Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Директору, завучу / Другие методич. материалы / Проект "ЭЛЕКТРОННЫЙ СБОРНИК СТАТЕЙ О СОВРЕМЕННОМ СОСТОЯНИИ РУССКОГО ЯЗЫКА"

Проект "ЭЛЕКТРОННЫЙ СБОРНИК СТАТЕЙ О СОВРЕМЕННОМ СОСТОЯНИИ РУССКОГО ЯЗЫКА"


  • Директору, завучу

Поделитесь материалом с коллегами:

hello_html_2b394ff7.gifhello_html_m64089d6d.gifhello_html_m6cd6d55.gifhello_html_m4670c018.gifhello_html_1c0bb124.gifhello_html_m45ebb80c.gifhello_html_325800fb.gifhello_html_ec5345d.gifhello_html_m558f1dec.gifhello_html_m7dd6a3a.gifhello_html_m6b0d43cd.gifhello_html_m78d9d02a.gifhello_html_m3538a0dd.gifhello_html_m653a5583.gifhello_html_590f7f47.gifhello_html_37009f31.gifhello_html_m20238453.gifhello_html_m65bc8f98.gifhello_html_48be9d4e.gifhello_html_m42c1b9f5.gifhello_html_3e029469.gifhello_html_43d7800d.gifhello_html_44159901.gifhello_html_m37a63382.gifhello_html_3ad3d33f.gifhello_html_m27d77640.gifhello_html_m626565bd.gifhello_html_2944f877.gifhello_html_417d3ba3.gifhello_html_85d808a.gifhello_html_3bb85062.gifhello_html_3bb85062.gifhello_html_3bb85062.gifhello_html_3bb85062.gifhello_html_3bb85062.gifhello_html_3bb85062.gifhello_html_3bb85062.gifhello_html_3bb85062.gifhello_html_3bb85062.gifhello_html_3bb85062.gifhello_html_197d4046.gifhello_html_m48672bcf.gifhello_html_m65553364.gifhello_html_m217069a4.gifМуниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение

«Черлакский детский сад №9 комбинированного вида»

Черлакского района Омской области















ЭЛЕКТРОННЫЙ СБОРНИК СТАТЕЙ

О СОВРЕМЕННОМ СОСТОЯНИИ РУССКОГО ЯЗЫКА







Выполнила:

Никонорова Наталья Алексеевна - воспитатель

Руководитель:

Аристова Татьяна Владимировна – старший преподаватель кафедры ДиНО БОУ ДПО ИРООО


















р.п. Черлак 2015

Оглавление

Введение…………………………………………………………………………3

  1. Описание проектной работы и её результаты………………………….5-8

    1. Как создать электронный сборник статей……………………………5

    2. Принципы создания электронного сборника статей «О проблемах современного русского языка»………………………………………6-8

Рефлексия………………………………………………………………………….9

Литература

Приложение







































Введение


Современная образовательная политика, основными направлениями которой стали: смена образовательных парадигм, переход на новые образовательные стандарты (ФГОС), индивидуализация процесса образования, определяет необходимость динамики профессиональной готовности педагогов к реализации идей модернизации образования. В настоящее время личность педагога, его профессиональная компетентность, социальная и духовная зрелость представляют собой важные условия обеспечения эффективности процесса обучения и воспитания подрастающего поколения, а уровень сформированности профессиональных компетенций педагога является основным критерием результативности процесса образования, его соответствия потребностям современного общества.

В соответствии с Законом № 273 - ФЗ «Об образовании в РФ» и профессиональным стандартом, утверждённым приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 18 октября 2013 года № 544н, современный педагог должен изучать возможности использования и внедрения ИКТ в свою практическую деятельность.

Поэтому существует необходимость в повышении компетентности и грамотности педагогов в области информационно - коммуникационных технологий. Это понятие включает в себя, прежде всего, умение учиться, искать и находить нужные сведения в огромных информационных массивах, в том числе в Интернете, структурировать и обрабатывать их в зависимости от конкретной задачи, выстраивать процесс собственного труда.

Считая данную проблему наиболее актуальной на сегодняшний день, мы пришли к выводу, что необходимо организовать работу в этом направлении.

Цель проекта: совершенствование профессиональной компетентности педагога в области информационно-коммуникативной деятельности, посредством создания электронного сборника статей по теме: «Современное состояние русского языка».

Задачи:

  1. Изучить требования к составлению электронного сборника статей.

  2. Изучить статьи, затрагивающие проблему, состояния современного русского языка.

  3. Сформулировать критерии и отобрать статьи, анализирующие актуальные языковые проблемы.

  4. Создать электронный сборник статей для повышения компетентности в области информационно-коммуникативной деятельности.





План работы по реализации проекта


Этапы работы

Содержание

Подготовительный

1.Изучение требований к составлению электронного сборника статей.

2.Изучение статей «О современном состоянии русского языка »


Основной

1.Формирование критериев отбора статей.

2.Работа по оформлению проекта.


Заключительный

1. Оформление электронного сборника статей в сети Интернет.


























1. Описание проектной работы и её результаты

1.1. Как создать электронный сборник статей

Задача накопления, обработки и распространения (обмена) информации стояла перед человечеством на всех этапах его развития. В течение долгого времени основными инструментами для ее решения были мозг, язык и слух человека. Первое кардинальное изменение произошло с приходом письменности, а затем изобретением книгопечатания. Поскольку в эпоху книгопечатания основным носителем информации стала бумага, то технологию накопления и распространения информации естественно называть «бумажной информатикой». Положение в корне изменилось с появлением ЭВМ, сети Интернет. Появление компьютеров вызвало необходимость создания информационного обеспечения  – систем, форм и методов его отображения на каких - либо носителях информации.  

Одной из таких форм является электронный сборник статей.

Вот некоторые требования к его созданию.  

При создании электронного сборника статей почти ничего не надо писать. Нужно только найти чужие публикации на определенную тему, выбрать наиболее ценные, систематизировать и скомпилировать в сборник.

У сборника должна быть четкая структура, статьи надо разбить по разделам. Несмотря на то, что у статей разные авторы, сборник должен быть объединен общей идеей и представлять собой систему.

Хороший вариант оформления - сборник гиперссылок на статьи или полезные ресурсы. Разумеется, сборник должен быть посвящен одной конкретной теме. Сборник также может содержать ссылки на форумы и дискуссионные группы по определенной тематике, обзоры аудиопособий и информационных товаров, отзывы на электронные руководства, результаты опросов и голосований, ссылки на сайты с платным членством.

Оформить сборник можно в любом формате: Word, PDF, Zip, Rar и другие.

Электронный сборник может быть размещён на таких интернет пространствах как: личный сайт, на облаке - Яндекс Диск, mail.ru, Googl Диск и так далее.

Стоит помнить, что перед тем как садиться за создание сборника, нужно узнать - будет ли кто-нибудь его читать, есть ли аудитория, которая ищет такую информацию. У большинства новичков в создании электронного образовательного ресурса проблема возникает именно на этапе поиска идеи и отбора нужной информации.

Думаю, теперь вы понимаете, что небольшое электронное руководство по силам создать каждому - было бы желание.

Для чего нужно создавать электронные сборники? Да потому, что это удобно. Их использование несёт ряд выгод для организации рабочего времени: снижение трудозатрат на поиск необходимой информации, оперативный доступ к фондам с любого места, оснащённого выходом в интернет, неограниченное масштабирование по количеству пользователей.

1.2. Принципы создания электронного сборника статей «О проблемах современного русского языка»

К проблеме современного состояния русского языка обращаются многие авторы. Проблема волнует лингвистов, политиков, церковных служителей, журналистов, педагогов, студентов, школьников и простых граждан. Были проанализированы работы многих авторов. Среди них работы Ю.М. Лотмана, М.В. Горбаневского, М. Кронгауза, В.В. Лопатина, Ю.Т. Долина, статьи иеромонаха Дмитрия (Першина), священника Александра Овчаренко, митрополита Иллариона, статьи о русском языке, размещенные на филологических форумах. Были изучены материалы газет и журналов «Русский язык в школе», «Литературная газета», ежедневное интернет - СМИ «Православие и мир», «Русская православная церковь», эссе и педагогов, студентов, исследовательские работы учащихся старших классов.

На основании изученного материала были разработаны критерии отбора статей, позволяющие разносторонне посмотреть на проблему современного состояния русского языка. Так как сборник включает в себя не только теоретические работы по анализу языковой ситуации, но и практический анализ, мнение лиц, относящихся к разным категориям, содержит проблемные вопросы и спорные мнения.

В первую очередь понадобилась статья лингвиста, обзорно вмещающая в себя анализ трудов многих именитых ученых-лингвистов. Так как сборник требует компактности и небольшого количества статей, а проблема достаточно масштабна. Исходя из всего этого была отобрана статья Ю.Т. Долина «О современном состоянии русского языка и русского правописания (Заметки лингвиста)».1 Ю.Т. Долин - кандидат филологических наук, доцент кафедры периодической печати и теории журналистики Оренбургского государственного университета. В своей статье он анализирует точки зрения разных ученых-лингвистов о проблеме плачевного состояния современного русского языка, называет основные направления его изменения, причины засорения иноязычными словами. Затрагивает тему популяризации среди носителей нецензурных выражений и проблему влияния на язык народа средств массовой информации в разрез с уменьшением влияния художественной литературы. Всё это дает возможность сформировать достоверное представление о современной языковой ситуации с точки зрения профессионалов.

Вторым критерием встала потребность в статье с практическим анализом современных языковых тенденций автора, являющегося активным общественным деятелем. Здесь выбор пал на работу М. Кронгауза «Русский язык на грани нервного срыва».2 Это человек, взявшийся показать (и показавший), что речь нынешних россиян может быть не только объектом критики, но и объектом пристального изучения. В своей работе он призывает коллег и чиновников не впадать в истерику по поводу состояния родного языка. Темы, затронутые в статье, окажутся близки читателю, заставят задуматься над осознанным употреблением ряда слов и выражений и повысят языковую культуру и грамотность.

На следующем этапе работы возникла потребность в статье автора, рассматривающего состояние языка с позиции духовной, такая позиция показалась нам чрезвычайно важной, учитывая религиозность всей классической литературы в России. По этому критерию была отобрана статья Митрополита Иллариона (Алфеева) «Язык – зеркало души»3, в статье поднимается проблема образования и стремления к нему. Соотносятся параллели культуры и языка, говорится о духовности языка, о порче языка матерной руганью, об иностранных языках.

Учитывая неоднократные высказывания авторов рассмотренных нами работ о влиянии на язык средств массовой информации, мы обратились к исследованию газет и журналов. Наш выбор остановился на опросе современных писателей о современной языковой ситуации, опубликованном в журнале «Отечественные записки».4 Отвечают знакомые и незнакомые авторы, люди, которые активно доносят слова до нас. В статье много интересных языковых фактов. Писатели подводят к связи общество-настроение-язык. Из этой статьи можно узнать о точке зрения современных писателей. Таким образом, он получает возможность сформировать собственную языковую точку зрения, что нам и требуется в результате реализации проекта.

При попытке всесторонне рассмотреть проблему современного состояния русского языка, нельзя было обойтись без анализа статей лиц, имеющих филологическое образование, но размышляющих о языке не с профессиональной точки зрения, а с позиции непосредственных носителей. Мы отобрали статью О.С. Белякова «Проблемы современного русского языка в зеркале СМИ»5 - аспиранта филологического факультета Университета дружбы народов. В статье раскрываются проблемы современного русского языка, культуры русского языка в зеркале средств масс медиа, таких как печатные издания, телевизионные и радиопередачи, Интернет. Также рассматриваются проблемы влияния качества информации на развитие у человека культуры общения и воспроизведения информации. Отдельно рассматривается влияние неофициальных источников информации сети Интернет, таких как: социальные сети, форумы и так далее.

Так же мы выбрали отрывок из архива авторитетного сайта – Международного инновационного университета, http://miu-sochi.ru/forum/ форума Re: Актуальные проблемы современного русского языка6, где в диалоге участники обсуждают интересующие их языковые проблемы. Выбор этого материала носит не только информативную функцию. Он позволяет познакомится с «качественным» сайтом, узнать ответы на свои, интересующие именно его языковые вопросы, пообщаться на форумах с грамотными людьми.

И завершает наш сборник исследовательская работа ученицы 11-го класса Белоконь Анастасии «Проблемы современного русского языка»7 Эта работа была включена в сборник не случайно, она подводит к тому, что грамотное составление слов, сохранение русского языка, возрождение и развитие культурных традиций - важное дело современного и будущих поколений.

Таким образом, созданный нами сборник позволяет осмыслить проблему современного состояния русского языка с многих сторон. Сборник включает в себя не только теоретические работы по анализу языковой ситуации, но и практический анализ, мнение лиц, относящихся к разным категориям, содержит проблемные вопросы и спорные мнения.

2. Рефлексия деятельности

Цель проекта: совершенствование профессиональной компетентности педагога в области информационно-коммуникативной деятельности, посредством создания электронного сборника статей по теме: «Современное состояние русского языка».

Задачи:

  1. Изучить требования к составлению электронного сборника статей.

  2. Изучить статьи, затрагивающие проблему, состояния современного русского языка.

  3. Сформулировать критерии и отобрать статьи, анализирующие актуальные языковые проблемы.

  4. Создать электронный сборник статей для повышения компетентности в области информационно-коммуникативной деятельности.


Оценивая степень достижения поставленной цели, можно отметить следующее. Изначальная цель достигнута в достаточной степени. В дальнейшем возможно дополнение электронного сборника статьями политиков и административных деятелей, управляющих процессом развития образования.

Результатом работы по проекту стал «Электронный сборник статей о состоянии современного русского языка», размещённый на http://учительский.сайт/Никонорова-Наталья-Алексеевна.



















Литература


1. С.О. Беляков «Проблемы современного русского языка»

http://journal-s.org/index.php/sisp/article/view/220146/pdf_493

2. Белоконь Анастасия, ученица 11 А класса МБОУ СОШ №6 г.Георгиевска Ставропольского края. http://nsportal.ru/sites/default/files/2013/03/27/problemy_sovremennogo_russkogo_yazyka.docx

3. Долин Ю.Т. «О современном состоянии русского языка и русского правописания (Заметки лингвиста)» Ж-л Вестник ОГУ №77// февраль 2008г.


4. М.А. Кронгауз, Русский язык на грани нервного срыва/ М.А. Кронгауз. – М.: Знак, 2008 - 246 с.

http://philology.by/uploads/logo/krongauz2008.pdf


5. Митрополит Илларион (Алфеев) «Язык – зеркало души»// Официальный сайт Московского патриархата «Русская православная церковь»

www.patriarchia.ru


6. Писатели о языке//Журнал «Отечественные записки», №2(22) – 2005г.

http://www.strana-oz.ru/2005/2/pisateli-o-yazyke


7. http://miu-sochi.ru/forum/viewtopic.php?p=2043




















Приложение








Электронный сборник статей о современном состоянии русского языка



Автор-составитель: Никонорова Н.А.

e-mail: nikonorovanatalia@gmail.com





























Черлак 2015

Уважаемый читатель!

Перед вами электронный сборник статей, содержащий размышления именитых ученых-лингвистов, служителей церкви, филологов и других категорий граждан, затрагивающий проблему современного состояния русского языка. Состояние русского языка – это, как принято считать, состояние говорящих на нем людей, те преобразования, которые происходят в речевом поведении носителей языка. За прошедшие десятилетия облик русского литературного языка изменился. Перемены произошли в таких его разновидностях, как язык художественной литературы, политики, публицистики, средств массовой информации.

При изучении представленных вам статей, у вас появится возможность осмыслить современную языковую ситуацию, провести самостоятельный анализ и ответить на собственные вопросы, касающиеся современного развития русского языка.








1. РАЗДЕЛ: УЧЁНЫЕ - ЛИНГВИСТЫ

Долин Юрий Трофимович

Кандидат филологических наук, доцент кафедры периодической печати и теории журналистики Оренбургского государственного университета. Известный ученый-русист, автор около 100 научных и учебно-методических работ, в том числе монографии - «Вопросы теории односоставного предложения (на материале русского языка)». Имеет серию публикаций по актуальным вопросам русской грамматики, правописания и культуры речи в журналах «Русский язык в школе», «Русская речь», «Русский язык и литература в таджикской школе», «Вестник ОГУ», а также в журнале «Журналист».


Статья «О современном состоянии русского языка и русского правописания(Заметки лингвиста)»

1

Хочется начать свои лингвистические заметки на заданную тему с напоминания о том, что прошлый, 2007 год, указом Президента страны В.В. Путина был объявлен Годом русского языка как в России, так и за рубежом. На встрече с профессорско-преподавательским коллективом Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина в конце прошлого года председатель Совета Федерации Сергей Миронов справедливо отметил, что русский язык сегодня является "одной из мощных скреп, соединяющих воедино наше многонациональное государство", что "нашей стране нужна серьезная поддержка центров русского языка и культуры за рубежом, решительные меры по развитию русского языка в стране".

Большая озабоченность руководства страны современным состоянием русского языка обусловлена прежде всего ощутимым сокращением числа его носителей. Известно, что по сравнению с советским периодом количество иностранных студентов, обучающихся в российских вузах, сократилось более чем в два раза. Вспоминая нашу драматичную историю, нельзя не сказать и о том, что если до распада СССР в каждой союзной республике русский язык считался вторым родным языком и на его изучение отводилось большое количество часов (знаю это на примере Республики Таджикистан), то после распада Союза картина коренным образом изменилась. Теперь в подавляющем большинстве уже самостоятельных государств, ранее входивших в состав СССР, русский изучается как один из иностранных языков, занимая в лучшем случае третье место после английского и немецкого. В странах дальнего зарубежья "авторитет" русского языка после распада нашей великой державы также заметно пошатнулся, и число лиц, изучающих его как иностранный, заметно сократилось. Если в доперестроечный период нашей новейшей истории русский язык на "шкале" мировых языков занимал почетное второе место (после английского), то теперь он оказался на четвертом месте (после английского, французского и испанского).

А если "заглянуть" внутрь страны, то русский язык, в особенности литературный, в наше время, как никогда, нуждается в защите - от излишних, засоряющих его иностранных слов и выражений, главным образом англо-американского происхождения, а также в очистке нашего языка (в том числе и языка современных СМИ) от жаргонной, вульгарной и матерной лексики.

Что касается заимствований, то они были во все времена, и в русской лексике насчитывается очень много "обрусевших" слов нерусского (неславянского) происхождения. Речь идет о другом, когда заимствованные слова превышают все допустимые нормы. Так случилось в конце прошлого столетия, когда слова и выражения англо-американского "разлива" в одночасье мощной лавиной хлынули в нашу речь. Что вызвало большую озабоченность у ученых-языковедов, писателей, религиозных деятелей. Известный ученый-русист, специалист по культуре речи, профессор Л.И. Скворцов в журнале "Русский язык в школе" опубликовал в то время статью под заголовком "Что угрожает русскому литературному языку?", в которой одной из первых угроз назвал ненужные, зачастую ничем не оправданные, дублирующие заимствования. Действительно, чем "консенсус" лучше "согласия", а "миллениум" лучше "тысячелетия"? (Разве что по благозвучности?!). Зачем вводить в нашу речь иноязычное слово "имидж", если есть хорошее русское слово "образ"? Зачем нам "саммит", если можно сказать по-русски "встреча в верхах"? Зачем маскироваться и говорить "обсценная лексика" вместо откровенного (чисто по-русски) - "матерная лексика"? Чем модный нынче в кинематографии "ремейк" лучше нашей обычной "переделки"? На первых порах многие говорящие и пишущие точно даже не знали, какой смысл выражает употребленное ими слово, так как его нельзя было найти ни в одном нашем словаре. Иноязычные заимствования необходимы лишь в том случае, если они действительно обозначают какие-то новые понятия и реалии в нашей жизни, не имеющие аналогов в русском языке. Так, например, современную русскую лексику трудно теперь представить без таких слов, как Интернет, компьютер, принтер, файл и др. а вот уж названия некоторых современных учреждений, а также различные витрины с латинскими буквами - только во вред нашему языку, являющемуся важнейшим компонентом русского менталитета.

Вместе с тем, вторая, "внутренняя", угроза для русского литературного языка - русский мат - оказалась пострашнее первой. Об этом, кстати, с озабоченностью писал ветеран российской журналистики Игорь Гребцов в заметке "Так любить или "заниматься любовью?", опубликованной в журнале "Журналист" (2005, N 3). И эту угрозу "породили" уже не американцы или англичане, а мы сами: мат-то русский! Увы, в наше время многие носители русского языка используют нецензурную лексику вполне привычно, а в среде современной учащейся молодежи это стало даже модным, хотя мода-то дурная. Но рыба, как говорится, гниет с головы, а дурной тон задают некоторые писатели, журналисты, деятели культуры и искусства. Нецензурщину в наше время можно встретить в газетных и журнальных публикациях, услышать в кинофильмах и телепередачах.

Уже есть и литературные "классики" мата (например, Венедикт Ерофеев), есть последователи, убежденные, что эта лексика поднимает уровень реализма, отражая суть российской действительности на данном этапе ее "эволюции". Но это, по нашему убеждению, - явное заблуждение. Ведь художественная литература - не натуралистическая копия, а вид искусства. А.С. Пушкин был безусловным реалистом, но считал главным - пробуждать своей лирой "чувства добрые", а не низменные. Максим Горький, собирая материал к своей пьесе "На дне", вместе с журналистом и писателем Владимиром Гиляровским обошел многие московские ночлежки и уж, конечно, наслышался там "всякого". Но ведь в пьесе нет ни одного вульгарного, а тем более, матерного слова. В ущерб ли это реализму? Отнюдь. Эта пьеса до сих пор не сходит со сцен российских и зарубежных театров. А всё потому, что Горький пропел гимн высоте Человека (с большой буквы!), а ни его низости ("Человек!.. Это звучит гордо!").

Несколько лет назад прочитал в "Аргументах и фактах" статью под заголовком "Непристойные слова как явление культуры", в которой автор брал под защиту русский мат, призывал беречь его как общенародное достояние и занести в толковые словари русского языка, тем самым, как бы его "эмансипировать". Проводя аналогию, хотелось бы сказать автору этой статьи, что сорняк в огороде поливать не надо, он вырастет сам, без всякой нашей "заботы". Да что там отдельный автор! Даже бывший министр в программе "Культурная революция" утверждал, что "без мата нет русского языка". Там же говорилось, что некоторые известные представители интеллигенции делают это красиво и эстетично:Не говорю уж о ростовском конфликте, связанном с именем Филиппа Киркорова. (Журнал "Журналист" затем справедливо осудил матерившегося на пресс-конференции певца, защитив тем самым, честь журналистки Ирины Ароян).

Всем любителям и "ценителям" русского мата хочется напомнить высказывание великого писателя-гуманиста А.П. Чехова: "Для каждого интеллигентного человека дурно говорить должно бы считаться таким же неприличием, как не уметь читать и писать". Именно так! Ведь если мы, носители русского языка, засоряем и портим наш язык нецензурными словами, то язык, как бы "в отместку", портит и нас самих. Оскудение нашей речи приводит и к осуждению нашего мышления.

Ученые - психологи и языковеды, - изучавшие историю русского мата, пришли к выводу, что эта лексика была создана русским народом для устного общения в сугубо узком кругу (с глазу на глаз, но не прилюдно!), для создания неожиданного эффекта неприличия. Сферой употребления матерных слов и выражений на Руси изначально было только просторечие, а не литературный язык, и уж тем более, не язык художественной литературы.

Уже упомянутый мною ученый - Л.И. Скворцов в одной из своих статей по культуре речи писал: "Русский язык надо беречь от засорения вульгаризмами, жаргонизмами, бранными и матерными словами. Наша среда существования, - в том числе и языковая, - должна быть здоровой, экологически чистой, годной для самовыражения и обновления".

Как мы уже отметили в самом начале, современный русский литературный язык нуждается в защите. В защите каждого россиянина, говорящего и пишущего по-русски. Каждый из нас должен следить за своей устной и письменной речью, ничем не засорять ее. Но особая ответственность при этом ложится на российских журналистов, и в первую очередь, на тележурналистов, которые во многом определяют теперь языковой вкус нашей современной эпохи. Ведь если раньше нашу страну по-праву считали самой читающей в мире, то теперь этого не скажешь. Теперь она стала, видимо, самой "смотрящей" страной в мире, смотрящей телевизор. Телевизор и компьютер в наше время напрочь вытеснили книгу, особенно у молодого поколения. Никто не отрицает достижений современной техники, но ведь еще Пушкин писал: "Чтение - вот лучшее учение". Именно оно с самого начала способствует формированию нашей грамотности, культуры устной и письменной речи. Однако:вернемся к роли журналистов в защите современного русского литературного языка. Очень хорошо об этом написал в журнале "Журналист" известный ученый-русист профессор М.В. Горбаневский: "Каждый журналист должен помнить, что его основной инструмент - это русский язык. И именно журналист в конечном счете за него отвечает. Хотя бы потому, что он говорит и пишет чаще других. Да еще и публично!

Следует отметить, что в настоящее время функции русского языка стали расширяться. Только, к сожалению, не всегда с пользой для него самого. Если раньше было принято выделять четыре его функции - родной язык русского народа, государственный язык РФ, средство межгосударственного общения в рамках СНГ и один из международных языков, - то теперь стали выделять и такую функцию, как русский язык в Интернете, в частности в Рунете (русском Интернете). Казалось бы, надо приветствовать тот факт, что русский язык получил широкое распространение в Интернете. Однако у ученых-русистов, да и у многих других носителей русского языка, вызывает серьезную озабоченность то, что многие сайты в Рунете (как информационные, а особенно развлекательные) содержат большое количество орфографических, пунктуационных и стилистических ошибок, а порой даже и грубое искажение написания русских слов (к примеру, "превед"). В связи с этим отдельные ученые-языковеды стали высказывать даже опасение, что существование Интернета грозит гибелью русскому литературному языку, что его влияние на русский язык вредно и непоправимо. Такого мнения, в частности, придерживается автор книги "Языковой вкус интернет - эпохи в России" - Г.Н. Трофимова. Серьезную озабоченность по этому поводу высказывает и профессор-лингвист, директор Института лингвистики РГГУ Максим Кронгауз в вышедшей в прошлом году книге "Русский язык на грани нервного срыва", хотя и считает при этом, что "слухи о скорой смерти русского языка сильно преувеличены".

2

В последние десятилетия в нашей стране катастрофически понизилась грамотность, страна постепенно становится малограмотной. Главную причину этого мы уже называли - от "мала до велика" перестали читать русскую классическую литературу, предпочитая ей телевизор и Интернет. Вместе с тем, есть и другая немаловажная причина - отсутствие у нас новых, стабильных, узаконенных Правительством Правил русского правописания. Что мы имеем в этом плане в начале XXI века? А имеем, как говорится, то, что имеем: пользуемся до сих пор устаревшими, отжившими "свой век" "Правилами русской орфографии и пунктуации", изданными бывшим Учпедгизом полвека назад, в 1956 году. Хотя новый "Свод правил русского правописания. Орфография. Пунктуация" был давно подготовлен к печати Орфографической комиссией Института русского языка Российской Академии наук, вместе с тем, его утверждение на правительственном уровне зашло в тупик, выход из которого пока не найден.

По нашим оценкам, во многом это произошло по вине журналистов. Ведь еще в самом разгаре обсуждения проекта Нового свода правил, изданного в конце 2000 года, значительная часть наших журналистов, поддавшись эмоциям и не разобравшись в существе вопроса, в различных средствах массовой информации (как печатных, так и электронных) в буквальном смысле слова обрушилась на этот новый Свод правил, а Институт русского языка РАН пытались обвинить в реформе самого русского языка. Приведу лишь одну выдержку из публикации Юрия Щербакова в "Литературной газете" от 20-26.08.2003г., ярко отражающую умонастроения значительной части нашей журналистской братии: "И мы тупо молчим, не сопротивляясь грядущей реформе русского языка, затеянной неким Лопатиным, которая станет катастрофой пострашнее, чем падение "боингов" на торговый центр в Нью-Йорке!" Вот так-то! Видимо, упоенный данной ему свободой слова, автор публикации при этом забыл про мудрые слова апостола Павла: "Мне всё дозволено, но не всё мне на пользу:"

Мощное сопротивление противниками нового Свода правил правописания действительно было оказано (не зря же СМИ называют четвертой властью), в результате чего он и не издан до сих пор, хотя на календаре уже год - 2008! Вместе с тем, нельзя не сказать, что а процессе этого "сопротивления" все было перевернуто с ног на голову. Составителям нового Свода правил во главе с профессором В.В. Лопатиным было предъявлено обвинение чуть ли не в разрушении "великого и могучего" русского языка, а себе, естественно, отведена роль его защитников.

Как филолог-русист хочу сразу же сказать, что сам тезис о якобы готовящейся в начале XXI века реформе русского языка является с научной точки зрения глубоко ошибочным. Это всего лишь придуманный нашими журналистами миф. Ведь любой язык в мире, в том числе и наш - русский, реформировать (в полном смысле этого слова) просто невозможно. Еще в ходе лингвистической дискуссии, развернувшейся в 1950 году на страницах газеты "Правда", было доказано, что каждый живой язык развивается по своим внутренним законам.

В реальности речь может идти лишь об орфографической реформе , а не о реформе самого русского языка как общественного явления. Но ведь применительно к новому Своду правил и это в корне неверно. Еще в 2001 году председатель Орфографической комиссии РАН В.В. Лопатин авторитетно заявил на страницах журнала "Русский язык в школе": "То, что подготовлено нами, - это отнюдь не реформа. Речь идет только о новой, переработанной, значительно дополненной, редакции "Правил русской орфографии и пунктуации" 1956 года". И наше знакомство с текстом проекта нового Свода правил правописания показало, что это действительно так.

Авторы этого проекта с самого начала поставили перед собой задачу сохранить неизменными существующие принципы русской орфографии и все основные правила, действующие с 1956 года. Их цель была - упорядочить, унифицировать существующие правила и, тем самым, сделать их проще, устранив лишние исключения из правил, которых оказалось уж слишком много. А те новые правила, которые мы имеем в этом проекте, в совокупности составляют всего лишь несколько процентов. А при проведении настоящей орфографической реформы таких "пропорций", конечно же, не бывает. (Вспомним орфографическую реформу русского языка 1917 - 1918 гг.).

Считаю, что новый Свод правил русской орфографии и пунктуации, подготовленный научными сотрудниками Института русского языка РАН: Б.З. Букчиной, Н.А. Еськовой, С.М. Кузьминой, В.В. Лопатиным и др., - в полной мере отражает современное состояние русского языка и является достаточно полным сводом, в отличие от Правил 1956 года, в которых многое было недосказано или не упомянуто вовсе.

А все те новшества, которые содержатся в этом своде, с нашей точки зрения, вполне оправданы. Например, написание слов иноязычного происхождения "брошюра" и "парашют" с буквой "у". Ведь нельзя не учитывать того, что уже давно никто из говорящих по-русски не произносит эти слова с мягким шипящим "ш". Или единообразное написание слов, начинающихся сочетанием пол-, через дефис. Неужели новое, единообразное, написание слов типа: пол-яблока, пол-лимона, пол-мандарина или пол-одиннадцатого, пол-двенадцатого - хуже "старого", с исключениями (пол-одиннадцатого, но : полдвенадцатого)?! Вполне логично авторы рекомендуют упростить написание созвучных причастий несовершенного вида и отглагольных прилагательных типа: жареный картофель и жареный в масле картофель, т.е. писать их в обоих случаях с одной буквой "н".

Новый, утвержденный Правительством, Свод правил правописания нам, россиянам, крайне необходим. Ведь и учителя средних школ, и вузовские преподаватели и студенты, и сами журналисты не имеют под рукой даже Правил 1956 года (так как они фактически никогда не переиздавались), а вынуждены довольствоваться самыми различными справочниками, дающими иногда противоположные рекомендации. В результате чего мы и встречаем в современных печатных СМИ самый настоящий разнобой в написании отдельных слов. Вот лишь некоторые примеры из многих. В одних газетах встречаем словосочетание "Государственная Дума", а в других - "Государственная дума" Или: Интернет и интернет. В последнее время в оренбургских газетах название высшего учебного заведения стало "модным" печатать с прописной буквы. Например: студенты оренбургского педагогического университета или мюнхенский университет (в Германии). В то же время, берешь в руки журнал "Журналистика и культура русской речи", который издает журфак МГУ им. М.В. Ломоносова, - и всегда встречаешь написание "Московский государственный университет" (с заглавной буквы). Или возьмем "вежливую" форму местоимения второго лица множественного числа - Вы , которая в одних газетных и журнальных интервью печатается с большой буквы (Вы, Вас, Вам, с Вами), а в других:увы! - с маленькой буквы. Разве такой орфографический разнобой допустим? Считаю, что нет.

А как писать и печатать в газетах (через дефис или слитно) сложные слова иноязычного происхождения, вошедшие в русскую лексику в постперестроечный период, типа масс-медиа, аудио-кассета, компакт-диск? (Или: массмедиа, аудиокассета, компактдиск?). Пока никто этого не знает. Открытым остается даже такой "орфографический вопрос": слово "Президент"(Президент РФ) следует писать или печатать в газетах с заглавной буквы или с маленькой? Как читатель "Южного Урала" хочу сказать, что даже в этой авторитетной газете можно встретить оба "орфографических" варианта (т.е. опять разнобой!).

В последние годы в наших СМИ, как печатных, так и электронных, наблюдается разнобой и с употреблением некоторых предлогов. Например: Он мне позвонил из/с Орска. Или: Наша делегация прибыла с ответным визитом на/в Украину. Хочу сказать, что многие современные журналисты, особенно молодого поколения, ратуют за унификацию в употреблении предлогов (в последнем примере - только с предлогом в ). Считаю такую позицию ошибочной. Нельзя не учитывать того, что существующая в русском языке предложная система сложилась исторически, что нашло свое отражение и во всех Академических грамматиках русского языка. Ведь мы говорим и пишем: родился на Кавказе, но родился в Крыму; это произошло на Аляске, но это случилось в Антарктиде. Если же придерживаться принципа унификации русских предлогов и при этом следовать элементарной логике, то мы должны будем говорить и писать: "Раньше я жил в Сибири, а теперь живу в Урале" (вместо на Урале), что может вызвать лишь ироническую улыбку. Этот вопрос тоже должен найти свое отражение в новом Своде правил.

Хочется быть оптимистом и надеяться, что новое российское Правительство, которое будет утверждено после выбора Президента страны, вернется к этому жизненно важному вопросу, без которого не может быть в полной мере осуществлен и национальный проект "Образование", утвердит наконец-то новый Свод правил русского правописания и даст указание издать его массовым тиражом.

А закончить свои лингвистические заметки на заданную тему нам хочется призывом И.С. Тургенева, обращенным не только к своим современникам, но и к потомкам: "Берегите наш язык, наш прекрасный русский язык, этот клад, это достояние, переданное нам нашими предшественниками:Обращайтесь почтительно с этим могущественным орудием; в руках умелых оно в состоянии совершать чудеса!"
















2. РАЗДЕЛ: ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ

Максим Анисимович Кронгауз

Ученый-лингвист — человек, взявшийся показать (и показавший), что речь нынешних россиян может быть не только объектом критики, но и объектом пристального изучения. Научная карьера Кронгауза отличается изрядной последовательностью — окончив филфак МГУ и получив диплом лингвиста, он с тех пор чуть ли не каждый год одну за другой брал новые академические высоты.

Кронгауз был среди основателей Института лингвистики РГГУ — одного из наиболее заметных центров изучения языков в постсоветской России. В последние годы занимается в основном изучением современного русского языка. Написал книгу «Русский язык на грани нервного срыва», в которой призывает коллег и чиновников не впадать в истерику по поводу состояния родного языка. Регулярно публикует статьи в газетах и журналах — в них Кронгауз раз за разом доказывает, что лингвистика — это отнюдь не только сухие выкладки, но и захватывающая работа мысли. Участник проекта «Сноб» с декабря 2008 года.

Отрывок из книги «Русский язык на грани нервного срыва»

Надоело быть лингвистом

Я никак не мог понять, почему эта книга дается мне с таким трудом. Казалось, более десяти лет я регулярно пишу о современном состоянии русского языка, выступая, как бы это помягче сказать, с позиции просвещенного лингвиста.[1]

В этот же раз откровенно ничего не получалось, пока, наконец, я не понял, что просто не хочу писать, потому что не хочу снова вставать в позицию просвещенного лингвиста и объяснять, что русскому языку особые беды не грозят. Не потому, что эта позиция неправильная. Она правильная, но она не учитывает меня же самого как конкретного человека, для которого русский язык родной. А у этого конкретного человека имеются свои вкусы и свои предпочтения, а также, безусловно, свои болевые точки. Отношение к родному языку не может быть только профессиональным, просто потому, что язык это часть нас всех, и то, что происходит в нем и с ним, задевает нас лично, меня, по крайней мере.[2]

Чтобы наглядно объяснить разницу между позициями лингвиста и обычного носителя языка, достаточно привести один небольшой пример. Как лингвист я с большим интересом отношусь к русскому мату, считаю его интересным культурным явлением, которое нужно изучать и описывать. Кроме того, я уверен, что искоренить русский мат невозможно ни мягкими просветительскими мерами (то есть внедрением культуры в массы), ни жесткими законодательными. А вот как человек я почему-то очень не люблю, когда рядом ругаются матом. Я готов даже признать, что реакция эта, возможно, не самая типичная, но уж как есть. Таким образом, как просвещенный лингвист я мат не то чтобы поддерживаю, но отношусь к нему с интересом, пусть исследовательским, и с определенным почтением как к яркому языковому и культурному явлению, а вот как, чего уж там говорить, обыватель мат не люблю и, грубо говоря, не уважаю. Вот такая получается диалектика.

Следует сразу сказать, что, называя себя обывателем, я не имею в виду ничего дурного. Я называю себя так просто потому, что защищаю свои личные взгляды, вкусы, привычки и интересы. При этом у меня, безусловно, есть два положительных свойства, которыми, к сожалению, не всякий обыватель обладает. Во-первых, я не агрессивен (я – не воинствующий обыватель), что в данном конкретном случае означает следующее: я не стремлюсь запретить все, что мне не нравится, я просто хочу иметь возможность выражать свое отношение, в том числе и отрицательное, не имея в виду никаких дальнейших репрессий или даже просто законов. Во-вторых, я – образованный обыватель, или, если еще снизить пафос, грамотный, то есть владею литературным языком, его нормами и уважаю их. А если, наоборот, пафосу добавить, то получится, что я своего рода просвещенный обыватель.

Вообще, как любой обыватель, я больше всего ценю спокойствие и постоянство. А резких и быстрых изменений, наоборот, боюсь и не люблю. Но так уж выпало мне – жить в эпоху больших изменений. Прежде всего, конечно, меняется окружающий мир, но брюзжать по этому поводу как-то неприлично (тем более что есть и приятные изменения), а кроме того, все-таки темой книги является язык. Может ли язык оставаться неизменным, когда вокруг меняется все: общество, психология, техника, политика?

Мы тоже эскимосы

Как-то, роясь в интернете, на lenta.ru я нашел статью об эскимосах, часть которой я процитирую:[3]

«Глобальное потепление сделало жизнь эскимосов такой богатой, что у них не хватает слов в языке, чтобы давать названия животным, переселяющимся в полярные области земного шара. В местном языке просто нет аналогов для обозначения разновидностей, которые характерны для более южных климатических поясов.

Однако вместе с потеплением флора и фауна таежной зоны смещается к северу, тайга начинает теснить тундру и эскимосам приходится теперь ломать голову, как называть лосей, малиновок, шмелей, лосося, домовых сычей и прочую живность, осваивающую заполярные области.

Как заявила в интервью агентству Reuters председатель Эскимосской Полярной конференции Шейла УоттКлутье (Sheila WattCloutier), чья организация представляет интересы около 155 тысяч человек, «эскимосы даже не могут сейчас объяснить, что они видят в природе». Местные охотники часто встречают незнакомых животных, но затрудняются рассказать, так как не знают их названия.

В арктической части Европы вместе с распространением березовых лесов появились олени, лоси и даже домовые сычи. «Я знаю приблизительно 1200 слов для обозначения северного оленя, которых мы различаем по возрасту, полу, окрасу, форме и размеру рогов, – цитирует Reuters скотовода саами из северной Норвегии. – Однако лося у нас называют одним словом „елг“, но я всегда думал, что это мифическое существо».[4]

Эта заметка в общем-то не нуждается ни в каком комментарии, настолько все очевидно. Все мы немного эскимосы, а может быть, даже и много. Мир вокруг нас (неважно, эскимосов или русских) изменяется. Язык, который существует в меняющемся мире и не меняется сам, перестает выполнять свою функцию. Мы не сможем говорить на нем об этом мире просто потому, что у нас не хватит слов. И не так уж важно, идет ли речь о домовых сычах, новых технологиях или новых политических и экономических реалиях.

Итак, объективно все правильно, язык должен меняться, и он меняется. Более того, запаздывание изменений приносит обывателям значительное неудобство, так, «эскимосы даже не могут сейчас объяснить, что они видят в природе». Но и очень быстрые изменения могут мешать и раздражать. Что же конкретно мешает мне и раздражает меня?

Случаи из жизни

Проще всего начать с реальных случаев, а потом уж, если получится, обобщить их и поднять на принципиальную высоту. Конечно, все эти ситуации вызывают у меня разные чувства – раздражение, смущение, недоумение. Я просто хочу привести примеры, вызвавшие у меня разной степени языковой шок, потому и запомнившиеся.

Случай первый

На одном из семинаров мы беседуем со студентами, и один вполне воспитанный юноша в ответ на какой-то вопрос произносит: «Ну, это же, как ее, блин, интродукция». Он, конечно, не имеет при этом в виду обидеть окружающих и вообще не имеет в виду ничего дурного, но я вздрагиваю. Просто я не люблю слово блин. Естественно, только в его новом употреблении как междометие, когда оно используется в качестве замены сходного по звучанию матерного слова. Точно так же я вздрогнул, когда его произнес актер Евгений Миронов при вручении ему какой-то премии (кажется, за роль князя Мышкина). Объяснить свою неприязненную реакцию я, вообще говоря, не могу. Точнее, могу только сказать, что считаю это слово вульгарным (замечу, более вульгарным, чем соответствующее матерное слово), но подтвердить свое мнение мне нечем, в словарях его нет, грамматики его никак не комментируют. Но когда это слово публично произносят воспитанные и интеллигентные люди, от неожиданности я все еще вздрагиваю.

Случай второй

Тут я не одинок, тут я вместе со своей страной периодически вздрагиваю от слов наших политиков.

Вообще-то мы не очень запоминаем то, что говорят политики, наши президенты в частности. Если порыться в памяти, то в ней хранятся сплошные анекдоты. От Горбачева, например, остались глагол начать с ударением на первом слоге, слово консенсус, исчезнувшее вскоре после завершения его президентства, и странное выражение процесс пошел. От Ельцина остались загогулина и неправильно сидим, связанные с конкретными ситуациями, да словцо понимаешь. А главной фразой Путина, повидимому, навсегда останется –мочить в сортире. Рекомендация сделать обрезание, данная на пресс-конференции западному журналисту, все-таки оказалась менее выразительной, хотя тоже запомнилась. Как и в случае с Ельциным, запомнились фразы в каком-то смысле неадекватные, не соответствующие даже не самой ситуации, а статусу участников коммуникации, прежде всего самого президента. Если говорить проще, президент страны не должен произносить таких фраз. В отличие от «бушизмов», которые так любят американцы, то есть нелепостей, произнесенных Бушем, Путин произносит более чем осмысленные фразы и даже соответствующий стиль выбирает, по-видимому, вполне сознательно. Впрочем, примеры с Путиным, конечно же, не уникальны. Они в значительной степени напоминают хрущевскую Кузькину мать, не только саму фразу, но и всю ситуацию, естественно.

Случай третий

После долгого отсутствия в России я бреду с дочерью по Даниловскому рынку в поисках мяса и натыкаюсь на броскую вывеску-плакат, этакую растяжку над прилавком: «Эксклюзивная баранина».

– Совсем с ума посходили, – громко и непедагогично говорю я.

– А что тебе, собственно, не нравится, папа? – удивляется моя взрослая дочь.

– Да нет, нет, – успокаиваю я то ли ее, то ли себя. – Так, померещилось.

Естественно, что позднее, увидев в объявлении о продаже машины фразу: «Машина находится в эксклюзивном виде», я уже не высказал никаких особенных эмоций. Сказался полученный языковой опыт.

Похожую эволюцию прошло и слово элитный. От элитных сортов пшеницы и элитных щенков мы пришли к следующему объявлению (из электронной рассылки): «Элитные семинары по умеренным ценам».

Если говорить совсем просто, то мне не нравится, что некоторые вполне известные мне слова так быстро меняют значения.

Случай четвертый

Не люблю, когда я не понимаю отдельных слов в тексте или в чьей-то речи. Даже если я понимаю, что это слово из английского языка и могу вспомнить, что оно там значит, меня это раздражает. Позавчера я споткнулся на стритрейсерах, вчера – на трендсеттерах, сегодня – на дауншифтерах, и я точно знаю, что завтра будет только хуже.

К заимствованиям быстро привыкаешь, и уже сейчас трудно представить себе русский язык без слова компьютер или даже без слова пиар (хотя многие его и недолюбливают). Я, например, давно привык к слову менеджер, но вот никак не могу разобраться во всех этих сейлзменеджерах, акаунтменеджерах и им подобных. Я понимаю, что без «специалиста по недвижимости» или «специалиста по порождению идей» не обойтись, но ужасно раздражает, что одновременно существуют риэлтор, риелтор, риэлтер и риелтер, а также криэйтор, криейтор и креатор. А лингвисты при этом либо просто не успевают советовать, либо дают взаимоисключающие рекомендации.

Когда-то я с легкой иронией относился к эмигрантам, приезжающим в Россию и не понимающим некоторых важных слов, того же пиара скажем. И вот теперь я сам, даже никуда не уезжая, обнаружил, что некоторые слова я не то чтобы совсем не понимаю, но понимаю их только потому, что знаю иностранные языки, прежде всего английский.

Мне, например, стало трудно читать спортивные газеты (почему-то спортивные журналисты особенно не любят переводить с английского на русский, а предпочитают сразу заимствовать). В репортажах о боксе появились загадочные панчеры и крузеры, в репортажах о футболе – дерби, легионеры, монегаски и манкунианцы.[5] Да что говорить, я перестал понимать, о каких видах спорта идет речь. Я не знал, что такое кёрлинг, кайтинг или банджиджампинг (теперь знаю). Окончательно добил меня хоккейный репортаж, в котором было сказано о канадском хоккеисте, забившем гол и сделавшем две ассистенции. Поняв, что речь идет о голевых пасах (или передачах), я, вопервых, поразился возможностям языка, а вовторых, разозлился на журналиста, которому то ли лень было перевести слово, то ли, как говорится, «западло». Потом я, правда, сообразил, что был не вполне прав не только по отношению к эмигрантам, но и к спортивному журналисту. Ведь глагол ассистировать (в значении «делать голевой пас»), да и слово ассистент в соответствующем значении, уже стали частью русской спортивной терминологии. Так чем хуже ассистенция? Но правды ради должен сказать, что более я этого слова не встречал.

Случай пятый

Во время сессии ко мне пришли две студентки, не получившие зачет, и сказали: «Мы же реально готовились». Тогда не поставлю, – ответил я, поддавшись эмоциям. Я люблю своих студентов, но некоторые их слова меня реально раздражают. Вот краткий список: блин (см. выше), в шоке, вау, по жизни, ну, и само реально, естественно. Дорогие студенты, будьте внимательны, не употребляйте их в сессию.

Я в принципе не против…

Пожалуй, этих примеров более чем достаточно (на самом деле таких ситуаций было намного больше). Думаю, что почти у каждого, кто обращает внимание на свой язык, найдутся претензии к сегодняшнему его состоянию, может быть, похожие, может быть, какие-то другие (вкусы ведь у нас у всех разные, в том числе и языковые).

Итак, как же все-таки сформулировать эту самую мою обывательскую позицию и суть моих претензий?

Я, в принципе, не против сленга (и других жаргонов). Я просто хочу понимать, где граница между ним и литературным языком. Ну, я-то, скажем, это понимаю, потому что раньше, когда я еще только овладевал языком, сленг и литературный язык «жили» в разных местах. А вот, как говорится, «нонешнее» поколение, то есть люди до двадцати пяти, не всегда могут их различить и, например, не понимают языковой игры, основанной на смешении стилей, которая так характерна для русской литературы.

Я, в принципе, не против брани. То есть если мне сейчас дать в руки волшебную палочку и сказать, что одним взмахом я могу ликвидировать брань в русском языке или, по крайней мере, русский мат, я этого не сделаю. Просто испугаюсь. Ведь ни один язык не обходится без так называемой обсценной лексики, значит, это кому-то нужно. Другое дело, что чем грубее и оскорбительнее брань, тем жестче ограничения на ее употребление. То, что можно (скорее, нужно) в армии, нельзя при детях, что можно в мужской компании, нельзя при дамах, ну и так далее. Поэтому, например, мат с экрана телевизора свидетельствует не о свободе, а о недостатке культуры или просто о невоспитанности.

Я, в принципе, не против заимствований, я только хочу, чтобы русский язык успевал их осваивать, я хочу знать, где в них ставить ударение и как их правильно писать.

Я, в принципе, не против языковой свободы, она способствует творчеству и делает речь более выразительной. Мне не нравится языковой хаос (который вообще-то является ее обратной стороной), когда уже не понимаешь, игра это или безграмотность, выразительность или грубость.

Кроме сказанного, у меня есть одно важное желание и одно, так сказать, нежелание.

Главное мое желание состоит в том, что я хочу понимать тексты на русском языке, то есть знать слова, которые в них используются, и понимать значения этих слов. Грубо говоря, я не хочу проснуться как-то утром и узнать, что, ну, для примера, слово стул модно теперь употреблять в совсем другом смысле. Увы, но пока я часто при чтении сегодняшних текстов использую стратегию неполного понимания, то есть стараюсь уловить главное, заранее смиряясь с тем, что что-то останется непонятным. Что же касается «нежелания», то о нем чуть дальше.

Проклятые вопросы

Ну вот, высказался, и вроде полегче стало. Другое дело, что читатель, дочитав до этого места, может спросить, кто во всем этом безобразии виноват и что именно я предлагаю. Здесь, если быть последовательным, можно ответить, что как обыватель я ведь ничего конструктивного предлагать и не должен. Не мое это дело.

Но можно поступить иначе и выпустить на свободу временно подавленного во мне лингвиста. И пусть поговорит о сегодняшнем русском языке, причем не в жанре «давайте говорить правильно» (как чаще всего бывает на радио и телевидении) или, по крайней мере, не только в нем, а, скорее, в жанре наблюдений над тем, как мы говорим на самом деле, что, как ни удивительно, интересно очень и очень многим.

В России, в любой ситуации, сразу задавая главные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?», часто забывают поинтересоваться: «А что, собственно, случилось?» А случилась как раз гигантская перестройка (слово горбачевской эпохи сюда, безусловно, подходит) языка под влиянием сложнейших социальных, технологических и даже природных изменений. И выживает тот, кто успевает приспособиться. Русский язык успел, хотя для этого ему пришлось сильно измениться. Как и всем нам. К сожалению, он уже никогда не будет таким, как прежде. Но, как сказал И. Б. Зингер: «…ошибки одного поколения становятся признанным стилем и грамматикой для следующих». И дай-то Бог, чтобы из наших ошибок вышла какая-нибудь грамматика. И мне, раздраженному обывателю, надо будет с этим смириться, а может, даже этим и гордиться.

В любом случае у живших в эпоху больших перемен есть одно очевидное преимущество. Им есть что вспомнить.

Ключевые слова эпохи

Появление новых слов или новых значений у старых слов означает, что мир вокруг нас изменился. В нем либо появилось что-то новое, либо что-то существующее стало важным настолько, что язык (а в действительности мы сами) создает для него имя. В последнее время в русском языке появилось столько новых слов, что лингвисты не успевают следить за ними и издавать словари, а обычные люди часто просто не понимают, о чем идет речь.

Слова появляются по отдельности, группами, а иногда очень большими группами. Последнее самое интересное, поскольку речь в этом случае идет о значительном изменении среды, о некоей волне изменений, накрывающей наше общество. Можно отметить по крайней мере несколько таких больших волн новых слов и значений, возникших на рубеже веков, а возможно, продолжающихся и дальше.

После перестройки мы пережили минимум три словесных волны: бандитскую, профессиональную и гламурную, а в действительности прожили три важнейших одноименных периода, три, если хотите, моды, разглядеть которые позволяет наш родной язык. Про эти периоды можно философствовать бесконечно, можно снимать фильмы или писать романы, а можно просто произнести те самые слова, и за ними встанет целая эпоха. Это тоже философия, но философия языка. Глупо говорить о его засоренности, глупо вообще пенять на язык, коли жизнь у нас такая. И надо быть терпимее и помнить, что слова суть отражения.

Курс молодого словца

Самое заметное из изменений, происходящих в языке, – это появление новых слов и – чуть менее яркое – появление новых значений. Новое слово попробуй не заметить! Об него, как я уже говорил, сразу спотыкается взгляд, оно просто мешает понимать текст и требует объяснений, и вместе с тем в новых словах часто скрыта какая-то особая привлекательность, обаяние чего-то тайного, чужого. А вот откуда в языке появляются новые слова и новые значения?

Как-то принято считать, что русский язык, если ему не хватает какого-то важного слова, просто одалживает его у другого языка, прежде всего у английского. Ну, например, в области компьютеров и интернета, казалось бы, только так и происходит. Слова компьютер, монитор, принтер, процессор, сайт, блог и многие другие заимствованы из английского. Однако это – заблуждение, точнее говоря, дело обстоит не совсем так или, по крайней мере, не всегда так. Это можно показать на примере своего рода IT-зверинца.[6] Названия трех животных – мышь, собачка и хомяк – приобрели новые «компьютерные» значения, причем совершенно разными путями.

Ну, с мышью все понятно, это значение всем хорошо известно и уже отмечено в словарях («специальное устройство, позволяющее управлять курсором и вводить разного рода команды»). В русском языке это так называемая калька с английского, то есть новое значение появилось у соответствующего названия животного именно в английском языке, а русский просто добавил его к значениям мыши. Компьютерная мышь вначале была действительно похожа на обычную и по форме, и по хвостику-проводу, и по тому, как бегала по коврику. Сейчас компьютерные мыши довольно сильно удалились от прототипа, но значение уже прочно закрепилось в языке.

А вот собачку в качестве названия для @, значка электронной почты, придумал сам русский язык (точнее, неизвестный автор, или, как в таких случаях говорят, народ). Опять же подобрал нечто похожее, изобрел новую метафору, хотя, надо сказать, сходство с собачкой весьма сомнительно. Я сначала не мог ответить на вопрос, который часто задают иностранцы, – почему именно собака, а потом придумал будку с собакой на длинной цепи, и это почему-то помогает, создает некий образ. Иностранцы поначалу недоумевают, но потом обреченно принимают странную русскую метафору. Вообще, многие языки называют этот значок именем животного: итальянский видит здесь улитку, немецкий – обезьянку, финский – кошку, китайский – мышку, в других языках мелькают хоботы и свинячьи хвосты. А собачку заметили только мы, такой вот особый русский взгляд.

Совершенно другим, но тоже особым путем пошли французы (правда, вместе с испанцами и португальцами), который удивительным образом демонстрирует возможности сегодняшнего государственного регулирования языка. Приведу фрагмент информационной заметки в интернете по этому поводу:

«Генеральный комитет Франции по терминологии официально одобрил несколько неологизмов, связанных с интернетом, и официально включил их в состав французского языка, сообщает Компьюлента. Новые слова введены вместо англоязычных заимствований и призваны сохранить чистоту французского языка. Теперь использование новых слов на французских сайтах и в прессе является предпочтительным по отношению к английским терминам или их переводам».

Наиболее интересным является новое французское название для символа @ – обязательного элемента любого адреса электронной почты. По-английски этот символ обычно читается как «at», а порусски его называют «собакой». Французы же отныне обязаны читать этот символ как arobase. Это название происходит от старинной испанской и португальской меры arrobe, которая в свое время обозначалась именно обведенной в круг буквой «a». Ее название в свою очередь происходит от арабского «арруб», что означает «четверть».

И далее:

«Интересно, что пять лет назад Генеральному комитету по терминологии не удалось добиться замены англоязычного термина email на французское слово mel».

Как показывает последнее замечание, у государственного регулирования (даже французского) есть определенные границы, но даже и то, что произошло с символом электронной почты, впечатляет. Представить себе, что, скажем, Академия наук РФ постановила называть этот значок так-то и так-то, а русский народ это покорно выполнил, довольно трудно.

Наконец, третье слово – хомяк – предлагает третий способ появления значения, правда, не в литературном языке, а, скорее, в интернет-жаргоне. В этом случае происходит как бы заимствование иноязычного выражения (home page), а его звуковой облик, отчасти искажаясь, сближается с уже существующим русским словом. То есть берется самое похожее по звучанию русское слово, и ему присваивается новое значение. Это не вполне заимствование, хотя влияние английского языка очевидно. Важно, что никакой связи со значением слова хомяк не существует, а есть только связь по звучанию. Фактически речь идет об особой языковой игре, похожей на каламбур. Эта игра оказалась чрезвычайно увлекательной, и в результате постоянно возникают все новые и новые жаргонизмы. Самые известные среди них связаны с электронной почтой: мыло (собственно электронная почта, или соответствующий адрес) и емелить (от личного имени Емеля; посылать электронную почту). Появление этих слов вызвано исключительно фонетическим сходством с английским email. Особенно часто происходит, как и в случае с Емелей, сближение с личными именами: аська (англ. ICQ) или клава (от клавиатура).

Такая игра случается и за пределами компьютерной области. В речи продавцов одежды, а затем и покупателей какое-то время назад стали встречаться слова элечка (вариант –элочка) и эмочка, на звуковом уровне совпадающие с ласкательными именами собственными. Это разговорные обозначения размеров одежды «L» и «M». По-видимому, существует, хотя и встречается значительно реже, слово эсочка (для «S»). С большой вероятностью именно совпадение с существующими именами собственными способствовало появлению таких уменьшительных слов. Сравнительно недавно появилось, хотя и не стало очень употребительным, слово юрики, обозначающее новую европейскую валюту – евро – и восходящее к английскому произношению.

Распространена эта фонетическая игра и среди любителей машин. Так образуются разговорные названия как автомобильных марок, так и отдельных моделей. Мерседес уже давно называют мерином, здесь, правда, суть дела не исчерпывается только фонетическим сходством, но об этом чуть позже. На форумах автомобилистов в интернете мне встречалось слово поджарый, которое я не сразу сопоставил с моделью Pajero Mitsubishi.

Обилие примеров показывает, что это уже не случайная игра, а нормальный рабочий механизм, характерный для русского языка, точнее, для его жаргонов. Более того, он демонстрирует две очень ярких черты русского языка, и хотя бы поэтому не стоит относиться к этим словам с пренебрежением («фу, какие нелепые словечки!»).

Во-первых, это прекрасное подтверждение творческого характера русского языка в целом, а не только отдельных его представителей – писателей, журналистов и деятелей интернета. Эта «креативность», по существу, встроена в русскую грамматику, то есть доступна всем. Как говорится, пользуйся не хочу. Справедливости ради скажем, что некоторые пуристы этим никогда не пользуются.

Во-вторых, из всего сказанного видно, что опасность гибели русского языка от потока заимствований сильно преувеличена. У него есть очень мощные защитные ресурсы. И состоят они не в отторжении заимствований, а в их скорейшем освоении. Если посмотреть на последние примеры, можно сказать даже об особом «одомашнивании» отдельных приглянувшихся иностранных слов.

Впрочем, не надо думать, что такой способ образования новых слов появился совсем недавно и что он используется только при заимствовании. Так, например, москвичи уже давно «одомашнивают» и «одушевляют» бездушные названия маршрутов общественного транспорта: отсюда знаменитая аннушка – трамвай маршрута «А» – и менее известная букашка – название троллейбуса «Б».

Разговор по понятиям

В последнее время почти любая беседа о русском языке сводится к его порче. Спор об этом ведется, как правило, скорее на эмоциональном уровне, но все же существует несколько постоянных аргументов. И в качестве одного из главных приводится появление в языке большого числа «бандитских» слов. Для солидности даже говорят о «криминализации» языка. Борцы за чистоту речи требуют чистки лексикона, запрета жаргонов, в первую очередь, конечно, бандитского, и прочих карательных мер. Очевидно, что с самим фактом частого употребления в речи таких новых (и старых в новых значениях) слов, как беспредел, отморозок, наезд, крыша, стрелка, кинуть и т. д., не поспоришь. Но вот говорить о порче языка, мне кажется, не стоит. Впрочем, без анекдотов тут не разобраться.

Удивительно (или неудивительно), но язык новых русских сразу привлек к себе внимание общества, что выразилось в большом количестве анекдотов о нем. Причем многие анекдоты имитировали тексты из грамматик и учебников, так сказать, «новорусского» языка. Вот несколько анекдотов просто для примера.[7]

Анекдот 1. Бригадир учит новичков: «Распальцовка бывает вертикальная, горизонтальная, фронтальная и чисто беспорядочная…»

Анекдот 2. Параграф из нового учебника русского языка.

Для образования существительного от глагола с ударными окончаниями – ать, – ить, – ять и – еть необходимо к глаголу в прошедшем времени единственного числа добавить окончание – ово: вязать – вязалово, кидать – кидалово, бубнить – бубнилово, ходить – ходилово, гулять – гулялово, стрелять – стрелялово, сидеть – сиделово, смотреть – смотрелово.

Исключение.

Следует запомнить глагол, от которого существительное образуется чисто в виде исключения: гнать – гониво.

Анекдот 3. Правило из учебника по новому русскому языку для пятого класса: «Слово чисто является вводным и выделяется запятыми в тех случаях, когда его можно заменить на словосочетание в натуре».

Не знаю, насколько это смешно, но с лингвистической точки зрения довольно наблюдательно. Правда, это можно было бы отнести к жанру «записок натуралиста», все-таки культурные люди так не говорят. Да нет, если подумать, то иногда и говорят.

Есть две вещи, о которых важно сказать. Первая и, на мой взгляд, очевидная: язык нужен нам, чтобы говорить об окружающей нас действительности. Конечно, и о вечном тоже, и еще стихи сочинять, и копить информацию, но все-таки… Прежде всего мы хотим говорить о том, что происходит с нами здесь и сейчас. И когда окружающая действительность (это самое «здесь и сейчас») резко меняется, нам порой не хватает слов для разговора о ней. Хорош тот язык, которому удается быстро компенсировать этот недостаток. Русскому языку разными способами, но все же удалось. Было бы лицемерием говорить о том, что бандитский период нашей жизни – 90-е годы, которым посвящены известные романы и киносаги, – не существовал. Некоторые считают, что он до сих пор не закончился, но, по крайней мере, самые яркие внешние приметы: типажи, распальцовка, красные пиджаки и подобное – ушли в прошлое. А вот слова остались. Почему? И это второе, о чем стоит сказать.

Попытаемся посмотреть на эти слова без предвзятости. Они чрезвычайно любопытны и интересны с точки зрения лингвиста. Среди них почти нет заимствований. В голову сразу приходят, пожалуй, только киллер и рэкет вместе с рэкетиром. И это несмотря на то, что «новый русский» бандитский мир очевидным образом формировался под влиянием американской гангстерской мифологии.[8] Уже давно отнесенные к классике фильмы «Крестный отец» или «Однажды в Америке» стали образцами, без которых не возникли бы русские «Бригада» или «Бумер». Среди этой лексики довольно мало слов, пришедших из классической блатной фени (таких, например, как лох или кинуть). Надо, впрочем, честно признать, что происхождение многих слов достоверно проследить не удается, хотя почти каждому из них сопутствует своя лингвистическая легенда.

В целом это достаточно новый и живой, то есть обновляющийся, употребительный и довольно привлекательный, жаргон. Новые значения появляются, в частности, благодаря ярким метафорам: та же крыша хотя бы. Для крыши главной оказывается идея защиты, обычная крыша защищает дом, а «крыша современная» защищает бизнесмена и его дело. Не менее интересно выражение фильтруй базар, где столкнулись, казалось бы, несовместимые старый и современный языковые пласты: базарить и фильтровать. Новые же слова возникают благодаря мощному и продуктивному словообразованию. Ведь в самих моделях, по которым образованы слова беспредел, отморозок (здесь задействована еще и метафора – переход от замороженного состояния к отмороженному, то есть ничем не скованному), наезд и распальцовка, нет ничего дурного. Кстати, слово наезд существовало и в древнерусском языке, а сама приставочная модель, с помощью которой возникает новое слово, прекрасно сохранилась в слове набег. Конечно, это не древнерусское слово сохранилось, пройдя через века, а просто язык по существующей модели создал это слово заново примерно с тем же смыслом, но применительно к новой действительности. Если раньше наезд осуществлялся на конях, то теперь, повидимому, на меринах. Кстати, жаргонное название мерседеса появилось, как я уже сказал раньше, прежде всего из-за звукового сходства, но не только. Это вдобавок еще и метафора, которая подчеркивает связь автомобиля и лошади, их общую «транспортную» функцию.

Пожалуй, самое интересное состоит в том, что многие из «бандитских» слов оказались востребованы языком и после того, как сама бандитская действительность если не исчезла, то хотя бы затушевалась, стала менее заметной. И часто именно это вменяется языку в вину. Вначале он с помощью этих слов описывал бандитскую действительность, а сейчас что?

Употребление этих слов отчасти можно списать на моду, причем, действительно, на моду, на мой взгляд, не слишком приятную. Многие люди (небандиты) научились разговаривать так как бы шутя и иронизируя, а отучиться никак не могут, тем более что бандитский жаргон успешно мутировал, смешавшись с «новым русским» языком чиновников и бизнесменов, в котором фигурируют такие слова и выражения, как коммерсы, откаты и пилить бюджет. Короче, жаргон соответствует социальному прогрессу – от периода начального накопления капитала к периоду государственного капитализма и государственной коррупции. В этом случае как нельзя лучше подходит совет фильтровать базар, – но только вряд ли к нему прислушаются.

Самой же любопытной оказалась судьба нескольких слов, которые из разряда бандитских перешли в общеупотребительные.

Я еще помню те времена, когда мои весьма культурные знакомые, морщась, спрашивали: «Отморозок, а что это такое? Фу, как грубо!» А сейчас милейшая интеллигентная дама, ни секунды не задумавшись, реагирует на какую-то мою безобидную фразу: «Ну, это уже наезд! Как ты смеешь!» Эти слова, поначалу воспринимаемые как нечто чуждое литературному языку (этакие кадры из бодрого боевика), расширили свое значение и стали привычны в речи образованного человека.

Часто они заполняют определенную лакуну в литературном языке, то есть выражают важную идею, для которой не было отдельного слова. Такими словами оказались, например,достать и наезд. Они стали очень популярны и постоянно встречаются в устном общении, хотя бы потому, что точнее одним словом не скажешь. Кроме всего прочего, в них есть экспрессия и особая эмоциональная сила, характерная для многих жаргонизмов. Особенно же меня впечатлил «карьерный взлет» еще одного подобного слова: в заявлении МИДа встретилось выражение акт террористического беспредела. Поразительно, как легко слово беспредел преодолело лагерные границы (ведь изначально это слово описывало особую ситуацию в лагере, когда нарушаются неписанные лагерные правила) и вошло в официальный язык.

Бороться с подобным «обогащением» русского языка абсолютно бессмысленно, тем более что оно представлено единичными явлениями. Оно, скорее, даже полезно. Большинство же «бандитских» слов уйдут, как только исчезнет потребность в них и схлынет мода. Остается дождаться…

Сделайте мне элитно!

Я хочу жить в элитной квартире со стильной мебелью, носить эксклюзивные часы и актуальную прическу, читать реальную рекламу и смотреть исключительно культовые фильмы. Вот тогда я буду правильным пацаном, тьфу на вас… продвинутым менеджером. Этим длинным высказыванием я пытаюсь перейти к гламурной волне. Гламурные слова, конечно, не такая компактная область, как слова бандитские.

Трудно провести четкую границу между, скажем, гламурным и молодежным жаргонами. Они постоянно перетекают друг в друга. Слово тусовка изначально появилось в молодежном жаргоне, потом стало гламурным и, по существу, общеупотребительным. А слово зажигать в значении «развлекаться», кажется, сначала появилось в глянцевых и прочих журналах, и только потом вошло в молодежный обиход. Впрочем, за последнее не ручаюсь. Да и приход гламурных слов растянулся надолго и, на самом деле, до сих пор продолжается.

Само слово гламур пришло к нам из английского языка – glamour – и успешно конкурирует со словом глянец, потихоньку вытесняя его из языка (по крайней мере в одном значении).Глянец было заимствовано раньше из немецкого языка, в котором соответствующее слово Glanz значило просто «блеск». Глянцевыми стали называть журналы с блестящей обложкой, а уж затем значение расширилось, и речь пошла о принадлежности к определенной массовой культуре, пропагандируемой «глянцевыми журналами», то есть журналами с той самой блестящей обложкой, но, главное, – журналами совершенно определенного содержания: о моде, о новом стиле жизни. Слово гламурный описывает вроде бы ту же самую журнальную культуру, но в большей степени раскрывает ее суть, ведь в английском оно изначально связано с чарами и волшебством (таково его первое и исходное значение). Возможно, поэтому оно сочетается с большим кругом слов. Скажем, журналы можно называть и глянцевыми, и гламурными, а вот глянцевые женщины мне что-то не попадались. Гламурные же иногда встречаются, причем не только на страницах журналов, но и в жизни.

В гламурных текстах совершенно особую роль играют оценочные слова, прежде всего прилагательные и наречия. Причем если в речи в целом, и этот факт лингвисты заметили уже давным-давно, гораздо больше слов с отрицательным значением вообще и с отрицательной оценкой в частности, то здесь используется исключительно положительная оценка. Без позитивного настроя, конечно, и в обычной речи не обойдешься, но в рекламно-гламурно-глянцевом языке эти слова просто самые главные. Понятно, что в этом дивном, волшебном мире все не просто хорошо, все очень хорошо, а язык немножко смахивает на крикливого торговца, который все нахваливает свой товар.

Что же это за язык? Полистайте глянцевые журналы, послушайте болтовню светской тусовки или щебет милейших корпоративных девушек в кафе, взгляните на рекламные тексты или просто на вывески, от которых лингвисту так трудно оторваться, – и вы поймете, о чем я. Кого-то этот язык раздражает, кого-то смешит, а кто-то без него уже не может, наконец, просто иначе не умеет.

Пожалуй, одним их самых ярких примеров модной оценки стали слова элитный и эксклюзивный. Еще лет пятнадцать назад слово элитный сочеталось с сортами пшеницы или щенками, ну, на худой конец, с войсками, и подразумевало отбор, селекцию лучших образцов. Затем оно стало понемногу вытеснять из языка слово элитарный («предназначенный для элиты»), и возникли элитное жилье и элитные клубы. А затем началось форменное безобразие. Появилось даже элитное белье и элитные кресла! Ну не бывает особого белья и особых кресел для какой бы то ни было элиты, политической ли, интеллектуальной ли! Есть просто очень дорогое белье, ну и ладно, соглашусь, качественное. Этот смысловой переход, впрочем, очень понятен и легко объясним. Элита у нас все больше понимается в экономическом смысле, исходя из принципа «Если ты такой умный, что же ты такой бедный?». Иначе говоря, элита все чаще означает просто «богатые люди». Тем самым элитные вещи – это вещи, предназначенные для богатых, а значит – дорогие. И все-таки разница между старым нормативным значением («полученный в результате селекции») и новым употреблением настолько велика, что порой вызывает улыбку.

Недавно на Садовом кольце я обратил внимание на вывеску – «Элитные американские холодильники». Если вы улыбнулись, значит, не все еще потеряно. Если нет, просто отложите книгу в сторону, мы вряд ли поймем друг друга. Кстати, рядом, на другой стороне Кольца, находятся менее смешные, но все-таки неуклюжие «Элитные вина», а стоит свернуть в переулки, и вы неизбежно наткнетесь на «Элитные двери» или «Элитные окна».

Таким образом, сейчас происходит – и, на самом деле, уже произошла – девальвация смысла этого слова, осталась только положительная оценка: дорогой и, следовательно, качественный. Впрочем, язык не стоит на месте. Недавно я получил в электронной рассылке среди прочего спама предложение: «Элитные семинары по умеренным ценам». Вот и дороговизна улетучилась. Спрашивается, что же осталось в значении этого слова?

У слова элитный есть брат-близнец – прилагательное эксклюзивный. То есть вначале они довольно сильно различались. Эксклюзивный подразумевало предназначенность для одного единственного субъекта, например, эксклюзивным можно назвать интервью, данное лишь одной газете, а эксклюзивные права предоставляются лишь одной компании.

Но вот все чаще в текстах попадаются странные сочетания: эксклюзивные видеокассеты, выпущенные огромным тиражом (зато с очень редкими кадрами), или, например,эксклюзивные часы, изготовленные в количестве 11111 штук с автографом самого Михаэля Шумахера. Короче говоря, эксклюзивный, опустошаясь семантически, приближается к новому значению элитного: редкий, дорогой и качественный. Но вот и редкость исчезает, когда я читаю растяжку над рыночным прилавком: «Эксклюзивная баранина». Казалось, что после эксклюзивной баранины это слово уже ничем не сможет меня удивить. Но нет! Как-то я включаю телевизор и наблюдаю двух милых дам (ведущую передачи и ее гостью – певицу[9]), которые разговаривают примерно так (точно записать не успел). Ведущая: «Ну, вы ведь эксклюзивная женщина!» Певица нервно хихикает. Ведущая: «Нет, нет, я в хорошем смысле». Мой – по-видимому, извращенный и, очевидно, мужской – ум еще готов понять, что такое эксклюзивная женщина в слегка неприличном смысле, но что такое «эксклюзивная женщина в хорошем смысле», он понимать отказывается. Найдется ли кто-нибудь, кто сумеет это объяснить?

Эксклюзивный и элитный фактически становятся синонимами и могут просто усиливать друг друга, как, например, в рекламе «Кожаных изделий эксклюзивных и элитных производителей». Еще пятнадцать лет назад элитным производителем мог бы называться только какой-нибудь бычок или жеребец, а вот поди ж ты, как движется прогресс, и сейчас речь идет об изготовителях дорогих изделий.

У оценочного слова в рекламном языке недолгая жизнь. Вначале его отыскивают либо в родном русском языке, либо в чужом, то есть заимствуют, причем положительной оценке в его значении, как правило, сопутствует еще какой-то интересный и нетривиальный смысл. Потом слово вбрасывают в тексты, и, если повезет, оно сразу становится модным, начинает использоваться в невообразимых контекстах, а смысл его потихоньку стирается, и остается только восторженная оценка. Наконец, оно всем надоедает, его перестают воспринимать всерьез и выбрасывают, как старую тряпку, чтобы восхищаться какимнибудь новым словечком. Увы, sic transit gloria mundi, и слов это тоже касается.

В начале перестройки необычайную силу приобрели прилагательные культовый и знаковый. Все реже используется похожая по смыслу на элитный иностранная аббревиатура VIP(Very Important Person): VIP-услуги и прочее. А ведь и с ней доходило до комического: нет-нет да и встречались VIP-персоны, то есть, если перевести английскую часть, «очень важные персоны»персоны.

Надо сказать, что и элитный, и эксклюзивный тоже миновали пик моды, и хотя встречаются еще повсеместно, судьба их незавидна. В самом начале они как бы тянули потенциального покупателя за собой. За ними обоими стояла идеология избранности. Элитный говорил: «Купишь вещь – войдешь в элиту!», а эксклюзивный: «Купишь вещь – будешь ее единственным обладателем, ни у кого такой нет!» Потом – идеология богатства, и они уже на один голос кричали: «Купи дорогую вещь! Дорогая значит хорошая!»

А теперь все чаще они используются в рекламе не очень дорогих и не очень качественных товаров и все слабее воздействуют на потенциальных покупателей. Это похоже на то, как если бы в рекламе все время вставляли словосочетание «очень хороший». Кто же на это клюнет?

Даже крупные строительные компании отказываются от слов элитное жилье, элитные квартиры и т. д. На смену им пришло жилье бизнес-класса, люкс или премиум. Впрочем, на улицах Москвы уже появилась реклама чикен премиум, то есть, говоря другими словами, «элитно-эксклюзивных цыплят». А это означает очередное снижение оценки, так что, боюсь, ипремиум долго не продержится.

В моду входят другие слова, например пафосный или даже готичный. Среди оценочных прилагательных есть и более хитрые, и более непотопляемые, которые непосредственно связаны с идеологией потребления. И о них тоже стоит поговорить.

Самое правильное слово

Этого слова следует бояться. В нем слишком много идеологии, и оно не оставляет выбора. В конце концов, от чего-то элитного или эксклюзивного можно отказаться, а от этого – нет.

В интервью известного теле– и просто журналиста Леонида Парфенова, которое он дал журналу «Афиша», сказано следующее:

– Где вам в Москве весело?

– Для меня главное из развлечений – правильная жратва в правильном месте. Сейчас время ланча, тепло. Я бы на какой-нибудь террасе посидел. Съел бы салат «Рома», в смысле с зелеными листьями, и заказал Pinot Grigio под рыбку. Только вот не знаю, где сейчас можно найти террасу, наверное, в «Боско».

Кстати, а вы сами носите правильную одежду? Смотрите правильные фильмы? Слушаете правильную музыку? Ходите в правильные места? Или как? Ах, вы не знаете, что следует считать правильным? Читайте глянцевые журналы – вас научат.



3. Раздел: духовные деятели

Язык – важнейшее средство общения людей между собой. Язык – это зеркало истории и культуры народа. Не случайно в лингвистике используется понятие «языковая картина мира», которое отражает исторически сложившуюся в обыденном сознании народа и отразившуюся в языке совокупность представлений. По сути, это коллективная философия, выраженная языковыми формами.

Надо сказать, что язык – это еще и инструмент, без которого невозможно представить нашу жизнь. Но этот инструмент может служить и благу, и злу. Язык дает возможность как созидать, так и разрушать. Используя слово, человек создает произведения искусства, которые обогащают национальную и мировую культуру, а также производит обычные канцелярские документы, от которых зависит нормальная жизнедеятельность общества и государства. Посредством мысли, облекаемой в слова, мы ведем разговор с Богом в молитве, творим добро, утешаем ближних. Но словом также можно оболгать, оскорбить, обмануть, спровоцировать конфликты, столкновения как на бытовом, так и на международном и межгосударственном уровне.

Язык – это зеркало души: в нем отражается и то хорошее, что происходит внутри нас, и весь негатив. Измученная душа не может говорить возвышенным языком. Для украшения нашего языка надо сначала поглубже заглянуть себе в душу, понять, что в ней не так, сначала устроить все правильно в душе, а затем уже облекать это правильное внутреннее устроение в видимые и слышимые языковые формы.

О порче языка и о матерной ругани

В этом контексте мне хочется сказать несколько слов о порче языка и ее губительных последствиях. Матерная лексика есть в любом языке, и, наверное, ее присутствие отражает общую греховность человеческой природы. Однако в большинстве культур на эту лексику накладываются запреты и ограничения, так как она имеет отношение к интимной сфере, которая никак не должна становиться предметом поругания. К сожалению, в наш век интимная сфера превратилась в индустрию, которая с небывалой мощью воздействует на ум, психику и культуру самых разных людей, в особенности молодых. Социальные и материальные трудности, а также низкий уровень культуры отдельных людей только усугубляют эти процессы. Сегодня мат используется не только низами общества и не только в экстремальных ситуациях — очень многими людьми он используется в повседневном режиме.

Матерная ругань портит язык, но это полбеды. Регулярное ее употребление развращает душу, очень пагубно влияя на нее. Здесь мы видим непосредственную связь языка с внутренним душевным и духовным устройством. Человек, живущий духовной жизнью, никогда, ни при каких обстоятельствах не позволит себе ругаться матом.

Ужасную картину представляет собой матерящаяся девушка, женщина. Современные девушки много заботятся о внешней красоте: используют косметику и духи, подбирают модные наряды. Но при этом о красоте внутренней некоторые из них совершенно забывают. И даже не собственно о внутренней красоте, но о той ее составляющей, которая отражает состояние внутреннего мира человека. Женщина, ругающаяся матом, не чувствующая никакого стеснения в общении с мужчинами, курящая и пьющая прямо из бутылки алкогольные напитки у них на глазах, наравне с ними или даже превосходя их, перечеркивает всю красоту своего наряда, прически, макияжа. Все ее старания идут насмарку, а время, проведенное у зеркала, оказывается вдвойне потерянным временем. Внешней красоте должна всегда соответствовать красота того, что говорит и делает человек, и язык здесь должен быть нашим помощником, а не врагом.

Иногда «необходимость» матерной ругани объясняют тем, что ее используют окружающие. Могу сказать, что человек, не желающий материться, легко обходится без мата, в какой бы среде обитания он ни находился. Говорю это на основании собственного опыта: за два года службы в армии я не произнес ни одного матерного слова. Поначалу надо мной из-за этого смеялись сослуживцы, а потом привыкли и, более того, в моем присутствии стыдились произносить матерные слова, а если произносили, то извинялись.

Пример правильного пользования языком должен подавать священнослужитель. К сожалению, однако, и некоторые священнослужители не воздерживаются от ругани и употребления матерных выражений. Глубоко убежден в том, что одни и те же уста не могут произносить священные слова в храме и матерные выражения вне храма, призывать народ к молитве за богослужением, а вне богослужения изрыгать омерзительные и грязные слова. Уместно здесь будет привести слова апостола Иакова о языке: «Язык – огонь, прикраса неправды… Язык укротить никто из людей не может: это – неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда. Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию. Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть» (Иак. 3. 6–10) .

Об иностранных языках и переводческой деятельности

Находясь в вашем университете, я не могу не сказать несколько слов о важности изучения иностранных языков и искусстве перевода. Языки учат сегодня очень многие люди, но далеко не у всех получается выучить язык на приемлемом для общения и понимания уровне. Людям не хватает усидчивости. Между тем, радость от познания иных культур, от способности общаться с людьми иного воспитания, иного менталитета может окупить все усилия, потраченные на изучение языков.

Не все, кто изучил иностранные языки, становятся переводчиками. Чтобы освоить ремесло переводчика, необходимы долгие годы кропотливой учебы и многотрудной практики, оттачивания пера. Переводчик должен быть всесторонне образованным человеком и одаренным литератором. Его главная задача – максимально точно донести значение написанного. Переводоведение давно стало отдельной и важной отраслью филологической науки. Практические приемы, давно знакомые человечеству, были зафиксированы, изучены и описаны. Тем не менее, перевод – это не просто механическая работа, но во многом творческий процесс.

В жизни Церкви переводы имеют огромное значение. Священное Писание распространялось по миру благодаря усилиям переводчиков. К настоящему времени Библия переведена полностью на более чем 450 языков, а частично – на две с половиной тысячи языков мира. Свет Христовой истины достигает малых народов, которые не включены в современный цивилизационный процесс. Большой вклад в эту подвижническую работу внесли миссионеры Русской Православной Церкви. В XIX веке русские монахи проповедовали среди коренных народностей Северной Америки. Они перевели Библию на местные языки и даже разработали для аборигенов алфавит. Выдающуюся роль в миссионерском и просветительском служении Русской Церкви в Новом Свете в 40-50-е годы XIX столетия сыграл митрополит Московский и Коломенский Иннокентий (Вениаминов), именуемый «апостолом Америки и Сибири».

Богатая история Русской Церкви знает и другие подобные примеры. Святителя Николая (Касаткина) называют апостолом Японии и причисляют к числу равноапостольных святых за его деятельность по проповеди христианства среди японцев и переводческую деятельность в этой стране.

Удивительно, но еще в XIV веке наша Церковь знала примеры подобной деятельности. И здесь нельзя не вспомнить о святителе Стефане Пермском, который пришел в совершенно дикие тогда северные края нашей страны, где проповедовал христианство среди коми-пермяков, переводил уже тогда на их язык богослужение и Священное Писание.

Переводческо-миссионерские труды осуществляются Церковью и сегодня. В нашей многонациональной стране это является не только фактором распространения христианской веры, но и сохранения национальных культур. Если богослужения будут совершаться для малых этнических групп на понятном для них языке, это будет дополнительным средством укрепления веры в Спасителя.

Церковь хорошо помнит слова апостола Павла: «Если я приду к вам, братия, и стану говорить на незнакомых языках, то какую принесу вам пользу?» (1 Коринф. 14. 6). Апостол подчеркивал, что людям важно сказать пусть несколько слов, но понятных и исполненных смысла, чем непонятных и бессмысленных: «В церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке» (1 Коринф. 14. 19).

Предвосхищая ваш вопрос о церковнославянском языке в нашем православном богослужении, я хочу отметить, что этот язык не является чем-то незнакомым и чуждым русскому языку. Весь наш язык буквально пропитан церковнославянизмами. Даже попытка изгнать все церковное из всех сфер жизни и культуры, предпринятая в XX веке большевиками, ни к чему не привела.

Другое дело, что наши богослужебные тексты на церковнославянском нередко содержат неудачные кальки с греческого языка. Эти малопонятные места в текстах должны быть пересмотрены специалистами. Кстати, эта работа неоднократно в истории нашей Церкви производилась, иногда более удачно, иногда — менее. Церковнославянский язык – не мертвый и не совершенно застывший язык: он развивается, хотя и медленно и как бы вслед за русским языком. Два языка взаимно обогащают друг друга, и нет повода мешать этому давнему и полезному процессу.

Возвращаясь к переводческой работе, хочу сказать, что переводчик несет как профессиональную, так и моральную ответственность за каждое переведенное им слово. Он всегда должен помнить, что выполненный им труд предстанет на суд публики, которая именно по переведенному тексту будет составлять то или иное представление об оригинальном тексте. А это значит, что переводчик держит ответ перед автором и читателями. Обмануть их – значит совершить профессиональное преступление и безнравственный поступок. В жизни общества часто возникают случаи, когда неточный перевод, неверно истолкованные фразы становились причинами конфликтов, недопонимания и скандалов.

Церковный переводчик, помимо всего прочего, ответственен и за правильную передачу богооткровенных истин. В истории христианской Церкви перевод порой становился причиной внутренних раздоров. Примером может послужить церковная реформа середины XVII века в России, в ходе которой была осуществлена попытка пересмотра богослужебных книг путем сверки с греческими текстами. Ее проведение инициировал тогдашний Патриарх Никон. В частности, был приведен в полное соответствие с греческим оригиналом текст Символа веры. Эти действия, вкупе с другими переменами в литургической теории и практике, вызвали протесты у части православных верующих. Произошел болезненный раскол в Русской Церкви, последствия которого окончательно не преодолены до сих пор.

Я сам достаточно хорошо знаком и с работой на иностранных языках, и с переводческим трудом. Одну из своих книг — о преподобном Симеоне Новом Богослове — я написал на английском, другую — о преподобном Исааке Сирине — писал одновременно на двух языках – английском и русском. С греческого языка мне довелось переводить труды святителя Мелитона Сардийского, преподобного Романа Сладкопевца, преподобного Симеона Нового Богослова, а с сирийского языка – творения преподобного Исаака Сирина. Должен сказать, что перевод, особенно с древнего языка – очень трудное занятие: у меня на перевод одной страницы текста Исаака Сирина уходило в десять или двадцать раз больше времени, чем на написание аналогичного текста на русском языке. Но переводческая работа всегда доставляла мне творческую радость и удовлетворение. Переводя творения древних авторов, ты погружаешься в их мир, проникаешься их духом, получаешь уникальную возможность особым образом следить за их ходом мысли.

Нужен ли иностранный язык церковному человеку?

Изучение иностранных языков играет значимую роль в подготовке будущих священнослужителей Русской Православной Церкви. Учащиеся наших семинарий и академий осваивают латынь, древнегреческий и церковнославянский языки, а также один или два современных языка. Однако я считаю, что нам необходимо еще больше внимания уделять иностранным языкам – выделять на них больше часов, привлекать современные методики преподавания. Очень важно, чтобы священнослужители, которые трудятся за границей и представляют там нашу Церковь, знали язык местного населения, а также его культуру, традиции, менталитет. Перед ними стоит задача свидетельствовать о Православии, о духовной культуре нашей страны, и они должны уметь правильно и корректно донести нужную информацию до самых разных людей – прихожан, гостей храма, представителей общественности, интеллектуальной элиты, политических кругов, бизнеса. В этом ваш университет, где знают и преподают самые различные языки, я надеюсь, сможет нам помочь. Ведь далеко не во всех странах есть представительства Русской Православной Церкви, а иногда в их открытии ощущается большая нужда.

Сегодня Общецерковная аспирантура и докторантура и Московский государственный лингвистический университет подписывают соглашение о сотрудничестве. В нашем учебном плане важное место занимают языковые дисциплины. Каждый аспирант должен к моменту защиты диссертации овладеть хотя бы одним иностранным языком. Слушатели программы повышения квалификации, среди которых есть и будущие архиереи нашей Церкви, изучают английский язык как обязательный. В качестве второго языка они могут выбрать немецкий, итальянский, испанский, болгарский или какой-либо иной. Некоторые преподаватели сами являются носителями языка. Я надеюсь, что с вашей помощью мы расширим тот круг языков, который преподается нашим учащимся, и рад тому, что наше соработничество получает документальное оформление.

4. РАЗДЕЛ: ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ

«Отечественные записки » Выпуск журнала № 2 (22) 2005

Писатели о языке.

Редакция «ОЗ» обратилась к современным русским писателям с просьбой ответить на ряд вопросов, имеющих прямое отношение к теме настоящего номера. Исходный список опрашиваемых был весьма широк, но откликнулись далеко не все. Предлагаем ответы вниманию читателей.

1. Считается, что русский язык сильно изменился за последние десять-пятнадцать лет. Согласны ли вы с этим? В чем, по вашему мнению, эти изменения заключаются?

2. Как вы относитесь к этим изменениям?

3. Можете ли вы назвать новые русские слова, которые вам нравятся или, наоборот, крайне неприятны? Вообще, насколько эмоционально вы относитесь к новой лексике?

4. Пугают ли вас заимствования?

5. Используете ли вы новые слова и, возможно, другие новации в своей речи и в своем творчестве?

6. Для чего, по вашему мнению, нужна брань вообще и русский мат, в частности? Используете ли вы мат в своем творчестве?

7. Как вы относитесь к нецензурной брани в публичных местах и в СМИ (в газетах, журналах, на радио и телевидении)? Следует ли наказывать за нецензурную брань, и если да, то каким образом?

8. Должно ли государство вмешиваться в развитие языка (защищать, регулировать, реформировать)? Какие мероприятия, направленные на улучшение ситуации с русским языком, вы бы предложили?

Сергей Гандлевский

1. Мне на ум приходят три русские языковые революции: петровской поры, потом — с наступлением советской власти и нынешняя. Первое, что сейчас бросается в глаза (скорее, в уши), это сильная вестернизация — мы вроде бы и взяли курс на Запад. Во-вторых, лагерная лексика хлынула в гражданскую речь, потому что этап первоначального накопления у нас (наверное, не только у нас) получился довольно приблатненным. (В результате какой-нибудь светский раут в газетах вполне может быть назван «тусовкой». А вообще-то «тусовка», если верить В. Буковскому, — короткая тюремная прогулка, где зэки из разных камер толкутся — «тусуются» — и делятся новостями.) В итоге вестернизация с поправкой на легализованный лагерный жаргон дает гремучую речевую смесь, которую хочется назвать «брайтонбичизацией». Все это так и будет звучать, отвратительно или уморительно, пока не найдется какой-нибудь свой Бабель и не «наведет на резкость» этот ублюдочный язык. Тогда и мы все почувствуем его обаяние.

Кроме того, свой вклад в порчу языка или, говоря миролюбивей, в речевые изменения вносят новые средства связи: электронная почта и «эсэмэски». Они и созданы для мгновенного обмена вестями, поэтому пишутся наспех, без черновика, с небрежностью устной речи, что, конечно же, очень даже способствует ут рате навыков письменного взвешенного высказывания и, может статься, в перспективе повлечет за собой вообще спрямление и упрощение размышления как такового.

2. Настороженно и неприязненно. Хотя и понимаю, что всегда побеждали речевые низы и демократический, массовый, ненормативный до поры язык. Чуковский, например, в дневниках возмущается отвратительным, на его вкус, словцом советских секретарш — «пока» вместо «до свидания». Прошло каких-то 80 лет, и мы не то что крест на человеке, сказавшем нам на прощание «пока», не ставим — мы сами так говорим. Тем не менее вовсе не обязательно «бежать за комсомолом», если сердце не лежит. Я в собственной каждодневной речи стараюсь следовать правилу Льва Толстого: делай, что должно, и пусть будет, что будет. Иными словами: говори, как считаешь нужным, и не говори, как не нравится, — это и будет твоим посильным вкладом в язык.

3. У меня аллергия на уже помянутую «тусовку», на приблатненный оборот «по жизни», на некогда одесское и анекдотическое «фанат» вместо «фанатичный приверженец», и особенно мне не нравится слово «совок» применительно ко всему советскому. Этого слова не употребляли настоящие убежденные антисоветчики моей молодости. Его, как мне представляется, спешно выдумали и ввели в обиход наспех перекрестившиеся пай-мальчики — приспособленцы всех мастей. Оно для меня, как сорванные в панике погоны попавших в окружение: чтобы их не опознали при смене знамени и присяги. Прошло много лет, и слово это, к сожалению, укрепилось в речи, но я не могу забыть и простить его изначальной, чрезвычайно неаппетитной конформистской сущности. Но есть и обаятельные, выразительные языковые новшества — мои дети их щедро поставляют. Мне нравится глагол «щемиться» — в смысле суетливо и, как правило, тщетно добиваться чего-либо, совершенно не заботясь о сохранении лица. Глагол «замутить» — в смысле «завести интрижку», или вообще что-нибудь втихаря затеять, скажем, выпивку — тоже симпатичный.

4. Смотря какие. Без некоторых заимствований никак не обойтись, когда речь идет о каком-либо принципиально новом понятии или предмете, например «пейджер» или «файл». Но чаще всего нынешние заимствования производят убогое, чуть ли не смердяковское впечатление — когда люди тужатся сказать как-нибудь пошикарней, поиностранней. Чего ни хватишься — все у них, видите ли, эксклюзивное!

5. Разумеется, для прямой речи персонажей. А от себя — всегда отстраненно и с оговоркой, как в нынешней анкете.

6. Брань нужна, как нужен перец при стряпне. Добавлять по вкусу, как пишут в инструкциях, — этим все сказано. Мне случается материться — и в быту, и в литературной практике. Смею думать, что я делаю это кстати, а не по скудости словаря. Существует немалое количество очень смачных нецензурных выражений, милых сердцу словесника.

7. Плохо отношусь. Потому что размывается понятие нормы. Одновременно страдает и обсценная лексика — она опресняется, т. е. утрачивает действенность. Скажем, в «Войне и мире» одно, если не ошибаюсь, бранное слово, но оно под пером мастера «работает» на 100 процентов. А все это сорное сквернословие СМИ отнимает у языка лексическую «тяжелую артиллерию». Лев Рубинштейн считает, что теперь «запретной зоной» (а она, видимо, необходима языку) станет круг понятий, связанных с политкорректностью. У нас, боюсь, еще не скоро, потому что сама политкорректность еще не стала чем-то неукоснительным и навязшим в зубах.

Что касается репрессий за нецензурную брань… Боюсь, этим, как чаще всего и случается, займутся такие ограниченные и тусклые люди, столько привнесут в свою деятельность административного восторга, что тошно станет.

8. Надо, чтобы была норма — печка, от которой плясать. Словари, прежде всего, которые старались бы поспевать за языком, но вершили бы над каждым новым словом свой авторитетный стилистический суд. Разумеется, пусть там будет слово «эксклюзивный», но пусть оно будет и аттестовано соответствующим образом, чтобы человек, следящий за своей речью, знал, что слово так себе. Пусть некий ареопаг филологов и литераторов выскажется. А уж кто возьмется организовывать это начинание — государство или кто еще — совершенно не важно, по-моему.



Михаил Успенский

1. Понятное дело, что язык меняется в соответствии с прочими переменами в обществе. Сейчас мы видим, как обедняется словарный состав разговорного языка. Уродуется грамматика. Торжествует косноязычие. Человек с тремя высшими образованиями запросто может сказать: «Депутаты возмущены о том, что...»; «президент подчеркнул о том, что...». Это уже стало нормой, как «г» фрикативное при Хрущеве и Брежневе.

Безграмотность распространяется с той же скоростью, с которой в 20-е годы она ликвидировалась. В печатных изданиях практически исчез институт корректоров. Если компьютер выявит опечатку — и на том спасибо. Нынешние грамотеи твердо убеждены, что деепричастия следует всегда выделять запятой: «спустя, рукава», «глядя, в глаза» и т. д. Отыменные прилагательные все чаще пишут с прописной буквы: «по Пушкинским местам», «с Чеховским мастерством».

В жизни пошла дурная мода на уменьшительные имена. Если Уильям Клинтон зовется Биллом, то и мы будем Гоша Куценко и Катя Метелица до седых волос! А отчество вообще ликвидировано как класс. Один Дмитрий Александрович Пригов непоколебим.

А что творится в Интернете!

Ну, тут брюзжать можно до бесконечности.

2. Как может лесник относиться к пьяным туристам, загадившим его территорию?

3. Пожалуй, излишне эмоционально. Особенно ненавистен мне «креативный продюсер» — а за плечами, небось, культпросветучилище в лучшем случае. И я никак не могу понять: как наш народ, не зная слов «парадигма» и «дискурс», умудрился выиграть войну и вообще выжить?

4. Я не из пугливых. Ну что поделаешь, если вся компьютерная терминология на языке Билла Гейтса? Нечего было кибернетику запрещать. Кто раньше встал, того и тапки. Но и эти слова мы норовим обрусить: «приаттачить», «мессага» и т. д. Если данное слово нам необходимо, а порядочного аналога нет — нехай живет. Хотя удивительные вещи происходят в языке: есть русский «призыв», французский «девиз», немецкий «лозунг» — на что нам понадобился еще и английский «слоган»?

5. В хорошем хозяйстве все пригождается. Тем более что сочетание архаизмов с новообразованиями дает стойкий комический эффект.

6. Для преодоления реальных трудностей, изгнания нечистой силы и повышения адреналина. Поэтому следует расходовать эти перлы бережно и по делу. Иначе уронишь на ногу молоток — ан сказать-то и нечего. В работе не использую и другим не советую. Любимые! Уже написан «Николай Николаевич»! И тема блистательно закрыта. Лучше не сделаешь, хуже — не имеет смысла. Гораздо интереснее искать и придумывать всяческие иносказания и эти... как их, дьяволов... эвфуизмы!

7. Ну разумеется, возмущаюсь. В школьные годы, помнится, материться при девочках воздерживались, да и во студенчестве. Вопрос же о наказании и формах его чисто риторический. Как с распитием пива и курением. Ну, посадят одногодвух для острастки — и забудут. Людям нечем больше говорить — вот в чем беда.

8. Ни в коем случае. Потому что всякое вмешательство государства в развитие языка неминуемо ведет к его упрощению и обеднению. Нечего потакать двоечникам.

Иначе неминуемо придем к фонетическому правописанию, как в Белоруссии: «трапка», «вяроука», «маць вашу»...

Елена Шварц

1. Помимо очевидных изменений: обеднения лексики, сведения ее к нескольким емким выражениям, главная перемена в самом музыкальном строе языка, в изменении интонаций. Появился такой особый язык канцелярских (офисных) и «найтклубовских» девушек — странно певучий, как новый диалект какого-то неведомого региона, по которому они узнают своих даже без сленга.

В современной литературе мы иногда встречаем в противовес этому необычайную языковую усложненность и изысканность (Олег Юрьев).

2. Язык, как известно, инструмент, и его каждый мастер (ломастер) приспосабливает к себе, как ему удобнее ломать или строить. Новые мастера — это мастера сделок и «стрелок». Им не нужен богатый инструмент, у них одна отмычка.

3. Раздражает «как бы», произносимое ни к селу ни к городу, как будто для говорящего не существует реальности. Все «как будто». В противовес этому слово «реальный» стали употреблять в измененном значении, пытаясь придать мнимую реальность иллюзорному, например «реальные бабки». И очень часто стали говорить «короче» — много говорить не надо, все просто и коротко.

4. Ничего не поделаешь. Появились новые реалии, которых не было в российском быту и соответственно в русском языке. Усилия новых адмиралов Шишковых, увы, тщетны. Пресловутые «менеджмент» и «маркетинг» вполне адекватно не передашь.

5. Не верю в то, что язык сам творец, такой кот-баюн, сам себе рассказывающий сказки. Задача поэта как можно точнее передать то, что лежит по ту и эту сторону языка. Точность иногда смещает язык, преображает его. Это не обязательно выражается в словотворчестве. Хотя в стихах иногда возникают странные, как будто несуществующие слова, всплывающие из глубин подсознания. Например: «смертожизнь бесконечная длится». Или «дождь отземный» — о струйках свечного света, когда люди со свечами в пасхальную ночь идут под дождем. Или — «зеленявки, волосари» — для определения языческих мелких демонов. Примеров много, но поэтическая новизна языка, повторяю, не в этом — она в новых ритмах, в новых конструкциях.

6. Мат нужен тогда, когда ситуация выходит за рамки привычного, за пределы разума. Иррациональная ситуация — иррациональная речь. И только. Мат сакрален потому, что он — признание в немоте, в безъязыкости. Противно, когда матерятся просто по привычке. Лично мне он почти не нужен, разве только при вождении автомобиля.

7. Было бы ханжеством делать вид, что мат не стал общепринятым языком для всех случаев жизни.

8. Бороться с новоязом — все равно что с погодой.

Асар Эппель

1. Прискорбно и, наверно, непоправимо изменился в сторону безвкусицы и привокзализации.

2. С унынием и брезгливостью.

3. Весьма эмоционально. Хороши слова «бомж» и «крутой», остальные крайне омерзительны.

4. Разумные (с соблюдением меры и вкуса) — нет. 

5. Да.

6. Для максимально эмоциональной реакции на обстоятельства нашего быта и вообще житья. Использую — но не сам, а мои персонажи.

7. Отрицательно. Уточните вторую фразу — где?

8. Должно — через Институт русского языка, который, по-моему, ничего не делает, разве что выпускает скороспелые нормативные словари. Где его (Института) повелительное слово? Где новые Розентали?

Михаил Шишкин

Создавая реальность, язык судит: казнит и милует. Язык является сам себе приговором. Подавать на апелляцию некуда. Вышестоящие инстанции невербальны.

Быт всегда обходился без слов: мычанием, междометиями, цитатами из анекдотов и кинокомедий. Связные слова нужны власти и литературе.

Русская литература — это не форма существования языка, а способ существования в России нетоталитарного сознания. Тоталитарное сознание с лихвой обслуживалось приказами и молитвами. Сверху — приказы, снизу — молитвы. Вторые, как правило, оригинальнее первых. Мат — живая молитва тюремной страны.

Указ и матерщина — это отечественные инь и ян, дождь и поле, детородный орган и влагалище. Вербальное зачатие русской цивилизации.

Были бы границы на замке, не было бы никакой русской литературы...

Весь XVIII век — это по сути переводы и подражания. Для выражения нетюремного сознания не было словесного инструмента. Его нужно было сперва создать. Русский учили, как иностранный, и вводили отсутствовавшие понятия: общественность, влюбленность, человечность, литература.

Русская литература втиснулась в трещинку между окриком и стоном. Вклинилась в чужие объятия. Из слов построила великую русскую стену между властью и народом.

Чужеродное тело.

Иногда власть и народ прорываются друг к другу, и тогда плохо чужеродцам.

Язык Кремля и лагерный сленг улицы имеют одну природу. В стране, живущей по неписаному внятному закону — сильнейший занимает лучшие нары, — наречие адекватно реальности. Слова насилуют. Опускают.

Язык русской литературы — ковчег. Попытка спастись. Островок слов, на котором должно быть сохранено человеческое достоинство.

Нина Горланова

1. Усыхает наш великий и могучий (под влиянием английского). «У меня вся инфа» (информация). Возможно, «брателла» — от подражания таким словам, как «новелла», «хлорелла».

Еще происходит разрушение падежной системы. Люди (даже дикторы) часто говорят: «Обсуждали о…». Видимо, будет больше элементов аналитичности. Согласование числительных с существительными также меняется (упрощается).

Сочетания слов часто (очень часто) заменяются одним словом. «Конечка» — конечная остановка. «Безналичка» — безналичный расчет. «Дельтовидка» — дельтовидная мышца. «Овощуха» — овощной магазин.

2. Я каждый раз ищу причины изменения: тут — выражение пренебрежения к нашей действительности, там — падение культуры речи (все почти говорят: «одел пальто» при норме «надел»).

Иногда вижу, как суффикс выражает пренебрежительное отношение: «журналюги» (как «ворюги»). Иногда не понимаю, что происходит. Зачем появилось слово «лажьё», когда уже есть экспрессивное «лажа». Больше обобщения, что ли? Правда, моя дочь уверяет меня, что я слышала слово «лошьё» (от «лох»).

3. В последнее время появился неологизм «сбайкалили» — украли (после «Байкал-финанс-групп»). Я слышала от дизайнера. Очень остроумно!

Мне понравилось новое слово «перемандаченные» (губернаторы) — т. е. получившие от президента мандат на новый срок…

Ну, конечно, люблю слова: «комп», «антивирусник» (программа).

Я не люблю слово «прикольно». Чуть не закричала, когда принесла дочери из библиотеки нужную ей книгу, а она вместо благодарности… сказала: «прикольно!»

Помню, что меня неприятно царапнуло, когда диктор ТВ сказал «Петропавловка» — вместо «Петропавловская крепость» (святое место — могли бы и не сокращать).

Меня смущало, когда дочь по телефону спрашивала у друзей: «Вышку сдал?» (высшую математику).

Меня мучает огромное количество слов и выражений, появившихся для выражения смысла «все равно» (фиолетово, параллельно, по цимбалам и так далее). Это говорит о том, что нарастает усталость в обществе. Как Шерлок Холмс всегда найдет преступника, так язык всегда найдет средство выразить настроение общества.

У нас под окном летом (если нет дождя) пьяницы шумят каждую ночь, очень меня угнетает их лексика — мат, тюремные жаргонизмы.

4. Из других языков пока не пугают. А из тюремного жаргона — очень пугают.

5. Я много записываю на рынке, на почте, в сберкассе (каждый день), поэтому много и использую. Это дает возможность более адекватно отразить речь героя (ярко). Например: «Как отдохнули? — Гипер! Мега!»

6. Я придерживаюсь той теории происхождения мата, которая объясняет его появление существованием табу в первобытном обществе. Да и сейчас подростки матерятся, надеясь выглядеть взрослее. Мне в жизни приходится иногда употреблять матерные слова: я живу в коммуналке, когда сосед-алкоголик материт нас ночь напролет, я терплю, терплю и вторую ночь, а на третью — бывает — выскочу и тоже начинаю его материть. Но это не помогает его успокоить. Видимо, мат не нужен ни в каких случаях.

Разве что для юмора (в некоторых анекдотах к месту). Однажды я дала такую телеграмму в один журнал, который год с лишним не платил гонорар за большую повесть: «Когда в натуре выплатите гонорар ваще» (т. е. использовала все же не мат, а жаргонизмы).

Я лишь в крайнем случае могу употребить матерное слово в речи персонажа, обычно при этом ставлю точки внутри слова. Например, герой говорит корове: «Ты что, п..да рогатая, наделала?»

7. Да, следует штрафовать. Бродский писал: «Лучшее, что есть у нации, — это язык нации». Возможно, ранее это сказал сэр Исайя Берлин (не имею возможности сравнить даты). Для «лучшего» можно и постараться — как-то его сохранять и оберегать.

8. Как минимум, продолжить передачи «Говорите правильно!» Они ранее были на канале «Культура». Пора бы их на 1-й и 2-й каналы протиснуть. У нас в Перми есть такие передачи — и очень хорошие.

А общенациональный диктант ежегодный, как во Франции, — слабо?

5. РАЗДЕЛ: ЛЮДИ, ИМЕЮЩИЕ ФИЛОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ, НО РАССУЖДАЮЩИЕ О ПРОБЛЕМЕ НЕ С НАУЧНОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ.

ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА

В ЗЕРКАЛЕ СМИ

Автор: Беляков Станислав Олегович, аспирант, филологический факультет, кафедра массовых коммуникаций Российский университет дружбы народов.



Статья посвящена рассмотрению проблем современного развития культуры речи и культуры русского языка в зеркале современных масс медиа, таких как печатных издания, телевизионные и радиопередачи, Интернет. Также в статье рассматриваются проблемы влияния качества информации на развитие у человека культуры общения и восприятия информации. Дополнительно в статье рассматриваются аспекты грамотного формирования информационных сообщений организацией. Отдельно рассматривается влияние неофициальных источников информации в сети Интернет, таких как социальные сети, форумы и т.п. Данная проблема является крайне актуальной, в связи с тем что медиа пространство практически не контролируется с точки зрения грамотного формирования языковой культуры, происходит смена поколений спикеров в следствии которого культура подачи информации сложившаяся в Советской России на данный момент является практически утраченной, а новая культура предоставления информации не сформировалась. В тоже время данной проблеме уделено недостаточное внимание в профессиональных и научных кругах, в результате чего данная ситуация прогрессирует.

В данной статье под термином «средства массовой информации» понимается несколько более широкий круг массовых медиа, включая ресурсы сети Интернет, не являющиеся официальными интернет-изданиями, например, форумы и социальные сети, которые являются инструментом коммуникации организаций. Также под СМИ в данной статье подразумевается любая информация предающаяся через общедоступные источники информации, такие как телевидение, радио, газеты, журналы, книги и т.д. Современные средства массовой информации во многом определяют языковую, социально-психологическую и культурную ситуации в обществе. Информируя человека о состоянии мира и заполняя его досуг, СМИ оказывают влияние на весь строй его мышления, на стиль мировосприятия, на тип культуры сегодняшнего дня.

Язык СМИ относят сегодня к одной из основных форм языкового существования. Именно анализ текстов массовой коммуникации позволяет делать выводы относительно языковой компетенции говорящих и тех тенденций в развитии литературных языков, которые наблюдаются в данный период. Обладая высоким престижем и самыми современными средствами распространения, язык СМИ выполняет в «информационном обществе» роль своеобразной модели национального языка, он активно воздействует на литературную норму, языковые вкусы и предпочтения. С одной стороны, язык массовой коммуникации по-своему обогащает литературный язык, насыщая его оценочными оборотами, формируя отточенную, нередко афористическую речь [1]. С другой стороны, нельзя не видеть негативной роли языка некоторых СМИ, изобилующего многообразными отступлениями от нормы, наводняющего речь жаргонизмами и иноязычными словами. Именно в СМИ происходят активные процессы изменения языковой нормы русского языка. Информационные коммуникации организаций в различных СМИ являются немаловажным фактором развития языковой культуры общества, но в отличие от классических средств информации в их формировании зачатую принимают участие низко квалифицированные кадры, не имеющие специального образования. Это вызвано особенностями современного рынка рекламы и связей с общественностью как бизнеса. Коммуникации организации в сфере связей с общественностью, как правило, можно разделить на «низкий» и «высокий» сегменты. К «высокому» сегменту относятся коммуникации с классическими СМИ и официальными интернет-изданиями. К «низкому» сегменту относятся социальные сети, форумы, различные информационные сайты, не являющиеся интернет-изданиями. Для работы с «высоким» сегментом как правило привлекаются опытные люди, зачастую профессиональные журналисты, которые работали в СМИ и обладают связями в СМИ, пользуются уважением и знакомы с процессом работы и культурой общения журналистов. Для работы в «низкой» сфере в целях экономии зачастую используются молодые люди, только что закончившие обучение в вузах, студены и иные кадры, не обладающие необходимыми знаниями и опытом работы с информацией. Современное поколение молодых людей все большее внимание уделяет неофициальным источникам информации, так как в подобных источниках она изложена более лаконично и перемежается с развлечениями[2]. Организуя работу с подобными ресурсами, организации используют менее квалифицированную и более дешевую рабочую силу, что приводит к снижению уровня грамотности и качества информации. В процессе продвижения своей продукции или поддержания репутации зачастую в информацию, распространяемую организациями, вводятся иностранные слова, искажаются существующие термины и понятия. Это все приводит к изменению русского языка и оказывает влияние на всю культуру общения современного общества. Говоря о таких СМИ как радио и телевидение, нельзя не отметить влияние на развитие языка современных передач и фильмов. Многие люди используют телевизор или радио для создания так называемого фона, например, в машине или на кухне во время приготовления пищи [3]. Это время приходится на период времени с 18.00 до 24.00 и является основным прайм-таймом, в это время идут наиболее рейтинговые передачи и фильмы, но их качество оставляет желать лучшего, так как нередко они представляют собой незамысловатые сериалы, которые озвучены в разговорном стиле, в них часто встречаются бранные слова и выражения, практически полностью отсутствует литературная речь. За последние несколько лет сильно увеличилось количество некомпетентных дикторов на телевидении, коверкающих и неправильно произносящих слова, особенно это заметно в новостных программах. На радио ситуация обстоит несколько лучше в связи с тем, что голос является единственным средством передачи информации, в тематических и новостных передачах встречается достаточно немного случаев некорректного произношения или использования слов, но, тем не менее, наблюдается тенденция увеличения заимствования снов из иностранных языков.

Нельзя не обратить внимание на рекламу как один из инструментов информационной политики организации и один из факторов влияния на развитие языка как такового. В сфере рекламы нередко применяются приемы изменения формы слов или создания новых слов не в соответствии с правилами языка. Применение этих приемов считается не очень хорошей практикой, но, учитывая специфику рекламируемых товаров и слуг вкупе с пожеланиями заказчиков, не возбраняется. Возвращаясь к «высокому» сегменту коммуникации стоит уделить внимание официальным интернет-изданиям, в особенности новостным лентам, получающим все большее распространение в сети Интернет[4]. Залог популярности, а соответственно и прибыли новостных лент заключается в оперативной публикации информации о происшествиях и событиях. Это служит причиной некачественного редактирования публикуемой информации. Если печатное издание проходит несколько этапов проверки перед выходом в печать, то сообщения новостных лент в лучшем случае только просматриваются корректором. Как результат, информационные сообщения новостных лент испещрены орфографическими, пунктуационными и стилистическими ошибками. Проанализировав вышеприведенную информацию можно сделать правомерное заключение, что на современной стадии развитие русского языка и его влияние на культуру общества находится в, мягко говоря, неудовлетворительном состоянии. В упадке находится культура работы с языком, нарушаются элементарные правила работы с публикуемой информацией, происходит значительная утрата литературности в языковой коммуникации.

Список литературы

1. Лекант П.А., Диброва, Е.И., Касаткин, Л.Л. Современный русский язык / Под редакцией Леканта А. – 3-е издание, стереотип. – М.: Дрофа, 2002. – 560 с.

2. Нургалеева, JI.B. Аксиологический подход к изучению проблем этики и эстетики сетевой культуры // Единая образовательная информационная среда: проблемы и пути развития. Томск: Изд-во ТГУ, 2003. – С. 275-277

3. Колмановский В. О литературном языке и жаргоне // URL: http:innabb.users.baku.ru/pubs/vkolmanovsky/10311_ru.php//innabb. users.baku.ru/pubs/vkolmanovsky/10311_ru.php

4. Губанов Д.А., Новиков Д.А., Чхартишвили А.Г. Модели влияния в социальных сетях // Управление большими системами. – 2009. – № 27. – С. 205- 281.



















6. РАЗДЕЛ: ФОРУМЫ

Форум Международного инновационного университета

Re: Актуальные проблемы современного русского языка

 011593 » 30 окт 2012, 08:18

Я считаю, что главной проблемой современного русского языка является безграмотность)))))))))))))))))

011593

 

Re: Актуальные проблемы современного русского языка

 011875 » 30 окт 2012, 08:19

- проблемы культуры речи, речевой грамотности и точности выражения мысли;
- проблемы лексической нормы русской речи начала XXI века (употребление заимствованных слов, паронимов, омонимов, активов и пассивов, лексики русского языка, как-то: неологизмов, архаизмов, историзмов, диалектизмов, профессионализмов);
- орфоэпические и грамматические нормы современного русского языка;
- средства речевого воздействия и речевого манипулирования, прагматика языка;
- проблемы неориторики;
- проблемы функционирования языковых единиц;
- актуальные проблемы лингвистического анализа текста;
- языковые средства выразительности в различных функциональных разновидностях русского языка.
Тема актуальна в наши дни, так как язык постоянно меняется, зачастую не в лучшую сторону.Состояние современного русского языка (расшатывание традиционных норм, стилистическое снижение устной и письменной речи, вульгаризация бытовой сферы общения) давно вызывает беспокойство как специалистов-филологов, так и представителей других наук, всех тех, чья профессиональная деятельность связана с речевым общением. Снижение уровня речевой культуры разных слоев русского общества, в том числе и интеллигенции, настолько очевидно и масштабно, что назрела необходимость языковой подготовки на всех ступенях образования. 
Процесс эволюции в языке неизбежен, существуют ряд факторов, которые активно способствуют изменениям в языке. В науке существуют разные теории о характере и темпах языкового развития, но совершенно очевидно одно: язык развивается неравномерно, подобно реке, то плавно несущей свои воды по гладкой равнине, то низвергающейся бурным потоком в горных ущельях. Язык знает и периоды относительного застоя, и ускоренного обновления.

011875

 

Re: Актуальные проблемы современного русского языка

 011471 » 30 окт 2012, 08:19

В русском языке существует ряд проблем, на которые необходимо обратить внимание. Эти проблемы очень актуальны: безграмотность и появление иностранных слов. Безграмотность представляется как проблема и является таковой, потому что современные поколения школьников не проявляют интерес к изучению его, а также этому способствуют учителя некоторых школ, которые не преподают русский язык на достойном уровне.

011471

 

Re: Актуальные проблемы современного русского языка

 Тер-Оганезова Сюзанна Арменовна » 30 окт 2012, 08:20

Русский язык в последнее время стал предметом пристального внимания общества. Происходящие в России преобразования неоднозначно и порой негативно сказываются на состоянии речевой культуры. Проблемы настолько остры, что для их разрешения требуется принятие мер на государственном уровне. Вот почему в 1996 году была разработана Федеральная целевая программа «Русский язык», а в июле 2001 года Правительство Российской Федерации утвердило новую Федеральную целевую программу «Русский язык» на 2002-2005 годы. Новая программа ставит большие задачи, но чтобы она работала, действовать должен каждый из нас, нужны конкретные дела. И такие дела начаты. В России в настоящее время проходит общественная акция «Чистое слово», призванная вернуть великому русскому языку достоинство, чистоту и красоту. Вспомним, как отзывались о нем выдающиеся люди нашего Отечества.

Тер-Оганезова Сюзанна Арменовна

 

Re: Актуальные проблемы современного русского языка

 011585 » 30 окт 2012, 08:20

Я считаю, что самые актуальные проблемы русского языка это: сквернословие, употребление иностранных слов в русском языке, безграмотность.

011585

 

Re: Актуальные проблемы современного русского языка

 011733 » 30 окт 2012, 08:21

Я считаю,что наиболее распространенной проблемой в современном русском языке является всеобщая безграмотность

011733

 

Re: Актуальные проблемы современного русского языка

 011561 » 01 ноя 2012, 11:54

Я считаю,что актуальной проблемой современного русского языка является низкий уровень граммотности,проникновение жаргонов , сленга, матерных слов,иностранных слов.

011561

 

Re: Актуальные проблемы современного русского языка

 Беспалова Наталья Павловна » 03 ноя 2012, 11:42

Что такое цензура? Словарь русского языка даёт следующее определение: цензура (лат. censura) — контроль власти за содержанием и распространением информации, печатной продукции, музыкальных и сценических произведений, произведений изобразительного искусства, кино- и фото- произведений, передач радио и телевидения, веб-сайтов и порталов, в некоторых случаях также частной переписки, с целью ограничения либо недопущения распространения идей и сведений, признаваемых этой властью вредными или нежелательными. Цензурой называются также органы светской или духовной власти, осуществляющие такой контроль. Я считаю, что нам нужно ввести цензуру нравственную, так как молодёжь берёт за образец то, что слышит и видит в средствах массовой информации. А что мы наблюдаем? Жаргоны, сленг,матерщину. обилие слов-паразитов и прочего хлама, которые меняют сознание школьников, воспитывают вседозволенность,агрессию и жестокость..Взять хотя бы пресловутый "Дом-2",который вот уже " успешно" существует на канале ТНТ 7 лет.И таких программ очень много!!

Беспалова Наталья Павловна

 

Re: Актуальные проблемы современного русского языка

 011704 » 06 ноя 2012, 08:14

В настоящий момент русский язык переживает своеобразный кризис: он насыщен ненормативной лексикой, американизмами и многочисленными жаргонами.
Очень часто встречаются случаи, когда искаженный язык весьма активно пропагандируется средствами массовой информации, а также высокопоставленными чиновниками, которые допускают в своей речи множество ошибок, не придавая этому абсолютно никакого значения, хотя роль языка в жизни общества огромна и воздействие он имеет очень сильное.
Неграмотностью также отличается современная русская музыка популярного жанра, на которую ориентируются незрелые подрастающие поколения. Со временем, бессмысленный набор слов, присущий многим песням, станет элементом общения молодежи.
Поэтому от нас зависит будущее русского языка. Продолжит ли он быть одним из самых могущественных и насыщенных языков мира или пополнит ряды исчезающих.

011704

 

Re: Актуальные проблемы современного русского языка

 011471 » 06 ноя 2012, 08:14

Всё, чем мы пользуемся в области культуры ,было когда-то открыто, осмыслено и введено в человеческую повседневность. Существуют разные национальные и исторические традиции, которые причудливо переплелись в современном облике культуры, определяя содержание представлений о культуре, а также, будучи переосмысленными в научных исследованиях, и содержание научных теорий. 
Многообразие ликов современной культуры, различие способов отношения человека к миру и к себе подобным не скрывает сущностных моментов развития мировой культуры. Современная культура едина в своем многообразии. К общечеловеческим нормам, восприятия и оценки мира человечество приходит в результате развития и взаимовлияния национальных культур. 
Двадцатый век продемонстировал человечеству, что культура как интегрирующее начало общественного развития охватывает не только сферу духовного, но и во все большей степени – материального производства. Все качества техногенной цивилизации, чье рождение было отмечено чуть более трехсот лет назад, смогли проявится в полной мере именно в нашем столетии. Поэтому актуальные проблемы современности неизбежно отражаются в культуре, влияют на ее развитие.

011471

 
















7. РАЗДЕЛ: СТУДЕНТЫ, УЧАЩИЕСЯ ШКОЛ

«Проблемы современного русского языка»











Выполнила: Белеконь Анастасия,

Ученица 11 А класса МБОУ СОШ №6

г.Георгиевска Ставропольского края

Учитель: Мусаэлян И.Н.































2012-2013 уч.год

Содержание:

1.Основные проблемы русского языка в современном мире.

Засорение русского языка иностранными словами.



2.Сквернословие, использование нецензурной лексики.



а) Что такое сквернословие?

б) Причины использования нецензурной лексики в современном социуме

в) История возникновения сквернословия

г) Как борется с матом закон? Какие предлагались и предлагаются способы борьбы с матом.



3.Низкий уровень культуры речи.



а) Речевая культура как общий показатель культуры человека

б) Говорите правильно!!!

в) Почему сегодня уровень безграмотности речи стал колоссальным?

4.Засорение русского языка жаргонизмами.

а) Понятие о жаргонизмах.

б) Синонимия в молодёжном жаргоне.

в) Человек XXIвека.



5.Вывод.



























«Мы должны оберегать язык от засорения, помня, что слова, которыми мы пользуемся сейчас, будут служить многие столетия после нас».

С. Маршак

Русский язык -один из самых часто употребляемых языков мира. Его история давно перешла 1000-летний рубеж. Язык имеет большой словарный запас, который исчисляется десятками тысяч слов. На смену устаревшим словам приходят новые, более понятные для современного поколения слова. К сожалению, русский язык, как и многие другие языки, имеет свои проблемы:

1) Засорение русского языка иностранными словами.

2) Сквернословие, использование нецензурной лексики.

3) Распространение сокращенных форм слов.

4) Низкий уровень культуры речи.

5) Бездумное использование слов и выражений.

6) Разрушение норм русского литературного языка.

7) Засорение русского языка жаргонизмами.





«В языке одухотворяется весь народ и вся его родина…».

К.Д.Ушинский

Засорение русского языка иностранными словами

Засорение русского языка американскими фразами, жаргонами. Для чего все это? Засилие чужой культуры и (не самой лучшей ее стороны) подражание западу. Что движет людьми? Мода на новые иностранные слова, боязнь казаться "несовременными" или "нецивилизованными"? Этот языковедческий вопрос очень злободневен в наши дни. Злободневен потому, что современная молодежь не стремится говорить правильно, нарушает в процессе общения все языковедческие нормы.

В отношении к заимствованным словам нередко сталкиваются две крайности: с одной стороны, перенасыщение речи иностранными словами, с другой – отрицание их, стремление употребить только исконное слово. В разные периоды развития русского литературного языка оценка проникновения в него иноязычных элементов была неоднозначной. Так Петр I требовал от своих современников писать «как можно вразумительней», не злоупотребляя нерусскими словами.

М. В. Ломоносов в своей «теории трех штилей», выделяя в составе русской лексики слова различных групп, не оставил места для заимствований из не славянских языков.

В наше время вопрос о целесообразности использования заимствований связывается с закреплением лексических средств за определенными функциональными стилями речи. Иностранная терминологическая лексика является незаменимым средством лаконичной и точной передачи информации в текстах, предназначенных для узких специалистов, но может оказаться и непреодолимым барьером для понимания научно – популярного текста неподготовленным читателем.

Следует учитывать и наметившуюся в наш век научно-технического прогресса тенденцию к созданию международной терминологии, единых наименований понятий, явлений современной науки, производства, что также способствует закреплению заимствованных слов, получивших интернациональный характер, терминологии, единых наименований понятий, явлений современной науки, производства, что также способствует закреплению заимствованных слов, получивших интернациональный характер. Тяга к научному прогрессу, к цивилизации находит отражение в языке.

Ежедневно в русский язык вливается по 6-7 иностранных варваризмов образца «портфолио». Казалось бы, ну и что? А то! Если активно заимствующаяся лексика в языке превышает 2-3%, лингвисты уверенно прогнозируют очень скорое ИСЧЕЗНОВЕНИЕ языка.

Новая лексика проникает в русский язык через несколько лазеек. Через экономическую сферу пролезли к нам всякие «бартеры-чартеры», «ипотеки» и «маркетинги». Через музыку и телевидение просочились «ток-шоу», «рейтинги», «саундтреки» и «диджеи». Интернет наградил целым букетом иностранных терминов вперемежку с жаргонным сленгом: «Открываете чат, называете ник и висите, пока не надоест!» Добавьте сюда молодежные заимствования.

Книги перестали быть эталоном языка. Иосиф Бродский сказал: «Народу следует говорить на языке литературы». Заглянем в книжный? На детских полках - сплошные переводы примитивных зарубежных сказок типа «Как скунс Питер подружился с утконосом Майклом», написанные чудовищным языком, зато с яркими картинками.

Что делать? Спасти язык законами? Европа свои языки защищает. Верхняя палата французского парламента одобрила, например, законопроект, по которому употребление в общественной жизни английского слова вместо существующего французского будет караться солидным штрафом. А в Германии, Англии и Японии составляются списки американизмов, законодательно изгоняемых из СМИ. Но… Спустя 12 лет после обретения независимости в Казахстане русский язык по-прежнему остается доминирующим во всех сферах жизни. Казахский официально является государственным, русский же признан языком межнационального общения. На банкнотах национальной валюты - тенге - надписи на русском и казахском языках. В Украине 17 000 школ, где преподают исключительно на государственном языке: в 1700 школах страны учат на русском, а в 2200 вообще «двойной стандарт» - там предметы читают и на украинском, и на русском. В армии подавляющее большинство офицеров, отдавая рапорт комбату, вместо «пане полковнику» обращаются «товарищ», а солдатам командуют «шагом марш!», но никак не «кроком руш!». В Киргизии русский язык имеет статус государственного наряду с киргизским, половина из пятимиллионного населения страны говорит на русском. Среди стран бывшего СССР в Беларуси одно из самых лояльных отношений к русскому языку. Здесь равные конституционные права имеют два языка - белорусский и русский. В образовании белорусский язык год от года сдает свои позиции, и сейчас (данные 2002/03 учебного года) в школах с белорусским языком учатся 20,6% детей, с русским - 57,5%, в школах с двумя языками - 21,8%. При поступлении в вузы абитуриенты могут выбирать: на каком, русском или белорусском, им сдавать письменный экзамен по языку. Большинство опять же выбирают русский!

В Европе сейчас происходит стремительное падение интереса к русскому языку, - считает Владимир Ронин, преподаватель русского языка и страноведения в Институте имени Леонарда Лессия (Антверпен). - Русский язык в вузах Бельгии преподают уже ровно 105 лет, но где-то с 1993 года интерес к нему находится в состоянии свободного падения. Сегодня на первый курс поступают человек 18. А потом уже продолжают учиться всего… стыдно сказать - студентов 7-8. В понимании европейца Россия как бы сидит между двух стульев: она перестала быть врагом, который интриговал своей таинственностью и закрытостью, и в то же время не стала и другом в полном смысле слова. К тому же это не страна туризма. Хочу заметить, что, например, итальянский язык студенты часто выбирают вовсе не из политических или экономических соображений. И даже не из культурно-исторических, а только под воздействием впечатлений от каникул, солнца и футбола.

Филологи уверены: все, что происходит с языком, -естественный процесс. Например, его упрощение, появление лишних предлогов (вместо «анализ влажности» теперь можно сказать «анализ на влажность»). Или активное внедрение сленга - сначала тюремного, теперь компьютерного. «Русский язык имеет замечательное свойство - обогащаться за счет заимствований. Он, как губка, впитывает в себя иностранные слова, жаргон - они как бы растворяются в нем, - считает профессор МГУ Анатолий Поликарпов. Взять слово „спонсор“. Прижилось ведь! И произвело от себя глагол (спонсировать) и прилагательное (спонсорский).

Насколько это изменит облик русского языка, обогатит его или «испортит», покажет время. Оно определит судьбу тех или иных заимствований, которые в конце концов будут одобрены или отвергнуты лингвистическим вкусом эпохи. Русский язык не впервые сталкивается с необходимостью воспринять из международного опыта полезную информацию в виде иностранных слов.



«Берегите наш язык, наш прекрасный русский язык, - это клад, это достояние, переданное нам нашими предшественниками!» И.С.Тургенев.

Сквернословие, использование

нецензурной лексики

Сквернословие и нецензурное выражение - одна из главных болезней нашего века. Язык – это общественное достояние. Когда в обществе есть сквернословие и мат, больше всего это сказывается на молодежи. Давным-давно, в далекой древности, матом отпугивали нечистых духов. Получается, что мы общаемся со своими друзьями не как с близкими, а как с нечистой силой. И инстинктивно запугиваем своих друзей и близких.

Что такое сквернословие? Сквернословие — это речь, наполненная неприличными выражениями, непристойными словами, бранью. У этого явления много определений: нецензурная брань, непечатные выражения, матерщина, нецензурная лексика, лексика «телесного низа» и др. В подростковом возрасте проблема нецензурной лексики становится особенно острой, ведь в глазах подростка сквернословие — это проявление независимости, способности не подчиниться запретам, то есть символ взрослости. Кроме того, она является знаком языковой принадлежности к группе сверстников, речевой моды. Иногда это подражание молодежным кумирам, например популярным телеведущим, актерам, певцам.

Но мало кто из ребят догадывается, что сквернословие, как и хамство, - оружие неуверенных в себе людей. Грубость позволяет им скрыть собственную уязвимость и защищает их, ведь обнаружить слабость и неуверенность в этом возрасте равносильно полному поражению. Кроме того, старшеклассники стараются бранными словами задеть родителей, шокировать, вывести их из себя, чтобы измерить свою власть над ними и подтвердить собственную эмоциональную независимость от них. Матерная брань — это не только набор непристойностей. Подобная лексика свидетельствует о духовной болезни человека.

История возникновения сквернословия

Корни этого явления уходят в далекую языческую древность. Скверные слова были включены в заклинания, обращенные к языческим божествам, а в языческое время был распространен культ плодородия, поэтому все скверные слова связаны с половой сферой. Таким образом, так называемый мат является языком общения с демонами. Наши предки произносили эти слова, призывая себе на помощь демонов зла. Ведьмы и колдуньи использовали сквернословие в своих наговорах, насылая проклятие. Именно с этим связан механизм влияния сквернословия на человека. Мат пробуждает в его подсознании доставшиеся ему вместе с генной памятью «психовирусы». Заблуждением является общепринятое мнение насчет того, что мат — это славянская традиция. Сквернословие на Руси примерно до середины XIX века не только не было распространено даже в деревне, но и являлось уголовно наказуемым. Во времена царя Алексея Михайловича Романова услышать на улице мат было просто невозможно. И это объясняется не только скромностью и деликатностью наших предков, но и политикой, проводимой государством. По Соборному уложению за использование непотребных слов налагалось жестокое наказание — вплоть до смертной казни.

В наше время мат используется:

1) для повышения эмоциональности речи

2) эмоциональной разрядки

3) оскорбления, унижения адресата речи

4) демонстрации агрессии

5) демонстрации отсутствия страха

6) демонстрации раскованности, пренебрежительного отношения к системе запретов

7) демонстрации принадлежности к «своим»

Но на самом деле сквернословие отражает скудость лексического запаса говорящего, неумение ориентироваться в ситуации наивысшего эмоционального подъема (радости или гнева).

В современном мире борьба со сквернословием среди молодежи является одной из главных социальных проблем развития и становления личности.

Сложилось так, что на сегодняшний день использование ненормативной лексики среди подрастающего поколения, является одним из способов повысить свой статус среди сверстников. Но нельзя забывать, что сквернословие является одним из главных факторов развития аддитивного поведения, что в результате может привести к антиправовому поведению учащихся. Поэтому, несомненно, работа со сквернословием среди молодежи необходима. Но мало дать понять поколению, что ненормативная лексика – это бич современного общества, также необходимо, чтобы человек сам стремился к самосовершенствованию и осознавал всю ответственность за свою жизнь.

Статистика гласит, что больше половины россиян свободно применяют ненормативную лексику в своей речи, а значит, не видят в этом никакого преступления. Цинизм в современном обществе стоит выше истинных человеческих качеств. О какой высокой духовной культуре тут можно говорить? Не жизнь, а какая-то колючая проволока. По данным разных социологических опросов в России матерится до 70% населения. То есть, матерятся, независимо от социального и образовательного статуса – от рабочего до Президента, матерятся везде – от детсада до Госдумы, матерятся по любому поводу – от радости до горя, матерятся просто так, без повода, маты вставляют в речь для «связки» слов (мы матом не ругаемся, мы на нем разговариваем!). Если какой-нибудь народный артист, или политик, или другой известный человек, выступая принародно, загнет «трехэтажным», – никто уже не удивится. Даже сочувствующе заулыбаются: а как же - наш человек! Как говорится, есть повод задуматься…

Бодуэн де Куртенэ, будучи редактором, включил в 3-е издание «Толкового словаря живого великорусского языка Владимира Даля» ряд грубых и бранных слов, полагая, что если слово (в том числе и матерное) есть в языке, оно должно быть и в словаре, а как его используют, – зависит от культуры человека.

Как борется с матом закон?

Ст. 130 «Оскорбление» Уголовного кодекса РФ гласит:

1. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, – наказывается штрафом в размере до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок до ста двадцати часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев.

2. Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, – наказывается штрафом в размере до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года».



Какие предлагались и предлагаются способы борьбы с матом:

  • каждому самому следить за своей речью;

  • принять закон, запрещающий сквернословить, а

нарушителей не только штрафовать и подвергать

аресту, но и наказывать телесно (порка);

  • прививать культуру речи разными способами

(литература, искусство, СМИ…);

  • выплачивать премию и повышать зарплату тем, кто не сквернословит;

  • не общаться с матерщинниками, сделав их изгоями;

  • не обращать внимания на сквернословие;

Ругаясь, мы не осознаём, что в первую очередь унижаем себя и обкрадываем своё сердце. И кому от этого лучше? Попробуйте посчитать, сколько нецензурных слов в день вы произносите. Возможно, результат вас удивит.





«Вернейший способ узнать человека — его умственное развитие, его моральный облик, его характер — прислушаться к тому, как он говорит».

Д.С.Лихачёв

Низкий уровень культуры речи

РЕЧЕВАЯ КУЛЬТУРА КАК ПОКАЗАТЕЛЬ

ОБЩЕЙ КУЛЬТУРЫ ЧЕЛОВЕКА

Для того чтобы определить суть понятия "речевая культура" (культура речи), рассмотрим значение понятия "культура". В частности, в академическом "Словаре русского языка" культура трактуется как уровень, степень развития какой-либо области хозяйственной или умственной жизни (культура речи); просвещенность, образованность, начитанность. Своеобразным показателем общей культуры человека является культура речи. Многие ученые отмечают, что неразвитость речи (как устной, так и письменной) затрудняет процесс коммуникации на всех уровнях общения. Очень печально, что не все россияне отличаются просвещенностью и начитанностью, не все стремятся приобщиться к духовным ценностям, не все являются носителями хорошего русского языка, что свидетельствует, видимо, о недостаточно высоком уровне их умственного развития. Думается, нельзя быть по-настоящему толковым специалистом и образованным человеком без умения мыслить и правильно выражать свои мысли. Именно через речь раскрывается богатство или обнаруживается ущербность внутреннего мира человека. Неразвитость речевой деятельности, малый и убогий словарный запас, нецензурная лексика являются показателем неразвитости души человека. Недаром народная мудрость гласит: бранное слово - это проказа души. И, наоборот, ясность мысли, точность и выразительность речи, богатый арсенал лексических средств свидетельствуют об интеллекте человека.

Развитие речевой культуры человека зависит от семьи, повседневного окружения, образовательной среды и множества других факторов, влияющих на формирование духовности и вкуса. К сожалению, не во всех семьях достаточно высок уровень речевой культуры и имеется почва для развития языка и речи ребенка.

Говорите правильно!!!

Великий русский язык — один из самых богатых языков мира. Пользуясь его богатством, говорите правильно, выбирайте точные и нужные слова для ясной передачи мысли. И не только мысли, но и чувства, самого тонкого, самого страстного и самого глубокого.

Необходимым условием существования литературного языка являются его нормы. Норма литературного языка — это относительно устойчивый способ выражения (или способы выражения), отражающий исторические закономерности развития языка, отраженный в лучших образцах литературы и которую предпочитает наиболее образованная часть общества. Подобный способ выражения признается правильным и обязательным для всех. Говорите правильно, соблюдая нормы.

Почему сегодня уровень безграмотности речи стал колоссальным?

Если низкий уровень грамотности у старшего поколения, использующего Интернет, можно объяснить плохим владением компьютерной клавиатурой, а также чужеродности компьютерной технологии и логики общения в Интернет для их поколения, то объяснить чудовищный уровень безграмотности среди выпускников средних школ и ВУЗов разум просто отказывается. Не только в Интернет, но и на улице - повсеместное "Чо, ваще, ихние, ложить" - кажется, что даже крестьяне XIX века были намного грамотнее современной ультрапрогрессивной молодежи. И это - не считая мата, конечно.

Такая ситуация резко контрастирует на фоне огромного количества информации, доступных ресурсов типа Грамота.ру и т. п. Впечатление, словно грамотно выражаться на русском языке попросту не модно, или лень долго печатать буквы на клавиатуре, набирая сложные грамматические конструкции. Чтобы обладать красивой и грамотной речью, недостаточно отучиться в школе и сдать русский на 4. Основной источник – это художественная литература. Интернета не было, ребята во дворе общались по-простому, а дома все равно нечего делать - читали Верна, Свифта, другую литературу, в результате расширяли кругозор, привыкали к богатому языку и приобретали навыки грамотности. Сейчас стало на много меньше читающих людей.

Характеризуя уровень культуры речи наших современников, лингвисты, психологи, социологи сходятся во мнении, что

  • речь становится более унифицированной: в ней преобладают

стандарт, клише, штамп;

  • в речи, как правило, слабо проявляется индивидуальность - появилось

усредненность в выражении содержания высказывания;

  • в речи появились такие качества, как резкость в оценках, отсутствие оттенков, полутонов, потеря чувства слова и чувства стиля, речевого вкуса. И как следствие - все констатируют неумение большинства людей адекватно выразить свои мысли и чувства. Сегодня ученые говорят об экологии русской речи, о необходимости ее защиты, потому что сейчас царят полу-грамотность и «полуязычие», активно поддерживается СМИ и рекламой."

"Низкий уровень речевой культуры проявляется во всем. Если человек высокой культуры во всем заботится, чтобы никому не доставить неудобств, то низкая культура человека заставляет делать прямо противоположное - самоутверждаться за счет других. Отсюда - грубость и безапелляционность, незнание чего-то и нежелание это узнать, а тем более нежелание следовать любым нормам. Именно за счет этих проявлений мы сразу видим человека с низкой культурой."

За прошедшие десятилетия облик русского литературного языка изменился. Перемены произошли в таких его разновидностях, как язык художественной литературы, политики, публицистики, средств массовой информации. Мы видим, что речью средств массовой информации во многом создается современное общественное настроение, формируется массовое сознание, современная речевая культура и отношение к самой речи. Существенное влияние средства массовой информации оказывают также на формирование «языкового» вкуса и языкового идеала.

В связи с демократизацией СМИ, существует серьезная проблема эталонной речи. То, что звучит с экранов телевизоров, из радиоэфиров, обнаруживается в речи некоторых писателей, и порой на театральных подмостках, вряд ли можно считать образцом.

Итак, культура речи – это культура общения, культура речевой деятельности, овладение которой предполагает высокий уровень развития общей культуры человека, т.е. способность к культуре мышления, знание действительности, предмета речи, законов общения в целом и, наконец, законов, правил, норм использования средств языка для решения конкретной коммуникативной задачи.





«Язык не есть только говор, речь: язык есть образ всего внутреннего человека, всех сил, умственных и нравственных».

И. А. Гончаров

Засорение русского языка жаргонизмами



Жаргонизмы это слова ограниченные в своем употреблении определенной социальной или возрастной средой. Многие жаргонизмы очень выразительны, что способствует их быстрому переходу в просотречье.

Например: телевизор- телек , несданный экзамен – хвост. Варианты языка, которые служат средством общения различных социальных и профессиональных групп. Первоначально жаргон использовался как «тайный» язык, цель которого – распознать «своих» и «чужих», скрыть смысл произносимого от чужака.

Функция «тайного языка» сохраняется у воровского арго, речи деклассированных элементов (ср.: перо – «нож», театр – «тюрьма»).Другие жаргоны – школьный, студенческий, молодёжный, жаргон спортсменов, полиграфистов и т.д. – практически утратили эту функцию. Однако очень часто жаргон сохраняет «опознавательную» функцию – отделить «своих» от «чужих». Особенно это характерно для некоторых молодёжных групп. Например, проведенные среди молодёжи опросы показывают, что жаргон используется ею с целью самоутвердиться, выделиться из круга взрослых, войти в нужную компанию.

Существует и так называемый профессиональный жаргон. Например, в речи авиаторов: на карачках – «разбег самолета с прыжками», девичьи глазки – «локатор», хозяин неба – «диспетчер», прогнозка – «метеостанция», бормотолог – «связист», окурок, свисток – «самолет ЯК-40». Молодёжный жаргон есть в речи студентов: шпора – «шпаргалка», хвост – «академическая задолженность», плавать – «плохо отвечать на экзамене», удочка – «удовлетворительная оценка».

Экспрессивность жаргонной лексики способствует тому, что слова из жаргонов переходят в общенародную разговорно-бытовую речь, не связанную строгими литературными нормами. Большинство слов, получивших распространение за пределами жаргонов, можно считать жаргонизмами только с генетической точки зрения, а в момент их рассмотрения они уже принадлежат к просторечию. Возникновение и распространение в речи жаргонизмов оценивается как отрицательное явление в жизни общества и развитии национального языка. Однако введение жаргонизмов в литературный язык в исключительных случаях допустимо: эта лексика может понадобиться писателям для создания речевых характеристик персонажей...

Стремление писателей оградить литературный язык от влияния жаргонизмов продиктовано необходимостью непримиримой борьбы с ними: недопустимо, чтобы жаргонная лексика популяризировалась через художественную литературу. Обращение к жаргонизмам не в сатирических контекстах, продиктованное стремлением авторов оживить повествование, расценивается как стилистических недочет.

Зафиксированное в словаре Даля слово "жаргон" воспринимается как заимствование из французского языка и соответственно просто переводится (без пояснительных русских примеров) как "наречье", "говор", "произношение", "местная речь". В этом толковании подчеркивается отличие жаргона от кодифицированного языка, однако значение термина не имеет пренебрежительного оттенка. У Брокгауза и Эфрона к такому пониманию добавляется новое: "испорченное наречие", а также пояснение "жаргоны" иногда придумываются для известной цели, например, жаргоны воров, нищенствующих и так далее".

В настоящее время жаргон нередко преподносится как противоположность культуре речи. Он, как правило, употребляется в контексте социальной стратификации ("жаргон воров", "жаргон студентов" и тому подобное) и лишен обобщенно-культурологического фона. К сложившейся еще в 19 веке традиции исследовать профессиональные жаргоны примыкает новое направление: жаргоны социально-возрастные. Причем, если провести границу между профессиональным жаргоном и общенациональной лексикой не составляет труда, то определить рамки социально-возрастных жаргонов представляется проблематичным.





Синонимия в молодёжном жаргоне

Синонимия в молодежном жаргоне представлена достаточно широко. Представляется, что активное создание синонимов носителями молодежного жаргона диктуется потребностью в разнообразии экспрессивных средств: повышенная частотность отдельных жаргонных единиц в речи снижает их экспрессивность, в то время как значительный количественный запас синонимов помогает избежать слишком частого употребления одних и тех же единиц. Таким образом, можно предположить, что между количеством синонимов, реализующих какое-либо значение, и актуальностью данного значения для жаргононосителей существует прямая зависимость. Исходя из этого, рассмотрим некоторые синонимические ряды.



ЧЕЛОВЕК XXI ВЕКА

Лохмы

Шнобель

Локаторы

Грабли, клешни

Копыта, костыли



Мы, молодые люди, живущие в третьем тысячелетии, настолько упростили свою речь, что вот-вот будем походить на героиню романа Ильфа и Петрова Эллочку Людоедку, которая обходилась в процессе коммуникации тридцатью словами!

ТАКИМ ОБРАЗОМ: Многое в языке развивается стихийно, определяется миллионами говорящих, и вряд ли стоит пытаться влиять на эти процессы. Но иногда воля одного или нескольких человек может существенно воздействовать на язык. Я имею в виду журналистов, дикторов, авторов рекламы и авторов учебников, писателей и киношников, чиновников, переименовывающих города и улицы. Эти люди должны стараться действовать как можно внимательнее, вдумчивее и ответственнее.

Раньше слова одного человека могли слышать немногие; неудачное выражение, пущенное даже лицом, пользующимся авторитетом, забывалось, не успев распространиться особенно далеко; теперь, благодаря радио и кино, фраза, сказанная популярным артистом, сразу становится известной всем. В результате механизмы естественного отбора, управляющие развитием языка, не успевают сработать, и язык засоряется. Вооруженный современной техникой, но не достаточно задумывающийся о последствиях своих действий, человек может уничтожить окружающую природу, а с ней, разумеется, и себя; аналогично, теперь мы должны более бережно относиться к языку, чтобы не погубить его, а с ним и всю культуру. Я поняла, что грамотное составление слов, сохранение русского языка, возрождение и развитие культурных традиций - важное дело современного и будущих поколений.

Использованные материалы:

  1. Русский язык и культура речи. Введенская Л.А., Черкасова М.Н. Издательство: Феникс, 2004 г.

  2. Шпаргалка по русскому языку и культуре речи.  Зубкова А.С., Лукьянычева А.С. Издательство: Аллель,2008 г.

  3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Издательство: Астрель,2010 г.

  4. Брокгауз и  Ефрон. Энциклопедический словарь. Издательство: Астрель,2010 г.

Жаргонизмы. Толковый словарь Ефремово


































Литература


1. С.О. Беляков «Проблемы современного русского языка»

http://journal-s.org/index.php/sisp/article/view/220146/pdf_493

2. Белоконь Анастасия, ученица 11 А класса МБОУ СОШ №6 г.Георгиевска Ставропольского края. http://nsportal.ru/sites/default/files/2013/03/27/problemy_sovremennogo_russkogo_yazyka.docx

3. Долин Ю.Т. «О современном состоянии русского языка и русского правописания (Заметки лингвиста)» Ж-л Вестник ОГУ №77// февраль 2008г.


4. М.А. Кронгауз, Русский язык на грани нервного срыва/ М.А. Кронгауз. – М.: Знак, 2008 - 246 с.

http://philology.by/uploads/logo/krongauz2008.pdf


5. Митрополит Илларион (Алфеев) «Язык – зеркало души»// Официальный сайт Московского патриархата «Русская православная церковь»

www.patriarchia.ru


6. Писатели о языке//Журнал «Отечественные записки», №2(22) – 2005г.

http://www.strana-oz.ru/2005/2/pisateli-o-yazyke


7. http://miu-sochi.ru/forum/viewtopic.php?p=2043












1Долин Ю.Т. «О современном состоянии русского языка и русского правописания(Заметки лингвиста)» Ж-л Вестник ОГУ №77// февраль 2008г.

2 М.А. Кронгауз, Русский язык на грани нервного срыва/ М.А. Кронгауз. – М.: Знак, 2008 - 246 с http://philology.by/uploads/logo/krongauz2008.pdf


3 Митрополит Илларион (Алфеев) «Язык – зеркало души»// Официальный сайт Московского патриархата «Русская православная церковь» www.patriarchia.ru

4 Писатели о языке//Журнал «Отечественные записки», №2(22) – 2005г.

http://www.strana-oz.ru/2005/2/pisateli-o-yazyke

6 Форм Международного инновационного университета

http://miu-sochi.ru/forum/viewtopic.php?p=2043

7 Белоконь Анастасия, ученица 11 А класса МБОУ СОШ №6 г.Георгиевска Ставропольского края. http://nsportal.ru/sites/default/files/2013/03/27/problemy_sovremennogo_russkogo_yazyka.docx


Краткое описание документа:

Современная образовательная политика, основными направлениями которой стали: смена образовательных парадигм, переход на новые образовательные стандарты (ФГОС), индивидуализация процесса образования, определяет необходимость динамики профессиональной готовности педагогов к реализации идей модернизации образования. В настоящее время личность педагога, его профессиональная компетентность, социальная и духовная зрелость представляют собой важные условия обеспечения эффективности процесса обучения и воспитания подрастающего поколения, а уровень сформированности профессиональных компетенций педагога является основным критерием результативности процесса образования, его соответствия потребностям современного общества.

В соответствии с Законом № 273 - ФЗ «Об образовании в РФ» и  профессиональным стандартом, утверждённым приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 18 октября 2013 года № 544н,  современный педагог должен изучать возможности использования и внедрения ИКТ в свою практическую деятельность.

 

Поэтому существует необходимость в повышении компетентности и грамотности педагогов в области информационно - коммуникационных технологий. Это понятие включает в себя, прежде всего, умение учиться, искать и находить нужные сведения в огромных информационных массивах, в том числе в Интернете, структурировать и обрабатывать их в зависимости от конкретной задачи, выстраивать процесс собственного труда.

Автор
Дата добавления 24.04.2015
Раздел Директору, завучу
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров1665
Номер материала 494503
Получить свидетельство о публикации


Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх