1110647
столько раз учителя, ученики и родители
посетили официальный сайт проекта «Инфоурок»
за прошедшие 24 часа
Добавить материал и получить бесплатное
свидетельство о публикации
в СМИ №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок История России СтатьиПовседневность уездного города XІX – начала ХХ вв. как объект исследования школьников (опыт научного руководства в рамках проектов МАН «Искатель»)

Повседневность уездного города XІX – начала ХХ вв. как объект исследования школьников (опыт научного руководства в рамках проектов МАН «Искатель»)

Проверен экспертом
библиотека
материалов

Повседневность уездного города XІX – начала ХХ вв. как объект исследования школьников (опыт научного руководства в рамках проектов МАН «Искатель»)


Долецкий В. В., учитель истории и обществознания муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Средняя школа № 15 города Евпатории Республики Крым»


Одним из важнейших направлений учителя является работа с одаренными детьми, задачами которой являются развитие личности одаренных учащихся, позитивной Я-концепции, творческой самостоятельности, коммуникативных умений. Именно в исследовательской работе в полном объеме раскрываться потенциал сотрудничества преподавателей и учеников, одновременно решаются как образовательные, так воспитательные задачи, формируются коммуникативные и творческие качества. Совместная исследовательская работа позволяет также решать проблемы, возникающие в ходе реализации учебных программ.

Так, в процессе преподавания истории любой преподаватель сталкивается с целым рядом проблем и трудностей, – недостаточный объем аудиторных часов, отведенных для изучения дисциплины; неподготовленность большинства обучаемых к восприятию значительного объема информации за относительно небольшой промежуток времени. Перед преподавателем ставится задача научить школьников не только разбираться в вопросах отечественной истории, но и анализировать исторические документы, получить навыки публичных выступлений и ведения дискуссий, выработать свое отношение к минувшим историческим событиям. Все это возможно преодолеть с помощью совместной работы с одаренными детьми.

Следует отметить и некоторые успехи в этом направлении – наши школьники ежегодна занимают места в рамках научных проектов Малой академии наук Крыма.

Однако перед научным руководителем школьника стоят всегда одни и те же вопросы: как заинтересовать школьника в проведении исследования? как превратить его деятельность в реальную работу с элементами научной новизной, а не в вписывание текса из уже имеющихся источников? как выбрать интересную и недостаточно разработанную тему исследования? Этим вопросам и просвещена данная статья.

Историческая наука накопила значительный методологический инструментарий, однако в процессе развития истории постепенно появляются негативные моменты: сужение диапазона тем исследования до «наиболее значимых», т.е. политической и экономической истории; попытка построения универсальной исторической схемы; экстенсивный характер методологического инструментария, взгляд на фактические данные не как на объект исследования, а как инструмент для научных обобщений более глобального характера.

Традиционный исторический подход, который достаточно четко отделяет региональную историю от истории государства в целом, называя её «историческим краеведением», подсказывает следующее: Евпатория в ХІХ веке не представляет значительно интереса, – здесь не происходит ничего заметного ни в политическом, ни в экономическом плане; это типичный уездный город, каких тыс.ячи в Российской империи; накопление материала по его истории носит краеведческий характер и малоценен для исторической науки.

Исследование на таком микроуровне, каким является общество Евпатории ХІХ веке, не может производиться теми же инструментами, которые применяются для исследования всего общества в целом.

Приведем пример. Проводится исследование на тему «Евпатория в первой половине ХІХ века». Разделение исследования на следующие традиционные структурные элементы, – органы городского управления, демографические показатели, социальная структура, торговля и ремесло, культурная жизнь города, – не только не отражают специфику города, а скорее, подчеркивают его похожесть на любой другой уездный крымский город; различия носят лишь количественный, но не качественный характер. Органы управления можно описывать, не исследуя конкретный город, а описывая законодательство империи о статусе уездного города. Социально-демографические данные и их динамика в указанный период не позволяет сделать сколько-нибудь значимые выводы. В культурной жизни – почти полный застой.

Применимость и ценность такого исследования фактически нулевая. Иначе говоря, стремление представить историю на мироуровне в строгой форме, с расположением «ниш», отводимых каждой отрасли исторического знания, не может иметь успеха.

Ситуация коренным образом меняется, если применить методику исторической антропологии, которая появляется в конце 60-х – сер. 70-х гг. XX в., когда происходит так называемый «антропологический поворот» в мировой историографии. Суть его можно выразить в следующем: если в традиционной истории с приоритетом политического фактора и социальных структур простой человек, «обыватель», со свойственной ему картиной мира, стереотипами восприятия и обусловленной его ментальностью повседневной жизнедеятельностью лишался исторической инициативы и присутствовал лишь в качестве пассивного фона, то «антропологически» ориентированные историки убеждены, что историю делает именно такой «маленький человек», пропуская через свое сознание, соглашаясь или отвергая политические, экономические, идеологические, религиозные и иные элементы.

Общество – это не некая абстракция, обладающая однозначными усредненными характеристиками, а многомерная совокупность конкретных людей, живущих в не менее конкретных населенных пунктах. Не бывает среднестатистического города, типичного обывателя и т.п. Конкретное общество существует в определенном пространстве и в определенном времени, причем и время, и пространство социально структурированы. Традиционная история рассматривает только один «вертикальный» срез, что предельно упрощает рассматриваемые объекты исторического анализа. Антропологически ориентированная история производит «горизонтальный» срез, который имеют бесчисленное множество измерений.

Вернемся к приведенному примеру. Итак, Евпатория в первой половине ХІХ века. Рассмотрим её в несколько ином разрезе, характерном для антропологически ориентированной истории: численность жителей, национальный, социальный, профессиональный, религиозный состав, соотношение полов и возрастов, продолжительность жизни, брачная статистика; занятия жителей, доходы населения и цены на рынке на основные товары, количество лавок и кабаков, потребительская корзина жителя, меню в местном трактире; жилой фонд, цены на жилье; досуг жителей, развлечения и светская жизнь; климат и среднегодовые температурные показатели, стихийные бедствия; градостроительство и архитектура, благоустройство и улиц, транспорт, озеленение города; иные бытовые подробности жизни горожан.

Сравним полученные результаты реализации двух планов исследования – по традиционной структуре и «антропологически ориентированной». Во втором случае мы получаем живую картину повседневности уездного города, в котором каждый день что-либо происходит, путь даже не имеющее какого-либо значения для всей страны.

Общество не только многомерно, оно также и «голографично». Это значит, что любой элемент общества как системы, в любом его измерении всегда отражает – в конкретных отношениях и проявлениях – общество как целое и особенно его подсистемы, в которые эта часть непосредственно интегрирована.

Итак, «повседневность» – это, во-первых, преимущественно область «микроуровня» истории, к которому относится и история небольшого уездного города, во-вторых, даже в единичных проявлениях повседневности как в голограмме проявляется вся совокупность существующих в данном обществе в данное время общественных отношений, включая мета- и макроуровни.

Само название «история повседневности» достаточно условно. Оно подчеркивает стремление его сторонников найти такие решения глобальных проблем мира, социального развития, которые отличались от подходов, предлагаемых традиционной исторической наукой. Исследователи выделяют атрибутивные черты истории повседневности: внимательное отношение к проблемам повседневности обычного человека, стремление подорвать монополию традиционной истории с ее приматом политического фактора, попытки использования нетрадиционных методов изучения вплоть до приёмов психоанализа и т. д.

Главным приемом исследования повседневности является микроанализ. Его особенностью является сознательное ограничение масштаба наблюдения в пространстве и времени, что ставит вопрос о реальной ценности этих базовых категорий. Сегодня научной традицией становится изучение меньших в пространстве и времени ареалов, повседневной жизни их населения, в которой коренятся все проявления человеческой активности и которая предстает наиболее глубинным измерением исторических процессов. Характерными чертами этого метода являются: специальное внимание к индивидуальным чертам исследуемых феноменов: нацеленность на осмысление уникального в помыслах и поведении «исторических» персонажей; акцент на изучение явлений, «выпадающих» («выламывающихся») из доминирующей социальной системы и способных содержать разные потенции исторического движения.

Таким образом, история повседневности ориентирована на исследование картин мира, знаковых систем и основополагающих форм человеческого поведения, по большей части скрытых и не сформированных четко.

Повседневность как специальная область исторических исследований была обозначена и стала популярной недавно, хотя основные аспекты ее рассмотрения, пусть и обозначаемые иными терминами (история труда, быта, отдыха и досуга, обычаев, различных срезов культуры и т.д.), чаще всего – в отдельных фрагментах – изучались давно и традиционно. Положительный момент в таком подходе автор видит в количественном накоплении знаний, возможности формирование новых концепций на их основе, вплоть до смены парадигмы отраслевого знания. Отрицательная сторона состоят в том, что увлеченные своим предметом исследователи обычно забывают его ограниченность, рассматривая как самодостаточный, вне связи и общенаучного контекста. Исследователи повседневности склонны к излишней переоценки значимости их предмета при изучении истории общества. Повседневность самоценна как предмет массового читательского интереса, обычно увлекающегося бытовыми подробностями жизни. Но повседневность – всего лишь один ракурс рассмотрения микрообщества, не способный дать решающей информации для понимания его исторической динамики.

Автор видит позитивность методологии исследования повседневности в перенесении акцента с институциональной и макрособытийной истории на ее богатую конкретику, т.е. в переходе от умозрительных исторических схем к истории подробностей. Второй положительный момент – объединение в общий предмет широкой области ранее отдельных сюжетов и тем исследований (быт, отдых, труд, гендерная история и т.д.), т. е есть речь может идти – в совокупности – о новой парадигме исторического знания, при которой факт реальной жизни приобретает качественно иное научное значение. В контексте этой парадигмы вместо «аналитичности» доминирует «описательность», которая правомерна на микроуровне, в исследовании уездного города.

Иначе говоря, автор данной статьи поставил своей задачей создать полную историю одного города, воссоздать всю совокупность жизни всех членов общества изо дня в день. На первый взгляд, это абсолютно нереальная и ненужная задача. Историческая наука в принципе не может воссоздать реальность жизни во всей ее полноте, причем не только всех и каждого, но даже и одного человека. Причем если жизнь отдельных конкретных людей (крупных деятелей: политиков, полководцев, ученых и т.д.) может быть в принципе интересна всем или многим, то персональная жизнь маленького человека в маленьком уездном городе – почти никому. Вместе с тем, она представляет интерес для историка как иллюстрация жизни тысяч или даже миллионов таких же «маленьких людей» в конкретной стране в конкретно-исторической ситуации. Речь идет уже о массовых проявлениях повседневности, к изучению которых применимы, например, количественные методы, методы статистики. Здесь микроистория смыкается с макроисторией, с историей широких социальных явлений.

При изучении повседневности уездного города необходимо безусловное сочетание методов макро- и микроуровней исторического исследования. Например, социальная стратификация, в первую очередь, анализ социальной структуры города, дает общую типологию социальных категорий и общий «макроориентир» в познании типов повседневной жизни конкретного общества в конкретную эпоху. Немалую роль в этом макропознании должна сыграть историческая демография: половозрастной состав населения предопределяет еще один срез «повседневности»: для детей, молодежи, зрелых людей и стариков, мужчин и женщин характерны разные образ жизни, структура интересов, занятий и т.д. Здесь открывается широкое поле для исторического анализа. Возможны изучение «структуры повседневности» конкретного общества, которая явно будет коррелировать с состоянием его стратификации.

Таким образом, при изучении повседневности необходим объемный, голографический взгляд, от максимально общих данных, характеризующих структуру социальности в конкретный момент, до живых конкретных описаний индивидуальной жизни. Категорически нельзя ограничиваться методологией и инструментарием микроистории. Нередко макро-история может сказать о сущности повседневной жизни намного больше и объективнее, чем самые наглядные и «живые» бытовые зарисовки, потому что последние являются иллюстрацией, могут представить и отразить единичное, а часто – уникальное, но не общее.

Так, например, статистика о социальных категориях в городе, о структуре городского жилого фонда, об обеспеченности жильем, о проценте проживающих в подвалах, коммуналках, отдельных квартирах разного качества даст нам принципиальный ориентир об общей структуре повседневности. Тогда и источники личного происхождения (письма, дневники, мемуары и т.д.), способные передать живую ткань повседневности, дух, атмосферу эпохи, могут быть использованы эффективно, отразив, в какой мере описываемое в них является типичным для данного общества и времени, или, напротив, является редким или даже исключительным, уникальным. Последнее тоже важно, но все-таки социальная истории должна отражать в первую очередь общее, а не единичное.

Следует также отметить, что при изучении любого исторического явления всегда возникают вопросы достоверности отражения, точности и полноты воспроизведения. Достоверность зависит от качества используемых источников; полнота описания – от масштабов использования источников и вовлечения исторического материала; точность, адекватность отражения – от методологии и методики исследования. История повседневности уездного города зависит, таким образом, от степени обеспеченности её архивными данными, частными письмами, иными материалами.

Мы убеждены, что исследование истории Евпатории ХІХ века имеет перспективы – опыт научной работы школьников показал, что в архивах Крыма, местных архивах и музеях, в фондах библиотек национально-культурных обществ Евпатории, Симферополя и Бахчисарая, а также в частных архивах содержится ценный исторический материал по истории нашего города, фактически никем не исследованный.

Курс профессиональной переподготовки
Учитель истории и обществознания
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Общая информация

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «История: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Анализ результатов образовательной деятельности в работе учителя истории»
Курс повышения квалификации «Организация практики студентов в соответствии с требованиями ФГОС педагогических направлений подготовки»
Курс повышения квалификации «Основы духовно-нравственной культуры: история и теория русской культуры»
Курс повышения квалификации «Достижение эффективности в преподавании истории на основе осуществления положений историко-культурного стандарта»
Курс повышения квалификации «Изучение русской живописи второй половины XIX века на уроках МХК в свете ФГОС ООО»
Курс повышения квалификации «Моделирование современных уроков истории»
Курс повышения квалификации «Основы менеджмента в туризме»
Курс повышения квалификации «Организация проектно-исследовательской деятельности в ходе изучения курсов истории в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Федеральный государственный стандарт ООО и СОО по истории: требования к современному уроку»
Курс повышения квалификации «Организация маркетинга в туризме»
Курс повышения квалификации «Развитие ИКТ-компетенции обучающихся в процессе организации проектной деятельности при изучении курсов истории»
Курс повышения квалификации «Электронные образовательные ресурсы в работе учителя истории в контексте реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «Риск-менеджмент организации: организация эффективной работы системы управления рисками»
Курс профессиональной переподготовки «История и обществознание: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Оставьте свой комментарий
Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.