Инфоурок Доп. образование Рабочие программыПрограмма учебного курса "История Бийска"

Программа учебного курса "История Бийска"

Скачать материал

Исупов Сергей Юрьевич.

 

История – учительница жизни!

 

Учитель высшей квалификационной категории кафедры общественных дисциплин КГБОУ

«Бийский лицей-интернат Алтайского края».

 

Исследовательская деятельность обучающихся и участие в олимпиадах в 1997-2017гг. 15 победителей, 23 призёра и лауреата Всероссийских научно-социальных, исследовательских программ, конференций и конкурсов учащихся "Шаг в будущее", "Юность. Наука. Культура", "Интеллектуальное возрождение" и др. 36 победителей, призёров и лауреатов региональных и краевых научно-социальных, исследовательских программ, конференций и конкурсов учащихся. 5 финалистов федерального тура Всероссийской олимпиады по истории России, 8 победителей и 5 призёров регионального тура олимпиады, 12 победителей и 25 призёров Всероссийских дистанционных олимпиад по истории России.

 

Победитель конкурса лучших учителей РФ в рамках Приоритетного национального проекта "Образование". Награждён медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени.

 

Член Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания.

Участник учредительной конференции Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания, I и II Всероссийских съездов учителей истории и обществознания, VI съезда учителей Сибири. Член губернаторского клуба учителей-новаторов Алтайского края. Член Алтайского отделения Российского исторического общества.

 

Автор 58 статей, публикаций по проблемам преподавания исторического краеведения Алтая, истории города Бийска, организации исследовательской работы обучающихся.

Автор книг: Бийск:острог,крепость,город.Бийск.1999. Бийская крепость есть главная … Историко-документальные очерки.Барнаул.2009. Бийсковедение. История Бийска» Учебное пособие для учащихся общеобразовательных школ. Бийск.2009. А.В.Старцев, С.Ю.Исупов,Е.Б.Фролова. История Бийска. Учебное пособие для учащихся общеобразовательных школ. Издание 2-е, исправленное и дополненное. Барнаул.2010. А.В.Старцев, С.Ю.Исупов,Е.Б.Фролова. Бийская крепость. Город Бийск. А.Р.Ивонин, С.Ю.Исупов, А.В.Старцев.Сборник документов и материалов. Барнаул.2009. Бийск. Легенды и улицы старого Бийска.(в соавторстве с Р.Емельяновым) Бийск.2009. 1812 год. Двухсотлетию посвящается.С.Исупов, Д.Ростов, Ю.Цапко.Барнаул.2012.

 

Одним из своих главных достижений своей 25-летней педагогической деятельности я считаю подготовку и издание в соавторстве с д.и.н профессором А.В.Старцевым и учителем истории Бийского лицея Е.Б.Фроловой учебного пособия «История Бийска» для учащихся 8-11 классов средних общеобразовательных школ. Оно было издано в 2009 году к 300-летию Бийска, а через год появилось его второе издание, исправленное и дополненное. Учебное пособие было неоднократно представлено педагогическому сообществу Алтайского края и Бийска, а в 2010 году оно было удостоено Золотой медали в номинации "Лучшее учебное пособие" на Международной образовательной выставке "Учсиб-2010".

Пособие представляет собой самостоятельный курс истории Бийска  и является дополнительным компонентом к курсу истории России. Оно охватывает период с древнейших времен до конца XIX века. В нем рассматриваются процессы проникновения западно-сибирских племен и народов, отличавших­ся друг от друга своей культурой и  языком, на Алтай; заселения и освоения этой территории. В увлекательной форме  авторы повествуют о строительстве Бийской крепости, драматических и увлекательных событиях  истории Бийска, одного из крупнейших торгово-купеческих городов Алтая; ярких личностях, сыгравших заметную роль в становлении нашего города. В пособии содержится богатый фактический и иллюстративный краеведческий материал. В публикуемом материале я хочу представить коллегам программу учебного курса «История Бийска» и две главы этого учебного пособия.

 

Программа учебного курса «История Бийска»

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

 

В последние годы в историческом образовании отмечается рост роли краеведения в учебной  и внеурочной работе. Во многом это обусловлено  введением, в соответствии с Законом Российской Федерации «Об образовании» (1992), наряду с федеральным, национально-регионального компонента школьного образования,.

Историческое краеведение является важным средством реализации концептуальных положений, сформулированных в Законе Российской Федерации «Об образовании» и развитых в «Национальной доктрине образования в Российской Федерации до 2025 года», «Концепции модернизации российского образования на период до 2010 года» и других документах. Основополагающая идея этих документов – органическое единство интересов личности, общества и государства в деле воспитания гражданина России. Знания о родном крае – существенная часть интеллектуального, культурного потенциала человека, служат одной из основ для реализации личностью своих гражданских свобод, прав и обязанностей.

Занятия краеведением помогают глубже усвоить сущность конституционных норм: «Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры», «Каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам» (ст. 44, ч.3; ст.58).

Краеведение способствует решению задач социальной адаптации воспитанников школы, формированию у них готовности жить и трудиться в своем районе, селе, городе, крае, республике, участвовать в их развитии, социально-экономическом и культурном обновлении. Это одна из актуальных социально-педагогических задач нашего времени.

Важным условием развития исторического краеведения, являются современные социально-политические перемены, когда укрепляется российская государственность, растет роль «провинции», когда появляется интерес россиян, молодежи к своему историческому прошлому, народным традициям, проблемам регионального развития и возрождения своей самобытности.

Содержание курса. Предметом курса «История Бийска» являются исторические общественные процессы в городе – жизнь людей в ее развитии и результатах в границах определенной территории. В рамках курса предполагается изучение различных сфер общественной жизни горожан в их единстве, знакомство учащихся с событиями локальной истории, в которых проявилась деятельность многих поколений жителей города, края, их социальные, экономические, политические, культурные связи и отношения.

Большее внимание уделяется изучению духовной стороны жизни общества, истории Православной Церкви и культуры в городе, общественных отношений, органически связанных с познанием этнонациональных процессов. Изучение общественных процессов проходивших в городе и крае сравнивается с  различными событиями, явлениями и фактами общественной жизни прошлого и настоящего страны, учащиеся получат возможность увидеть общее и особенной в истории родного края, России, мира.

Основная цель курса – воспитание учащихся в духе глубокого уважения к истории родного города, края, формирование гражданских качеств личности.  Для осуществления этой цели необходимо решить следующие задачи:

· формирование представлений учащихся о наиболее существенных чертах истории родного города, ее взаимосвязи с историей Алтайского края;

· воспитание уважения к прошлому своей малой родины и народам, населявшим ее, не зависимо от их этнической, социальной и конфессиональной принадлежности;

· развитие  исторического мышления;

· овладение коммуникативной культурой.

Курс «История Бийска» предлагается для учащихся 8-11 классов общеобразовательных школ города Бийска и Бийского района, как самостоятельный курс учебного плана, а также может дополнять курс истории России.

При изучении истории родного города комплекс используемых педагогом приемов и методов может быть разнообразным и зависит от возраста школьников, уровня  их подготовки, целей занятий, задач проводимой работы. На занятиях возможно сочетание лекций, уроков-экскурсий, работа с документами. Содержательно программа опирается на учебное пособие «История Бийска» (А.В.Старцев, С.Ю.Исупов, Е.Б.Фролова). Пособие охватывает период с древнейших времен до 1917 года. В нем рассматриваются процессы проникновения западно-сибирских племен и народов, отличавших­ся друг от друга своей культурой и  языком, на Алтай; заселения и освоения этой территории. В увлекательной форме  повествуется о сооружении и основных этапах развития  Бийской крепости  и увлекательных событиях  истории Бийска, одного из крупнейших торгово-купеческих городов Алтая; ярких личностях, сыгравших заметную роль в становлении нашего города. В пособии содержится богатый фактический и иллюстративный краеведческий материал, который необходимо использовать при организации учебной деятельности.

Изучение краеведческого материала (в силу его доступности, непосредственной близости к учащимся)  содержит большие возможности для групповых исследований, диспутов, дискуссий. Очень существенна в процессе диалога нравственная оценка событий, деятельности человека в истории города и края. Следует уделить большее внимание изучению повседневности – обыденной жизни с ее живыми подробностями, которые школьникам легче понять, с которыми легче себя отождествить.

История города рассматривается  как часть истории Алтая и Сибири, входящих в состав Российской Федерации. Бийсковедение - знания о малой, ближней родине и одновременно метод познания от ближнего к далекому.

 

Предисловие

Дорогие читатели!

Перед вами  учебное пособие, посвящённое истории старинного  Бийска – нашего родного города, который  был первым на Алтае и в этом году отмечает свой 300 летний  юбилей. Конечно, по сравнению с тысячелетним возрастом некоторых древних городов нашей необъятной России Бийск ещё очень молод. Но ведь и судьбоносный для развития страны «град Петров» - Петербург всего на пять лет старше него. К тому же российская «северная столица» и Бийск являются своего рода «кровными братьями». Дело в том, что   они были заложены по личным, или, как было принято писать в XVIII веке – «именным указам» Императора Петра Великого. Первая страница исторической летописи нашего города начинается 18 июня 1709 года с  основания в районе слияния Бии и Катуни маленького Бикатунского острога – в то время самого южного пограничного форпоста Российского государства на территории Алтая. Эта дата подтверждена архивными документами и ещё с XVIII века становится официальным днём рождения сначала Бийской крепости, а потом и города Бийска. «Бикатунская крепость была построена в 1709 году по указу блаженного и вечнодостойного памяти Его Императорского Величества Петра I…»- так описывает это событие один из архивных источников, который датируется 1734 годом. Того же мнения относительно даты основания нашего города придерживались все русские историки-сибиреведы XIX века.

Причины и цели возникновения городов Алтая,  их историческое бытие и дальнейшее развитие были во многом различны. Барнаул, столица нашего края, возник почти на 20 лет позже крепости на Бии и долгое время являлся  горно-металлургический центром. Славгород, Камень-на-Оби и Алейск превращаются в города из  крупных сёл, где сосредотачивалось аграрное производство и торговля сельскохозяйственными продуктами. А вот история Бийска на протяжении почти 140 лет была, образно говоря, одета в военный мундир. Маленький пограничный острог, затем более крупная крепость, которая со второй половины XVIII века превращается в один из крупнейших в Западной Сибири фортификационный комплексов и военно-административный центр Колывано-Кузнецкой  пограничной линии  – вот в чём главная особенность первого периода истории Бийска. После упразднения крепости в середине XIX века наш маленький, уездный город начинает новую страницу своей летописи. К концу этого же столетия Бийск и его уезд превращается в один из важнейших  в Сибири районов развития сельского хозяйства и внутренней торговли, в крупный центр  торговли России с Монголией и Китаем.

Хотя в своём прошлом и настоящем наш Бийск – типичный провинциальный, или, как сейчас принято говорить – «малый город», его история отнюдь не является серой и скучной. Мы уверены, что, изучая  эту книгу, вы погрузитесь в такие увлекательные, порой драматические и загадочные события, которые позволят не просто увлечься историей родного города, но и гордиться ею.  Ведь прошлое нашей с вами «малой Родины» - очень малая, но неотъемлемая частица исторического прошлого не только Алтайского края, но и всей великой России. 

К 300-летнему юбилею города мы сможем, поддерживаю добрую традицию, еще раз обратиться к истории Бийска. Знания о жизни наших предков, существенная часть интеллектуального, культурного потенциала человека,  помогут восполнить пробелы в историческом знании о процессах освоения Алтая древними народами, присоединении этих территорий к России. Настоящее учебное пособие тесно связано с курсом отечественной истории.

Как работать с учебным пособием? Материалы по истории Бийска могут быть использованы как дополнение к учебнику истории России, к региональному компоненту «История Алтайского края» или изучаться как самостоятельный курс  региональной истории. Для последних двух вариантов учебное пособие дополняется материалами для организации творческой исследовательской работы со школьниками в учебное и внеурочное время - это исторические документы, свидетельства современников событий, биографические сведениями о наших выдающихся земляках. Использование учителем отдельных текстов для организации самостоятельной работы, развивает у учащихся внимание к содержанию документов, умения выявлять исторические факты, группировать их, высказывать и аргументировать собственные оценочные выводы. В отдельных темах вводятся новые термины, ранее не рассматриваемые школьниками в рамках основного курса истории России (в Приложении вынесены наиболее употребляемые понятия).

Каждый параграф сопровождается разноуровневыми вопросами и заданиями. На вопросы первого уровня сложности найти ответы можно в данном пособии и в пособиях по истории края. Повы­шенный уровень сложности предполагает овладение элементами исследовательской деятельности — первыми шагами самостоя­тельного поиска и сбора информации. Работа проводится на осно­ве изучения отдельных фрагментов научной литературы, докумен­тов местного архива, материалов краеведческого музея. По желанию уча­щихся эти темы могут быть раскрыты в исторических сочинениях, рефератах,  обобщающих сообщениях. Эта деятельность не будет пустой тратой времени, она способствует приобретению умений анализировать исторические тексты разных типов, высказывать собственные суждения, сравнивать, делать обобщения, т.е. развить критичность и самостоятельность мышления.

Иллюстрации данного пособия – рисунки, реконструкции, фотографии сохранившихся до нашего времени памятников культуры, карты  - дополняют  информационную функцию  текста материала, помогают создать представление о событиях,  происходивших в родном городе. При этом некоторые иллюстрации имеют самостоятельное содержательное значение, расширяя тематическое поле учебника.

Остается пожелать Вам эстетического и познавательного удовольствия от знакомства с историей родного города и успехов в совместном с одноклассниками решении творческих и познавательных задач. В добрый путь!

 

Бийские воинские начальники

 Приказчики Бикатунской крепости.

Вплоть до середины XIX в. Бийском по прежнему управлял военный комендант, а подавляющее большинство жителей принадлежало к военному сословию. Творцами истории города XVIII - начала XIX века были, безусловно, прежде всего казаки, солдаты, драгуны  гарнизона, крестьяне и обыватели крепостного ведомства. Конный казак Тимофей Ломшаков, первым засеявший свои шесть  десятин казенной пашни. Священник Петр Лапин, обучавший прихожан выращивать доселе невиданные картофель и томаты. Солдат гарнизонной команды Петр Березкин, написавший Святые Образа для первой церкви крепости. Крестьянин Иван Казанцев, первым получивший на откуп участок для рыбной ловли в устье Бии. В числе этих тысяч и тысяч наших далеких предков-земляков, складывающих своими жизнями и судьбами мозаичное панно истории Бийска, были и те, кого когда-то называли «начальными людьми», «острожными приказчиками», «крепостными комендантами». Без изучения их деятельности, без оценки их вклада в историю города (пусть даже этот вклад бывал не всегда позитивным), летопись Бийска будет не объективной, не полной, да и менее интересной. Важную роль в градостроительстве играла администрация провинциальных городов Российской Империи. Известный русский историк-публицист XVIII в. Андрей Болотов утверждал: «Где первый начальник ума здравого и честного, жители градские в достатке и спокойствии пребывают, а где голова умом слаб да на посулы падок - там и город дурён, и люди несчастливы».           

   Первым «воинским начальным человеком» Бикатунского острога 1709 года кузнецкий воевода и стольник Михаил Овцын назначил  служилого дворянина Андрея Попова, имевшего чин «сына боярского». В мае 1710 года его на посту острожного приказчика сменяет «кузнецкий сын дворянский» Андрей Муратов. Именно ему выпало руководить обороной острога во время набега джунгарско-телеутского отряда Доухар-зайсана, а после захвата укрепления несколько лет томиться в плену вместе с шестью десятками своих казаков. История последних дней Бикатунского острога до сих пор полна неясностей и противоречий, но и воевода Овцын, и сменивший его полковник Синявин видели основную причину потери укрепления именно в «небрежении» приказчика Муратова.   

 Летом 1718 года на берегу Бии, в 14 верстах выше сожжённого острога, отряд кузнецких служилых людей под командованием Ивана Максюкова сооружает новую Бикатунскую крепость. Она представляла собой скорее маленький пограничный острог, гарнизон которого состоял из пятидесяти конных казаков-«годовальщиков», ежегодно сменяемых новой командой.   Во главе гарнизона стоял приказчик из числа кузнецких служилых дворян, который так же сменялся через год. Первым Бикатунским «крепостным приказчиком» стал кузнецкий служилый дворянин Иван Везигин.  Иван и Семен Везигины, Федор Сорокин, Степан Серебрянников, Иван Шестаков, Иван Васильев, Иван Хабаров - все они  в течение первых двадцати существования крепости занимали посты ее «начального человека» по два-три раза. Приказчик являлся главой местной исполнительной и судебной власти. Он ведал всеми военно-административными вопросами - от командования гарнизоном до снабжения его провиантом; выполняя судебные функции, «творил правёж» по гражданским и мелким уголовным делам. С появлением в 1720-1725 г.г. в крепостной округе первых деревень, приказчик стал  административной главой и гражданского земледельческого населения. Казачьим пятидесятникам и сотникам вменили в обязанность   заниматься  расселением крестьян, взиманием с них подушной подати и других налогов и даже обеспечением безопасности сельскохозяйственных работ в районе алтайского порубежья  «за опасением приходу воровских воинских людей».  

   Как правило, все крепостные приказчики происходили из «служилых дворян по отечеству», то есть являлись потомственными профессиональными воинами со старинными родословными. К тому же, судя по архивным документам, предки Ивана Хабарова, братьев Везигиных и прочих бикатунских «начальных людей» дворянского происхождения появились в Сибири ещё в XVII веке. Да и большинство местных служилых казаков были настоящими порубежниками или, как сейчас формулируют историки, истинными жителями сибирского порубежья - профессиональными бойцами, дерзкими первопроходцами, энергичными, предприимчивыми, свободолюбивыми   людьми. Эти качества большая часть коренных сибиряков- чалдонов сохраняла (а кое в чём сохранила и по сию пору) на протяжение веков, несмотря на постоянное укрепление имперской военно-бюрократической власти в Сибири.

   Чтобы управлять такими волевыми, матёрыми мужиками, приказчики должны были иметь не менее «матёрый» характер, признанный в казачьей среде авторитет и доскональное знание психологии подчинённых. В противном случае  гарнизоны, где были ещё очень сильны традиции казачьей вольницы, просто отказались бы подчиняться  и  сами выбрали себе командира. Такие примеры широко известны в сибирской истории  XVII - XVIII вв. Все известные нам бикатунские приказчики являлись именно такими неформальными лидерами, обладали многолетним опытом пограничной службы и имели заслуженные чины не ниже пятидесятника - командира казачьей полусотни, а некоторые дослужились до  сотника или «казачьего головы» из рядовых казаков. Таким был, к примеру, «конных казаков сотник» Степан Серебренников, ставший приказчиком в 1723 году. К этому времени сорокалетний казак имел в своём послужном  списке восемнадцать “Государевых служб”, то есть военных походов. Он участвовал в сооружении Бикатунского острога 1709 года, строительстве Бикатунской  крепости 1718 года, неоднократно принимал участие в казачьих экспедициях в Горный Алтай -  «бывал в дальних посылках в захребетные волости». Это благодаря его стараниям была расширена двумя приделами маленькая деревянная часовенка, срубленная в крепости четырьмя годами ранее. По его инициативе казаки гарнизона и жители недавно образованной деревни Фоминской  собрали деньги, на которые в Тобольске и Кузнецке были заказаны церковная утварь и «алтарные Святые Образа». А к казачьим и крестьянским пятакам Серебренников добавил не уворованные из казны, а свои кровные, «жалованные два рубля с полтиною». Для казачьего сотника, живущего только  «с Государева жалования», это была сумма по тем временам немалая.              

Бийские коменданты   

 Новый этап в истории «начальных людей» крепости, которую в документах  чаще уже  именуют Бийской, начинается в 40-х г.г. XVIII века. В этот период обстановка на российских границах юга Западной Сибири обостряется вследствие очередного обострения  отношений с Теленгитскими княжествами и их сильным союзником - Джунгарским ханством. Сенат и Военная коллегия предписывает Сибирской губернской канцелярии обновить и расширить все порубежные укрепления региона, их гарнизоны усиливаются регулярными пехотными и драгунскими полками, передислоцированными из европейских губерний России. Драгунские эскадроны начинают составлять главную, ударную силу гарнизона Бийской крепости с 1742года, хотя первое регулярное подразделение (драгунская команда поручика Петра Фадеева)  появляется в крепости ещё в 1738г. Переведённым из Кузнецка эскадроном Колыванского драгунского полка командовал капитан Степан Войков, который и является первым  офицером-начальником крепостного гарнизона. На смену казачьим приказчикам приходят новые, «регулярные» гарнизонные командиры, управлявшие крепостью с помощью «канцелярии полковых дел». В 1765г. главным военным администратором становится крепостной комендант, возглавляющий Бийскую комендантскую канцелярию. В 70е гг. XVIIIв. в подчинении коменданта находились не только воинские чины гарнизона, но и   гражданское население крепости и около 15 тысяч крестьян тридцати окрестных деревень, подведомственных  военным властям.                    

 Изменяется и военно-оборонительное значение крепости, и её военно-административный статус. Постепенно Бийская «фортеция»  превращается из маленькой пограничной крепостцы в  крупный фортификационный комплекс - центр Колывано - Кузнецкой  пограничной линии, защищающей  Алтайские горные заводы и  крестьянские волости от неприятельских набегов с юга. Укрепления крепости в 1741, 1749-1750 и 1759-1761 г.г. коренным образом модернизируются. Её воинские силы  увеличивается с полусотни казаков в 1718г. до  нескольких сотен солдат и артиллеристов  гарнизона, а также нескольких линейных драгунских экадронов и трёх сотен  казаков в 1766г. По площади крепостных сооружений, численности гарнизона и количеству артиллерии Бийская крепость становится второй в Сибири после Омской - центральной на южно-сибирских пограничных линиях. Растёт крепость, растёт гарнизон, растут и чины бийских комендантов: 1748 год - премьер-майор Кейнеман, 1752 год - майор Нелюбов, 1755 год - подполковник Колобов... В 1756г. крепость становится местом дислокации штаба обер -коменданта Кузнецкой  укреплённой линии полковника Ф. И. Дегаррига, а к середине 60-х г.г. XVIII в. здесь сосредотачиваются штаб-квартиры воинского командования всей Колвано - Кузнецкой линии, протянувшейся от Усть - Каменогорской крепости до Кузнецка. Обер - комендант линии генерал-майор И. А. Деколонг, командир драгунской бригады  полковник А. Д. Скалон, обер - комендант Кузнецкой линии полковник Абарин, наказной казачий атаман Лука Корнилов - все они «штабское своё пребывание имели» в крепости Бийской. Частенько наведывался сюда и командующий укреплёнными линиями и войсками Сибирского корпуса генерал - поручик И. И. Шпрингер. Бийск становится типичным  военно-административным центром сибирского порубежья, войсковой крепостью, на которую базируются пехотные и драгунские полки, несущие службу на Колывано-Кузнецкой линии.

  Войсками и парадами командовал генералитет, а вот повседневная жизнь укрепления со всеми её заботами и проблемами находилась в ведении коменданта и очень во многом зависела от его добросовестности, порядочности, инициативности и профессионализма. Среди военных начальников крепости были офицеры-дворяне самой разной национальности: поляк Станиславский,  саксонец Кейнеман, шотландец Клейтин, выходец из Пруссии фон дер Ропп, француз Скалон, русские Войков, Нелюдов, Колобов, Самарин, Богданов и другие. Выносить суждения о их личностных и служебных качествах, о вкладе каждого из них в историю города крайне сложно. Мы даже не знаем, как они выглядели, ведь «парсунный» портрет своей особы в те времена могли позволить себе заказать только очень знатные и очень состоятельные люди.   Однако архивные документы той эпохи донесли до нас многие факты жизни и деятельности этих капитанов, майоров и полковников. Рыжими, полувыцветшими строками военных рапортов, приказов, резолюций и промеморий, рукою комендантских писарей история повествует нам о  деяниях бийских комендантов. Вот лишь некоторые. 1750 год: драгуны и казаки гарнизона помогают присланным из Тобольска мастерам возводить первую в истории города церковь - храм во имя Первоверховных Апостолов Петра и Павла. Комендант крепости майор Нелюдов  позволил им делать это, но только в «свободное от караулов, разъездов и протчих воинских служб время». Позже он доносил начальству, что все его подчинённые строили церковь «своею охотою без всякой из казны выдачи, а промеж них нашлось немалое число таковых, кто сие устроительство производили в вечернее и полуночное время». Однако майор в своём рапорте почему-то не упомянул о том, что он сам вместе со своими солдатами «каждодневно и исправно» плотничал. Зато это отметил в своём доношении в Барнаульское духовное правление священник Андрей Андронников.

 1766 год:  под руководством первого главы Бийской комендантской канцелярии майора Ивана Клейтина в крепости, селе Смоленском и ряде деревень местного военного военного ведомства начинаются первые опытные посадки “американских земляных яблок” – как тогда называли неведомый доселе картофель. Сам комендант несколько раз выезжал в Бийскую слободу и окрестные волости для наглядной демонстрации самих корнеплодов и способов приготовления различных блюд из них. 1785 год: по инициативе коменданта полковника Фёдора фон дер Роппа и без всякой финансовой поддержки со стороны Омской главной комендантской канцелярии в Бийске начинается строительство небольшого кирпичного завода «с двумя обжигальными печами на манер лучших саксонских». В проектировании печей и другого оборудования принимает участие и комендант, имеющий большой опыт военно-инженерных работ. Кирпичи производили из местных глин и использовали для оборудования бастионных батарейных площадок, а позже и для сооружения первых каменных зданий Бийска, в том числе церкви во имя  Успения Пресвятой Богородицы. Этот полукустарное предприятие военного ведомства стало первым в истории нашего города.    

 

Это интересно!

«Наказ» Петра Великого

 Бикатунские приказчики находились в непосредственном подчинении  коменданта Кузнецкой крепости, являвшегося главой Кузнецкой  воеводской канцелярии. Прерогативы власти и административно-судебных функции крепостных приказчиков определялись положениями утвержденного Петром Великим  «Наказа» - своеобразной письменной инструкции для всех глав местной администрации Российского государства. На основе статей «Наказа» и требований, определённых воеводской канцелярией конкретному бикатунскому приказчику, составлялась так называемая «наказная память». Вступая в  должность, каждый новый приказчик обязательно скреплял личной подписью предъявленные ему требования и с этой минуты нёс полную ответственность за их малейшее нарушение. В первую очередь «воинским начальникам» Бикатунской крепости предписывалось постоянно поддерживать гарнизон и крепостные укрепления в состоянии полной боевой готовности и строжайше запрещалось отлучаться из укрепления более чем на сутки. Каждая «наказная память» завершалась такими строками: «Велено тебе исполнять Государеву службу с прилежным радением и по совести а буде ты учинишь делать всякие Государевы дела против данного тебе наказу или сам начнёшь каким товаром торговать и людей своих для того в ясачные волости посылать или служилых людей на себя покупать или служилым людям налоги самовольные и обиды и промедления в суде чинить и посулы и взятки имать и в суде учинишь кому неправду или что иное учинишь делать Великого Государя указам и сего наказу в противность или же Бикатунскую крепость воинским людям калмыкам отдашь а про то сыщется то тебе за то от Великого Государя учинена будет смертная казнь а имущество твоё движимое и недвижимое взято будет в казну бесповоротно».

 

 

 

 

Первые храмы Бийска

"Город Бийск отличается от прочих в Томской губернии большим количеством православных церквей. Все они содержатся в образцовом порядке и почитаются местными жителями. Обыватели города весьма добропорядочные и набожные граждане..."

 

И.Шредер. "Мои путешествия по сибирскому Алтаю" Лозанна, 1896г.

 

Швейцарский коммивояжер, проживавший в нашем городе около двух лет, нисколько не погрешил против истины. Божьи Храмы в Бийске почитали, о них заботились, ими гордились. Снежно-белые и краснокирпичные соборы и колокольни, венчаемые голубизной и золотом куполов, мягко светящиеся новой олифой деревянные церквушки… В уездном городе Бийске насчитывалось действующих церквей и часовен: каменных - 12, деревянных - 8. Грандиозный Троицкий собор, собор Святого Равноапостольского князя Александра Невского, Святого Дмитрия Ростовского, «кружевная» часовенка Иверской Божьей Матери.

Одним из самых «молодых» был ныне действующий собор во имя Успения Пресвятой Богородицы, построенный в 1899-1902 гг. В истории города было три Успенских церкви, первая из которых, деревянная, сооружена в сентябре 1774 года. В конце августа 1789 г. было завершено строительство новой Успенской церкви, которая была первым каменным зданием Бийской крепости. Старожилы дореволюционного Бийска называли ее Казачьим собором. Именно здесь 18 июня 1909 г. была отслужена заутреня, с которой начались торжества, посвященные 200-летнему юбилею нашего города.

Первая церковь Бийска

История Православных Храмов Бийска начинается летом 1719. В сооруженной годом ранее на берегу Бии пограничной крепости служилые городовые казаки срубили маленькую часовенку. О ней нам известно очень мало. Колокол и церковная утварь для нее были присланы из Тобольска, а «малые колокольцы да алтарные образа» - из Кузнецкой крепости. Шли годы, гарнизон Бикатунской крепости увеличивался, росло население ее слободок, появились окрестные села. Часовня уже давно не вмещала всех прихожан во время богослужений, к тому же она не имела постоянного штата священнослужителей. В 1732 г. приказчик крепости Иван Хабаров доносил в Кузнецкую воеводскую канцелярию о «настоятельных прошениях» казаков и крестьян построить в укреплении церковь. Просили не об увеличении «денежного и хлебного довольствия», хотя хлеба иногда не имели месяцами (земледелие в округе еще только начинало развиваться, и зерно приходилось доставлять из Кузнецка), а о возведении Божьего Храма. Именно Святая Православная Церковь формировала  духовность: национальный патриотизм, нравственные идеалы, нормы поведения. Тогда бытие не мыслилось без православных обрядов, сопровождающих русского человека от появления на свет до кончины. Поэтому не удивительно, что просьбы о сооружении в крепости церкви настойчиво повторялись бийскими казаками в течение двух лет. Однако ответы из Кузнецка неизменно были однозначно отрицательными. В тот период существовала реальная угроза вторжения в русские волости Южной Сибири войск Джунгарского ханства, а посему воеводская канцелярия всякий раз требовала повременить до более спокойных времен. Пока же дозволено было часовню капитально отремонтировать и произвести к ней пристрой. Да и это надлежало произвести за счет доброхотных даяний прихожан и только в свободное от несения караульной службы время. Весной 1740 г. гарнизонные казаки заменили нижние венцы сруба часовни, покрыли ее новым тесом, перестелили полы, возвели пристрой к алтарной части. На собранные с прихожан пятаки заказали в Тобольской иконописной мастерской иконы, в том числе и образ особо почитаемого казаками Святого Дмитрия Ростовского.

Судьба Бикатунской крепости (которую в документах все чаще именуют уже Бийской) коренным образом изменилась после указа императрицы Елизаветы Петровны от 1 мая 1747 года. Именно тогда Алтайские горные заводы и рудники с богатейшими запасами золотых и серебряных руд после смерти уральского заводчика Акинфия Демидова переходят в собственность династии Романовых. Алтай становится крупнейшей вотчиной императорской фамилии, дающей ежегодную прибыль в миллионы рублей. Новым владениям требовалась надежная защита со стороны неспокойных джунгарских рубежей. Указ повелевал в южных районах Алтая «для оберегания заводов серебряных от набегов и разорений неприятельских сделать крепости». Уже действующая Бийская крепость попала в разряд наиболее важных, ключевых пунктов сооружаемой пограничной линии и ее «надлежало по потребу смотря прибавлять, укреплять да артиллериею удовольствовать». Одновременно с возведением новых укреплений здесь начали сооружать церковь, обязательную в каждой крепости такого ранга. На Рождество 1749 г. комендант майор Нелюдов получил приказ из Кузнецкой воеводской канцелярии «нимало не мешкая» приступить к строительству храма. В качестве рабочей силы было предписано использовать крепостной гарнизон: сотню служилых казаков, эскадрон Колыванского драгунского полка и роту Енисейского пехотного полка. Как позже доносил Нелюдов, все они строили церковь «своею охотою, без всякой из казны выдачи, а промеж них нашло немалое число таковых, кои сие устроительство производили и в полунощное время». Летом 1750 г.  из Тобольской Духовной Консистории была прислана грамота митрополита Тобольского и Сибирского Сильвестра, в которой он благословлял строительство и нарекал «вновь прожектованый Храм Петропавловским во имя Первоверховных Апостолов Петра и Павла».

Лес для церкви подбирали самый качественный и тщательно просушивали его. На срубы, балки, тес крыши и половые плахи шли лиственница и кедр, доставленные из прителецкой тайги. Для внутренних отделочных работ использовали доски и брус из сосен заречного бийского бора. Сооружение Петропавловской церкви закончилось осенью 1749 года, но ее освящение задержалось из-за несвоевременной присылки церковной утвари до весны следующего года. Оно состоялось 23 апреля 1751 года, в канун празднования Святой Пасхи.

Построенная руками казаков, драгун и солдат, церковь Во Имя Апостолов Петра и Павла имела еще одну особенность. Большинство ее икон принадлежали кисти талантливого художника, иконописца-самоучки - солдата гарнизонной роты Енисейского пехотного полка Петра Березкина. Он трудился  над ними два года и получил за свой труд 10 рублей, которые в тот же день пожертвовал храму. Кроме того, Березкин вместе с казаком Тимофеем Хворовым украсили затейливой резьбой деревянные оклады икон и алтарные врата. Пока не удалось восстановить внешний облик Петропавловской церкви, т.к. ее планы и чертежи еще не обнаружены в архивах Барнаула и Томска. Хотя на планах Бийской крепости 1748 и 1750 гг. она изображена и можно утверждать, что церковь располагалась в центральной части современного поселка лесозавода. Гарнизон срубил храм добротно, на совесть, и в первый раз его ремонтировали только в 1765 году. И опять-таки сделали это солдаты и драгуны гарнизонной команды. По приказу коменданта полковника Семена Колобова были перестелены полы и сделана новая ограда взамен обветшавшей. По «ведомости всем ныне в крепости состоящим строениям», составленной Бийской комендантской канцелярией в 1772 г., первый храм города описывается так: «Имеется Церковь Святых Апостолов Петра и Павла. Строением деревянная, крепкая, о двух  апартаментах с колокольнею и для всяких служб притворами». Она указана и в списке «казенных строений» Бийска за 1776 г., но с указанием того, что службы уже не ведутся.

Первым священнослужителем Петропавловской церкви стал молодой священник Андрей Андронников, присланный в крепость Барнаульским духовным десятоначалием в 1749 году. С этого времени  без малого двадцати лет он был бессменным пастырем прихожан крепости и окрестных сел. В 1750 г. у Анронникова появились помощники. Это были выбранные прихожанами церковный староста - отставной казак Трошков и причетники - крестьяне Орляков и Ломшаков. Традиционно церковным старостой выбирали беспорочного, уважаемого всеми человека и обязательно умеющего считать и писать. Однако прихожане решили, что этой чести достоин лишь... неграмотный Трошков. Донося в Барнаул о решении прихожан, Андронников писал, что староста был выбран единогласно, а других кандидатур не оказалось «за теми резонами, что сей казак по высмотру общему разумением, трезвостью и кротостью единственно угоден».

В 1766 г. в приходе Петропавловской церкви числилось 3814 душ обоего пола. Кроме гарнизона крепости и ее гражданского населения сюда входили жители 14 окрестных деревень: Фоминской, Малоугреневой, Шубинской, Комаровой, Соколовой, Старой Чемровки и других.

В 60-х гг. XVIII в. граница Российской империи на юге Западной Сибири отодвинулась далеко вглубь Алтайских гор. Обстановка в порубежье постепенно стабилизировалась. Население Верхнего Приобья начинает заметно увеличиваться, возникают десятки новых сел и деревень. В 1766 г. в ведомстве Бийской  крепости появился еще один церковный приход. Осенью этого года в селе Новоенисейском было закончено строительство церкви Святого Чудотворца Дмитрия Ростовского, а ее первым священником стал Леонтий Труфанов, рукоположенный в сан митрополитом Тобольским и Сибирским Павлом. Барнаульское духовное правление причислило к новому приходу «...состоящие в близости к оному деревни Малую Угреневу, Усяцкую, Мальцову, Большую Угреневу и Новиковский форпост». Третий приход появился через несколько лет в селе Смоленское, которое в документах того времени первоначально именовалось «деревней Поперешной», где была сооружена церковь Одигитриевской Божьей Матери.

Строительство первой Успенской церкви

В январе 1768 года Военная комиссия утвердила проект новой Бийской крепости, автором которого был обер-комендант Колывано-Кузнецкой укрепленной линии инженер-генерал-майор И.А. Деколонг. Он предложил не модернизировать старые оборонительные сооружения, а воздвигнуть новую «фортецию» в километре ниже по течению Бии. Крепость должна была стать одним из военно-административных центров юга Западной Сибири и создавалась с учетом новейших достижений военно-инженерной науки того времени. Проект обер-коменданта предусматривал сооружение в центре крепости большой деревянной церкви, но ее возведение предполагалось только после окончания всех работ по строительству всего комплекса оборонительных укреплений. Возведение крепостного комплекса было начато в 1769 году и полностью завершено лишь через несколько лет. К 1770 году в приходе Петропавловской церкви состояло более 4 тысяч жителей крепости и окрестных сел, да 2300 солдат, драгун и казаков гарнизона и линейных полков. В 1771 г. священник Стефан Удинцов и Иван Соколов обратились в Барнаульское духовное правление с просьбой ходатайствовать перед Омской главной комендантской канцелярией о скорейшей постройке предусмотренного проектом нового храма «... за теми резонами, что по гораздому умножению военнослужильных домов и крестьянских дворов в Бийской крепости состоящая церковь Петропавловская за великими теснотами службы чинить в не состоянии».

Так как все церкви пограничных линий Сибири находились в ведении военных властей региона и состояли на их «жаловании», разрешить строительство и финансировать его мог лишь командующий войсками Сибирского корпуса генерал-поручик И.И.Шпрингер. Генерал дал такое разрешение, однако вскоре он скончался и дело перешло на утверждение к новому командующему. Им стал уже упомянутый нами генерал-майор Деколонг. На повторном прошении духовенства он начертал резолюцию, в которой учтиво соглашаясь с «резонами» священников, все же просил их повременить хотя бы до окончания возведения бастионов и установки на них пушек. Взывая к благоразумию пастырей, де Колонг (обрусевший, но все-таки француз, прагматичный протестант) подробно перечислил, сколько денег, людей, леса, камня, кирок и лопат потребно для сооружения крепости. По его мнению, именно это строительство являлось «наипаче главнейшим». Ни на что другое ни денег, ни людей просто не было.

Пока омский генералитет решал имперские военно-политические проблемы, бийским прихожанам помог другой офицер - комендант крепости полковник Петр Четов. По его распоряжению два пустующих «штаб-офицерских казенных дома» переоборудовали в церкви. Для внутреннего убранства использовали алтари и иконы передвижных церквей расквартированных в Бийской крепости Суздальского и Олонецкого драгунских полков. Церковный приход выделил для этих целей практически весь свой годовой «приход» - 42 р.92 к., офицеры, солдаты и казаки добавили 50 р. своих пожертвований, около 200 р. собрали прихожане. Четов обязал полковых священников «во священно служении и исправлении мирских треб безотговорно быть» и им пришлось больше двух лет совмещать обязанности и военных, и приходских церковнослужителей. Вот так всем миром и с Божьей помощью сами себе и помогли...

Полковник Петр Четов - боевой офицер, ставший за героизм проявленный во время военных действий и почти тридцатилетнее пребывание в офицерских чинах Георгиевским кавалером, умер через два года после сооружения Успенской церкви и был похоронен рядом с нею. После постройки каменной Успенской церкви прах коменданта был перезахоронен в ее ограде. В начале XX в. рядом с могилой поставили две старые крепостные пушки (кстати, стволы их совершенно справедливо были нацелены на юг, в сторону гор) и разбили скверик. Бийчане называли его "полицейским садом". Назвали потому, что устроен он был у здания полицейского управления города (Успенская,15), на деньги того же ведомства и руками самих служителей порядка.

Могила полковника Петра Четова была уничтожена при разборке Старо-Успенской церкви (Казачьего собора) 12 мая 1928 года. Точно известно, что в этот же день в дар Бийскому музею были переданы чугунная надгробная плита и то, что осталось от наградной шпаги полковника. Все ее украшения и позолоченные ножны были утрачены. Эта шпага до сих пор хранится в фондах нашего музея. Единственное, что осталось от коменданта полковника Четова, "устроителя Бийской крепости и Успенской церкви".

Бийск православный.

Первая в истории города деревянная Успенская церковь просуществовала до начала 30-х гг. XIX века. Она была разобрана во время перепланировки кварталов Бийска с целью «придания оным надлежащей геометрической регулярности». Подобное проводилось по всем губерниям и уездным городам державы по указу императора Николая I. Однако предполагаемая «однообразная красивость» улиц и зданий так и осталась лишь на бумажных листах планов «Окружного города Бийска», в 1834 году утверждённых лично императором. Бюрократическая волокита, хроническая нехватка денег на подобные проекты, удалое чиновничье казнокрадство и, может быть, наше российское подсознательное мероприятие "немецкой" упорядоченности... Церковь-то раскатали по бревнышку быстро, но на образовавшемся пустыре вместо планируемого военного госпиталя воздвигли дровяные склады. Как говаривал тот же Николай I – «У нас в России всякий хороший закон кончается в провинциях!»

Традиционно крестовая в плане, Успенская церковь венчалась трехъярусной колокольней. Предметом особой гордости жителей крепости были два самых больших колокола, отлитых уральскими мастерами. Алтарь и приделы освящались 38 Святыми Образами. В их числе была и наиболее почитаемая верующими икона Казанской Божьей Матери, подаренная новой церкви покойным комендантом Петром Четовым. По заказу прихожан тобольские умельцы изготовили для нее оклад из чеканного серебра с золотыми венцами для Младенца-Спасителя и Девы Марии. Следы большинства этих икон теряются в 1825-1826 гг., когда обязанности Бийского коменданта исполнял полковник артиллерии Шепелов. Служивший в то время рядовым в гарнизонном батальоне декабрист Н.Р.Цебриков (разжалован из гвардии поручиков и сослан в дальние сибирские гарнизоны без права выслуги) в своих мемуарах упоминает сего коменданта как «пьяницу и развратника, повинного в святотатственной краже церковных икон». Это было достаточно громкое дело. Комендант обвинялся не только в расхищении икон и церковной утвари, но и в присвоении нескольких тысяч рублей, отпущенных военным министерством на строительство приюта для сыновей отставных солдат, драгун и казаков. Шепелева тихо «отставили от службы» без пенсиона и права ношения мундира.

В сильную жару лета 1778 года Бийскую крепость едва не уничтожил самый большой за всю ее историю пожар. Укрепления, форштадты и часть слободки гражданских жителей отстояли от огня солдаты и офицеры гарнизона. Успенской церкви огонь не угрожал, а вот Петропавловскую церковь, уже начинавшую тлеть от сильного жара горевших рядом старых казарм, пришлось заливать водой четыре часа. Тушением пожара руководили сам комендант, командир местного линейного батальона и наказной атаман бийских казаков.

Как уже упоминалось, и Петропавловская, и Успенская  церкви состояли в ведении военных властей Сибири. Гарнизон и семьи военнослужащих составляли до 80 процентов населения крепости, так что храмы по существу являлись войсковыми. Своеобразная «милитаризация» повседневного бытия накладывала свой отпечаток и на дела духовные. То есть административно пастыри подчинялись военному командованию крепости. Это, впрочем, не значит, что большинство комендантов были солдафонами  и требовали от священнослужителей строжайшего соблюдения статей «воинского артикула». Но попадались и такие служаки. Например, комендант полковник фон дер Роп как-то обязал священника Удинцова регламентировать время исповеди для чинов гарнизона: солдатам и сержантам - 2 минуты, офицерам - до 5 минут. Возмущенный самодурством священник был вынужден пожаловаться на полковника омскому генералитету. Оттуда зарвавшемуся коменданту приказали «впредь ни в чем дел церковных не ведать сверх по циркулярам Военной коллегии положенного».

Да и эти циркуляры были достаточно жесткими. Например, за небытие у исповеди и Святого причастия всем воинским чинам грозил денежный штраф, а за повторное нарушение - дисциплинарное наказание. Но до сих пор нами не обнаружено ни одного документального свидетельства подобного пренебрежения  Святыми Обрядами в гарнизоне крепости. По приказам, неоднократно подтверждаемых командованием Сибирского корпуса, священникам запрещалось «венчать нижних чинов без ведома их батальонных и полковых командиров за опасением денежного штрафа». Нередкими были случаи, когда пастырям приходилось выступать в качестве просителей за солдат и сержантов и давать поручительства за женихов и невест.

Не было среди священно церковнослужителей Бийской крепости XVIII в. людей лукавых и равнодушных к заботам и горестям своей паствы. Авторитет известных нам по архивным документам священников Андрея Андронникова, Александра Мефодиева, Стефана Удинцова, Иоанна Соколова, Петра Лапина был заслуженным и непререкаемым. Александр Мефодиев был первым учителем в открывшейся в 1765 г. крепостной гарнизонной школе. Помимо Закона Божьего, он учил солдатских и казачьих детей азбуке и арифметике. Стефан Удинцов был еще и умелым лекарем, знатоком народной медицины. Именно его радением при Успенской церкви в 1775 г. была организована первая в истории города лечебница. Петр Лапин учил бийских жителей новым приемам агротехники, пропагандировал использование доселе неизвестных сибирякам огородных культур - картофеля и томатов. Ревностное Богослужение бийских священников, их добрые дела, неустанная духовная и мирская помощь нашим предкам достойны уважения и памяти.

Первый каменный храм Бийска

20 октября 1782 года постановлением Правительствующего Сената Бийская крепость получила статус окружного города Колыванского наместничества. И, хотя он вплоть до середины XIX века фактически продолжал оставаться военно-административным центром Алтая, и по-прежнему управлялся крепостным комендантом, в его летописи начинаются новые страницы, теперь уже связанные с развитием земледелия, ремесел и торговли. В 1789 году в Бийске  наконец-то появляется первое каменное здание - освященная 29 августа церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы - вторая Успенская в истории города. Храм сооружался «радением воинского коменданта полковника» Богданова, позже ставшего и шефом Бийского гарнизонного полка.

Строилась она из кирпича, сырьем для которого служила глина, добываемая тут же, в районе современного «Больничного взвоза». Успенская церковь строилась по «трапезной схеме», предполагающей сочленение по продольной оси двухъярусной колокольне, собственно храма с двумя боковыми приделами и пристройки - аспиды. Автор проекта, решенного в традициях русской культовой архитектуры второй половины XVIII века, нам пока неизвестен. Воздвигали церковь тобольские и томские мастера-каменщики, а иконостас и Святые Образа Тобольская духовная консистория заказала в Твери и Ярославле, которые славились своими резчиками по дереву, иконописцами и позолотчиками. Храм получился на загляденье легким и праздничным: белое с голубыми куполами здание посреди казенного однообразия деревянных строений и угрюмых бастионов притягивало взоры и души. По названию церкви центральный проезд крепости, соединяющий Омские и Санкт-Петербурские ворота, получил наименование Успенского проезда, а к середине XIX в. стал первой и центральной улицей уездного Бийска.

В1798-1799гг. в Бийске построена деревянная часовня во имя иконы Вознесения Господня. Она тоже была  срублена по указанию  коменданта Бийской крепости полковника Петра Богданова на устроенном в это же время первом «регулярном» кладбище города «для отпевания усопших и прочих по канонам положенных священных служб». Часовня просуществовала до 1858 года, когда на старом нагорном кладбище была построена деревянная церковь во имя Вознесения господня. 

После постройки в 1902 г. нового Успенского собора старую церковь стали официально именовать Старо-Успенской. В народе ее называли Казачьей, памятуя о тех временах, когда город являлся центром казачьей пограничной линии, а храм был наиболее почитаемым  среди всего казачества Бийской линии. Ведь именно в нём долгое время хранилась старинная боевая хоругвь, по преданию принадлежавшая ещё отряду Ермака. Однако на самом деле эта хоругвь была пожалована сибирским служилым казакам в 1689 году в период царствования юного Петра I и его брата Ивана V. В конце 80х гг. XVIII века эта реликвия по приказу кормандующего войсками Сибирского корпуса  генерал-поручика Огарева и наказного атамана Сибирского казачьего войска поручика Бардина была перевезена в Омскую крепость, которая в начале следующего века становится главным штабом Сибирского линейного казачьего войска.

В начале нашего века Старо-Успенская церковь уже нуждалась в капитальном ремонте. Готовясь в 1909 г. к празднованию 200-летнего юбилея Бийска, городские власти выделили деньги на реставрацию, но отпущенной суммы хватило лишь на позолоту иконостаса, побелку стен и покраску куполов. В 1912 г. храм обветшал настолько, что было решено вообще прекратить здесь службы. В марте 1914 года городская управа все же решила выделить деньги на ремонт Старо-Успенской церкви «вследствие его несомненной архитектурной и культурной ценности и исторической значимости для нашего города». Планируемой реставрации помешала начавшаяся вскоре первая мировая война. Затем грянули революции, затяжная гражданская...

Вопрос о дальнейшей судьбе бесхозной, медленно разрушающейся церкви вновь стал перед властями уже советского окружного Бийска в 1926 году, когда горкомхозотдел представил акт об аварийном состоянии старинного здания. Согласно декрета ВЦИК от 19 апреля 1923 г. Старо-Успенский храм был признан Главнаукой памятником архитектуры и подлежал охране государством. Поэтому окрисполком обратился в музейный отдел главного «научного ведомства» страны с просьбой окончательно решить вопрос о «недопущении уничтожения здания Старо-Успенской церкви и отпуске средств на ее восстановление, поскольку здание грозит обвалом...» В это же самое время в тот же отдел  обратилось и руководство бийского горкомхоза - разрешить снос храма «с целью экономии народных средств и постройки на месте негодной для хозяйственного использования аварийной церкви новых базарных рядов». Комиссии по вопросу о судьбе храма плодотворно работали два года: совещались, четыре раза осматривали церковное здание, писали резолюции... К торжеству горкомхоза победил здоровый советский прагматизм. Точка в почти полутора вековой истории первого каменного храма Бийска была поставлена 15 мая 1928 г.

Вопросы и задания:

·        Когда была построена первая церковь в Бийской крепости? Кто был её прихожанами?

·        В чём состояли особенности духовной службы первых священников?

·        Какую роль в повседневной жизни жителей крепости играло православие?

·        Когда и при каких обстоятельствах в Бийской крепости появился первый каменный храм?

Это интересно!

16 мая 1928 года выходившая в городе газета «Звезда Алтая», по всем канонам новой пролетарской журналистики, оптимистически живописующей разрушительно-созидательные будни, информировала бийчан о снесении первого каменного храма Бийска. Полный текст этой статьи приводится ниже.

 

УСПЕНСКИЙ СОБОР НИ ИСТОРИЧЕСКОГО, НИ АРХИТЕКТУРНОГО ЗНАЧЕНИЯ НЕ ИМЕЕТ.

РАЗОБРАВ ЦЕРКОВЬ И ОСВОБОДИВ МЕСТО ПОД ПОСТРОЙКУ НОВЫХ ТОРГОВЫХ РЯДОВ, КОМХОЗ ПОПОЛНИТ БЮДЖЕТ ГОРСОВЕТА.

ПОЧЕМУ СТАРО-УСПЕНСКИЙ СОБОР СЕЙЧАС РАЗБИРАЮТ?

0б этом говорит нам акт специальной комиссии, с участием окринженера, брандмейстера, санврача, представителей окрмузея, коммунхоза, окрфинотдела и общины верующих: «Кирпичное здание Ст.-Успенского собора имеет ряд сквозных трещин. Кирпичный фундамент выветрился. Трещины в сводах и стенах настольно опасны, что эксплуатация здания недопустима. Собор никакого исторического и архитектурного значения не имеет».

Собор в полном запустении. И дальше сказано в акте: «Предметов культа:облачений, одежд, покровов и колоколов в здании не оказалось. Здание совершенно ветхо и страшно загрязнено». Музейный отдел Главнауки разрешил снести это здание. Из Бийска запросили музейный отдел главнауки, стоит ли сохранять это ветхое здание, загромождающее базарную площадь и грозящее обвалом, на том основании, что оно, может быть, представляет из себя хоть какую-нибудь ценность, как памятник старины. Из Москвы же ответили: - Допустить разборку, предварительно сняв со здания детальные фотографии. Что даст снос этой церкви? Обезопасит прохожих от возможности быть раньше иль позже задавленными какими-нибудь об ломками. Порядком расширит базарную площадь и позволит комхозу по строить новые торговые ряды, а это обогатит ежегодный бюджет нашего города на 5-6 тыс, рублей.

У БАЗАРНОЙ ПЛОЩАДИ

(с натуры)

Толстый и крепкий канат змеёю свернулся на грязных камнях мостовой -на Советской. Конец его, приподнятый на высоту 7 саженей, петлею обвился вокруг ветхого купола старой, заброшенной, место лишь зря занимающей, церкви.

И стучат топоры, подрубая погнившие деревянные устои этого купола.

И вторит неумолчному стуку жужжание многочисленных зевак, сгрудившихся на противоположном тротуаре. Чего-чего не уловит здесь ухо...

- Вот до чего дожились.. Срамота! Церковь то, церковь зорят! Кто сказал?

Понятно и ясно: сказала старая -престарая, долгоносая, мрачная и шепелявая старушенция своей сверстнице и, очевидно, подруге. У обоих вид сокрушенный, на глазах мутноватая влага.

- Чудаки... Совсем по камешку разберут все здание, -и напрасно это: в газете ж писали, что чайнушку в нем надо открыть!

Это сказано деловым и хозяйственным тоном озабоченного и знающего цену всяким вещам человека... Сказал сутуловатый человечек, с темноватым, точно закоптелым лицом и крупными кистями измозоленных рук... Вероятно, кузнец.

-И, конечно, - безбожник! Желто лимонная личность с геморроидальной и чиновной наружностью тоже недовольна и тоже брюзжит. Но она, ведь, не старушенция, и облекает свое недовольство в форму культурного протеста против "ничем не оправдываемого варварства". - 300 лет стоит... Памятник старины, можно сказать!.. Беречь ее надо, а не ломать... Стиль то ведь, древний!..

- Не стиль, - безвкусица!.. Казенные сапоги всмятку - поправляет его долговязый паренек в пенсне, похожий на хорошо знакомого мне слушателя подтехникума.

- Давно - бы сломать пора!.. Давно - б ее отсюда убрали!.. - звенит задорная веселая молодежь.

Но есть здесь еще недовольные, -не на тротуаре, а в воздухе. Это -две пары лишившихся удобного приюта галок. Хрипло каркая, вьются они над погнувшимся от времени и колеблющимся от ударов топора церковным крестом, и есть в карканьи их что-то общее с голосами долгоносых, унылых старух.

- А ну, берись!.. Берись, навались!.. Струной натянулся канат. За него хватаются многие из прохожих. С веселыми шутками тянет его молодежь.

- Р-раз... Только скрип.

- Провода, провода!. Но мысль о них пришла слишком поздно.

С грохотом, и треском ломая ветки деревьев, весь окутанный облаком пыли, рухнул наземь тяжелый, железными листами окованный купол и падая, порвал телефонные провода,

- Хорошее дело коммунхоз теперь делает, - больше места для крестьянских возов теперь останется, - резюмирует кто-то на пустеющем тротуаре: - Но проволоку, проволоку-то к чему было рвать?!. Не проще ли было бы растащить, разобрать всю эту ветошь по бревнышку!

ТЕНЬ ЕХИДЫ.

 

Обобщение

Таким образом, историю Бийска XVIII века можно разделить на четыре этапа. Первый этап: 1718-1750 гг. Бийская крепость являлась самым южным русским пограничным укреплением в Верхнем Приобье и способствовала его закреплению в составе Российского государства. Однако из-за недостатка денег в казне крепостные сооружения не модернизировались, и к середине XVIII они уже не отвечали требованиям обороны этого участка порубежья, возросшим в связи с обострением русско-джунгарских отношений.

Второй этап: 50-60-е гг. XVIII века. По проекту В. Мадера сооружается новый крепостной комплекс, а старые фортификационные элементы используются в качестве второго оборонительного рубежа - цитадели. Площадь крепости значительно увеличивается, на вооружении  принимаются 12-ти фунтовые крепостные орудия. Основу постоянно усиливающегося гарнизона составляют уже не городовые казачьи сотни, а регулярные пехотные и драгунские подразделения. Бийская крепость становится центральным звеном новой Колывано-Кузнецкой укрепленной линии.

Третий этап: 70-90-е гг. XVIII века. После сооружения новых укреплений в 1769-1778 гг. Бийская крепость становится вторым (после Омской крепости) по значению военно-административным центром Западной Сибири. Площадь оборонительных комплексов, построенных с учетом последних достижений западноевропейского и отечественного фортификационного искусства достигала 40 гектаров, численность крепостного гарнизона и линейных частей превышала 3 тысячи драгун, солдат и казаков, а артиллерийского парка - около 60 орудий разных калибров. Однако уже к концу XVIII века по мнению Сената Бийская крепость «становится внутреннею и совершенно излишнею, ибо пограничье российское в сих местах далее к югу весьма отодвинуто оказалось». 

Четвертый этап: начало XIX в.- 1848 г. Бийская крепость после снятия с финансирования Военным министерством Российской империи находится в разряде «заштатных» укреплений. После формального упразднения крепости в 1846 году ее более чем вековая история завершается. Маленький пограничный острожек, небольшая деревянная крепость, мощный фортификационный комплекс, сооруженный с учетом всех новейших достижений военной инженерной науки XVIII века - таковы основные вехи «военно-служилого» периода летописи нашего города. А начиналось это служение  с указов  «Блаженного и Вечнодостойного памяти»  российского императора Петра Великого. 

 

Просмотрено: 0%
Просмотрено: 0%
Скачать материал
Скачать материал "Программа учебного курса "История Бийска""

Методические разработки к Вашему уроку:

Получите новую специальность за 2 месяца

Карьерный консультант

Получите профессию

Интернет-маркетолог

за 6 месяцев

Пройти курс

Рабочие листы
к вашим урокам

Скачать

Скачать материал

Найдите материал к любому уроку, указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:

6 745 568 материалов в базе

Скачать материал

Другие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

  • Скачать материал
    • 16.02.2018 1378
    • DOCX 71.5 кбайт
    • Оцените материал:
  • Настоящий материал опубликован пользователем Исупов Сергей Юрьевич. Инфоурок является информационным посредником и предоставляет пользователям возможность размещать на сайте методические материалы. Всю ответственность за опубликованные материалы, содержащиеся в них сведения, а также за соблюдение авторских прав несут пользователи, загрузившие материал на сайт

    Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.

    Удалить материал
  • Автор материала

    Исупов Сергей Юрьевич
    Исупов Сергей Юрьевич
    • На сайте: 9 лет
    • Подписчики: 0
    • Всего просмотров: 3037
    • Всего материалов: 3

Ваша скидка на курсы

40%
Скидка для нового слушателя. Войдите на сайт, чтобы применить скидку к любому курсу
Курсы со скидкой

Мини-курс

Семейные кризисы и конфликты

3 ч.

780 руб. 390 руб.
Подать заявку О курсе
  • Этот курс уже прошли 10 человек

Мини-курс

Анализ основных ресурсов предприятия

3 ч.

780 руб. 390 руб.
Подать заявку О курсе

Мини-курс

Эффективное управление проектами

6 ч.

780 руб. 390 руб.
Подать заявку О курсе