен о войне!

В тяжелые годы войны стихи и песни, звучавшие на фронте в промежутках между боями, придавали силы бойцам, скрашивали разлуку с родными, заставляли короткое время забыть, что идет война. Много на фронте сложено было песен. Разумеется, резко изменилось и содержание, и характер песни. Ведущей стала тема спасения Родины от фашистских захватчиков, а основным героем песен – солдат воин, человек ратного труда.

Порой только песня, с ее жизненным текстом и музыкой спасала, поддерживала, придавала боевой дух и просто сплачивала...

Созданные в годы войны произведения являют собой образцы творчества, наполненного огненным дыханием эпохи, подлинным новаторским устремлением и жанровым многообразием.

Познакомимся с историей возникновения некоторых из них.


Песня «Священная война»


24 июня 1941 года на первой полосе газеты «Известия» были опубликованы стихи В.И. Лебедева – Кумача «Священная война». Газету со стихами один из командиров Красной Армии показал руководителю краснознаменного ансамбля песни и пляски А.В. Александрову. Стихи потрясли композитора, в них было то, чем жил он сам в эти первые военные дни, его мысли и чувства. Постепенно как бы сам собой возник их музыкальный образ, услышалась мелодия.

На следующий день А.В. Александров пришел на репетицию в центральный дом Красной Армии и на доске написал ноты и стихи новой песни «Священная война». Артисты спели ее с листа. Премьера песни состоялась на Белорусском вокзале – от его перронов уходили тогда эшелоны на фронт.

«Священная война» - песня далеких грозных лет – звучит и сегодня, потрясая сердца.

«Священная война»


«Песня смелых»

(муз. В. Белого, с. А. Сурикова)


Стихи, ставшие знаменитой «Песней смелых» были написаны поэтом 22 июня 1941 года, когда фашистские бомбы с воем, обрушились на наши мирные города.

25 июня они были опубликованы в газете «Правда». А 26 июня композитор В. Белый показал в штабе военной песни, стихийно возникшим в Союзе композиторов, свое новое произведение – «Песню смелых». Он написал песню за одну ночь!

«Песня смелых» звучала по всей стране, вошла в строй, как боец.

«Песня смелых»


Песня «Прощай любимый город»


Шел второй месяц войны. Ленинград стал прифронтовым городом. В эти дни многие ленинградцы ушли в ополчение или на строительство оборонительных рубежей. В один из августовских вечеров в морском порту работал на выгрузке лесоматериалов композитор В.П. Соловьев – Седой. Вечер был тихий, лишь изредка слышались раскаты далекой канонады. На рейде стоял корабль, с него доносились звуки баяна.

«Мы закончили работу, - вспоминал композитор, - и долго слушали, как поют моряки. Я думал о том, что хорошо бы написать песню об этом тихом чудесном вечере, неожиданно выпавшем на долю людей, которым завтра может быть предстояло уйти в опасный поход… Как – то сами собой пришли слова: «Прощай любимый город». А потом возникла мелодия. Но текста не было, кроме этих трех слов».

Своим замыслом композитор поделился с поэтом А. Чуркиным. Который и написал весь текст песни. Композитор показал песню своим товарищам по искусству, и они ее дружно… забраковали. Им показалось, что она не в духе времени, слишком спокойна, лирична, грустна дл столь грозной поры.

Прошло полгода В.П. Соловьев – Седой с группой артистов приехал на фронт. Однажды они давали концерт в землянке, в полутора километрах от передовой. Когда весь репертуар был исчерпан, бойцы попросили спеть что-нибудь для души. И вот тогда композитор вспомнил о забракованной песне, лирической и грустной, и запел: «Прощай любимый город…» Песня понравилась, вскоре ее запела вся страна.

«Прощай любимый город»


«Марш защитников Москвы»


Очень популярна в период Великой Отечественной войны была песня «Марш защитников Москвы», которая впервые прозвучала в кинофильме о разгроме фашистов под Москвой. Вместе с автоматчиками, выбивавшими гитлеровцев из подмосковных сел, шли кинооператоры. Днями и ночами на студии велась работа над монтажем фильма. Нужна была песня , которая раскрывала бы высокий боевой дух советского бойца, его беззаветную преданность Родине.

«Однажды я узнал, - вспоминает режиссер фильма Илья Копалин, - что только недавно вернулся с фронта поэт Алексей Сурков. Я разыскал его в редакции газеты «Гудок». Подумав, Сурков сказал: «Ну вот что. Писать песню мне некогда, а есть у меня подготовленное к печати стихотворение о защитниках Москвы. Подойдет, берите».

Вот строки из этого стихотворения:

Мы не дрогнем в бою

За столицу свою.

Нам родная Москва дорога.

Нерушимой стеной,
Обороной стальной

Остановим, отбросим врага.

Музыку на эти стихи сочинил композитор Борис Мокроусов.

В начале 1942 года документальный фильм «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой» вышел на экраны. И прозвучавшая в фильме песня, ушла в жизнь, в бой.

«Марш защитников Москвы»


Песня «Темная ночь»


  Одна из самых популярных песен военных лет, «Темная ночь», была написана Никитой Богословским и Владимиром Агатовым для фильма «Два бойца» весной 1942 года.

Фильм рассказывал о фронтовой дружбе двух солдат, роли которых исполняли Борис Андреев и Марк Бернес.

Идея «оживить» эпизод в землянке лирической песней возникла спонтанно. Мелодия была написана композитором буквально за один вечер. Но не было текста. В это время в Ташкент, где снимался фильм, приехал с фронта поэт Владимир Агатов. Обратились к нему. Прослушав мелодию, он тут же набросал слова. В таком виде, без всяких изменений песня и вошла в фильм. По свидетельству Константина Симонова весной 1943 года «Темная ночь» «была на устах буквально у каждого фронтовика», потому что «вместила в себя мысли и чувства миллионов людей». 


Песня «Темная ночь»



Песня «В землянке»

По справедливому утверждению автора песни «В землянке», поэта Алексея Александровича Суркова (1899—1983), ей суждено было стать первой лирической песней из созданных во время Великой Отечественной войны, «безоговорочно принятой и сердцем воюющего солдата, и сердцем тех, кто ждал его с войны».
Проникновенный, искренний, тоскующий голос поэта слился в ту трудную, суровую пору с голосами всех разлученных войной.

«Возникло стихотворение, из которого родилась эта песня, случайно, — вспоминал Сурков. — Оно не собиралось быть песней. И даже не претендовало стать печатаемым стихотворением. Это были шестнадцать «домашних» строк из письма жене, Софье Антоновне. Письмо было написано в конце ноября, после одного очень трудного для меня фронтового дня под Истрой, когда нам пришлось ночью после тяжелого боя пробиваться из окружения со штабом одного из гвардейских полков…»

«Враг рвался на восток через Кашино и Дарну по дороге, параллельной Волоколамскому шоссе,—свидетельствует один из героев Московской битвы, бывший командир 9-й гвардейской, дважды Герой Советского Союза, генерал армии А. П. Белобородов, — фашистские танки прорвались на дорогу и отрезали штаб полка, расположившийся в деревне Кашино, от батальонов.
Надо было прорываться из окружения. Всем штабным работникам пришлось взяться за оружие и гранаты. Стал бойцом и поэт. Смелый, решительный, он рвался в самое пекло боя. Старый, храбрый солдат выдержал боевое испытание с честью, вместе со штабом полка вырвался из вражеского окружения и попал… на минное поле. Это было действительно “до смерти четыре шага”, даже меньше…

После всех передряг, промерзший, усталый, в шинели, посеченной осколками, Сурков всю оставшуюся ночь просидел над своим блокнотом в землянке, у солдатской железной печурки. Может быть, тогда и родилась знаменитая его «Землянка» – песня, которая вошла в народную память как неотъемлемый спутник Великой Отечественной войны…» А теперь вновь слово поэту:

«Так бы и остались эти стихи частью письма, — продолжает он свои воспоминания, — если бы уже где-то в феврале 1942 года не приехал из эвакуации композитор Константин Листов, назначенный старшим музыкальным консультантом Главного политического управления Военно-Морского Флота. Он пришел в нашу фронтовую редакцию и стал просить «что-нибудь, на что можно написать песню». «Что-нибудь» не оказалось. И тут я, на счастье, вспомнил о стихах, написанных домой, разыскал их в блокноте и, переписав их начисто, отдал Листову, будучи абсолютно уверенным, что хотя я свою товарищескую совесть и очистил, но песня из этого абсолютно лирического стихотворения не выйдет. Листов побегал глазами по строчкам, промычал что-то неопределенное и ушел. Ушел, и все забылось.
Но через неделю композитор вновь появился у нас в редакции, попросил у фотографа Савина гитару и под гитару спел новую свою песню «В землянке».

Нотной бумаги под рукой не оказалось. И тогда Листов, как уже не однажды приходилось ему поступать в тех условиях, разлиновал обычный лист бумаги и записал мелодию на нем.

С этой нотной записью и с гитарой, — рассказывал Евгений Захарович, — мы с Мишей Савиным отправились в редакцию «Комсомольской правды», где я несколько лет проработал до войны. Нам повезло: в тот день проходил один из традиционных «четвергов», на которые усилиями сотрудника одного из отделов «Комсомолки» Ефима Рубина приглашались артисты, писатели, композиторы. Мы приняли в нем участие и показали «Землянку». На этот раз пел я, а Михаил Иванович мне аккомпанировал. Песня очень понравилась, и ее тут же приняли для публикации в газете. Так что на страницах «Комсомольской правды» ищите ее самую первую публикацию,..»

Песня «В землянке» была впервые напечатана 25 марта 1942 года в газете Комсомольская правда».

Песня « В землянке»


Песня «Два друга»

             Война шла пять лет, и каждый год рождал все новые и новые песни. Они воспитывали ненависть к врагу, воспевали Родину, мужество, отвагу, боевую дружбу - все то, что помогало преодолеть военные трудности, которым не было числа...

Одной из популярных песен во время войны была «Песня о двух друзьях». Но это уже потом закрепилось такое название, а сначала, как только ее ни называли: и «Костромская-калужская», и «Два друга», и «Дай жизни, Калуга!», и «Ходи веселей, Кострома!».
Она звучала на фронте, во время проводов на фронт, пели ее и на освобожденных от врага землях.
А вот, что рассказывает Н. Лященко, генерал армии, Герой Советского Союза о песне
«Два друга»:
«Вспоминаю такой эпизод в начале войны. Полк находился в тяжелом окружении северо– западнее Днепропетровска. Мы жадно ловили по радио информацию, поймали какую- то немецкую станцию. Фашисты на русском языке трубили, что находятся уже под самой Москвой, видят ее в бинокли, готовят тяжелые пушки, чтобы вести обстрел столицы, а потом начнут генеральную атаку. Люди, услышав это как- то приуныли. Но потом мы поймали передачу из Москвы. Сообщали о том, что идут тяжелые бои, что город отражает атаки врага. Затем услышали песню Леонида Утесова «Два друга», из какого- то концертного зала. Это сразу оживило людей, все заулыбались. Раз поет Утесов, говорили мы, значит, столица стоит, будем скорее отбиваться из окружения к своим. И так решительно действовали мои боевые друзья, что мы вырвались из кольца окружения».
Вот так песня «Два друга» в исполнении Леонида Утесова помогла полку выбраться из окружения
.

Песня «Два друга»


Песня «Жди Меня»

(сл. К. Симонова, муз. М. Блантера).

  Вот, что рассказывал писатель К. Симонов о создании стихотворения «Жди меня»:
«Я считал, что эти стихи - мое личное дело, касающееся только меня и ее».
            В самом начале войны на Западном фронте -это было больше года тому назад—я написал стихотворение «Жди меня». Дело в том, что я очень не люблю писать письма и за время войны не написал ни одного письма. Но иногда, когда бывало тяжело и одиноко (а на войне это, надо сказать, случается довольно часто), я иногда в машине, иногда в блиндаже писал стихи, которые, в сущности, были не чем иным, как неотправленными письмами к женщине, которая была очень далеко от меня и которую, как это тоже часто бывает на войне, мне иногда казалось, я никогда больше не увижу.
            Когда я, перебираясь с одного фронта на другой, попал на несколько дней в Москву, я подарил ей эти стихи, взамен писем, которых она от меня не получала. Я считал, что эти стихи - мое личное дело, касающееся только меня и ее. Но потом, несколько месяцев спустя, когда мне пришлось быть на далеком Севере и когда метели и непогоды иногда заставляли просиживать сутками где-нибудь в землянке или в занесенном снегом бревенчатом домике, - в эти часы, чтобы скоротать время, мне пришлось самым разным людям читать стихи. И самые разные люди десятки раз при свете керосиновой коптилки или ручного фонаря переписывали на клочке бумаги стихотворение «Жди меня», которое, как мне раньше казалось, я написал только для одного человека. Именно то, что люди переписывали это стихотворение и что оно так доходило до их сердец, заставило меня через полгода напечатать его в газете. Как только оно было напечатано, я стал получать сотни писем со стихотворными ответами на него, иногда неумелыми, но всегда трогательными. И я понял, что это произошло не потому, что стихотворение было каким-то уж особенно хорошим, а потому, что самой задушевной мыслью многих сотен тысяч людей была мысль о том, что их ждут, что их должны ждать и что это ожидание смягчает для них тяготы войны, а подчас и спасает их...

Песня «Жди Меня»


Песня «Огонек»

(сл. М. Исаковского, муз. народная )


Многие молодые ребята уходили на фронт, так и не познав радость любви, многие расставались с любимыми в спешке. И там, где гремели оружия, виднелось зарево пожаров, где не было места для нежности и ласки, бойцы помнили о тех, кто ждет их домой. Порой, только вера в победу, надежда на скорое возвращение и встречу с любимыми поддерживали и спасали в трудные минуты.
            Естественно, тема любви не могла не быть затронутой в песенном творчестве. Точкой отсчета в биографии песни можно считать, пожалуй, 19 апреля 1943 года — день, когда газета «Правда» опубликовала на своих страницах стихотворение Михаила Исаковского «Огонек» с подзаголовком «Песня», но без нот и какой-либо ссылки на то, что к нему написана музыка. По всей вероятности, поэт заведомо рассчитывал, что песней эти его стихи обязательно станут. Такое случалось уже не однажды. Стихи Исаковского были сами по себе столь напевны, что стоило появиться им на газетной или журнальной странице, как тут же начиналось негласное соревнование между композиторами: кто из них лучше, ярче, доходчивей выразит в музыке мысль, идею поэта? Так было, к примеру, с его стихотворениями «Морячка», «До свиданья, города и хаты», «Не тревожь ты себя, не тревожь».

К «Огоньку» музыку стали сочинять и подбирать повсюду и все — профессиональные композиторы и самодеятельные, дирижеры, музыканты, певцы. Известны публикации мелодических версий «Огонька», принадлежавших М. Блантеру, А. Митюшину, Н. Макаровой, Л. Шварцу, а из самодеятельных композиторов — Н. Чугунову, В. Никитенко. Все они исполнялись в концертах на фронте и в тылу, а некоторые звучали по радио и даже были записаны на грампластинку (как это случилось, к примеру, в годы войны с музыкой М. Блантера). Однако ничего общего с той мелодией, которая была подхвачена в народе, ни одна из них не имеет.

Повсеместно запели именно тот «Огонек», который все мы знаем и сейчас. Кто же автор этой мелодии? А главное — каким образом она так быстро, можно сказать, мгновенно распространилась в военные годы и прочно закрепилась в народной памяти? На эти вопросы ни одному из исследователей, занимающихся песенным творчеством периода Великой Отечественной войны, не удалось пока дать аргументированный ответ. Никто не отыскал публикаций или хотя бы рукописей «Огонька», относящихся к военному времени.

Впервые с той мелодией, которая всем нам хорошо известна, песня была записана на грампластинку и прозвучала по Всесоюзному радио уже после войны, в 1947 году, в исполнении замечательного певца и талантливого пропагандиста советской песни Владимира Нечаева. Он спел «Огонек» с эстрадным оркестром Радиокомитета под управлением Виктора Кнушевицкого. По всей вероятности, именно Кнушевицкий и осуществил первую музыкальную редакцию, запись и аранжировку того напева, который бытовал в устной традиции, передавался из уст в уста, с живого голоса на живой (а не с кассеты на кассету, как в наши дни).


Песня «Огонек»


Песня «Дороги»


Песня эта как исповедь о выстраданном и пережитом, раздумье о том, через что довелось пройти и что выдюжить в минувшей войне нашему народу.
Написана была эта песня вскоре после окончания Великой Отечественной войны для театрализованной программы «Весна победная».

Будущим авторам «Дорог» — композитору А. Г. Новикову и поэту Л. И. Ошанину был вручен длинный их список, отпечатанный на машинке, и они приступили к работе.

«Тогда казалось, что все, что можно написать о войне, уже написано,— вспоминает о времени создания песни Л. Ошанин,— И мы с Новиковым, в частности, написали немало военных песен. Может быть, поэтому и увлекла нас тема, которая была сформулирована скупо: «Под стук колес», а в скобках стояло — «Солдаты едут на фронт».
Такой песни еще не было…
Нас волновала тема ожидания боя, ощущения его, готовности к нему. Песня должна была стать раздумьем о предстоящем и свершившемся, о горечи потерь и о вере в победу. Такая песня, думалось нам, может быть написана только в 1945 году с позиций знания всего, что произошло на войне».

Хотя авторы «Дорог» в годы Великой Отечественной войны непосредственного участия в боевых действиях не принимали, побывать на фронте им довелось не однажды.

Для композитора, например, особенно памятной оказалась поездка в места боев на Курской дуге, под Орел и Белгород и встречи там с воинами, только что в жестокой битве одолевшими врага.

Л. И. Ошанин многие месяцы провел среди воинов на Западном, Карельском и 3-м Белорусском фронтах, итогом чего стали песни, широко бытовавшие в армии.

«Дороги» родились,—продолжает поэт свой рассказ, когда под Жиздрой мы лежали в поле, настигнутые бомбежкой, и русоволосый лейтенант, упавший рядом, уже не встал. «Дороги» родились, когда в землянке на высоте Шляпа над Западной Лицей мы показывали с Марком Фрадкиным песню «В белых просторах» и ее оборвала разорвавшаяся под окном мина. «Дороги» родились, когда за десять дней была выбита половина личного состава противотанковой бригады, а она каждую ночь меняла позицию, чтобы встретить танковую лавину врага…

Помню, как я искал в песне одну строку: «Выстрел грянет. Ворон кружит… Твой дружок в бурьяне…» Вот это место.– Что он—мертв? Убит? Подкошен? Вырван из жизни? Наконец нашлось: «Твой дружок в бурьяне неживой лежит…»
Вот это—«неживой», мне кажется, сказало больше, чем множество слов, которые могли стать на это место…»
Эти и некоторые другие строки песни очень сжато вобрали в себя всю войну.

Первым исполнителем «Дорог» стал солист ансамбля НКВД Иван Шмелев. Затем ее подхватили другие солисты и ансамбли.
“Из написанных мною песен, – подытоживал Анатолий Григорьевич свою многолетнюю и плодотворную деятельность в песенном жанре, – наиболее любима “Дороги”… Она очень близка по строю народной песне. Помните: “Эх ты, ноченька…” Тот же глубокий вздох вначале, определяющий основной настрой песни-воспоминания”.
Что верно, то верно: “Нам дороги эти позабыть нельзя”.

Песня «Дороги»


Песня «Моя любимая»

(Муз. Матвея Блантера ,сл. Евгения Долматовского)

Осенью 1939 года композитор Матвей Блантер и поэт Евгений Долматовский участвовали в освободительном походе Красной Армии в Западную Белоруссию, написали несколько песен и тогда же начали работать над песней, впоследствии получившей название “Моя любимая”. И уже позднее, в начале 1941 года Долматовский написал новые слова, звучавшие как воспоминание о том походе:

Я уходил тогда в поход
В суровые края.
Рукой взмахнула у ворот
Моя любимая.

- Мне кажется, что напиши я “Мою любимую” после 22 июня, она была бы гораздо суровее, может быть, даже мрачнее, - говорит Е. Долматовский. – В ней есть что-то от легких дней. Впрочем, не исключено, что запели ее как раз потому, что она мирная и несколько элегически ворошит дорогие людям воспоминания.

С этим нельзя не согласиться. Немало песен, написанных в дни мира, с особой силой прозвучали в дни войны. Они как бы надели солдатские шинели и ушли на фронт, чтобы вместе с бойцами сражаться с фашистскими полчищами. Именно так было с “Моей любимой”, ставшей одной из известных песен Отечественной войны.

Песня эта была очень близка фронтовикам, отвечала их сокровенным думам, подчас воспринималась как письмо к родным и близким. Недаром многие бойцы бережно хранили переписанные от руки ее слова:

В кармане маленьком моем
Есть карточка твоя.
Так, значит, мы всегда вдвоем,
Моя любимая.

Песня «Моя любимая»


Песня «В лесу прифронтовом»

(Муз. М. Блантера, сл. М. Исаковского)


Редкое долголетие суждено замечательной песне

В лесу прифронтовом”. Как она родилась? Исаковский отвечал на этот вопрос так:

Стихи написаны на Каме, в городе Чистополе, когда шел второй год войны. Работая, представил себе русский лес, чуть-чуть окрашенный осенью, тишину, непривычную для солдат, только что вышедших из боя, тишину, которую не может нарушить даже гармонь… Послал стихи старому товарищу, композитору Матвею Блантеру, спустя несколько месяцев услышал по радио, как песню исполняет Ефрем Флакс”.

Блантер избрал для песни форму вальса. Чудесная мелодия звучит, словно живое человеческое дыхание, она пробуждает воспоминание о родном доме, о мирной жизни. К оригинальным мотивам композитор “пристраивает” хорошо знакомые каждому интонации старинного вальса “Осенний сон”, и это связывает песню с чем-то очень дорогим, не омраченным в памяти никакими тяготами войны.

- В лирических песнях, которые мы писали во время войны, - вспоминает М. Блантер, - хотелось дать возможность солдату “пообщаться” с близкими, высказать сокровенные думы свои, высказать их подруге, невесте, жене, находившимся где-то за тридевять земель, в далеком тылу.

Но “В лесу прифронтовом” - не только лирика. Эта поистине удивительная песня написана с высоким гражданским чувством и мужественной силой. Ее мелодия звучит как призыв к борьбе, она зовет на бой с ненавистным врагом.

Песня «В лесу прифронтовом»


Песня «На солнечной поляночке»

(Муз. В. Соловьева-Седова, сл. А. Фатьянова)


Жить без пищи можно сутки,
Можно больше, но порой
На войне одной минутки
Не прожить без прибаутки,
Шутки самой немудрой.

Эти слова принадлежат герою поэмы А. Твардовского Василию Теркину. Очень правильные слова! И думается, что с полным основанием их можно отнести и к песне-шутке. Ведь без нее очень трудно было бы бойцу переносить все тяготы войны, лишения и опасности фронтовой жизни.

Именно такую песню – шутку “На солнечной поляночке” создали в 1943 году композитор Василий Соловьев-Седой и поэт Алексей Фатьянов.

Нужно отметить, что композитор к тому времени был уже известным, написавшим такие популярные песни военных лет, как “Играй, мой баян” и знаменитый “Вечер на рейде”.

Что же касается Фатьянова, то двадцатитрехлетний поэт только начинал свой творческий путь.

- Как-то, - вспоминал композитор, - ко мне обратился солдат в кирзовых сапогах – красивый, рослый молодей, с румянцем во всю щеку, назвался Алексеем Фатьяновым, поэтом, прочитал, встряхивая золотистой копной волос, свои стихи. Они мне понравились лиризмом, напевностью, юмором. Так состоялось мое знакомство с поэтом, перешедшее затем в творческое содружество.

Первоначально композитор написал песню в форме лирического вальса, мечтательного и задумчивого. Музыка получилась приятная на слух, она нравилась слушателям. Нравилась всем, кроме… самого композитора.

Взыскательный мастер почувствовал, что песне недостает той жизнерадостности, веселья, удали, которыми проникнуты стихи Фатьянова. Ведь образ парнишки, который “на тальяночке играет про любовь”, чем-то близок тому же Теркину, никогда не унывающему воину, всегда готовому порадовать бойцов шутками и прибаутками.

- И я отбросил эту музыку и написал новую мелодию.

На этот раз получилась та песня, которую мы все знаем и любим.

Песня «На солнечной поляночке»



Песня «Соловьи»

(Муз. В. Соловьева-Седого, сл. А. Фатьянова)

Наверное, нет человека, который, хоть раз услышав эту песню, не влюбился бы в нее. Она появилась на фронте ранней весной 1945 года и сразу же покорила сердца воинов своим лиризмом, задушевностью, каким-то необычайным обаянием. Слова песни очень точно и вместе с тем просто говорили о том, что было в те дни на душе у каждого бойца:

Ведь завтра снова будет бой –
Уж так назначено судьбой,
Чтоб нам уйти, недолюбив,
От наших жен, от наших нив.
Но с каждым шагом в том бою
Нам ближе дом в родном краю.

Автор стихов, на которые написана песня «Соловьи», замечательный советский поэт Алексей Иванович Фатьянов (1919—1959), в шинели рядового прошагавший трудными военными дорогами, рассказывал:
«Помню фронт. В большой зеленой роще мы, солдаты, после только что затихшего боя лежим, отряхиваясь от крупинок засыпавшей нас земли, и вдруг слышим: вслед за растаявшим вдали рокотом вражеских самолетов, во все горло, как бы утверждая жизнь, защелкал соловей!
И это вошло в песню «Пришла и к нам на фронт весна» (таким было первоначальное название “Соловьев”.)»
В архиве поэта сохранился черновик стихотворения «Пришла и к нам на фронт весна», датированный 1942 годом. В каких только фронтовых переделках не побывал этот исчерканный фатьяновской рукой листочек!
Поначалу поэт сам придумал мелодию к своим стихам. Собственно говоря, так часто бывало, когда Фатьянов сочинял свои песни. Природа щедро одарила его, в том числе и мелодическим даром. Алексей Иванович неплохо пел, и потому друзья – однополчане не упускали случая попросить его не только прочитать, но и напеть сложенные им стихи и песни. Чтобы песня пошла в народ, чтобы полюбили ее и запомнили, она должна быть не просто исполнена, а спета сердцем, спета душой. В этом отношении «Соловьям» очень повезло: песню впервые исполнил замечательный певец, с голоса которого запомнились, полюбились людям многие песни, — Георгий Павлович Виноградов. Его исполнение «Соловьев» вместе с Краснознаменным ансамблем в далеком  1945 году было да, пожалуй, и по сей день остается, непревзойденным образцом проникновения в творческий замысел авторов.

Песня «Соловьи»


Казаки в Берлине”

(Муз. Дм. и Дан. Покрассов, сл. Ц. Солодаря)

Эта песня родилась в незабываемый День Победы. Она как бы завершила долгий и трудный путь, начатый в те суровые дни, когда впервые прозвучала “Священная война”, звавшая на смертный бой с фашизмом, и закончившийся в столице поверженной гитлеровской Германии.

Слова песни написал поэт Цезарь Солодарь. В качестве военного корреспондента он присутствовал при подписании фельдмаршалом Кейтелем акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил. Написал под впечатлением эпизода, свидетелем которого он был.

Ранним утром 9 мая 1945 года на одном из самых оживленных перекрестков немецкой столицы, все еще заваленной щебнем и покореженным железом, лихо орудовала флажком юная регулировщица в пилотке. Десятка берлинцев наблюдали за ее размеренными и властными движениями.

- Вдруг послышался цокот копыт, - рассказывает поэт, - и мы увидели приближающуюся конную колонну. Большинство коней шло без седел. И только на флангах гарцевали молодые конники в кубанках набекрень. Это были казаки из кавалерийской части, начавшей боевой путь в заснеженных просторах Подмосковья в памятном декабре 1941 года.

Не знаю, о чем подумала тогда регулировщица с ефрейторскими погонами, но можно было заметить, что какие-то секунды ее внимание безраздельно поглотила конница. Четким взмахом флажков и строгим взглядом преградила она путь всем машинам и тягачам, остановила пехотинцев. И затем, откровенно улыбнувшись ехавшему на поджаром дончаке молодому казаку, задиристо крикнула:

- Давай, конница! Не задерживай!

Казак быстро отъехал в сторону и подал команду:

- Рысью!

Сменив тихий шаг на резвую рысь, колонна прошла мимо своего командира в направлении канала. А он, прежде чем двинуться вслед, обернулся и на прощанье махнул рукой регулировщице…

Казаки в Берлине”


Песня « Журавли»

Муз. Я. Френкеля, слова Р. Гамзатова

В 1968 году в «Новом мире» были напечатаны стихи Р. Гамзатова в переводе Н. Гребнева. Они начинались словами: «Мне кажется порою, что джигиты, с кровавых не пришедшие полей…»
Стихи назывались «Журавли». На них обратил внимание один из лучших в те годы исполнителей советских песен Марк Бернес.
- Замечательная может получиться песня, - сказал он композитору Яну Френкелю. – Посмотри…
Бернес же попросил поэта внести в стихи некоторые изменения, посоветовал, в частности, заменить слово «джигиты» в первой строке. «Надо, чтобы песня была близка всем, ведь с фашистами сражался весь советский народ».
- Вместе с переводчиком мы сочли пожелания певца справедливыми, - рассказывает Расул Гамзатов, - и вместо «джигиты» написали «солдаты». Это как бы расширило адрес песни, придало ей общечеловеческое звучание.
Окончательный вариант стихов довольно долго лежал у композитора на рояле, он не раз воз-вращался к ним, но песня все не складывалась. Так продолжалось до тех пор, пока у Френкеля не родилась счастливая мысль: начать песню с вступительного вокализа. А когда этот вокализ был найден, все дальше пошло уже легко, как бы сама собой возникла мелодия «Журавлей».
- Я тут же позвонил Бернесу, - рассказывает народный артист РСФСР, лауреат Государственной премии СССР Ян Френкель. – Он сразу же приехал, послушал песню и… расплакался. Он не был человеком сентиментальным, но нередко случалось, что он плакал, когда ему что-либо нравилось.
Записывал Бернес «Журавли» уже будучи тяжело больным. Это была его последняя запись, его поистине лебединая песня…

Песня « Журавли»


Песня «Случайный вальс»


В одном из февральских номеров газеты Юго-Западного фронта «Красная Армия» за 1942 год было опубликовано стихотворение Е. Долматовского «Танцы до утра», где были такие строчки:

Воет вьюга на Осколе,
По реке скользят ветра.
Говорят, сегодня в школе
Будут танцы до утра.
Хриплый голос радиолы,
Снег, летящий за порог.
Запах пудры невеселый.
Топот валяных сапог.
Танца вечная погоня
Удивительно легка,
И лежит в моей ладони
Незнакомая рука…

Много месяцев спустя, в декабре 1942 года, Е. А. Долматовский встретил композитора Марка Фрадкина, с которым они написали «Песню о Днепре». Встреча произошла в районе Сталинграда. С бригадой артистов Фрадкин кочевал по войскам, завершавшим Сталинградскую операцию.

«Я прочитал ему «Танцы до утра»,—продолжает Долматовский свой рассказ.— Вскоре на трофейном аккордеоне он наиграл мне вальсовую мелодию, навеянную, как он говорил, этим стихотворением. Естественно, что ритмически стихи и музыка шли вразнобой.
Мне надо было думать о новом варианте текста, но, по правде говоря, момент требовал иных песен: мы становились свидетелями и даже участниками большой победы…»

Вскоре после Сталинградской битвы, когда армия Паулюса была окончательно разгромлена и на этом участке фронта наступила тишина, непривычная, ошеломляющая, поэта и композитора пригласили на заседание Военного совета фронта, вручили обоим заслуженные ими боевые награды—ордена Красной Звезды—и попросили познакомить с их новыми песнями, рассказать о творческих планах.
«Фрадкин играл песни, а я смотрел на своего кумира генерала К. К. Рокоссовского,—заканчивает поэт свои воспоминания о том времени. Мне до этого дня не приходилось так близко видеть этого полководца, пользовавшегося безграничной любовью своих солдат и офицеров… Командующий в присутствии своих главных политических советников —  К. Ф. Телегина и С. Ф. Галаджева — интересовался состоянием и действием песенного оружия, находящегося в его войсках и под его начальством.
Я рассказал о нашей задумке — превратить стихотворение «Танцы до утра» в песню. Начальник Политуправления фронта Сергей Галаджев, знавший раньше это стихотворение сказал, что должно получиться нечто вроде офицерского вальса. Так и пошел этот вальс кружить по фронтам. А вскоре слово “офицерский” в его названии было заменено на “случайный” – ведь песня была и солдатской.

“Случайный вальс” пели на фронтовых концертах многие артисты. А Л. Утесов записал его на пластинку. С тех пор вот уже более сорока лет живет эта песня в народе, оставаясь одной из любимых лирических песен военной поры.

Песня «Случайный вальс»


Песня « Шумел сурово Брянский лес»

Стихи — А.В.Сафонова, музыка — С. А. Каца.

Песня написана в годы Великой Отечественной войны, в 1942 году. В лихую годину лес всегда становился домом для местных жителей и защитников Родины. Особенно прославился Брянский лес в годы Великой Отечественной войны, когда он стал цитаделью партизанского движения. Щедро отдавал лес свои богатства и в раннюю пору становления промышлености на Руси, и в послевоенные годы, помогая подняться из руин. В 1987 году Правительство объявило южную часть Брянского леса заповедником. А в 1998 году песня "Шумел сурово Брянский лес" стала официальным гимном Брянской области. Согласно закону Брянской области «О символике Брянской области», принятом Брянской областной Думой 5 ноября 1998 года, песня стала гимном Брянской области.

Песня « Шумел сурово Брянский лес»


Песня « Враги сожгли родную хату»

(Муз. М. Блантера, слова М. Исаковского)

У этой песни не простая судьба. Написанная вскоре после окончания войны, она, прозвучав всего один раз по радио, затем не исполнялась около… пятнадцати лет.
…Как-то композитор Матвей Блантер встретил Александра Твардовского.
- Идите к Мише (так любовно называли поэты Михаила Васильевича Исаковского, хотя многие из них были моложе его). Он написал замечательные стихи для песни.
Героя Социалистического Труда, народного артиста СССР М.И. Блантера и Героя Социалистического Труда М.В. Исаковского связывала долголетняя творческая дружба, они написали вместе немало хороших песен. Но на этот раз Исаковский стал всячески отнекиваться, говорил, что стихи не песенные, слишком длинные, чересчур подробны и т.д. Однако Блантер настаивал.
- Дайте мне посмотреть эти стихи.
Исаковский был несказанно поражен, когда через некоторое время узнал, что Блантер сочинил музыку.
Но, как мы уже сказали, песня долгие годы не звучала ни в эфире, ни на концертной эстраде. В чем же дело?
Вот что рассказывал об этом М. Исаковский:
«Редакторы – литературные и музыкальные – не имели оснований обвинить меня в чем-либо. Но многие из них были почему-то убеждены, что Победа исключает трагические песни, будто война не принесла народу ужасного горя. Это был какой-то психоз, наваждение. В общем-то неплохие люди, они, не сговариваясь, шарахнулись от песни. Был один даже – прослушал, заплакал, вытер слезы и сказал: «Нет, мы не можем». Что же не можем? Не плакать? Оказывается, пропустить песню на радио “не можем”».
Так продолжалось до 1960 года. Для участия в представлении Московского Мюзик-холла «Когда зажигаются огни» был приглашен популярный артист кино и исполнитель советских песен Марк Бернес. Многочисленные зрители, заполнившие Зеленый театр ЦПКиО им. М. Горького, где состоялась премьера представления, всем ходом эстрадного спектакля были настроены на веселое, развлекательное зрелище. Под стать этому зрелищу были и песни. Но вот на сцену вышел Бернес. Он подошел к микрофону и запел:

Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?..

Поначалу в зале возникло недоумение, но потом установилась абсолютная тишина. А когда певец закончил, раздался гром аплодисментов. Успех превзошел все ожидания!
С этого дня началась, по существу, жизнь этой замечательной песни. «Прасковья» (как иногда ее называют) получила широкое признание, особенно у бывших фронтовиков. Многие из них восприняли ее как рассказ о своей нелегкой судьбе. Песня не сделалась массовой, да и не могла ею стать, но в драгоценном исполнении Бернеса, которого критики ядовито называли «безголосым шептуном», стала народным лирическим реквиемом.

Песня « Враги сожгли родную хату»

«Песенка о фонарике»

Эта песня композитора Дмитрия Шостаковича, редко обращавшегося к песенному жанру, и в самом деле заслуживает того, чтобы напомнить о ней и рассказать ее историю. Она ведь о Москве военной и родилась в ту суровую пору, когда в столице было введено затемнение. На улицах ни фонаря, окна к вечеру плотно закрывались шторами и листами черной бумаги, чтобы вражеские самолеты не нашли цель.

Музыкально-поэтическим отзвуком той поры и осталась в памяти многих "Песня о фонарике" Дмитрия Шостаковича на стихи Михаила Светлова.

Родилась она в 1942 году и впервые прозвучала в одной из программ оставшегося в Москве ансамбля песни и пляски НКВД. Программа называлась "Отчизна". В ее создании участвовало целое созвездие замечательных мастеров советского искусства. Главным режиссером всех постановок ансамбля военных лет был С. Юткевич. Хоровой группой руководил А. Свешников, танцевальной - А. Мессерер и К. Голейзовский, оркестром - 3. Дунаевский и Ю. Силантьев. Художественное оформление возлагалось на П. Вильямса.

Это были не традиционные концерты, а театрализованные представления со сквозным сюжетом, который объяснял все хоровые, вокальные, музыкальные, танцевальные и прочие номера. Вот, к примеру, как была поставлена "Песня о фонарике".

Гас свет, и зрительный зал погружался в темноту. После небольшой паузы на сцене загорался одиноко мерцающий огонек карманного фонарика, за ним другой, третий, четвертый... Их узкие лучи перекрещивались, высвечивая попеременно лица исполнителей, переплетались в причудливые узоры. А затем, как бы издалека, начинала звучать песня в проникновенном исполнении солиста ансамбля и любимца московских зрителей Ивана Шмелева:

Над родной Москвою, вдоль Москвы-реки,
Самолеты вражеские шли.
И тогда карманные фонарики
На ночном дежурстве мы зажгли...

Песня заканчивалась, и на последнем ее аккорде вспыхивал свет в зрительном зале.

Всякий раз публика награждала ее бурными аплодисментами, а нередко песня бисировалась.

"Песня о фонарике" нашла путь к сердцам зрителей не только благодаря музыке и словам, но также и потому, что в те далекие и тревожные военные ночи карманный фонарик был действительно верным другом, служил верой и правдой тысячам людей, всем, кому довелось пробираться ощупью затемненными улицами, дежурить на крышах домов во время воздушных тревог. Зрители выходили из концертного зала в темноту неосвещенных московских улиц, вглядывались в небо над столицей, которое время от времени освещалось лучами прожекторов. Временами еще гудели сирены, возвещавшие о воздушной опасности. А из памяти многих никак не выходили незатейливые слова и мелодия очаровательной и нежной песенки о фонарике. И в этом отношении он стал своеобразным символом времени.

«Песенка о фонарике»

Песня «Ехал я из Берлина»

( слова Л. Ошанина, музыка И.Дунаевского)


"Однажды утром, - рассказывал Лев Иванович Ошанин, - я услышал, что наши части находятся на подступах к Берлину. И ощущение Победы, большой, долгожданной Победы, стало зримым, вошло в душу, отодвинуло все беды и печали войны. И я представил себе нашего парня, еще почти мальчишку, но уже зрелого солдата, человека, спасшего родную землю, и человека, у которого все впереди. И я увидел этого парня в его счастливом звонком полете домой, и сама собой пришла емкая и гордая строчка - "Ехал я из Берлина".

Эту строчку я носил с собой всюду, никому не рассказывал о ней. А песню не писал, не имел права, пока Победа не стала свершившимся фактом. И когда она пришла, я сразу легко начисто написал песню. Мне показалось, что по характеру "Ехал я из Берлина" наиболее близка солнечной палитре Дунаевского. Мы с ним давно собирались что-нибудь написать. И я отнес песню ему..."

В ту пору Исаак Осипович Дунаевский руководил ансамблем песни и пляски Центрального Дома культуры железнодорожников. Туда, на Комсомольскую площадь, и принес свои стихи Ошанин. Прочитав их, композитор тут же сел за рояль и начал импровизировать. Мелодия родилась сразу, как говорят, "с ходу", и все строки легли, как литые, не пришлось ничего переделывать. Но Дунаевскому потребовался припев, которого у Ошанина не было. Продолжив импровизировать, он проиграл поэту мелодию, которая могла бы им стать.

- По-моему, надо так... Попробуйте на эту мелодию написать слова, - предложил он Ошанину...

Припев написали тут же.

"Ехал я из Берлина" стала первой совместной работой И. О. Дунаевского и Л. И, Ошанина. А первым исполнителем этой песни был руководимый Дунаевским ансамбль песни и пляски ЦДКЖ. Вслед за ним ее подхватили многие другие ансамбли и оркестры, и она стала по существу одной из первых песен Победы.

- Песню запели, но на этом дело не кончилось, - с нескрываемой грустью и сожалением констатировал в своем рассказе о ней Лев Иванович Ошанин. - Через много лет, когда Краснознаменный ансамбль имени Александрова готовил новую программу, посвященную юбилею Победы, политуправление Армии потребовало, чтобы я переделал припев. У меня было так:

Эй, встречай,
Да крепче обнимай.
Чарочку хмельную
Полнее наливай.

Это точно отвечало настроениям и обычаям того времени, когда на памяти еще были фронтовые "сто грамм". Но блюстители солдатской нравственности решительно восстали против "чарочки". Я отказался переделывать. Просил, чтобы сняли из программы песню. Но они этого делать не хотели... Несколько месяцев шла борьба. Наконец под нажимом политуправления и самого ансамбля дал согласие, чтобы один раз на торжественном вечере спели припев иначе:

Эй, встречай,
С Победой поздравляй.
Милыми руками
Покрепче обнимай.

Так с тех пор и осталось. В разных изданиях припев печатался по-разному, но в конце концов закрепился второй вариант, хотя некоторую долю лихости песня потеряла. Но сейчас уже не восстановишь утраченного.

- Вот и все, что можно сказать об истории этого сочинения, - заключал свой рассказ поэт. - Могу добавить только, что мне очень дорого слышать, как, несмотря на минувшие годы, все едет и едет чудесный молодой солдат, прошедший многие земли, вернувший Родине покой и твердо знающий, что наше солнышко краше и что лучше наших девушек нет на всем белом свете. Доброго пути тебе, браток!"


Песня «Ехал я из Берлина»

Песня «День Победы»

Песню «День Победы» любят все — и стар и млад.
Автор ее стихов Владимир Гаврилович Харитонов (1920—1981) из когорты тех советских поэтов, «кому пришлось сразу же после получения аттестата зрелости cдавать труднейший, опаленный огнем и омытый кровью экзамен на гражданскую зрелость, на солдатское мужество», как говорится в одной из статей о нем и его творчестве.

«День Победы», как не однажды говорил сам поэт, стала его главной песней.
«Песня эта очень мне дорога, — рассказывал Владимир Гаврилович. — О такой песне я давно мечтал. И шел к ней нее эти тридцать лет, что прошли от победных незабываемых залпов. Прибавьте к ним еще пяток — с того самого довоенного сорокового, когда меня призвали в армию и одели в военную форму.

Служба моя началась в Московском пехотном училище имени Верховного Совета РСФСР. А уже год спустя вместе с курсантами-кремлевцами принял я первый свой бой. Держали мы оборону на рубеже у Волоколамского шоссе рядом с гвардейцами легендарной панфиловской дивизии. Немало полегло там моих боевых товарищей, но выстояли, не пропустили врага к столице.

Потом был Сталинград. Контузия, Госпиталь. Снова —фронт. И там на моих глазах погибали мои фронтовые друзья-однополчане. До сих пор удивляюсь, как сам уцелел, дожил до Победы. Обо всем этом и мечталось рассказать в песне, да все никак не находил для нее главной строчки, той, что стала бы ее камертоном, определила бы весь ее настрой и тональность.
И вот однажды — звонок из музыкальной редакции радио.
— Владимир Гаврилович, нужна песня ко Дню Победы. Только, пожалуйста, чтобы, веселая, радостная. Грустных не надо. Обойдитесь без слез…
— Хорошо. Подумаю, — отвечаю, — но я ведь могу написать о войне и Победе только то, что сам перечувствовал в ней и пережил…

Хожу по комнате. Думаю. Слова редактора этого (я даже фамилию у нее позабыл спросить, так меня они ошарашили) из головы все никак не выходят.

Тут-то и вырвалось у меня, как вздох, как озарение какое-то: «Это радость со слезами на глазах…» — та самая строчка, та главная мысль, от которой и пошла вся песня…»

Не менее важной поэт считал еще одну строчку, которая родилась несколько позднее: «Этот день мы приближали, как могли…» Как и припев, она повторяется в песне трижды, т. е. служит своеобразным рефреном. Стихи сложились, и поэт отдал их молодому композитору Давиду Федоровичу Тухманову (род- в 1940 г.).

«Получил от Владимира Гавриловича стихи, — вспоминает композитор, — и мне сразу же захотелось сделать эту песню в жанре старинного русского марша, ибо такую именно музыку разносили духовые оркестры, когда в сорок первом провожали на вокзальных перронах бойцов, а потом, в сорок пятом,—встречали их, вернувшихся с войны…Наверное, по всей стране звучали тогда старинные марши, вальсы…

Сам я, естественно, не был ни свидетелем, ни, тем более, участником тех событий, про которые идет речь в нашей песне. Но, рано приобщившись к музыке, я воспитывался в атмосфере мелодий, которые постоянно звучали в первые послевоенные годы. Вероятно, чисто эмоционально где-то внутри это отложилось…»

Впервые эта песня прозвучала в праздничной передаче телевизионного “Голубого огонька”, посвященной 30-летию Победы в исполнении Леонида Сметанникова, но прошла незамеченной и потом довольно долго не звучала ни по радио, ни по телевидению. Но спустя полгода, на традиционном концерте, посвященном Дню советской милиции, ее спел в сопровождении эстрадно-симфонического оркестра под управлением Юрия Силантьева Лев Лещенко, спел так, что она сразу стала одной из самых известных, самых популярных, самых дорогих для каждого из нас. И вот уже второе десятилетие она звучит и, наверное, многие годы будет неизменно звучать, особенно в день, про который в ней поется.


«День Победы»



Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Краткое описание документа:

В тяжелые годы войны стихи и песни, звучавшие на фронте в промежутках между боями, придавали силы бойцам, скрашивали разлуку с родными, заставляли короткое время забыть, что идет война. Много на фронте сложено было песен. Разумеется, резко изменилось и содержание, и характер песни. Ведущей стала тема спасения Родины от фашистских захватчиков, а основным героем песен – солдат воин, человек ратного труда.

Порой только песня, с ее жизненным текстом и музыкой спасала, поддерживала, придавала боевой дух и просто сплачивала...

Созданные в годы войны произведения являют собой образцы творчества, наполненного огненным дыханием эпохи, подлинным новаторским устремлением и жанровым многообразием.

Данная разработка позволит познакомить учащихся  с историей возникновения некоторых из них.

Автор
Дата добавления 24.04.2015
Раздел Классному руководителю
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров780
Номер материала 495203
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх