Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Начальные классы / Тесты / Проектная работа "Гайто Газданов"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Начальные классы

Проектная работа "Гайто Газданов"

библиотека
материалов

МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

СРЕДРЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 38

Г.Владикавказ, РСО - Алания





hello_html_m6480e2b0.gif





hello_html_m2a36821c.gif


hello_html_2b80f602.gif


hello_html_1c4955e6.gif


hello_html_mdcbc0ff.gif











2014 год


Юбилей большого писателя имеет смысл

лишь тогда, когда повседневность держит

ответ перед временем. В том, что Гайто

Газданов – писатель настоящий, сегодня

едва ли кто сомневается.

А.Черчесов



Где-то далеко, в Париже, на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, стоит красивое надгробие работы московского скульптора В. Соскиева, изображающее то ли спящего, то ли глубоко задумавшегося мужчину. Гайто Газданов покоится под этим памятником. Газданов, которого критики сравнивали с Набоковым, чьи произведения переводились и публиковались на английском, испанском, немецком, французском языках, издавались отдельными книгами в Европе и Америке, но совершенно не были известны до 1993 года в России и Осетии…

Но справедливость восторжествовала, и 6 декабря 2003 года Осетия вместе со всем культурным миром отметила 100-летие со дня рождения нашего выдающегося земляка.

Его жизненный путь был очень не легок. Да, он по рождению осетин, но осетинского языка не знал. Родился он в 1903 году в Петербурге в семье инженера Баппи Сергеевича Газданова. Мать Гайто, Вера Николаевна Абациева, из состоятельной осетинской семьи, была женщиной высокообразованной, и, видимо, от нее Гайто унаследовал тонкий вкус, любовь к книгам, великое знание французского языка. В Петербурге все его звали Георгием, а дома – Гайто. Он несколько раз бывал в Осетии, гостил у своего деда, но разговаривал с бабушкой, не знавшей русского языка, через переводчика, что страшно огорчало ее.

И все-таки явно, что Газданов воспитывался под влиянием двух культур – осетинской и русской.

Он рос в высокоинтеллигентной любящей семье, когда вдруг несчастья одно за другим обрушились на их дом: умирает старшая сестра, затем, когда Гайто было 8 лет, умирает отец, и, в довершении несчастья, умирает младшая сестра, Гайто остается один с матерью. Вера Николаевна сломалась под тяжестью несчастий: долгие годы она была молчаливая, неподвижная, словно заколдованная, глядя не видящими ничего глазами куда-то вдаль, она пугала Гайто, который старался не беспокоить мать. Она его очень любила, страшно боялась потерять, как дорогих ей мужа и дочерей, но между сыном и матерью была какая-то отчужденность, и только потом к Гайто придет понимание ее грустной любви к ней.

Гайто был очень развитым мальчиком. В 14 лет он свободно читал Вольтера и Шопенгауэра.

В 1912 году Газданов поступил в Харьковскую гимназию, затем перешел в кадетский корпус, но резкий, дерзкий, гордый, он не выдержал военной дисциплины и вернулся опять в гимназию. Учась в кадетском корпусе, Гайто показал свой характер. От постоянной несамоуверенности, утверждаясь в жизни, он, как и многие молодые люди, был резок и дерзок, а в кадетском корпусе были свои строгие правила. И Гайто вернулся в гимназию.

В 1919 году, не закончив гимназии, в разгар гражданской войны в России, Газданов вступает в ряды Добровольческой армии. Ему тогда было 16 лет. Позднее он скажет, что встал на сторону белых не по убеждению, а скорее «из любопытства и рыцарских побуждений».

Гайто служил в команде бронепоезда, воевал год, приобрел опыт боевых действий и сокрушительных поражений и в конце 1920 года с остатками армии Врангеля бежал через Крым в Константинополь.

Позже в своем автобиографическом романе «Вечер у Клер» он писал: «Нас относило все дальше и дальше – до тех пор, пока мы не должны были, оставив зону российского притяжения, попасть в область иных, более вечных влияний и плыть, без романтики и парусов, на черных угольных пароходах прочь от Крыма, побежденными солдатами, превратившимися в оборонных и голодных людей».

Газданов, как солдат, был заключен в Турции в военный лагерь. В лагере царило разложение, многие мечтали вернуться в Россию, т.к. Советы объявили амнистию. Но, когда они узнали о массовых расстрелах возвратившихся в Крыму, поняли, что надо устраивать свою жизнь по-новому.

Когда через год лагеря распустили, Гайто решил продолжить учебу. В это время в Стамбуле была открыта русская гимназия, и Газданов стал учиться в ней. Потом гимназию переводят в Болгарию, там ее Гайто и закончил в 1923 году.

В этом же 1923 году Гайто Газданов уехал в Париж, где и провел практически всю жизнь до конца своих дней. Как ему было трудно там жить! Он был неимущим эмигрантом, каких в Париже были тысячи, и найти работу он не смог. В романе «Ночные дороги» он вспоминает, что работал на разгрузке барж, мыл паровозы, работал на сборочном конвейере автомобильного завода. Зимой он остался без работы и вынужден был ночевать то на улице, то на станциях метро.

К концу двадцатых годов его положение несколько улучшается: он работает в издательстве «Ашет», а потом, получив льготную стипендию, поступает в знаменитую Сорбонну на историко-филологический факультет. А потом ему повезло с работой: в 1930 году он становится шофером ночного такси, что позволило ему одновременно зарабатывать на жизнь и иметь достаточно времени на творчество. Он называл свою работу «русская профессия» и был верен ей до начала 50-х годов. Работа шофером дала ему возможность познакомиться с ночной жизнью Парижа. Газданов хорошо познает «дно» парижского общества: жизнь алкоголиков, проституток. Самые яркие моменты своей жизни он отразил в своем полубиографическом романе «Ночные дороги».

Газданов много пишет начиная с 1926 года. «Гостиница грядущего», «Повесть о трех неудачах», «Восьмерка пик», «Гавайские гитары» начинают интересовать читателей, его имя уже было на слуху. А когда Гайто опубликовал свой первый рома «Вечер у Клер», к нему пришел необычный успех. Критика приветствовала роман как большое событие в литературной жизни русских эмигрантов. Газданова поздравляет И.Бунин. Газданов посылает «Вечер у Клер» М.Горькому в Сорренто и получает ответ: «Сердечно Вас благодарю за присланную книгу, прочитал ее с большим удовольствием, даже – с наслаждением, а это редко бывает, хотя читаю я немало».

В 1932 году Гайто становится членом масонской организации, что позволило шоферу такси жить интеллектуальной жизнью: он знакомится со многими русскими интеллигентами, принимает активное участие в работе масонской ложи.

Когда Газданов сразу же после романа «Вечер у Клер» опубликовал в журнале «Числа» рассказ «Водяная тюрьма», который произвел настоящую сенсацию, о Гайто заговорили, как об одном из самых талантливых молодых писателей, сравнивали его с Набоковым, хотя А.Черчесов утверждает, что между этими двумя крупнейшими писателями-эмигрантами всегда был конфликт, который никогда не прекращался, что Набоков больше был склонен к англофильству, а для Газданова русский язык был хрупким и драгоценным инструментом, «при помощи которого, коли осторожно и трепетно с ним обращаться, можно внедряться в самые священные пределы Мысли и Души».

Гайто Газданов дружил с Гаппо Баевым, который бережно собирал все материалы о писателе осетине. Начиная с 1930 года Гайто Газданов печатается в очень престижном журнале «Современные записи». В этом журнале печатались Бунин, Мережковский, Набоков и др. известные писатели.

Гайто Газданов тосковал по родине, дому, матери… В 1935 году он пишет М.Горькому: «Я хочу вернуться в СССР». Но Горький уже сильно болел и ничего не ответил писателю. Не суждено было…

…А потом наступила Вторая мировая война. Русские издания в Париже закрываются одно за другим. В 1939 году эмигрант Газданов подписал декларацию о верности Франции. Тридцатилетний писатель был готов сражаться в рядах вооруженных сил Франции. Когда фашисты оккупировали Париж, Газданов участвовал в движении Сопротивления. Об этом он в 1946 году напишет в повести «На французской земле».

Середина 50-х годов – это период кризиса для Газданова. Он пишет мало, возможно, потому, что много времени у него отнимает работа в радио «Свобода».

Одним из ведущих парижских критиков считался Г.В.Адамович, который был самым внимательным читателем и почитателем таланта Газданова. Можно сказать, что ни одно произведение писателя не прошло мимо внимания критика. В статье «Памяти Газданова» Адамович писал: «В довоенный период эмиграции меня что-то от Георгия Ивановича отделяло, сближению мешало. Держался он вызывающе, в особенности на публичных собраниях… Никаких авторитетов не признавал. Ни с чьими суждениями, кроме своих собственных, не считался… И только много позже я понял, сколько было в Газданове хорошего, сколько в нем было истинно человеческого…». Да, у Газданова был свой характер, приносивший немало волнений его родным. «Я был лишен той душевной чувствительности, которая у некоторых людей», - писал он сам о себе. И в то же время Газданов продолжает быть масоном, причем активным. Почти 40-лет своей 60-летней жизни он поддерживал масонство. В 1961 году он удостоен степени тайного Мастера. «Именно масонство – это еще одно звено связи писателя одновременно с русской и еврейской культурно-философскими традициями», - отмечает Т.Н. Красаваенко.

В 1971 году Газданов скончался от рака легких в Мюнхене, похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в Париже.

Биография Газданова, конечно, не полная, личный архив Г. Газданова вскоре после его смерти был передан его вдовой Гарвардскому университету и нам недоступен. Но о его родных данные наши писатели раздобыли. Мы знаем, что его мать Вера Николаевна Абациева, родившаяся в с. Кадгарон, в юном возрасте была увезена в Петербург и воспитывалась в богатом доме дяди Магомета Абациева. Вера получила прекрасное образование, окончила Бестужевские курсы. Она рано осталась вдовой с сыном Гайто, проводила его в 1919 году на войну и больше никогда его не видела. В 1920 году она переехала во Владикавказ и преподавала французский и немецкий языки в Университете. Но уже в 20-х годах Газданов установил контакт с матерью и поддерживал с ней переписку. Он очень любил мать. «Все твое письмо проникнуто бесконечно нежной, сказочно красивой любовью к мамочке, - пишет ему мать из далекого Владикавказа, вкладывая в письма фиалки… А он ей, сам бедствуя, пересылал денежные чеки. Последнее письмо матери датировано 1935 годом. Она умерла в г.Орджоникидзе в 1940 году.

Летом 1936 года Газданов знакомится с Ф.Д.Ламзаки и женится на ней…

Это то немногое, что удалось узнать о Газданове.

Ясно одно: «Газданов относится к числу писателей, которых при жизни не поняли и по достоинству не оценили. А все дело в том, что он не был ни на кого похож. Он – явление в литературе русского зарубежья – писатель, идущий своим путем, создавший свой собственный стиль», - пишет А. Мзоков.

Гайто Газданов был нашим современником в ХХ веке и в ХХ1 веке он им останется.


Использованная литература:


1. Р.Тотров. «Между нищетой и солнцем»

2. Т.Цомаева. «Второе рождение Гайто».

3. А.Черчесов. «Призрак пилигрима»

4. Франк Габлер «Время и воспоминания в романе Г.Газданова

«Вечер у Клер».

5. Т.Камболов. «Письма к матери».

6. А.Мзоков. «Новое слово в газдановедении».

В первую волну русской эмиграции (20-е гг. XX века) Россию покинуло около трех миллионов человек, больше половины из которых составляли люди образованные, обладавшие уникальными знаниями и навыками в самых разных сферах деятельности. Многие из них, оказавшись на чужбине, продолжали жить активной интеллектуальной жизнью. Эмигранты вели свои исследования, разрабатывали общественно-политические теории, писали учебники и книги, создавали произведения искусства. С наступлением периода гласности накопленное Русским зарубежьем достояние постепенно стало возвращаться на родину. И этот процесс еще не завершен: до сих пор в заграничных архивах и запасниках хранится огромное количество рукописей, картин, неизвестных в России книг. Однако даже то, что уже вернулось на родину, до сих пор остается недостаточно исследованным отечественными учеными. Одной из таких областей является публицистическое и литературно-критическое наследие эмиграции. Эта сфера деятельности, занимавшая важное место в жизни русскоязычной диаспоры, до сих пор не подвергалась серьезному анализу. Однако, по утверждению Г.П. Струве — русского эмигранта первой волны, поэта и переводчика, — «едва ли не самым ценным вкладом зарубежных писателей в общую сокровищницу русской литературы должны быть признаны разные формы не-художественной литературы — критика, эссеистика, философская проза, высокая публицистика и мемуарная литература» [цит. по: 73, с. 3]. Именно писатели эмиграции активно включались в диалог о прошлом, настоящем и будущем России, о мировых событиях, которыми был богат XX век. Здесь особо следует отметить И. Бунина, 3. Гиппиус, М. Осоргина, Г. Адамовича, В. Ходасевича, М. Алданова, В. Варшавского, Д. Мережковского, В. Вейдле, В. Набокова, Ю. Терапиано. Исследователи по-разному оценивают вклад каждого из них в наследие — как литературное, так и публицистическое, отмечая, что один выдвинулся как литератор в большей степени, нежели как публицист и критик, другой - наоборот.


Мнения эти весьма неоднозначны. Но представление о публицистическом наследии Русского зарубежья в любом случае было бы неполным без публицистики эмигранта Гайто Газданова.


Актуальность исследования связана с необходимостью осмысления публицистического творчества одного из ведущих писателей младшего поколения первой волны русской эмиграции XX века. Гайто Газданов известен во всем мире как талантливый прозаик. С его художественными произведениями в настоящее время знакомы и российская, и зарубежная аудитории, его романам и рассказам посвящено значительное количество научных исследований, в то время как публицистика, в которой автор прямо выражал свое отношение к культурным и политическим процессам в мире и на родине, до сих пор не становилась отдельным предметом изучения. К публицистике писателя исследователи обращались в основном для подтверждения тех или иных эстетических позиций автора в контексте анализа его художественной прозы. Представляет интерес рассмотрение публицистических и литературно-критических работ Газданова в качестве самостоятельного блока, дающего возможность исследовать не только путь творческого самоопределения писателя-младоэмигранта, но и его взгляды на события эпохи — те, что происходили на родине и в Европе, в среде эмиграции и в мировом культурном процессе. В публицистике Газданова отражены самые значительные веяния его времени, поставлены основные вопросы, на которые пытались давать ответы представители самых разных групп эмиграции и метрополии. Кроме того, его размышления о литературе, об эстетических принципах построения произведений, о характере отношений «художник-общество» во многом актуальны и сегодня.


Степень изученности темы. Первые исследования явления русской эмиграции по вполне понятным причинам проводились не отечественной, а зарубежными научными школами. При этом ученые, как правило, сами были русскими эмигрантами, их детьми либо учениками. К последним относится автор фундаментального труда, американский славист, один из основоположников изучения русской эмиграции М. Раев [119], рассмотревший основные аспекты культурной сферы жизни первой волны эмиграции (включая печатное дело). Всестороннее изучение Русского зарубежья в России началось относительно недавно — в период перестройки и гласности, и с тех пор ведется достаточно активно. Значительная фактура, включающая статистические данные и подробный их анализ, была собрана исследователями В. Кабуза-ном, Н. Лебедевым, М. Назаровым, А. Окороковым, В. Ионцевым. Психологическим аспектам пребывания русских эмигрантов за рубежом посвящена диссертация Н. Хрусталевой [151]. О политических течениях и проектах диаспоры, ее научной и культурной жизни выпустили труды О. Кудинов, С. Смагина, Н. Болховитинов, Н. Ваганова. Значительный вклад в исследование системы печати в эмиграции внесли петербургские ученые. Под редакцией Г. Жиркова [60] (он же является автором раздела) вышло учебное пособие, которое отличается подробным и системным подходом к периодике Русского зарубежья. Интерес представляют исследования радиостанции «Свобода». Новая, более взвешенная оценка ее деятельности представлена у А. Колчи-ной [69]. В целом, несмотря на значительное количество имеющихся на сегодняшний день исследований, дающих возможность получить общее представление о жизни русской диаспоры за рубежом, ее культурном наследии, некоторые аспекты творчества эмигрантов до сих пор являются недостаточно изученными. К ним относится и публицистика деятелей Русского зарубежья.


Отдельных исследований, посвященных публицистике Гайто Газдано-ва, на сегодняшний день в России нет. Его собственно литературное творчество стало предметом изучения на родине относительно недавно, в первой половине 90-х гг., когда в Россию стало возвращаться наследие писателя и к его личности начали проявлять повышенный интерес. Однако первым обстоятельным исследователем творчества Г. Газданова можно назвать американского слависта Л. Диенеша, чья докторская диссертация была опубликована в начале 80-х годов в Мюнхене, а в 1995 году вышла в свет на русском языке. Изучение художественного творчества и биографии писателя в России с тех пор велось достаточно интенсивно, о чем свидетельствует обилие выпущенных статей и научных трудов (по Газданову к настоящему моменту защищено 10 диссертационных работ). Все они посвящены преимущественно литературному творчеству писателя. Тем не менее, в них раскрываются отдельные стороны публицистического творчества эмигранта. Среди них наибольший интерес для нас представляют диссертации: О. Орловой [106], О. Гайбарян [42]; монография С. Кабалоти «Поэтика прозы Гайто Газданова 2030-х годов», посвященная становленшо Газданова как писателя, монография О. Орловой «Гайто Газданов» [103], содержащая немало подробностей о жизни писателя. В ряде работ исследователи уделяли внимание отдельным аспектам публицистического творчества писателя. Так, двенадцатая глава монографии Н. Цховребова «Гайто Газданов» [153] посвящена критическому наследию писателя, этот текст носит обзорный характер: в нем автор лишь обозначает некоторые из тех проблем, на которых акцентировал внимание Газданов как литературный критик. Тринадцатая глава посвящена работе писателя на радио «Свобода», она представляет собой собрание отзывов коллег о Газданове. В одной из глав диссертации В. Боярского [22] рассматривается документальная повесть «На французской земле», в ней дается характеристика этой книги Газданова как литературного произведения в общем контексте художественного творчества писателя.


Интерес представляют статьи, касающиеся отдельных аспектов философского и общественно-политического мировоззрения Газданова (Т.Н. Кра-савченко, Р.Я. Фидарова, М.А. Васильева, JI.H. Дарьялова, A.B. Мартынов), диссертация В.М. Жердевой.


Мы предлагаем системный подход к изучению эстетических и гражданских позиций Газданова, поскольку писатель в среде Русского зарубежья существовал как общественная фигура, и даже его высказывания, относившиеся исключительно к художественной проблематике, к сфере искусства, так или иначе отражали его общественные взгляды. Практически по всем самым важным вопросам, какие ставила эпоха в тот или иной период перед эмиграцией — о возвращении на родину, о долге творческой личности перед социумом, об отношении к коммунистической России в опасное для нее военное время, о реакции интеллигенции на репрессии в СССР, о политизированности литературы, — Газданов высказал свое мнение в печати и на радио.


Объектом исследования являются публицистические работы Г. Газ-данова.


Предметом исследования в данной диссертации стали тематика и проблематика, а также жанровая и художественная специфика публицистики и литературной критики Газданова, способы выражения в работах личности автора, его взглядов и позиций относительно событий эпохи.


Эмпирической базой диссертации послужили выступления Газданова на радио «Свобода», документально-публицистическая книга «На французской земле», а также литературно-критические статьи писателя, эссе, рецензии, заметки, опубликованные масонские доклады. Кроме того, большое значение для определения эстетических и гражданских позиций писателя имеет его переписка с коллегами по работе и с друзьями, где он прямо или опосредованно выражает свое отношение к тем или иным событиям, высказывает свое мнение по поводу ряда процессов, происходивших в среде эмиграции, на его родине и в мире в целом.


Мы намеренно включаем в исследование, посвященное публицистике Газданова, литературную критику. Несмотря на то, что ученые в целом относят этот вид творчества к особому общественному явлению [9, с. 5], находящемуся на стыке литературы и науки, они подчеркивают и его публицистическую составляющую, отмечая, что «природа критической деятельности <.> научно-публицистична» [там же, 25]. Чешская исследовательница литературной критики Иржина Таборска определяет критику и вовсе как «специфическую область литературной публицистики» [цит. по: 9, с. 23]. В отечественной традиции особое значение имеет тот факт, что критик неизбежно связывал «словесное искусство с многоцветной реальностью жизни» [114, стб. 413].


Это свойство критики — соединять мир отвлеченных, абстрактных понятий искусства с миром актуальных вопросов и проблем — особенно ярко было представлено в XIX веке, когда писатель становился «проповедником социально-политических идей и общественной морали, излагавшим их «по поводу» художественного произведения» [86, стб. 385]. Примеров тому немало. Один из самых ярких — творчество В. Белинского, который был «даже больше публицист, чем литературный критик» [63]. За невозможностью в России «прямой политической публицистики оппозиционного, тем более радикального, толка ее функции перенимает литературная критика» [92, с. 389]. Сама публицистика скрывалась под видом критики, поскольку только так можно было обмануть бдительных цензоров. В России, кроме того, была сильна традиция участия писателей в деятельности газет и особенно журналов в качестве редакторов, издателей, авторов литературно-критических произведений. Можно вспомнить И. Крылова, А. Радищева, А. Пушкина, Н. Гоголя, Ф. Достоевского, Н. Некрасова, М. Салтыкова-Щедрина, Н. Чернышевского, Н. Добролюбова, Д. Писарева и многих других.


Русская эмиграция безусловно унаследовала — наряду с другими — и эти традиции, они получили особенно широкое развитие в политизированном XX веке, когда накалялась обстановка внутри отдельных сообществ и усиливалось противоборство стран разных лагерей. Литературно-критические высказывания писателей помимо сугубо творческих были «обращены к широкому спектру социально-нравственных вопросов» [114, с. 412]. И хотя по формальным признакам этот вид творчества русских эмигрантов, в том числе Газданова, относится к литературной критике, содержательно он максимально приближен к публицистике. Высказывания о литературных произведениях были поводом поговорить с публикой об актуальных общественно-политических проблемах.


При сборе материала мы столкнулись с рядом сложностей. Поскольку интерес к личности Газданова был связан прежде всего с его литературными произведениями, публицистика писателя практически не переиздавалась. В трехтомное собрание сочинений, выпущенное в России в 1996 году, вошла только книга «На французской земле». В разных журналах постперестроечной России было опубликовано несколько отдельных работ писателя. Часть из них была доступна лишь в библиотеке Фонда «Русское зарубежье» в Москве. Это же относится к радиовыступлениям Газданова: архив, хранящийся в фондах радиостанции «Свобода», пока полностью не открыт для исследователей. Тем не менее, несколько передач нам удалось получить в московской редакции радиостанции — на диске, выпущенном небольшим тиражом к 50-летию «Свободы». Тексты некоторых радиопрограмм были опубликованы исследователями творчества Газданова в журналах и научных сборниках. В конце 2009 года, когда данная диссертация в основном была завершена, вышло из печати 5-томное собрание сочинений писателя, где были представлены ранее не публиковавшиеся литературно-критические статьи и ряд радиовыступлений Газданова. Новые материалы учитываются при анализе публицистики писателя. В ходе работы мы также обратились в архив Газданова при Северо-Осетинском государственном объединенном музее истории, архитектуры и литературы во Владикавказе, откуда была получена копия документа, свидетельствующего о сроках и характере деятельности Газданова во французском Сопротивлении. Собранные на сегодняшний день источники впервые дают нам возможность произвести анализ публицистического творчества писателя.


Цель работы - исследование взглядов и системы ценностей, отразившихся в публицистике и литературной критике Газданова в контексте времени, а также выявление художественных особенностей этого вида творчества писателя. Отсюда вытекают конкретные задачи:


1. Охарактеризовать социально-культурный контекст периода становления и расцвета Русского зарубежья.


2. Определить систему и динамику взглядов Газданова на события эпохи, а также на классическую и современную писателю литературу как одну из ключевых сфер жизни русской эмиграции.


3. Выявить гражданские и эстетические позиции писателя в общественных спорах вокруг ключевых вопросов эпохи.


4. Оценить влияние внешних факторов на позиции Газданова-публициста.


5. Определить своеобразие литературно-художественных приемов Газ-данова и способы создания им публицистических образов в произведениях.


Цели и задачи обусловили выбор методов исследования: исторический, историко-филологический, сравнительно-типологический.


Методологической основой диссертации являются фундаментальные положения теории, практики и истории журналистики, истории и культуры русской эмиграции, отраженные в научных трудах отечественных исследователей В.В. Агеносова [1], А.И. Акопова [2], Е.В. Ахмадулина [6,7], Б.И. Еси-на [58], Г.В. Жиркова [60], В.М. Кабузана [66], Р.П. Овсепяна [101, 102], Е.П. Прохорова [117], Я.Р. Симкина [128], А.И. Станько [134], Г.Г. Хазагерова [149].


Новизна исследования заключается в том, что в нем впервые представлен портрет Газданова-публициста. Комплексный анализ публицистических произведений писателя-эмигранта позволил выявить его взгляды на творческие и политические процессы, протекавшие в мире, в России и в литературной среде Русского зарубежья. В исследовании рассматривается ряд работ Газданова, никогда прежде не становившихся объектом системного изучения.


Теоретическая значимость исследования определяется тем, что оно вносит вклад в осмысление роли и места Русского зарубежья в истории отечественной журналистики, расширяет методику системного изучения публицистического и литературно-критического творчества писателей эмиграции, а также раскрывает личность одного из самых значительных литераторов Русского зарубежья Гайто Газданова с новой, неизвестной ранее стороны.


Практическая ценность работы заключается в том, что материалы данного исследования могут быть использованы в учебном процессе как в курсах журналистики, так и литературоведения и культурологии. Впоследствии они могут стать частью обобщающих трудов по истории журналистики Русского зарубежья.


Основные положения, выносимые на защиту:


1. Творчество Г. Газданова является одним из наиболее ярких примеров сочетания западных и российских традиций в Русском зарубежье. Принадлежность к этим двум культурам определила содержательную и художественную составляющие его публицистических произведений.


2. В качестве основной проблематики публицистических работ Газданова в печати и на радио выступали социально-политические и эстетические вопросы — о роли писателя в современном мире и преемственности национальных литературных традиций в эмиграции; о героизме и его природе; о внутренней и внешней свободе личности; о праве писателя на творческое самоопределение и о природе таланта.


3. Газданов имел противоположные главным идеологам Русского зарубежья взгляды на ряд ключевых для эмиграции проблем: взаимоотношения диаспоры с метрополией и страной пребывания, определение национальной самоидентичности в условиях эмиграции, необходимость переоценки творческого наследия прежних поколений литераторов и новых авторов зарубежья. Позиции Газданова отличались независимостью и неординарностью подхода к предмету.


4. В публицистических спорах Газданов отстаивал принципы предельной честности и свободы прежде всего от влияний.политики как самого низшего из всех видов деятельности человека.


5. С течением времени позиции Газданова менялись от жесткой бескомпромиссности и непреклонности по отношению к героям выступлений до сожалений и сочувствия им. Это было связано с изменением жизненных обстоятельств самого писателя и последующей переоценкой взглядов на мир.


Апробация работы: основные положения диссертации нашли свое отражение в публикациях и докладах на международных научно-практических конференциях в Ростове-на-Дону (2005, 2009, 2010), Тюмени (2008) и Москве (2009), где автору присуждено 1 место за лучший доклад.


Структура и объем работы: диссертация состоит из введения, двух глав, каждая из которых имеет деление на параграфы, и заключения. К диссертации прилагается список использованной научной и художественной литературы, словарей и других источников.



Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/gaito-gazdanov-publitsist-russkogo-zarubezhya#ixzz2usZXPb00


Выводы. В центре внимания Газданова-публициста был вопрос о существовании творческой личности в реальном мире. Писатель рассматривал его в контексте объективных и субъективных обстоятельств бытия творца. Главный принцип, какой исповедовал Газданов, — это принцип внешней и внутренней свободы художника при условии абсолютной честности перед аудиторией и перед собой. Это относится и к статьям, посвященным литературе «в изгнании», и к эссе о творчестве отдельных писателей, и к выступлениям на радио «Свобода». Как представитель эмиграции первой волны, он активно включался в споры о возможности продолжения традиций русской литературы за пределами метрополии, о приоритете искусства над политикой, что было особенно актуально в эпоху гонений на писателей в СССР. Его позиция как правило была очень резкой и однозначной: ничто не должно вмешиваться в творческий процесс - ни политика, ни религия, ни жизненные обстоятельства, ни даже личные убеждения художника. При этом только на творце лежит ответственность за созданные произведения (равно как и за творческое бесплодие), и никакие внешние факторы не могут служить оправданием измене высокому предназначению писателя. Эта мысль была особенно актуальна для писателей Русского зарубежья, оказавшихся перед лицом всевозможных дилемм - равно политических и эстетических. Сам творческий процесс, в трактовке Газданова, — это некое таинство на грани сверхъестественного, и потому загадочный мир художника никогда не может быть познан и объяснен до конца (возможно лишь приблизиться к пониманию конкретных произведений, если посмотреть на них через призму личности самого автора). Это позволяет говорить об идеалистическом восприятии мира писателем-младоэмигрантом. При анализе произведений классиков и современников Газданов выступал в роли хладнокровного исследователя, но при этом оставался горячим поклонником их творчества. На наш взгляд, это сближает две традиции подхода к объекту исследования: западную и отечественную. Отсюда выбор стилистических средств: язык Газданова при всей его образности не отличается обилием эмоционально-экспрессивной лексики, чувства он оставлял под строчками, за фактами.


Этот же метод лежит в основе документальной повести «На французской земле», написанной Газдановым по итогам его участия в движении Сопротивления. В книге он также старается быть максимально объективным повествователем, однако стилистически эта работа явно тяготеет к эмоциональной публицистике советских авторов той же эпохи, прежде всего И. Эренбурга и А. Толстого. При создании книги «На французской земле» Газданов опирался на реальные события, о чем свидетельствует обилие фактической информации и документов, приведенных в повести. Основной целью книги является исследование природы героизма и подвига (индивидуального и массового) в условиях Второй мировой войны. Книга Газданова стала мемориалом прежде всего тем участникам партизанского движения, чьи имена в силу последующих политических обстоятельств оказались забыты. Как публицист на радио «Свобода», Газданов оставался верен высказанным прежде позициям. Он отстаивал независимость творческого восприятия мира автором, отрицая влияние режима в стране, религии или политических настроений в обществе. Писатель протестовал против запретов на доступ к мировому достоянию литературы, искусства и истории в странах коммунистического блока, подчеркивая, что это неизбежно духовно обедняет любую нацию. Он также выступил в роли просветителя, знакомя советскую аудиторию с неизвестными ей произведениями литературы.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В начале XX века из России эмигрировало около трех миллионов человек. Первая волна русской эмиграции, выплеснувшая за пределы России беспрецедентное число высокообразованных и талантливых людей, названа исследователями уникальным политическим и культурным явлением эпохи. Русские эмигранты существовали достаточно обособленно, что позволило им развивать национальные культурные традиции за рубежом. Но это не означало полной изолированности и закрытости диаспоры. Многие из них внесли свой вклад в развитие науки и культуры в странах пребывания. Взаимовлияние было неизбежно. И одним из самых ярких и удачных примеров сочетания западных и российских традиций является творчество писателя-младоэмигранта Гайто Газданова. Его талант проявился не только в художественных, но и в публицистических текстах.


Как критик он проявил себя в печати и на радио «Свобода». Его статьи и эссе появлялись в том числе в самых уважаемых эмигрантских журналах, включая «Современные записки». Газданов отзывался на самые острые вопросы, какие ставило время перед творческой частью Русского зарубежья. А именно: о роли писателя в современном мире и преемственности национальных литературных традиций в эмиграции. Он стал одним их тех, кто отстаивал позицию взаимовлияния западной и отечественной культур в творчестве. Можно сказать, что Газданов был сторонником «чистого искусства»: он протестовал против того, чтобы политика определяла содержание или сюжет произведений, даже если это идет из внутренних убеждений писателя. Своими выступлениями Газданов провоцировал дискуссии. В частности, на его статьи «Литературные признания» и «О молодой эмигрантской литературе» в журналы поступило множество откликов. В спор о судьбе творческого поколения включились такие видные деятели эмиграции, как А. Бем, М. Алданов, Г. Адамович, М. Осоргин. Как радиопублицист он выступал в том числе в роли просветителя, знакомя советскую аудиторию с литературным наследием эмиграции, с произведениями, которые были запрещены в СССР по политическим причинам.


Газданов на протяжении жизни оставался верен своим принципам — эстетическим и гражданским - как в выступлениях в печати, так и на радио «Свобода», главные из которых — независимость мышления и предельная честность по отношению к окружающим, к читателям и самому себе. Он протестовал против фальши в творчестве, которую чувствовал очень остро. Отсюда вытекает наиболее четко обозначенное в радиовыступлениях требование свободы — внешней и внутренней: свободы политической (в трактовке Газданова - свободы от политики) и творческой. Цензура как и самоцензура для него неприемлемы. В плане литературных пристрастий Газданова более всего интересовали авторы, чье искусство находится по ту сторону реальности, его занимала литература фантастическая, к которой он относил творчество Гоголя, Поплавского, По, Мопассана, интеллектуальная, как у Валери, и глубоко психологичная, как у Чехова, Пруста, где внутренний мир героя приобретает первостепенную значимость и его можно раскрыть лишь при помощи психологического анализа внутреннего мира самого творца. При этом Газданов всякий раз настаивает на идее окончательной непознаваемости, необъяснимости природы гения, но как критик он дает читателю ключи, при помощи которых тот может приблизиться к пониманию сути созданных писателями произведений. Всякий раз при этом он оговаривается, что высказанное им самим мнение по поводу того или иного автора нисколько не претендует на объективность, а лишь является его личным представлением. Такой подход можно назвать интерпретйвным, что свойственно уже современному литературоведению. И несмотря на попытки Газданова отрицать ценность интерпретации произведений, в общем и целом его подход к творчеству конкретных авторов — это тоже трактовка, попытка иного прочтения произведений, ставших классикой.


Взгляд Газданова-критика отличает глубокий психологизм при подходе к произведениям, повышенное внимание к личности автора. Первостепенным эстетическим принципом Газданов считал создание, вынашивание и воплощение собственного, непохожего ни на какой другой, авторского художественного пространства — вопреки риску быть непонятым, погибнуть под тяжестью этого мира. В представлении писателя-эмигранта само занятие литературой требует от автора некоей «покорности судьбе». Он призывал писателей и критиков прежде всего к творческой самостоятельности, к тому, чтобы, невзирая на авторитеты прежних мэтров, давление власти или религиозных канонов, стараться быть предельно честным с читателем, открывая в произведениях свой собственный, уникальный мир. Провозглашенным в критике принципам он следовал и сам. Неповторимый стиль, оригинальная внутренняя эстетика романов и рассказов поставили в итоге его имя в один ряд с именем В. Сирина-Набокова - если говорить о прозаиках молодого поколения эмиграции первой волны. При этом стоит отметить, что с течением времени, с изменением жизненных обстоятельств самого писателя, тон его выступлений несколько менялся. Так, безапелляционный призыв Газданова к борьбе с обстоятельствами на пути к своему призванию к концу жизни, когда писатель сам был на грани творческого бесплодия, сменился глубоким сочувствием к погибшим под тяжестью жизненных невзгод и меланхолической грустью по поводу утраченного.


Что касается гражданских убеждений Газданова, то во многом они пересекаются с эстетическими позициями. Писатель в своих выступлениях настаивал на свободе, которая должна опираться только на вечные ценности — в противовес всему преходящему, чем являются политические или религиозные убеждения. Он не был ни про-, ни антикоммунистически настроенным, о чем свидетельствуют политически противоречивые факты из его творческой и личной биографии: создание книги о советских партизанах, письмо о выходе из творческого союза по причине исключения из него взявших советские паспорта писателей, и в то же время - ссора с друзьями, принявшими советское гражданство, работа на самом антисоветском радио «Свобода», где он выступал с критикой СССР. При этом он не мог не понимать, что советская власть не простит ему подобного шага, и его произведения последними попадут на родину к своему, русскоязычному читателю. Как нам кажется, в своих действиях и высказываниях Газданов опирался не на политические убеждения (как видно из его выступлений, к политике он относился весьма пренебрежительно, как к низшему роду деятельности), а на нормы морали, гуманистические принципы. Отметим, что некоторые его суждения и высказывания можно назвать спорными и противоречивыми, что относится к оценке творчества советских писателей (М. Шолохова, М. Шагинян, И. Эренбурга, А. Толстого). Он бывал некорректен и даже несправедлив, как в случае с творчеством Сартра или драматургией Чехова. Все это может быть следствием как недостатка информации, поступавшей из-за железного занавеса, так и категоричности позиций самого Газданова. Следуя принципу абсолютной честности, Газданов нередко был искренен до жестокости по отношению как к героям своих выступлений, так и к тем, кому они были предназначены. Но он всегда отстаивал то, во что искренне верил, и всегда с определенным бесстрашием принимал вызовы эпохи, в которую ему довелось жить и творить. Став писателем в эмиграции, Газданов принял активное участие в спорах о судьбах литературы за рубежом, призывая коллег по перу не сдаваться под нажимом тяжелых материальных и моральных условий существования. Во время войны, когда многие эмигранты покидали Париж, он остался в столице Франции и принял активное участие в движении Сопротивления, выпустив после книгу - свидетельство подвигов соотечественников, призывая потомков не забывать об их «смертельном героизме». Придя работать на радио «Свобода» во время «холодной войны», он тем самым четко обозначил свою позицию по отношеншо к режиму в СССР.


Если говорить о творческих методах Газданова-публициста, то стоит отметить как основную особенность - синтез исследовательского, сугубо рационального начала, что свойственно естественнонаучным традициям Запада, и глубоко эмоционального, субъективного, что свойственно русской публицистике. Он часто использовал противопоставление — не только разных героев, но и внешних характеристик и внутренних качеств каждого их них, чтобы подчеркнуть противоречивость и уникальность их натур. Ярче всего это отразилось в портретных и речевых характеристиках персонажей. При этом в его материалах мы находим немного слов, относящихся к эмоционально-экспрессивной лексике (некоторое исключение здесь составляет лишь повесть «На французской земле»): чувства автор предпочитал скрывать в подтексте.


Помимо чисто художественных, публицистика Газданова обладает рядом других несомненных достоинств, делающих его тексты актуальными и сегодня. Прежде всего это образец честного подхода к действительности и неординарного взгляда на привычные предметы - будь то литературное произведение или же система отношений в обществе.



Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/gaito-gazdanov-publitsist-russkogo-zarubezhya#ixzz2usZvDrwR



Краткое описание документа:

Биография Газданова, конечно, не полная, личный архив Г. Газданова вскоре после его смерти был передан его вдовой Гарвардскому университету и нам недоступен. Но о его родных данные наши писатели раздобыли. Мы знаем, что его мать Вера Николаевна Абациева, родившаяся в с. Кадгарон, в юном возрасте была увезена в Петербург и воспитывалась в богатом доме дяди Магомета Абациева. Вера получила прекрасное образование, окончила Бестужевские курсы. Она рано осталась вдовой с сыном Гайто, проводила его в 1919 году на войну и больше никогда его не видела. В 1920 году она переехала во Владикавказ и преподавала французский и немецкий языки в Университете. Но уже в 20-х годах Газданов установил контакт с матерью и поддерживал с ней переписку. Он очень любил мать. «Все твое письмо проникнуто бесконечно нежной, сказочно красивой любовью к мамочке, - пишет ему мать из далекого Владикавказа, вкладывая в письма фиалки… А он ей, сам бедствуя, пересылал денежные чеки. Последнее письмо матери датировано 1935 годом. Она умерла в г.Орджоникидзе в 1940 году.

         Летом 1936 года Газданов знакомится с Ф.Д.Ламзаки и женится на ней…

         Это то немногое, что удалось узнать о Газданове.

         Ясно одно: «Газданов относится к числу писателей, которых при жизни не поняли и по достоинству не оценили. А все дело в том, что он не был ни на кого похож. Он – явление в литературе русского зарубежья – писатель, идущий своим путем, создавший свой собственный стиль», - пишет А. Мзоков.

         Гайто Газданов был нашим современником в ХХ веке и в ХХ1 веке он им останется.

Автор
Дата добавления 18.01.2015
Раздел Начальные классы
Подраздел Тесты
Просмотров403
Номер материала 312835
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх