Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015

Опубликуйте свой материал в официальном Печатном сборнике методических разработок проекта «Инфоурок»

(с присвоением ISBN)

Выберите любой материал на Вашем учительском сайте или загрузите новый

Оформите заявку на публикацию в сборник(займет не более 3 минут)

+

Получите свой экземпляр сборника и свидетельство о публикации в нем

Инфоурок / Классному руководителю / Рабочие программы / Рабочая программа по литературному чтению для 4 класса
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Классному руководителю

Рабочая программа по литературному чтению для 4 класса

Выбранный для просмотра документ 1. Пояснительная записка.doc

библиотека
материалов
  1. Пояснительная записка

Рабочая программа по литературному чтению составлена на основе примерной программы начального общего образования.

Рабочая программа ориентирована на использование учебника: Климанова Л.Ф., Горецкий В.Г. Литературное чтение. 4 класс. - М: «Просвещение», 2014 г.


Программа по литературному чтению направлена на достижение следу­ющих целей:

  • овладение осознанным, правильным, беглым и выразительным чтением как базовым навы­ком в системе образования младших школьников; формирование читательского кругозора и при­обретение опыта самостоятельной читательской деятельности; совершенствование всех видов речевой деятельности; приобретение умения работать с разными видами информации;

  • развитие художественно-творческих и познавательных способностей, эмоциональной от­зывчивости при чтении художественных произведений; формирование эстетического отношения к искусству слова; овладение первоначальными навыками работы с учебными и научно-позна­вательными текстами;

  • воспитание интереса к чтению и книге; обогащение нравственного опыта младших школь­ников; формирование представлений о добре и зле; развитие нравственных чувств; уважение к культуре народов многонациональной России и других стран.


Программа по литературному чтению нацелена на решение следующих задач:

  • развивать у детей способность полноценно воспринимать художественное произведение, сопереживать героям, эмоционально

откликаться на прочитанное;

  • учить детей чувствовать и понимать образный язык художественного произведения, выразительные средства, создающие художественный образ, развивать образное мышление;

  • формировать умение воссоздавать художественные образы литературного произведения, развивать творческое воображение;

  • развивать поэтический слух детей, накапливать эстетический опыт слушания произведений, воспитывать художественный вкус;

  • формировать потребность в постоянном чтении книги, развивать интерес к литературному творчеству, творчеству писателей, обогащать опыт ребенка, его реальные представления об окружающем мире и природе;

  • расширять кругозор детей через чтение книг различных жанров, разнообразных по содержанию и тематике;

  • обеспечивать развитие речи;

  • работать с различными типами текстов.


Принципы, лежащие в основе построения программы

Программа предполагает такое содержание учебных книг, их структуру и методику обучения, которые строятся на основе ведущих принципов: художественно-эстетического, литературоведческого и коммуникативно - речевого.



hello_html_160548.gif

Пояснительная записка

Выбранный для просмотра документ 2. общая характеристика учебного предмета.doc

библиотека
материалов


2. Общая характеристика учебного предмета

Литературное чтение как учебный предмет в начальной шко­ле имеет большое значение в решении задач не только обуче­ния, но и воспитания. Знакомство обучающихся с доступными их возрасту художе­ственными произведениями, духовно-нравственное и эстети­ческое содержание которых активно влияет на чувства, сознание и волю читателя, способствует формированию личных качеств, соответствующих национальным и общечеловеческим ценно­стям. Ориентация обучающихся на моральные нормы развивает у них умение соотносить свои поступки с этическими прин­ципами поведения культурного человека, формирует навыки доброжелательного сотрудничества.

Важнейшим аспектом литературного чтения является фор­мирование навыка чтения и других видов речевой деятельно­сти обучающихся. Дети овладевают осознанным и выразительным чтением, чтением текстов про себя, учатся ориентироваться в книге, использовать её для расширения своих знаний об окру­жающем мире.

В процессе освоения курса у младших школьников повыша­ется уровень коммуникативной культуры: формируются умения составлять диалоги, высказывать собственное мнение, строить монолог в соответствии с речевой задачей, работать с различ­ными видами текстов, самостоятельно пользоваться справочным аппаратом учебника, находить информацию в словарях, спра­вочниках и энциклопедиях.

На уроках литературного чтения формируется читательская компетентность, помогающая младшему школьнику осознать себя грамотным читателем, способным к использованию читательской деятельности для своего самообразования. Грамотный читатель обладает потребностью в постоянном чтении книг, владеет техникой чтения и приёмами рабо­ты с текстом, пониманием прочитанного и прослушанного произведения, знанием книг, умением их самостоятельно выбрать и оценить.

Курс литературного чтения пробуждает интерес обучающихся к чтению художественных произведений. Внимание начи­нающего читателя обращается на словесно-образную природу художественного произведения, на отношение автора к героям и окружающему миру, на нравственные проблемы, волнующие писателя. Младшие школьники учатся чувствовать красоту поэтического слова, ценить образность словесного искусства.

Изучение предмета «Литературное чтение» решает множество важнейших задач начального обучения и готовит младшего школьника к успешному обучению в средней школе.


Виды речевой и читательской деятельности

Аудирование (слушание)

Восприятие на слух звучащей речи (высказывание собесед­ника, чтение различных текстов). Адекватное понимание содер­жания звучащей речи, умение отвечать на вопросы по содер­жанию услышанного произведения, определение последова­тельности событий, осознание цели речевого высказывания. Умение задавать вопрос по услышанному учебному, научно-познавательному и художественному произведению.

Чтение

Чтение вслух. Постепенный переход от слогового к плав­ному осмысленному правильному чтению целыми словами вслух (скорость чтения в соответствии с индивидуальным тем­пом чтения), постепенное увеличение скорости чтения. Установ­ка на нормальный для читающего темп беглости, позво­ляющий ему осознать текст. Соблюдение орфоэпических и ин­тонационных норм чтения. Чтение предложений с интонацион­ным выделением знаков препинания. Понимание смысловых особенностей разных по виду и типу текстов, передача их с по­мощью интонирования.

Чтение про себя. Осознание смысла произведения при чтении про себя доступных по объёму и жанру произведений, осмысление цели чтения. Определение вида чтения (изучаю­щее, ознакомительное, просмотровое, выборочное). Умение на­ходить в тексте необходимую информацию. Понимание особен­ностей разного вида чтения: факта, описания, дополнения вы­сказывания и др.

Работа с разными видами текста. Общее представление о разных видах текста: художественных, учебных, научно-по­пулярных - и их сравнение. Определение целей и задач созда­ния этих видов текста. Практическое освоение умения отличать текст от набора предложений; выделение способов организации разных видов текста. Прогнозирование содержания книги по ее названию и оформлению. Самостоятельное определение темы, главной мысли, струк­туры текста; деление текста на смысловые части, их озаглавливание. Умение работать с разными видами информации.

Участие в коллективном обсуждении: умение отвечать на вопросы, выступать по теме, слушать выступления товарищей, дополнять ответы по ходу беседы, используя текст. Привлечение справочных и иллюстративно-изобразительных материалов.

Библиографическая культура. Книга как особый вид ис­кусства. Книга как источник необходимых знаний. Книга: учеб­ная, художественная, справочная. Элементы книги: содержание или оглавление, титульный лист, аннотация, сведения о худож­никах-иллюстраторах, иллюстрации. Виды информации в кни­ге: научная, художественная (с опорой на внешние показатели книги, ее справочно-иллюстративный материал).

Типы книг (изданий): книга-произведение, книга-сборник, собрание сочинений, периодическая печать, справочные изда­ния (справочники, словари, энциклопедии).

Выбор книг на основе рекомендованного списка, картотеки, открытого доступа к детским книгам в библиотеке.

Работа с текстом художественного произведения. Пони­мание заглавия произведения; адекватное соотношение с его содержанием (ответ на вопрос: «Почему автор так назвал свое произведение?»). Определение особенностей художественного текста: своеобразие выразительных средств языка (синтаксиче­ское построение предложений, единство или контрастность описаний), жанр, народное или авторское произведение, струк­тура (композиция).

Самостоятельное воспроизведение текста с использованием выразительных средств языка: последовательное воспроизведе­ние эпизода с использованием специфической для данного произведения лексики (по вопросам учителя), пересказ, рассказ по иллюстрациям.

Характеристика героя произведения с использованием ху­дожественно-выразительных средств (эпитет, сравнение, гипер­бола) данного текста. Нахождение в тексте слов и выражений, характеризующих героя и событие. Анализ (с помощью учите­ля) причины поступка персонажа. Сопоставление поступков ге­роев по аналогии или по контрасту. Выявление авторского от­ношения к герою на основе имени, авторских помет.

Характеристика героя произведения. Герой рассказа: мир ценностей героев, основанный на общечеловеческих ценностях. Портрет, характер героя, выраженные через поступки и речь. Характеристика исторического героя — защитника Отечества. Осознание понятия «Родина». Проявление характера в поступ­ках: преодоление собственных недостатков, воспитание нрав­ственных принципов.

Освоение разных видов пересказа художественного текста: подробный, выборочный и краткий (передача основных мыс­лей) пересказ.

Подробный пересказ текста: определение главной мысли фрагмента, выделение опорных или ключевых слов, озаглавливание, подробный пересказ эпизода; деление текста на части, определение главной мысли каждой части и всего текста, озаглавливание каждой части и всего текста, составление плана - в виде назывных предложений из текста, в виде вопросов, в виде самостоятельно сформулированного высказывания.

Самостоятельный выборочный пересказ по заданному фраг­менту: характеристика героя произведения (отбор слов, выражений в тексте, позволяющих составить рассказ о герое), опи­сание места действия (выбор слов, выражений в тексте, позво­ляющих составить данное описание на основе текста). Вычле­нение и сопоставление эпизодов из разных произведений по общности ситуаций, эмоциональной окраске, характеру поступ­ков героев.

Работа с учебными и научно-популярными текстами. Понимание заглавия произведения; адекватное соотношение с содержанием (ответ на вопрос: «Почему автор так назвал свое произведение?»). Определение особенностей учебного и науч­но-популярного текста (передача информации). Определение главной мысли текста. Деление текста на части. Определение микротем. Ключевые или опорные слова. Схема, модель текс­та. Построение алгоритма деятельности по воспроизведению текста. Воспроизведение текста с опорой на ключевые слова, модель, схему. Подробный пересказ текста. Краткий пересказ текста (отбор главного в содержании текста).

Говорение (культура речевого общения)

Осознание диалога как вида речи. Особенности диалоги­ческого общения: понимать вопросы, отвечать на них и само­стоятельно задавать вопросы по тексту; выслушивать, не пере­бивая, собеседника и в вежливой форме высказывать свою точ­ку зрения по обсуждаемому произведению (учебному, научно-популярному, художественному тексту). Использование норм речевого этикета в условиях внеучебного общения.

Монолог как форма речевого высказывания. Отражение ос­новной мысли текста в высказывании. Передача впечатлений (из повседневной жизни, художественного произведения, изоб­разительного искусства) в рассказе (описание, рассуждение, по­вествование). Самостоятельное построение плана собственного высказывания. Отбор и использование выразительных средств языка (синонимы, антонимы, сравнение) с учетом особеннос­тей монологического высказывания.

Устное сочинение как продолжение прочитанного произве­дения, отдельных его сюжетных линий, короткий рассказ по ри­сункам либо на заданную тему.

Письмо (культура письменной речи)

Нормы письменной речи: соответствие содержания заголов­ку (отражение темы, места действия, характера героев), исполь­зование в письменной речи выразительных средств языка (си­нонимы, антонимы, сравнение) в мини-сочинениях (повествова­ние, описание, рассуждение), рассказ на заданную тему, отзыв.


Круг детского чтения

Произведения устного народного творчества. Произведения классиков отечественной литературы XIX-XX вв., классиков детской литературы. Произведения современной отечественной (с учётом многонационального характера России) и зарубежной литературы, доступные для восприятия младших школьников. Произведения, хорошо знакомые детям по дошкольному опыту; предназначенные для младшего школьного возраста; книги, изучение которых предполагается в средней школе. Представленность разных видов книг: историческая, при­ключенческая, фантастическая, научно-популярная, справочно-энциклопедическая литература; детские периодические издания (по выбору). Основные темы детского чтения: произведения о Родине, природе, детях, братьях наших меньших, добре и зле, юморис­тические произведения.


Литературоведческая пропедевтика (практическое освоение)

Нахождение в тексте, определение значения в художествен­ной речи (с помощью учителя) средств выразительности: сино­нимов, антонимов, эпитетов, сравнений, метафор, гипербол, олицетворений, звукописи.

Ориентировка в литературных понятиях: художественное произведение, художественный образ, искусство слова, автор (рассказчик), сюжет, тема; герой произведения: его портрет, речь, поступки, мысли; отношение автора к герою.

Общее представление о композиционных особенностях построения разных видов рассказывания: повествование (рас­сказ), описание (пейзаж, портрет, интерьер), рассуждение (мо­нолог героя, диалог героев).

Прозаическая и стихотворная речь: узнавание, различение, выделение особенностей стихотворного произведения (ритм, рифма).

Историко-литературные понятия: фольклор и авторские ху­дожественные произведения (различение).

Жанровое разнообразие произведений. Малые фольклор­ные формы (колыбельные песни, потешки, пословицы и пого­ворки, загадки): узнавание, различение, определение основ­ного смысла. Сказки (о животных, бытовые, волшебные). Художественные особенности сказок: лексика, построение (композиция). Литературная (авторская) сказка.

Рассказ, пьеса, стихотворение, басня, очерк - общее пред­ставление о жанре, особенностях построения и выразительных средствах.


Творческая деятельность обучающихся

(на основе литературных произведений)

Интерпретация текста литературного произведения в твор­ческой деятельности обучающихся: чтение по ролям, инсценирова­ние, драматизация; устное словесное рисование, изложение с элементами сочинения, создание собственного текста на осно­ве художественного произведения (текст по аналогии).
















hello_html_594569c7.gif

Общая характеристика учебного предмета

Выбранный для просмотра документ 3. описание места учебного предмета.doc

библиотека
материалов

3. Описание места учебного предмета

Данная программа содержит все темы, включенные в федеральный компонент содержания образования.

Учебный предмет изучается в 4 классе, рассчитан на 170 часов. Уроки проводятся 5 раз в неделю. Из них: в обязательной части образовательной программы на изучение литературного чтения в 4 классе выделено 136 часов в год (4 часа в неделю)  и из части, формируемой участниками образовательного процесса, отведен 1 час в неделю  (34часа в год) на усиление курса на уроки внеклассного чтения




hello_html_594569c7.gif

Описание места учебного предмета



Выбранный для просмотра документ 4. описание ценностных ориентиров содержания учебного предмета.doc

библиотека
материалов


4. Описание ценностных ориентиров содержания учебного предмета

1. Формирование основ гражданской идентичности личности, включая:

  • чувство сопричастности и гордости за свою Родину, народ и историю;

  • осознание ответственности человека за благосостояние общества;

  • восприятие мира как единого и целостного при разнообразии культур, национальностей, религий;

  • уважение истории и культуры каждого народа.

2. Формирование психологических условий развития общения, кооперации сотрудничества.

  • доброжелательность, доверие и внимание к людям,

  • готовность к сотрудничеству и дружбе, оказанию помощи тем, кто в ней нуждается;

  • уважение к окружающим – умение слушать и слышать партнера, признавать право каждого на собственное мнение и принимать решения с учетом позиций всех участников.

3. Развитие ценностно-смысловой сферы личности на основе общечеловеческой нравственности и гуманизма.

  • принятие и уважение ценностей семьи и общества, школы и коллектива и стремление следовать им;

  • ориентация в нравственном содержании и смысле поступков, как собственных, так и окружающих людей, развитие этических чувств стыда, вины, совести - как регуляторов морального поведения.

4. Развитие умения учиться как первого шага к самообразованию и самовоспитанию:

  • развитие широких познавательных интересов, инициативы и любознательности, мотивов познания и творчества;

  • формирование умения учиться и способности к организации своей деятельности (планированию, контролю, оценке).

5. Развитие самостоятельности, инициативы и ответственности личности как условия ее самоактуализации:

  • формирование самоуважения и эмоционально-положительного отношения к себе;

  • готовность открыто выражать и отстаивать свою позицию;

  • критичность к своим поступкам и умение адекватно их оценивать;

  • готовность к самостоятельным действиям, ответственность за их результаты;

  • целеустремленность и настойчивость в достижении целей;

  • готовность к преодолению трудностей и жизненного оптимизма.






















hello_html_160548.gif

Описание ценностных ориентиров содержания учебного предмета

Выбранный для просмотра документ 5. личностные, метапредметные и предметные результаты освоения конкретного учебного предмета.doc

библиотека
материалов


5. Личностные, метапредметные и предметные результаты освоения конкретного учебного предмета

Личностные результаты:

1) воспитание художественно-эстетического вкуса, эстетиче­ских потребностей, ценностей и чувств на основе опыта слу­шания и заучивания наизусть произведений художественной литературы;

2) развитие этических чувств, доброжелательности и эмо­ционально-нравственной отзывчивости, понимания и сопере­живания чувствам других людей;

3) овладение начальными навыками адаптации к школе, к школьному коллективу;

4) принятие и освоение социальной роли обучающегося, развитие мотивов учебной деятельности и формирование лич­ностного смысла учения;

5) развитие самостоятельности и личной ответственности за свои поступки на основе представлений о нравственных нормах общения;

6) развитие навыков сотрудничества со взрослыми и сверст­никами в разных социальных ситуациях, умения избегать кон­фликтов и находить выходы из спорных ситуаций, умения срав­нивать поступки героев литературных произведений со своими собственными поступками, осмысливать поступки героев;

7) наличие мотивации к творческому труду и бережному отношению к материальным и духовным ценностям, формиро­вание установки на безопасный, здоровый образ жизни.


Метапредметные результаты:

1) овладение способностью принимать и сохранять цели и задачи учебной деятельности, поиска средств её осуществления;

2) освоение способами решения проблем творческого и по­искового характера;

3) формирование умения планировать, контролировать и оценивать учебные действия в соответствии с поставленной задачей и условиями её реализации, определять наиболее эф­фективные способы достижения результата;

4) формирование умения понимать причины успеха/неуспеха учебной деятельности и способности конструктивно действовать даже в ситуациях неуспеха;

5) активное использование речевых средств для решения коммуникативных и познавательных задач;

6) использование различных способов поиска учебной ин­формации в справочниках, словарях, энциклопедиях и интер­претации информации в соответствии с коммуникативными и познавательными задачами;

7) овладение навыками смыслового чтения текстов в соот­ветствии с целями и задачами, осознанного построения речевого высказывания в соответствии с задачами коммуникации и со­ставления текстов в устной и письменной формах;

8) овладение логическими действиями сравнения, анализа, синтеза, обобщения, классификации по родовидовым призна­кам, установления причинно-следственных связей, построения рассуждений;

9) готовность слушать собеседника и вести диалог, при­знавать различные точки зрения и право каждого иметь и излагать своё мнение и аргументировать свою точку зрения иоценку событий;

10) умение договариваться о распределении ролей в совмест­ной деятельности, осуществлять взаимный контроль в совмест­ной деятельности, общей цели и путей её достижения, осмыс­ливать собственное поведение и поведение окружающих.


Предметные результаты:

1) осознание значимости чтения для личного развития; фор­мирование представлений о Родине и её людях, окружающем мире, культуре, первоначальных этических представлений, по­нятий о добре и зле, дружбе, честности; формирование потреб­ности в систематическом чтении;

2) достижение необходимого для продолжения образования уровня читательской компетентности, общего речевого разви­тия, т. е. овладение чтением вслух и про себя, элементарными приёмами анализа художественных, научно-познавательных и учебных текстов с использованием элементарных литературо­ведческих понятий;

3) использование разных видов чтения (изучающее (смысло­вое), выборочное, поисковое); умение осознанно воспринимать и оценивать содержание и специфику различных текстов, уча­ствовать в их обсуждении, давать и обосновывать нравственную оценку поступков героев;

4) умение использовать простейшие виды анализа различных текстов: устанавливать причинно-следственные связи и опре­делять главную мысль произведения, делить текст на части, озаглавливать их, составлять простой план, находить средства выразительности, пересказывать произведение;

5) развитие художественно-творческих способностей, умение создавать собственный текст на основе художественного про­изведения, репродукции картин художников, по иллюстрациям, на основе личного опыта.



hello_html_160548.gif

Личностные, метапредметные и предметные результаты освоения учебного предмета

Выбранный для просмотра документ 6. содержание учебного предмета.doc

библиотека
материалов



6. Содержание учебного предмета

Введение. (1ч)

Введение. Знакомство с учебником.

«Летописи, былины, сказания, жития» (12)

Знакомство с названием раздела. Из летописи «И повесил Олег щит свой на вратах Царьграда». События летописи – основные события Древней Руси. Из летописи «И вспомнил Олег коня своего» Внеклассное чтение. Самые интересные книги, прочитанные летом. Летопись – источник исторических фактов. Поэтический текст былины «Ильины три поездочки». Прозаический текст былины в пересказе И.Карнауховой. Герои былины – защитник Русского государства. Картина В.Васнецова «Богатыри». Внеклассное чтение. «Летописи, былины, сказания». Сергий Радонежский – святой земли Русской. В.Клыков «Памятник Сергию Радонежскому». «Житие Сергия Радонежского». Обобщение по разделу «Летописи, былины, сказания, жития».

Чудесный мир классики (27 ч)

Знакомство с названием раздела. прогнозирование его содержания. Внеклассное чтение. Сказки Пушкина. П. П. Ершов «Конёк - горбунок». П. П. Ершов «Конёк - горбунок» Сравнение литературной и народной сказок. П. П. Ершов «Конёк - горбунок». Характеристика героев. А. С. Пушкин «Няне». Внеклассное чтение. Творчество Пушкина . А. С. Пушкин . «Туча», «Унылая пора». А. С. Пушкин «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях». А. С. Пушкин «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» Характеристика героев. А. С. Пушкин «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» Деление сказки на части. Внеклассное чтение Создание книги

М. Ю. Лермонтов «Дары Терека». М. Ю. Лермонтов «Ашик-Кериб». М. Ю. Лермонтов «Ашик-Кериб» Сравнение мотивов русской и турецкой сказок. М. Ю. Лермонтов «Ашик-Кериб» Характеристика героев. Внеклассное чтение Творчество Л. Н. Толстого, рассказы. Жизнь и творчество Л. Н. Толстого. Л. Н. Толстой «Детство»

Л. Н. Толстой «Как мужик убрал камень» Басня. А. П. Чехов «Мальчики». Внеклассное чтение Рассказы о дрессированных животных и людях которые их дрессируют

А. П. Чехов «Мальчики» Главные герои рассказа – герои своего времени. А. П. Чехов «Мальчики» Главные герои рассказа – герои своего времени. Обобщающий урок «Чудесный мир классики». Оценка достижений. Внеклассное чтение. Здравствуй гостья зима!

Поэтическая тетрадь (13 ч)

Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содержания. Ф.И. Тютчев «Еще земли печален вид...», «Как неожиданно и ярко...». А.А. Фет «Весенний дождь», «Бабочка». Е.А. Баратынский «Весна, весна! как воздух чист. Внеклассное чтение. Родные поэты. А.Н. Плещеев «Дети и птичка». Ритм стихотворения

И.С. Никитин «В синем небе плывут над полями…» Н.А. Некрасов «Школьник. Н.А.Некрасов «В зимние сумерки нянины сказки. Внеклассное чтение. Загадки волшебницы зимы. Конкурс чтецов. И.А. Бунин «Листопад». Картина осени в стихах. Родные поэты. Обобщающий урок-игра «Поэтическая тетрадь». Оценка достижений.

Литературные сказки (33ч)

Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содер­жания. Внеклассное чтение. Страницы жизни Л. Лапцуя. В.Ф. Одоевский «Городок в табакерке». В.Ф. Одоевский «Городок в табакерке». Составление плана сказки. В.Ф. Одоевский «Городок в табакерке». Подробный пересказ. В.М. Гаршин «Сказка о жабе и розе». Особенности данного ли­тературного жанра. Внеклассное чтение. Жизнь и творчество П.П. Бажова «Каменный цветок». В.М. Гаршин «Сказка о жабе и розе». Текст-описание в содер­жании художественного произведения. В.М. Гаршин «Сказка о жабе и розе». Герои литературного тек­ста. П.П. Бажов «Серебряное копытце». П.П. Бажов «Серебряное копытце». Мотивы народных сказок в авторском тексте. Внеклассное чтение. П.П. Бажов «Каменный цветок». П.П. Бажов «Серебряное копытце». Герои художественного произведения. С.Т. Аксаков «Аленький цветочек». С.Т. Аксаков «Аленький цветочек». Герои произведения. С.Т. Аксаков «Аленький цветочек». Деление текста на части. Внеклассное чтение. С.Т. Аксаков «Буран». С.Т. Аксаков «Аленький цветочек». Выборочный пересказ сказки. Словесное иллюстрирование. Сказки любимых писателей. Обобщающий урок-игра «Крестики-нолики». Оценка достижений. Контрольная работа за I полугодие. Внеклассное чтение. С.Т. Аксаков «Буран» Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содер­жания. Е.Л. Шварц «Сказка о потерянном времени». Е.Л. Шварц «Сказка о потерянном времени». Нравственный смысл произведения. В.Ю. Драгунский «Главные реки». В.Ю. Драгунский «Что любит Мишка». Внеклассное чтение В.Ю. Драгунский «Двадцать лет под кроватью». В.В. Голявкин «Никакой я горчицы не ел». Смысл заголовка. В.В. Голявкин «Никакой я горчицы не ел». В.В. Голявкин «Никакой я горчицы не ел». Инсценирование произведения. Обобщающий урок «Делу время - потехе час» Внеклассное чтение. Книги о сверстниках, о школе. Оценка достижений.

Страна детства (15 ч)

Знакомство с названием раздела, прогнозирование содержания. Б.С. Житков «Как я ловил человечков». Б.С Житков «Как я ловил человечков». Герой произведения.

К.Г. Паустовский «Корзина с еловыми шишками. Внеклассное чтение. К.Г. Паустовский «Кот - ворюга». К.Г. Паустовский «Корзина с еловыми шишками Музыкальное сопровождение произведения. М.М. Зощенко «Елка». Обобщающий урок «Страна детства». Оценка достижений. Внеклассное чтение. Что такое серии книг и каково их назначение. Знакомство с названием раздела, прогнозирование содержания. В.Я. Брюсов «Опять сон», «Детская». С.А. Есенин «Бабушкины сказки»

М.И. Цветаева «Бежит тропинка с бугорка...», «Наши царства». Сравнение произведений разных поэтов на одну тему. Конкурс чтецов. Оценка достижений

Внеклассное чтение. Необычный календарь «Лесная газета» В. Бианки. Устный журнал «Поэтическая тетрадь»

Природа и мы (15 ч)

Знакомство с названием раздела, прогнозирование содержания. Д.Н. Мамин-Сибиряк «Приемыш».Д.Н. Мамин-Сибиряк «Приемыш». Отношение человека к природе А.И. Куприн «Барбос и Жулька». Внеклассное чтение. А.И. Куприн «Белый пудель». А.И. Куприн «Барбос и Жулька». Поступок как характеристика героя произведения. М.М. Пришвин «Выскочка». М.М. Пришвин «Выскочка». Характеристика героя на основе поступка. Е.И. Чарушин «Кабан». В.П. Астафьев «Стрижонок Скрип». Герои рассказа. Внеклассное чтение. Л. Лапцуй «Как собака стала другом человека». В.П. Астафьев «Стрижонок Скрип». Составление плана

Обобщающий урок-конкурс «Природа и мы». Проект «Природа и мы». Оценка достижений. Внеклассное чтение. Л. Лапцуй «Лайка», «Куропатка», «Тюлени».

Поэтическая тетрадь (10 ч)

Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содер­жания. Б.Л. Пастернак «Золотая осень». С.А. Клычков «Весна в лесу». Д.Б. Кедрин «Бабье лето»

Внеклассное чтение. Северные родники Иван Истомин «На Ямале мы живём», «Полярное Сияние». Н.М. Рубцов «Сентябрь». С.А. Есенин «Лебедушка»

Обобщающий урок-конкурс «Поэзии прекрасные страницы». Оценка достижений. Внеклассное чтение. Северные родники Елена Сусой «Встреча двух времён года», «Во время сбора морошки».

Родина (11ч)

Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содер­жания. И.С. Никитин «Русь». Образ Родины в поэтическом тексте. С.Д. Дрожжин «Родине». Авторское отношение к изображае­мому. А.В. Жигулин «О, Родина! В неярком блеске...». Внеклассное чтение. Стихи о Родине. Обобщающий урок «Родина». «Кто с мечом к нам придет, от меча и по­гибнет!». Проект «Они защищали Родину». Проект «Они защищали Родину». Внеклассное чтение. К. Булычев «Девочка с земли». Оценка достижений.

Страна Фантазия (8 ч)

Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содер­жания. Е.С. Велтистов «Приключения Электроника». Е.С. Велтистов «Приключения Электроника». Герои фантасти­ческого рассказа. К. Булычев «Путешествие Алисы». К. Булычев «Путешествие Алисы». Особенности фантастиче­ского жанра. К. Булычев «Путешествие Алисы». Сравнение героев рассказов фантастического жанра. Внеклассное чтение. К. Булычев «Девочка с земли». Путешествие по стране Фантазии. Оценка достижений

Зарубежная литература (25 ч)

Знакомство с названием раздела, прогнозирование содержания. Дж. Свифт «Путешествие Гулливера». Дж. Свифт «Путешествие Гулливера». Особое развитие сюжета в зарубежной литературе. Внеклассное чтение. «Идет война народная…» С. Алексеев. Дж. Свифт «Путешествие Гулливера». Герои приключенческой литературы

Дж. Свифт «Путешествие Гулливера». Герои приключенческой литературы. Г.Х. Андерсен «Русалочка» Г.Х. Андерсен «Русалочка». Авторская сказка

Внеклассное чтение. «Идет война народная…» С. Алексеев. Г.Х. Андерсен «Русалочка». Деление произведения на две части. Г.Х. Андерсен «Русалочка». Рассказ о Русалочке. Г.Х. Андерсен «Русалочка». Характеристика героев. М. Твен «Приключения Тома Сойера». Внеклассное чтение М. Твен «Приключения Тома Сойера»

М. Твен «Приключения Тома Сойера». Сравнение героев, их поступков. С. Лагерлеф «Святая ночь». С. Лагерлеф «Святая ночь». С. Лагерлеф «В Назарете». Святое семейство. Внеклассное чтение. Ю В.Катаев «Сын полка». С. Лагерлеф «В Назарете». Иисус и Иуда. «Путешествие по дорогам любимых книг» Контрольная работа за II полугодие. Обобщающий урок «Зарубежная литература». Внеклассное чтение. Ю.В. Катаев «Сын полка». Урок-игра «Литературные тайны». Урок обобщение «Викторина «Любим мы читать».















hello_html_594569c7.gif

Содержание учебного предмета

Выбранный для просмотра документ 7. тематическое планирование с определением основных видов учебной деятельности обучающихся.doc

библиотека
материалов



7. Тематическое планирование с определением основных видов учебной деятельности обучающихся

… класс

кол-во часов на год - …, кол-во часов на неделю - …

п/п

Тема раздела, урока

Кол-во часов

Основные виды учебной деятельности обучающихся

Оборудование

Дата по плану

Дата фактическая

Примечание

Физико-математическая группа

Физико-математическая группа

1

2

3

4

5

6

7

8

I триместр

1

Техника безопасности при работе за компьютером. Введение. Информация и информационные процессы.

1

Знакомиться…

Узнавать ….

Толковать …

Сравнивать …

Характеризовать…

Определять….

Называть …

Отличать…

hello_html_m38a8bef6.gif

  • Плакат «Техника безопасности», презентация «Техника безопасности»

02.09.11



Глава 1. Архитектура компьютера и защита информации (25 ч.)

















Количество часов за I триместр




II триместр










hello_html_160548.gif

Тематическое планирование с определением основных видов учебной деятельности обучающихся

Выбранный для просмотра документ 8. описание материально-технического обеспечения образовательного процесса.doc

библиотека
материалов


8. Описание материально-технического обеспечения образовательного процесса

Документы

1.Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» от 29.12.2012 г. № 273 (вступил в силу с 1 сентября 2013 г.);

2.Федеральный государственный образовательный стандарт начального общего образования (утверждён приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от «6» октября 2009 г. № 373);

3.Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 26 ноября 2010г. №1241г. Москва «О внесении изменений в ФГОС, утверждённый приказом Министерства образования и науки РФ от 06.10.09г. №373»;

4.Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 22 сентября 2011 г. №2357г. Москва «О внесении изменений в ФГОС, утверждённый приказом Министерства образования и науки РФ от 06.10.09г. №373»;

5.Постановление главного государственного санитарного врача РФ от 29 декабря 2010 г. N 189 об утверждении СанПин 2.4.2.2821-10 «Санитарно- эпидемиологические требования к условиям и организации обучения в общеобразовательных учреждениях», (Зарегистрировано в Минюсте РФ 3 марта 2011 г. N 19993).


Основная учебная литература для учащихся

1.Климанова Л.Ф., Горецкий В.Г. Литературное чтение. Учебник. 4 класс. - М: «Просвещение», 2014г.

2.Климанова Л.Ф., Горецкий В.Г. Литературное чтение. Рабочая тетрадь. 4 класс - М: «Просвещение», 2014г.


Литература для учителя

1.Кутявина С.В. Поурочные разработки по литературному чтению. - М: ВАКО, 2014 г.

Технические средства обучения

1.Акустическая система для компьютеров.

2.Документ-камера AverVision.

3.Магнитофон.

4.Мобильный компьютерный класс в комплекте (19 ноутбуков, тележка для МКК).

5.Моноблок Aser.

6.Мультимедийный проектор.

7.Доска интерактивная.


Экранно-звуковые пособия

Multimedia-поддержка предмета

1.Слайды (презентация), соответствующие содержанию обучения.

2.Аудиозаписи художественного исполнения изучаемых произведений.

3.Видеофильмы, соответствующие содержанию обучения.

4.Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия: В 2-х дисках: CD-ROM. – М.: «Кирилл и Мефодий», 2007.

5.Детская энциклопедия Кирилла и Мефодия: В 6-ти дисках: CD-ROM. – М.: «Кирилл и Мефодий», 2004.

6.Виртуальная школа Кирилла и Мефодия. Уроки литературы. 1-4 классы. – М.: ООО «Кирилл и Мефодий», 2010.

Интернет-ресурсы: материалы сайтов:

1.Виртуальный музей литературных героев.

2.Писатели и литературные произведения: Лев Толстой и «Ясная Поляна», Крылов Иван Андреевич, Пушкин Александр Сергеевич, Толстой Лев Николаевич.

3.Публичная библиотека.


Оборудование класса

1.Доска классная.

2.Компьютерный стол.

3.Секционная мебель.

4.Стол ученический бук.

5.Стол учителя с тумбой.

6.Стул учителя.

7.Стул.

8.Шкаф для документов.

9.Часы настенные.

10.Мольберт двусторонний с лотком.

11.Магнитная доска.

12.Панель демонстрационная над классной доской.

































hello_html_160548.gif

Описание материально-технического обеспечения образовательного процесса

Выбранный для просмотра документ Алексеев.doc

библиотека
материалов

ПРАЗДНИЧНЫЙ ОБЕД

   Обед был праздничным, из трёх блюд. О том, что обед будет из трёх блюд, ребята детского дома знали заранее. Директор дома Мария Дмитриевна так и сказала:
   — Сегодня, ребята, полный у нас обед: первое будет, второе и третье.
   Что же будет ребятам на первое?
   — Бульон куриный?
   — Борщ украинский?
   — Щи зелёные?
   — Суп гороховый?
   — Суп молочный?
   Нет. Не знали в Ленинграде таких супов. Голод косит ленинградцев. Совсем другие супы в Ленинграде. Приготовляли их из дикорастущих трав. Нередко травы бывали горькими. Ошпаривали их кипятком, выпаривали и тоже использовали для еды.
   Назывались такие супы из трав — супами-пюре. Вот и сегодня ребятам такой же суп.
   Миша Кашкин, местный всезнайка, всё точно про праздничный суп пронюхал.
   — Из сурепки он будет, из сурепки, — шептал ребятам.
   Из сурепки? Так это ж отличный суп. Рады ребята такому супу. Ждут не дождутся, когда позовут на обед.
   Вслед за первым получат сегодня ребята второе. Что же им на второе будет?
   — Макароны по-флотски?
   — Жаркое?
   — Бигус?
   — Рагу?
   — Гуляш?
   Нет. Не знали ленинградские дети подобных блюд.
   Миша Кашкин и здесь пронюхал.
   — Котлеты из хвои! Котлеты из хвои! — кричал мальчишка.
   Вскоре к этому новую весть принёс:
   — К хвое — бараньи кишки добавят.
   — Ух ты, кишки добавят! Так это ж отличные будут котлеты.
   Рады ребята таким котлетам. Скорей бы несли обед.
   Завершался праздничный обед, как и полагалось, третьим. Что же будет сегодня на третье?
   — Компот из черешни?
   — Запеканка из яблок?
   — Апельсины?
   — Желе?
   — Суфле?
   Нет. Не знали ребята подобных третьих.
   Кисель им сегодня будет. Кисель-размазня из морских водорослей.
   — Повезло нам сегодня. Кисель из ламинарии, — шептал Кашкин. Ламинарии — это сорт водорослей. — Сахарину туда добавят, — уточнял Кашкин. — По полграмма на каждого.
   — Сахарину! Вот это да! Так это ж на объеденье кисель получится.
   Обед был праздничный, полный — из трёх блюд. Вкусный обед. На славу.
   Не знали блокадные дети других обедов.

БЛОКАДНЫЙ ХЛЕБ

   Из чего он только не выпекался — ленинградский блокадный хлеб! Разные были примеси. Добавляли к ржаной муке — муку овсяную, ячменную, соевую, кукурузную. Применяли жмых — льняной, хлопковый, конопляный. Использовали отруби, проросшее зерно, мельничную пыль, рисовую шелуху и многое другое. По десять раз перетряхивали мешки из-под муки, выбивая возможное из невозможного.
   Хлеб был кисловатым, горьковатым, травянистым на вкус. Но голодным ленинградцам казался милее милого.
   Мечтали люди об этом хлебе.
   Пять раз в течение осени и зимы 1941 года ленинградцам сокращали нормы выдачи хлеба. 2 сентября состоялось первое сокращение. Норму установили такую: 600 граммов хлеба взрослым, 300 граммов — детям.
   Вернулся в этот день Валеткин отец с работы. Принёс хлеб. Глянула мать:
   — Сокращение?!
   — Сокращение, — отозвался отец.
   Прошло десять дней. Снова с работы отец вернулся. Выложил хлеб на стол. Посмотрела мать:
   — Сокращение?!
   — Сокращение, — отозвался отец.
   По 500 граммов хлеба в день стали теперь получать взрослые.
   Прошло ещё двадцать дней. Наступил октябрь. Снова сократили ленинградцам выдачу хлеба. Взрослым — по 400 граммов на день, детям всего по 200.
   Прошёл октябрь. Наступил ноябрь. В ноябре сразу два сокращения. Вначале по 300, а затем и по 250 граммов хлеба стали получать взрослые. Дети — по 125.
   Глянешь на этот ломтик. А ломтик — с осиновый листик. Виден едва в ладошке. И это на целый день.
   Самый приятный час для Валетки — это тот, когда с завода приходит отец, когда достаёт он из сумки хлеб.
   Хлеб поступает к матери. Мать раздаёт другим. Вот — отцу, вот дедушке, бабушке, вот дольку берёт себе. А вот и ему — Валетке. Смотрит Валетка всегда зачарованно. Поражается одному: в его куске 125 граммов, а он почему-то больше других. Отцовского даже больше.
   — Как же так? — удивляется мальчик.
   Улыбаются взрослые:
   — Мука в нём другая — детская.

БУХАНКА

   Надя Хохлова, Надя Реброва — две девушки, две подружки. Живут по соседству. Рядом их улицы. На Расстанной живёт Хохлова. Реброва живёт на Лиговке. Давно они дружат. Вместе росли, вместе учились в школе. На заводе работают нынче вместе. И той и другой по шестнадцать лет.
   Хорошо они трудятся. Хвалят подружек. Снаряды завод выпускает для фронта. Две нормы вырабатывает Надя Хохлова, две — Надя Реброва. В числе первых стараются быть подружки. Нелёгкие дни в Ленинграде. Есть подружкам всё время хочется.
   Утром проснутся. Хочется кушать.
   Бегут на работу. Хочется кушать.
   Стоят у станков. О еде мечтают.
   Уж так, уж так порой им хочется кушать… Голова у подружек кружится.
   Мечтают подружки:
   — Вот бы буханку хлеба.
   — Хоть одну на двоих, — скажет Надя Хохлова.
   — Хоть одну на двоих, — согласится Надя Реброва.
   — Вот бы упала буханка с неба!
   Возвращались как-то они с работы. Вот она, Лиговка. Скоро Расстанная. Угол Расстанной и Лиговки. Расстанутся тут подружки. Надя Хохлова ещё дальше немного пройдёт по Лиговке. Надя Реброва свернёт на Расстанную.
   Идут подружки. Зима. Мороз. Сугробы снега в рост человеческий слева, справа. Час вечерний. Пустынно сейчас на Лиговке. Двое всего на Лиговке Надя Хохлова, Надя Реброва. Вечер. Зима. Мороз.
   Шагают подружки. Скрип, скрип — под ногами снег. Обогнала подружек автомашина. Грузовик. Брезентом что-то прикрыто сверху. Запах почудился вдруг подружкам. Знакомый, щемящий, кричащий запах. Переглянулись подружки — так это ж хлеб!
   Действительно, хлеб в машине. Торопилась машина к булочной. Смотрят подружки. Вырывается криком голод:
   — Вот бы буханку хлеба.
   — Хоть одну на двоих?
   — Хоть одну на двоих!
   Идёт, огибает машина сугробы. И вдруг просвистел, прогудел, ударил рядом с машиной снаряд. Разорвался он рядом с мотором. Разнесло кабину. Убило шофёра. Сорвало борта у машины. Посыпались буханки на мостовую чуть ли не прямо к ногам подружек.
   Смотрят подружки: буханки! Хлеб! Подбежали они к машине.
   Что-то шепчет: хватай, бери, не повторится такое чудо.
   Но тут же и новый голос: не трогай, не смей, в каждой буханке чужая доля.
   Что-то шепчет: смелей, вы одни, вспомните тех, кто дома.
   Но тут же тот строгий голос: не смей на чужой беде строить свою удачу.
   Наклонились подружки. Взяли по буханке. Смотрит Надя Хохлова на Надю Реброву. Смотрит Надя Реброва на Надю Хохлову. Постояли они секунду. Наклонились, взяли ещё по буханке, по две, по три. Поднялись, пошли к машине. Положили буханки опять в машину. Вскоре появились другие прохожие. Старуха какая-то, подросток, девчонка, какой-то старик, две молодые женщины. Смотрят прохожие — хлеб! Видят Хохлову, видят Реброву. Подошли, наклонились, тоже стали грузить на машину хлеб. Собрали буханки люди. Кто-то куда-то сбегал, сообщил о случившемся. Вскоре другая пришла машина. Перегрузили на эту машину хлеб. Гуднула, ушла машина.
   Смотрит ей вслед Надя Хохлова, смотрит Надя Реброва. Смотрят другие люди.
   И снова, и снова, и снова — до крика, до слез, до боли: хочется людям есть, хочется людям есть.
   — Вот бы — буханку. Хоть одну на двоих. Хоть одну на троих, на пятерых, семерых. Хотя бы — кусочек хлеба!

МЕДИЦИНСКОЕ ЗАДАНИЕ

   Галя Сорокина медицинская сестра. Только-только закончила медицинские курсы. Прибыла по назначению в один из ленинградских госпиталей.
   Давно мечтала Галя стать медицинской сестрой. Училась прилежно. Торопила время. Ждала той минуты, когда наконец с полным правом наденет медицинский халат, представляла, как будет перевязывать раненых, как будет за ними ухаживать, как начнут её раненые нежно называть сестричкой.
   Прибыла Галя по назначению.
   — Медсестра?
   — Медсестра, — отвечает Галя.
   — Очень хорошо, — говорят Гале.
   Посмотрели на Галю. Девушка стройная, крепкая, вид спортивный. Принесли, поставили перед Галей два ведра.
   — Вот, — говорят, — для первого знакомства первое вам медицинское задание.
   Смотрит Галя на вёдра. Понимает: что-то не то. Какое же задание медицинское с вёдрами?!
   Фашисты не прекращали бомбить и обстреливать Ленинград. По только ленинградским заводам, не только ленинградским домам наносили они урон. Бомбы и снаряды попадали в мосты, обрывали электрические провода, выводили из строя водопровод, разрушали насосные станции.
   В такие часы начинался общий аврал. Рабочие-мостовики начинали чинить мосты. Рабочие-электрики быстро восстанавливали повреждения на линиях электропередач. Рабочие-водопроводчики быстро меняли поврежденные трубы, быстро восстанавливали насосные станции. Не смогли фашисты нарушить нормальную жизнь города. Снова шёл электрический ток. Снова бежала вода в квартиры.
   Беда пришла неожиданно. То, что оказалось не под силу фашистским бомбам и снарядам, сделали холода. Ударили сильные морозы. Замёрз, застыл, остановился ленинградский водопровод.
   Страшная беда нависла над городом.
   Заводам нужна вода.
   Хлебозаводам нужна вода.
   Больницам нужна вода.
   Вода, вода, всюду нужна вода. Мёртв ленинградский водопровод.
   Город спасала река Нева. Здесь в невском льду прорубили проруби. С самого утра тянулись сюда ленинградцы. Шли с вёдрами, с кувшинами, с бидонами, с кастрюлями, с чайниками. Шли цепочкой, один за одним. Старики здесь, старухи, женщины, дети. Нескончаем людской поток.
   Идти на Неву за водой и было первым медицинским заданием Гали Сорокиной. Не одна только Галя, несколько их, медицинских сестёр, стали носить для госпиталя воду.
   Как-то встретился Гале военный:
   — Кто вы?
   — Водяная сестра, — отвечает Галя.
   — Кто, кто?
   — Водяная сестра, — повторяет Галя.
   Как-то встретился Гале гражданский:
   — Кто вы?
   — Водяная сестра.
   — Кто, кто?
   — Водяная сестра, — отвечает Галя.
   Стала она и её подружки действительно водяными сестрами Так называли теперь их в госпитале.
   Честно трудилась Галя. Понимала: и впрямь медицинским явилось её задание. Глоток простой студёной невской воды был часто для раненых дороже многих самых ценных лекарств.
   Не вернулась однажды в госпиталь Галя.
   Продолжали фашисты безжалостно обстреливать Ленинград. Посылали на город снаряды огромной мощности.
   Попала Галя под фашистский артиллерийский обстрел. Погибла при взрыве снаряда Галя.
   Похоронили Галю на Пискарёвском кладбище. Тысячи здесь ленинградцев, погибших в дни ленинградской блокады. Десятки тысяч.
   Пискарёвское кладбище ныне — огромный мемориальный памятник. В вечном молчании, высоко-высоко поднялась здесь фигура скорбящей женщины. Цветы и цветы кругом. И как клятва, как боль — слова на граните: «Никто не забыт, ничто не забыто».

БАБУШКА

   Зимой 1941 года морозы в Ленинграде стояли на редкость сильные. Ленинград в блокаде. С топливом очень плохо.
   Нечем топить заводы.
   Нечем театры топить и школы.
   Нечем жилые топить дома.
   Всё, что могли, пустили на топливо.
   Нет в Ленинграде киосков. Киоски пошли на дрова.
   Нет в Ленинграде сараев. Сараи пошли на дрова.
   Даже деревянные дома разрешили сносить на топливо.
   И всё же с топливом очень плохо. Холод волком гулял по городу. Холод вошёл в квартиры.
   Лена Озолина жила в Аптекарском переулке. Квартира у них большая. Много раньше соседей в квартире жило. Сейчас же — Лена и бабушка. Нет у них больше соседей. Кто уехал, кто умер. Пуста квартира.
   Морозы стоят на улице. Промёрзла, продрогла, от морозных ожогов кричит квартира. На окнах из снега нарост ледовый. Посмотришь на эти окна — от вида холод уже берёт. Стены в инее. В инее потолок. Пол, представьте, и этот в инее. Повернёшься кругом, взглядом пройдёшь по комнате — словно не комната это вовсе, а попал ты, как мамонт, в лёд.
   Лена держится. Бабушке плохо. Слегла. Не подымается.
   Просит:
   — Укрой!
   Просит:
   — Укрой!
   Укрывает бабушку Лена. Одеяло. Ещё одеяло. Шубой накрыта шуба. Холодно бабушке.
   Вдруг притихла, умолкла бабушка.
   — Бабушка! Бабушка!
   Не отзывается бабушка.
   Бросилась Лена из дома на улицу. Люди поднялись сюда в квартиру. Осмотрели, потрогали бабушку.
   — Нет, — говорят, — жива.
   — В тепло бы её. К огню.
   Кто-то сказал:
   — В отопительную комнату.
   Были в Ленинграде тогда такие — комнаты, которые специально отапливались. На улицу — две, одна. Кто их придумал, сейчас не вспомнишь. Роль сыграли они огромную. Отопительные, или, как их ещё называли, обогревательные, комнаты многих ленинградцев спасли от холодной смерти.
   Отнесли добрые люди бабушку Лены в одну из таких отопительных комнат. Отлежалась она, отогрелась, ожила. Вернулась сама домой. Всю блокаду затем пережила бабушка. С цветами Победу встретила.

Выбранный для просмотра документ К Булычев.doc

библиотека
материалов

Кир Булычев


Тайна третьей планеты 


Повесть

Цикл - "Алиса"

Написана - 1997 (?)



Глава первая


Через сто лет в Москве будет жить девочка Алиса Селезнева.
Папа Алисы - директор Московского космического зоопарка, где собраны звери
с самых разных планет, как-то спросил дочку:
- Хочешь полететь в экспедицию на корабле "Пегас" за новыми животными для
нашего зоопарка?
- С капитаном Зеленым? - спросила Алиса.
Она как раз кончила второй класс, и у нее начались каникулы. Ей
приходилось раньше путешествовать по Земле и даже летать на Марс и Венеру,
но к далеким планетам она еще не попадала.
Через несколько дней утром Алиса с папой и капитан Зеленый стояли возле
"Пегаса" и следили за тем, как роботы грузят на него продукты и
оборудование, которое понадобится в экспедиции.
Зеленый сердился, потому что корабль был перегружен и неизвестно, сможет
ли он подняться. Он ворчал, что уйдет в отставку и будет выращивать розы,
но никто не обращал внимания на воркотню космонавта, потому что Зеленый -
пессимист, то есть он ждет чего-нибудь плохого. Такой уж у него характер.
Зато он лучший капитан во всем Космическом флоте.
Вдруг все увидели, как по полю космодрома несется автотележка, на которой
стоит нечто круглое, размером в рояль. А рядом - пожилая женщина.
Когда тележка остановилась возле корабля, женщина подошла к Зеленому и
спросила:
- Вы - командир этого корабля?
- А в чем дело? - спросил Зеленый, заподозрив неладное.
- Вам придется взять маленькую посылочку для моего сыночка, который
работает на Альдебаране.
- Так я и думал, - сказал Зеленый. - Мы никогда не взлетим.
Профессор Селезнев спросил:
- А что за посылочка?
- У моего мальчика день рождения, и я посылаю ему тортик.
- Зеленый, - попросила Алиса, - давай возьмем тортик для мальчика.
Зеленый хоть и ворчун, но добрый человек.
- Что ж делать, - вздохнул он. - Деваться некуда. Если Алисочка просит, я
не могу отказать. Давайте сюда ваш тортик, я поставлю его в холодильник.
- Спасибо, - сказала бабушка. - Мой сыночек обязательно угостит вас
тортиком.
И она приказала роботам поднять с тележки громадный ящик.
- Что это? - в ужасе воскликнул Зеленый.
- Тортик, - смело ответила бабушка.
- У вас сын - бегемот? - невежливо спросил Зеленый, так он был удивлен.
- Мой сын работает в экспедиции, - ответила бабушка. - Там двадцать пять
молодых людей с хорошим аппетитом. Неужели вы хотите, чтобы мой сынок
жевал торт в одиночестве и не угостил товарищей?
- Я уже ничего не хочу! - воскликнул Зеленый.

- Я никуда не лечу!
- Полетите, как миленький, - возразила бабушка. - И попрошу не кривляться,
а то я сейчас же позвоню твоей маме и пожалуюсь на бессердечного сына.
- А вот этого мы не сделаем! - сказал Зеленый и спрятался в корабле.
Несмотря на то, что он был толстым бородатым мужчиной, он очень боялся
свою маму. Он даже не смел жениться, потому что мама сказала, что сама
найдет ему невесту. И вот уже десять лет искала, но не нашла такую,
которая ей подошла.
Бабушка победила, она пожелала Селезневым приятного полета и уехала на
тележке.
А "Пегас", хоть и с трудом, взлетел и взял курс на Луну, где он должен был
дозаправиться и получить новые звездные карты.




Глава вторая


В тот день на Луне проходил очень интересный футбольный матч. Зеленый с
Алисой решили сходить на футбол, а профессор Селезнев пошел в кафе. Там он
открыл справочник по звездным ящерицам и забыл обо всем на свете.
- Селезнев! - услышал он громовой голос. - Неужели это ты?
Профессор поднял голову и увидел своего старого друга, космического
археолога Громозеку с планеты Чумароз. Громозека был ростом со слона, у
него было восемь глаз и восемь щупальцев. Усеянная острыми зубами пасть
была больше, чем у бегемота.
Вот такое чудовище набросилось на профессора, и многие в кафе зажмурились
от страха - что сейчас оно сделает с маленьким человечком!
Но чудовище, обняв профессора, принялось хохотать и приговаривать:
- Я так стосковался по тебе! Я собирался лететь в Москву, чтобы повидать
тебя, твою замечательную жену и маленькую дочурку. Она уж, наверное, ходит?
- Она не только ходит, - ответил Селезнев, - но и ходит в школу. А сейчас
пошла на футбол!
- Неужели так быстро летит время! - расстроился Громозека. И велел
официанту принести ему четыреста грамм валерьянки, которую на планете
Чумароз пьют вместо компота.
- Куда ты собрался? - спросил Громозека у своего друга.
Селезнев рассказал о том, что будет ловить животных для зоопарка.
- Я тебе дам хороший совет, - сказал Громозека. - Недалеко отсюда есть
небольшая пустынная планета. На ней стоят статуи космических капитанов
Кима и Бурана. Они облетели всю Галактику. На этой планете есть музей этих
капитанов. Директор музея доктор Верховцев - мой большой друг. Если вы
передадите ему привет от Громозеки, он обязательно покажет вам дневники
капитанов. В этих дневниках рассказано о чудесных зверях, которых капитаны
встречали на далеких планетах.
- А что случилось с этими капитанами? - спросил Селезнев.
- Один из них, Буран, улетел обследовать Серую туманность, а Ким пропал
без вести. Наверное, погиб. Это бывает даже со знаменитыми капитанами.
В этот момент в кафе вбежала Алиса. За ней шел мрачный капитан Зеленый. Он
был расстроен тем, что наша команда проиграла.
При виде Громозеки Алиса кинулась к нему. Ведь она любила дядю Громозеку с
раннего детства, когда он укачивал ее в колыбели и пел ей веселые
чумарозские песни.
Громозека вскочил со стула, подхватил Алису и подкинул ее к потолку.
Никто не подумал о Зеленом. А он увидел, как на Алису набросилось какое-то
чудовище и сжало ее в щупальцах.
Зеленый тут же кинулся на выручку и ударил кулаками в живот Громозеке.
Тому, конечно, не было больно, но Громозека не терпит, когда его щекочут.
Он схватил свободными щупальцами космонавта и повесил его на люстру вниз
головой.
- Громозека! - закричала Алиса. - Немедленно поставь капитана Зеленого на
место. Он тебе не игрушка. Он меня защищал.
- Пускай знает, как нападать на мирных археологов, - ответил Громозека.
- Тогда я с тобой никогда не буду водиться, - заявила Алиса.
- Вот это меня пугает, - расхохотался Громозека и опустил Зеленого на пол.
Зеленый обиженно вышел из кафе.
- Куда мы летим? - спросила Алиса.
- Сначала отвезем тортик в экспедицию на Марс, - ответил ее папа. - А
потом берем курс на планету двух капитанов к директору музея доктору
Верховцеву.




Глава третья


Директор музея встретил звероловов у памятника Киму и Бурану. На плече у
статуи капитана Кима сидела каменная птица с короной из длинных прямых
перьев.
Доктор Верховцев оказался пожилым худеньким человечком в черной шляпе и
зеленом пальто.
- Добро пожаловать на планету капитанов, - сказал он. - Музей еще только
строится, и у нас не очень уютно.
- Мы ненадолго, - сказал профессор Селезнев, когда они подошли к
небольшому домику, на котором было написано: "Дирекция космического музея".
- Мы хотели только почитать дневники знаменитых капитанов, - сказала Алиса.
- Какие дневники? - удивился Верховцев.
Внутри домика дирекции царил беспорядок. В нем были свалены экспонаты,
стояли нераспечатанные ящики и тюки. Среди всего этого добра с трудом
нашлось место для рабочего стола и кровати директору музея.
- Никаких дневников у меня нет! - заявил Верховцев.
- Ну как же так! - сказал профессор Селезнев. - Нам сказали, что капитаны
побывали на сотнях планет и всюду вели дневники. Вот, например, скажите
нам, что за птица изображена на плече одного из капитанов?
- На плече капитана Кима, - ответил директор, - сидит птица говорун. Она
умеет говорить и летает между звезд.
- А где она сейчас?
- Она пропала без вести вместе с капитаном Кимом. Но больше я вам ничего
не скажу. Улетайте!
- Но, может быть, вы сами нам что-нибудь посоветуете? - спросил Селезнев.
- Летите на планету Блук. Там, в городе Палапутра есть рынок зверей, -
сказал Верховцев. - Наверняка вы себе что-нибудь отыщете. А сейчас до
свидания. У меня масса дел.
Доктор Верховцев вдруг полез под кровать и спрятался там - одни ноги
наружу.
Путешественники попрощались с ним и ушли.
- Тут что-то нечисто, - сказал Зеленый, когда они вернулись к "Пегасу". -
Попомните мое слово. Это хорошо не кончится.
"Пегас" поднялся и полетел к планете Блук.



Глава четвертая


Все коллекционеры и любители диковин раз в неделю слетаются на планету
Блук. Там у города Палапутра по субботам бывает базар.
Как только "Пегас" опустился на космодроме, к нему подкатил автомобиль, в
котором сидели два полицейских ушана. Ушанами называют жителей Блука. У
них такие большие и подвижные уши, что они могут обмахиваться ими в жаркую
погоду и даже ложиться на одно ухо как на подушку и накрываться другим как
пледом.
- Откуда корабль? - спросил ушан.
- С Земли, - ответил Зеленый. - Мы прилетели на базар.
- Вы никого не прячете на корабле? - спросил второй ушан.
- Вы можете посмотреть, - ответил Зеленый.
Ушаны осмотрели "Пегас", ничего и никого не нашли, и тогда старший ушан
объяснил:
- Мы ищем одного человека. Это злобный негодяй, который отравил на нашей
планете всех говорунов. Вы слышали о говорунах?
- Конечно, - сказала Алиса. - Говоруны - это говорящие птицы, которые
могут летать среди звезд. А зачем он это сделал?
- Мы сами не знаем. Мы хотим задержать этого человека и допросить его.
- А как он выглядит? - спросил Зеленый.
Ушан вынул фотографию и показал.
На фотографии был изображен доктор Верховцев!
- Этого быть не может! - воскликнул Селезнев. - Мы знаем доктора
Верховцева. Он - директор музея знаменитых капитанов. Это очень солидный
человек.
- И очень странный, - добавила Алиса, которая вспомнила, как вел себя
Верховцев, когда они его навестили.
- Мы не знаем, что об этом человеке думают в других местах, - сказал ушан.
- Но если вы его увидите, вы обязаны сообщить о нем полиции.
Селезнев с Алисой пошли на базар пешком, а Зеленый остался на корабле,
потому что собирался проверить двигатели.
Селезневы шли по широкой улице, обе стороны которой были заняты
гостиницами. Там были гостиницы для гигантов и карликов, для рыб и птиц -
мало ли какие существа могут прилететь на базар.
В одной из гостиниц было открыто окошко третьего этажа. Из него выглядывал
человек в черной шляпе.
- Смотри, папа! - сказала Алиса. - Это же доктор Верховцев.
- Не может быть, - Селезнев поднял голову и тоже увидел директора музея. -
Что он тут делает?
Алиса кинулась в гостиницу, Селезнев за ней. Они взбежали на третий этаж.
Из какого же номера выглядывал доктор?
Тут Селезнев увидел, что одна из дверей распахнута. Они побежали к ней, но
тут открылась соседняя дверь и оттуда вышел очень толстый человек, ну
точно черный арбуз с лысой головой.
- Если вы ищете доктора Верховцева, - сказал толстяк тонким голосом, - то
его уже нет. И не будет.
- Но мы только что его видели.
- Больше не увидите, - сказал толстяк.
Пришлось Селезневым покинуть гостиницу. И вскоре они пришли на базар.
Громадная площадь была уставлена клетками, аквариумами, садками и
загонами. Даже профессору Селезневу, который всю жизнь занимается
космическими зверями, не приходилось видеть столько чудес в одном месте.
Вскоре он уже купил несколько необычных существ и договорился, чтобы их
привезли на корабль. Тут Алиса позвала его.
- Папа, - сказала она. - Смотри, что в этом аквариуме.
Селезнев ничего не увидел.
- Ах, - сказал тогда владелец аквариума, маленький полосатый карлик. - Как
грустно, что тебе не верят. Там у меня невидимые рыбки. Я их продаю вместе
с аквариумом.
- Это неправда! - закричали все вокруг. - В аквариуме ничего нет!
- А я вам верю, - сказала Алиса. - Почему бы не быть невидимым рыбкам?
Селезнев все же отказался покупать рыбок для зоопарка. Ведь люди ходят в
зоопарк смотреть на животных. Зачем же держать в зоопарке рыбок, которых
нельзя увидеть?
Полосатый карлик был очень расстроен. Но на прощание он сказал:
- Алисочка, возьми от меня в подарок шапку-невидимку. В ней я хожу на
рыбную ловлю.
Алиса сказала спасибо, и они пошли дальше.
Вдруг к ней бросилось странное существо - это был пушистый красный шар,
который бегал на палочках как будто на паучьих ножках. Вдогонку за шариком
быстро ползла двухголовая змея.
Красный шар подбежал к Алисе, прижался к ее ногам и стал ярко-желтым.
- Что это такое? - спросил Селезнев у змеи.
- Это индикатор, - ответила змея. - У нас их на планете пруд пруди. Они
меняют цвет в зависимости от настроения.
Змея вытащила конфету и показала шарику. Тот сразу стал зеленым.
- Видите, радуется! А сейчас я его палкой ударю...
- Ой, не надо! - закричала Алиса. А индикатор пошел черными пятнами, от
страха.
- Сколько стоит такой смешной зверек? - спросил Селезнев.
- Мне придется его вам подарить, - сказала змея, показывая на индикатор,
который опять стал желтым. - Видите, ему очень нравится Алиса.
Индикатор порозовел.
Селезнев вынул из сумки коробку конфет - он всегда носил с собой конфеты,
чтобы кормить животных, и подарил двухголовой змее. Та была очень
довольна. Раньше ей не приходилось пробовать знаменитых московских конфет.
Так Алиса обзавелась маленьким другом.
- А теперь, - сказала она, - мне хочется найти говоруна, ведь это птица
знаменитых капитанов.
- Но нам же сказали, что всех говорунов отравил доктор Верховцев, -
ответил Селезнев.
- А вдруг один остался? Это было бы замечательной находкой для нашего
зоопарка.
Селезнев согласился с дочкой, и они отправились искать говоруна.
Они у многих спрашивали про эту птицу, но ни один продавец не мог
похвалиться, что видел говоруна.
Вдруг из-за клеток раздался голос:
- Это вы ищете говоруна?
Алиса обернулась и увидела маленького ушана. Он держал большой мешок. Там
сидела большая белая птица с короной из золотых перьев.
- Вы продаете говоруна? - спросил Селезнев.
- Тихо! Это очень опасно!
- Почему?
- Эту птицу я подобрал в поле. Она была изранена и обессилена. Я вылечил
говоруна. Он явно много путешествовал, потому что говорит на незнакомых
языках. И тут я узнал, что кто-то отравил на нашей планете всех говорунов.
А недавно ко мне заявился незнакомый человек и хотел купить говоруна.
- Как он был одет? - спросила Алиса.
- Он был одет в зеленое пальто и черную шляпу.
- Это он! - воскликнула Алиса. - Это доктор Верховцев.
- Этот человек мне не понравился, и я отказался продать говоруна. Но вчера
ночью кто-то пытался влезть ко мне в дом, а сегодня мой дом сгорел. Я
испугался и решил отдать говоруна в хорошие руки. А то этот черношляпник
убьет и говоруна и меня.
С этими словами он передал мешок Селезневу.
Близилось время обеда, и Алиса с папой пошли обратно к "Пегасу". У выхода
с рынка им встретился давешний толстяк в черной одежде. Он сладко
улыбнулся и спросил:
- Что это вы купили?
- Это говорун, - ответила Алиса. - И, может быть, последний на планете.
Вдруг из мешка донесся незнакомый голос:
- Я жду тебя, Буран! Мне нужна твоя помощь!
- Ой! - удивился толстяк. - Что хочет сказать эта птица? Отдайте ее мне. Я
заплачу сколько хотите. Хотите мешок золота?
- Нам ничего не нужно, - сказала Алиса. - Дайте нам пройти.
- Тогда отдайте говоруна добром! - прошипел толстяк. - Иначе вам не
выбраться отсюда живыми.
Алиса заметила, что индикатор почернел от расстройства. Толстяк ему не
понравился.
Селезневы обошли кричащего толстяка и пошли дальше.
И вдруг они увидели, что поперек дороги стоят страшного вида люди в
металлических скафандрах и черных шлемах, скрывающих лица.
Селезнев тут же вызвал по рации Зеленого:
- Мы в опасности! - сказал он.
Черные люди приближались. За ними крутился толстяк.
- Отдайте говоруна! - просил он. - И останетесь живы.
Селезнев передал мешок с говоруном Алисе а сам пошел навстречу злодеям.
Они ведь не знали, что профессор Селезнев раньше был чемпионом Москвы по
карате.
Начался рукопашный бой. Но Селезневу пришлось несладко, потому что
нападающие оказались железными роботами и они начали его одолевать.
Но в этот момент сверху спустился корабельный катер с "Пегаса". В нем
сидел капитан Зеленый.
Он опустился прямо на роботов, и они кинулись бежать.
- Ох, я же предупреждал, - сказал он печальным голосом. - Зачем только вы
пошли на этот базар!
- Ты посмотри, кого мы купили! - сказала Алиса. - Это настоящий говорун.
- От говорунов одни неприятности, - заявил Зеленый.
- Это неправда, - сказал говорун. - Говоруны отличаются умом и
сообразительностью. Вы будете рады, что со мной подружились.
- Я лучше бы с коровой подружился, - сказал Зеленый. - От нее хоть молоко
есть.
И он показал на корову, которая паслась рядом на газоне.
- Какая же это корова? - заметил маленький ушанчик, который проходил мимо.
- Это не корова, а склисс.
- А чем склисс отличается от коровы? - спросила Алиса.
- Ничем особенным, - ответил ушанчик и кинул в корову камешком.
Корова замычала и раскрыла большие совершенно прозрачные, как у стрекозы,
крылья. Они раньше были прижаты к ее бокам и их не было видно. Взмахнув
крыльями, склисс медленно поднялся в воздух и опустился сверху на открытый
катер, в котором сидел Зеленый. Зеленый пропал с глаз, но катер удержался
в воздухе. Так они и долетели до "Пегаса": склисс на Зеленом, Зеленый на
катере, а внизу бегут Алиса с папой и несут индикатора и мешок с говоруном.




Глава пятая


Разместив зверей в "Пегасе" и подоив склисса, путешественники собрались в
кают-компании обсудить, куда им лететь дальше. Говорун разгуливал по
кают-компании, потом взлетел на стол и сказал голосом капитана Кима:
- Ищи меня на Третьей планете!
- На какой Третьей планете? - спросила Алиса.
- На Третьей планете системы Медуза, - сказал говорун. - Мне нужна твоя
помощь, Буран!
- Это послание капитану Бурану! - закричала Алиса. - Мы должны помочь
капитану Киму! Он попал в беду.
- Может быть, ты права, - согласился профессор Селезнев. - Но мы не знаем,
какая беда приключилась с капитаном. Мы - мирный, ничем не вооруженный
корабль.
- Так и до беды недалеко, - сказал капитан Зеленый. - Давайте лучше пошлем
космограмму на Землю. Они лучше знают, как помогают капитанам.
- Папочка! - взмолилась Алиса. - Ведь мы совсем близко от системы Медузы.
Мы успеем туда быстрее любого другого корабля. А вдруг капитану Киму
грозит смерть?
Все посмотрели на говоруна. Говорун склонил голову и произнес голосом
капитана:
- Промедление смерти подобно. Я посылаю к тебе говоруна. Спеши!
- Все ясно, - сказал профессор Селезнев. - "Пегас" меняет курс.
Зеленый, конечно же, согласился с Селезневым.




Глава шестая


Третья планета системы Медуза поросла цветами и кустарником, из которого
кое-где поднимались горы. С гор стекали быстрые ручьи, превращались в
речки и впадали в озера или моря. Это была красивая планета.
- Слишком она красивая, - вздохнул Зеленый. - Не нравится мне это.
- Где же нам сесть? - спросил Селезнев. - Мы облетели планету уже три
раза, но не увидели корабля и даже следов от него. Планета совершенно
ненаселенная.
- Давайте тогда спустимся вон на той красивой полянке, - сказала Алиса.
"Пегас" опустился на планету, и все стали спрашивать говоруна, что же
делать дальше? Но говорун лишь вздыхал и ничего не говорил. Ведь он был
глупой птицей и умел только как попугай повторять чужие речи.
Селезнев с капитаном принялись изучать снимки планеты, которые они делали
с орбиты, надеясь найти следы капитана Кима, а Алиса позвала говоруна и
пошла с ним гулять. Она надеялась, что говорун вспомнит, где он расстался
с капитаном. За Алисой увязался индикатор.
- Не отходи далеко от корабля! - крикнул ей вслед папа.
- Но ведь со мной ничего не случится! - отозвалась Алиса.
Она спустилась на лужайку и сказала говоруну:
- Ну, лети вперед, показывай!
Говорун медленно полетел над поляной, и Алиса с индикатором побежали
следом.
Вдруг громадная тень накрыла Алису.
Алиса подняла голову и увидела, что с неба к ней быстро спускается
гигантская птица.
Алиса кинулась обратно к кораблю, а индикатор, который от страха стал
фиолетовым, обогнал ее и буквально влетел в корабль.
Но Алиса, к сожалению, добежать до корабля не успела. Птица схватила ее в
когти и стремительно полетела вверх.
Увидев фиолетового индикатора, Селезнев с капитаном сразу догадались, что
случилось что-то ужасное, и выскочили из "Пегаса".
Но поздно.
Они только успели увидеть, как к облакам поднимается птица с Алисой в
когтях.
Пока Зеленый готовил к полету катер, птица исчезла. Катер полетел к горам,
но вряд ли ему удалось бы отыскать птицу, если бы не говорун. Оказывается,
он летел вслед за птицей, увидел, куда она отнесла Алису, и возвратился к
"Пегасу".
- Это птица Крок, - сказал говорун. - Птица Крок очень опасная. Алисе
угрожает опасность.
Говорун привел катер к вершине одной из гор. На вершине находилось гнездо
птицы размером с большую клумбу. В гнезде сидели три птенца. Они были
желтыми и пушистыми. Четвертым птенцом оказалась Алиса, которая была одета
в желтый комбинезончик.
- Конечно же! - воскликнул профессор Селезнев. - Птица Крок приняла Алису
за своего птенца, который выпал из гнезда, и отнесла его на место.
Увидев катер, Алиса поднялась и стала махать руками. Тогда птенцы тоже
встали на ноги и стали махать желтыми крыльями.
Катер повис в воздухе рядом с гнездом, и Алиса перепрыгнула в него.
- Ты не испугалась? - спросил Селезнев.
- Она мне не сделала больно, а с птенцами мы отлично поладили.
Тут в небе появилась птица Крок. Она погналась за катером. Пришлось
улепетывать.
Птица громко кричала, она расстраивалась, что какие-то злодеи увозят ее
птенца.
Когда все благополучно спрятались в "Пегасе", Алиса сказала:
- Смотрите, что я нашла в гнезде!
Она протянула папе осколок тарелки, по краю которой было синими буквами
написано "... няя чайка".
- Что это значит? - спросил Селезнев.
- Неужели ты, папа, не догадался? А я еще в музее запомнила, что корабль
капитана Кима назывался "Синяя чайка". Значит, это тарелка с корабля Кима.
Мы на правильном пути!



Глава седьмая


На следующее утро Алиса взяла говоруна и снова пошла искать корабль Кима.
На этот раз она шла очень осторожно, кустами, и все время поддерживала
связь с кораблем. Папа не хотел выпускать ее из виду.
Вскоре они вышли к небольшой круглой поляне. Вокруг поляны росли большие
странные цветы с зеркальными серединками.
- Далеко нам еще? - спросила Алиса.
- Смотри под ноги, - сказал говорун. - И ты найдешь, что искала.
Но сколько Алиса ни смотрела под ноги, она ничего не увидела.
Она нарвала тяжелых цветов с зеркальными серединками и понесла букет на
корабль.
Еще по дороге она заметила, что серединки цветов не отражают ее, а
показывают ночное небо.
- Папа! - закричала Алиса, поднявшись на корабль. - Смотри, какие странные
цветы.
Профессор Селезнев поставил букет в вазу и стал внимательно смотреть на
цветы.
Потом он сказал:
- Это удивительные цветы. Их серединки состоят из тонких зеркальных
пленок. Пока цветок растет, на его серединку все время нарастают тонкие
зеркальные пленочки. Но как только ты сорвал цветок, эти пленки одна за
другой начинают растворяться. И ты видишь в цветке все события наоборот.
И в самом деле - Алиса увидела, как в зеркалах появился закат, потом
солнце поднялось и стало светло - они смотрели на вчерашний день. Было
странно смотреть, что птицы летают задом наперед.
Вдруг в зеркалах появился знакомый толстяк. Он посмотрел в цветок и начал
пятиться. На середине поляны стоял доктор Верховцев. Толстяк подошел к
нему спиной, развернулся, и они начали о чем-то шептаться.
Потом вдвоем, задом наперед, они ушли с поляны.
- Они были здесь вчера, - сказал капитан Зеленый. - И это мне не нравится.
- Замечательно! - сказал профессор Селезнев. - Если эти люди были здесь
вчера, значит, корабль Кима вернее всего находится где-то поблизости. Я
предлагаю немедленно перелететь на поляну зеркальных цветов.
- Поляна как поляна, - сказал Зеленый, - ничего мы там не найдем.
Но все же он послушался Селезнева и перевел "Пегас" на поляну зеркальных
цветов.
"Пегас" медленно опустился посреди поляны.
Но в тот момент, когда корабль коснулся травы, поляна провалилась вниз и
"Пегас" рухнул в подземелье.
Поляна, как крышка чайника, тут же вернулась на место.

Выбранный для просмотра документ КТП лит. чтению.docx

библиотека
материалов

hello_html_m2a7690f7.gif7.Тематическое планирование с определением основных видов учебной деятельности обучающихся

4а класс

кол-во часов на год - 170, кол-во часов на неделю - 5


п/п

Тема раздела, урока

Кол-во часов

Основные виды учебной деятельности обучающихся

Оборудование

Дата

по плану

Дата фактическая

Примечание

1

2

3

4

5

6

7

8

I триместр

1

Введение. Знакомство с учебником.

1

Составлять связное высказывание по иллюстрациям и оформлению учебника); работать при консультативной помощи учителя (прогнозировать содержания раздела); работать в группе (рассматривать и обсуждать иллюстрации учебника

Выставка книг. Карточки с условными обозначениями.

01.09



«Летописи, былины, сказания, жития» (12)


2

Знакомство с названием раздела. Из летописи

«И повесил Олег щит свой на вратах Царьграда».

1

Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Карточки с текстами речевой разминки.

Презентация по теме урока.

02.09



3

События летописи – основные события Древней Руси.

1

Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Выставка книг.

Карточки с текстами речевой разминки.

Презентация по теме урока.

03.09



4

Из летописи «И вспомнил Олег коня своего»

1

Научиться ориентироваться в учебнике, находить нужную главу в содержании, пользоваться условными обозначениями, самостоятельно выбирать интересующую литературу

Научиться рассказывать об исторических событиях, используя материал летописи


Выставка книг.

Карточки с текстами речевой разминки.


05.09



5

Внеклассное чтение. Самые интересные книги, прочитанные летом

1

Учиться построению короткого монологического высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Карточки с текстами речевой разминки.

Презентация по теме урока.

06.09



6

Летопись – источник исторических фактов.

1

Научиться ориентироваться в учебнике, находить нужную главу в содержании, пользоваться условными обозначениями, самостоятельно выбирать интересующую литературу

Научиться рассказывать об исторических событиях, используя материал летописи


Выставка книг по теме урока. Карточки с текстами речевой разминки.

08.09



7

Поэтический текст былины «Ильины три поездочки».

1

Научиться составлять рассказ об Илье Муромце, пересказывать былину от лица героя

Выставка книг по теме урока. Карточки с текстами речевой разминки.

09.09



8

Прозаический текст былины в пересказе И.Карнауховой.

1

Научиться называть характерные особенности былины. Научиться рассказывать об исторических событиях, используя материал былины

Выставка книг.

Карточки с текстами речевой разминки.

Презентация по теме урока.

10.09



9

Герои былины – защитник Русского государства. Картина В.Васнецова «Богатыри»

1

Научиться называть характерные особенности былины. Составлять короткое высказывание по иллюстрациям в учебнике

Выставка книг.

Карточки с текстами речевой разминки.

Презентация по теме урока.

12.09



10

Внеклассное чтение. «Летописи, былины, сказания»

1

Научиться ориентироваться в учебнике, находить нужную главу в содержании, пользоваться условными обозначениями, самостоятельно выбирать интересующую литературу

Научиться рассказывать об исторических событиях, используя материал летописи


Презентация по теме урока. Выставка книг по теме урока. Тексты и задания на карточках.

13.09



11

Сергий Радонежский – святой земли Русской. В.Клыков «Памятник Сергию Радонежскому»

1

Научиться анализировать язык произведения, называть особенности жанра жития

Карточки с текстами речевой разминки.


15.09



12

«Житие Сергия Радонежского»

1

Научиться составлять рассказ о жизни Сергия Радонежского

Карточки с текстами речевой разминки.

.

16.09



13

Обобщение по разделу «Летописи, былины, сказания, жития»


1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием. Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела.

Карточки с текстами речевой разминки.

Презентация по теме урока.

17.09



Чудесный мир классики (27 ч)

14

Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содержания

1

Научиться прогнозировать содержание раздела, планировать работу на уроке, выбирать виды деятельности


19.09



15

Внеклассное чтение. Сказки Пушкина

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Выставка книг.

20.09



16

П. П. Ершов «Конёк - горбунок»

1

Научиться выразительно читать произведение с соблюдением норм литературного произношения, характеризовать героев сказки

Карточки с текстами речевой разминки.


22.09



17

П. П. Ершов «Конёк - горбунок» Сравнение литературной и народной сказок.

1

Научиться сравнивать литературную и авторскую сказки

Карточки с текстами речевой разминки.


23.09



18

П. П. Ершов «Конёк - горбунок». Характеристика героев.

1

Научиться характеризовать героев сказки. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Карточки с текстами речевой разминки.


24.09



19

А. С. Пушкин «Няне»


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться выразительно читать стихотворение А.С. Пушкина

Презентация по теме урока. Сборник стихов А. С. Пушкина, его портрет.


26.09



20

Внеклассное чтение. Творчество Пушкина

1

Научиться создавать отзыв о прочитанном произведении.

Карточки с текстом для проверки техники чтения.

27.09



21

А. С. Пушкин

«Туча», «Унылая пора»

1

Научиться выразительно читать стихотворения А.С. Пушкина

Презентация по теме урока. Сборник стихов, его портрет.

29.09



22

А. С. Пушкин «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях»

1

Научиться узнавать и называть героев сказки А.С. Пушкина

Презентация по теме урока.

30.09



23

А. С. Пушкин «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» Характеристика героев

1


Научиться называть особенности литературной сказки.

Презентация по теме урока.

01.10



24

А. С. Пушкин «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» Деление сказки на части

1

Научиться читать сказку с соблюдением норм литературного произношения, высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Карточки

03.10



25

Внеклассное чтение Создание книги

1

Научиться составлять книжку малышку

Презентация

04.10



26

М. Ю. Лермонтов «Дары Терека»

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться выразительно читать стихотворение в учебнике с интонацией, соответствующей смыслу текста, формировать ответы на вопросы учебника

Выставка книг по теме раздела.

06.10



27

М. Ю. Лермонтов «Ашик-Кериб»

1

Научиться замечать особенности языка сказки М.Ю. Лермонтова

Презентация по теме урока. книги писателя.

07.10



28

М. Ю. Лермонтов «Ашик-Кериб» Сравнение мотивов русской и турецкой сказок.

1

Научиться определять главную мысль произведения

Портрет М. Ю. Лермонтова, книги писателя.

08.10



29

М. Ю. Лермонтов «Ашик-Кериб» Характеристика героев

1

Научиться характеризовать героев сказки. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Портрет М. Ю. Лермонтова, книги писателя.

10.10



30

Внеклассное чтение Творчество Л. Н. Толстого, рассказы

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Научиться составлять рассказ об Л.Н. Толстом, используя различные источники для получения необходимой информации

Портрет Л. Н. Толстого, книги писателя.


11.10



31

Жизнь и творчество Л. Н. Толстого

1

Научиться составлять рассказ об Л.Н. Толстом, используя различные источники для получения необходимой информации

Портрет Л. Н. Толстого, книги писателя.



13.10



32

Л. Н. Толстой

«Детство»


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Портрет Л. Н. Толстого, книги писателя.


14.10



33

Л. Н. Толстой

«Как мужик убрал камень» Басня

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении. Определять главную мысль басни

Портрет Л. Н. Толстого, книги писателя.



15.10



34

А. П. Чехов «Мальчики»

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Портрет А. П. Чехова, книги писателя.




17.10



35

Внеклассное чтение Рассказы о дрессированных животных и людях, которые их дрессируют

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Книги Дурова, Куклачёва

18.10



36

А. П. Чехов «Мальчики» Главные герои рассказа – герои своего времени

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения.Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока. Выставка книг по разделу учебника.

20.10



37

А. П. Чехов «Мальчики» Главные герои рассказа – герои своего времени

1


Научиться видеть скрытый смысл произведения Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Выставка книг по разделу учебника.

21.10



38

Обобщающий урок «Чудесный мир классики»

1

Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела.


Презентация по теме урока. Выставка книг по разделу учебника.

22.10



39

Оценка достижений

1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием.

Карточки с заданиями, тесты

24.10



40

Внеклассное чтение. Здравствуй гостья зима!

1

Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения


25.10



Поэтическая тетрадь (13 ч)


41

Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содержания


1

Научиться прогнозировать содержание раздела, планировать работу на уроке, выбирать виды деятельности. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Портрет Л.Н. Толстого, книги писателя.


27.10



42

Ф.И. Тютчев «Еще земли печален вид...», «Как неожиданно и ярко...»

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Портрет Л.Н. Толстого, книги писателя.


28.10



43

А.А. Фет «Весенний дождь», «Бабочка»


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Выставка книг по разделу учебника.

29.10



44

Е.А. Баратынский «Весна, весна! как воздух чист


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока. Выставка книг по разделу учебника.

31.10



45

Внеклассное чтение. Родные поэты.

1

Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Выставка книг по разделу учебника.

01.11



Количество часов за 1 триместр: 45 часов

2 триместр

46

А.Н. Плещеев «Дети и птичка». Ритм стихотворения

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

КИМы для учащихся.

10.11



47

И.С. Никитин «В синем небе плывут над полями…»

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока. Выставка книг по разделу учебника.

11.11



48

Н.А. Некрасов «Школьник

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Репродукции пейзажей всех времен года.

12.11



49

Н.А.Некрасов «В зимние сумерки нянины сказки

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Карточки (текст речевой разминки, задания).

14.11



50

Внеклассное чтение. Родные поэты.

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении


15.11



51

И.А. Бунин «Листопад». Картина осени в стихах


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Карточки (текст речевой разминки, задания).

17.11



52

Обобщающий урок-игра «Поэтическая тетрадь»

1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием.

Карточки (текст речевой разминки, задания).

18.11



53

Оценка достижений

1

Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела.

Выставка книг по разделу учебника.

19.11



Литературные сказки (33ч)

54

Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содержания. В.Ф. Одоевский «Городок в табакерке»

1

Научиться прогнозировать содержание раздела, планировать работу на уроке, выбирать виды деятельности. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Выставка книг по разделу учебника.

22.11



55

Внеклассное чтение. Страницы жизни Л. Лапцуя.

1

Знакомиться с жизнью и творчеством поэта. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Карточки (текст речевой разминки, задания).

21.11



56

В.Ф. Одоевский «Городок в табакерке». Составление плана сказки

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Книги писателя.

24.11



57

В.Ф. Одоевский «Городок в табакерке». Подробный пересказ

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Карточки (текст речевой разминки, задания). Портрет В.Гаршина.

25.11



58

В.М. Гаршин «Сказка о жабе и розе». Особенности данного литературного жанра

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Карточки (текст речевой разминки, задания). Портрет В.Одоевского.

26.11



59

В.М. Гаршин «Сказка о жабе и розе». Текст описание в содержании художественного произведения.

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Карточки (текст речевой разминки, задания). Портрет В.Одоевского.

28.11



60

Внеклассное чтение. Жизнь и творчество П.П. Бажова «Каменный цветок»

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Карточки (текст речевой разминки, задания).

29.11



61

В.М. Гаршин «Сказка о жабе и розе». Текст-описание в содержании художественного произведения

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

КИМы для каждого обучающего.

01.12



62

В.М. Гаршин «Сказка о жабе и розе». Герои литературного текста

1

Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Карточки (текст речевой разминки, задания).

02.12



63

П.П. Бажов «Серебряное копытце»

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока. Карточки (текст речевой разминки, задания). Портрет П.П. Бажов

03.12



64

П.П. Бажов «Серебряное копытце». Мотивы народных сказок в авторском тексте

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Карточки (текст речевой разминки, задания). Портрет

П.П. Бажов.

05.12



65

Внеклассное чтение. П.П. Бажов «Каменный цветок»

1

Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Карточки (текст речевой разминки, задания).

06.12



66

П.П. Бажов «Серебряное копытце». Герои художественного произведения

1


Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока. Карточки (текст речевой разминки, задания). Портрет П.П. Бажов

08.12



67

С.Т. Аксаков «Аленький цветочек»

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Карточки (текст речевой разминки, задания).

09.12



68

С.Т. Аксаков «Аленький цветочек». Герои произведения

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Выставка книг по теме урока. Карточки (текст речевой разминки, задания).

10.12



69

С.Т. Аксаков «Аленький цветочек». Деление текста на части

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения.

Презентация по теме урока. Выставка книг по теме урока. Карточки (текст речевой разминки, задания).

12.12



70

Внеклассное чтение. С.Т. Аксаков «Буран»

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Портрет писателя.

Карточки.

13.12



71

С.Т. Аксаков «Аленький цветочек». Выборочный пересказ сказки. Словесное иллюстрирование

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока. Портрет писателя.

Карточки.

15.12



72

Обобщающий урок-игра «Крестики-нолики».

1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием.

Презентация по теме урока. Портрет писателя.

Карточки.

16.12



73

Оценка достижений. Контрольная работа за I полугодие.

1

Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела.

КИМы. Выставка книг по разделу. Портреты писателей. Карточки.

17.12



74

Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содержания. Е.Л. Шварц «Сказка о потерянном времени».

1

Научиться прогнозировать содержание раздела, планировать работу на уроке, выбирать виды деятельности. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Изображение животных, выставка книг по теме урока, карточки.

19.12



75

Внеклассное чтение. Сказки любимых писателей.

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Портрет писателя.

Карточки.

20.12



76

Е.Л. Шварц «Сказка о потерянном времени». Нравственный смысл произведения.

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Карточки с текстом.

22.12



77

Е.Л. Шварц «Сказка о потерянном времени». Нравственный смысл произведения.

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Карточки с текстом.

23.12



78

В.Ю. Драгунский «Главные реки».

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Выставка книг по теме урока, карточки.

24.12



79

В.Ю. Драгунский «Что любит Мишка».

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Портрет писателя.

Карточки.

26.12



80

Внеклассное чтение В.Ю. Драгунский «Двадцать лет под кроватью».

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Портрет писателя.

Карточки.

27.12



81

В.В. Голявкин «Никакой я горчицы не ел». Смысл заголовка.

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Портрет писателя.

Карточки.

12.01



82

В.В. Голявкин «Никакой я горчицы не ел».

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Портрет писателя.

Карточки.

13.01



83

В.В. Голявкин «Никакой я горчицы не ел». Инсценирование произведения.

1


Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока. Портрет писателя.

Карточки.

14.01



84

Обобщающий урок «Делу время - потехе час».

1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием. Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела.

Презентация по теме урока. Портрет писателя.

Карточки.

16.01



85

Внеклассное чтение. Книги о сверстниках, о школе.

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Портрет писателя.

Карточки.

17.01



86

Оценка достижений.

1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием.

КИМы

19.01



Страна детства (15 ч)

87

Знакомство с названием раздела, прогнозирование содержания. Б.С. Житков «Как я ловил человечков».

1

Научиться прогнозировать содержание раздела, планировать работу на уроке, выбирать виды деятельности. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. рабочие тетради

20.01



88

Б.С Житков «Как я ловил человечков». Герой произведения.

1

Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока.

21.01



89

К.Г. Паустовский «Корзина с еловыми шишками.

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Выставка книг по разделу учебника, портреты писателей

23.01



90

Внеклассное чтение. «Мир Владислава Крапивина «Всё начинается в детстве»»

1

Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Карточки (текст речевой разминки, задания).

24.01



91

К.Г. Паустовский «Корзина с еловыми шишками Музыкальное сопровождение произведения.

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

КИМы. Выставка книг по разделу. Портреты писателей.

Карточки.

26.01



92

М.М. Зощенко «Елка».

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Портрет писателя.

Карточки.

27.01



93

Обобщающий урок «Страна детства».

1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием.

КИМы

28.01



94

Оценка достижений.

1

Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела.

Выставка книг и портрет А. Барто, магнитная доска, рабочие тетради


30.01



95

Внеклассное чтение. Паустовский «Кот ворюга».

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. магнитная доска, рабочие тетради

31.01



96

Знакомство с названием раздела, прогнозирование содержания. В.Я. Брюсов «Опять сон», «Детская».

1

Научиться прогнозировать содержание раздела, планировать работу на уроке, выбирать виды деятельности. Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока., магнитная доска, рабочие тетради

02.02



97

СА. Есенин «Бабушкины сказки».

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Выставка книг по разделу. Портреты писателей.

Карточки с заданиями.

03.02



98

М.И. Цветаева «Бежит тропинка с бугорка...», «Наши царства».

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

КИМы. Выставка книг по разделу. Портреты писателей.

Карточки.

04.02



99

Сравнение произведений разных поэтов на одну тему. Конкурс чтецов. Оценка достижений.

1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием. Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела.

Выставка книг по разделу. Портреты писателей.

Карточки.

06.02



100

Внеклассное чтение. Необычный календарь «Лесная газета» В. Бианки.

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения.


Презентация по теме урока, карточки

07.02



101

Устный журнал «Поэтическая тетрадь».

1

Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока, карточки, рабочие тетради

09.02



Природа и мы (15 ч)

102

Знакомство с названием раздела, прогнозирование содержания. Д.Н. Мамин-Сибиряк «Приемыш».

1

Научиться прогнозировать содержание раздела, планировать работу на уроке, выбирать виды деятельности. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. рабочие тетради.

10.02



103

Д.Н. Мамин-Сибиряк «Приемыш». Отношение человека к природе.

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока. карточки, рабочие тетради.

11.02



104

А.И. Куприн «Барбос и Жулька».

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Выставка книг карточки, рабочие тетради.

13.02



105

Внеклассное чтение. А.И. Куприн «Белый пудель».

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока. Выставка книг карточки, рабочие тетради.

14.02



106

А.И. Куприн «Барбос и Жулька». Поступок как характеристика героя произведения.

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Выставка книг

16.02



107

М.М. Пришвин «Выскочка».

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

17.02



Количество часов за 2 триместр: 62 часа

3 триместр

108

М.М. Пришвин «Выскочка». Характеристика героя на основе поступка.

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Выставка книг и портрет карточки.




109

Е.И. Чарушин «Кабан».

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

КИМы. Выставка книг по разделу. Портреты писателей.

Карточки.




110

В.П. Астафьев «Стрижонок Скрип». Герои рассказа.

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Выставка книг карточки, рабочие тетради.




111

Внеклассное чтение. Л. Лапцуй «Как собака стала другом человека».

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Выставка журналов, карточки, рабочая тетрадь.




112

В.П. Астафьев «Стрижонок Скрип». Составление плана.

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Выставка книг и портрет В.П. Астафьев, карточки, магнитная доска, рабочие тетради




113

Обобщающий урок-конкурс «Природа и мы».


1


Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием.

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




114

Проект «Природа и мы».

1

Составлять план работы, анализировать прочитанные произведения, работать в группе. Представлять свой проект классу

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




115

Оценка достижений.

1

Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела.

КИМы




116

Внеклассное чтение. Л. Лапцуй «Лайка», «Куропатка», «Тюлени».

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Выставка книг и портрет Л. Лапцуй, карточки, рабочая тетрадь.




Поэтическая тетрадь (10 ч)



117

Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содержания.


1

Научиться прогнозировать содержание раздела, планировать работу на уроке, выбирать виды деятельности.


Выставка книг карточки, рабочая тетрадь.




118

Б.Л. Пастернак «Золотая осень».


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока. Выставка книг карточки, рабочие тетради.




119

С.А. Клычков «Весна в лесу».


1


Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. Выставка детских журналов, портреты писателей, карточки




120

Д.Б. Кедрин «Бабье лето».


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




121

Внеклассное чтение. Северные родники Иван Истомин «На Ямале мы живём», «Полярное Сияние».

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

«На Ямале мы живём», «Полярное Сияние», «Ямальское утро»




122

Н.М. Рубцов «Сентябрь».


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Выставки книг по теме урока, карточки.




123

С.А. Есенин «Лебедушка».


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Карточки с текстом.




124

Обобщающий урок-конкурс «Поэзии прекрасные страницы».


1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием.

Презентация по теме урока. рабочие тетради.




125

Оценка достижений.

1

Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока. рабочие тетради.




126

Внеклассное чтение. Северные родники Елена Сусой «Встреча двух времён года», «Во время сбора морошки».

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока. рабочие тетради.




Родина (11ч)


127

Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содержания.


1

Научиться прогнозировать содержание раздела, планировать работу на уроке, выбирать виды деятельности. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

КИМы для учащихся.




128

И.С. Никитин «Русь». Образ Родины в поэтическом тексте.


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Выставка книг по разделу учебника.




129

С.Д. Дрожжин «Родине». Авторское отношение к изображаемому.


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




130

А.В. Жигулин «О, Родина! В неярком блеске...».


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Учиться видеть прекрасное с помощью поэзии. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока. Выставка книг по разделу учебника.




131

Внеклассное чтение. Стихи о Родине.

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




132

Обобщающий урок «Родина».


1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием. Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела.


Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




133

«Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет!».


1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




134

Проект «Они защищали Родину».


1

Составлять план работы, анализировать прочитанные произведения, работать в группе. Представлять свой проект классу

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




135

Проект «Они защищали Родину».


1

Составлять план работы, анализировать прочитанные произведения, работать в группе. Представлять свой проект классу

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




136

Внеклассное чтение. К. Булычев «Девочка с земли».

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




137

Оценка достижений.


1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием. Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела.

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




Страна Фантазия (8 ч)


138

Знакомство с названием раздела, прогнозирование его содержания. Е.С. Велтистов «Приключения Электроника».


1

Научиться прогнозировать содержание раздела, планировать работу на уроке, выбирать виды деятельности. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




139

Е.С. Велтистов «Приключения Электроника». Герои фантастического рассказа.


1

Научиться видеть скрытый смысл произведения. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока. Выставка книг по разделу учебника.




140

К. Булычев «Путешествие Алисы».


1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




141

К. Булычев «Путешествие Алисы».

Особенности фантастического жанра.

1

Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




142

К. Булычев «Путешествие Алисы». Сравнение героев рассказов фантастического жанра.


1


Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




143

Внеклассное чтение. К. Булычев «Девочка с земли».

1

Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




144

Путешествие по стране Фантазии.


1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Давать характеристику героям произведения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




145

Оценка достижений.


1

Искать необходимую информацию в соответствии с заданием. Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела.

КИМы




Зарубежная литература (25 ч)

146

Знакомство с названием раздела, прогнозирование содержания. Дж. Свифт «Путешествие Гулливера».

1

Научиться прогнозировать содержание раздела, планировать работу на уроке, выбирать виды деятельности. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




147

Дж. Свифт «Путешествие Гулливера». Особое развитие сюжета в зарубежной литературе.

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




148

Внеклассное чтение. «Идет война народная…» С. Алексеев.

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

«Блокадный хлеб», «Праздничный обед» и «Буханка»




149

Дж. Свифт «Путешествие Гулливера». Герои приключенческой литературы.

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




150

Дж. Свифт «Путешествие Гулливера». Герои приключенческой литературы.

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




151

Г.Х. Андерсен «Русалочка».

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




152

Г.Х. Андерсен «Русалочка». Авторская сказка.

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




153

Внеклассное чтение. «Идет война народная…» С. Алексеев

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

«Медицинское задание», «Бабушка»




154

Г.Х. Андерсен «Русалочка». Деление произведения на две части.

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




155

Г.Х. Андерсен «Русалочка». Рассказ о Русалочке

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




156

Г.Х. Андерсен «Русалочка». Характеристика героев

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




157

М. Твен «Приключения Тома Сойера»

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




158

Внеклассное чтение М. Твен «Приключения Тома Сойера»

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




159

М. Твен «Приключения Тома Сойера». Сравнение героев, их поступков

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




160

С. Лагерлеф «Святая ночь»

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




161

С. Лагерлеф «Святая ночь»

1

Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Научиться видеть скрытый смысл произведения

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




162

С. Лагерлеф «В Назарете». Святое семейство

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




163

Внеклассное чтение. Ю В.Катаев «Сын полка»

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




164

С. Лагерлеф «В Назарете». Иисус и Иуда

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




165

«Путешествие по дорогам любимых книг»

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




166

Контрольная работа за II полугодие

1

Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




167

Обобщающий урок «Зарубежная литература»

1

Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения.

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




168

Внеклассное чтение. Ю.В. Катаев «Сын полка»

1

Знакомиться с жизнью и творчеством писателя. Находить в тексте нужные отрывки. Анализировать поступки героев произведения. Отрабатывать навыки выразительного чтения. Научиться высказывать оценочные суждения о прочитанном произведении

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




169

Урок-игра «Литературные тайны»

1

Научиться видеть скрытый смысл произведения. Участвовать в диалоге при обсуждении прочитанного произведения, конструировать монологические высказывания, формировать ответы на вопросы учебника

Презентация по теме урока.. Выставки книг по теме урока, карточки.




170

Урок обобщение «Викторина «Любим мы читать»»

1

Сравнивать поэтические сюжеты, героев. Искать необходимую информацию в соответствии с заданием. Определять основную мысль произведений раздела. Соотносить пословицы с темой изучаемого раздела.

Презентация по теме урока. Выставка книг.




Количество часов за 3 триместр: 63 часа

Количество часов за год: 170 часов




Тематическое планирование с определением основных видов учебной деятельности обучающихся

Выбранный для просмотра документ Лит. чтение.docx

библиотека
материалов

ЛИТЕРАТУРНОЕ ЧТЕНИЕ

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

  1. Рабочая программа курса «Литературное чтение» составлена на основе Программ общеобразовательных учреждений, рекомендованных департаментом общего среднего образования министерства образования российской федерации, начальные классы (1-4). Учебник «Литературное чтение» 3 класс, авторы В.Г. Горецкий, Л.Ф. Климанова/Просвещение 2010 год.

  2. Программа рассчитана на 102 ч.

  3. Курс литературного чтения призван ввести ребенка в мир художественной литературы и помочь ему осмыслить образность словесного искусства, посредством которой художественное произведение раскрывается во всей своей полноте и многогранности. Литературное чтение пробуждает у детей интерес к словесному творчеству и к чтению художественных произведений.

Методические подходы к анализу произведения, предусмотренные курсом литературного чтения, помогут учителю избежать односторонности в изучении литературного произведения, когда предметом рассмотрения становится лишь сюжетно-информационная сторона текста. В поле внимания начинающего читателя должны оказаться образность художественного произведения, авторское отношение к окружающему, ценностные ориентации и нравственные проблемы, волнующие писателя.

Учебные программы предполагают такое содержание учебных книг, их структуру и методику обучения, которые строятся на основе двух ведущих принципов: художественно-эстетического и литературоведческого.

Художественно-эстетический принцип определяет стратегию отбора произведений для чтения, и поэтому в круг чтения младших » школьников вошли преимущественно художественные тексты. Внимание детей привлекается к тому, что перед ними не просто познавательные интересные тексты, а именно произведения словесного искусства, которые раскрывают перед читателем богатство окружающего мира и человеческих отношений, рождают чувство гармонии, красоты, учат понимать прекрасное в жизни, формируют в ребенке собственное отношение к действительности. Этот принцип йредполагает активное установление межпредметных связей с другими видами искусства.

Литературоведческий принцип в его преломлении к особенностям начального этапа обучения реализуется при анализе художественного текста, выдвигая на первый план художественный образ как общий язык искусства в целом и литературы в частности.

Слово становится объектом внимания читателя и осмысливается им как средство создания словесно-художественного образа, через который автор выражает свои мысли, чувства, идеи. Слово рассматривается не изолированно, а в образной системе произведения, в его реальном контексте, который наполняет смыслом и значением не только образные, но и нейтральные слова "и выражения. Работа над художественным произведением не должна сводиться к выявлению эпитетов, сравнений и других средств художественной выразительности. В начальной школе анализ образных средств языка долен, проводиться лишь в той мере, в какой он помогает детям почувствовать целостность художественного образа и пережить его содержание. Литературоведческий принцип находит свое выражение в программе в том, что она охватывает все основные литературные жанры: сказки, стихи, рассказы, басни.

Курс литературного чтения не предполагает знакомства детей с особенностями творчества писателей, ибо у младших школьников еще нет достаточной начитанности, необходимых жизненных наблюдений и обобщений. Таким образом, литературное чтение в младших классах выступает в качестве органического звена единой и непрерывной системы литературного образования в средней школе.

Программа по чтению для младших школьников четко ориентирована на формирование и развитие у учащихся речевых навыков, главным из которых является навык чтения. Задача уроков литературного чтения заключается в интенсивном развитии навыка чтения как вида речевой деятельности: от громкоречевой формы чтения до чтения про себя, осуществляемого как умственное действие, протекающее во внутреннем плане.

Развитие навыка чтения на первом году обучения предполагает формирование целостных синтетических приемов чтения на уровне слова, на втором году обучения - постепенное введение чтения про себя, на третьем году обучения - наращивание скорости чтения и овладение рациональными приемами чтения.

Параллельно с формированием беглого чтения в течение всех лет ведется целенаправленная работа по формированию умения постигать смысл прочитанного, обобщать и выделять главное. Учащиеся овладевают приемами выразительного чтения, решают разнообразные коммуникативные задачи, возникающие при чтении. Разбирая произведения, дети обучаются переносу приемов выразительного устно-речевого общения на чтение текстов.

При обучении чтению знания детей должны пополниться элементарными сведениями литературоведческого характера: простейшими сведениями об авторе-писателе, о теме читаемого произведения, его жанре, особенностях малых фольклорных жанров.

Отличительной особенностью программы литературоведческого чтения является введение в ее содержание раздела «Опыт творческой деятельности и эмоционально-чувственного отношения к действительности». Этот раздел даст возможность включить в процесс обучения те приемы и способы деятельности детей, которые помогут им воспринимать художественное произведение на основе проявления собственных творческих способностей.

Литература относится к наиболее сложному, интеллектуальному виду искусства, восприятие произведений которого носит опосредованный характер: человек получает тем большее наслаждение художественными образами, чем ярче оказываются представления, которые возникают у него в процессе чтения. Характер и полнота восприятия литературного произведения во многом определяются конкретно-чувственным опытом и умением ребенка воссоздать словесные образы, соответствующие авторскому тексту.

Таким образом, курс литературного чтения нацелен на решение следующих основных задач:

  • Развивать у детей способность полноценно воспринимать художественное произведение, сопереживать героям, эмоционально откликаться на прочитанное;

  • Учить детей чувствовать и понимать образный язык художественного произведения, выразительные средства, создающие художественный образ, развивать образное мышление учащихся;

  • Развивать поэтический слух детей, накапливать эстетический опыт слушания произведений изящной словесности, воспитывать художественный вкус;

  • Формировать потребность в постоянном чтении книг, развивать интерес к литературному творчеству, творчеству писателей;

  • Обеспечивать достаточно глубокое понимание содержания произведений различного уровня сложности;

  • Обеспечивать развитие речи школьников и активно формировать навыки чтения и речевые умения;

  • Работать с различными видами текстов.

Выбранный для просмотра документ Титульный лист.docx

библиотека
материалов

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа № 1» п. Ханымей Пуровского района

(МБОУ «СОШ № 1» п. Ханымей)


Рассмотрено и принято на

заседании школьного МС

Протокол от ___ ______ 2014 г. №____

Руководитель

______________ Е.Н. Беляковцева

Согласовано

заместитель директора по ОП

_____________ Е.Н. Беляковцева

_____ ________________2014 г.

Утверждаю

Директор МБОУ «СОШ № 1» п. Ханымей

______________________ Г.А. Литвишко

_____ ___________ 2014 г.

Приказ от ___ ___________ 2014 г. № ____





РАБОЧАЯ ПРОГРАММА

ПО ЛИТЕРАТУРНОМУ ЧТЕНИЮ ДЛЯ 4 КЛАССА


Программа составлена на основе примерной программы начального общего образования по литературному чтению.

Учебник: Климанова Л.Ф., Горецкий В.Г. Литературное чтение. 4 класс. - М: ПРОСВЕЩЕНИЕ, 2014г.









учитель начальных классов

Шкуричева Наталья Владимировна





Ханымей, 2014 г.

Выбранный для просмотра документ катаев.doc

библиотека
материалов

Валентин Петрович Катаев.

Сын полка.

Посвящается Жене и Павлику Катаевым

Это многих славных путь.

Некрасов


hello_html_m5d60e738.jpg

Валентин Петрович Катаев написал свою повесть «Сын полка» в 1944 году, в дни Великой Отечественной войны нашего народа с фашистскими захватчиками. Свыше тридцати лет прошло с тех пор. С гордостью вспоминаем мы нашу великую победу.

Война принесла нашей стране много горя, бед и несчастий. Она разорила сотни городов и сея. Она уничтожила миллионы людей. Она лишила тысячи ребят отцов и матерей. Но советский народ победил в этой войне. Победил потому, что был до конца предан своей Родине. Победил потому, что проявил много выдержки, мужества и отваги. Победил потому, что не мог не победить: это была справедливая война за счастье и мир на земле.

Повесть «Сын полка» вернёт тебя, юный читатель, к трудным, но героическим событиям военных лет, о которых ты знаешь лишь по учебникам и рассказам старших. Она поможет тебе увидеть эти события как бы своими глазами.

Ты узнаешь о судьбе простого крестьянского мальчишки Вани Солнцева, у которого война отняла всё: родных и близких, дом и само детство. Вместе с ним ты пройдёшь через многие испытания и познаешь радость подвигов во имя победы над врагом. Ты познакомишься с замечательными людьми — воинами нашей армии сержантом Егоровым и капитаном Енакиевым, наводчиком Ковалёвым и ефрейтором Биденко, которые не только помогли Ване стать смелым разведчиком, но и воспитали в нём лучшие качества настоящего советского человека. И, прочитав повесть, ты, конечно, поймёшь, что подвиг — это не просто смелость и героизм, а и великий труд, железная дисциплина, несгибаемость воли и огромная любовь к Родине.

Повесть «Сын полка» написал большой советский художник, замечательный мастер слова. Ты прочтёшь её с интересом и волнением, ибо это правдивая, увлекательная и яркая книга.

Произведения Валентина Петровича Катаева знают и любят миллионы читателей. Наверное, и ты знаешь его книги «Белеет парус одинокий», «Я — сын трудового народа», «Хуторок в степи», «За власть Советов»… А если и не знаешь, то обязательно встретишься с ними — это будет хорошая и радостная встреча.

Книги В. Катаева расскажут тебе о славных революционных делах нашего народа, о героической юности твоих отцов и матерей, научат ещё больше любить нашу прекрасную Родину — Страну Советов.


Сергей Баруздин

1

hello_html_7a4c17d1.jpg

Была самая середина глухой осенней ночи. В лесу было очень сыро и холодно. Из чёрных лесных болот, заваленных мелкими коричневыми листьями, поднимался густой туман.

Луна стояла над головой. Она светила очень сильно, однако её свет с трудом пробивал туман. Лунный свет стоял подле деревьев косыми, длинными тесинами, в которых, волшебно изменяясь, плыли космы болотных испарений.

Лес был смешанный. То в полосе лунного света показывался непроницаемо чёрный силуэт громадной ели, похожий на многоэтажный терем; то вдруг в отдалении появлялась белая колоннада берёз; то на прогалине, на фоне белого, лунного неба, распавшегося на куски, как простокваша, тонко рисовались голые ветки осин, уныло окружённые радужным сиянием.

И всюду, где только лес был пореже, лежали на земле белые холсты лунного света.

В общем, это было красиво той древней, дивной красотой, которая всегда так много говорит русскому сердцу и заставляет воображение рисовать сказочные картины: серого волка, несущего Ивана-царевича в маленькой шапочке набекрень и с пером Жар-птицы в платке за пазухой, огромные мшистые лапы лешего, избушку на курьих ножках — да мало ли ещё что!

Но меньше всего в этот глухой, мёртвый час думали о красоте полесской чащи три солдата, возвращавшиеся с разведки.

Больше суток провели они в тылу у немцев, выполняя боевое задание. А задание это заключалось в том, чтобы найти и отметить на карте расположение неприятельских сооружений.

Работа была трудная, очень опасная. Почти всё время пробирались ползком. Один раз часа три подряд пришлось неподвижно пролежать в болоте — в холодной, вонючей грязи, накрывшись плащ-палатками, сверху засыпанными жёлтыми листьями.

Обедали сухарями и холодным чаем из фляжек.

Но самое тяжёлое было то, что ни разу не удалось покурить. А, как известно, солдату легче обойтись без еды и без сна, чем без затяжки добрым, крепким табачком. И, как на грех, все три солдата были заядлые курильщики. Так что, хотя боевое задание было выполнено как нельзя лучше и в сумке у старшого лежала карта, на которой с большой точностью было отмечено более десятка основательно разведанных немецких батарей, разведчики чувствовали себя раздражёнными, злыми.

Чем ближе было до своего переднего края, тем сильнее хотелось курить. В подобных случаях, как известно, хорошо помогает крепкое словечко или весёлая шутка. Но обстановка требовала полной тишины. Нельзя было не только переброситься словечком — даже высморкаться или кашлянуть: каждый звук раздавался в лесу необыкновенно громко.

Луна тоже сильно мешала. Идти приходилось очень медленно, гуськом, метрах в тринадцати друг от друга, стараясь не попадать в полосы лунного света, и через каждые пять шагов останавливаться и прислушиваться.

Впереди пробирался старшой, подавая команду осторожным движением руки: поднимет руку над головой — все тотчас останавливались и замирали; вытянет руку в сторону с наклоном к земле — все в ту же секунду быстро и бесшумно ложились; махнёт рукой вперёд — все двигались вперёд; покажет назад — все медленно пятились назад.

Хотя до переднего края уже оставалось не больше двух километров, разведчики продолжали идти всё так же осторожно, осмотрительно, как и раньше. Пожалуй, теперь они шли ещё осторожнее, останавливались чаще.

Они вступили в самую опасную часть своего пути.

Вчера вечером, когда они вышли в разведку, здесь ещё были глубокие немецкие тылы. Но обстановка изменилась. Днём, после боя, немцы отступили. И теперь здесь, в этом лесу, по-видимому, было пусто. Но это могло только так казаться. Возможно, что немцы оставили здесь своих автоматчиков. Каждую минуту можно было наскочить на засаду. Конечно, разведчики — хотя их было только трое — не боялись засады. Они были осторожны, опытны и в любой миг готовы принять бой. У каждого был автомат, много патронов и по четыре ручных гранаты. Но в том-то и дело, что бой принимать нельзя было никак. Задача заключалась в том, чтобы как можно тише и незаметнее перейти на свою сторону и поскорее доставить командиру взвода управления драгоценную карту с засечёнными немецкими батареями. От этого в значительной степени зависел успех завтрашнего боя. Всё вокруг было необыкновенно тихо. Это был редкий час затишья. Если не считать нескольких далёких пушечных выстрелов да коротенькой пулемётной очереди где-то в стороне, то можно было подумать, что в мире нет никакой войны.

Однако бывалый солдат сразу заметил бы тысячи признаков того, что именно здесь, в этом тихом, глухом месте, и притаилась война.

Красный телефонный шнур, незаметно скользнувший под ногой, говорил, что где-то недалеко — неприятельский командный пункт или застава. Несколько сломанных осин и помятый кустарник не оставляли сомнения в том, что недавно здесь прошёл танк или самоходное орудие, а слабый, не успевший выветриться, особый, чужой запах искусственного бензина и горячего масла показывал, что этот танк или самоходное орудие были немецкими.

В некоторых местах, тщательно обложенных еловыми ветками, стояли, как поленницы дров, штабеля мин или артиллерийских снарядов. Но так как не было известно, брошены ли они или специально приготовлены к завтрашнему бою, то мимо этих штабелей нужно было пробираться с особенной осторожностью.

Изредка дорогу преграждал сломанный снарядом ствол столетней сосны. Иногда разведчики натыкались на глубокий, извилистый ход сообщения или на основательный командирский блиндаж, накатов в шесть, с дверью, обращённой на запад. И эта дверь, обращённая на запад, красноречиво говорила, что блиндаж немецкий, а не наш. Но пустой ли он или в нём кто-нибудь есть, было неизвестно.

Часто нога наступала на брошенный противогаз, на раздавленную взрывом немецкую каску.

В одном месте на полянке, озарённой дымным лунным светом, разведчики увидели среди раскиданных во все стороны деревьев громадную воронку от авиабомбы. В этой воронке валялось несколько немецких трупов с жёлтыми лицами и синими провалами глаз.

Один раз взлетела осветительная ракета; она долго висела над верхушками деревьев, и её плывущий голубой свет, смешанный с дымным светом луны, насквозь озарил лес. От каждого дерева протянулась длинная резкая тень, и было похоже, что лес вокруг стал на ходули. И пока ракета не погасла, три солдата неподвижно стояли среди кустов, сами похожие на полуоблетевшие кусты в своих пятнистых, жёлто-зелёных плащ-палатках, из-под которых торчали автоматы. Так разведчики медленно подвигались к своему расположению.

Вдруг старшой остановился и поднял руку. В тот же миг другие тоже остановились, не спуская глаз со своего командира. Старшой долго стоял, откинув с головы капюшон и чуть повернув ухо в ту сторону, откуда ему почудился подозрительный шорох. Старшой был молодой человек лет двадцати двух. Несмотря на свою молодость, он уже считался на батарее бывалым солдатом. Он был сержантом. Товарищи его любили и вместе с тем побаивались.

Звук, который привлёк внимание сержанта Егорова — такова была фамилия старшого — казался очень странным. Несмотря на всю свою опытность, Егоров никак не мог понять его характер и значение.

«Что бы это могло быть?» — думал Егоров, напрягая слух и быстро перебирая в уме все подозрительные звуки, которые ему когда-либо приходилось слышать в ночной разведке.

«Шёпот! Нет. Осторожный шорох лопаты? Нет. Повизгивание напильника? Нет».

Странный, тихий, ни на что не похожий прерывистый звук слышался где-то совсем недалеко, направо, за кустом можжевельника. Было похоже, что звук выходит откуда-то из-под земли.

Послушав ещё минуту-другую, Егоров, не оборачиваясь, подал знак, и оба разведчика медленно и бесшумно, как тени, приблизились к нему вплотную. Он показал рукой направление, откуда доносился звук, и знаком велел слушать. Разведчики стали слушать.

— Слыхать? — одними губами спросил Егоров.

— Слыхать, — так же беззвучно ответил один из солдат.

Егоров повернул к товарищам худощавое тёмное лицо, уныло освещённое луной. Он высоко поднял мальчишеские брови.

— Что?

— Не понять.

Некоторое время они втроём стояли и слушали, положив пальцы на спусковые крючки автоматов. Звуки продолжались и были так же непонятны. На один миг они вдруг изменили свой характер. Всем троим показалось, что они слышат выходящее из земли пение. Они переглянулись. Но тотчас же звуки сделались прежними.

Тогда Егоров подал знак ложиться и лёг сам животом на листья, уже поседевшие от инея. Он взял в рот кинжал и пополз, бесшумно подтягиваясь на локтях, по-пластунски.

Через минуту он скрылся за тёмным кустом можжевельника, а ещё через минуту, которая показалась долгой, как час, разведчики услышали тонкое посвистывание. Оно обозначало, что Егоров зовёт их к себе. Они поползли и скоро увидели сержанта, который стоял на коленях, заглядывая в небольшой окопчик, скрытый среди можжевельника.

Из окопчика явственно слышалось бормотание, всхлипывание, сонные стоны. Без слов понимая друг друга, разведчики окружили окопчик и растянули руками концы своих плащ-палаток так, что они образовали нечто вроде шатра, не пропускавшего свет. Егоров опустил в окоп руку с электрическим фонариком.

Картина, которую они увидели, была проста и вместе с тем ужасна.

В окопчике спал мальчик.

Стиснув на груди руки, поджав босые, тёмные, как картофель, ноги, мальчик лежал в зелёной вонючей луже и тяжело бредил во сне. Его непокрытая голова, заросшая давно не стриженными, грязными волосами, была неловко откинута назад. Худенькое горло вздрагивало. Из провалившегося рта с обмётанными лихорадкой, воспалёнными губами вылетали сиплые вздохи. Слышалось бормотание, обрывки неразборчивых слов, всхлипывание. Выпуклые веки закрытых глаз были нездорового, малокровного цвета. Они казались почти голубыми, как снятое молоко. Короткие, но густые ресницы слиплись стрелками. Лицо было покрыто царапинами и синяками. На переносице виднелся сгусток запёкшейся крови.

Мальчик спал, и по его измученному лицу судорожно пробегали отражения кошмаров, которые преследовали мальчика во сне. Каждую минуту его лицо меняло выражение. То оно застывало в ужасе; то нечеловеческое отчаяние искажало его; то резкие глубокие черты безысходного горя прорезывались вокруг его впалого рта, брови поднимались домиком и с ресниц катились слезы; то вдруг зубы начинали яростно скрипеть, лицо делалось злым, беспощадным, кулаки сжимались с такой силой, что ногти впивались в ладони,и глухие, хриплые звуки вылетали из напряжённого горла. А то вдруг мальчик впадал в беспамятство, улыбался жалкой, совсем детской и по-детски беспомощной улыбкой и начинал очень слабо, чуть слышно петь какую-то неразборчивую песенку.

Сон мальчика был так тяжёл, так глубок, душа его, блуждающая по мукам сновидений, была так далека от тела, что некоторое время он не чувствовал ничего: ни пристальных глаз разведчиков, смотревших на него сверху, ни яркого света электрического фонарика, в упор освещавшего его лицо.

Но вдруг мальчика как будто ударило изнутри, подбросило. Он проснулся, вскочил, сел. Его глаза дико блеснули. В одно мгновение он выхватил откуда-то большой отточенный гвоздь. Ловким, точным движением Егоров успел перехватить горячую руку мальчика и закрыть ему ладонью рот.

— Тише. Свои, — шёпотом сказал Егоров.

Только теперь мальчик заметил, что шлемы солдат были русские, автоматы — русские, плащ-палатки — русские, и лица, наклонившиеся к нему, — тоже русские, родные.

Радостная улыбка бледно вспыхнула на его истощённом лице. Он хотел что-то сказать, но сумел произнести только одно слово:

— Наши…

И потерял сознание.

2

Командир батареи капитан Енакиев сидел на небольшой дощатой площадке, устроенной на верхушке сосны, между крепкими суками. С трёх сторон площадка была открыта. С четвёртой стороны, с западной, на неё было положено несколько толстых шпал, защищавших от пуль. К верхней шпале была привинчена стереотруба. К её рогам было привязано несколько веток, так что сама она походила на рогатую ветку.

Для того чтобы попасть на площадку, надо было подняться по двум очень длинным и узким лестницам. Первая, довольно пологая, доходила примерно до половины дерева. Отсюда надо было подниматься по второй лестнице, почти отвесной.

Кроме капитана Енакиева, на площадке находились два телефониста — один пехотный, другой артиллерийский — со своими кожаными телефонными аппаратами, повешенными на чешуйчатом стволе сосны, и начальник боевого участка, командир стрелкового батальона Ахунбаев, тоже капитан.

Так как на площадке больше четырёх человек не помещалось, то остальные два артиллериста стояли на лестнице: один — командир взвода управления лейтенант Седых, а другой — уже знакомый нам сержант Егоров. Лейтенант Седых стоял на верхних ступеньках, положив локти на доски площадки, а сержант Егоров стоял ниже, и его шлем касался сапог лейтенанта.

Командир батареи капитан Енакиев и командир батальона капитан Ахунбаев были заняты очень срочным, очень важным и очень кропотливым делом: они ориентировали на местности свои карты, уточняя данные, доставленные артиллерийской разведкой. Карты эти, меченые-перемеченые разноцветными карандашами, лежали рядом, разостланные на досках. Оба капитана полулежали на них с карандашами, резинками и линейками в руках.

Капитан Ахунбаев, сдвинув на затылок зелёный шлем и наклонив хмурый, почти коричневый широкий лоб, резкими, нетерпеливыми движениями толстых пальцев передвигал по своей карте прозрачную линейку. Он пускал в ход то красный карандаш, то резинку и в то же время быстро искоса взглядывал в лицо Енакиеву, как бы говоря: «Ну, что же ты, друг милый, тянешь? Давай дальше. Давай поскорее».

Он, как всегда, горячился и плохо скрывал раздражение.

В эти последние часы, а может быть, даже минуты, перед боем всё казалось ему слишком медленным. Он внутренне кипел.

Капитан Енакиев и капитан Ахунбаев были старые боевые товарищи. Случилось так, что последние два года они почти во всех боях действовали вместе. Так все в дивизии и привыкли: где дерётся батальон Ахунбаева, там, значит, дерётся и батарея Енакиева.

Славный путь проделали плечом к плечу Енакиев и Ахунбаев. Били они немцев под Духовщиной, били под Смоленском, вместе окружали Минск, вместе гнали врага с родной земли. Не раз и не два и даже не три раза столица наша Москва от имени Родины озаряла вечерние тучи над Кремлём огненными залпами в честь доблестного фронта, где воевали батальон Ахунбаева и батарея Енакиева.

Много хлеба и соли съели вместе, за одним походным столом, боевые друзья. Немало воды выпили они из одной походной фляжки. Случалось, что и спали рядом на земле, укрывшись одной плащ-палаткой. Любили друг друга, как родные братья. Однако ни малейшей поблажки по службе друг другу не делали, хорошо помня поговорку, что дружба дружбой, а служба службой. И достоинства своего друг перед другом никогда не роняли. А характеры у них были разные.

Ахунбаев был горячий, нетерпеливый, смелый до дерзости. Енакиев тоже был храбр не меньше друга своего Ахунбаева, но был при этом холодноват, сдержан, расчётлив, как подобает хорошему артиллеристу.

Сейчас, перенося на свою карту данные, добытые разведчиками Енакиева, капитан Ахунбаев торопился покончить с этим делом и поскорее отпустить связных, присланных от каждой роты за схемами разведанной местности: они стояли внизу под деревом и ждали.

Приказ о наступлении ещё не был получен. Но по многим признакам можно было заключить, что оно начнётся очень скоро, и до его начала Ахунбаев хотел обязательно побывать в ротах и лично проверить их боевую готовность.

Однако как быстро ни скользила целлулоидная линейка Ахунбаева по карте, как проворно ни наносил красный карандаш кружочки, ромбики и крестики среди кудрявых изображений лесов и голубеньких жилок рек, дело подвигалось далеко не так быстро, как хотелось бы капитану. Почти перед каждым новым значком, который Ахунбаев собирался наносить на карту, капитан Енакиев останавливал его учтивым, но твёрдым движением небольшой сухощавой руки в потёртой коричневой замшевой перчатке:

— Прошу вас. Одну минуту повремените, я хочу проверить. Лейтенант Седых!

— Здесь.

— Посмотрите у себя. Квадрат девятнадцать пять. Сорок пять метров северо-северо-восточнее отдельного дерева. Что у вас там замечено?

Не торопясь, но и не копаясь, лейтенант Седых пододвигал к себе планшетку, лежавшую на досках на уровне его груди, опускал немного припухшие, покрасневшие от недосыпания глаза и, покашляв, говорил:

— Подбитый танк, вкопанный в землю и превращённый неприятелем в неподвижную огневую точку.

— Откуда это известно?

— По донесению разведки.

— Правильно, верно, — быстро говорил капитан Ахунбаев, от нетерпения развязывал и завязывал на шее тесёмки плащ-палатки. — Моя разведка то же самое доносит. Значит, не может быть двух мнений. Смело можно наносить.

— Всё же одну минуточку повремените, — говорил капитан Енакиев, подумав.

Он наклонялся и заглядывал на край площадки вниз.

— Сержант Егоров!

— Здесь, товарищ капитан, — откликался сержант Егоров с лестницы.

— Что это у вас там за подбитый танк на квадрате девятнадцать пять? Вы не сочиняете?

— Никак нет.

— Лично видели?

— Так точно.

— Собственными глазами?

— Так точно, собственными глазами. Туда шли — видел и на обратном пути видел. На том же месте стоит.

— Так они что? Выходит, превратили его в неподвижную огневую точку?

— Так точно. В неподвижную огневую точку.

— Откуда это известно?

— Они вокруг него производят земляные работы.

— Закапывают?

— Так точно.

— А может быть, они хотят его вывезти?

— Никак нет. Они к нему как раз, когда мы там были, боеприпасы на полуторке привезли.

— Сами видели?

— Так точно. Собственными глазами. Они ящики выгружали. Тогда же мы и засекли.

— Хорошо. Больше ничего.

— Точно! Точно! — радостно восклицал сквозь зубы капитан Ахунбаев и выставлял на карте маленький красный ромбик.

А то вдруг, уточняя положение какой-нибудь цели, капитан Енакиев, сделав свой учтивый, но твёрдый останавливающий жест, опускался на колени перед стереотрубой и — как казалось капитану Ахунбаеву, очень долго — рыскал по туманному, слоистому горизонту, то и дело справляясь с картой и прикладывая к ней целлулоидный круг. В это время Ахунбаев готов был от нетерпения скрипеть зубами и не скрипел только потому, что слишком хорошо знал своего друга. Скрипи или не скрипи, всё равно не поможет.

Достаточно было одного взгляда на капитана Енакиева, на его старенькую, но исключительно опрятную, ладно пригнанную шинель с чёрными петлицами и золотыми пуговицами, на его твёрдую фуражку с лаковым ремешком, чёрным околышком и прямым квадратным козырьком, несколько надвинутым на глаза, на его фляжку, аккуратно обшитую солдатским сукном, на электрический фонарик, прицепленный ко второй пуговице шинели, на его крепкие, но тонкие и во всякую погоду начищенные до глянца сапоги, чтобы понять всю добросовестность, всю точность и всю непреклонность этого человека.

Утро было серое, холодное. Иней, выпавший на рассвете, хрупко лежал на земле и долго не таял. Он медленно испарялся в сыром синем воздухе, мутном, как мыльная вода. Деревья на опушке не шевелились. Но это впечатление было обманчиво. Верхушка сосны раскачивалась по кругу, а вместе с ней раскачивалась и площадка, словно это был плот, который плавно носит вокруг широкого медленного водоворота.

Воздух всё время вздрагивал от пушечных выстрелов и разрывов. Это постоянное и неравномерное состояние воздуха можно было не только чувствовать. Его можно было как бы видеть. При каждом ударе в лесу встряхивались деревья, и жёлтые листья начинали сыпаться гуще, крутясь и колыхаясь.

3

Человеку непривычному могло показаться, что идёт большое сражение и что он находится в самом центре этого сражения. На самом же деле была обычная артиллерийская перестрелка, не слишком даже сильная. Какая-нибудь батарея, наша или немецкая, желая пристрелять новую цель, выпускала несколько снарядов. Эту батарею сейчас же засекали наблюдатели противника, и тотчас по ней из глубины ударял какой-нибудь специальный контрбатарейный взвод. За этим взводом, в свою очередь, начиналась охота. Таким образом, очень скоро на участке заваривалась такая каша, что хоть уши затыкай ватой. Со всех сторон били орудия мелких калибров, ещё более мелких калибров, средних, калибров покрупнее, наконец, крупных, очень крупных, самых крупных, а иногда и сверхмощные пушки, еле слышно ухавшие глубоко в тылу и вдруг с неожиданным воем, скрежетом, вихрем низвергавшие свои колоссальные снаряды в какой-нибудь на вид невинный лесок, над которым поднималась в воздух вместе с кустами и деревьями и обваливалась вниз скалистая туча, чёрная, как антрацит, и продёрнутая в середине молниями.

Иногда откуда-то, с неожиданной стороны, врывался осколок, с силой ударялся в землю, делал рикошет, кружился, трещал, звенел, ныл, как волчок, и с отвратительным стоном уносился прочь, сбивая по пути с деревьев ветки и шишки.

Однако люди, работавшие над картой на верхушке сосны, казалось, ничего этого не слышат и не видят. И только изредка, когда в каком-нибудь месте огонь особенно учащался, телефонист крутил ручку своего кожаного аппарата и негромко говорил:

— Дай «Фиалку». Это «Фиалка»? Говорит «Стул». Проверка линии. Что у вас там делается?.. Пока всё тихо? Ну ладно. У нас тоже всё тихо. Воюйте дальше. До свидания.

Когда наконец работа была окончена, капитан Ахунбаев сразу повеселел. Он быстро засунул карту в полевую сумку, решительно завязал на короткой шее тесёмки плащ-палатки, вскочил на свои короткие, крепкие, немного кривые ноги и крикнул вниз вестовому:

— Коня!

Затем он посмотрел на часы:

— Проверьте. У меня девять шестнадцать. У вас?

— Девять четырнадцать, — сказал капитан Енакиев, скользнув взглядом по своей руке.

Капитан Ахунбаев издал короткий торжествующий гортанный звук. Его глаза сузились, сверкнули глянцевой чернотой.

— Отстаёшь, капитан Енакиев.

— Никак нет. Я не отстаю. У меня верно. Это вы торопитесь… по своему обыкновению.

— Зайцев, точное время! — азартно крикнул Ахунбаев.

Телефонист сейчас же позвонил на командный пункт полка и доложил, что время девять часов четырнадцать минут.

— Твоя взяла, бог войны, — миролюбиво сказал Ахунбаев и, приставив свои часы к часам Енакиева, перевёл стрелки. — Пусть будет на сей раз по-твоему. Прощай, комбат.

Грубо шурша плащом, он единым духом, не сделав ни одной остановки, спустился мимо посторонившихся артиллеристов по обеим лестницам вниз, бросил карту адъютанту, вскочил на коня и умчался, осыпаемый жёлтыми листьями.

После этого капитан Енакиев снял со своей записной книжки тугой резиновый поясок и перебрался к стереотрубе. В книжке были записаны цели. Все эти цели были пристреляны. Но капитану Енакиеву хотелось, чтобы они были пристреляны ещё лучше.

Ему хотелось добиться, чтобы в случае надобности его батарея могла сразу, с первых же выстрелов, перейти на поражение, не тратя драгоценного времени на повторную пристрелку. «Пройтись по целям» не представляло, конечно, никакого труда. Но он боялся, что его батарея, выдвинутая далеко вперёд, на линию пехоты, и хорошо спрятанная, может обнаружить себя раньше времени. Вся же задача заключалась именно в том, чтобы ударить совершенно неожиданно, в самый последний, решающий момент боя, и ударить туда, где этого меньше всего ожидают. Такое место, по мнению капитана Енакиева, было на правом фланге боевого участка, между развилками двух дорог и выходом в довольно глубокую балку, поросшую молодым дубняком.

В данный момент это место не представляло ничего интересного. Оно было пустынно. На нём не было ни огневых точек, ни оборонительных сооружений. Обычно на полях сражений таких неинтересных, ничем не замечательных мест бывает довольно много. Сражение проходит мимо них, не задерживаясь. Капитан Енакиев это знал, но у него было сильное, точное воображение.

В сотый раз рисуя себе предстоящий бой во всех возможных подробностях его развития, капитан Енакиев неизменно видел одну и ту же картину: батальон Ахунбаева прорывает немецкую оборонительную линию и загибает правый фланг против возможной контратаки. Потом он нетерпеливо выбрасывает свой центр вперёд, закрепляется на оборонительном склоне высотки, против развилки дороги, и, постепенно подтягивая резервы, накапливается для нового, решительного удара по дороге. Именно недалеко от этого места, между развилкс-й дороги и выходом в балку, капитан Ахунбаев и останавливается. Он должен там остановиться, так как этого потребует логика боя: необходимо будет пополнить патроны, подобрать раненых, привести в порядок роты, а главное — перестроить боевой порядок в направлении следующего удара. А на это необходимо хотя и небольшое, но всё же время. Не может быть, чтобы этой паузой не воспользовались немцы. Конечно, они воспользуются. Они выбросят танки. Это самое лучшее время для танковой атаки. Они неожиданно выбросят свой танковый резерв, спрятанный в балке. А в том, что в балке будут спрятаны немецкие танки, капитан Енакиев почти не сомневался, хотя никаких положительных сведений на этот счёт не имел. Так говорило ему воображение, основанное на опыте, на тонком понимании манёвра и на том особом, математическом складе ума, который всегда отличает хорошего артиллерийского офицера, привыкшего с быстротой и точностью сопоставлять факты и делать безошибочные выводы.

«А может быть, всё же рискнуть, попробовать?» — спрашивал себя капитан Енакиев, подкручивая по глазам окуляры стереотрубы.

Расплывчатый серый горизонт светлел, уплотнялся. Мутные очертания предметов принимали предельно чёткую форму. Панорама местности волшебно приблизилась к глазам и явственно расслоилась на несколько планов, выступавших один из-за другого, как театральные декорации.

На первом плане, вне фокуса, мутно и странно волнисто выделялись верхушки того самого леса, где стояла сосна с наблюдательным пунктом. Даже один сук этой сосны, чудовищно приближённый, прямо-таки лез в глаза громадными кистями игл и двумя громадными шишками.

За ним выступала полоса поля. По нижнему краю этого поля со стереоскопической ясностью тянулась волнистая линия нашего переднего края. Все его сооружения были тщательно замаскированы, и только очень опытный глаз мог открыть их присутствие. Капитан Енакиев не столько видел, сколько угадывал места амбразур, ходов сообщения, пулемётных гнёзд.

По верхнему же краю поля так же отчётливо и так же подробно, но гораздо мельче, параллельно нашим окопам тянулись немецкие. И мёртвое пространство между ними было так сжато, так сокращено оптическим приближением, что казалось, будто его и вовсе не было..

Ещё дальше капитан Енакиев видел водянистую панораму немецких тылов. Он прошёлся по ней вскользь. Быстро замелькали оголённые рощицы, сплющенные болотца, возвышенности, как бы наклеенные одна на другую, развалины домиков.

И наконец капитан Енакиев вернулся к тому самому месту между развилкой дорог и узкой щелью оврага, которое было занесено в его записную книжку под именем: «Дальномер 17».

Он напряжённо всматривался в это ничем не примечательное, пустынное место, и.его воображение — в который раз за сегодняшнее утро! — населяло это место движущимися цепями Ахунбаева и маленькими силуэтами немецких танков, которые вдруг начинали один за другим выползать из таинственной щели оврага.

«Или лучше не стоит?» — думал Енакиев, стараясь как можно точнее подвести фокус стереотрубы на это место. Это не была нерешительность. Это не было колебание. Нет. Он никогда не колебался. Не колебался он и теперь. Он взвешивал. Он хотел найти наиболее верное решение. Он хотел отдать себе полный отчёт в том, что же для него всё-таки выгоднее: с наибольшей точностью пристрелять «цель номер семнадцать», хотя бы для этого пришлось пойти на риск преждевременно обнаружить свою батарею, или до самой последней минуты не обнаруживать батарею, рискуя в критический, даже, быть может, решающий момент боя потерять несколько минут на корректировку.

Но в это время внизу раздались голоса, лестница зашаталась, послышалось дробное позванивание шпор и на площадку выскочил, тяжело дыша, молодой офицер, почти мальчик, со смуглым курносым лицом и очень чёрными толстыми бровями. Это был офицер связи. На его лице, которое изо всех сил старалось быть официальным и даже суровым, горела жаркая мальчишеская улыбка.

Он стукнул шпорами, коротко бросил руку к козырьку, точно оторвал её с силой вниз, и подал капитану Енакиезу пакет.

— Приказ по полку…— сказал он строго, но не удержался и, ярко сверкнув карими глазами, взволнованно добавил: -…о наступлении!

— Когда? — спросил Енакиев.

— В девять часов сорок пять минут. Сигнал — две ракеты синих и одна жёлтая. Там написано. Разрешите идти?

Енакиев посмотрел на часы. Было девять часов тридцать одна минута.

— Идите, — сказал он.

Офицер связи стукнул шпорами, вытянулся, бросил руку к козырьку, с силой оторвал её вниз, повернулся кругом с такой чёткостью и щегольством, словно был не на верхушке дерева, а в столовой артиллерийского училища, и одним духом ссыпался вниз по лестницам, обрывая шпоры о перекладины и весело чертыхаясь.

— Лейтенант Седых! — сказал Енакиев.

— Я здесь, товарищ капитан.

— Вы слышали?

— Так точно.

— Командный пункт здесь. Связь между мной и всеми взводами — телефонная. При движении вперёд наращивать проволоку без малейшей задержки. От взводов не отрываться ни на одну секунду. В случае нарушения телефонной связи дублируйте по радио открытым текстом. При командире каждой роты назначьте двух человек — один связной, другой наблюдатель. Обо всех изменениях обстановки доносить немедленно по проводу, по радио или ракетами. Задача ясна?

— Так точно.

— Вопросы есть?

— Никак нет.

— Действуйте.

— Слушаюсь.

Лейтенант Седых сошёл на одну ступеньку ниже, но остановился:

— Товарищ капитан, разрешите доложить. Совсем из головы выскочило. Как прикажете поступить с мальчиком?

— С каким мальчиком?

Капитан Енакиев нахмурился, но тотчас вспомнил:

— Ах да!

Ему докладывали о мальчике, но он ещё не принял решения.

— Так что же у вас там с мальчиком? Где он находится?

— Пока у меня, при взводе управления. У разведчиков.

— Очухался малый?

— Будто ничего.

— Что же он рассказывает?

— Много чего говорит. Да вот сержант Егоров лучше знает.

— Давайте сюда Егорова.

— Сержант Егоров! — крикнул лейтенант Седых вниз. — К командиру батареи!

— Здесь! — тотчас откликнулся Егоров, и его шлем, покрытый ветками, появился над площадкой.

— Что там с вашим мальчиком? Как его самочувствие? Рассказывайте.

Капитан Енакиев сказал не «докладывайте», а «рассказывайте». И в этом сержант Егоров, всегда очень тонко чувствующий все оттенки субординации, уловил позволение говорить по-семейному. Его утомлённые, покрасневшие после нескольких бессонных ночей глаза открыто и ясно улыбнулись, хотя рот и брови продолжали оставаться серьёзными.

— Дело известное, товарищ капитан, — сказал Егоров. — Отец погиб на фронте в первые дни войны. Деревню заняли немцы. Мать не хотела отдавать корову. Мать убили. Бабка и маленькая сестрёнка померли с голоду. Остался один. Потом деревню спалили. Пошёл с сумкой собирать куски. Где-то на дороге попался полевым жандармам. Отправили силком в какой-то ихний страшный детский изолятор. Там, конечно, заразился паршой, поймал чесотку, болел сыпным тифом — чуть не помер, но всё же кое-как сдюжил. Потом убежал. Почитай, два года бродил, прятался в лесах, всё хотел через фронт перейти. Да фронт тогда далеко был. Совсем одичал, зарос волосами. Злой стал. Настоящий волчонок. Постоянно с собой в сумке гвоздь отточенный таскал. Это он себе такое оружие выдумал. Непременно хотел этим гвоздём какого-нибудь фрица убить. А ещё в сумке у него мы нашли букварь. Рваный, потрёпанный. «Для чего тебе букварь?» — спрашиваем. «Чтобы грамоте не разучиться», — говорит. Ну что вы скажете!

— Сколько ж ему лет?

— Говорит, двенадцать, тринадцатый. Хотя на вид больше десяти никак не дать. Изголодался, отощал. Одна кожа да кости.

— Да, — задумчиво сказал капитан Енакиев. — Двенадцать лет. Стало быть, когда всё это началось, ему ещё девяти не было.

— С детства хлебнул, — сказал Егоров вздыхая.

Они помолчали, прислушиваясь к звукам артиллерийской перестрелки, которая стала заметно стихать, как это всегда бывает перед началом боя.

Скоро наступила напряжённая, обманчивая тишина.

— И что же, хороший паренёк? — спросил капитан Енакиев.

— Замечательный мальчишка! Шустрый такой, смышлёный! — воскликнул Егоров уже совсем по-домашнему.

Капитан нахмурился и отвернулся.

Был когда-то и у капитана Енакиева мальчик, сын Костя, правда немного поменьше возрастом — теперь бы ему было семь лет. Были у капитана Енакиева молодая жена и мать. И всего этого он лишился в один день три года назад. Вышел из своей квартиры в Барановичах, по тревоге вызванный на батарею, и с тех пор больше не видел ни дома своего, ни сына, ни жены, ни матери. И никогда не увидит.

Они все трое погибли по дороге в Минск, в то страшное июньское утро сорок первого года, когда немецкие штурмовики налетели на беззащитных людей — стариков, женщин, детей, уходящих пешком по минскому шоссе от разбойников, ворвавшихся в родную страну.

Об их гибели рассказал капитану Енакиеву очевидец, его старый товарищ, случившийся в это время со своей частью возле шоссе. Он не передавал подробностей, которые были слишком ужасны. Да капитан Енакиев и не расспрашивал. У него не хватало духу расспрашивать. Но его воображение тотчас нарисовало картину их гибели. И эта картина уже никогда не покидала его, она всегда стояла перед глазами. Огонь, блеск, взрывы, рвущие воздух в клочья, пулемётные очереди в воздухе, обезумевшая толпа с корзинами, чемоданами, колясками, узлами и маленький, четырёхлетний мальчик в синей матросской шапочке, валяющийся, как окровавленная тряпка, раскинув восковые руки между корнями вывороченной из земли сосны. Особенно отчётливо виделась капитану Енакиеву эта синяя матросская шапочка с новыми лентами, сшитая бабушкой из старой материнской жакетки.

В это лето, несмотря на свои тридцать два года, капитан Енакиев немного поседел в висках, стал суше, скучней, строже. Мало кто в полку знал о его горе. Он никому не говорил о нём. Но, оставаясь наедине с собой, капитан всегда думал о жене, о матери, о сыне. О сыне он думал всегда, как о живом.

Мальчик рос в его воображении. Каждую минуту капитан знал точно, сколько бы ему сейчас было лет и месяцев, как бы он выглядел, что бы говорил, как бы учился. Сейчас его сын, конечно, уже умел бы читать и писать и его матросская шапочка ему бы уже не годилась. Эта шапочка теперь лежала бы у матери в комоде среди других вещей, из которых его Костя уже вырос, и, возможно, из неё бабушка сделала бы теперь какую-нибудь другую полезную вещь — мешочек для перьев или суконку для чистки ботинок.

— Как его звать? — сказал капитан Енакиев.

— Ваня.

— Просто — Ваня?

— Просто Ваня, — с весёлой готовностью ответил сержант Егоров, и его лицо расплылось в широкую, добрую улыбку. — И фамилия такая подходящая: Ваня Солнцев.

— Ну так вот что, — подумав, сказал Енакиев, — надо будет его отправить в тыл. Лицо Егорова вытянулось.

— Жалко, товарищ капитан.

— То есть как это — жалко? — строго нахмурился Енакиев. — Почему жалко?

— Куда же он денется в тылу-то? У него там никого нету родных. Круглый сирота. Пропадёт.

— Не пропадёт. Есть специальные детские дома для сирот.

— Так-то оно, конечно, так, — сказал Егоров, всё ещё продолжая держаться семейного тона, хотя в голосе капитана Енакиева уже послышались твёрдые, командирские нотки.

— Что?

— Так-то оно так, — повторил Егоров, переминаясь на шатких ступенях лестницы. — А всё-таки, как бы это сказать, мы уже думали его у себя оставить, при взводе управления. Уж больно смышлёный паренёк. Прирождённый разведчик.

— Ну, это вы фантазируете, — сказал Енакиев раздражённо.

— Никак нет, товарищ капитан. Очень самостоятельный мальчик. На местности ориентируется всё равно как взрослый разведчик. Даже ещё получше. Он сам просится, «Выучите меня, говорит, дяденька, на разведчика. Я вам буду, говорит, цели разведывать. Я здесь, говорит, каждый кустик знаю».

Капитан усмехнулся:

— Сам просится… Мало что он просится. Не положено. Да и как мы можем взять на себя ответственность? Ведь это маленький человек, живая душа. А ну как с ним что-нибудь случится? Бывает на войне, что и подстрелить могут. Ведь так, Егоров?

— Так точно.

— Вот видите. Нет, нет. Рано ему ещё воевать, пусть прежде подрастёт. Ему сейчас учиться надо. С первой же машиной отправьте его в тыл. Егоров помялся.

— Убежит, товарищ капитан, — сказал он неуверенно.

— То есть как это — убежит? Почему вы так думаете?

— "Если, говорит, вы меня в тыл начнёте отправлять, я от вас всё равно убегу по дороге".

— Так и заявил?

— Так и заявил.

— Ну, это мы ещё посмотрим, — сухо сказал капитан Енакиев. — Приказываю отправить его в тыл. Нечего ему здесь болтаться.

Семейный разговор кончился. Сержант Егоров вытянулся:

— Слушаюсь.

— Всё, — сказал капитан Енакиев коротко, как отрубил.

— Разрешите идти?

— Идите.

И в то время, когда сержант Егоров спускался по лестнице, из-за мутной стены дальнего леса медленно вылетела бледно-синяя звёздочка. Она ещё не успела погаснуть, как по её следу выкатилась другая синяя звёздочка, а за нею третья звёздочка — жёлтая.

— Батарея, к бою, — сказал капитан Енакиев негромко.

— Батарея, к бою! — крикнул звонко телефонист в трубку.

И это звонкое восклицание сразу наполнило зловеще притихший лес сотней ближних и дальних отголосков.

4

А в это время Ваня Солнцев, поджав под себя босые ноги, сидел на еловых ветках в палатке разведчиков и ел из котелка большой деревянной ложкой необыкновенно горячую и необыкновенно вкусную кротёнку из картошки, лука, свиной тушёнки, перца, чеснока и лаврового листа.

Он ел с такой торопливой жадностью, что непрожёванные куски мяса то и дело останавливались у него в горле. Острые твёрдые уши двигались от напряжений под косичками серых, давно не стриженных волос.

Воспитанный в степенной крестьянской семье, Ваня Солнцев прекрасно знал, что он ест крайне неприлично. Приличие требовало, чтобы он ел не спеша, изредка вытирая ложку хлебом, и не слишком сопел и чавкал.

Приличие требовало также, чтобы он время от времени отодвигал от себя котелок и говорил: «Много благодарен за хлеб, за соль. Сыт, хватит», — и не приступал к продолжению еды раньше, чем его трижды не попросят: «Милости просим, кушайте ещё».

Всё это Ваня понимал, но ничего не мог с собой поделать. Голод был сильнее всех правил, всех приличий.

Крепко держась одной рукой за придвинутый вплотную котелок, Ваня другой рукой проворно действовал ложкой, в то же время не отводя взгляда от длинных ломтей ржаного хлеба, для которых уже не хватало рук.

Изредка его синие, как бы немного полинявшие от истощения глаза с робким извинением поглядывали на кормивших его солдат.

Их было в палатке двое: те самые разведчики, которые вместе с сержантом Егоровым подобрали его в лесу. Один — костистый великан с добродушным щербатым ртом и непомерно длинными, как грабли, руками, по прозвищу «шкелет», ефрейтор Биденко, а другой — тоже ефрейтор и тоже великан, но великан совсем в другом роде — вернее сказать, не великан, а богатырь: гладкий, упитанный, круглолицый сибиряк Горбунов с калёным румянцем на толстых щеках, с белобрысыми ресницами и светлой поросячьей щетиной на розовой голове, по прозвищу Чалдон.

Оба великана не без труда помещались в палатке, рассчитанной на шесть человек. Во всяком случае, им приходилось сильно поджимать ноги, чтобы они не вылезали наружу.


hello_html_m2760cc95.jpg

До войны Биденко был донбасским шахтёром. Каменноугольная пыль так крепко въелась в его тёмную кожу, что она до сих пор имела синеватый оттенок.

Горбунов же был до войны забайкальским лесорубом. Казалось, что от него до сих пор крепко пахнет ядрёными, свежеколотыми берёзовыми дровами. И вообще весь он был какой-то белый, берёзовый.

Они оба сидели на пахучих еловых ветках в стёганках, накинутых на богатырские плечи, и с удовольствием наблюдали, как Ваня уписывает крошёнку.

Иногда, заметив, что мальчик смущён своей неприличной прожорливостью, общительный и разговорчивый Горбунов доброжелательно замечал:

— Ты, пастушок, ничего. Не смущайся. Ешь вволю. А не хватит, мы тебе ещё подбросим. У нас насчёт харчей крепко поставлено.

Ваня ел, облизывал ложку, клал в рот большие куски мягкого солдатского хлеба с кисленькой каштановой корочкой, и ему казалось, что он уже давно живёт в палатке у этих добрых великанов. Даже как-то не верилось, что ещё совсем недавно — вчера — он пробирался по страшному, холодному лесу один во всём мире, ночью, голодный, больной, затравленный, как волчонок, не видя впереди ничего, кроме гибели.

Ему не верилось, что позади были три года нищеты, унижения, постоянного гнетущего страха, ужасной душевной подавленности и пустоты.

Впервые за эти три года Ваня находился среди людей, которых не надо было опасаться. В палатке было прекрасно. Хотя погода стояла скверная, пасмурная, но в палатку сквозь жёлтое полотно проникал ровный, весёлый свет, похожий на солнечный.

Правда, благодаря присутствию великанов в палатке было тесновато, но зато как всё было аккуратно, разумно разложено и развешано.

Каждая вещь помещалась на своём месте. Хорошо вычищенные и смазанные салом автоматы висели на жёлтых палочках, изнутри подпиравших палатку. Шинели и плащ-палатки, сложенные ровно, без единой складки, лежали на свежих еловых и можжевёловых ветках. Противогазы и вещевые мешки, поставленные в головах вместо подушек, были покрыты чистыми суровыми утиральниками. При выходе из палатки стояло ведро, покрытое фанерой. На фанере в большом порядке помещались кружки, сделанные из консервных банок, целлулоидные мыльницы, тюбики зубной пасты и зубные щётки в разноцветных футлярах с дырочками. Был даже в алюминиевой чашечке помазок для бритья, и висело маленькое круглое зеркальце. Были даже две сапожные щётки, воткнутые друг в друга щетиной, и возле них коробочка ваксы. Конечно, имелся там же фонарь «летучая мышь».

Снаружи палатка была аккуратно окопана ровиком, чтобы не натекала дождевая вода. Все колышки были целы и крепко вбиты в землю. Все полотнища туго, равномерно натянуты. Всё было точно, как полагается по инструкции.

Недаром же разведчики славились на всю батарею своей хозяйственностью. Всегда у них был изрядный неприкосновенный запас сахару, сухарей, сала. В любой момент могла найтись иголка, нитка, пуговица или добрая заварка чаю. О табачке нечего и говорить. Курево имелось в большом количестве и самых разнообразных сортов: и простая фабричная махорка, и пензенский самосад, и лёгкий сухумский табачок, и папиросы «Путина», и даже маленькие трофейные сигары, которые разведчики не уважали и курили в самых крайних случаях, и то с отвращением.

Но не только этим славились разведчики на всю батарею.

В первую голову славились они боевыми делами, известными далеко за пределами своей части. Никто не мог сравниться с ними в дерзости и мастерстве разведки. Забираясь в неприятельский тыл, они добывали такие сведения, что иной раз даже в штабе дивизии руками разводили. А начальник второго отдела иначе их и не называл, как «эти профессора капитана Енакиева».

Одним словом, воевали они геройски.

Зато и отдыхать после своей тяжёлой и опасной работы привыкли толково.

Было их всего шесть человек, не считая сержанта Егорова. Ходили они в разведку большей частью парами через два дня на третий. Один день парой назначались в наряд, а один день парой отдыхали. Что же касается сержанта Егорова, то, когда он отдыхает, никто не знал.

Нынче отдыхали Горбунов и Биденко, закадычные дружки и постоянные напарники. И, хотя с утра шёл бой, воздух в лесу ходил ходуном, тряслась земля и ежеминутно по верхушкам деревьев мело низким, оглушающим шумом штурмовиков, идущих на работу или с работы, оба разведчика безмятежно наслаждались вполне заслуженным отдыхом в обществе Вани, которого они уже успели полюбить и даже дать ему прозвище «пастушок».

Действительно, в своих коричневых домотканых портках, крашенных луковичной шелухой, в рваной кацавейке, с торбой через плечо, босой, простоволосый мальчик как нельзя больше походил на пастушонка, каким его изображали в старых букварях. Даже лицо его — тёмное, сухощавое, с красивым прямым носиком и большими глазами под шапкой волос, напоминавших соломенную крышу старенькой избушки, — было точь-в-точь как у деревенского пастушка.

Опустошив котелок, Ваня насухо вытер его коркой. Этой же коркой он обтёр ложку, корку съел, встал, степенно поклонился великанам и сказал, опустив ресницы:

— Премного благодарны. Много вами доволен.

— Может, ещё хочешь?

— Нет, сыт.

— А то мы тебе ещё один котелок можем положить, — сказал Горбунов, подмигивая не без хвастовства. — Для нас это ничего не составляет. А, пастушок?

— В меня уже не лезет, — застенчиво сказал Ваня, и синие его глаза вдруг метнули из-под ресниц быстрый, озорной взгляд.

— Не хочешь — как хочешь. Твоя воля. У нас такое правило: мы никого насильно не заставляем, — сказал Биденко, известный своей справедливостью.

Но тщеславный Горбунов, любивший, чтобы все люди восхищались жизнью разведчиков, сказал:

— Ну, Ваня, так как же тебе показался наш харч?

— Хороший харч, — сказал мальчик, кладя в котелок ложку ручкой вниз и собирая с газеты «Суворовский натиск», разостланной вместо скатерти, хлебные крошки.

— Верно, хороший? — оживился Горбунов. — Ты, брат, такого харча ни у кого в дивизии не найдёшь. Знаменитый харч. Ты, брат, главное дело, за нас держись, за разведчиков. С нами никогда не пропадёшь. Будешь за нас держаться?

— Буду, — весело сказал мальчик.

— Правильно, и не пропадёшь. Мы тебя в баньке отмоем. Патлы тебе острижём. Обмундирование какое-нибудь справим, чтоб ты имел надлежащий воинский вид.

— А в разведку меня, дяденька, будете брать?

— Ив разведку тебя будем брать. Сделаем из тебя знаменитого разведчика.

— Я, дяденька, маленький. Я всюду пролезу, — с радостной готовностью сказал Ваня. — Я здесь вокруг каждый кустик знаю.

— Это и дорого.

— А из автомата палить меня научите?

— Отчего же. Придёт время — научим.

— Мне бы, дяденька, только один разок стрельнуть, — сказал Ваня, жадно поглядев на автоматы, покачивающиеся на своих ремнях от беспрестанной пушечной пальбы.

— Стрельнёшь. Не бойся. За этим не станет. Мы тебя всей воинской науке научим. Первым долгом, конечно, зачислим тебя на все виды довольствия.

— Как это, дяденька?

— Это, братец, очень просто. Сержант Егоров доложит про тебя лейтенанту Седых. Лейтенант Седых доложит командиру батареи капитану Енакиеву, капитан Енакиев велит дать в приказе о твоём зачислении. С того, значит, числа на тебя и пойдут все виды довольствия: вещевое, приварок, денежное. Понятно тебе?

— Понятно, дяденька.

— Вот как оно делается у нас, разведчиков… Погоди! Ты это куда собрался?

— Посуду помыть, дяденька. Нам мать всегда приказывала после себя посуду мыть, а потом в шкаф убирать.

— Правильно приказывала, — сказал Горбунов строго. — То же самое и на военной службе.

— На военной службе швейцаров нету, — назидательно заметил справедливый Биденко.

— Однако ещё погоди мыть посуду, мы сейчас чай пить будем, — сказал Горбунов самодовольно. — Чай пить уважаешь?

— Уважаю, — сказал Ваня.

— Ну и правильно делаешь. У нас, у разведчиков, так положено: как покушаем, так сейчас же чай пить. Нельзя! — сказал Биденко. — Пьём, конечно, внакладку, — прибавил он равнодушно. — Мы с этим не считаемся.

Скоро в палатке появился большой медный чайник — предмет особенной гордости разведчиков, он же источник вечной зависти остальных батарейцев.

Оказалось, что с сахаром разведчики действительно не считались.

Молчаливый Биденко развязал свой вещевой мешок и положил на «Суворовский натиск» громадную горсть рафинада. Не успел Ваня и глазом мигнуть, как Горбунов бултыхнул в его кружку две большие грудки сахару, однако, заметив на лице мальчика выражение восторга, добултыхнул третью грудку. Знай, мол, нас, разведчиков!

Ваня схватил обеими руками жестяную кружку. Он даже зажмурился от наслаждения. Он чувствовал себя, как в необыкновенном, сказочном мире. Всё вокруг было сказочно. И эта палатка, как бы освещённая солнцем среди пасмурного дня, и грохот близкого боя, и добрые великаны, кидающиеся горстями рафинада, и обещанные ему загадочные «все виды довольствия» — вещевое, приварок, денежное, — и даже слова «свиная тушёнка», большими чёрными буквами напечатанные на кружке.

— Нравится? — спросил Горбунов, горделиво любуясь удовольствием, с которым мальчик тянул чай осторожно вытянутыми губами.

На этот вопрос Ваня даже не мог толково ответить. Губы его были заняты борьбой с чаем, горячим, как огонь. Сердце было полно бурной радости оттого, что он останется жить у разведчиков, у этих прекрасных людей, которые обещают его постричь, обмундировать, научить палить из автомата.

Все слова смешались в его голове. Он только благодарно закивал головой, высоко поднял брови домиком и выкатил глаза, выражая этим высшую степень удовольствия и благодарности.

— Ребёнок ведь, — жалостно и тонко вздохнул Биденко, скручивая своими громадными, грубыми, как будто закопчёнными пальцами хорошенькую козью ножку и осторожно насыпая в неё из кисета пензенский самосад.

Тем временем звуки боя уже несколько раз меняли свой характер.

Сначала они слышались близко и шли равномерно, как волны. Потом они немного удалились, ослабли. Но сейчас же разбушевались с новой, утроенной силой. Среди них послышался новый, поспешный, как казалось, беспорядочный грохот авиабомб, которые всё сваливались и сваливались куда-то в кучу, в одно место, как бы молотя по вздрагивающей земле чудовищными кувалдами.

— Наши пикируют, — заметил вскользь Биденко, прислушиваясь среди разговора.

— Хорошо бьют, — одобрительно сказал Горбунов.

Это продолжалось довольно долго.

Потом наступила короткая передышка. Стало так тихо, что в лесу отчётливо послышался твёрдый звук дятла, как бы телеграфирующего по азбуке Морзе.

Пока продолжалась тишина, все молчали, прислушивались.

Потом издали донеслась винтовочная трескотня. Она всё усиливалась, крепчала. Её отдельные звуки стали сливаться. Наконец они слились. Сразу по всему фронту в десятках мест застучали пулемёты. И грозная машина боя вдруг застонала, засвистела, завыла, застучала, как ротационка, пущенная самым полным ходом.

И в этом беспощадном, механическом шуме только очень опытное ухо могло уловить нежный, согласный хор человеческих голосов, где-то очень далеко певших «а-а-а…».

— Пошла царица полей в атаку, — сказал Горбунов. — Сейчас бог войны будет ей подпевать.

И, как бы в подтверждение его слов, опять со всех сторон ударили на разные лады сотни пушек самых различных калибров.

Биденко долго, внимательно слушал, повернув ухо в сторону боя.

— А нашей батареи не слыхать, — сказал он наконец.

— Да, молчит.

— Небось наш капитан выжидает.

— Это как водится. Зато потом как ахнет…

Ваня переводил синие испуганные глаза с одного великана на другого, стараясь по выражению их лиц понять, хорошо ли для нас то, что делается, или плохо. Но понять не мог. А спросить не решался.

— Дяденька, — наконец сказал он, обращаясь к Горбунову, который казался ему добрее, — кто кого побеждает: мы немцев или немец нас?

Горбунов засмеялся и слегка хлопнул мальчика по загривку:

— Эх ты!

Биденко же серьёзно сказал:

— Ты бы, Чалдон, верно, сбегал бы к радистам на рацию, узнал бы, что там слышно.

Но в это время раздались торопливые шаги человека, споткнувшегося о колышек, и в палатку, нагнувшись, вошёл сержант Егоров.

— Горбунов!

— Я.

— Собирайся. Только что в пехотной цепи Кузьминского убило. Заступишь на его место.

— Нашего Кузьминского?

— Да, очередью из автомата. Одиннадцать пуль. Побыстрее.

— Есть!

Пока Горбунов, согнувшись, торопливо надевал шинель и набрасывал через голову снаряжение, сержант Егоров и ефрейтор Биденко молча смотрели на то место, где раньше помещался убитый сейчас разведчик Кузьминский.

Место это ничем не отличалось от других мест. Оно было так же аккуратно — без единой морщинки — застлано зелёной плащ-палаткой, так же в головах стоял вещевой мешок, покрытый суровым утиральником; только на утиральнике лежали два треугольных письма и номер разноцветного журнала «Красноармеец», принесённые полевым почтальоном уже в отсутствие Кузьминского.

Ваня видел Кузьминского только один раз, на рассвете. Кузьминский торопился на смену. Так же, как теперь Горбунов, Кузьминский, согнувшись, надевал через голову снаряжение и выправлял складки шинели из-под револьверной кобуры с большим кольцом медного шомпола.

От шинели Кузьминского грубо и вкусно пахло солдатскими щами. Но самого Кузьминского Ваня рассмотреть не успел, так как Кузьминский сейчас же ушёл. Он ушёл, ни с кем не простившись, как уходит человек, зная, что скоро вернётся. Теперь все знали, что он уже никогда не вернётся, и молчаливо смотрели на его освободившееся место. В палатке стало как-то пусто, скучно и пасмурно.

Ваня осторожно протянул руку и пощупал свежий, липкий номер «Красноармейца». Только теперь сержант Егоров заметил Ваню; мальчик ожидал увидеть улыбку и сам приготовился улыбнуться. Но сержант Егоров строго взглянул на него, и Ваня почувствовал, что случилось что-то неладное.

— Ты ещё здесь? — сказал Егоров.

— Здесь, — виновато прошептал мальчик, хотя не чувствовал за собой никакой вины.

— Придётся его отправить, — сказал сержант Егоров, нахмурясь точно так, как хмурился капитан Енакиев. — Биденко!

— Я!

— Собирайся.

— Куда?

— Командир батареи приказал отправить мальчишку в тыл. Доставишь его с попутной машиной во второй эшелон фронта. Там сдашь коменданту под расписку. Пусть он его отправит в какой-нибудь детский дом. Нечего ему у нас болтаться. Не положено.

— На тебе! — сказал Биденко с нескрываемым огорчением.

— Капитан Енакиев распорядился.

— А жалко. Такой шустрый мальчик.

— Жалко не жалко, а не положено.

Сержант Егоров ещё больше нахмурился. Ему и самому было жаль расставаться с мальчиком. Про себя он ещё ночью решил оставить Ваню при себе связным и с течением времени сделать из него хорошего разведчика.

Но приказ командира не подлежал обсуждению. Капитан Енакиев лучше знает. Сказано — исполняй.

— Не положено, — ещё раз сказал Егоров, властным и резким тоном подчёркивая, что вопрос решён окончательно. — Собирайся, Биденко.

— Слушаюсь.

— Ну, стало быть, так и так, — сказал Горбунов, выправляя складки шинели из-под обмявшейся, потёртой до глянца кобуры нагана. — Не тужи, пастушок. Раз капитан Енакиев приказал, надо исполнять. Такова воинская дисциплина. По крайней мере, хоть на машине прокатишься. Не так ли? Прощай, брат.

И с этими словами Горбунов быстро, но без суеты вышел из палатки.

Ваня стоял маленький, огорчённый, растерянный. Покусывая губы, обмётанные лихорадкой, он смотрел то на одевавшегося Биденко, то на сержанта Егорова, который сидел на койке убитого Кузьминского с полузакрытыми глазами, бросив руки между колен, и, пользуясь свободной минутой, дремал.

Оба они прекрасно понимали, что творится в душе мальчика. Только что, какие-нибудь две минуты назад, всё было так хорошо, так прекрасно, и вдруг всё сделалось так плохо.

Ах, какая чудесная, какая восхитительная жизнь начиналась для Вани! Дружить с храбрыми, великодушными разведчиками; вместе с ними обедать и пить чай внакладку, вместе с ними ходить в разведку, париться в бане, палить из автомата; спать с ними в одной палатке; получить обмундирование — сапожки, гимнастёрку с погонами и пушечками на погонах, шинель… может быть, даже компас и револьвер-наган с патронами…

Три года жил Ваня, как бродячая собака, без дома, без семьи. Он боялся людей и всё время испытывал голод и постоянный ужас. Наконец он нашёл добрых, хороших людей, которые его спасли, обогрели, накормили, полюбили. И в этот самый миг, когда, казалось, всё стало так замечательно, когда он наконец попал в родную семью — трах! — и всего этого нет. Всё это рассеялось, как туман.

— Дяденька, — сказал он, глотая слезы и осторожно тронув Биденко за шинель, — а дяденька! Слушайте, не везите меня. Не надо.

— Приказано.

— Дяденька Егоров… товарищ сержант! Не велите меня отправлять. Лучше пусть я у вас буду жить, — сказал мальчик с отчаянием. — Я вам всегда буду котелки чистить, воду носить…

— Не положено, не положено, — устало сказал Егоров. — Ну, что же ты, Биденко! Готов?

— Готов.

— Так бери мальчика и отправляйся. Сейчас как раз с полкового обменного пункта пятитонка со стреляными гильзами уходит обратным рейсом. Ещё захватите. А то наши на четыре километра вперёд продвинулись. Закрепляются. Сейчас начнут тылы подтягиваться. Куда мы тогда малого денем? С богом!

— Дяденька! — закричал Ваня.

— Не положено, — отрезал Егоров и отвернулся, чтобы не расстраиваться.

Мальчик понял, что всё кончено. Он понял, что между ним и этими людьми, которые ещё так недавно любили его, как родного сына, добродушно называли пастушком, теперь выросла стена.

По выражению их глаз, по интонациям, по жестам мальчик чувствовал наверняка, что они продолжают его любить и жалеть. Но так же наверняка чувствовал и другое: он чувствовал, что стена между ними непреодолима. Хоть бейся об неё головой.

Тогда вдруг в душе мальчика заговорила гордость. Лицо его стало злым. Оно как будто сразу похудело. Маленький подбородок вздёрнулся, глаза упрямо сверкнули исподлобья. Зубы сжались.

— А я не поеду, — сказал мальчик дерзко.

— Небось поедешь, — добродушно сказал Биден-ко. — Ишь ты, какой злющий. «Не поеду»! Посажу тебя в машину и повезу — так поедешь.

— А я всё равно убегу.

— Ну, брат, это вряд ли. От меня ещё никто не убегал. Поедем-ка лучше, а то машину не захватим.

Биденко легонько взял мальчика за рукав, но мальчик сердито вырвался:

— Не трожьте, я сам.

И, цепко перебирая босыми ногами, вышел из палатки в лес.

А в лесу уже обозники увязывали на повозках кладь, водители заводили машины, солдаты вытаскивали из земли колья палаток, телефонисты наматывали на катушки провод.

Повар в белом халате поверх шинели торопливо рубил на пне топором ярко-красную баранину.

Всюду валялись пустые ящики, солома, консервные банки с рваными краями, куски газет, и вообще всё говорило, что тылы уже тронулись следом за наступающими частями.

5

На другой день поздно вечером Биденко вернулся в свою часть. Он был очень злой и голодный.

За это время на фронте произошли большие перемены. Наступление быстро разворачивалось. Преследуя врага, армия продвинулась далеко на запад.

Там, где вчера шёл бой, сегодня размещались вторые эшелоны. Там, где вчера стояли вторые эшелоны, сегодня было тихо, пустынно. А передний край проходил там, где ещё вчера у немцев были глубокие тылы.

Лес остался далеко позади. Сражение, начавшееся в нём, теперь продолжалось на открытом месте, среди полей, болот и небольших холмов, поросших кустарником.

На этот раз команда разведчиков помещалась уже не в палатке, а занимала немецкий офицерский блиндаж — прекрасное, солидное сооружение, крытое толстыми брёвнами в четыре наката и обложенное сверху дёрном.

Хозяйственные разведчики высмотрели себе этот блиндаж ещё тогда, когда он находился в немецком расположении и в нём ещё жили немецкие офицеры. Засекая немецкие огневые позиции, разведчики на всякий случай засекли и этот блиндаж, который им уже тогда очень понравился.

Когда Биденко, никого по дороге не расспрашивая и единственно руководствуясь своим безошибочным чутьём разведчика, добрался до блиндажа, было уже совсем темно.

На западном горизонте раскатисто гремело, рычало. Там беспрерывно вспыхивали и подёргивались, отражаясь в зловещих тучах, длинные багровые сполохи.

Спустившись вниз по земляным ступеням, обшитым тёсом, Биденко вошёл в просторный блиндаж. Первое, что бросилось ему в глаза, была новая карбидная лампа, лившая из-под потолка очень яркий, но какой-то едкий, химический, мертвенно-зеленоватый свет. Видно, немцы второпях не успели её унести.

В стенах, в специальных деревянных нишах, аккуратно рядами, как книги, стояли немецкие ручные гранаты с длинными деревянными ручками.

Посередине стоял крепкий обеденный стол, вбитый в землю. В углу топилась докрасна раскалённая чугунная немецкая походная печка, и рядом с ней был небольшой запасец дров, приготовленный тоже немцами.

Как видно, немцы устраивались здесь прочно, по-хозяйски, рассчитывали зимовать. Во всяком случае, они даже повесили на стене картину в деревянной раме. Это была большая раскрашенная фотография красивого домика с готической крышей, окружённого ярко цветущими яблонями. Через всю эту слащавую бело-розовую картинку тянулась красная печатная надпись: «Фрюлинг им Дейчланд», что значило: «Весна в Германии».

Во всём же остальном блиндаж уже имел вполне обжитый русский вид: в головах коек, застланных без единой морщинки русскими артиллерийскими шинелями, попонами и палатками, стояли зелёные вещевые мешки, покрытые чистыми утиральниками; на печке грелся знаменитый медный чайник; на столе, покрытом листками «Суворовского натиска», вокруг большой буханки хлеба в строгом порядке были разложены деревянные ложки и расставлены кружки, а хорошо вычищенное, жирно смазанное русское оружие висело в углах под зелёными русскими шлемами.

В блиндаже было полно народу. Был тот редкий случай, когда все разведчики собрались вместе. Би-денко также заметил и много посторонних. Это были знакомые и земляки из других взводов. Они пришли к хлебосольным, зажиточным разведчикам покурить хорошего табачку и попить чайку внакладку из знаменитого чайника.

Судя по всему этому, Биденко понял, что за время его отсутствия в дивизии произошла смена частей и что их батарея в данное время находится в резерве. Почти все курили, и в жарко натопленном блиндаже стоял тот самый крепкий солдатский дух, о котором принято говорить: «Хоть топор вешай».

— А, здорово, Вася! — увидев дружка, сказал Горбунов, который в это время занимался своим любимым делом — угощал гостей.

Прижав к животу буханку, он нарезал толстые ломти хлеба.

— Ну как, сдал мальчика? Садись к столу. Акку-рат к чаю попал.

Он был без гимнастёрки, в одной бязевой сорочке, в расстёгнутом вороте которой виднелась могучая, жирная, розовая грудь.

— А мы, брат, нынче в резерве. Гуляем. Раздевайся, Вася, грейся. Вот твоя койка, я её убрал. Ну, как тебе показалась наша новая квартира? Такой, брат, квартиры ни у кого во всей дивизии не сыщешь. Особенная!

Биденко молча разделся, подошёл к своей койке, сердито кинул на неё снаряжение и шинель, присел на корточки перед печкой и протянул к ней большие чёрные руки.

— Ну, что там слыхать в штабе фронта, Вася? Немцы ещё мира не запросили?

Биденко молчал, ни на кого не глядя и хмуро посапывая.

— Может, закуришь? — сказал Горбунов, заметив, что дружок его сильно не в духе.

— А, пошло оно всё к чёрту! — неожиданно пробормотал Биденко, пошёл к своей койке и вяло на неё повалился животом.

Было ясно, что с Биденко случилась какая-то неприятность, но проявлять излишнее любопытство к чужим делам считалось у разведчиков крайне неприличным. Раз человек молчит, значит, не считает нужным говорить. А раз не считает нужным, то и не надо. Захочет — сам расскажет. И нечего человека за язык тянуть.

Поэтому Горбунов, ничуть не обидевшись и сделав вид, что ничего не замечает, хлопотал по хозяйству, продолжая рассказывать батарейцам о том, как его вчера чуть не убило в пехотной цепи, где он заступил на место убитого Кузьминского.

— Я, понимаешь ты, как раз взялся за ракетницу. Собираюсь давать одну зелёную, чтобы наши перенесли огонь немного подалее. Как вдруг она рядом со мной как хватит! Прямо-таки под самыми ногами разорвалась. Меня воздухом как шибанёт! Совсем с ног сбило. Не пойму, где верх, где низ. Даже в голове на одну минуту затемнилось. Открываю глаза, а земля — вот она, тут возле самого глаза. Выходит дело — лежу. — Горбунов захохотал счастливым смехом. — Чувствую — весь побит. Ну, думаю, готово дело. Не встану. Осматриваю себя — ничего такого не замечаю. Крови нигде на мне нет. Это меня, стало быть, соображаю, землёй побило. Но зато на шинели шесть штук дырок. На шлеме вмятина с кулак. И, понимаешь ты, каблук на правом сапоге начисто оторвало. Как его и не бывало. Всё равно как бритвой срезало. Бывает же такая чепуха! А на теле, как на смех, ни одной царапины. Вот оно, как снесло каблук. Глядите, ребята.

Радостно улыбаясь, Горбунов показал гостям попорченный сапог. Гости внимательно его осмотрели. А некоторые даже вежливо потрогали руками.

— Да, собачье дело, — заметил один деловито.

— Бывает, — сказал другой, искоса поглядывая на рафинад, который Горбунов выкладывал на стол. — И то же самое и с нами было. Когда мы под Борисовом форсировали Березину, у нас во взводе у красноармейца Тёткина осколком поясной ремень порезало. А его самого даже не задело. Этого никогда не учтёшь.

— Кузьма, — сказал вдруг Биденко со своей койки натужным голосом тяжелобольного человека, — слышишь, Кузьма, а где сержант Егоров?

— Сержант Егоров нынче дежурный, — ответил Горбунов, — пошёл посты проверять.

— Поди, скоро вернётся?

— Грозился к чаю поспеть.

— Так, — сказал Биденко и закряхтел, как от зубной боли.

В этом кряхтенье явно слышалась просьба посочувствовать.

— Ты что маешься? — равнодушно сказал Горбунов, всем своим видом показывая, что спрашивает не столько из любопытства, сколько из простой, холодной вежливости.

— А, пошло оно всё к черту! — вдруг опять мрачно сказал Биденко.

— Выпей чаю, — сказал Горбунов, — может, полегчает.

Биденко сел на табурет перед столом, но до кружки не дотронулся. Он долго молчал, повернув глаза к печке.

— Понимаешь, какая получилась петрушка, — наконец сказал он неестественно высоким голосом, стараясь придать ему насмешливый оттенок. — Не знаю прямо, как и докладывать буду сержанту Егорову.

— А что?

— Не выполнил приказание.

— Как так?

— Не довёз малого до штаба фронта.

— Шутишь!

— Верно говорю. Прохлопал. Ушёл.

— Кто ушёл?

— Да малый же этот. Ваня наш. Пастушок.

— Стало быть, убежал по дороге?

— Убежал.

— От тебя?

— Ага.

Горбунов некоторое время молчал, а потом вдруг так и затрясся от хохота всем своим большим, жирным телом.

— Как же это ты так сплоховал, Вася, а? Ну, погоди. Придёт Егоров, он тебе даст дрозда! Как же это получилось?

— Так и получилось. Убежал, да и всё.

— Вот тебе и знаменитый разведчик! «От меня, — хвалился, — ещё никто не уходил», — а мальчишка ушёл. Ай да Ваня! Ай да пастушок!

— Толковый ребёнок, — с вялой улыбкой сказал Биденко.

— Да уж видно, что толковый, коли такого профессора объегорил. Ты всё же расскажи, Вася, путём, как дело-то было.

— Убежал и убежал. Чего там рассказывать.

— А всё-таки. Ты, брат, всю правду докладывай. Всё равно дознаемся.

— А, пошло оно к чёрту! — сказал Биденко, безнадёжно махнув рукой, отправился на свою койку, лёг к стене лицом, и больше ничего от него добиться не удалось.

И только впоследствии стали известны все подробности этого беспримерного происшествия.

6

Едва грузовик, позванивая пустыми гильзами и подпрыгивая по корням, проехал по лесу километров пять, как Ваня вдруг схватился руками за высокий борт, сделал отчаянное лицо и сиганул из машины, кувыркнувшись в мох.


hello_html_m48ab1070.jpg

Это произошло так быстро и так неожиданно, что Биденко сначала даже потерялся. В первую секунду ему показалось, что мальчика вытряхнуло на повороте.

— Эй там, полегче! — крикнул Биденко, застучав кулаками в кабину водителя. — Остановись, чёрт! Мальчика потеряли.

Пока водитель тормозил разогнавшуюся машину, Биденко увидел, как мальчик вскочил на ноги, подхватил свою торбу и побежал что есть мочи в лес.

— Эй! Эй! — отчаянным голосом закричал ефрейтор.

Но Ваня даже не оглянулся.

Мелькая руками и ногами, как мельница, он лупил сломя голову по кустам и кочкам, пока не скрылся в пёстрой чаще.

— Ваня-а-а! — крикнул Биденко, приложив громадные руки ко рту. — Пастушо-о-ок! Погоди-и-и!

Но Ваня не откликался, и только гулкое лесное эхо, пересчитав по пути деревья, прилетело назад откуда-то сбоку: «А-о-и! А-о-и!»

— Ну, погоди, чертёнок, — сердито сказал Биденко и, попросив водителя чуток подождать, большими шагами, треща по валежнику, отправился в лес за Ваней.

Он не сомневался, что поймает мальчика очень скоро. В самом деле, много ли труда стоит старому, опытному разведчику, одному из самых знаменитых «профессоров» капитана Енакиева, отыскать в лесу убежавшего мальчишку? Смешно об этом и говорить.

На всякий случай покричав во все стороны, чтобы Ваня не валял дурака и возвращался, ефрейтор Биденко приступил к поискам по всем правилам военной науки.

Прежде всего он определился по компасу, для того чтобы в любой момент без труда найти место, где он оставил грузовик. Затем он повернул линейку компаса по тому направлению, в котором скрылся мальчик. Однако по азимуту Биденко не пошёл, так как хорошо знал, что, двигаясь в лесу без компаса, мальчик непременно начнёт забирать вправо.

Это Биденко хорошо знал по опыту. Двигаясь без компаса в темноте или в условиях ограниченной видимости, человек всегда начинает кружить по ходу часовой стрелки.

Поэтому Биденко, немного подумав и сообразившись с временем, повернул несколько направо и бесшумно пошёл мальчику наперехват.

«Там-то я тебя, голубчика, и сцапаю», — не без удовольствия думал Биденко.

Он живо представил себе, как он бесшумно выползет из-за куста перед самым носом Вани, возьмёт его за руку и скажет: «Хватит, дружок. Погулял в лесу — и будет. Пойдём-ка обратно в машину. Да смотри у меня, больше не балуй. Потому что всё равно ничего не получится. Не родился ещё на свете тот человек, который бы ушёл от ефрейтора Биденко. Так себе это и заметь раз навсегда».

И Биденко весело улыбался этим своим приятным мыслям. По правде сказать, ему не хотелось отвозить мальчика в тыл. Уж очень ему нравился этот синеглазый, заросший русыми волосами, худенький, вежливый и вместе с тем гордый, а временами даже и злой парнишка, настоящий «пастушок».

Ваня вызывал в душе у Биденко очень нежное, почти отцовское чувство. Были в нём и жалость, и гордость, и страх за его судьбу. Было и ещё что-то, чего Биденко и сам не вполне понимал.

Ваня как-то незаметно напоминал ефрейтору Биденко его самого, когда он был ещё совсем маленький и его посылали пасти коров.

Смутно вспомнилось раннее утро, туман, разлитый, как молоко, по ярко-зелёному лугу. Вспоминались разноцветные искорки росы — ярко-зелёные, ярко-фиолетовые, огненно-красные — ив руках у него вырезанная из бузины сопилка, из которой он выдувал такие чистые, такие нежные, весёлые и вместе с тем однообразные звуки.

Особенно же ему полюбился Ваня после того, как он на полном ходу выпрыгнул из машины.

«Смелый, чертёнок! Ничего не боится. Настоящий солдат, — думал Биденко. — Жалко, очень жалко его отвозить. Да ничего не поделаешь. Приказано».

Размышляя таким образом, разведчик всё шёл да шёл, углубляясь в лес. По его расчётам, он уже давно должен был встретить мальчика. Но мальчик не показывался.

Биденко часто останавливался, прислушиваясь к тишине осеннего леса. Впрочем, его опытному слуху лес не казался совсем тихим. Биденко различал в лесу множество различных, еле уловимых звуков. Но среди них ни разу не услышал он звука человеческих шагов.

Мальчик пропал.

Нигде не было ни малейших его следов. Напрасно Биденко осматривал каждый кустик, каждый ствол. Напрасно он ложился на землю, изучая опавшие листья, травинки и мох. Нигде ничего. Можно было подумать, что мальчик шёл по воздуху.

Биденко готов был поручиться, что ни один даже самый искусный разведчик не прошёл бы так незаметно.

В некотором смущении Биденко бродил по лесу, меняя направление. Он ломал себе голову над необъяснимым отсутствием всяких следов мальчика.

Один раз он даже унизился до того, что маленько покричал лживым, бабьим голосом:

— Ванюшка-а-а! Ау-у-у! Полно балова-а-ать! Пора еха-а-ать!

И тут же сам себе стал противен.

Он посмотрел на часы и увидел, что ищет мальчика уже больше двух часов. Тогда ему стало ясно, что мальчик ушёл, что его уже не вернёшь.

Никогда в жизни старый разведчик не испытывал ещё такого конфуза. Как же он теперь будет докладывать сержанту Егорову? Как он ему в глаза посмотрит? О товарищах и говорить нечего: засмеют. Впору хоть сквозь землю провалиться.Но делать было нечего. Не бродить же здесь до ночи, как леший.

Биденко справился с компасом и, кряхтя, пошёл обратно к машине. Однако машины, как он того и ожидал, уже не было. Она уехала. Водитель, имеющий срочное боевое задание, не имел права дожидаться так долго. Да, в сущности, машина была теперь и ни к чему. Приходилось возвращаться.

Но, прежде чем тронуться в обратный путь, Биденко решил покурить и перемотать портянки.

Он отыскал в лесу подходящий пенёк и сел на него. Но только он сделал козью ножку и, осторожно потряхивая кисет, стал насыпать махорку, как вдруг что-то зашуршало по веткам, и сверху ему на голову свалился какой-то предмет.

Ему показалось, что это какая-то птица. Но, посмотрев, Биденко ахнул. Это был тот самый старый букварь без переплёта, который носил в своей торбе пастушок.

Тогда Биденко посмотрел вверх и увидел на самой верхушке, среди зелёных ветвей, знакомые коричневые домотканые портки, из которых торчали босые ноги, грязные, как картошка.

В тот же миг Биденко вскочил как ужаленный, швырнул на землю кисет с махоркой, недоделанную козью ножку и даже приготовленную зажигалку и в одну минуту был уже на дереве.

Ваня не шевелился. Биденко подтянулся к нему на руках и увидел, что мальчик спит. Он сидел верхом на жёлто-розовом смолистом суку, обняв тоненький чешуйчатый лиловый ствол, и, прислонив к нему голову, спал глубоким детским сном. Тень ресниц лежала на его голубоватых щеках, а на губах, обмётанных лихорадкой, застыла чуть заметная невинная улыбка. При этом мальчик даже немного похрапывал.

Биденко сразу понял всё. Пастушок обвёл его вокруг пальца самым невинным и самым простым образом. Вместо того чтобы бегать от разведчика по всему лесу, Ваня поступил наоборот: сейчас же, как только скрылся из виду, взобрался на высокое дерево и решил пересидеть суматоху, а потом спокойно спуститься вниз и уйти своей дорогой. Если бы не букварь, упавший из распоровшейся торбы, несомненно так бы оно и было.

«Ах, хитрый! Ну же, я вам скажу, и лисица! Ничего не скажешь — силён!» — с восхищением подумал Биденко, любуясь Ваней.

Биденко осторожно и крепко обнял мальчика за плечи, близко заглянул в его спящее лицо и ласково сказал:

— Пойдём-ка, брат пастушок, вниз. Ваня быстро открыл глаза, увидел солдата, рванулся. Но Биденко держал его крепко.

Мальчик сразу понял, что ему не вырваться.

— Ладно уж, — сказал он сумрачным голосом, хрипловатым со сна.

7

Минут через пять, подобрав букварь, махорку и зажигалку, они шли по лесу, разыскивая дорогу, где можно было сесть на попутную машину, идущую во второй эшелон фронта.

Ваня шёл впереди, а Биденко — на шаг сзади, ни на секунду не спуская с мальчика глаз.

— Хватит, дружок, — говорил Биденко назидательно, — погулял в лесу — и будет. Потому что всё равно ничего не получится. Не родился ещё на свете такой человек, который бы от меня ушёл. Так себе это и запомни.

— Неправда ваша, — сердито отвечал Ваня не оборачиваясь. — Кабы не мой букварь, вы бы меня сроду не поймали.

— Небось поймал бы.

— Неправда ваша.

— Верно говорю. От меня ещё никто не уходил.

— А я ушёл.

— Не ушёл бы.

— Если бы да кабы.

— Вот тебе и «да кабы»!

— Неправда ваша.

— Заладил одно.

— Неправда ваша. Неправда ваша, — упрямо повторял Ваня.

— Весь бы лес прочесал, а нашёл.

— Чего же вы не прочесали?

— Стало быть, не прочесал. Много будешь спрашивать — язык измочалишь. Я бы тебя по приметам нашёл.

— Чего же вы меня не нашли?

— Я тебя нашёл.

— Неправда ваша. Я вас хитрее. Вы меня по компасу искали — и то не нашли.

— Чего языком треплешь? Когда я тебя по компасу искал?

— А вот искали! Вы меня не видели, а я с дерева вас видел.

— Чего же ты видел?

— Видел, как вы на мой след компас направляли. «Вот чертёнок, всё он замечает!» — подумал Биденко почти с восхищением. Но сказал строго:

— Это, брат, не твоего ума дело. Я только по компасу определялся, чтобы машину не потерять. А тебя это не касается.

Тут Биденко немного покривил душой. Но это ему всё равно не помогло.

— Неправда ваша, — сказал Ваня неумолимо. — Вы меня по компасу ловили. Я знаю. Только вам это не удалось, потому что я вас обхитрил. А я бы вас без всякого компаса за полчаса нашёл в каком хотите лесу, хоть днём, хоть ночью.

— Ну, браток, это ты чересчур хватил.

— Давайте спорить.

— Стану я ещё с тобой спорить! Молод.

— Ну давайте так испытаем. Без спора. Вы мне завяжите чем-нибудь глаза да уйдите от меня в лес. А я минут через пяток начну вас искать.

— Ну и не найдёшь.

— А вот найду.

— Никогда!

— Испытаем.

— А ну, давай! — воскликнул Биденко, в котором вдруг вспыхнул азарт разведчика. — Нипочём не найдёшь. Погоди, — сказал он вдруг подозрительно. — Это что же получается? Я от тебя в лес уйду, а ты в это время от меня опять убежишь? Э, нет, малый, больно ты хитёр, как я на тебя посмотрю.

Ваня усмехнулся:

— Боитесь, что уйду?

— Ничего я не боюсь, — хмуро сказал Биденко, — а просто чересчур много ты болтаешь. Через тебя у меня уже голова болит.

— Вы не бойтесь, — сказал мальчик весело, — я от вас и так всё равно уйду.

И такая глубокая уверенность, такое непреклонное решение послышалось ефрейтору Биденко в этих весёлых словах, что он хотя и промолчал, но решил про себя всё время быть начеку.

А мальчику как вожжа попала под хвост. Он бодро топал впереди Биденко своими крепкими босыми ногами и, как бы платя за обиду, которую ему нанесли разведчики, вызывающе повторял:

— Вот уйду! Хоть вы меня привяжите к себе. Вот всё равно уйду.

— А что ж ты думаешь? И привяжу. У меня это недолго. Посмотрим, как ты тогда уйдёшь. Биденко задумался.

— Ей-богу, — вдруг решительно сказал он, — вот возьму верёвку и привяжу!

У Биденко действительно, как у каждого запасливого разведчика, всегда при себе имелось метров пять тонкой и крепкой верёвки. И он начал подумывать всерьёз, не привязать ли Ваню к себе, когда они сядут в машину. Ехать предстояло довольно далеко. В дороге можно было бы хорошо вздремнуть. А как тут вздремнёшь, если мальчишка может каждую минуту сигануть через борт!

«А что, в самом деле, — подумал Биденко, — привяжу — и кончено дело. А потом, как приедем на место, отвяжу. Ничего с ним не сделается».

И действительно, когда вышли на дорогу и забрались в попутную машину, Биденко достал из кармана аккуратно свёрнутую верёвку.

— Ну, держись, пастушок, сейчас я тебя привязывать буду, — весело сказал он, стараясь разыграть дело в шутку, чтобы не оскорбить мальчика.

Но Ваня и не подумал обидеться. Он легко принял этот якобы шутливый тон и ответил в таком же духе:

— Привязывайте, дяденька, привязывайте. Только сделайте узел покрепче, чтобы я не развязал.

— Моего, брат, узла не развяжешь: у меня двойной морской.

С этими словами Биденко крепко, но не больно привязал конец верёвки двойным морским узлом к Ваниной руке повыше локтя, а другой конец обмотал вокруг своего кулака.

— Теперь, брат пастушок, плохо твоё дело. Не убежишь.

Мальчик промолчал. Он прикрыл ресницами глаза, в которых неистово прыгали синие искры.

Грузовик попался очень хороший, большой, крытый брезентом — новенький американский «студебеккер». Он шёл порожняком до самого места. Сперва Биденко и Ваня были в нём единственные пассажиры. Они очень удобно устроились на пустых мешках, у самой кабинки водителя, где совсем не трясло.

Биденко несколько раз пытался заговаривать с мальчиком, но Ваня все время упорно молчал.

«Смотрите пожалуйста, какой гордый! — думал с умилением Биденко. — Маленький, а злой. Самостоятельный у паренька характер. Видать, немало хлебнул в жизни».

И ему опять стали представляться далёкие картины его детства.

Тем временем у каждого контрольно-проверочного пункта в машину подсаживались всё новые и новые люди. Скоро машина переполнилась.

Здесь были солдаты с переднего края, только что из боя. Их сразу можно было узнать по шлемам и коротким грязным плащ-палаткам, завязанным на шее и висящим сзади длинным углом.

Были два интенданта в тесных шинелях с узкими серебряными погончиками и в новеньких, твёрдых фуражках.

Была девушка из Военторга, в макинтоше, в коротких кирзовых сапогах, с круглым пунцовым лицом, выглядывающим из платка, завязанного по-бабьи, как кочан капусты.

Было несколько весёлых лётчиков-истребителей. Они всё время курили папиросы из толстых прозрачных портсигаров, сделанных на авиационном заводе из отходов бронестекла.

Была женщина — военный хирург, толстая, пожилая, в круглых очках и в синем берете, плотно натянутом на седую, коротко остриженную голову.

Словом, были все те люди, которые обычно передвигаются по военным дорогам на попутных машинах.

Стемнело.

По брезентовой крыше зашумел дождь. Ехать было ещё далеко. И люди стали помаленьку засыпать, устраиваясь кто как мог.

Стал засыпать и ефрейтор Биденко, положив под голову кулак с намотанной на него верёвкой. Однако сон его был чуток. Время от времени он просыпался и подёргивал за верёвку.

— Ну, что вам надо? — сонно отзывался Ваня. — Я ещё тут.

— Спишь, пастушок?

— Сплю.

— Ладно. Спи. Это я так: проверка линии.

И Биденко засыпал опять.

Один раз ему почудилось вдруг, что Вани возле него нет. Сел, торопливо подёргал за верёвку, но не получил никакого ответа. Холодный пот прошиб ефрейтора. Он вскочил на колени и засветил электрический фонарик, который всё время держал наготове.

Нет. Ничего. Всё в порядке. Ваня по-прежнему спал рядом, прижав к животу колени. Биденко посветил ему в лицо. Оно было спокойно. Сон его был так крепок, что даже свет электрического фонарика, наставленного в упор, не мог его разбудить.

Биденко потушил фонарик и вспомнил ту ночь, когда они нашли Ваню. Тогда ему тоже посветили в лицо фонариком. Но какое у него тогда было лицо: измученное, больное, костлявое, страшное. Как он тогда сразу весь вздрогнул, встрепенулся. Как дико открылись его глаза. Какой ужас отразился в них.

Ведь это было всего несколько дней тому назад. А теперь мальчик спит себе спокойно и видит приятные сны. Вот что значит попасть наконец к своим. Верно люди говорят, что в родном доме и стены лечат.

Биденко лёг и под мерное подскакивание грузовика снова задремал.

На этот раз он проспал довольно долго и спокойно. Но всё же, проснувшись, не забыл подёргать за верёвку.

Ваня не откликался.

«Спит небось, — подумал Биденко. — Утомился».

Биденко перевернулся на другой бок, немножко опять поспал, потом опять на всякий случай подёргал верёвку.

— Слушайте, я не понимаю, что тут делается? Когда это наконец кончится? — раздался в темноте сердитый женский бас. — Почему ко мне привязали' какую-то верёвку? Почему меня дёргают? Кто мне всё время не даёт спать?

Биденко похолодел.

Он зажёг электрический фонарик, и в глазах у него потемнело. Мальчика не было а верёвка была привязана к сапогу женщины-хирурга, которая сидела на полу, грозно сверкая очками, в упор освещёнными электрическим фонариком.

— Эй, остановись! — заорал Биденко страшным голосом, изо всех сил барабаня в кабину водителя.

Не дожидаясь остановки, он ринулся по чьим-то рукам, ногам, по вещевым мешкам и чемоданам к выходу. Он одним махом перескочил через борт и очутился на шоссе.

Ночь была чёрная, непроглядная. Хлестал холодный дождь. На западном горизонте мелькали отражения далёкого артиллерийского боя.

— По шоссе в ту и другую сторону проносились десятки, сотни грузовых и легковых машин, транспортёры, тягачи, пушки, бензозаправщики. Они бегло освещали своими фарами чёрные лужи, покрытые белыми сверкающими кругами и пузырьками ливня.

Биденко постоял некоторое время, слегка расставив руки и ноги. Потом он изо всех сил плюнул и сказал:

— А, пошло оно всё к чёрту!

И не торопясь побрёл назад, к ближайшему регулировщику, для того чтобы там сесть на попутную машину, идущую в сторону переднего края.

8

— А ну, хлопчик, отойди от калитки. Здесь посторонним стоять не положено.

— Я не посторонний.

— А кто же ты?

— Я свой. — Какой свой?

— Советский.

— Мало что советский. Говорю, не положено. Стало быть, не положено. Проходи своей дорогой.

— А здесь, дяденька, штаб?

— Что бы ни было.

— Мне к начальнику надо.

— К какому тебе начальнику?

— К самому главному.

— Ничего не знаю. Проходи.

— Пустите, дяденька. Что вам стоит?

— Ступай. Мне с тобой разговаривать не приходится. Не видишь — я на посту.

— А вы со мной, дяденька, и не разговаривайте. Пропустите меня к начальнику — и ладно.

— Ишь ты, какой шустрый! — сказал часовой, усмехаясь, и вдруг, нахмурившись, крикнул: — Нету здесь никакого начальника!

— А вот неправда ваша. Есть начальник.

— Ты почём знаешь?

— Сразу видать. Изба хорошая. Лошади под сёдлами во дворе стоят. Самовар в сени тётенька понесла. Часовой у калитки.

— Всё он видит! Больно ты шустрый, как я на тебя посмотрю.

— Пустите, дяденька!

— А вот я сейчас дам свисток, вызову караульного начальника, он тебя живо отсюда заберёт.

— Куда заберёт?

— Куда надо. Ну! Кому я говорю? Отойди от калитки. Не положено. Вот тебе и весь сказ.

Ваня отошёл в сторону. Он сел на старый мельничный жёрнов, положил подбородок на кулаки и стал терпеливо ждать, не спуская глаз с калитки.

Часовой поправил на шее ремень автомата и продолжал ходить взад-вперёд по палисаднику, мягко ступая белыми валенками, подшитыми оранжевой кожей.

Убежав второй раз от Биденко, Ваня стал разыскивать тот лес, где находилась палатка разведчиков. Никакого определённого плана у Вани не было. Его тянуло к тем людям — разведчикам, которые сперва обошлись с ним так хорошо, так ласково.

То, что они отправили его в тыл, казалось мальчику большим недоразумением, которое можно легко уладить. Стоит только ещё раз хорошенько попросить.

Однако, как ни хорошо умел мальчик различать местность и находить дорогу, ему никак не удавалось отыскать тот лес и ту палатку. Слишком всё передвинулось на запад. Слишком всё переменилось, стало неузнаваемым.

Ваня знал, что бродит где-то поблизости, может быть, даже рядом. Но ни того леса, ни той палатки не было. Похоже, что лес был тот. Но теперь он был совсем пуст.

Двое суток бродил мальчик по каким-то неизвестным ему, новым военным дорогам и частям, по сожжённым деревням, расспрашивая встречных военных, как ему найти палатку разведчиков. Но так как он не знал, что это за разведчики, какой они части, то никто ничего сказать не мог.

Кроме того, все военные были люди крайне недоверчивые, молчаливые.

Чаще всего на Ванины вопросы они отвечали:

— Не знаю.

— А тебе зачем?

— Ступай к коменданту.

— Не положено.

И всё в таком же духе.

Ваня совсем было отчаялся и уже подумывал, не податься ли на самом деле в какой-нибудь тыловой город, не попроситься ли там в детский дом.

Он, наверное, в конце концов так бы и сделал, несмотря на своё упрямство, если бы не встретился с одним мальчиком.

Мальчик этот был ненамного старше Вани. Ему было лет четырнадцать. А по виду и того меньше. Но, боже мой, что это был за мальчик!

Сроду ещё не видал Ваня такого роскошного мальчика. На нём была полная походная форма гвардейской кавалерии: шинель — длинная, до пят, как юбка; круглая кубанская шапка чёрного барашка с красным верхом; погоны с маленькими стременами, перекрещёнными двумя клинками; шпоры и, как венец всего этого воинского великолепия, ярко-алый башлык, небрежно закинутый за спину.

Лихо откинув чубатую голову, мальчик чистил небольшую казацкую шашку, почти до самой рукоятки втыкая клинок в мягкую лесную землю.

К такому мальчику даже страшно было подойти, не то что с ним разговаривать. Однако Ваня был не робкого десятка. С независимым видом он приблизился к роскошному мальчику, расставил босые ноги, заложил руки за спину и стал его рассматривать.

Но военный мальчик и бровью не повёл. Не обращая на Ваню никакого внимания, он продолжал своё воинственное занятие. Изредка он озабоченно сплёвывал сквозь зубы.

Ваня молчал. Молчал и мальчик. Это продолжалось довольно долго. Наконец военный мальчик не выдержал.

— Чего стоишь? — сказал он сумрачно.

— Хочу и стою, — сказал Ваня.

— Иди, откуда пришёл.

— Сам иди. Не твой лес.

— А вот мой!

— Как?

— Так. Здесь наше подразделение стоит.

— Какое подразделение?

— Тебя не касается. Видишь — наши кони.

Мальчик мотнул чубатой головой назад, и Ваня действительно увидел за деревьями коновязь, лошадей, чёрные бурки и алые башлыки конников.

— А ты кто такой? — спросил Ваня. Мальчик небрежно, со щегольским стуком кинул клинок в ножны, сплюнул и растёр сапогом.

— Знаки различия понимаешь? — сказал мальчик насмешливо.

— Понимаю! — дерзко сказал Ваня, хотя ничего не понимал.

— Ну так вот, — строго сказал мальчик, показывая на свой погон, поперёк которого была нашита белая лычка. — Ефрейтор гвардейской кавалерии. Понятно?

— Да! Ефрейтор! — с оскорбительной улыбкой сказал Ваня. — Видали мы таких ефрейторов! Мальчик обидчиво мотнул белым чубом.

— А вот представь себе, ефрейтор! — сказал он.

Но этого показалось ему мало. Он распахнул шинель. Ваня увидел на гимнастёрке большую серебряную медаль на серой шёлковой ленточке.

— Видал?

Ваня был подавлен. Но он и виду не подал.

— Великое дело! — сказал он с кривой улыбкой, чуть не плача от зависти.

— Великое не великое, а медаль, — сказал мальчик, — за боевые заслуги. И ступай себе, откуда пришёл, пока цел.

— Не больно модничай. А то сам получишь.

— От кого? — прищурился роскошный мальчик.

— От меня.

— От тебя? Молод, брат.

— Не моложе твоего.

— А тебе сколько лет?

— Тебя не касается. А тебе?

— Четырнадцать, — сказал мальчик, слегка привирая.

— Ге! — сказал Ваня и свистнул.

— Чего — ге?

— Так какой же ты солдат?

— Обыкновенный солдат. Гвардейской кавалерии.

— Толкуй! Не положено.

— Чего не положено?

— Больно молод.

— Постарше тебя.

— Всё равно не положено. Таких не берут.

— А вот меня взяли.

— Как же это тебя взяли?

— А вот так и взяли.

— А на довольствие зачислили?

— А как же.

— Заливаешь.

— Не имею такой привычки.

— Побожись.

— Честное гвардейское.

— На все виды довольствия зачислили?

— На все виды.

— И оружие дали?

— А как же! Всё, что положено. Видал мою шашечку? Знатный, братец, клинок. Златоустовский. Его, если хочешь знать, можно колесом согнуть, и он не сломается. Да это что? У меня ещё бурка есть. Бу-рочка что надо. На красоту! Но я её только в бою надеваю. А сейчас она за мной в обозе ездит.


hello_html_m32fcfdf9.jpg

Ваня проглотил слюну и довольно жалобно посмотрел на обладателя бурки, которая ездит в обозе.

— А меня не взяли, — убито сказал Ваня. — Сперва взяли, а потом сказали — не положено. Я у них даже один раз в палатке спал. У разведчиков, у артиллерийских.

— Стало быть, ты им не показался, — сухо сказал роскошный мальчик, — раз они тебя не захотели принять за сына.

— Как это — за сына? За какого?

— Известно, за какого. За сына полка. А без этого не положено.

— А ты — сын?

— Я — сын. Я, братец, у наших казачков уже второй год за сына считаюсь. Они меня ещё под Смоленском приняли. Меня, братец, сам майор Вознесенский на свою фамилию записал, поскольку я являюсь круглый сирота. Так что я сейчас называюсь гвардии ефрейтор Вознесенский и служу при майоре Вознесенском связным. Он меня, братец мой, один раз даже вместе с собой в рейд взял. Там наши казачки ночью большой шум в тылу у фашистов сделали. Как ворвутся в одну деревню, где стоял их штаб, а они как выскочат на улицу в одних подштанниках! Мы их там больше чем полторы сотни набили.

Мальчик вытащил из ножен свою шашку и показал Ване, как они рубали фашистов.

— И ты рубал? — с дрожью восхищения спросил Ваня.

Мальчик хотел сказать «а как же», но, как видно, гвардейская совесть удержала его.

— Не, — сказал он смущённо. — По правде, я не рубал. У меня тогда ещё шашки не было. Я на тачанке ехал вместе со станковым пулемётом… Ну и, стало быть, иди, откуда пришёл, — сказал вдруг ефрейтор Вознесенский, спохватившись, что слишком дружески болтает с этим неизвестно откуда взявшимся довольно-таки подозрительным гражданином. — Прощай, брат.

— Прощай, — уныло сказал Ваня и побрёл прочь.

«Стало быть, я им не показался», — с горечью подумал он. Но тотчас всем своим сердцем почувствовал, что это неправда. Нет, нет. Сердце его не могло обмануться. Сердце говорило ему, что он крепко полюбился разведчикам. А всему виной командир батареи капитан Енакиев, который его даже в глаза никогда не видел.

И тогда у Вани явилась мысль идти добиться до какого-нибудь самого главного начальника и пожаловаться на капитана Енакиева.

Таким-то образом он в конце концов и набрёл на избу, где, по его предположению, помещался какой-то высокий начальник.

Он сидел на мельничном жёрнове и, не спуская глаз с избы, терпеливо ждал, не покажется ли этот начальник.

Через некоторое время на крыльцо вышел, надевая замшевые перчатки, офицер и крикнул:

— Соболев, лошадь!

9

Судя по той быстроте и готовности, с которой из-за угла выскочил солдат, ведя на поводу двух осёдланных лошадей, мальчик сразу понял, что это начальник, если не самый главный, то, во всяком случае, достаточно главный, чтобы справиться с капитаном Енакиевым.

Это же подтверждали и звёздочки на погонах. Их было очень много: по четыре штучки на каждом золотом погоне, не считая пушечек.

«Хоть и не старый, а небось генерал», — решил Ваня, с почтением рассматривая тонкие, хорошо начищенные сапоги со шпорами, старенькую, но необыкновенно ладно пригнанную походную офицерскую шинель, электрический фонарик на второй пуговице, бинокль на шее и полевую сумку с компасом.

Солдат вывел лошадей на улицу через ворота и поставил их перед калиткой. Офицер подошёл к лошади, но, прежде чем на неё сесть, весело потрепал её по крепкой атласной шее и дал ей кусочек сахару.

Судя по всему, у него было прекрасное настроение.

Когда нынче его вызвал к себе командир полка, то он, признаться, был немного встревожен. Как бывает всегда в подобных случаях, он ожидал разноса, хотя никаких упущений по службе за собой не чувствовал.

Однако строгий командир полка не только не сделал ему никакого замечания, но даже отметил хорошую работу его батареи и приказал представить к награждению человек десять артиллеристов, отличившихся в последнем бою. В особенности же было приятно то, что полковник — человек суховатый и скупой на похвалы — высоко оценил именно тот внезапный, сокрушительный огневой налёт на немецкий танковый резерв, который так тщательно продумал и подготовил капитан Енакиев и который в конечном счёте решил дело.

Полковник напоил капитана чаем из своего походного самовара, что считалось в полку величайшей честью. Он проводил капитана Енакиева до сеней и на прощание сказал ещё раз:

— В общем, хорошо воюете. Молодцом, капитан Енакиев.

На что капитан Енакиев, смущённо покраснев, ответил:

— Служу Советскому Союзу, товарищ полковник!

Всё это было необыкновенно приятно, и капитан Енакиев предвкушал удовольствие, с которым он передаст своим офицерам мнение командира полка об их батарее.

— Дяденька! — услышал он вдруг чей-то голос.

Он повернулся и увидел Ваню, который стоял перед ним, вытянув руки по швам, и не мигая смотрел синими глазами.

— Разрешите обратиться, — сказал Ваня, стараясь как можно больше походить на солдата.

— Ну что ж, обратись, — сказал капитан весело.

— Дяденька, вы начальник? -

— Да. Командир. А что?

— А вы над-кем командир?

— Над батареей командир. Над солдатами своими командир. Над пушками своими.

— А над офицерами вы тоже командир?

— Смотря над какими. Над своими офицерами, например, тоже командир.

— А над капитанами вы тоже командир?

— Над капитанами я не командир. Глубокое разочарование отразилось на лице мальчика.

— А я думал, вы и над капитанами командир!

— Для чего тебе это?

— Надо.

— Ну, всё-таки?

— Если вы над капитанами не командир, то и толковать нечего. Мне надо, дяденька, такого командира, чтобы он мог всем капитанам приказывать.

— А что надо всем капитанам приказывать? Это интересно.

— Всем капитанам не надо приказывать. Одному только надо.

— Кому же именно?

— Енакиеву, капитану.

— Как, как ты сказал?! — воскликнул капитан Енакиев.

— Енакиеву.

— Гм… Что же это за капитан такой?

— Он, дяденька, над разведчиками командует. Он у них самый старший. Что он им велит, то они всё исполняют.

— Над какими разведчиками?

— Известно, над какими: над артиллерийскими. Которые немецкие огневые точки засекают. Ух, дяденька, и сердитый же их капитан! Прямо беда.

— А ты видел когда-нибудь этого сердитого капитана?

— То-то и беда, что не видел.

— А он тебя видел?

— И он меня не видел. Он только приказал меня в тыл отвезти и коменданту сдать.

Офицер прищурился и с любопытством посмотрел на мальчика:

— Постой. Погоди… Звать-то тебя как?

— Меня-то? Ваня.

— Просто — Ваня? — улыбнулся офицер.

— Ваня Солнцев, — поправился мальчик.

— Пастушок?

— Верно! — с изумлением воскликнул Ваня. — Меня разведчики пастушком прозвали. А вы почём знаете?

— Я, брат, всё знаю, что у капитана Енакиева в батарее делается. А скажи-ка мне, друг любезный, каким это манером ты здесь очутился, если капитан Енакиев приказал отвезти тебя в тыл?

В глазах мальчика мигнули синие озорные искры, но он тотчас опустил ресницы.

— А я убежал, — скромно сказал он, стараясь всем своим видом изобразить смущение.

— Ах, вот как! Как же ты убежал?

— Взял да и убежал.

— Так сразу взял да сразу и убежал?


hello_html_m2f0db7ee.jpg

— Нет, не сразу, — сказал Ваня и почесал нога об ногу, — я два раза от него убегал. Сначала я убежал, да он меня нашёл. А уж потом я так убежал, что он меня уж и не нашёл.

— Кто это «он»?

— Дяденька Биденко. Ефрейтор. Разведчик ихний. Может, знаете?

— Слыхал, слыхал, — хмурясь ещё сильнее, сказал Енакиев. — Только что-то мне не верится, чтобы ты убежал от Биденко. Не такой он человек. По-моему, голубь, ты что-то сочиняешь. А?

— Никак нет, — сказал Ваня, вытягиваясь. — Ничего не сочиняю. Истинная правда.

— Слыхал, Соболев? — обратился капитан к своему коневоду, который с живейшим интересом слушал разговор своего командира с мальчишкой.

— Так точно, слыхал.

— И что же ты скажешь? Может это быть, чтобы мальчик убежал от Биденко?

— Да никогда в жизни! — с широкой, блаженной улыбкой воскликнул Соболев. — От Биденко ни один взрослый не убежит, а не то что этот пистолет. Это он, товарищ капитан, извините за такое выражение, просто мало-мало заливает.

Ваня даже побледнел от обиды.

— С места не сойти! — твёрдо сказал он и метнул на коневода взгляд, полный холодного презрения и достоинства.

Потом, весь вспыхнув и залившись румянцем, он стал быстро-быстро, пятое через десятое, рассказывать, как он обхитрил старого разведчика.

Когда он дошёл до места с верёвкой, капитан не стал более сдерживаться. Он смахнул перчаткой слезы, выступившие на глазах, и захохотал таким громким, басистым смехом, что лошади навострили уши и стали тревожно подтанцовывать. А Соболев, не смея в присутствии своего командира смеяться слишком громко — это было не положено, — только крутил головой и прыскал в кулак и всё время повторял:

— Ай, Биденко! Ай, знаменитый разведчик! Ай, профессор!

Когда же Ваня стал рассказывать о встрече с военным мальчиком, капитан Енакиев вдруг помрачнел, задумался, стал грустным.

— Они меня, говорит, за своего сына приняли, — возбуждённо рассказывал Ваня про военного мальчика, — я у них теперь, говорит, сын полка. Я, говорит, с ними один раз даже в рейд ходил, на тачанке сидел вместе со станковым пулемётом. Потому что я своим, говорит, показался. А ты своим, говорит, верно, не показался. Вот они тебя и отослали.

Тут Ваня крупно глотнул воздух и жалобно посмотрел в глаза капитану своими наивными прелестными глазами:

— Только он это врёт, дяденька, что будто я своим не показался. Я-то своим показался. Верно говорю. Они меня жалели. Да только они ничего поделать не могли против капитана Енакиева.

— Что ж, выходит дело, что ты всем «показался», только одному капитану Енакиеву «не показался»?

— Да, дяденька, — сказал Ваня, виновато мигая ресницами. — Всем показался, а капитану не показался. А он меня даже ни разу не видел. Разве это можно судить человека, не видавши? Кабы он меня разок посмотрел, может быть, я бы ему тоже показался. Верно, дяденька?

— Ты так думаешь? — сказал капитан усмехнувшись. — Ну, да ладно. Поглядим.

Он решительно поставил ногу в стремя и сел на лошадь.

— В ночное с ребятами ездил? — строго спросил он, улыбаясь глазами и разбирая поводья.

— Как не ездил! Ездил, дяденька.

— На лошади удержишься?.. А ну-ка, Соболев, бери его к себе.

И не успел Ваня моргнуть, как сильные руки коневода подхватили его с земли и посадили впереди себя на лошади.

— К разведчикам! — скомандовал капитан Ена-киев, и они помчались галопом.

— От Биденко ушёл, а от меня, брат, не уйдёшь, — сказал ординарец, крепко, но осторожно прижимая к себе мальчика.

— А я сам не хочу, — сказал Ваня весело.

Он чувствовал, что в его судьбе происходит какая-то очень важная, счастливая перемена.

Подъехав к блиндажу разведчиков, капитан спрыгнул с лошади и бросил поводья коневоду.

— Дожидайтесь, — сказал он и, быстро бренча шпорами, сбежал по ступенькам вниз.

10

Все разведчики были в сборе и как раз в это самое время играли в «козла». Они с таким азартом хлопали костями по столу, что можно было подумать, будто в блиндаже палят из пистолетов.

— Встать, смирно! — крикнул дневальный, увидав входящего командира батареи.

Разведчики резко вскочили на ноги, побросав кости на стол.

А ефрейтор Биденко, который в этот день был дежурным по отделению, как положено — в головном уборе и при оружии, — чёртом подскочил к капитану и отрапортовал:

— Товарищ капитан! Команда разведчиков взвода управления вверенной вам батареи. Команда находится в резерве. Люди отдыхают. Во время дежурства никаких происшествий не случилось. Дежурный ефрейтор Биденко.

— Здравствуйте, артиллеристы!

— Здравия желаем, товарищ капитан! — дружно крикнули разведчики.

После этого капитан Енакиев обычно командовал «вольно» и разрешал продолжать заниматься каждому своим делом. Но на этот раз он молча сел на подставленный ему табурет и довольно долго рассматривал трофейную картину «Весна в Германии».

Батарейцы хорошо изучили своего командира. Достаточно было посмотреть на его нахмуренные брови под прямым козырьком артиллерийской фуражки, достаточно было увидеть его прищуренные глаза, тронутые вокруг суховатыми морщинками, и твёрдые губы, сложенные под короткими усами в неопределённую, холодную улыбку, чтобы понять, что без хорошего «дрозда» нынче дело не обойдётся.

— Стало быть, никаких происшествий не случилось? — сказал капитан, помахивая по столу снятой перчаткой.

Биденко молчал, сразу сообразив, куда гнёт командир батареи.

— Что ж вы молчите?

— Разрешите доложить…

— Можете не докладывать. Известно. Хорош у меня разведчик, которого мальчишка вокруг пальца обвёл! Командиру отделения докладывали?

— Так точно. Докладывал.

— Ну и что же?

— Командир отделения четыре наряда не в очередь дал.

— Сколько нарядов?

— Четыре.

— Мало. Доложите ему, что я приказал от себя ещё два наряда прибавить. Итого — шесть.

— Слушаюсь.

Капитан Енакиев некоторое время не спускал глаз с вытянувшихся перед ним солдат.

— Садитесь, орлы, — наконец сказал он, расстёгивая шинель и давая этим понять, что официальный разговор кончен и теперь разрешается держать себя по-семейному. — Отдыхайте. Слыхал я, что вы мужички хозяйственные, будто у вас завёлся какой-то необыкновенный пензенский самосад. Вы бы меня угостили, что ли!

Не успел он это сказать, как пять кисетов потянулись к нему, пять нарезанных газетных бумажек и пять зажигалок, готовых вспыхнуть по первому его знаку.

Отовсюду слышались голоса:

— Моего возьмите, товарищ капитан. Мой будто малость послабже.

— Моего попробуйте, мой с можжевельником.

— Разрешите, товарищ капитан, я вам скручу. Против меня тоньше никто не скрутит.

— Может быть, лёгкого табачку желаете? У меня сухумский, любительский, сладкий, как финик.

— Богато живёте, богато живёте, — говорил капитан, неторопливо примеряясь, у кого бы взять табачку. — А ты, Биденко, ты зря свой кисет подставляешь. У тебя я всё равно не возьму. Накуришься твоего табачку, а потом, чего доброго, проспишь всё на свете.

— Верно, — подмигнул Горбунов. — Точно. Это он непременно после своей махорки заснул в машине и пастушка нашего прошляпил.

— Про это я и намекаю, — сказал капитан.

— Товарищ капитан, — жалобно сказал Биден-ко, — кабы он был обыкновенный мальчик… А ведь это не мальчик, а настоящий чертёнок. Право слово.

— А что, верно — хороший малый? — спросил капитан, затягиваясь пензенским самосадом. — Как он вам, братцы, показался?

— Паренёк хоть куда, — сказал Горбунов, улыбаясь той широкой, свойской улыбкой, которой привыкли улыбаться все разведчики, говоря о Ване. — Самостоятельный мальчик. И уж одно слово — прирождённый солдат. Мы бы из него знаменитого разведчика сделали. Да, видно, не судьба.

— Жалко? — спросил капитан Енакиев.

— Да нет, что же… Жалко не жалко… Он, конечно, и в тылу не пропадёт. А сказать правду, то и жалко. У него душа настоящая, воинская. Ему в армии самое место.

— А не сочиняешь?

— Чего же тут сочинять! Это сразу заметно. Хотя вам, как нашему командиру батареи, конечно, виднее.

— А вы, ребята, почему молчите? — сказал капитан Енакиев, пытливо всматриваясь в солдатские лица. — Как вам показался мальчик?

По лицам разведчиков тотчас разлилась такая дружная улыбка, словно она у них была одна, большая, на всю команду, и они улыбались ею не каждый порознь, а все вместе.

— Глядите. Думайте. Вам с ним жить, а не мне.

— Подходящий паренёк. Одно слово — пастушок, солнышко, — заговорили разведчики, все ещё не вполне понимая, куда гнёт их капитан,

А он строго посмотрел на них и после некоторого, довольно продолжительного раздумья твёрдо сказал:

— Ну ладно. Только знайте, что это вам не игрушка, а живая душа… Эй, Соболев! — крикнул он, подойдя к двери. — Давай сюда пастушка.

И когда на пороге, к общему изумлению, появился Ваня, капитан сказал, крепко взяв мальчика за плечо:

— Получайте вашего пастушка. Пусть пока у вас живёт. А там увидим.

11

Едва капитан Енакиев вышел из блиндажа, как разведчики окружили Ваню. Всем хотелось поскорее узнать, каким образом всё это получилось.

— Пастушок! Друг сердечный! — воскликнул Горбунов.

— Ну, парень, докладывай! — строго сказал Би-денко. — Откуда ты взялся? Где тебя черти носили? Как тебя нашёл капитан Енакиев?

— Который капитан Енакиев? — спросил Ваня с недоумением.

— А тот самый, кто тебя к нам привёз.

— Так нешто это был капитан Енакиев?

— Он самый.

— Батюшки!

— А ты и не знал?

— Откуда ж! — воскликнул Ваня, мигая короткими ресницами. — Кабы я знал… Нет, кабы я только догадывался… Правда, дяденька, самый это и был капитан Енакиев?

— Разумеется.

— Командир батареи?

— Точно. Самый он.

— Ох, дяденька, неправда ваша!

— Погоди, пастушок, — сияя общей улыбкой команды разведчиков, сказал Горбунов. — Ты не восклицай, а лучше всё по порядку рассказывай.

Но Ваня, видимо, был так взволнован, что не мог связать и двух слов. Восхищённо сияя глазами, он осматривал новый блиндаж разведчиков, который уже казался ему знакомым и родным, как та палатка, где он в первый раз ночевал с ними.

Те же аккуратно разостланные шинели и плащ-палатки, те же вещевые мешки в головах, те же суровые утиральники.

Даже медный чайник на печке и рафинад, который Горбунов уже поспешно выкладывал на стол, были те же.

Правда, трофейная карбидная лампа была другая. Она неприятно резала глаза своим едким химическим светом, который, как и сама лампа, казался трофейным. И мальчик щурился на неё, морща нос и делая вид, что не может вымолвить ни слова.

На самом же деле, если говорить всю правду, он давно уже смекнул, что офицер, с которым он заговорил возле избы, был капитан Енакиев. Только и виду не показал. Недаром солдаты сразу разглядели в нём прирождённого разведчика. А первое правило настоящего разведчика — лучше знать да молчать, чем знать да болтать.

Так судьба Вани трижды волшебно обернулась за столь короткое время.

12

Тёмный поздний рассвет чуть брезжил над болотами. Среди чёрных, гнилых лугов, среди дымчатого кустарника, среди полей, покрытых неровными рядами сжатого, но неубранного льна, болота светились бело и слепо, как олово.

Озябшие вороны, ночевавшие в кустарнике, уже проснулись и с голодным карканьем перелетали с места на место. Они лениво двигали крыльями, отяжелевшими от ночной сырости.

В особенно низких местах на земле лежал плотный белый туман. Призрачные верхушки кочек с пучками мёртвой травы, казалось, плавали на поверхности тумана.

Вокруг, насколько хватал глаз, всё было мертво, пустынно, очень тихо. Лишь далеко на востоке туманный воздух время от времени вздрагивал, как будто там мягко, но очень сильно хлопали большой дверью.

Но если бы чей-нибудь опытный глаз особенно внимательно присмотрелся к кочкам, выступающим из тумана, то он бы, возможно, и заметил, что две кочки расположены как-то слишком близко друг к другу: Эти две тёмные кочки с пучками травы были шлемы Биденко и Горбунова. Вот уже три часа они неподвижно лежали среди трясины, покрывшись плащ-палатками с нашитыми на них пучками почерневшей травы.

Разведчики лежали таким образом, что каждый видел, что делается позади другого. Упёршись локтями в топкую землю и чуть приподняв головы, они напряжённо всматривались каждый в свою сторону.

Изредка они перекидывались короткими фразами:

— Что-нибудь просматривается?

— Пусто.

— И у меня пусто. Ни живой души.

— Плохо дело.

— Да. Неважно.

Они находились в тылу у немцев, километрах в тринадцати от линии фронта. С каждой минутой их лица делались всё серьёзнее, озабоченнее.

— Не видать?

— Не видать.

— Давно бы, кажется, пора.

— Слышь, глянь на часы. Мои стали, чёрт! Должно, обо что-нибудь стукнул. Сколько времени мы уже дожидаемся?

Горбунов поднёс руку с часами к глазам. Он сделал это так плавно, так осторожно, что на его шлеме не шевельнулась ни одна травинка.

— Семь тридцать две. Стало быть, ждём уже больше трёх часов.

— Ого!

Минут пятнадцать, если не больше, они молчали.

— Слышь, Вася.

— Да.

— А что, как его там захватили немцы?

Горбунов наконец высказал то самое, что уже давно в глубине души мучило Биденко. Но Биденко сумрачно сжал челюсти, отчего тёмные его скулы обозначились ещё резче. Глаза сузились, стали злыми.

— Не каркай! Чем зря языком трепать, наблюдай.

— Я и так наблюдаю. Да что ж, когда пусто.

И снова они надолго замолчали, изо всех сил напрягая зрение. Вдруг Горбунов шевельнулся, чуть приподнял голову.

Это движение было едва заметно. Но оно выражало крайнюю степень волнения. Как у очень дальнозоркого человека, зрачки его глаз сразу резко сократились, стали маленькими, как булавочные головки.

Биденко понял, что Горбунов видит нечто очень важное.

— Что там такое, Кузьма? — тихо, одними губами спросил Биденко.

— Лошадь, — так же тихо ответил Горбунов.

— Наша?

— Кажись, наша. Погоди. Зашла в кусты — не видать. Сейчас выйдет. Машет хвостом. Идёт. Вот вышла. Так и есть: наш Серко!

— Что ты говоришь! — почти крикнул Биденко.

— Серко. Теперь ясно видать.

— Ну, стало быть, сейчас и пастушок покажется. Я ж тебе говорил. А ты каркал!

Не в силах сдержать радостного волнения, Биденко сделал то, чего ни за что не позволил бы себе при других обстоятельствах. Он ловко изменил положение тела и стал смотреть в ту сторону, куда смотрел его друг.

Так как они оба лежали, прижавшись к самой земле, то поле их зрения было очень ограниченно. Горизонт казался придвинутым совсем близко. И по горизонту среди дымчатого кустарника медленно брела белая костлявая кляча, припадая на переднюю ногу с раздутым коленом.

Действительно, это был Серко. Но пастушка возле него не было.

— Отстал малый. Верно, притомился. Сейчас покажется.

— Небось.

И оба разведчика стали прислушиваться, стараясь за хлопаньем разбитых копыт, которые лошадь с трудом вытаскивала из трясины, уловить звуки человеческих шагов. Но человеческих шагов слышно не было.

Тогда Горбунов приложил ладони ко рту и несколько раз покрякал, как дикая утка. Однако никто не отозвался на этот условный звук.

— Не услыхал. Ты давай погромче.

Горбунов покрякал громче, но опять никто не откликнулся. Биденко со всевозможной осторожностью, необычайно медленно поднялся, стал на колени.

Горизонт сразу как бы отодвинулся, но на плоском болотистом пространстве, открывшемся перед глазами, по-прежнему не было заметно ни одной живой души.

— Балуется парень. Незаметно хочет подобраться, — сказал Биденко, тревожно поглядывая на Горбунова, как бы ища у него подтверждения догадки, которой сам не верил.

Горбунов молчал.

— А ну, Кузьма, покрячь ещё. Может, отзовётся. Горбунов снова покрякал. И снова никто не отозвался.

— Ваня-а! Пастушок! — позвал Биденко, забывая всякую осторожность.

— Кричи не кричи, — сумрачно сказал Горбунов, — дело ясное…

Между тем седая кляча продолжала приближаться. Через каждые два шага она останавливалась и опускала длинную, худую шею, для того чтобы ущипнуть жёлтыми зубами хоть несколько гнилых травинок. С её морды, поросшей редким седым волосом, свисала длинная резинка слюны. Костлявые ноги дрожали. И над глазами, из которых один был сплошное бельмо, чернели мягкие глубокие ямины.

— Серко, Серко! — тихо позвал Горбунов и осторожно посвистал.

Лошадь устало навострила одно ухо и, хромая, побрела к разведчикам. Она остановилась над ними, повесив голову. Так равнодушно, безучастно останавливается лошадь, потерявшая своего хозяина.

— Где же пастушок, Серко? — спросил Биденко. — Где ты его потерял?

Серко стоял неподвижно, согнув больную ногу. Его разбитые бабки были облиты чёрной болотной грязью. Старая кожа, поросшая желтовато-белой шерстью, вздрагивала на рёбрах. Мертвенное, перламутровое бельмо с тупой покорностью слепо смотрело в землю. И только сухой хвост на облысевшей репице тревожно поматывался из стороны в сторону.

Серко был старой, умной обозной лошадью. Если бы он умел говорить, он многое рассказал бы разведчикам. Но они и так поняли. Во всяком случае, они поняли главное: с пастушком случилась беда.

Позавчера в сумерках Биденко и Горбунов вышли в разведку, взяв с собой Ваню. Они взяли его впервые, не доложив по команде, что берут с собой мальчика.

У них было задание как можно дальше проникнуть в расположение противника и разведать дороги, по которым в случае продвижения можно было бы наилучшим образом провести свою батарею через болота вперёд.

Разведчики должны были подыскать хорошие позиции для огневых взводов, отметить наиболее выгодное место будущих наблюдательных пунктов, разведать оборонительные сооружения, а главное, собрать сведения о количестве и расположении немецких резервов. Было бы, разумеется, не худо на обратном пути захватить и привести с собою хорошего «языка» — штабного или артиллерийского офицера. Но это — как бог даст. Мальчика же они взяли с собой за проводника, потому что он отлично знал эту болотистую, труднопроходимую местность.

Впрочем, если бы Ваню к этому времени успели помыть в баньке, остричь и обмундировать, его бы вряд ли взяли в разведку. Но пастушку повезло. Неожиданно, как это всегда бывает на фронте, батарея была брошена из резерва прямо в бой. Опять всё смешалось. Тылы отстали. Ни о какой баньке пока не могло быть и речи. И Ваня передвигался со взводом управления в своём натуральном виде — заросший, нечёсаный, босой, с холщовой торбой, — настоящий деревенский пастушок.

Какому немцу, встретившему мальчика у себя в тылу, могло прийти в голову, что это неприятельский разведчик? В таком виде Ваня мог пройти куда угодно, не возбуждая никаких подозрений. Лучшего проводника и не придумаешь.

Кроме того, Ваня очень просился. Он так жалобно повторял: «Дяденька, возьмите меня с собой! Ну что вам стоит? Я здесь каждый кустик знаю. Я вас так проведу, что ни один немец не заметит. Вы мне только спасибо скажете. Дяденька!»

Он ходил за разведчиками по пятам. Он так умильно и с такой надеждой смотрел в глаза своими открытыми, ясными глазами. Он так робко трогал за рукав… Одним словом, они его взяли на свой риск. Но взяли они его не просто так.

Прежде они, как и подобало хорошим разведчикам, обсудили это дело основательно, всесторонне, по-хозяйски. Они решили, что Ваня будет их проводником, и поставили ему точное, строго ограниченное задание.

Это боевое задание заключалось в том, что пастушок должен был идти впереди разведчиков, показывая дорогу и предупреждая об опасности.

Для того чтобы Ваня ещё больше походил на пастушонка и не имел подозрительного вида человека, шатающегося в немецком расположении без дела, была придумана лошадь. Мальчик должен был вести за собою лошадь, якобы убежавшую и теперь найденную.

Подходящую лошадь добыли у обозников во втором эшелоне полка. Это была старая раненая кляча серой масти, давно уже подлежавшая исключению из списков. Звали её Серко.

Ваня свил себе из верёвки настоящий пастушеский кнут, сделал для своего Серко верёвочный повод, и после полуночи, ближе к рассвету, трое разведчиков — в их числе и Ваня со своей клячей — без особого труда перешли линию фронта.

Ваня с лошадью, не таясь, шёл впереди, а метрах в ста сзади, один за другим, след в след, осторожно ползли Горбунов и Биденко.

Пройдя таким образом километра четыре, Ваня внезапно наткнулся на немецкий пикет.

Было бы неправдой сказать, что он не испугался, когда вдруг увидел выросшие перед ним, как из-под земли, три тёмные фигуры в плащах и глубоких касках, похожих на котлы. Ваня почувствовал не то что страх — его охватил просто ужас. Слишком свежо ещё было в его памяти всё то, что он пережил за время своего пребывания «под немцами».

Ноги его подкосились, кровь жарко прилила к лицу, в глазах потемнело. Он задрожал всем телом, делая отчаянные усилия не стучать зубами.

Свет электрического фонарика скользнул по его маленькой оборванной фигурке, осветил белую костлявую клячу, стоявшую во тьме, как привидение.

— Ну, какого чёрта ты здесь шляешься ночью, мерзавец! — крикнул немецкий грубый, простуженный голос.

И в этом каркающем, наглом, презрительном и вместе с тем безжалостном голосе с какими-то самодовольными горловыми придыханиями мальчику послышались десятки, сотни слишком хорошо знакомых ему постылых немецких голосов всех этих комендантов, надзирателей, полевых жандармов, караульных начальников, патрульных, от которых он получил столько пинков и затрещин.

Он быстро втянул голову в плечи и закрыл её руками, ожидая немедленного удара. И действительно, он его тотчас получил. Сапог больно пихнул его в зад, и каркающий голос с придыханием крикнул по-немецки:

— Что же ты молчишь, негодяй? Отвечай, когда тебя спрашивают. А то ещё раз как дам!

Мальчик не понимал по-немецки. Но смысл немецкой речи был ему вполне понятен. Он достаточно хорошо, на своей шкуре, изучил этот немецкий смысл.

И вдруг страх исчез. Всю его душу охватила и потрясла ярость! Как! Его, солдата Красной Армии, разведчика знаменитой батареи капитана Енакиева, посмела ударить сапогом какая-то фашистская рванина!

Ванины глаза налились кровью. Ещё миг, и он бы кинулся на немца, бил бы его кулаками по морде, грыз ему горло. Он знал, что он не один. Он знал, что рядом-друзья его, верные боевые товарищи. По первому крику они бросятся на выручку и уложат фашистов всех до одного. Но мальчик так же твёрдо помнил, что он находился в глубокой разведке, где малейший шум может обнаружить группу и сорвать выполнение боевого задания.

Тогда он могучим усилием воли подавил в себе ярость и гордость. Он заставил себя снова превратиться в маленького придурковатого пастушка, заблудившегося ночью со своей лошадью.

— Ой, дяденька, не бейте! — жалобно захныкал он, делая вид, что развозит по лицу слезы. — Я коня своего искал. Насилу нашёл. Целый день и целую ночь мотался. Заплутал… У, холера! — закричал он, замахиваясь кнутом на Серко. — Погибели на тебя нету!

Он опять стал хныкать:

— Пустите меня, дяденька! Я больше никогда не буду. Меня мамка дома дожидается, — и даже, как ему это ни было отвратительно, стал ловить руку немца, делая вид, что хочет её поцеловать.

— Пошёл к чёрту, дурак! — сказал немец смягчаясь. — Забирай свою дохлятину и проваливай. Да не смей больше шататься по ночам — повесим.

Он дал мальчику коленом под зад, а лошадь стукнул по спине автоматом, и немецкий пикет скрылся в темноте.

Тогда Ваня осторожно покрякал по-утиному, давая знать, что опасность миновала. Разведчики двинулись дальше.

13

Дальше дело пошло ещё лучше.

Настало утро. День прошёл без всяких происшествий. Разведчики убедились, что Ваня действительно знает местность. Он очень точно, толково исполнял свою задачу проводника.

Пока Биденко и Горбунов сидели, спрятавшись где-нибудь в старом омёте или в кустарнике, Ваня уходил со своей клячей вперёд и осматривал местность, потом возвращался и крякал, давая знать, что путь свободен.

Так работать было гораздо удобнее и быстрее.

Ожидая Ваню, разведчики обычно не теряли времени даром. Они наносили на карту всё, что им удалось разведать по дороге. Добыча на этот раз была особенно богатой. Участок, отведённый батарее капитана Енакиева, был тщательно, толково разведан на всю глубину немецкой обороны. Оставалось только разведать небольшую болотистую речку и отметить на карте те места, где можно было наиболее скрыто переправить орудия на другой берег вброд. Это имело особенно важное значение в случае успешного прорыва немецкой обороны, это давало возможность капитану Енакиеву неожиданно, одним рывком, не теряя времени на разведку, по головному маршруту в надлежащий миг выбросить свои пушки далеко вперёд и громить отступающие немецкие колонны почти с тылу.

Но произвести эту сложную разведку днём — особенно найти подходящие броды, прощупать дно и измерить глубину реки — было невозможно. Надо было дожидаться ночи. Поэтому Горбунов, который был старшой в группе, приказал заночевать на лугу посреди болот, с тем чтобы перед рассветом пробраться к речке и, пользуясь утренним туманом, осмотреть берега, найти броды, промерить их и нанести на карту. После этого можно было возвращаться домой.

Так и сделали. Переночевали на лугу, а часа за два до рассвета Ваня взял за повод своего Серко и пошёл, как обычно, вперёд.

Биденко и Горбунов стали его дожидаться. До речки было недалеко, и, по их расчёту, Ваня должен был воротиться самое большее через час.

Но прошёл час, потом два, потом три, а Ваня не возвращался. Вместо него пришёл Серко один. Тогда разведчики поняли: с Ваней приключилась беда. Надо было идти на выручку.

Биденко и Горбунов некоторое время смотрели друг на друга. Они не произнесли ни слова. Но для того, чтобы понять друг друга, им не нужно было никаких слов. Всё было слишком просто и слишком ясно. Надо идти искать пастушка немедля, хотя бы это стоило им жизни.

Горбунов как старший сделал Биденко знак рукой следовать за ним. Они осторожно и плавно поползли по лугу от кочки к кочке, иногда останавливаясь, для того чтобы осмотреться.

На их счастье, туман, поднявшийся на рассвете, не рассеивался. Наоборот, он даже как будто ещё больше сгустился. Он призрачно плавал над болотистой низменностью, скрывая предметы. Но даже если бы тумана и не было, то и тогда вряд ли кто-нибудь увидел бы разведчиков. Место было глухое, пустынное. Оно казалось непроходимым.

Вдруг позади Биденко и Горбунова послышалось какое-то хлюпанье. Они обернулись. За ними плёлся, припадая на раненую ногу, Серко, казавшийся в тумане громадным и призрачным.

— Ступай назад, Серко! Не обнаруживай нас, — сказал Биденко с добродушной улыбкой. — Кому говорю, старый? Поворачивай! Гэть!

Но Серко продолжал идти, уныло повесив голову и тускло отсвечивая перламутровым бельмом. Он как бы хотел сказать: «Не бросайте меня, люди добрые. Что я здесь буду делать один, среди этого гнилого, мокрого луга, в этом страшном молочном тумане? Пожалейте старого коня!»

И разведчики это поняли. Но, как ни жалко им было бросать добрую и смирную животину, делать было нечего. Лошадь могла привлечь к ним внимание и в одну минуту погубить их.

— Эх, сердечная! — сказал Биденко со вздохом, подползая к Серко.

Он вынул из кармана ремешок и быстро стреножил слабые, распухшие ноги клячи.

— Жалко нам, брат, тебя. Да ничего не поделаешь. Гуляй пока здесь. Жируй. Авось ещё увидимся.

И разведчики поползли.

Серко попытался побежать вслед за ними, но путы были затянуты туго, не давали сделать ни шагу. Тогда лошадь попыталась прыгнуть, она напрягла все свои слабые силы. Но сил было слишком мало: Серко только сумел немного подкинуть задние ноги и тотчас тяжело остановился, водя раздувшимися, костлявыми боками.

Разведчики поползли в том направлении, куда ночью ушёл Ваня. В иных местах на топкой почве были ещё довольно ясно заметны следы его босых ног.

Биденко смотрел на эти следы и думал: «Эх, ведь какие мы, право непутёвые! До сих пор не успели для парнишки обуви расстараться. Ну, да уж ладно. Найдём его, воротимся благополучно в часть, тогда полное обмундирование ему справим. По мерке подгоним. Будет у нас ходить красавчиком».

Когда началось болото, следы вовсе пропали. Теперь двигались по компасу, в направлении речки. Вокруг по-прежнему было туманно, безлюдно. Речка действительно оказалась недалеко.

Скоро разведчики увидели низкий луговой берег, кое-где поближе к воде поросший густыми камышами. На противоположном, высоком берегу синел лес.

Прежде чем двинуться дальше, Горбунов и Биденко долго лежали, внимательно изучая местность. Берег речки хотя и был пуст, но внушал опасение. На поверхности ещё довольно яркого мокрого луга были видны многочисленные следы грузовиков. Судя по тому, что они были свежие, чёрные, как вакса, грузовики проезжали здесь совсем недавно. Возможно, они привозили сюда какой-то груз, вероятнее всего — строительный лес, так как в некоторых местах на лугу валялись кучи свежих щепок.

Было похоже, что где-то недалеко совсем недавно строили мост. Несомненно, мост был тут, только его скрывали камыши. Но раз был мост — значит, была и охрана. И этого следовало опасаться. Что же касается леса на противоположном берегу, то в нём явно стояла воинская часть или находились штабы: в нескольких местах над лесом подымались дымки, а в одном месте на опушке между корнями деревьев просматривалось какое-то инженерное сооружение, тщательно затянутое зелёной маскировочной сетью.

Это мог быть орудийный блиндаж, наблюдательный пункт или бруствер пехотного окопа полного профиля.

Видно, немцы здесь сильно укрепились и подготовлялись к долговременной обороне.

Это было очень важное открытие, и разведчики напряжённо всматривались в местность, стараясь запомнить все подробности, для того чтобы позже, когда представится возможность, нанести их на карту по памяти.

Однако, как бы то ни было, дольше оставаться здесь было невозможно. Надо было поскорее уходить. Но они медлили. Разве могли они бросить товарища в беде и вернуться в часть без Вани! А с другой стороны, что они ещё могли сделать?

Вот они дошли до той речки, куда до них отправился мальчик. Вот они видят эту речку. Но что же дальше?

Следы мальчика потеряны. Если его действительно захватили немцы, то они его, конечно, уже давно отвели в какую-нибудь полевую комендатуру. Но, с другой стороны, на что бы понадобилось задерживать маленького оборванного деревенского мальчика, ведущего больную клячу? Мало ли их, этих нищих, голодных советских детей, бродит у них в тылу? Всех не переловишь. А потом — куда их девать, кто будет с ними возиться? Теперь не до них, шкуру надо спасать. Нет, было положительно невероятно, чтобы Ваню схватили немцы. А даже если и схватили, какие улики могли найтись против мальчика? Ровным счётом никаких. Дырявая торба, и в ней старый, рваный букварь. Только и всего.

В таком случае куда же он делся? Почему лошадь вернулась одна? Может быть, Ваня просто от них ушёл, не выдержал, надоело? Но это было уж совсем невозможно. Не таков был Ваня!

Вернее всего, он дошёл до речки, повернул назад, заблудился… Ваня заблудился! Нет, об этом смешно было и думать.

Между тем время шло. Надо было принимать какое-нибудь решение.

Биденко и Горбунов лежали в небольшой заросли молодого дубняка, не сронившего ещё своей жёсткой коричневой листвы. Они лежали и напряжённо думали.

Вдруг Биденко у самых своих глаз увидел на земле предмет, который чуть не заставил его крикнуть. Это был химический карандаш, тот самый маленький химический карандашик с маркой «Хим-уголь», который Биденко недавно подарил Ване и который Ваня постоянно таскал в своей торбе.

— Кузьма! — шёпотом сказал Биденко, показывая глазами на карандаш.

Горбунов посмотрел и ахнул. И тотчас множество мелких и даже мельчайших подробностей, на которые солдаты не обратили внимания именно потому, что эти подробности были так близко, сразу со всех сторон бросились им в глаза.

Они увидели пучок белого конского волоса, повисший на сучке. Они увидели втоптанную в землю недокуренную немецкую сигарету. Они увидели целый ворох листьев, сбитых с поломанного куста. Наконец, они увидели немного подальше верёвочный кнут Вани.

Земля вокруг была истоптана, изрыта солдатскими сапогами, подбитыми железом.

Из всех этих подробностей перед ними вдруг встала страшная картина того, что здесь произошло несколько часов тому назад.

Теперь всё стало ясно.

Они выбрали правильное направление. Именно по этому направлению шёл сюда Ваня со своей лошадью. Он дошёл до этих кустов. Именно тут, на том самом месте, где сейчас лежали Горбунов и Биденко, Ваню схватили немцы. Судя по всему, они схватили его внезапно и грубо.

Потоптанная земля, сломанные кусты, выпавший из торбы карандаш и отброшенный в сторону кнут, недокуренная сигаретка — всё говорило, что мальчик отчаянно сопротивлялся. А потом они его поволокли. Теперь разведчики ясно увидели на земле следы, показывающие, в какую сторону потащили Ваню.

Следы вели по направлению к камышам, туда, где, по предположению Биденко и Горбунова, должен был находиться мост. Значит, немцы повели мальчика через мост, на ту сторону, в лес, где, по всем признакам, у них был штаб или комендатура.

Тогда разведчики стали обсуждать положение.

Они обсудили его быстро, но основательно, со всех сторон, как и подобало разведчикам-артиллеристам. Оставалось принять решение.

Биденко и Горбунов были между собой равны по званию, по заслугам и по сроку службы. Но в этой разведке начальником был назначен Горбунов. Стало быть, за Горбуновым оставалось последнее слово. И это последнее слово был приказ, не подлежащий обсуждению.

Прежде чем сказать своё решение, Горбунов крепко задумался. Биденко не сомневался в своём друге, он был уверен, что решение будет наилучшее. Но когда Горбунов его сказал, Биденко опешил. Он мог ожидать всего, но только не этого.

— Вот что, Василий, — сказал Горбунов твёрдо. — Обстановка требует, чтобы мы с тобой рассредоточились. Понятно? Ты пойдёшь обратно в часть. Собирайся. А я останусь здесь.

— Как? Как ты приказываешь? — переспросил Биденко.

— Приказываю тебе ворочаться в часть. А я останусь.

— Кузьма! — почти крикнул Биденко.

— Кончено! — коротко сказал Горбунов, сдвинув брови.

И Биденко понял, что больше говорить не о чем. Всё же сделал попытку объясниться:

— А как же пастушок?

— Я здесь останусь. Буду выручать.

— А я?

— Ты пойдёшь в часть.

— Я, Кузьма, так располагаю: мы здесь останемся вместе.

— Сказано! — сухо обрезал Горбунов.

— Да как же я вернусь без пастушка? — взмолился Биденко. — Нет, брат, это дело не выйдет! Как хочешь, а я паренька не брошу. Голову положу, а выручу. Ведь это что же такое? Ведь он мне вроде как родной сын!..

— Он нам всем как родной сын. А служба на первом месте. Знаешь, кому служим? Советскому Союзу. Небось знаешь. Пойдёшь в часть. А я здесь останусь.

— Не пойду в часть, — сказал Биденко, зло сузив глаза.

— Приказываю, — сказал Горбунов. — А не подчинишься, тогда я знаю, что мне с тобой делать. Понятно тебе?.. Слышь, Вася, — сказал он вдруг мягко. — Нешто я не понимаю? Я, друг, понимаю. Да что поделаешь! Батарея ждёт наших данных. Ужели ж мы оставим её слепой, без маршрута? Не дури, Вася. Я здесь останусь, а ты отправляйся в часть. Доставишь наши данные. Гляди, чтоб дошёл благополучно. Берегись, пробирайся толково, чтоб не нарваться на немцев. На тебя — как на каменную гору. Доложишь командиру обстановку. Понятно?

— Понятно, — сказал Биденко, натужив скулы.

Ему не надо было долго толковать. Был бы он на месте Горбунова, он бы поступил точно так же. Он понимал, что один из них обязан доставить данные разведки в часть. А то, что Горбунов отправил с документами его, было тоже понятно. Горбунов был командир группы. Он отвечает за каждого своего человека. Мог ли он вернуться в часть, не употребив всех усилий для спасения пастушка?

— Исполняй, — сказал Горбунов, передавая Биденко карту с отметками.

— Счастливо, Кузьма!

— Действуй, Василий!

— Слушаюсь!

И, не сказав больше ни слова, Биденко стал отползать. Наконец он пропал из глаз, слившись с бурой землёй, растаяв в тумане.

Горбунов остался один.

«Что же случилось с пастушком? — думал он, ломая голову над неразрешённым вопросом. — Ну, что ж такое, — успокаивал он себя. — Его задержали немцы. Потащили в комендатуру или штаб. Ну, допросят. А что они с него возьмут? Ведь доказательств у немцев против Вани никаких нет. Мальчик и мальчик. Подержат и отпустят. Надо его, главное, не прозевать, когда он от них выйдет. Тогда вместе и вернёмся в часть».

Но, утешая себя таким образом, Горбунов в глубине души чувствовал, что дело обстоит совсем не так просто, а гораздо хуже.

Было что-то, чего Горбунов не знал и не предвидел. Но что именно?

И действительно, Горбунов не знал одной вещи. Если бы он её знал, он похолодел бы от ужаса. Он не знал характера Вани Солнцева, всей живости его ума, всей силы его воображения и всей глубины его чистого детского самолюбия, которые чуть не привели его к гибели.

Ване Солнцеву было мало того, что его берут в разведку проводником. Он знал, что быть проводником — почётное, ответственное задание. Но ему этого было мало. Его слишком горячее, ненасытное сердце требовало большего. Ему захотелось прославиться, удивить всех.

Перед тем как отправиться в разведку, Ваня втайне от всех раздобыл себе компас. Как выяснилось потом, он его просто-напросто стащил у одного разведчика. Точнее сказать, он его потихоньку взял с койки, рассчитывая после разведки положить на прежнее место. Он в том не видел ничего дурного, так как разведчик всегда давал ему этот компас поносить и даже объяснил, как им надо пользоваться. Карандашик у Вани уже был. А вместо записной книжки он решил воспользоваться букварём.

Таким образом, снарядившись по всем правилам, пастушок и стал действовать, как настоящий разведчик.

Во время разведки, дожидаясь Ваню, ушедшего вперёд, Горбунов и Биденко понятия не имели, чем без них занимался мальчик. Они думали, что он просто идёт со своей лошадкой, изучает местность, потом возвращается и докладывает, свободен ли путь.


hello_html_7fe97d1.jpg

Но Ваня делал не только это. Подражая разведчикам, он вёл самостоятельные наблюдения. Сопя и прилежно наморщив лоб, он возился с компасом, устанавливая азимут. На полях своего букваря он записывал каракулями какие-то одному ему ведомые ориентиры и цели. Наконец, он даже делал попытки снимать план местности. Коряво, но довольно верно он рисовал условными знаками дороги, рощи, реки, болота.

Именно за таким занятием и застал его немецкий комендантский патруль, когда он, расположившись со своим компасом и букварём в дубовом кустарнике, снимал план местности с речкой и новым мостом, который Ваня действительно разведал в камышах.

Нетрудно себе представить, что случилось потом.

Ваня сопротивлялся яростно и отчаянно. Но что мог поделать мальчик против двух солдат немецкого комендантского патруля?

Скрутив Ване за спину руки и толкая его прикладом, они повели его через новый мост, на гору, в лес.

Здесь они втолкнули его в глубокий, тёмный блиндаж и заперли.

14

Через некоторое время за Ваней пришёл солдат и отвёл его в другой блиндаж на допрос.

Блиндаж этот, над которым снаружи между стволами сосен висела растянутая маскировочная сеть, был просторный, тёплый и освещался электричеством. В углу мурлыкало радио.

Посередине, за длинным сосновым столом, вбитым в пол, сидели рядом мужчина и женщина.

Мужчина был немецкий офицер в тесном френче с просторным отложным воротником чёрного бархата, обшитым серебряным басоном, что придавало ему погребальный вид. Лица немца Ваня не видел, так как оно было прикрыто рукой с тонким обручальным кольцом и грязными ногтями. Ваня видел только худую шею, красную, как у индюка, желтоватые волосы и сплющенное мясистое ухо.

Офицер имел вид человека, крайне утомлённого бессонницей и раздражённого слишком ярким светом. Его чёрная суконная фуражка с широкими, островыгнутыми полями и большим лакированным козырьком в форме совка висела сзади на гвозде.

Эта фуражка, в особенности это старое, заплывшее ухо с волосами в середине произвели на мальчика гнетущее впечатление чего-то зловещего, неумолимого.

Что касается женщины, то Ваня не мог понять, кто она такая, хотя почему-то сразу назвал её про себя «учительницей».

На ней была старая кротовая кофта с пучком матерчатых цветов на воротнике, вязаная, растянувшаяся на коленях юбка и серые резиновые сапоги. Белокурые волосы, круто завитые рожками, торчали над чересчур высоким и узким лбом, а на толстой переносице виднелся кораллово-красный след очков, которые она держала в руках и протирала кусочком замши. У неё были выпуклые жидко-голубые глаза с острыми зрачками.

Ваню поставили перед столом, и он тотчас увидел на столе свой компас и свой букварь, развёрнутый как раз на том месте, где он пытался нарисовать план местности с речкой, мостом и рощей, той самой рощей, где он теперь находился.

Женщина быстро надела очки — золотые очки с толстыми стёклами без оправы, — высморкалась в маленький кружевной платочек и сказала голосом учёного скворца на деланно правильном русском языке:

— Поди сюда, мальчик, и отвечай на все мои вопросы. Ты меня понял? Я буду тебя спрашивать, а ты мне отвечай. Не так ли? Договорились?

Но Ваня плохо понимал, что ему говорят. В голове у него ещё гудело после драки с солдатами. В глазах было темновато. Скрученные за спиной руки набрякли и сильно болели в локтях.

— Мальчик, ты страдаешь? Ваня молчал.

— Развяжите паршивцу руки, — быстро сказала она по-немецки и прибавила по-русски с улыбкой, обнажившей золотой зуб: — Развяжите ребёнку руки. Он обещает исправиться. Он больше не будет драться с нашими солдатами и кусать их. Он погорячился. Не так ли, мальчик?

Ване развязали руки, но он молчал, бросая вокруг исподлобья быстрые,взгляды.

— А теперь…— сказала немка, продолжая кротко показывать золотой зуб, — а теперь, мальчик, подойди к нам поближе. Не бойся нас. Мы только тебя будем спрашивать, а ты только будешь нам отвечать. Не так ли? Итак, скажи нам: кто ты таков, как тебя зовут, где ты живёшь, кто твои родители и зачем ты очутился в этом укреплённом районе?

Ваня угрюмо опустил глаза.

— Я ничего не знаю. Чего вы от меня хотите? Я вас не трогал, — сказал он, всхлипывая. — Я коня своего искал. Насилу нашёл. Целый день и целую ночь мотался. Заблудился. Сел отдохнуть.

А ваши солдаты стали меня бить. Какое право?

— Ну-ну, мальчик. Не следует так грубо разговаривать. Солдаты исполняли свой долг и тоже немножко погорячились, не больше. Но мы хотим знать, кто ты таков, откуда, где твои родители — отец, матушка?

— Я сирота.

— О! Бедный ребёнок. Твои родители умерли, не так ли?

— Они не умерли. Их убили. Ваши же и убили, — сказал Ваня со страшной, застывшей улыбкой, смотря в толстую переносицу немки, на которой блестели мелкие капельки пота.

Немка засуетилась и стала вытирать платочком пористый нос.

— Да, да. Такова война, — быстро сказала немка. — Это очень печально, но не надо огорчаться. Тут никто не виноват. Везде много сирот. Бедный мальчик! Но ты не горюй. Мы дадим тебе образование и воспитание. Мы поместим тебя в детский дом. В хороший детский дом. А потом, возможно, в учебное заведение. Ты получишь основательную жизненную профессию. Ты этого хочешь? Не так ли?

— Фрау Мюллер, — с раздражением сказал офицер по-немецки желудочным сварливым голосом, нетерпеливо барабаня пальцами по веснушчатому лбу, — перестаньте разводить антимонию. Это никому не интересно. Мне нужно знать, откуда у мерзавца компас и кто его послал снимать схему нашего укреплённого района.

— Сию минуту, господин майор. Но вы не знаете души русского ребёнка, а я её хорошо знаю. Можете на меня положиться. Сначала я проникну в его душу, завоюю его доверие, а потом он мне всё скажет. Можете мне поверить. Я десять лет жила среди этого народа.

— Хорошо, Только не разводите антимонию. Мне это надоело. Скорей проникайте в душу, и пусть негодяй скажет, кто ему дал компас и научил снимать схемы наших военных объектов. Действуйте!

— Итак, мальчик, — сказала немка по-русски, терпеливо улыбаясь и снова показывая золотой зуб, — ты видишь сам, что я тебя люблю и желаю тебе блага. Мои родители — мой папа и моя мама — долгое время жили в России, и я сама прожила здесь более десяти лет. Ты видишь, как я говорю по-русски? Значительно лучше, чем ты. Я совсем, совсем русская женщина. Ты вполне можешь мне доверять. Будь со мной откровенным, как со своей родной тётушкой. Не бойся. Называй меня своей тётушкой. Мне это будет только приятно. Итак, скажи нам, мальчик, откуда ты получил этот компас?

— Нашёл.

— Ай-ай-ай! Нехорошо обманывать свою тётушку, которая тебя так любит. Ты должен усвоить, что, ложь унижает достоинство человека. Итак, подумай ещё раз и скажи, откуда у тебя этот компас.

— Нашёл, — с тупым упрямством повторил Ваня.

— Можно подумать, что здесь компасы растут на земле, как грибы.

— Кто-нибудь потерял, а я нашёл.

— Кто же потерял?

— Солдат какой-нибудь.

— Здесь есть только немецкие солдаты. У немецких солдат имеются немецкие компасы. А этот компас русского образца. Что ты на это скажешь, мальчик?

Ваня молчал, с досадой чувствуя, что совершил промах.

— Ну, как же это получилось?

— Не знаю.

— Ты не знаешь? Прекрасно. Я понимаю. Ты не хочешь выдать людей, которые дали тебе компас. Ты умеешь молчать. Это делает тебе честь. Но люди, которые тебе дали компас, нехорошие люди. Они очень нехорошие люди. Они преступники. А ты знаешь, что обычно делают с преступниками? Ведь ты не хочешь быть преступником, не правда ли? Скажи же нам, кто дал тебе компас?

— Никто.

— А как же?

— Нашёл.

— Хорошо. Я тебе верю. Допустим — ты говоришь правду. Но, в таком случае, скажи: кто тебя научил рисовать такие прекрасные рисунки?

— Чего рисунки? Я не понимаю, про чего вы спрашиваете, — сказал Ваня тупо, утирая рукавом нос.

— Подойди-ка сюда. Поближе. Не бойся. Я ведь тебя не бью. Кому принадлежит эта книга?

— Чего принадлежит? — сказал Ваня и захныкал: — Чего вы меня спрашиваете, не пойму!

— Чья это книга? — теряя терпение, спросила немка.

— Букварь-то?

— Да. Букварь. Чей он?

— Мой.

— А рисовал на нём кто?

— Чегой-то рисовал?

— Эй, мальчик, ты не прикидывайся! Кто делал эту схему?

— Которую схему? — снова захныкал Ваня. — Я не знаю никакой вашей схемы. Я потерял лошадь. Днём и ночью мотался. Отпустите меня, тётенька! Что я вам сделал?

— Иди сюда, говорю тебе! — крикнула немка, и её глаза в очках сделались резкими, как у галки.

Она схватила мальчика за плечо пальцами, твёрдыми, как щипцы, рванула к столу, ткнула носом в букварь:

— Вот это. Кто рисовал?


hello_html_3de7a485.jpg

Что мог ответить Ваня? Улики были слишком очевидны. Молча, с побледневшим лицом Ваня смотрел на обтрепавшуюся страницу букваря, где поверх прописей и картинок была неумело, но довольно толково нарисована химическим карандашом схема реки с новым мостом и бродами.

Особенно Ваня гордился бродами. Он их сам разведал и потом нарисовал так же точно, как это делали разведчики. Против каждого брода была поставлена толстая горизонтальная палочка, над которой была старательно выписана цифра 1, обозначающая глубину — один метр, а под палочкой — буква, обозначающая качество дна: Т — твёрдое.

Ваня понял, что отпереться невозможно и он пропал.

— Кто это рисовал? — повторила немка голосом, задрожавшим, как сильно натянутая струна.

— Не знаю, — сказал Ваня.

— Ты не знаешь? — сказала немка, и лицо её сначала покрылось пятнами, а потом стало сплошь тёмно-розовое, как земляничное мыло.

И вдруг она, проворно схватив мальчика за уши своими железными пальцами, с силой повернула его лицо вверх:

— Открой рот. Я тебе приказываю! Сию же минуту открой рот и покажи язык!

Ваня понял и сжал зубы. Тогда немка стиснула его необыкновенно сильными, мускулистыми коленями, всунула ему за щёки указательные пальцы и стала, как крючками, раздирать ему рот.

Ваня вскрикнул от боли и на мгновение показал язык. Немка посмотрела на него и сказала весело:— Теперь мы знаем!

Весь Ванин язык был в лиловом анилине, потому что, рисуя схему, он старательно слюнявил химический карандаш.

— Итак, мальчик, — сказала немка, брезгливо вытирая о вязаную юбку свои толстые красные пальцы, — мы тебя будем спрашивать, а ты нам отвечай. Не так ли? Кто тебя научил делать топографические схемы, где они находятся, эти люди, и как их найти? Ты меня понял? Ты получишь трёх опытных провожатых, и ты покажешь им дорогу.

— Я не знаю, про что вы меня спрашиваете, — сказал Ваня.

Мальчик стоял вплотную к столу. Он изо всех сил кусал губы. Его голова была упрямо опущена. С ресниц, как горошины, сыпались слезы, падая на схему, нарисованную на пробеле страницы, между чёрной картинкой, изображающей топор, воткнутый в бревно, и красивой прописью в сетке косых линеек: «Рабы не мы. Мы не рабы».

— Говори, — тихо сказала немка и задышала носом.

— Не скажу, — ещё тише проговорил Ваня.

И в тот же миг он увидел, как рука офицера с тонким обручальным кольцом на пальце медленно сползла вниз, открыв веснушчатое лицо нездорового цвета, с остреньким красненьким носиком и крошечным старушечьим подбородком.

Глаза офицера Ваня заметить не успел, так как они вспыхнули, мелькнули и оглушительная пощёчина отбросила мальчика к стене.

Ваня стукнулся затылком о бревно, но упасть не успел. Его тотчас одним рывком бросили обратно к столу, и он получил вторую пощёчину, такую же страшную, как и первая. И снова ему не дали упасть. Он стоял, шатаясь, перед столом, и теперь на букварь из его носа капала кровь, заливая пропись: «Рабы не мы. Мы не рабы».

Перед глазами мальчика летали ослепительно белые и ослепительно чёрные значки, слипшиеся попарно. В ушах гудело, как будто он находился в пустом котле и по этому котлу снаружи били молотком. И Ваня услыхал голос, показавшийся ему страшно тихим и страшно далёким:

— Теперь ты скажешь?

— Тётенька, не бейте меня! — закричал мальчик, в ужасе закрывая голову руками.

— Теперь ты скажешь? — нежно повторил далёкий голос.

— Не скажу, — еле двигая губами, прошептал мальчик.

Новый удар отбросил его к стене, и больше уже ничего Ваня не помнил. Он не помнил, как два солдата волокли его из блиндажа и как немка кричала ему вслед:

— Подожди, мой голубчик! Ты у нас ещё заговоришь, после того как три дня не получишь воды и пищи.

15

Ваня очнулся в полной темноте от страшных ударов, трясших землю. Его подбрасывало, швыряло от стенки к стенке, качало. Сверху с сухим шорохом сыпался песок. То он бежал тонкими ручейками, то вдруг обваливался громадными массами. Ваня чувствовал на себе тяжесть песка. Он был уже полузасыпан. Он изо всех сил работал руками, пытаясь выкопаться. Он обдирал себе ногти. Он не знал, сколько времени был без сознания. Вероятно, довольно долго, потому что чувствовал голод, сильный до тошноты.

Он был насквозь прохвачен душной ледяной сыростью.

Его зубы стучали. Пальцы окоченели, еле разгибались. Голова ещё болела, но сознание было ясное, отчётливое.

Ваня понимал, что находится в том самом блиндаже, куда его заперли перед допросом, и что вокруг — бомбёжка.

С большим трудом, натыкаясь на трясущиеся стены, мальчик пополз отыскивать дверь. Он искал её долго и наконец нашёл. Но она была заперта снаружи, не поддавалась.

Вдруг совсем близко, над самой головой, раздался удар такой страшной силы, что мальчик на миг перестал слышать. Сверху, едва не стукнув его по голове, упало несколько брёвен.

Дощатая дверь, сорванная с петель, разбилась вдребезги. Сквозь раскиданные брёвна наката ярко ударил в глаза едкий дневной свет. Послышался слитный звук множества пулемётов, работающих совсем близко, как бы наперегонки.

Бомба, разметавшая блиндаж, где сидел Ваня, была последняя. В наступившей тишине отовсюду отчётливо слышалась машина боя, пущенная полным ходом. В её беспощадном, механическом шуме возвратившийся слух мальчика уловил нежный, согласный хор человеческих голосов, как будто бы где-то певших: «а-а-а-а-а!»

И в Ванином сознании повторилась фраза, уже однажды слышанная им у разведчиков: «Пошла царица полей в атаку».

По осыпавшимся, заваленным земляным ступенькам мальчик выбрался из блиндажа и припал к земле.

Он увидел лес, тот самый лес, в который его так недавно приволокли фашисты.

Тогда в этом лесу был полный порядок, спокойствие, тишина. Всюду, как в парке, проложены дорожки, посыпаны речным песком; через канавы перекинуты хорошенькие мостики с перильцами, сделанными из белых берёзовых сучьев; над штабными блиндажами висели маскировочные сети с нашитыми на них зелёными квадратиками и шишками; под полосатыми грибами стояли тепло одетые часовые; во всех направлениях тянулись чёрные и красные теле-фон-ные провода; ходили девушки с судками; где-то в чаще дрожа