Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Проект на тему Классическая литература как одно из средств духовно-нравственного воспитания (А.П.Чехов “На страстной неделе”; М.Ф. Достоевский “Мальчик у Христа на ёлке”

Проект на тему Классическая литература как одно из средств духовно-нравственного воспитания (А.П.Чехов “На страстной неделе”; М.Ф. Достоевский “Мальчик у Христа на ёлке”


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:


Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

Часцовская средняя общеобразовательная школа Татарковский филиал
















Проект на тему: «Классическая литература как одно из средств духовно-нравственного воспитания (А.П.Чехов “На страстной неделе”; М.Ф. Достоевский “Мальчик у Христа на ёлке”)»























Содержание



1. Введение.

2. Детская художественная литература как одно из средств нравственного воспитания детей младшего школьного возраста. 

3. А.П.Чехов «На Страстной неделе»; осмысление церковной жизни, как благодатного приобщения к высшей красоте и правде.

4. Выводы.

5. Ф.М. Достоевский «Мальчик у Христа на ёлке»; всеобъемлющая любовь Божия, воплощение добра и отрицание зла в жизни людей, сострадание – действенный способ воспитания любви
6. Выводы.

7. Заключение.


























Цель проекта - определение путей оптимизации нравственного воспитания детей младшего школьного возраста в процессе ознакомления с православной художественной литературой.

Актуальность работы - проблема нравственного воспитания на примере художественных текстов, в настоящее время прерванная традиция публиковать святочные рассказы активно возвращается, с чем связана актуальность работы.


1. Введение

Русская литература занимает особое место в мировой культуре. Ее уникальность заключается в духовной составляющей, связанной с Православием, которое является и нравственным стержнем отечественной литературы, и историческим фундаментом российской государственности. Исследователь древнерусской литературы Д.С.Лихачев писал: «Появление русской литературы в конце X - начале XI века «дивлению подобно». Перед нами как бы сразу - произведения литературы зрелой и совершенной, сложной и глубокой по содержанию, свидетельствующей о развитом национальном и историческом самосознании». Академик Д.С.Лихачев считал, что первым русским писателем был киевский митрополит Илларион, являющийся автором и первых шести сказаний (о княжне Ольге, о Борисе и Глебе, о крещении Руси и т.д.), и «Слова о Законе и Благодати». Первые герои русской литературы - это не художественные образы конкретных людей, а завершенные, преображенные, очищенные лики. Это литературные иконы. В процессе развития русской художественной словесности государственное, эпическое и духовное соединилось в совершенной эстетической языковой форме.
В Нагорной проповеди говорится: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где, ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут». В этой великой заповеди определена сокровенная суть двух пониманий смысла человеческой жизни, как и двух мировоззрений, двух различных типов мышления, двух типов культуры. В этих словах Христа - указание на смысл того разделения, которое Он принес в мир. Две системы жизненных ценностей, связанных с тою или иною ориентацией человека в земном мире, обусловливают и различие в понимании добра и зла вообще.
Ведь если не мудрствовать лукаво, то всякий из нас понимает под добром то, что так или иначе способствует достижению сознаваемой нами цели бытия. Под злом - то, что препятствует такому достижению. И если кто-то ставит перед собою исключительно материальные цели (собирание сокровищ на земле), то все духовное станет лишь мешать ему и восприниматься как зло. И наоборот.
Но где критерий собирания сокровищ? Как точно определить, что именно собирает человек? Ведь в силу необходимости каждый вынужден же существовать в земном мире и не может обходиться вовсе без земных, материальных вещей, связей, мыслей. Христос обозначил такой критерий ясно и просто: «…Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф., 6:12). А вот к чему мы прикипаем сердцем - это мы вполне определенно ощущаем, если начинаем вслушиваться в голос совести. Оттого мы так часто и глушим ее, чтобы отогнать от себя неприглядную истину.
Главная тема русской литературы - противоборство двух раздирающих наши душу и сердце стремлений к сокровищам небесным и сокровищам земным. Это проблема не просто исключительно литературы, но и жизни, творческих поисков (нередко - метаний) самих писателей. Путь их был отнюдь не прямым и направленным лишь к горним высотам; он отмечен многими ошибками, падениями, отступлениями от Истины.
Человек обречен на выбор между добром и злом, но он усугубляет заключенный в этом трагизм своего существования еще и метаниями между различными пониманиями добра и зла. Вот эту-то смятенность души высветила русская литература, сделав ее, по сути, главным предметом своего сострадательного исследования. Она сумела приобщить читателя к таким внутренним переживаниям, таким терзаниям совести, погрузить его в такие бездны души, о каких имела весьма малое представление литература околоевропейская. Западный человек может, разумеется, страдать, но от отсутствия миллиона, титула, коттеджа и т.д. И только в русской литературе возможно появление героя, который страдает, обладая всеми подобными благами в преизбытке:
Я молод, жизнь во мне крепка;
Чего мне ждать? Тоска, тоска!…
Как к такому страданию относиться - зависит от осмысления жизни каждым из нас. Кто-то сочтет его проявлением безумия. Но каждый русский человек оказался на подобное обреченным (хотя не каждый без исключения, разумеется), а литература это точно отразила. А произошло это потому, что сам вектор душевных стремлений был повернуть православием в противоположном от земных благ направлении.



















2. Задачи нравственного воспитания младших школьников

Историческая память любой культуры бережно хранит литература. А произведения православной тематики - один из немногих источников, позволяющих проникнуть в глубины культуры во времени и пространстве. Проблема нравственного воспитания была актуальной всегда. Для разных людей в разные исторические эпохи и в разные периоды жизни на первый план выступают разные ценности и цели. В настоящее время воспитание рассматривается не как менторство поучения, а анализируется с точки зрения того, что все поступки человека выступают как реальное изменение условий жизни других людей. Воспитание предполагает осознание воспитуемым конкретных явлений как ценностей или не ценностей, определенное его к ним отношение. Ценностные ориентации формируются в течение всей жизни, однако наиболее важным для развития нравственно-ценностных ориентаций является возраст 6-12 лет, в котором складываются интеллектуальные механизмы познания окружающего мира и самого себя. С поступлением в школу наступает перелом в условиях развития детей. Весь уклад жизни и ценностей становится иными. У младшего школьника происходит интенсивное формирование качеств личности, обусловливающих возможность новых устремлений и необходимого уровня отношений к действительности. Художественно-историческая литература представляет собой одно из важнейших средств нравственного воспитания. Произведение выстраивается на основе критерия художественности как способа освоения реальности посредством образов в смысловой перспективе художественной идеи. Как форма познания действительности такое издание расширяет жизненный опыт ребенка, создает для него духовно-эмоциональную среду, в которой органическая слитность эстетических и нравственных переживаний обогащает и духовно развивает личность ребенка. Знакомясь с художественной литературой, учащиеся знакомятся с такими нравственными понятиями, как добро, долг, справедливость, совесть, честь, смелость. С ней связываются большие возможности развития эмоциональной сферы личности ребенка, образного мышления, расширения кругозора детей, формирования у них основ мировоззрения и нравственных представлений.

Среди книг по основам нравственности выделяются православные издания: пересказы книг, почитаемых священными, житийная (о жизни святых), вероучительная (о законах вероисповедания) и духовная литература (об образе жизни и образе мыслей верующего). Одним из основных произведений является Библия - Слово Божие. Она раскрывает тайну происхождения мира, человека и смысл бытия. Центральная тема Библии - это личность Господа Иисуса Христа, Сына Божьего, Спасителя и Владыки мира. В Библии рассказывается не только о том, как произошло грехопадение человека, его отлучение от Бога и осуждение на вечную погибель, но также и о Божьем замысле спасения человечества. О том, как Бог послал на землю Сына Своего, Иисуса Христа, чтобы Он принес искупительную жертву, приняв смерть за грехи людей, указав им истинный путь жизни. Евангельская[11] проповедь принесла надежду опустошенным и отчаявшимся, вдохнула в них энергию и жизнь. Христианство соединило мудрость Афин и чаяния Востока с мечтой Рима о всеобщем “согласии”; оно осудило угнетателей, искоренило рабство. Позднее оно стало опорой гуманности, просвещения, высокой нравственности.













3. А.П.Чехов “На страстной неделе“

Внутреннее состояние художника всегда можно определить по его творчеству, вне зависимости от его словесных житейских деклараций.
Рассказ А.П.Чехова «На Страстной неделе», который опровергает все суждения о чеховском неверии. После прочтения этого рассказа митрополит Вениамин (Федченков) записал: «Этот рассказ - едва ли не одно из самых религиозных произведений Чехова, где он прямо говорит о Господе Иисусе Христе, о влиянии веры в Него на всех людей, на всю жизнь… И как действительно верно! Такое произведение неверующий человек не мог бы написать».

Каждый раз в храме перед Божественной Литургией из алтаря выходит священник. Он направляется в притвор храма, где его ожидает народ. Батюшка несет Крест – символ жертвенной любви Иисуса Христа к человеческому роду – и Евангелие – благую весть о спасении. Священник кладет Крест и Евангелие на аналой и, благоговейно поклонившись, возглашает: «Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь». Так начинается Таинство Покаяния. Само название указывает на то, что в этом Таинстве совершается что-то достаточно сокровенное, к чему в обычное время человек не прикасается. Наверное, потому так силен страх перед исповедью у тех, кто еще ни разу к ней не приступал. Как же долго нам приходится преодолевать себя, бороться с собой, чтобы подойти к исповедальному аналою! «Не устрашайся, - говорит Иоанн Лествичник, - хотя бы ты падал каждый день, и не отходи от путей Божиих. Стой мужественно и ангел, тебя охраняющий, почтит твое терпение» [2, с. 226]. Нам известно, что Таинство Исповеди-покаяния – великая милость Божия к слабому человеку, склонному к падению; оно есть доступное средство, ведущее к спасению души.

Интерес к детской душе, чистой и наивной, анализ психологических особенностей ребенка является отличительной чертой творчества А.П. Чехова. Мир взрослых погряз в ссорах, баталиях, лукавстве, нечистоплотности по отношению к себе и окружающим. Как далеки мы от наивности, беззаботности, чистоты и кротости! Писатель возвращает нас к этой исчезнувшей поре, к незабываемому светлому детству. Поэтому нужно быть очень внимательным к душе ребенка, чтобы разглядеть в ней истинное исповедание православной религии. Чеховский ребенок доверчив к социуму. Дети усердно молятся Богу и с благоговейной радостью ходят в церковь, где живет Бог. Если в храме их все-таки не покидают шаловливые и грешные мысли, то они искупают свою вину самым искренним раскаянием. *** …грехов уже нет, я свят, я имею право идти в рай! [4] К Таинству исповеди А.П. Чехов обращается в рассказе «На страстной неделе» (1887), который написан от лица восьмилетнего мальчика Феди. Именно в этом и заключена попытка А.П. Чехова разглядеть религиозное действие «сияющими глазами» ребенка. С первых строк произведения мы узнаем, что Федя отправляется в Храм на исповедь: «Иди, уже звонят. Да смотри, не шали в церкви, а то Бог накажет…» [4]. Как говорилось ранее, исповедь – это одно из Таинств Святой Православной Церкви. Как правило, Покаяние предшествует Таинству Причащения, или Евхаристии. Каждый православный христианин твердо знает, что к Причащению нельзя приступать без предварительного очищения себя покаянием в исповеди священнику. Апостол Павел сказал: «Кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней… Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1 Кор.11, 27, 29 – 30) [1, с. 1254]. Это значит, что после того как человек очистит душу, разрешится от грехов, он не должен также и осквернять себя пищей до совершения Таинства Евхаристии. Федя как истинный христианин знает об этом: «Я отлично знаю, что после исповеди мне не дадут ни есть, ни пить, а потому, прежде чем выйти из дому, насильно съедаю краюху белого хлеба, выпиваю два стакана воды» [4]. В данном контексте ощутимо писательское положительное отношение к православию. Православное воспитание ведет, в первую очередь, к подавлению вспыхнувших желаний и страстей. Мы можем проследить по тексту, как мальчик Федя желает присоединиться к мальчишкам, которые уцепились сзади за извозчичью пролетку, но вспоминает о грехе и доброделании, рае и аде и решает, что лучше «слушаться родителей и подавать нищим по копейке или по бублику»: «На Страшном суде их спросят: зачем вы шалили и обманывали бедного извозчика? – думаю я. – Они начнут оправдываться, но нечистые духи схватят их и потащат в огонь вечный…» [4]. Храм – это «Дом Господа», в котором совершаются богослужения и пребывает особенная благодать, или милость Божия, подаваемая нам через священнослужителей. В восприятии же главного героя в первой композиционной части рассказа церковная паперть залита солнечным светом, но внутри храма царят мрак и страх. Почему? Федя воспринимает церковь таковой потому, что сам он и все люди переполнены греховностью: «…мною овладевает сознание греховности и ничтожества… Я чувствую, что для них я чужой, лишний, незаметный, что не могу помочь им ни словом, ни делом, что я отвратительный, бесчестный мальчишка, способный только на шалости, грубости и ябедничество. Я вспоминаю всех людей, каких только я знаю, и все они представляются мне мелкими, глупыми, злыми и неспособными хотя бы на одну каплю уменьшить то страшное горе…» [4]. Соседский мальчишка Митька тоже пришел в Храм с намерением исповедаться. Именно этот момент является кульминационным в рассказе. Как учит Святая Православная Церковь, первым действием готовящегося к покаянию должно быть испытание сердца. В главном герое же вскипает чувство ненависти по отношению к своему врагу: «…от мысли, что сейчас после Митьки будет моя очередь, в глазах у меня начинают мешаться и расплываться предметы; оттопыренные уши Митьки растут и сливаются с темным затылком, священник колеблется, пол кажется волнистым…» [4]. Думается, что главная мысль первой части рассказа сводится к осознанию главным героем именно собственной греховности, тому чувству отчаяния, когда невозможно изменить себя и других. Таким образом, первая часть рассказа – это описание тревоги, которая будоражит чувства мальчика, и греховности окружающих. Автор передает читателям смутные, мрачные ощущения ребенка от начала произведения до Таинства Покаяния. А это значит, что исповедь предстанет перед нами как свобода, очищение от греховной сущности человека. Вторая часть рассказа – непосредственно сама исповедь и душевное состояние после нее – окрашена в теплые и светлые тона. Эта часть как раз соответствует тому взгляду ребенка на мир, к которому он стремится. Только священник покрывает голову мальчика епитрахилью и спрашивает имя, как Феде начинает казаться, что «грехов уже нет, я свят, я имею право идти в рай!»: «Мне кажется, что от меня уже пахнет так же, как от рясы, я иду из-за ширм к дьякону записываться и нюхаю свои рукава. Церковные сумерки уже не кажутся мне мрачными…» [4]. Непосредственно текст исповеди в рассказе отсутствует. Но читатель видит, что после исповеди у мальчика возникает чувство освобождения от грехов, чувство душевной теплоты и чистоты, и мир уже становится противоположен тому, чем он был прежде: «В церкви все дышит радостью, счастьем и весной; лица Богородицы и Иоанна Богослова не так печальны, как вчера, лица причастников озарены надеждой, и, кажется, все прошлое предано забвению, все прощено» [4]. Таким образом, явно ощутимо, что в основе рассказа лежит прием антитезы. Читатель ясно представляет себе, каким было мироощущение главного героя до исповеди и как оно изменяется в лучшую сторону после Таинства Покаяния, когда мир становится светлее, добрее, и кажется, что кругом солнечно и тепло: «Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6, 53 – 54) [1, с. 1135]. Даже на Митьку Федя уже смотрит как-то смиренно, без злобы и обиды: «я весело гляжу на его оттопыренные уши…», «…я против него (Митьки – О.Т.) ничего не имею…»: «Ты сегодня красивый, и если бы у тебя не торчали так волосы и если б ты не был так бедно одет, то все бы подумали, что твоя мать не прачка, а благородная. Приходи ко мне на Пасху, будем в бабки играть» [4]. Знаком совершившегося покаяния является чувство освобождения, чистоты и неизъяснимой легкости, когда грех кажется так же труден и невозможен, как только что далека была радость.


Выводы по 3 главе


«Покаяние»… Самое главное слово! Исповедью в храме Божием покаяние продолжается. А начинается намного раньше – с познания своих грехов и борьбы с ними. Завершается покаяние Причащением и совершением добрых дел, противоположных грехам, которые мы открыли священнику на исповеди. Добрые дела можно сравнить с теми плодами, которые Самим Богом выращиваются в райском саду нашего сердца. Итак, в рассказе «На страстной неделе» мы находим осмысление автором церковной жизни как благодатного приобщения к высшим духовным и нравственным идеалам, к красоте и правде, к воскрешению нашей бренной души. В произведении предстает чистый и наивный мир детства: исповедь у священника и приобщение Святых Тайн преображают жизнь героя. «Исповедоваться в грехах надо чаще для того, чтобы поражать, бичевать грехи открытым признанием их и чтобы больше чувствовать к ним омерзение», - пишет святой праведный Иоанн Кронштадтский [3]. Таким образом, Таинство Исповеди-покаяния есть великая милость Божия к слабому и склонному к падению человеку, оно есть средство, ведущее к спасению души, постоянно впадающей в прегрешения. В течение всей жизни наша душа непрестанно покрывается пятнами греха. Поэтому нельзя откладывать покаяние – это ведет к притуплению совести и к духовной смерти. И только внимательная жизнь и своевременное очищение греховных пятен в Таинстве Исповеди может сохранить чистоту нашей души и присутствие в ней Духа Святого.

Чтение этого рассказа детям дает благодатный материал для беседы о грехе и раскаянии, исповеди и причастии Святым Тайнам, о Страстной неделе и Светлом Христовом Воскресении.





4. М.Ф. Достоевский “Мальчик у Христа на ёлке”

Тема сострадания, милосердия всегда являлась основной в духовно-нравственном воспитании. Добрый-злой, плохой-хороший - категории непреходящей ценности в понимании ребенка. Умение воспитателя направить помыслы и чувства детей на постижение категорий христианской добродетели является главной методической задачей, решению которой может способствовать рассказ Ф.М.Достоевского «Мальчик у Христа на елке».
Щемящая, пронзительная история ребёнка дает возможность пережить глубокие сильные чувства и вызывает серьезные философские мысли. Ф.М.Достоевский - знаток человеческих душ, и в его произведениях есть все, в чем нуждается современный человек: Бог, любовь, вера, сострадание. 
Через все творчество Ф.М. Достоевского проходит мысль о детях, об их ранних впечатлениях, обманутых ожиданиях. Писатель был уверен в чистоте и безгрешности детской души и даже настаивал на этом: "Слушайте, мы не должны превозноситься над детьми, мы их хуже. И если мы их учим чему-нибудь, чтоб сделать их лучшими, то и они нас учат многому и тоже делают нас лучшими уже одним только нашим соприкосновением с нами. Они очеловечивают нашу душу одним только своим появлением между нами. А потому мы их должны уважать и подходить к ним с уважением к их лику ангельскому, к их невинности и к трогательной их беззащитности" [5, с.33].

Рассказ "Мальчик у Христа на елке" условно можно разделить на две части. Вначале автор описывает реальное событие, факт из действительности, во второй части Достоевский домысливает увиденное, пытается "дорисовать" скрытые стороны жизни маленького мальчика. В одном из эпизодов из жизни уличных детей показано холодное равнодушие к ним окружающих. "Один из них, - указывает Достоевский, - ночевал несколько ночей сряду у одного дворника в какой-то корзине, и тот его так и не замечал" [6, с.458]. Как считал Достоевский, преступное равнодушие является причиной преступлений детей. Об этом и говорит следующее предложение: "Само собою становятся воришками" [6, с.458]. Таким образом, преступления детей - следствие преступлений взрослых - "такое общество ждет в будущем дикость, незнание того, что такое дом, семья, Родина, Бог, а ведь это то, чем скрепляется жизнь человечества, на чем она стоит" [5, с.33]. «Мальчик у Христа на елке» обращен к чувствам и сердцу читателей. Нельзя остаться равнодушным к судьбе главного героя: шестилетний ребенок в сыром подвале замерзает от холода и хочет кушать. Мотив голода прослеживается до самого конца произведения: «Он несколько раз с утра подходил к нарам, где на тонкой, как блин, подстилке и на каком-то узле под головой вместо подушки лежала больная мать его»; «Напиться-то он где-то достал в сенях, но корочки нигде не нашел и раз в десятый уже подходил разбудить свою маму»; «Но там было зато так тепло и ему давали кушать, а здесь – Господи, кабы покушать!»; «...Господи, так хочется поесть, хоть бы кусочек какой-нибудь...». Мальчик выходит на праздничные улицы рождественского города, и его пристальный взгляд замечает только «золотые бумажки и яблоки», «по комнате бегают дети, нарядные, чистенькие, смеются и играют, и едят, и пьют что-то», «...а кто придет, они тому дают пироги». Даже у «Христовой елки» автор обрисовывает детей, которые «умерли у иссохшей груди своих матерей во время самарского голода». Ребёнок слишком мал, чтобы понять истинные причины всего происходящего: почему его никто не покормит? Отчего так холодно? Почему мать лежит так неподвижно? «Он подивился, что она не двигается и стала такая же холодная, как стена. "Очень уж здесь холодно", – подумал он, постоял немного, бессознательно забыв руку на плече покойницы» [7, с. 254]. Окружающее пространство еще более сужается с наступлением темноты: стены подвала давят на героя. Достоевский использует слова с уменьшительными суффиксами, чтобы еще раз очертить микромир ребенка: «пальчики», «картузишко», «копеечка», «скрипочка», «куколка». И только увидев огни большого города, герой убеждается в разительном отличии. Вначале у него захватило дух, он забыл и о голоде, и об отмерзших пальчиках на ногах и руках, и об умершей матери, и о подвале, в котором время давно остановилось. Общее движение людской толпы, готовящейся к празднику, пахнуло враждебно на мальчика, город оттолкнул героя, и тут он понял, что никому не нужен. «Господи, какой город!...»; «Подкрался мальчик, отворил вдруг дверь и вошел. Ух, как на него закричали и замахали! Одна барыня подошла поскорее и сунула ему в руку копеечку, а сама отворила ему дверь на улицу. Как он испугался!» [7, с. 260]. «Мимо прошел блюститель порядка и отвернулся, чтоб не заметить мальчика». Жалость к самому себе позволяет герою реально оценить обстановку. У него впервые на глазах появляются слезы, и он обращается к Богу. Трижды в одном абзаце появляются призывы о помощи: «Господи, какой город!», «...Господи, кабы покушать!», «...Господи, так хочется поесть, хоть бы кусочек какой-нибудь, и так больно вдруг стало пальчикам!» Короткие восклицательные предложения передают взволнованность героя. В начале второй части читаем: «...Где-то и когда-то случилось, именно это случилось как раз накануне Рождества...». «Жильцы разбрелись, дело праздничное, а оставшийся один халатник уже целые сутки лежал мертво пьяный, не дождавшись и праздника»; «в комнате дерево до потолка; это елка, а на елке столько огней...»; «опять там деревья, но на столах пироги, всякие – миндальные, красные, желтые, и сидят там четыре богатые барыни»; «Это «Христова елка, – отвечают они ему. – У Христа всегда в этот день ёлка для маленьких деточек, у которых там нет своей елки...». «И вдруг ему послышалось, что над ним запела его мама песенку. – Мама, я сплю, ох, как тут спать хорошо. – Пойдем ко мне на елку, мальчик, – прошептал над ним вдруг тихий голос» [7, с. 260]. Достоевский описывает видение шестилетнего ребенка: явление Христа, Христову елку, умерших давно от голода детей и их матерей. Только в этот момент герой находит свое успокоение, он чувствует, что его любят: «Он не видит, но кто-то нагнулся над ним и обнял его в темноте, а он протянул ему руку и ...и вдруг, – о какой свет! О, какая елка!» Свет, исходящий от Рождественской елки, не пугает мальчика (вспомним огни города), он тянется к нему, забывает о еде, холоде и ощущает полную удовлетворенность от единения со всеми: «Это все мальчики и девочки, только такие светлые, все они кружатся около него, летают, все они целуют его, несут с собою, да и сам он летит, и видит он: смотрит его мама и смеется на него радостно» [7, с. 263]. Однако счастливая развязка (последний святочный элемент рассказа) отсутствует. «А внизу наутро дворники нашли маленький трупик забежавшего и замерзшего за дровами мальчика; разыскали и его маму... Та умерла еще прежде его, оба свиделись у Господа Бога на елке в небе» [7, с. 263]. Ребенок, просящий милостыню, дабы прокормиться, быстро взрослеет, но становится преступником и бродягой, а затем полностью теряет свою национальную и даже социальную принадлежность, перерождается в «дикое существо». А оно в конце концов должно погибнуть. Во второй части исследуются причины перерождения «мальчиков с ручкой». Подвал, голод, холод, привыкание к смерти близких приводят к одиночеству героя. Он не может в силу возраста и окружающих обстоятельств сохранять свою детскую непосредственность и отзывчивость. Даже фантастическое явление Христа мальчику описано как видение, которое является герою во сне, а не наяву. И драма, разыгравшаяся в конце повествования, логически оправдана. Мальчик был отвергнут всеми: восьмидесятилетняя старушонка в подвале-ночлежке постоянно ворчала на него; его пугала большая собака на лестнице; городовой прошел мимо и отвернулся от мальчика, из богатого дома его выставили; «злой мальчик» треснул его по голове... Ф.М.Достоевский объясняет читателю все происходящее и заставляет сделать «взрослые» выводы из рассказа. «А еще обещал рассказы преимущественно о событиях действительных! Но вот в том-то и дело, мне все кажется и мерещится, что все это могло случиться действительно, – то есть то, что происходило в подвале и за дровами, а там об елке у Христа – уж и не знаю, как вам сказать, могло ли оно случиться, или нет? На то я и романист, чтоб выдумывать».


4. Выводы по 4 главе

Среди "униженных и оскорбленных" героев Ф.М. Достоевского особенно выделяются дети, страдающие без вины, наказанные без преступления. Именно эта тема детского страдания звучит в святочном рассказе "Мальчик у Христа на елке". В произведении образ детства скорбный - "дите плачет". Детские слезы здесь воспринимаются как результат неправедной, злой жизни взрослых. И только жанр святочного рассказа позволяет вырваться из будничной суеты, людского равнодушия, заглянуть в мир чудесного, напомнить о добре и милосердии. В настоящее время прерванная традиция публиковать святочные рассказы активно возвращается, с чем связана актуальность работы.

Ф.М. Достоевский один из первых, кто заговорил о детях беспризорниках. В рассказе "Мальчик у Христа на елке" писатель заострил внимание на проблеме будущего таких детей. Здесь Ф.М. Достоевский проявил себя как пророк. Недаром М.И. Туган-Барановский назвал его "писателем будущего" [8, с.5]. Проблемы актуальны в настоящее время. Статистика выдает страшные цифры: в нынешней России два миллиона беспризорных детей, десятки тысяч малолетних преступников. Наркомания среди детей стала нормой. А ведь дети - будущее России [9, с.35].











Заключение

В ходе работы мы пришли к следующим выводам.

Чтение рассказов детям дает благодатный материал для беседы о грехе и раскаянии, исповеди и причастии Святым Тайнам, о Страстной неделе и Светлом Христовом Воскресении. О "нравственном перерождении героев", "божественном дите", о "рождественском чуде".

Рассказ "Мальчик у Христа на елке" сопряжен, с одной стороны, с темой униженных и оскорбленных, а с другой - с философско-символической проблемой незаслуженных и не подлежащих оправданию, где ни одна слезинка ребенка не может стоить счастья всего мира.





















Литература


1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. – М.: Библейское общество, 1993 г.

2. Иоанн Лествичник. Лествица, возводящая на небо преподобного отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы. – М.: Правило Веры

3. http://az.lib.ru/c/chehow

4. А.П. Чехов. На страстной неделе.

5. Сергушева С.В. Тема детства в творчестве Ф.М. Достоевского // Литература в школе. - 2003. - № 5. - С.32-35.

6. Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 12 томах. Т.12. - М.: Правда, 1982. - 544 с.

7. Достоевский, Ф.М. Мальчик у Христа на елке // Достоевский, Ф.М. Повести и рассказы. – М.: Просвещение, 1985.

8. Старыгина, Н.Н. Детский святочный рассказ // Открытый урок по литературе (Планы, конспекты, материалы). Пособие для учителей / Редакторы-составители: Карпов И.П., Старыгина Н.Н. – М.: Московский лицей, 1992. – С.20.

9. Копытцева Н.М. Святочный рассказ Ф.М. Достоевского "Мальчик у Христа на елке" // Литература в школе - 2003. - № 5. - С.35-36.




Автор
Дата добавления 16.09.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров69
Номер материала ДБ-197820
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх