Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / "Помнить - значит жить" (Анастасия Цветаева. Внеклассное чтение. 11 класс)

"Помнить - значит жить" (Анастасия Цветаева. Внеклассное чтение. 11 класс)

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Помнить – значит жить

(Внеклассное чтение. 11 класс. «Воспоминания» А.И.Цветаевой)

http://bagerovo2.krimedu.ru/uploads/editor/523/174181/blog_28791/images/cvetaeva_a.jpg

Репродукция рукописи Анастасии Ивановны Цветаевой

http://bagerovo2.krimedu.ru/uploads/editor/523/174181/blog_28791/images/vararo.jpg

Когда мы говорим об особой значимости уроков литературы, то прежде всего имеем в виду духовное пробуждение наших детей от Слово писателя, их душевный отклик на Слово учителя.

Я читаю «Воспоминания» А. И Цветаевой и незаметно попадаю под обаяние ее Слова, слога, впечатлений, встреч, человеческих связей, всего того, что называется жизнью, жизнью удивительного человека, трудной и одновременно счастливой судьбы.

Память ее так всеохватна, так глубока и одушевлена, а Слово столь емко, точно и живо, что ты будто и не книгу читаешь, а живешь в Москве конца прошлого века, встречаешь московскую зиму ХХ века ходишь по старой, такой чудесной и незабываемой столице, замираешь от красоты заокских далей, любуешься закатом над Тарусой, вместе с Асей и Марусей (Мариной) участвуешь в их тайнах, переживаешь их радости и беды,— иными словами, проживаешь столько жизней и столько судеб, оживленных и вселенных талантом художника. Тайну такого влияния на читателя открывает нам  сама А. И. Цветаева, рассказывая о главном своем ощущении с первых лет жизни — страсти к слову:

«Звук слов, до краев наполненный их смыслом, доставлял совершенно вещественную радость. Только начав говорить — и почти сразу на трех языках, мы оказались — хочешь не хочешь — в таком сообществе, как попавший, по сказке, в горную пещеру к драгоценным камням, которые стерегли гномы.

Драгоценное существование слова, как источника сверкания, будило в нас такой отзвук, который уже в шесть — семь лет был мукой и счастьем владычества. К каким-то годам написание первой стихотворной строки или своей первой фразы прозы было желанным освобождением от перенасыщенности чувством слова. Заткнув, на бегу словесного вихря, эти камни в это ожерелье, те — в другое, мы могли отдохнуть в ощущении чего-то сделанного. Детство же, рог изобилия, задарив, не давал опомниться, мучил созвучиями, как музыка...»

Я читаю А. И. Цветаеву и невольно сравниваю ощущения, чувства, запечатленные памятью ее детства и юности, со своими. Много общего именно в ощущениях, в чувствованиях, переживаниях.

Почему?   Потому что все мы были детьми, все переживали или будем переживать любовь, потерю близких, испытывали дружбу и  измену, радость и отчаянье —  все, что можно назвать открытием мира. Потому что все это о добре и милосердии, о жизни и смерти, о родителях и детях, и доме и памяти — о Вечном.

Вот об этом вечном и будет наш разговор с воспитанниками. Пусть прозвучат на уроке замечательные страницы воспоминаний А. И. Цветаевой.

Чувство   Дома...   без   него   мы,   как   дерево   без корней. Без него обрекаешь себя на душенный неуют, тоску, неустроенность. А чувство своего дома неразрывно связано с домом большим, с родиной, землей, где жили предки, чью жизнь продолжаешь ты...

«...давнее воспоминание: я, крошечная, одна хожу по нижним комнатам дома... с новым ощущением осмотра дома, знакомства с ним... Что это было? Никакая объективность не подтверждала чувство того утра: в этом доме я родилась, из него выезжали только в Тарусу. Может быть, именно оттуда приехав и подросши за лето, я вдруг осознала и увидела наш дом...»

·  Что открывается нам в словах «увидела наш дом»? Ведь не впервые же? Не было ли такого, когда привычный и, в общем-то, обыкновенный
дом после разлуки показался словно живым существом, по которому соскучился и встрече с которым так неожиданно рад?

Бабушки, дедушки, родители, родословная...

·  Почему Анастасия Ивановна так подробно о   них   рассказывает,   рисует   облик,   привычки, занятия?

Родители... Мы знаем, как повезло детям Цветаевых на родителей. Но и родители были счастливы детьми, благодарными, чуткими, понимающими, сохранившими на всю жизнь преклонение перед подвижничеством самых близких.

Гордость, восхищение и уважение — в каждом рассказе о матери и отце. Это были осознанные чувства, а потому такие сильные и прочные. Заботы отца, профессора Московского университета, позже директора Румянцевского музея, основателя Музея изобразительных искусств, были близки детям. Они восхищались тем, что отец, выросший без матери, в бедности, в семье, где мальчики ходили босиком (одну пару сапог на всех берегли для города), всего достиг своим трудом. Нежность, теплота, искренняя привязанность и любовь связывала детей и с матерью. Читая страницы воспоминаний о родителях, спросим ребят, как в них высказались чувства писательницы к дорогим ее сердцу людям:

«В двадцать девять лет отец уже был профессором. Он начал свою ученую карьеру с диссертации на латинском языке о древнеиталииском народе осках, для чего исходил Италию и на коленях излазил землю вокруг древних памятников и могил, списывая, сличая, расшифровывая и толкуя древние письмена. Это дало ему европейскую известность, Российская академия присудила ему премию «За ученый труд на пользу и славу отечества».

«Уступчивый и нетребовательный в жизни, отец проявлял невиданную настойчивость в преодолении препятствий на пути к созданию задуманного — такого и в Европе не было — Музея слепков, а препятствий было много. Занятость и усталость нисколько и никогда не делали его раздражительным. Простой, добродушный и жизнерадостный, он в домашнем быту был с нами шутлив и ласков.

Помню я его седеющим, слегка сутулым, в узеньких золотых очках. Простое русское лицо с крупными чертами; небольшая редкая бородка... Глаза — большие, добрые, карие, близорукие...

Его трогательная в быту рассеянность создавала о нем легенды. Как-то сами, без объяснений взрослых, мы это понимали...»

http://bagerovo2.krimedu.ru/uploads/editor/523/174181/blog_28791/images/ats21_1200x520_1.jpg

Не менее, чем об отце, говорят читателю и строки о Марии Александровне. О чем именно? Какой характер, какая судьба, какая личность раскрывается перед нами? Вот в таких хотя бы отрывках?

«Черты ее удлиненного лица не были так женственны и гармоничны, как у первой жены отца — та была красавица,— но высокий лоб, блеск карих, умных глаз, нос с горбинкой (длиннее, чем требовал канон красоты), рот — в уголках его затаилась тонкая горечь, гордая посадка головы  во всем этом была суровая юношественность. Строгая романтика ее отрочества (книги, музыка, живопись,— она училась играть на фортепиано у Муромцевой, любимой ученицы Николая Рубинштейна, а искусству кисти у художника Клодта...) в семнадцать лет увенчалась и любовью, оборвавшейся в самом начале, подобно любви Лизы и Лаврецкого в «Дворянском гнезде»...

«Может быть, плохо рассчитала она свои силы и как женщина и жена, нежданно начав страдать от приездов в дом художника, писавшего... по указаниям безутешного мужа портрет умершей красавицы предшественницы, дух которой еще витал в доме. Может быть, не все удалось утопить в книгах, тетрадях, дневнике и в рояле,   может   быть,   много   ошибок  она   сделала   в доме, куда вошла? Но на брак с человеком на поколение старше, не увлекательным ни наружностью, ни всем складом пожилого уже ученого, не понимавшего музыки — ее главного таланта и страсти, согласилась она из-за желания превозмочь трудом воспитания чужих детей, простой человеческой жизнью — трагизм своей первой любви».

http://bagerovo2.krimedu.ru/uploads/editor/523/174181/blog_28791/images/marina_16.jpg

К сожалению, многие нынешние дети не знают тепла родного очага, чувства духовной близости с родителями, со-переживания и со-радости единого дома, где маленькие и большие — семь-я, одно целое, несмотря на различие и индивидуальность    каждого.    Рассказ    Анастасии

Ивановны дает представление о счастливом детстве, о счастливой семье, может быть, для кого-то из наших учеников — представление об идеале, к которому хотелось бы приблизиться в будущей, взрослой, жизни. Читая воспоминания А. И. Цветаевой о родителях, очень важно дать ребятам почувствовать атмосферу цветаевского дома, дух доброжелательства, любви,  взаимопонимания.

·   Каким можно представить этот дом, обстановку в нем, отношения между членами семьи, какими словами (может быть, одним) вы определили бы эти отношения?

«Мамины рассказы! О чем? О чем только не! О старом короле Лире, изгнанном дочерьми, которым он отдал корону и царство, о его ночи под грозой в поле... О молодом Людовике Баварском, любившем луну, пруды, музыку, отрекшемся от престола, поселившемся в лесу, во дворце Бург,— жившем ночью под музыку Вагнера — театр, оркестр — а днем спал. Он утонул в озере (или бросился в него). Мама с дедушкой плыли по этому озеру на лодке. Мама, сняв с пальца кольцо, опустила с ним руку в воду, разжала руку — и оно, замедленное водой в падении, ушло, золотонув, в глубину... Это мы понимали.

И вот в какой-то час наш пришел е е час воспоминания, как она узнала об этом — из книг, некогда, или от своего учителя: фигура   Сократа.   Его  философия.   Слова:   «Я   знаю, что я ничего не знаю». Суд. Чаша яда. Мужественная, горькая  смерть».

«Со страстной любовью к отцу своему мама рассказывала о путешествиях с ним за границей, о поездке по Рейну, реке легенд, текущей меж гористых берегов, о старых замках на утесах, о местах, где пела Лорелея. Мы уже знали о ней знаменитую немецкую песнь Гейне. И родным становился зеленый пенистый Рейн».

А вот еще одно интересное признание о маме, так много значившей в жизни детей, поддерживающей их любовь к необычному. Кажется, что оно несколько в ином ключе, чем все предыдущие. Что скажут ученики?

«Мама была к нам строга, вспыльчива, кричала, читала нотации, ненавидела ложь, требовала мужества. Но была ли мама тяжела нам? Нет.  Другой   матери  у  нас  не   могло   быть.   Мы любили маму, понимали, не осуждали, Она нас не    гнула,    то    есть    не    ломала;    мы    гнулись и выпрямлялись сами».

На чем строится наша душа, наше неповторимое «я». На каких фактах, впечатлениях, событиях, встречах, реакциях, чувствах? Предложим учащимся перебрать в памяти такие моменты своей жизни, которые, по их мнению, помогли нм как то осознать себя, жизнь, ее смысл, роль незначительных, на первый взгляд, моментов.

·   Складывается  ли   у   нас   представление  о таких моментах при чтении А.  И. Цветаевой? Какие это моменты?

«...Были копилки... У меня кошка, серая, с голубым  бантом   —   он   уже   совсем   темный.   У Андрюши — конская голова, она тяжелее наших.

И вот настал день — монетки не лезут. Копилка — полна! Как билось сердце: для того, чтобы увидеть деньги, надо разбить копилку. Ни Муся, ни я — не могли. Разбивал, зажмурясь, Андрюша или гувернантка...

Стук, падение, треск — и какое отчаянье! Мокрые от слез руки пытались узнать в куче глиняных обломков — погибших кота, пса... Я не помню ни счета монет, ни покупок. Это, может быть, было всего раз? Разве можно было опять — ради денег — разбить насмерть собаку или кошку? Своей волей уничтожить? Чудовищность такого конца повторению не подлежала».

·   Не драматизировано ли здесь автором происшедшее?

Поняли ребята, что это значило для Марины и Аси? И почему?

«Не в тот ли день детского горя родилось и мое отвращение к богатству, подозрение, что оно, как те монеты, купалось о слезах...»

Современной или устаревшей представляется сегодняшним детям это убеждение, вынесенное писательницей из детских лет?

Заметили ребята, как здесь передана смена настроения и почему она происходит: от счастья (копилка полня!), от нетерпения, радости ожидания (ну, скорее же!) к растерянности (кто же разобьет?), отчаянию, ощущению чудовищного и безобразного поступка  (ради денег сгубили красоту).

А о чем нам говорит вот такое размышление-воспоминание?

«Религиозного воспитания мы не получили (как оно описывается во многих воспоминаниях детства  —  церковные традиции,  усердное  повешение церквей, молитвы)...

Зато нравственное начало, вопрос добра и зла внедрялись мамой  усердно (более усердно, чем, может быть, это надо детям? Пылко, гневно при каждом проступке; иногда растя в нас скуку слушать одно и то же и тайный протест).

Но зато образы тех людей, которые жили по этим нам не удававшимся, не прививавшимся, правилам, как мама сумела внедрить в нас!

Дерзновенный полет Икара и гибели за похищенный   огонь прикованного   к   скале    Прометея, все герои мифологии и истории, Антигона, Перикл, Бонапарт, Вильгельм Телль, Жанна д'Арк, все подвиги, смерть за идею, все, чем дарили нас книги, исторические романы и биографии, и доктор Гааз, отдавший жизнь заключенным больным людям, герой уже девятнадцатого века,— как насаждала в нас мать поклонение героическому!»

·   К интересным размышлениям приводят нас эти строки. Чтение — в детстве и в юности — способно оно как-то определять жизнь человека?

А. И. Цветаева многократно убеждает (и как!), что да!

«И была еще книга, навсегда поселившаяся в душе,— «Божественная комедия» Данте в иллюстрациях Гюстава Доре. Их было два тома: огромных, красных с золотом — Чистилище, Ад и Рай... в детстве, в картинах во всю страницу, отчего-то не вошли в душу Ад и Чистилище; ужасы их, может быть, отвращая, миновали сердце, взятое в плен светлыми сводами Рая. Высокие остроконечные горы, сумрачные ущелья, покидаемые Данте, его скорбный профиль орла, струи одежды; первая вечерняя, последняя утренняя звезды,— и свет, свет, все ярче, чем выше, льющийся сверху, перья облаков, переходящие в перья ангельских крыл, их несметное множество,— все это наполнило сердце такой радостью,  что она  не тлеет в  нем до сих пор.

Мама редко показывала на эти книги … Годы спустя, ею покинутые, мы полно, как свое, приняли строки поэта о Данте и Беатриче:

Мне было девять. Биче восемь лет,

Когда у Портинари мы впервые

С ней встретились …»

Но вот еще одно воспоминание. Не противоречит ли оно предыдущему да и многим другим о роли слова в жизни семьи Цветаевых? Дети читают три тома захватывающих рассказов «Задушевного слова». Что помнится? И почему именно это?

«Был рассказ «Охотник Степан»; о его гневе на верного друга, собаку Дружка, укравшую окорок закопавшую его в лесу; следуя поверью, что положенный ни голову платой (с намерением узнать снящийся сон), затем переложенный тебе на голову, повторит тебе этот сон,— Степан увидел гон Дружка и решает расстаться  с ним — за измену.  Но в тот миг, когда, продав многолетнего друга-пса другому охотнику, он стоит у отчаливающего парохода и Дружок, поняв, завыл и стал рваться с цепи в воду,— Степан понял, что изменник не Дружок, а он, Степан, и был готов все отдать за Дружка, но пароход уходил, и Муся глотала слезы, я ревела под мамино чтение, и разлука их, человека с собакой неисцелимая, так и протащилась с нами на всю жизнь».

http://bagerovo2.krimedu.ru/uploads/editor/523/174181/blog_28791/images/tsvetaeva_marina_ivanovna5.jpg

Не правда ли, какое сильное впечатление произвел рассказ на сестер: Муся плакала, Ася ре вела.

«А на другой день, изменив, как Дружок, мы с Андрюшей крались к посудному шкафу в передней (мама забыла ключи) и тащили к себе пирожные, как тот окорок. А потом слезы — мамины, наши...»

·   Опять слезы. Вчера и сегодня — отчего они и о чем свидетельствуют? И почему этот случай также запомнился?

Кстати, небезынтересно было бы поручить кому-то из учеников выписать названия и авторов книг, о которых рассказывается и которые упоминаются в книге А. И. Цветаевой. Какое представление о человеке, о его интересам и пристрастиях складывается у нас в итоге? А если  сравнить с собою?

Возможно, кто-то из читавших «Воспоминания» А. И. Цветаевой назовет другие фрагменты: посещение Большого театра, с золотом ложи блеском хрустальных люстр, с чарующей музыкой «Спящей красавицы»; чуда Рождества, с елкой в разноцветных шарах, бусах и в серебряном дожде, с зажженными свечами, придающими всему таинственность и загадочность; видение радуги в вечерних золотых облаках, которое «таяло в детской душе, как утихающий звук песни»; возможно, кто-то) отметит детское потрясение от смерти сверстника, такой неожиданной в полный великолепия день, когда рядом было вечное море,  над головой — вечное яркое солнце и щебет веселых птиц; или ту дивную минуту, в которой запечатлелся мамин голос:

Где судьба бы вам жить ни велела,

В шумном свете иль в сельской тиши,

Расточайте без счета и смело

Все сокровища вашей души …

И ее же:

«А когда-нибудь... вы вот этот миг вспомните... А жизнь будет лететь, все будет проходить и кончаться, и кто-нибудь другой будет сидеть у рояля,—     меня    уже     не    будет    с     вами…»;

быть   может,   кто-то   обратит   внимание   на   запомнившееся юной Асе  наставление:

«Помните, дети, этот день никогда не вернется... но завтрашний день придет снова — чтоб мы  исполнили свой долг...»

·   Какая связь между понятиями память м жизнь?  —   зададим   наш   последний   вопрос:

Что бы мы ни читали у А. И. Цветаевой, все это освещено Памятью, которая означает писательницы Жизнь.

«С первых лет мы начинаем разговор с другом и с мамой с «А помнишь...». У нас (и у мамы, должно быть) сосет тоской ко всему, что было, что живет уже только в душе; это — «прошло»... Лирика началась с первого вдохнутого и выдышанного воздуха, с первого козна ни я — «живу».

Конечно же, прекрасный материал для урока дают два  коротких рассказа  А.   И.   Цветаевой, «Пес» и «Роза». Обратим внимание на то, что и в той, и в другой новелле неслучайно столь важное для Анастасии Ивановны слово память.

Обязательно покажем ребятам фото А. И. Цветаевой: писателя, женщины, мудреца, философа, учителя, труженика, мученицы, счастливого человека,  свет личности которой озарит всякого, кто прикоснется к ее творчеству.



Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 22.12.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров227
Номер материала ДВ-279748
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх