Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Начальные классы / Конспекты / Проект "Богатырская слава России"

Проект "Богатырская слава России"

  • Начальные классы

Поделитесь материалом с коллегами:

Муниципальное казённое общеобразовательное учреждение

Шадринская средняя общеобразовательная школа











ПРОЕКТ


Богатырская слава России






















с. Шадринка

2015г.




Содержание


Введение……………………………………………………………………….стр. 2

I. Теоретическое исследование

1.1. Знакомство с определением «богатыри»…………………………..стр. 2

1.2. Воинские доблести богатырей……...………………………………стр. 3

1.3. Происхождение слова «богатырь»…………………………………стр. 3

1.4. Богатыри Киевской Руси……………………………………………стр. 3

1.5. Нравственные идеалы современной России……………………….стр. 5


II. Практические исследования

2.1. Микроисследование № 1: анкетирование одноклассников……….стр. 10

2.2. Микроисследование № 2: опрос…………………………………….стр. 10

III. Заключение………………………………………………………………….стр. 11

Литература

Приложение



























Введение

9 декабря 2014 года в День Героев России мы узнали о людях, ставшими Героями России в наше мирное время. Подвиги этих удивительных людей сильно взволновали нас. И мы задумались, чем же отличаются эти люди от богатырей, славивших землю русскую в былые времена? Что есть такое важное в поступках этих людей, что может служить примером и для нас, и для наших будущих детей?

Чтобы ответить на эти вопросы, мы решили поработать над проектом, который назвали «Богатырская слава России».

Цель: узнать новое о богатырях земли русской, доказать, что и в наши дни всегда есть место подвигу.

Задачи:

1. узнать, кого называли богатырями на Руси;

2. выяснить, есть ли место подвигу в наши дни;

3. узнать мнение сверстников о богатырях прошлого и современной России.

Гипотеза: важно помнить русских богатырей и знать подвиги наших современников, так как они учат нас быть сильными духом и телом, учат быть патриотами своей Родины.

Методы исследования: анкетирование, опрос, анализ литературы, фото и видеоматериалов.

Объект исследования: былинные богатыри и их подвиги, Герои России наших дней.

I. Теоретическое исследование

1.1. Знакомство с определением богатыри.


Для того чтобы выполнить поставленные задачи, мы познакомились с определением «богатыри». Для начала мы вспомнили те сведения, которые нам были известны с уроков литературного чтения, спросили у родителей, обратились к сверстникам, бабушкам и дедушкам, знакомым. Потом мы изучили материалы Энциклопедии, заглянули в Википедию.


Выяснили: богатыри — персонажи былин и сказаний, отличающиеся большой силой и совершающие подвиги религиозного или патриотического характера. В исторических записях и летописях сохранились указания на то, что некоторые события, перешедшие в былины, действительно имели место. Богатыри стояли на страже Руси, на заставе. Богатыри обладают более или менее общими для них свойствами: силой и молодостью. Хотя в былинах часто говорится о «старом казаке» Илье Муромце, однако здесь слово «старый» не значит «обременённый летами», а только возмужалый, опытный в военном деле.


1.2. Воинские доблести богатырей.

Совокупность воинских доблестей и добрый честный нрав составляют главнейшие черты русского богатыря, но недостаточно одних физических доблестей, надо ещё, чтобы вся деятельность богатыря имела религиозно-патриотический характер. Народ идеализирует своих богатырей, представляя их физические качества: силу, ловкость, тяжёлую походку, оглушительный голос, продолжительный сон, но всё-таки в них нет той зверской обжорливости других являющихся в былинах чудовищных великанов, не принадлежащих к разряду богатырей.


1.3. Происхождение слова «богатырь».

Орест Миллер и другие считали, что это слово имеет индо-иранские корни: обладающий счастьем, удачный. 


Щепкин, Буслаев прямо выводили «богатырь» из «Бог» через посредство «богатый».


В киргизских значениях слов: богадырь, багырь, богатырь - удалой наездник, храбрец, смельчак. А так же почетное прозвище багатур за особые военные заслуги в армии со времён Чингисхана и Тамерлана.


1.4. Богатыри Киевской Руси.


Святогор.


Святогор - ужасный великан, которого даже земля не держит, лежит на горе в бездействии, когда к нему приходит Илья. Другие былины рассказывают о его женитьбе, о встрече с тягой земной и смерти в волшебной могиле. В некоторых былинах Святогор сменяется Самсоном, который назван по отчеству Колывановичем, Самойловичем или Васильевичем. На Святогора перенесены многие черты личности и жизни библейского богатыря Самсона.

Его имя чисто киевское, происшедшее из «святой» и «гора», обозначающее богатыря величиною с гору. Первоначально Святогор служил олицетворением громадных, залёгших всё небо, неподвижных туч.

В сказаниях народа древний воин передаёт свою силу Илье Муромцу, богатырю христианского века.



Микула Селянинович.


Микула Селянинович встречается в двух былинах: о Святогоре и о Вольге Святославиче.

Он своей умелостью выступает из ряда старших богатырей; он представитель земледельческого быта, обладающий не количественной, как Святогор, а качественной силой, которую можно назвать выносливостью.

В лице Микулы Селяниновича представляется образ могучего богатыря крестьянина-пахаря. Страшная его сила, сопоставление с Святогором и другие черты, в которых он изображается, показывают, что тип его, как и тип Святогора, сложился под влиянием образа какого-нибудь титанического существа, бывшего, вероятно, олицетворением земли или бога-покровителя земледелия.

На это указывает сумочка с тягой земли, с которой изображается Микула и которая, очевидно, есть не что иное, как образ земли. Но сам он уже представляет не землю как стихию, а идею оседлой земледельческой жизни, в которой он и поставляет свою силу и значение.


Вольга Святославович, или Волх Всеславич.


Основные былины о Вольге рассказывают о его чудесном рождении от змея, походе в Индию и противоборстве с Микулой Селяниновичем. Вольга Святославович, оборотень и охотник, относится к числу самых древних богатырей.

Мифы о Вольге - древнеславянские, он является оборотнем-колдуном.


Илья Муромец.


Ряд младших богатырей начинает собою главный их представитель, оберегатель русской земли, Илья Муромец. Ему посвящена, сравнительно с другими богатырями, громадная литература.

Былин об Илье много, они составляют целый цикл, объединённый его личностью; в былинах этих он выставляется более или менее в одинаковом свете, хотя и здесь замечается небольшая разница в оттенении некоторых черт его характера.

Илья Муромец - представитель всех русских богатырей и в глазах народа является представителем крестьянского сословия. Илья отличается огромной силой, которой не обладают другие младшие богатыри, но сила эта не количественна, а качественна, причём силу физическую сопровождает нравственная: спокойствие, стойкость, простота, бессеребренность, отеческая заботливость, сдержанность, благодушие, скромность, независимость характера.






Алёша Попович.


Алёша Попович тесно связан с Ильёй Муромцем и с Добрыней Никитычем: он находится в постоянных отношениях с ними. Кроме того, между Алёшей и Добрыней существует поражающее сходство не в характерах, а в приключениях и некоторых других обстоятельствах их жизни; именно, былины о змееборстве Добрыни и Алёши почти совершенно сходны друг с другом.

Алёша Попович представляется воплощением целого ряда порочных свойств: хитрости, эгоизма, корыстолюбия; его характеристику определило, вероятно, его сословное прозвище. В нём действительно мы находим смешение различных черт; он прежде всего отличается смелостью; но, кроме того, он горделив, спесив, бранчив, задорен и груб; в бою вёрток, хитёр.


Добрыня Никитич.


В лице Добрыни былинного слились две летописные личности, одна южно-русская, другая северно-русская. Характерные черты, приписываемые Добрыне в былине, воспевающей его молодость, перенесены на него от Вольги.

Он - княжич, богач, получивший высшее образование, стрелец и борец отличный, знает все тонкости этикета, на речах разумен, но он легко увлекается и не очень стоек; в частной жизни он человек тихий и смирный.


1.5. Богатыри современной России.


Подвиг за гранью возможного.


Впервые Шаварш Карапетян спас жизни десятков людей в 21год. Спортсмен вместе с товарищами по команде и тренерами на автобусе возвращался в Ереван со знаменитой высокогорной спортивной базы в Цахкадзоре. На горной дороге у машины начались неполадки, и водитель остановился для ремонта. Пока шофер возился в моторе, автобус внезапно покатился к краю дороги, и через несколько мгновений мог упасть в ущелье. Шаварш, сидевший ближе к кабине водителя, сориентировался первым. Он разбил стеклянную стенку кабины и резко вывернул руль в сторону горы. Специалисты потом говорили, что в той ситуации это было единственно правильное решение. Благодаря ему уцелел и сам спортсмен, и еще три десятка человек.

Через 2 года у Шаварша Карапетяна было обычная тренировка на берегу Ереванского озера.  Вместе с ним пробежку совершали его брат Камо и тренер  Липарит Алмасакян. Буквально на их глазах с дороги в озеро слетел переполненный людьми троллейбус. В считанные секунды он ушел на дно. Троллейбус оказался на глубине 10 метров. Шаварш принял решение молниеносно – он будет нырять, а брат и тренер – вытаскивать пострадавших на берег. Это была невероятно сложная задача. Вода в Ереванском озере была очень холодной, видимость практически нулевой. Шаварш нырнул на 10 метров, выбил ногами заднее стекло троллейбуса, и стал доставать гибнущих людей.

Медики и спасатели, разбиравшие впоследствии ситуацию, пришли к выводу, что то, что сделал Шаварш Карапетян, вряд ли смог бы сделать еще хоть один человек на свете. Его подвиг сродни подвигам Геракла или Супермена.

Даже если бы он спас одного, двух, трех человек, это было бы фантастикой, учитывая условия, в которых приходилось действовать. Шаварш Карапетян в буквальном смысле вернул с того света 20 человек!

На самом деле спортсмен вытащил значительно больше пострадавших, но многим уже не смогли помочь врачи. Нырять он перестал тогда, когда кончились все физические и моральные силы. Но прежде он еще успел зацепить трос за утонувший троллейбус – у прибывших на место спасателей не оказалось аквалангов, а повторить то, что делал спортсмен, им было не под силу.

hello_html_1488b25c.jpg

Шаварш Карапетян (в центре). Слева - инструктор-методист по плаванию Камо Карапетян, справа - тренер детской спортивной школы при Ереванском институте физкультуры Анатолий Карапетян.


Сам Шаварш тоже оказался в больнице – тяжелейшая пневмония, заражение крови, происшедшее из-за порезов об стекло в грязной воде… Он провел на больничной койке 45 дней. Когда он вернулся домой, его буквально тошнило от воды. Вернуться в спорт было дело почти нереальным. И, тем не менее, он вернулся, вновь поразив всех. Вернулся, чтобы уйти красиво, установив свой последний, 11-й мировой рекорд.

Но это было исключительно через «не могу». Все свои силы он оставил там, в Ереванском озере.




10-летнего амурчанина наградили редкой медалью за мужество.


hello_html_2fff4f3f.jpg


Четвероклассник Вадим Диких получил из рук председателя исполнительного комитета общероссийской общественной организации «Российский союз спасателей» Сергея Щетинина медаль «За мужество в спасении». Награду ему вручили за то, что он не дал утонуть женщине с ребенком.

В конце июня мальчик вытащил из глубин старого водохранилища в селе Новомихайловка женщину с ребенком.


Я три года занимаюсь плаванием. Тренер меня долго не замечал, думал, что у меня ничего не получится. Но потом я стал одним из первых, — с гордостью рассказал Вадим.

Вадим Диких стал 16-м россиянином, получившим медаль «За мужество в спасении». 


Наш юный герой проявил не только мужество, а героизм. В такой ситуации не каждый взрослый может поступить так, как он. Он спас жизнь женщины и ребенка. Мы сделали специальную медаль «За мужество в спасении». Это очень редкая медаль, сегодня мы вручаем ее только в 16-й раз, — пояснил Сергей Щетинин.


Юному спасителю вручили именную грамоту и памятный подарок — уменьшенную копию пожарной машины.


hello_html_63da2226.jpg

Майор Солнечников, ценой жизни спасший солдат, стал Героем России.


hello_html_m7ddc0776.jpg


28 марта 2012 года на учебном полигоне во время проведения учебных стрельб погиб командир батальона связи майор Сергей Солнечников, накрыв собой срикошетившую боевую гранату.

- Утром он вместе с батальоном на учения поехал. Там солдаты метали гранаты, в том числе и боевые. И вот одна то ли срикошетила, то ли с руки у бойца сорвалась и упала в метре от солдат, прямо в окопе. Все произошло очень быстро. Времени подумать у майора не было. Вот упала не туда граната, вот на нее бросается майор. Взрыв. Если бы он  этого не сделал, даже подумать страшно, что бы произошло, - рассказал Сергей Фролов, офицер части, в которой служил Солнечников.

Бронежилета на комбате не было. Десятки солдат могли погибнуть, если бы герой не накрыл собой гранату. Официальная версия - герой закрыл собой солдата, а не гранату. Хотя все солдаты, присутствовавшие на учениях, да и некоторые офицеры, говорят, что бросился Солнечников именно на гранату.  

По официальным сообщениям, медики еще полтора часа боролись за жизнь офицера. Умер Солнечников через полтора часа, на операционном столе.

Детей и жены у комбата не было - молодой еще, всего 31 год. Всю жизнь мечтал служить летчиком - постоянно просматривал фильмы о самолетах, фотографии на рабочем столе держал.

3 апреля 2012 года Указом Президента Российской Федерации майору Солнечникову С. А. за героизм, мужество и самоотверженность, проявленные при исполнении воинского долга, присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).






Полковник закрыл собой солдата.

hello_html_m6b4c81ee.jpg


Се́рик Гази́сович Султангаби́ев - российский офицер, полковник внутренних войск МВД России, командир части № 3275. Герой Российской Федерации (2014).

Участник Первой и  Второй чеченских войн. Прошёл путь от командира разведывательного взвода 78-го отдельного разведывательного батальона 2-й гвардейской танковой дивизии до командира мотострелкового батальона 255-го гвардейского мотострелкового полка 20-й гвардейской мотострелковой дивизии. С 2009 года продолжил службу во внутренних войсках МВД России, затем служил в полиции. 

25 сентября на учебном полигоне воинской части 3275 в городе Лесной Свердловской области во время учений младший сержант выронил гранату после того, как выдернул чеку. Султангабиев оттолкнул сержанта и прикрыл его от взрыва, получив множественные ранения.

По словам заместителя командующего войсками Уральского регионального командования ВВ МВД РФ Виктора Бышовца:

- У сержанта Теленина во время метания боевой гранаты граната выскользнула из руки и упала за спину. Командир полка увидел это, выбросил, скажем так, вытолкнул сержанта Теленина из окопа и тем самым спас жизнь военнослужащему. Соответственно, времени было на принятие решения всего лишь четыре секунды, и обезопасить себя он не успел.

После произошедшего Султангабиев перенёс несколько операций в территориальной медико-санитарной части города Лесной, врачи оценивали его состояние как стабильно тяжёлое. Султангабиева оперировали 5 часов, по словам врачей, полковника от смерти спас только бронежилет.

24 ноября 2014 года Указом Президента Российской Федерации за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга, полковнику Султангабиеву было присвоено звание Героя Российской Федерации.

II. Практические исследования.

2.1. Микроисследование № 1: анкетирование

Работая по теме, мы провели ряд исследований.

Проведено анкетирование одноклассников с целью выявления знаний о русских богатырях и о людях, совершивших подвиг в мирное время.

Анкета содержала два вопроса.

  1. Каких русских богатырей вы знаете?

  2. Назови Героев России.

На наши вопросы ответили 8 одноклассников.

Результаты анкетирования.

  1. Каких русских богатырей вы знаете?

Илья Муромец – 100%

Добрыня Никитич – 100%

Алеша попович – 100%

Микула Селянинович – 100%

Волх Всеславич – 80%

Святогор –30%

  1. Назови Героев России.

Солнечников – 60%

Султангабиев – 20%


Микроисследование № 2: опрос

Следующий метод нашего исследования – опрос.

В опросе участвовало 8 одноклассников.

Ребята отвечали на вопросы:

  1. Для чего нужно знать русских богатырей?

  2. Чему учат нас подвиги русских богатырей и Героев России?

Результаты опроса.

100% одноклассников ответили, что русских богатырей нужно помнить для того, чтобы брать с них пример и помнить прошлое России.

90% ребят считают, что подвиги Героев России учат нас быть смелыми.

10% считают, что Герои России – пример для подражания, ими нужно гордиться.

Данные анкетирования и опроса показали, что наши одноклассники хорошо знают русских богатырей и подвиги, которые они совершали для родной земли. Из наших Героев-современников ребята смогли назвать лишь тех героев, о которых мы говорили на уроке мужества.


III. Заключение.

Ответы наших сверстников побудили нас к дальнейшей работе над проектом. Мы решили на заключительном уроке ОРКСЭ рассказать одноклассникам о подвигах, которые совершают наши современники. И это не только не только взрослые люди, но и наши ровесники. Мы решили создать устный журнал, который будем пополнять и в будущем, ведь в жизни всегда есть место подвигу, и, возможно, кто-то из нас станет героем устного журнала под названием «Богатырская слава России».















Литература

  1. Былины о русских богатырях. Лукошко сказок.

  2. Энциклопедия.

  3. https://ru.wikipedia.org/wiki/Богатыри



































Приложение.

Вольга и Микула Селянинович

Былина

Когда воссияло солнце красное
На тое ли на небушко на ясное,
Тогда зарождался молодой Вольга,
Молодой Вольга Святославович.

Как стал тут Вольга растеть-матереть,
Похотелося Вольге много мудрости:
Щукой-рыбою ходить ему в глубоких морях,
Птицей-соколом летать ему под оболока,
Серым волком рыскать да по чыстыим полям.
Уходили все рыбы во синии моря,
Улетали все птицы за оболока,
Ускакали все звери во темныи леса.

Как стал тут Вольга растеть-матереть,
Собирал себе дружинушку хоробрую:
Тридцать молодцов да без единого,
А сам-то был Вольга во тридцатыих.
Собирал себе жеребчиков темно-кариих,
Темно-кариих жеребчиков нелегчёныих.
Вот посели на добрых коней, поехали,
Поехали к городам да за получкою.
Повыехали в раздольице чисто поле,
Услыхали во чистом поле оратая.
Как орет в поле оратай, посвистывает,
Сошка у оратая поскрипывает,
Омешики по камешкам почиркивают.
Ехали-то день ведь с утра до вечера,
Не могли до оратая доехати
Они ехали да ведь и другой день.
Другой день ведь с утра до вечера,
Не могли до оратая доехати.
Как орет в поле оратай, посвистывает,
А омешики по камешкам почиркивают.
Тут ехали они третий день,
А третий день еще до пабедья.
А наехали в чистом поле оратая.

Как орет в поле оратай, посвистывает,
А бороздочки он да помётывает,
А пенье-коренья вывёртывает,
А большие-то каменья в борозду валит.
У оратая кобыла соловая,
Гужики у нее да шелковые,
Сошка у оратая кленовая,
Омешики на сошке булатные,
Присошечек у сошки серебряный,
А рогачик-то у сошки красна золота.

А у оратая кудри качаются,
Что не скачен ли жемчуг рассыпаются,
У оратая глаза да ясна сокола,
А брови у него да черна соболя.
У оратая сапожки зелен сафьян
Вот шилом пяты, носы востры,
Вот под пяту-пяту воробей пролетит,
Около носа хоть яйцо прокати.
У оратая шляпа пуховая,
А кафтанчик у него черна бархата.

Говорит-то Вольга таковы слова:
- Божья помочь тебе, оратай-оратаюшко!
Орать, да пахать, да крестьянствовати,
А бороздки тебе да помётывати,
А пенья-коренья вывёртывати,
А большие-то каменья в борозду валить!
Говорит оратай таковы слова:
- Поди-ка ты, Вольга Святославович!
Мне-ка надобна божья помочь крестьянствовати.
А куда ты, Вольга, едешь, куда путь держишь?

Тут проговорил Вольга Святославович:
- Как пожаловал меня да родной дядюшка,
Родной дядюшка да крестный батюшка,
Ласковый Владимир стольно-киевский,
Тремя ли городами со крестьянами:
Первым городом Курцовцем,
Другим городом Ореховцем,
Третьим городом Крестьяновцем.
Теперь еду к городам да за получкою.

Тут проговорил оратай-оратаюшко:
- Ай же ты, Вольга Святославович!
Там живут-то мужички да все разбойнички,
Они подрубят-то сляги калиновы
Да потопят тебя в речке да во Смородине!
Я недавно там был в городе, третьего дни,
Закупил я соли цело три меха,
Каждый мех-то был ведь по сто пуд...
А тут стали мужички с меня грошей просить,
Я им стал-то ведь грошей делить,
А грошей-то стало мало ставиться,
Мужичков-то ведь больше ставится.
Потом стал-то я их ведь отталкивать,
Стал отталкивать да кулаком грозить.
Положил тут их я ведь до тысячи:
Который стоя стоит, тот сидя сидит,
Который сидя сидит, тот лежа лежит.-
Тут проговорил ведь Вольга Святославович:
- Ай же ты, оратай-оратаюшко,
Ты поедем-ко со мною во товарищах.

А тут ли оратай-оратаюшко
Гужики шелковые повыстегнул,
Кобылу из сошки повывернул.
Они сели на добрых коней, поехали.
Как хвост-то у ней расстилается,
А грива-то у нее да завивается.
У оратая кобыла ступью пошла,
А Вольгин конь да ведь поскакивает.
У оратая кобыла грудью пошла,
А Вольгин конь да оставается.
Говорит оратай таковы слова:
- Я оставил сошку во бороздочке
Не для-ради прохожего-проезжего:
Маломощный-то наедет - взять нечего,
А богатый-то наедет - не позарится,-
А для-ради мужичка да деревенщины,
Как бы сошку из земельки повыдернути,
Из омешиков бы земельку повытряхнути
Да бросить сошку за ракитов куст.

Тут ведь Вольга Святославович
Посылает он дружинушку хоробрую,
Пять молодцов да ведь могучиих,
Как бы сошку из земли да повыдернули,
Из омешиков земельку повытряхнули,
Бросили бы сошку за ракитов куст.
Приезжает дружинушка хоробрая,
Пять молодцов да ведь могучиих,
Ко той ли ко сошке кленовенькой.
Они сошку за обжи вокруг вертят,
А не могут сошки из земли поднять,
Из омешиков земельки повытряхнуть,
Бросить сошку за ракитов куст.

Тут молодой Вольга Святославович
Посылает-от дружинушку хоробрую
Целым он ведь десяточком.
Они сошку за обжи вокруг вертят,
А не могут сошки из земли выдернуть,
Из омешиков земельки повытряхнуть,
Бросить сошку за ракитов куст.

И тут ведь Вольга Святославович
Посылает всю свою дружинушку хоробрую,
Чтобы сошку из земли повыдернули,
Из омешиков земельку повытряхнули,
Бросили бы сошку за ракитов куст.
Они сошку за обжи вокруг вертят,
А не могут сошки из земли повыдернуть,
Из омешиков земельки повытряхнуть,
Бросить сошку за ракитов куст.

Тут оратай-оратаюшко
На своей ли кобыле соловенькой
Приехал ко сошке кленовенькой.
Он брал-то ведь сошку одной рукой,
Сошку из земли он повыдернул,
Из омешиков земельку повытряхнул,
Бросил сошку за ракитов куст.

А тут сели на добрых коней, поехали,
Как хвост-то у ней расстилается,
А грива-то у ней да завивается.
У оратая кобыла ступью пошла,
А Вольгин конь да ведь поскакивает.
У оратая кобыла грудью пошла,
А Вольгин конь да оставается.

Тут Вольга стал да он покрикивать,
Колпаком он стал да ведь помахивать:
- Ты постой-ко ведь, оратай-оратаюшко!
Кабы этая кобыла коньком бы была,
За эту кобылу пятьсот бы дали.

Тут проговорил оратай-оратаюшко:
- Ай же глупый ты, Вольга Святославович!
Я купил эту кобылу жеребеночком,
Жеребеночком да из-под матушки,
Заплатил за кобылу пятьсот рублей.
Кабы этая кобыла коньком бы была,
За эту кобылу цены не было бы!

Тут проговорил Вольга Святославович:
- Ай же ты, оратай-оратаюшко,
Как-то тебя да именем зовут,
Нарекают тебя да по отечеству?-

Тут проговорил оратай-оратаюшко:
- Ай же ты, Вольга Святославович!
Я как ржи-то напашу да во скирды сложу,
Я во скирды сложу да домой выволочу,
Домой выволочу да дома вымолочу,
А я пива наварю да мужичков напою,
А тут станут мужички меня похваливати:
"Молодой Микула Селянинович!"...

Илья Муромец и Соловей Разбойник

Былина

Из того ли то из города из Мурома,
Из того села да Карачарова
Выезжал удаленький дородный добрый молодец.
Он стоял заутреню во Муроме,
А й к обеденке поспеть хотел он в стольный Киев-град.
Да й подъехал он ко славному ко городу к Чернигову.
У того ли города Чернигова
 
Нагнано-то силушки черным-черно,
 
А й черным-черно, как черна ворона.
 
Так пехотою никто тут не прохаживат,
 
На добром коне никто тут не проезживат,
 
Птица черный ворон не пролётыват,
 
Серый зверь да не прорыскиват.
 
А подъехал как ко силушке великоей,
 
Он как стал-то эту силушку великую,
 
Стал конем топтать да стал копьем колоть,
 
А й побил он эту силу всю великую.

Он подъехал-то под славный под Чернигов-град, 
Выходили мужички да тут черниговски
 
И отворяли-то ворота во Чернигов-град,
 
А й зовут его в Чернигов воеводою.
 
Говорит-то им Илья да таковы слова:
 
- Ай же мужички да вы черниговски!
 
Я не йду к вам во Чернигов воеводою.
 
Укажите мне дорожку прямоезжую,
 
Прямоезжую да в стольный Киев-град.
Говорили мужички ему черниговски:
- Ты, удаленький дородный добрый молодец,
Ай ты, славный богатырь да святорусский!
Прямоезжая дорожка заколодела,
Заколодела дорожка, замуравела.
А й по той ли по дорожке прямоезжею
Да й пехотою никто да не прохаживал,
На добром коне никто да не проезживал.
Как у той ли то у Грязи-то у Черноей,
Да у той ли у березы у покляпыя,
Да у той ли речки у Смородины,
У того креста у Леванидова
Сидит Соловей Разбойник на сыром дубу,
Сидит Соловей Разбойник Одихмантьев сын.
А то свищет Соловей да по-соловьему,
Он кричит, злодей-разбойник, по-звериному,
И от его ли то от посвиста соловьего,
И от его ли то от покрика звериного
Те все травушки-муравы уплетаются,
Все лазоревы цветочки осыпаются,
Темны лесушки к земле все приклоняются, -
А что есть людей - то все мертвы лежат.
Прямоезжею дороженькой - пятьсот есть верст,
А й окольноей дорожкой - цела тысяча.

Он спустил добра коня да й богатырского, 
Он поехал-то дорожкой прямоезжею.
 
Его добрый конь да богатырский
 
С горы на гору стал перескакивать,
 
С холмы на холмы стал перамахивать,
 
Мелки реченьки, озерка промеж ног пускал.
 
Подъезжает он ко речке ко Смородине,
 
Да ко тоей он ко Грязи он ко Черноей,
 
Да ко тою ко березе ко покляпыя,
 
К тому славному кресту ко Леванидову.
 
Засвистал-то Соловей да по-соловьему,
 
Закричал злодей-разбойник по-звериному -
 
Так все травушки-муравы уплеталися,
 
Да й лазоревы цветочки осыпалися,
 
Темны лесушки к земле все приклонилися.

Его добрый конь да богатырский 
А он на корни да спотыкается -
 
А й как старый-от казак да Илья Муромец
Берет плеточку шелковую в белу руку,
 
А он бил коня да по крутым ребрам,
 
Говорил-то он, Илья, таковы слова:
- Ах ты, волчья сыть да й травяной мешок!
Али ты идти не хошь, али нести не можь?
Что ты на корни, собака, спотыкаешься?
Не слыхал ли посвиста соловьего,
Не слыхал ли покрика звериного,
Не видал ли ты ударов богатырскиих?

А й тут старыя казак да Илья Муромец
Да берет-то он свой тугой лук разрывчатый,
Во свои берет во белы он во ручушки.
Он тетивочку шелковеньку натягивал,
А он стрелочку каленую накладывал,
Он стрелил в того-то Соловья Разбойника,
Ему выбил право око со косицею,
Он спустил-то Соловья да на сыру землю,
Пристегнул его ко правому ко стремечку булатному,
Он повез его по славну по чисту полю,
Мимо гнездышка повез да соловьиного.

Во том гнездышке да соловьиноем 
А случилось быть да и три дочери,
 
А й три дочери его любимыих.
 
Больша дочка - эта смотрит во окошечко косявчато,
 
Говорит она да таковы слова:
- Едет-то наш батюшка чистым полем,
 
А сидит-то на добром коне,
 
А везет он мужичища-деревенщину
 
Да у правого у стремени прикована.

Поглядела как другая дочь любимая, 
Говорила-то она да таковы слова:
- Едет батюшка раздольицем чистым полем,
 
Да й везет он мужичища-деревенщину
 
Да й ко правому ко стремени прикована, -
 
Поглядела его меньша дочь любимая,
 
Говорила-то она да таковы слова:
- Едет мужичище-деревенщина,
Да й сидит мужик он на добром коне,
Да й везет-то наша батюшка у стремени,
У булатного у стремени прикована -
 
Ему выбито-то право око со косицею.

Говорила-то й она да таковы слова:
- А й же мужевья наши любимые!
 
Вы берите-ко рогатины звериные,
 
Да бегите-ко в раздольице чисто поле,
 
Да вы бейте мужичища-деревенщину!

Эти мужевья да их любимые,
Зятевья-то есть да соловьиные,
Похватали как рогатины звериные,
Да и бежали-то они да й во чисто поле
Ко тому ли к мужичище-деревенщине,
Да хотят убить-то мужичища-деревенщину.

Говорит им Соловей Разбойник Одихмантьев сын:
- Ай же зятевья мои любимые!
 
Побросайте-ка рогатины звериные,
 
Вы зовите мужика да деревенщину,
 
В свое гнездышко зовите соловьиное,
 
Да кормите его ествушкой сахарною,
 
Да вы пойте его питьецом медвяныим,
 
Да й дарите ему дары драгоценные!

Эти зятевья да соловьиные 
Побросали-то рогатины звериные,
 
А й зовут мужика да й деревенщину
 
Во то гнездышко да соловьиное.

Да й мужик-то деревенщина не слушался,
А он едет-то по славному чисту полю
Прямоезжею дорожкой в стольный Киев-град.
Он приехал-то во славный стольный Киев-град
А ко славному ко князю на широкий двор.
А й Владимир-князь он вышел со божьей церкви,
Он пришел в палату белокаменну,
Во столовую свою во горенку,
Он сел есть да пить да хлеба кушати,
Хлеба кушати да пообедати.
А й тут старыя казак да Илья Муромец
Становил коня да посередь двора,
Сам идет он во палаты белокаменны.
Проходил он во столовую во горенку,
На пяту он дверь-то поразмахивал*.
Крест-от клал он по-писаному,
Вел поклоны по-ученому,
На все на три, на четыре на сторонки низко кланялся,
Самому князю Владимиру в особину,
Еще всем его князьям он подколенныим.

Тут Владимир-князь стал молодца выспрашивать:
- Ты скажи-тко, ты откулешний, дородный добрый молодец,
 
Тебя как-то, молодца, да именем зовут,
 
Величают, удалого, по отечеству?

Говорил-то старыя казак да Илья Муромец:
- Есть я с славного из города из Мурома,
 
Из того села да Карачарова,
 
Есть я старыя казак да Илья Муромец,
 
Илья Муромец да сын Иванович.

Говорит ему Владимир таковы слова:
- Ай же старыя казак да Илья Муромец!
Да й давно ли ты повыехал из Мурома
И которою дороженькой ты ехал в стольный Киев-град?
Говорил Илья он таковы слова:
- Ай ты славныя Владимир стольно-киевский!
Я стоял заутреню христосскую во Муроме,
А й к обеденке поспеть хотел я в стольный Киев-град,
То моя дорожка призамешкалась.
А я ехал-то дорожкой прямоезжею,
Прямоезжею дороженькой я ехал мимо-то Чернигов-град,
 
Ехал мимо эту Грязь да мимо Черную,
 
Мимо славну реченьку Смородину,
 
Мимо славную березу ту покляпую,
 
Мимо славный ехал Леванидов крест.

Говорил ему Владимир таковы слова:
- Ай же мужичища-деревенщина,
 
Во глазах, мужик, да подлыгаешься,
 
Во глазах, мужик, да насмехаешься!
 
Как у славного у города Чернигова
Нагнано тут силы много множество -
То пехотою никто да не прохаживал
И на добром коне никто да не проезживал,
Туда серый зверь да нз прорыскивал,
Птица черный ворон не пролетывал.
А й у той ли то у Грязи-то у Черноей,
Да у славноей у речки у Смородины,
А й у той ли у березы у покляпыя,
У того креста у Леванидова
Соловей сидит Разбойник Одихмантьев сын.
То как свищет Соловей да по-соловьему,
Как кричит злодей-разбойник по-звериному -
То все травушки-муравы уплетаются,
А лазоревы цветочки прочь осыпаются,
Темны лесушки к земле все приклоняются,
А что есть людей - то все мертвы лежат.

Говорил ему Илья да таковы слова:
- Ты, Владимир-князь да стольно-киевский!
 
Соловей Разбойник на твоем дворе.
 
Ему выбито ведь право око со косицею,
 
И он ко стремени булатному прикованный.

То Владимир-князь-от стольно-киевский
Он скорёшенько вставал да на резвы ножки,
Кунью шубоньку накинул на одно плечко,
То он шапочку соболью на одно ушко,
Он выходит-то на свой-то на широкий двор
Посмотреть на Соловья Разбойника.
Говорил-то ведь Владимир-князь да таковы слова:
- Засвищи-тко, Соловей, ты по-соловьему,
 
Закричи-тко ты, собака, по-звериному.

Говорил-то Соловей ему Разбойник Одихмантьев сын:
- Не у вас-то я сегодня, князь, обедаю,
 
А не вас-то я хочу да и послушати.
 
Я обедал-то у старого казака Ильи Муромца,
 
Да его хочу-то я послушати.

Говорил-то как Владимир-князь да стольно-киевский.
- Ай же старыя казак ты Илья Муромец!
Прикажи-тко засвистать ты Соловья да й по-соловьему,
 
Прикажи-тко закричать да по-звериному.
Говорил Илья да таковы слова:
- Ай же Соловей Разбойник Одихмантьев сын!
 
Засвищи-тко ты во полсвиста соловьего,
 
Закричи-тко ты во полкрика звериного.

Говорил-то ему Соловой Разбойник Одихмантьев сын:
- Ай же старыя казак ты Илья Муромец!
Мои раночки кровавы запечатались,
Да не ходят-то мои уста сахарные,
Не могу я засвистать да й по-соловьему,
Закричать-то не могу я по-звериному.
А й вели-тко князю ты Владимиру
Налить чару мне да зелена вина.
Я повыпью-то как чару зелена вина -
Мои раночки кровавы поразойдутся,
Да й уста мои сахарны порасходятся,
Да тогда я засвищу да по-соловьему,
Да тогда я закричу да по-звериному.

Говорил Илья тут князю он Владимиру:
- Ты, Владимир-князь да стольно-киевский,
 
Ты поди в свою столовую во горенку,
 
Наливай-то чару зелена вина.
 
Ты не малую стопу - да полтора ведра,
 
Подноси-тко к Соловью к Разбойнику. -
 
То Владимир-князь да стольно-киевский,
 
Он скоренько шел в столову свою горенку,
 
Наливал он чару зелена вина,
 
Да не малу он стопу - да полтора ведра,
 
Разводил медами он стоялыми,
 
Приносил-то он ко Соловью Разбойнику.
 
Соловей Разбойник Одихмантьев сын
 
Принял чарочку от князя он одной ручкой,
 
Выпил чарочку ту Соловей одним духом.

Засвистал как Соловей тут по-соловьему, 
Закричал Разбойник по-звериному -
 
Маковки на теремах покривились,
 
А околенки во теремах рассыпались.
 
От него, от посвиста соловьего,
А что есть-то людушек - так все мертвы лежат,
 
А Владимир-князь-от стольно-киевский
 
Куньей шубонькой он укрывается.

А й тут старый-от казак да Илья Муромец, 
Он скорешенько садился на добра коня, 
А й он вез-то Соловья да во чисто поле, 
И он срубил ему да буйну голову. 
Говорил Илья да таковы слова: 
- Тебе полно-тко свистать да по-соловьему, 
Тебе полно-тко кричать да по-звериному, 
Тебе полно-тко слезить да отцов-матерей, 
Тебе полно-тко вдовить да жен молодыих, 
Тебе полно-тко спущать-то сиротать да малых детушек! 
А тут Соловью ему й славу поют, 
А й славу поют ему век по веку!








СВЯТОГОР-БОГАТЫРЬ (Стихи-сказка)

Выезжал ли Святогор гулять в чисто поле,
Никого-то, Святогор, он не нахаживал,
С кем бы силой богатырскою помериться;
А сам чует в себе силу он великую,
Чует — живчиком по жилкам разливается.
Грузно с силы Святогору, как от бремени.
И промолвил Святогор-свет похваляючись:
«По моей ли да по силе богатырской
Каб державу мне найти, всю землю поднял бы».
С тех слов увидел Святогор прохожего —
Сдалека в степи идет прохожий с сумочкой,-
И поехал Святогор к тому прохожему,
Едет рысью, все прохожий идет передом,-
Во всю прыть не может он догнать прохожего.
Закричал тут Святогор да громким голосом:
«Гой, прохожий человек, пожди немножечко.
Не могу догнать тебя я на добром коне».
Сдалека прохожий Святогора слушался,
Становился, с плеч на землю бросал сумочку.
Наезжает Святогор на эту сумочку.
Своей плеточкой он сумочку пощуповал,-
Как урослая, та сумочка не тронется.
Святогор с коня перстом ее потрогивал,-
Не сворохнется та сумка, не шевельнется.
Святогор с коня хватал рукой, потягивал,-
Как урослая, та сумка не поднимется.
Слез с коня тут Святогор, взялся за сумочку,
Он приладился, взялся руками обеими,
Во всю силу богатырску принатужился,—

От натуги по белу лицу ала кровь пошла, 
А поднял суму от земи только на волос. 
По колена ж сам он в мать сыру землю угряз. 
Взговорит ли Святогор тут громким голосом: 
«Ты скажи же мне, прохожий, правду истинну, 
А и что, скажи ты, в сумочке накладено?» 
Взговорит ему прохожий да на те слова: 
«Тяга в сумочке от матери сырой земли». 
Взговорит тут Святогор да ко прохожему: 
«А ты сам кто есть, как звать тебя по имени?» 
Взговорит ему прохожий ли на те слова: 
«Я Микула есмь; мужик я, Селянинович, 
Я Микула,— меня любит мать сыра земля».


Алёша Попович и Тугарин Змеевич

Былина

Из славного Ростова красна города 
Как два ясные сокола вылетывали -
 
Выезжали два могучие богатыря:
 
Что по имени Алешенька Попович млад
 
А со молодым Якимом Ивановичем.
 
Они ездят, богатыри, плечо о плечо,
 
Стремено в стремено богатырское.

Они ездили-гуляли по чисту полю, 
Ничего они в чистом поле не наезживали,
 
Не видели они птицы перелетныя,
 
Не видали они зверя рыскучего.
Только в чистом поле наехали -
 
Лежат три дороги широкие,
 
Промежу тех дорог лежит горюч камень,
 
А на камени подпись подписана.

Взговорит Алеша Попович млад:
- А и ты, братец Яким Иванович,
 
В грамоте поученый человек,
 
Посмотри на камени подписи,
 
Что на камени подписано.

И скочил Яким со добра коня, 
Посмотрел на камени подписи
 
Расписаны дороги широкие
 
Первая дорога в Муром лежит,
 
Другая дорога - в Чернигов-град.
 
Третья - ко городу ко Киеву,
 
Ко ласкову князю Владимиру.
 
Говорил тут Яким Иванович:
- А и братец Алеша Попович млад,
 
Которой дорогой изволишь ехать?

Говорил ему Алеша Попович млад:
- Лучше нам ехать ко городу ко Киеву,
 
Ко ласковому князю Владимиру -
 
В те поры поворотили добрых коней
 
И поехали они ко городу ко Киеву...

А и будут они в городе Киеве
На княженецком дворе,
Скочили со добрых коней,
Привязали к дубовым столбам,
Пошли во светлы гридни,
Молятся спасову образу
И бьют челом, поклоняются
Князю Владимиру и княгине Апраксеевне

А у моего сударя-батюшки
 
Была собачища старая,
 
Насилу по подстолью таскалася,
 
И костью та собака подавилася -
 
Взял ее за хвост, да под гору махнул.
 
От меня Тугарину то же будет!-
 
Тугарин почернел, как осенняя ночь,
 
Алеша Попович стал как светел месяц.

И опять в те поры повары были догадливы -
Носят яства сахарные и принесли лебедушку белую,
И ту рушала княгиня лебедь белую**,
Обрезала рученьку левую,
Завернула рукавцем, под стол опустила,
Говорила таковы слова:
- Гой еси вы, княгини-боярыни!
Либо мне резать лебедь белую,
Либо смотреть на мил живот,
На молода Тугарина Змеевича!
Он, взявши, Тугарин, лебедь белую,
Всю вдруг проглотил,
Еще ту ковригу монастырскую.

Говорит Алеша на палатном брусу:
- Гой еси, ласковый государь Владимир-князь!
Что у тебя за болван сидит?
Что за дурак неотёсанный?
Нечестно за столом сидит,
Нечестно хлеба с солью ест -
По целой ковриге за щеку мечет
И целу лебёдушку вдруг проглотил.
У моего сударя-батюшки,
Фёдора, попа ростовского,
Была коровища старая,
Насилу по двору таскалася,
Забиласяна поварню к поварам,
Выпила чан браги пресныя,
От того она и лопнула.
Взял за хвост, да под гору махнул.
От меня Тугарину то же будет!

Тугарин потемнел, как осенняя ночь, 
Выдернул кинжалище булатное,
Бросил в Алешу Поповича.
 
Алеша на то-то верток был,
 
Не мог Тугарин попасть в него.
 
Подхватил кинжалище Яким Иванович,
 
Говорил Алеше Поповичу:
- Сам ли бросаешь в него или мне велишь?
- Нет, я сам не бросаю и тебе не велю!
 
Заутра с ним переведаюсь.

- Гой еси, Алеша Попович млад!
 
Хошь ли, я тебя огнем спалю,
 
Хошь ли, Алеша, конем стопчу,
 
Али тебя, Алеша, копьем заколю?

Говорил ему Алеша Попович млад:
- Гой ты еси, Тугарин Змеевич млад.
Бился ты со мной о велик заклад
Биться-драться един на един,
А за тобою ноне силы - сметы нет.-
Оглянется Тугарин назад себя -
В те поры Алеша подскочил, ему голову срубил.
И пала голова на сыру землю, как пивной котел.

Алеша скочил со добра коня,
Отвязал чембур от добра коня,
И проколол уши у головы Тугарина Змеевича,
И привязал к добру коню,
Ипривез в Киев-град на княженецкий двор,
Бросил середи двора княженецкого.

И увидел Алешу Владимир-князь, 
Повел во светлы гридни,
 
Сажал за убраны столы;
 
Тут для Алеши и стол пошел.

Сколько время покушавши,
Говорил Владимир-князь:
- Гой еси, Алеша Попович млад!
Час ты мне свет дал.
 
Пожалуй, ты живи в Киеве,
 
Служи мне, князю Владимиру,
 
Долюби тебя пожалую.

В те поры Алеша Попович млад
Князя не ослушался,
Стал служить верой и правдою.
А княгиня говорила Алеше Поповичу:
- Деревенщина ты, засельщина!
Разлучил меня с другом милыим,
С молодым Змеем Тугаретином!..

То старина, то и деяние.


И на все четыре стороны.

Говорил им ласковый Владимир-князь:
- Гой вы еси*, добры молодцы!
Скажитеся, как вас по имени зовут -
 
А по имени вам можно место дать,
 
По изотчеству можно пожаловать.
 
Говорит тут Алеша Попович млад:
- Меня, государь, зовут Алешею Поповичем,
 
Из города Ростова, сын старого попа соборного.

В те поры Владимир-князь обрадовался, 
Говорил таковы слова:
- Гой еси, Алеша Попович млад!
По отечеству садися в большое место, в передний уголок
В другое место богатырское,
В дубову скамью против меня,
В третье место, куда сам захошь.

Не садился Алеша в место большее
И не садился в дубову скамью -
Сел он со своим товарищем на палатный брус.

Мало время позамешкавши,
Несут Тугарина Змеевича
На той доске красна золота
Двенадцать могучих богатырей,
Сажали в место большее,
И подле него сидела княгиня Апраксеевна.
Тут повары были догадливы -
Понесли яства сахарные ипитья медвяные,
А питья все заморские,
Стали тут пить-есть, прохлаждатися.
А Тугарин Змеевич нечестно хлеба ест,
 
По целой ковриге за щеку мечет -
 
Те ковриги монастырские,
 
И нечестно Тугарин питья пьёт -
 
По целой чаше охлёстывает,
 
Которая чаша в полтретья ведра.

И говорит в те поры Алеша Попович млад:
- Гой еси ты, ласковый государь Владимир-князь!
Что у тебя за болван пришел?
Что за дурак неотесанный?
Нечестно у князя за столом сидит,
Княгиню он, собака, целует во уста сахарные,
Тебе, князю, насмехается.
Бьюсь я с ним о велик заклад -
Не о ста рублях, не о тысяче,
А бьюсь о своей буйной голове.-
В те поры князья и бояра
Скочили на резвы ноги
И все за Тугарина поруки держат:
Князья кладут по сто рублей,
Бояре по пятьдесят, крестьяне по пяти рублей;
Тут же случилися гости купеческие -
Три корабля свои подписывают
Под Тугарина Змеевича,
Всякие товары заморские,
Которы стоят на быстром Днепре.
А за Алешу подписывал владыка черниговский.

В те поры Тугарин взвился и вон ушел, 
Садился на своего добра коня,
 
Поднялся на бумажных крыльях по поднебесью летать
Скочила княгиня Апраксеевна на резвы ноги,
 
Стала пенять Алеше Поповичу:
- Деревенщина ты, засельщина!
 
Не дал посидеть другу милому!

В те поры Алеша не слушался, 
Взвился с товарищем и вон пошел,
 
Садилися на добрых коней,
 
Поехали ко Сафат-реке,
 
Поставили белы шатры,
 
Стали опочив держать,
 
Коней отпустили в зелены луга.
 
Тут Алеша всю ночь не спал,
 
Молился богу со слезами:
- Создай, боже,тучу грозную,
 
А й тучу-то с градом-дождя!
Алешины молитвы доходчивы -
Дает господь бог тучу с градом-дождя.
Замочило Тугарину крылья бумажные,
Падает Тугарин, как собака, на сыру землю.
Приходил Яким Иванович,
Сказал Алеше Поповичу,
Что видел Тугарина на сырой земле.

И скоро Алеша наряжается, 
Садился на добра коня, 
Взял одну сабельку острую 
И поехал к Тугарину Змеевичу.

Увид Увидел Тугарин Змеевич Алешу Поповича, 
Заре Заревел зычным голосом:

Добрыня и змей



Матушка Добрынюшке говаривала,
Матушка Никитичу наказывала:
«Ах ты, душенька Добрыня сын Никитинич!
Ты не езди тко на гору сорочинскую,
Не топчи тко там ты малыих змеенышев,
Не выручай же полону там русского,
Не куплись ка ты во матушке Пучай реки;
Тая река свирипая,
Свирипая река, сердитая:
Из за первоя же струйки как огонь сечет,
Из за другой же струйки искра сыплется,
Из за третьей же струйки дым столбом валит,
Дым столбом валит да сам со пламенью».
Молодой Добрыня сын Никитинич
Он не слушал да родители тут матушки,
Честной вдовы Офимьи Александровной,
Ездил он на гору сорочинскую,
Топтал он тут малыих змеенышков,
Выручал тут полону да русского.
Тут купался да Добрыня во Пучай реки,
Сам же тут Добрыня испроговорил:
«Матушка Добрынюшке говаривала,
Родная Никитичу наказывала:
Ты не езди тко на гору сорочинскую,
Не топчи тко там ты малыих змеенышев,
Не куплись, Добрыня, во Пучай реки;
Тая река свирипая,
Свирипая река да е сердитая:
Из за первоя же струйки как огонь сечет,
Из за другоей же струйки искра сыплется,
Из за третьеей же струйки дым столбом валит,
Дым столбом валит да сам со пламенью.
Эта матушка Пучай река
Как ложинушка дождёвая».
Не поспел тут же Добрыня словца молвити,
– Из за первоя же струйки как огонь сечет,
Из за другою же струйки искра сыплется.
Из за третьеей же струйки дым столбом валит,
Дым столбом валит да сам со пламенью.
Выходит тут змея было проклятая,
О двенадцати змея было о хоботах:
«Ах ты, молодой Добрыня сын Никитинич!
Захочу я нынь – Добрынюшку цело сожру,
Захочу – Добрыню в хобота возьму,
Захочу – Добрынюшку в полон снесу».
Испроговорит Добрыня сын Никитинич:
«Ай же ты, змея было проклятая!
Ты поспела бы Добрынюшку да захватить,
В ты пору Добрынюшкой похвастати,  
А нунчу Добрыня не в твоих руках».
Нырнет тут Добрынюшка у бережка,
Вынырнул Добрынюшка на другоем.
Нету у Добрыни коня доброго,
Нету у Добрыни копья вострого,
Нечем тут Добрынюшке поправиться.
Сам же тут Добрыня приужахнется,
Сам Добрыня испроговорит:
«Видно, нонечу Добрынюшке кончинушка!»
Лежит тут колпак да земли греческой,
А весу то колпак буде трех пудов.
Ударил он змею было по хоботам,
Отшиб змеи двенадцать тых же хоботов,
Сбился на змею да он с коленками,
Выхватил ножище да кинжалище,
Хоче он змею было пороспластать.
Змея ему да тут смолилася:
«Ах ты, душенька Добрыня сын Никитинич!
Будь ка ты, Добрынюшка, да больший брат,
Я тебе да сестра меньшая.
Сделам мы же заповедь великую:
Тебе ка ва не ездить нынь на гору сорочинскую,
Не топтать же зде ка маленьких змеенышков,
Не выручать полону да русского;
А я тебе сестра да буду меньшая,  
Мне ка не летать да на святую Русь,
А не брать же больше полону да русского,
Не носить же мне народу христианского».
Отслабил он колен да богатырскиих.
Змея была да тут лукавая,  
С под колен да тут змея свернулася,
Улетела тут змея да во ковыль траву.
И молодой Добрыня сын Никитинич
Пошел же он ко городу ко Киеву,
Ко ласковому князю ко Владимиру,
К своей тут к родители ко матушке,
К честной вдовы Офимье Александровной.
И сам Добрыня порасхвастался:
«Как нету у Добрыни коня доброго,
Как нету у Добрыни копья вострого,
Не на ком поехать нынь Добрыне во чисто поле».
Испроговорит Владимир стольнекиевский:
«Как солнышко у нас идет на вечере,
Почестный пир идет у нас навеселе,
А мне ка ва, Владимиру, не весело:
Одна у мня любимая племянничка
И молода Забава дочь Потятична;
Летела тут змея у нас проклятая,
Летела же змея да через Киев град;
Ходила нунь Забава дочь Потятична
Она с мамками да с няньками
В зеленом саду гулятиться,
Подпадала тут змея было проклятая
Ко той матушке да ко сырой земли,
Ухватила тут Забаву дочь Потятичну,
В зеленом саду да ю гуляючи,
В свои было во хобота змеиные,
Унесла она в пещерушку змеиную».
Сидят же тут два русскиих могучиих богатыря,  
Сидит же тут Алешенька Левонтьевич,
Во другиих Добрыня сын Никитинич.
Испроговорит Владимир стольнекиевский:
«Вы русские могучие богатыри,
Ай же ты, Алешенька Левонтьевич!
Мошь ли ты достать у нас Забаву дочь Потятичну
Из той было пещеры из змеиною?»
Испроговорит Алешенька Левонтьевич:
«Ах ты, солнышко Владимир стольнекиевский!
Я слыхал было на сем свети,
Я слыхал же от Добрынюшки Никитича:
Добрынюшка змеи было крестовый брат;
Отдаст же тут змея проклятая Молоду Добрынюшке Никитичу
Без бою, без драки кроволития
Тут же нунь Забаву дочь Потятичну».
Испроговорит Владимир стольнекиевский:
«Ах ты, душенька Добрыня сын Никитинич!
Ты достань ка нунь Забаву дочь Потятичну
Да из той было пещерушки змеиною.
Не достанешь ты Забавы дочь Потятичной,
Прикажу тебе, Добрыня, голову рубить».
Повесил тут Добрыня буйну голову,
Утопил же очи ясные
А во тот ли во кирпичен мост,
Ничего ему Добрыня не ответствует.
Ставает тут Добрыня на резвы ноги,
Отдает ему великое почтение,
Ему нунь за весело пирование.
И пошел же ко родители, ко матушке
И к честной вдовы Офимьи Александровной.
Тут стретает его да родитель матушка,
Сама же тут Добрыне испроговорит:
«Что же ты, рожоное, не весело,
Буйну голову, рожоное, повесило?
Ах ты, молодой Добрыня сын Никитинич!
Али ествы ты были не по уму,
Али питьица ты были не по разуму?
Аль дурак тот над тобою надсмеялся ли,
Али пьяница ли там тебя приобозвал, Али чарою тебя да там приобнесли?»
Говорил же тут Добрыня сын Никитинич,
Говорил же он родители тут матушке,
А честной вдовы Офимьи Александровной:
«А й честна вдова Офимья Александровна!
Ествы ты же были мне ка по уму,
А и питьица ты были мне но разуму,
Чарою меня там не приобнесли,
А дурак тот надо мною не смеялся же,
А и пьяница меня да не приобозвал;
А накинул на нас службу да великую
Солнышко Владимир стольнекиевский,  
А достать было Забаву дочь Потятичну
А из той было пещеры из змеиною.
А нунь нету у Добрыни коня доброго,
А нунь нету у Добрыни копья вострого,
Не с чем мне поехати на гору сорочинскую,
К той было змеи нынь ко проклятою».
Говорила тут родитель ему матушка,
А честна вдова Офимья Александровна:
«А рожоное мое ты нынь же дитятко,
Молодой Добрынюшка Никитинич!
Богу ты молись да спать ложись,
Буде утро мудро мудренее буде вечера –
День у нас же буде там прибыточен.
Ты поди ка на конюшню на стоялую,
Ты бери коня с конюшенки стоялыя,  
Батюшков же конь стоит да дедушков,
А стоит бурко пятнадцать лет,
По колен в назем же ноги призарощены,
Дверь по поясу в назем зарощена».
Приходит тут Добрыня сын Никитинич
А ко той ли ко конюшенке стоялыя,
Повыдернул же дверь он вон из назму,
Конь же ноги из назму да вон выдергиват.
А берет же тут Добрынюшка Никитинич,
Берет Добрынюшка добра коня
На ту же на узду да на тесмяную,
Выводит из конюшенки стоялыи,
Кормил коня пшеною белояровой,
Поил питьями медвяныма.
Ложился тут Добрыня на велик одёр.
Ставае он по утрушку ранехонько,
Умывается он да и белехонько,
Снаряжается да хорошохонько,
А седлае своего да он добра коня,
Кладывае он же потнички на потнички,
А на потнички он кладе войлочки,
А на войлочки черкальское седелышко,
И садился тут Добрыня на добра коня.
Провожает тут родитель его матушка,
А честна вдова Офимья Александровна,
На поезде ему плеточку нонь подала,
Подала тут плетку шамахинскую,
А семи шелков да было разныих,
А Добрынюшке она было наказыват:
«Ах ты, душенька Добрыня сын Никитинич!
Вот тебе да плетка шамахинская:
Съедешь ты на гору сорочинскую,
Станешь топтать маленьких змеенышев,
Выручать тут полону да русского,
Да не станет твой же бурушко поскакиватъ,
А змеенышев от ног да прочь отряхивать,  
Ты хлыщи бурка да нунь промеж уши,
Ты промеж уши хлыщи, да ты промеж ноги,
Ты промеж ноги да промеж заднии,
Сам бурку да приговаривай: «Бурушко ты, конь, поскакивай,
А змеенышев от ног да прочь отряхивай!»
Тут простилася да воротилася.
Видли тут Добрынюшку да сядучи,
А не видли тут удалого поедучи.
Не дорожками поехать, не воротами,
Через ту стену поехал городовую,
Через тую было башню наугольную,
Он на тую гору сорочинскую.
Стал топтать да маленьких змеенышев,
Выручать да полону нонь русского.
Подточили тут змееныши бурку да щеточки,
А не стал же его бурушко поскакивать,
На кони же тут Добрыня приужахнется,  
Нунечку Добрынюшке кончинушка!
Спомнил он наказ да было матушкин,
Сунул он же руку во глубок карман,
Выдернул же плетку шамахинскую,
А семи шелков да шамахинскиих,
Стал хлыстать бурка да он промеж уши,
Промеж уши, да он промеж ноги,
А промеж ноги да промеж заднии,
Сам бурку да приговариват:
«Ах ты, бурушко, да нунь поскакивай,
А змеенышев от ног да прочь отряхивай!»
Стал же его бурушко поскакивать,
А змеенышев от ног да прочь отряхивать.
Притоптал же всех он маленьких змеенышков,
Выручал он полону да русского.
И выходит тут змея было проклятое
Да из той было пещеры из змеиною,
И сама же тут Добрыне испроговорит:
«Ах ты, душенька Добрынюшка Никитинич!
Ты порушил свою заповедь великую,
Ты приехал нунь на гору сорочинскую
А топтать же моих маленьких змеенышев».
Говорит же тут Добрынюшка Никитинич:
«Ай же ты, змея проклятая!
Я ли нунь порушил свою заповедь,
Али ты, змея проклятая, порушила?
Ты зачем летела через Киев град,
Унесла у нас Забаву дочь Потятичну?
Ты отдай ка мне Забаву дочь Потятичну
Без бою, без драки кроволития».
Не отдавала она без бою, без драки кроволития,
Заводила она бой драку великую,
Да большое тут с Добрыней кроволитие.
Бился тут Добрыня со змеей трое сутки,
А не може он побить змею проклятую.
Наконец хотел Добрынюшка отъехати,
– Из небес же тут Добрынюшке да глас гласит:
«Ах ты, молодой Добрыня сын Никитинич!
Бился со змеей ты да трое сутки,
А побейся ка с змеей да еще три часу».
Тут побился он, Добрыня, еще три часу,
А побил змею да он проклятую,
Попустила кровь свою змеиную
От востока кровь она да вниз до запада,
А не прижре матушка да тут сыра земля
Этой крови да змеиною.
А стоит же тут Добрыня во крови трое сутки,
На кони сидит Добрыня – приужахнется,
Хочет тут Добрыня прочь отъехати.
С за небесей Добрыне снова глас гласит:
«Ай ты, молодой Добрыня сын Никитинич!
Бей ка ты копьем да бурзамецкиим
Да во ту же матушку сыру землю,
Сам к земли да приговаривай!»
Стал же бить да во сыру землю,
Сам к земли да приговаривать:
«Расступись ка ты же, матушка сыра земля,
На четыре на все стороны,
Ты прижри ка эту кровь да всю змеиную!»
Расступилась было матушка сыра земля
На всех на четыре да на стороны,
Прижрала да кровь в себя змеиную.
Опускается Добрынюшка с добра коня
И пошел же по пещерам по змеиныим,
Из тыи же из пещеры из змеиною
Стал же выводить да полону он русского.
Много вывел он было князей, князевичев,
Много королей да королевичев,
Много он девиц да королевичных,
Много нунь девиц да и князевичных
А из той было пещеры из змеиною,  
А не може он найти Забавы дочь Потятичной.
Много он прошел пещер змеиныих,
И заходит он в пещеру во последнюю,
Он нашел же там Забаву дочь Потятичну
В той последнею пещеры во змеиною,
А выводит он Забаву дочь Потятичну
А из той было пещерушки змеиною,
Да выводит он Забавушку на белый свет.
Говорит же королям да королевичам,
Говорит князям да он князевичам,
И девицам королевичным,
И девицам он да нунь князевичным:
«Кто откуль вы да унесены,
Всяк ступайте в свою сторону,
А сбирайтесь вси да по своим местам,
И не троне вас змея боле проклятая.
А убита е змея да та проклятая,
А пропущена да кровь она змеиная,
От востока кровь да вниз до запада,
Не унесет нунь боле полону да русского
И народу христианского,
А убита е змея да у Добрынюшки,
И прикончена да жизнь нунчу змеиная».
А садился тут Добрыня на добра коня,
Брал же он Забаву дочь Потятичну,
А садил же он Забаву на право стегно,
А поехал тут Добрыня по чисту полю.
Испроговорит Забава дочь Потятична:
«За твою было великую за выслугу
Назвала тебя бы нунь батюшком,  
И назвать тебя, Добрыня, нунчу не можно!
За твою великую за выслугу
Я бы назвала нунь братцем да родимыим,  
А назвать тебя, Добрыня, нунчу не можно!
За твою великую за выслугу
Я бы назвала нынь другом да любимыим,  
В нас же вы, Добрынюшка, не влюбитесь!»
Говорит же тут Добрыня сын Никитинич
Молодой Забавы дочь Потятичной:
«Ах ты, молода Забава дочь Потятична!
Вы есть нунчу роду княженецкого,
Я есть роду христианского:
Нас нельзя назвать же другом да любимыим».















34



Автор
Дата добавления 04.09.2015
Раздел Начальные классы
Подраздел Конспекты
Просмотров247
Номер материала ДA-028536
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх