Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Физкультура / Презентации / Презентация на тему "Психология стресса"

Презентация на тему "Психология стресса"

  • Физкультура

Поделитесь материалом с коллегами:

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ОБЗОР


ПЛАН


  1. Понятие о психологическом (эмоциональном) стрессе.

  2. Способы реагирования на эмоциональный стресс.

  3. Воздействие эмоционального стресса на человека.



  1. Понятие о психологическом (эмоциональном) стрессе


В последние десятилетия стресс является актуальным предметом исследований различных отраслей науки: биологии, медицины, психологии и социологии. Сложность и многообразие форм стресса определяет многообразие подходов к изучению этого состояния.

Психическим проявлениям синдрома, описанного Г. Селье, было присвоено наименование психологический стресс. Р. Лазарус и Р. Ланьер в своих работах определяли его как реакцию человека на особенности взаимодействия между личностью и окружающим миром. Позже это определение было уточнено: психологический стресс стал интерпретироваться не только как реакция, но как процесс, в котором требования среды рассматриваются личностью, исходя из ее ресурсов и вероятности разрешения возникающей проблемной ситуации, что определяет индивидуальные различия в реакции на стрессовую ситуацию.

Помимо термина «психологический стресс» в литературе также применяется термин «эмоциональный стресс» и «психоэмоциональный стресс». Различные исследователи (социологи, психологи, физиологи, психиатры) вкладывают свой смысл в этот термин, что, конечно же, затрудняет создание единой концепции психоэмоционального стресса. Некоторые исследователи отмечают, что возникновение данного термина подчеркивает неразрывную связь стресса и эмоций и даже примат эмоций в комплексной реакции.

В содержание этого термина включаются как первичные эмоциональные и поведенческие реакции на экстремальные воздействия биологической или социальной среды, так и физиологические механизмы, лежание в их основе. Чаще всего под эмоциональным стрессом понимались негативные аффективные переживания, сопровождающие стресс и ведущие к неблагоприятным изменениям в организме человека [16]. Впоследствии было выяснено, что неожиданные и сильные благоприятные изменения также могут вызывать в организме типичные признаки стресса. Соответственно под эмоциональным стрессом стали понимать широкий круг психических явлений как негативного, так и позитивного характера. Сам Г. Селье в одной из своих поздних работ писал:

«Мать, которой сообщили о гибели в бою ее единственного сына, испытает страшное душевное потрясение. Если много лет спустя окажется, что сообщение было ложным, и сын неожиданно войдет в комнату целым и невредимым, она почувствует сильнейшую радость. Специфические результаты двух событий — горе и радость — совершенно различны, даже противоположны, но их стрессорное действие — неспецифическое требование приспособления к новой ситуации — может быть одинаковым»

Являясь одновременно самостоятельным физиологическим, психическим и социальным явлением, «стресс по своей сути представляет собой еще один вид эмоционального состояния».( Маклаков А.Г. Общая психология . – СПб.:Питер, 2000, с.457). При этом одной из главных характеристик стресса является его крайняя неустойчивость. При благоприятных условиях это состояние может трансформироваться в оптимальное состояние, а при неблагоприятных условиях – в состояние нервно-эмоциональной напряженности, для которого характерно снижение работоспособности и эффективности функционирования систем и органов, истощение энергетических ресурсов.

Эмоциональные состояния сопутствуют человеку на протяжении всей жизни. Они по-разному проявляются у взрослого и ребенка, претерпевая опре­деленные видоизменения в онтогенезе и по ходу филогенеза.

Эмоциональные состояния многолики: они выражаются и в ярко окрашенных эмоциях (улыбка, плач и т. п.), и в разнообразных мотивациях (голод, жажда, какое-либо устремление и т. п.), и в сильных эмоциональных напряжениях, сочетающих в себе элементы и эмоций и мотиваций. Улыбка, например, возникает тогда, когда ситуация оценивается человеком как приятная или благоприятная. Чаще всего она является выражением удовлетворения, и тогда многие органы как бы отдыхают от напряженной деятельности. Смех — более сильная степень мышечных сокращений, сопровождающих улыбку. При умерен­ном смехе мозг освежается, освобождаясь от продуктов обмена. Улыбка и умеренный смех — это обычная эмоциональная реакция человека. Сильный и продолжительный хохот вызывает сотрясения в сосудистой системе, дезорганизуя мозговое кровообращение и нарушая тем самым нормальную работу мозга. Известно, что гомерический, то есть неудержимый, хохот может привести к потере сознания и даже к смерти. Гомерический хохот — это уже эмоциональное напряжение, значительная для организма эмоциональная нагрузка. Зачастую после утомительной или однообразной недели у человека появляется своеобраз­ное чувство «нехватки смеха», то есть ощущается недостаток в бодрящих, положительных эмоциях. И тогда он стремится послушать эстрадный концерт, пойти в цирк или побывать в оперетте. Здесь смех выступает как мотив, а состояние, которое обусловливает стремление человека получить «унцию смеха», может быть названо мотивацией. Во всех приведенных примерах смех выступает и как эмоция, и как мотивация, и как эмоциональное напряжение. Эмоции, мотивации и эмоциональные напряжения являются разновидностями эмоциональных состояний. Несмотря на то, что психофизиология как наука зароди­лась только в конце прошлого века, некоторые вопросы ее и в особенности представления об эмоциональных состояниях разрабатывались учеными с глубокой древности. Этап изучения эмоций от начальных попыток их объяснения до создания первых физиологических теорий занимает огромный промежуток времени...

Человек далекого прошлого пытался понять, что представ­ляют собой страсть и ревность, гнев и любовь, голод и страх. Одним из первых, кто попытался проникнуть в «подноготную» чувств, был Аристотель. Он полагал, что душа человека исторгает мысль, а тело вместе с душою рождает различные ощущения (страсти, аппетит и др.). Подобного же взгляда придерживался и мыслитель средних веков Фома Аквинский (XIII век). В 1649 году Рене Декарт делает попытку объяснить механизм страстей. По его мнению, все страсти вызываются внешними причинами. Эти причины действуют на органы чувств и по оптическим нервам особым путем влияют на шишковидную железу, которая и «оценивает» чувства опасности или радости, сообщая их душе, мозгу и сердцу.

В настоящее время образования лимбической системы являются наиболее существенным объектом изучения глубинных механизмов эмоций. На основании изучения электрической активности, электрической и химической стимуляции, частичного, полного или кратковременного повреждения таких образований лимбической системы, как гиппокамп, миндалевидный комплекс, перегородка и другие, были высказаны предположения об акти­вирующих и тормозящих механизмах «висцерального мозга», обусловливающих различные формы эмоционального поведения. В то время как гипоталамус устанавливает основные уровни эмоционального фона и основные схемы функциональной организации, лимбическая система обеспечивает экономичность, эффективность и более тщательную разработку состояний, организованных гипоталамусом.

В этой связи особое значение имеют данные, полученные врачами и физиологами путем использования стимосиверов в клинике. Стимосиверы (от английских слов stimulator — раздражитель и receiver — приемник)—микроминиатюрные приборы, прикрепляемые к голове и позволяющие осуществлять двустороннюю телеметрическую связь между мозгом исследуемого (путем внедрения в последний многоконтактных электродов) и экспериментатором. С помощью стимосиверов оказалось возможным продуцировать в мозг электрические и химические раздражители и улавливать биоэлектрические сигналы, возникающие при этом в нейронах, находясь на определенном расстоянии от изучаемого объекта наблюдений. Более того, открылась огромная перспектива незамедлительной обработки получаемой от мозга информации путем непосредственного ввода ее от приемных устройств в вычислительную машину.

Наблюдения с внедрением электродов в мозг чело­века ученые проводят исключительно с целью установления диагноза заболевания и последующего лечения больного. Этот метод применяется только тогда, когда все другие возможности, используемые врачами для облегчения страданий человека с больным мозгом, совершенно исчерпаны. X. Дельгадо (1971) приводит многочисленные примеры, когда электрическое раз­дражение небольших участков таламуса, миндалевидного ядра и других образований вызывало у больных ярко выраженные чувства беспокойства и страха. Не менее интересны исследо­вания, выявляющие участки мозга, раздражение которых вызы­вает агрессивное поведение человека.

Органам суда иногда приходится разбирать поступки людей, совершивших преступления в невменяемом, аффективном состо­янии.

В романе «Весенние листья» Ж. Сименон рассказывает о некой Р. Б. — дважды убийце, человеке, несомненно больном, находящемся в состоянии постоянного страха. «Я провел всю жизнь в страхе, — говорит он, — в боязни снова напасть на кого-нибудь, совсем того не желая».

Как показывают исследования американского психиатра Д. Лестера (1970), физиологические механизмы, способствую­щие совершению психически ненормальными и невменяемыми людьми агрессивных поступков, основаны не только на биологическом, но и на социальном предрасположении. В эмоциональных реакциях социальные факторы выполняют роль своеобраз­ных тормозов.

И. П. Павлов в свое время указывал, что эмоции всегда являются «слепой силой», доставляющей энергию корковым клеткам (23). Он полагал, что только неокортикальные структуры «способны определить, где, когда и какое именно эмоциональное состояние должно быть включено». Приведенные примеры убеждают нас в огромном значении единства действий лимбической системы и неокортекса для формирования эмоционального поведения. Они говорят и о влиянии социального окруже­ния и воспитания на характер проявлений эмоциональных состояний.

Большинство исследователей рассматривает эмоции под углом зрения поведенческих и физиологических реакций, и мало кто пытается понять их с позиций познавательной деятельности индивидуума. Американский физиолог К. Прибрам (1967) одним из первых проанализировал модель, в которой процессы познания и восприятия являются составной частью эмоции. Он показал, что эмоции связаны с информационными процессами и обусловливаются степенью неопределенности. Они возникают всякий раз, когда вероятность подкрепления действий крайне незначительна. Мозг испытывает постоянную потребность не только в кислороде и пище, но и в притоке информации о не­выясненном, неуточненном, неизвестном. Исходя из этих посылок советский физиолог П. В. Симонов создал и успешно развивает информационную теорию эмоций.

Таким образом, по современным представлениям, глубинные механизмы эмоций заключаются во взаимодействии лимбических структур мозга с неокортексом, ретикулярной формацией и гипоталамусом (см.рис. 1).

hello_html_269bb1e.png

Рис.1.

Однако основные факторы, обусловливающие центрально-нервные (мозговые) механизмы эмоций, еще не до конца раскрывают всю сложную подоплеку процессов, лежа­щих в основе формирования эмоциональных состояний. Было бы ошибкой, если бы мы ограничились только ими. Совершенно очевидна однобокость как исключительно периферических, так и исключительно центральных теорий эмоций (Анохин, 1966). Естественно, что без анализа эмоций на центрально-периферическом уровне наше понимание рассматриваемого вопроса было бы неполным. Поэтому нам снова и снова придется возвращаться к гипоталамусу как органу, обусловливающему взаимо­действие процессов, протекающих в глубине мозга и на периферии, и осуществляющему свое влияние буквально на все функциональные системы организма. Это «вездесущее» влияние гипоталамус оказывает прежде всего посредством автономной нервной системы и желез внутренней секреции .

Особая роль в организации эмоциональных состояний при­надлежит симпато-адреналовой системе. В ее состав входят симпатический отдел автономной нервной системы и мозговое вещество надпочечников (см.рис. 2 и 3).

hello_html_68f76015.png




рис 2


Мозговое вещество со­стоит из так называемой хромаффинной ткани, активность ко­торой регулируется влияниями симпатической нервной системы. Хромаффинная ткань в виде мелких скоплений встречается и в других органах. Она образуется из первичных нервных клеток и продуцирует катехоламины. В данном случае речь пой­дет только о двух катехоламинах: адреналине и норадреналине. Последний выделяется также и окончаниями симпатических нервов.

hello_html_41202aef.png


рис 3


Гормоны мозгового слоя надпочечников — катехоламины — имеют прямое отношение к «организации» настроения и эмоционального состояния чело­века. Некоторые исследователи, исходя из наблюдений, в кото­рых большие выделения одного из гормонов — адреналина — обычно сопровождались плохим настроением человека, его тре­вожностью или неуверенностью, даже стали говорить о нем, как о гормоне тревоги. Можно было предположить, что и субъ­ективные реакции человека могут видоизменяться при искус­ственном введении в организм адреналина. Однако ряд иссле­дований показал, что никаких четких ощущений человек при этом не испытывает. В то же время С. Мэранен (1924) нашел способ более точной оценки влияния введений адреналина на субъективное состояние человека. Для вызова эмоций он ис­пользовал специальный вопросник. Если до инъекций адрена­лина задаваемые вопросы никаких особых эмоций у субъекта не вызывали, то после введения гормона они, как правило, про­воцировали интенсивные эмоциональные ощущения. Впослед­ствии наблюдения Мэранена подтвердили и другие ученые.

Влияние на автономные отправления и на рядом лежащие нервные структуры гипоталамус осуществляет не только по нервным каналам, но и посредством выделения нейрогормонов, то есть гормонов, продуцируемых нервной системой. Между ги­поталамусом и главной железой внутренней секреции — гипо­физом существует тесная связь. А.Л.Поленов объединяет их в единое функциональное целое и условно подразделяет на пе­реднюю и заднюю гипоталамо-гипофизарные системы. Гипота­ламус продуцирует более десяти облегчающих и тормозящих факторов, которые регулируют отдачу гормонов передней долей гипофиза. Среди этих гипофизарных гормонов нельзя не отме­тить тирео-, сомато- и гонадотропные гормоны (ТТГ, СТГ и ГТГ), регулирующие деятельность ряда эндокринных желез и принимающих определенное участие в организации эмоциональ­ных реакций (Приложение 3).Особое значение многие исследователи придают здесь так называемому адренокортикотропному гормону (АК.ТГ) гипофиза, стимулирую­щему активность выделе­ния корковым веществом надпочечников собствен­ных гормонов — кортико-стероидов. Задняя гипоталамо-гипофизарная си­стема продуцирует гормоны вазопресин и окситоцин. Первый из этих гормонов принимает уча­стие в поддержании вод­но-солевого равновесия, а второй — регулирует сокращение мускулатуры матки во время родов. Однако их роль в орга­низме изучена еще недостаточно. После образования в гипоталамусе вазопресин и окситоцин проникают в задний гипофиз и поступают в об­щий кровоток. Поскольку при некоторых эмоцио­нальных состояниях на­блюдается огромный вы­брос этих гормонов в кро­воток, А. Л. Поленов (1968) высказал предпо­ложение о том, что зад­няя гипоталамо-гипофизарная система прини­мает важное участие в реакциях напряжения. С.А.Разумову и И.А.Красновской удалось показать, что переход нейросекрета (вазопресина и окситоцина) из гипоталамуса в ги­пофиз зависит от интен­сивности эмоционально-стрессовой реакции. В условиях двухмесячного эксперимента, в котором моделью эмо­ционального стресса послужили петушиные бои, организуемые исследователями через день, было показано, что выход нейросекрета был наиболее значительным, когда бои носили наиболее ожесточенный характер.

Таким образом, в организации эмоциональных состояний принимают участие не только глубинные механизмы мозга, но и многочисленные процессы, происходящие на периферии орга­низма. Важнейшая роль при этом принадлежит биохимическим регуляторам эмоций: нейрогормонам гипоталамуса, гормональ­ным веществам автономной и в особенности симпато-адреналовой систем. Можно предполагать, что эмоциональные ощущения являются результатом сличения информации, обнаруживаемой мозгом в результате обратной связи от деятельности нервных, нейроэндокринных и эндокринных образований, а также инфор­мации, полученной как в настоящей ситуации, так и накоплен­ной в предыдущем опыте поведения.

Разновидностью эмоциональных состояний являются мотива­ции.

Четкое разделение эмоций и мотиваций затруднительно из-за их большого сходства (М. Маркс, 1960; Вальдман, 1972 и др.). «Взаимоотношения между эмоциями и мотивациями пока про­тиворечивы»,— указывает А. В. Вальдман. Вместе с тем он воз­ражает исследователям, которые подчеркивают общность и единую нейрофизиологическую природу этих состояний. А. В. Вальдман показывает, что с помощью нейрохимических веществ (то есть веществ, продуцируемых нервной системой или воздействующих на нее) удается разделить мотивационные и эмоциональные реакции. А это, по его мнению, говорит о раз­личной природе их формирования. На наш взгляд, психофарма-кологическое «разделение» некоторых эмоциональных и мотивационных реакций еще не доказывает различий в их механизмах.

Значимость коры больших полушарий для формирования мотиваций и в особенности таких, которые обусловлены психо­социальными стрессорами или ситуациями, совершенно очевидна. Рассмотрим этот вопрос на примере формирования мотивации вскармливания детенышей и заботы о потомстве. Американский ученый X. Харлоу (1959, 1962) выращивал детенышей обезьян с помощью «эрзац-матерей» — тряпочного и проволочного чучел, снабженных приспособлениями для кормления. Он заметил, что у детенышей уже в раннем детстве формируется особая «си­стема симпатий». Так, они предпочитают тряпочную «мать» проволочной. У детенышей-самок, выросших в подобных неесте­ственных условиях, со временем подросших и ставших матерями, наблюдалось извращение материнского поведения: чрезмерно жестокое обращение со своими детьми. Это нарушение в пове­дении обезьян определялось не врожденными, а приобретен­ными механизмами, сформировавшимися вследствие «спартан­ского» образа воспитания на ранних этапах онтогенеза.

Таким образом, между эмоциями и мотивациями существуют тесные связи. Любая мотивация эмоциональна, и степень этой эмоциональности выражена тем в большей степени, чем сильнее выражена сама мотивация. Это означает, что мотивации могут протекать как на низком, так и на высоком уровне эмоций. Мо­тивации могут быть обусловлены физиологическими, психосоциальными, познавательными или смешанными причинами. Типич­ные мотивации (например, голод или жажда) в основном имеют физиологическую природу, то есть происходят в результате сдви­гов во внутренней среде организма. Гораздо сложнее механизм мотиваций, основанных на интеллектуальных процессах.

По срав­нению с другими психофизиологическими понятиями эмоции представляют собой сравнительно замкнутую, автономную си­стему, порой совершенно не зависимую от внешнего проявления обратной связи. Именно поэтому во время эмоций возникает сужение внимания, а зачастую и теряется контроль за поведе­нием.

Без понимания сущности эмоций и мотиваций трудно было бы понять и что такое эмоциональный стресс.

В 1936 г. канадский физиолог Ганс Селье опубликовал не­большую заметку, в которой на основании своих опытов на жи­вотных показал, что при воздействии разнообразных агентов — стрессоров в организме возникает стереотипная физиологи­ческая реакция. Независимо от того, каков характер стрессора (мышечная нагрузка, кратковременный холод, какой-либо яд, тревога или семейный конфликт), ответ организма проявляется в учащении пульса, увеличении артериального давления, повы­шении в крови содержания гормонов коркового слоя надпочеч­ников — кортикостероидов и др. Ответная реакция организма на любой стрессор является, по Селье, адаптивной, то есть приспособительной, и состоит из трех фаз: реакции тревоги, повы­шенной резистентности, то есть сопротивляемости, и исто­щения.

Весь комплекс физиологических реакций, происходящих по фазам, Г. Селье и назвал «стрессом», что в переводе с англий­ского языка обозначает «напряжение». Такой термин понадо­бился ученому для того, чтобы подчеркнуть, что даже при стрессорах, которые могут и не быть повреждающими агентами, например, мышечных нагрузках, в организме возникают опреде­ленные фазы стресса. Последнее обстоятельство особенно важно при рассмотрении так называемого эмоционального стресса, под которым подразумеваются стрессовые реакции, вызываемые в организме психологическими, интеллектуальными и эмоцио­нальными воздействиями.

Психические воздействия, подобно другим стрессорам, спо­собны вызвать интенсивную стрессовую реакцию, которая может усилить работоспособность человека, поднять его до вершин подвига, а может быть причиной болезни и даже смерти.

Мощные эмоционально-стрессовые потрясения воздействуют на людей во время землетрясений, войны, голода. В обыденной жизни на человека влияют разнообразные эмоциональные стрессоры, которые, казалось бы, и не вызывают каких-либо замет­ных изменений в деятельности организма. Однако частое и ин­тенсивное воздействие их на человека может привести и к нарушению здоровья и к потере работоспособности. Эмоци­ональными стрессорами могут являться и предстоящая медицин­ская процедура или операция, и ожидание защиты диплома или отчета, и внезапное воспоминание о пережитом горе или услы­шанном оскорблении, и деятельность, связанная с опасностью, и предстоящие соревнования, и получение премии или награды, и конфликтная ситуация в семье или на работе и многие другие агенты.

Действительно, эмоциональное значение стрессора порой более существенно для реакции, чем его качество и интенсив­ность (Гельгорн, Луфборроу, 1966; Лазарус, 1967 и др.). Одно только ожидание стрессора может вызвать значительную физио­логическую реакцию. Это наглядно продемонстрировано в серии работ советских ученых К. М. Смирнова (1947—1973), А. Ц. Пуни (1970), А. А. Виру (1969) и др., изучавших эмоции во время предстартового состояния у спортсменов. Л. Шеннон и Г. Исбелл (1963) обнаружили, что ожидание зубоврачебных процедур вы­зывает интенсивное выделение кортикостероидов корковым ве­ществом надпочечников. Исследованиями К. Лисак и Э. Эндреци (1967), Р. Хогленда (1961) и других ученых показано, что по­добное выделение кортикостероидов связано главным образом с эмоциональным возбуждением.

Как мы уже упоминали, один и тот же эмоциональный стрессор может быть безразличным для одного человека и убийст­венным для другого. Этнографы приводят многочисленные фак­ты из жизни доцивилизованных народов и современных племен и народностей, находящихся на низших ступенях развития, когда здоровые люди скоропостижно умирали в результате нарушения ими священного запрета. В. И. Йохельсон (1910) описывает смерть молодого человека из народности юкагиры (север Ко­лымы), который умер, когда случайно дотронулся до человека, на которого распространялось табу неприкасаемости. А. Локвуд (1971) приводит подобные случаи смерти людей, нарушивших различные религиозные табу. Советский этнограф Г. Н. Грачева рассказывает о пережитке, бытовавшем у народности севера нганасан. Нганасаны считали, что мужчина, случайно вошедший в жилище, где происходят роды его жены, неминуемо теряет зрение и погибает. Все эти примеры говорят о том, что важней­шим условием развития эмоционально-стрессовой реакции яв­ляется личностное отношение человека к стрессору. Если оно значимо и стрессор для человека крайне небезразличен, то возникновение в его организме мощной стрессовой реакции мо­жет вызвать дезорганизацию и даже разрушение важнейших функциональных систем. При этом стрессовая реакция, мгно­венно минуя первые стадии стресса, по-видимому, получает пол­ное развитие на стадии истощения. Согласно В. Кэннону (1957), смерть от нарушения табу связана с шоком от мощного эмоци­онального стресса, при котором в результате чрезмерного вы­броса мозговым веществом надпочечников катехоламинов проис­ходит резкое сужение сосудов, уменьшение притока крови к мозгу и вследствие этого острое кислородное голодание.

Еще до Г. Селье некоторые психиатры, говоря о психических напряжениях человека, использовали термин «нервный стресс». Они считали, что стресс имеет исключительно нервное проис­хождение. Заслуга Селье заключалась в том, что он одним из первых показал исключительную важность некоторых эндокрин­ных проявлений стрессовой реакции. По его мнению, стрессор воздействует на нервную систему и приводит в действие первое звено стрессовой реакции — гипофиз. Гипофиз — главная железа внутренней секреции — продуцирует множество гормонов. Неко­торые из них непосредственно воздействуют на другие железы внутренней секреции. В числе многих гормонов, выделяемых передней долей гипофиза, и уже упомянутый нами адренокор-тикотропный гормон (АКТГ), который стимулирует гормональ­ную активность коркового вещества надпочечников, вырабаты­вающего различные кортикостероиды (см. приложение 3). Корковое вещество надпочечников, согласно концепции Селье, занимает в стрессовой реакции особое место. Здесь вырабатываются гор­моны, которые противодействуют воспалительным процессам, и гормоны, которые способствуют их развитию. Помимо гипофиза и коркового вещества надпочечников в организации стресса, по Селье, принимают участие и мозг, и автономная нервная си­стема, и щитовидная железа, и печень, и почки, и кровеносные сосуды, и клетки соединительной ткани, и белые кровяные тельца.

В дальнейшем оказалось, что стрессовую реакцию органи­зуют не только нервная и эндокринная системы. В организме имеется еще и такое функциональное звено, которое, в отдель­ности не будучи ни нервным, ни эндокринным, является в то же время и тем и другим одновременно. Его можно охаракте­ризовать как единую нейроэндокринную систему. В ее состав входят специальные нервные клетки, находящиеся в неокортексе и лимбической системе, продуцирующие такие гормоны, как норадреналин, дофамин, ацетилхолин и другие, гормоны, образующимися в гипоталамусе, медиаторы, выделяемые окончаниями парасимпатических и симпатических нервов, и, наконец, гормоны, продуцируемые хромаффинной тканью.

Изменения в механизмах саморегуляции физиологических функций могут быть быстропроходящими и долговременными. Резкий, но кратковременный сдвиг артериального давления при прыжках с парашюта после приземления парашютиста быстро приходит к норме; резкое, но устойчивое повышение артериаль­ного давления при возмущениях, вызвавших гипертоническую болезнь, к нормальному уровню возвращается медленно и с большим трудом. По-видимому, в организме существуют два взаимосвязанных гомеостатических механизма, один из которых поддерживает и регулирует уровни обычного для организма гомеостаза, а второй устанавливает и поддерживает возникаю­щие под действием стрессоров новые гомеостатические уровни, (Зимкина, Меницкий и др., 1974).

При эмоциональных реакциях сдвиги гомеостаза могут быть меньшими или большими, и в зависимости от этого мы можем говорить о степени выраженности того или иного эмоциональ­ного состояния. Страх перед выполнением нового и рискован­ного элемента вызывает у гимнаста усиление деятельности сер­дечно-сосудистой системы и потоотделения и мало активизирует симпато-адреналовую систему. Участие этого же спортсмена в соревнованиях приводит не только к усилению активности ра­боты сердца и потоотделения (чуть большему, чем в первом примере), но уже и резкому усилению функций симпатоадреналовой системы. Можно предполагать, что в первом случае спортсмен переживает кратковременную эмоцию, а во втором — эмоционально-стрессовую реакцию. По-видимому, количествен­ные показатели, характеризующие изменения содержания катехоламинов в моче при действии на организм эмоциональных стрессоров, могут быть приняты за один из критериев развития эмоциональной реакции. Это допущение находится в полном со­гласии с результатами исследований Л. Леви (1972), обнаружившего прямую зависимость между выделениями адреналина и интенсивностью субъективных реакций.

Таким образом, исходя из вышеизложенных фактов и рас­суждений можно дать ответ на вопрос: что такое эмоциональ­ный стресс? Под эмоциональным стрессом следует понимать реактивное состояние, развивающееся у человека под влиянием эмоциональных, мотивационных и интеллектуальных стрессоров или ситуаций, обусловленное его личностными качествами, пред­шествующим опытом и генотипом и выражающееся в значи­тельном нарушении гомеостаза (Разумов С.А. Эмоциональный стресс, работоспособность и здоровье.-Л., «Знание», 1975).


1.2. Способы реагирования на эмоциональный стресс


Как было отмечено, одним из весомых критериев нарушения гомеостаза, а стало быть, и интенсивности эмоциональной ре­акции может служить уровень сдвигов катехоламинов в биоло­гических жидкостях. Однако мы уже знаем, что адреналин и норадреналин способны проявлять себя по-разному в различных поведенческих реакциях. Некоторые авторы даже стали выска­зывать предположения, что по выделению этих гормонов в усло­виях стресса можно определить, кто есть исследуемый субъект: «пугливый кролик» или «отважный лев».

Многими исследователями (Гальперн, Красновская, Пинчук, Стабровский и др., 1974) было отмечено, что различные катехоламиновые реакции наблю­даются и в условиях конфликтных состояний у животных. Так, на 54 петухах-плимутроках, содержавшихся в больших вольерах вместе с курами, были осуществлены исследования, в которых 34 петуха, составлявших экспериментальную группу, принимали участие в специально организованных петушиных боях. 20 птиц служили контролем и в драках не участвовали. По числу схва­ток и их продолжительности определялась степень боевой ак­тивности экспериментальных петухов. Все они были разделены на две группы: агрессивных и боязливых. Оказалось, что и у тех, и у других уровень адреналина изменялся однозначно: по сравнению с контролем он был увеличен более чем в два раза. В то же время отмечались различия в выделениях норадреналина: у боязливых петухов уровень его по сравнению с кон­тролем уменьшился в три раза, а у агрессивных — в четыре раза увеличился. Все это указывало на то, что при эмоциональ­ном стрессе симпатоадреналовая система играет важную роль. Если в условиях обычной деятельности организма ее действия носят диффузный, неспецифический характер, то при эмоцио­нальных напряжениях она реагирует специфически.

Исследователи Кассиль, Баевский, Генкин и Медведев высказывают соображения о возможно­сти прогнозирования, то есть предвидения биологических реак­ций, которые могут иметь место в условиях эмоционального стресса. Исполь­зуя психологические, интеллектуальные и физические стрессоры как провоцирующие пробы и получая от организма ответы в виде определенного спектра эндокринологических реакций, можно решать вопросы, связанные с отбором людей, годных к тем видам деятельности, которые связаны с опасностью, рис­ком и эмоциональным стрессом (космонавтов, гидронавтов и др.). В этом отношении заслуживают внимания весьма пер­спективные работы, которые проводятся Г. Н. Кассилем и его сотрудниками. Психоэндокринологический подход к проблеме отбора может сэкономить государству огромные средства. Это особенно важно при наборе в специальные школы и училища, где готовят будущих спортсменов, офицеров и лиц, работа кото­рых протекает в условиях эмоционального стресса. Большой и дорогостоящий отсев из этих учебных заведений мог бы быть значительно меньшим, если бы к ныне используемым физиоло­гическим, психологическим и медицинским критериям отбора была добавлена продуманная система психоэндокринологи­ческого отбора.

Таким образом, наблюдения над спортсменами, вкупе с мно­гочисленными литературными данными, позволяют предпола­гать, что в условиях эмоционального стресса психологическая мобилизация личности обусловливается не простым увеличением общего уровня катехоламинов, а количественным превалирова­нием продуцируемого организмом норадреналина над адренали­ном. Во многом эта мобилизация зависит, по-видимому, от уров­ня веществ, предшествующих появлению катехоламинов. Хотя в этой реакции активное участие принимают нервная и эндо­кринная системы, основным нейрохимическим звеном в механиз­мах мобилизации являются, вероятно, нейрозндокринные обра­зования, продуцирующие катехоламины.


3. Воздействие эмоционального стресса на человека


Эмоциональный стресс – это хорошо или плохо? Однозначного ответа здесь быть не может. Человек всегда жил в окружении эмоциональных стрессоров, и Г. Селье, с име­нем которого связывается разработка проблемы стресса, не без основания отмечал, что состояние стресса у человека так же старо, как и сам человек. Многие исследователи считают, что эмоционально-стрессовые реакции сыграли в процессе эволюции человека важнейшую роль. Эти реакции способствовали совер­шенствованию интеллекта у людей и их социальной организа­ции, в процессе антропогенеза они складывались в определен­ные переживания и эмоции. На стадии homo sapiens под влия­нием исторических, философских, религиозных и других особен­ностей, присущих различным по структуре племенным и общественным формациям, эти реакции превращались в специ­фичные формы эмоциональных выражений, характерные для тех или иных культур. Выше было указано, что улыбка чаще всего является выражением удовлетворения. Однако в некоторых случаях она не выражает истинных пере­живаний человека. Вид людей, улыбающихся во время похорон, кажется нам кощунственным и безобразным. А между тем в Японии распространен обычай — с целью облегчения горя окружающих — улыбаться во время похорон.

Некоторые исследователи придерживаются взгляда, по которому эмоциональный стресс — это состояние, непременно связанное с болью и страданиями. Например, Р.Лазарус прямо указывает, что стресс всегда чреват для человека вредом или угрозой вреда. По его мнению, такие положительные эмоциональные реакции, как ра­дость или любовь, не могут иметь отношения к эмоциональному стрессу.

Немало ученых высказывают и другую точку зрения. Г. Селье, например писал, что нормальная деятельность, игра в тен­нис, страстный поцелуй могут вызвать значительный стресс, не причиняя повреждений. Этого взгляда придерживается и из­вестный исследователь эмоционального стресса шведский ученый Ленарт Леви. Он показал, что такие эмоции, как радость, вос­торг или сексуальные наслаждения, сопровождаются столь же ярко выраженными психофизиологическими реакциями, которые свойственны и отрицательным эмоциональным состояниям. На­пример, в одном из его опытов, в котором испытуемым демон­стрировались фильмы, вызывавшие как агрессивное, так и ве­селое настроение, наблюдалось одинаковое усиление выделения катехоламинов. Ряд авторов доказывает, что чем больше изме­нений происходит в жизни личности за определенный момент времени и чем они интенсивнее и существеннее для данной лич­ности, тем более они ухудшают статус здорового организма (Рахе и др., 1971).

Л. Леви (1972) указывает, что если мы понимаем под эмо­циональным стрессом психофизиологическую реакцию, которая подготавливает организм к действию (Г. Селье), то будет пра­вильным допустить, что и положительные эмоциональные напря­жения могут быть причинами развития стресса. Поэтому можно думать, что даже приятные и стимулирующие переживания (например, женитьба, рождение ребенка, неожиданное получе­ние премии или наследства и т. п.), следующие одно за другим и, безусловно, социально желательные, иногда могут быть при­чинами возникновения психосоматических заболеваний.

Влияние эмоционального стресса на здоровье человека - одна из важнейших проблем нашего времени. Это обуслов­лено тем, что большинство физиологов и врачей все больше внимания уделяют так называемым эмоциогенным причинам заболеваний. Если в доиндустриальных культурах главными сти­мулами болезней были паразитарные, пищевые, инфекционные факторы, то в развитых цивилизованных обществах первостепен­ное значение приобретают факторы эмоционального порядка. При этом к заболеваниям могут приводить как стрессовые, так и дистрессовые состояния.

Особенно опасны для здоровья человека различные дистрес­совые состояния. Отечественным ученым Ю. М. Губачевым (1974), например, показано, что дистрессовые состояния, ускоряя па­тологические изменения в сосудах, ведут к атеросклерозу, кото­рый, в свою очередь, способствует развитию ишимической бо­лезни сердца. Иногда эти дистрессовые состояния являются даже неосознаваемыми. «Годовщинная реакция» на смерть близкого человека или достижение возраста умершего родителя могут являться своеобразными «толчками», способными вызвать сильный стресс на фоне кажущегося благополучия.

При ишимической болезни в миокарде происходят наруше­ния в перераспределении ионов, при этом нехватка ионов калия и магния приводит к утрате мышечными волокнами эластич­ности. Обычно ионное равновесие нарушается при снижении доступа кислорода к клеткам миокарда. Эта нехватка кисло­рода, как правило, возникает в результате частых и периоди­ческих эмоционально-стрессовых состояний, при которых значи­тельно увеличивается концентрация гормонов коркового (кортикоидов) и мозгового (катехоламинов) слоев надпочечников и в особенности адреналина. Гормоны резко усиливают способ­ность сердца потреблять кислород и тем самым нарушают ба­ланс между поступлением его в отдельные мышечные волокна и потреблением его.

Ишимическая болезнь сердца является эпидемией XX века. Общая смертность от этой болезни, по данным мировой стати­стики, составляет 41—45%, то есть она. оказывается смертельной для каждого второго больного. В связи с бурным развитием цивилизации «возраст» ишимической болезни становится все меньше. По свидетельству известного американского ученого П. Уайта, взрослые люди нынешнего поколения рискуют подвергнуться приступам стенокардии на 13 лет раньше, чем их отцы.

Основная причина ишимической болезни сердца — это обилие стрессоров, вызывающих дистрессовые состояния. Во многих случаях ишимическая болезнь сердца начинается с неприметных нервных расстройств и более или менее выраженных неврозов. Вопрос о происхождении неврозов весьма сложен. Э. Гель-горн и Дж. Луфборроу (1966) считают, например, что у здоро­вого человека передний и задний отделы гипоталамуса, регули­рующие автономные отправления с помощью симпатической и парасимпатической нервной системы, находятся в равновесии. Эмоциональные стрессоры могут нарушить это равновесие. Взаимодействие между отделами гипоталамуса обусловлено различными факторами и в том числе типом нервной системы, конституцией, личностными особенностями человека и другими. Ссылаясь на И. П. Павлова и его классические опыты с опре­делением типов нервной системы у собак, Э. Гельгорн и Дж. Луфборроу указывают, что неврозы чаще возникают либо у «неуравновешенных» людей, либо у личностей со слабым ти­пом нервной системы, с доминирующей парасимпатической системой. Во многих реакциях преимущественное возбуждение одной системы уравновешивается сильными разрядами другой. Например, в условиях возбужденного, «невротического состоя­ния», обусловливаемого симпатическими влияниями, имеют место такие симптомы, как рвота, непроизвольное выделение кала и другие, вызываемые парасимпатической системой. Отмечено, например, что у больных неврозами сопротивляе­мость эмоциональным стрессорам значительно меньше, чем у здоровых лиц. Профессор Б. Д. Карвасарский по этому по­воду замечает, что при наличии невротических особенностей личности «стресс повседневной жизни» становится особенно значимым.

Одним из характерных признаков невротического состояния является так называемый астенический синдром. При нем на­блюдается снижение работоспособности, ухудшение памяти, внимания, повышенная утомляемость, возбудимость и раздра­жительность; значительная эмоциональная неустойчивость с рез­кими перепадами настроения, которое улучшается при незначи­тельной удаче и резко ухудшается при малейшей неудаче. Асте­нические проявления характеризуются фазовым развитием и могут быть по аналогии сравнимы с фазами самого эмоциональ­ного стресса. Астенический синдром часто сопровождается го­ловными болями. Механизм развития различных видов психо­генных головных болей, возникающих под действием эмоцио­нального стресса, может быть обусловлен повышением тониче­ского напряжения мышц головы и шеи.

Частыми спутниками неврозов являются невротическая тре­вога, страх и фобия (страх с определенной фабулой). Было, например, показано, что у больного с канцерофобией при приме­нении словесных раздражителей, возбуждающих представления о заболевании раком, имели место резкое угнетение моторики желудка, а также чувство тошноты (Тищенко, 1972).

Как было обнаружено Н. В. Тарабриной (1973), при навяз­чивых состояниях усиливается выделение адреналина и ослабляется выделение норадреналина. Напротив, высокие показатели норадреналина наблюдаются при истерии. Эти данные на­ходят подтверждение в работах Д. Функенштейна (1956), Ф. Элмаджана (1957), А. М. Бару (1970) и других авторов, показавших преимущественное повышение адреналина при страхе и норадреналина при гневе.

Структура расстройства психической деятельности включает в себя две взаимосвязанные подгруппы нарушений это симптомы упорною вторжения в сознание образов, воспоминаний и эмоций, связанных с со­держанием психотравмирующих обстоятельств, вызывающего всякий раз сильный психологическим дистресс у индивида; и "симптомы избегания", проявляющиеся в стремлении и попытках настойчиво избегать мыслей, чувств, разговоров, лиц, мест и деятельности, вызывающих воспоминания о травме. При этом отмечаются такие явления как сужение спектра ч уменьшение силы эмоционального реагирования, заметное снижение ин­тереса и участия в ранее значимых видах деятельности, чувства зависимо­сти или отчужденности от людей, сокращения или отсутствия будущею, и ряд других.

Другой общей для обеих категорий посстрессовых нарушений подгруппой симптомов являются устойчивые симптомы физиологической (гипер-) активации (не присутствовавшие до травмы) эта подгруппа от­ражает явления как общей повышенной возбудимости центральной нерв­ной системы, свойственной пострадавшим с последствиями психической травмы, так и повышенную реактивность их психики в отношении специ­фических, своего рода "ключевых" раздражителей. Она включает в себя:

нарушения сна (трудности засыпания, бессонницу);

раздражительность, вспышки внезапного гнева;

трудности сосредоточения, концентрации внимания;

повышенную (не соответствующую ординарным обстоятельствам) бдительность;

готовность к оборонительной реакции "бей или беги".

В структуру острых стрессовых расстройств, кроме этих общих при­знаков, входит подгруппа так называемых "диссоциативных" симптомов, наблюдавшихся либо в период травмы, либо впоследствии:

субъективное ощущение эмоциональной зависимости, "притупле­ния" или отсутствия эмоционального реагирования;

сужение сознания об окружающем мире ("спутанность");

дереализация;

деперсонализация;

диссоциативная амнезия (неспособность вспомнить какой-либо важный аспект психотравмирующего события).

Присутствие указанных нарушений является необходимым, но не­достаточным условием постановки диагноза ПТСР или ОС Р. Еще один критерий, дополняющий картину постстрессового состояния, состоит в том, что расстройства обуславливают клинически выраженный дистресс или нарушают социальную, профессиональную или иную значимую дея­тельность. Этот критерий можно назвать функциональным: он связан с нарушением психологической адаптации, нарушением (или снижением) профессиональной работоспособности, ухудшением качества жизнедея­тельности в целом в связи с перенесенной психической травмой.

Наконец, последний, временной критерии позволяет дифференциро­вать ПТСР и ОСР с одной стороны, и подвиды собственно ПТСР - с дру­гой. Точкой отсчета является само по себе травмирующее событие или та­ковые обстоятельства. Острое стрессовое расстройство возникает в тече­ние 1 месяца с момента травмы и продолжаем от 2 дней до 4 недель, посттравматическое - спустя не менее 1 месяца после травмы и имеет про­должительность более 4 недель.

В соответствии с особенностями проявления и течения, различают три подвида посттравматических стрессовых расстройств (Психические состояния. Хрестоматия / Составитель Куликов Л.В. – СПб.: Питер, 2000, с.101).

острое (его не следует смешивать с острым стрессовым расстрой­ством!), развивающееся в сроки до 3 месяцев;

хроническое, имеющее продолжительность более 3 месяцев;

отсроченное, когда расстройство возникло спустя 6 и более меся­цев после травматизации.

В настоящее время ряд зарубежных авторов предлагает дополнить диагностику постстрессовых нарушений еще одной категорией - по­сттравматическими личностными расстройствами (или PTPD - posttraumatic personality disorder), что представляется достаточно логичным шагом, учитывая, что присутствие хронических симптомов ПТСР часто отмечается на протяжении всей последующей жизни человека, пе­режившего массированную психотравму. Безусловно, что такая травма способна оставить неизгладимый отпечаток в душе человека и привести к патологической трансформации всей его личности.

Наиболее часто встречающимися при постравматических стрессо­вых расстройствах, по-видимому, следует считать симптомы переживания травмы. К ним относят повторяющиеся воспоминания о событии, сновидения содержащие событие и внезапное действие или чувствование себя так будто травмирующее событие повторяется вновь. Симптомы пережи­вания травмы могут рассматриваться в качестве стержня, основы структуры постстрессового состояния.

Повторяющиеся воспоминания варьируются по степени выраженно­сти, от кратковременных, несколько отличающихся по яркости и аффек­тивной насыщенности oт обычных воспоминании, до ярких, сценоподобных эйдетических воспоминании и даже галлюцинаций. По степени про­извольности они могут быть произвольными, непроизвольными и навяз­чивыми. Воспоминания могут быть непрерывными или приступообразны­ми, повторяясь несколько раз в месяц или с большей частотой. Как правило, они аффективно заряжены и сопровождаются чувством вины, обиды, тревоги, гнева, страха. Также возможна и позитивная окрашенность трав­мирующих воспоминаний, особенно в компании с сослуживцами и одно­полчанами, где такие воспоминания сопровождаются чувством общности пережитого.

При значительной степени выраженности воспоминания могут быть компенсирующими, существенно затруднять адаптацию, менять реак­ции на окружающее. Они часто усиливаются под влиянием ключевых стимулов напоминающих о событии (звуки, запахи, разговор, книга, фильм, годовщина события), могут провоцироваться другими психотравмирующими событиями, а также, по-видимому, имеют и собственную циклич­ность.

Сновидения, содержащие события или его элементы, также доста­точно распространены. Кроме сновидений, непосредственно представляющих событие во всех ею деталях, часто встречаются сновидения угро­жающего характера, похожие по содержанию на него или имеющие эмоциональное сходство, например, ситуация угрозы, преследования, или просто кошмары.

Кроме перечисленного, к проявлениям повторного переживания травмы также относятся внезапные вспышки гнева, вины, тоски и тревоги, которые аналогичны аффективному компоненту воспоминаний о событии и представляют собой как бы редуцированное состояние воспоминания без идеамоторного компонента. Наряду с симптомами повторяющихся переживаний травмы, другими характерными признаками ПТСР являются со­стояния, связанные с изменением реакции на окружающее и включающие в себя повышенную тревожность, усиленные реакции на раздражители (громкие звуки, нахождение посторонних за спиной, конфликтные ситуа­ции), раздражительность, взрывчатость.

В литературе чаще всего встречаться описания репереживания и смежных с ним состояний, как эмоционально неприятных, избегаемых пострадавшими. Исключение, причем немаловажное с точки зрения патоге­неза постстрессовых расстройств, представляет собой так называемый синдром поиска «острых ощущений», включающий в себя стремление к активности, деятельности, напоминающей определенные аспекты травматического стрессового события игру со смертью, риск, азарт, различные формы аддиктивного и саморазрушающего поведения

Некоторые авторы указывают на симптом "вторжения травмы", или "позитивный кластер". Им противопоставляется симптоматика "избегания травмы", или негативный кластер. К последним относят стремление избегать ситуации, действии, стимулов, напоминающих о событии, мыслей, чувств, воспоминаний, связанных с ним, неспособность воспроизвести важные аспекты травмы вследствие психогенной амнезии. Кроме того, это "избегание" может принимать более расширенный характер, приводя к ог­раничению общения и контактов с окружающими, сужению эмоциональ­ного диапазона, чувству укороченного будущею, затруднению в формиро­вании эмоциональной близости, утрате интереса к ранее значимой актив­ности, изменению или сужению круга интересов, чувству отчуждения или отстраненности от окружающего, стремлению избегать вообще любых не­предвиденных ситуаций и эмоциональных привязанностей.

Кроме того, описания постетрессовых расстройств, включают в себя полиморфную астеническую симптоматику, обсессивно-фобические и тревожные состояния, истерическую симптоматику, депрессивные пере­живания, деперсонализационно-дереализационные расстройства и психо­соматические нарушения.

Перечисленные расстройства могут быть тесно связаны с репережи-ванием или приобретать более независимый от нею характер, утрачивая связь с психотравмирутощей ситуацией Они могут носить полиморфный, фанзиторный, малодифференцированныи характер, или же принимать развернутую, клинически и синдромально очерченную форму, становиться устойчивыми, трансформируя структуру личности до степени акцентуации или патохарактерологического развития личности.

Наряду с психопатологической оценкой часто используется психологическая квалификация постстрессовых переживаний. Наиболее типич­ными считаются следующие характеристики: чувство вины выжившего, страх повторения травмы, страх потери самоконтроля и контроля над агрессивными побуждениями, чувство уязвимости, стремление к поиску ви­новных, неприязнь к непострадавшим, aагрессивности, вина или стыд за полученную психотравму, горечь утраты других людей или части себя (веры, невиновности и т.п.), самоизоляция, отчужденность, подозритель­ность, влечение к риску, переживание собственной нечистоты, испорчен­ности, парадоксальное, в г.ч. положительное отношение к человек), на­несшему травму, идентификация себя с ним и т.д.

Помимо симптомов "вторжения-избегания" травмы, а также астени­ческой, депрессивной, обсессивно-фобической, истерической, ипохондри­ческой и эксплозивной симптоматики, ряд авторов относят к числу осо­бенностей клинической картины у ветеранов войны в Чечне склонность к поведению по типу "поиска острых ощущений", обостренное чувство не­справедливости, переживания "вины выжившего", черты психического инфантилизма, ригидность.

У лиц, перенесших экстраординарное стрессовое событие, происхо­дят определенные изменения личности. Традиционно, приобретенные под влиянием психогенных факторов изменения личности считаются состоя­ниями пограничными между "психогениями" и "персоногениями". Изме­нения личности, возникающие после экстраординарных стрессовых событий, являются как раз тем самым случаем, когда приобретенные изменения личности могут быть исключительно психогенного воздействия.

Воздействие травматического стрессового события может приводить к следующим вариантам изменений личности (Психические состояния. Хрестоматия / Составитель Куликов Л.В. – СПб.: Питер, 2000, с.104):

1) формированию позитивных, адаптивных изменений, укреплению характера;

2) формированию негативных, дезадаптивных, патологических и изменений личности;

3) усилению специфических предоминантных стадий развития эго:

4) развитию ПТСР без изменений личности;

5) развитию ПТСР в сочетании с патологическими изменениями личности.

Постстрессовые изменения личности могут включать весь диапазон уровней от акцентуаций до патохарактерологических развитии личности. Они могут возникать непосредственно после стрессового события (чаще длительного), или в результате следующего за ним хронического пост­стрессового расстройства: невротического развития личности, постреактивного развития личности.

Клиническая картина изменений личности имеет определенную спе­цифику. Выделяют в рабочем порядке так называемую "комбатантную ак­центуацию" у ветеранов войны, для которой характерно обостренное чув­ство справедливости, повышенная тревожность и настороженность, избирательность и сложность в установлении межличностных контактов, со­хранение устойчивой актуальности чеченских переживаний.

Существует много приемов и методов направленной терапии хронического эмоционального стресса, ярким выражением кото­рого являются невротические заболевания. В. Н. Мясищев и Б. Д. Карвасарский (1960) сформулировали систему патогене­тической психотерапии, которая представляет собой многопро­фильное лечебное воздействие, имеющее прямые и обратные связи между больным, психотравмирующим комплексом и вра­чом (Психологическая психотерапия в условиях воинской деятельности. – М.: ВУ, 2001, с.37). Патогенетическая психотерапия направлена на устранение эмоционального стресса и повышение устойчивости к послед­нему.

В случаях невозможности осуществления обратной связи: больной — врач — существуют методы психотерапии, не требу­ющие присутствия врача или психолога и использующие совре­менные технические средства (фильмы, магнитофонные записи, пластинки и т. д.). Иногда для лечения некоторых больных ис­пользуют чтение литературных произведений.

Огромное развитие в последнее время получила психофарма­кология. Она использует различные препараты (транквилиза­торы, антидепрессанты и т. д.), с помощью которых осущест­вляется направленное воздействие на неокортекс и лимбические структуры мозга человека. Однако к применению этих препара­тов надо относиться с крайней осторожностью и принимать их только по предписанию врача. Для профилактики эмоциональ­ного стресса у здоровых людей многие авторы рекомендуют использование аутогенной и психотонической тренировки.

Патогенное действие стрессоров может быть уменьшено пу­тем изменения как природы самого человека, так и окружаю­щих его условий. Если направленное воздействие на природу или генетику человека является вопросом отдаленного будущего, то рационализация условий, в которых живет и трудится чело­век, — проблема сегодняшнего дня. Урбанизация (в мире свыше 150 городов с миллионным и более населением), потоки инфор­мации (увеличивающиеся вдвое каждые 10—15 лет), механиза­ция и автоматизация (способствующая диспропорции между развитием мозга и мускулатурой), шум, порой беспечное отно­шение человека к природе и неразумный подход к организации своего досуга — вот те далеко неполные и разноплановые при­чины, которые порождают огромное число эмоциональных стрес­соров.


Таким образом, исходя из вышеизложенных фактов и рас­суждений можно дать ответ на вопрос: что такое эмоциональ­ный стресс? «Под эмоциональным стрессом следует понимать реактивное состояние, развивающееся у человека под влиянием эмоциональных, мотивационных и интеллектуальных стрессоров или ситуаций, обусловленное его личностными качествами, пред­шествующим опытом и генотипом и выражающееся в значи­тельном нарушении гомеостаз» (Психологическая психотерапия в условиях воинской деятельности. – М.: ВУ, 2001, с.25).

В условиях эмоционального стресса психологическая мобилизация личности обусловливается не простым увеличением общего уровня катехоламинов, а количественным превалирова­нием продуцируемого организмом норадреналина над адренали­ном. Во многом эта мобилизация зависит, по-видимому, от уров­ня веществ, предшествующих появлению катехоламинов. Хотя в этой реакции активное участие принимают нервная и эндо­кринная системы, основным нейрохимическим звеном в механиз­мах мобилизации являются, вероятно, нейрозндокринные обра­зования, продуцирующие катехоламины.

Эмоциональный стресс может сопутствовать и большим радостям и большим страданиям, он может привести человека к вершинам творчества и может быть причиной забо­левания.

Влияние эмоционального стресса на здоровье человека - одна из важнейших проблем нашего времени. Это обуслов­лено тем, что большинство физиологов и врачей все больше внимания уделяют так называемым эмоциогенным причинам заболеваний. Если в доиндустриальных культурах главными сти­мулами болезней были паразитарные, пищевые, инфекционные факторы, то в развитых цивилизованных обществах первостепен­ное значение приобретают факторы эмоционального порядка. При этом к заболеваниям могут приводить как стрессовые, так и дистрессовые состояния.

Особенно опасны для здоровья человека различные дистрес­совые состояния.

Резюмируя выше изложенное, можно сказать, что не всякий стрессор способен вызвать у человека стрессовую реакцию, что каждая личность обладает своей восприимчивостью к стрессорам; что стрессовые состояния, способствующие творческому взмаху мысли, значительно увеличивающие силу мускулов и способ­ности человека, никогда не будут объявлены «вне закона» и что со стрессорами, ведущими к состоянию дистресса, необходима продуманная и эффективная борьба.



Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 16.07.2016
Раздел Физкультура
Подраздел Презентации
Просмотров101
Номер материала ДБ-143366
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх