Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Поурочное планирование по литературе 8 класс

Поурочное планирование по литературе 8 класс

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Урок 1

Вступительное занятие: Искусство чтения
(2 часа)

Цели урока: подготовить учащихся к восприятию нового курса, создать активное рабочее настроение, заинтересовать в дальнейших занятиях; заставить задуматься, как читать произведения художественной литературы, чтобы в каждом из них открывать для себя большой и прекрасный мир, созданный писателем; работать над овладением антонимической лексикой со значением дифференциации чтения (чтение про себя и для себя – чтение вслух, для других; чтение-сопереживание – чтение оценочное, истолковывающее); учить развернутым высказываниям с использованием сопоставительных конструкций и эмоциональной лексики со значением самооценки.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Сообщение темы и целей урока.

III. Изучение новой темы.

1. Вступительное слово учителя.

Знаете ли вы, сколько существует на свете книг? Наверное, больше чем островов и подводных рифов в океанах. Но ни один даже самый смелый капитан не поведет свой корабль в плаванье, если не будет знать о всех островах, мелях и рифах на своем пути. Представьте себе большой порт: одни корабли причаливают, другие отплывают, третьи стоят под погрузкой или разгрузкой, а между ними снуют портовые буксиры, катера и лодки. И вот, чтобы капитан смог провести свой корабль к причалу в этом хаосе больших и малых судов, ему присылают из порта лоцмана, человека, знающего и расположение причалов, и особенности работы этого порта, и график движения судов. Даже опытному капитану необходим лоцман в незнакомом порту.

Надеюсь, вы поняли, почему я сравниваю книги с островами в океане? Да, да! В огромном море книг нелегко разобраться и высокообразованному человеку. Не случайно с древних времен существует множество профессий, помогающих людям ориентироваться в океане человеческой мудрости. Это и литературоведы, и библиографы, которые собирают и систематизируют сведения о книгах, и библиотекари, которые хранят и выдают книги, и библиофилы, любители и собиратели книг.

И, если вы не возражаете, я стану вашим лоцманом и помогу научиться читать и выбирать книги; постараюсь расширить ваши познания. Каждая книга содержит какую-нибудь тайну. Но нет на свете таких тайн, которые не смог бы раскрыть пытливый ум. Важно лишь правильно подойти к делу.

Вы уже познакомились с волшебством слова. Смею думать, что вы теперь не просто ученики, а мастера, поэтому наши уроки станут теперь уроками мастерства. Ведь не только для того, чтобы писать, но и для того, чтобы прочесть книгу, раскрыв ее тайны, надо быть мастером.

Какими же они будут, наши уроки литературы? Что значит «учиться литературе»? ... Уточню вашу мысль: учиться литературе – это значит учиться читать страницы, вышедшие из-под писательского пера, учиться читать особенное, художественное произведение.

Но умеем ли мы читать? Расскажите, как происходит это у каждого из вас и одинаково ли...

Сравните свое чтение дома (скорее всего, вероятно, про себя) и в классе. В чем смысл того и другого чтения?

Давайте послушаем ребят, решившихся прочитать свое любимое произведение.

2. Чтение 2–3 произведений (или фрагментов из них) подготовленными учащимися.

Что же такое «искусство чтения»? приблизились ли мы к нему?

3. Опыт «читательской биографии».

Взрослея, мы обогащаем и нашу читательскую биографию. Вот как об этом рассказал М. Горький в автобиографической повести «В людях». (Чтение фрагмента.)

А вот еще один опыт подобной исповеди: В. Г. Короленко – «История моего знакомства с Диккенсом». (Чтение фрагмента.)

Каково ваше мнение о страницах Короленко?

А теперь попытайтесь очертить свою читательскую биографию.

Творческая работа «Мое читательское взросление» с использованием сопоставительных конструкций и эмоциональной лексики со значением самооценки (словосочетания записаны на доске): стал старше, вдумчивее, взыскательнее, тоньше в восприятии писательского слова ... ; если раньше любил читать ... , то сейчас мне ближе ... ; мой первый писатель ... ; моя первая встреча с ... , а затем...

Домашнее задание: закончить творческую работу о своем читательском взрослении.

Урок 2
Вступительное занятие: Искусство чтения
(продолжение)

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

1. Чтение и обсуждение 3–4 творческих работ.

Кто предложит редакторскую правку прослушанных работ?

2. Совершенствование работ.

III. Работа по новой теме.

1. Слово учителя.

Ваши творческие работы помогли очертить ваши читательские биографии. Вы попытались доказать, что умеете читать, причем именно писателя, художника слова. «Читать писателя» порой очень трудно, но большинство из вас усвоили советы писателей о том, как надо читать. Многое из прочитанного в 5–7 классах навсегда осталось в вашей памяти. Книги расширили ваши знания, ваш кругозор. Сегодня мы с вами откроем страницы учебника для 8 класса, прочитаем вступительную статью Л. В. Черепнина, выяснив, когда же литература в России выделилась в самостоятельную область знания, отметим характерные черты русской литературы, попытаемся пересказать эту статью, сопровождая свой рассказ примерами из прочитанных вами стихотворений, поэм.

2. Чтение статьи «Русская литература и история» (учебник, с. 3–4).

3. Беседа по вопросам.

В каком столетии историческая наука выделилась в самостоятельную отрасль знания?

Вспомните, с какими выдающимися деятелями русской истории вы встречались в художественных произведениях, изучаемых в школе или прочитанных самостоятельно.

Какие важные исторические события были вос-произведены писателями в литературных произведениях, прочитанных вами? Назовите эти произведения.

4. Рассматривание учебника.

Классики русской литературы XIX в. и русские писатели ХХ в., представляющие собой гордость русской литературы, связаны своим творчеством с самыми значительными страни-цами русской истории.

Научиться внимательно читать, замечать верно найденное авторами слово, понимать характер героя, уяснять позицию автора и призваны уроки литературы и учебник.

Рассмотрим учебник: посмотрите оглавление (обе части) и скажите, какие писатели знакомы вам, какие встречаются впервые. Расскажите о рисунках на обложке, форзаце.

Чтение стихов (подготовленными учащимися), помещенных на форзацах учебника.

Несколько слов нужно сказать о структуре книги и ее содержании: состоит из 2 частей; I часть включает следующие разделы: устное народное творчество, произведения из древнерусской литературы, из русской литературы XVIII века, из русской литературы XIX века; II часть завершает изучение произведений из литературы XIX века, знакомит нас с писателями-эмигрантами, Буниным и Куприным; пролетарским писателем XX века Горьким; исследователь древнерусской литературы Д. С. Лихачев, отмечая огромную роль русской литературы в осознании необходимости единства Русской земли, подводит нас к изучению творчества Блока и Есенина, Осоргина и Шмелева. Познакомимся мы и с журналом «Сатирикон», в котором история человечества – от древнейших времен до начала ХIX века – рассказана не учеными мужами, черпающими знания из старинных книг, изучающими письмена и манускрипты, а веселыми и остроумными людьми – писателями-сатириками. Обращение к давно ушедшим событиям и людям для авторов было лишь поводом, чтобы с юмором взглянуть на современную жизнь. Тэффи, Аверченко, Зощенко... Лучшая часть обширного наследия этих писателей-юмористов принадлежит к литературной классике. Имя Александра Трифоновича Твардовского вам уже хорошо известно. В новом учебном году мы познакомимся с поэмой про бойца, знаменитым «Василием Теркиным», пройдем вместе с солдатом трудную дорогу войны, узнаем о тех немногих радостях, которые выпали на его долю в военные будни. Встреча с Андреем Платоновичем Платоновым напомнит об уже любимых произведениях: «Юшка», «Неизвестный цветок», «Корова», познакомит с новым рассказом «Возвращение», рассказом, которым А. Платонов восполнял урон, нанесенный душам людей в войну. Ведь война не только отстаивала сокровенно-человеческое, но и вносила огрубелость в сердца. Требовалось возобновление частей души, которые обгорели на поле боя. В этом так нуждается и капитан Иванов, герой рассказа Платонова «Возвращение».

Война. Страшное, жестокое время. Время тяжелейших испытаний, неимоверного напряжения всех сил народа, сражающегося против беспощадного врага. До песен ли в такое тяжкое время? Оказалось, что поэзия, песня были необходимы в годы войны. До сих пор в торжественные дни юбилеев Победы в Великой Отечественной войне по радио и телевидению, а чаще во время семейных праздничных застолий звучат песни военных лет, грустные, задушевные, а иногда даже веселые. Чаще всего ветераны или люди, чья память сохранила картины военного лихолетья, слушают их, эти песни, со слезами на глазах... Стихотворения и песни о войне – это тревоги, горечь, сожаление, страдания. Послушаем их, напоем, прочитаем, посмотрим фрагменты из фильмов, в которых они звучат.

Не менее интересной будет встреча с героями астафьевских рассказов. Мы прочитаем главу из книги «Последний поклон». В. П. Астафьев убежден, что дружба имеет решающее значение в формировании характера человека. Мягкая, задушевная интонация героя-рассказчика высвечивает не столько суровую, часто жестокую действительность предвоенных лет, сколько добрые поступки людей, которые окружали героя рассказа «Фотография, на которой меня нет», их взаимное уважение, их трогательную заботу друг о друге.

В очарованье русского пейзажа

Есть подлинная радость, но она

Открыта не для каждого и даже

Не каждому художнику видна, –

писал Н. Заболоцкий в стихотворении «Вечер на Оке». В чем выражалась любовь поэта к Родине? Какие картины окружающего мира остаются в его сердце, греют душу? Ответить на эти и многие другие вопросы мы сможем, изучая раздел «Русские поэты ХХ века о Родине, родной природе и о себе». Читая стихи Анненского и Мережковского, Рубцова и Заболоцкого, мы постараемся понять их настроение, услышать музыку, преобладающую в стихотворениях разных поэтов, поговорим о том, почему так «трудно без России» поэтам-эмигрантам, что они вспоминают на чужбине.

А завершит наше литературное образование в 8 классе творчество У. Шекспира, Дж. Свифта, В. Скотта – классиков зарубежной литературы.

Рассматривая учебник, знакомясь с его разделами, вы, вероятно, обратили внимание на эпиграфы. Эпиграфы определяют главное в разделе, подчеркивают наиболее важное в произведении, в творчестве того или иного писателя.

Чтение и обзорный анализ 2–3 эпиграфов (на выбор учащихся).

Домашнее задание: подготовить пересказ вступительной статьи (с. 3–4 учебника), сопроводив его примерами из прочитанных стихотворений.

Урок 3

лирическая песня как жанр народной поэзии

Цели: отметить, каковы истоки искусства слова, какова роль народной поэзии в судьбах писателей, их творчестве; «тоска-кручина» как интонационная доминанта лирических песен; уточнить и пополнить литературоведческую лексику учащихся со значением «художественное своеобразие лирического произведения (песни)»: звукообраз, мелодика, лирическая проникновенность, исповедальность признания, лексический и звуковой повтор, нагнетание лирического мотива.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Изучение новой темы.

1. Слушание народной песни «Среди долины ровныя...».

Среди долины ровныя

На гладкой высоте

Цветет, растет высокий дуб

В могучей красоте.

Высокий дуб, развесистый,

Один у вас в глазах;

Один, один, бедняжечка,

Как рекрут на часах.

Ой, горько одинокому

Ведь деревцу расти.

Ой, горько, горько молодцу

Без милой жизнь вести.

Ни сосенки кудрявые,

Ни листья близ него,

Ни кустики зеленые

Не вьются вкруг него.

Одних я сам чуждаюся,

Другой бежит меня.

Все други, все приятели

До черного лишь дня.

Возьмите сребро-золото,

Все почести назад.

Мне родину, мне милую,

Мне милой дайте взгляд!

2. Слово учителя.

Надеюсь, вы догадались, что наш литературный корабль направляется к причалу под названием «Лирические песни», и я, как лоцман из порта, помогу вам разобраться в особенностях этого порта.

Итак, мы начинаем свое путешествие по страницам русского фольклора.

Что вам особенно близко и дорого в нем?

Какие произведения народной поэзии показались вам самыми поэтичными и трепетными?

Действительно, песня! Мы только что прослушали фольклорный вариант песни «Среди долины ровныя...». Песня поражает лирической проникновенностью, исповедальностью признания. Вспомните другие песенные строки народной поэзии.

Что их объединяет?

Как создается и живет народная песня?

В отличие от былин, исполнявшихся обычно сказителями или «каликами перехожими» (паломниками, странниками), лирические песни создавались самыми разнообразными людьми в минуты, когда душевные переживания требовали выражения в слове и мелодии. Незаписанные песни передавались от одного исполнителя к другому, от одного поколения к другим, шлифуясь и изменяясь при этом. Среди множества безвестных певцов иногда появлялись талантливые народные поэты. Такой поэтессой, автором и хранительницей народных плачей («воплей») была простая крестьянка Ирина Андреевна Федосова (1831–1899). Вот что рассказал о ней М. Горький.

Вопленица

Давно я не переживал ничего подобного.

В чистеньком концертном зале, полном аромата смолистого, свежего дерева, было сначала очень скучно. Публики было мало, и публика была вся плохая – кафе-кабацкие завсегдатаи, которым днем нечего делать и которые от скуки лезут всюду, куда их пускают, «интернациональные дамы» из гостиниц, одетые с резким шиком, экспоненты1(см. Примечание), тоже изнывающие от безделья, кое-где среди них скромно ютятся серенькие фигуры учителей и учительниц, два-три студента, несколько журналистов с утомленными лицами и рассеянными взглядами... В общем – менее половины зала. На эстраде – высокий человек с черной бородой и в скверном сюртуке стоит, неуклюже облокотясь о что-то вроде кафедры, и тусклым языком, ломаными, угловатыми фразами, скучно, длинно, бесцветно рассказывает о том, кто такая Ирина Андреевна Федосова. Это учитель Олонецкой гимназии Виноградов, человек, который знакомит Русь с ее неграмотной, но истинной поэтессой.

Орина, – усердно надавливает он на «о», – с четырнадцати лет начала вопить. Она хрома, потому что, будучи восьми лет, упала с лошади и сломала себе ногу. Ей девяносто восемь лет от роду. На родине ее известность широка и почетна – все ее знают, и каждый зажиточный человек приглашает ее к себе «повопить» на похоронах, на свадьбах, а иногда и просто так, на вечеру... на именинах, примерно. С ее слов записано более 30000 стихов, а у Гомера в «Илиаде» только 27815!

Он с торжеством оглядывает публику и продолжает:

Стих у нее – пятистопный хорей. Первый, кто открыл ее для России, – преподаватель Петрозаводской семинарии Барсов. Он еще в 1872 году издал сборник ее стихов и причитаний, и этот сборник был удостоен Уваровской премии. Славянская-Агренева тоже издала два тома ее воплей, и в скором времени государственный контролер Филиппов, любитель и знаток древней русской поэзии, выпустил четыре тома импровизаций2(см. Примечание), причитаний, воплей, духовных, обрядных и игровых песен Федосовой. В ней – неисчерпаемый запас старины, и она еще многое перезабыла. Напевы ее воплей – самые характерные – записаны фонографом и хранятся в императорском географическом обществе.

Кажется, он кончил. Публика не слушала его.

Орина Андреевна! – кричит он. Где-то сбоку открывается дверь, и с эстрады публике в пояс кланяется старушка низенького роста, кривобокая, вся седая, повязанная белым ситцевым платком, в красной ситцевой кофте, в коричневой юбке, на ногах тяжелые, грубые башмаки. Лицо – все в морщинах, коричневое… Но глаза – удивительные! Серые, ясные, живые – они так и блещут умом, усмешкой и тем еще, чего не встретишь в глазах дюжинных людей и чего не определишь словом.

Ну вот, бабушка, как ты, петь будешь или рассказывать? – спрашивает Виноградов.

Как хочешь! Как угодно обществу! – отвечает старуха-поэтесса и вся сияет почему-то.

Расскажи-ка про Добрыню, а то петь больно долго…

Учитель чувствует себя совсем как дома: плюет на эстраду, опускается в кресло, рядом со старухой, и, широко улыбаясь, смотрит на публику.

Вы послушайте-тко, люди добрые,

Да былину мою – правду-истину!.. –

раздается задушевный речитатив, полный глубокого сознания важности этой правды-истины и необходимости поведать ее людям. Голос у Федосовой еще очень ясный, но у нее нет зубов, и она шепелявит. Но этот возглас так оригинален, так не похож на все кафе-кабацкое, пошлое и утомительно однообразное в своем разнообразии – на все то, что из года в год и изо дня в день слушает эта пестробрючная и яркоюбочная публика <…>, что ее как-то подавляет этот задушевный голос неграмотной старухи. Шепот прекращается. Все смотрят на маленькую старушку, а она, утопая в креслах, наклонилась вперед к публике и, блестя глазами, старчески красивая и благородная и еще более облагороженная вдохновением, то возвышает, то понижает голос и плавно жестикулирует сухими, коричневыми маленькими руками.

Уж ты гой еси, родна матушка! –

тоскливо молит Добрыня, –

Надоело мне пить да бражничать!

Отпусти меня во чисто поле

Попытать мою силу крепкую

Да поискать себе доли-счастия!

По зале носится веяние древности. Растет голос старухи и понижается, а на подвижном лице, в серых ясных глазах то тоска Добрыни, то мольба его матери, не желающей отпустить сына во чисто поле. И как будто позабыв на время о «королевах бриллиантов», о всемирно известных исполнительницах классических поз, имевших всюду громадный успех, публика разражается громом аплодисментов в честь полумертвого человека, воскрешающего последней своей энергией нашу умершую старую поэзию.

Теперь «вопль вдовы по муже»... – говорит Виноградов. Публика молчит. Откашлявшись, Федосова откидывается в глубь кресла и, полузакрыв глаза, высоко поднимает голову.

Лю-убимый ты мой му-уженька-а-а...

Сила страшной, рвущей сердце тоски – в этом вопле. Нота за нотой выливаются из груди поэтессы. В зале тихо... Смерть, кладбище, тоска...

Я не могу этого слышать... не могу... – шепчет сзади меня дама в желтой шляпе и, когда я оборачиваюсь взглянуть на нее, прячет в раздушенный платок взволнованное бледное лицо...

Потом вопила девушка, выдаваемая замуж. Федосова вдохновляется, увлекается своей песнью, вся поглощена ею, вздрагивает, подчеркивает слова жестами, мимикой. Публика молчит, все более поддаваясь оригинальности этих за душу берущих воплей, охваченная заунывными, полными горьких слез мелодиями. А вопли – вопли русской женщины, плачущей о своей тяжелой доле, все рвутся из сухих уст поэтессы, рвутся и возбуждают в душе такую острую тоску, такую боль, так близка сердцу каждая нота этих мотивов, истинно русских, небогатых рисунком, не отличающихся разнообразием вариаций – да! – но полных чувства, искренности, силы – и всего того, чего нет ныне, чего не встретишь в поэзии ремесленников искусства и теоретиков его. (...)

Федосова вся пропитана русским стоном, около семидесяти лет она жила им, выпевая в своих импровизациях чужое горе и выпевая горе своей жизни в старых русских песнях. Когда она запела «Соберитесь-ка, ребятушки, на зеленый луг» – по зале раздался странный звук – точно на кого-то тяжесть упала и страшно подавила его. Это вздохнул человек – ярославский купец Канин, мой приятель, один из экспонентов выставки.

Ты что?

Хо-орошо! Так хорошо – слов нет! – ответил он, мотая головой и конфузливо отирая слезы с глаз. Ему под пятьдесят лет,– это фабрикант, солидный господин. Узнал свое, старое, сброшенное, расчувствовался старик. (...)

Русская песня – русская история, и безграмотная старуха Федосова, уместив в своей памяти 30 000 стихов, понимает это гораздо лучше многих очень грамотных людей.

Она кончила петь. Публика подошла к эстраде и окружила поэтессу, аплодируя ей, горячо, громко аплодируя. Поняли! Хороший это был момент. Импровизаторша – веселая и живая – блестит своими юными глазами и сыплет в толпу прибаутки, поговорки; толпа кричит ей вперебой:

Хорошо, бабушка Ирина! Спасибо! Милая!.. (...)

С Всероссийской выставки... 1896 г.

3. Работа по учебнику.

Чтение статьи «Русские народные песни», с. 5–8 (до «исторических песен»).

Задание: выписать группы народных песен (из статьи).

4. Слово учителя с чтением рассказа Горького «О том, как сложили песню».

В 1929 году М. Горький писал своему биографу И. Груздеву: «У меня есть рассказ "О том, как сложили песню", это сделано "с натуры" в Арзамасе, песню сложила прислуга, соседи моего Хотяинцева, председателя Арзамасской земской управы...

Мною в 90-х годах были записаны десятки песен, несомненно, подлинно народных. Они погибли в жандармском управлении, а раньше – я утопил целую тетрадь записей в Керченском проливе. По сей день жалею: песен этих нигде нет у собирателей... Вот сколько написал я Вам. Это объясняется моей любовью к песнетворчеству народному, которое особенно значительно по словам и по музыке. Слова в подлинно народных песнях как жемчуга нанизаны, и нашим поэтам не худо бы почитывать сборники песен...»

М. Горький

Как сложили песню

Вот как две женщины сложили песню, под грустный звон колоколов монастыря, летним днем. Это было в тихой улице Арзамаса, пред вечерней, на лавочке у ворот дома, в котором я жил. Город дремал в жаркой тишине июньских будней. Я, сидя у окна с книгой в руках, слушал, как моя кухарка, дородная рябая Устинья, тихонько беседуют с горничной моего шабра3(см. Примечание), земного начальника.

А еще чего пишут? – выспрашивает она мужским, но очень гибким голосом.

Да ничего еще-то, – задумчиво и тихонько отвечает горничная, худенькая девица, с темным лицом и маленькими испуганно-неподвижными глазами.

Значит – получи поклоны да пришли деньжонок, – так ли?

Вот...

А кто как живет – сама догадайся... эхе-хе...

В пруду, за садом нашей улицы, квакают лягушки странно стеклянным звуком; назойливо плещется в жаркой тишине звон колоколов; где-то на задворках всхрапывает пила, а кажется, что это храпит, уснув и задыхаясь зноем, старый дом соседа.

Родные,– грустно и сердито говорит Устинья,– а отойди от них на три версты – и нет тебя, и отломилась, как сучок! Я тоже, когда первый год в городе жила, неутешно тосковала. Будто не вся живешь – не вся вместе, – а половина души в деревне осталась, и все думается день-ночь: как там, что там?..

Ее слова словно вторят звону колоколов, как будто она нарочно говорит в тон им. Горничная, держась за острые свои колени, покачивает головою в белом платке и, закусив губы, печально прислушивается к чему-то. Густой голос Устиньи звучит насмешливо и сердито, звучит мягко и печально.

Бывало – глохнешь, слепнешь в злой тоске по своей-то стороне; а у меня и нет никого там: батюшка в пожаре сгорел пьяный, дядя – холерой помер, были братья – один в солдатах остался, ундером сделали, другой – каменщик, в Бойгороде живет. Всех будто половодьем смыло с земли...

Склоняясь к западу, в мутном небе висит на золотых лучах красноватое солнце. Тихий голос женщины, медный плеск колоколов и стеклянное кваканье лягушек – все звуки, которыми жив город в эти минуты. Звуки плывут низко над землею, точно ласточки перед дождем. Над ними, вокруг их – тишина, поглощающая все, как смерть.

Рождается нелепое сравнение: точно город посажен в большую бутылку, лежащую на боку, заткнутую огненной пробкой, и кто-то лениво, тихонько бьет извне по ее нагретому стеклу.

Вдруг Устинья говорит бойко, но деловито:

Ну-кось, матушка, подсказывай...

Чего это?

Песню сложим...

И, шумно вздохнув, Устинья скороговоркой запевает:

Эх, да белым днем, при ясном солнышке,

Светлой ноченькой, при месяце...

Нерешительно нащупывая мелодию, горничная робко, вполголоса поет:

Беспокойно мне, девице молодой...

А Устинья уверенно и очень трогательно доводит мелодию до конца:

Все тоскою сердце мается...

Кончила и тотчас заговорила весело, немножко хвастливо:

Вот она и началась, песня! Я те, милая, научу песни склaдывать, как нитку сучить... Ну-ко...

Помолчав, точно прислушавшись к заунывным стонам лягушек, ленивому звону колоколов, она снова ловко заиграла словами и звуками:

Ой, да ни зимою вьюги лютые,

Ни весной ручьи веселые...

Горничная, плотно придвинувшись к ней, положив белую голову на круглое плечо ее, закрыла глаза и уже смелее, тонким вздрагивающим голоском продолжает:

Не доносят со родной стороны

Сердцу весточку утешную...

Так-то вот! – сказала Устинья, хлопнув себя ладонью по колену. – А была я моложе – того лучше песни складывала! Бывало, подруги пристают: «Устюша, научи песенке!» Эх, и зальюсь же я!.. Ну, как дальше-то будет?

Я не знаю, – сказала горничная, открыв глаза, улыбаясь.

Я смотрю на них сквозь цветы в окне; певицы меня не замечают, а мне хорошо видно глубоко изрытую оспой, шершавую щеку Устиньи, ее маленькое ухо, не закрытое желтым платком, серый, бойкий глаз, нос прямой, точно у сороки, тупой подбородок мужчины. Это баба хитрая, болтливая; она очень любит выпить и послушать чтение святых житий. Сплетница она на всю улицу, и больше того: кажется, все тайны города в кармане у нее. Рядом с нею, крепкой и сытой, костлявая, угловатая горничная – подросток. Да и рот у горничной детский; маленькие, пухлые губы надуты, точно она обижена, боится, что сейчас еще больше обидят, и вот-вот заплачет.

Над мостовой мелькают ласточки, почти касаясь земли изогнутыми крыльями: значит, мошкара опустилась низко, – признак, что к ночи соберется дождь. На заборе, против моего окна, сидит ворона неподвижно, точно из дерева вырезана, и черными глазами следит за мельканием ласточек. Звонить пере-стали, а стоны лягушек еще звучней, и тишина гуще, жарче.

Жаворонок над полями поет,

Васильки-цветы в полях зацвели, –

задумчиво поет Устинья, сложив руки на груди, глядя в небо, а горничная вторит складно и смело:

Поглядеть бы на родные-то поля!

И Устинья, умело поддерживая высокий, качающийся голос, стелет бархатом душевные слова:

Погулять бы с милым другом по лесам!..

Кончив петь, они длительно молчат, тесно прижавшись друг ко другу; потом женщина говорит негромко, задумчиво:

Али плохо сложили песню? Вовсе хорошо ведь...

Гляди-ко,– тихо остановила ее горничная.

Они смотрят в правую сторону, наискось от себя: там, щедро облитый солнцем, важно шагает большой священник в лиловой рясе, мерно переставляя длинный посох; блестит серебряный набалдашник, сверкает золоченый крест на широкой груди.

Ворона покосилась на него черной бусиной глаза и, лениво взмахнув тяжелыми крыльями, взлетела на сучок рябины, а оттуда серым комом упала в сад.

Женщины встали, молча, в пояс, поклонились священнику. Он не заметил их. Не садясь, они проводили его глазами, пока он не свернул в переулок.

Охо-хо, девушка, – сказала Устинья, поправляя платок на голове, – была бы я помоложе да с другой рожей...

Кто-то крикнул сердито, сонным голосом:

Марья!.. Машка!..

Ой, зовут...

Горничная пугливо убежала, а Устинья, снова усевшись на лавку, задумалась, разглаживая на коленях пестрый ситец платья.

Стонут лягушки. Душный воздух неподвижен, как вода лесного озера. Цветисто догорает день. На полях, за отравленной рекой Тёшей, сердитый гул, – дальний гром рычит медведем.

(1915 г.)

5. Беседа-размышление по рассказу Горького.

Какие переживания героинь рассказа вылились в песне? («Тоска-кручина» как интонационная доминанта песни.)

Почему им захотелось сложить песню? Какую роль сыграла в этом окружающая обстановка? (Обратите внимание на бытовой фон рассказа – зарисовки города, на звуки, «которыми жив город в эти минуты». Какое впечатление складывается у вас о жизни в городе? Почему, по-вашему, Горький так много внимания уделяет бытовому фону рассказа?)

Какими красками нарисована в песне природа? О чем грустят женщины, о чем мечтают? Как их мечты, выраженные в песне, соотносятся с обыденной жизнью, воспроизводимой писателем?

(Текст песни из рассказа проецируется на экран.)

Эх, да белым днем, при ясном солнышке,

Светлой ноченькой, при месяце...

Беспокойно мне, девице молодой,

Все тоскою сердце мается.

Ой, да ни зимою вьюги лютые,

Ни весной ручьи веселые

Не доносят со родной стороны

Сердцу весточку утешную.

Жаворонок над полями поет,

Васильки-цветы в полях зацвели, –

Поглядеть бы на родные-то поля!

Погулять бы с милым другом по лесам!

Как вы считаете, какие строки сочинила Устинья, а какие – горничная? Чем вы это объясните?

По каким признакам вы отнесете эту песню к народным?

6. Исполнение фольклорным ансамблем песни «В темном лесе...» (с. 8 учебника) с последующим обсуждением: ваши открытия в композиции, интонации, лексике лирической песни, в ее стихе (лирическая проникновенность, лексический и звуковой повтор, нагнетание лирического мотива...).

7. Беседа.

Почему устная словесность предшествовала книжной и письменной?

Какова роль народной поэзии в судьбах писателей, в их творчестве?

(Народные песни, обработанные поэтами и прозаиками, украшали страницы художественных произведений. К плачам Ирины Андреевны Федосовой обращался Н. А. Некрасов, создавая в поэме «Кому на Руси жить хорошо» образ крестьянки. Их цитировали и слегка переделывали П. И. Мельников (Печерский) в романе «В лесах», М. М. Пришвин в очерках «В краю непуганых птиц» (гл. «Вопленица»). Мотивы народных песен отразились в стихах Кольцова. Помним мы и пушкинское: «Ах, умолчу ль о мамушке моей...» – благоговейные строки о няне, которой поэт обязан многими страницами своей поэзии, особенно сказками. А вот стихотворение великого английского поэта Уильяма Блейка «Вступление» («вступление» в собственное творчество!):

Шел я с дудочкой весною,

Занималася заря –

Мальчик в тучке надо мною

Улыбнулся, говоря:

«Песню мне сыграй про агнца!»

Я сыграл – развеселил!

«Ты сыграй-ка это снова!»

Я сыграл – он слезы лил.

«Дудочку оставь и спой мне

То, что прежде ты играл».

И пока я пел ту песню,

Он смеялся и рыдал.

«Выйдет книга неплохая –

Песни эти пусть прочтут», –

Молвил мальчик, исчезая...

Сразу взялся я за труд:

Для письма сломил тростинку,

Бросил в воду горсть земли –

Записал все песни детям,

Чтобы слушать их могли...)

Как встретили эти строки? Почему они так подкупают?

Откуда эта «бесхитростность», «простодушие», прямо-таки детские?

Как построено стихотворение? Какие перемены происходят в сюжете его?

Почему мальчик просит «оставить дудочку» и «спеть снова», а в конце стихотворения говорит вдруг ... о книге?

И вновь хочется вспомнить Пушкина: «Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма...» Что открыли вам слова великого поэта? Почему он уподобил народную сказку поэме? Вынесли ли вы такое же, «пушкинское», впечатление из народной сказки?

В заключение сегодняшнего урока предлагаю послушать еще одну песенную страницу народной поэзии.

Звучит запись песни «Вдоль по улице метелица метет...» (с. 9–10 учебника).

Как расцениваете эту фольклорную страницу?

Сравните ее с другими песнями. Откуда в песне лиризм, мелодичность, отмеченные вами? Чей голос вы услышали в песне?

Можно ли сблизить такую песню со стихотворением? Попробуйте определить ее стихотворный размер.

III. Подведение итогов урока.

Какие существуют группы народных песен?

Что вам известно об обрядовом фольклоре?

Каковы особенности лирических песен?

Домашнее задание: чтение лирических песен (с. 8–10 учебника), подготовленное чтение одной из них с обоснованием выбора.

Урок 4

ЛИРИЧЕСКАЯ ПЕСНЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

1. Лирическая песня в чтении и суждениях восьмиклассников.

Что особенно подкупает в лирической песне?

В чем ее отличие от других песенных жанров?

2. Сопоставительный разбор песен «Уж ты ночка, ты ноченька темная...» и «Вдоль по улице метелица метет...» (с. 9–10 учебника).

Чей голос вы услышали в лирической песне?

В чем различие девичьей песни и той, что принадлежит добру молодцу?

Ваши открытия в лирической песне...

III. Изучение новой темы.

1. Слово учителя.

Что и говорить, заразительна песня, сложенная безвестными творцами.

1) Давайте продолжим наш разговор о том, как народная песня отозвалась в поэзии. На прошлом уроке мы слушали фольклорный вариант песни «Среди долины ровныя...». А знаете ли вы, что эта народная переделка «Среди долины ровныя...» – одна из лучших песен поэта-песенника, профессора Московского университета Алексея Федоровича Мерзлякова (1778–1830). Она стала популярной еще до опубликования в 1830 году. Декабрист А. Е. Розен слышал ее от дежурного солдата в Петропавловской крепости в 1826 году.

Сравните авторский текст песни «Среди долины ровныя...» с народной переделкой.

(Оба текста проецируются на экран.)

Установите отличия.

Расскажите, как изменился текст после его фольклорной обработки. Попытайтесь объяснить эти изменения.

Среди долины ровныя...

Авторский текст

Среди долины ровныя

На гладкой высоте

Цветет, растет высокий дуб

В могучей красоте.

Высокий дуб, развесистый,

Один у всех в глазах;

Один, один, бедняжечка,

Как рекрут на часах!

Взойдет ли красно солнышко –

Кого под тень принять?

Ударит ли погодушка –

Кто будет защищать?

Ни сосенки кудрявыя,

Ни ивки близ него,

Ни кустики зеленые

Не вьются вкруг него.

Ах, скучно одинокому

И деревцу расти!

Ах, горько, горько молодцу

Без милой жизнь вести!

Есть много сребра, золота –

Кого им подарить?

Есть много славы, почестей –

Но с кем их разделить?

Встречаюсь ли с знакомыми –

Поклон, да был таков;

Встречаюсь ли с пригожими –

Поклон – да пара слов.

Одних я сам пугаюся,

Другой бежит меня.

Все други, все приятели

До черного лишь дня!

Где ж сердцем отдохнуть могу,

Когда гроза войдет?

Друг нежный спит в сырой земле,

На помощь не придет.

Ни роду нет, ни племени

В чужой мне стороне;

Не ластится любезная

Подруженька ко мне!

Не плачется от радости

Старик, глядя на нас;

Не вьются вкруг малюточки,

Тихохонько резвясь!

Возьмите же все золото,

Все почести назад;

Мне родину, мне милую,

Мне милой дайте взгляд!

2) А вот еще одна «русская песня» поэта той же поры – «Соловей мой, соловей!..» Антона Антоновича Дельвига.

(Звучит запись песни.)

Действительно ли это «русская песня» – или имитация ее, то есть подделка, как нередко бывает?

Что вам показалось особенно удачным в песне Дельвига?

3) Можно ли миновать Алексея Васильевича Кольцова, его песню «Кольцо»: «Я затеплю свечу / Воску ярова...»?

Сопоставьте этот стих-песню Кольцова с народной песней «Во саду ли, в огороде / Девица гуляла...», где девушка отвечает любимому: «Если любишь друга, купишь / Золото колечко, / Твое золото колечко / Прижму ко сердечку», он же ее умоляет: «Ты носи, носи, милая, / Не теряй колечка, / не теряй, душа, колечка, / Не суши сердечка...» Сравните с песней Кольцова. Ведь песня поэта – продолжение народной песни: расставание с кольцом, коль нет «друга милова», но кольцо «невредимо, черно на огне» – не поддается тлению «память милова»!..

4) И еще одно «Колечко» – некрасовское: «Кумачу я не хочу, / Китайки не надо» – строками народной песни о золотом колечке открывается поэма «Коробейники»: «Ой, легка, легка коробушка...» (чтение и обсуждение второго фрагмента 1-й главы).

Сопоставьте некрасовские строки с народными песнями.

2. Самостоятельная творческая работа.

Сопоставьте стихотворение И. И. Козлова (1779–1840) «Вечерний звон» (перевод из Т. Мура1(см. Примечание.)) и народную песню на его основе. В чем вы видите отличия? Чем их объяснить?

(Звучит запись песни «Вечерний звон»2 (см. Примечание.).)

(Учащимся раздаются карточки с авторским текстом и фольклорным вариантом.)

Вечерний звон

И. И. Козлов

Вечерний звон, вечерний звон!

Как много дум наводит он

О юных днях в краю родном,

Где я любил, где отчий дом,

И как я, с ним навек простясь,

Там слушал звон в последний раз!

Уже не зреть мне светлых дней

Весны обманчивой моей!

И сколько нет теперь в живых

Тогда веселых молодых!

И крепок их могильный сон;

Не слышен им вечерний звон!

Лежать и мне в земле сырой!

Напев унылый надо мной

В долине ветер разнесет;

Другой певец по ней пройдет,

И уж не я, а будет он

В раздумье петь вечерний звон!

Фольклорный вариант

Вечерний звон, вечерний звон,

Как много дум наводит он!

О юных днях в краю родном,

Где я любил, где отчий дом,

И как я, с ним навек простясь,

Там слушал звон в последний раз!

И многих нет теперь в живых,

Тогда веселых, молодых!..

Вечерний звон, вечерний звон,

Как много дум наводит он!

3. Заключительное слово учителя по 1-й части урока.

Как вы считаете, всякое ли стихотворение может превратиться в народную песню? Конечно, нет. Из множества стихотворений Пушкина народными песнями стали только некоторые, наиболее известные – «Под вечер, осенью ненастной», «Буря мглою небо кроет»; из стихотворений Лермонтова – «Выхожу один я на дорогу»; Некрасова – «Что так жадно глядишь на дорогу», «Ой, полна, полна коробушка». А прекрасные стихотворения Тютчева, хотя и положены были на музыку, популярности в народе не обрели. Фольклористы, исследуя причины этого, пришли к выводу, что в народ переходили стихотворения напевные (удобные для пения размеры – хорей, анапест, амфибрахий; менее удобные – ямб и дактиль), как правило, сюжетные, близкие фольклору по идее и образности.

В народном бытовании они подвергались переработкам с целью приблизить их содержание к народной поэзии, придать им нужные песенные качества.

(Композиционные и стилистические изменения указывают на стремление к наибольшей ясности и художественной простоте.)

Охотно допуская приемы поэтики старинных устных песен – постоянные эпитеты, слова ласкательные и т. д., фольклорная песня не терпит подлаживания под простонародную речь.

Расположение рифм имеет большое значение для перехода стихотворения в фольклор. Наблюдения показывают, что здесь чем проще, тем лучше. Слишком сложные строфы не годятся. Рифмы обычно парные или через стих; даже опоясывающие рифмы в песнях встречаются редко... потому что они для слуха труднее перекрестных, осложняют ритм...

(По статье И. Н. Розанова

«От книги к фольклору»)

4. Работа по учебнику со статьей «Исторические песни» (с. 10).

1) Чтение статьи.

2) Пользуясь статьей, закончить предложения (письменно):

Исторические песни – это...

По форме они близки...

Основные образы исторических песен...

Художественные приемы, используемые в исторических песнях...

3) Чтение и обсуждение песен «Пугачев в темнице», «Пугачев казнен» (с. 10–11 учебника).

Беседа по вопросам:

Какие исторические песни остались в вашей памяти? Почему вы их запомнили?

В чем тайны высокой художественности исторических песен?

5. Работа с повестью «Капитанская дочка».

Как отозвались исторические песни в писательском творчестве? Мог ли Пушкин написать «Капитанскую дочку», не обращаясь к народным песням?

Откроем пушкинскую «Капитанскую дочку», которую нам еще предстоит читать; пробегите глазами ее страницы.

Почему автор открывает главы эпиграфами, черпая их по преимуществу из народной поэзии? Какой ее жанр он предпочел?

Сопоставьте песни, процитированные автором.

Почему так широко представлены в «Капитанской дочке» песенные жанры: и разбойничьи, и солдатские, и лирические, и свадебные песни?

Что вы ждете от романа Пушкина после такого «наплыва» народной песни?

IV. Подведение итогов урока.

Каковы особенности исторических песен?

В чем сходство и различие народных исторических песен и былин?

Какое отношение народа к Пугачеву передают исторические песни?

Домашнее задание: самостоятельно подготовить тему «Частушки», рассказать о своеобразии этого жанра; подобрать для чтения в классе несколько частушек; попытаться составить свою частушку на школьную тему.

Урок 5

ПРЕДАНИЯ

Цели: познакомить учащихся с преданиями о Пугачеве и Ермаке, отметив, что наиболее значительная и значимая черта русской литературы XVII века – сознание ценности человеческой личности самой по себе (о Ермаке); показать, как сквозь непритязательную, часто безыскусную словесную форму в литературе второй половины XVIII века пробивается нередко подлинная сила народного гнева (о восстании Пугачева); повторить исторические песни о Пугачеве; отметить своеобразие жанра частушек.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

1. Работа по карточкам.

Карточка 1.

1) Что мы называем песней? Какие виды фольклорных песен вы знаете? (Песня – небольшое лирическое произведение, предназначенное для пения. Народные песни бывают лирические, исторические, обрядовые, плясовые.)

2) Прочитайте текст песни. Каким событиям она посвящена? Как называются песни подобного содержания?

Под славным городом под Полтавой

Подымалась Полтавская баталья.

Запалит шведская сила

Из большого снаряда – из пушки;

Запалит московская сила

Из мелкого ружья – из мушкета.

Не крупен чеснок рассыпался –

Смешалась шведская сила.

Распахана шведская пашня,

Распахана солдатской белой грудью;

Орана шведская пашня

Солдатскими руками;

Посеяна новая пашня

Солдатскими головами;

Поливана новая пашня

Горячей солдатской кровью.

(Эта песня рассказывает о Полтавской битве, о сражении русской армии под предводительством Петра I со шведами. содержание позволяет отнести эту песню к историческим.)

3) Какие свойственные народной песне художественные приемы можно отметить в этом произведении?

(Для народной песни характерны повторы. Здесь они есть: предлог под, запалит, распахана и др. песня построена на противопоставлении шведской и русской силы (армии). Поле битвы сравнивается с пашней, боевые действия – с пахотой. Есть также свойственные фольклору постоянные эпитеты – белая армия, горячая кровь, крупен чеснок.)

4) Как вы поняли основную мысль (идею) этой народной песни?

(Основная мысль такова: несмотря на то что шведская армия была лучше вооружена (пушки против мушкетов) и более многочисленна, русские победили благодаря мужеству и воинской доблести.)

Карточка 2.

1) Какие песни можно назвать народными лирическими? В чем их своеобразие? Чему они посвящались?

(В лирических народных песнях повествовательное начало менее развито, в них обычно выражаются чувства, переживания отдельного человека и в то же время многих людей, так как каждая песня передавалась от поколения к поколению долгое время. Каждый исполнитель поет как бы о себе, вкладывая свою душу; от этого песня не меняется, но становится по-настоящему народной. В лирических песнях отражаются любовные переживания, размышления о нелегкой доле, различные события семейной и общественной жизни. Чаще всего лирические песни протяжные, грустные, но бывают и веселые, плясовые.)

2) Прочитайте песню. Какова ее тема? Какое настроение она передает? К какому виду песен ее можно отнести?

Уж ты ночка, ты ноченька темная,

Ты темная ноченька, осенняя!

Нет у ноченьки светлого месяца,

Светлого месяца, ни частых звездочек!

Нет у девицы родного батюшки,

Нет ни батюшки, нет ни матушки,

Нет ни братца, ни родной сестры,

Нет ни рода, нет ни племени!

Уж как был-то у ней мил-сердечный друг,

Да и тот теперь далеко живет...

(Эту песню можно отнести к лирическим. Она рассказывает о тяжкой сиротской доле, об одиночестве героини. Настроение она передает невеселое: тоска, печаль сопровождают жизнь сироты.)

3) Какой распространенный прием построения лирической песни встречается здесь? В чем он состоит?

(В построении этой песни использован прием параллелизма. Вначале идет описание темной осенней ночи, ночи пасмурной, без звезд и без месяца. Потом тяжелой, безрадостной (темной) судьбы девушки-сироты, у которой нет ни родных, ни знакомых, даже милый друг «далеко живет».)

Карточка 3.

1) Расскажите о народных песнях. Какие существуют группы народных песен? Расскажите об обрядовом фольклоре.

2) Каковы особенности лирических, исторических песен? Какие настроения передает каждая из них и какие чувства сообщает слушателям?

3) Вспомните, какие исторические песни вам известны. С какими событиями они связаны?

(«Ермак готовится к походу на Сибирь» – завоевание новых сибирских земель; «Степан Разин на Волге» – народное восстание под предводительством Степана Разина; «Пугачев в темнице», «Пугачев казнен» – бунт с Емельяном Пугачевым во главе.)

4) Многие поэты разных эпох писали песни в подражание народным. Песни Н. Языкова и А. Кольцова, Ф. Глинки и Н. Некрасова, И. Козлова и многих других стали народными, т. е. их поет не одно поколение людей.

Вспомните (прочитайте) стихотворение А. Ф. Мерзлякова «Среди долины ровныя...», которое называется «Песня». Чем оно похоже на народную песню? (Текст прилагается, смотри урок 4.)

(В этой песне, ставшей народной, используются традиционные приемы фольклорной песни: параллелизм (одинокий дуб – одинокий в «чужой стороне» герой); повторы (мне родину, мне милую, мне милой дайте взгляд); слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами (подруженька, малюточки, тихохонько и др.); инверсия (друг нежный; не вьются ... малютки и т. п.)

Карточка 4.

1) Задание: прочитайте песни; отметьте, какие мотивы народных песен отразились в стихотворении Кольцова.

Народные песни

Уж вы ночи мои, ночи темные!

Вечера ли мои, вечера осенние!

Я все ночи, все ночи просиживал,

Я все думы, все думы придумывал –

Как одна дума-думушка с ума нейдет.

Она с ума нейдет, со велика разума:

Если б были у меня, у молодца, крылушки,

А еще-то были да сизые перушки,

Полетел бы я на свою сторонушку,

Поглядел бы я на свое подворьице,

А еще бы я на родного батюшку,

А еще бы я на родную матушку,

А еще бы я на свою молоду жену,

На свою молоду жену да на малых детушек.

***

Ох, батюшка наш, славный тихий Дон!

Тихохонько бежешь, глубоко копашь.

Славой выводишь круты бережки,

Посредь себя становишь часто островы,

На море, на устьице – часты ракитовы кусты.

Во кустичке свивал сокол тепло гнездышко.

На завивочку кладет сокол чистого серебра,

По краюшкам выводит красным золотом,

Покрышечку сокол красит плисом-бархатом.

Свивши сокол тепло гнездо, сам задумался:

На что было, к чему свивать тепло гнездо:

Нет у меня, у сокола, соколинушки,

У меня ли, у доброго молодца, молодой жены!

А. В. Кольцов

Раздумья селянина

Сяду я за стол

Да подумаю,

Как на свете жить

Одинокому.

Золотой казны,

Угла теплова,

Бороны – сохи,

Коня – пахаря;

Нет у молодца

Молодой жены,

Нет у молодца

Друга вернова,

Вместе с бедностью

Дал мне батюшка

Лишь один талан –

Силу крепкую:

Да и ту как раз

Нужда горькая

По чужим людям

Всю истратила.

Сяду я за стол

Да подумаю,

Как на свете жить

Одинокому.

1837 г.

2) Какие существуют группы народных песен? Что вы знаете об обрядовом фольклоре?

3) Укажите особенности лирических песен. Какие народные песни вы знаете и какие песни вам нравятся?

Карточка 5.

1) Прочитайте народную песню и отрывок из поэмы Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». Что передал Некрасов в народной песне? Почему?

Народная песня

Спится мне, младешенькой, дремлется,

Клонит мою голову на подушечку:

Свекор-батюшка по сеничкам похаживает,

Сердитый по новым погуливает.

Стучит-гремит, стучит-гремит,

Снохе спать не дает:

«Встань, встань, встань ты, сонливая!

Встань, встань, встань ты, дремливая!

Сонливая, дремливая, неурядливая!»

Спится мне, младешенькой, дремлется,

Клонит мою голову на подушечку.

Свекровь-матушка по сеничкам похаживает,

Сердитая по новым погуливает.

Стучит-гремит, стучит-гремит,

Снохе спать не дает:

«Встань, встань, встань ты, сонливая!

Встань, встань, встань ты, дремливая!

Сонливая, дремливая, неурядливая!»

Спится мне, младешенькой, дремлется,

Клонит мою голову на подушечку.

Мой любезный по сеничкам похаживает,

Легохонько, тихохонько поговаривает:

«Спи, спи, спи, спи ты, моя умница,

Спи, спи, спи ты, разумница!

Загонена, забронена, рано выдана».

Н. А. Некрасов

Из поэмы «Кому на Руси жить хорошо»

Матрена

Спится мне, младенькой, дремлется,

Клонит голову на подушечку;

Свекор-батюшка по сеничкам похаживает,

Сердитый по новым погуливает.

Странники

(хором)

Стучит, гремит, стучит, гремит,

Снохе спать не дает:

Встань, встань, встань, ты – сонливая!

Встань, встань, встань, ты – дремливая!

Сонливая, дремливая, неурядливая!

Матрена

Спится мне, младенькой, дремлется,

Клонит мою голову на подушечку.

Свекровь-матушка по сеничкам похаживает,

Сердитая по новым погуливает.

Странники

(хором)

Стучит, гремит, стучит, гремит,

Снохе спать не дает:

Встань, встань, встань, ты – сонливая!

Встань, встань, встань, ты – дремливая!

Сонливая, дремливая, неурядливая!

2) Какую роль в народной песне играют повторы отдельных слов и целых строк?

3) В чем сходство и различие народных исторических песен и былин?

2. Работа по теме «Частушки» (по материалу учебника, с. 11–12).

Расскажите о своеобразии жанра частушек. Как они исполняются? Какие музыкальные инструменты сопровождают народные песни и частушки?

Как в частушках отражается время?

Р/р. Есть ли какая-то связь слова частушка со словами часто, частить?

3. Исполнение учащимися собственных частушек.

III. Изучение новой темы.

1. Сообщение темы и целей урока.

2. Вступительное слово учителя по новой теме.

Наиболее значительная и значимая черта русской литературы XVIII века – сознание ценности человеческой личности самой по себе, со всеми дурными и хорошими чертами ее характера.

Человек ценен своей личной инициативой, самим своим существованием, индивидуальными чертами своей личности. Сознание ценности человеческой личности развивается, однако вслед за осознанием значения народа в исторических событиях. В повестях о завоевании Сибири атаманом Ермаком, об Азовском осадном сидении казаков и в других произведениях XVII века народные массы по собственной инициативе присоединяют к Русскому государству города и области, сами их обороняют, проявляя беззаветную храбрость и мужество.

Повести о завоевании Сибири Ермаком, известные в науке под названием «Сибирские летописи» (предания), представляют собой литературно обработанные воспоминания самих казаков – участников похода или их потомков. Повести эти начинались с «Написания», которое было составлено казаками в 1623 году. И оказались в руках у составителя первой Сибирской летописи в 1620-х годах при сибирском архиепископе Киприане. Однако последующие официальные повествователи (а их было несколько) не могли полностью устранить основной тенденции казачьего «Написания»: казаки во главе с Ермаком по собственной инициативе завоевали Сибирь, силой вынудили Строгановых снабдить их всем необходимым и добровольно отдали Сибирь Русскому государству. Последующие повествователи-составители Есиповской и Строгановской летописи расцветили первоначально простые рассказы пышной фразеологией и народную идеализацию Ермака изменили в церковном духе.

3. Чтение предания «О покорении Сибири Ермаком» (с. 14–16 учебника).

4. Беседа по тексту.

Каким народ представляет себе Ермака?

Уверены ли рассказчики, что говорят правду? Подтвердите примерами.

5. Рассматривание иллюстрации В. Сурикова «Покорение Сибири Ермаком».

Так ли вы представляли себе эпизод покорения Сибири, как изобразил художник В. Суриков на картине «Покорение Сибири Ермаком»?

6. Слово учителя о литературе второй половины XVIII века.

С 60-х годов открывается новый период в истории русской литературы и общественной мысли XVIII века. К тому времени резко углубились политические и социальные противоречия в жизни страны. Усиление эксплуатации заводских, государственных и помещичьих крестьян вызвало бурный подъем крестьянского движения. В 1773–1775 гг. крестьянская война под предводительством Пугачева грозила привести дворянско-самодержавную империю «на самый край конечного разрушения и гибели» (Фонвизин). Жестокая расправа с восставшим народом на время приглушила крестьянское движение, но уже вскоре волнения в деревнях вспыхивают снова, а в 1796–1797 гг. вызывают опасные повторения пугачевщины.

Настроения народных масс находят непосредственное выражение в произведениях «низовой», рукописной, народно-демократической сатиры и публицистики («Плач холопов», указы, манифесты и воззвания Пугачева, «Челобитная к богу от крымских солдат», «Жалостное сказание», стихи беглого крепостного В. В. Подзорова). Сквозь непритязательную, часто безыскусную словесную форму в подобных произведениях пробивается нередко подлинная сила народного гнева: уже Пушкин оценил одно из воззваний Пугачева как «удивительный образец народного красноречия, хотя и безграмотного».

Вспомните, какие исторические песни о Пугачеве вам известны. («Пугачев в темнице», «Пугачев казнен».)

Какое отношение к Пугачеву передают эти исторические песни? Чего в них больше – уважения, жалости, сострадания, осуждения? Какие литературные приемы помогают народным певцам сообщить эти чувства слушателям?

7. Чтение предания «О Пугачеве» (с. 13 учебника).

IV. Подведение итогов урока.

Какой из текстов преданий вам понравился больше?

В чем сходство и различие преданий и народных сказок?

Домашнее задание: подготовить пересказ предания «О покорении Сибири Ермаком», включив характерную для этого предания лексику (задание 1, с. 17, раздел «Развивайте дар слова»); вспомнить произведения из древнерусской литературы по предыдущим классам.

Урок 6

«Повесть О ЖИТИИ И О ХРАБРОСТИ БЛАГОРОДНОГО
И ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО»
(2 часа)

Цели урока: познакомить учащихся с «Повестью о житии... Александра Невского»; показать, как в русской литературе в период монголо-татарского завоевания возникло стремление пробудить патриотические чувства читателей; учить узнавать прочитанные произведения и определять их жанры; работать над умением отбирать определения, характеризующие тональность литературы Древней Руси, ее художественный мир.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

1. Пересказ предания «О покорении Сибири Ермаком» с включением характерной для этого предания лексикой: много в ней великого добра таится; занемог; хвороба; доспехи; завел разговор; богатства несметные; нехоженая землица лежит; одолел сибирского хана и т. д.

В чем сходство и различие преданий и народных сказок? Покажите на примерах в процессе пересказа фрагментов.

I. Изучение новой темы.

1. Беседа по вопросам.

Как начиналась русская литература? Определите ее хронологические (время) и географические («откуда есть пошла») истоки.

Остались ли в вашей памяти творения древнерусской словесности? Вспомните самое волнующее.

Как надо читать произведения Древней Руси? В чем неповторимость их интонаций, лексики, художественных образов? Какие слова, обороты остались в памяти?

(Определения, характеризующие тональность литературы Древней Руси, ее художественный мир:

неторопливость, обстоятельность;

степенность, торжественность;

велеречивость (высокопарность, напыщенность по языку, красноречивость), возвышенность, книжность;

исповедальность, монологичность;

драматизм, трагичность;

взволнованность, эмоциональность, лиризм;

человечность, сострадание, кротость, смирение, благоговение, религиозность.)

Помните ли вы героев древнерусской литературы? Кто из них наиболее близок и интересен?

Как вы подразделили бы бесконечно многообразную литературу Древней Руси? Что такое «жанр» и необходимо ли это понятие?

(Жанры – группы произведений внутри литературных родов, имеющие один или несколько общих признаков и сходные черты художественного мира, определяемые особенностями художественной условности данной группы произведений. Жанры духовной литературы: молитва, притча, житие, поучение, повесть, летопись.)

2. Викторина: узнайте прочитанные произведения и определите их жанр.

«Вот, вышел сеятель сеять. И когда он сеял, иное упало при дороге; налетели птицы и поклевали его. Иное упало на места каменистые, где немного было земли; и тотчас взошло, потому что земля была не глубока. Когда же взошло солнце, увяло и, как не имея корня, засохло. Иное упало в терпение, и выросло терпение и заглушило его. Иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто раз, а другое в шестьдесят, иное в тридцать. Кто имеет уши слушать, да услышит».

(«Притча Иисуса Христа о сеятеле».)

«Радуйся, Петр, ибо дана тебе была от Бога сила убить летающего свирепого змея! Радуйся, Феврония, ибо в женской голове твоей мудрость святых мужей заключалась! ...Радуйтесь, честные предводители, ибо в княжении своем со смирением, в молитвах, творя милостыню, не возносясь прожили; за это и Христос осенил вас своей благодатью, так что и после смерти тела ваши неразлучно в одной гробнице лежат, а духом вы предстоите перед владыкой Христосом! Радуйтесь, преподобные и преблаженные, ибо и после смерти незримо исцеляете тех, кто с верой к вам приходит!»

(«Повесть о Петре и Февронии Муромских»,

написана в жанре жития святых.)

«Некий человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые ограбили его, сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел той же дорогой, увидел его и прошел мимо. Также шел помощник священника, подошел, посмотрел и прошел мимо. А потом проезжал этой дорогой самарянин, увидел его и сжалился. Он подошел, перевязал ему раны, возлил масло в вино. И посадил на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем».

(«Притча о добром самарянине».)

«И нашел быка большого и сильного. И велел он разъярить его. Прижгли быка каленым железом и пустили, и побежал бык мимо него, и схватил он быка рукою за бок, и вырвал кожу с мясом, сколько рука захватила. И сказал ему Владимир: «Можешь с ним бороться».

(«Сказание о Кожемяке».)

«А отец приказал слугам: «Принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги. И заколите откормленного теленка, станем пировать и веселиться. Ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся».

(«Притча о блудном сыне».)

«И сказал им:

Соберите хоть по горсти овса, пшеницы или отрубей.

Они собрали. И повелел женщинам сделать болтушку, из чего кисель варят, выкопать колодец, а болтушку налить в кадку и опустить ее в колодец. И велел выкопать другой колодец и вставить в него кадку, и поискать меду. Нашли лукошко меду в княжеской кладовой. И приказал он разбавить мед и влить в кадку во второй колодец».

(«Сказание о белгородском киселе».)

О каком Сергии идет речь?

«Преподобный и богоносный отец наш Сергий родился в городе Ростове от благоверных родителей Кирилла и Марии... Когда ему исполнилось семь лет, отдан был в учение...

Отшельник, он спокойно, как все делал в жизни, поднял крест свой за Россию и благословил Дмитрия Донского на ту битву, Куликовскую, которая для нас навсегда примет символический, таинственный оттенок.

В поединке Руси с ханом имя Сергия навсегда связано с делом созидания России».

(«Житие Сергия Радонежского».)

Разговор о «Житиях» продолжит «Повесть о житии и о храбрости благородного и великого князя Александра Невского».

3. Слово учителя о традиции Киевской Руси в литературе XIII века.

В 1237–1240 гг. на ослабевшие от внешних и внутренних войн русские княжества обрушилось монголо-татарское нашествие. Развитие русской литературы было задержано и ослаблено. В летописных повестях об этом нашествии усилились религиозные мотивы: события понимались как «гнев божий» за «грехи».

В самом начале монголо-татарского завоевания, немецкой и шведской агрессии в русской литературе возникает стремление пробудить патриотические чувства читателей. Этой теме посвящаются в Северо-Восточной Руси «Слово о погибели Русской земли» и «Житие Александра Невского», о котором у нас и пойдет сегодня речь на уроке.

Повесть о великом князе владимирском Александре Невском (ок. 1220–1263) сложилась как дружинно-воинское произведение под пером одного из придворных князя, но дошла она до нас в обработке в виде «Жития» святого. «Житие» прославляет Александра как полководца и воина, правителя и дипломата. Оно открывается «славой» герою, которая уподобляется славе всех всемирно известных героев древности. Новгородский герой был одноименен Александру Македонскому, подобен «царю» Ахиллесу, а также библейским героям Самсону, Соломону, Давиду, римскому императору Веспасиану. Имя его прославилось повсюду от моря «Варяжского» (Балтийского) и даже до «великого Рима». Был «грозен глас его, яко труба звенящи, и бысть Александр [...] непобедим, яко един Акрита» (византийский герой «Девгениева деяния»). «Житие» выделяет основные моменты биографии Александра, связывая их с победоносными битвами со шведами на Неве (1240 г.) и немцами на Чудском озере (1242 г.). библейские реминисценции (воспоминания) сочетаются здесь с русским историческим преданием, литературные традиции – с реальными наблюдениями над битвой: «восходящу солнцу, и ступишася обои. И бысть сеча зла и труск от копий ломления и звук от сечения мечного, якоже и езеру померзъшю двигнуться; и не бе видети леду, покры бо ся кровию». подчеркивается доблесть князя, который «самому королю [шведскому королевичу Леспе] возложи печать на лице острымь своимь копиемь». Подвиги шести мужей, «храбрых и сильных» (Гаврилы Алексича, Збыслова Якуновича и др.) составляют взаимосвязанные эпизоды, имеющие характер пересказа эпической песни, сложившейся в княжеско-дружинной среде вскоре после битвы и, очевидно, по инициативе самого князя («сил вся слышахом, – пишет автор, – от господина своего Александра»). Но перед этими фольклорно-богатырскими эпизодами развертывается картина традиционно-литературного «видения», когда в воздухе появляются святые Борис и Глеб, чтобы помочь Александру – «сроднику» своему. «Житие» восприняло лучшие «воинские» образцы оригинальных и переводных памятников Киевской Руси, продолжив также стилистические традиции галицкой литературы. Оно повлияло в дальнейшем на «Слово о житии и о преставлении князя Дмитрия Донского» летописную повесть «О Мамаевом побоище».

4. Комментированное чтение «Повести о житии... Александра Невского» (с. 19–26 учебника) с последующей беседой.

Какой теме посвящена повесть и какие чувства вызывает при чтении?

Как называет себя рассказчик и что хочет подчеркнуть этим? Как он говорит о том, что был современником Александра?

Каким героям уподобляет рассказчик князя? О каких его подвигах рассказывает?

Как вы понимаете слова Александра Невского, которыми он укреплял «дух дружины своей»: «Не в силе Бог, но в правде»?

Кого Александр называет народом «высокомерным» и кто похвалялся: «Посрамим народ славянский», «Возьмем Александра руками»?

каков последний подвиг Александра? Зачем он пошел к царю? Как об этом говорится в повести?

Какими словами и от чьего лица автор описывает горе от утраты, понесенной землей Суздальской со смертью Александра? (с. 26, от слов «О, горе тебе, бедный человек!..» и до слов «Разумейте, зашло солнце земли Суздальской».) Произнесите слова вслух и объясните их смысл.

Домашнее задание: составить небольшой словарик характерных для этого текста слов, тех, которые могут использоваться сегодня, и тех, которые «ушли в прошлое» (задание 4, с. 27, раздел «Будьте внимательны к слову»); подготовить выразительное чтение по ролям отдельных фрагментов повести.

Урок 7

«Повесть О ЖИТИИ И О ХРАБРОСТИ БЛАГОРОДНОГО
И ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО»
(продолжение)

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

1. Выразительное чтение по ролям фрагментов «Повести о житии ... Александра Невского».

2. Работа по р/р: проверка словарика характерных для данного текста слов, которые можно использовать сегодня и которые «ушли в прошлое».

(Деяния – (высок.) – действия, поступок.

Сеча (стар.) – сражение.

Распря (устар.) – ссоры, раздоры.)

3. Работа (самостоятельная) по вариантам.

1-й вариант.

1. Назовите жанры древнерусской литературы. Дайте определение воинской повести.

2. Как звали шестерых мужей храбрых, которые «вместе с ним [Александром] крепко сражались»? С чем сравнивает автор сердца «мужей Александровых»?

2-й вариант.

1. Назовите жанры древнерусской литературы. Дайте определение житиям.

2. Какими словами Александр укрепляет «дух дружины своей»? Как вы их понимаете? С помощью каких средств создается образ героя?

III. Изучение новой темы (продолжение).

1. Сообщение цели: как отразилась русская история в картинах.

Рассматривание иллюстрации П. Корина «Александр Невский».

(Триптих – (гр. triptychos сложенный втрое) – 1) складная икона, имеющая три створки; 2) произведение искусства из трех картин, рельефов, рисунков и т. д., объединенных одной идеей, темой, сюжетом.)

Так ли вы представляли себе Александра Невского, когда читали повесть о нем? Найдите цитаты из «Повести...», рисующие Александра. («Рост его был больше других людей», «лицо же его как лицо Иосифа».)

Используя художественные средства повести, составьте устную характеристику князя Александра.

2. Чтение материала учебника (с. 28–30).

3. Рассматривание картин Г. Семирадского «Александр Невский принимает папских легатов» и В. Серова «Въезд Александра Невского в Псков после Ледового побоища».

Пользуясь материалом статьи В. Шевченко, расскажите, что вы знаете об исторических событиях, изображенных художниками на этих картинах.

IV. Подведение итогов урока.

Как вы считаете, какие произведения Древней Руси были особенно близки и дороги их современникам? Почему они оказывали предпочтение житиям?

Стоит ли перечитывать произведения древности? Живы ли они?

Итак, каков же художественный мир литературы Древней Руси, ее интонации, образы, краски?

Закончите выполнение самостоятельной работы, включив в нее третий вопрос: «Найдите достаточно точные слова-определения художественного мира литературы Древней Руси и запишите их, соотнеся с изученными произведениями (в том числе с "Повестью о житии... Александра Невского")».

Домашнее задание: подготовить письменную характеристику князя Александра Невского, используя художественные средства повести. Индивидуальное задание: подготовить выразительное чтение «Повести о Шемякином суде».

Урок 8

Внеклассное чтение.
«ПОВЕСТЬ О ШЕМЯКИНОМ СудЕ»

Цели урока: познакомить учащихся с повестью XVII века, которая осуждает не только корыстолюбивых судей, но и все судопроизводство в целом; отметить важнейшие черты средневековой литературы, ее литературное новаторство.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

Чтение 2–3 письменных характеристик, рецензирование. (Тетради собрать на проверку.)

III. Изучение новой темы.

1. Вступительное слово учителя.

Каждая национальная литература обладает своими характерными особенностями. Как у любого живого человека есть свои привычки, привязанности, любимые цвета и излюбленные речевые обороты, так и литература определенной нации придерживается какой-то своей общей традиции, заложенной многими поколениями писателей. Литературная традиция складывается веками: в основе русской национальной традиции – сочетание фольклора и духовной литературы.

Художественной литературы, подобной западноевропейской, на Руси до XVII столетия не было. Зато выделялась богатая и обладавшая высоким художественным совершенством духовная литература. Мне не придется долго убеждать вас в ее совершенстве, я лишь напомню вам «Сказание о Борисе и Глебе», «Повесть о разорении Рязани Батыем», только что изученное «Житие святого Александра Невского»... Нужны ли иные доказательства?

Издревле книжность, грамотность сосредоточивалась в русских монастырях, в храмах. Носителями литературных традиций были священнослужители православной церкви. Церковь хорошо понимала свое культурное значение и стремилась полностью удовлетворить культурные, в том числе и литературные, запросы своих прихожан. Вот почему церковные книги поднимают проблемы, далеко выходящие за рамки собственно религиозного чтения. На эту особенность русской средневековой культуры обратил внимание М. В. Ломоносов. Великий писатель, русский ученый, почувствовавший опасность безоглядного преклонения перед западной культурой, создал замечательный труд под названием «О пользе книг церковных».

Не будем забывать, что на Руси в то время еще не было такого сильного разрыва между помещичьей и крестьянской культурами, как в Западной Европе. Русский помещик слушал проповедь в церкви вместе со своими крестьянами, а на праздничное застолье приглашал сельских певцов. Мамки и няньки, следившие за детьми русских феодалов, рассказывали им народные сказки и пели народные песни.

Таким образом, в период Средневековья на Руси развивалась самобытная словесность, ориентировавшаяся на два основных идеала: православный (церковная литература) и общенародный (устное народное творчество). Именно в этот период в традиционные представления о русском характере были заложены такие качества, как патриотизм, душевная щедрость, высокая требовательность к себе, честность, стремление к самосовершенствованию и самопознанию.

Важной чертой средневековой литературы, как вы помните, была ее связь с летописной традицией. Все важнейшие события русской истории получали осмысление в замечательных памятниках словесности: «Слово о полку Игореве», «Слово о погибели русской земли» и др. В XVI веке начинает формироваться светская литература. В это время возникает жанр, называемый «повестью» (в значении «повествование», «рассказ»), в котором делаются первые попытки пересказать сюжеты западноевропейских рыцарских романов («Повесть о Петре Златые власы»), осмыслить исторические события («Повесть об Азовском осадном сидении донских казаков») или преподать читателю нравственный урок («Повесть о Савве Грудцыне»). Центральное место в этих произведениях занимает образ человека, оказавшегося в сложной жизненной ситуации, из которой он самостоятельно должен найти выход.

В XVII веке появляется сатирическая разновидность «повести», в которой проявляются демократические тенденции. Эта разновидность очень последовательно ориентируется на народный, фольклорный идеал.

Литература не только пишет о народе – сам народ, демократическая среда начинает создавать свою литературу. Создателями этой литературы были простые крестьяне, ремесленники, мелкое духовенство.

Сатирическая повесть охотно пользовалась эпизодами из сказок, а иногда попросту пересказывала известные сказочные сюжеты. В то же время в ней поднимались очень серьезные вопросы: «Повесть о Ерше Ершовиче», описывающая под видом тяжбы между ершом и лещом – жителями Ростовского озера – земельные тяжбы XVII века, разоблачала пороки русского судопроизводства; «Повесть о Шемякином суде»», изобличающая взяточничество судей, представляла конфликт между богатыми и бедными; «Азбука о голом и небогатом человеке» рассказывала о злоключениях москвича – посадского; «Калязинская челобитная» давала представление о пьянстве в монастырях.

Сегодня нам предоставляется возможность познакомиться с одним из этих произведений – «Повестью о Шемякином суде».

Читая эту «Повесть...», обратите внимание на использование фольклорных приемов в организации повествования. думаю, что вы обнаружите здесь известное сходство со сказкой, но при этом проследите, как показаны в «Повести...» основные персонажи: бедный брат, богатый брат, поп и судья Шемяка.

Подумайте, как в них проявляется представление автора об идеале человеческого поведения.

Какие нравственные ценности утверждаются, а какие отрицаются в этом произведении?

Почему в конце повести и бедняк, и Шемяка возносят хвалу Богу?

2. Выразительное чтение «Повести...» подготовленными учениками (с. 32–36 учебника).

3. Беседа по содержанию «Повести...».

Кто же они, герои повести «Шемякин суд»?

Кто из них, по-вашему, прав?

На чьей стороне автор?

Каковы преступления героя повести?

Кто из героев наказан?

Кто из героев у вас вызывает сочувствие и почему?

Кого высмеивает повесть?

– Какие приемы сатирического изображения (гротеск, гипербола) используются в повести? Приведите примеры из текста.

4. Рассматривание иллюстраций к повести «Шемякин суд».

Выберите по своему усмотрению несколько эпизодов, изображенных на них, и перескажите их близко к тексту.

IV. Подведение итогов урока.

О каком суде говорят: «Шемякин суд»?

Домашнее задание: прочитать вступительную статью В. И. Охотниковой (с. 31–32 учебника); подготовить развернутый ответ о впечатлениях, которые производит повесть, включив в него выражение Шемякин суд как поговорку.

Урок 9

литература XVIII века
(общий обзор)

Цели: вместе с учащимися вспомнить из курса истории социально-политическую обстановку, которая определила судьбы писателей XVIII века и нашла отражение в их произведениях; дать понятие классицизма, отметить гражданский пафос русского классицизма.

Ход урока

I. Изучение нового материала.

1. Вступительное слово учителя.

XVIII в. имел для России особое значение. Начало новой эпохи было положено преобразовательной деятельностью Петра I, когда, по словам Пушкина, «Россия вошла в Европу, как спущенный на воду корабль, – при стуке топора и при громе пушек…» и «…европейское Просвещение причалило к берегам завоеванной Невы» (имеется в виду приобретение Россией берегов Балтийского моря после победы над Карлом XII).

Запись в тетради эпиграфа к уроку:

Была та смутная пора,

Когда Россия молодая,

В бореньях силы напрягая,

Мужала с гением Петра.

А. С. Пушкин

Как же происходило становление русской государственности в XVIII в.? Как этот процесс связан с деятельностью Петра I?

Велики были завоевания этого времени в области науки, просвещения, искусства и литературы, поставившие Россию
в конце XVIII в. вровень с европейскими государствами:

1) в 1721 г. учреждается Петербургская Академия наук;

2) в 1755 г. открывается Московский университет с двумя гимназиями при нем (для дворян и для разночинцев);

3) в 1757 г. основана Академия художеств и открыт русский профессиональный публичный театр сначала в Петербурге, годом позже – в Москве.

Но эпоха утверждения самодержавия таила в себе острые противоречия. В XVIII в., особенно при Екатерине II, было полностью завершено закрепощение крестьян и подтверждено право помещиков на продажу крестьян с публичного торга. Тяжелое положение крепостных неоднократно приводило к крестьянским волнениям и мятежам (восстание под предводительством Емельяна Пугачева в 1773–1775 гг.).

Дворянство же получило в XVIII в. особые права и привилегии. Получает широкое распространение французская культура – моды, манеры, язык. В Россию из Франции потянулись искатели легкого заработка. Бывшие в своем отечестве лакеями, кучерами, парикмахерами, эти необразованные люди становятся воспитателями дворянских сынков и дочек, для которых Париж был центром мира.

Но рядом с ними жила и жадно тянулась к истинному просвещению другая молодежь, думавшая о судьбе Отечества, о положении народа, о долге патриота. Эти молодые люди не все по рождению принадлежали к знати, некоторые были выходцами из народа (М. В. Ломоносов – крупнейший ученый и поэт, Ф. Шубин – скульптор, Аргуновы – крепостные художники и др.), но именно они составили гордость и славу русской культуры XVIII в. Им приходилось нелегко. Императрица Екатерина II была дочерью своей эпохи, со всеми ее противоречиями. С одной стороны, она переписывалась с прославленными французскими философами-просветителями, убеждая их в своем намерении внести в обычаи варварской страны, где ей суждено править, возвышенные идеалы Разума, Справедливости и даже… Свободы. Но Пушкин, для которого события XVIII в. не были далекой историей, в короткой заметке показал истинное положение дел: «Екатерина любила просвещение, а Новиков, распространивший первые лучи его, перешел из рук Шешковского в темницу, где и находился до самой ее смерти. Радищев был сослан в Сибирь; Княжнин умер под розгами – и Фонвизин, которого она боялась, не избегнул бы этой участи, если б не чрезвычайная его известность». («Заметки по русской истории XVIII века»).

Запись в тетради второго эпиграфа:

Словесность наша явилась вдруг в XVIII веке.

А. С. Пушкин

Чем же был подготовлен, как стал возможен невиданный расцвет русской литературы XVIII и XIX вв.?

2. работа по таблице.

Русская литература XVIII века

Периоды

Характеристика периода

Имена

1

2

3

Литература петровского времени

Переходный характер, интенсивный процесс «обмирщения», формирование светской литературы

Феофан Прокопович

Окончание табл.

1

2

3

Становление новой литературы

1730–1750 гг.

Формирование классицизма. Расцвет жанра оды

А. Д. Кантемир,
В. К. Тредиаковский,
М. В. Ломоносов,
А. П. Сумароков

1760-е – первая половина 1770-х гг.

Дальнейшая эволюция классицизма. Расцвет жанров сатиры. Появление предпосылок к зарождению сентиментализма

Я. Б. Княжнин,
Н. И. Новиков,
М. М. Херасков

Последняя
четверть XVIII века

Начало кризиса классицизма, оформление сентиментализма, усиление реалистических тенденций

Д. И. Фонвизин,
Г. Р. Державин,
А. Н. Радищев,
И. А. Крылов,
Н. М. Карамзин,
И. И. Дмитриев

Вывод. Русская литература XVIII в. восприняла опыт европейской литературы, но сохранила и лучшие традиции Древней Руси, прежде всего гражданственность, интерес к человеческой личности, сатирическую направленность.

3. Определение понятия «классицизм» (с. 35).

Учитель. Истоки мирового классицизма – Франция XVII в.: воззрения французских драматургов Корнеля и Мольера и теоретика литературы Буало. Вот фрагмент из трактата Буало «Поэтическое искусство»:

Какой ни взять сюжет, высокий иль забавный,

Смысл должен быть всегда в согласьи с рифмой плавной,

Напрасно кажется, что с ним в войне она:

Ведь рифма лишь раба: послушной быть должна.

Коль тщательно искать, то вскоре острый разум

Привыкнет находить ее легко и разом;

Рассудка здравого покорствуя ярму,

Оправу ценную дает она ему.

В классицистских произведениях герои, как правило, строго делились на положительных и отрицательных:

Герою своему искусно сохраните

Черты характера среди любых событий.

Но строгой логики от вас в театре ждут;

В нем властвует закон, взыскательный и жесткий.

Вы новое лицо ведете на подмостки?

Пусть будет тщательно продуман ваш герой,

Пусть остается он всегда самим собой.

Для классицистических пьес характерна «система амплуа».

Амплуа – стереотипы характера, которые переходят из пьесы в пьесу. Например, амплуа классицистической комедии – это идеальная героиня, герой-любовник, второй любовник (неудачник), резонер (герой, почти не принимающий участия в интриге, но высказывающий авторскую оценку происходящего), субретка – веселая горничная, которая, напротив, активно участвует в интриге.

Сюжет основан, как правило, на «любовном треугольнике»: герой-любовник – героиня – второй любовник.

В конце классицистической комедии порок всегда наказан, а добродетель торжествует. Для этого направления был характерен принцип трех единств, вытекающий из требования подражания природе (это основной лозунг классицизма):

единство времени: действие развивается не более суток;

единство места: автор не должен переносить действие из одного места в другое;

единство действия: одна сюжетная линия, ограниченное количество действующих лиц (5–10), все действующие лица должны быть связаны сюжетом.

Нам забывать нельзя, поэты, о рассудке:

Одно событие, вместившееся в сутки,

В едином месте пусть на сцене протечет;

Лишь в этом случае оно нас увлечет.

Буало

Требования к композиции: обязательны 4 акта; в третьем – кульминация, в четвертом – развязка.

Особенности композиции: пьесу открывают второстепенные персонажи, которые знакомят зрителя с главными героями и рассказывают предысторию. Действие замедляется монологами основных персонажей.

В классицизме существовало очень четкое деление на высокие и низкие жанры.

Жанры классицизма

hello_html_m5be3c983.png

высокие
трагедия, эпопея, ода

низкие
комедия, сатира, басня

В них осваиваются общественная жизнь, история: действуют герои, полководцы, монархи; использовались также мифологические и библейские сюжеты. Время – просвещенный абсолютизм: очень важна идея служения государству, идея гражданского долга. Писались александрийским стихом, не допускалось использование разговорных оборотов, а конкретные названия часто заменялись родо-выми (напр., вместо «волк» – «зверь» и т. д.)

Описывали жизнь обычных людей, высмеивали людские пороки. Допускали использование прозы или разностопных стихов, введение бытовых деталей, разговорного стиля речи.

4. Запись понятий и основных требований классицизма.

II. Подведение итогов урока.

Домашнее задание: читать комедию Ж.-Б. Мольера «Мещанин во дворянстве».

Урок 10

Ж.-Б. Мольер – представитель французского
классицизма XVII
в.

Цели: рассмотреть признаки классицизма в драме; познакомить с биографией и творчеством Мольера.

Ход урока

I. Изучение нового материала.

1. Обучение конспектированию лекции учителя.

Рассказ учителя о французском классицизме.

Расцвет классицизма связан с периодом утверждения абсолютной монархии во Франции. К середине XVII в. королевская власть стала исторически прогрессивной силой, противостоящей своеволию крупных феодалов и способствующей развитию экономической, социальной и духовной жизни страны. Под покровительством короля богатела французская буржуазия. Именно король сумел смягчить ожесточенную религиозную вражду внутри страны. Личность короля воспринималась как воплощение разумной воли и пользовалась непререкаемым авторитетом. Эта эпоха получила название просвещенного абсолютизма.

Исторически необходимые мероприятия королевской власти не предусматривали, однако, заботу о благе широких народных масс.

Людовик XIV, или, как его называли, «король-солнце», с небывалой роскошью содержал свой двор. Ко двору были призваны лучшие художники, писатели, музыканты и артисты. Король построил себе недалеко от Парижа новую резиденцию – Версаль. Его архитекторы создали стиль, по строгой безыскусности и величественности напоминавший античные сооружения. В основу стиля был положен принцип тяготения к центру, символизировавшему центральную власть. Принцип строгой регламентации, который насаждался при королевском дворе, распространялся и на культуру эпохи. Так возникло искусство классицизма, в русле которого были созданы великие произведения архитектуры, скульптуры и литературы, прежде всего драматургии.

Классицизм во Франции выдвинул великих писателей – мастеров трагедийного жанра Корнеля и Расина, баснописца Лафонтена, комедиографа Мольера.

Метод изображения человека у драматургов французского классицизма существенно отличается от того, каким позднее стали пользоваться реалисты XIX в. В отличие от реализма XIX в., в произведениях которого характеры связаны с обстоятельствами и чаще всего определяются этими обстоятельствами, классицистическая трагедия выдвигает характер сам по себе, обстоятельства здесь играют подчиненную роль.

Классицизм старался подчеркнуть общечеловеческий смысл изображаемых конфликтов. На сцене французского трагического театра XVII в. герои выступают как участники острейших конфликтов, сюжет строится на столкновении противоборствующих чувств – долга и страсти.

Сосредоточенность трагического поэта на изображении человеческого характера, моральных принципов, которым следует герой, во многом определяет и структуру трагедии, расстановку в ней действующих лиц.

Здесь получает объяснение и традиционный для драматургии классицизма принцип «трех единств»: места, времени, действия.

Искусство Мольера – драматурга и актера – выросло в художественной атмосфере зрелого классицизма. К этому времени Корнель уже закончил свою деятельность, современником Мольера был Расин.

С классицизмом Мольера связывает углубленная разработка характеров, интерес к человеческой личности в ее сложных отношениях с другими людьми.

2. Запись основных положений по теме «Французский классицизм»:

1) Строгая иерархия жанров.

2) Комедия в системе жанров:

а) изображение повседневной жизни, людских пороков;

б) условный сюжет, комедийная схема;

в) задача – «смешить и смехом пользовать» (то есть лечить);

г) установка на разговорный язык;

д) счастливый конец;

е) 5 действий.

3) Правило трех единств:

а) единство места;

б) единство действия;

в) единство времени.

4) Герои классицизма:

а) «неизменность» героя (отсутствие внутреннего развития);

б) герой – воплощение одной черты (говорящие фамилии);

в) деление героев на строго положительных и строго отрицательных;

г) герой-резонёр (высказывающий нравоучительные суждения с авторских позиций).

3. Рассказ учителя.

В художественной биографии Мольера, написанной М. Булгаковым, есть глава «Бру-га-га», посвященная первому представлению мольеровского театра при дворе. Это произошло в одном из залов Лувра 24 октября 1658 года. Вечер открылся трагедией Корнеля «Никомед». В зале – король, придворные, актеры Бургундского отеля, признанные мастера трагического жанра. По ходу спектакля скучнеет зал, сжался в своем кресле брат короля юный Филипп Орлеанский – это он добился для провинциальной труппы права играть в Лувре. И что же – провал? Он кажется уже свершившимся, когда после «Никомеда» на сцене появляется Мольер и предлагает разыграть перед зрителями комедию собственного сочинения «Влюбленный доктор» – дескать, провинция на ней смеялась. Король снисходительно кивает.

В главной роли, как и в только что провалившемся «Никомеде», выступил сам директор театра – Мольер. Он выбежал на сцену – в зале заулыбались. После первой реплики стали хохотать. А через несколько минут хохот превратился в грохот. И видно было, как надменный человек (король) отвалился на спинку кресла и стал, всхлипывая, вытирать слезы. Вдруг, неожиданно для себя, рядом визгливо захохотал Филипп. Лицо Мольера вдруг посветлело. Он понял, что слышит «…знаменитый, непередаваемый, говорящий о полном успехе комедии обвал в зале, который в труппе Мольера называли «бру-га-га»…».

Так столица узнала о новой труппе и ее руководителе, неважном исполнителе трагических ролей, но зато великолепном фарсере и авторе комедий. Король узаконил существование нового театра, отведя ему зал Пти-Бурбон. По неофициальному титулу брата короля театр назвали труппой Месье.

4. Сообщение учащегося о Ж.-Б. Мольере.

Жан Батист Поклен, вошедший в литературу под именем Мольера, родился в 1622 г. в семье обойщика мебели, который со временем купил патент «личного обойщика короля». Будущий писатель получил образование в одном из привилегированных учебных заведений – Клермонском колледже (ныне лицей Людвига Великого). Как это было тогда принято, он в совершенстве овладел латынью (ученики даже на переменах обязаны были говорить только на латыни), хорошо знал античных классиков. Биографы утверждают, что круг его знаний был шире, чем это было предусмотрено программой. По окончании колледжа Жан Батист получает диплом юриста; спустя 2 года, в 1643 г., он отказывается от права на звание «личного обойщика короля», которое он мог наследовать от отца, и становится актером. При содействии нескольких друзей он открывает в Париже так называемый Блистательный театр, где впервые принимает сценическое имя Мольер. Однако это предприятие терпит неудачу, и разорившаяся труппа начинает странствовать по городам и богатым поместьям Франции. Именно в этот период, продолжавшийся целых 13 лет, Мольер приобретает жизненный и сценический опыт и сам начинает писать пьесы.

Труппа Мольера выступала, конечно, не только перед провинциальными вельможами, но и перед простолюдинами. Знакомство с людьми из народа во время многолетних скитаний по стране способствовало, в частности, созданию образов энергичных, ловких и умных слуг и служанок в его комедиях.

Много значило для Мольера знакомство с народным фарсом – эксцентричной комедией на бытовые темы, распространенной во французском ярмарочном театре. Многие приемы фарса Мольер использовал при создании своих произведений. От эпохи Возрождения у Мольера – его жизнерадостность, вера в человека, изображение борьбы с косными силами, препятствующими герою в достижении счастья.

Внезапная смерть драматурга в 1673 г. наступила, можно сказать, на сцене. Исполняя главную роль в своей последней комедии «Мнимый больной», Мольер почувствовал себя по-настоящему больным и вскоре после представления скончался. Парижский архиепископ, принадлежавший к стану врагов великого комедиографа, запретил похороны на городском кладбище под предлогом, что «комедиант» умер без покаяния. Эта абсурдная ситуация, когда родные не знали, что делать с телом скончавшегося Мольера, подробно воспроизведена в биографической повести М. Булгакова «Жизнь господина де Мольера».

5. Чтение учителем гл. 33 романа М. Булгакова «Жизнь господина де Мольера» (сцена смерти Мольера и история его захоронения).

II. Подведение итогов урока.

Домашнее задание:

1) знать содержание комедии «Мещанин во дворянстве»;

2) индивидуальное задание: подготовить сообщение «Из истории создания комедии "Мещанин во дворянстве"».

Урок 11

Ж.-Б. Мольер.
«Мещанин во дворянстве»

Цели: познакомить с историей создания комедии; выявить интригу, смысл и образы комедии.

Ход урока

I. Изучение нового материала.

1. Сообщение учащегося «Из истории создания комедии "Мещанин во дворянстве"».

Своим возникновением эта бессмертная комедия обязана анекдотическому случаю. Турецкий посол при французском короле как-то неосмотрительно заметил, что конь у турецкого султана украшен роскошнее, чем корона Людовика XIV. Разгневанный монарх приказал посадить посла под домашний арест, а потом и вовсе выслать из Франции. Король еще пожелал, чтобы Мольер в одной из своих пьес выставил турок в смешном виде, и драматург написал произведение, где вдоволь поиздевался как над турецкой, так и над доморощенной французской помпезностью. Впервые пьеса была сыграна 14 октября 1670 года.

2. Разбор идейного содержания комедии.

Учитель. Главная сюжетная линия, на которой построена пьеса Мольера, отражает определенный исторический этап развития класса буржуазии во Франции. Чувствуя себя равными дворянам по своим материальным возможностям, многие представители буржуазии стремились подражать дворянским манерам, внешнему стилю и образу их жизни. Однако в XVII в., во времена Мольера, наряду с преклонением перед «благородными», растет и самосознание французского буржуа, чувство классового достоинства, в силу которого люди мещанского звания сознательно не хотели ни уподобляться дворянам, ни вступать в родство с ними. Мольеровская комедия написана в поддержку таких людей и как осмеяние пренебрежения к своему происхождению, к традициям своего сословия; смысл комедии выражен в самом ее названии.

3. Чтение по ролям с комментированием.

Вопросы к д. II, явл. 6, д. III, явл. 3:

Как относится Журден к желанию стать похожим на аристократов?

Чем обеспечивается комизм героев и ситуаций? Какие моменты раскрывают нам несоответствие стремления Журдена занять высокое положение в свете и его внутренних возможностей, умственного и духовного развития, вкуса?

Как можно прокомментировать слова учителя музыки: «Деньги выпрямляют кривизны его суждений»?

В каких сценах проявляется грубоватая, примитивная, но деятельная, живая и не лишенная здравого смысла натура Журдена?

Как оценивают поведение Журдена его жена и служанка Николь?

Каковы на самом деле аристократы, покорившие воображение Журдена?

Кто такой Клеонт?

В каких словах Клеонта выражена главная мысль пьесы?

Для мещанина Журдена уже одно дворянское имя является гарантией всех высших человеческих достоинств. Он исполнил свое желание как можно более приблизиться к титулованным особам: быть похожим на них внешне, одеваться, разговаривать, проводить время так, как делают это они. уже немолодой, семейный человек, он выбирает себе «даму сердца» в лице маркизы Доримены и надеется добиться ее благосклонности великосветским обхождением. С этой целью Журден нанимает себе учителей, заказывает серенады и балетные представления в честь маркизы, одевается в самые модные костюмы, не замечая, как нелепо выглядят они на его нескладной фигуре. Даже дочь свою он решил выдать замуж только за дворянина.

В своем ослеплении Журден по-детски доверчив, он наивно верит всему, что ему говорят граф и маркиза. Учитель это понимает и потому смеется над простаком Журденом.

Ограниченный до тупости, мольеровский мещанин, однако, верно понимает: путь к дворянскому обществу открывают ему деньги.

Невежество и глупость сочетаются у Журдена с непомерной самоуверенностью. Он представляет собой тип буржуазного выскочки, который кичится своим состоянием, но испытывает острую зависть к привилегированным сословиям и потому старается всячески отмежеваться от своего класса. И в этом он не одинок, как явствует из речи Клеонта, жениха его дочери. На вопрос Журдена, дворянин ли он, Клеонт отвечает: «Сударь, большинство, не задумываясь, ответило бы на этот вопрос утвердительно… Люди без зазрения совести присваивают себе дворянское звание, – подобный род воровства, по-видимому, вошел в обычай».

Клеонт и жена Журдена – полная противоположность главному герою комедии: они предпочитают собственный круг, где могут чувствовать себя независимыми и достойными людьми; их возмущает самая мысль о каком-либо превосходстве дворянина над мещанином.

Характеристику времени, когда деньги становятся главным предметом человеческих стремлений, дополняют и образы учителей.

Но гораздо более злым и беспощадным оказалось в комедии изображение дворянства.

С безусловной симпатией Мольер изображает лишь слуг – Николь и Ковьеля. Именно их смекалка и чувство справедливости помогают одержать победу над Журденом. Простой народ у Мольера показан как единственный выразитель естественной человечности и доброго здравого смысла.

4. Рассказ учителя о художественном своеобразии комедии.

Отдельными гранями своего творчества Мольер выходит за границы классицизма. Своеобразие его – в театральности (это качество драмы, которое делает спектакль ярким, красочным зрелищем). Комедия «Мещанин во дворянстве» театральна по самому своему сюжету. Ведь господин Журден хотел бы в жизни играть роль дворянина.

Игра лежит в основе всей интриги (соотношение персонажей и обстоятельств, обеспечивающее развитие действия в художественном произведении), всего развития сюжета в этой комедии.

Составной частью игры является балет (сцена одевания Журдена, посвящение в «мамамуши»). Балетный маскарад блистательно завершил все сюжетные линии комедии, «игра» окончена. Побеждает здравый смысл. Все участники «игры» обретают свое реальное положение в обществе. Можно предполагать, что отрезвеет и сам Журден.

Таким образом, игра стала важнейшим принципом в построении действия, «игровой» колорит как раз и отличает «Мещанина во дворянстве» от бытовой комедии. Единый принцип «игры» служит у Мольера единству действия. Хотя кроме истории самого Журдена здесь представлены и, казалось бы, побочные сюжетные линии – Клеонта и Люсиль, Доранта и маркизы, они не имеют самостоятельного смысла вне главной интриги. Все ситуации в конце концов оказываются связанными с журденовскими попытками выйти в дворяне – вливаются в одну сюжетную линию, линию главного героя. Единство действия в комедии усиливает комический эффект, нацеленность авторского смеха. Знаменитое правило классицизма таким образом не мешает, а, напротив, содействует интересам комедийного жанра.

Каков же метод создания человеческого характера в мольеровской комедии?

В каждом герое есть доминирующая, преобладающая черта характера, которая является стержнем образа.

Не отступая от классицистических принципов построения образа, Мольер стремился расширить их, сближаясь тем самым с реалистической тенденцией жанра комедии.

Черты реализма проявляются и в стремлении драматурга дать социально-конкретную речевую характеристику персонажам.

II. Подведение итогов урока.

Выводы (записать в тетради):

1. Мольер, отходя от канонов классицизма, открывает дорогу реализму.

2. Идея пьесы: ценность человеческой личности определяется не сословной принадлежностью.

3. Комедия Мольера актуальна и в наше время.

Домашнее задание:

1) письменно ответить на вопрос: «В чем я вижу бессмертие мольеровских персонажей?»;

2) подготовить устное сочинение «Моя любимая страница в комедии Мольера»;

3) читать комедию «Недоросль».

Урок 12

Д. и. фонвизин.
Комедия «недоросль»

Цели: познакомить учащихся с комедий «Недоросль» и ее автором; дать понятие о сатире в творчестве Фонвизина; отметить черты классицизма в комедии «Недоросль»; дать представление о ее значении в развитии русской реалистической литературы, русского театра.

Ход урока

Волшебный край. Там в стары годы,

Сатиры смелый властелин,

Блистал Фонвизин, друг свободы…

А. С. Пушкин

I. Изучение нового материала.

1. Беседа по вопросам.

Какие факты статьи говорят о Фонвизине как сатирике?

Что такое сатира?

Сатира (от лат. sature – смесь, мешанина) – вид комического, наиболее беспощадно осмеивающий человеческое несовершенство; резкое осуждение посредством осмеяния человеческих пороков или несовершенства человеческой жизни.

Свойственна ли сатира, на ваш взгляд, традиционной комедии классицизма?

Вспомните, чем характеризовалась классицистическая комедия («Мещанин во дворянстве»). Поищем эти приметы в афише фонвизинской комедии до чтения.

1) «Недоросль» (комедия в 5 действиях) – для классицизма как раз и характерна 5-актовость драматических произведений.

2) Человек в классицистической комедии предстает воплощением одного свойства, положительного или отрицательного. В «Недоросле» мы также можем сразу распознать «плохих» и «хороших» – уже до чтения комедии, при помощи «говорящих» фамилий: Скотинин, Простаков, Стародум, Кутейкин, Вральман, Правдин.

2. Работа с текстом комедии.

Учитель. «Недоросль», безусловно, самое выдающееся произведение драматургии классицизма XVIII в. Однако смешное в комедии уже не укладывалось в известную формулу классицизма: «смешить и смехом пользовать». Предметом критики были «тяжелые злоупотребления внутренние». Поэтому художественная разработка конфликта и характеров вышла за рамки комедийной основы, вступила в область сатиры. Изображенные в комедии «болезни» общества были, по мнению Гоголя, «беспощадной силой иронии выставлены в очевидности потрясающей».

Как мы воспринимаем слово «недоросль» сегодня? Как вы отнесетесь к тому, что кто-то назовет вас недорослем?

Да, в этом слове таится что-то обидное, ирония, насмешка. А между тем, как известно, недорослями до появления комедии Фонвизина называли всех дворянских подростков до 15 лет – это был подрастающий «ратный запас». Недоросли, достигшие 15 лет, то есть созревшие для несения «государственной ратной службы», именовались «новика́ми». Закон 1736 г. продлил право оставаться недорослями до 20 лет, чтобы за это время молодые дворяне прошли необходимый курс наук хотя бы в домашних условиях.

Вот таким дворянским недорослем в глухом углу великой Российской империи и показан главный герой комедии Фонвизина Митрофан Простаков, «матушкин сынок». Именно его свойства сделали нейтральное слово «недоросль» чуть ли не бранным, а имя Митрофанушка приобрело такое обобщающее значение, что любой наш молодой современник может быть назван этим именем-характеристикой, если он обнаруживает сходство в поступках, рассуждениях и нравственных качествах с главным персонажем бессмертной комедии.

Давайте же определим, какие рассуждения, поступки и нравственные качества сделали имя героя комедии нарицательным. Какую оценку мы даем человеку, которого называем Митрофанушкой?

(Центральный герой комедии не только «маменькин сынок», тупой и ленивый. Он эгоистичен, жесток и хитер. Фонвизин делает Митрофана воплощением дремучего невежества и нравственной невоспитанности, поэтому он не так уж смешон. «В комедии он делает два дела: размышляет, чтобы выпутаться из затруднений, в которые ставит его зоологическая любовь матери, и поступает, выражая в поступках свои обычные чувства. Забавны только его размышления, а поступки – нисколько», – писал В. О. Ключевский.)

3. Выразительное чтение по ролям отдельных сцен, их коллективное обсуждение (д. I, явл. 1–4; д. II, явл. 6; д. III, явл. 1–2, 6–8; д. IV, явл. 8; д. V, явл. 1–4, последнее).

II. Подведение итогов урока.

Учитель. Наблюдая за столкновением положительных и отрицательных персонажей, убеждаемся, что в образах Правдина и Милона Фонвизин показал примеры исполнения дворянского долга перед Отечеством на гражданском и военном поприщах. Однако свой идеал «честного» человека, свои представления о долге дворянина перед обществом, свои личные симпатии и антипатии автор комедии высказывает устами Стародума, человека петровской поры, резко осуждающего нравы екатерининского двора и провозглашающего: «Имей сердце, имей душу и будешь человек во всякое время. Ум, коль он только что ум, самая безделица; прямую цену уму дает благонравие…» (то есть высокие нравственные качества).

Домашнее задание: подготовиться к семинару по теме «Вопросы воспитания и образования в комедии «Недоросль».

Задания для групп:

1-я группа:

Грамотны ли Простакова и Скотинин?

Как относились к образованию в их семье?

Почему обучается Митрофан?

2-я группа:

Чему и как обучается Митрофан?

Глуп ли он?

Как он относится к учению?

3-я группа:

Что такое воспитание? Какова его цель?

Что такое образование? Какова его цель?

Что главнее: воспитание или образование? Найдите ответ в репликах положительных героев.

4-я группа:

Сравните взгляды на воспитание Простаковой и Стародума.

Почему комедия, в которой главной политической проблемой является проблема крепостного права, поднимает вопросы воспитания?

Задания для 3-й и 4-й групп сложны, поэтому учителю необходимо проинструктировать учащихся, порекомендовав прочитать следующую литературу:

1) Кутузов, А. Г. и др. В мире литературы. 8 класс. – М.: Дрофа, 1998.

2) Благой, Д. Д. Фонвизин Д. И. – М., 1945.

3) Кулакова, Л. И. Денис Иванович Фонвизин. – М., Л., 1966.

4) Макогоненко, Г. П. Денис Фонвизин. – М., Л., 1961.

5) Рассадин, О. Б. Сатиры смелый властелин. – М., 1985.

Уроки 13–14

образование и воспитание в комедии
Д. И. Фонвизина «Недоросль»
(урок-семинар)

Цели: обсудить проблемы гражданственности, воспитания и образования в комедии; рассмотреть проблему традиции и новаторства в пьесе.

Ход уроков

I. Проверка степени осмысления содержания пьесы.

В чем вы видите главный смысл пьесы? Убедительной ли вам показалась ее финальная сцена?

Кто же приводит в движение все действия комедии, становится центром всех событий?

Конечно, не Стародум (появляется он, когда действие уже набрало силу) и не Митрофан, хотя его именем и назвал Фонвизин свою пьесу. Митрофан – только «подобие» своей матушки и до поры до времени ее послушное чадо. Главный персонаж комедии – госпожа Простакова. Она ведет действие, она в центре всех событий, из-за нее возникают постоянные стычки, столкновения. Попробуем мысленно «удалить» ее из «Недоросля» – и все произведение разрушится. Ее роль особенно четко осознается при воспроизведении основных событий сюжета:

Госпожа Простакова собирается выдать Софью за Скотинина;

Новые замыслы по отношению к Софье после письма от Стародума;

Приезд Стародума и старание госпожи Простаковой представить богатому дядюшке Софьи все достоинства Митрофана;

Попытка похитить Софью и насильно обвенчать с Митрофаном;

Потеря права на бесконтрольное управление имением и трагическое разочарование в сыне.

Таким образом, на Простаковой не только «дом держится», как она хвалится перед Правдиным, но держится и вся комедия. И если как человек она вызывает у автора, читателя и зрителя острое неприятие («госпожа бесчеловечная», «презлая фурия» с «адским нравом», «злая помещица»), то как художественное достижение Фонвизина этот образ сохраняет свою выразительность и силу до сегодняшнего дня. Это уже не классицистический персонаж, характеризующийся одним качеством: госпожа Простакова не только зла, жестока и невежественна, она хитра, лицемерна, расчетлива, предприимчива. В ней сочетаются умственная ограниченность и практическая сметка, нравственная низость и самоотверженная любовь к сыну – все это вместе создает полнокровный живой характер, запечатлевший эпоху и сохранивший общечеловеческий смысл до нашего времени.

II. Подготовка к написанию сочинения.

1. Составление плана характеристики героя.

Учитель. Завершая обзор комедии, мы попытались составить характеристику ее главного героя – госпожи Простаковой.

А что такое характеристика? (Определение записать в тетради.)

Характеристика – описание живого лица и характера, то есть устойчивых особенностей человека, зависящих от его воспитания, обстоятельств и образа жизни и проявляющихся в действиях, поступках и высказываниях.

План характеристики:

1) Мысль, которую следует доказать всем содержанием работы.

2) Общие сведения о персонаже.

3) Приведение доказательств и подбор иллюстраций к ним из текста.

4) Вывод и переход к следующей мысли.

5) Доказательство, обобщение и новая мысль.

6) Итоговое обобщение.

Пример плана (к характеристике Митрофанушки):

1) Воспитание зависит от среды, условий формирования молодого человека. Именно это утверждает Д. И. Фонвизин в своей комедии «Недоросль». Это – главная мысль произведения.

2) Митрофанушка – один из главных героев комедии. Это 15-летний подросток, сын провинциальных помещиков, деспотичных и невежественных дворян (общие сведения о персонаже).

3) Имя «Митрофан» по-гречески значит «похожий на мать» – логический переход к новой мысли.

2. Рекомендации к написанию сочинения:

не злоупотреблять цитатами;

пользоваться разными приемами цитирования;

избегать повторения, подыскивать синонимы;

следить за правильностью связи слов в предложении;

ясно формулировать мысли;

приводить аргументы;

следить за соответствием мысли и доказательств к ней;

следить за логической взаимосвязью между мыслями и частями сочинения.

3. Рекомендации по характеристике речи персонажей.

О чем свидетельствует речь персонажей? (Автор, стремясь к жизненной правде, речью персонажа характеризует саму личность.)

В чем особенности речи Цифиркина? Кутейкина? (Цифиркин в прошлом был солдатом, а сейчас – преподаватель арифметики. В его речи звучат постоянные подсчеты, а также военные термины. Кутейкин – недоучившийся семинарист; его речь изобилует формами церковно-славянского языка: «тьма кромешная», «горе мне, грешному», «звах бых и приидох» и др.)

А что еще характеризует речь этих персонажей? (Речь Кутейкина характеризует его как человека хитроватого, а речь Цифиркина – как грубоватого, прямолинейного и честного.)

III. Работа по вопросам семинара (см. домашнее задание после урока 9).

IV. Подведение итогов семинара.

«Мысль о воспитании просвещенного дворянина во времена Фонвизина не была новой. О необходимости просвещения говорили Петр I, Ломоносов, Екатерина II и другие великие люди XVIII столетия.

Но у Фонвизина все не так просто. Он понимает, что одного просвещения мало.

«Наука в развращенном человеке есть лютое оружие делать зло, – говорит Стародум. – Просвещение возвышает одну добродетельную душу». Вначале надо воспитывать добродетель, позаботиться о душе, а уж потом – об уме.

Как это сделать? Нужен такой закон, чтобы добродетель стала выгодной <…> И в злонравии своем и в невежестве не Простакова и Скотинин виноваты, а те, кто устанавливает законы. А утверждает их государь. Вот в кого метил Фонвизин». (Из книги «В мире литературы». 8 класс / под ред. А. Г. Кутузова. – М., 1998.)

Учитель. Давайте вновь посмотрим на комедию с точки зрения требований классицизма. И хотя его приметы обнаруживаются в комедии (односторонне изображены положительные герои, сохранен принцип единства времени, места и действия, в основе сюжета – любовная интрига, в финале зло наказывается, добро торжествует), назвать «Недоросль» традиционным классицистическим произведением уже нельзя.

Воссоздав мир Скотининых и Простаковых, Фонвизин сумел придать своей комедии глубокий обобщающий смысл, вскрыв социальные корни описываемых им событий. Гуманистический пафос комедии направлен на то, чтобы показать пагубность крепостного права для человека – как для дворовых «рабов» (Тришка, Еремеевна, девка Палашка), так и для господ, забывших, что «угнетать рабством себе подобных беззаконно», и утративших свое человеческое достоинство.

В лице госпожи Простаковой Фонвизин создал необычайно яркий и жизненный характер и вопреки канонам классицизма смело показал, что даже эта «презлая фурия» может испытывать чувство страдания, может хотя бы на мгновение вызвать если не сочувствие, то, во всяком случае, понимание у читателя или зрителя.

Эти особенности творчества драматурга конца XVIII в. говорят о том, что классицизм уже изжил себя, что талантливые писатели обращались к изображению реальной жизни во всей ее сложности и противоречиях.

Составление таблицы «Традиции и новаторство в комедии «Недоросль» (по вариантам).

I вариант

II вариант

В чем традиционность комедии «Недоросль»?

герои делятся на положительных и отрицательных;

все герои наделены «говорящими» фамилиями;

положительные герои являются воплощением одной черты;

героем-резонером является Стародум;

в основном соблюдены правила «трех единств»

В чем Фонвизин отступает от традиций классицизма?

в комедии есть отступления от единства действия (две сюжетные линии);

отрицательные герои интересны и неоднозначны, вызывают разную читательскую реакцию;

при создании характеров героев используется речевая характеристика.

Вывод: наметился отход от правил классицизма в сторону развития реалистических тенденций

Домашнее задание: написать мини-сочинение «Каким я увидел(а) Митрофанушку (Простакову)», используя план характеристики героя.

Урок 15

ИЗ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XIX ВЕКА.
БАСНИ И. А. КРЫЛОВА
(2 часа)

Цели урока: продолжить знакомство учащихся с творчеством И. А. Крылова, со взглядами великого баснописца на жизнь, на реальные отношения людей в обществе; познакомить с новыми для учащихся баснями «Лягушки, просящие царя» и «Обоз», учить определять мораль басен, использовать слова морального вывода в определенных случаях повседневной жизни; работать над выразительным чтением (инсценированием).

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

чтение с последующей оценкой-рецензированием развернутых ответов-характеристик героев повести Карамзина «Наталья, боярская дочь».

III. Изучение новой темы.

1. Сообщение темы и целей урока.

2. Слово учителя об И. А. Крылове.

В литературном развитии первой четверти XIX века Иван Андреевич Крылов (1768–1844) занимает поистине уникальное место.

(Демонстрация портрета И. А. Крылова.)

Родившийся в год смерти Тредиаковского, Крылов пережил не только своих современников (Хераскова, Фонвизина, Радищева, Державина, Карамзина), но и многих писателей пушкинского периода (Рылеева, Грибоедова, Веневитинова, Дельвига, Гнедича, самого Пушкина, Лермонтова). 75 лет жизни Крылова – это период, в течение которого русская классическая литература прошла такие стадии своего развития, как классицизм, сентиментализм, романтизм и вступила на путь реализма. Этот «порубежный» характер творчества Крылова необходимо будет учитывать при чтении и анализе его басен.

Необычайный, новаторский характер басен Ивана Андреевича Крылова определил Гоголь: «Выбрал он себе форму басни, всеми пренебреженную, как вещь старую, негодную для употребления и почти детскую игрушку – и в сей басне умел сделаться народным поэтом... Его притчи – достояние народное... Всякая басня его имеет, сверх того, историческое происхождение... В книге его всем есть уроки, всем степеням в государстве, начиная от главы ... и до последнего труженика...»

Проблема народности в первые десятилетия XIX века была актуальной и для последних рыцарей классицизма, и для сентименталистов, и для романтиков. Но Крылов не умещался в рамки тех или иных направлений и литературных группировок, пробуждая в русском обществе сознание недостаточности прежних способов изображения духовного мира человека и необходимость более полных решений, так как само понятие «русский человек» на рубеже XVIII–XIX веков уже не могло быть приравнено только к понятиям «русский дворянин», «чувствительная личность» и т. п.

Выбор жанра басни оказался у Крылова связанным с проблемою народности, так как означал поиски художественного аналога «мнения народного». В заметке «О предисловии г-на Лемонте к переводу басен Крылова» Пушкин указывал на «веселое лукавство ума, насмешливость и живописный способ выражаться» как на «отличительную черту в наших нравах» и именно в этом смысле считал Крылова «представителем духа русского народа». Басенное творчество Крылова подводило итоги той мощной традиции XVIII века, которую условно можно назвать «пересмешнической». Крылов явился последним и самым крупным представителем этой традиции, которая передала XIX веку одно из главнейших завоеваний – ироническую интонацию повествования.

Развитие диалога в баснях Крылова роднит их с комедиями, «делает иные басни миниатюрными «сценами», легко поддающимися театрализации» (А. В. Западов). Вспомните басни «Ворона и Лисица», «Стрекоза и Муравей»; в 8 классе, познакомившись с новыми баснями, мы тоже попытаемся их инсценировать.

Жанровые традиции басен уходят в глубокую древность. В русской литературе XVIII века басня осваивалась такими мастерами, как Ломоносов, Тредиаковский, Сумароков, В. Майков, Дмитриев. Классическая басня (Сумароков, Майков и др.) строилась на резком столкновении «высокого» и «низкого» слога – столкновении, которое передавало конфликт добродетели и порока, идеала и действительности. Сентиментальная басня (Дмитриев и др.), фиксируя то же противоречие, осмеивала порок с помощью изящного, легкого, пронизанного лирическими интонациями слога.

Крылов же, как отмечал Гоголь, сделал басню «книгой мудрости самого народа», поставив ее вне всякой жанровой (классической или сентиментальной) иерархии. По-народному зоркий взгляд на вещи, осуществляемый в «мудро-доступных» терминах и увенчиваемый обобщением, – основная примета творческого метода Крылова-баснописца.

Наиболее последовательно и впечатляюще народность творчества Крылова проявилась в баснях, посвященных Отечественной войне 1812 года («Ворона и Курица», «Волк на псарне», «Щука и кот», «раздел», «Обоз», «Кот и Повар»). Крылов задолго до Л. Толстого противопоставил официальной версии побед над Наполеоном свою трактовку их с позиций народной нравственности.

Сегодня на уроке мы познакомимся с одной из этих басен – «Обоз», в которой Крылов коснулся стратегии и тактики Кутузова. Известно, что великий полководец подвергался постоянным нападкам со стороны Александра I, выговоры от которого следовали один за другим. Басня об Отечественной войне 1812 года «превращалась в живую историю», донося до простых солдат и всех русских людей истинный смысл событий.

3. Чтение басни «Обоз» учителем (с. 84–85 учебника) или подготовленными учениками (по ролям).

4. Чтение пояснительной статьи В. Коровина «О басне «Обоз» (с. 86 учебника) с последующей беседой по вопросам:

О чем рассказывает басня «обоз»? Какую картину она рисует?

В какой степени она напоминает ситуацию с Кутузовым, которого упрекал император за уклонение от решительных сражений? В какой части басня намекает на Аустерлицкое сражение? Зачитайте.

Какова мораль басни и к каким жизненным обстоятельствам она может быть применима?

Домашнее задание: 1) подготовиться к выразительному чтению басни; 2) составить небольшой рассказ на любую тему, закончив его моралью басни «Обоз»; 3) индивидуальное задание: проинсценировать басню «Лягушки, просящие Царя».

Урок 16

БАСНЯ И. А. КРЫЛОВА «ЛЯГУШКИ, ПРОСЯЩИЕ ЦАРЯ»

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

1. Выразительное чтение басни «Обоз» по ролям.

2. Чтение и обсуждение рассказа, заканчивающегося моралью басни «Обоз».

III. Изучение новой темы.

1. Сообщение темы и цели урока.

2. Вступительное слово учителя.

Творчество Крылова, многими нитями связанное с мировой басенной традицией, оставалось неповторимо оригинальным. Это особенно видно, если обратиться к Лафонтену, которому Крылов, как и его русские предшественники, был обязан и некоторыми сюжетами (известно, что басня, которую мы будем изучать в 8 классе, «Лягушки, просящие царя», является переработкой басни этого французского баснописца [Лафонтена]), и внешней архитектоникой (сочетание частей в одном стройном целом, композиция) басни, и разработкой отдельных деталей, и т. п.

Но Крылов, в отличие от Лафонтена, предоставляет каждому персонажу максимальную возможность высказаться по-своему. Он не столько указывает на тот или иной порок, сколько показывает его. Если у Лафонтена басня тяготеет к лирическому стихотворению, то у Крылова басня перерастала в драматическую сценку, становилась «драмою с лицами и характерами, поэтически очеркнутыми» (Белинский).

Давайте посмотрим и послушаем басню Крылова «Лягушки, просящие царя».

3. Инсценировка басни подготовленными учащимися.

4. Беседа по вопросам.

Что же происходит в басне Крылова? Какие мысли русского баснописца отражены в ней? («От добра добра не ищут» – гласит русская пословица. Не принимая существующий порядок, Крылов стоял за постепенное ненасильственное развитие общества. Баснописец отвергал мнение тех, кто не учитывал народного жизненного опыта, кто исходил только из представлений своего ума.)

Каким рассказом начинается басня? («... неугодно // Правление народно, ... совсем неблагородно // Без службы и на воле жить».)

В чем заключалось управление Царей, которые были посланы к Лягушкам?

(I. «Не суетлив, не вертопрашен,

Степенен, молчалив и важен...

Одно в царе лишь было худо:

Царь был осиновый чурбан.)

Что это значит? Как вы объясните это выражение? Перечитайте еще раз «деятельность» этого царя.

(II. Журавль – не чурбан:

«Не любит баловать народа своего;

Он виноватых ест: а на суде его

Нет правых никого...»)

И пришел на жителей «черный год».

А что значит это выражение? Подтвердите определения-синонимы. (Страшный, тяжелый.)

В каких словах заключена мораль басни? Кто ее произносит? («Почто ж вы прежде жить счастливо не умели?.. / ... тот слишком тих, / ... этот очень лих; / Живите ж с ним, чтоб не было вам хуже!» – вещал им с неба глас.)

В каких случаях в обычной жизни можно использовать слова этого морального вывода?

5. Слово учителя о языке басен Крылова.

С наибольшей отчетливостью крыловский реализм проявляется в языке басен. В языке классицизма торжествовала стихия просторечных выражений. Сентименталисты, «облагородив» грубый язык классицистической басни, не отменили самого требования соблюдать «единство слога» (ориентирующее читателя на «приятную веселость»). Крылов же в своих баснях стал выше всех этих норм. Нет, он не отверг их вовсе: и просторечия, и «облагороженный» язык присутствуют в его творчестве. Образ мысли целого народа не может быть исчерпан речениями только изысканного круга или только «мужиков на Сенной и в харчевнях». Басни Крылова, по словам Белинского, пленяли читателей «какою-то мужиковатою оригинальностью». У него впервые в русском басенном творчестве убедительно осуществлена нравственно-психологическая дифференциация речи героев. Та или иная сфера человеческой жизни получает доступ в крыловские басни в своей словесной «одежде». Только при таком отношении к языку можно было создать «книгу мудрости самого народа». И самым убедительным подтверждением реалистической народности языка крыловских басен является не то, что в них часто встречаются пословицы и поговорки, а то, что строки, сочиненные самим баснописцем, сделались пословицами и поговорками.

6. Игра «Закончи строчку из басни Крылова».

«А Васька слушает...»

«Чтоб музыкантом быть, / Так надобно...»

«Хоть видит око, да зуб...»

«Ай, Моська, знать, она сильна...»

«Когда в товарищах согласья нет, / На лад их дело...»

IV. Подведение итогов урока.

Викторина.

1. Из каких басен Крылова взяты эти строчки?

Уж сколько раз твердили миру,

Что лесть гнусна, вредна; но только все не впрок,

И в сердце льстец всегда отыщет уголок.

(«Ворона и Лисица»)

Когда в товарищах согласья нет,

На лад их дело не пойдет

И выйдет из него не дело, только мука.

(«Лебедь, Щука и Рак»)

У сильного всегда бессильный виноват.

(«Волк и Ягненок»)

За что же, не боясь греха,

Кукушка хвалит Петуха?

За то, что хвалит он Кукушку.

(«Кукушка и Петух»)

Как счастье многие находят

Лишь тем, что хорошо на задних лапках ходят!

(«Две собаки»)

А вы, друзья, как ни садитесь,

Все в музыканты не годитесь.

(«Квартет»)

Как в людях многие имеют слабость ту же:

Все кажется в другом ошибкой нам;

А примешься за дело сам,

То напроказишь вдвое хуже.

(«Обоз»)

Невежда так же в ослепленье

Бранит науки и ученье

И все ученые труды,

Не чувствуя, что он вкушает их плоды.

(«Свинья под дубом»)

К несчастью, то ж бывает у людей:

Как ни полезна вещь, – цены не зная ей,

Невежда про нее свой толк все к худу клонит,

А ежели невежда познатней,

Так он ее еще и гонит.

(«Мартышка и очки»)

Вам дан был Царь? – так тот был слишком тих:

Вы взбунтовались в вашей луже,

Другой вам дан – так этот очень лих;

Живите ж с ним, чтоб не было вам хуже!

(«Лягушки, просящие царя»)

Случается нередко нам

И труд, и мудрость видеть там,

Где стоит догадаться

За дело просто взяться.

(«Ларчик»)

2. « ... Стоит догадаться, // За дело просто взяться», и тогда вам откроется любой «ларчик» и вы сумеете ответить:

1-й вариант: Что такое басня? (Басня – короткий иносказательный рассказ с нравоучением.)

2-й вариант: Как называются процитированные части басен Крылова? Какова их роль в произведении? (Процитированные части басен – мораль, содержит в себе нравоучительный смысл.)

Домашнее задание: 1) попробуйте, используя в качестве морали народную пословицу, самим придумать басню (в прозе или стихах): 1-й вариант – «Чтобы рыбку съесть, надо в воду лезть»; 2-й вариант – «На языке – мед, а на сердце – лед»; 2) подготовить инсценированное чтение басни «Лягушки, просящие Царя», выд

Урок 17

ТВОРЧЕСТВО К. Ф. РЫЛЕЕВА

Цели урока: познакомить учащихся с жизнью и творчеством К. Ф. Рылеева; дать понятие думы; работать над выразительным чтением думы о Ермаке; учить восьмиклассников рецензировать работы товарищей.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

1. Работа по карточкам.

Карточка 1.

1. Что такое басня? Каких баснописцев вы знаете?

2. Какое чувство вызывает у читателя персонаж данного отрывка? Какими средствами баснописец добивается подобного эффекта?

Свинья под дубом вековым

Наелась желудей досыта, до отвала,

Наевшись, выспалась под ним,

Потом, глаза продравши, встала

И рылом подрывать у дуба корни стала.

(Свинья у Крылова прожорливая, противная, глупая. никаких добрых чувств она не вызывает. Баснописец рисует ее образ с помощью грубых, просторечивых слов и выражений: наелась до отвала, глаза продравши, рылом. Свинья показана в действиях, последнее из которых не только нелепо, лишено смысла, но и вредно – «подрывать у дуба корни стала».)

Карточка 2.

1. Перечислите характерные черты басни.

(Герои басен – чаще всего животные, растения или предметы, а под ними подразумеваются люди с их недостатками. Такое свойство басен называется аллегорией. Нравоучительный смысл басен заключается в начале или конце произведения, в нескольких строчках, называемых моралью.)

2. Какими средствами баснописец создает образ тупого, самовлюбленного осла? Докажите это с помощью данного отрывка.

Осел увидел Соловья

И говорит ему: «Послушай-ка, дружище!

Ты, сказывают, петь великий мастерище.

Хотел бы очень я

Сам посудить, твое услышав пенье,

Велико ль подлинно твое уменье?»

(Выбор в судьи осла, а не другого животного, сам по себе абсурден, так как осел – символ тупоумия, упрямства, невежества. Кроме того, крик этого животного – один из самых антимузыкальных в природе, поэтому сразу можно догадаться, что ослу оценить пение соловья по достоинству непосильно. Это аллегория неправедного, ничего не знающего и не понимающего, но берущегося судить.

Спесь, самолюбование этого персонажа показаны в манере разговаривать, панибратское обращение «дружище», соединение несоединимых слов «великий мастерище» придают всему сочетанию пренебрежительную окраску. Построение фразы «хотел бы очень я сам посудить, твое услышав пенье, велико ль подлинно твое уменье» возвеличивают судью; изменение порядка слов, выделение слова «сам» в начале строки, вопросительная частица «ль» служат этой цели.)

2. Инсценированное чтение басни «Лягушки, просящие царя» с последующим обсуждением чтения.

Чье чтение понравилось? Почему?

Удалось ли ребятам при чтении передать характерные черты персонажей басни?

3. Чтение придуманных по предложенным пословицам басен; рецензирование.

III. Изучение новой темы.

1. Сообщение темы и целей урока.

2. Слово учителя о Рылееве.

Война 1812 года, тяжелое положение народа, политика самодержавия, знакомство с передовой политической и философской мыслью Западной Европы – все это привело к появлению тайных обществ, ставивших своей целью свержение самодержавия. Будущие декабристы не считали народ активной политической силой и делали ставку на заговор. Для идеологии декабризма, отразившейся в произведениях поэтов-декабристов К. Ф. Ры-леева, А. А. Бестужева, А. И. Одоевского, В. К. Кюхельбекера, характерны мысли о высоком гражданском назначении поэзии, мотивы тираноборчества, высокие нравственные идеалы, патриотизм. Одно из самых значительных вольнолюбивых произведений декабристов – стихотворение К. Ф. Рылеева «Гражданин». «Я не поэт, а гражданин» – вот творческая позиция, провозглашенная Рылеевым в этом стихотворении. Поэзия, как и вся жизнь, должна быть подчинена «борьбе за угнетенную свободу человека», считал он. Создавая свои «Думы», Рылеев ставил перед собой задачу «напомнить юношеству о подвигах предков, знакомить его со светлейшими эпохами народной истории, сдружить любовь к Отечеству с первыми впечатлениями памяти». Прославление мужества и героизма, проявленных в борьбе за национальную независимость родины, за освобождение народа от иноземного владычества – вот главная тема дум «Иван Сусанин», «Дмитрий Донской», «Смерть Ермака» (последняя из них стала народной песней).

(Звучит запись песни «Смерть Ермака».)

Рылеев, посвящая свои думы выдающимся людям нации, порой пренебрегает исторической достоверностью. Он сознательно преображает персонажей, наделяя их чертами своего времени. Герои действуют в исключительных психологических обстоятельствах, подчеркивающих неординарность их личности. Драматизм развития событий роднит думу с балладой.

Что же такое дума?

Запись определения думы в тетради: дума – эпико-лирический жанр украинского словесно-музыкального творчества. Тематика дум по преимуществу историческая.

Как же начиналась литературная деятельность К. Ф. Рылеева?

Почему думы Рылеева получили почти единодушную благожелательную оценку литературной общественности?

3. Чтение материала учебника (с. 88–89).

4. Чтение исторической справки «Смерть Ермака» (с. 89–90).

Как вы считаете, с какой целью перед думой автор дает историческую справку?

Все ли вам было понятно, когда вы слушали песню «Смерть Ермака»?

Какие события, о которых рассказывается в справке, отражены в произведении?

5. Чтение думы «Смерть Ермака» учителем с последующей беседой по содержанию.

Какова тема и идея думы Рылеева? Какие чувства стремится передать автор читателю?

О чем думает Ермак в ночь перед битвой? Как вы понимаете слова героя: «И мы – не праздно в мире жили!»?

Как погибла дружина Ермака? В чем видит автор причину ее гибели и кого осуждает за это? Какие взгляды Рылеева проявились в думе?

6. Работа по картине художника Б. Дехтерева.

Какой эпизод из думы «Смерть Ермака» изобразил художник?

Зачитайте строчки из думы, описывающие этот эпизод
(с. 92 от слов «Ермак воспрянул ото сна ...» до «... стал гибели его виною», с. 93).

Какого былинного богатыря напоминает вам Ермак?

IV. Подведение итогов урока.

Дума – название заимствовано у поляков и украинцев. Так называли рыцарскую песню или народную лироэпическую песню. Думы делятся на две основные группы – исторические и социальные.

К какой группе можно отнести думу Рылеева?

(Повторное слушание песни на слова рылеевской думы.)

Сравните тексты думы Рылеева и народной песни. Что народу показалось наиболее важным в произведении поэта? Какое настроение она у вас вызвала?

Домашнее задание: подготовить выразительное чтение думы «Смерть Ермака», подчеркнув ее драматический характер; перечитать «Капитанскую дочку» А. С. Пушкина.

Урок 18

А. С. ПУШКИН. «ИСТОРИЯ ПУГАЧЕВСКОГО БУНТА».
НА ПОДСТУПАХ К РОМАНУ «КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА»

Цели урока: выяснить причины обращения А. С. Пушкина к истории, какие проблемы истории волновали поэта; познакомить учащихся с научно-художественной летописью событий Пугачевского бунта, которая стала основой исторического романа «Капитанская дочка».

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

Выразительное чтение думы К. Ф. Рылеева «Смерть Ермака» с последующим анализом и оценкой чтения.

III. Изучение новой темы.

1. Сообщение темы и целей урока.

2. Слово учителя.

Общественная обстановка 1830-х годов характеризовалась растущим напряжением. Победа общеевропейской реакции, начавшаяся разгромом испанской революции 1820 г. и завершившаяся пушечными залпами на Сенатской площади (1825 г.), оказалась недолговечной. В 1830 году Европа вступила в новую фазу революций. По России прокатилась волна народных беспорядков. В этих условиях исторические размышления Пушкина приобретали особенно напряженный характер. Стремясь разглядеть в прошлом те исторические силы, которым предстоит сыграть решающую роль в будущем, Пушкин видел три таинственных образа, загадочное поведение которых могло определить грядущую судьбу России: самодержавную власть, высшие возможности которой казались воплощенными в Петре; просвещенное дворянство, размышляя о котором надо было решить, исчерпало ли оно свои исторические возможности на Сенатской площади или способно заполнить еще одну страницу в истории России; и народ, образ которого все больше принимал черты Пугачева. Так завязался узел основных тем творчества 1830-х годов.

Дворянство в целом, и особенно лучшая часть его – образованное дворянство, воспринималось Пушкиным прежде всего как сила, противостоящая самодержавию. Однако уже в одной из заключительных сцен «Бориса Годунова» Пушкин показал народный бунт. Народные восстания 1830 г. поставили тему восстания в повестку дня. Она впервые появляется в «Истории села Горюхина» и уже не сходит со страниц пушкинских произведений.

В начале 1830-х гг. Пушкин склонен был считать старинное дворянство, уже утратившее свои сословные привилегии и имущество, естественным союзником народа. Так родился замысел «Дубровского», в котором, как вы помните, главный герой, Владимир Дубровский, стал вождем крестьянского восстания.

Однако реальность такого сюжета вызывала у Пушкина сомнения. 31 января 1833 года А. С. Пушкин начинает «Капитанскую дочку», первоначальный замысел произведения развивался в русле «Дубровского»: в центре сюжета должна была быть судьба дворянина Шванвича, врага Орловых, перешедшего на сторону Пугачева. Но роман «не шел...». Необходимо было проверить свои идеи на реальном историческом материале. 6 февраля 1833 года, дописав последнюю главу «Дубровского», Пушкин 7 февраля обращается за разрешением ознакомиться
с архивными документами по делу Пугачева.

3. Чтение материала учебника «Историческая эпоха, развитая в вымышленном повествовании» (с. 102–103).

2 ноября 1833 года Пушкин окончил «Историю Пугачева». В предназначенных для Николая I «Замечаниях о бунте» Пушкин дал исключительно четкий социологический анализ восстания: «Весь черный народ был за Пугачева... Одно дворянство было открытым образом на стороне правительства. Пугачев и его сообщники хотели сперва и дворян склонить на свою сторону, но выгоды их были слишком противуположны».

Как же была встречена «История Пугачевского бунта? В чем вообще значение этого исторического труда великого поэта России?

4. Завершение чтения статьи учебника (с. 104–105).

5. Знакомство с отрывками из «Истории Пугачевского бунта».

1) Чтение гл. II, с. 97–98.

2) Работа по вариантам: чтение с последующим пересказом частей II главы: 1-й вариант – «Описание портрета» (с. 98–99); 2-й вариант – «Пугачев под Курмышем» (с. 99–100).

3) Выразительное чтение последней части – «Пугачев пойман».

IV. Подведение итогов урока.

1. Заключительное слово учителя.

Когда 19 октября 1836 года Пушкин поставил точку на рукописи «Капитанской дочки», он уже не думал о крестьянском восстании под руководством дворянина. Шванвич был превращен в предателя Швабрина, а центральным персонажем сделался верный долгу и присяге и одновременно гуманный человек «жестокого века», странный приятель вождя крестьянского бунта Гринев.

Изучая движение Пугачева по подлинным документам и собирая в заволжских степях и Приуралье народные толки, Пушкин пришел к новым выводам. Прежде всего он убедился, что, самозванец для дворянско-правительственного лагеря, Пугачев был для народа законной властью. Пушкин записал речи пугачевцев солдатам: «...Долго ли вам, дуракам, служить женщине – пора одуматься и служить государю». Д. Пьянова, крестьянина, на свадьбе которого «гулял» Пугачев, Пушкин попросил рассказать о Пугачеве. «Он для тебя Пугачев, – отвечал мне сердито старик, – а для меня он был великий государь Петр Федорович».

2. Рассматривание иллюстрации в учебнике «Е. Пугачев. Портрет, приложенный А. С. Пушкиным к изданию "Истории Пугачевского бунта"» (с. 99).

Домашнее задание: дочитать роман «Капитанская дочка».

Урок 19

РОМАН О «ВЕКЕ МИНУВШЕМ»

Цели урока: подвести учащихся к тому, что роман Пушкина «Капитанская дочка» не только исторический роман, а семейно-бытовой, тема и сюжет которого – становление юного характера, злоключения юноши, вырвавшегося из родительского гнезда на волю вольную, его первые испытания и обретения себя, своего «я»; показать, как с пушкинским Гриневым вошло в русскую словесность, да и в сам наш менталитет, упование на совестливость, милосердие и честь; работать над овладением психологической лексикой со значением рефлексии, внутреннего противоборства человеческого «я» и ее использование в оценочном читательском высказывании, уточнить литературоведческую терминологию, в том числе фразеологическую, со значением «эпиграф» и его роль в произведении; учить использовать оценочно-полемические высказывания, включая модальные формы речи.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Изучение новой темы.

1. Слово учителя.

Утвердилось мнение, что «Капитанская дочка» – исторический роман, роман о «веке минувшем», но... Обратимся к первым страницам этого уникального произведения: «Отец мой, Андрей Петрович Гринев, в молодости своей служил при графе Минихе...» (Чтение первых страниц романа.)

Что же такое пушкинская «Капитанская дочка» с первых ее страниц? Да, воспоминания Петруши Гринева. Его непринужденный, бесхитростный рассказ словно обращен к нам. Уже первые два абзаца – подробности, «мелочи» быта, начиная с отставки отца, причем с уточнением: «премьер-майор» и год, когда он оставил службу «при графе Минихе», и кончая рождением Петруши и детством его под опекой Савельича. Зачем эти «мелочи»? вероятно, Петруше дорога каждая подробность детства. И еще одна очень любопытная особенность нашего разговора о Гриневе: мы то и дело называем его... Петрушей. Корректно ли это, нет ли здесь какой-то фамильярности, развязности (незнакомого человека называем его домашним именем)? Да в этом «виноват» он сам, точнее, обычаи семьи Гриневых, и фразы, сразу же западающие в память, согреты особенной теплотой семейных отношений:

«– Авдотья Васильевна, а сколько лет Петруше? – да вот пошел семнадцатый годок, – отвечала матушка. – Петруша родился в той самый год...» И нам неловко называть Гринева по имени и отчеству: так и хочется по-домашнему, по-свойски: Петруша! Мы запросто входим в дом Гринева, в его детство, в круг его близких: пушкинский герой словно бы становится нашим приятелем. Все, о чем рассказывает Петруша (и он убежден в этом), интересно и нам, и подробности, которыми так насыщена одна лишь пушкинская страница, создают ощущение разговора с читателем.

Пушкин выступает в романе в роли необычного автора: он сумел так перевоплотиться в героя-рассказчика, что мы готовы были принять Гринева за автора или автора отождествить с Гриневым. Как вы считаете, зачем эта сложность Пушкину?

Попытайтесь сопоставить «Капитанскую дочку» с другим пушкинским произведением – «Дубровским». В «Дубровском» тоже повествует автор, но герои этого произведения – это «третьи» лица, «они»; даже Андрей Гаврилович и Владимир Дубровские, столь близкие автору, не стали рассказчиками. А вот Гринев удостоился этой чести! Почему? Да потому, что он, безу-словно, особенно близок автору, и «я» Гринева, его взгляд на мир и его слог, его манера изъясняться и рождают пушкинские страницы в «Капитанской дочке». И понятно, это делает Гринева куда ближе читателю, чем Дубровского.

2. Беседа «Автор и герой в романе Пушкина».

И все-таки еще раз об авторе. Удивил ли он вас после «Дубровского» и «Повестей Белкина»?

Вернемся еще раз к первой странице: разве не изумляет ее емкость? Ведь перед нами в считанных фразах – быт и нравы XVIII века: чего стоит уже запомнившаяся подробность зачисления в гвардию, причем сержантом, еще до рождения, но... «по милости майора гвардии князя Б.». стало быть, не всем так повезло, как Петруше. И еще, со стариком Гриневым мы, пожалуй, больше не встретимся. Но останется ли он в памяти (ведь ему посвящены всего несколько фраз на первых же страницах!)?

Вот оно, искусство пушкинского лаконизма! Так отобрать подробности быта и характера, чтобы в нескольких фразах сполна, исчерпывающе и незабываемо запечатлелся даже третьестепенный герой (чего стоит, например, Придворный календарь, вероятно, единственное чтение старика Гринева, и его незабываемая «солдатская» фраза: «...пусть послужит в армии, да потянет лямку, да понюхает пороху, да будет солдат, а не шаматон». И это несмотря на влиятельность майора князя Б., под началом которого вполне мог бы служить Петруша).

Но почему эта фраза старика Гринева столь впечатляюща?

Вот вам попутно и пушкинское мастерство прямой речи: усадебный житель, Андрей Петрович и изъясняется отнюдь не светски: народная фразеология (потянет лямку, понюхает пороху) с повторяющимся энергичным союзом «да» – не так ли выразился бы старый солдат, герой лермонтовского «Бородино»? Вот приметы простонародной речи старика Гринева!

А язык романа Пушкина? Вновь хочется сопоставлений с «Дубровским». Помните: «Таковы благородные увеселения русского барина!» В «Капитанской дочке» ни малейшей жесткости, обличительности вплоть до сарказма.

Почему столь различны у Пушкина и деревня, и само повествование о ней, его стилистика? Да потому, что в «Дубровском» – голос автора, его вызов «барству дикому» и сострадание «рабству тощему», а в «Капитанской дочке» – воспоминание Гринева, которому в детстве, в родных пенатах все мило. И тем не менее позади жизнь.

Можно было бы и строже взглянуть на мир и дать волю досаде, иронии, а может быть, и негодованию. Но этого не произошло! Объясните эту «странность» нового пушкинского произведения, его непохожесть на прежние.

Еще раз вслушайтесь в наивно-простодушные фразы: «Нас было девять человек детей. Все мои братья и сестры умерли во младенчестве...» Об этом-то, казалось бы, можно было и не упоминать. В чем же дело?

Да, события печальные, смерть близких, которых Петруша, вероятно, не успел узнать, оставили глубокий след в его сердце. А дальше, меняется ли интонация его воспоминаний? Давайте проследим по тексту: «Бопре в отечестве своем был парикмахером, потом в Пруссии солдатом, потом приехал в Россию, чтобы стать учителем, не очень понимая значение этого слова. Он был добрый малый, но ветрен и беспутен до крайности...»

А вспомните «урок географии», во время коего «Бопре спал на кровати сном невинности», а ученик его «прилаживал мочальный хвост к мысу Доброй Надежды», и другие фрагменты, показавшиеся насмешкой над незадачливыми учителями Петруши, среди которых, между прочим, и Савельич, «за трезвое поведение пожалованный ему в дядьки».

Вслушайтесь, какая ровная и вместе с тем исполненная потаенного чувства фраза о Бопре, и еще более великодушная о Савельиче: «Под его надзором на 12-м году выучился я русской грамоте...» Но куда существеннее, даже в рассказе о Бопре, что «мы жили душа в душу. Другого ментора я и не желал». Так Гринев по воле автора примиряется со своим непутевым учителем и примиряет с ним нас.

А как вы понимаете фразу: «Я жил недорослем, гоняя голубей и играя в чехарду с дворовыми мальчишками. Между тем минуло мне шестнадцать лет»?

Гринев – мальчишка такой же, как все. Хоть он и барин, но играет «в чехарду с дворовыми мальчишками». А почему бы и нет? Детство не знает ни взрослой серьезности, ни сословных различий. Что же касается слова «недоросль», которое могло смутить вас, поясняю: во времена не только Гринева, но и Пушкина, оно означало всего-навсего дитя, не достигшее совершеннолетия. Так что Петруша на пушкинских страницах таков, каким он создан природой, – обыкновенный мальчишка, не лучше и не хуже других, которому «минуло ... шестнадцать лет».

И вот магическая фраза, вспомните ее: «Тут судьба моя переменилась». В чем тайна этой фразы, в которой, казалось бы, нет ничего особенного?

Да, именно в том, что нет в ней «ничего особенного», кроме... простоты, обыденности и вместе с тем – динамичности в самой ее краткости и в разговорном, мимоходом брошенном «тут» (сравните с синонимичным «вдруг»), и наконец, в предельно емком, энергичном глаголе, характерно пушкинским: hello_html_2dac7edf.png, а ведь можно было бы сказать...

Предложите возможный вариант. (Учащиеся предлагают.)

Да, вполне: hello_html_m71043bfd.png Но у Пушкина глагол с экспрессивной приставкой – завязка судьбы Гринева и всего сюжета «Капитанской дочки».

Именно поэтому прервать чтение не получится: хочется читать дальше!

И последний на сегодня вопрос: как же быть с жанром «Капитанской дочки»? кто-то настаивает, что это повесть. Но достаточно ли повести, чтобы вместить «судьбу» героя с младенчества и до зрелых лет (а иначе – с чего бы Гринев затеял воспоминания, начиная их со своей родословной)?

Нет, «Капитанская дочка» все-таки не повесть, а куда более объемное произведение – роман!

III. Подведение итогов урока.

Заключительное слово учителя.

Надеюсь, вы обратили внимание на особенность нашего урока: как «объемно» мы разбирали всего-то одну пушкинскую страницу! Как коротко у Пушкина, и как много – у нас!

Искусство Пушкина, его мастерство и заключается в том, чтобы в нескольких абзацах, а подчас в одной фразе, даже в единичном слове запечатлеть столь много, что нам, проникая в художественный образ, в мысль автора, приходится долго и подробно говорить о том, что он высказал предельно лаконично. Эта лаконичность и есть художественность. «У Пушкина в каждом слове – бездна пространства», – проницательно заметил Н. В. Гоголь. Читать и означает погружаться в это «пространство» художественного образа, в его «бесконечность», складывающуюся подчас из обычных, непримечательных слов, преображенных контекстом художественного творения, заметить и почувствовать каждую малость словесного ряда.

Домашнее задание: высказать свое мнение о романе «Капитанская дочка»; воссоздать одну из его страниц, используя оценочную лексику со значением стилистического своеобразия пушкинского романа (запись на доске: Я сразу же был захвачен... доверился простодушию и живости повествования, его мягкой, незлобивой иронии... Поверил... Мне полюбились... Домашний будничный диалог... Милая наивность Петруши подкупила меня... Неожиданный перелом в повествовании... Тревожные предчувствия... Простота и ясность пушкинского языка... Динамичность фразы... емкость и выразительность глагола...).

Урок 20

ГЕРОИ И СТИЛИСТИКА А. С. ПУШКИНА
В РОМАНЕ «КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА».
ГРИНЕВ И САВЕЛЬИЧ

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

Какие страницы, эпизоды, картины показались неожиданными и особенно волнующими?

Привнес ли «вожатый» перемены в пушкинский роман, в его стилистику?

Часто ли создает автор пейзажные картины? (Пожалуй, единственный раз, когда Гринева застает буран.)

Так ли необходим буран автору?

Какой эпизод по роли своей в романе близок картине бурана? (Сон Гринева.)

Как встретили эту необычную страницу? Какова ее роль в романе?

Соотнесите неожиданные эпизоды первых страниц и их язык с последующими страницами.

В чем тайны композиции «Капитанской дочки»? Почему столь необычно построил Пушкин роман – на опережениях и перекличках (буран – «вожатый» – сон Гринева – заячий тулупчик – пугачевщина и судьба Гринева)?

III. Работа по новой теме.

Центральное лицо романа.

Назовите героев пушкинского романа. Кто из них, на ваш взгляд, главный?

А какого героя мы вправе назвать главным героем произведения?

(Наш современник Фазиль Искандер поделился воспоминаниями о том, как он впервые услышал страницы пушкинской прозы: «Одно из самых очаровательных воспоминаний детства – это наслаждение, которое я испытал, когда наша учительница первых классов (заметьте: первых!) читала нам вслух на уроке «Капитанскую дочку». Это были счастливые минуты, их не так много, и потому мы бережно проносим их сквозь всю жизнь... Уже зрелым человеком, – продолжает Искандер, – я прочел записки Марины Цветаевой о Пушкине; из них следует, что будущая мятежная поэтесса, читая «Капитанскую дочку», с таинственным наслаждением все время ждала появления Пугачева. У меня было совсем другое. Я с величайшим наслаждением все время ждал появления Савельича...»)

Конечно, захватывающи Пугачев и Савельич! А как читали «Капитанскую дочку» вы? Какого героя ожидали каждый раз с нетерпением? Может, Гринев – центральный герой романа? Достоин ли он быть центральным образом?

А вот для М. Цветаевой нет героя значительнее Пугачева: благодаря ему судьба Гринева сложилась счастливо, а не будь их встречи в буран, не подари Гринев «вожатому» заячий тулупчик, он был бы для «злодея» Пугачева всего лишь офицером Белогорской крепости и погиб бы вместе со своими товарищами...

А зачем Пушкину Савельич? Автор то и дело испытывает своего героя:

встречей с Зуриным – Гринев этот поединок проигрывает, и неудивительно (зачитать или пересказать эпизод в трактире);

отношением к крепостному Савельичу – и здесь, казалось бы, мы также, даже с еще большей досадой, готовы укорить Петрушу за его «Молчи, хрыч!..» Согласны?

Но внимательны ли мы к пушкинскому слову? Продолжим чтение.

«Молчи, хрыч! – отвечал я ему, запинаясь...» Услышали, почувствовали ли Петрушу? Вновь мельком брошенное: «запинаясь»! что с Петрушей? Да, какой-то перелом в Гриневе, пока незаметный, подспудный. Давайте проследим состояние Петруши в пушкинском слове.

Не удивляет, что Гринев – по воле автора! – вслед за «смутным припоминанием вчерашних происшествий» обмолвился о каких-то своих «размышлениях»? но где они? Не просмотр ли это, не небрежность ли автора? Нет, скорее гениальный ход: о «размышлениях», вызванных «вчерашними происшествиями», не сказать ничего определенного: они ведь были неотчетливы пока, «смутны», словно Гринев не понял еще, что с ним происходит, но – происходит...

А затем... весь абзац отдан Савельичу! Вас это не удивило? А сам Савельич? Не многое ли он себе позволяет, отчитывая барина, вплоть до «И в кого ты пошел?»! Как разрешил Пушкин этот неожиданный мотив повествования – столкновение Петруши и Савельича?

Вы, вероятно, заметили, что пушкинской прозе свойственен подтекст. За этой сдержанностью, незавершенностью повествования, его прерывистостью – состояние Гринева, его борьба... с самим собой... Но в этом «внутреннем» поединке он сразу же пасует перед Савельичем, чувствует вину перед ним и поначалу не смеет ему перечить, давая Савельичу возможность выговориться до конца, ни разу не перебивая его на протяжении пространной и едкой его «проповеди». «Мне стало стыдно», – только и осталось признаться Петруше. И все-таки он еще пробует играть понравившуюся ему роль господина, напоминая Савельичу, что он слуга и обязан «делать то, что ему приказывают». Но едва он отчитал Савельича, как тут же передает впечатление, произведенное на Савельича угрозами барина: «Савельич был так поражен моими словами, что сплеснул руками и остолбенел». А чуть дальше: «Савельич заплакал». И, наконец, «Савельич поглядел на меня с глубокой горестью и пошел за моим долгом...»

Итак, мы понимаем, что Гринев вглядывается в Савельича, чувствует его состояние, ему не по себе от обиды, причиненной Савельичу. (Чтение текста.)

Что же вынудило Гринева обидеть Савельича? («...хотел вырваться на волю и доказать, что уж не ребенок»).

IV. Подведение итогов урока.

Не забыли эпиграф к «Капитанской дочке»? Удачен ли он?

Вам понятно, почему Фазиль Искандер ждал с нетерпением появления именно Савельича на страницах пушкинского романа?

Домашнее задание: перечитать главы, посвященные Белогорской крепости.

Урок 21

АНТИТЕЗЫ В РОМАНЕ А. С. ПУШКИНА:
ГРИНЕВ И ОБИТАТЕЛИ БЕЛОГОРСКОЙ КРЕПОСТИ

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Изучение новой темы.

1. Слово учителя.

Повесть «Капитанская дочка», как мы уже говорили, отличается необычайным художественным лаконизмом и обстоятельностью. Как отмечают исследователи, редкая вещь, однажды упоминаемая автором, не появляется потом вторично или даже в третий раз в каком-нибудь новом значении. Достаточно вспомнить, какую роль в развитии сюжета играет заячий тулупчик. Почти ни один, даже второстепенный, персонаж не исчезает бесследно в повествовании.

Проверьте себя, насколько вы были внимательны при чтении романа, попробуйте ответить на вопросы викторины.

2. Викторина.

  • При первом своем приезде в Белогорскую крепость Гринев увидел «старую чугунную пушку». В дальнейшем повествовании эта пушка упоминается еще три раза. Где?

  • Впервые войдя в дом капитана Миронова, Гринев заметил на стене «диплом офицерский за стеклом и в рамке». Где и когда он вновь упоминает об этом дипломе?

  • В I главе романа говорится о придворном календаре, любимом чтении старика Гринева. Где снова сказано об этом календаре?

  • Расставаясь при выезде из Симбирска с Зуриным, Гринев «и не думал с ним уже когда-нибудь встретиться», однако встретился. Когда? Зачем понадобился в этих обстоятельствах Зурин?

  • Когда и при каких обстоятельствах в романе дважды появляется изувеченный башкирец?

  • Где и когда дважды упоминается князь Б., дальний родственник Гриневых?

3. Работа по главам III, IV, V.

1) В критической литературе о «Капитанской дочке» высказаны следующие мнения:

«С первых шагов своей сознательной жизни Гринев предстает перед нами почти сложившимся человеком»;

«Гринев взрослеет под влиянием чрезвычайных исторических событий».

С каким из этих мнений вы согласны? Докажите, что именно оно верно.

2) Гринев и обитатели Белогорской крепости.

Итак, какое значение для формирования характера личности Гринева имели события, происшедшие с ним в Белогорской крепости?

Попробуем в виде кратких тезисов ответить на этот вопрос.

Гринев приезжает в Белогорскую крепость недорослем, не знающим жизни. А расстается с ней молодым человеком с утвердившимися нравственными принципами, закаленным в жизненных испытаниях. Многие из этих испытаний связаны с Белогорской крепостью:

  • история любви к Маше Мироновой, защита ее чести, спасение Маши от Швабрина;

  • столкновение со Швабриным, т. е. с завистью, клеветой, бесчестием, – испытание, из которого Гринев выходит победителем;

  • знакомство с Пугачевым как предводителем крестьянского восстания. Наблюдение над Пугачевым и его сподвижниками заставляют Гринева по-новому взглянуть на жизнь, увидеть и положительные качества выдающегося человека и народа, и его жестокость, связанную со стихией крестьянско-казачьего движения.

Из неопытного юноши Гринев превращается в молодого человека, способного защитить свою любовь, сохранить верность и честь, умеющего здраво судить о людях.

Как же это произошло? Давайте обратимся к роману. Меняется ли его интонация по сравнению с I главой? предчувствовали ли вы Белогорскую крепость на предыдущих страницах?

А в самом деле: разве не предвещает ее папенька Петруши и не близки ли ему офицеры Белогорской крепости с их простодушием и достоинством людей присяги и долга; достаточно вспомнить требовательные вопросы, которыми встретил Гринева кривой поручик Иван Игнатьич: «Смею спросить, вы в каком полку изволили служить?», «А смею спросить, зачем изволили вы перейти из гвардии в гарнизон?» и даже как начальственный укор: «Чаятельно, за неприличные гвардии офицеру поступки».

Были ли у вас предположения, как отнесется Гринев к обитателям Белогорской крепости? Да, мы были склонны ожидать, что Петр Андреевич моментально разочаруется в своем неказистом начальнике, которым командует Василиса Егоровна, с недоумением взглянет и на его домочадцев, среди которых столь «военный» человек, как «кривой поручик» Иван Игнатьич, донимающий Гринева вопросами, надменность которых – особенно в устах Ивана Игнатьича – невольно вызывает улыбку. А вечно краснеющая Маша...

Появление Швабрина, несомненно, осложняет образ Гринева. Помните, наверно, Швабрин многим из вас сразу не понравился. А Гриневу? Напротив, они едва не становятся если не друзьями, то приятелями определенно. Да, поначалу в считанных фразах – обаятельный Швабрин. (Чтение текста.)

Почему же следующая глава названа «Поединок»?

Несомненно, заметили, как быстро меняется Гринев. Насколько он «от чистого сердца» расположен к Швабрину в начале их знакомства, возненавидит его настолько же спустя несколько страниц: «Ты лжешь, мерзавец, – вскричал я в бешенстве, – ты лжешь самым бесстыдным образом...». А его отношение к Маше?.. Да, «с первого взгляда она не очень мне понравилась». А через главу – «упоение восторга»: «Счастье воскресило меня. Она будет моя! Она меня любит! Эта мысль наполняла все мое существование».

Что вам открыли в Гриневе эти страницы романа? Пожалуй, непосредственность и пылкость Гринева, его прямоту и эмоциональность в страстности, откровенности его признаний – в презрении ли к Швабрину, в любви к Маше.

Наконец, «развязка» противостояния Швабрина и Гринева. Можно ли забыть их поединок? Но что в нем вас особенно взволновало?

Да, это неравная дуэль: для Швабрина – одна из многих, причем с мальчишкой; для Гринева – первая и непривычная. Существенно ли это в прочтении «Капитанской дочки»?

Действительно, как решителен и бесстрашен Гринев в желании отплатить Швабрину за его «бесстыдство». (Чтение текста.)

«Швабрин не ожидал найти во мне столь опасного противника... Я стал с живостью на него наступать и загнал его почти в самую реку».

Обратите внимание: о Швабрине, который вероятно, не бездействовал, – ни слова: только о Гриневе. Справедливо ли? Несомненно! Ведь со стороны Гринева это праведная дуэль. Кстати: удивило ли что-нибудь в ней? А и впрямь: с чего бы Гриневу оказаться «столь опасным противником»? Только «уроками» Бопре (вот вам и возвращение к началу, причем к выгоде несчастного гувернера!) этого не объяснишь. А вот Маша к дуэли имеет самое прямое отношение. Гринев рыцарским жестом, дав отповедь Швабрину и приняв его вызов с явным риском для жизни, о чем, впрочем, он не думал, а во время самой дуэли бесстрашием, решительностью и даже искусностью в фехтовании (откуда это в нем?) засвидетельствовал на пушкинских страницах свою романтическую любовь к Маше Мироновой. Наконец, исход дуэли. Неожиданное ранение Гринева: наступал – и вдруг на тебе... А впрочем, только так Швабрин и мог одержать верх: как всегда, – «бесстыдством», низостью: удар, нанесенный им, – предательский!

Но самое поразительное нас ждет впереди: «Со Швабриным я помирился в первые дни моего выздоровления...» (Чтение текста.)

Ожидали ли вы такую перемену в отношении Гринева к Швабрину? Но еще неожиданнее ведет себя Швабрин, который «... изъявил глубокое сожаление о том, что случилось между нами; признался, что был кругом виноват...» Это-то зачем: чтобы оправдать Швабрина? Или он хитрит, «прикидывается»? видите, сколько сложностей, «подтекстов» в простом, казалось бы, немудреном повествовании Гринева!

Да, неисповедимы движения души человеческой. Трудно понять и объяснить Швабрина, как и любой характер. Но так ли уж стоит? Зачастую движения души необъяснимы. Эту-то тайну человеческую и запечатлел автор «Капитанской дочки».

Но отличается ли и здесь Гринев от Швабрина? Да, его-то понять легко, тем более что он сам себя объясняет исчерпывающе, испытывая облегчение от этого признания.

«Будучи от природы незлопамятен, я искренне простил ему и нашу ссору и рану, мною от него полученную».

Но завершение ли это сюжетной линии романа: «Гринев и Швабрин», финал ли это их отношений – примирение?

Увы, отнюдь нет. Впереди – предательство Швабрина и его мщение Гриневу, едва не кончившееся гибелью Маши и позором, а может быть, и казнью Гринева.

Почему вновь – и еще неожиданнее прежнего – меняется Швабрин? И почему столь круто расходятся судьбы Гринева и Швабрина и в роман Пушкина возвращается столь непримиримое теперь противопоставление Гринева и Швабрина, их, если угодно, поединок, еще более драматичный, чем недавняя дуэль?

На эти и другие вопросы мы попытаемся ответить на следующем уроке, когда речь пойдет ... о Пугачеве.

Домашнее задание: перечитать главу II «Вожатый», главы IV–XII; индивидуальное задание: пересказать «Сон Гринева», «Калмыцкую сказку».

Уроки 22–23

ПУШКИНСКИЙ ПУГАЧЕВ

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Изучение новой темы.

1. Вступительное слово учителя.

«Если бы меня спросили: «Как называется та вещь, где Савельич, и поручик Гринев, и царица Екатерина Вторая?», – я бы сразу ответила: «Вожатый». В моей «Капитанской дочке» не было капитанской дочки, до того не было, что и сейчас я произношу это название механически, как бы в одно слово, без всякого капитана и без всякой дочки. Говорю: «Капитанская дочка», а думаю: «Пугачев»... – так прочитала роман Пушкина и его «вожатого» Марина Цветаева, великий поэт ХХ века.

А вы задумывались ли над тем, какова роль Пугачева в романе? Как входит он в пушкинские страницы? Почему столь стремительно, неожиданно и непременно – в буран?

Давайте понаблюдаем, как разворачивается эта тема во II главе.

Какие страницы вас поразили особенно? Конечно же, «сон» Гринева с «чернобородым мужиком» – Пугачевым, с матушкой Гринева и умирающим отцом его, причем страшные события, пригрезившиеся Гриневу, происходят почему-то в его усадьбе, в родном доме.

2. Пересказ «сна Гринева» (индивидуальное задание) с последующей беседой по вопросам.

Что особенно захватило вас на этой странице?

Наверно, не только превращение отца в чернобородого мужика, лукаво подзывающего Петрушу, но и – состояние Гринева, бессильного противиться этому наваждению: «Я хотел бежать ... и не мог ...», «ужас и недоумение овладели мною».

Обратите внимание, как прерывисты и противоречивы пушкинские фразы: «ужас и недоумение» – разве это совместимо? В чем же дело?

Как же рассказчику видится столь неожиданный и страшный сон?

Как «нечто пророческое»! Это, несомненно, намек на «странные обстоятельства», которые ожидают Гринева, на «мертвые тела» и «кровавые лужи», которые ему предстоит увидеть, и все оттого, что было суждено встретиться с «вожатым»!

К удаче или к беде эта встреча, обещающая… «ужас»?

Какие страницы вызывают у нас «ужас и недоумение»? В чем композиционное своеобразие этих страниц?

3. Анализ главы VII.

Проследите последовательность появления участников этой, говоря словами Гринева, «ужасной комедии».

Это не так-то сложно: Пугачев – офицеры Белогорской крепости – Гринев – Швабрин – Гринев – Савельич.

В чем тайна этой пушкинской страницы?

Как всегда у Пушкина, в нескольких фразах – столкновение характеров, их неожиданные уподобления и контрасты. Гринев и Швабрин, Гринев и Савельич – рядом. И если между первыми – разлад, предательство Швабрина, то Гринев и Савельич – барин и слуга – заодно. Они настолько в тревоге друг за друга, настолько в смятении от происходящего, что повинуются не разуму, а чувству, безумию чувства, тут же выдавая и едва не погубив себя: «Не упрямься! Что тебе стоит: плюнь (!) да поцелуй у злод... (!) (тьфу!) поцелуй у него ручку!» это Савельич. А вот Гринев – в предельно короткой фразе: «Я не шевелился».

Что осталось за кадром? Да, Гринев и Пугачев, их отношения, достаточно потаенные, трудно объяснимые. Разве не приведет в недоумение неожиданное милосердие Пугачева в ответ на откровенно дерзкое неповиновение Гринева? Зачем эти «сложности» и таинственности автору? Распутайте этот клубок.

Да, все началось с «вожатого». А как продолжились у Пушкина «буран» и «вожатый»? Почему Гринева «сразу же привлек этот чернобородый мужик, его сверкающие ... глаза», «захватил загадочный разговор с хозяином постоялого двора»?

На постоялом дворе Гринев пока еще не знает, что перед ним «злодей» Пугачев. А когда узнал, когда маска сброшена?

Да, этого никак нельзя было ожидать: отказавшись присягнуть самозванцу, за что тот едва не казнил Гринева, Петруша становится чуть ли не приятелем Пугачева, его гостем.

4. Прочитайте страницу, которая многое объяснит (с. 163 со слов «Необыкновенная картина мне представилась…» до конца главы).

Так ли необходима была в романе эта картина «военного совета», на который Пугачев пригласил Гринева?

Какие подробности особенно выразительны и таят в себе художественный смысл этой захватывающей страницы?

Почему так выделяется «заунывная бурлацкая песня» и «пиитический (а не поэтический) ужас», «потрясший» Гринева?

Вспомните, каким мы видели Гринева на площади, перед виселицей, а какой он сейчас, с глазу на глаз с Пугачевым. Что задержало ваше внимание? Да, неожиданные признания: «Я смутился...», «Я колебался...», и как развязка «ужаса» и «колебаний»: «наконец (и еще ныне с самодовольствием поминая эту минуту), чувство долга восторжествовало во мне над слабостию человеческою».

Заметили, «самодовольствие» Гринева, о котором он, пусть и в скобках, но «поминает»? и еще одна странность, может быть самая поразительная: откровенность, прямота Гринева, и это при том, что жизни его вновь угрожала опасность.

Не вспоминаете ли иной страницы, где Гринев идет на едва ли еще больший риск в откровенности с Пугачевым, и все-таки колебания одерживают в нем верх, и он замолкает в тот момент, когда мы ждем, что он поведает Пугачеву о Маше. И поведает, но чуть позже... А пока...

5. Внутренний монолог Гринева.

Чтобы понять, услышать, почувствовать Гринева, прочитаем его внутренний монолог.

«Не могу изъяснить, что я чувствовал, расставаясь с этим ужасным человеком, извергом, злодеем для всех, кроме одного меня. Зачем не сказать истины? В эту минуту сильное сочувствие влекло меня к нему. Я пламенно желал вырвать его из среды злодеев, которыми он предводительствовал, и спасти его голову, пока еще было время».

Чем вас так тронуло это признание Гринева? Что открыли вы в его речи, а в связи с этим что можете сказать о пушкинском мастерстве?

Почему он начинает с того, что не может «изъяснить» (а не «объяснить»)? Оправдана ли эта велеречивость: «сильное сочувствие», «влекло», желал «пламенно»?

Представьте: Гринев кому-то рассказывает о своих встречах с Пугачевым и об отношении к нему. Так ли он скажет? Конечно же, нет! Но Гринев пишет воспоминания: пишет, а не рассказывает, причем не для близких только, но и для нас, и Пушкин намеренно привносит в его речь книжность, многозначительность.

Изменилась ли стилистика воспоминаний Гринева?

Несомненно. Простодушие, трогательная наивность, будничность лексики и интонации сменяются голосом, полным достоинства и даже многозначительности, речью, не чуждой книжности, а то и изысканности.

Как вы считаете: почему? Ведь столь разные по лексике и синтаксису страницы Гринев пишет в одни и те же годы! Вот тайна стилистики «Капитанской дочки»: с переменами в Гриневе, со «странными обстоятельствами», потрясшими его, претерпевает изменение и его речь, стилистика повествования в целом. Но вспомним: в следующей фразе Гринев с сожалением замечает: «Швабрин и народ, толпившиеся около нас, помешали мне высказать все, чем исполнено было мое сердце».

Как вы считаете, чем бы мог завершить свой «пламенный монолог» Гринев, если бы ему «не помешали»? Да и в чем помешали и почему «Швабрин и народ» оказались помехой? Что особенно поражает в признании Гринева?

Да, намерение спасти «злодея Пугачева», государственного преступника; сам-то Пугачев понимает, что ему «не будет помилования», а вот Гринев этого словно и не берет в толк. Как понять это, как объяснить?

Зачем Пушкину доводить до столь невероятных последствий отношения Гринева и Пугачева?

Казалось бы, достаточно Гриневу испытаний! Так ли это?

Увы, самое суровое ждало его впереди, начиная с неожиданной встречи с Зуриным!

6. Пересказ главы «Арест» (гл. VIII).

Как завершились «дружеские путешествия с Пугачевым» Гринева, если воспользоваться ироническими словами Зурина?

Как вы считаете, совпадает ли мнение Пушкина с отношением Гринева к Пугачеву?

Почему столь противоречив пушкинский образ Пугачева – и ужасный, и поэтический?

Может быть, нас примирит с Пугачевым его сказка об орле и вороне?

7. Пересказ сказки.

Согласны ли вы с высказыванием о ней Гринева?

Каково ваше окончательное отношение к пушкинскому Пугачеву? (Да, вероятно, мы не простим ему расправы с защитниками Белогорской крепости, особенно с Василисой Егоровной.) А впрочем, не забыли выразительную деталь: капитана Миронова вздернул на виселицу «изувеченный башкирец, которого допрашивали... накануне»? К чему бы это? «Справедливое возмездие»? Но почему мы не можем отделаться от ощущения «ужаса»? Да и можно ли забыть участников этой жуткой сцены – и тех, кого казнят, и того, кто небрежным взмахом платка обрекает их на виселицу?

И еще. Бросает ли какой-то свет на Пугачева Швабрин, изменник Швабрин, которого Пугачев производит в «старшины»?

Вот, оказывается, насколько многозначительна роль Швабрина в романе: он не только контрастом с Гриневым «помог» ему возвыситься в мнении читателей, но и на Пугачева бросил зловещую тень.

Марина Цветаева предлагает сравнить отношение к Маше Мироновой Пугачева («Выходи, красна девица, дарую тебе волю. Я государь») и императрицы («Извините меня, – сказала она голосом еще более ласковым, – если я вмешиваюсь в ваши дела, но я бываю при дворе»).

«Насколько царственнее в своем жесте мужик, именующий себя государем, чем государыня, выдающая себя за приживалку»; ее голос кажется Цветаевой «просто льстивым, фальшивым». Согласны ли вы с таким мнением?

8. Размышления над эпиграфом к роману.

И, наконец, вернемся к первой странице романа, к его истоку, к эпиграфу. Оправдан ли он? И так ли уж необходим? почему Пушкин предварил роман эпиграфом «Береги честь смолоду»?

III. Самостоятельная письменная работа по вариантам.

1-й вариант: «Роль эпиграфа в раскрытии образа Гринева».

2-й вариант: «Роль эпиграфа в раскрытии образа Пугачева».

На доске записаны оценочно-полемические высказывания, психологическая лексика со значением рефлексии, внутреннего противоборства человеческого «я» и ее использование в оценочном читательском высказывании: «Я захвачен тайной души Гринева; хочется разгадать его сомнения и колебания... не может не тронуть покаяние Гринева, муки совести, терзающие его... Он иной раз смотрит на себя со стороны и недоумевает... не может скрыть... На мой взгляд... полагаю; несомненно; может показаться; если приглядеться к пушкинскому Пугачеву, то...

IV. Подведение итогов урока.

1. Русский бунт в романе Пушкина.

Пугачев в «Капитанской дочке» – это не только единичный характер, это... бунт мужицкий, который «не приведи Бог видеть», «русский бунт, бессмысленный и беспощадный!».

(Звучит запись народной песни, не столь уж далекой от «Не шуми, мати зеленая дубровушка», которую распевает Пугачев с «братцами».)

Из-за леса, леса темного,

Не бела заря занималася,

Не красно солнце выкаталося,

Выезжал туто добрый молодец,

Добрый молодец, Емельян-казак,

Емельян-казак, сын Иванович.

Под ним добрый конь сив-бур-шахматный,

Сива гривушка до сырой земли,

Он идет – спотыкается,

Вострой сабелькой подпирается,

Горючими слезами заливается:

«Что ты, мой добрый конь, рано спотыкаешься?

Али чаешь над собой невзгодушку,

Невзгодушку, кроволитьице?

Мы бились трое суточки,

Не пиваючи, не едаючи,

Со добра коня не слезаючи»*(см. Примечание).

Как вы полагаете: знал ли автор «Капитанской дочки» эту песню? Сравните ее и пушкинский роман.

Сказалось ли отношение к «мужицкому бунту» в романе?

Как вы считаете, чей это голос: «Не дай Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!»? (Несомненно, стилистическое своеобразие этого возгласа выдает нам самого Пушкина, который невольно перебивает своего героя патетическими определениями: «бессмысленный и беспощадный». Гринев так никогда не высказывался.)

Убедительна ли эта отповедь «русскому бунту» в пушкинском романе?

Одинок ли Пушкин в проклятии «русскому бунту»? было ли оно подхвачено или опровергнуто?

2. Чтение стихотворения М. Ю. Лермонтова «Предсказание» (подготовленными учениками или учителем).

Настанет год, России черный год,

Когда царей корона упадет;

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь;

Когда детей, когда невинных жен

Низвергнутый не защитит закон;

Когда чума от смрадных, мертвых тел

Начнет бродить среди печальных сел...

И зарево окрасит волны рек...

Эти строки – словно поэтически сжатый, емкий и жуткий «портрет» пугачевщины – по страницам «Капитанской дочки».

Это юный Лермонтов, который независимо от Пушкина, отважился высказать страшную правду о «русском бунте» в стихотворении, многозначительно озаглавленном «Предсказание».

Домашнее задание: устное сочинение «каким я увидел Пугачева в романе»; подумать, оправдан ли один из эпиграфов в «капитанской дочке»: «Старинные люди, мой батюшка»; индивидуальное задание: портрет Маши Мироновой.

Урок 24

«СТАРИННЫЕ ЛЮДИ» И МАША МИРОНОВА

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

1. Чтение и рецензирование сочинений (рассказов): «каким я увидел Пугачева в романе А. С. Пушкина».

2. Работа по карточкам.

Карточка 1.

О каком событии русской истории идет речь в данном отрывке? Как называется это произведение и кто его автор? От чьего лица ведется повествование?

«Не стану описывать нашего похода и окончания войны. скажу коротко, что бедствие доходило до крайности. Мы проходили через селения, разоренные бунтовщиками, и поневоле отбирали у бедных жителей то, что успели они спасти. Правление было всюду прекращено: помещики укрывались по лесам. шайки разбойников злодействовали повсюду; начальники отдельных отрядов самовластно наказывали и миловали; состояние всего обширного края, где свирепствовал пожар, было ужасно... Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный!»

(Речь идет о крестьянском бунте 1772–1774 гг. под предводительством Емельяна Пугачева, провозгласившего себя царем Петром III. Отрывок взят из романа А. С. Пушкина «Капитанская дочка». О событиях своей жизни рассказывает главный герой – Петр Андреевич Гринев.)

Карточка 2.

Прочитайте сон Гринева. Когда он привиделся герою? Чем интересен этот сон? Зачем А. С. Пушкин включил сон в повествование?

(Этот сон приснился Петруше Гриневу во время степного бурана, когда неожиданный вожатый взялся показать дорогу к жилью. В нем предсказываются будущие грозные события народного бунта, ведь мужик из сна – это вожатый, а в будущем Емельян Пугачев – предводитель казачьего войска, самозваный царь. Именно поэтому он имеет важное значение: он не только опережает исторические события, но и предсказывает будущий характер отношений между молодым офицером и народным вождем.)

Карточка 3.

В связи с чем и кто рассказывает калмыцкую сказку? Как вы понимаете ее иносказательный смысл? Каким образом отношение к идее сказки характеризует рассказчика и его слушателя?

(Сказку об орле и вороне рассказывает Пугачев по дороге в Белогорскую крепость во время разговора о его делах и безрадостном будущем. Сказка имеет иносказательный смысл: она о двух возможных выборах жизненного пути – тихом, размеренном, небогатом внешними событиями и другом: ярком, насыщенном, но коротком. Символическую роль играют и герои сказки: орел – птица вольная, любящая высоту, простор, птица царственная; ворон – птица мудрая, но прозаичная, земная, некрасивая.

Благодаря этой истории Пугачев и Гринев высказывают свое отношение к жизни. Для Пугачева лучше короткий, но яркий путь, напоминающий жизнь орла. Гриневу отвратительны разбой и злодейство, не зря он называет бунт бессмысленным и беспощадным; он создан для мирной семейной жизни среди дорогих людей.)

Карточка 4.

Почему Гринев, называя Пугачева самозванцем, разбойником, злодеем, все-таки симпатизирует своему знакомому, не хочет его гибели, приходит проститься в день казни?

(Гринев не может называть Пугачева иначе, так как бунтарь и офицер императорской армии – враги, кроме того, Гринев помнит расправу над комендантом Белогорской крепости, гибель Василисы Егоровны и другие трагические события. Но человеческие отношения двух героев стоят вне их официальных отношений; Пугачев не только сохраняет жизнь своему знакомому, но и устраивает его счастье, проявляя при этом благородство и терпимость, уважая Гринева за верность слову и доброту. симпатия юного героя – не только благодарность за благодеяния, а искреннее человеческое чувство, хотя на первых порах (как и во сне) Гринева слегка коробит, что его благодетель – «мужик».)

Карточка 5.

Прочитайте описание. Какими художественными средствами пользуется автор? Какую роль в произведении играет этот отрывок?

«Ямщик поскакал; но все поглядывал на восток. Лошади бежали дружно. Ветер между тем час от часу становился сильнее. Облачко обратилось в белую тучу, которая тяжело подымалась, росла и постепенно облегала небо. Пошел мелкий снег – и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл; сделалась метель. В одно мгновение темное небо смешалось со снежным морем. Все исчезло. «Ну, барин, – закричал ямщик, – беда: буран!»...

Я выглянул из кибитки: все было мрак и вихорь. Ветер выл с такой свирепой выразительностью, что казался одушевленным; снег засыпал меня и Савельича; лошади шли шагом – и скоро стали. «Что же ты не едешь?» – спросил я ямщика с нетерпением. «Да что ехать? – отвечал он, слезая с облучка, – невесть и так куда заехали: дороги нет, и мгла кругом».

(Главное в этом описании – действие, динамика. Состояние природы изменяется мгновенно: ветер, снег, метель, буран, мгла. Пушкин использует очень скромные эпитеты; всего два контрастных цвета: темное небо – снежное море (ранее – белая туча). Метафор всего две: ветер завыл (воет зверь), снежное море (бесконечность снежной движущейся массы, похожей на морскую стихию). Пушкин – мастер пейзажа. Но пейзаж у него не статичный, застывший, а меняющийся, движущийся, как в жизни. Описание бурана в романе имеет несколько значений:

а) композиционное – благодаря бурану герои (Пугачев и Гринев) не только встречаются, но и проникаются симпатией друг к другу;

б) аллегорическое – буран, разгул стихии – символизирует грядущие события, разгул мятежа, представляющего, как и буран, угрозу для жизни героя;

в) реалистическое – в степях бураны встречаются и сейчас, таким образом, описание бурана придает рассказу достоверность происходящего на самом деле.)

Карточка 6.

Что называется эпиграфом? Для чего нужны эпиграфы? какой эпиграф выбирает Пушкин для своего романа «Капитанская дочка»?

(Эпиграф – короткий текст (цитата, изречение, поговорка и т. д.), предпосланный художественному произведению, помещаемый перед текстом. Эпиграф часто выражает основную мысль автора, идею или настроение произведения, содержит авторскую оценку излагаемых событий. «Капитанская дочка» Пушкина предваряется эпиграфом «Береги честь смолоду». Эта пословица не только определяет кодекс поведения молодого человека, но и характеризует героя, поясняет его нравственный выбор в трудные минуты испытаний.)

3. Беседа по вопросам.

Мы уже отметили, как уверенно Пушкин предварил свой роман эпиграфом «Береги честь смолоду». Вспомните эпиграфы, предпосланные другим главам. Что они представляют собой? почему?

(Эпиграфами к другим главам «Капитанской дочки» служат строчки народных песен, пословицы и отрывки из произведений писателей XVIII века (Княжнина и Хераскова). Такой подбор эпиграфов не случаен. Он помогает передать колорит эпохи (XVIII в.), создает особый лирический настрой, придает лиричность повествованию, создавая иллюзию авторской оценки рассказа героя. Есть в таком подборе эпиграфов и еще один смысл: в произведениях устного народного творчества сконцентрирован многовековой опыт народа, его представления об идеале, поэтому эпиграфы содержат народную оценку героям и событиям.)

Как вы считаете, почему повествование о пугачевском бунте называется «Капитанская дочка»? Кто главный герой?

(Действительно, главными героями в романе выступают Петр Гринев и Емельян Пугачев. На фоне грозных событий пугачевского бунта развивается история взаимоотношений Маши – Гринева – Швабрина. Скромная и застенчивая Маша в решающий момент проявляет необыкновенную твердость характера и мужество. Она не хочет венчаться без родительского благословения, готова умереть, но не стать женой нелюбимого; наконец, отстаивая честь и свободу своего жениха, она решается на поездку в столицу к самой царице. Чистота, самоотверженность придают ее образу героический ореол.

Возможно, назвав свое произведение «Капитанская дочка», Пушкин хотел тем самым подчеркнуть, что его интересуют в первую очередь человеческие отношения. Даже историческое лицо представлено с неожиданной и тем более замечательной стороны: устроителем судьбы врага, который по-человечески ближе, чем сподвижники.)

III. Сообщение темы и цели урока.

Какие же они, люди «века минувшего»? оправдан ли эпиграф III главы «Капитанской дочки»: «старинные люди»? Что это значит?

На эти и многие другие вопросы мы и попытаемся ответить на сегодняшнем уроке.

IV. Изучение новой темы.

1. Слово учителя.

Итак, «старинные люди»! что это значит? И почему из фонвизинского «Недоросля» взял Пушкин эту фразу? Неужели Простакову и Скотинина вспоминает автор «Капитанской дочки»? а может, Стародума и Правдина? Конечно же, выразительны, «говорящи» фамилии, достаточно определенно «представляющие» действующих лиц комедии Фонвизина. «Правдин» в комментариях не нуждается: смысл фамилии исчерпывающе ясен. А вот «Стародум»... Словно он не из века Простаковых, – из давнего, «старинного» времени, впрочем, не очень-то и давнего. Всего-то из петровской, из ломоносовской эпохи! Все тот же XVIII век! Так удачен ли пушкинский эпиграф? Что он вам приоткрыл?

2. Ваше ощущение «белогорского», «старинного» житья? Перечитаем эти страницы (с. 123).

«Никто не встретил меня. Я пошел в сени и отворил дверь в переднюю. Старый инвалид, сидя на столе, нашивал синюю заплату на локоть зеленого мундира. Я велел ему доложить обо мне. «Войди, батюшка, – отвечал инвалид, – наши дома».

Не правда ли, трудно удержаться от улыбки? Но улыбка эта сочувственная, полная умиления. Никакого почтения ни к мундиру, который вполне может украсить заплата другого цвета (и так сойдет!), ни к армейской субординации: какой там «доклад»! «Наши дома!» – и все тут! Но нет ли контраста? Конечно же, Иван Игнатьич со своим «допросом» Гриневу, выдержанным в стилистике старого служаки (с. 124: «смею спросить», «зачем изволили перейти из гвардии в гарнизон», «неприличные гвардии офицеру поступки»). Но его тут же перебивает Василиса Егоровна: «Полно врать пустяки...» (с. 124, 1-й абзац). Но где слова, запечатлевшие «старину», ее добросердечие? «Василиса Егоровна приняла нас запросто и радушно и обошлась со мною, как бы век знакома» (с. 126, 3-й абзац).

Вот так обхождение! Но кого это «нас»? понятно, не только Гринева, но и Савельича. Чей голос, чью интонацию вы слышите? Несомненно, не только Гринева, но и Автора. Ведь это он побудил Гринева засесть за воспоминания. А если уж быть совсем точным, то и написал их за него! Его языком! Но и своим тоже! Ощутили ли стиль пушкинской прозы? Не приметили отношения Пушкина к частям речи?

Что и говорить, он предпочитает существительные и глаголы и очень сдержан в употреблении прилагательных.

Пушкин-прозаик ясен и точен в слове и фразе, прост в синтаксисе, предпочитая простое предложение, без особенных усложнений. У кого из прозаиков мы можем заметить это же свойство «пушкинской» прозы?

Да, у Чехова! Но это произойдет значительно позднее. И не без влияния пушкинской прозы.

Но вернемся вновь к пушкинскому роману. Происходят ли в нем перемены, в самом «мире» его, в его интонации?

Действительно, спокойное, равномерное повествование сменяется стремительно ворвавшимися событиями, а с ними – и интонации: тревога, едва ли не смятение и даже «ужас» (мы уже говорили с вами об осаде Пугачевым крепости, взятии ее, казни ее защитников). А как вы считаете, могли ли капитан Миронов, Иван Игнатьич и Василиса Егоровна избежать смерти? Почему же постигла их иная участь – «сгинуть от беглого каторжника», как скажет, заплатив за эти слова жизнью, Василиса Егоровна? Что особенно изумило вас в них? Как написал Пушкин сцену расправы с офицерами Белогорской крепости? Почему столь кратка эта жуткая страница?

Но кто неожиданно вмешался в эту сцену? Да, Савельич! Оказывается, круг «старинных людей» в романе Пушкина не ограничивается обитателями Белогорской крепости: и Савельич среди них – тоже из «старинных людей»!

А есть ли еще «старинные люди»? Да, и Гриневы того же роду-племени: «старинные люди»! почему? Разве не просится в наш разговор сопоставление старика Гринева с белогорскими офицерами? Конечно же, не только Андрей Петрович Гринев повторил бы непременно подвиг капитана Миронова, но и Петруша Гринев достойно представляет отца своего, верен его наказу: «Служи верно, кому присягнешь...»

И вновь – антитеза. Как вы считаете, а Швабрин тоже из «старинных людей»? отнюдь: «новейший» в низости и ловкачестве!

А теперь вернемся к III главе, к эпиграфу, но иному.

К чему здесь соседство «солдатской песни» и «старинных людей»?

Что вызывает в памяти «солдатская песня»?

Суворовские страницы отечественной истории, которые вершили «старинные люди», художественный смысл пушкинского романа преодолевает границы сюжета («пугачевщина» и судьба Петруши Гринева) и вбирает в себя испытания России – испытания верности – и образцы лучших ее сограждан, независимо от сословия, к которому они принадлежали: «старинные люди»!

А к кому вы причислите Машу Миронову?

Итак, 2-я часть нашего урока будет посвящена юной героине, именем которой назван роман.

3. Образ Маши Мироновой.

Какова же она, Маша Миронова?

Если ее портрет перенести на рисунок, как бы вы написали ее? (Рассматривание и обсуждение рисунков-портретов Маши Мироновой.)

Давайте вспомним, какое впечатление произвела Маша на Гринева (зачитать, с. 126, 3-й абзац).

«С первого взгляда ... не очень понравилась». А вам? меняется ли отношение Гринева к Маше? Почему?

А как вы встретили застенчивость, стеснительность Маши вплоть даже «до слез» ее?

Зачем нужны нам эти подробности характера героини? Никого не вспомнили? «Закрасневшись, извинилась, / что, де, в гости к ним зашла...» Пушкинская царевна! Нужна ли нам эта параллель? Почему так схожи пушкинские героини, причем в абсолютно не похожих произведениях?

Но в пушкинском романе рядом с Машей появится иная героиня, от которой будет зависеть счастье Маши и Гринева, обаятельная придворная дама, в которой мы узнаем ... императрицу!

Прежде чем мы вновь обратимся к роману, к любимой героине, перечитаем гениальные строки, давайте заглянем в творческую лабораторию писателя.

В журнале «Детское чтение для сердца и разума» (ч. VII, M., 1786) был напечатан следующий «Анекдот»:

«Иосиф II, нынешний римский император, прогуливаясь некогда ввечеру по своему обыкновению, увидел девушку, которая заливалась слезами, спросил у нее, о чем она плачет, и узнал, что она дочь одного капитана, который убит на войне, и что она осталась без пропитания со своей матерью, которая при том давно уже лежит больна.

«Для чего же вы не просите помощи у императора?» – спросил он.

Девушка отвечала, что они не имеют покровителя, который бы представил государю о их бедности.

Я служу при дворе, – сказал монарх, – и могу это для вас сделать. Придите только завтра во дворец и спросите там поручика Б.

В назначенное время девушка пришла во дворец. Как скоро выговорила она имя Б., то отвели ее в комнату, где она увидела того офицера, который вчера говорил с нею, и узнала в нем своего государя. Она пришла вне себя от удивления и страху. Но император, взявши ее за руку, сказал ей весьма ласково: «Вот триста червонных для твоей матери и еще пятьсот за твою к ней нежность и за доверенность ко мне. Сверх того определяю вам 500 талеров ежегодной пенсии».

Какие сцены «Капитанской дочки» напоминает этот анекдот (анекдотом в прежние времена назывался короткий, сжатый рассказ о замечательном, забавном случае)? Некоторые литературоведы полагают, что Пушкин воспользовался им при создании своей повести. В таком случае как он преобразовал анекдот в яркие и впечатляющие сцены?

Кстати, цензор П. А. Корсаков настолько был покорен правдоподобием последних сцен повести, что даже обратился к Пушкину с вопросом: «...существовала ли девица Миронова и действительно ли была у покойной императрицы?»

Если мы пропустим немного текста «Капитанской дочки» и обратимся к героической поездке Марьи Ивановны ко двору Екатерины II, мы увидим, насколько близко эти страницы соприкасаются с незабвенной юностью автора, с тем «местом воспитания», о котором предстоял дружеский разговор вечером того же дня, когда был закончен беловик романа.

Приехав накануне в Царское Село, «на другой день рано утром Марья Ивановна проснулась, оделась и тихонько пошла в сад. Утро было прекрасное, солнце освещало вершины лип, пожелтевших уже под свежим дыханием осени. Широкое озеро сияло неподвижно. Проснувшиеся лебеди важно выплывали из-под кустов, осеняющих берег. Марья Ивановна пошла около прекрасного луга, где только что поставлен был памятник в честь недавних побед графа Петра Александровича Румянцева...» Каким дивным воздухом юности, даже почти детства, дышал, видно, Пушкин, переписывая набело эти строки легким своим пером осенью 1836 года. Каким запахом царскосельской осенней прохлады, должно быть, повеяло на него в душном Петербурге, скупо отмеривающем последние глотки воздуха, отпущенного задыхавшемуся поэту. Именно потому, что царскосельские воспоминания нахлынули на него, он пометил беловой автограф романа 19-м октября, вовсе, наверно, не задумываясь о том, что потомки по этой пометке отгадают его настроение».

(«Последний год жизни Пушкина.

Переписка. Воспоминания. Дневники»)

Прочтите отрывки из стихотворений Пушкина и попробуйте определить, какие впечатления юности поэта отразились в описании царскосельского сада в «Капитанской дочке».

Воспоминания в Царском Селе

Навис покров угрюмой нощи

На своде дремлющих небес;

В безмолвной тишине почили дол и рощи,

В седом тумане дальний лес;

Чуть слышится ручей, бегущий в сень дубравы,

Чуть дышит ветерок, уснувший на листах,

И тихая луна, как лебедь величавый,

Плывет в сребристых облаках.

Плывет – и бледными лучами

Предметы осветила вкруг.

Аллеи древних лип открылись пред очами.

Проглянули и холм и луг;

Здесь, вижу, с тополем сплелась младая ива

И отразилася в кристалле зыбких вод;

Царицей средь полей лилея горделива

В роскошной красоте цветет...

В тени густой угрюмых сосен

Воздвигся памятник простой.

О, сколь он для тебя, Кагульский брег, поносен!

И славен родине драгой! 1(см. Примечание.)

Бессмертны вы вовек, о росски исполины.

В боях воспитаны средь бранных непогод!

О вас, сподвижники, друзья Екатерины,

Пройдет молва из рода в род...

1814 г.

Царское Село

...Воспоминание, рисуй передо мной

Волшебные места, где я живу душой...

Веди, веди меня под липовые сени,

Всегда любезные моей свободной лени,

На берег озера, на тихий скат холмов!..

Да вновь увижу я ковры густых лугов

И дряхлый пук дерев, и светлую долину,

И злачных берегов знакомую картину,

И в тихом озере средь блещущих зыбей

Станицу гордую спокойных лебедей.

1823 г.

Воспоминания в Царском Селе

Воспоминаньями смущенный,

Исполнен сладкою тоской.

Сады прекрасные, под сумрак ваш священный

Вхожу с поникшею главой...

В пылу восторгов скоротечных,

В бесплодном вихре суеты,

О, много расточил сокровищ я сердечных

За недоступные мечты.

И долго я блуждал, и часто, утомленный,

Раскаяньем горя, предчувствуя беды,

Я думал о тебе, предел благословенный,

Воображал сии сады.

Воображаю день счастливый,

Когда средь вас возник лицей,

И слышу наших игр я снова шум игривый

И вижу вновь семью друзей.

Вновь нежным отроком, то пылким, то ленивым,

Мечтанья смутные в груди моей тая,

Скитаясь по лугам, по рощам молчаливым,

Поэтом забываюсь я.

И въявь я вижу предо мною

Дней прошлых гордые следы.

Еще исполнены великою женою 2(см. Примечание),

Ее любимые сады

Стоят населены чертогами, вратами,

Столпами, башнями, кумирами богов

И славой мраморной, и медными хвалами

Екатерининских орлов.

Садятся призраки героев

У посвященных им столпов.

Глядите: вот герой, стеснитель ратных строев,

Перун кагульских берегов.

Вот, вот могучий вождь полунощного флага,

Пред кем морей пожар и плавил, и летал.

Вот верный брат его, герой Архипелага,

Вот наваринский Ганнибал 3(см. Примечание) ...

Выразительное чтение эпизода встречи Маши с императрицей (с. 208–209).

Рассмотрите иллюстрации к роману (С. Герасимов «Гринев и Маша Миронова», 1951 (с. 142), П. Соколов «Капитанская дочка» (с. 210). Опишите портреты героев.

Как вы считаете, с какой стати Маша Миронова и императрица оказались рядом на пушкинских страницах?

V. Подведение итогов урока.

Магия имени: Маша! Что вызывает в памяти это имя? Конечно же, иную Машу – Троекурову!

Случайно ли совпадение имен? Попробуем сопоставить любимых героинь. Кто вам ближе?

Надеюсь, пушкинские «старинные люди» навсегда останутся с вами.

Домашнее задание: подготовить исполнение любимой пушкинской страницы «Капитанской дочки» и объяснить свой выбор; составить цитатный план к сочинению по теме «Гринев в Белогорской крепости».

Урок 25

Р/Р. ПОДГОТОВКА К ДОМАШНЕМУ СОЧИНЕНИЮ
ПО РОМАНУ ПУШКИНА «КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА»

Цели урока: тренировать в умении обдумывать тему, ставить перед собой вопросы, определяющие ход рассуждения, воплощать в записи не только развитие собственной мысли, но и читательские переживания; учить вдумываться в формулировки тем, различать их оттенки.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

Выразительное чтение с последующим обоснованием своего выбора любимых пушкинских страниц.

III. Подготовка к сочинению.

1. Вступительное слово учителя.

Марина Ивановна Цветаева прочитала «Капитанскую дочку» в 7-летнем возрасте, и книга стала для нее «вечной»: хотелось перечитывать ее постоянно. Появилась потребность поделиться с другими своими мыслями и переживаниями, вызванными произведением Пушкина. Так родился очерк «Пушкин и Пугачев».

Для нас же, нечего греха таить, чтение часто кончается с последней перевернутой страницей. И наши непроясненные впечатления, недодуманные мысли стираются и пропадают почти бесследно. А если поступить иначе? Погрузившись в книгу, обдумав, записать свои мысли, свои впечатления для себя. Это важно для того, чтобы научиться размышлять и писать. Наконец, это просто интересно! Когда-то обратишься к своим записям, перечитаешь книгу и вдруг поймешь, как изменился ты сам. Эти записи – живые свидетельства твоей духовной жизни, как бы ее фотографии в различные временные отрезки.

2. Сообщение темы и целей урока.

Сегодня, готовясь к сочинению, мы будем учиться, тренироваться в умении обдумывать тему, ставить перед собой вопросы, определяющие ход рассуждения. Научиться этому нелегко. Дело это тонкое и творческое, но совершенно необходимое: ведь всем нам надо уметь размышлять, рассуждать, обосновывать свою точку зрения, убеждать, строить развернутое высказывание.

3. Составление плана сочинения, формулировка темы.

Итак, начинаем. Первое условие успешности любого высказывания, устного или письменного, будь то доклад, статья, выступление на собрании или заметка в газету, – его стройность, подчиненность единой теме и мысли. А для этого нужно вдуматься в формулировки тем, различать их оттенки.

Выберем на первый взгляд две похожие темы: «Гринев в Белогорской крепости» и «Белогорская крепость в жизни Гринева». Как будто одни и те же слова, но стоят они в разной последовательности и в разных связях друг с другом.

Попытайтесь представить проспекты (программу, план предстоящей работы) сочинений.

4. Слушание с последующим анализом 2–3 проспектов на каждую тему.

Надеюсь, вы уже разобрались, что если работа на первую тему – больше изложение, то на вторую – рассуждение.

Чтобы определить основную мысль сочинения, можно воспользоваться простым приемом: переформулировать каждую тему в вопрос. Сжатый, достаточно четкий и точный ответ как раз и станет тем тезисом, который вы будете раскрывать, доказывать, обосновывать, развивать в сочинении.

Обратимся к первой теме. Какой из вопросов полнее выражает ее суть: «Какие события произошли с Гриневым в Белогорской крепости?» или «Что он пережил в Белогорской крепости?»

Перечитаем «белогорские» главы: III – «Крепость», IV – «Поединок», V – «Любовь», VI – «Пугачевщина», VII – «Приступ», VIII – «Незваный гость», XIX – «Разлука», XII – «Сирота».

Нужно ли опираться на главу «Мятежная слобода»? Действие в ней непосредственно не связано с Белогорской крепостью, но из нее становится ясно, как и почему Гринев вторично направляется туда. Кроме того, глава важна для понимания взаимоотношений Гринева с Пугачевым. Поэтому мы поступим правильно, если обратимся и к этой главе. Кстати, этот же материал станет основой для размышлений и по второй теме. Объясните, почему.

Так как первая тема в значительной мере предусматривает изложение текста, пересказ, обратимся к вашим цитатным планам, которые станут канвой ваших сочинений.

Гринев в Белогорской крепости

(образец)

1. «И вот в какой стороне осужден я проводить мою молодость!» (Первые впечатления Гринева о Белогорской крепости.)

2. «...Жизнь моя в Белогорской крепости сделалась не только сносною, но даже приятною»:

а) «Незаметным образом привязался я к доброму семейству...»;

б) «Марья Ивановна нравилась мне...».

3. «Присутствие Швабрина было мне несносно»:

а) «Час от часу беседа его становилась для меня менее приятною»;

б) «Мы условились драться...».

4. «Счастье воскресило меня. Она будет моя, она меня любит!»:

а) «Я ... решился писать к батюшке, прося родительского благословления»;

б) «Будучи от природы незлопамятен, я искренно простил ему (Швабрину) и нашу ссору и рану, мною от него полученную».

5. «Чтение письма возбудило во мне разные чувствования»:

а) «Я негодовал на Савельича», но «Савельич передо мною был прав и я напрасно оскорбил его упреком и подозрением»;

б) «Подозрения мои остановились на Швабрине».

6. «С той поры положение мое переменилось».

7. «Вскоре все заговорили о Пугачеве».

8. «Неожиданная весть сильно меня поразила» («Того и гляди, злодеи будут сюда».)

9. «Я чувствовал в себе великую перемену ... с грустью разлуки (с Машей) сливались во мне и ... надежды, и нетерпеливое ожидание опасностей, и чувства благородного честолюбия».

10. «Теперь стойте крепко ... будет приступ»; «…Нас представили Пугачеву»:

а) «Несколько казаков подхватили старого капитана и потащили к виселице»;

б) «Я глядел смело на Пугачева, готовясь повторить ответ великодушных моих товарищей»;

в) «Тогда... увидел я среди мятежных старшин Швабрина...»;

г) «Пугачев протянул мне жилистую свою руку... Но я предпочел бы самую лютую казнь такому подлому унижению».

11. «Неизвестность о судьбе Марьи Ивановны пуще всего меня мучила».

12. «Чувство долга восторжествовало во мне над слабостию человеческой» (Разговор с Пугачевым).

13. «Народ пошел провожать Пугачева».

14. «Мрачные мысли волновали меня»:

а) «Состояние бедной, беззащитной сироты, собственное мое бессилие устрашали меня»;

б) «Швабрин пуще всего терзал мое воображение»;

в) «...Я решился тот час же отправиться в Оренбург».

15. «Я ехал в Белогорскую крепость избавить сироту, которую там обижают»:

а) «Швабрин виноватый...»;

б) «Я офицер и дворянин ... и счастье всей моей жизни зависит от тебя» (разговор с Пугачевым по дороге в Белогорскую крепость);

в) «...жить убийством и разбоем значит по мне клевать мертвечину» (ответ на калмыцкую сказку).

16. «Сердце мое заныло, когда очутились мы в давно знакомой комнате»:

а) «Он (Швабрин) трусил перед ним (Пугачевым), а на меня поглядывал с недоверчивостью»;

б) «В эту минуту презрение заглушило во мне все чувства ненависти и гнева» (отношение к Швабрину);

в) «Казалось, суровая душа Пугачева была тронута»;

г) «Милая Марья Ивановна!... Чудные обстоятельства соединили нас неразрывно...»

17. «Не могу изъяснить то, что я чувствовал, расставаясь с этим ужасным человеком, извергом, злодеем для всех, кроме одного меня»:

а) «Мы расстались дружески» (с Пугачевым);

б) «Я не хотел торжествовать над уничтоженным врагом...»

Вчитываясь в записи, вы поймете, что речь в этих главах идет не просто о событиях в жизни Гринева, но главным образом о его переживаниях в связи с этими событиями. Поэтому, конечно, правы те, кто расшифровал тему «Гринев в Белогорской крепости» так: «Что переживал Гринев в Белогорской крепости»? Теперь тема нам ясна, ясны ее границы. Но приступать к сочинению еще рано. Нужен план, по которому поведем рассказ. Вот несколько планов, составленных учениками. (На доску проецируются планы.)

План 1

1. Исторические предпосылки написания романа.

2. Появление Гринева в Белогорской крепости.

3. Знакомство Гринева с обитателями крепости.

4. Встреча с Пугачевым.

5. Значение Белогорской крепости в жизни Гринева.

План 2

1. Жизнь Гринева в Белогорской крепости:

а) семья Мироновых;

б) любовь к Маше;

в) ссора со Швабриным.

2. Отношение генерала к горю Гринева.

3. Отношение Пугачева к Маше и Гриневу.

4. Мое отношение к любви Маши и Гринева.

План 3

1. Гринев в детстве.

2. Каким человеком был Гринев, когда приехал в Белогорскую крепость?

3. Любовь Гринева к Маше.

4. Ссора и дуэль Гринева со Швабриным.

5. Помощь Пугачева.

6. Каким стал Гринев, когда уезжал из крепости навсегда?

План 4

1. Каковы первые впечатления Гринева о Белогорской крепости?

2. Как и почему изменилось отношение Гринева к своему пребыванию в Белогорской крепости?

3. История отношений Гринева со Швабриным:

а) почему Швабрин делался Гриневу все неприятнее;

б) почему Гринев принял вызов на дуэль и настоял на ней.

4. Как углублялось чувство Гринева к Маше Мироновой?

5. Какую роль в душевной жизни героя сыграло письмо отца?

6. Что пережил Гринев, воочию столкнувшись с восстанием:

а) встреча с башкирцем;

б) Гринев на защите Белогорской крепости;

в) Гринев перед Пугачевым;

г) изменение отношения Гринева к Пугачеву.

7. Почему наступление пугачевцев и встречи с Пугачевым Гринев расценил для себя как «сильное и благое потрясение»?

8. Как изменили Гринева события, пережитые им в Белогорской крепости?

Сопоставьте предложенные вам планы. Какой бы вы избрали за основу? Почему?

Какой из планов представляется вам недостаточно полным? Что пропущено?

Какой из планов допускает отклонения от темы? В чем?

План может быть не таким подробным, как четвертый из приведенных, но обязательно должен отвечать на вопрос: что пережил Гринев в Белогорской крепости?

Вообще план не самоцель, а своеобразные леса для возведения здания. В ходе работы можно перестраивать составленный ранее план, вносить в него изменения, дополнять и, наоборот, сокращать некоторые его пункты. «План необходим, – писал К. Г. Паустовский, – но он не должен тяготеть над произведением, как чертеж, не подлежащий изменению». Сказанное о труде писателя относится также и к школьному сочинению.

5. Обращение ко второй теме.

Правы были те ребята, которые заметили, что на вторую тему писать труднее, потому что при этом нужно не пересказывать, а рассуждать. Тема «Белогорская крепость в жизни Гринева» с легкостью превращается в вопрос: какую роль в жизни Гринева сыграла Белогорская крепость? Но поможет ли такая формулировка вопроса? Можно спросить более целенаправленно и по существу точнее: какое значение для формирования характера, личности Гринева имели события, происшедшие с ним в Белогорской крепости?

В своем сочинении мы должны показать, как из неопытного юноши Гринев превращается в молодого человека, способного защитить свою любовь, сохранить верность и честь, умеющего здраво судить о людях.

План сочинения на вторую тему может быть таким:

I. Вступление. Каким приехал Гринев в Белогорскую крепость и каким оставил ее навсегда?

II. Основная часть. Под влиянием каких встреч и событий в Белогорской крепости произошли изменения в Гриневе?

1. Любовь Гринева к Маше Мироновой и его борьба за любимую:

а) зарождение и укрепление чувства;

б) испытания, через которые пронес Гринев свое чувство; качества характера, проявленные при этом (столкновение со Швабриным, письмо отца, обращение за помощью к Пугачеву).

2. История отношений Гринева со Швабриным:

а) как и почему менялось отношение Гринева к Швабрину;

б) Гринев и Швабрин в ответственные моменты жизни (отношение к Маше, Пугачеву и пугачевцам);

в) какие качества Гринева оттеняет его сопоставление со Швабриным?

3. Сильное и благое потрясение в жизни Гринева:

а) как и почему менялось отношение Гринева к Пугачеву;

б) что понял и чего не понял Гринев в пугачевском восстании? Гуманные чувства Гринева.

III. Заключение. Почему рассказ о жизни в Белогорской крепости занял основное место в записках Петра Андреевича Гринева?

6. Заключительное слово учителя по планам сочинения.

При всем различии тем, о которых мы говорили, они все-таки очень близки. Эта близость обусловлена тем, что мы обращаемся к одному и тому же материалу. Да и в наших рассуждениях по обеим темам есть точки пересечения. Заключение в первой теме: «Как изменили Гринева события, пережитые им в Белогорской крепости?» – становится основной частью сочинения на вторую тему. Одни и те же события: любовь к Маше, столкновение со Швабриным, встречи с Пугачевым – мы поворачиваем разными гранями. В сочинении на первую тему, рассказывая об этих событиях, показываем, какие переживания они вызвали у Гринева. В сочинении на вторую тему говорим о том, как изменялся Гринев под влиянием событий и многочисленных встреч с разными людьми.

Но и после большой подготовительной работы написать сочинение непросто.

До сих пор мы обращали внимание на понимание темы сочинения, на формулировки основной мысли, составление плана. Но есть еще одна чрезвычайно важная сторона работы над сочинением-рассуждением – выбор точных, емких, нестертых слов, их наиболее целесообразная расстановка, все то, что относится к точности и выразительности нашей речи.

7. Работа над словом.

Трудно овладеть искусством чтения. Но не менее трудно научиться хорошо писать. Вы, наверное, удивитесь, когда узнаете, что для некоторых стилистов 1(см. Примечание), ученых и даже писателей писать, то есть излагать письменно свои мысли и словами рисовать какую-то картину, описывать место действия, предметы, письменно рассказывать о человеке или событиях, в свое время было проблемой. Но они ставили перед собой цель – научиться писать. Открывали для себя приемы и выстраивали свою систему овладения этим искусством.

Достоинства пушкинского романа, с которым мы познакомились, общепризнанны в русской литературе. Это классический образец, о котором Гоголь писал: «... Здесь нет ... никакого наружного блеска, все просто, все исполнено внутреннего блеска, который раскрывается не вдруг... Слов немного, но они так точны, что означают все». Сам Пушкин предъявлял такие требования к прозе: «Точность, краткость – вот первые достоинства прозы. Она требует мыслей – без них блестящие выражения ни к чему не служат».

И хотя мы с вами пишем не повести и романы, а чаще всего письма, доклады, сообщения, сочинения, понять, что такое точность, ясность, емкость слова, мы можем, вчитываясь в пушкинский текст.

Сравните два описания (тексты проецируются на доску).

«...Быстро поднималось и росло белое облако с востока, и когда скрылись за горой последние бледные лучи закатившегося солнца – уже огромная снеговая туча заволокла большую половину неба и посыпала из себя нежный снежный прах: уже в обыкновенном шуме ветра слышался иногда как будто отдаленный плач младенца, а иногда вой голодного волка. (...) Снеговая белая туча, огромная, как небо, обтянула весь горизонт и последний свет красной, погорелой вечерней зари быстро задернула густою пеленою. Вдруг настала ночь... наступил буран со всей яростью, со всеми ужасами. Разыгрался пустынный ветер на приволье, взрыл снеговые степи, как пух лебяжий вскинул их до небес... Все одел белый мрак, непроницаемый, как мрак самой темной осенней ночи! Все слилось, все смешалось: земля, воздух, небо превратились в пучину кипящего снежного праха, который слепил глаза, занимал дыханье, ревел, свистал, выл, стонал, бил, трепал, вертел со всех сторон, сверху и снизу, обвивался, как змей, и душил все, что ему ни попадалось».

Из очерка С. Т. Аксакова 2 (см. Примечание) «Буран».

«Лошади бежали дружно. Ветер между тем час от часу становился сильнее. Облачко обратилось в белую тучу, которая тяжело подымалась, росла и постепенно облегала небо. Пошел мелкий снег – и вдруг повалил хлопьями. Ветер завыл; сделалась метель. В одно мгновение темное небо смешалось со снежным морем. Все исчезло. «Ну, барин, – закричал ямщик, – беда: буран!»...

Я выглянул из кибитки: все было мрак и вихорь. Ветер выл с такой свирепой выразительностью, что казался одушевленным; снег засыпал меня и Савельича; лошади шли шагом – и скоро стали».

«Капитанская дочка»

Вот как ответили ученики одной из школ:

«Я считаю, что описание у Аксакова более яркое. У Пушкина оно более сухое и сжатое. Мне кажется, что он подражает Аксакову. Когда я читаю Аксакова, мне представляется картина ужасного бурана в степи. Кругом темнота, ничего не видно. Свистит ветер. Все слилось, смешалось, превратилось в пучину. Мне кажется, что, когда кончится этот буран, на земле не останется ничего живого.

А у Пушкина скорее не буран, просто сильный ветер, который сметает все на своем пути. Да и ветер непродолжительный.

У Аксакова слышатся ужасные звуки, плач младенца, вой голодного волка. Пушкинское описание бледнее, хотя тоже наполнено чувствами».

И другое мнение:

«Мне больше понравилось описание бурана у Пушкина. Оно ясно, понятно, кратко. В описании Аксакова фразы длинные, трудно читать. Я считаю, что, чем яснее и проще фраза, тем легче ее воспринять и тем отчетливее представляется картина. Читая Пушкина, я вижу надвигающийся буран, который идет на тебя и сносит все на своем пути. Пушкин нарисовал краткую, но совершенно живую картину. Буран как бы окружает меня своей белой пеленой и старается изо всех сил задушить меня. Ветер воет волчьим воем, с каждым мигом становится крепче, буран усиливается. Даже мурашки по коже бегут. После этого даже на улицу не хочется выходить. Может быть, в жизни буран чуть слабее, а может быть, и посильнее, я не знаю, но Пушкину веришь: он описывает все это с поразительной точностью. Пусть описание сухое и сжатое, но это дает простор твоей фантазии: ты можешь представить себе все, как позволяет твоя фантазия».

А каково ваше мнение? Какое из описаний произвело на вас большее впечатление? Почему? (Ответы учащихся.)

Может быть, прийти к определенному решению поможет следующее упражнение, которое, конечно, не научит вас сразу точно оценивать художественное слово и выразительно писать, но все же это будет первая ягодка в ваш кузовок, – вы хотя бы немного станете зорче и поймете, что значит точно найти и поставить на место нужное слово.

Итак, еще раз внимательно перечитайте пушкинское описание бурана.

8. Письмо по памяти отрывка из романа «Капитанская дочка» с последующим сопоставительным анализом.

(Обращаем внимание учащихся, насколько наглядно, впечатляюще, страшно дано появление тучи, которая «тяжело подымалась, росла», и вдруг «В одно мгновение темное небо смешалось со снежным морем. Все исчезло». Пушкинское «снежное море» очень зримое – безграничное, подвижное, подавляющее. Самим построением предложений Пушкин нагнетает события, показывает их быструю смену, создает напряжение, крещендо 3 (см. Примечание): «Пошел мелкий снег – и вдруг повалил хлопьями»; «Ну, барин, – закричал ямщик, – беда: буран!»; «... лошади шли шагом – и скоро стали». Сколько напряженности, энергичности!)

IV. Подведение итогов урока.

Заключительное слово учителя.

Каждый человек неповторим в своей индивидуальности. Как своеобразны его внешность, характер, восприятие жизни и людей, манера говорить, так своеобразна и его письменная речь. Эту индивидуальность надо не подавлять, а раскрывать. Учась у мастеров слова, ищите тех, кто вам ближе, но сохраняйте «свое» лицо в письменной речи.

Ищите, вырабатывайте свою манеру письма, свой язык!

Домашнее задание: с учетом всего сказанного попробуйте написать сочинение на тему «Береги честь смолоду (Гринев в жизненных испытаниях)».

Урок 26

р/р. АНАЛИЗ ДОМАШНЕГО СОЧИНЕНИЯ.
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ УРОК ПО РОМАНУ
«КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА»

Цели урока: подвести итог изучения романа, отметить жанровое своеобразие произведения, особенности сюжета и композиции; выяснить позиции автора и рассказчика; учить восьмиклассников рецензировать работы товарищей.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Анализ учителем домашних сочинений учащихся.

Чтение 2–3 наиболее ярких, удачных работ, 1–2 неудавшихся сочинений с последующей оценкой умения размышлять, рассуждать, обосновывать свою точку зрения, строить развернутое высказывание.

III. Заключительная беседа по роману «Капитанская дочка».

1. Какие события легли в основу «Капитанской дочки»? Какова история замысла романа?

(А. С. Пушкин работал над «Капитанской дочкой» с 1833 по 1836 год. В основе произведения – крупное событие из истории России второй половины XVIII века: восстание под предводительством Емельяна Пугачева 1773–1774 гг.

Вспомним историю создания романа: Пушкина увлекла мысль изучить развитие пугачевского движения – один из ключевых моментов русской истории – еще в 1832 г., когда он знакомился с эпохой царствования Петра I. В двадцатом томе «Полного собрания законов Российской империи» он обнаружил множество материалов, связанных с восстанием: Манифест Екатерины II, ее именные указы, а также сенатские указы, заполненные материалами судебных разбирательств для плененных мятежников Пугачева и его товарищей. Но только в 1833 г. Пушкин более тщательно знакомится с этим периодом истории: он изучает архивные документы, посещает те места, где происходило восстание (Казань, Симбирск, Оренбург, Уральск, Берды); собирает сведения о Пугачеве и его сподвижниках у живых свидетелей. Результатом явился труд «История Пугачевского бунта».

Документальный материал разрушил первоначальную схему «Капитанской дочки»: в центре сюжета должна была быть судьба дворянина Шванвича, врага Орловых, перешедшего на сторону Пугачева. Когда 19 октября 1836 года Пушкин поставил точку на рукописи «Капитанской дочки», он уже не думал о крестьянском восстании под предводительством дворянина. Шванвич был превращен в предателя Швабрина, а центральным персонажем сделался верный долгу и присяге и одновременно гуманный человек «жестокого века», странный приятель вождя крестьянского бунта Гринев.)

2. Определите жанр «Капитанской дочки». Обоснуйте свое мнение.

(«Капитанская дочка» – исторический роман, который в основном соответствует художественным принципам, выработанным Вальтером Скоттом, автором наиболее авторитетных образцов исторических сочинений XIX века: 1) в центре авторского внимания – эпоха, показанная через судьбу главного героя и определяющая различные перипетии его жизни; 2) главные герои – вымышленные персонажи (Гринев); 3) в произведении присутствуют и исторические, реально существующие лица, но по отношению к любовной интриге они второстепенны (Екатерина II, Пугачев); 4) центральной в сюжете является любовная линия, которая развивается на фоне исторических событий (любовный треугольник: Гринев – Маша – Швабрин).

Пушкин не только усваивал опыт Вальтера Скотта, но и преодолевал свойственные его произведениям недостатки, обновляя жанр исторического романа. Новаторство Пушкина проявлялось в том, что в центре произведения – описание бунта, а любовная линия, составляющая основу сюжета, после кульминационного момента – получение письма от родителей Гринева – ослабевает, и на первый план выходит изображение пугачевского бунта.)

3. Сформулируйте основную тему произведения. Какие проблемы затрагивает Пушкин в романе?

(Основная тема – тема народного восстания. В романе ставятся и вопросы внутренней политики, и проблемы обязанностей дворянства перед народом, государством, и столкновение интересов дворянства и крестьян, делающее конфликт между ними фатально неразрешимым. Кроме того, Пушкин поднимает проблемы, связанные с морально-бытовой стороной жизни дворянства, с темой человеческого счастья, любви, истинного благородства, долга, чести.)

4. В чем проявляется своеобразие композиции «Капитанской дочки»?

(Композиция «Капитанской дочки» своеобразна. В ней можно условно выделить 2 части: историческая повесть о Пугачевском восстании и семейно-бытовой роман. Обе части композиционно неразрывны друг от друга: «пугачевщина» обусловила судьбы Гринева и Маши Мироновой.

«Не любовь, но события восстания стали школой воспитания 17-летнего офицера; он возмужал, многое узнал, душевно обогатился, сохранил свою честь, проявил отвагу в беспримерных обстоятельствах, оказался способным отстоять и защитить в трудных испытаниях свое счастье. Оттого эти два года жизни надолго запомнились ему, оттого он счел себя обязанным рассказать о пережитом и, прежде всего, о своих «странных» приятельских отношениях с Пугачевым. Закономерно и Пугачев занял в романе центральное место». 1 (см. Примечание.))

5. Как раскрывается личность Пугачева во время встреч с Гриневым? Какие черты характера определяют его поведение?

(Пугачев появляется окруженный ореолом таинственности при романтических обстоятельствах:

«(...) я глядел во все стороны, надеясь увидеть хоть признак жилья и дороги, но ничего не мог различить, кроме мутного кружева метели. (...) Вдруг увидел я что-то черное... Я приказал ехать на незнакомый предмет, который тотчас и стал передвигаться мне навстречу».

Второй раз Пугачев предстает уже в образе «государя».

В обеих сценах появления Пугачева дается описание его внешности:

1) «Наружность его показалась мне замечательной: он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. В черной бороде его показывалась проседь, живые большие глаза так и бегали. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское. Волосы были острижены в кружок, на нем был оборванный армяк и татарские шаровары».

2) «Пугачев сидел в креслах на крыльце комендантского дома. На нем был красный казацкий кафтан, обшитый галунами. Высокая соболья шапка с золотыми кистями была надвинута на его сверкающие глаза».

Во втором портрете героя еще не выявлена эволюция характера, но одежда уже указывает на превращение его из бродяги в «царя».

Создание образа происходит в движении от «наружного» портрета к портрету психологическому, в постепенном раскрытии его нравственного мира. В связи с этим очень важны для понимания образа Пугачева его диалоги с Гриневым. Пугачев справедлив, великодушен, отзывчив. Именно эти качества подчеркиваются автором в его отношении к Гриневу: помня о подарке, сделанном Петром Гриневым за оказанную ему услугу (Пугачев помог главному герою добраться до постоялого двора в сильную пургу, и за это Гринев даровал ему стакан вина и заячий тулуп), самозваный государь вступает на защиту Гринева и, более того, практически устраивает его семейную жизнь, спасая Машу от посягательств Швабрина, по достоинству оценив благородство Гринева.)

6. Насколько объективно автор показывает в повести своего героя – Пугачева?

(На первый план выступает образ Пугачева как народного героя. Пугачев кровно связан с народом, пользуется его любовью и поддержкой.

Пушкин наделяет героя чертами русского национального характера: умом, сметливостью («Сметливость его и тонкость чутья меня изумляли»), широтой натуры («Казнить так казнить, жаловать так жаловать: таков мой обычай», «А разве нет удачи удалому?»), способностью совершать благородные поступки, смелостью и отвагой («Картечь хватили в самую середину толпы. Мятежники отхлынули в обе стороны и попятились. Предводитель их остался один впереди»).

Но автор не идеализирует Пугачева. Показывая сцены жестокой расправы пугачевцев по указанию своего предводителя над теми, кто не признал его государем и никогда бы не согласился служить ему, Пушкин откровенно протестует против жестокости и насилия. Самое страшное, по мысли автора, – это то, что насилие и жестокость становятся жизненной нормой и почти ни у кого не вызывают естественной человеческой реакции – жалости, сочувствуя и милосердия. Жестокость порождает жестокость, но оправдать ее невозможно никакими высокими идеями.)

7. С помощью каких художественных средств автор создает образ предводителя крестьянского восстания?

(Пушкин широко использует фольклорные изобразительные средства. Речь Пугачева насыщена народными поговорками и образными иносказаниями: «Долг платежом красен», «Утро вечера мудренее», «Закурим, запоем и ворота запрем».

Сказка старой калмычки об орле и вороне объясняет жизненную позицию народного героя-самозванца: не может человек орлиной натуры жить по законам ворона.

А с помощью эпиграфа к главе «Приступ» и бурлацкой песни, в которых появляется мотив виселицы, автор показывает трагическую предрешенность судьбы Пугачева.)

8. Почему Пушкин делает рассказчиком Петра Гринева? В чем специфика такой формы повествования?

(Рассказчик выступает в двух лицах. Мы видим Гринева в молодости и в старости. Между ними не только временная, но и нравственная дистанция. В молодости героя отличает непосредственность в восприятии окружающего мира, субъективность в оценке событий. 50-летний Гринев-мемуарист старается быть объективным, делая сообщения и выводы с высоты прожитых лет: «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный».

Выбор рассказчика продиктован стремлением Пушкина объективно показать развитие исторических событий: мемуарист Гринев – истинный дворянин (принадлежал к старой дворянской семье, где слово «честь» и «служба» не разделяются), он убежденный противник насильственных потрясений, но в то же время чувствовал себя обязанным рассказать правду о восстании и о его руководителе Емельяне Пугачеве.)

9. В чем привлекательность образа Маши Мироновой?

(Маша простая, незаметная девушка, но в ней столько чисто женского обаяния и моральной чистоты, она обладает чуткостью сердца, которая помогает ей разбираться в людях. В любви Маши нет жеманства, она очень искренна. У нее есть нравственные устои: героиня не может строить свое счастье на несчастье других. Любовь ее бескорыстна. Обрушившееся на Машу горе (казнь родителей) не сломало ее: она оказалась способной проявить сопротивление домогательствам Швабрина, остаться верной своему возлюбленному и защитить свое счастье.

«Впервые у Пушкина появилась героиня, борющаяся за счастье. И борьба эта была лишена эгоистического начала. Поэтому Пушкин и назвал свою повесть именем Маши Мироновой – «Капитанская дочка».

(Из книги Г. П. Макагоненко

«Капитанская дочка» А. С. Пушкина». – Л., 1977.)

IV. Подведение итогов урока.

1. Заключительное слово учителя.

«Капитанская дочка» оказалась своего рода завещанием Пушкина. Открывая читателю выстраданную правду о русском народе и русском бунте, писатель призывал задуматься над коренными вопросами социального развития России и судьбы русского народа.

Завершая цикл уроков о Пушкине, очень надеюсь, что мы не прощаемся с великим мастером слова, который всем своим творчеством воздвиг себе «памятник нерукотворный».

2. Чтение подготовленными учениками стихотворения «Я памятник себе воздвиг нерукотворный...»

Домашнее задание: сочинение-миниатюра «Мой Пушкин» с использованием лексики со значением странности художественного произведения, его открытия: обыденное, привычное преображается поэтом; становится художественным открытием; сколько раз доводилось встречать ... , наблюдать ... , и только в пушкинских строках ... ; на все откликающийся гений поэта.

Уроки 27–28

М. Ю. ЛЕРМОНТОВ – ПЕВЕЦ СВОБОДЫ.
ЛЕРМОНТОВСКИЙ КАВКАЗ

Цели урока: вспомнить уже изученные произведения М. Ю. Лермонтова, сосредоточив внимание на романтической направленности его стихотворений, на восприятии Лермонтовым Кавказа; работать над выразительным чтением стихотворений Лермонтова, познакомить с поэмой «Мцыри».

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Сообщение темы и целей урока.

1. Звучит тихая музыка (например пьеса «Октябрь» из «Времен года» Чайковского).

2. Слово учителя (на фоне музыки).

«Это было странное, загадочное существо – царскосельский лейб-гусар, живший на Колпинской улице и ездивший в петербург верхом, потому что бабушке казалась опасной железная дорога, хотя не казались опасными передовые позиции, где, кстати говоря, поручик Лермонтов был представлен к награде за храбрость. Он не увидел царские парки с их растреллиями 1(см. Примечание), камеронами2(см. Примечание) и лжеготикой3(см. Примечание), зато заметил, как «сквозь туман кремнистый путь блестит»4(см. Примечание), он оставил без внимания знаменитые петергофские фонтаны, чтобы, глядя на Маркизову Лужу5(см. Примечание), задумчиво произнести: «Белеет парус одинокий...».

Он, может быть, много и недослушал, но твердо запомнил, что «...пела русалка над синей водой, полна непонятной тоской...»6(см. Примечание).

Он подражал в стихах Пушкину и Байрону и вдруг начал писать нечто такое, где он никому не подражал, зато всем уже целый век хочется подражать ему. Но совершенно очевидно, что это невозможно... Слово слушается его, как змея заклинателя: от почти площадной эпиграммы до молитвы. Слова, сказанные им о влюбленности, не имеют себе равных ни в какой поэзии мира. Это так неожиданно, так просто и так бездонно:

Есть речи – значенье

Темно иль ничтожно,

Но им без волненья

Внимать невозможно.

Если бы он написал только это стихотворение, он был бы уже великим поэтом.

Я уже не говорю о его прозе. Здесь он обогнал самого себя на сто лет и в каждой своей вещи разрушает миф о том, что проза лишь достояние зрелого возраста...

...До сих пор не только могила, но и место его гибели полны памяти о нем. Кажется, что над Кавказом витает его дух, перекликаясь с духом другого великого поэта.

Здесь Пушкина изгнанье началось

И Лермонтова кончилось изгнанье...»

Анна Ахматова

Итак, как вы уже поняли, сегодня вновь состоится наша встреча с Михаилом Юрьевичем Лермонтовым.

(На экран проецируется портрет Лермонтова.)

Вспомним заключительные строки стихотворений «Прощай, немытая Россия»; «Быть может, за хребтом Кавказа...».

В чем смысл лермонтовского «Быть может...»? И почему эти строки венчают стихотворение, «облитое горечью и злостью», и смягчают его, снимают даже, кажется, «горечь и злость» лермонтовской отповеди «стране рабов, стране господ»?

Что ж, мы вновь на Кавказе Лермонтова. Вспомните отроческие стихи Лермонтова «Кавказ! Далекая страна! / Жилище вольности простой!», «Люблю я цепи синих гор», «Синие горы Кавказа, приветствую вас!».

(Демонстрируются иллюстрации, подготовленные ученики читают стихотворение в прозе «Синие горы Кавказа, приветствую вас!»)

***

Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы взлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали, вы к небу меня приучили, и я с той поры все мечтаю об вас да о небе. Престолы природы, с которых как дым улетают громовые тучи, кто раз лишь на ваших вершинах творцу помолился, тот жизнь презирает, хотя в то мгновенье гордился он ею!..

***

Часто во время зари я глядел на снега и далекие льдины утесов; они так сияли в лучах восходящего солнца и, в розовый блеск одеваясь, они, между тем как внизу все темно, возвещали прохожему утро. И розовый цвет их подобился цвету стыда: как будто девицы, когда вдруг увидят мужчину, купаясь, в таком уж смущенье, что белой одежды накинуть на грудь не успеют.

Как я любил твои бури, Кавказ! Те пустынные громкие бури, которым пещеры как стражи ночей отвечают!.. На гладком холме одинокое дерево, ветром, дождями нагнутое, иль виноградник, шумящий в ущелье, и путь неизвестный над пропастью, где, покрываясь пеной, бежит безымянная речка; и выстрел нежданный, и страх после выстрела: враг ли коварный, иль просто охотник... Все, все в этом крае прекрасно.

***

Воздух там чист, как молитва ребенка. И люди, как вольные птицы, живут беззаботно; война их стихия; и в смуглых чертах их душа говорит, в дымной сакле, землей иль сухим тростником покровенной, таятся их жены и девы и чистят оружье, и шьют серебром – в тишине увядая душою – желающей, южной, с цепями судьбы незнакомой.

Достаточно вспомнить строки, созданные поэтом на Кавказе, «Божий сад», что открылся его герою в поэме «Мцыри». именно здесь, упоение очарованием красоты земли, «где люди вольны, как орлы», и бесстрашны, как Мцыри, победивший и плен, и барса, – достаточно поэмы «Мцыри», чтобы изумиться предчувствию Лермонтова, что Кавказ принесет ему освобождение. А если вслед за «Мцыри» вчитаться в поэму «Демон», не только в строки: «на воздушном океане, / Без руля и без ветрил, / Тихо плавают в тумане / Хоры стройные светил...», но и в эти, еще неизвестные вам: «...И дик, и чуден был вокруг / Весь Божий мир ... / Роскошной Грузии долины / Ковром раскинулись вдали; / Счастливый, пышный край земли!.. / И блеск, и жизнь, и шум листов, / Стозвучный говор голосов, / Дыханье тысячи растений!.. »? кажется, поэт купается в красках Кавказа, в его сказочно-райском очаровании, и лермонтовский образ «Божий сад», повторенный и живописно развернутый в «Демоне», отнюдь не преувеличение.

О, если бы Лермонтов знал, что на Кавказе он погибнет! Но Кавказ здесь ни при чем: соотечественник поэта Мартынов вызовет его на дуэль... И все-таки: если бы Лермонтов знал, что на Кавказе оборвется его жизнь...

Лермонтовский Кавказ... Он удивителен так же, как и судьба поэта: поручик Лермонтов прибыл на Кавказ для участия в военных действиях... Как же разрешить это противоречие: война и – лермонтовское упоение Кавказом?

3. Чтение подготовленным учеником «Казачьей колыбельной песни» Лермонтова («Спи, младенец мой прекрасный...») с последующим обсуждением.

Что особенно изумило вас в «Колыбельной» – и в содержании ее, и в поэтической форме? И конечно же, какие-то строки сразу остались в памяти? (Да, о «злом чеченце», что «точит свой кинжал».)

Но тема эта тут же обрывается, и не предчувствием подвигов и побед, а тревогой матери-казачки за судьбу сына, хоть и «богатыря», «казака духом», пронизана песня матери: ее единственная надежда – «образок святой» и ее благословение... Тот ли это Кавказ, который воспел Лермонтов в других своих произведениях?

4. Чтение и обсуждение стихотворения «Валерик».

А теперь – лермонтовское «письмо» («Я к вам пишу случайно, право, / Не знаю, как и для чего...»): «Раз – это было под Гихами...».

(Чтение подготовленным учеником стихотворения «Валерик» или одного из его фрагментов.)

Что же создал Лермонтов в стихотворении, озаглавленном «Валерик», и почему «Валерик»? (Да, картины войны! кавказской войны! Но война и в «Бородино»... Но здесь другая (!) война.)

Сравните ее с войной в лермонтовском «Бородино». Сравните страницы «Войны и мира» с лермонтовским «Валериком». Что, на ваш взгляд, сильнее?

Мы-то с вами читали страницы Толстого немного раньше лермонтовского «Валерика», в 5 классе, а написано лермонтовское стихотворение за два с лишним десятилетия до романа Толстого! Помните, мы цитировали признания Толстого в том, что лермонтовское «Бородино» – «зерно» «Войны и мира». Несомненно, «Война и мир» восходит и к «Валерику» Лермонтова!

И все-таки: к какому из двух его «батальных» стихотворений ближе роман Толстого, судя хотя бы по отрывку, озаглавленному в нашей давней хрестоматии «Петя Ростов»?

«Валерик» написан как послание, точнее, как письмо! Существенно ли это уточнение: может быть, «послание» и «письмо» – примерно одно и то же? Почему же поэт избрал все-таки жанр письма, редчайший в поэзии? (Несомненно: это сегодняшнее стихотворение! Кажется, только что написанное – ради нас!)

Не забыли заглавие стихотворения?

Да, «Валерик»! ничего поразительного не происходит с этим заглавным словом, означающим, казалось бы, лишь место ожесточенного сражения. Откуда вдруг «перевод на ваш (на наш!) язык»: «Речка смерти» (ведь этой подробности – «перевода», принадлежащей не автору, а чеченцу! – могло бы и не быть!)?

Но поверили ли вы в эту «речку смерти»?

Как поэт сумел создать столь беспощадно правдивый образ войны?

Почему «Валерик» взволновал вас намного сильнее, даже потряс, чего вряд ли можно сказать о лермонтовском «Бородино», как бы мы ни восхищались им?

Насколько сражение в «Валерике» зримо и подробно, причем предельно просто, буднично, узнаваемо!

Но все ли мы открыли в гениальном лермонтовском создании? Во имя чего поэт написал его?

Как встретили лермонтовское обращение к человеку? пожалуй, не может не удивить, даже обидеть, его неожиданное «Жалкий человек!» Но оправданно ли у Лермонтова это «жалкий» – не только в стихотворении в целом, но и в пределах строк, открывающихся этим обращением, и в какое мгновение поэт их произносит? Случайно ли они следуют за строками
о красоте и величии Кавказа?

III. Изучение новой темы (поэма «Мцыри», введение).

Вот мы и подошли к еще одному «кавказскому» произведению – поэме «Мцыри».

1. Рассказ подготовленного ученика об истории возникновения замысла поэмы (рассказ П. А. Висковатова7(см. Примечание) со слов А. П. Шан-Гирея8(см. Примечание) и А. А. Хастатова9(см. Примечание)).

«Когда Лермонтов, странствуя по старой Военно-Грузинской дороге, изучал местные сказания, видоизменившие поэму «Демон», он наткнулся в Мцхете ... (демонстрация фотоснимка полуразрушенного монастыря в Мцхете) на одинокого монаха, или, вернее, старого монастырского служку, «бэри» по-грузински. Сторож был последний из братии упраздненного близлежащего монастыря. Лермонтов с ним разговорился и узнал от него, что родом он горец, плененный ребенком генералом Ермоловым во время экспедиции. генерал его вез с собою и оставил заболевшего мальчика монастырской братии. Тут он и вырос; долго не мог свыкнуться с монастырем, тосковал и делал попытки к бегству в горы. последствием одной такой попытки была долгая болезнь, приведшая его на край могилы. Излечившись, дикарь угомонился и остался в монастыре, где особенно привязался к старому монаху».

Кавказская поездка Лермонтова в 1837 году, несомненно, многое предопределила в истории создания «Мцыри». В тексте поэмы есть следы знакомства Лермонтова с кавказскими легендами, с народной песней о тигре и юноше, с поэмой Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре».

2. Слово учителя.

«Мцыри» – романтическая поэма о вольнолюбивом юноше, вырванном из родной среды во время Кавказской войны и воспитанном в чужом ему обществе.

С помощью словаря литературоведческих терминов вспомним, что такое поэма, определим понятие «романтизм», с которым мы уже встречались в 8 классе при изучении думы Рылеева «Смерть Ермака».

(Поэмалироэпический жанр, стихотворное повествовательное произведение с развернутым сюжетом и ярко выраженной лирической оценкой того, о чем повествуется.

Романтизм – творческий метод, утверждающий диалектическое единство идеального и материального мира и их противоборство как основы развития событий. Романтизм утверждал безграничные возможности активной личности, способной подняться над социальными законами и переделать мир, воздействуя на его идеальную сущность.)

Отметим в тетрадях, что поэма создавалась в 1838–1839 гг., за два года до гибели Лермонтова на дуэли у подножия горы Машук.

Сохранилось воспоминание Андрея Николаевича Муравьева (1806–1874), писателя, брата декабриста, знакомого Пушкина, Грибоедова, Лермонтова о первом прочтении поэмы «Мцыри» самим поэтом:

«Мне случилось однажды, в Царском Селе, уловить лучшую минуту его (Лермонтова) вдохновения. В летний вечер я к нему зашел и застал его за письменным столом, с пылающим лицом и с огненными глазами, которые были у него особенно выразительны. «Что с тобою?» – спросил я. «Сядьте и слушайте», – сказал он и в ту же минуту, в порыве восторга, прочел мне, от начала и до конца, всю свою великолепную поэму «Мцыри» (послушник по-грузински), которая только что вылилась из-под его вдохновенного пера. Внимая ему, и сам пришел я в невольный восторг: так живо выхватил он, из ребер Кавказа, одну из его разительных сцен и облек ее в живые образы пред очарованным взором. Никогда никакая повесть не производила на меня столь сильного впечатления. Много раз впоследствии перечитывал я его «Мцыри», но уже не та была свежесть красок, как при первом одушевленном чтении самого поэта».

Послушаем и мы поэму.

3. Чтение поэмы учителем (ученики продолжают чтение).

Домашнее задание: прочитать поэму до конца; составить цитатный план I–VIII глав.

Урок 29

КОМПОЗИЦИЯ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ
ПОЭМЫ «МЦЫРИ»

Цели урока: дать возможность учащимся ощутить поэму не как нечто чуждое, но как близкое и понятное явление, ощутить целительную силу звучащего слова; в ходе аналитической беседы выявить основные художественные особенности поэмы; работать над выразительным чтением.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

1. Слово учителя.

На предыдущем уроке я познакомила вас с воспоминаниями А. Н. Муравьева о поэме Лермонтова, о том впечатлении, которое произвела поэма на писателя.

Известны случаи, когда люди прибегали к поэме «Мцыри» как к лекарству от жизненных невзгод, черпали в ней силы для борьбы со злом, с равнодушием и безволием. Надеюсь, вы тоже имели возможность ощутить целительную силу звучащего поэтического слова.

А каково ваше первое впечатление от поэмы? Как, за счет чего создается впечатление прерывистого дыхания страдающего человека?

2. Обсуждение первого впечатления от поэмы.

II. Работа по новой теме.

1. Сообщение темы и целей урока.

2. Аналитическая работа по выявлению основных художественных особенностей поэмы.

Каким размером написана поэма? (Четырехстопным ямбом, рифмы в ней парные, мужские – и это на протяжении всего (!) произведения.)

Сколько глав в поэме? Равной ли они длины? Как вы думаете, почему они разные? Что изменилось бы, если бы автор сделал главы одинаковыми?

Какие цитаты, по-вашему, могут служить заголовками для I и II глав? (Проверка домашнего задания – цитатного плана.)

1. Немного лет тому назад,

Там, где, сливаяся, шумят,

обнявшись, будто две сестры,

Струи Арагвы и Куры,

Был монастырь.

2. Однажды русский генерал

Из гор к Тифлису проезжал;

Ребенка пленного он вез.

Обратите внимание на размеренность и спокойную повествовательную интонацию первых глав.

Кто является рассказчиком в этих двух первых главах?

В них рассказана практически вся история жизни послушника. К какому роду литературы мы отнесем это произведение: к драме или лирике? (Здесь четко слышатся эпические интонации.)

Но можем ли мы без колебаний назвать это произведение эпическим? (Нет.)

Почему?

Кто является рассказчиком в следующих 24 главах? событиям скольких дней посвящены эти главы? Что является главным для рассказчика: события или чувства, которые вызвало у него ощущение свободы? (Внимание рассказчика сосредоточено на переживаниях, мыслях, ощущениях, рожденных чувством свободы, стремлением к достижению цели.)

Особенностью какого рода литературы является внимание к эмоциональному состоянию героя? (24 главы поэмы по сути лирические.)

Можем ли мы назвать речь Мцыри монологом? (Третья глава начинается с обращения к исповеднику. Следующие главы – с IV по VIII – реплики диалога. Мцыри словно бы отвечает на немые вопросы, которые, как он чувствует, хочет ему задать старец.)

Как меняются интонации поэмы? (Мы видим, что в речи Мцыри много вопросов, в том числе и риторических («... А душу можно ль рассказать?»), что ритм становится постепенно все более неровным (предложения начинаются с середины строки: «Я молод, молод ... знал ли ты / Разгульной юности мечты?»), появляется большое количество восклицательных предложений и предложений, оканчивающихся многоточием. Все это передает взволнованность, мечты и страдания героя.)

Особенность композиции поэмы: эпический краткий рассказ повествователя сменяется взволнованным лирическим монологом героя, часть которого является «скрытым» диалогом (элементом драмы).

Сочетание твердой поступи четырехстопного ямба с парными мужскими рифмами и взволнованных интонаций поэмы, выраженных с помощью синтаксиса, риторических вопросов и восклицаний, создает ощущение несгибаемой воли, силы духа – и хрупкости, трепетности человеческой жизни.

Продолжаем проверку цитатных планов.

3. Ты слушать исповедь мою

Сюда пришел, благодарю.

Я мало жил, и жил в плену.

4. Я никому не мог сказать

Священных слов «отец» и «мать»!

5. Что за нужда? Ты жил, старик!

Тебе есть в мире что забыть,

Ты жил, – я также мог бы жить!

6. Ты хочешь знать, что видел я

На воле?

Анализ поэтических особенностей IV главы: отметить эпитеты, сравнения, метафоры, олицетворения, инверсии, примеры аллитерации.

Примеры эпитетов: «пышные поля», «свежею толпой», «груды темных скал», «объятья каменные их» (инверсия), «тайный свой ночлег», «седой, незыблемый Кавказ», «тайный голос».

Примеры сравнений:

... Холмы, покрытые венцом

Дерев, разросшихся кругом,

Шумящих свежею толпой,

Как братья в пляске круговой.


***

Я видел горные хребты,

Причудливые, как мечты,

Когда в час утренней зари

Курилися, как алтари,

Их выси в небе голубом...

***

... В снегах, горящих, как алмаз...

Пример метафоры, сочетающейся с олицетворением:

Простерты в воздухе давно

Объятья каменные их,

И жаждут встречи каждый миг...

Аллитерация:

Вдали я видел сквозь туман,

В снегах, горящих, как алмаз,

Седой, незыблемый Кавказ...

Мне тайный голос говорил,

Что некогда и я там жил,

И стало в памяти моей

Прошедшее ясней, ясней...

Сравним картину природы, нарисованную Мцыри, с картиной монастыря, нарисованной в I главе эпическим рассказчиком.

Выделим противопоставление: «могильные плиты», «старик седой, / Развалин страж полуживой» – и живая, одушевленная природа, думы которой угадывает Мцыри.

Выразительное чтение VI главы учащимися.

Работа над цитатным планом.

7. И вспомнил я отцовский дом...

8. Ты хочешь знать, что делал я

На воле? Жил...

Работа по VIII главе.

Обратите внимание на то, что Мцыри, увезенный с родины ребенком, вспомнил отцовский дом, родные лица, детские игры, мирный очаг.

В VIII главе автор особенно четко противопоставляет позицию монахов и мироощущения Мцыри:

И в час ночной, ужасный час,

Когда гроза пугала вас,

Когда, столпясь при алтаре,

Вы ниц лежали на земле,

Я убежал. О, я как брат

Обняться с бурей был бы рад!

Выразительное чтение VIII главы.

III. Подведение итогов урока.

Чье чтение показалось вам наиболее ярким, выразительным, эмоциональным?

Домашнее задание: закончить цитатный план поэмы; подготовить выразительное чтение наизусть одной из понравившихся глав поэмы; индивидуальное задание: выписать из толкового словаря значение слова «исповедь».

Урок 30

МЦЫРИ – РОМАНТИЧЕСКИЙ ГЕРОЙ, СВОБОДНЫЙ,
МЯТЕЖНЫЙ, СИЛЬНЫЙ ДУХОМ.
ОБРАЗ МОНАСТЫРЯ И ОБРАЗ ПРИРОДЫ,
ИХ РОЛЬ В ПРОИЗВЕДЕНИИ
(продолжение)

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

1. Слово учителя.

Вы читали рассказ писателя Б. Зайцева о Сергии Радонежском и его монастыре. Там есть такие строки:

«На Маковице стоял монастырь – Троице-Сергиева Лавра, одна из четырех лавр нашей родины. Вокруг расчистились леса, поля явились, ржи, овсы, деревни. Еще при Сергии глухой пригорок в лесах Радонежа стал светло-притягательным для тысяч». «Сергиева Лавра под Москвой, – замечает писатель, – узел духовного излучения, питательный источник для всего рождающегося государства».

Он с гордостью говорит о монастырях, возникших по образцу Сергиевой Лавры. В поэме Лермонтова, основу которой составляет рассказ юноши-горца, монастырю дается совсем иная оценка.

Почему, по-вашему?

Сравним слова автора о монастырской жизни:

Из жалости один монах

Больного призрел, и в стенах

Хранительных остался он,

Искусством дружеским спасен...

и слова Мцыри:

Я мало жил, и жил в плену...

... Грозой оторванный листок,

Я вырос в сумрачных стенах,

Душой – дитя, судьбой – монах...

...На мне печать свою тюрьма

Оставила...

Едва взошла заря,

В тюрьме воспитанный цветок…

Итак, с одной стороны – хранительные стены, с другой – плен, сумрачные стены, тюрьма... Чем, по-вашему, можно объяснить разницу в оценках монастырской жизни в устах автора и его героя?

2. Выразительное чтение наизусть понравившихся глав поэмы.

Мцыри – свободный, мятежный, сильный духом романтический герой. Что же он увидел, пережил, почувствовал за три дня свободы? Какие моменты вам показались наиболее яркими, запоминающимися?

III. Анализ глав поэмы (продолжение).

Как начинается речь Мцыри?

Ты слушать исповедь мою

Сюда пришел, благодарю.

А как вы понимаете значение слова «исповедь»?

Разберем это слово по составу; выделим корень -вед-; подберем однокоренные слова: ведать, поведать.

Толкование слова (индивидуальное задание): исповедь. 1. Покаяние в грехах перед священником. 2. Откровенное признание своих мыслей, взглядов.

Можно ли рассказ «Мцыри» считать покаянием в грехах?

Да, он послушник в монастыре. Но мы видим, что герой не кается в грехах, не сожалеет о происшедшем, он счастлив, что прожил эти дни на воле.

Как же мы озаглавим следующие главы? Что пережил Мцыри?

(Проверка цитатных планов.)

9. Мне было весело вдохнуть

В мою измученную грудь

Ночную свежесть тех лесов...

10. Хотя без слов,

Мне внятен был тот разговор,

Немолчный ропот, вечный спор

С упрямой грудою камней.

11. Кругом меня цвел Божий сад...

Все, что я чувствовал тогда,

Те думы – им уж нет следа;

Но я б желал их рассказать,

Чтоб жить, хоть мысленно, опять.

Какая картина возникла в вашем воображении?

Можем ли мы сказать, что рассказчик обожествляет природу? Обоснуйте свое мнение.

Какое ощущение создают эпитеты и метафоры, использованные в этих главах? (Эпитеты: «радужный наряд», «прозрачной зеленью», «грозди полные», «волшебным, странным голосам»; метафоры и сравнения: «следы небесных слез» – капли дождя, «кудри виноградных лоз», «серег подобье дорогих» – создают ощущение наполненности и богатства жизни.)

12. Простая песня то была,

Но в мысль она мне залегла...

13. Держа кувшин над головой,

Грузинка узкою тропой

Сходила к берегу.

Какое впечатление оставила в душе послушника встреча с молодой грузинкой?

14. Трудами ночи изнурен,

Я лег в тени.

Я цель одну,

Пройти в родимую страну,

Имел в душе, – и превозмог

Страданья голода, как мог.

15. Но, верь мне, помощи людской

Я не желал...

Сколько глав в поэме посвящено эпизоду встречи с барсом? Как вы думаете, какое место занимает этот эпизод в поэме?

16. Я ждал, схватив рогатый сук,

Минуту битвы; сердце вдруг

Зажглося жаждою борьбы

И крови...

17. Удар мой верен был и скор.

... Бой закипел, смертельный бой!

18. И я был страшен в этот миг...

... Но с торжествующим врагом

Он встретил смерть лицом к лицу,

Как в битве следует бойцу!

19. Но тщетно спорил я с судьбой:

Она смеялась надо мной!

Почему, по-вашему, девятнадцатая глава короче, чем остальные?

(Ученикам, которым понравился этот эпизод, предлагается прочитать его выразительно или наизусть.)

Итак, начался третий день свободы Мцыри. Какие события он пережил за эти дни? Какие чувства испытал?

20. И страшно было мне, понять

Не мог я долго, что опять

Вернулся я к тюрьме моей...

21. На мне печать свою тюрьма

Оставила...

22. Мир Божий спал

В оцепенении глухом

Отчаянья тяжелым сном.

Сравните двадцать вторую и одиннадцатую главы. Как изменилось восприятие мира Мцыри?

23. Я умирал. Меня томил

Предсмертный бред.

24. Так я найден и поднят был...

25. Увы! – за несколько минут

Между крутых и темных скал,

Где я в ребячестве играл,

Я б рай на вечность променял...

С помощью каких средств автор передает читателю ощущение, что у героя осталось мало сил? (Короткие главки, короткие предложения, прерывающиеся на середине строки, многоточия, восклицания.)

Против чего протестует герой? Можем ли мы сказать, что он протестует против религии, церкви? (Протест героя направлен не против религии, церкви, а против несвободы, против плена и отсутствия у человека права выбирать свою судьбу.)

26. И с этой мыслью я засну

И никого не прокляну!..

IV. Подведение итогов урока.

1. Беседа по вопросам.

Почему Мцыри можно назвать романтическим героем?

Как вы понимаете, что такое романтическая поэма?

2. Чтение учителем мнения критиков с последующим обсуждением.

Е. И. Анненкова:

«Мцыри» (1838–1839) – поэма романтическая, но в ней переосмыслена традиционная романтическая ситуация. Бегство, хорошо известное русской романтической поэме, оборачивается возвращением: Мцыри бежит из цивилизованного мира в естественную среду, но для него это – возвращение к миру своего детства, к своим началам, он рвет с образом жизни, навязанным ему насильно. Проблема свободы рассматривается Лермонтовым в философском плане: монастырь, в котором воспитывается Мцыри, чужд жестокости, тем более деспотизма, однако свободная душа Мцыри, как олицетворение чистой человеческой природы, бунтует и против доброты, покоя, данных чужой волей; он воспринимает стены монастыря как стены тюрьмы. бегство из монастыря – попытка узнать жизнь и свободно обрести истинного себя.

Три дня на свободе символически воссоздают полноту жизни, желанную и труднодоступную человеку. Мцыри познал тягу к отчему дому – и к Отечеству, и к родному очагу. Он испытал жажду битвы, сладость ее – и потребность покоя, растворенности в первозданной природе. Он ощутил томление любви, изведал «сладость бытия» и «предсмертный бред». И он вправе был сказать:

Ты хочешь знать, что делал я

На воле? Жил...

Мцыри – любимый идеал Лермонтова. В нем лермонтовская гордость, избранность сердца и чуткость к миру, способность слышать и видеть его; лермонтовский страстный поиск пути. В нем – лермонтовская обреченность»1(см. Примечание).

3. Творческая работа: мини-сочинение «Читая "Мцыри"».

Домашнее задание: подготовиться к контрольной работе по поэме Лермонтова.

Урок 31

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА
ПО ПОЭМЕ ЛЕРМОНТОВА «МЦЫРИ»

Цели урока: проверить и обобщить знания учащихся по поэме Лермонтова; закрепить литературоведческие понятия: «романтическая поэма», «романтический герой»; учить дискутировать, аргументированно высказывая свое мнение.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Сообщение темы и целей урока.

III. Дискуссия по поэме Лермонтова.

Слово учителя.

В одной из школ ученикам был предложен вопрос: что им непонятно в поэме Лермонтова «Мцыри»? И вот что они написали (проецируется на экран):

«Непонятно, почему Мцыри бежал во время грозы без всякой подготовки. Он должен был подготовиться к побегу, запасти хлеба, соли, хорошо одеться. А то он взял и выскочил напропалую».

«Почему Мцыри не пошел за грузинкой в саклю, к свободным людям, к которым он стремился всю жизнь?»

«Непонятно, почему Мцыри сразился с барсом. Ведь он мог спокойно уйти, пока барс его не почуял. Из-за этого он обессилел и погиб, а если бы ушел, может быть, добрался бы до своей родины».

А как бы вы ответили на эти недоуменные вопросы?

Все ли вам понятно в этой поэме? Нет ли своих вопросов?

IV. Контрольная работа по карточкам-вариантам.

Вариант 1.

1. Что называется поэмой? К какому роду литературы относят поэму? Почему?

(Поэма – крупное стихотворное произведение с развернутым сюжетом. Поэму обычно относят к лироэпическим произведениям, так как, рассказывая о судьбах своих героев, рисуя картины жизни, поэт высказывает в поэме собственные мысли, чувства, переживания.)

2. В романтических произведениях (в том числе и в поэме) исключительный герой действует в исключительных обстоятельствах на фоне необычных картин. Перечитайте отрывок из VI главы поэмы «Мцыри». Докажите, что поэт нарисовал романтический пейзаж. Какие художественные средства использовал Лермонтов?

(Этот пейзаж, конечно, можно назвать романтическим, потому что каждая его деталь необыкновенна, экзотична – «горные хребты, причудливые, как мечты», курятся на заре; по берегам горного потока – «груды темных скал», снежные вершины гор скрываются в облаках. Главные художественные приемы в поэме – олицетворение и сравнение. В основе метафоры-олицетворения о двух берегах горного потока лежит русская народная загадка («Два братца в воду глядятся, никогда не сойдутся»). Сравнения: вершины гор «курилися, как алтари»; снега горят, «как алмаз», облака сравниваются с караваном белых птиц. пейзаж показан глазами героя и передает его мысли и чувства. Первая картина (разделенные потоком берега) – одиночество, отчаяние. Заключительная картина (облака, направляющиеся на восток, к Кавказу) – непреодолимое стремление на родину).

3. Каким размером, с помощью каких рифм написана поэма? Как это влияет на характер стихотворной речи?

hello_html_m3b985167.png

(Поэма написана 4-стопным ямбом. Рифмы только мужские. Это помогает передать взволнованность речи рассказчика (ведь перед нами исповедь) и, кроме того, придает мужественность, чеканность, красоту стихам.)

4. Вспомните сцену боя с барсом. Какие качества героя проявились в этой схватке? Почему юноша победил могучего зверя?

(Эта сцена прекрасно характеризует главного героя. Мцыри предстает здесь человеком необыкновенным: ему все по плечу, даже удается почти безоружному в рукопашной схватке победить хищного зверя. Жажда подвига, удаль, отвага заставляют юношу вступить в смертельную битву. Поэт постоянно подчеркивает, что его герой чужой среди людей (по крайней мере среди тех, с кем он вынужден жить), но в мире дикой природы он чувствует себя своим (как зверь степной).

Вариант 2.

1. Вспомните эпиграф к поэме «Мцыри». Как он связан с идеей произведения?

(Эпиграф Лермонтовым взят из Библии: «Вкушая, вкусих мало меда, и се аз умираю». Идея – лучше три дня настоящей жизни на воле, чем многолетнее заключение в стенах монастыря, где человек не живет полнокровно, а существует. Для героя смерть лучше, чем жизнь в монастыре.)

2. Поэма М. Ю. Лермонтова – романтическая. Ее герой не похож на окружающих его людей, он отрицает их жизненные ценности, стремится к иному. Докажите эту мысль строчками из исповеди Мцыри.

(Мцыри признается старику-монаху:

Я знал одной лишь думы власть,

Одну, – но пламенную страсть:

Она, как червь, во мне жила,

Изгрызла душу и сожгла.

Она мечты мои звала

От келий душных и молитв

В тот чудный мир тревог и битв...

Главная страсть героя – стремление жить полно, в мире борьбы и свободы, вне стен монастыря, на далекой любимой родине.)

3. Пейзаж в поэме играет существенную роль, тем более, что он дан в восприятии героя, значит, становится средством характеристики Мцыри. Перечитайте описание утра из XI главы. Что особенного вы отметите? Что можно сказать о человеке, так воспринимающем природу?

(Пейзаж необыкновенно красив, для героя он вдвойне привлекателен тем, что это для Мцыри первое утро на воле. С этого утра начинается для него познание мира, и романтически настроенный юноша населяет его фантастическими, незримыми существами, знающими тайны «неба и земли». Синеву и чистоту небес герой также воспринимает необыкновенно, готов видеть «ангела полет». Поэтическая возвышенная душа и стремление к свободе позволяют Мцыри сравнивать вольную жизнь, дикую природу с раем. Перед смертью это сравнение приобретает еще более мятежный, бунтарский характер. Мцыри готов грядущие после смерти «рай и вечность» променять на осуществление своей мечты.)

4. Какими художественными средствами пользуется автор, рисуя своего героя? Приведите примеры.

(В поэме мы находим гиперболы:

О, я как брат

Обняться с бурей был бы рад!

Глазами тучи я следил,

Рукою молнии ловил...

Сравнения:

Я сам, как зверь, был чужд людей

И полз и прятался, как змей.

Эпитеты:

Но юность вольная сильна,

И смерть казалась не страшна!)

V. Подведение итогов урока.

Урок 32

Н. В. ГОГОЛЬ – ВЕЛИКИЙ САТИРИК.
КОМЕДИЯ «РЕВИЗОР»: ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Цели урока: вспомнить произведения Н. В. Гоголя, изученные в 5–7 классах; провести сопоставительный мини-анализ прозаических фрагментов произведений А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова и Н. В. Гоголя; учить использовать в читательском высказывании лексику и конструкции со значением близости и различия писательской стилистики, ее самобытности; познакомить с идейным замыслом и особенностями композиции комедии «Ревизор».

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Сообщение темы и целей урока.

1. Вступительное слово учителя.

Надеюсь, вы догадались, что вслед за Лермонтовым нам предстоит читать Н. В. Гоголя. А что если попробовать сопоставить Лермонтова и гоголя? Разве неинтересно сравнить гоголевские страницы с лермонтовской прозой, заодно вернувшись к прозе другого гениального мастера – А. С. Пушкина? Уверена, что вы уже заметили, между стихотворными и прозаическими произведениями нет жесткой границы: в прозе мы то и дело открываем поэзию, а в стихах иной раз – прозу, не говоря о том, что художник, созданный, казалось бы, исключительно для поэзии (Пушкин и Лермонтов!), обращаются вдруг к прозе, и она не уступает его стихам, а прозаик иной раз создает талантливые стихотворные произведения (такое нередко случалось с Тургеневым!).

2. Викторина «Пушкин, Лермонтов, Гоголь».

Итак, викторина «Пушкин, Лермонтов, Гоголь»: узнать автора и обосновать принадлежность ему процитированного фрагмента, назвать произведение.

1) Чтение фрагмента повести Гоголя «Невский проспект».

Кто это? Конечно же, Гоголь! Гоголя сразу же выдает картинность описания, его тщательная подробность, с проработкой каждой детали, вплоть до будочника, накрывшегося рогожею и вскарабкивающегося на лестницу. Обратили внимание на просторность фразы, усложненность синтаксиса? Попробуйте прочитать гоголевскую фразу убыстренно! Ничего не получится! Да, Гоголя нужно читать не торопясь, вглядываясь в малейшую частность картины, вслушиваясь в каждое слово! А заметили ли вы пристрастие писателя к прилагательным-эпитетам?! А общий тон картины, колорит ее? Она и предельно ясна, вполне реалистична, и вместе с тем свет и тени, налет «заманчивости» и таинственности. Догадались, о каком произведении Гоголя идет речь? Город, причем отнюдь не провинциальный – многолюдный, с бдительным будочником; «Полицейский мост», а если «мост», стало быть, и река... Перед нами – гоголевский Петербург, его «Невский проспект»!

2) А это:

«...прибыл он в Петербург, остановился в Измайловском полку...»

(«Станционный смотритель» А. С. Пушкина.)

Есть ли общее? Несомненно: и там и тут – Петербург. Только по-разному представленный. Какие различия придают резкое своеобразие той и другой странице, сразу же выдавая автора?

Насколько пространна и обстоятельна гоголевская страница, настолько лаконично, сдержанно повествование в произведении второго автора. Обратите внимание на точность места, времени и самого действия (не столько как, каково, сколько что и где произошло)! А как выбирает автор грамматические формы? Не прилагательные-эпитеты предпочитает он, а существительные и глаголы: предметы и действия! Проза, сдержанная в стилистике, немногословная и динамичная: что ни фраза, то событие, действие!

Надеюсь, узнали приметы пушкинской прозы в «Станционном смотрителе»?

3) А вот еще фрагмент:

«...Ослепительной белизны прелестнейший лоб осенен был прекрасными, как агат, волосами. Они вились, как чудные локоны...»

Что ж, щедрость словесной живописи (художник, создавая портрет, не жалеет красок!) в сочетании с предельной эмоциональностью авторской речи и даже витиеватостью ее, с откровенным восхищением писателя открывшейся ему красотою выдают Гоголя. Но какую его страницу, чье очарование запечатлел так вдохновенно художник? (Это тоже «Невский проспект», прелестная незнакомка, за которой помчался, на беду свою, художник Пискарев.)

4) А вот иная встреча с пленительным юным созданием:

«...Вышла из-за перегородки девочка лет четырнадцати и побежала в сени. Красота ее меня поразила».

Тема, предмет изображения одни и те же: женская красота. Но как по-разному она передана! Вместо ослепительного «гоголевского» портрета – спокойное, ровное повествование, и вместе с тем автор не скрывает своих чувств, но признание его столь же спокойно и лаконично: «Красота ее меня поразила», а вместо восторженных интонаций и эпитетов, исполненных восхищения («чудные локоны») – немногие подробности портрета и поведения («потупила большие голубые глаза», «отвечала ... безо всякой робости» – и все!) в той же спокойной, повествовательной манере... Догадались?

(«Станционный смотритель» А. С. Пушкина.)

5) А что вы скажете об этом:

«Уже солнце начинало прятаться за снеговой хребет, когда я выехал в Койшаурскую долину...»

Казалось бы, задача решается легко: Кавказ выдает Лермонтова! Хотя кавказские зарисовки есть и у Пушкина – в очерке «Путешествие в Арзрум». Однако слишком уж причудливо, живописно для пушкинской прозы, скорее, близко к гоголевской с ее склонностью к нагнетанию живописных подробностей, сгущению красок, к синтаксической усложненности и патетике. А если почувствовать еще и угрожающую таинственность горного пейзажа, нечто колдовское в «черном, полном мглою ущелье» да в речке с ее «змеиным» сверканием, близость к гоголевской прозе станет тем более несомненной. Однако ж это Лермонтов, начало «Бэлы». Вот, оказывается, как близок он к Гоголю! Но только ли он?

6) Не припомните ли это:

«Крест на могиле зашатался, и тихо поднялся из нее высохший мертвец...»?

А откуда это:

«...В эту минуту кто-то еще приблизился к калитке и собирался войти... Комната полна была мертвецами...»?

Рада, что многие узнали пушкинского «Гробовщика».

3. Подведение итогов исследовательской викторины.

Пожалуй, мы вправе сказать, что Гоголь словно бы объединил в стилистике своей многих современников; вместе с тем страницы его резко оттеняет своеобразие других писателей, даже там, где мы находим у них «гоголевское» начало.

III. Работа по новой теме.

1. Беседа.

Любите ли вы театр? Близок ли он вам? Интересен ли?

А знаете ли вы, как создается спектакль?

Вот несколько опорных слов (ориентируясь по ним, расскажите о рождении спектакля):

Запись на доске: автор – режиссер – чтение пьесы – актерская труппа – художник – декорации – композитор – дирижер – оркестр...

2. Инсценирование (явл. 3, д. I с Бобчинским и Добчинским).

А теперь – слушайте:

Бобчинский. Чрезвычайное происшествие!

Добчинский. Неожиданное известие!

Все. Что? Что такое? (с. 276–280, учебник).

3. Учитель (продолжение беседы).

Недоумеваете? Да, это Гоголь! Но, согласитесь, совершенно иной, неведомый пока нам. Гоголь-драматург! Как могло случиться: после «Вечеров...», «Миргорода» Гоголь создает не рассказ и не повесть, а... пьесу?

Назовите синоним слову «пьеса». (Драматическое произведение.)

Чем отличается драматическое произведение от иных, как определите их сравнительно с драматическими?

Перенесем терминологию, к которой начинаем привыкать, в тетради:

Литературные произведения

hello_html_m21b93d83.png

повествовательные

лирические

драматические

(рассказ, повесть,
роман)

(стихотворения)


Для чего создаются повествовательные и лирические произведения? (Чтобы их читали.)

А пьесы, драматические произведения? (Конечно, их можно и читать, и читают, даже зачитываются! Но все-таки драматические произведения создаются для театра, для сцены.)

Что представляет собой пьеса?

Откроем любую страницу пьесы Гоголя. Сразу же заметили, что в пьесе нет повествования и описания, почти нет авторского текста.

Драматическое произведение – это речь действующих лиц, диалоги персонажей пьесы, а иной раз, когда герой остается на сцене один, ему приходится произносить и монологи.

Выпишите слова-термины, без которых мы не смогли обойтись, объясните их этимологию и смысл.

Итак, Гоголь и театр. Неожиданное открытие: оказывается, повествовательные страницы Гоголя насквозь сценичны! Не случайно, влюбленный в гоголевское творчество Михаил Афанасьевич Булгаков, великий писатель ХХ века, создал блистательную пьесу, инсценировав поэму Гоголя «Мертвые души», а Московский Художественный театр блистательно ставит этот спектакль вплоть до сегодняшних дней.

Гоголь и театр... Не связан ли путь Гоголя к драматургии с обстоятельствами его жизни?

«Пьеса по-настоящему живет только на сцене», – как-то заметил Николай Васильевич Гоголь. Получается, что без сцены, без театра пьеса, не обретя жизни «настоящей», вполне может умереть?

Мы невольно чувствуем какое-то особое отношение Гоголя к театру, родство с ним, влюбленность в сцену, в театр, в актеров...

Откроем своеобразное вступление к комедии «Ревизор», прочитаем пока лишь ее заглавие: «Характеры и костюмы. Замечания для господ актеров».

Заметили, как Гоголь, преступив через запрет, который до него не нарушал ни один драматург, позволил себе пространный и вполне самостоятельный авторский текст? Вероятно, писатель настолько тревожился за судьбу своего первого драматического произведения: а вдруг оно будет неверно сыграно, что вмешивается в подготовку спектакля, в репетиции, разъясняя характер каждого персонажа.

Каков адрес этой гоголевской страницы? («... для господ актеров»!)

В какой же роли выступает автор, посмевший актеров наставлять (разве это его задача?)? Вот вам и еще одно амплуа Гоголя: он не только автор «Ревизора», но, если хотите, еще и режиссер!

Найдите еще один театральный термин и по словарю уточните его значение. (Амплуа – тип актерских ролей. А. резонера.)

И, наконец, гоголевское «господа актеры»!

Как жаль, что мы слишком мало знаем об истории театра, и нам трудно представить, как любили завсегдатаи театра унижать актеров, каким презренным было само актерское звание. И вдруг: «... для господ актеров»!

Откуда это благоговение перед театром? потребность себя самого почувствовать то актером, причем непременно поочередно играющим каждого персонажа, то режиссером? А ведь все начинается с детства! И театр вошел в жизнь Гоголя подобно тому, как стихи в душу Пушкина, – в младенчестве еще, «с первыми понятиями». Крепостной театр, прославивший имение соседа, помещика Трощинского, – первые незабываемые впечатления будущего писателя, театральные его впечатления. А затем школьные годы! Ученик Нежинского лицея Гоголь-Яновский почувствовал неудержимое влечение к игре, к сценическому перевоплощению, представляя себя на сцене. Мог ли он не заразить товарищей замыслом, который давно у него созрел и требовал воплощения: создать в лицее свой театр! Навсегда запомнит Гоголь свою «премьеру», в которой он участвовал и как режиссер, и как актер.

Как вы думаете, какую пьесу избрали Гоголь и его «труппа»?

Фонвизинского «Недоросля»! Фонвизин был кумиром Гоголя. А как вы полагаете, кого в комедии Фонвизина сыграл Гоголь? Перед зрителями предстала... госпожа Простакова! Хотите узнать, чем завершилась затея Гоголя и с театром, и с ролью госпожи Простаковой? По отзывам очевидцев, премьера лицейского театра прошла триумфально, виновником же успеха был Гоголь, талантливо поставивший спектакль и столь же успешно, талантливо сыгравший г-жу Простакову.

Не «повторить» ли и нам Гоголя? Не перенести ли его опыт на комедию «Ревизор»?

Домашнее задание: познакомиться со статьей учебника «О замысле, написании и постановке «Ревизора» (с. 247–250); подготовить выразительное чтение по ролям I и II действия комедии (распределить роли); индивидуальное задание: рассказ о театре и своих театральных впечатлениях с использованием специальной (театральной) лексики: вестибюль, фойе, зрительный зал, партер, амфитеатр, ложи, антракт; спектакль, премьера, режиссер, актерская труппа, композитор, дирижер, оркестр, музыкальная интродукция (вступление, пролог); смотреть, затаив дыхание; вслушиваться в голос актера, в интонации его, вглядываться в лица исполнителей; переноситься в мир, созданный на сцене; сострадать, с трудом сдерживать слезы; хохотать от души; восхищаться искусством создателей спектакля.

Урок 33

«РЕВИЗОР»: ПЕРВОЕ И ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЯ.
ХЛЕСТАКОВ И «МИРАЖНАЯ ИНТРИГА» (Ю. МАНН)

Цели урока: познакомить, прокомментировать и обсудить события и характеры I и II действий комедии; начать работу над составлением цитатного плана; работать над выразительным чтением по ролям.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

1. Опыты устных сочинений (инд. задание).

Как чувствовали себя, создавая собственное произведение о театре – точнее, о себе в театре?

Что удалось сравнительно легко (если, разумеется, удалось)?

А что доставило муки? Удалось ли их преодолеть?

2. Рецензирование первых опытов театральных эссе (размышлений, раздумий свободных, словно наедине с самим собой).

Что, несомненно, удалось сегодняшним авторам?

Что пока не получилось?

3. Пересказ статьи из учебника «О замысле, постановке и написании «ревизора».

III. Работа по новой теме.

1. Слово учителя.

Итак, не пора ли нам сделать остановку в городе, где правит Сквозник-Дмухановский, а правосудие вершит Ляпкин-Тяпкин, в компании с полицейскими Уховертовым, Свистуновым и Держимордой, больницами же ведает Артемий Филиппович Земляника, а исцеляет больных уездный лекарь Христиан Иванович Гибнер...

Итак, «Ревизор». Комедия в пяти действиях.

«На зеркало неча пенять, / коли рожа крива». Народная пословица.

Это каким же надо быть ревизору, чтобы угодить в комедию? И какой он после этого ревизор?

И тут же эпиграф: «На зеркало неча пенять...»

Вспомните эпиграф к «Капитанской дочке» Пушкина, тоже открывающейся народной пословицей. У Пушкина – призывно-патетическое: «Береги честь смолоду», у Гоголя – подзадоривающе-издевательское: «зеркало» и «рожа», в нем отраженная!

Ни один драматург не открывал так пьесу: чтобы в ней вроде бы ничего не произошло, но вместе с тем едва ли не «все» уже состоялось, случилось, и это «все» – настроение читателя-зрителя: он не может удержаться от смеха при таком «зеркале» и такой «роже».

Попытаемся представить, как выглядели бы «отцы города» в вашем исполнении.

2. Чтение по ролям (I действие, явление 1).

3. Беседа о прочитанном.

Кто же и как запечатлен у Гоголя? Такие важные и солидные «отцы города», и вдруг всего несколько робких, бессвязных слов смогли произнести, словно дар речи потеряли: «Как ревизор?» Как же жалок и смешон этот страх чиновников!

Какие реплики гоголевских героев в «Ревизоре» сразу же запомнились, показались особенно удачными, выразительными? («Как ревизор?», «Вот те на!», «Вы не того, вы не...», о «грешках», о «войне».)

Как встретили эти предположения о причине неожиданного визита ревизора? (Конечно же, это смешно, глупо. Но они важно, со знанием дела, гнут свое! Почему? Да, каждый хочет показаться умнее и осведомленнее другого: ну, не Бобчинский ли с Добчинским?!)

А ведь все началось с элементарного страха. Меняются ли гоголевские чиновники, да и атмосфера 1-го действия?

Вспомним еще раз многословие городничего и витиеватость его первой фразы, открывшей гоголевскую комедию «Я пригласил вас...». Он официален и многозначителен, в тоне и словах его, в усложненности фразы даже какая-то торжественность. Можно ли по этой фразе («пренеприятное известие: к нам едет ревизор»), по тому, как она произнесена, заподозрить городничего в трусости? Ни в коей мере! Хотя он как «умный человек» не пропустит того, «что плывет в руки», и «грешков» у него!.. Но с каким достоинством он держится, нагоняя при этом страх на чиновников? Как удалось это ему? Обратите внимание, городничий не сразу сообщает чиновникам «пренеприятное известие», а постепенно, умалчивая пока о самом неприятном и опасном: подготовив своих коллег к грядущим неприятностям и услышав их первые недоуменные вопросы, самую тревожную подробность он сообщает спокойно, как ни в чем не бывало: «Ревизор из Петербурга, инкогнито. И еще с секретным предписанием».

Как блистательно Гоголь и «...завязывает» комедию, и строит диалоги и отдельные реплики, как важны у него даже малозаметные частности, вплоть до отдельного словечка или пунктуации. Так и следует читать Гоголя, вчитываясь в гениальные мелочи.

Вчитываясь, мы не только слышим, но и видим любого гоголевского персонажа. Как? Благодаря чему?

Обратимся вновь к тексту, к эпизоду чтения городничим письма: «Любезный друг, кум и добродетель (бормочет вполголоса, пробегая скоро глазами... значительно поднимает палец вверх)».

А вот Христиан Иванович Гибнер: издает звук, отчасти похожий на букву «и» и несколько на «е».

Вот мы и обнаружили еще один секрет пьесы: без авторского слова не может обойтись даже драматическое произведение. Ремарка – своеобразная подсказка актеру. «Ревизор» просто пестрит ремарками! Они очень лаконичны, синтаксически не связаны с текстом и не произносятся, а лишь прочитываются, чтобы быть сыграны, а в тексте пьесы заключаются в скобки.

4. Первое сценическое испытание комедии и ее предыстория.

А теперь мне хотелось бы предложить вам взглянуть на комедию Гоголя глазами автора: предвидел ли он, как встретят его «Ревизора» современники?

Представляете: в Малом театре на первом представлении «Ревизора» – ни одного смешка(!), в роли городничего – любимец публики, прославленный Михаил Семенович Щепкин, и – гробовое молчание зала. Автор же мечется за кулисами, убежденный, что его комедия провалилась. И как только по окончании 1-го действия предстал перед Гоголем еще не остывший от роли Щепкин, писатель, чуть не плача, спросил его: «Неужели провал?» Актер же ответил недоумением: «С чего вы взяли, Николай Васильевич?» – «Но ведь никто не смеялся!» – растерянно произнес Гоголь. – «Да, не смеялись, – улыбнувшись, согласился Щепкин. – ну и что же? Да и как они могли смеяться, если внизу сидят те, кто берет взятки, а наверху (балкон, галерка, билеты подешевле) – те, кто дает их».

События в комедии Гоголя настолько естественны, правдоподобны, они настолько житейски, что невольно хочется узнать: а что, подобный случай с чиновниками, обманувшимися насчет ревизора, действительно был или Гоголь все это придумал, сочинил?

Рассказ учащегося об истории создания комедии (домашнее задание).

Слово учителя.

Да, создать «Ревизора» побудил Гоголя Пушкин, рассказав ему историю, приключившуюся в одном провинциальном городе с его приятелем; представить ее нетрудно по комедии Гоголя, только Хлестаков здесь ни при чем. Ведь, оказавшись на месте Хлестакова, пушкинский приятель повел себя совершенно иначе, чем гоголевский герой: поспешил оставить не в меру гостеприимный город, вырваться из объятий радушных чиновников.

Подарив сюжет Гоголю, Пушкин мечтал, чтобы будущее творение стало настоящим праздником смеха. Своей комедией Гоголь высмеял то, к чему веками притерпелись, высмеял привычное!

И вновь на память приходят сцены из комедии.

Воссоздание в эмоционально-игровом пересказе сцены спора городничего и судьи о том, что каждый из них берет взятки.

Вывод учителя.

Обратите внимание, как настойчив судья в своих представлениях о взятке, тем более что исповедует он взгляды достаточно оригинальные, до которых, как и до остальных своих воззрений, «сам собою дошел, собственным умом».

Но ведь за каждой взяткой – человек, тот, кому дают, и комедия Гоголя поражает многолюдством взяточников!

Драматург низвел взятку до комической нелепости, поскольку нелепы, ничтожны, смешны взяточники. Так почему же ублажают взятками такое ничтожество, фитюльку – Хлестакова?

Потому, что он важная столичная штучка, в чем ни на мгновение не усомнились чиновники, «ревизор», «да еще инкогнито», да к тому же «с секретным предписанием»!

И господа чиновники никак не могут, не желают лишить себя промысла, к которому они привыкли и который их кормит больше, чем государственная служба, – лишить себя взятки!

А что же творится в городе, почему так необходима взятка?

Как же представить город, который предстоит рассматривать ревизору?

Гоголь блистательно справился с этой задачей: его герои вдруг разговорились вовсю, причем болтовня их тут же переносит читателя в разные «заведения» города – будь то суд, больница или «учебное заведение».

5. Монологические высказывания учащихся о суде, больнице, училище.

6. Анализ II действия.

Слово учителя.

У Гоголя в «Ревизоре» что ни новая сцена, то непременно кульминация!

Отчего же чиновники и город так смешны? Всего-навсего оттого, что он непролазно глуп, этот город, однако в «учености» своей и «мудрости» не сомневается! Оттого так любят пускаться в глубокомысленные рассуждения городничий, судья, Земляника и даже почти бессловесный Лука Лукич Хлопов. Наверно, именно поэтому так уморительна сцена, где Добчинский и Бобчинский подогревают чиновников своей «версией» о таинственном «инкогнито» из Петербурга.

Блистательный ход Гоголя: он поставил нас, читателей и зрителей, в положение более выгодное, чем то, в котором, по его же авторской воле, пребывают персонажи: мы знаем, кто такой Хлестаков, а у городничего «проклятое инкогнито» на уме, и перед нами разыгрывается едва ли не фарс. Хлестаков и городничий нагоняют страх друг на друга, состязаясь и в страхе, и в подобострастии. Ведь они не могут понять друг друга, они упираются, отбиваются друг от друга – ну никак не хочет Хлестаков переехать на новую квартиру, а городничий все свои надежды на взаимопонимание с ревизором только с этим и связывает.

7. Чтение по ролям (II действие, явление 8).

На чем же они сходятся? На взятке! Она, проклятущая, их породнила.

А затем, промеж четырех стен, без свидетелей (как и должно быть по «законам» взяткодательства), взятку, и, конечно же, большую, чем просил, понятно «в долг», их превосходительство, «ввернул» Хлестакову Земляника, повторив городничего...

Совершилось знаменательное событие: те, кто привык взятки брать, теперь столь же привычно их отдают! Взяточник по воле Гоголя превратился во взяткодателя!

Надо же до того унизиться, чтобы самому раскошелиться, и еще как!

IV. Подведение итогов урока.

Не вспоминаете начало сценической истории «Ревизора»? да, объяснение Щепкина: почему зрители не смеялись.

Гоголевская комедия вносит существенное уточнение в мысль великого актера: если зрительный зал делился на тех, кто берет, и на тех, кто дает взятки, то комедия Гоголя их объединила: и те, кто берет, неизбежно становятся дающими! Не столь важно, испытали ли это на собственной шкуре чиновные зрители гоголевской комедии или были в смятении от перспективы, которую вдруг приоткрыл им писатель, превращая важную персону в «фитюльку», – противоположно тому, что пытался проделать с самим собой Хлестаков: их репутации гоголевским смехом был нанесен непоправимый удар!

Домашнее задание: подготовить выразительное чтение по ролям III действия; продолжить составление цитатного плана.

Урок 34

«РЕВИЗОР»: ТРЕТЬЕ ДЕЙСТВИЕ.
СЕМЕЙСТВО ГОРОДНИЧЕГО

Цели урока: продолжить работу по анализу III действия комедии; работать над выразительным чтением по ролям.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Сообщение темы и целей урока.

III. Тестирование.

1. Жанр этого произведения:

а) комедия;

б) трагедия;

в) драма.

2. Главный герой, наказывающий пороки и утверждающий положительные идеалы:

а) ревизор;

б) городничий;

в) смех.

3. Часть композиции из произведения, в которой обрисована картина жизни и нравов уездного городка:

а) зачин;

б) экспозиция;

в) эпилог.

4. Выражение из произведения, ставшее крылатым:

а) «Унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла»;

б) «Счастливые часов не наблюдают»;

в) «Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев и барская любовь».

5. Действие в «ревизоре» достигает особого напряжения, а конфликт наибольшей остроты в сцене:

а) в трактире;

б) разглагольствования Хлестакова;

в) мечтаний городничего и его жены о жизни в Петербурге.

6. Для речи Хлестакова характерна:

а) логичность;

б) искрящийся юмор;

в) бессмыслица.

7. В основе рассказа Хлестакова:

а) антитеза;

б) гипербола;

в) сравнение.

8. Истинное стремление Хлестакова:

а) сыграть роль повыше той, что предусмотрена его положением;

б) жениться на Марье Антоновне;

в) набрать как можно больше денег в долг.

9. Глупость, пустота, фанфаронство свойственны:

а) Ляпкину-Тяпкину;

б) городничему;

в) Хлестакову.

1

2

3

4

5

6

7

8

9

а

в

б

а

б

в

б

а

в

IV. Беседа по материалу изученного, проверка домашнего задания.

Вопросы:

1. Итак, мы выяснили, что изучаемое нами произведение – комедия.

К какому виду литературных произведений относится комедия? (Комедия – один из основных видов драмы, т. е. литературного произведения, предназначенного для постановки на сцене, комедия изображает такие жизненные явления, положения и характеры, которые вызывают смех.)

2. Комедия как любая драма пишется в форме диалогов и монологов. Вспомните, что называется диалогом, монологом, репликой. Приведите наиболее яркие, смешные, на ваш взгляд, примеры из третьего действия комедии Гоголя.

(Диалог – разговор 2 или более лиц, например разговор Анны Андреевны и Марии Антоновны из III действия, явления 1.

Монолог – развернутое высказывание одного лица, не связанное с репликами других (в III действии – нет монологов, а во II действии – монолог Осипа, например).

Реплика – фраза собеседника в диалоге. Бывают реплики «в сторону», то есть не предназначенные для ушей собеседника.

3. Узнайте героя комедии по его словам в диалоге. Как в речи проявляются его мысли и чувства? Как автор передает свое отношение к герою?

«...Уж на что, осмелюсь доложить вам, головоломка обязанность градоначальника! Столько лежит всяких дел, относительно одной чистоты, починки, поправки ... словом, наиумнейший человек пришел бы в затруднение, но, благодаря Богу, все идет благополучно. Иной городничий, конечно, радел бы о своих выгодах; но, верите ли, что, даже когда ложишься спать, все думаешь: «Господи Боже ты мой, как бы так устроить, чтобы начальство увидело мою ревность и было довольно...» наградит ли оно или нет, конечно, в его воле, по крайней мере, я буду спокоен в сердце. Когда в городе во всем порядок, улицы выметены, арестанты хорошо содержатся, пьяниц мало... то чего же мне больше? ей-ей, и почестей никаких не хочу. Оно, конечно, заманчиво, но пред добродетелью все прах и суета.

Артемий Филиппович (в сторону). Эка, бездельник, как расписывает! Дал же Бог такой дар!

Хлестаков. Это правда. Я, признаюсь, сам люблю иногда заумствоваться: иной раз прозой, а в другой и стишки выкинутся.

(Начинает диалог городничий. Его слова – сплошная выдумка о добросовестной работе, сдобренная откровенной лестью по отношению к ревизору. Забавно, что каждое высказывание заключает в себе что-то действительно существующее в городе и деятельности городничего, но в противоположном значении. Это создает комический эффект. Только по отношению «к начальству» городничий почти искренен, так как, конечно, хочет, чтобы ревизор остался доволен. Гоголь разоблачает притворство хитрого градоначальника репликой Хлестакова, который наивно замечает, что тоже любит «присочинить», таким образом, серьезность и тем более правдивость чувств городничего уничтожена мгновенно. Зависть судьи, отъявленного бездельника и мошенника, к «талантам» начальника завершает разоблачительную картину.)

4. Да, в комедии герой раскрывается прежде всего в словах: он рассказывает о себе, своих чувствах (или скрывает их), и по тому, что и как говорит персонаж, можно судить о его личности. Определите по отдельным репликам, кому они принадлежат. Свой ответ аргументируйте.

а) «Я люблю поесть. Ведь на то живешь, чтобы срывать цветы удовольствия». (Хлестаков. Интересы самые приземленные, но любит высказываться «красиво» и говорит пошлости.)

б) «Нет, нет, позвольте уж мне самому. Бывали трудные случаи в жизни, сходили еще даже и спасибо получал; авось Бог вынесет и теперь». (Городничий перед посещением мнимого ревизора готов к «сражению», имеет опыт подобных дел.)

в) «Знаю, знаю... Этому не учите, это я делаю не то чтобы из предосторожности, а больше из любопытства: смерть люблю узнать, что есть нового на свете». (Почтмейстер. Речь идет о вскрытии чужих писем. Нарушая служебный долг, этот чиновник даже не задумывается о безнравственности такого поведения.)

г) «Не приведи Бог служить по ученой части, всего боишься. Всякий мешается, всякому хочется показать, что он тоже умный человек». (Лука Лукич Хлопов – человек трусливый, не справляющийся со своими обязанностями. Однако в его словах звучит критика времени, когда каждое умное слово могло вызвать политические преследования.)

д) «Ничего, ничего, я так: петушком, петушком побегу за дрожками. Мне бы только немножко в щелочку-та, в дверь этак посмотреть, как у него эти поступки...» (Петр Иванович Бобчинский – городской помещик (бездельник), главная черта характера – любопытство.)

е) «Да делать-то, конечно, нечего. А за ошибку-то повели ему заплатить штраф. Мне от своего счастья нечего отказываться, а деньги бы мне теперь очень пригодились». (Унтер-офицерская вдова, высеченная по ошибке. Не справедливости ищет, а получить штраф.)

5. В своей комедии Гоголь дает еще замечания для господ актеров с краткой характеристикой героев. Узнайте одного из них по описанию. Какими средствами писатель добивается комического эффекта?

«Человек, прочитавший 5 или 6 книг, и потому несколько вольнодумен. Охотник большой на догадки, и потому каждому слову своему дает вес. Представляющий его должен всегда сохранять в лице своем значительную мину. Говорит басом, с продолговатой растяжкой, хрипом и сапом, как старинные часы, которые прежде шипят, а потом уже бьют».

(Это характеристика судьи – Аммоса Федоровича Ляпкина-Тяпкина. Уже фамилия его говорит о том, как он относится к служебным обязанностям: тяп-ляп. Авторская ирония заключена в каждой фразе и направлена не только на этого «героя», но и других тоже. Первая – о «вольнодумстве», основанном на чтении 5–6 книг (!) – говорит и о других, которые за всю жизнь прочитали и того меньше. Значительная мина – следствие уважения окружающих к его знаниям и уму – снова ирония. наконец, сравнение его речи с боем старинных часов тоже вызывает смех.)

6. Одной из особенностей комедии Гоголя является то, что в ней даны уже сложившиеся характеры, и характеры эти описаны, как мы только что еще раз убедились, самим Гоголем в «Замечаниях для господ актеров». Во время прочтения комедии мы постоянно обращаемся к этим «замечаниям», чтобы понять, как реализуется в поступках, действиях характер того или иного героя. Следя за сюжетом, мы отмечаем, как оправдывается характеристика, данная Гоголем Хлестакову в «Замечаниях для господ актеров», понимаем, почему чиновники верят болтовне этой «фитюльки».

Попробуем назвать, какие события, происходящие в комедии, можно соотнести с каждым элементом сюжета.

(Экспозиция – сообщение городничего о тайном приезде ревизора, совещание чиновников о мерах, которые необходимо предпринять.

Завязка – предположения Добчинского и Бобчинского, что Хлестаков и есть ревизор, реакция на это сообщение городничего и чиновников.

Развитие действия – все похождения Хлестакова в роли ревизора, заканчивающиеся сватовством и отъездом.

Кульминация – вечер у городничего, чтение письма.

Развязка – сообщение о приезде настоящего ревизора.)

V. Работа по новой теме.

1. Слово учителя.

Удивительное мастерство Гоголя проявилось в том, что он придумал такую завязку, которая сразу же привела в движение всех действующих лиц. Каждый из героев, встревоженный известием о приезде ревизора, ведет себя в соответствии со своим характером и своими преступлениями против законности.

Второе действие, как мы выяснили, показало перелом в поведении Городничего, преодолевшего свой страх, понявшего, что «ревизора» нетрудно обмануть, то есть скрыть от него все свои преступления. Итак, завязался конфликт, но конфликт комедийный. Борющиеся силы: городничий и его окружение – Хлестаков.

Комедийность конфликта состоит в том, что в нем все наоборот: с точки зрения здравого смысла, героем нападающим, атакующим должен быть ревизор как государственный чиновник, приехавший в город с проверкой, а Хлестаков никого не атакует, так как не является настоящим ревизором; напротив, он стал объектом нападения и, как может, отражает это нападение. героем, ведущим действие, оказался городничий. Все его действия подчинены одному стремлению: обмануть ревизора, создать видимость благополучия в городе, не дать возможности раскрыть его преступления. Все чиновники полностью поддерживают его в этом, так как они тоже имеют свои грехи. Вот это «наоборот» пройдет через все наиболее важные моменты в развитии конфликта.

Итак, перенесемся вновь в дом городничего, в комнату, где готовятся к встрече с «ревизором» Марья Антоновна и Анна Андреевна.

2. Чтение по ролям явления 1–3, действия III.

3. Слово учителя.

Итак, дамы готовы к встрече, готов и городничий со своим окружением. События, изображенные в III действии, представляют очень важный этап в развитии конфликта. Но, обратите внимание, и здесь борьба между участниками конфликта (городничий – Хлестаков) развивается тоже алогично, «наоборот»: Хлестаков понял, что его принимают за какое-то очень важное лицо, и рассказом о своей столичной жизни старается напустить на себя еще больше важности.

4. Чтение по ролям (явление 6, действие III).

5. Вывод.

Хлестаков завирается до такой степени, что полностью разоблачает себя. Сцена вранья является кульминацией в саморазоблачении Хлестакова: он с самой первой встречи с городничим ведет себя так глупо, как человек «без царя в голове», а в сцене вранья, это его качество раскрывается с наибольшей силой. И, казалось бы, теперь чиновники, если не все, то хотя бы городничий, должны были бы понять свою ошибку, а они ничего не поняли: так велик их страх, так тяжки их грехи. Городничий все время старается проникнуть в сущность характера Хлестакова, он понимает, что тот по молодости многое наврал, но все-таки верит, что Хлестаков – ревизор, и потому отдает новые приказания: никого в дом не впускать, кто может пожаловаться. Напряженность комедийного действия растет.

6. Завершение чтения по ролям (явления 9–11, действие III).

Домашнее задание: подготовить выразительное чтение по ролям IV действия; индивидуальное задание: инсценировка отдельных сцен IV действия.

Урок 35

«РЕВИЗОР»: ЧЕТВЕРТОЕ ДЕЙСТВИЕ.
РАЗОБЛАЧЕНИЕ ПОРОКОВ ЧИНОВНИчества

Цели урока: сформулировать «своевременные мысли» и вопросы о связи деятельности чиновников и благополучной жизни города; побудить учащихся к самостоятельному анализу образов чиновников в комедии Гоголя и внимательному прочтению деталей гоголевского произведения; учить «сквозь смех слышать грусть», воспитывать желание бороться со всем «дурным в России».

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Сообщение темы и целей урока.

III. Работа по новой теме.

1. Слово учителя.

Некоторые литературоведы (В. В. Сиповский, А. Г. Цейтлин) считали, что действие «Ревизора» охватывает один день. Другие (А. М. Левидов) не соглашались с этим мнением. обдумайте сюжет комедии, перечитайте еще раз IV действие: нет ли в нем указания на тот временной отрезок, в течение которого совершается действие «Ревизора»?

2. Выразительное чтение по ролям (IV действие, явление 1-е).

3. Инсценирование (явления 3–7, IV действие, явления 9–10, действие IV).

4. Беседа по вопросам.

Какой цели подчинены все действия городничего и его подчиненных от завязки конфликта до сцены сватовства Хлестакова за Марью Антоновну? Каков результат их деятельности?

(Городничий как герой, ведущий действие, добился большего, чем хотел: он не только сумел скрыть от «ревизора» свои преступления, но даже породнился с ним.)

К. С. Станиславский задавал вопрос: почему, смотря «ревизора», невольно думаешь об истерзанной и несуразной России? Да и сам Н. В. Гоголь писал (чтение эпиграфа к уроку, записанного на доске): «В «Ревизоре» я решился собрать в одну кучу все дурное в России, какое я тогда знал... и за одним разом посмеяться над всем... Сквозь смех... читатель услышал грусть...»

Откуда же эта грусть? этот смех сквозь слезы?

5. Фронтальная работа: собирание всех известных сведений о городе и чиновниках.

Где происходит действие?

Почему у этого города нет названия? (Неопределенное местоположение города, откуда «хоть 3 года скачи, ни до какого государства не доскачешь», придает ему условность, позволяет отразить в нем все социальные пороки России, достичь большей степени обобщения всех пороков.)

Однако о жизни города мы можем судить по состоянию дел в его учреждениях. Скажите, о жизни каких заведений города N мы узнаем из комедии?

Во главе каждого заведения стоят чиновники. Кто такие чиновники и какова их роль в городе? (По словарю А. И. Ожегова: «Чиновник – государственный служащий, имеющий чин, служебное звание».)

6. Слово учителя.

Действительно, чиновники – это виновники всех событий, происходящих в городе, а также «виновники» нашего сегодняшнего урока. Об образе города и состоянии дел в различных учреждениях мы можем судить по поступкам, поведению и душевным качествам тех, кто управляет, организует жизнь города. В комедии Гоголя нам представлены чиновники всех основных ведомств уездного города начала XIX века. Интересно, что чиновники на протяжении практически всего развития действия комедии, как мы уже успели убедиться, держатся вместе. Как вы считаете, почему? (Общие грешки и страх перед ревизором.)

Они разъединяются только в сценах предложения взяток Хлестакову. И это нам наглядно продемонстрировали сегодня наши артисты-одноклассники. Разъединим их сегодня еще раз.

(На доске прикреплены карточки с фамилиями чиновников из комедии: Аммос Федорович Ляпкин-Тяпкин; Антон Антонович Сквозник-Дмухановский; Артемий Филиппович Земляника; Лука Лукич Хлопов; Иван Кузьмич Шпекин.

Ученики выбирают из цилиндра свернутые «записочки», на которых написаны детали портрета, реплики, качества, характеристики того или иного чиновника. Задача каждого ученика: найти «хозяина» художественной детали и приклеить свой листок на доску под фамилией того чиновника, образ которого она создает. Затем к доске выходят 5 человек, которые проверяют правильность выполнения задания, и каждый из них, соединяя детали, выстраивает свой ответ – характеристику чиновника. Все участники урока пересаживаются по группам в соответствии с табличкой-заголовком (фамилией чиновника), характеристики которых были составлены с помощью их «записочек».)

Характеристики героев («записочки»)

Антон Антонович Сквозник-Дмухановский

Говорит ни громко, ни тихо, ни много, ни мало.

«Помилуйте, не погубите! Жена, дети маленькие: не сделайте несчастным человека».

Купцов «постоем заморил, хоть в петлю полезай».

В немой сцене он стоит посередине в виде столба с распростертыми руками и закинутою назад головой.

Ему принадлежит фраза: «Чему смеетесь? Над собой смеетесь!..».

Женат, имеет взрослую дочь.

Аммос Федорович Ляпкин-Тяпкин

«Человек, прочитавший 5 или 6 книг».

Берет взятки борзыми щенками, в Бога не верует, в церковь не ходит.

«Говорит басом, с продолговатой растяжкой, хрипом и сапом, как старинные часы, которые прежде шипят, а потом уже бьют».

Судья, коллежский асессор.

С 1816 года был избран на трехлетие по воле дворянства и продолжал должность до сего времени.

Предлагает «подсунуть» деньги Хлестакову.

Артемий Филиппович Земляника

У него было 5 детей: Николай, Иван, Елизавета, Мария и Перепетуя.

Попечитель богоугодных заведений.

«Очень толстый, неповоротливый и неуклюжий человек, но при всем том проныра и плут».

«Человек простой: если умрет, так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет».

«Совершенная свинья в ермолке».

Лука Лукич Хлопов

Робеет перед дверями комнаты Хлестакова, весь дрожит и не может выговорить ни слова, а затем летит бегом из комнаты.

Смотритель училищ.

Имеет чин титулярного советника.

«Протухнул насквозь луком».

Один из его подчиненных «никак не может обойтись без того, чтобы, взошедши на кафедру, не сделать гримасу».

Иван Кузьмич Шпекин

«Точь-в-точь департаментский сторож Михеев, должно быть, также, подлец, пьет горькую».

«Простодушный до наивности человек».

«Совершенно ничего не делает: все дела в большом запущении, посылки задерживает».

В разговоре с Хлестаковым все время повторяет фразу: «Так точно-с».

Почтмейстер, надворный советник.

7. Работа по группам.

Каждой группе предлагаются вопросы для анализа образа одного чиновника.

Земляника:

Как и зачем Земляника сообщает Хлестакову о непорядках в городе?

Почему Земляника не доносит на городничего?

Почему он представился ревизору последним?

Земляника дал Хлестакову самую большую взятку по сравнению с другими чиновниками. Почему же, по-вашему, в последнем действии пьесы он, вслед за Ляпкиным-Тяпкиным, сообщает, что дал Хлестакову 300 рублей? Как это характеризует Землянику?

Шпекин:

Как обстоят дела на почте?

Почему он распечатывает письма?

Почему в «Замечаниях для господ актеров» Гоголь дает ему такую характеристику: «Простодушный до наивности человек»? Докажите это.

Ляпкин-Тяпкин:

Можно ли по фамилии судьи дать ему характеристику? Какую?

Как обстоят дела в присутственных местах?

Что мы знаем о его карьере?

Хлопов:

Почему Хлопову не дается характеристика в «Замечаниях для господ актеров»? составьте «Замечания» к его образцу.

Сквозник-Дмухановский:

Он говорит: «нет человека, который бы за собой не имел каких-нибудь грехов». Какие грешки водятся за городничим?

Почему городничий поверил, что Хлестаков – ревизор?

8. Выступления учащихся каждой группы.

Остальные группы могут вносить дополнения, исправления, задавать вопросы отвечающим.

Вывод учителя (или учащихся): Гоголь обладал даром при помощи одной детали дать полную характеристику герою своего произведения.

9. Самостоятельная письменная работа.

Мини-ответ на слова эпиграфа «О чем грустит Гоголь?»

Работы афишируются (проецируются) на доске, и каждый может познакомиться с точкой зрения своих одноклассников, провести самооценку путем сравнения своего ответа с ответами других.

«Гоголь грустит о России, ее нравах, порядках. Ему горько оттого, что он не в силах что-либо изменить в существующем государственном устройстве».

«Писатель грустит о том, что его родная страна находится в запустении, что взятки, доносы, обман – все это стало обычным делом, никого не приводящим в ужас».

«Мне кажется, Гоголь грустит о том, что в нашей стране взяточники занимают высокое положение в обществе, и заботятся они не о государстве, не о городе и его жителях, а лишь о собственном благосостоянии».

«Гоголь грустит о России и за Россию. Становится очень больно и горько от мысли, что такая страна пропадает по вине жадности, корысти, глупости и невежества чиновников, управляющих ею».

IV. Подведение итогов урока.

Работа с гоголевским текстом «Развязка «Ревизора», который он написал в 1846 г.

Учащимся раздаются листы с отрывком этого текста. Во время чтения текста предлагается подчеркнуть, выделить ключевые фразы, которые затем будут озвучены и обсуждены в классе.

Н. В. Гоголь. Развязка «Ревизора» (1846)

Всмотритесь-ка пристально в этот город, который выведен в пьесе! Все до единого согласны, что этакого города нет во всей России: не слыхано, чтобы где были у нас чиновники все до единого такие уроды: хоть два, хоть три бывает честных, а здесь ни одного. Словом, такого города нет. Не так ли? Ну, а что, если это наш же душевный город и сидит он у всякого из нас? Нет, взглянем на себя не глазами светского человека, – ведь не светский человек произносит над нами суд, – взглянем хоть сколько-нибудь на себя глазами Того, Кто позовет на очную ставку всех людей, перед Которым и наилучшие из нас, не позабудьте этого, потупят от стыда в землю глаза свои, да и посмотрим, достанет ли у кого-нибудь из нас тогда духа спросить: «Да разве у меня рожа крива?» Чтобы не испугался он так собственной кривизны своей, как не испугался кривизны всех этих чиновников, которых только что видел в пьесе!

<...> Не о красоте нашей должна быть речь, но о том, чтобы в самом деле наша жизнь, которую привыкли мы почитать за комедию, да не кончилась бы такой трагедией, какою не кончилась эта комедия <...>. Что ни говори, но страшен тот ревизор, который ждет нас у дверей гроба. Будто не знаете, кто этот ревизор? Что прикидываться! Ревизор этот – наша проснувшаяся совесть, которая заставит нас вдруг и разом взглянуть во все глаза на самих себя. Перед этим ревизором никто не укроется <...>. Лучше же сделать ревизовку всему, что ни есть в нас, в начале жизни, а не в конце ее. На место пустых разглагольствований о себе и похвальбы собой да побывать теперь же в безобразном душевном нашем городе, который в несколько раз хуже всякого другого города, – в котором бесчинствуют наши страсти, как безобразные чиновники, воруя казну собственной души нашей! В начале жизни взять ревизора и с ним об руку переглядеть все, что ни есть в нас, – настоящего ревизора, не подложного, не Хлестакова! <...> Клянусь, душевный город стоит того, чтобы подумать о нем, как думает добрый государь о своем государстве. Благородно и строго, как он изгоняет из земли своей лихоимцев, изгоним наших душевных лихоимцев! Есть средство, есть бич, которым можно выгнать их <...>. Смехом, которого так боятся все низкие наши страсти. Смехом, который создан на то, чтобы смеяться надо всем, «что позорит истинную красоту человека...» (Цит. по кн.: Гоголь, Н. В. Развязка «Ревизора» // Гоголь, Н. В. Собр. соч.: в 8 т. – М., 1984, с. 364–376.)

Домашнее задание: написать сочинение-миниатюру «Каким я хочу видеть свой душевный город?»; дочитать пьесу (действие V).

Урок 36

«РЕВИЗОР»: ПЯТОЕ ДЕЙСТВИЕ.
ХЛЕСТАКОВЩИНА КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ

Цели урока: завершить чтение комедии, показав новизну финала (немой сцены); отметить, как своеобразие действия пьесы «от начала до конца, вытекает из характеров» (Немирович-Данченко В. И.).

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Работа по новой теме.

1. Слово учителя.

Сцена сватовства (IV действие, явл. 12–16) сцена торжества городничего (V действие, явл. 1–7) – это кульминация в развитии конфликта. Перечитаем их еще раз.

2. Чтение по ролям (V действие, явл. 1–7).

3. Слово учителя.

Итак, городничий на вершине успеха: он не только скрыл свои преступления, но и сумел породниться с «ревизором»!

Но, как известно, сколько веревочке ни виться... Затянувшиеся, согласитесь, заблуждения чиновников и хозяина города относительно Хлестакова должны были, в конце концов, разрешиться. Их слепота не могла продолжаться бесконечно.

Перечитаем еще раз сцену чтения письма (V действие, явл. 8).

Что в ней смешного?

Какие чувства городничего выражены в его заключительном монологе? К кому обращены слова городничего: «У, шелкоперы, либералы проклятые!»

Чтение по ролям (V действие, явл. 8).

Сценой чтения письма Хлестакова господину Тряпичкину закончилось комедийное действие. Что должны были бы теперь сделать городничий и другие чиновники? Они должны были бы вспомнить, что едет настоящий ревизор, о котором сообщил в письме городничему его родственник. А они не вспомнили. поэтому последнее явление – сообщение жандарма о приезде ревизора – это катастрофа: к приезду настоящего ревизора городничий и его подчиненные оказались совершенно не готовыми.

«Немая сцена» – завершающий аккорд произведения. По-разному ее трактовали писатели и литературоведы, критики и просто зрители.

4. Чтение трактовок «немой сцены» (вопрос 8, с. 344–345, учебник).

А как бы вы рассмотрели эту сцену?

Как вы воспринимаете пьесу Гоголя в большей степени комической, смешной или трагической, грустной?

Против чего направлена эта пьеса? Как вы определите, что такое «хлестаковщина»?

5. Слово учителя.

Прозревший, наконец, городничий недоумевает, как он мог принять Хлестакова за ревизора. И ведь сущую правду говорит Антон Антонович, но, увы, с опозданием. «Ну что было в этом вертопрахе похожего на ревизора? Ничего не было! Вот просто ни на полмизинца не было похожего...» Это последний монолог городничего играет в пьесе, пожалуй, исключительную роль. Автор устами своего персонажа открыто обнажает смысл сюжета комедии, парадоксальность и загадка которого в том и состоит, что «вертопраха», «пустейшего», в котором не было, да и не могло быть, ничего похожего на ревизора, приняли за такового. И никакое прозрение, никакое отчаяние городничего не способно изменить эту едва ли не анекдотичную ситуацию.

Своей заключительной сценой Н. В. Гоголь свидетельствует: «Вот как в Российской империи ведет себя при исполнении служебных обязанностей чиновник, обличенный высокими государственными полномочиями! К нему не подступиться!.. Развязка «Ревизора» таит в себе глубокий смысл – апофеоз государства, которое рано или поздно доберется и до городишка, затерянного где-то в глухомани; что же до его правителей – в семье не без урода...

Не переставая смеяться, мы дочитали комедию Гоголя, испытав, понятно, вместе с его героями шок при известии о приезде ревизора. Но и почувствовали, несомненно, облегчение, катарсис, как именовали подобное состояние зрителей в Древней Элладе: отъявленные жулики, лихоимцы наконец-то получат по заслугам! И до них добрались (!), добрались до городка, о котором чиновники говорили с таким облегчением: «Хоть три года скачи, ни до какого государства не доедешь!..» И ревизор здесь был в диковинку! Оттого и недоумели чиновники: «Как ревизор?.. Зачем к нам ревизор?..» Кажется, даже само заглавное слово комедии они услышали впервые! Как тут было не признать новое лицо в городе этим злополучным ревизором!

В самом деле, это какой-то странный, запредельный город, чуть ли не по ту сторону видимой границы. И тем не менее – российский город! Ибо такое могло произойти только в России, чтобы город погрузился в какое-то «небытие», утратив нормальный облик... Чуть позже Салтыков-Щедрин создаст «Историю одного города», назвав его городом Глуповым и поставив во главе его «градоначальников» незабываемых, начиная с Брудастого, прозванного Органчиком... Именно с «Ревизора» Гоголя в русской литературе начинается «История одного города»! Ведь разве город в комедии Гоголя не город Глупов, а чиновники в нем не «органчики», способные исторгать лишь «мелодию», заданную очередным Хлестаковым?!

Некрасов, преклонявшийся перед Гоголем, создаст отнюдь не в гоголевском ключе стихотворение «Забытая деревня». Но... Разве в «ревизоре» не «забытый» город, отданный на откуп местным чиновникам и заезжим проходимцам? Чем не трагедия?.. Нет, все-таки и здесь комедия: настолько парадоксально нелепа ситуация с вертопрахом-ревизором, которая к каким только уморительным сценам ни приводит...

И вновь – Некрасов, всего лишь 4 его строки:

В столицах шум, гремят витии,

Идет словесная война,

А там, во глубине России,

Там вековая тишина...

Уместны ли некрасовские строки в разговоре о гоголевском «Ревизоре»? Несомненно, российская глубинка, как мы сказали бы сегодня, с ее комическими происшествиями, особенно оттого, что такие происшествия здесь редкость, – вот мир гоголевской комедии. И в эту-то провинциальную тишину драматург вверг своего Хлестакова, взбаламутившего это болото... Может быть на пользу ему?

6. В чем загадка характера Хлестакова? (вопрос рубрики «Поразмышляем над прочитанным», с. 356).

Ю. Манн считает, что «Хлестаков – первое из художественных открытий Гоголя...». Но трактовали этот образ по-разному. (На экране проецируются высказывания различных авторов, отмечающих разные грани характера Хлестакова.)

Н. В. Гоголь о Хлестакове:

...Всех труднее роль того, который принят испуганным городом за ревизора. Хлестаков сам по себе ничтожный человек. Даже ничтожные люди называют его пустейшим. Никогда бы ему в жизни не случилось сделать дела, способного обратить чье-нибудь внимание. Но сила всеобщего страха создала из него замечательное комическое лицо. Страх, отуманивши глаза всех, дал ему поприще для комической роли. Обрываемый и обрезываемый доселе во всем, даже и в замашке пройтись козырем по Невскому проспекту, он почувствовал простор и вдруг развернулся неожиданно для самого себя. В нем все сюрприз и неожиданность. Он даже весьма долго не в силах догадаться, отчего к нему такое внимание, уважение. Он почувствовал только приятность и удовольствие, видя, что его слушают, угождают, исполняют все, что он хочет, ловят с жадностью все, что ни произносит он. Он разговорился, никак не зная в начале разговора, куда поведет его речь. Темы для разговора дают ему выведывающие. Они сами как бы кладут ему все в рот и создают разговор. Он чувствует только, что везде можно хорошо порисоваться, если ничто не мешает. Он чувствует, что в литературе господин, и на балах не последний, и сам дает балы, и, наконец, что он государственный человек... Обед со всякими лабарданами и винами дал словоохотливость и красноречие его языку. Чем далее, тем более входит всеми чувствами в то, что говорит, и потому выражает многое почти с жаром. Не имея никакого желания надувать, он позабывает сам, что лжет. Ему уже кажется, что он действительно все это производил. Поэтому сцена, когда он говорит о себе как о государственном человеке, и навела такой страх на всякого чиновника. Вот отчего, особенно в то время, когда он рассказывает, как распекал всех до единого в Петербурге, является в лице важность и все атрибуты, и все что угодно. Видя, как распекают, испытавши и сам это, потому что бывал неоднократно распекаем, он это должен мастерски изобразить в речах; он почувствовал в это время особенное удовольствие распечь, наконец, и самому других хотя в рассказах. Он бы и подальше добрался в речах своих, но язык его уже не оказался больше годным, по какой причине чиновники нашлись принужденными отвести его с почтением и страхом на отведенный ночлег. Проснувшись, он тот же Хлестаков, каким и был прежде. В нем по-прежнему никакого соображения и глупость во всех поступках... Просит денег, потому что это как-то само собой срывается с языка и потому что уже у первого он попросил и тот с готовностью предложил. Только к концу акта он догадывается, что его принимают за кого-то повыше. Но если бы не Осип, которому кое-как удалось ему несколько растолковать, что такой обман не долго может продолжаться, он бы преспокойно дождался толчков и проводов со двора не с честью. Словом, это фантасмагорическое лицо, которое, как лживый олицетворенный обман, унеслось вместе с тройкой Бог весть куда... Этот пустой человек и ничтожный характер заключает в себе собрание многих тех качеств, которые водятся и не за ничтожными людьми. Актер особенно не должен упустить из виду это желанье порисоваться, которым более или менее заражены все люди и которое больше всего отразилось в Хлестакове, – желание ребяческое, но оно бывает у многих умных и старых людей...

Из статьи «Предуведомление для тех,

которые пожелали бы сыграть как следует

«Ревизора» (полный черновой текст).

...Есть еще труднейшая роль во всей пьесе – роль Xлестакова... Боже сохрани, если ее будут играть с обыкновенными фарсами, как играют хвастунов и повес театральных! Он просто глуп: болтает потому только, что видит, что его расположены слушать; врет потому, что плотно позавтракал и выпил порядочного вина; вертляв он только тогда, когда подъезжает к дамам. Сцена, в которой он завирается, должна обратить особенное внимание. Каждое слово его, то есть фраза или речение, есть экспромт совершенно неожиданный, и потому должно выражаться отрывисто. Не должно упускать из виду, что к концу этой сцены начинает его мало-помалу разбирать. Но он вовсе не должен шататься на стуле; он должен только раскраснеться и выражаться еще неожиданнее и, чем далее, громче и громче...

Из письма М. С. Щепкину 10 мая 1836 года.

...Эту роль непременно нужно сыграть в виде светского человека соmmе il faut, вовсе не с желанием сыграть лгуна и щелкопера, но, напротив, с чистосердечным желанием сыграть роль чином выше своего собственного, но так, чтобы вышло само собою, в итоге всего – и лгунишка, и подляшка, и трусишка, щелкопер во всех отношениях.

Из письма И. И. Сосницкому 2 ноября 1846 года.

Д. С. Мережковский о Хлестакове:

Как личность умственная и нравственная Хлестаков отнюдь не полное ничтожество... У него самый обыкновенный ум, самая обыкновенная – общая, легкая, «светская совесть». В нем есть все, что теперь в ход пошло́ и что впоследствии окажется пошлым. «Одет по моде», и говорит, и думает, и чувствует по моде. «Он принадлежит к тому кругу, который, по-видимому, ничем не отличается от прочих молодых людей»,– замечает Гоголь. Он как все: и ум, и душа, и слова, и лицо у него как у всех. В нем, по глубокому определению опять-таки самого Гоголя, ничего не обозначено резко, то есть определенно, окончательно, до последнего предела, до конца. Сущность Хлестакова именно в неопределенности, неоконченности. Он не в состоянии остановить постоянного внимания на какой-нибудь мысли» – не способен сосредоточиться, довести до конца ни одну из своих мыслей, ни одно из своих чувств...

...В устах его ложь есть вечная «игра природы». Язык его лжет так же непроизвольно, неудержимо, как сердце бьется, легкие дышат. «Хлестаков лжет, – говорит Гоголь, – вовсе не холодно или фанфаронски-театрально! он лжет с чувством; в глазах его выражается наслаждение, получаемое им от этого. Это вообще лучшая и самая поэтическая минута его жизни – почти род вдохновения». Ложь Хлестакова имеет нечто общее с творческим вымыслом художника. Он опьяняет себя своею мечтою до полного самозабвения. Меньше всего он думает о реальных целях, выгодах. Это ложь бескорыстная – ложь для лжи, искусства. Ему в эту минуту ничего не надо от слушателей только бы поверили. Он лжет невинно, бесхитростно и первый сам себе верит, сам себя обманывает – в этом тайна его обаяния. Он лжет и чувствует: это хорошо, это правда... Он весь горит и трепещет, как бы от священного восторга.

...Тот Хлестаков, который берет взятки у обманутых им чиновников с такою бесстыдною наглостью, – уже совсем другой человек: поэт исчез, вдохновенье потухло...

С ложью связано в нем другое, столь же первозданное, стихийное свойство. «У меня,– признается он,– легкость в мыслях необыкновенная». Не только в мыслях, но и в чувствах, в действиях, в словах, даже в «тоненьком, худеньком теле», во всем существе его «необыкновенная легкость»: весь он точно «ветром подбит», едва земли касается, – вот-вот вспорхнет и улетит. Для него и в нем самом нет ничего трудного, тяжелого и глубокого,– никаких задержек, никаких преград между истиной и ложью, добром и злом, законным и преступным; он даже не «преступает», а перелетает благодаря этой своей окрыляю­щей легкости через «все черты и все пределы».

В. В. Набоков о Хлестакове:

Сама фамилия Хлестаков гениально придумана, потому что у русского уха она создает ощущение легкости, бездумности, болтовни, свиста тонкой тросточки, шлепания об стол карт, бахвальства шалопая и удальства покорителя сердец (за вычетом способности довершить и это и любое другое предприятие). Хлестаков порхает по пьесе, не желая толком понимать, какой он поднял переполох, и жадно стараясь урвать все, что подкидывает ему счастливый случай. Он добрая душа, по-своему мечтатель и наделен неким обманчивым обаянием, изяществом повесы, услаждающим дам, привыкших к грубым манерам дородных городских тузов. Он беспредельно и упоительно вульгарен, и да­мы вульгарны, и тузы вульгарны – вся пьеса, в сущности... состоит из особой смеси различных вульгарностей...

Нередко толкования были настолько пристрастны, что от имени героя комедии образовали слово, прочно вошедшее в русский язык: «хлестаковщина».

Что слышится вам в этом слове, как встретили его?

Действительно, мы отнеслись к Хлестакову иначе, без категоричного осуждения и уже тем более обличения, и ничего клеймящего Хлестакова в комедии Гоголя не услышали; «хлестаковщина» же слово клеймящее, притом немилосердно! В чем же дело?

Как видите, у Хлестакова за пределами гоголевской комедии судьба отнюдь не комична: в нем увидели расчетливого хвастуна, жалкого честолюбца, чуть ли не создающего себе рекламу, причем не единичный характер прочитывали в герое Гоголя, а множество людей, обладающих этими неприятными, отнюдь не вызывающими симпатий качествами, а Иван Александрович Хлестаков стал нежданно-негаданно героем... нарицательным.

7. Чтение статьи «О новизне «Ревизора» (с. 352–354, учебник).

8. Рассматривание иллюстраций А. Константиновского (с. 305, 320, учебник).

Удалось ли художнику передать характер Хлестакова, удачен ли портрет?

III. Подведение итогов урока.

1. Беседа.

Вернемся еще раз во времена автора «Ревизора», к первым представлениям комедии. Помните, как встретили ее современники Гоголя? Один их упрек больно задел писателя: в комедии, утверждали многие, сплошь уродливые характеры, а вот «честного, благородного» героя нет! Есть в моей комедии, страстно утверждал автор, «честное, благородное лицо»!

Как полагаете, что имел в виду Гоголь? Ответ писателя был таким: не себя он называл «честным, благородным лицом», а... смех. Смех – герой пьесы!

Готовы ли вы поддержать Гоголя, защитить его комедию от упреков в безверии, чуть ли не в клевете на Россию?

Каким вы хотите видеть свой душевный город? (Домашнее задание.)

2. Чтение домашних сочинений-миниатюр (2–3 работы).

«Мой душевный город должен быть маленьким уютным мирком, в котором я бы чувствовал себя спокойно. Из него изгнаны все враги-страсти, а управляет им неподкупная и строгая старушка Совесть. В ее подчинении находятся разные заведения города: картинная галерея, библиотека, больница, храм. В моем городе царствуют только добрые и прекрасные чувства. В библиотеке я встречаюсь с Трудолюбием и Интеллектом. В трудные минуты на помощь мне приходят Терпимость, Вера и Сострадание, мои душевные раны залечивает Любовь и Забота. И самым важным мне кажется то, что мой город не стоит один-одинешенек, а постоянно ищет другие, похожие на него, создавая содружество городов-душ».

Домашнее задание: подготовиться к творческой работе по комедии Гоголя «Ревизор»; индивидуальное задание.

Урок 37

р/р. ПОДГОТОВКА К ДОМАШНЕМУ СОЧИНЕНИЮ
ПО КОМЕДИИ ГОГОЛЯ «РЕВИЗОР»

Цели урока: завершить обсуждение комедии Н. В. Гоголя; учить аргументированно давать «режиссерские» и «литературно-критические» оценки гоголевского текста.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Сообщение темы и целей урока.

1. Слово учителя.

Сегодня, покидая «город Глупцов», мы еще раз пройдемся по его улицам, встретимся с его обитателями, обратимся к ним с последним словом, советом, а в дальнейшем напишем письмо-сочинение.

Объявляются темы, записанные на доске:

1. Поездка в город, где правит Сквозник-Дмухановский.

2. Самый любопытный персонаж в комедии Гоголя «Ревизор».

3. Есть ли в комедии Гоголя «честное, благородное лицо»?

4. Познакомьтесь: Иван Александрович Хлестаков.

5. Как я поставил (а) бы комедию Гоголя «Ревизор» (опыт режиссуры на примере одной из сцен).

2. Беседа по вопросам.

1) «...Правит пьесою идея, мысль. Без нее нет в ней единства. А завязать может все! самый ужас, страх ожидания, гроза идущего вдали закона...» – писал Гоголь в своей статье «Театральный разъезд после представления новой комедии».

Как вы понимаете эти слова?

Какая мысль, по-вашему, «правит» «Ревизором»?

2) Мы привыкли к тому, что лучшие русские писатели с уважением относились к народу. Бесспорно, то же можно сказать о Гоголе. Почему же в «Ревизоре» Осип, слуга в доме городничего, купцы, унтер-офицерская вдова, слесарша Пошлепкина вызывают смех, хотя над двумя последними творится явная несправедливость?

(Восхищаясь гоголевской пьесой, мы смеялись, а иногда «замирали», думая, что чиновники вот-вот «разоблачат» Хлестакова, а нам так не хотелось, чтобы его «разоблачили»! Ведь тогда бы и комедия прервалась, да и не было бы ее вовсе, и чем дольше Хлестаков водит чиновников за нос, тем интереснее, уморительнее зрителю, тем страшнее, ужаснее факты жизни России первой половины XIX века вскрываются. Конечно, мы знаем, кто такой Хлестаков, а герои пьесы и не сомневаются, что он-то и есть тот самый злополучный ревизор! А мы-то его уже раскусили! Как же все это произошло? А все это устроил Гоголь! Точнее, его Осип, монологом которого открывается II действие. Нужно ли это – Осип, роль которого в комедии, казалось бы, ничтожна, его пространный монолог, к тому же не очень-то естественный: непонятно, кому он рассказывает ... Это последнее обстоятельство иной раз смущало театр, его режиссеров, и у Осипа однажды появилась собеседница – судомойка гостиничного трактира, введенная в пьесу режиссером, чтобы оправдать монолог Осипа, исправив таким образом «оплошность» автора.)

Согласны ли вы с вольностью, которую позволил себе режиссер? А как бы вы поставили эту сцену?

Не забудем: Осип все-таки лишь эпизодическое лицо в пьесе; однако роль его исполнял иной раз актер, которого мы привыкли видеть исключительно в центральных персонажах (пьесы или фильмы): например, Сергей Юрский, блистательный актер, сыгравший Осипа на сцене Большого драматического театра в Санкт-Петербурге, в спектакле, поставленном Георгием Товстоноговым; оправдано ли это: великий актер и эпизодическая, второстепенная вроде бы роль?

Итак, все вполне оправдано! И роль Осипа, человека из народа, мужика, слуги, ой как важна! Именно он заставляет нас смеяться над Хлестаковым, с первых же сцен обнажая истинный смысл, «нутро» своего барина. Вспомните унизительные препирательства Хлестакова с Осипом.

а) Как строит драматург диалоги Хлестакова с Осипом?

Разве не странно, не комично, что хозяином положения вдруг становится ... слуга, что барин у него под каблуком?

б) Эпитетом «плут» Гоголь характеризует Осипа («... он не любит много говорить, и молча плут») и Землянику («... проныра и плут» (см. «Замечания для господ актеров»). Чем «плутни» Осипа отличаются от плутней Земляники?

в) Осип подает совет Хлестакову поскорее уехать из города. Какие черты характера и особенности поведения Осипа «подготовили» этот совет?

г) Зачитайте, о каких «обидах», чинимых городничим, рассказывают купцы.

Какие черты характера, поведения осуждает Гоголь?

д) О бесправном положении своем поведали и слесарша с унтер-офицерской вдовой. (Чтение текста.)

Почему же мы смеемся над ними?

3) Писатель Владимир Владимирович Набоков отмечал, что в «Ревизоре» фон для действия создают так называемые внесценические персонажи, т. е. герои, которые не появляются на сцене, но о которых в той или иной форме сообщают действующие лица. Например, в первом акте пьесы городничий говорит о судебном заседателе, об учителях и т. д. В третьем – Хлестаков, наряду с лицами, принадлежащими к близкой ему среде (кухарка Маврушка), повествует о князьях и графах, которые якобы толкутся у него в передней, об иностранных посланниках, с которыми он якобы играет в карты, и т. д.

Найдите упоминания и рассказы действующих лиц о несценических персонажах.

Какое значение имеют, по-вашему, эти персонажи для понимания замысла комедии?

Мы уже говорили о гоголевской развязке комедии, убедительна ли она и комична ли?

Можно ли было завершить «Ревизора» удачнее? Обратили внимание на любопытную особенность заключительной сцены?

Сам ревизор в ней не появляется: он – «за сценой»! Почему? Удачно ли это? А может быть, было бы куда сильнее для завершения комедии вывести на сцене «настоящего» ревизора? А ждали ли мы его? Было бы оправдано его появление в финале комедии?

Как бы мы ни ждали ревизора, в комедии Гоголя он остается тайной, если угодно, «инкогнито», в особом, художественном смысле, и это придает ему какой-то «мистический» смысл в финале пьесы. Ревизор у Гоголя не столько конкретное лицо, сколько олицетворение государства, мудрой и честной власти, карающей нечестивцев, на что и уповал автор бессмертной комедии.

А как относитесь вы к этим надеждам Гоголя, расскажите об этом в своих сочинениях.

3. Выступления учащихся по главам из книги Ю. Манна «Николай Гоголь. Жизнь и творчество» – М.: Русский язык, 1988.

«Всё дурное», «все несправедливости...»

«В «Ревизоре» я решил собрать в одну кучу всё дурное в России, какое я тогда знал, все несправедливости, какие делаются в тех местах и в тех случаях, где больше всего требуется от человека справедливости, и за одним разом посмеяться над всем».

Правда, это сказано опять-таки ретроспективно: в 1847 году в «Авторской исповеди». В пору написания комедии Гоголь с такой итоговой чёткостью об её задании еще не говорил. Но само по себе такие категории, как общественная справедливость и благо, вовсе не были ему чужды; напротив, именно с их помощью, ещё с юношеских лет, обдумывал Гоголь свой путь. Вспомним: «Я перебирал в уме... все должности в государстве и остановился на одном. На юстиции. Я видел, что здесь работы будет более всего...» и т. д. Разве это не та же лексика, не тот же круг понятий, что и в определении задания «Ревизора»?

Широта и обобщённость изображения запечатлелись в первых же редакциях пьесы. Свой «уездный город» ещё в начальном варианте «Театрального разъезда...» драматург назвал «сборным городом всей тёмной стороны». Разве это не то же самое, что «собрать в одну кучу всё дурное в России...»?

В этом городе есть всё – как в маленьком государстве. Тут и просвещение, и почта, и здравоохранение, и своего рода социальное обеспечение (в лице попечителя богоугодных заведений), и карательные органы, т. е. полиция. И, конечно, суд, юстиция – предмет пристального интереса Гоголя с гимназической поры. <...>

Город в «Ревизоре» последовательно иерархичен и, так сказать, пирамидален: на вершине его, как маленький царек, восседает городничий. Есть в городе и неофициальные сферы: своё избранное общество, своё дамское общество, в котором первенствует опять-таки семейство городничего; своё общественное мнение; свои поставщики новостей в лице городских помещиков Бобчинского и Добчинского.

Существует в городе и своя низовая жизнь, жизнь непривилегированных сословий. Жизнь эта течёт под пятой чиновников и полицейских, и мы больше ощущаем её, догадываемся о ней, чем видим на сцене. Но в четвёртом действии те, кого городничий несколько суммарно называет «купечеством да гражданством»и прорываются на первый план. Вслед за купцами, которые ещё могут отделаться взятками, появляются и беззащитные перед властями слесарша и унтер-офицерша. А там, как сообщает ремарка, вырисовывается «какая-то фигура во фризовой шинели, с небритою бородою, раздутою губою и перевязанною щекою, а за нею в перспективе показывается несколько других». Бродяги ли это какие или больные, или, может быть, «отрапортованные», то есть избитые полицейскими – мы так и не узнали. Но Гоголь во всяком случае намечает открытую «перспективу» в глубь городской жизни, заставляя предполагать в ней ещё всякое...

Гоголь везде подчёркнуто «локален», он как бы всецело захвачен лишь происходящими в городе событиями. Но глубина перспективы исподволь ведёт к обобщению. Перед нами действительно весь город – цельный и органичный. Поэтому гоголевский город словно зажил самостоятельной жизнью. Он стал минимально-необходимой моделью, которую можно и даже нужно было соотнести с другими, подчас более крупными явлениями, то есть с жизнью российской империи в целом. Мы потом увидим, как преломилась такая структура комедии в восприятии её первых зрителей.

Широта обобщения в «Ревизоре» возрастала благодаря следующей особенности гоголевской художественной манеры. Обычно в русской комедии (да и не только русской) порочным и развращенным персонажам противопоставлялся мир настоящей, честной жизни. <...> Противопоставление осуществлялось или открыто, когда в действие включались добродетельные герои, или опосредованно, скрытно, когда присутствие подобных лиц чувствовалось за сценой.

Но Гоголь не сделал ни того, ни другого. Драматург не только отказался от идеальных, добродетельных персонажей, – он не оставил для них возможности существования и за сценой, вне сюжета комедии.

В «Ревизоре» нет даже намёка на то, что где-либо, в каком-либо дальнем или близком углу обширного русского государства жизнь протекает не так, как в городе, но по иным законам и правилам. Всё в пьесе предстаёт как общепринятое, освящённое обычаями и традицией. И городничий, и чиновники твёрдо знают, что нужно делать с прибытием «ревизора»: нужно давать взятки, задабривать, пускать пыль в глаза. Эти средства и раньше оправдывали себя, при наезде других высокопоставленных лиц (Сквозник-Дмухановский горд тем, что он «трёх губернаторов обманул», да и не только «губернаторов...»); помогут они и на этот раз.

Конечно, могло произойти и так, что ревизор не взял бы. Но тот, с кем случилось бы подобное, считал бы, что это просто его личное невезение. (Мало ли какие бывают соображения у важного лица! Например, городничий, не умея вначале найти «подход» к Хлестакову, мог подумать, что тот просто набивает себе цену.) В правильности и эффективности выбранных мер никто из чиновников не сомневается.

Не сомневаются в этом и люди низших сословий – купцы, мещане, те, кто выступает в пьесе в роли обиженных и просителей. Купцы жалуются на городничего не за то, что он берёт взятки («мы уж порядок всегда исполняем»), а за то, что он меры не знает, чересчур лютует в своей алчности («Не по порядкам поступает»). И это говорят они тому, кого считают воплощением порядка! Зная «порядок», они и сами явились к Хлестакову с подношением.

Под увеличительным стеклом

Гоголь не только особенным образом «спланировал» и «выстроил» свой город, в который «из разных углов России стеклись... исключения из правды, заблуждения и злоупотребле-ния», – но он ещё поместил этот город под гигантское увеличительное стекло. Тут видно, с каким искусством и полнотой воспользовался драматург идеей ревизии.

Гоголевский город живёт невиданно напряжённой жизнью, взволнован необычайным событием. Это событие – ожидание, приём и проводы ревизора.

Драматург создал тем самым «общую» завязку пьесы, которую он противопоставлял завязке «частной». Пример послед-ней – любовная интрига. Такая интрига затрагивает интересы двух, самое большее – нескольких героев: молодых любовников; их родных, друзей или слуг, которые помогают или препятствуют соединению любящих. Гоголь считал, что любовная завязка – это всего лишь «узелок на углике платка». Пьеса же должна вязаться «всей своею массой, в один большой общий узел».

<...>

...Любовная интрига занимает в пьесе подчинённое место. Над всем преобладает одна, всеобщая, «всегородская» забота – мысль о ревизоре.

«Не нужно только забывать того, /что/ в голове всех сидит ревизор», – напоминал Гоголь. В отношения к ревизору поставлены все без исключения персонажи, от городничего до его слуги Мишки. Больше того: приезд ревизора глубоко взволновал и тех, кто находится за сценой. Воздух пьесы наэлектризован до предела; от событий, которые совершаются на сценической площадке, токи расходятся во все стороны и пронизывают весь город.

Гоголь позднее писал об «электричестве» чина («Не более ли теперь имеют электричества чин, денежный капитал, выгодная женитьба, чем любовь?»). Можно сказать, что в «Ревизоре» действует электричество чина (предполагается, что Хлестаков имеет очень крупный чин, «больше» генерала) плюс электричество высокого положения, ответственной миссии, да ещё тайной. Так идея ревизора вывела Гоголя к тому предельному обобщению, которое он почитал необходимым для своего произведения.

Дело в том, что такая идея скрывала в себе глубокий смысл – и социальный, и психологический, и философский.

При господствовавших в дореволюционной России бюрократических порядках деятельность государственных чиновников совершалась в значительной мере «для начальства», для вида, для показа. Да и верховным властям нужно было создать у подчинённых впечатление, что оно за всем наблюдает и всё видит. Это был обоюдный обман, готовивший почву для всевозможных авантюр, мистификаций, недоразумений, ошибок. Жертвой одной из таких ошибок стали персонажи «Ревизора».

Это был, кроме того, и самообман, поскольку с прибытием ревизора связывались разные, но равно несбыточные надежды. Верховные власти питали иллюзии, что таким путём можно несколько подправить государственную машину и приостановить взяточничество и казнокрадство. Люди бесправные и обиженные тщетно ожидали, что начальственное лицо принесёт им избавление от произвола и беззакония.

Говоря о разнообразии реакции, вызванной прибытием ревизора, Гоголь писал: «У одних – надежда на избавление от дурных городничих и всякого рода хапуг. У других – панический страх при виде того, что главнейшие сановники и передовые люди общества в страхе. У прочих же, которые смотрят на все дела мира спокойно, чистя у себя в носу, – любопытство, не без некоторой тайной боязни увидеть наконец то лицо, которое причинило столько тревог и, стало быть, неминуемо должно быть слишком необыкновенным и важным лицом».

Из всех возможностей приезд ревизора оставлял реальной только одну – возможность и дальше лгать и обманывать друг друга. Чиновники города это и делают. Они спешно производят кое-какие улучшения (вроде уборки улицы, по которой поедет «ревизор»), а что касается исправления по существу, то о них и не помышляют. «Насчёт же внутреннего распоряжения и того, что называет в письме Андрей Иванович грешками, я ничего не могу сказать. Да и странно говорить. Нет человека, который бы за собою не имел каких-нибудь грехов. Это уже так самим богом устроено...» – считает Городничий.

Правда, на сей раз меры его ни к чему не привели; но это не потому, что «тактика» была неверной, а потому, что ревизор оказался не ревизором...

Неисчерпаемость характеров

В «Ревизоре» ещё более высокой степени достигло гоголевское искусство лепки комических характеров. То искусство, которое уже обратило на себя внимание в его повестях и которое превращало чуть ли не каждого его героя, по выражению Белинского, в «знакомого незнакомца».

В новой пьесе Гоголя объёмность, рельефность характеров связана с её центральным мотивом – мотивом ревизора. Ведь для персонажей комедии встреча с ревизором – больше чем служебная или административная забота. Тут, говоря словами городничего, «дело идёт о жизни человека». Ведь почти для каждого из них на карту поставлена и служебная карьера, и благополучие семьи – «жены, детей маленьких», о которых в минуту страха вспоминает городничий.

В этих обстоятельствах каждый из характеров раскрывается глубоко и разносторонне. Несмотря на исключительную рельефность гоголевских типов, невозможно определить их по одной или нескольким психологическим чертам. Еще в «Невском проспекте» Гоголь писал: «Человек такое дивное существо, что никогда не можно исчислить вдруг всех его достоинств, и чем более в него всматриваешься, тем более является новых особенностей, и описание их было бы бесконечно». Сказано это по поводу поручика Пирогова, то есть, казалось бы, одного из самых примитивных гоголевских персонажей.

В «Ревизоре» действует то же правило: на первый взгляд, персонаж может быть сведён к одной-двум чертам, но «чем более в него всматриваешься», тем более убеждаешься, что это не так.

Что, например, можно сказать о Сквознике-Дмухановском? Кто он – плут, мошенник, невежда, лицемер, карьерист? И то, и другое, и третье... Но одновременно в нём нетрудно угадать и другие черты, например, он чадолюбив, хороший семьянин. Городничий (как и любой другой персонаж пьесы) не умещается ни в одно из бытовавших в то время комедийных амплуа.

Комические ли это персонажи? В целом, да. Но в то же время комическое в их облике и поведении граничит с драматическим.

Неправильно было бы думать, что корысть составляет единственное побуждение всех действующих лиц. Выше уже приводилось замечание Гоголя о тех, кто отнёсся к прибытию «ревизора», так сказать, чисто эстетически, кто не связывал с ним никаких особенных планов и лишь трепетно ожидал увидеть столь важную особу. Примерно в таком положении находился Бобчинский. Когда он просит Хлестакова сказать в Петербурге «всем там вельможам разным: сенаторам и адмиралам, что вот... живёт в таком-то городе Пётр Иванович Бобчинский», – то во всём этом, конечно, нет ни тени корысти. Интерес Бобчинского совсем иного рода. Он видит перед собою «вельможу», представителя высоких сфер жизни; из которых нисходит свет благодати. По его понятиям, Хлестаков как «государственный человек» воплощает всё самое достойное и поэтическое в жизни. И «нижайшая просьба» Бобчинского – попытка приобщиться к этой заповедной «поэзии», чтобы и его, Бобчинского, имя не кануло в небытие. Чтобы и ему, Бобчинскому, означить «своё существование» в мире...

Словом, просьба Бобчинского представляет собою комическое проявление каких-то весьма серьёзных и высоких переживаний. И это весьма характерно для комедии в целом, ибо она раскрывает (в комическом преломлении) всю глубину натуры человека, весь строй его чувств.

Хлестаков

Гоголь считал, что главный герой комедии – Хлестаков. Такая его роль объясняется, по крайней мере, двояко: и тем, что это самый сложный образ, и тем, что он занимает особое место. Ведь именно Хлестаков – виновник необычных событий, охвативших весь город.

Автор сразу же даёт понять, что Хлестаков не ревизор (предваряя появление Хлестакова рассказом о нём слуги Осипа). Однако роль и значение этого персонажа становятся ясны не сразу.

Читатель (или зритель) гоголевской эпохи настраивался на восприятие мошенника или плута, который сознательно обманывал окружающих. Такого человека принимают за ревизора, потому что он выдаёт себя за ревизора, потому что он целенаправленно добивается каких-то выгод.

<...>

Гоголь решительно перестроил самые основы этого характера, чем в значительной мере обусловлена вся новизна, вся необычность комедии в целом.

Хлестаков не вынашивает никаких планов обмана чиновников, не ведёт никакой продуманной интриги – для этого у него слишком мало хитрости и слишком много простодушия. Хлестаков не пользуется сознательно выгодой своего положения, он и не задумывается, в чём оно состоит, только перед самым отъездом у него возникает смутная догадка, что его приняли «за государственного человека», за кого-то другого, но за кого именно – он так и не понял. Всё происходящее с Хлестаковым происходит как бы помимо его воли и тем не менее к вящей его выгоде.

Гоголь объяснял это противоречие так: «Хлестаков, сам по себе, ничтожный человек. Даже пустые люди называют его пустейшим. Никогда бы ему в жизни не случилось сделать дела, способного обратить чьё-нибудь внимание. Но сила всеобщего страха создала из него замечательное комическое лицо. Страх, отуманивши глаза всех, дал ему поприще для комической роли».

Хлестакова сделали вельможей те фантастические, извращённые отношения, в которые люди поставлены друг к другу.

Но, конечно, для этого нужны были и некоторые качества самого Хлестакова. Когда человек напуган (а в данном случае напуган не один человек, а весь город), то самое эффективное – это дать людям возможность и дальше запугивать самих себя, не мешать катастрофическому нарастанию всеобщего страха». Будь на месте Хлестакова человек с какими-то своими планами и сильными устремлениями, он бы, не жалея того, расстроил всю игру. Но ничтожный и недалёкий Хлестаков сделать это не в силах. Он бессознательно и потому наиболее верно ведёт ту роль, которой от него требует ситуация. Напоминает он в этом... лунатика, который в сомнамбулическом состоянии движется на головокружительной высоте; окликни же его кто-нибудь, разбуди – и случилась бы катастрофа.

Но «окликнуть» Хлестакова в пьесе некому. Все герои увлечены действием, они, подобно Хлестакову, не вне, а внутри ситуации. Субъективно же Хлестаков был прекрасно подготовлен к выпавшей ему «роли». В петербургских канцеляриях он накопил необходимый запас представлений, как должно вести себя начальственное лицо. «Обрываемый и обрезываемый доселе во всём, даже и в замашке пройтись козырем по Невскому проспекту», Хлестаков не мог втайне не примеривать к себе полученного опыта, не мечтать лично производить всё то, что ежедневно производилось над ним. Примерно так же, как ребёнок, который ставит себя в положение взрослого, мешая быль и мечту, действительное и желаемое.

Ситуация, в которую Хлестаков попал в городе, вдруг дала простор для сдерживаемых желаний. Он никого не собирался обманывать, он только любезно принимал те почести и подношения, которые – он убеждён в этом – полагались ему по праву. Ибо они адресованы именно ему, а не какому иному, несуществующему лицу. «Хлестаков вовсе не надувает; он не лгун по ремеслу; он сам позабывает, что лжёт, и уже сам почти верит тому, что говорит», – писал Гоголь.

В этом – причина мистификации, жертвой которой сделались чиновники и особенно городничий. Его тактика была рассчитана на настоящего ревизора. Раскусил бы он, без сомнения, и мнимого ревизора, мошенника: ситуация, где хитрость сталкивается с хитростью, коварство с коварством, была для него привычной, и он не раз выходил из неё победителем. Но чистосердечие Хлестакова обмануло городничего. Ревизор, который не был ревизором, не собирался себя за него выдавать, и тем не менее с успехом сыграл его роль, – такого никто не ожидал...

<...>

Гоголевская ирония идёт ещё дальше. Мы помним, чего горожанам стоило общение с «ревизором», какие надежды на него возлагались. Ему вручались взятки, писались жалобы, давались важные поручения. Весь город жил невиданно напряженной, полной ярких впечатлений жизнью. И казалось, что для этого не было ни малейшего основания... Ну был бы хоть плут, выдававший себя за ревизора, а то ведь все усилия были нацелены на человека, который во всём этом просто ничего не понял. Есть от чего придти в отчаяние, испытать невиданное потрясение. Так возникает последний эпизод комедии – «немая сцена».

«Немая сцена»

Эта сцена возникает внешне неожиданно, как гром среди ясного неба. Но внутренне она подготовлена всей художественной логикой, всем ходом событий. Страх, отчаяние, надежду, бурную радость – всё суждено было пережить горожанам в эти несколько часов ожидания и приёма ревизора. Переход от одного состояния к другому совершался с головокружительной быстротой. Рассудок не успевал фиксировать перемену; контуры событий смещались и наплывали друг на друга. «Не знаешь, что и делается в голове, – говорит городничий, – просто как будто или стоишь на какой-нибудь колокольне, или тебя хотят повесить».

И вдруг – первый удар. «Чиновник, которого мы приняли за ревизора, был не ревизор...»

Перемена так внезапна, что инерция сознания ещё продолжает рождать старые представления. Городничий выговаривает почтмейстеру, что тот осмелился распечатать «письмо такой уполномоченной особы»; Анна Андреевна восклицает: «это не может быть» – ведь «ревизор» «обручился с Машенькой». Есть в этом, конечно, и отчаянная попытка обманутых удержать обман как можно дольше.

В воздухе отчётливо запахло катастрофой, но это ещё не сама катастрофа. Она пришла, когда миновало первое потрясение от удара. Казалось, всё страшное позади. Исступлённые жалобы городничего, поиски виновников, злорадное преследование «козлов отпущения» – Бобчинского и Добчинского – дали какой-то выход досаде и горю. Но тут новый, на этот раз непереносимый удар. Известие о прибытии настоящего ревизора. «Вся группа, вдруг переменивши положенье, остаётся в окаменении».

Что означает «окаменение» реально? Недоговорённость «немой сцены» (ведь настоящий ревизор в пьесе так и не появился, и об его действиях и намерениях мы ничего не узнали) оставляла простор для различных толкований. Сам Гоголь позднее (в «Театральном разъезде...») писал, что в «немой сцене» выразился страх «неверных» исполнителей закона перед маячащей впереди царской расправой, торжеством справедливости. Намекал драматург и на иное, высшее значение сцены: прибытие настоящего ревизора символизирует божественный суд над людскими пороками и заблуждениями. Высказывались и другие точки зрения: например, в первые послереволюционные годы финал пьесы воспринимался как предощущение катастрофы всей самодержавно-крепостнической системы, как грядущая революционная буря...

Конечно, некоторые из этих трактовок (вроде объяснения финала как будущей революции) далеки от реальных взглядов Гоголя начала 30-х годов. Но в какой-то мере они предопределены самой особенностью комедии и её завершающей сцены.

Показывая, что современная жизнь приводит людей на грань кризиса, Гоголь намеренно избегал уточняющих определений. В чём состоит этот кризис и каковы будут его последствия – эти вопросы оставлены Гоголем без ответа. Например, неясно, «исправятся» ли герои, восторжествует ли справедливость в результате действий настоящего ревизора. В последней сцене всё внимание сосредоточено только на эффекте ужаса, потрясения. Все тревоги и страхи с прибытием настоящего ревизора сконденсировались и как бы откристаллизовались в застывших позах. Возникает гротескный образ окаменения: то же чувство страха, которое двигало персонажами, заставило их в роковую минуту застыть навсегда (Гоголь специально указывал на символическую длительность «немой сцены» – «почти полторы минуты», в другом месте даже «две-три минуты»).

Но этим значение «немой сцены» не исчерпывается. Говоря о воздействии театра на зрителей, Гоголь писал: «Нет выше того потрясения, которое производит на человека совершенно согласованное согласье всех частей между собою, которое доселе мог только слышать он в одном музыкальном оркестре...»

Согласованность пьесы получает в её финале пластическое выражение и ведёт к согласованности зрительного зала и его всеобщему потрясению. Гоголь возвещал о явлении чудодейственного ревизора, но обращался-то он к реальным людям, своим современникам. От их всеобщих усилий ожидал он победы над злом и неправдой.

Другими словaми, «немая сцена» наряду с такими особенностями пьесы, как синтетическое, «сборное» «устройство» города, свидетельствовала о новых стремлениях Гоголя. Стремлениях к тому, чтобы максимально сблизить художественную мысль с мыслью гражданской, «поприще писателя» с поприщем общественного деятеля. Осуществлялось это ещё достаточно тактично, осторожно, с живым ощущением специфики художественного языка и с острой боязнью в чём-нибудь против неё согрешить. Впоследствии такое равновесие и гармония выдержи-вались Гоголем не всегда и не во всём... <...>

4. Чтение статьи учебника «Будьте внимательны к слову» (с. 355–356). Работа по вопросам (с. 356).

Домашнее задание: сочинение по одной из предложенных тем.

Уроки 38–39

Н. В. ГОГОЛЬ. «ШИНЕЛЬ».
ЧЕЛОВЕК, ЛИЦО, ВЕщЬ

Цели уроков:

1. Познакомить учащихся с повестью Н. В. Гоголя «Шинель».

2. Определить тему и идею произведения.

3. Раскрыть художественное новаторство Н. В. Гоголя в развитии темы «маленького человека».

Ход уроков

(На доске записаны тема урока и два высказывания в качестве эпиграфов: «Он проповедовал любовь враждебным словом отрицанья» Н. А. Некрасова, «Все мы вышли из "Шинели" Гоголя» Ф. М. Достоевского.)

I. Изучение нового материала.

В комедии «Ревизор» Н. В. Гоголь дал яркую характеристику провинциального чиновничества. «Столичная штучка» Хлестаков смеется над всеми.

А как обстоят дела в столице?

В 1842 году в третьем томе сочинений Гоголь собрал целый цикл «петербургских повестей»: здесь и знакомые нам «Портрет», «Невский проспект», здесь же небольшая повесть «Шинель».

Говорят… впрочем, что говорят, перескажет нам... (называет имя учащегося).

(Заранее подготовленная ученица пересказывает отрывок из воспоминаний Анненского, что в Петербурге ходил анекдот о мелком чиновнике, страстном любителе охоты, который долго копил деньги на хорошее ружье, отказывая себе во всем, купил его и сразу же отправился на охоту. Но ветвями тростника ружье стащило с лодки, и оно утонуло. Бедный чиновник, вернувшись домой, слег в жестокой горячке. Сослуживцы пожалели товарища, собрали деньги и купили бедняге новое ружье.)

Мы можем предположить, что Гоголь взял за основу своей повести этот случай?

О чем повесть «Шинель»?

К какому социальному слою отнесли бы вы Акакия Акакиевича Башмачкина?

Значит, Гоголь обратился к теме «маленького человека». Он первый это сделал?

Кого у Пушкина мы рассматривали как «маленького человека»?

По какому признаку мы отнесли Самсона Вырина к «маленьким людям»?

Почему Евгения из «Медного всадника» мы тоже называли «маленьким человеком», ведь он дворянин?

И вот теперь гоголевский герой – «один чиновник» из «одного департамента».

Как вы расцениваете эту первую фразу, о чем хотел сказать Гоголь?

Повесть небольшая, но многозначная.

Возьмем первую проблему – государство и человек; такой аспект уже рассматривал А. С. Пушкин.

Представлено ли в повести государство? Кем или чем? (Чиновниками и самим Петербургом как столицей государства.)

II. Работа с учебником.

Найдите описание столичного города в повести «Шинель».

Какой вывод можно сделать? (Петербург показан контрастно: город богатых и бедных.)

Чем подчеркивается богатство и величие столицы: богатой архитектурой, замечательными парками, красивым убранством фасадов домов, широкими и чистыми проспектами или чем другим? (Витринами магазинов, где выставлены вещи, одеждой прохожих – опять вещи.)

Это описание Петербурга совпадает с пушкинским?

Может быть, власть занята важными государственными делами, и ей недосуг заниматься городом? Кто самый высокий чин в повести? Чем он занят? Чем занят Акакий Акакиевич?

«Значительное лицо» – личность? Почему Гоголь подчеркнуто называет его «значительное лицо» – что стоит за словом «лицо»?

Делаем вывод: описание столицы подчеркивает контрастность состояния государства; рассказ о разного уровня чиновниках выражает горькую мысль писателя о никчемности и пошлости государственной власти – все заняты своими делишками, никто не думает ни о порядке в государстве, ни о гражданах. Все, по мнению Гоголя, на одно лицо (как будто внешне люди!), нет во власти индивидуальностей, нет личностей.

Какими приемами рисует Гоголь эту безрадостную картину? (Антитеза, прямая типизация – «один чиновник» в значении один из всех таких же, «значительное лицо»; авторская ирония, каламбур, логический абсурд.)

III. Знакомство с повестью Н. В. Гоголя «Шинель».

Рассмотрим вторую проблему – человек.

Акакий Акакиевич – личность?

Расскажите о нем. Какое мнение о герое у вас сложилось?

Он понимает свое ничтожество, унизительное положение? Просыпается ли в нем когда-нибудь личность?

Это талантливый человек?

Почему же его талант не востребован, не продвинул его по службе?

Есть ли у героя заветная мечта, может быть, тайная любовь?

С кем или с чем связана его мечта? (Опять мечта о вещи.)

Какой горький вывод делает автор об Акакии Акакиевиче?

Финал повести – Акакий Акакиевич поднялся до протеста против власти, против ничтожного положения человека, его протест имел положительные социальные последствия? (Нет, он искал и нашел свою шинель, добился вещи.)

Изменилось ли что-нибудь в Петербурге и в государстве после смерти Башмачкина? В каком стиле рассказывается о привидении? (Иронично.)

Есть ли в повести еще «маленькие люди»? (Петрович.)

Это кто? Расскажите о нем.

Если сравнить его с Акакием Акакиевичем, кто выигрывает? Почему?

Почему Гоголь называет его не Гришкой – по имени, а Петровичем? (Из рода в род переходят бедность и страдания бедного человека, и нет просвета, и не вырваться из этого круга!)

А теперь посмотрите на доску.

(Открывается закрытая до этого момента часть доски с записью:

I. «Маленький человек»: Вырин, Евгений, Акакий Акакиевич Башмачкин.

II. «Маленький человек»: Вырин,

Евгений,

Акакий Акакиевич Башмачкин.)

Какая запись вам кажется правильной?

I – все одного качества, в одном ряду.

II – все «маленькие люди», но разных видов?

Какие видовые особенности каждого вы отметили бы?

(Вырин – внешняя бедность и высокая духовная нравственность в каноническом христианском смысле; Евгений – внешняя бедность, но внутренняя цельность: мечта о человеческом счастье, которая наполняет и греет душу; Акакий Акакиевич – внешняя бедность, но и внутренняя нищета, духовное убожество, не человек, а «существо хуже мухи».)

Подведем ли мы черту на этом уроке под понятием «маленький человек»? Исчерпал ли себя образ?

Обратите внимание на тему урока: человек, лицо, вещь. Как вы понимаете ее?

Неужели все так безнадежно? Есть ли в повести какое-нибудь положительное начало? (Учащиеся, может быть, скажут: смех; это суждение следует сразу опровергнуть: ничего смешного в этой горькой и грустной повести нет.)

Положительное начало – в повествователе.

Обратите внимание на первый эпиграф к уроку, на слова Н. А. Некрасова – вот оно, положительное начало: позиция повествователя, его горькая ирония и неприятие такого государства, таких чиновников и таких людей.

Прочтите второй эпиграф – он стал просто афоризмом. Кто это «мы»? Мы – читатели или писатели?

Мне кажется, что Достоевский говорил о писателях – все русские писатели второй половины XIX века вышли из гоголевской натуральной школы: они подняли голос в защиту человеческой личности, уважения и к благополучному, и к нищему, к благочестивому и к преступнику. Писатели взяли на вооружение художественное мастерство Гоголя в описании пространства и человека, художественных деталей и символов, типичного и индивидуального – все это мы видим в повести «Шинель».

В заключение урока проводится тест:

1. «Шинель» – произведение:

а) романтическое,

б) сентиментальное,

в) реалистическое.

2. «Кривой глаз и рябизна по всему лицу» – это о ком:

а) об Акакии Акакиевиче,

б) о Петровиче,

в) о «значительном лице».

3. Акакий Акакиевич служил в департаменте:

а) иностранных дел,

б) просвещения,

в) в одном…

4. Имя Акакий Акакиевич получил:

а) по святцам,

б) кума настояла,

в) матушка дала.

5. «Значительное лицо»:

а) титулярный советник,

б) генерал,

в) тайный советник.

6. Имя «значительного лица»:

а) Григорий Петрович,

б) Иван Иванович Ерошкин,

в) не то Иван Абрамович, не то Степан Варламович.

7. Акакий Акакиевич:

а) был равнодушен к работе,

б) старался работать, чтобы не выгнали,

в) служил с любовью, с наслаждением.

8. Акакий Акакиевич:

а) положительный герой,

б) отрицательный герой,

в) противоречивый характер.

9. Повествователь:

а) проявляется как «я»,

б) не чувствуется,

в) его позиция выражена пафосом произведения.

10. Пейзаж:

а) играет важную роль,

б) не играет особой роли,

в) его здесь нет.

11. «Маленький человек» Гоголя:

а) ничтожное существо,

б) личность, временно задавленная обстоятельствами,

в) человек, замкнутый в своем богатом духовном мире.

12. Шинель:

а) художественная деталь,

б) символ,

в) образ.

13. Носителем положительного начала является:

а) образ Петербурга,

б) повествователь,

в) здесь нет положительного начала.

14. Повесть «Шинель»:

а) фантастическая,

б) жизнеподобная,

в) романтическая.

15. Акакий Акакиевич – это:

а) типичный национальный характер,

б) лишний человек,

в) «крик ужаса и стыда, который издает человек, опустившийся под влиянием пошлой жизни, когда вдруг увидит в зеркале свое оскотинившееся лицо» (Герцен).

16. Акакий Акакиевич:

а) синонимичен пушкинскому «маленькому человеку»,

б) это другой вид,

в) его нельзя отнести к маленьким людям.

17. В заглавии повести выражена:

а) тема,

б) идея,

в) заглавие с темой и идеей не связано.

18. Главный вывод автора:

а) «маленький человек» достоин уважения,

б) он продукт бесчеловечного государства,

в) он сам виноват в своей «малости».

Код: 1–в, 2–б, 3–в, 4–в, 5–б, 6–в, 7–в, 8–б, 9–в, 10–а,

11–а, 12–б, 13–б, 14–б, 15–в, 16–б, 17–б, 18–б, в.

IV. Домашнее задание: образ повествователя в повести «Шинель»; 1-й вариант – план, 2-й вариант – устный ответ.

Урок 40

ВНЕКЛАССНОЕ ЧТЕНИЕ.
ДЖОНАТАН СВИФТ: СТРАНИЦЫ БИОГРАФИИ.
«ПУТЕШЕСТВИЕ ГУЛЛИВЕРА»

Цели урока: познакомить учащихся со страницами жизни и творчества Свифта, его сатирой на государственное устройство и общество; повторить (вспомнить), каково лексическое значение литературоведческих терминов: юмор, сатира.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания: собрать тетради с мини-сочинением «Повесть «Ася» заставила меня задуматься о...» и киносценарием.

III. Сообщение темы и целей урока.

IV. Работа по теме.

1. Беседа по вопросам.

Когда вы в первый раз встретились со словом «лилипут»?

Нам кажется, что оно было всегда. Часто лилипуты воспринимаются нами как сказочные персонажи.

Как вы думаете, откуда они появились? Кто их придумал?

(На экран проецируется портрет Джонатана Свифта.)

Да, лилипутов придумал Джонатан Свифт. (Демонстрируются фрагменты из мультфильма «Гулливер в стране лилипутов».) Его книга, предназначенная для взрослых, со временем перешла в разряд детских. Таким примером перехода может служить и «Робинзон Крузо» Д. Дефо, и «Приключения Гекльберри Финна» М. Твена.

Но в XVIII веке книга о путешествиях Лемюэля Гулливера была грозным оружием сатиры против недостатков политической и общественной жизни Англии.

Что такое сатира? Чем она отличается от юмора?

Работа с кратким словарем литературоведческих терминов: сатира – гневное, обличающее отображение негативных явлений действительности.

Юмор – изображение чего-либо в смешном, комическом виде.

Какие сатирические произведения мы с вами читали? (Сказки Салтыкова-Щедрина, рассказы А. П. Чехова «Хамелеон», «Злоумышленник», комедию Н. В. Гоголя «Ревизор».)

На что направлено острие сатиры?

Знаете ли вы современных сатириков? Чему посвящены их произведения? Выступление какого из современных сатириков вам нравится? Чем?

А что представляла собой Англия первой половины XVIII века? Что представлял ее политический строй? Почему Джонатан Свифт обратил острие своей сатиры на общественную и политическую жизнь Англии?

2. Выступление-рассказ учеников (индивидуальное задание).

1) Политический строй Англии первой половины XVIII века представлял парламентскую монархию. Реальной властью обладает парламент, состоящий из палаты лордов и палаты общин. Король выполняет законы, принятые парламентом, и имеет право назначать министров – но только из той партии, которая имеет большинство в парламенте. Видимость политических прав народа иллюзорна: из 5-миллионного населения страны лишь менее двухсот пятидесяти тысяч человек имеют право голоса.

На протяжении всего XVIII века Англия ведет постоянные колониальные войны с Францией. Она захватывает у своего вечного соперника Канаду и северо-восточную часть Ост-Индии – Бенгалию. Время жизни Свифта – это переломная эпоха, эпоха передела мира, изменения границ государств и человеческой психологии, связанных с развитием буржуазного общества.

2) Судьба Свифта была не менее парадоксальна, чем посмертная участь его литературного наследия. Уроженец Дублина и питомец Дублинского университета, он не был коренным ирландцем, а принадлежал к одной из тех английских семей, чьи предприимчивые отпрыски во множестве являлись в Ирландию в поисках денег и чинов. Став, несмотря на свое вольнодумство, священником английской церкви, он вдвойне тяготился своей службой в захолустных приходах, где кругом жила темная католическая ирландская беднота, и рвался в Англию, где, казалось, только и могли найти себе применение его блестящие политические и литературные способности. В Лондоне он был замечен лидерами обеих боровшихся за власть парламентских партий. В качестве публициста и негласного советника Болингброка и других торийских лидеров он стоял одно время в самом центре внутриполитических бурь и мог гордиться тем, что оказывает влияние на курс британского государственного корабля. Свое назначение деканом (настоятелем) собора св. Патрика в Дублине (1713 г.) он принял с горечью, как приказ о пожизненной ссылке. Однако десятилетия, проведенные после этого в Ирландии, оказали весьма благотворное воздействие на развитие литературного таланта Свифта. Близкое общение с ограбленным и порабощенным, кипящим ненавистью к своим английским поработителям, ирландским народом поставило его на стыке столь острых национальных и социально-политических противоречий, по сравнению с которыми придворные интриги при дворце королевы Анны могли показаться и действительно показались ему не крупнее, чем споры «тремексенов» и «слемексенов» в королевстве лилипутов о том, с какого – тупого или острого – конца надлежит разбивать яйцо... Но Ирландия не только расширила общественный кругозор Свифта и дала ему необходимую перспективу; участие в борьбе за попранные права ирландского народа разожгло гражданское негодование, которое и ранее теплилось в его творчестве.

Согласно завещанию Свифта над его могилой в Дублинском соборе св. Патрика была помещена составленная им самим латинская эпитафия: «Тело Джонатана Свифта, доктора богословия, декана этого собора, погребено здесь, где яростное негодование не может больше терзать его сердце. Иди, путник, и, если можешь, подражай тому, кто отдал все свои силы в борьбе за свободу человечества».

В этих лаконичных строках Свифт сам точно определил дух, направление и ценность своих лучших произведений.

3. Конспектирование информации о жизни Джонатана Свифта (статья учебника, ч. II, с. 307–309).

4. Работа с текстом «Путешествия ...»

Вся история гласного и негласного участия Свифта в борьбе за права ирландского народа имела огромное значение в подготовке его главного сатирического произведения. Что же явилось объектом сатиры писателя? Давайте попытаемся за привычными волшебными картинками увидеть сатирическую подоплеку. перелистаем еще раз полюбившиеся страницы.

«Хотя я и получал весьма скудное содержание, однако и оно ложилось тяжелым бременем на отца, состояние которого было незначительно; поэтому меня отдали в учение мистеру Джемсу Бетсу, выдающемуся хирургу в Лондоне, у которого я прожил 4 года. Небольшие деньги, присылаемые мне по временам отцом, я тратил на приобретение пособий по изучению навигации и других отраслей математики, полезных человеку, желающему посвятить себя путешествиям, так как я всегда думал, что мне рано или поздно выпадет эта доля».

«В этом городе, в продолжение двух лет и семи месяцев, я изучал медицину, будучи уверен, что знание ее окажется мне полезным в дальних путешествиях».

Эти и другие цитаты показывают нам прагматичность англичан, стремление контролировать даже неожиданности, обеспечив и обезопасив себя от всех превратностей жизни. Но реальная жизнь слишком многообразна, и когда нам кажется, что мы принимаем верное и выгодное предложение, буря разбивает наш корабль и ставит нас лицом к лицу с неожиданным и неизвестным.

В целом сатира Свифта, как ни забавны взятые в отдельности многие описываемые в ней происшествия, как ни неистощима изобретательность лукавой фантазии автора, отмечается суровостью, даже мрачностью, которая постепенно углубляется. Относительность человеческих суждений наглядно проявляется при перемене масштабов, когда Гулливер оказывается то среди лилипутов, то среди великанов.

Как комично выглядят и придворные интриги, и международная дипломатия, и религиозные распри, когда ими занимаются крошечные человечки-лилипуты! Но, оказавшись сам своего рода лилипутом в Бробдингнеге, стране великанов, Гулливер смущенно обнаруживает, что в глазах просвещенного короля бробдингнежцев его мудрость «цивилизованного» англичанина кажется величайшим безумством, а советы насчет того, как лучше всего держать в подчинении свой народ с помощью усовершенствованной артиллерии, отвергаются с негодованием.

«Выслушав мое описание этих разрушительных орудий ... король пришел в ужас. Он был поражен, как может такое бессильное и ничтожное насекомое, каким был я (это его собственное выражение), не только питать столь бесчеловечные мысли, но и до того свыкнуться с ними, что совершенно равнодушно рисовать сцены кровопролития и опустошения как самые обыкновенные действия».

Именно в словах этого мудрого и доброго великана раскрывается заветная мысль Свифта о великом значении созидательного мирного труда: «По его мнению, всякий, кто сумеет вместо одного колоса или одного стебля травы вырастить на том же поле два, окажет человечеству и своей родине большую услугу, чем все политики, вместе взятые».

Пребывание Гулливера в стране великанов разрушает множество иллюзий. Самые прославленные придворные красавицы Бробдингнега кажутся Гулливеру отвратительными: он видит все дефекты их кожи, ощущает отталкивающий запах их пота... А сам он, пресерьезно рассказывающий о том, как он отличился в сражении с осами, как бестрепетно рассекал своим ножом мух и как отважно плавал в лохани, начинает казаться и нам не менее смешным, чем бробдингнежцам, которые потешаются над этими его «подвигами».

Сатирические краски сгущаются в третьей части «Гулливера» – «Путешествие в Лапуту, Бальнибарби, Глаббдодриб и Японию». Именно здесь просветительская критика всего сущего разумом обращается у Свифта и против самого разума. Лапута – страна мыслителей и ученых. Но все это – жалкие чудаки, ничего не смыслящие в жизни и настолько поглощенные собой, что, для того чтобы объясняться друг с другом, они вынуждены пользоваться услугами специальных «хлопальщиков», которые легонько стукают, выводя их из глубокомысленного забытья, надутыми воздухом пузырями то по уху, то по губам, то по глазам. Королевская академия в Лагадо, которую посещает Гулливер, казалась современникам карикатурой на ученое Королевское общество; в этой главе есть действительно намеки на современников Свифта.

Но сатира писателя, конечно, отнюдь не сводилась к личностям. Некоторые из высмеиваемых им «прожектов» сейчас могли бы показаться не столь комичными, какими они были в ХVIII веке. Но Свифт был прав, показав отчужденность тогдашней науки от насущных, повседневных нужд и страданий простого народа.

Обратимся, наконец, к последней, четвертой части «Гулливера» – «Путешествию в страну гуигнгнмов». О чем она?

Мудрым лошадям-гуигнгнмам удалось устроить свою республику, куда лучше, чем людям любой из стран, известных Гулливеру, включая и его родную Англию. Да, эти мудрые лошади не знают ни радости любви, ни родительской нежности, могут попотчевать друг друга только овсянкой (как самым лакомым блюдом), не интересуются никакими «проблемами» и уж, конечно, не понимают шуток, но ... Вспомните, как почтительно целует Гулливер копыто своего четвероногого хозяина, принимая это за великую милость для своей жалкой двуногой особы! И тут нельзя не заметить, что Свифт исподтишка смеется и над Гулливером. Но как горек этот смех! И еще горше та альтернатива, которую предоставляет он здесь читателю, – выбор между скучными, но благородными и разумными лошадьми и одичалыми двуногими йэху, отвратительными, грязными, жадными, похотливыми и подлыми существами, в которых Гулливер со стыдом и отчаянием узнает себе подобных людей. Смысл образов йэху сложен. С одной стороны, они могут быть восприняты как злая карикатура на отвлеченный идеал естественного человека. Но с другой – в самом своем одичании они предаются с цинической разнузданностью тем хищническим страстям и вожделениям, которые порождены цивилизацией: йэху тщеславны, алчны, корыстолюбивы и умеют на свой лад не хуже придворных интриганов пресмыкаться перед власть имущими и обливать грязью тех, кто впал в немилость... Свифт не комментирует эти эпизоды, предоставляя читателю самому извлекать выводы из нарисованных им сатирических картин.

5. Заключительное слово учителя.

По своим художественным особенностям творчество Свифта целиком определяется законами сатиры. Обобщающий иносказательный сатирический смысл его «Путешествия...» гораздо важнее для него, чем те жанровые, конкретно-бытовые жизненные подробности, в которые будут с таким увлечением и любознательностью всматриваться создатели английского реалистического очерка и романа Просвещения.

Образ Гулливера условен: он необходим для философско-фантастического эксперимента Свифта над человеческой природой и обществом; это та призма, через которую он преломляет, разлагая на составные лучи, спектр действительности. Гулливер – условный «средний» человек, не злой и не глупый, не богатый и не бедный англичанин начала XVIII века. Звание хирурга, а следовательно и естественнонаучное образование, полученное Гулливером, важны для Свифта, так как позволяют придать видимость нарочитой точности и достоверности его индивидуальным наблюдениям и находкам в ранее неведомых странах. То робкий, то тщеславный, великан среди лилипутов и пигмей среди великанов, презирающий «прожекторов»-лапутян, и озверелых йэху, вместе с тем старательно вылизывающий языком пол в тронном зале короля Лаггнега и семь раз стукающийся лбом о подножие престола, – таков Гулливер, живое воплощение относительности всех человеческих представлений и суждений.

Иногда маска отодвигается и мы видим живое, страдальческое, гневное и негодующее лицо самого писателя. Так, Свифт намекает на существование аналогии между бедственным положением Гулливера, накрепко прикованного к земле множеством тончайших нитей, стонущего «от злости и боли» под градом стрел и копий, которыми осыпают его, «человека-гору», ничтожные лилипуты, и своим собственным положением великого мыслителя, созданного для больших дел, но вынужденного принимать участие в жалких интригах придворных клик и парламентских партий. И конечно, голос тайного республиканца Свифта слышим мы в конце седьмой главы путешествия в Лапуту, где, рассказывая о своем посещении острова чародеев и волшебников, Гулливер вспоминает, с каким благоговением беседовал он с Брутом, и, видя мир во все эпохи его древней истории, «больше всего наслаждался лицезрением людей, истреблявших тиранов и узурпаторов и восстановлявших свободу и попранные права угнетенных народов». И Свифт заканчивает следующую главу, посвященную той же теме, противопоставлением гражданских доблестей английских йоменов (класса, сыгравшего столь важную роль в английской революции XVIII века и исчезнувшего с исторической арены в следующем столетии) порокам английских буржуа своего времени.

«... Я ... попросил вызвать английских поселян старого закала, некогда столь славных простотою нравов, пищи и одежды, честностью в торговле, подлинным свободолюбием, храбростью и любовью к отечеству. Сравнивая живых с покойниками, я был сильно удручен при виде того, как все эти чистые отечественные добродетели опозорены внуками, которые, продавая свои голоса во время выборов в парламент, приобрели все пороки и развращенность, каким только можно научиться при дворе».

Это уже – суждения многоопытного политического деятеля и глубокомысленного философа и историка. Но подобные нарушения последовательности и правдоподобия в развитии образа Гулливера весьма мало заботят Свифта. Главное в «Путешествиях ...» – это сатирическая картина мира, проникнутая горькой, глубоко выстраданной иронией, основанной на убеждении автора в относительности подавляющего большинства политических, социальных, моральных и духовных ценностей, почитаемых его современниками.

Домашнее задание: прочитать статью «Свифт и его роман «Путешествие Гулливера» (с. 325–326, учебник, II ч.); ответить на вопросы 1–6 (с. 326, учебник); выучить определение сатиры, иронии, гротеска.

Урок 41

внеклассное чтение.
М. Е. САЛТЫКОВ-ЩЕДРИН:
ПИСАТЕЛЬ, РЕДАКТОР, ИЗДАТЕЛЬ.
«ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА» –
ХУДОЖЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ САТИРА

Цели урока: вспомнить основные страницы жизни и творчества писателя, сформулировать свое собственное, личное отношение к его произведениям; познакомить с художественно-политической сатирой М. Е. Салтыкова-Щедрина – «История одного города»; отметить иронию писателя-гражданина, бичующего основанный на бесправии народа строй.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Сообщение темы и целей урока.

III. Самостоятельная работа по вопросам.

1. Что такое юмор? сатира?

Приведите примеры из известных вам литературных произведений.

2. Что такое гротеск? Приведите примеры гротеска из «Путешествия Гулливера» Дж. Свифта и сказок Салтыкова-Щедрина.

(Гротеск – изображение чего-либо в фантастическом, уродливо-комическом виде.)

IV. Работа по новой теме.

1. Беседа с учащимися по вопросам.

Вспомните, что вы знаете о жизни Салтыкова-Щедрина.

Какие его произведения вы читали?

Какова его настоящая фамилия? Как появился псевдоним «Щедрин»?

Какое впечатление у вас осталось после знакомства со «Сказками для детей изрядного возраста»?

2. Слово учителя.

Салтыков-Щедрин родился в дворянской семье, в селе Спас-Угол Тверской губернии. С 10 лет он учился в привилегированном учебном заведении – московском дворянском институте, а затем в числе лучших учеников был направлен для продолжения образования в Царскосельский лицей, который при Николае I превратился в казарменное заведение, готовившее послушных чиновников. Салтыков закончил его в 1844 году, поступил служить в канцелярию военного министерства, стал трудолюбивым и толковым чиновником, быстро продвигался по служебной лестнице. И все бы было хорошо, и мог бы Салтыков дослужиться до воинского чина, если бы не одно «но»: чиновник писал стихи, а потом начал сочинять повести, писать рецензии.

Еще в лицее он подружился с Михаилом Петрашевским и в 1845–1846 гг. посещал его петербургский кружок, где молодые демократы изучали труды французских мыслителей-утопистов Сен-Симона и Фурье. (В 1849 г. кружок был разгромлен, 20 человек отправлены на каторгу и в солдаты. Среди них – Ф. М. Достоевский.)

В марте 1848 г. в журнале «Отечественные записки» публикуется повесть Салтыкова-Щедрина «Запутанное дело», пронизанная социалистическими идеями. В марте же из Парижа приходит известие о начавшейся там революции. Николай I приказывает начать репрессии против «вольного духа». Салтыкова немедленно арестовывают и ссылают в Вятку, где он прожил больше семи лет, работая в основном чиновником особых поручений при губернаторе. Писатель основательно изучил жизнь провинции. Все нелепости, уродства и горести провинциального быта прошли перед его глазами. Все яснее представляется ему общее состояние России, изнуряемой крепостничеством, произволом, лихоимством. О своих вятских впечатлениях писатель повествует в «Губернских очерках», которые приносят ему всероссийскую известность.

В конце 1855 г., при Александре II, Салтыкова освобождают. Он переезжает в Петербург и служит в Министерстве внутренних дел, затем назначается вице-губернатором в Рязань, в Тверь, служит в Пензе, Туле, вновь в Рязани. Благородный вице-губернатор не может справиться с установившимся социальным порядком, с всеобщим взяточничеством и казнокрадством. Он уходит в отставку в чине действительного статского советника (четвертый класс), что соответствовало по «Табели о рангах» генерал-майору (в военной службе) или губернатору (в гражданской службе).

С 1868 г. вся жизнь Салтыкова посвящена литературе. Он становится помощником и соредактором Н. А. Некрасова, после запрещения «Современника» издающего «Отечественные записки». После смерти Некрасова в 1877 г. возглавляет журнал и руководит им до 1884 г. – до самого запрещения.

Будучи чиновником, он в одиночку пытался бороться против несправедливостей жизни, отстаивая право человека на правду, но его попытки потерпели поражение. Тогда он взял в руки копье сатиры, и ни одна подлость не могла укрыться от его взгляда. Он потрясал своих современников умением вскрывать не только негативные общественно-политические и нравственные явления в жизни общества, но и самые корни этих явлений. Для того чтобы понять причины современного состояния России, Салтыков-Щедрин обратился к ее истории.

Читая «Ревизора», мы с вами видели, как Гоголь на примере одного города собрал и показал нам все пороки современной ему России. Город – модель страны, по нему можно показать состояние государства, как по капле морской воды можно определить состав Мирового океана. Вот и Салтыков-Щедрин, тоже взял один город, но, чтобы понять современность, решил показать его историю. Особенно интересует Щедрина история ХVIII века – в событиях того времени он видит причины современного состояния общества.

3. Работа над «Историей одного города».

Аналитическая работа по вопросам.

«История одного города» была написана в 1869–1870 гг. и состоит из нескольких частей. Подзаголовок гласит: «По подлинным документам издал М. Е. Салтыков-/Щедрин/».

На что настраивает читателей эта строка? (Создается впечатление, что город реально существует, архивы его попали в руки писателю, который обработал их и издал.)

Мы знаем, что М. М. Карамзин до 1825 г. работал над архивами и издавал «Историю государства Российского», что Пушкин изучал архивы, собирая материал для «Истории Пугачева» и «Капитанской дочки».

Книга начинается предисловием «От издателя»:

«Давно уже имел я намерения написать историю какого-нибудь города (или края) в данный период времени, но разные обстоятельства мешали этому предприятию. Преимущественно же препятствовал недостаток в материале, сколько-нибудь достоверном и правдоподобном. Ныне, роясь в глуповском городском архиве, я случайно напал на довольно объемистую связку тетрадей, носящих общее название «Глуповского Летописца», и, рассмотрев их, нашел, что они могут служить немаловажным подспорьем в деле осуществления моего намерения. Содержание «Летописца» довольно однообразно; оно почти исключительно исчерпывается биографиями градоначальников, в течение почти целого столетия владевших судьбами города Глупова, и описанием замечательнейших их действий, как то: скорой езды на почтовых, энергического взыскания недоимок, походов против обывателей, устройства и расстройства мостовых, обложение данями откупщиков и т. д. Тем не менее даже по этим скудным фактам оказывается возможным уловить физиономию города и уследить, как в его истории отражались разнообразнейшие перемены, одновременно происходившие в высших сферах».

Как вы понимаете выражение «уловить физиономию города»? Что хочет сказать читателю этой фразой Салтыков-Щедрин? (Уже в предисловии за внешней бесстрастностью и как бы отрешенностью повествователя мы слышим голос сатирика: время царствования русских императриц он определяет не их именами, а именами их фаворитов: «Так, например, градоначальники времен Бирона отличаются безрассудством, градоначальники времен Потемкина – распорядительностью, а градоначальники времен Разумовского – неизвестным происхождением и рыцарскою отвагою. Все они секут обывателей, но первые секут абсолютно, вторые объясняют причины своей распорядительности требованиями цивилизации, третьи желают, чтобы обыватели во всем положились на их отвагу. Такое разнообразие мероприятий, конечно, не могло не воздействовать и на самый внутренний склад обывательской жизни: в первом случае обыватели трепетали бессознательно, во втором – трепетали с сознанием собственной пользы, в третьем – возвышались до трепета, исполненного доверия».)

Издатель замечает, что он исправил только орфографию и тяжелый слог, «нимало не касаясь самого содержания летописи». Читатель, подготовленный таким внешне отстраненным, но по сути своей язвительнейшим вступлением, видит «Обращение к читателю от последнего архивариуса-летописца» и знакомится с намерением последнего «изобразить преемственно градоначальников, в город Глупов от российского правительства в разное время поставленных».

Но в любой истории есть времена легендарные, о которых не оставлено точных письменных свидетельств. Издатель, не считая возможным пропустить такую важную часть повествования, обращается к вопросу «О корени происхождения глуповцев». Эту часть мы будем подробно обсуждать с вами на следующем уроке.

4. Чтение учителем «Описи градоначальников, в разное время в город Глупов от нынешнего начальства поставленным (1731–1826)».

1) «Клементий, Амадей Мануйлович. Вывезен из Италии Бироном, герцогом Курляндским, за искусную стряпню макарон, потом, будучи внезапно произведен в надлежащий чин, прислан градоначальником. Прибыв в Глупов, не только не оставил занятия макаронами, но даже многих усильно к этому принуждал, чем себя и воспрославил. За измену бит в 1734 году кнутом и, по вырывании ноздрей, сослан в Березов.

2) Ферапонтов, Фотий Петрович, бригадир. Бывший брадобрей оного же герцога Курляндского. Многократно делал походы против недоимщиков и столь был охоч до зрелищ, что никому без себя сечь не доверял. В 1738 году, быв в лесу, растерзан собаками.

<...>

4) Урус-Кугуш-Кильдибаев, Маныл Самылович, капитан-поручик из лейб-кампанцев. Отличался безумной отвагой и даже брал однажды приступом город Глупов. По доведении о сем до сведения похвалы не получил и в 1745 г. уволен с распубликованием.

5) Ламврокакис, беглый грек, без имени и отчества и даже без чина, пойманный графом Кирилою Разумовским в Нежине, на базаре. Торговал греческим мылом, губкою и орехами; сверх того был сторонником классического образования. В 1756 г. был найден в постели, заеденный клопами».

Перечисление градоначальников поражает абсурдом и в то же время странным правдоподобием. Делается жутко: что же дальше-то будет с этим несчастным городом? Известна старая пословица: «Если сливки плохи, что же молоко». Начальство – верхи, сливки. До чего они могут довести город, страну? Вот перечень трех последних персонажей:

«20) Грустилов, Эрнст Андреевич, статский советник. Друг Карамзина. Отличался нежностью и чувствительностью сердца, любил пить чай в городской роще и не мог без слез видеть, как токуют тетерева. Оставил после себя несколько сочинений идиллического содержания и умер от меланхолии в 1825 г. Дань с откупа возвысил до пяти тысяч рублей в год». (Обратить внимание ребят на несоответствие: «умер от меланхолии» – но ... дань с откупа довел до пяти тысяч рублей(!).

«21) Угрюм-Бурчеев, бывший прохвост. Разрушил старый город и построил другой на новом месте».

«22) Перехват-Залихватский, Архистратиг Стратилатович, майор. О сем умолчу. Въехал в Глупов на белом коне, сжег гимназию и упразднил науки».

Вы уже изучали историю Отечества. Узнали ли вы в Угрюм-Бурчееве Аркачева, а в Перехват-Залихватском – Николая I?

Далее летописец сообщает нам подробные истории правления некоторых наиболее выдающихся градоначальников, один из которых, Дементий Варламович Брудастый, имел в голове устройство, которое умело произносить лишь два слова: «Разорю!» и «Не потерплю!» Устройство испортилось, местный часовщик брал домой голову градоначальника и пытался починить ее, но не смог и заказал в Петербурге новую. Когда этот факт открылся, градоначальника взяли под арест, а жители прозвали его Органчиком.

Другой градоначальник, Угрюм-Бурчеев, бывший полным идиотом, испытывал чувство глубокого непонимания при виде объекта, который нельзя превратить в прямую линию. Он сломал все дома в городе и задумал остановить реку. Увидев ее в первый раз, он остолбенел:

«Он позабыл ... он ничего подобного не предвидел... До сих пор фантазия его шла все прямо, все по ровному месту. Она устраняла, рассекала и раздвигала моментально, не зная препятствий, а питаясь исключительно своим собственным содержанием. И вдруг... Излучистая полоса жидкой стали сверкнула ему в глаза, сверкнула и не только не исчезла, но даже не замерла под взглядом этого административного василиска. Она продолжала двигаться, колыхаться и издавать какие-то особенные, но несомненно живые звуки. Она жила.

Кто тут? – спросил он в ужасе.

Но река продолжала свой говор...»

Угрюм-Бурчеев ставит себе цель: остановить реку. По его приказанию жители из мусора от разломанного города пытаются построить плотину. Река уносит весь мусор. Однажды жители двинули в реку последнюю груду:

«Река задумалась, забуровила дно, но через мгновение потекла веселее прежнего».

Тогда в реку двинули весь строительный материал: «... река на минуту остановилась и тихо-тихо начала разливаться по луговой стороне». К вечеру разлив стал таким, что не видно было пределов его. Угрюм-Бурчеев уже решил, что у него будет свое море и флот, но утром река снова текла в прежнем русле.

Как вы думаете, что хотел сказать Салтыков-Щедрин, создавая образ реки? Символом чего является река?

Река в книге – символ движения народного сознания, которое не подчиняется чиновничьим законам, символ естественного развития, которое невозможно остановить.

(Вспомним попытку Николая I в 1848 г. провести репрессии против «вольного духа», которые в итоге привели к развитию демократического движения.)

Традицию сатирического изображения представителей власти в советское время продолжили братья Стругацкие («Сказка о тройке»).

Домашнее задание: 1) прочитать отрывок из «Истории одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина: «О корени происхождения глуповцев» (с. 6–14, учебник, II ч.); 2) индивидуальное задание: чтение по ролям фрагментов произведения, подчеркнув сатирическое изображение персонажей; написать сочинение-рассуждение о том, могли ли влиять сатирические произведения Щедрина на общественное мнение и общественные порядки тогдашней России; 3) ответить на вопросы № 5, 6, (с. 14, учебник); 4) самостоятельная исследовательская работа по вопросам (см. Приложение).

Приложение

Самостоятельная исследовательская работа.

Учитель разбивает класс на несколько творческих групп, раздает им заранее распечатанные материалы для обсуждения и ставит задачу: определить объект сатиры Салтыкова-Щедрина в главе «О корени происхождения глуповцев». Сатира направлена на общественной строй. Но на что именно в этом общественном строе направлена эта глава?

«Сатирическое изображение появляется в произведении в том случае, когда объект сатиры осознается автором как непримиримо противоположный его идеалу, находящийся с ним в антагонистических отношениях. Ф. Шиллер писал, что «в сатире действительность, как некое несовершенство, противополагается идеалу как высшей реальности». Сатира направлена на те явления, которые активно препятствуют установлению или бытию идеала, а иногда прямо опасны для его существования», – пишет А. Б. Есин1(см. Примечание).

Из этого вытекает второй вопрос: каков идеал автора, если он противоположен объекту сатиры?

Итак, вопроса два:

1) Что является объектом сатиры Салтыкова-Щедрина в названной главе?

2) Какой идеал противопоставляет автор действительности?

Материалы для анализа

1. Басня И. А. Крылова «Лягушки, просящие царя» (первая часть учебника).

Н. М. Карамзин

2. История государства Российского

Отрывок из главы II

«О славянах и других народах,

составивших государство Российское»2 (см. Примечание)

Нестор пишет, что славяне издревле обитали в странах Дунайских и, вытесненные из Мизии болгарами, а из Паннонии волохами (доныне живущими в Венгрии), перешли в Россию, в Польшу и другие земли. <...>

Может быть, ещё за несколько веков до Рождества Христова под именем венедов известные на восточных берегах моря Балтийского, славяне в то же время обитали и внутри России... <...>

Многие славяне, единоплеменные с ляхами, обитавшими на берегах Вислы, поселились на Днепре в Киевской губернии и назывались полянами от чистых полей своих. Имя сие исчезло в древней России, но сделалось общим именем ляхов, основателей государства польского. От сего же племени славян были два брата, Радим и Вятко, главами радимичей и вятичей: первый избрал себе жилище на берегах Сожа, в Могилёвской губернии, а второй на Оке, в Калужской, Тульской или Орловской. Древляне, названные так от лесной земли своей, обитали в Волынской губернии; дулебы и бужане по реке Бугу, впадающему в Вислу; лутичи и тиверцы по Днестру до самого Дуная, уже имея города в земле своей; белые хорваты в окрестностях гор Карпатских; северяне, соседи полян, на берегах Десны, Семи и Сулы, в Черниговской и Полтавской губернии; в Минской и Витебской, между Припетью и Двиною Западною, дреговичи; в Витебской, Псковской, Тверской и Смоленской, в верховьях Двины, Днепра и Волги, кривичи; а на Двине, где впадает в неё Полота, единоплеменные с ними полочане; на берегах же озера Ильменя собственно так называемые славяне, которые после Рождества Христова основали Новгород.

С. М. Соловьёв

3. Русская летопись для первоначального чтения

Предисловие3 (см. Примечание)

Ещё в 1846 году профессор Редкин предложил мне поместить в издаваемой им Новой Библиотеке для воспитания несколько статей по русской истории, приспособленных к понятиям тех читателей, для которых назначалось это издание. Я не нашёл ничего, более соответствующего этой цели, как представить извлечения из древней русской летописи до половины ХIII века на новом русском языке, но с возможным сохранением формы и духа памятника, извлечения не отрывочные, но с характером непрерывного повествования. Начиная этот труд, я руководился следующими побуждениями: во-первых, я думал, что нет ничего доступнее для молодых читателей, как простое и вместе с тем живое повествование древних наших летописцев, повествование безыскусственное о делах юного народа, только что начавшего общественную жизнь с её первоначальными простыми отношениями; во-вторых, я считал полезным познакомить молодых русских читателей с самым важным памятником нашей древней литературы, тем более что многие из них, по своим специальным занятиям, не в состоянии познакомиться с ним в подлиннике, в-третьих, наконец, я имел в виду пользу, какая могла произойти от моего труда для изучения того периода русской истории, который более всего затрудняет юношество в сухих учебниках; причины же, по которым я избрал именно только древнюю русскую летопись до половины ХIII века, надеюсь, будут понятны всякому, кто знаком с источниками нашей древней истории: известно, что летописи после половины ХIII века теряют уже те живые краски, которыми отличаются летописи древние.

Профессор Сергей Соловьёв


Глава 1

<...> От тех славян разошлись по земле многие народы и назвались каждый своим именем, где кто сел на каком месте; так, например, одни поселились на реке именем Морава и назвались моравами, и другие назвались чехами; а вот тоже славяне: белые хорваты, сербы и хорутане. Когда волохи напали на славян подунайских, поселились сзади них и стали их притеснять, то славяне опять начали двигаться к северу: так они пришли и сели на Висле и прозвались ляхами; от этих ляхов пошли и поляки, лутичи, мазовшане, поморяне. Другие славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, иные древлянами, потому что стали жить в лесах; а некоторые стали между Припетью и Двиною и назвались дреговичами; полочане прозвались от речки именем Полоты, которая впадает в Двину. Те, которые поселились около озера Илменя, прозвались своим именем, славянами; они построили себе город, назвали его Новгородом. Так разошелся славянский народ.

Все эти племена жили особо друг от друга, каждое на своём месте с своими нравами, обычаями и преданиями. У полян были обычаи кроткие и тихие, а другие жили как звери.

В. И. Даль

4. Пословицы и поговорки русского народа (1862)

Из раздела «Русь Родина»4 (см. Примечание)

Русский человек не боится креста, а боится песта.

Русский человек любит авось. Русский на авось и взрос.

Русский крепок на трёх сваях: авось, небось да как-нибудь.

От москаля хоть полы обрежь да беги.

Новгородцы такали, такали, да Новгород и протакали (об уничтожении веча новгородского или о покорении Новгорода).

Московские люди землю сеют рожью, а живут ложью (старин.).

Коломенцы – чернонёбые. Клиновцы – лапотники.

Дмитровцы – лягушечники, болотники.

Луговцы – разносчики. Ладожане – щуку с яиц согнали.

Хороши и пироги, а гуща и пуще (дразнят новгородцев гущеедов).

Новгородцы – долбёжники. Упрям, как новгородец.

Крещане (Крестцы) – лапотники. Кирилловцы – кашехлёбы.

Псковичи – капустники, мякинники, ершееды.

Псковичи – небо кольями подпирали (три дня сходка стояла, думая, что делать? Туча нависла; решили подпереть кольями).

Тверитяне – ряпушники.

Кимряки – сычужники. Петуха на канате держали, чтоб на чужую землю не ходил.

Новоторы5(см. Примечание) – воры, (говорят осташи, которым отвечают: и осташи хороши).

Ржевцы: ряпуха тухлая. Собачники. Отца на кобеля променяли. Козу сквозь забор пряником кормили.

Старичане – петуха встречали с хлебом-солью. Пришёл грозен посол под Старицу: шуба навыворот, сам низенек, а поперёк о пяти охватах; словечка не молвит, а только шипит: ан это – индейский петух.

Кашинцы – собаку за волка убили да деньги заплатили.

Калязинцы – свинью за бобра купили; собаку за волка купили.

Бежечане – колокольню рожком подбили.

Зубчане – таракана на канате на Волгу поить водили.

Владимирцы – каменщики; клюковники.

Муромцы – вертячие бобы; рогатые орехи; калачники.

Шуяне – беса в солдаты отдали.

Ростовцы: вислоухие, лапшееды; родимое озеро соломой зажигали.

Пошехонцы – слепороды: в трёх соснах заплутались. За семь вёрст комара искали, а комар на носу. На сосну лазили, Москву смотрели. Я слушаю: кто свищет? Ан это у меня в носу. Ноги под столом перепутали.

Угличане: толокном Волгу замесили.

Романовцы: барана в зыбке качали.

Любимцы – козу пряником кормили.

Княгининцы – шапошники. Шапками обоз закидали.

Арзамасцы – гусятники, луковники.

Костромичи: лапти растеряли, по дворам искали, было шесть – стало (нашли) семь.

Галичане – корову на баню втащили.

Чухломцы – чухломской рукосуй! Рукавицы за пазухой, а других ищет.

Город Архангельский, а народ в нём диавольский.

У нас на Ваге и уха с блинами. Вагане – кособрюхие.

Холмогорцы – заугольники (смотрели на Петра из-за углов).

Олончане: олонцы – добры молодцы. Наши молодцы ни бьются, ни дерутся, а кто больше съест, тот и молодец. У нас один молодец съел тридцать пирогов с пирогом, да всё с творогом. Ел, ел – что-то лопнуло. Не брюхо ли? Нет, ремень лопнул с пряжкой.

Вологодцы – телёнка с подковой съели; Толоконники – Волгу толокном замесили.

Вятичи – слепороды.

Хлыновцы корову в сапоги обули (краденую, чтобы следу не было).

Хлыновские воры.

Курский вор. Нет у белого царя вора супротив курянина.

Орловцы – безменщики; проломанные головы.

Орёл да Кромы – первые воры, да и Карачев на поддачу.

Брянцы – куролесы.

В Севске поросёнка на насест сажали, приговаривая: цайпайся, цайпайся, курочка о двух лапках, да держится.

Болховитяне рака со звоном встречали: вот воевода к нам ползёт, а щетинку в зубах несёт.

Калужане: козла в соложёном тесте утопили.

Туляк – стальная душа. Блоху на цепь приковали.

Ефремовцы – в кошеле кашу варили.

Одоевцы: Молодеч, а молодеч! Продай за грош постных яиц (огурцов. Тул.).

Крапивенцы – сено с колокольным звоном встречали (думая, что это воевода. Тул.).

Рязанцы – кособрюхие, синебрюхие. Мешком солнышко ловили, блинами острог конопатили. (Сuнебрюхие от синих рубах. В битве с москвичами солнце было в лицо рязанцам: они стали ловить его в мешок, чтоб выпустить на врагов. По приказу: проконопатить острог, рязанцы всё откладывали дело – до масленицы, тут их приструнили, они и проконопатили его блинами.)

Егорьевцы – коновалы, головотяпы.

Пензенцы толстопятые. В Москве свою ворону узнали.

Темниковцы – совятники; сову в озере крестили.

Смоляне миром блоху давили.

Уроки 42–43

Анализ отрывка из «ИСТОРИИ ОДНОГО ГОРОДА»
М. Е. САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА: «О КОРЕНИ
ПРОИСХОЖДЕНИЯ ГЛУПОВЦЕВ»

Цели урока: заинтриговать учеников, побудить у них желание понять смысл этой главы, настроить на самостоятельную исследовательскую работу; показать учащимся, что «История...» – пародия на официальные исторические сочинения; выяснить, что является объектом сатиры в главе «О корени происхождения глуповцев»; подчеркнуть, что идеалом писателя являются честные, благородные и умные люди; отметить стиль произведения.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Сообщение темы и цели урока.

III. Работа по теме.

1. Беседа по вопросам.

Каковы ваши ощущения, впечатления после первого прочтения главы?

Что хотел сказать Салтыков-Щедрин, живописуя легендарную историю Глупова?

Какие параллели с современностью вы можете провести?

2. Выступления учащихся (самостоятельная исследовательская работа творческих групп).

Учитель. Основной задачей наших творческих групп было определить объект сатиры Салтыкова-Щедрина в главе «О корени происхождения глуповцев».

Мы уже выяснили, что сатира направлена на общественный строй. Но на что именно в этом общественном строе направлена эта глава? В этом и пытались разобраться наши исследователи, опираясь на уже изученную басню Крылова «Лягушки, просящие царя», отрывок из II главы «Истории государства Российского» Карамзина, предисловие «Русской летописи для первоначального чтения» профессора Соловьева и книгу В. И. Даля «Пословицы и поговорки русского народа».

«Сатирическое изображение появляется в произведении в том случае, когда объект сатиры осознается автором как непримиримо противоположный его идеалу, находящийся с ним в антагонистических отношениях. Ф. Шиллер писал, что «в сатире действительность, как некое несовершенство, противополагается идеалу как высшей реальности». Сатира направлена на те явления, которые активно препятствуют установлению или бытию идеала, а иногда прямо опасны для его существования», – пишет А. Б. Есин в книге «Принципы и приемы анализа литературного произведения» (М.: Флинта; Наука, 2002, с. 68).

Из этого вытекает второй вопрос: каков идеал автора, если он противоположен объекту сатиры?

Итак, вопроса два:

1) Что является объектом сатиры Салтыкова-Щедрина в названной главе?

2) Какой идеал противопоставляет автор действительности?

IV. Подведение итогов урока.

Объектом сатиры отчасти являются официальные исторические сочинения. В главе «О корени происхождения глуповцев» Салтыков-Щедрин использует данные, собранные В. И. Далем. У Даля пословицы, присловья, поговорки, часто являющиеся по существу дразнилками, обидными прозвищами, отражающими самые плохие качества жителей разных городов и деревень, объединены в разделе «Русь – Родина». Какова же самооценка русского народа»? Этот вопрос необыкновенно актуален и сейчас, в наши дни (вспомните монологи М. Задорнова, в которых он говорит, что русские с удовольствием ругают себя и восхищаются Европой и Америкой).

Обратите внимание, что Салтыков-Щедрин употребляет присловья, собранные Далем, не имея в виду конкретные города или местности, а показывая собирательное отношение народа к самому себе. Писатель как бы говорит нам: неужели это все, что можно сказать о Руси и России? Неужели во всей стране только и есть, что воры и недотепы? В читателе рождается чувство протеста, хочется доказать, что не все таковы: есть и лучшие, достойные люди. Мы не видим их в произведении Щедрина, но чувствуем, что именно честные, благородные и умные люди являются идеалом писателя, ради утверждения которого он высмеивает все недостатки.

Объектом сатиры в главе является самооценка русского народа, отсутствие навыков самоуправления, утопическая надежда на справедливое единоличное правление.

Идеалом писателя можно назвать реальную оценку народом лучших своих качеств, развитие навыков самоуправления, понимания того, что самодержавие – не панацея от всех бед: по Сеньке и шапка. Каждый народ достоин своего правителя.

V. Работа над стилем произведения.

1. Слово учителя.

Салтыков-Щедрин вновь, как в сказках, обращается к русскому фольклору. В начале главы писатель пародирует офи-циальные исторические сочинения с их лексикой и стилистикой, а затем погружает читателя в фольклорную стихию. Он творчески переосмысливает русские присловья, парадоксальные прозвища и выражения, которыми жители городов награждают своих соседей, и выводит их в текст сказки-притчи, родственной басне Крылова «Лягушки, просящие Царя». Основной прием басни – аллегория (иносказание), Салтыков-Щедрин сочетает иносказания с гротеском.

2. Чтение по ролям (индивидуальное задание: с. 8–9, учебник, II ч.).

3. Определение интонаций в произведении.

Сказочные интонации мы слышим в этой главе.

«И повел их вор-новотор сначала все ельничком да березничком, потом чащей дремучею, потом перелесочками, да и вывел прямо на поляночку, а посередь той поляночки князь сидит».

Найдите фразы, в которых слышатся интонации летописей, сказочные интонации.

Какой прием использует автор в предложении:

«И прибых собственною персоною в Глупов и возопи:

Запорю!»?

(Комический эффект вызывает сочетание канцеляризма «собственною персоною» и архаичных глагольных форм: «прибых» и «возопи».)

Вывод по теме урока:

В чем же пафос сатиры Салтыкова-Щедрина? (Пафос – ведущий эмоциональный настрой произведения.) Пафос сатиры Салтыкова-Щедрина в утверждении положительных идеалов общества через осмеяние явлений, препятствующих установлению или существованию идеала.) Высмеять зло, чтобы утвердить добро.

Домашнее задание: прочитать рассказ Лескова «Старый гений».

Урок 44

Н. С. ЛЕСКОВ «СТАРЫЙ ГЕНИЙ»

Цели урока: продолжить тему «Сатира на чиновничество», познакомить с рассказом Лескова «Старый гений»; отметить отношение Лескова к России, подчеркнуть, что писатель скорбит о том, что природный талант русского народа не сопряжен с образованностью.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Сообщение темы и целей урока.

III. Работа по теме.

1. Слово учителя с элементами беседы.

Николай Семенович Лесков... Что скажет вам это имя? Какие страницы его остались в памяти? Можно ли Лескова пересказывать? или лучше читать? А если сравнить Лескова с другими писателями?

Да, читать его несравненно труднее! Почему? Как относитесь к «неправильностям» в языке Лескова, к его «некнижности», а подчас и «нелитературности»?

Узнайте автора, а среди них – Лескова и обоснуйте ваше мнение о принадлежности прочитанного фрагмента тому или иному писателю.

2. Викторина.

«На другой день поехали государь с Платовым в кунсткамеры. Больше государь никого из русских с собой не взял, потому что карету им подали двухсестную.

Приезжают в пребольшое здание – подъезд неописанный, коридоры до бесконечности, а комнаты одна в одну, и, наконец, в самом главном зале разные огромные бюсты, и посередине под валдахином стоит Аболон полведерский».

(Лесков)

«На дворе была метель; ветер выл, ставни тряслись и стучали; все казалось <...> угрозой и предзнаменованием <...>. Метель не утихала; ветер дул навстречу, как будто силясь остановить...»

(Пушкин)

«Был еще на руднике такой случай. В одном забое пошла руда со шлифом. Отобьют кусок, а у него, глядишь, какой-нибудь уголышек гладехонек. Как зеркало блестит, глядись в него – кому любо.

Ну, рудобоям не до забавы. Всяк от стариков слыхал, что это примета вовсе худая.

Пойдет такое – берегись! Это хозяйка горы зеркало расколотила. Сердится. Без обвалу дело не пройдет».

(Бажов)

«Между тем черт крался потихоньку к месяцу и уже протянул было руку схватить его, но вдруг отдернул ее назад, как бы обжегшись, пососал пальцы, заболтал ногою и забежал с другой стороны, и снова отскочил и отдернул руку. Однако ж, несмотря на все неудачи, хитрый черт не оставил своих проказ. Подбежавши, вдруг схватил он обеими руками месяц, кривляясь и дуя, перекидывал его из одной руки в другую, как мужик, доставший голыми руками огонь для своей люльки; наконец, поспешно спрятал в карман и, как будто ни в чем не бывало, побежал дальше».

(Гоголь)

«Сюда, к Лежачему камню, пришли дети в то самое время, когда первые лучи солнца, пролетев над низенькими корявыми болотными елочками и березками, осветили Звонкую Борину, и могучие стволы соснового бора стали как зажженные свечи великого храма природы. Оттуда сюда, к этому плоскому камню, где сели отдохнуть дети, слабо долетало пение птиц, посвященное восходу великого солнца».

(Пришвин)

«Государь взглянул на пистолю и наглядеться на может.

Взахался ужасно.

<...>

А Платов ... опустил правую руку в свои большие шаровары и тащит оттуда ружейную отвертку. Англичане говорят: «Это не отворяется», а он, внимания не обращая, ну замок ковырять. повернул раз, повернул два – замок и вынулся. Платов показывает государю собачку, а там на самом сгибе сделана русская надпись: «Иван Москвин во граде Туле».

Англичане удивляются и друг дружку поталкивают:

Ох-де, мы маху дали.

А государь Платову грустно говорит:

Зачем ты их очень сконфузил, мне их теперь очень жалко».

(Лесков «Левша»)

Какова главная мысль этого лесковского рассказа? (Богата талантами русская земля. Такого мастерства есть люди, что даже блоху подковать им по плечу. Несладко им живется, но для них главным всегда была любимая дорога и родина. А охотников видеть «удивления» только в заморских странах всегда было немало.)

3. Чтение статьи «Н. С. Лесков и его герои, его отношение к России» (с. 25–26, учебник, II ч.).

4. Викторина заглавий.

Можно ли узнать Лескова по одним лишь названиям?

Угадай, какие из них принадлежат Лескову: «Бедная Лиза», «Наталья, боярская дочь», «Запечатленный ангел», «Герой нашего времени», «Тупейный художник», «Египетские ночи», «Нос», «Село Степанчиково и его обитатели», «Месяц в деревне», «Очарованный странник», «Старый гений».

5. Работа с текстом рассказа «Старый гений».

Беседа по вопросам.

1) Какие чувства вызвало у вас прочитанное произведение?

2) Какое историческое время переживают персонажи рассказа?

3) Рассмотрите иллюстрацию И. Пчелко (с. 24, учебник). Такими ли вы представляли себе героев рассказа?

IV. Подведение итогов.

Почему рассказ назван «Старый гений»?

В чем смысл эпиграфа к рассказу?

Домашнее задание: (по вариантам) подготовить рассуждение на тему «Кто виноват в страданиях героини?»; пересказ одного из эпизодов рассказа (или всего рассказа); прочитать рассказ Толстого «После бала».

Урок 45

Л. Н. ТОЛСТОЙ: СТРАНИЦЫ БИОГРАФИИ.
РАССКАЗ «ПОСЛЕ БАЛА»

Цели урока: представить вехи жизненного пути Л. Н. Толстого, обратившись к личному опыту и знаниям учеников; познакомить учащихся с «Делом солдата Шебунина»; начать работу над рассказом «После бала».

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Сообщение темы и целей урока.

III. Работа по новой теме.

1. Беседа с учащимися по вопросам.

Какие ассоциации возникают у вас, когда вы слышите имя Льва Николаевича Толстого?

Как вы представляете внешность этого человека?

Каким вы видите его внутренний облик?

(Л. Н. Толстой – мудрый и глубоко понимающий людей человек. Вспомнить рассказ «Кавказский пленник», повесть «Детство», фильмы по его произведениям.)

2. Рассматривание портрета Л. Н. Толстого работы Н. Н. Ге, написанный в 1884 г.

Какое впечатление оставляет у вас этот портрет? (Впечатление глубокого спокойствия духа и в то же время напряженной работы мысли. Ге рисовал писателя, когда тому было 56 лет.)

3. Беседа по теме урока.

Каковы же вехи жизненного пути? Каковы истоки творчества Толстого?

Да, конечно же, детство, любимая, неразлучная Ясная Поляна! Но где же истоки творчества? Какие страницы помогут нам их ощутить?

Перенесите в тетради «опорные» слова и словосочетания, которые запечатлели бы нравственные, духовные и, конечно же, эстетические («прекрасные»!) истоки личности и творчества писателя. («Счастливая, невозвратимая» пора детства; семейный уют, родители и близкие; радости и огорчения дружбы; простое сердце Натальи Савишны и Карла Ивановича; раскаяние и прозрение детских лет...)

Попробуем представить географию жизненного пути Льва Николаевича Толстого и перенесем ее в тетради; тут же, под каждым географическим именем, дадим его лаконичную расшифровку:

Ясная Поляна → Казань → Ясная Поляна → Кавказ

↓ ↓ ↓

Детство Университет Возвращение Военная служба

Как Толстой оказался в Казани? (Увы, в силу горестных обстоятельств: смерть матери (помните главу «Горе» в «Детстве»?), а затем и отца, не очень-то приятная опека тетушки, живущей в Казани, и переезд к ней, поступление в один из старейших российских университетов...)

Что означает возвращение в Ясную Поляну?

Это отнюдь не обычное возвращение! Поскольку юный граф Толстой спешит в Ясную Поляну, не закончив юридический факультет и, стало быть, не получив университетского диплома, странно, не правда ли? Этот неожиданный поворот в жизни будущего писателя очень подробно объяснен в рассказе Толстого «Утро помещика», герой которого, князь Нехлюдов, оставляет университет и возвращается в родное имение... И вдруг ..., но посмотрите на эту фотографию и найдите на ней графа Толстого (перед классом – фотография «Л. Н. Толстой среди сотрудников «Современника»).

Да, новый и еще более резкий поворот, совсем уже неожиданный поворот в жизни Толстого: он офицер, участник кавказской войны.

Как объяснить это?

Никто графа Толстого на военную службу не призывал! Но таков уж был его характер, жаждавший бури прямо-таки как лермонтовский парус: жизнь в Ясной Поляне казалась слишком спокойной и благополучной, к тому же мучительные разочарования, несбывшиеся надежды, рухнувшие планы, пока отнюдь не литературные (об этом смятении молодого графа Толстого – в «Утре помещика»), и будущий писатель надеется найти успокоение в полной опасности армейской службе, полагая, как и лермонтовский Печорин, «что скука не живет под чеченскими пулями».

Удивляетесь? Но Толстой на наше удивление ответил бы словами-строками все того же любимого Лермонтова:

Еще не знаешь ты, кто я!

Утешься: нет, не мирной доле,

Но битвам, родине и воле

Обречена душа моя!..

Между прочим, офицерская доля, которую вдруг избирает Толстой, совсем не обязывает его служить непременно на Кавказе: потомок древнего боярского рода, граф Толстой мог бы выбрать и гвардию, служить в столице, как пушкинский Дубровский, так нет же, его понесло на Кавказ! Почему?

Напряженно, внимательно вглядывается он в обычаи горцев, чувствуя к ним отнюдь не враждебность, а напротив, сердечное расположение, даже влечение (вспомните «Кавказского пленника»).

Толстой на войне, оказывается, отнюдь не войны искал, а человека, человеческого участия людей друг к другу и, как на протяжении всей своей жизни, – «зеленую палочку», которая подскажет, «как сделать всех людей счастливыми».

Оставил ли Кавказ существенный след в судьбе Толстого? Несомненно! Этот вольный край сыграл решающую роль в его судьбе: здесь, на Кавказе, Толстой стал писателем! Как вы думаете, почему литературный дебют Толстого связан с Кавказом, какое произведение стало его первой книгой? Повесть «Детство»! Таким был этот странный великий человек, бесстрашный офицер, таивший в душе своей мечту о том, как вернуть людям «простоту, добро и правду», которые навсегда слились в памяти его сердца со «счастливой невозвратимой порою» детства...

Давайте теперь еще раз попытаемся представить живого Толстого, каким он был в своей обычной, повседневной жизни. Попробуйте найти точные определения его личности и запишите их.

(Гуманный, великодушный, милосердный, отзывчивый, правдивый, мудрый, самоотверженный, бесстрашный, бескомпромиссный...)

А, как вы думаете, складывались отношения Толстого с армией, с русским солдатом?

Заглянем в Ясную Поляну в тот самый день, который станет одним из особенно мучительных и переломных для Толстого...

Мы застанем его в состоянии какой-то непонятной тревоги, даже смятения: писатель буквально не находил себе места. Что же стряслось, что могло в такой степени вывести его из равновесия? А случилось вот что...

4. Рассказ ученика-ассистента (или учителя).

«До Ясной Поляны донеслись известия о событиях, разыгравшихся в полку, расквартированном неподалеку: солдат ударил офицера! Событие для армии действительно из ряда вон выходящее! Однако не само событие потрясло Толстого, сколько его последствия: вот-вот состоится суд, исход которого предрешен: солдат будет предан «смертной казни расстрелянием», как сформулировали единственную меру наказания за подобное преступление законы, действовавшие в армии. Но автор «Севастопольских рассказов» не мог дать в обиду солдата – «солдатика», как не без нежности называл писатель «хранителя» земли Русской, мученика тяжкой рекрутчины... Но как? Как спасти Ивана Шебунина – Лев Николаевич только что узнал имя «преступника», посмевшего поднять руку на «их благородие», – как спасти его от позорной смерти – не на поле брани, где он показал бы всю меру своей отваги, а на дворе солдатской гауптвахты, а может быть, и на плацу, на глазах товарищей, где он будет не убит – расстрелян, – ими, товарищами, расстрелян?.. И вдруг его осенило: «Смогу!» К барскому дому подлетела коляска: граф толстой приказал «мигом ехать» в соседнюю деревню, в полк... Легко представить смятение офицеров, когда в их полк пожаловал прославленный писатель. «Ради мужика? Помилуйте, Лев Николаевич!» – они пытались отговорить Толстого от его безумного, как им казалось, решения: выступить на суде защитником солдата Шебунина. Представляете, какой резонанс будет иметь «дело солдата Шебунина» с участием в качестве адвоката графа Толстого, едва ли не самого влиятельного в России человека! Кажется, это был единственный в жизни Толстого случай, когда он с благодарностью вспоминал годы учебы, – увы, незавершенной, но не пропавшей даром – на юридическом факультете Казанского университета... «Я бы хотел поговорить со своим подзащитным», – языком юриста-профессионала заявил Толстой. И вот перед ним «возмутитель спокойствия»! Писатель, взглянув на него, не поверил, что этот неказистый, робкий, вмиг растерявшийся не солдат, а действительно «солдатик» мог поднять на кого-нибудь руку, тем более – на офицера. Толстой невольно вспомнил и покорных ратной воле солдат из «Севастопольских рассказов», и особенно кроткого Платона Каратаева из «Войны и мира», образ которого он с такой любовью создавал на страницах романа-эпопеи... А сейчас Платон Каратаев, обернувшийся Иваном Шебуниным, растерявшись, с трудом связывал слова, пытаясь объяснить «их сиятельству», как «бес его попутал». И как «их благородие» изо дня в день измывался, «бил так, что не приведи Господи», «уж не зная, куда деться», «уж простите, меня, Ваше сиятельство, я так, и эдак винился, пусть стреляют меня, – виноват, что уж говорить...» Вероятно, так каялся бы Платон Каратаев, если бы его «бес попутал...» Толстым овладело состояние, которое он передал в первой же фразе своего памфлета против смертной казни, в заглавии его: «Не могу молчать!»... Наступил день суда. Толстой с непривычной для него ролью адвоката справился блестяще: юридически безупречно доказал виновность отнюдь не солдата Шебунина, а следовательно, если и не абсолютную его невиновность, то «смягчающие вину обстоятельства» граф Толстой представил суду неопровержимо... Но, увы, обстоятельств этих не признавали армейские законы. И тем не менее члены суда были в замешательстве... Но подчинились-таки они букве закона: Шебунин был приговорен к расстрелу. Толстой, потрясенный, возвращается в Ясную Поляну, вне себя от того, что он бессилен спасти Шебунина. Он настолько в смятении от случившегося, что забыл о неотложных литературных замыслах, о рукописях, которые ждали его пера, – в мыслях его только солдат, дни которого сочтены... И вдруг Толстой вспомнил, что среди высокопоставленных чиновников генерального штаба есть влиятельные лица, упорно добивающиеся знакомства с ним, досаждающие письмами, мечтающие о приглашении в Ясную Поляну. Толстой тут же написал несколько писем, адресовав их тем, кто был в силах спасти Шебунина. Отказать Толстому не посмел никто, и в полк, где вот-вот должен быть приведен в исполнение смертный приговор, летит депеша, отменяющая его. Она, увы, опоздала... Что же Толстой? Толстой, как никогда прежде, не мог молчать. Он прекрасно понимал, сколько еще в России Шебуниных, сколько истязаемых, униженных и оскорбленных, а то и ждущих своего смертного часа! Лев Николаевич не смог спасти беззащитного солдата юридическими доводами, соображениями гуманности и справедливости, взывая к христианскому чувству тех, от кого зависела судьба солдата, но Толстой мог защитить его, пробудить раскаяние в «их благородиях» как писатель. И он создает страницы, занимающие среди его произведений особое место, – даже рядом с «Севастопольскими рассказами» и «Войной и миром».

5. Чтение с отдельными купюрами завершающих страниц рассказа «После бала» (в зависимости от оставшегося времени можно увеличить или сократить объем текста сохранив финальную сцену).

«... С бала я уехал в пятом часу (утра, разумеется), пока доехал домой, посидел дома...»

IV. Подведение итогов урока.

Как вы считаете, стоило ли рассказывать о судьбе безвестного солдата Ивана Шебунина?

Помните, как озаглавил Толстой свой рассказ? «После бала». Но началось-то все, несомненно, с БАЛА! Что же могло на нем произойти, если за ним последовала жуткая сцена на плацу – истязание жалкого, беззащитного человека, которого даже «братцы» не пожалеют, не «помилосердствуют», как бы он их ни умолял?

И почему произошло это именно «после бала»: что за странное совпадение?

И причем здесь полковник и перчатка его, которой он хлещет по лицу солдата, посмевшего «промазать», – подробность, на которую вы, надеюсь, обратили внимание.

Домашнее задание: перечитать рассказ, составить план (сложный, так как само название подсказывает, на сколько частей можно разделить это произведение; попытаться ответить на поставленные вопросы.

Уроки 46–47

художественные особенности рассказа
«после бала»

Цели урока: отметить художественные особенности рассказа; подчеркнуть особую роль образа повествователя-рассказчика Ивана Васильевича, «монолог души» которого составляет самый чувствительный нравственно-психологический нерв, художественный смысл рассказа.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Работа по теме.

1. Слово учителя с элементами беседы.

Мы начали читать рассказ Толстого с завершающей страницы.

По-моему, все были потрясены эпизодом на плацу, как он мог появиться в рассказе?

Да, конечно же, «по вине» Толстого с его болью за солдата, за любого униженного и оскорбленного, а тем более безжалостно истязаемого. Но ведь самого автора в рассказе словно бы и нет, хотя написан он ... – подскажите «лицо» повествователя – 1-е! Это автор? Нет, Иван Васильевич! Не будь его, мы бы ничего не узнали об армейских нравах, об участи безымянного солдата, нещадно избиваемого шпицрутенами! Вот, оказывается, какова роль Ивана Васильевича в рассказе! Ведь все началось с того, что рассказчик это увидел! А потом рассказал! Так рассказал, что нам трудно было сдержать слезы. Особенно там, где – помните? – «Братцы, помилосердствуйте!» Но братцы не милосердствовали... А ведь мог Иван Васильевич рассказать и иначе, и мы бы, вероятно, по-другому отнеслись к эпизоду на плацу, но...

С какой стати Иван Васильевич об этом вдруг рассказал? Да, это был случай, перевернувший его жизнь. А ведь именно случай, случайность, как на этом настаивает рассказчик, определяет судьбу человека. Могло ли в жизни Ивана Васильевича не случиться того туманного, хмурого утра, когда он услышал «звуки флейты и барабана», а затем удары шпицрутенов и увидел вдали «много черных людей»? А почему бы и нет? Но у Толстого...

Вот она, неожиданная развязка – «звуки флейты и барабана» словно продолжают «мотив мазурки»... Рассказ в рассказе! Воспоминания Ивана Васильевича, его монолог. Толстой позволил себе лишь в начале рассказа, после первой фразы Ивана Васильевича, представить его читателю, а далее не перебивать... И мы тоже стали его слушателями. Чем же так захватил нас рассказ? почему и чем он интересен? Самим Иваном Васильевичем!

Не столько тем, о чем он рассказывает, – сколько тем как и особенно – почему, с какой стати вдруг разговорился, да так, что Толстому едва хватило целого рассказа. Иван Васильевич удивил, вероятно, нас самой «манерой отвечать на свои собственные ... мысли», без которой не было бы ни его рассказа, ни, естественно, рассказа Толстого. Иван Васильевич рассказывал не столько своим приятелям, сколько – себе! Это внутренний монолог его, невольно сорвавшийся с уст. Кажется, его не очень-то занимает, слушают ли его, – ему надо выговориться, себе ответить на вопросы, давно его мучившие.

Какие это вопросы?

«Что хорошо, что дурно?»

Какая-то досада, сожаление и грусть сквозят в этих вопросах.

Любопытно, имел ли в виду Толстой нас, читателей, когда писал устами Ивана Васильевича эту страницу? Ведь рассказ постоянно задевает читателя вопросами, будоражит. Обратили внимание, что в молодости, в студенческие годы, герой попросту не задавал себе этих вопросов? Хорошо ли это, что в его юности не было «никаких кружков, никаких теорий»?

Да и о каких «кружках» идет речь и что это за «теории»?

Привычное слово «кружок» таит у Толстого весьма сложный, даже «загадочный» смысл, «теории» – тем более: это отнюдь не наши сегодняшние школьные кружки. Это «сходки» юных энтузиастов, которые, собираясь по 5–6 человек, говорили «о Боге, о правде, о будущности человечества, о поэзии», говорили «иногда вздор, восхищались пустяками», но как говорили! Кружок Белинского, кружок Герцена...

О, как далек от них был юный герой Толстого, окунувшийся в вихрь удовольствий и развлечений! Бал... Благодаря искусству Толстого, мы вдруг оказываемся в «зале прекрасной с хорами». Каково вам на нем? Почему с таким интересом и волнением всматриваемся мы в картины бала? Можно ли назвать те мгновения, когда Иван Васильевич, счастливый, «обнимает весь мир своей любовью», танцуя с Варенькой, кульминационным? Нет, наше внимание, как и всего зала, на Вареньке в паре с отцом!

«Вся зала следила за каждым движением пары», – замечает рассказчик.

Но почему же наш взор больше следит за полковником, чем за его дочерью очаровательной?

Попытаемся, как в киносценарии, воссоздать мизансцены, которые словно разыгрывает полковник Б.: вот он входит в мазурку, «закинув на левую сторону руку, вынув шпагу из портупеи ... и, натянув замшевую перчатку на правую руку», со словами «надо все по закону» становится «в четверть оборота (никак не иначе, ни малейшей вольности: непременно «в четверть оборота»!), выжидая такт», а затем ... «бойко топнул ногой, выкинул другую ... с топотом подошв и ноги об ногу...»

Но как топорно, грубо, по-солдафонски он танцует! Словно Устав соблюдая! А если вспомнить подробности к танцу непосредственно не относящиеся? Знаковые приметы его портрета: «выпяченная по-военному грудь, с сильными плечами и длинными, стройными ногами». Но начинает-то рассказчик с друго-го – с лица полковника Б., «очень румяного, с белыми a la Nicolas I подвитыми усами» и т. д. все с тем же «a la Nicolas I», – как у императора! И наконец, открытым текстом: «... Он был воинский начальник типа старого служаки николаевской выправки...» Служака николаевской выучки, он командует экзекуцией точно так же, «по закону», по всем правилам, как и танцует на балу...

А не заметили, как Толстой гениальным штрихом как бы объединяет полковника на балу и на плацу в единый, органичный образ? Да, это примечательная замшевая перчатка, с которой он не расстается: она элегантна на его руке во время танца и так кстати ему пришлась, чтобы ею отхлестать по лицу солдата, недостаточно метко опустившего свой шомпол на изувеченную спину товарища.

Но обратимся вновь к Ивану Васильевичу. Он «не только любовался, но с восторженным умилением» смотрел на Вареньку и ее отца, умиляясь даже сапогам его, обтянутым штрипками. Как же можно восхищаться николаевским служакой?! оказывается, можно, если забыть «что дурно, что хорошо», если заглушить в себе «чистоту нравственного чувства» и отдаться восторженной слепоте молодости и только сейчас, уже много пожившим, пробудиться ото сна, да и то не вполне. Однако внутренний голос не дает ему покоя, и сегодняшние противоречивые воспоминания неслучайны...

В стилистике образа полковника Б. прорывается автор, оттесняя своего героя, заглушая, вероятно, более сложные его чувства: не сдержался Толстой, не выдержал до конца перевоплощения своего «я» в образ рассказчика... Что делать: Толстой был натурой неукротимой.

Обратим наше внимание на то, как рассказывает Иван Васильевич о своем прозрении, воскрешении души. Каков характер тех подробностей, из которых складывается рассказ Ивана Васильевича об истязании солдата? Почему ему запомнилось именно это: и то, как, «дергаясь всем телом», шел сквозь строй приговоренный к шпицрутенам, и то, как солдаты опускали их на его спину окровавленную, и то, как унтер-офицеры «толкали его вперед», и почему в памяти Ивана Васильевича осталась мольба солдата: «Братцы, помилосердствуйте!», на что Иван Васильевич словно отзывается с болью и ужасом: «но братцы не милосердствовали», и эта сопричастность боли и страданию другого настолько осязаема, что кажется, будто истязают его самого... неужели Иван Васильевич за несколько часов, прошедших после бала, мог так измениться?

Наконец, окончательная развязка – сугубо житейская: «Любовь с этого дня пошла на убыль». С чего бы это?

Разве в чем-то повинна Варенька, неужели один случай, даже такой, способен прервать такую любовь, еще недавно «обнимавшую весь мир»? И что случилось с Иваном Васильевичем, если ему становится «как-то неловко и неприятно» даже видеться с Варенькой?

III. Подведение итогов урока.

А ваше мнение о том, как распорядился Иван Васильевич своей судьбой, признавая, что он «никуда не годился», а это несравненно трагичнее разрыва с Варенькой; таких людей в России с давних пор принято было называть «лишними»... Да и разве легко самому себе сказать, что «никуда не годишься»? каково отношение автора и ваше, читателей, к такому самоуничижению Ивана Васильевича?

И тем не менее: могла ли судьба Ивана Васильевича сложиться по-другому? А вдруг он не решился бы так круто прервать свой путь и поступил бы в «военную службу», а может быть, в гражданскую ... что тогда?

Домашнее задание: устное творческое изложение по рассказу Толстого «После бала»: «Как всегда, мы были тронуты рассказом Ивана Васильевича...» (страницы Л. Толстого устами тех, кто внимал Ивану Васильевичу; передать впечатление рассказчика от воспоминаний Ивана Васильевича, используя лексико-синтаксические формулы динамики читательского восприятия: вначале я решил, что...; затем, вчитываясь в рассказ, я понял...; мне поначалу показалось...; но вдруг обнаружилось ...; я, как и Иван Васильевич, испытывал симпатию к полковнику Б., даже умилялся им, но, приглядевшись к нему с помощью автора, резко изменил свое отношение: я понял, что ...; первоначальное чувство сменилось...; Ивана Васильевича же, напротив, мне было ...; в нем я открыл наконец...).

Урок 48

ИСТОРИЗМ ЛИТЕРАТУРЫ.
ПРОБЛЕМА САМОВОСПИТАНИЯ.
ПРОБЛЕМА НРАВСТВЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
КАЖДОГО ЗА ЖИЗНЬ ВСЕХ ЛЮДЕЙ

Цели урока: дать ученикам возможность высказать свою точку зрения на проблемы, поставленные автором; акцентировать внимание учащихся на узком и широком понимании историзма.

Ход урока

I. Организационный момент.

II. Проверка домашнего задания.

Как встретили необычное домашнее задание? Удалось ли оно вам? Что затрудняло и как преодолевали затруднения? Как складывался ваш «рассказ о рассказе» (раскройте тайны своей творческой лаборатории)?

Послушаем же тех, кто так прилежно внимал Ивану Васильевичу и, вероятно, навсегда запомнил его историю (выступление учащихся с фрагментами рассказа, их обсуждение и редактирование).

III. Работа по теме урока.

1. Слово учителя.

Рассказ «После бала» оказывает на читателей очень глубокое воздействие. Предлагаю посвятить наш урок такому вопросу: С помощью чего Толстой добивается такого воздействия на читателя? Чем обусловлена глубина впечатления, которую оставляет этот рассказ?

2. Эвристическая беседа с записью учащимися основных выводов (на доске и в тетрадях).

Форма рассказа, композиция, система образов и персонажей сплавлена с мыслью и чувством, рассказ представляет из себя художественное целое.

Кто же является повествователем в этом произведении?

Повествователей два: первый, очевидно, молодой человек, ведет повествование от первого лица – но не единственного, а множественного числа («спросили мы», «сказал один из нас»), т. е. первый повествователь является лицом как бы собирательным. Он вводит нас в ситуацию, в которой происходит беседа молодых людей о влиянии условий на формирование человека; в беседе принимает участие «всеми уважаемый Иван Васильевич».

Итак, второй повествователь, который, собственно и рассказывает главную повесть, – Иван Васильевич. Он ведет повествование об определенном эпизоде своей жизни, от первого лица. Перед нами – рассказ в рассказе.

Как вы думаете, с какой целью обычно автор создает образ повествователя, рассказывающего от первого лица?

Такое повествование усиливает иллюзию достоверности рассказываемого и акцентирует внимание на образе повествователя. Автор словно бы «прячется», но при этом не становится тождественным повествователю.

Автор обращает нас к чувствам, пережитым Иваном Васильевичем в 40-х годах, направляет вектор времени назад, но мы, читатели, чувствуем, что при этом автор смотрит далеко вперед: он видит, что проблемы, которые были в обществе в то время, еще не изжиты, они остаются актуальными и в наши дни.

Итак, время, которое находится в центре внимания, – сороковые годы. Что вы знаете об этом времени? Кто тогда царствовал?

Николая I называли Николай Палкин. Вспомните рассказ Лескова «Человек на часах», рассказ о судьбе часового, спасшего утопающего и жестоко наказанного за это. что было главным для военных чиновников? По закону часовому нельзя оставлять пост. Мы видим, что законы, придуманные людьми, расходятся с законами высшими: оказать помощь гибнущему человеку – это высшая необходимость, и ее не видят начальники провинившегося солдата из-за ширмы устава. И солдат воспринимает наказание как естественное следствие своего поступка.

Вывод:

Итак, перед нами рассказ в рассказе; художественное время первого рассказа (70-е – 80-е гг.) заключает в себе художественное время второго (40-е гг.), а финал выводит нас на новое время – на время, в котором живут читатели, и обращает к проблемам современности.

Какова же композиция рассказа? Какие композиционные приемы использует Толстой в рассказе «После бала»?

Сочетание повтора и противопоставления (зеркальная композиция) – основной композиционный прием рассказа. Противопоставление заложено уже в названии: во время бала – «После бала».

1) Чтение плана, составленного дома (домашнее задание к уроку 43).

2) В рассказе противопоставлены друг другу и образы, и персонажи, и художественные детали.

Коллективное составление основы для таблицы.



Во время бала

После бала

Место действия

Зала у предводителя

Описание улицы

Музыка

«В душе у меня все время пело и слышался мотив мазурки»

«Звуки флейты и барабана». «Неприятная, визгливая мелодия»

Персонажи

Хозяева бала. Варенька. Полковник

Солдаты. Наказываемый. Полковник

Чувства Ивана
Васильевича

Счастлив, блажен, добр. Обнимал весь мир своей любовью

Стыдно… Тоска…

Детали

Перчатка: «надо все по закону»; умилили сапоги; полковник «подвел ее ко мне...»

Бьет перчаткой по лицу солдата...

Делая вид, что не знает, поспешно отвернулся

3) Самостоятельная работа (заполнение таблицы).

Какое противоречие мы видим в рассказе? Есть ли в рассказе конфликт между персонажами или группами персонажей?

Конфликта между героями нет.

Существует ли конфликт внутренний – в душе полковника, отца Вареньки?

Полковник воспринимает свое нежное отношение к дочери и безразличное, жестокое отношение к солдатам как само собой разумеющееся. Страдание солдата не вызывает противоречия в его душе. Как такое возможно? В сцене наказания солдата полковник все тот же – тот же румянец, та же походка. Автор показывает нам вопиющий контраст между самоуверенным полковником и несчастным татарином, усиливая сцену многократным повторением: «... такой же удар упал на него с другой стороны, и опять с этой, и опять с той». Увидев кавалера собственной дочери, полковник поспешно отворачивается. Но стыдно ли ему? Осознает ли он, что бьет беззащитного человека? Он уверен, что имеет полное право ударить солдата.

Где же зерно конфликта?

Мы видим психологический, внутренний конфликт в душе Ивана Васильевича. Его восторженное мироощущение вдруг рухнуло в самой высшей своей точке, когда герой встретился с неприкрытым, торжествующим злом и насилием. Вновь, как в «Человеке на часах», возникает тема противоречия закона и божественной справедливости. Иван Васильевич видит, как полковник выполняет установленный закон, предусматривающий наказание за побег и слышит просьбу татарина о милосердии: «Братцы, помилосердствуйте!» полковник ревностно исполняет букву закона, но не слышит голоса милосердия, голоса Господа в душе.

Проблема Закона и Божественной власти – это важнейшая проблема рассказа. В этом случае Толстой является продолжателем христианской традиции древнерусской литературы, которая начинается со «Слова о Законе и благодати» митрополита Иллариона.

Сознание Ивана Васильевича не может вместить всего ужаса открывшейся ему правды. Он сначала пытается понять, что такое знает полковник, что заставляет его быть жестоким. Со временем внутренний конфликт, затянувшись, перерастает в стихийное противостояние героя и уклада жизни, противостояние личности и среды. Герой не может изменить мир, но может изменить себя в этом мире.

Получили ли мы ответ на вопрос, поставленный в начале произведения: действительно ли «для личного совершенствования необходимо прежде всего изменить условия, среди которых живут люди», или человек способен изменить окружающую жизнь?

Был ли Толстой первым русским писателем, поставившим проблему нравственного совершенствования человека? Кто еще обращался к этой проблеме? (Пушкин в «Капитанской дочке».)

IV. Подведение итогов урока: будьте внимательны к слову.

(На экран проецируются отрывки из публицистических сочинений Толстого.)

1. Работа с публицистическими сочинениями. Л. Н. Толстого.

Из публицистических сочинений Л. Н. Толстого

1) Солдат – бранное, поносное слово в устах нашего народа, солдат – существо, движимое одними телесными страданиями, солдат – существо грубое, грубеющее еще более в сфере лишений, трудов и отсутствия оснований образования, знания образа правления, причин войны и всех чувств человека. Солдат имеет по закону только строго необходимое, а в действительности менее того, чтобы не умереть человеку сильного сложения, – от голода и холода слабые умирают. Наказание солдата за малейший проступок есть мучительная смерть, высшая награда – отличие, дающее ему право, присущее человеку, – быть небитым по произволу каждого. Вот кто защитники нашего отечества...

Дух угнетения до того распространен в нашем войске, что жестокость есть качество, которым хвастают самые молоденькие офицеры. Засекают солдат, бьют всякую минуту, и солдат не уважает себя, ненавидит начальников, а офицер не уважает солдата и наслаждается в присущем каждому человеку чувстве угнетения.

Проект о переформировании армии. 1855 г.

2) В 1820-х годах семеновские офицеры, цвет тогдашней молодежи... решили не употреблять в своем полку телесного наказания, и, несмотря на тогдашние строгие требования фронтовой службы, полк и без употребления телесного наказания продолжал быть образцовым...

Так смотрели на телесное наказание образованные русские люди 75 лет тому назад. И вот прошло 75 лет, и в наше время внуки этих людей заседают в качестве земских начальников в присутствиях и спокойно обсуждают вопросы о том, должно или не должно, и сколько ударов розгами должно дать такому и такому-то взрослому человеку, часто отцу семейства, иногда деду.

Самые же передовые из этих внуков в комитетах и земских собраниях составляют заявления, адресы и прошения о том, чтобы в виду гигиенических и педагогических целей сечь не всех мужиков (людей крестьянского сословия), а только тех, которые не кончили курса в народных училищах...

...Но не тут еще главный вред этого безобразия. Главный вред – в душевном состоянии тех людей, которые устанавливают, разрешают, предписывают это беззаконие, тех, которые пользуются им как угрозой, и всех тех, которые живут в убеждении, что такое нарушение всякой справедливости и человечности необходимо для хорошей, правильной жизни. Какое страшное нравственное искалечение должно происходить в умах и сердцах таких людей, часто молодых, которые, я сам слыхал, с видом глубокомысленной практической мудрости говорят, что мужика нельзя не сечь и что для мужика это лучше.

Вот этих-то людей больше всего жалко за то озверение, в которое они впали и в котором коснеют...

Стыдно! 1895 г.

Какими мыслями связан рассказ с записями в дневнике и приведенными отрывками из публицистических сочинений писателя?

Некоторые литературоведы обращают внимание на то, что картина бала в рассказе дается при вечернем, искусственном освещении, а сцена на плацу – «при свете дня». Перечитайте отрывок из статьи «Так что же нам делать?» (проецируется на экран).

3) ...Люди эти с самым спокойным духом и уверенностью, что они ничего дурного не делают, но что-то очень хорошее, веселятся на бале. Веселятся! Веселятся от 11-ти до 6-ти часов утра, в самую глухую ночь, в то время, как с пустыми желудками валяются люди по ночлежным домам и некоторые умирают, как прачки.

Веселье в том, что женщины и девушки, оголив груди и наложив накладные зады, приводят себя в такое неприличное состояние, в котором неиспорченная девушка или женщина ни за что в мире не захочет показаться мужчине; и в этом полуобнаженном состоянии, с выставленными голыми грудями, оголенными до плеч руками, с накладными задами и обтянутыми ляжками, при самом ярком свете, женщины и девушки, первая добродетель которых всегда была стыдливость, являются среди чужих мужчин, тоже в неприлично обтянутых одеждах, и с ними под звуки одурманивающей музыки обнимаются и кружатся. Старые женщины, часто так же оголенные, как и молодые, сидят, глядят и едят и пьют то, что вкусно; мужчины старые делают то же. Не мудрено, что это делается ночью, тогда, когда весь народ спит, чтобы никто не видел этого. Но это делается не для того, чтобы скрыть; им кажется, что тут и скрывать нечего, что это очень хорошо, что они этим весельем, в котором губится труд мучительный тысяч людей, не только никого не обижают, но что этим самым они кормят бедных людей.

Так что же нам делать? 1886 г.

В чем, по-вашему, смысл такого художественного контраста в рассказе?

Работая над рассказом, Л. Н. Толстой долго думал над его заглавием. Появлялись варианты: «Рассказ о бале и сквозь строй», «Дочь и отец», «А вы говорите...» и, наконец, «После бала». Попробуйте проникнуть в логику писателя: чем он обосновывал изменения названия рассказа? Почему, по-вашему, остановился на последнем?

2. Чтение воспоминаний И. Н. Гинцбурга.

Завершаем урок чтением воспоминаний Ильи Николаевича Гинцбурга (1859–1938) – скульптора, автора многих изображений Толстого; Гинцбург неоднократно бывал в Ясной Поляне.

Из воспоминаний И. Н. Гинцбурга

...Третью статуэтку Толстого я сделал в 1903 году, в августе месяце. Я был тогда в Ясной Поляне с Владимиром Васильевичем Стасовым. Лев Николаевич только что оправился от тяжелой болезни, которую он перенес зимой. Я не думал, что удастся что-нибудь вылепить на этот раз: не хотелось Льва Николаевича беспокоить. Но раз как-то, рассматривая коллекцию фотографий, снятых с Льва Николаевича Софьей Андреевной, я был поражен двумя фотографиями, на которых Толстой был изображен в кругу своей семьи, сидящим в кресле, в обычной своей позе. Фотографии показались мне такими удачными, что я задумал сделать по ним скульптурный набросок и попросил их у Софьи Андреевны на некоторое время. И вот, в то время, пока Стасов был занят писанием, я набросал статуэтку Толстого по фотографиям и по памяти. А вечером, когда Стасов беседовал со Львом Николаевичем, я отправился к себе в комнату и, отрезав голову от статуэтк