Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Школьному психологу / Другие методич. материалы / Психотерапевтическая помощь школьного психолога семье в ситуации инвалидизации ребенка

Психотерапевтическая помощь школьного психолога семье в ситуации инвалидизации ребенка


  • Школьному психологу

Поделитесь материалом с коллегами:

НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ИНСТИТУТ ДИСТАНЦИОННОГО ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ




РЕФЕРАТ

по дисциплине: Психотерапия и психопрофилактика

на тему:

Психотерапевтическая помощь школьного психолога семье в ситуации инвалидизации ребенка



Работу выполнил

слушатель ___1__ курса

Асима Ахметгалимовна Бекмухамбетова

Научный руководитель

_______________________

к. психол. наук, доц. Шелепанова Н.В.






Новосибирск - 2016



ОГЛАВЛЕНИЕ



Введение 3


ГЛАВА 1. ПСИХОЛОГИЯ СЕМЬИ И СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СИТУАЦИИ ИНВАЛИДИЗАЦИИ РЕБЕНКА 4

    1. Психологические особенности родителей, воспитывающих детей с инвалидными заболеваниями 4

    2. Восприятие родителями ребенка с ДЦП 5


ГЛАВА 2. ОКАЗАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ СЕМЬЕ В СИТУАЦИИ ИНВАЛИДИЗАЦИИ РЕБЕНКА 8

2.1. Оказание психологической помощи семье на основе модели человеческого развития Ури Бронфенбреннера 8

2.2. Алгоритм консультирования семей и детей и особыми нуждами 12

2.3. Возможности Интернент-консультирования семьи 17

Заключение 19



Литература 20

















Введение


Хроническое инвалидизирующее заболевание ребенка оказывает серьезное влияние не только на его жизнь, но и на жизнь его близких. Появление в семье ребенка с выраженными нарушениями в развитии всегда связано с эмоциональными переживаниями родителей и близких родственников. Родители таких детей часто испытывают огромные психологические трудности в общении с другими людьми из-за воздействия длительной, травмирующей психику ситуации, явившейся результатом переживания по поводу нарушений развития у ребенка.

Проблемы семьи аномального ребенка рассматривались в работах Н. В. Мазуровой, З. Ф. Гафуровой, О. Г. Комаровой и др. Психологическому изучению специфики личностных нарушений у родителей, воспитывающих детей с тяжелыми двигательными патологиями, отводится большое место в работах В. В. Ткачевой. В семьях детей-инвалидов происходят качественные изменения на психологическом и социальном уровнях. Многими авторами подчеркивается необходимость поддержания психического и психологического здоровья у членов семей особого ребенка, так как именно они являются для ребенка тем ресурсом, который вселяет уверенность, дает силы к преодолению трудностей.

С переходом на инклюзивное образование в перечень задач, стоящих перед школьным психологом включается работа по психологическому сопровождению семьи, имеющей ребенка с ограниченными возможностями здоровья. Данное реферативное исследование посвящено изучению вопросов психологической помощи родителям в ситуации инвалидизации ребенка.

Цель: изучить подходы к оказанию психологической помощи родителям в ситуации инвалидизации ребенка

Задачи:

  1. изучить психологические особенности родительско-детских отношений особой семьи;

  2. обратить внимание на проблемные зоны семьи, воспитывающей ребенка-инвалида;

  3. ознакомиться с ведущими моделями сопровождения семьи, воспитывающей ребенка с нарушениями развития.





Глава 1. Психология семьи и семейных отношений в ситуации инвалидизации ребенка

    1. Психологические особенности родителей, воспитывающих детей с инвалидными заболеваниями



Семья, имеющая ребенка-инвалида, на протяжении всей жизни переживает серию критических состояний, обусловленных субъективными и объективными причинами. Это чередование взлетов и еще более глубоких падений. Семьи с лучшей психологической и социальной поддержкой легче преодолевают эти состояния. К сожалению, специалисты часто недооценивают тяжесть семейных кризисов на разных возрастных этапах развития ребенка по сравнению с более ранними, связанными с установлением диагноза и констатацией крайне ограниченной возможности ребенка к обучению.

Американский исследователь семьи А. Торнбал выделяет следующие периоды, связанные со стрессом на стадиях и переходах жизненного цикла семей, имеющих детей-инвалидов:

  • рождение ребенка: получение точного диагноза, эмоциональное привыкание, информирование других членов семьи;

  • школьный возраст: становление личностной точки зрения на форму обучения ребенка (инклюзивное или специализированное обучение), решение вопросов, связанных с поступлением ребенка в школу, внешкольной деятельностью ребенка, переживание реакций сверстников;

  • подростковый возраст: привыкание к хронической природе заболевания ребенка, возникновение проблем, связанных с сексуальностью, изоляцией от сверстников, планированием общей занятости ребенка;

  • период «выпуска»: признание и привыкание к продолжающейся семейной ответственности, принятие решения о подходящем месте проживания повзрослевшего ребенка, переживание дефицита возможностей для социализации семьи;

  • постродительский период: перестройка взаимоотношений между супругами (если ребенок начал самостоятельную жизнь) и взаимодействие со специалистами по месту проживания ребенка.

В каждом из этих периодов можно выделить проблемы самого ребенка-инвалида и проблемы родителей, связанные непосредственно с ним. Особенности детско-родительских отношений сказываются на всех этапах социализации ребенка, что должно учитываться при определении путей помощи семье.

Современный этап развития коррекционной педагогики и психологии характеризуется поиском новых путей повышения социальной адаптации детей с заболеваниями. Социализация этих детей не может быть достигнута без приобщения к этому процессу членов его семьи и, в первую очередь, родителей.

Исследование отечественных и зарубежных психологов личностных характеристик родителей больных детей позволяет выделить такие общие черты, как: сензитивность и гиперсоциализация, защитный характер поведения. Эмоциональная чувствительность проявляется в ранимости, обидчивости, склонности принимать окружающие события близко к сердцу. Гиперсоциализация выражается в повышенном чувстве долга, ответственности, в трудностях компромиссов. Психологические защиты не позволяют быть открытым, непринужденным в общении, что часто обусловлено наличием травматического опыта межличностных отношений [Галасюк И.Н., 2011] Также такие родители склонны считать себя менее удачливыми, чем родители здоровых детей, неспособными преодолеть трудные жизненные ситуации.

У родителей детей-инвалидов могут появляться признаки психосоматических, астенических, а также пограничных психических расстройств. Отношение к себе характеризуется чувством вины из-за болезни, из-за того, что не смогли уберечь или предупредить случившееся, а также сомнениями в своих возможностях ухода за больным ребенком, беспомощностью, представлениями о собственной несостоятельности в ролях женщины и матери. Родители часто видят себя сквозь призму болезни ребенка, мотивируя свои поступки заботой о благополучии ребенка.

Наиболее дисфункциональными паттернами детско-родительских отношений являются гиперопека и отрицание болезни, которые появляются из-за смешения представлений о ребенке и болезни. В случае отрицания родители стараются сохранить прежнее видение своего ребенка, а в случае гиперопеки — крайне ограничивают самостоятельность ребенка, преувеличивая возможные опасности заболевания [Дэвис Х., 2011].


    1. Восприятие родителями ребенка с ДЦП

В настоящее время среди детской инвалидности детский церебральный паралич является одним из самых распространенных заболеваний [8]. Становится актуальной разработка программ по оказанию помощи семьям, имеющим ребенка с ДЦП. Одно из направлений работы – коррекция родительско-детских отношений.

Дети с ДЦП воспринимаются их матерями как нерешительные, несамостоятельные и пассивные, в отличие от других детей, что, скорее, повлияет на отношение к своему ребенку и эмоциональное состояние самой матери. В процессе воспитания матери стараются выполнять многие действия за ребенка по уходу за собой, одеванию, кормлению, тем самым ограничивая его активность. Восприятие ребенка как неспособного тормозит приобретение навыков самообслуживания, развитие и коррекцию моторных функций у детей с ДЦП.

Данные Тихомировой В. С. свидетельствуют, что матери детей с ДЦП придерживаются экстернального контроля болезни (видят причины болезни во внешних факторах: стечение обстоятельств, вина врачей, близких), проявляют гипонозогнозическое отношение к болезни ребенка, демонстрируют тревогу в отношении его здоровья и с трудом им управляют. При этом общая напряженность в отношении здоровья ребенка низкая. Такое восприятие болезни формирует гипо- и анозогнозическое отношение к болезни ребенка, то есть непонимание, непринятие и отрицание заболевания у ребенка, что негативным образом сказывается на эффективности его лечения. Для всех матерей, воспитывающих ребенка дошкольного возраста независимо от состояния здоровья, ребенок является значимым и ценным, эмоциональное отношение к нему – положительное. Принятие ребенка таким какой он есть, безусловно, является благоприятным фактором в формировании личности больного ребенка. Однако в исследовании О.Л. Романовой [8] указано, что в первые годы жизни между матерью и ребенком с ДЦП формируется ситуация «симбиотического единства», в которой родители много уделяют времени ребенку, стараясь ему во всем помогать и лечить. Как следствие, ребенок сосредоточивает все внимание на заболевании и собственных болезненных ощущениях. Неуверенность и обеспокоенность матери провоцирует у ребенка страх, который подчеркивает и усугубляет его состояние. Как описывает О. Л. Романова, в отдельных случаях прослеживается противоположная тенденция – материнская позиция трансформируется по мере взросления ребенка от принятия до отвержения. «Эмоциональная изоляция» будет негативно сказываться на психическом развитии ребенка с ДЦП. Из этого следует, что со стороны родителей значимым оказывается не только создание положительной эмоциональной атмосферы во взаимоотношениях с ребенком, но и предоставление развивающей и стимулирующей среды. Важно предоставлять возможность проявить самостоятельные действия, учитывая потенциалы больного ребенка. Матери детей с ДЦП оценивают ребенка как зависимого и пассивного по сравнению с родительницами здоровых дошкольников. Такое представление должно быть связано с реабилитационным потенциалом больного ребенка, что не учитывается матерями детей с различной степенью тяжести заболевания. У родительниц глубоко отсталых детей формируется компенсаторное принятие ребенка таким, какой он есть, что может сформировать симбиотическую привязанность и усилить его физическую несостоятельность.

Несамостоятельность ребенка с церебральным параличом может быть связана с гиперопекой его родителей, возникновение которой обусловлено чувством вины перед ребенком. В исследовании Т.И. Целевич [8] указано, что на этапе подготовки к школьному обучению дети с ДЦП тяжелой степени проявляют привязанность к матерям, с трудом адаптируются к новым условиям и имеют высокий уровень личностной тревожности. Эти данные говорят о высокой необходимости в проведении коррекционно-развивающей работы с семьями, имеющими глубоко отсталых детей с ДЦП. Отношение к ребенку обусловлено восприятием его болезни.

Тихомирова В. С. Обнаружила , что для матерей детей с ДЦП характерно гипонозогнозическое и анозогнозическое восприятие болезни.

По-видимому, вытеснение из сознания неизлечимости заболевания, неблагоприятного прогноза стимулирует мать для продолжения трудоемкой регулярной реабилитации в различных лечебных учреждениях. Защитные механизмы отрицания и вытеснения болезни, скорее всего, стабилизируют эмоциональное состояние, мобилизуют ресурсы родителей. С другой стороны, отрицание нарушений в развитии у ребенка будет способствовать непринятию мер к их своевременной коррекции, а следовательно, с возрастом будет усиливаться отставание в психомоторном развитии. Наличие других детей в семье является благоприятным мотивационным фактором в психолого-педагогической абилитации больного ребенка.

Но если родители будут ориентироваться только на нормально развивающихся сверстников и не учитывать индивидуальные особенности больного ребенка и его способности, это может привести к неправильному подходу к ребенку и привести к его истощению.




Глава 2. Оказание психологической помощи семье в ситуации инвалидизации ребенка


2.1. Оказание психологической помощи семье на основе модели человеческого развития Ури Бронфенбреннера


В контексте рассмотрения механизмов социальной адаптации семьи, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями здоровья, наиболее значимой представляется социально-экологическая модель, предложенная  У. Бронфенбреннером. Подсистемы социально-экологической модели включают в себя микросистему, мезосистему, экзосистему и макросистему.

hello_html_m6593f65d.jpg

К  изучению семей, воспитывающих ребенка с ограниченными возможностями здоровья, данную модель  впервые применил Д. Митчелл [5].

С точки зрения Д. Митчелла, микросистема представляет собой набор паттернов поведения, ролей и межличностных взаимоотношений, существующих в семье. В ней можно выделить следующие компоненты: «мать – отец», «мать – особый ребенок», «мать – здоровый ребенок», «отец – особый ребенок», «отец – здоровый ребенок», «особый ребенок – здоровый ребенок».

Опишем примеры потенциальных проблем в различных подразделах микросистемы «семья особого ребенка»:

  • «мать–отец»: индивидуальное состояние каждого и гармоничность отношений до рождения ребенка, необходимость принять ограничения ребенка;

  • «мать – особый ребенок»: депрессия, чувство вины, самообвинение, проблема отношения к ребенку;

  • «мать – здоровый ребенок»: недостаток внимания к здоровому ребенку, взваливание на здорового ребенка непосильных обязанностей по уходу за особым ребенком, использование здорового ребенка в качестве «компенсации»;

  • «отец – особый ребенок»: отказ отца от физического и психологического участия в заботе об особом ребенке;

  • «отец – здоровый ребенок»: недостаток внимания к здоровому ребенку, взваливание на здорового ребенка непосильных обязанностей по уходу за особым ребенком, использование здорового ребенка в качестве «компенсации»;

  • «особый ребенок – здоровый ребенок»: чувство вины, стыда, страх «заразиться» нарушениями или вера в то, что ты уже «заразился»; «порабощение» особым ребенком здорового брата или сестры, амбивалентные чувства здорового ребенка по отношению к брату/сестре с нарушениями.

Микросистема (в первую очередь семья), по мнению Д. Митчелла,  функционирует в мезосистеме, включающей в себя ближайшее окружение семьи и поле ее активных действий.

Основные элементы мезосистемы:

  • врачи и медицинские работники: восприятие диагноза ребенка, глубина профессиональных знаний и способностей, отношение специалистов к особым детям и их семьям, способность специалистов быть с родителями честными, но доброжелательными, человечными и готовыми помочь;

  • родственники: отношение дедушек и бабушек к внуку с нарушениями развития, готовность дедушек, бабушек и других родственников облегчить стресс родителей, предоставляя им физическую и психологическую помощь;

  • друзья/соседи: открытое и сочувственное отношение, готовность помочь родителям справиться с чувствами вины и неловкости;

  • знакомые, коллеги: отношение к членам семьи как к нормальным людям, без излишнего и навязчивого внимания к ограничениям их ребенка;

  • программы раннего вмешательства, которые могут оказать семье особого ребенка огромную помощь;

  • другие родители: группы поддержки для родителей, братьев и сестер предоставляют социальную, психологическую и практическую помощь, могут с помощью коллективных действий влиять на социальную политику.

В экзосистему входят условия, на которые семья не может активно повлиять, но которые влияют на семью.  Д. Митчелл считает, что примером экосистем могут служить:

  • средства массовой информации:  формируют отношение населения к людям с ограниченными возможностями здоровья, изображая их несчастными, ни на что не способными, никому не нужными или, напротив, сильными, талантливыми, заслуживающими уважения и любви;

  • система здравоохранения: семьи детей с тяжелыми нарушениями особенно зависят от системы здравоохранения;

  • социальные службы: для благосостояния некоторых семей жизненно важна финансовая помощь и другие виды государственной поддержки; пенсия по инвалидности также помогает выжить нуждающимся семьям;

  • система образования: возможность получить доступное ребенку образование.

И, наконец, существует макросистема, отражающая принятые в обществе ценности:

  • этнические, культурные, религиозные и социально-экономические: влияют на то, как члены семьи воспринимают нарушения ребенка, и могут сыграть важную роль в стиле взаимодействия семьи с государственными учреждениями и общественными организациями; социально-экономический статус непосредственно определяет физические ресурсы семьи;

  • экономические и политические ценности: состояние экономики и политическая атмосфера могут оказать непосредственное влияние на государственные программы помощи особым детям и их семьям.

Как видно из описанной выше модели, для того чтобы понять, как функционирует семья, воспитывающая ребенка с нарушениями развития, недостаточно изучить одного ребенка, или пару «ребенок–мать», или даже динамику семьи в целом. Все важнее становится исследовать семью в широком социальном, экономическом и политическом контекстах.

Основные функции, которые выполняет при этом специалист:

  • информационная функция: специалист предлагает семье или ее отдельным членам дидактическое изложение информации, владение которой позволило бы устранить недостаточную психолого-педагогическую и социальную компетентность;

  • поддерживающая функция: специалист обеспечивает психологическую поддержку, которая отсутствует или приняла искаженные формы в реальных семейных отношениях;

  • посредническая функция: специалист в роли посредника содействует восстановлению нарушенных связей семьи с миром и ее членов между собой;

  • функция развития семьи как малой группы: специалист помогает членам семьи развивать основные социальные умения и навыки, такие, как навыки внимательного отношения к другому, понимания нужд окружающих, умения оказывать поддержку и разрешать конфликтные ситуации, выражать свои чувства и замечать чувства других людей. Специалист также способствует поиску ресурсов семьи, позволяющих каждому из ее членов осознать и использовать возможности для саморазвития;

  • функция обучения родителей и детей: специалист раскрывает перед родителями всю многогранность коррекционного психолого-педагогического процесса работы с ребенком, знакомит с принципами построения таких форм взаимодействия с ребенком, при которых он чувствует себя уверенно и комфортно. При этом специалист может способствовать развитию навыков общения, приемов саморегуляции и самопомощи.

В соответствии с вышеперечисленными функциями можно выделить следующие виды психолого-педагогической помощи семье, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями здоровья:

  • информирование: специалист может предоставить семье или отдельным ее членам информацию о закономерностях и особенностях развития ребенка, о его возможностях и ресурсах, о сущности самого расстройства, которым страдает их ребенок, о вопросах воспитания и обучения такого ребенка и т.д.;

  • индивидуальное консультирование: практическая помощь родителям детей с ограниченными возможностями здоровья, суть которой заключается в поиске решений проблемных ситуаций психологического, воспитательно-педагогического, медико-социального и т.п. характера. Рассматривая консультирование как помощь родителям в налаживании конструктивных отношений со своим ребенком, а также как  процесс информирования родителей о нормативно-правовых аспектах будущего семьи, вытаскивания их из «информационного вакуума», прогнозирования возможностей развития и обучения ребенка, можно выделить несколько моделей консультирования, самой адекватной из которых является трехсторонняя модель, предусматривающая ситуацию, когда во время   консультации родителей консультант должен оценивать и учитывать характер проблем и уровень актуального развития самого ребенка;

  • семейное консультирование (психотерапия): специалист оказывает поддержку в преодолении эмоциональных нарушений в семье, вызываемых появлением особого ребенка. В ходе занятий применяются такие методы, как психодрама, гештальттерапия, трансактный анализ. Эти методы способствуют формированию психологического и физического здоровья, адаптации в обществе, принятию себя, эффективной жизнедеятельности;

  • индивидуальные занятия с ребенком в присутствии матери: подбираются эффективные методы воспитательно-педагогического воздействия на ход психического развития самого ребенка и результативные способы обучения родителей коррекционно-развивающим технологиям.

Практика показывает, что психолого-педагогическая помощь оказывается более продуктивной, когда с семьей работает команда специалистов, нацеленных на общий результат. В этом случае для каждой конкретной семьи разрабатывается своя индивидуальная комплексная программа реабилитации, в которой объединены элементы психологической коррекции, педагогического воздействия, дефектологии, социальной работы. Работа в команде позволяет избежать ряда проблем, связанных со спецификой работы с семейной системой, например, тенденции присоединиться и образовать коалицию с одним из членов семьи.

Алгоритм психолого-педагогической работы с семьей, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями здоровья, может быть представлен в виде следующих этапов:

  1. исследование семьи: изучение особенностей функционирования семьи, выявление ее скрытых ресурсов, сбор информации о ее социальном окружении, изучение потребностей родителей и ребенка;

  2. установление контакта, работа на преодоление реакций психологических защит, мотивирование на сотрудничество;

  3. оценка путей оказания психолого-педагогической помощи;

  4. выбор направлений работы в зависимости от результатов диагностики;

  5. работа специалистов по оказанию психолого-педагогической помощи семье, направленной на активизацию социальной позиции родителей, восстановление и расширение социальных связей, поиск возможностей членам семьи опереться на свои собственные ресурсы;

  6. анализ эффективности достигнутых результатов.



2.2. Алгоритм консультирования семей и детей и особыми нуждам


Консультирование родителей, имеющих ребенка с ОН и самого ребенка с ОН опирается на следующие принципы: 1) необходимость, в том числе в критические периоды и как часть сопровождения, 2) вынужденность – социальный заказ, 3) комплексность, 4) постоянный характер, в том числе – периодические консультации и т.д., 5) взаимодействие подсистем работы психолога с ребенком, с родителями и другими специалистами ЦСО, интерната.

Существуют важные отличия консультирования семьи, имеющей ребенка с особыми нуждами от бытующих в настоящее время систем консультирования. Во-первых, в рамках семейного или возрастно-психологического консультирования предполагается полная добровольность обращения к специалисту. Это означает достаточную мотивированность, эмоциональную готовность к встрече, желание изложить все, что кажется важным. В случае консультирования ребенка с подозрением на отклоняющееся развитие семья «вынуждается» к консультированию каким-либо специалистом (или социумом), заподозрившим нарушение развития у ребенка - то есть по направлению (или, что является более мягким, - «совету»).

Во-вторых, стандартное консультирование предполагает возможность для семьи в любой момент прекратить общение со специалистом. Практика консультирования детей, имеющих особые нужды показывает, что в некоторых случаях семья не доводит до конца консультирование или, неудовлетворенная результатами обследования, начинает искать другого, «более удобного» специалиста, который после повторного обследования дал бы более благоприятную информацию, отвечающую наличным потребностям и состоянию родителей. Подобное поведение семьи получило название «хождение по кругу врачей». Исходя из принципа соблюдения интересов ребенка, необходимо «удержать» родителей от преждевременного  прерывания консультирования, дать возможность проведения психокоррекционной работы в полном объеме, добиться  сведения до минимума количества посещений других учреждений и специалистов в целях «снятия» или смягчения диагноза, достигнуть адекватного осознания родителями проблемы и принятия правильных решений по воспитанию и обучению ребенка с ОН.

Типичные проблемы родителей детей с ОН и направления их коррекции:

  1. пассивное отношение к жизни и к болезни ребенка  - оно предполагает  необходимость активизации – через осмысление успехов семьи и  трансляцию успехов родителей из других  семей, занимающих активную позицию, обнаружение  и исследование «потерь» ребенка и родителей от их пассивности.

  2. негативное отношение к жизни, в том числе депрессивные установки и состояния – переформулирование (позитивное переосмысление).

  3. позитивное - «рентное» отношение к жизни и болезни ребенка – требуется помощь семье в направлении обнаружения «фиктивных целей», их ниспровержения и замены «реальными» целями.

  4. защитное поведение, в том числе – игнорирование болезни – требует от консультанта помощи семье в направлении развенчания иллюзий «нормальности» и «здоровья» ребенка в противовес необходимости постоянной заботы о его развитии, состоянии как  активных и комплексных. постоянных действий и усилий.

  5. «стыдящееся» поведение – предполагает в работе с клиентами обнаружение «всеобщности» ограничений в жизни людей, анализ процесса стигматизации, возможна «коррекция средой» – например, временное пребывание в деревне, посещение интерната для детей-инвалидов и т.д., анализ инвалидизации как «расизма» в отношении  детей и их семей.

  6. гиперопекающие родители – помощь им включает совместный поиск причин гиперопеки – страха родителей за жизнь ребенка и страха оказаться нелюбящей и не принимающей, скрытых тенденций на подавление и «уничтожение» («детоцид») ребенка,  развенчание неискренности  и построение более искренних моделей поведения.

  7. синдром хронической усталости – предполагает помощь в развитии  позитивного самоотношения и принятия ситуации как «жизненного вызова», экзистенциальной задачи,  необходима поддержка чувства гордости за свой «домашний»  иди «инвалидный» труд, развитие взаимоотношений супружеской пары в целях усиления ее внутренних ресурсов,  налаживании телесных форм взаимоподдержки супругов и детей.

  8. осмысление болезни ребенка как «наказания», чувство вины –  необходима разработка представлений родителей об их вине в направлении поиска иррациональных предубеждений, возможен психогенетический анализ, «целе-ориентированная» трансформация проблемных ситуаций, их ценностное осмысление.

  9. ипохондрические реакции  - нарциссического, истерического или смешанного типов –  требуют помощи в коррекции «образа Я» и «образа ребенка» у родителей,  продуктивны комплексные – в том числе – телесно-ориентированные методы помощи,  выявление «несовместимых симптомов» и «поведений» и т.д.

  10. проблемы частичного принятия ребенка и чувства вины – продуктивен анализ невозможности полного принятия и полезности , роли непринятия в позитивном развитии ребенка, анализ возможных схем манипулирования ребенком родителями, поддерживающих и эксплуатирующих их чувство вины,  обнаружение и освоение более продуктивных схем межличностного взаимодействия в семье.

  11. поддержка родителями формирования и развития  вторичных  дефектов развития ребенка -  необходимо консультирование о возможностях  коррекции и «компенсации» того ил иного первичного дефекта, обучение упражнениям, помогающим преодолеть проблемы, связанные с изоляцией ребенка и т.д.

  12. проблемы родителей детей-аутистов, замкнувшихся в своих переживаниях на себе -  требуется помощь родителям в раскрытии их чувств и переживаний.

  13. детоцентризм – его преодоление связано с решением проблемы переориентации родителей на собственную жизнь, раскрытие неиспользованных возможностей, их значимости.

  14. «автономные» проблемы родителя(ей), например, проблемы пары, существовавшие до ребенка, его инвалидности – продуктивны общие подходы плюс анализ «развивающих возможностей» детского присутствия, возможно – выявление «неосознаваемой»  родителями и ребенком взаимосвязи интенсивностью проблем супругов и болезни ребенка.

Типичные позиции клиентов в консультировании и их преобразования:

  • пассивная – требует активизации, трансляции ответственности и  демонстрации успехов активных семей и детей с ОН;

  • «зажатая» – страх перед консультированием и страх изменений в целом – необходимо показать семье  роль изменений, обсудить феномен «снежного кома», «двойного эффекта самораскрытия» и т.д.;

  • зависимая - требует трансляции активности, существования альтернативных подходов, важности их поиска;

  • продуктивная – активная – необходима помощь в поиске информации и выявлении мешающих развитию семьи и ребенка установок, поведения и т.д.;

  • рентная – важно поставить перед родителем вопрос, о том, что дает ему сегодняшнее поведение, не нужно ли его сохранить, усилить, что он потеряет, если  его перестанут жалеть и т.п., что принесут ему более продуктивные способы решения своих проблем и ребенка;

  • негативная («тестирующая») – консультант демонстрирует нежелание клиента   работать, это проверка профессионализма консультанта: продуктивны лобовые вопросы о том, хочет ли клиент продолжать консультирование и не нужно ли его прекратить, поскольку клиент не проявляет должной заинтересованности и раскрытости.

Проблемы родителей в ситуации сопровождения образуют несколько типичных групп, например:

  • проблемы супружеской пары, в том числе – ее существования, различия восприятия ребенка и его болезни –  для этой пары необходима помощь в поиске общей – более конструктивной – любящей – стратегии организации взаимоотношений с миром и друг с другом,

  • проблемы взаимодействия ребенка с родителями – капризы и непринятие, неадекватные формы компенсации болезни и т.д. –  необходима помощь клиентам в изменении систем взаимодействия, любовь и «дрессура» в отношениях с людьми,

  • взаимодействие ребенка с миром других детей  и взрослых –  часто необходима «прицельная»  работа в направлении профилактики дисморфофобии, ипохондрии, инвалидизма,   др.

Конфликтные ситуации в разных  ситуациях  консультирования:

  • не возникают, если наблюдается: соблюдение этических принципов, принципов первичного и вторичного договора, открытое обсуждение взаимодействий клиента и консультанта, их соответствия  договору, профессиональная и  личностная зрелость консультанта, готовность клиента к консультированию,

  • возникают, если наблюдаются: «сгорание консультанта»,  наложение проблем клиента и консультанта,  взаимодействие личностных «незрелостей»,  и т.д.

  • коррекция конфликтов выступает как: ситуация для раскрытия, ситуация развенчания иллюзии понимания - для взаимопонимания, переломная ситуация,  исследование ситуации, угашение «мнимого конфликта» обнаружением и противопоставлением  позиций, смена консультанта.

Рекомендации по процессу  консультирования клиентов данной группы опираются на известные  принципы экзистенциально-гуманистической психотерапии: принятие, эмпатия,  конгруэнтность,  конкретность, необычность, пластичность поведения и отстаивание ценностей.  Кроме того, в работе  с данными клиентами важно уметь «приземлять» данные принципы в практику непосредственного общения: системность  отклонений в развитии личности и ее отношений в ситуации «ОН»,  требует от консультанта способности «технологизировать»  и «операционализировать»  свою любовь и принятие клиентов как людей, помогая им научиться такому же принятию и любви не только на уровне «простого отношения», но и на уровне непосредственного поведения, в обыденной жизнедеятельности.

Психологическое сопровождение  осуществляется в процессе общения с ребенком с семьей,  ее жизнедеятельности. Это, прежде всего,   консультирование профилактико-информирующего и психотерапевтического характера, связанного с раскрытием общих тенденций развития аномального ребенка, его отношений с миром и семейных взаимоотношений.



2.3. Возможности Интернент-консультирования семьи


В литературе, посвящённой изучению специфики Интернет-консультирования, часто подчёркивается, что при работе с детьми, имеющими ОВЗ, и их родителями важнее видеть удельный вес позитивного ресурсного начала и степень сохранности психических функций, нежели диагностировать выраженность тех или иных отклонений [Меновщиков, 2007, 2010]. Исследователи, работающие в этой области, предлагают также акцентировать внимание на половозрастных характеристиках лиц с ОВЗ, форме и способах компенсации, специфике аномального развития, характеристиках социальной среды, включающей отношения в семье, характер обучения и деятельности. Практика показывает, что запросы клиентов, формулирующих свою проблему в электронном письме или в сообщение на специализированных Интернет-форумах, отличаются поверхностным описанием проблемной ситуации, побудившей их обратиться за помощью [Кочюнас, 1999; Лысенко, 2006]. Режим «офлайн» не позволяет оперативно задать уточняющие вопросы, оценить отношение клиента к беспокоящей его проблеме, а также получить полную картину особенностей его взаимодействия с ребёнком вследствие исключительно «текстового» способа общения [Баулина, 2013].

Объективная слабость психологического консультирования в Интернете в области работы с родителями детей с ОВЗ на современном технологическом этапе в подавляющем большинстве случаев заключается в невозможности психолога провести развёрнутую психодиагностику клиента, увидеть и оценить его психическое состояние. Применительно к рассматриваемой категории детей, основная трудность состоит в невозможности оценить состояние ребёнка. Родитель выступает в роли посредника и, с одной стороны, обращается за психологической помощью, а с другой, описывает не столько собственные переживания и трудности, сколько проблемы ребёнка. Кроме того, поскольку виртуальная психологическая консультация в режиме «офлайн» включает в себя ответы на вопросы, клиент, как правило, не предоставляет достаточный объём информации о себе и ребёнке, о пройденных им медицинских обследованиях (что имеет особое значение для детей с ОВЗ!), а также не может показать заключения других специалистов. По этой причине, ответы психолога часто носят обобщённый и поверхностный характер.

В то же время использование Интернет-консультирования в сочетании с очными консультациями и коррекционными занятиями могло бы повысить качество оказания помощи родителям детей с ОВЗ. С этой целью необходимо проводить подробный анализ содержания запросов клиентов, чтобы составить для каждого ребёнка индивидуальный маршрут психолого-педагогического сопровождения. О мотивации родителей, обращающихся за дистанционной помощью к специалисту, можно судить лишь косвенно, поскольку далеко не всегда есть возможность провести исследование их эмоционально-личностной сферы — ведь сформулированный ими запрос связан с проблемами ребёнка.

Опыт Интернет-консультирования в режиме «офлайн», проведённого в ноябре-декабре 2013 года, показал специфику проблем, беспокоящих клиентов, воспитывающих детей с ОВЗ, и отражающих их повседневные трудности в общении с ними.














Заключение

В проведенном мною реферативном исследовании освещены основные модели оказания психологической помощи семье, воспитывающей ребенка с хроническими инвалидизирующими заболеваниями. С целью изучения данного вопроса я ознакомилась с научными статьями ведущих специалистов в области клинической психологии и психотерапии по проблемам поддержки семей с особыми нуждами. В ходе теоретического исследования я пришла к выводу, что нет принципиальных различий между консультированием и психотерапией обычной семьи и семьи с особыми нуждами. Основное отличие заключается в том, что психолог является одним из звеньев в системе оказания помощи семье, воспитывающей ребенка с ограниченными особенностями здоровья. Основная функция психолога в работе с такой семьей – это коррекция деструктивных позиций родителей.
















Литература

  1. http://www.psychologos.ru/articles/view/teoriya_ekologicheskih_sistem_uri_bronfenbrennera

  2. Баулина М.Е. Сравнительный анализ очного и заочного интернет_консультирования.. родителей детей с ограниченными возможностями здоровья // Консультативная психология и психотерапия, 2015, № 3

  3. Минигалиева М.Р. Алгоритмы консультирования семей и детей с особыми нуждами // Психология телесности: теоретические и практические исследования.

  4. Портал психологических изданий PsyJournals.ru — http://psyjournals.ru/psytelesnost/issue/30439_full.shtml [Алгоритмы консультирования семей и детей с особыми нуждами - Психология телесности: теоретические и практические исследования.

  5. Портал психологических изданий PsyJournals.ru — http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2011/n3/47082_full.shtml [Современные аспекты психолого-педагогической работы с семьями, воспитывающими ребенка с ограниченными возможностями здоровья - Психологическая наука и образование psyedu.ru - 2011. № 3]

  6. Поташова И.И. Современные аспекты психолого-педагогической работы с семьями, воспитывающими ребенка с ограниченными возможностями здоровья [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2011. № 3. URL: http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2011/n3/47082.shtml (дата обращения: 05.04.2016)

  7. Суроегина А.Ю., Холмогорова А.Б. Адаптация родителей к разным типам хронического инвалидизирующего заболевания ребенка (последствиям спинальной травмы и детского церебрального паралича в подростковом и юношеском возрасте) // Консультативная психология и психотерапия. 2015. Том 23. № 1. С. 177–195.

  8. Тихомирова В.С. Особенности отношения матерей к своему ребенку-дошкольнику, страдающему церебральным параличом // Психологическая наука и образование. 2013. № 4. С. 74–84.




18


Автор
Дата добавления 23.05.2016
Раздел Школьному психологу
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров278
Номер материала ДБ-095110
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх