Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Презентации / Презентация. Исследовательская работа по творчеству И.А.Крылова.

Презентация. Исследовательская работа по творчеству И.А.Крылова.



Внимание! Сегодня последний день приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:



Министерство образования Республики Башкортостан Белорецкий район город Белорецк

Муниципальное общеобразовательное бюджетное учреждение

Средняя общеобразовательная школа № 1



«И.А. Крылов: талантливый переводчик или оригинальный баснописец?»

Автор – Суфиярова Элина Рамилевна, МОБУ СОШ №1, 5 «Г» класс.

Научный руководитель – Желнина Елена Николаевна,

учитель русского языка и литературы МОБУ СОШ №.1





























Город Белорецк 2014 год.


Оглавление.

Введение.

1. Что такое басня?

2. Из истории жанра.


Основная часть.


1. Басни известных писателей на сюжет о Вороне и Лисице.

2. Сравнительный анализ басен о Вороне и Лисице:

- особенности сюжета,

- художественная деталь в басне,

- своеобразие композиции,

- главные герои басенной истории.


Заключение.

1. Выводы по итогам исследования.

2. Список использованной литературы.

Приложение

№1 «Тексты исследуемых басен»


















Введение.

«Басня - один из древнейших жанров словесного искусства. С её помощью человек, едва почувствовавший себя человеком, искал ответа на вопрос: как вести себя в этом огромном сложном мире».

«Басня — литературный жанр, краткий, обычно стихотворный рассказ в иносказательной форме, сатирически изображающий человеческие поступки и отношения».

«Басня представляет собой краткий, чаще всего стихотворный рассказ, как правило, нравоучительного характера, обычно басне свойственно ироническое или сатирическое иносказание».

«Басня - жанр сатирической поэзии, короткий иносказательный рассказ». Это лишь некоторые из многочисленных определений термина басня, которые встретились мне во время работы со словарями различных типов: толковыми, терминологическим, энциклопедическим, словарём юного филолога.

Поводом для этой словарной работы послужило задание по литературе, которое я получила во время изучения темы «Творчество И.А. Крылова». Имя этого великого русского баснописца было хорошо известно мне ещё с уроков чтения в начальной школе. В пятом же классе я узнала, что Крылов – не единственный в мировой литературе писатель, сочинявший маленькие мудрые истории, где под видом животных, предметов изображаются люди. Многие писатели, жившие задолго до Ивана Андреевича, сочиняли подобные произведения, пытаясь указать людям на их пороки и недостатки, ведь басня - очень древний жанр, имеющий богатую историю в мировой литературе.

Первые басни появились в VI в. до н.э. Рождение басни приписывается Эзопу. Эзоп - предполагаемый автор целого ряда греческих басен - является, несомненно, легендарной фигурой. О жизни Эзопа почти не сохранилось никаких сведений. Уже в средние века появилась придуманная биография Эзопа. Из достоверных источников известно, что Эзоп был рабом. Благодаря уму он добился свободы. В своих баснях Эзоп высмеивал глупость, жадность и другие пороки людей. Многие принимали насмешки Эзопа на свой счёт. Чтобы отомстить Эзопу, обиженные им люди подложили в его котомку золотую чашу, украденную из храма. Согласно легенде, когда Эзопа схватили, его должны были либо казнить, либо он должен был снова признать себя рабом – и тогда его хозяин уплатил бы штраф, а Эзоп сохранил бы жизнь. Эзоп не захотел терять свободу и выбрал смерть свободного человека.

Эзопу приписывалось “изобретение” почти всех ходивших в народе басенных сюжетов. В многочисленных рукописях X-XV вв. сохранилось свыше 300 басен Эзопа, маленьких прозаических текстов с краткими "моралями". «Сюжеты этих произведений, по мнению современных исследователей, составляют основной фонд сюжетов европейской литературной басни». Многие поэты и писатели переписывали их и переводили на языки народов всего мира.

Среди них и И.А. Крылов. Я очень удивилась, узнав, что даже самая известная его басня («Ворона и Лисица») – это литературный перевод басни Эзопа «Ворон и Лисица». Но как-то не хотелось верить, что такой оригинальный писатель, как Крылов, всего лишь перевёл историю Эзопа. Так возникла мысль сравнить два произведения на один сюжет, чтобы ответить на вопрос: Басня «Ворона и Лисица» - литературный перевод талантливого писателя или оригинальное произведение самобытного русского баснописца?


Основная часть.

Занявшись этим исследованием, прежде всего я постаралась собрать воедино все литературные переводы знаменитой басни Эзопа «Ворон и Лисица». Их мне удалось обнаружить девять. Они принадлежат перу мастеров литературного слова разных эпох и народов: римлянин Федр, византиец Игнатий Диакон, французский баснописец Лафонтен, немецкий поэт Лессинг, русские писатели В.К.Тредиаковский, А.П.Сумароков, И.И.Херасков, И.А.Крылов, Л.Н.Толстой – вот имена тех, кто использовал эзоповский сюжет. Привожу тексты их произведений в разделе Приложение, начиная с оригинальной версии Эзопа.

Следующим этапом моей работы стало изучение особенностей жанра басни. Работая со словарём литературных терминов, я выяснила, что их три. Это, прежде всего, наличие сюжета, то есть маленькой истории, состоящей из несколько взаимосвязанных событий. Сюжет является одним из основных элементов басни. Без сюжета басни не существует.

Если проанализировать сюжеты всех исследуемых мной произведений, то следует отметить, что никаких принципиальных различий в них нет. Перед нами десять историй, в каждой из которых один герой, становясь обладателем съедобного предмета, попадается на глаза другому, а тот хитростью заставляет первого расстаться с едой и довольный покидает место действия. На основании этого можно утверждать, что перед нами обычные переводы басни Эзопа на разные языки. Тогда зачем эту басню переводили столько раз, особенно, на русский язык, да ещё такие известные писатели. Ответ становится понятен, если проанализировать некоторые детали.

Во-первых, предмет, из-за которого разгорелся весь сыр-бор. В басне Эзопа это кусок мяса. Если учесть, что древние греки были в основном земледельцами, то, вероятно, мясо в их рационе было продуктом редким, так как питались они чаще растительной пищей. Это, на мой взгляд, говорит о том, насколько велика для Ворона потеря. Тогда как сыр, который впервые появляется в басне француза Лафонтена, уже не столь значим, но придаёт некий национальный колорит этой истории. Ведь твёрдые сыры – национальная французская еда. У французов сыр издавна был пищей общераспространённой: его ели и крестьяне, и простые горожане, и знать. Каждая провинция имела свои сыроварни, свои «фирменные сыры». Вот почему нет ничего удивительного в том, что французский «дядюшка Ворон» «держал в своём клюве сыр».

Что же касается русской Вороны, то ей пришлось бы долго летать по городам, чтобы «унесть сыра часть». Ведь сыр, к которому мы привыкли сейчас, был тогда продуктом редким, ели его только знатные люди. Твердые сыры в России не изготовляли, их ввозили из Франции, Голландии и Швейцарии.
А употреблять такие заморские кушанья могли только богатые люди, судя по всему, ворона – простолюдинка.

Скажем и о слове сыр. На Руси оно означало творог, так его толкует В.И.Даль. Он говорит и о приготовлении русского сыра: «квашеное молоко ставится в печь, и со свернувшейся гущи отцеживается сыворотка». Таким сыром-творогом могли питаться русские крестьяне и городское простонародье. Но такой сыр Ворона, пожалуй, долго удержать в клюве не смогла бы.

Получается, что русская Ворона могла найти кусочек сыра только по счастливой случайности: ведь русские крестьяне его и не видывали и не слыхивали.
Поэтому, заимствовав эту деталь из басни Лафонтена, русские баснописцы связали с ней иной смысл, крайне важный для русского человека. Помните начало басни: «Вороне где-то Бог послал кусочек сыра». Именно у Крылова впервые возникает упоминание Всевышнего при указании на то, как сыр попал к Вороне. В других историях это было по-иному: «Ворон унес кусок мяса» (у Эзопа), «Ворон своровал с окошка сыр» (у Федра), «Ворон унес в когтях кусок отравленного мяса» (у Лессинга), «Ворона сыру кус когда-то унесла» (У Сумарокова), «Ворона негде сыр украла» (у Хераскова), «Во́рону унесть сыра часть случилось» (у Тредиаковского), «Ворон добыл мяса кусок» (у Толстого).

И только у Крылова «Вороне где-то бог послал кусочек сыру». Получается, что только «дедушка Крылов» использовал русское выражение «Бог послал». Как это по-русски! Русский человек во многом, если не во всём, полагается на Всевышнего, часто сам ничего не делая. Поэтому так много в русском языке выражений с этим словом: слава Богу, ради Бога, Боже мой, Бог знает что, с Богом, Бог послал, Спаси Бог и т.п. А русские сказки – не это ли весомое подтверждение моей мысли. Всё у русского человека возникает как-то само по себе, из ниоткуда, беспричинно. Это убедительно свидетельствует о том, что многое в крыловской Вороне определяется национальной принадлежностью. Ведь выражение «Бог послал» воплощает извечную мечту именно русского человека о неожиданном счастье, удаче.

Ещё одна деталь, сделавшая басню Крылова очень русской, - ель, русское дерево. Именно на нём Ворона, «взгромоздясь, позавтракать было совсем уж собралась, да призадумалась...». Тоже русская национальная черта: наш человек склонен к долгим размышлениям, раздумьям.

Второй характерный признак басни - ее аллегоричность, иносказательность. Персонажи басенных историй являются носителями определенных моральных качеств, раскрывающихся в басенном действии. Что же за герои действуют в анализируемых мной историях? Прежде всего, Ворон (именно так этот герой именуется в шести историях из десяти). А вот Ворона появляется только в баснях русских писателей, и первым, кто превратил эзоповского Ворона в Ворону, был Сумароков. На первый взгляд, чего странного. Был персонаж мужского пола, стал женского. Но это только на первый взгляд. Ведь, оказывается, ворон и ворона – это совершенно разные птицы, хотя и принадлежащие к одному роду. Птицы с разным характером, поведение, образом жизни, которые совершенно по-разному характеризуются в русском народном творчестве. Вот что, например, говорят о них русские пословицы: Ворон старый не каркнет даром, а ворона за море летала, да лучше не стала или Вороне соколом не бывать. Всё это говорит о том, что в русском фольклоре ворон является символом мудрости, опыта и силы, а ворона ассоциируется с глупостью, невежеством. Поэтому характеристика, которую ей даёт Крылов: «...вещуньина с похвал вскружилась голова...» - явно звучит как ирония, скрытая насмешка. Ведь вещим на Руси был только ворон, а вороне доставалось только сплетни разносить и чепуху молоть. Поэтому перемена, которую допустил Сумароков, заменивший ворона прежних баснописцев вороной, содействует совершенной перемене смысла этой истории. Акцент с осуждения хитрости, лицемерия, символом которого был второй персонаж басни – Лиса (Лисица), большой разницы в этом мне увидеть не удалось, перенесён в русских баснях, особенно у Крылова, на осмеяние глупости и тщеславия.

Кстати, нравоучение, мораль – это один из важнейших признаков басенного повествования. Это особая часть текста басни, которая либо начинает её (как у Федра «Кто счастлив лестью, что в обманчивых словах, —
потерпит кару он в раскаянии позднем», у Сумарокова «И птицы держатся людского ремесла», у Крылова «Уж сколько раз твердили миру, что лесть гнусна, вредна; но только все не впрок, и в сердце льстец всегда отыщет уголок), либо заканчивает (как у Эзопа «Басня уместна против человека неразумного»). Да собственно моралью, то есть суждением, направленным на осмеяние порока, здесь являются только мысли Эзопа и Федра. Они осуждают человеческую глупость (Эзоп), и тщеславие (Федр). Фразы, которыми начинают свои басни Сумароков и Крылов, скорее похожи на жизненные уроки, выводы, сделанные из анализа ситуации: Сумароков обращает наше внимание на то, что и птицы воровством промышляют, как люди (на это указывает идущая после морали фраза «Ворона сыру кус когда-то унесла»); а Крылов отмечает, что льстец всегда найдет себе жертву, так как тщеславие в крови у человека.

Очень часто, в нашем случае в баснях Лессинга, Лафонтена, Толстого, Игнатия Дьякона, Хераскова, Тредиаковского, мораль как конкретно выраженное нравоучение, совет отсутствует. Некий нравоучительный вывод читатель делает в этом случае сам, анализируя историю и поведение героев, их речь. Поэтому в этих баснях большое значение имеет описание героев.

Только при внимательном чтении можно увидеть, что искусство льстеца представлено в каждой истории по-своему. Достаточно скупы на похвалу, но «давят» на больное (талантливость, значительность, властолюбие, внешнюю красоту, величие, щедрость и великодушие Вороны) Лисицы в баснях

- Эзопа:«...уж и велик он, и красив, и мог бы получше других стать царем над птицами, да и стал бы, конечно, будь у него еще и голос».

- Федра: «О, как прекрасен, ворон, перьев блеск твоих, В лице и теле, ворон, сколько красоты. Имел бы голос — лучше птицы б не найти».

- Игнатия Диакона: «Будь голос у тебя — ты стал великим бы!».

- Лафонтена: «Добрый день, благородный Ворон!

- Что за вид у вас! Что за красота! Право, если ваш голос Так же ярок, как ваши перья,

То вы – Феникс наших дубрав!»

- Лессинга: «... Будь благословенна, о птица Юпитера!.. А разве ты не тот могучий орел, посланец Зевса, который, что ни день, слетает на этот дуб, чтобы накормить меня, ничтожную? Зачем ты прикидываешься? Разве я не вижу в победоносных когтях твоих того дара, который твой бог вновь послал мне за мои молитвы?!»

- Хераскова: «Куда какая птица! Хотя пройди весь свет, Тебе подобной нет».

- Тредиаковского: «Воронову красоту, перья цвет почтивши,  И его вещбу еще также похваливши.

- Толстого: «Эх, ворон, как посмотрю на тебя, — по твоему росту да красоте только бы тебе царем быть! И, верно, был бы царем, если бы у тебя голос был».

Слова Лисицы в этих баснях – неприкрытая, явная лесть, которая «гнусна, вредна» прежде всего потому, что льстит зависимый, льстит тот, кто выпрашивает, не гнушаясь ради цели никакими средствами. Поэтому более неприятны мне в этих историях именно льстецы – Лисы.

А вот в баснях Сумарокова и особенно Крылова они делают это совершенно по-другому;  

- Сумароков: «...Дружок, Воронушка, названая сестрица! Прекрасная ты птица! Какие ноженьки, какой носок, И можно то сказать тебе без лицемерья, Что паче всех ты мер, мой светик, хороша! И попугай ничто перед тобой, душа, Прекраснее стократ твои павлиньих перья!»

- Крылов: «Голубушка, как хороша! Ну что за шейка, что за глазки!

Рассказывать, так, право, сказки! Какие перышки! какой носок!

И, верно, ангельский быть должен голосок! Спой, светик, не стыдись! Что ежели, сестрица, При красоте такой и петь ты мастерица,

Ведь ты б у нас была царь-птица!»

Издевательство над Вороной здесь до такой степени откровенно и язвительно, ворона изображена такой глупой, что у меня создается впечатление совершенно обратное тому, которое подготовила мораль. Я никак не могу согласиться с тем, что лесть гнусна, вредна, басня скорей убеждает или, вернее, заставляет чувствовать так, что Ворона наказана по заслугам, а Лисица чрезвычайно остроумно проучила ее.

Чему мы обязаны этой переменой смысла? Конечно, поэтическому рассказу и выразительности языка, которая достигается благодаря использованию многочисленных изобразительных средств: восклицательных частиц, эпитетов, метафор, восклицательных предложений, слов с уменьшительно-ласкательными суффиксами. Мы видим, что лисица по существу вовсе не льстит, она издевается над глупой и тщеславной птицей, которая в результате наказана, кстати, тоже чисто по-русски: «Бог дал, бог взял», потому что возгордилась, возомнила о себе невесть что.

Именно поэтому, на мой взгляд, Крылов отбрасывает, в отличие от других писателей, заключительную часть басни, которая состоит в том, что, убегая, лисица, говорит ворону: «О ворон, если бы ты еще обладал разумом». Здесь одна из двух черт, обыгрываемых в басне, вдруг получает явный перевес. Борьба двух противоположных чувств у читателя (что хуже: глупость или лицемерие) прекращается, и басня кончается, когда лисица, убегая, насмехается над вороном и замечает ему, что он глуп, когда верит льстецам.

Заключение.


Этого в истории Крылова не нужно. И так всё ясно, особенно русскому человеку, потому что, используя сюжет греческого баснописца Эзопа, Иван Андреевич Крылов создал удивительно русское произведение, где всё о нас и про нас. Поэтому не могу назвать его талантливым переводчиком. Он для меня оригинальный баснописец, который использовал известный в мировой литературе сюжет, выбрав его, вероятно потому, что он очень близок русской фольклорной традиции, ведь, сколько в народе сказок о хитрой, коварной лисе и её тщеславных жертвах («Колобок», «Кот, петух и лиса», «Лиса, заяц и петух», «Кот и лиса», «Лиса и журавль», «Лисичка-кумушка» и т.п.), но придал этой истории удивительный национальный колорит, что и делает её оригинальным произведением, а не литературным переводом.




















Список использованной литературы

  1. Толковый словарь живого великорусского языка: Т. 3. – М.: Рус. яз., 1989-1991.Владимир Даль.

  2. Любичева Е.В., Ольховик Н.Г. Посредством Слова творю я Мир... Книга третья. Диалог с художественным текстом. 5-11 классы. Пособие по русскому языку для учителей – словесников. – СПб.: ООО «Издательство ДНК», 2002.

  3. Речь, язык и секреты пунктуации: Кн. Для учащихся / Г.Г. Граник, С.М. Бондаренко, Л.А. Концевая, Г.Н. Владимирская. – М.: Просвещение, 1995.

  4. Русские пословицы и поговорки / Под ред. В. Аникина; Сост. Ф. Селиванов, Б. Кирдан. – М.: Худож. лит., 1988.

  5. Русская басня. / Сост. К.Б. Васильев. – СПб.: Авалон, Азбука – классика, 2007.

  6. Энциклопедический словарь юного литературоведа / Сост. В.И. Новиков. – М.: Педагогика, 1988.

  7. Энциклопедия для детей. Т. 9. Русская литература. Ч. 1. От былин и летописи до классики XIX века / глав. Ред. М.Д. Аксёнова. – М.: Аванта+, 2000.




















Приложение №1

Эзоп "Ворон и Лисица".

Ворон унес кусок мяса и уселся на дереве. Лисица увидела, и захотелось ей заполучить это мясо. Стала она перед вороном и принялась его расхваливать: уж и велик он, и красив, и мог бы получше других стать царем над птицами, да и стал бы, конечно, будь у него еще и голос. Ворону и захотелось показать ей, что есть у него еще и голос: выпустил он мясо и закаркал громким голосом. А лисица подбежала, ухватила мясо и говорит: "Эх, ворон, кабы у тебя еще и ум был в голове, - ничего бы тебе больше не требовалось, чтобы царствовать". Басня уместна против человека неразумного.


Федр «Лисица и Ворон»

Кто счастлив лестью, что в обманчивых словах, —
Потерпит кару он в раскаянии позднем.
Однажды ворон своровал с окошка сыр
И съесть сбирался, на высокий севши сук.
Лисица видит — и такую речь ведёт:
«О, как прекрасен, ворон, перьев блеск твоих,
В лице и теле, ворон, сколько красоты.
Имел бы голос — лучше птицы б не найти».
А глупый ворон, голос высказать спеша,
Свой сыр роняет изо рта… Поспешно тут
Хитрец лисица жадно в губы сыр берет.
И стонет глупый, что поддался на обман.


Игнатий Диакон «Ворон и Лисица»

Ел ворон сыр; лиса хитрить пустилася:
«Будь голос у тебя — ты стал великим бы!»
Закаркал глупый, сыр из клюва выронив;
А та: “Есть голос у тебя, да мозгу нет”.


Ж. Лафонтен «Ворон и Лис»

Дядюшка ворон, сидя на дереве,

Держал в своём клюве сыр,

Дядюшка Лис, привлечённый запахом сыра,

Повёл с ним такую речь:

«Добрый день, благородный Ворон!

Что за вид у вас! Что за красота!

Право, если ваш голос

Так же ярок, как ваши перья,

То вы – Феникс наших дубрав!»

Ворону показалось мало,

Захотел он блеснуть и голосом,

Разинул клюв – и выронил сыр,

Подхватил лис и молвил:

«Сударь, запомните: всякий льстец кормиться от тех,

Кто его слушает.

Вот урок вам, а урок стоит сыра»

И поклялся смущённый Ворон,

Что другого урока не понадобилось.


Г.Э. Лессинг «Ворон и лиса»

Ворон унес в когтях кусок отравленного мяса, который обозленный садовник подложил кошкам своего соседа. И только он сел на ветку старого дуба, чтобы склевать свою добычу, как снизу подкралась Лиса и крикнула ему:

- Будь благословенна, о птица Юпитера!
- За кого ты меня принимаешь? — спросил Ворон.
- За кого я тебя принимаю? - удивилась Лиса.

- А разве ты не тот могучий орел, посланец Зевса, который, что ни день, слетает на этот дуб, чтобы накормить меня, ничтожную? Зачем ты прикидываешься? Разве я не вижу в победоносных когтях твоих того дара, который твой бог вновь послал мне за мои молитвы?!

Ворон был удивлен и немало обрадован, что его принимают за орла.
"Уж не буду, - подумал он, - выводить Лису из этого заблуждения". И, с глупым великодушием выпустив из когтей свою добычу, он гордо поднялся в воздух и улетел.

Лиса со злорадным смехом поймала мясо и тут же сожрала его. Но скоро радость ее сменилась болью. Яд подействовал, и она издохла.
Пусть бы и вам никогда не добыть своей лестью ничего, кроме яда, проклятые подхалимы!


А.П. Сумароков «Ворона и Лиса»

И птицы держатся людского ремесла.
Ворона сыру кус когда-то унесла и на дуб села.

Села, да только лишь еще ни крошечки не ела.

Увидела Лиса во рту у ней кусок, и думает она: «Я дам Вороне сок!
Хотя туда не вспряну, кусочек этот я достану, дуб сколько ни высок».
«Здорово, — говорит Лисица, — дружок, Воронушка, названая сестрица!
Прекрасная ты птица! Какие ноженьки, какой носок,
И можно то сказать тебе без лицемерья,
Что паче всех ты мер, мой светик, хороша!
И попугай ничто перед тобой, душа,
Прекраснее стократ твои павлиньих перья!»
(Нелестны похвалы приятно нам терпеть).
«О, если бы еще умела ты и петь,
Так не было б тебе подобной птицы в мире!»
Ворона горлышко разинула пошире, чтоб быти соловьем,
«А сыру, — думает, — и после я поем.
В сию минуту мне здесь дело не о пире!»
Разинула уста и дождалась поста.
Чуть видит лишь конец Лисицына хвоста.
Хотела петь, не пела, хотела есть, не ела.
Причина та тому, что сыру больше нет.
Сыр выпал изо рта— Лисице на обед.


М.М. Херасков «Ворона и Лисица»

Ворона негде сыр украла

И с ним везде летала;

Искала места, где б пристойнее сесть,

Чтобы добычу съесть.

Но на дерево лишь села и есть хотела,

Лисица мимо шла;

Увидя то, к Вороне подошла,

А сыру всей душой отведать захотела.

Что ж делать ей теперь?

Лисица – зверь,

Коль можно было б, на дерево взлетела,

«Что делать, - думает, - хоть не могу летать,

Сыр надобно достать».

Вороне поклоняясь, вскричала так Лисица:

«Куда какая птица! Хотя пройди весь свет,

Тебе подобной нет,

Я б целый день с тобой, голубка, просидела,

Когда бы ты запела,

Изволь-ка песенку какую ты начать, а я пойду плясать».

Ворона впрямь, взгордясь, свой голод позабыла

И, песню затянув, сыр наземь упустила.

Лисица, сыр схватя, не думала плясать, но стала хохотать,

Потом сказала ей: «Вперед ты будь умнее

И знай, что твоего нет голосу гнуснее».


В.К. Тредиаковский «Ворона и Лисица»

    Негде Во́рону унесть сыра часть случилось;
    На́ дерево с тем взлетел, кое полюбилось.
    Оного Лисице захотелось вот поесть;
    Для того, домочься б, вздумала такую лесть:
    Воронову красоту, перья цвет почтивши,
    И его вещбу еще также похваливши,
    «Прямо, — говорила, — птицею почту тебя
    Зевсовою впредки, буде глас твой для себя
    И услышу песнь, доброт всех твоих достойну».
    Ворон похвалой надмен, мня себе пристойну,
    Начал, сколько можно громче, кракать и кричать,
    Чтоб похвал последню получить себе печать;
    Но тем самым из его носа растворенна
    Выпал на́ землю тот сыр. Лиска, ободренна
    Оною корыстью, говорит тому на смех:
    «Всем ты добр, мой Во́рон; только ты без сердца мех».


И.А. Крылов «Ворона и Лисица»

Уж сколько раз твердили миру, Что лесть гнусна, вредна; но только все не впрок,
И в сердце льстец всегда отыщет уголок.

Вороне где-то бог посла кусочек сыру; На ель Ворона взгромоздясь,

Позавтракать было совсем уж собралась, Да позадумалась, а сыр во рту держала.

На ту беду, Лиса близехонько бежала; Вдруг сырный дух Лису остановил:

Лисица видит сыр, — Лисицу сыр пленил, Плутовка к дереву на цыпочках подходит;
Вертит хвостом, с Вороны глаз не сводит И говорит так сладко, чуть дыша:

«Голубушка, как хороша! Ну что за шейка, что за глазки!

Рассказывать, так, право, сказки! Какие перышки! какой носок!

И, верно, ангельский быть должен голосок!
Спой, светик, не стыдись! Что ежели, сестрица, При красоте такой и петь ты мастерица,

Ведь ты б у нас была царь-птица!»

Вещуньина с похвал вскружилась голова, От радости в зобу дыханье сперло, —

И на приветливы Лисицыны слова Ворона каркнула во все воронье горло:
Сыр выпал — с ним была плутовка такова.


Л.Н. Толстой «Ворон и Лисица»

Ворон добыл мяса кусок и сел на дерево. Захотелось лисице мяса, она подошла и говорит:

— Эх, ворон, как посмотрю на тебя, — по твоему росту да красоте только бы тебе царем быть! И, верно, был бы царем, если бы у тебя голос был.

Ворон разинул рот и заорал что было мочи. Мясо упало. Лисица подхватила и говорит: - Ах, ворон, коли бы еще у тебя и ум был, быть бы тебе царем.




57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 11.09.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Презентации
Просмотров725
Номер материала ДA-038487
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх