Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Другое / Конспекты / Практикум для родителей «Играем вместе»

Практикум для родителей «Играем вместе»


  • Другое

Поделитесь материалом с коллегами:

Содержание

Введение………………………………………………………………………..…2

  1. Что такое философия…………………………………………………...….3

  2. Как относится к философии……………………………………………..3

Список литературы…………………………………………………………….13













































Введение

Польза философии не доказана,

а вред от неё возможен

П. А. Ширинский-Шихматов

Эта фраза была произнесена в связи с планами новоназначенного (в 1849 году) министра народного просвещения Российской империи исключить философию из числа преподаваемых в университетах дисциплин, что и было осуществлено в 1850 году: было запрещено преподавание теории познания, метафизики, нравоучительной философии и истории философии. Это действие вписывалось в общую политику последнего периода царствования Николая I. Философия как дисциплина и, в первую очередь, западноевропейская философия рассматривались как источник крамолы.

У правителей России философствующие люди всегда вызывали особое подозрение. Они боялись всех тех, кто защищал свободу мысли и отличался духом независимости. Так, Екатерина II в Именном манифесте от 4 сентября 1790 года по поводу произведения А. Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» писала, что эта книга наполнена самыми вредными умствованиями, разрушающими общественный покой, пренебрегающими должным уважением к властям и т.д. А. Н. Радищеву суждено было пережить испытание страхом казни и пройти через чистилище Петропавловской крепости.

«Тлетворное влияние» философской мысли чиновники и церковные служители в России усматривали всегда. Они испытывали чуть ли не животный страх перед философами. Например, в 1826 году попечитель Харьковского учебного округа З. Я. Карнеев вред философии выводил из того факта, что она ни во что не ставит чёрта и волшебников, как бы отрицая их существование, тогда как «чёрт и колдуны много бед производят на свет». Забавное суждение для XIX века, не правда ли?

Но вероятно, так и зародилась теория о гипотетическом вреде философии – именно в правящих кругах. Правители достаточно жёстко расправлялись с философами всех времен: от Анаксагора и Сократа до 160 пассажиров знаменитого «философского парохода».

Разумеется, не всегда единственным способом борьбы с философами было их физическое устранение. Иногда достаточно было просто представить философов в невыгодном свете, дискредитировать их в глазах общественности. Так, Ф. М. Достоевский писал: «Одно время в городе передавали о нас, что кружок наш – рассадник вольнодумства, разврата и безбожия… А между тем у нас была самая невинная, милая, вполне русская весёленькая либеральная болтовня… надобно же было с кем-нибудь выпить шампанского и обменяться за вином известного сорта вселенскими мыслями о России и “русском духе”, Боге вообще и о “русском Боге” в особенности».

  1. Что такое философия?

Философия – эти дисциплина, которая изучает фундаментальные принципы и закономерности всего, что существует в мире. Она рассматривает бытие человека и его взаимоотношения с окружающим миром, формирует мировоззрение людей. Это своеобразное познание мира, которое позволяет выработать направление того, куда дальше двигаться, в том числе и всем другим отраслям человеческого знания. Вопрос о том, является ли философия наукой – спорный. Различные школы придерживаются на этот счет порой противоположны убеждений. Вообще, не существует определения философии, которое удовлетворяло бы всех философов-профессионалов и все философские школы. Очень многое зависит от системы представлений, на которых базируется знание об этом предмете. Сама методология определения философии может быть принята не всеми школами. Поэтому существует немало разновидностей философии, существовавших в прошлом и имеющих место в настоящее время. Наиболее общее определение, позволяющее в какой-то мере примирить последователей различных школ, звучит так. Философия это исследование первопричин и начал всего, что только есть в мире, а также универсальных закономерностей, согласно которым все существует и изменяется, в том числе и дух, и разум, и постигаемый Космос. Все, что можно измыслить, и все, что является бытием. Причем, это не только те вещи, которые реально существуют, но также и все те, которые можно вообразить. Но учитывая, что все, что можно себе вообразить, представляет собой бесконечное множество предметов, философы сосредотачивают свои усилия на категориях и общих понятиях. Как раз категории и понятия изменяются в зависимости от времени и философской школы. Общий философский метод заключается в том, чтобы ставить вопросы и формулировать умозаключения, исходя из приведенных аргументов или доводов в их пользу. Это не одна цельная дисциплина, а несколько предметов, которые являются ее подмножествами. В их числе метафизика, онтология, этика, логика, эстетика, и другие. Философия необходима людям, чтобы понимать свое положение в окружающем мире, формировать их мировоззрение, а также воспитывать самостоятельное мышление, умение логически рассуждать, ставить вопросы и находить ответы на них. Философия пытается ответить на такие важные для человека вопросы как «Существует ли Бог?», «Что является правильным и неправильным?», «Объективно ли познание?» а также решить другие, тоже очень важные для человека задачи.

































































  1. Как относится к философии

Итак, как же следует оценивать влияние философии на общество? Примерно так же, как и влияние общества на философию. На мой взгляд, однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Потому что, как в любом объекте исследования, в философии можно найти как положительные, так и отрицательные аспекты (ведь если глубоко копнуть, то и в сатанизме можно отыскать высокие моральные устои). Но раз уж тема сочинения обязывает, будем искать нечто отрицательное.

Суждения о вреде философии зачастую носят субъективный характер, ибо появляются они в головах людей не по их собственной воле. Негативное отношение к философии в обществе иногда формируют отдельные философы, для которых высшие ценности жизни – добро, красота, истина – пустой звук, и которые прикрываясь философией проповедуют гнусные идеи. Этакие «Геростраты философии», увековечившие свои имена за счёт аморальных поступков.

Известен древнегреческий философ Гегесий (ок. 320–280), получивший прозвище Пейситанатос, что означает «проповедник самоубийства» или «учитель смерти». «По мнению Гегеция, – пишет Ю. В. Согомонов, – жить стоит лишь тогда, когда заранее известно, что сумма ожидаемых от жизни наслаждений будет превышать сумму приносимых ею страданий. Но стоит только заняться моральной арифметикой, как непредубеждённый, по Гегецию, человек, немедленно придёт к неутешительному выводу: фактически жизнь даёт больше страданий, чем наслаждений. Простой расчёт убеждает, как только баланс составлен, что жить не имеет смысла и необходимо, пока ещё не поздно, уйти из жизни». Согласно преданию, рассказанному Цицероном, лекции Гегеция в Александрии были запрещены, так как были настолько убедительными, что после каждой несколько слушателей совершали суицид.
Несколько веков спустя подобные философы, к стыду человечества, продолжали появляться. Переиначивая ряд идей, выдвигаемых античными автора-ми, средневековые схоласты и догматики выдвигали совершенно абсурдные теории осуждения плоти. Проповедники того времени клеймили плотские страсти, обрушивались на танцы, отвращавшие от бога и разжигавшие чувства далёкие от кротости и смирения. Вспомнить хотя бы такую фразу: «Смех – есть ветер, который искривляет уста людей в бесовской ухмылке». Или такую: «Многовертимое плясание отлучает человека от Бога и на дно адово влечет... не токмо сама будет пляшущая сведена во дно адово, но и те, которые глядят на неё с похотию…»
Вред как обществу, так и собственно философии приносили и более поздние философы. Например, В. И. Ленин, который продолжил тенденции марксизма, как хорошие, так и плохие. В его «философских тетрадях» писалась откровенная невежественная чушь, но с очень большим апломбом и идеологической спесью. Его партийная непримиримость и нетерпимость нанесли вред развитию философии и трагически отразились на судьбах философов. Сначала изгнание выдающихся русских философов (о чём писалось ранее), затем разгром советской философии в результате развязанных идеологических кампаний против «механицистов» и «меньшевиствующих идеалистов». Ссылки, лагеря, физическое уничтожение в сталинский период, преследование инакомыслия в последующие годы — все это следствия той же причины. Но чаще бывают опасны не философские учения, а апологеты, способные всё извратить. Иногда философам ставят в вину действия процитировавших их идеологов. Хотя это всё равно, что винить камень в том, что некто стукнул им кого-то по голове. Вот яркий пример: некоторые склонны обвинять Фридриха Ницше в том, что его концепция породила гидру фашизма. В частности, Л. Е. Балашов в своей монографии «Негатив жизни: антикультура и антифилософия» пишет: «Кто такой Ф. Ницше на самом деле? Не как человек, не как философ, а как Явление. Я думаю, он – Гитлер философии и обращаться с ним нужно соответственно. Философский юродивый, этакий философский Хлестаков – Жириновский». На мой взгляд, в трудах Ницше нет никакого фашизма. И говорить, что Ницше породил фашизм – то же самое, что говорить «Маркс породил Советский Союз». Вообще, указанная монография Л. Е. Балашова весьма любопытна. В ней автор, профессор Московского государственного университета инженерной экологии, преподающий также в РЭА им. Г. В. Плеханова, кандидат философских наук, в достаточно резких выражениях критикует отдельные философские теории. «Ницше, – пишет он, – удивительно легковесный философ. Он с вдохновением, абсолютно раскованно-цинично, без зазрения совести (философской, человеческой) лепит фразы, как ему заблагорассудится. Лишь бы было складно… У меня эти тексты вызывают большей частью чувство омерзения. Это непрерывное хвастовство-ёрничанье, этот пророческий, поучающий тон, это злопыхательство и осмеяние - очернение всего, что дорого нормальному человеку, эти бесконечные попытки всё перевернуть, поставить с ног на голову».
Балашов не ограничивается только тем, что ставит под сомнение качества Ницше как философа. За несколько страниц до этого он подтверждает мысль, высказанную на одном из Интернет-сайтов, посвящённых философии: «Сколько профессионалов-философов, не являющихся специалистами в тех предметных областях науки, о которых они рассуждают (надо заметить, обычно с полной убежденностью и снобизмом – с позиции носителя науки всех наук), столько и вульгарных, поверхностных и просто совершенно неверных рассуждения и утверждений». Балашов называет Ницше «маскулинистом» и «ненавистником женщин», аргументируя это цитатами из главного труда Ницше – «Так говорил Заратустра»:
«”А теперь в благодарность прими маленькую истину! Я достаточно стара для нее!
Заверни её хорошенько и зажми ей рот: иначе она будет кричать во всё горло, эта маленькая истина”.
“Дай мне, женщина, твою маленькую истину!” – сказал я. И так говорила старушка:
“Ты идешь к женщинам? Не забудь плетку!” –
Так говорил Заратустра».
«Все женское, рабское, и особенно вся чернь: это хочет теперь стать господином всей человеческой судьбы – о отвращение! отвращение! отвращение!»
Но не будем забывать, что данная книга Ницше основана на вполне реальных событиях и высказываниях вполне реального исторического персонажа, на основе откровений которого возникла целая религия откровения – зороастризм, которая в настоящее время насчитывает около 130 тысяч последователей. Основной культ зороастрийцев – культ чистоты. Как очищающая сила может рассматриваться огонь, а так же остальные три стихии, которые запрещено осквернять. Считалось, что тела умерших нельзя ни предавать земле, ни сжигать, так как трупы оскверняют землю и огонь. Покойников хоронили в особых «башнях молчания».

Также в зороастризме, как, впрочем, и в других восточных религиях проповедовалось уничижительное отношение к женщине. Женщина считалась скверной априори, но наиболее нечиста она была во время болезни, после родов или в определённые периоды её жизненного цикла. Таким женщинам необходимо было пройти через специальный обряд очищения. А женщине после родов в течение трёх дней не подавали воды, дабы не осквернить эту самую воду. Естественно, многие не выживали. Вот ещё один пример того, как философия, пусть и религиозная, может нанести вред человеку. Ницше всего лишь повторил слова Заратустры, проповедовавшего идеалы зороастризма, и тут же попал под град упрёков в женоненавистничестве. Но бывает и наоборот: люди неверно трактуют некоторые философские учения и вследствие чего совершают неверный выбор в жизни. Наиболее простой пример: в христианской философии (в Библии) Иисус Христос сказал: «Следуйте за мной», что основной массой приверженцев на протяжении веков и по сей день воспринято, как просто взять в руки Библию и ходить по домам, пытаясь увлечь этим людей, вместо того, чтобы своими реальными поступка-ми, несущими смысл и букву сказанного Им, свидетельствовать о Нём в себе.

В качестве примера можно привести сентиментальный роман в письмах И. В. Гёте «Страдания юного Вертера». В книге на фоне картины немецкой действительности отражены драматические личные переживания героя, закончившиеся его суицидом. Распространение романа вызвало в Европе волну подражающих самоубийств, что впоследствии было названо эффектом Вертера. Этот эффект был так силен, что в ряде государств власти запретили распространение книги.
Также печальная история произошла с сыном К. Э. Циолковского Игнатием. Он был очень способным юношей, в гимназии считался одним из лучших учеников, особенные способности проявил в физике и математике, за что был прозван товарищами Архимедом. Единственной его бедой было увлечение упаднической, по мнению его отца, философией: Шопенгауэр, Ницше и т.д. С отцом они часто беседовали на модную в то время тему о тепловой смерти вселенной, за что К. Э. Циолковский впоследствии корил себя. Юноша не выдержал давления всей этой умственной некрофилии. Он покончил с собой, отравившись цианистым калием. Поэтому в данном случае можно вспомнить то, что писал Эразм Роттердамский в «Похвале глупости»: «Мудрость не всегда делает нас веселее или жизнерадостнее».
Философия может также приносить вред науке тем, что, являясь не совсем наукой (на мой взгляд), принимает активное участие в научном процессе. То, что философия не совсем наука, следует из ряда фактов. Научная методология исходит из уже познанного (аксиоматики) и ближайшими гипотетическими экстраполяциями продвигается в непознанное. Философия подчас поступает наоборот: из неопределённого основного вопроса развивает следствия его решения. Это во-первых.
Во-вторых, развитие и накопление знания в естественных науках строится векторно, то есть последняя по времени теория как бы является более истинной, чем предыдущая. Например, теория Эйнштейна более адекватно отражает мир, чем теория Ньютона.
Но если взять другие сферы нашей жизни, например искусство, то можем ли мы утверждать, что картины Микеланджело лучше, чем картины Леонардо? Или стихи Пушкина лучше или хуже стихов Шекспира?

Философия в этом смысле приближается к искусству. Необходимо всё время изучать историю, но Аристотель, Кант, Платон остаются на века.

Эдмунд Гуссерль защищал тезис о необходимости для философии быть строгой наукой и характеризовал эту цель как идеал философии, который, с одной стороны, «никогда не был полностью отвергнут», но, с другой стороны, никогда даже частично не был реализован. Гуссерль считает трагическим тот факт, что до сих пор философия в значительной степени не удовлетворяла критериям научности. Гуссерль утверждает, что философия по сути ещё не началась, не состоялась как наука, поскольку она не выработала по существу «никакой теоретической системы», поскольку «каждая без исключения философская проблема становится предметом неразрешимых споров», а любая доктрина основана на индивидуальном убеждении и соответствующей установке.

Кроме того, Гуссерль подчеркивает недопустимость для философии быть разновидностью какого-либо «мировоззрения», различая две существенно разные интерпретации этого термина. Научная философия, которую Гуссерль противопоставляет мировоззренческой философии, должна признать несостоятельность попыток разрешения основных вопросов метафизики. Философия является наукой лишь в том случае, если она – не выражение чьего-либо субъективного мнения, но объективное познание истины, достигающее несомненной очевидности и характеризуемое строгой систематической структурой своих основополагающих принципов и идеальным внутренним логическим порядком.

Ещё до Гуссерля проблему научности философии исследовал Кант. Условие научного характера философии он сформулировал в виде тезиса, согласно которому философия, как и метафизика, могут считаться наукой лишь в том случае, если они могут обосновывать априори синтетические суждения (т.е. если возможно мистическое истинное знание до опыта или способность формировать истинное знание по методу Аристотеля).

Засилье эмпиризма в естествознании в конце XVIII и начале XIX в. Привело к возникновению иллюзорных надежд на то, что функции теоретического обобщения в науке могут взять на себя философы.

Однако их реализация, особенно в грандиозных натурфилософских построениях Ф. В. И. Шейнина и Г. В. Ф. Гегеля, вызвала у учёных не только явно выраженный скепсис, но даже и неприязнь.

«Мало удивительно, – писал К. Гаусс к Г. Шумахеру, – что Вы не доверяете путанице в понятиях и определениях философов-профессионалов. Если Вы посмотрите хотя бы на современных философов, у Вас волосы встанут дыбом от их определений».

Г. Гельмгольц отмечал, что в первой половине XIX в. «между философией и естественными науками под влиянием шеллинго-гегелевской философии тождества сложились малоотрадные отношения». Он считал, что такого рода философия для естествоиспытателей абсолютно бесполезна, поскольку она бессмысленна.

Было много безуспешных попыток приблизить философию к науке, автоматизировать её. В частности, создавались логические системы для решения творческих задач (например, ТРИЗ, экспертные системы), существовали живописные легенды о методе Шерлока Холмса, но никто так и не смог успешно применить ни один метод «логического мышления», метод индукции или дедукции. Это возможно лишь потом, после того, как задача решена, можно поразмыслить и расчленить «цепочку размышления» на некие условные приёмы. Научное творчество, как и любое другое – приобретаемый навык, и никакие рецепты не способны его заменить так же, как невозможно по рецепту приготовить вкусное блюдо тому, кто не имеет нужных навыков (в конечном счете –автоматизмов) в кулинарии. Но философа науки интересует именно «алгоритм открытия».
Некоторые философы в начале прошлого века доказывали даже вредность философии, с которой необходимо бороться. Максим Горький, который считался непререкаемым авторитетом в советской литературе, написал целую книгу, которую так и назвал: «О вреде философии». А родоначальник позитивизма О. Конт считал, что философия как метафизика могла оказать положительное воздействие на развитие представлений о мире лишь в период детства науки. Различного рода метафизические системы, как бы фантастичны они ни были, оказали важную услугу человечеству. Но как считал О. Конт, теологический взгляд на мир, высшим этапом развития которого явилась классическая философия, должен быть полностью замещён чисто научными позитивными теориями, построенными па непосредственном наблюдении и опыте. Науке, вставшей на свои собственные ноги, уже не нужны философские костыли. Она сама в силах решать любые разумно поставленные проблемы. А теперь подумаем, способен ли философ оказаться полезным учёному в его родной предметной области, в которой он – глубокий специалист?
Итак, философия – вовсе не наука, несмотря на то, что корни науки произошли из неё. На самом деле у философии совсем другая роль. Вовсе не познание мира, раз она является производной от мировоззрения. Философия – это формализованная система мировоззренческих взаимосвязей в виде философских законов и закономерностей, но лишённая индивидуальной системы значимости. Именно поэтому в социальном использовании философия проявляет сугубо идеологический характер.
Ещё одна проблема философии в современном обществе, по моему мнению, – это недостаточный уровень её преподавания. И это не только моё мнение. В своём интервью «Литературной газете» от 2001 года декан философского факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова доктор философских наук, профессор Владимир Миронов сказал:

«Безусловно, необходимо совершенствовать её методику преподавания [философии] на всех уровнях… Было бы логично выделить три уровня преподавания философии. Первый уровень – профессиональный. Это философские факультеты университетов, формирующие научные школы, создающие научное знание.

Второй уровень, я его тоже назвал бы университетским, так как университет – это универсум. Я думаю, что в нашем университете большая проблема – это преподавание философии на других факультетах. Попробуй прочитать “на ура” у математиков, у физиков, у географов, у историков, у журналистов. Согласитесь, что это непросто.

А третий уровень – это школярский. Это философия, которая даётся в остальных вузах. Я бы в них отказался вообще от систематического преподавания философии. Читал бы её как угодно, ставя перед собой цель приобщить людей к философской культуре. Показать им, что философия – такой вид знаний, который находится как бы между знанием, искусством и религией. Поэтому каждый может найти что-то нужное для себя».

Но укорив российскую систему образования, он тут же даёт ей и положительную оценку:

«Приведу простой пример. К нам на факультет приехала группа философов из Германии. Живые классики. Беседуем с ними. Традиционный вопрос: какое влияние на них оказала русская философия. Следует стандартный ответ: Достоевский, Толстой.

Спросите наших философов о немецкой философии. Не только любой наш преподаватель, но и студент назовёт с десяток фамилий и достаточно полно представит его научное творчество».

Итак, мы ещё раз убедились, что философия – это наиболее противоречивая предметная область. Кто-то ею восторгается и посвящает ей всю свою жизнь, а кто-то называет философов бездельниками и фантазёрами, а саму философию – лженаукой. Вероятно, не правы ни те, ни другие, а истина где-то посередине. Но в любом случае, в философии не следует оперировать такими понятиями, как «вред» и «польза». Это понятия среднекорыстного человека, а философ должен быть выше этого, несмотря на то, что религия поднимает человека до уровня истины, а философия опускает истину до уровня человека.
В завершение хотелось бы рассказать одну притчу, которая, на мой взгляд, наиболее полно и в то же время ёмко раскрывает тему моего реферата.
Жил-был в древней Греции философ. Он прожил долгую, плодотворную жизнь. Наплодил детей и умных мыслей. Он долго бродил по горам, строил разные теории и кушал оливки прямо с деревьев. Хотя, впрочем, может быть, в то время в Греции были непроходимые дремучие леса, где копошились львы, с которыми сражался Геракл.
Но суть не в этом. Бродил философ, бродил, да от интенсивных дум своих облысел, и лысина его стала зеркалом отражать солнечный свет. В Греции живут горные орлы. Орлы эти охотятся на черепах и бросают их о камни. Так вот, некий несмышлёный горный орёл поймал черепаху, да и кинул её на голову этому философу, потому что она была похожа на камень своим отражением солнечного света. Философ взял, да и умер от удара черепашьего панциря о череп.
Мораль (на выбор):
Много думать – вредно.
Философия – экстремальное занятие.
Не стойте, не бегайте, не пойте, не пляшите там, где идет строительство, или подвешен груз.
Жить вообще опасно. Черепаший панцирь на голову может свалиться.



Список литературы

  1. Алексеев, П. В. История философии: учебник / П.В. Алексеев. - М. : ТК Велби, Проспект, 2008.

  2. Алексеев, П. В. Философия: учебник / П. В. Панин, А. В. Панин. - 3-е изд., перераб. и доп. - М. : ТК Велби, Проспект, 2004.

  3. Бучило, Н. Ф. Философия: учебное пособие / Н. Ф. Бучило, А. Н. Чумаков. - М. : ПЕРСЭ,2008.

  4. Виндельбанд, В. История древней философии / В. Виндельбанд. – М.: Слово, 2005. – 390 с.

  5. Замалеев, А.Ф. Человек в мировоззрении русского средневековья / А.Ф. Замалеев. – Л.,2001.

  6. Ильенков, Э. Философия и культура / Э.Ильенков. - М.: Политиздат, 2010. – 381 с.

  7. Кармин, А. С. Философия: учебник для вузов / А. С. Кармин, Г. Г. Бернацкий. - СПб.: Питер,2009.

  8. Кохановский, В. П. Основы философии: учеб. пособие для аспирантов / В. П. Кохановский и др. . - Ростов н/Д : Феникс, 2005.

  9. Лосев, А. Ф. Истории античной философии в конспективном изложении / А.Ф. Лосев. - М., Мысль, 2007.

  10. Мамардашвили, М.К. Лекции по философии / М.К. Мамардашвили . - М.: Проспект, 2007. – 224 с.

  11. Рычков, А. К. Философия: учебник для студентов высших учебных заведений / А. К. Рычков, Б. Л. Яшин. - М. : ВЛАДОС, 2009.

  12. Сержантов, В.Ф. Человек, его природа и смысл бытия / В.Ф.Сержанов. - Л.,2000.

  13. Спиркин, А.Г. Философия / А.Г. Спиркин. – М: Гардарики, 2009г.

  14. Таранов, П. Анатомия мудрости. 120 философов / П. Таранов. – М.: Мысль, 2006. – 513 с.

  15. Чанышев, А.Н. Курс лекций по философии / А.Н. Чанышев.- М., Высшая школа, 2006.






Автор
Дата добавления 07.05.2016
Раздел Другое
Подраздел Конспекты
Просмотров67
Номер материала ДБ-071007
Получить свидетельство о публикации


Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх