Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Школьному психологу / Статьи / Психологическое консультирование подростка в практике школьного психолога. Из опыта работы.

Психологическое консультирование подростка в практике школьного психолога. Из опыта работы.

  • Школьному психологу

Поделитесь материалом с коллегами:

Психологическое консультирование подростков в работе школьного психолога. Из опыта работы.


Консультирование в работе школьного психолога является одним из наиболее приоритетных направлений, если не самым главным. Нам часто приходится консультировать педагогов, родителей, детей. Ключевые участники образовательного процесса в школе – это дети, большинство из них подростки, ученики среднего и старшего звена. Часто можно заметить, что уже дети начальной школы начиная с 3 класса ощущают потребность поделиться переживаниями, мыслями со взрослыми. Дети 4,5,6 класса очень любят рассуждать, размышлять над проблемами бытия, поиск своего места в мире и в среде сверстников – это наверное основная тема в консультировании подростков. За время моей практической работы в школе в качестве психолога, я бы проранжировала причины, темы разговоров, консультаций с психологом следующим образом:

  1. Отношения в среде сверстников (особенно напряжённо в начале подросткового возраста)

  2. Самоотношение, самооценка, поиск своего места в мире (как меня воспринимают окружающие и как мне изменить это восприятие, если оно не устраивает меня).

  3. Отношение с родителями, со значимыми взрослыми.

Школьный психолог имеет возможность наблюдать детей начиная с первого класса, у него есть верные помощники – учителя, которые могут дать много полезной информации о ребёнке. Этим работа школьного психолога отличается от работы психолога в психологическом центре. В то же время, подростки могут испытывать неловкость, нежелание афишировать перед сверстниками общение с психологом (боятся насмешек, «к психологу ходят психи»). В этом случае необходимо объяснять детям, что общение со специалистом, не признак какого-то дефекта у того, кто к нему обращается, желание поделиться своей проблемой и решить её самому – это признак взрослого человека. Здесь помогут интересно проведённые групповые занятия с ребятами в классе (классный час, тренинг, психологическое занятие). Я хочу поделиться с вами опытом (на мой взгляд достаточно удачным) из практики школьного консультирования и работы с подростком и с его семьёй. Думаю, он будет полезен практикующим школьным психологам.

Однажды ко мне обратилась мама ученика 7 класса, дело было уже в июне, поэтому можно сказать, что ученика уже 8 класса. Будем называть его Вадим. Женщина была очень встревожена и обеспокоена тем, что сын в последнее время стал очень замкнутым, как ей казалось, даже депрессивным. Он не любит шумных компаний, громких игр, излишне копается в себе, а когда она услышала от него фразу типа «зачем вообще всё это нужно, зачем мы живём» сразу начала бить в набат и решила обратиться к школьному психологу. Со мной она была знакома по родительским собраниям (я пару раз выходила с результатами диагностики класса). Кстати говоря, по результатам диагностики уровня тревожности в классе у Вадика не наблюдалось критических показателей, это средний мальчик, как бы ничем не выделяющийся среди сверстников. Успеваемость хорошая, в классе принимаемый, есть друзья в классе и во дворе. Тревога мамы вполне понятна, сейчас очень часто можно услышать информацию о суицидах в подростковой среде, наш город – не исключение. На мой вопрос, как сам мальчик относится к общению с психологом, мама ответила, что он сам желает получить консультацию, но не знает, как обратиться и будет рад прийти в любое время. Это конечно облегчало нашу задачу. И вот передо мной восьмиклассник Вадим. Он обыкновенный мальчик 13 лет, высокий, можно сказать долговязый как многие мальчики его возраста, видно, что ребёнок резко вытягивается, взрослеет физически. Его внутреннее ощущение никак не соответствовало его внешнему виду: высокий, симпатичный, спортивная фигура, открытый взгляд, добрый и серьёзный. Чувствуется скованность, он не знает что ждать от меня и что самому говорить. Часто психологи пытаются сразу подойти к ребёнку как к клиенту, с готовыми формулами консультирования, с целью обнаружить проблему и помочь её решить, при этом бояться показаться некомпетентными в вопросах психологии. Я думаю первое общение с обратившимся к вам ребёнком или родителем должно строится на уровне интуиции, важно установить контакт, понять человека, увидеть внутренним зрением его как личность, как-бы подружиться с ним, протянуть руку помощи мысленно. Поэтому целесообразно попросить его рассказать о себе, о своих увлечениях, мыслях, заботах. Как будто он пришёл не разрешить свою проблему с вашей помощью (разрубить горгиев узел), а просто пообщаться с добрым попутчиком, приятным человеком. Не стоит сразу давать подростку тесты с целью установить диагноз, хотя нашу профессию часто сравнивают с профессией врача, мы не ставим диагнозы и не выписываем рецепты. Психолог – скорее целитель души. Вадим оказался очень интересным в общении, вдумчивым, рассудительным, взрослым в своих поисках истины. Я решила сразу спросить у него, что его привело к психологу, как он видит свою духовную задачу на сегодняшний момент и была права. Мальчик вполне отчётливо сформулировал запрос на работу психолога, то, как её видит. Он определил её как неуверенность в себе, в своих силах, постоянное сомнение в том, что всё получится. Присутствовали и страхи: страх быть непринятым, осмеянным в компании сверстников, страх высоты. Тогда я попросила его отметить своё внутреннее духовное состояние на шкале от о до 10, где 0 – дела совсем плохи, выхода нет, а 10 – идеальный вариант, то есть то, к чему стоит стремиться. Он сделал отметку где-то в районе трёх баллов. Консультирование продолжилось коррекционными занятиями, всего их было четыре. Мальчик с интересом приходил на наши встречи-общение, всегда в условленное время, было видно, что его никто не заставляет, в частности мама. Во-первых в ходе консультации Вадим определился с целью в жизни. К необходимости выстроить траекторию жизненного пути он пришёл неожиданно сам, в ходе анализа одной интересной методики, которую я ему предложила. Таким стимулом послужила методика известного автора психотерапевта Татьяны Зинкевич-Евстигнеевой «Карта внутренней страны» (её легко можно найти в интернете, задав поиск по названию). Эта разработка очень хорошо подходит для работы как со взрослыми (была опробована мною на педагогах) так и на подростках. Дело в том, что здесь в метафорической, игровой, сказочной форме человек приходит к открытию в себе новых смыслов, переосмыслению прежнего опыта. Так получилось и с Вадимом. Рассматривая свою карту внутренней страны, как бы мысленно путешествуя по ней взглядом, подросток, быть может впервые в жизни смотрит на себя самого со стороны, как бы глазами путешественника. На карте, которую нарисовал мальчик, раскинулись леса размышлений, долина мудрости, река доброжелательности. Как-то само собой пришло осознание собственного пути, того, что нужно ценить и уважать свой внутренний мир, который хранит в себе ресурсы для достижения жизненных целей, утверждения себя как личности. Вместе с этим возросла уверенность подростка в себе, открылись перспективы работы над собой. В конце занятий – бесед мы снова рисовали шкалу эмоционального состояния или шкалу внутреннего роста из десяти делений. Как я уже говорила, в начале наших занятий Вадим отметил на ней наихудшее состояние проблемы и то, где бы он хотел расположить флажок, к чему стремится. С каждым разом метка продвигалась на несколько делений в верх. Мальчик отмечал, что он чувствует, что стал увереннее, исчезли страхи, на душе становится спокойнее, радостнее. И вот я предлагаю Вадиму ещё одну методику на самопознание. Написать письмо самому себе из будущего в образе себя-взрослого. В психологической практике существует много подобных методик написания писем: письмо в своё будущее, письмо в своё прошлое. Я же предложила перенестись в будущее, примерно на 10 лет вперёд и написать письмо себе, 13-летнему от 23 летнего молодого мужчины. Подросток временной интервал в 10 лет воспринимает как очень отдалённый, поэтому Вадиму поначалу было нелегко как-бы вжиться в роль взрослого человека. Я предложила ему перевоплотиться не только мысленно, но и внешне. Постараться принять позу, выражение лица. И вот, когда из ссутулившейся позы со скрещенными перед собой руками и неуверенным взглядом парень перевоплотился, приосанился, улыбнулся, сбросил напряжение (процесс консультирования и занятий Вадим воспринимал очень серьёзно) он приступил к написанию письма, начав его словами «Здравствуй, Вадик. Мне сейчас 23 года, на дворе 2026 год». Далее он описал свою жизнь, будущую семью. Что интересно, здесь определились жизненные приоритеты: счастливая полная семья, маленькая дочка, интересная любимая работа. Нет и намёка на суицидальные или депрессивные наклонности, которыми так напугана его мама. Впоследствии женщина призналась, что когда сын показал ей это письмо (все продукты нашего творчества он уносил домой) она чуть не расплакалась. Также она невероятно обрадовалась, когда я сказала ей, что её сын не по годам мудрый, рассудительный человек, с совершенно правильной жизненной позицией. Такое ощущение, что она воспринимает его совершенно иначе. Думаю, моя основная задача, как психолога и состояла, в том, чтобы не только открыть подростка для себя самого, но и открыть его для мамы как новую взрослеющую личность, имеющую право быть тем, кем он должен быть. Тем временем поиск ресурсов продолжался и мальчик так же охотно приходил на занятия. Следующей интересной техникой стал пластилин, благо я целый год посещала интересный тренинг мастер класс «Пластилиновая страна» в нашем методическом центре и новые знания мне здесь очень пригодились, как и в работе с другими подростками (спасибо Вахтиной Людмиле Геннадьевне). Мы стали работать с именем Вадима. Оказалось, что мальчик не знал историю своего имени, то есть кто его назвал, почему именно так а не иначе, в честь кого назвали. В семье это никогда не обсуждали. И как же он был удивлён, узнав, что история имени и само имя очень влияют на судьбу человека, а главное – снова шло воздействие на семью, на маму, ведь нужно было всё у неё выспросить и это давало возможность снова по-другому посмотреть самым близким людям друг на друга. Оказалось, что во время беременности маме поставили очень серьёзный диагноз патологии плода, и она решила, что если повторный диагноз оправдается, назову Никита, а если нет, то Вадим. Мы вместе рассуждали, как это может отражаться на судьбе и мой клиент решил, что его имя – как ангел хранитель, потому что «выходит, если всё хорошо, то Вадим». Была ещё работа с цветом, когда мы раскладывали каждую букву имени по цвету и наделяли каждый цвет качествами характера. Затем лепили имя из пластилина и вылепливали бессознательное эго. Чувства, которые Вадим испытывал он всегда в конце наших встреч актуализировал. Впереди его ждала поездка в летний лагерь. В глазах мальчика можно было увидеть оптимизм и задор, ни следа от уныния и скуки, потому что теперь в лагерь ехал не сомневающийся в себе подросток, а школьник, уверенный в том, что у него всё получится.

Психологу здесь важно вовремя остановиться, дать возможность подростку обдумать, переварить новую для него информацию и уходить от ощущения, что ты теперь ответственен за всю будущую жизнь клиента. За все его неудачи и промахи, падения и взлёты ответственен он сам, а встреча с психологом, это как встреча с книгой, которая на что-то открывает тебе глаза, меняет тебя, помогает выбрать свой курс. Плыть должен только он сам, и очень важно ему сейчас понять, что он сам капитан своего корабля.


Педагог-психолог МОУ «Гимназия №18» города Магнитогорска

Азиева Алина Раисовна

Август 2016 года

Автор
Дата добавления 25.08.2016
Раздел Школьному психологу
Подраздел Статьи
Просмотров69
Номер материала ДБ-164852
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх