Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Другое / Статьи / Психологические основы обособленного поведения подростков: обзор работ
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Другое

Психологические основы обособленного поведения подростков: обзор работ

библиотека
материалов

Психологические аспекты обособленного поведения подростков

ГБПОУ «Нижегородский Губернский колледж,

г. Нижний Новгород

Обособленным, следует считать, на наш взгляд, поведение, которое может быть описано следующим образом: человек имеет мало контактов с другими, уединяется, отвечает отказом на приглашение к коммуникации и взаимодействию, склоняется к выполнению деятельности и отдыху наедине с собой. К тому же он производит впечатление человека замкнутого, «себе на уме», так как часто имеет мало друзей и не пытается расширять их круг. Мы бы хотели обратить внимание на то, что описанное поведение бывает не таким уж и редким, особенно у подростков, и нам кажется, что именно возрастные психологические факторы играют доминирующую роль в его возникновении и существовании. В этом случае ясно подтверждается правильность идеи Л.С. Выготского о том, что одно и то же поведенческое явление может иметь абсолютно различные психологические истоки, следовательно, и диагностироваться, и анализироваться, и корректироваться (если есть такая необходимость) должно по-разному в соответствии с его действительными факторами и механизмами. [2]. И в самом деле, обособленное поведение может быть и последствием аутизма, и проявлением индивидуально-типологических тенденций (интроверсия), и свидетельством фрустрации, неадекватности самооценки, психологической травмы и т.п. Понятно, что такой широкий круг возможных психологических причин, факторов и механизмов одного и того же явления (обособленного поведения) вынуждает очень внимательно подходить в практично-психологическом аспекте буквально к каждому случаю, тщательно выявлять его психологию и только после этого говорить о возможности консультативно-коррекционной помощи. Сужение проблемы в возрастном плане позволяет найти новые ракурсы и даёт возможность подойти к её решению более определённо и чётко. Ведь известно, что практически все серьёзные исследователи, которые изучали психологию подросткового возраста, обращали внимание на тот факт, что обособленное поведение является, по сути, обязательным атрибутом этого периода онтогенеза: так или иначе, на разных этапах этого возраста, в разной степени, но каждый ребёнок приобретает опыт обособленного поведения. Благодаря такому подходу можно немного абстрагироваться от бесконечного перечисления возможных индивидуальных факторов и сосредоточиться на собственно, возрастных проблемах. Уже в начале обозначим, что анализ даёт основания высказать в некоторой степени неожиданный и парадоксальный тезис: обособленное поведение является обязательным и необходимым компонентом жизни подростка, более того, его наличие свидетельствует о том, что развитие личности происходит, в целом, в рамках нормы. К такому выводу приходят исследователи (а психология подросткового возраста изучена довольно глубоко и всесторонне), независимо от того, к какому направлению психологии относятся их труды.

То, что все основные коллизии подросткового возраста связаны определённым образом с кардинальными изменениями самосознания, есть установленным фактом. Так, Л.И. Божович отмечала в своё время: «Кризис подросткового возраста связан с возникновением в этот период нового уровня самосознания, характерной чертой которого является появление у подростка способности и потребности познать самого себя как личности, которая имеет присущие только ей одной, в отличие от всех остальных людей, свойства». [1, с. 260]. И далее говорится, что это порождает у ребёнка стремление к самоутверждению и самовыражению. Мы должны добавить, что это также порождает стремление к познанию себя. О появлении качественно нового уровня самосознания в подростковом возрасте заявляет и Э. Эриксон, он подчёркивает, что основным достижением этого возраста является новая интеграция опыта в виде эго-идентичности: «Чувство эго-идентичности и представляет собой возросшую уверенность индивида в том, что его способность сохранять внутреннюю тождественность и целостность (психологическим значением эго) согласовывается с оценкой его тождественности и целостности, которая даётся другими людьми» [7, с. 261].

Как видим, в двух подходах (которые, заметим, очень далеки друг от друга), говорится о том, что в подростковом возрасте возникает новый пласт самосознания, связанный с учётом подростком позиции других людей по отношению к нему самому. Благодаря появившейся рефлексии в качестве психологического новообразования младшего школьного возраста [3], на момент начала подросткового кризиса ребёнок имеет достаточно чёткое представление о самом себе («Я-концепция»). Когнитивный, самоценный и регулятивный компонент данного образования являются уже довольно развитыми и устойчивыми: «хороший (плохой) ученик», «послушный сын», «здоровый», «умелый», «любящий» и т.п.. Я-концепция даёт возможность ребёнку чувствовать себя достаточно надёжно и уверенно, регулировать собственную активность, строить простейшие жизненные планы. Затем начинается пубертатный возраст, и «гормональные стрессы» порождают целый спектр новых, незнакомых, а также неожиданных ощущений и переживаний. Они явно противоречат сформированному образу себя, а вызванные ими чувства, стремления и фантазии и телесные изменения вообще делают представление о себе очень неопределённым, размывая и искажая знакомую «картину себя». С другой стороны, социальное окружение ребёнка резко становится разнообразным: новые школьные предметы и учителя, различные социальные группы, правила, требования и «свободы». Всё это порождает новые потребности, которые, однако, очень жестоко и непосредственно начинают соотноситься с оценками других. Если в младших классах составляющая Я-концепции «отличник и хороший мальчик» выступала как единство, позитивно оценивалась как окружением, так и самим ребёнком, то теперь она, во-первых, разъединяется, а во-вторых – вызывает противоречивые оценки, при этом одинаково значимых людей. Подобное «двустороннее нападение» на Я-концепцию происходит со всеми подростками, и оно требует того, о чём написала И.И. Чеснокова: «необходимости своеобразной самоотстранённости личности» [6, с. 227]. Другими словами, подросток во время кризиса, на наш взгляд, переживает очень драматическое явление «потери» Я-концепции. В связи с чем, Э. Эриксон чётко показал, что если ребёнок не «остановится» и не присвоит новый опыт (приняв его в своё новое естество, переплавив), это приведёт к «диффузной идентичности» и к «ролевому смешению», то есть сделает невозможным существование человека как самоидентичной (самотождественной) личности. [7].

В этот период дети очень интересуются психологией личности реальных людей, которые их окружают. Этот факт общеизвестный, но, к сожалению, мало исследованный. Ведь такой интерес предусматривает взаимную открытость в общении. Чтобы понять другого, считает О.О. Родионова, необходимо воспринимать собеседника как «полноправного обладателя внутренней смысловой позиции относительно темы общения» [4, с. 193]. Кроме того, важно рефлексировать собственную позицию относительно именно этого человека и одновременно его позицию относительно себя самого. Только такая способность может обеспечить формирование собственной внутренней целостной позиции. О.Т. Соколова отмечала по этому поводу, что формирование нового уровня самосознания у подростка происходит путём «своеобразной интериоризации» - процесс познания другого присваивается как процесс самопознания [5]. Таким образом, наиболее адекватный путь самопознания проходит через познание другого. Но для подростков он становится слишком трудным и болезненным, поскольку, как уже отмечалось, связан с самораскрытием и довольно жёстким оцениванием со стороны других, которое рушит Я-концепцию. Именно страхом травмы и потери Я объясняется и поиск «настоящего друга» (термин Т.В. Драгуновой), и развитие обособленного поведения. Таким образом, обособленное поведение для подростка означает, прежде всего, безопасность. В это время можно реализовать потребность самопознания, не боясь жестокого «проникающего» оценивания. Именно здесь происходит огромная работа со структурированием внутреннего мира. Но к чему она приводит и какая степень обособления адекватна в плане психического здоровья?

Для лучшего понимания реальных психических процессов, которые происходят у подростков во время кризиса, необходимо обратиться к теоретическим взглядам К. Роджерса. Понятие конгруэнтности, которое является центральным в его теории, фактически означает гармонизацию взаимодействия двух структурных компонентов личности – Я-концепции и действительного («организмичного», по Роджерсу) Я. Я-концепция понимается традиционно, как система знаний человека о себе и оценок самому себе. Но подчёркивается, что это те знания и оценки, которые сформированы в «условиях ценности» и допущены к осознанию. К. Роджерс, вводя понятие «условия ценности», имеет в виду совокупность убеждений, правил («что хорошо, что плохо»), которую провозглашает и которой придерживается социальное окружение человека. Фактически это «цензор» (если воспользоваться терминологией З. Фрейда). Человек осознаёт и позволяет существовать в себе только тем чертам, свойствам, способностям, стремлениям, которые одобрены его окружением, так происходит традиционное воспитание и формируется Я-концепция. Но у человека, отмечает К. Роджерс, на самом деле есть не только эти черты и стремления. Существуют другие, которые по какой–то причине не «пропускает» социальное окружение. Чтобы не входить с ним в конфликт, человек не допускает в сознание эти свои черты, что и происходит или сознательно, или неосознанно, с помощью психологических защитных механизмов. Вся совокупность черт и стремлений («позволенных» и «непозволенных») и составляет полный и уникально неповторимый узор личности человека («организмическое Я»). Чем больше оно отличается от Я-концепции, тем тревожней, невротичней личность. Другими словами, уровень конгруэнтности (соотношение Я-концепции и организмичного Я) прямо пропорционально показателям психического здоровья. Человек постоянно пребывает в напряжении. С одной стороны, он боится утратить важные связи с другими, боится конфликтов, и поэтому вынужден соответствовать условным ценностям, что часто приводит к внутренней конфликтности, ведь «целостное организмическое» Я никогда не исчезает. С другой стороны, человек ощущает, что только единение со всем своим неповторимым миром может сделать его счастливым и эффективным (но это противоречит условию ценности). Так и возникает одиночество (обособления). К. Роджерс отмечает: «Одиночество наиболее резко и болезненно проявляется у тех индивидов, которые по какой-то причине оказываются – будучи лишёнными своей привычной защиты – уязвимыми, испуганными, одинокими, но обладающими истинным «Я» и уверенными в том, что будут отвергнуты всем остальным миром». [8, 119].

В контексте изложенного мы можем предположить, что подросток во время кризиса, демонстрируя обособленное поведение, на самом деле осуществляет важную внутреннюю работу открытие собственного реального Я («организмичного» Я). Действительно, как было показано, Я-концепция, которая сложилась вначале возрастного кризиса, очень быстро рушится под действием новых внутренних и внешних факторов (новые «условия ценности»). Эти новые условия такие разнообразные и противоречивые, что создать новую Я-концепцию получается в принципе очень и очень сложно. Ребёнок чувствует в себе настоящую пустоту, когда не от чего оттолкнуться. Естественно, как компенсация возникает интерес к другим личностям – именно там, у них, отыскиваются «точки опоры». Интериоризация этого интереса приводит к развитию потребности разобраться в себе, причём, и это очень важно, подросток стремится теперь открыть своё истинное, целостное Я («организмичное» Я). Обособленность поведения является не просто условием, а и психологическим средством этого процесса, ведь он не может ещё противостоять условию ценности разрушенной Я-концепции. Таким образом, подросток на этом очень важном этапе развития является, абсолютно конгруэнтным человеком. Он открыл своё истинное Я и верит ему намного больше, чем «условиям ценности», и именно этим объясняется негативизм, конфликтность и противоречивость его поведения. «Трудным», «плохим», «небезопасным» этот период жизни человека считают те, кто создаёт и сохраняет «условия ценности», для кого они и их соблюдения являются намного важнее, чем сложная и противоречивая, в целом «неудобная» личность. Конечно, этот период закончится формированием новой Я-концепции, но она принципиально будет отличаться от предыдущей, ведь подросток уже «прикоснулся» к своему истинному Я. Таким образом, рассматривая психологию обособленного поведения подростков с позиции гуманистической теории Роджерса, мы должны понять, что она является необходимым и важным компонентом развития.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе. // Психология развития. – СПб: Питер, 2002. – с. 227-271.

  2. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. //Собр. соч. т.3. – М.: Педагогика, 1983.

  3. Драгунова Т.В. Подросток. – М., Знание, 1977. – 95 с.

  4. Родионова Е.А. Общение как условие формирования личности. // Психология формирования и развития личности. - М.: Наука, 1981. – с. 177-197.

  5. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. – М.: МГУ, 1989. -212 с.

  6. Чеснокова И.И. Особенности развития самосознания в онтогенезе. – Принципы развития в психологии. – М.: Наука, 1977. – с.223-235.

  7. Erikson E.H. Children and society (2-nd ed.). – New York; Norton, 1963.

  8. Rogers C.R. (1973) The lonely person and his experiences in an encounter group. – New York; Harper Row. (Originaly published 1970).




Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 11.10.2016
Раздел Другое
Подраздел Статьи
Просмотров87
Номер материала ДБ-252270
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх