Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Обществознание / Научные работы / Работа для научно-практической конференции на тему "Международный терроризм."
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Обществознание

Работа для научно-практической конференции на тему "Международный терроризм."

библиотека
материалов





Введение

Обострение глобальных проблем на рубеже XX и XXI веков стало отличительной чертой современного этапа развития мирового сообщества. Они превратились в реалии, во многом определяющие сегодняшние особенности международных отношений и основные направления мировой политики.

Участие в международном сотрудничестве по преодолению глобальных проблем следует рассматривать как специфическую форму продолжения внутренней политики государства за его пределы в мировое геополитическое пространство.

Цели и результаты такого участия свидетельствуют о политической ориентации государства, уровне его социального и культурного, научного и технологического развития.

В наше время речь идет не только о способности отдельных государств, но и всего мирового сообщества найти адекватные ответы на глобальные вызовы его будущему. В данной связи представляется особенно важным определить значение как общечеловеческой проблематики в целом, так и отдельных глобальных проблем для перспектив развития мирового сообщества.

В политической глобалистике традиционно выделяют группу общечеловеческих проблем, связанных со сферой международных отношений. К этой группе с периода возникновения глобалистских исследований относили в качестве центральной – проблему сохранения мира или, как ее еще расширительно обозначают, военно-политическую глобальную проблему. К этой группе также принадлежат проблема экономической отсталости многих развивающихся государств, проблема национализма и этнополитических конфликтов, проблема глобальной управляемости международного сообщества и др.

В последнее время проблема международного терроризма превратилась в одну из острейших глобальных проблем современности, связанных со сферой международных отношений. Эта трансформация обусловлена, по-нашему мнению, следующими причинами:

Во-первых, международный терроризм, к сожалению, получает все более широкое распространение в планетарном масштабе. Он проявляется как в регионах традиционных международных конфликтов (например, Ближний Восток, Южная Азия), так и от этого опасного явления оказались не застрахованы и наиболее развитые и благополучные государства (в частности США и Западная Европа).

Во-вторых, международный терроризм представляет собой серьезную угрозу для безопасности отдельных государств и всего мирового сообщества в целом. Ежегодно в мире совершаются сотни актов международного терроризма, а скорбный счет их жертв составляет тысячи убитых и искалеченных людей;

В-третьих, для борьбы с международным терроризмом не достаточно усилий одной великой державы или даже группы высокоразвитых государств. Преодоление международного терроризма как обостряющейся глобальной проблемы требует коллективных усилий большинства государств и народов на нашей планете, всего мирового сообщества.

В-четвертых, все более явной и наглядной становится связь современного феномена международного терроризма с другими актуальными глобальными проблемами современности. В настоящее время проблема международного терроризма должна рассматриваться как важный элемент всего комплекса общечеловеческих, глобальных проблем.

Проблеме международного терроризма присущи многие общие черты характерные для других общечеловеческих затруднений, такие как планетарные масштабы проявления; большая острота; негативный динамизм, когда отрицательное воздействие на жизнедеятельность человечества возрастает; потребность неотложного решения и т.д. В то же время глобальная проблема международного терроризма имеет и специфические, характерные для нее черты. Рассмотрим более подробно наиболее важные из них.

Прежде всего, следует обратить внимание на то, что проблема международного терроризма связана с основными сферами жизнедеятельности мирового сообщества и социумов отдельных стран: политикой, национальными отношениями, религией, экологией, преступными сообществами и т.п. Эта связь получила отражение в существовании различных видов терроризма, к которым относят: политический, националистический, религиозный, криминальный и экологический терроризм.

Члены групп осуществляющих политический террор ставят своей задачей достижение политических, социальных или экономических изменений внутри того или иного государства, а также подрыв межгосударственных отношений, международного правопорядка. Националистический (или как его еще называют национальный, этнический или сепаратистский) терроризм преследует цели решения национального вопроса, которые в последнее время приобретает все больше характер сепаратистских устремлений в различных полиэтнических государствах.

Религиозный вид терроризма обусловлен попытками вооруженных группировок, исповедующих ту или иную религию вести борьбу против государства, где господствует иная религия или иное религиозное направление. Криминальный терроризм формируется на основе какого-либо преступного бизнеса (наркобизнес, незаконный оборот оружия, контрабанда и т.п.) с целью создания хаоса и напряженности в условиях которых, наиболее вероятно получение сверхприбылей. Экологический терроризм реализуют группировки, выступающие с помощью насильственных методов вообще против научно-технического прогресса, загрязнения окружающей среды, убийства животных и строительства ядерных объектов.

Другой отличительной чертой глобальной проблемы международного терроризма является значительное влияние на нее международных криминальных сообществ, определенных политических сил и некоторых государств. Это влияние, несомненно, ведет к обострению рассматриваемой проблемы.

Еще с одной специфической чертой глобальной проблемы международного терроризма является ее трудно прогнозируемость. Во многих случаях субъектами терроризма становятся психически неуравновешенные люди, чрезмерно амбициозные политики. Терроризм часто рассматривают как способ достижения целей на мировой арене и в международных отношениях, которые не могут быть осуществлены какими-либо иными методами. В современных условиях формы террористической деятельности становятся все более сложными, а входят во все большее противоречие с общечеловеческими ценностями и логикой мирового развития.

Таким образом, проблема международного терроризма представляет реальную планетарного масштаба угрозу для мирового сообщества. Данная проблема имеет собственную специфику, которая отличает ее от других общечеловеческих затруднений. Однако, проблема терроризма тесно взаимосвязана с большинством глобальных проблем современных международных отношений. Она может быть рассмотрена как одна из наиболее актуальных глобальных проблем наших дней.

Самой острой проблемой для мировой и российской политики является искоренение террористической организации ИГИЛ. На сегодняшний день это самый актуальный вопрос.

Гипотеза: почему с каждым годом увеличивается количество россиян вступающие в ряды ИГИЛ?

Объект исследования: международный терроризм как феномен и следствие процессов глобализации.

Предмет исследования: теоретико-политологические аспекты современного международного терроризма, проблемы профилактики и борьбы с международным терроризмом.

Степень научной разработанности проблемы. Феномен терроризма является многоаспектным явлением. Международный терроризм анализируется философами, историками, политологами, социологами, правоведами, экономистами и представителями других наук. Это определяется специфичностью и уникальностью исследуемой проблемы, требующей междисциплинарного подхода.


















1. Понятие, виды и история терроризма

Дефиниций терроризма насчитывается множество, единого общепризнанного до сих пор не выработано. Попытки определить терроризм в рамках ООН не увенчались успехом, что не удивительно, поскольку для одних терроризм преступление, для других — борьба за "правое дело". Вот одно из определений, данное госдепартаментом США: терроризм — "заранее обдуманное, политически мотивированное насилие, применяемое против не участвующих в военных действиях лиц субнациональными группами или подпольными государственными агентами". Это одно из наиболее полных, при этом лаконичных и наименее уязвимых определений. В общих чертах оно совпадает с мнением видных западных экспертов. Так, У. Лакер пишет, что "терроризм -это применение негосударственного насилия или угрозы насилия с целью вызвать панику в обществе, ослабить положение или даже свергнуть должностных лиц и вызвать политические изменения в обществе". Б. Крозье, директор лондонского института по изучению конфликтов, по-английски краток: "Терроризм есть мотивированное насилие с политическими целями". Свое определение предложил бывший Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан: "Всякое действие является террористическим, если оно предполагает смерть или причинение тяжкого увечья гражданским лицам и лицам, не участвующих в боевых действиях, с целью запугивания населения или принуждения какого бы то ни было правительства или международной организации к совершению действия или отказу от действия".

Выделим те общие признаки терроризма, которые содержат эти и другие определения, заметив заранее, что все они в той или иной мере неоднозначны и противоречивы, как и сам феномен терроризма.

1. Важнейшим признаком терроризма является его политическая мотивировка, что позволяет сразу отсечь мафиозные "разборки", гангстерские войны, даже если они по характеру применяемых в них методов борьбы ничем не отличаются от политических акций и по этой причине могут причисляться к терроризму. Однако между этими видами насилия есть принципиальная разница в целях, что предполагает и разные подходы к борьбе с ними: терроризм всегда связан с борьбой за власть, при этом его субъекты склонны афишировать свои цели, что совсем не свойственно мафиозным структурам, по большей части мотивированным финансовыми интересами, пересекающимися с коррумпированными сегментами государственной власти и по этой причине стремящимися быть "в тени" (хотя, конечно, возможно и сочетание политических и финансовых интересов преступных группировок).

2. Непосредственными жертвами террористов являются, как правило, не военнослужащие или официальные государственные лица, а представители гражданского населения, далекие от политики обычные люди. Впрочем, это тоже не всегда так. Достаточно сослаться на убийство итальянского премьер-министра А. Моро "Красными бригадами" в 1978г. или израильского премьера И. Рабина еврейскими террористами в 1995 г. Широко применялся террор и против военнослужащих в Чечне. Широкий резонанс получило покушение на генерала А. Романова. И все же для современного терроризма характерно наносить удар именно по так называемым некомбатантам (non-combatant targets), т.е. гражданскому населению.

Человечество, к сожалению, вернулось к временам варварства, когда завоеватели вообще не признавали разницы между вооруженными врагами и мирным населением. В XVIII и XIX вв. воюющие стороны старались по мере возможности не переходить установленную грань между комбатантами и мирным населением, но это длилось недолго. Возврат к отказу признать эту грань связан в первую очередь с распространением малых войн, т.е. конфликтов не между государствами, а внутри государств, войн "низкой интенсивности" типа партизанской борьбы, городской герильи и т.д. Для малой войны типично сознательное стремление наносить удары по наиболее ранимым, чувствительным сторонам врага, именно по некомбатантам. Соответственно изменилось и поведение террористов: в России в начале прошлого столетия известны случаи, когда боевики-эсеры отказывались совершать покушение, если видели, что рядом с намеченным объектом находились члены его семьи. В дальнейшем для террористов стала характерна совершенно обратная логика: если они, допустим требуют освобождения своих арестованных товарищей, следует захватывать в заложники не солдат, а детей и женщин — тогда правительству психологически будет труднее отказаться удовлетворить их требования, обрекая на гибель невинные жертвы.

3. Особенностью террористической деятельности является его демонстрационный, устрашающий эффект. Можно поспорить с теми, кто приписывает терроризму иррациональность и спонтанность. Терроризм — это устрашающе расчетливая попытка использовать насилие для достижения определенной цели. Главная мишень террористов — не непосредственные жертвы их акций, не те конкретные люди, которых они обрекают на гибель, а те, кто, затаив дыхание, следят за развертывающейся драмой на экранах телевизоров. По словам Р. Фалка, "террорист обычно старается использовать насилие в символическом смысле, чтобы охватить миллионную аудиторию. В 800 млн человек оценивалось количество зрителей Мюнхенской олимпиады в 1972 г., когда было умерщвлено 12 израильских спортсменов. Насилие было направлено на всех, кто смотрел, равно как и на тех, кто погиб. Его намеревались использовать как форму шантажа — обратите на нас внимание или..." И внимание десятков миллионов людей, имевших о Палестине весьма смутное представление, в самом деле, было привлечено к палестинской проблеме — в этом смысле террористы своего добились. То же можно сказать и о десятках других терактов. Достаточно вспомнить выступление по телевидению родственников заложников в московском театральном центре на Дубровке в октябре 2002 г., когда со слезами на глазах они просили руководство России согласиться с требованиями террористов и вывести федеральные войска из Чечни. Трудно было не сочувствовать этим людям. Разумеется, террористические организации существовали задолго до появления телевидения. Но и тогда они стремились действовать так, чтобы запугать общественность и тем самым привлечь внимание официальной власти к своим целям.

4. Терроризмом можно назвать его организованный, или групповой, характер. Это одна из самых спорных характеристик терроризма, хотя ее отмечают многие эксперты. Действительно, если руководствоваться данным критерием, убийца-одиночка, не входящий в террористическую организацию, не подходит под определение террориста. Боевик из организации ХЛМЛС, осуществивший взрыв в дискотеке или кафе, с полным правом может быть назван террористом, тогда как простой палестинец, не входящий ни в какую организацию, по под влиянием возмущения, вызванного действиями израильских властей, решивший взяться за оружие и открыть огонь на улице по евреям, под это определение не подходит. Каким бы спорным это на первый взгляд ни казалось, но это, скорее всего, именно так. Дело в том, что террор — долговременная, хорошо спланированная, материально обеспеченная деятельность, которая по силам лишь организованным группировкам, а не убийцам-одиночкам, действующим эмоционально, спонтанно. В этом смысле Освальд, убивший Кеннеди, не может быть назван террористом, поскольку не доказана его принадлежность к какой-либо организации (даже если его преступление было кем-то инициировано и спланировано). Напротив, террористами являлись убийцы Александра II, В. Плеве, других представителей правящих кругов России, а также Гаврила Принцип, убивший эрцгерцога Фердинанда; к этой же категории может быть отнесена женщина-тамилка, взорвавшая себя вместе с Радживом Ганди. Во всех этих случаях было доказано, что убийцы входили в организации, преследовавшие политические цели. Данное разделение на маньяков-убийц и представителей преступных организаций имеет большое значение в борьбе против терроризма.

Как в отношении дефиниции терроризма, так и в отношении его классификации нет единого мнения. Разработаны десятки типологий. Различают террор "сверху" и "снизу", левый, правый, сепаратистский, революционный и т.д. Чтобы разобраться в многообразных проявлениях рассматриваемого феномена, мы введем следующие критерии: цели и характер участников террористической деятельности.

Этнический (националистический) терроризм характеризуется действием этнических или этнорелигиозных субнациональных организаций, которые стремятся добиться независимости от какого-нибудь государства, т.е. преследуют сепаратистские цели. Классическим примером является этнический террор в Северной Ирландии, где католическая Ирландская республиканская армия (ИРА) почти столетие вела борьбу против протестантской общины и британских властей за независимость и воссоединение Ирландии. В современном мире этнический терроризм представлен множеством примеров. В Европе это — баскская организация ЭТА в Испании, Фронт национального освобождения Корсики (ФНОК) во Франции. Значительно активнее и многочисленнее эти организации в развивающихся странах. К ним относятся палестинские террористические организации (например, ХАМАС), организации индийских экстремистов ("Тигры освобождения Тамил Элама", сикхские и кашмирские боевики), Рабочая партия Курдистана в Турции и пр. Этническую окраску имеет и терроризм на Северном Кавказе в России. При этом следует подчеркнуть, что речь идет именно о боевых экстремистских организациях, ничего общего с которыми не имеют представительства этнических групп, решающие свои проблемы ненасильственным путем или отказавшиеся от террористических методов (например, франкофоны в канадском Квебеке, валлоны и фламандцы в Бельгии).

Вторая разновидность терроризма — классовый, а точнее социально направленный терроризм, целью которого является социальное переустройство общества или отдельных сторон его жизни, а участниками — негосударственные акторы. Наиболее известен левый терроризм, достаточно широко распространенный в период холодной войны в Латинской Америке и Европе. В 1960-е гг. в Латинской Америке под знаменем "городской герильи" развернули свою деятельность многочисленные левые (в СССР предпочитали называть их левацкими) террористические группировки. Первыми по времени появления среди них стали уругвайская "Тупамарос", венесуэльские "Левое революционное движение" и "Вооруженные силы национального освобождения". Несколько известных левых группировок действовало в Перу. Среди них "Сендеро Луминосо", официальное название которой "Коммунистическая партия Перу" — организация маоистского толка, а также "Революционное движение имени Тупак Амару", идеология которой представляла собой винегрет из марксизма-ленинизма и теории Че Гевары об "экспорте революции". Важную роль в активизации этих группировок сыграл "кубинский фактор": пример кубинской революции вместе с настойчивыми попытками кубинских спецслужб экспортировать ее в страны американского континента, лежащие южнее Мексики.

С начала 1970-х гг. городская герилья, постепенно сходящая к минимуму на периферии капиталистического мира — в Латинской Америке, начала перемещаться в его главные европейские центры. Существенную роль в становлении левотеррористических европейских группировок сыграли молодежные бунты, прокатившиеся по индустриально развитым странам в 1968 г. В их недрах сформировались почти все видные представители европейского терроризма, для которых акции протеста стали переходом от легальной деятельности к нелегальной. Наиболее известные среди этих группировок — "Фракция Красной Армии" (РАФ), провозгласившая целью борьбу с "преступным фашистским режимом" ФРГ и способствование там пролетарской коммунистической революции, и итальянские "Красные бригады". Кстати, особую роль в создании последней организации сыграл социологический факультет университета г. Тренто, находившийся под влиянием "новых" левых. На этом факультете в конце 1960-х гг. учились некоторые лидеры "Красных бригад", их предпочтительный набор авторов книг был специфическим: Карл Маркс, Карл Клаузевиц, Герберт Маркузе, Мао Цзэдун. "Бригадисты" руководствовались идеей о наличии в Италии революционной ситуации и возможности пролетарской революции в этой стране. Среди других известных левотеррористических организаций в развитых странах следует назвать "Прямое действие" во Франции, а также "Красную Армию Японии". Как и другие левые, эти группировки провозглашали своей целью провоцирование масс на борьбу за социализм, трактуемый в сталинском и маоистском духе. Немаловажную роль в самой возможности функционирования левых радикалов в развитых странах играла многосторонняя поддержка социалистических стран, прежде всего СССР, а также ГДР, откуда террористы получали материальную помощь, где многие из них учились и проходили боевую подготовку.

В отличие от левого правый терроризм не апеллирует к классовым противоречиям, а провозглашает целью борьбу с демократическими ценностями и механизмами современных обществ. Правый террор проникнут духом шовинизма, расизма или национализма, часто зиждется на культе сильной личности и убеждении в превосходстве над остальной массой, утверждает тоталитарные принципы организации общества. Неонацизм — характерная черта ультраправых. В конце 1960-х гг. во многих странах Западной Европы и Америки ультраправые развернули свою террористическую деятельность. Главные очаги ультраправого терроризма базировались в Италии ("Арийское братство", "Отряды имени Бенито Муссолини" и др.), Испании ("Испанский антикоммунистический фронт", "Народная католическая армия" и др.) и Германии ("Военно-спортивная группа Гофмана" и др.). Однако самой известной (хотя далеко не самой сильной и опасной) праворадикальной группировкой расистского толка является "Ку-Клукс-Клан" (ККК) в США. Она была создана еще в 1865 г. после Гражданской войны Севера и Юга, воссоздана в начале 1920-х гг. и действует до сих пор. Идеология ККК характеризуется как расистская и радикально фундаменталистски-протестантская.

Третий тип терроризма — государственный терроризм. Он отличается от предыдущих типов, прежде всего, субъектами деятельности. Это могут быть, во-первых, государства, использующие методы тотального подавления гражданского общества и массовых репрессий. Примерами является сталинский, гитлеровский, полпотовский (в Камбодже) режимы. Во-вторых, методы, родственные террористическим, присутствуют в деятельности спецслужб многих стран мира — израильского Моссада, американского ЦРУ, российской ФСБ и др. и применяются в ответ на экстремизм радикальных группировок. Так, после гибели израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 г. от рук палестинской террористической группировки "Черный сентябрь" премьер-министр Израиля Голда Меир наложила резолюцию: "Всех уничтожить". Израильтяне приняли решение "отвечать террором на террор" — т.е. уничтожать террористов, если нет возможности привлечь их к суду. Как показали дальнейшие события, это оказалось самым эффективным способом борьбы с террористами: к 1980 г. все из "списка приговоренных", а также большинство активистов "Черного сентября" были ликвидированы, а сама организация прекратила свое существование. Похожее решение принял президент Путин в отношении гибели российских дипломатов в Ираке в 2006 г. от рук террористов. В-третьих, к государственному терроризму можно отнести деятельность стран, оказывающих всевозможные виды поддержки международным террористическим группам. В такой деятельности в настоящее время обвиняется Турция.

Конечно, государственный терроризм имеет свою специфику и с большим основанием может рассматриваться как самостоятельный феномен. Вместе с тем ему присущи общие "родовые" признаки терроризма, возможно, за исключением "демонстрационного эффекта": и спецслужбы, и государства, причастные к террору, не склонны афишировать свою деятельность.

Наконец, четвертая разновидность терроризма носит религиозный характер. Его участники — негосударственные экстремистские группировки, идеологией которых является то или иное религиозное учение, как правило, в фундаменталистской интерпретации. Сейчас уже почти подзабыты теракты, совершавшиеся японской сектой "Аум Синрикё" в Москве и Токио, а это была едва ли не первая религиозная террористическая группировка, с которой столкнулась Россия. Но, конечно, главным образом, здесь нужно говорить об исламистском терроризме, представленном преступной деятельностью многочисленных группировок исламского мира — "Аль-Джихад", "Хезболла", ХАМАС, "Аль-Каида", "Талибан", этно-исламистские группировки на Северном Кавказе и др. По оценкам западных спецслужб и российских экспертов, в 1968 г. таких организаций было 13, в 1995 г. -около 100, а к концу XX в. — около 200'. В начале XXI в. их насчитывалось уже около 500. Именно эта ветвь современного терроризма представляет наибольшую опасность для современного мира. Более подробно об исламистском терроризме речь пойдет ниже.

Наиболее опасной тенденцией современного мира является исламистский терроризм. Именно его имеют, прежде всего, в виду, когда говорят о международном терроризме. По определению, международный (или, как его еще иногда называют, транснациональный) терроризм подразумевает использование территории или вовлечение граждан в террористические действия более чем одной страны. Можно и по-другому определить специфику международного терроризма: это, как правило, террористические действия, предпринятые гражданами одной страны против граждан другой страны и осуществленные на территории третьих стран. Оба приведенных определения не охватывают всех случаев проявления международного терроризма, но позволяют уловить его специфику: наиболее существенной чертой современного терроризма стала его глобализация.

Январские теракты 2015 года в Париже потрясли Европу. «Удар террористов был нанесен по двум  самым болезненным точкам демократической Франции: журналистам, которые считаются «священной коровой», и еврейскому сообществу, жестко реагирующему на любые формы насилия против своих представителей.
Удар выявил высокую степень уязвимости европейской безопасности, основанной, главным образом, на отражении внешних угроз в рамках НАТО, от подобного рода проявлений исламского радикализма.


Такая уязвимость во многом объясняется копированием американских ошибок, что привело, например, к терактам в Бостоне, которые 15 апреля 2013 г. совершили Джохар и Тамерлан Царнаевы. Так, Саид – один из братьев Куаши, устроивших бойню в редакции французского сатирического журнала Charlie Hebdo, ранее воевал на стороне исламистов в Сирии, за что отсидел полтора года в тюрьме. Он был выпущен досрочно, но не «за хорошее поведение». По некоторым данным, его завербовали французские спецслужбы в качестве осведомителя среди исламистов как внутри Франции, так и в «горячих точках» Ближнего и Среднего Востока.


Ответственность за эти события взяли две радикальных организации: «Аль-Каида» и «Исламское государство» (ранее оно называлось «Исламское государство Ирака и Леванта»). При этом следует учитывать, что время и цель проведения операции были выбраны очень точно, а удар нанесен по «чувствительным» для западного общества точкам. Такой стиль больше характерен для «Исламского государства» (ИГ), которое очень уверенно чувствует себя на информационном поле. Что это за организация? Как она возникла и на какие средства существует? Возможно, ли её победить?




2. Предпосылки возникновения «Исламского государства»


Предпосылки к возникновению «Исламского государства» берут начало в 2003 году, когда американцы и их союзники силой свергли режим С. Хуссейна в Ираке. Этой ситуацией воспользовались различные внешнеполитические игроки (Иран, Турция, Саудовская Аравия и Катар) и крупные радикальные (террористические) организации, одной из которых являлась «Аль-Каида».


Наибольшую активность в этом отношении проявил Иран. Опираясь на шиитское большинство иракского населения, он оказывал значительное влияние на действия правительства в Багдаде. Как следствие, через Ирак были созданы транспортные коридоры для доставки в Сирию военного имущества, топлива, продуктов и предметов первой необходимости, что даже в условиях гражданской войны обеспечило устойчивость для власти Б. Асада.
Такая деятельность противоречила интересам турецкой элиты, которая в рамках доктрины неоосманизма взяла курс на восстановление влияния на территориях бывшей Османской империи. Первым шагом в этом направлении могло стать установление контроля Анкары над близлежащими районами Сирии и Ирака, включая город Мосул.  


Как считает известный иракский эксперт А. Муамин, этому способствовали следующие причины:усиление в этой области протурецких настроений как среди живущих здесь выходцев с Кавказа, так и радикалов-исламистов, включая представителей движения «Братья-мусульмане», ваххабизма и суфийского братства «Накшбандия»; серьезное недовольство шиитской властью в Багдаде со стороны бывших представителей Партии арабского социалистического возрождения (Баас), которые смогли проникнуть в иракские силы безопасности, армию и другие структуры, в том числе в суфийские тарикаты (ордена); финансовая поддержка турецких амбиций со стороны Дохи в рамках ее противостояния с Эр-Риядом.

В русле рассматриваемых событий интересы Турции столкнулись не только с Ираном, но и Саудовской Аравией, которая делала ставку на оппозицию салафитской направленности. Однако Эр-Рияд был больше заинтересован в сдерживании шиитского Ирана, чем достаточно близкой ему суннитской Турции.


Нет полной ясности, как в этом участвовали США. Турция является их союзником, поэтому расширение ее влияния на Сирию и Ирак, особенно в случае свержения власти президента Б. Асада, и сдерживание там иранских амбиций полностью отвечало бы интересам Вашингтона. То же самое можно отнести и к близкому партнеру – Катару, который достаточно часто выступает инструментом американского влияния. Как следствие, Вашингтон активно поддерживал исламское движение «Братья-мусульмане» в Египте, что привело там к приходу на пост президента их сторонника – М. Мурси, который 3 июля 2013 г. был отстранен от власти в ходе военного переворота.


Более сложными являются американо-саудовские отношения. С одной стороны, Эр-Рияд панически боится Ирана, поэтому видит в Вашингтоне практически своего единственного защитника. Поэтому он держит не менее 800 млрд. долл. в банках США, закупает в огромных количествах американское оружие и даже предоставил свою территорию ЦРУ для размещения беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). А до 2003 г., то есть времени свержения С. Хуссейна в Ираке, в Королевстве Саудовская Аравия дислоцировалась 10-тысячная группировка войск США. По официальным данным, там сейчас находятся лишь их военные инструкторы. 


С другой стороны, нефтяная зависимость от Саудовской Аравии тяготила США. Вашингтону приходилось упорно не замечать явных связей ряда исламских фондов этого королевства с террористическими организациями. До некоторого времени  американцы использовали это в собственных целях, но затем, особенно после так называемой «сланцевой революции», начали на официальном уровне дистанцироваться от Эр-Рияда, что привело к некоторому ухудшению двусторонних отношений.


По-видимому, незаконная деятельность в Ираке Турции, Саудовской Аравии и Катара не оставалась не замеченной и в Европе. Великобритания, Франция и, возможно, другие европейские государства знали или догадывались об этом, но, по примеру США, предпочитали не вмешиваться. Тогда они были уверены, что американцы полностью контролируют исламистов как в Ираке, так и Сирии. Последующие события показали, насколько они ошибались.

3. Исламское государство Ирака и Леванта.


Инструментом турецкого и саудовского влияния в северо-западном Ираке и северо-восточной Сирии стала исламистская террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Она была образована в середине октября 2006 г. в Ираке путем слияния одиннадцати радикальных суннитских группировок во главе с подразделением «Аль-Каиды» в Ираке («Каида аль-джихад в Ираке»). Первоначально она получила название «Исламское государство Ирак» (ИГИ). Был принят проект конституции, названный «Уведомлением человечества о рождении Исламского государства». При этом ИГИ поставило своей целью захватить суннитскую часть Ирака и превратить ее в военизированное исламское суннитское государство, как только из страны уйдут силы международной коалиции во главе с США.


В 2010 г. эмиром ИГИ стал один из лидеров «Аль-Каиды» в Ираке А.Б. аль-Багдади. США внесли его в список особо опасных террористов. За его голову была объявлена награда в 10 млн. долл.


В апреле 2013 г. путем слияния двух филиалов «Аль-Каиды» - «Исламского государства Ирак» и сирийской «Джебхат ан-Нусра» была образована организация под единым названием «Исламское государство Ирака и Леванта», целью которой стало создание исламского эмирата на территории Ливана, Сирии и Ирака. Боевики ИГИЛ присягнули на верность лидеру «Аль-Каиды» А. аз-Завахири.


Однако из-за вражды и регулярных боестолкновений между иракской и сирийской группировками в ноябре 2013 г. аз-Завахири принял решение о роспуске ИГИЛ. С этого времени противостояние в Сирии между «Исламским государством Ирак» и «Джебхат ан-Нусра» только усилилось, что привело к частичному поглощению последней со стороны более успешного ИГИ. В результате противостояния двух исламистских организаций погибло 1,8 тыс. боевиков.


Тем не менее, «Исламское государство Ирака и Леванта» не вернулось к прежнему названию и продолжало действовать на территории Сирии и Ирака, отдельно от «Джебхат ан-Нусра». Как следствие, в феврале 2014 г. лидер «Аль-Каиды» А. аз-Завахири заявил, что не признает принадлежность ИГИЛ к собственной террористической организации.


Изначально ИГИЛ действовала в иракской провинции Анбар (административный центр – Эр-Рамади). В начале января 2014 г.  ее боевики захватили города Эль-Фаллуджу и Эр-Рамади, поэтому большая часть провинции Анбар оказалась под контролем радикалов-исламистов. Это вызвало ответные действия иракской армии, что вынудило исламистов частично уйти в соседнюю Сирию. Тем не менее, боевикам удалось удержать под свои контролем часть иракской территории, включая большую часть городов Эль-Фаллуджи и Аль-Кармаха, а также части городов Хадита, Джурф-Аль-Сахар, Ана, Эль-Кайм и Абу-Грейб.


Очевидно, что ИГИЛ не могло самостоятельно захватить не только провинцию Анбар, но и соседнюю Найнава, включая административный центр – Мосул. Этой радикальной организации была нужна военная поддержка. И она была оказана со стороны «Аль-Каиды» в Месопотамии, баасистов, религиозных групп, лояльных прежнему режиму С. Хуссейна (боевое крыло «Ассоциации улемов Ирака» во главе с Х. ад-Дари, «Исламская армия», Армия суфийского братства «Накшбандия», курируемая И. ад-Дури – близкого соратника бывшего президента Ирака С. Хусейна, боевые отряды движения «Братья-мусульмане») и отрядов некоторых местных суннитских племен. Это способствовало «неожиданному» успеху ИГИЛ летом прошлого года.

4. Нынешнее состояние Исламского государства


Сейчас ИГ представляет собой «квазигосударство» с шариатской формой правления, которое частично контролирует территорию «суннитского треугольника»  в Ираке и северо-востока Сирии. Его целью являются ликвидация границ,  установленных в результате раздела Османского империи.


Как было уже указано ранее, состав этой организации чрезвычайно неоднороден, в том числе в религиозном отношении. Там присутствуют сторонники и салафитского, и традиционного ислама, а также баасисты, в принципе выступающие за строительство светского государства. Основу его социальной базы составляют арабы-сунниты, чьи права существенно ограничены и в Ираке и Сирии.


Российский эксперт из ИМЭМО РАН Н. Рогожина отмечает, что в отличие от «Аль-Каиды», которая существует за счет донорских вливании, руководство «Исламского государства» избрало стратегию, ориентированную на свое финансовое самообеспечение и независимость от потенциально уязвимого внешнего финансирования. Конечно, это не исключает получение финансовых средств как от аравийских монархий, так и действующих на их территориях исламских фондов. Но такие средства не играют основной роли в жизнеобеспечении ИГ.


В настоящее время «Исламское государство» не только самая богатая в мире радикальная организация, но и успешное финансовое предприятие, которое управляется по типу мафиозных структур. В частности, оно занимается контрабандой, вымогательством, грабежом, похищением людей и продажей женщин в рабство.


Финансовые ресурсы ИГ сейчас оцениваются в 2 млрд. долл., что близко, например, к ежегодному бюджету Молдавии, где проживают 3,5 млн. жителей. В первую очередь такие ресурсы обеспечиваются за счет контрабанды нефтью с месторождений, которые находятся под контролем исламистов в Сирии и Ираке. Общие объемы ее добычи составляют 80 тыс. баррелей нефти в сутки, что приносит доход в размере 60 - 100 млн. долл. в месяц. При этом нефть перевозится автотранспортом на границу с Турцией и продается по демпинговым ценам – 25 долл. за баррель. В числе ее покупателей выступают посредники из Турции, Сирии, Курдистана и даже Ирана.


Постоянный приток денежных средств приносит и грабеж. Ранее уже указывалось на захват исламистами банков в Мосуле. Помимо этого, «Исламское государство» систематически вымогает финансовые средства у мелких предпринимателей, а также крупных компаний, например, строительных, и даже у представителей местной администрации. ИГ также обложило налогом немусульманское население, проживающее на контролируемой ею территории, и ввело таможенную пошлину на транспортные перевозки в западной части Ирака.


По данным разведслужб Ирака, похищение с целью выкупа принесло «Исламскому государству» доход не менее 25 млн. долл. Только в апреле 2014 г. исламистам был выплачен выкуп в размере 18 млн. долл. в обмен на четырех похищенных французов. Расхищение и контрабанда антиквариата обогатили ИГ на 38 млн. долл. Ему досталось большое количество оружия и боевой техники, которые США «оставили» иракской армии.


Полученные незаконным путем средства и материальные ценности позволяют «Исламскому государству» не только удерживать под своим контролем население захваченных территорий, но и привлекать на свою сторону многочисленных новых сторонников. Как следствие, на стороне ИГ воюют 15 тыс. выходцев из 90 стран мира.


Огромные финансовые средства позволяют содержать собственную армию в размере (по разным оценкам) от 36 до 60 тыс. чел. Каждый из них получает ежемесячное вознаграждение в виде 400 - 600 долл. Причем эта сумма увеличивается пропорционально количеству членов семьи боевика, а ее выплаты не прекращаются даже в случае его смерти.


Помимо этого, средства выделяются на закупку современного вооружения, оказание медицинских услуг и содержание конспиративных квартир, управление подконтрольной территорией, снабжение населения водой и электричеством, а также поддержание дорожной инфраструктуры. Поэтому «Исламское государство» имеет широкую социальную базу.


Поддержку ИГ оказывает и ряд радикальных организаций, действующих на Ближнем Востоке и в Африке. Среди них можно выделить группировку «Ансар Бейт Аль-Муккадас» на севере Синайского полуострова, которая несет ответственность за нападения на египетские силы безопасности, тунисскую «Ансар аш-Шариа» и недавно появившуюся в Алжире - «Джунд Аль-Халяфа».  

                  
С другой стороны, в середине июня 2014 г., после захвата Мосула, исламисты опубликовали жесткий кодекс поведения, который должны соблюдать жители подконтрольных им территорий. Он предусматривает обязательное посещение мечети для всех мусульман, совершение пяти ежедневных молитв, запрещение курения, алкоголя и несанкционированных общественных собраний, выдачу исламистским властям под угрозой смерти бывших иракских полицейских и военнослужащих, а также инструкции женщинам «прилично» одеваться и выходить из дома только по необходимости.


В отношении же христиан представители «Исламского государства» заявили, что они могут оставаться на территории ИГ только в двух случаях: перехода в ислам или выплаты ежемесячного налога в размере 250 долл., что превышает средний заработок в Ираке.


Несомненно, что ИГ виновно в массовых преступлениях не только против езидов и христиан, но и мусульман-суннитов и шиитов. Большинство мусульман отвергают видение ислама, которое пытается диктовать данная радикальная организация. Но одновременно многие из них не принимают принципов чуждого им образа жизни и культуры, которые навязываются со стороны США и Запада в целом, клеймят бомбардировки иракской и сирийской территории, осуществляемые антитеррористической коалицией. Жертвами их стало большое число мирных граждан, разрушена также инфраструктура обеих стран.

Спецслужбы США сообщают, что ежемесячно исламское государство ИГИЛ пополняется на тысячу человек за счет иностранцев, которые вполне себе добровольно вступают в его ряды. Мобилизуют и иракских и сирийских граждан. Около шестнадцати тысяч таково число иностранных приверженцев исламской организации ИГИЛ из более чем восьмидесяти стран мира.

Как сообщил один из сбежавших исламистов, на западе, в каждом государстве есть представительство террористической организации ИГИЛ. Нужны они для расшатывания ситуации в странах Европы, а также подготовке террористических актов.

По словам одного из агитаторов ИГИЛ, только в Сирии и Ираке в исламскую группировку ИГИЛ входит около пяти тысяч русских. Они из стран СНГ это граждане Чечни и Дагестана.

Численность боевиков ИГИЛ летом 2014 года составляла двенадцать тысяч человек. почти созданы вооруженные силы ИГИЛ. В октярбре 2014 года стало уже двадцать-тридцать тысяч боевиков по данным Центрального разведывательного управления США. Однако глава Федеральной службы безопасности Российской Федерации также осенью заявил о тридцати-пятидесяти тысячах человек.

Численность ИГИЛ сегодня превышает восемьдесят тысяч человек. пополнение произошло в июле почти на тысячу человек

Тема иностранных исламистов, присоединяющихся к ИГИЛ стала особенно актуальной после нескольких громких эпизодов, имевших место в России. Отбыть в Сирию для участия в войне на стороне экстремистов попыталась студентка МГУ Варвара Караулова, а до того, бросив семью, к «Исламскому государству» присоединился актер Владимир Дорофеев, вскоре погибший в боях. Подобные случаи зафиксированы и в других странах. Вполне естественен вопрос, почему россияне хотят присоединиться к террористам в чужой стране?

С ИГИЛ работают лучшие специалисты по вербовке — эксперты в области убеждения, искусные психологи. Благодаря им число неофитов, готовых отдать свою жизнь за исламский халифат, продолжает расти в геометрической прогрессии, очаги террористической активности появляются по всему миру.

Российский политолог Михаил Александров, профессор МГИМО,  объясняет мало понятный феномен сочувствия террористам Аль Багдади следующим образом. Как считает эксперт, многие люди, как на Западе, так и в России решили, что ИГИЛ несет миру справедливость. "На фоне коррумпированной насквозь политической элиты, как на Западе, так и у нас, ИГИЛ может показаться маяком надежды, для уставших от воровства, коррупции и политической демагогии людей".   Так что, по мнению Александрова, логически объяснить  поведение Вари Карауловой, как и ей подобных, можно. К сожалению, говорит профессор МГИМО, " эти люди не понимают, что ИГИЛ есть конструкция созданная Западом для еще большей дестабилизации нашего мира".

Вообще главная цель организации - стирание границ, созданных после смерти Османского халифата. Они хотят построить свое государство на участке Ирака и стран Леванта. А еще лучше всего исламского мира.

Вопреки расхожему мнению, не все боевики ИГИЛ воюют за идею. Есть и те, кто вступает в организацию ради денег. Но после попадания в группировку становится понятно – конвейер смерти платить не будет. Известно, что сегодня на стороне ИГИЛ воюет почти 5000 россиян. Большая часть из них — жители южного и центрального регионов страны, республик Дагестан, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкессия. В основном радикалов вербуют в отдаленных селах с небольшим количеством жителей.

Практически всегда это молодые и безработные люди, для которых ИГИЛ является возможностью заработать денег и решить текущие материальные проблемы.

ИГИЛ в отличие от радикалов Сомали или афганских талибов располагают доступом к определенным материальным ресурсам, не в последнюю очередь – благодаря контролю над месторождениями нефти и возможности контрабанды сырья за рубеж. Желающим присоединиться к боевикам могут рассчитывать на определенное материальное вознаграждение. «Неофит» получает определенный аванс (в разных странах расценки от 1 до 3 тысяч долларов), который позволяет решить первоочередные проблемы семьи, и уезжает в Ирак или Сирию

Непосредственно в зоне конфликта любой новый член ИГИЛ может рассчитывать на содержание, жалование и определенные льготы, включая возможность для мародерства и даже захвата рабов.

Многие издания ужасались опубликованным правилам «Исламского государства» по обращению с сексуальными рабынями. Однако сексуальный аспект - важный стимул для «неофита» 17-19 лет, лишенного из-за бедности и отсутствия социального успеха вступить в брак и начать половую жизнь на родине. Кроме того, в ИГИЛ он получает стабильное место в окружающем обществе, некоторые надежды на карьеру и проч.

Разумеется, представленная жизненная стратегия связана с большим риском для жизни и здоровья, однако прозябание в бедности в Ливии, где разрушены системы социальной защиты и здравоохранения – едва ли не менее опасно. В условиях социальной безысходности выбор в пользу радикалов может даже казаться рациональным, как путь «рискнуть и победить».

Во многих случаях вербовки материальный фактор – очевиден. Полевой командир ИГИЛ Тархан Батирашвили, убитый в 2014 году, в Грузии пытался сделать военную карьеру, но был уволен из армии по состоянию здоровья и оказался без работы в родном селе Биркиани (Панкиси), а затем и вовсе – попал в тюрьму. Уроженка Воронежа Кристина Преснякова, ставшая вербовщицей в ИГИЛ, воспитывалась в интернате, находилась без работы, вышла замуж, но первый супруг – выгнал ее из дома. Оба названных лица воспитывались не в мусульманской среде (отец Батирашвили – христианин), однако отсутствие заработка и достойного места в жизни заставило их попытать счастье в лагерях радикалов без учета религиозного аспекта проблемы.

Другой важной мотивацией для присоединения ИГИЛ становится острая и неотложная необходимость сменить свое место в пространстве, попросту – сбежать. По данным ФСБ РФ, в Сирии и Ираке воюют около 1700 выходцев с территории России, многие из которых ранее входили в террористические группировки, разгромленные органами правопорядка в 2013-2014 гг. Для многих экстремистов территории, контролируемые ИГИЛ, становятся направлением бегства, местом, из которого они не могут быть выданы юстиции родного государства.

Кроме того, «Исламское государство», контролирующее большие территории дает возможность создать себе «спокойный тыл», место, где можно лечиться, отдыхать и в безопасности планировать новые террористические атаки. Именно по этой причине верховенство ИГИЛ признали ряд видных террористических группировок. В 2014 году ей присягнул Усман Гази (Абдуносир Валиев) лидер Исламского Движения Туркестана, старейшей террористической организации постсоветской Центральной Азии.  В 2015 году появилась информация о присоединении к ИГИЛ ячеек «Имарата Кавказ», российской экстремистской организации. Среди официально присягнувших были давние участники террористической деятельности Абу-Мухаммад Кадарский (Рустам Асельдеров) и амир Хамзат (Аслан Бютукаев).

Пребывание разыскиваемых террористов в других странах крайне затруднено. В случае таких популярных мест, как Турция или Катар, существует риск в любой момент быть выданными на родину.

В условиях же ИГИЛ возможно не только безопасное пребывание, но и создание постоянных лагерей для боевой подготовки террористов и подготовки атак на территории других стран.

Можно напомнить, что в свое время Аль-Каида достигла большого влияния именно благодаря наличию сети тренировочных лагерей на территории Афганистана, контролируемой Талибаном. Именно там шла подготовка терактов 11 сентября 2001 года.  

Наконец, поговорим о более благополучной прослойке лиц, добровольно присоединяющихся к ИГИЛ. В ИГИЛ вербуют людей с амбициями, чаще – нереализованными. Туда попадают ученые, экономисты, журналисты, известные спортсмены и даже актеры. Можно вспомнить несколько десятков подобных случаев по всему миру, включая упомянутых выше Дорофеева, Караулову, немецкого рэпера Дениса Кусперта (он же Deso Dog, он же Абу-Малик) или 18-летнюю дочь высокопоставленного суданского дипломата Абу Садыка, о чьем отъезде в Сирию недавно сообщили СМИ. Подобные случаи немногочисленны в общей массе вербовок ИГИЛ, но обладают способностью создать резонанс и вызывают повышенный интерес СМИ.

ИГИЛ также выглядит привлекательно для молодежи возможностью приключений. Война – это место, где любой может стать героем и бороться за “правду” – в незатейливых мыслях новобранцев все возможно. Мы уверены, что видео пропаганда ИГИЛ с красивыми спецэффектами и компьютерной графикой словно из Голливуда уносит этих парней далеко-далеко от их скучных предместий, скучных уроков в колледже, скучных друзей и родителей.

Поражает другое: ИГИЛ привлекает не только юношей, но и девушек, многие отбывают в Сирию и Ирак, чтобы выйти замуж за бойцов Исламского государства.

Согласно новому исследованию, женщины играют в ИГИЛ одну из ключевых ролей для распространения пропаганды, а не просто стремятся в этот регион, чтобы сделаться "невестами джихадистов".

По данным исследователей, на территории, подконтрольной ИГИЛ, сейчас проживает около 550 женщин. Там их главная обязанность - быть хорошими женами и матерями. Некоторые женщины выразили желание воевать на фронте, но интерпретация шариата, пропагандируемая ИГИЛ, этого не разрешает. И все же женщины играют значительную роль в пропаганде, а также в вербовке других женщин.

Исследователи через социальные медиа следят за жизнью примерно 100 женщин из 15 стран, которые, по их мнению, живут на территории, подконтрольной ИГИЛ. Большинству примерно 17-23 лет, самой юной 13 лет.

Кажется абсолютно абсурдным сама возможность того, что девушки помышляют о вступлении в ряды самого мужского шовинистического движения, тысячами убивающего детей и женщин, и следующего трактовке шариата,  признающей право мужа бить и наказывать жену, разрешающего немедленный развод и полигамию. Но это происходит. 

В обмен на что? Обещание найти “благочестивых” мужей-джихадистов, жить в настоящем исламском государстве и возможность посветить их жизни религии и Богу. Прямо на поле боя.

Сегодня цена женщины на рынке рабов в Сирии и Ираке равна пачке сигарет. Речь идет о христианках, мусульманках из курдской общины, и язидах. Но и своих сестер, новообращенных, как Варвара, или мусульманок от рождениям, моджахеды из ИГИЛ ценят ненамного дороже.

 На основе изложенного можно выделить 3 основных категории иностранных боевиков, примыкающих к ИГИЛ:

- безработная молодежь, приходящая в поисках денег и адекватного социального статуса;

- представители криминального или экстремистского сообщества, подвергающиеся опасности в своем исходном месте нахождения;

- люди младшего и реже среднего возраста, примкнувшие к радикальному исламу в условиях духовного поиска и кризиса.






















Заключение

Сегодня ни одно из государств не может гарантировать своим гражданам предотвращения угрозы новых масштабных терактов и безопасного проживания. Более того, многие политики и эксперты уже спорят не о том, получат ли террористы доступ к ОМП или к так называемым технологиям двойного назначения, а все больше обсуждают возможные сроки наступления такого события. Произойдет ли это через три - пять или 10-15 лет -пока неизвестно.

Ускоряющийся научно-технический прогресс, появление новых видов оружия, быстрый рост на планете числа потенциально опасных для человечества объектов (АЭС, научно-исследовательские ядерные реакторы, научные центры и лаборатории) резко увеличивают вероятность захватов, хищений, незаконных приобретений средств ОМП, диверсий на этих объектах.
Действительно, на первый взгляд сложилась парадоксальная ситуация: чем больше на территории той или иной страны ядерных и им подобных объектов военного назначения, тем ниже уровень безопасности как самого этого государства, так и окружающих его стран, поскольку данные объекты являются потенциальными целями террористов. И становится уже не так важно, каким способом может быть осуществлено проникновение на такой стратегический объект или как он может быть атакован (террористы-смертники, завербованные сотрудники объекта, направленный на цель самолет или беспилотный летательный аппарат, лазерное либо кибероружие, атака в период транспортировки, подрыв с помощью обычных зарядов и т. п.), В любом случае, последствия подобного теракта непредсказуемы, независимо от того, будет ли этот объект военным или, как принято говорить, объектом мирного атома.

К тому же за рамками разоруженческих процессов в области ракетно-ядерного оружия остаются Индия, Пакистан, Израиль и КНДР, которые не спешат присоединиться к единым стандартам безопасности ядерных объектов невоенного назначения. Если же учесть планы строительства новых АЭС и научно-исследовательских ядерных реакторов в зонах традиционно высокой террористической активности (Турция, Саудовская Аравия, Египет, Иордания, Алжир, Марокко), то количество потенциальных целей международных террористов неуклонно увеличивается.
В последнее время террористические группировки все чаще используют в своей деятельности информационные технологии. В случае получения доступа к защищенным компьютерным сетям у них появится возможность совершать теракты довольно эффективным и малозатратным способом.

В частности, было отмечено, что если в 1998 году только половина иностранных организаций, внесенных в список террористических, имела свои сайты в Интернете, то уже к 2000-му практически все группировки такого типа в различной степени были представлены в глобальной сети. Подтверждается тенденция к более активному использованию киберпространства экстремистскими структурами в качестве удобной среды для обмена информацией, распространения своих идей и координации действий при подготовке терактов.

При этом уровень технической оснащенности экстремистов и их возможности по организации диверсий в киберпространстве находятся в прямой зависимости от развития информационных технологий и хакерских методов.

Террористы посредством воздействия на информационно-управляющие системы (ИУС) могут решать следующие задачи: подрыв обороноспособности страны путем нарушения работоспособности обеспечивающих национальную безопасность ИУС; дезорганизация работы критически важных отраслей (например, финансового сектора, энергообеспечения, водоснабжения, транспорта и т. п.), приводящая к хаосу в экономике, массовым беспорядкам, снижению промышленного потенциала; несанкционированный доступ к государственным и военным секретам, промышленный шпионаж; распространение информации провокационного или подрывного характера; психологическое воздействие, в частности, с целью деморализации и др.

Не остается без внимания террористов появление принципиально новых научных разработок двойного назначения. Уже сейчас проводятся эксперименты по созданию психофизического, геофизического, климатического, генного, лучевого, волнового (СВЧ) и других видов оружия. Эти научные разработки пока не подпадают под действие конвенций об их запрещении в качестве ОМП, и террористы могут получить к ним относительно свободный доступ еще до того, как мировое сообщество будет в состоянии оценить их разрушительную силу и возможные последствия применения новых видов оружия в военных целях.

Если систематизировать и сгруппировать наиболее важные и общие причины роста террористической угрозы в современном мире, то в их число вошли бы следующие:
- Кризис идеологии, культуры и религии западной цивилизации, который сопровождается распространением и ростом влияния и авторитета ислама в его политизированном, радикальном виде, причем не только в странах, традиционно приверженных мусульманским ценностям, но и по всему миру.
- Происходящая своеобразная демографическая революция, когда население западных стран сокращается, а мусульманских растет опережающими темпами и вынуждено мигрировать в поисках работы в страны Европы и США, что приводит к изменению национального состава и постепенной исламизации этих стран.
- Продолжающийся мировой финансово-экономический кризис, который сопровождается массовой безработицей и провоцирует наиболее бедные слои населения, в том числе и мусульманского, к участию в различных акциях и формах протеста ("арабская весна", погромы в пригородах Парижа и т. п.).
- Попытки отдельных стран (Саудовская Аравия, Катар, Турция) использовать исламских экстремистов и боевиков различных террористических организаций ("Джебхат ан-Нусра" и др.) в своих интересах (в частности, в борьбе с режимом Башара Асада в Сирии и шиитским большинством в Ираке).
- Отсутствие единых подходов, правовой базы и международных стандартов в борьбе с этим явлением, когда одни организации признаются террористическими в ряде стран, но не являются таковыми в других государствах (в США их насчитывается более 50, в Канаде -19, а ЕС - свыше 100, список ООН включает более 450 физических лиц и организаций). Такая несогласованность объясняется разными критериями, процедурами и даже ведомствами, принимающими решения по данному вопросу в каждой из стран, что существенно затрудняет борьбу с этим явлением.
- Недостаточно эффективное взаимодействие национальных спецслужб и других госструктур как внутри своих стран, так и на международном уровне в борьбе с терроризмом.
- Слабость государственной власти, а также неэффективность действий отдельных правительств и режимов в борьбе с терроризмом на своей территории (Сомали, Мали, Ирак, Пакистан, Афганистан, Йемен и другие); их нежелание или неспособность сотрудничать с другими странами и мировым сообществом в этой области.
- Расширение деятельности и рост финансовых возможностей международных преступных сообществ и синдикатов (наркобизнес, торговля людьми, оружием, мошенничество с помощью передовых информационных технологий, контрабанда и т. п.). В результате этого нарастает материально-финансовая поддержка террористических организаций наркокартелями, созданными транснациональными преступными сообществами.
- Активизация вербовки эмиссарами радикальных исламистских группировок новых боевиков и смертников в свои ряды, в том числе и на территории стран ЕС, США и СНГ. Получив опыт участия в "священной войне" (джихаде) за рубежом, эти боевики возвращаются в свои страны и продолжают террористическую деятельность.
- Нерешенность палестинской проблемы, сохраняющееся противостояние Израиля и арабского (мусульманского) мира, в результате чего призывы радикалов-исламистов к "священной войне" против Израиля, США, Запада и в целом против "неверных" находят все больше сторонников среди мусульман.
- Разжигание суннитско-шиитских религиозных противоречий в Сирии, Ливане, Ираке, Саудовской Аравии, Бахрейне, между монархиями Персидского залива и Ираном; сохраняющееся противостояние Соединенных Штатов и Израиля с Ираном; политика западных стран по изоляции Тегерана на международной арене.
- Нерешенность ряда региональных конфликтов (кашмирский, кипрский и т. п.), которые продолжают сопровождаться локальными терактами и в любое время могут вновь перейти в стадию масштабных вооруженных столкновений,
- Высокий уровень коррупции в большинстве стран мира, стремление чиновников, ученых и частных лиц заработать деньги любой ценой, в том числе посредством различных видов скрытой и явной помощи террористам (в качестве примера можно привести разоблаченного в Пакистане ученого-атомщика Абдул Кадира Хана, который, используя разветвленную сеть посредников и специалистов по всему миру, пытался торговать ядерными технологиями, оборудованием и материалами).
- Относительная легкость приобретения на мировом рынке вооружений и боеприпасов, взрывчатых веществ и технологий их кустарного изготовления (характерен в этом отношении пример Сирии, где боевикам-исламистам удается добывать и применять химическое оружие).

В мире продолжает процветать так называемый бизнес на крови, когда крупные корпорации и более мелкие дельцы продают оружие и боеприпасы, не контролируя их конечного получателя. Важным шагом по установлению контроля за оружейным бизнесом явилось принятие Генассамблеей ООН 3 апреля 2013 года Международного договора о торговле оружием (МДТО), за который проголосовали 154 государства, против высказались три - Иран, Северная Корея и Сирия. Для того чтобы договор вступил в силу, его должны ратифицировать не менее 50 государств. Под действие договора будут попадать сделки о торговле танками, боевыми бронемашинами, артиллерийскими установками, самолетами и вертолетами, кораблями, ракетными системами, а также стрелковым оружием.

По оценкам зарубежных экспертов, не устранив большинства изложенных выше причин и факторов, так или иначе способствующих появлению и развитию международного терроризма, вряд ли можно организовать работу по эффективному противодействию этому явлению со стороны отдельных стран и всего мирового сообщества.

На современном этапе наиболее важными направлениями борьбы с международным терроризмом являются:

Во-первых, окончательное преодоление наследия "холодной войны" в отношениях между США и Западом с одной стороны и Россией, Китаем, Ираном - с другой, чтобы в атмосфере дальнейшей разрядки международной напряженности, высокой степени взаимного доверия и искренней заинтересованности в повышении уровня глобальной и национальной безопасности можно было эффективно бороться с подобным явлением.

Во-вторых, активизация усилий по переводу всех сохраняющихся в мире региональных и внутренних конфликтов в стадию мирных переговоров и, при необходимости, осуществление миротворческих операций различного формата под эгидой ООН (Сирия, Сомали, Сектор Газа и др.).

В-третьих, отказ от политики "двойных стандартов", когда в одной стране организация признается террористической, а в другой ее представители могут свободно перемещаться, жить и работать и при этом заниматься противоправной деятельностью. За основу борьбы с таким явлением может быть взят единый список террористических организаций, принятый в соответствии с международным правом в Совете Безопасности ООН. Террористы не должны иметь стран-укрытий или базироваться на неподконтрольных мировому сообществу территориях.

В-четвертых, продолжение совершенствования международно-правовой базы под эгидой ООН, в интересах того чтобы можно было преследовать и привлекать к уголовной ответственности террористов, пиратов, посредников и их спонсоров в любой из стран.

В-пятых, решение социально-экономических проблем стран Африки, Азии, Ближнего и Среднего Востока, Латинской Америки. Безработица, неграмотность, нищета, голод, болезни служат питательной средой для международного терроризма. Уменьшив их, можно существенно ослабить так называемую вербовочную базу для лидеров и организаторов организаций такого толка.

В-шестых, организация борьбы с международным терроризмом в глобальном масштабе. На превентивные и активные мероприятия в этой сфере необходимо направить значительно большие финансовые средства, в том числе и сэкономленные за счет новых сокращений вооруженных сил и арсеналов ВВТ ведущих мировых держав.

В-седьмых, сосредоточение усилий международного сообщества на разоблачении экстремистской и террористической идеологии; воспитание общей толерантности граждан и отдельных групп населения друг к другу; оказание решительного противодействия любым проявлениям этнической, национальной, религиозной либо другой групповой и клановой вражды; недопущение вмешательства во внутренние дела государств кого бы то ни было вне рамок соответствующих решений Совета Безопасности ООН.

В-восьмых, повышение эффективности борьбы с международным терроризмом за счет придания ей более системного характера (умелое сочетание мер политического, экономического, социального, правового, идейно-пропагандистского, воспитательного, организационного и иного характера, включающих в себя, в случае необходимости, проведение оперативно-розыскных, специальных, военных и других действий). При этом должна обеспечиваться соответствующая гибкость реагирования на подобные вызовы и угрозы, предполагающая выбор наиболее эффективных мер и последовательность их применения, для чего целесообразно привлекать аналитиков, экспертов и специалистов различного профиля из государственных и общественных структур.

В складывающихся условиях глобальная проблема международного терроризма не может рассматриваться только как самостоятельное явление. Оно начало превращаться в важную составляющую более общей военно-политической глобальной проблемы, связанной с фундаментальными вопросами войны и мира, от решения которой зависит дальнейшее существование цивилизации на планете. Для многих стран терроризм уже давно стал важным фактором внутренней и внешней политики. В целях предотвращения роста экстремистских настроений в обществе и новых терактов осуществляются целевые программы по решению наиболее острых социально-экономических вопросов в так называемых проблемных регионах, ужесточается антитеррористическое законодательство, растут расходы на содержание силовых структур, проводятся полицейские и контртеррористические военные операции, предпринимаются попытки организовать более тесное международное сотрудничество на многосторонней и двусторонней основе в этой сфере.



































Список использованных источников:


1. Федеральный Закон РФ о борьбе с терроризмом //http://www.fsb.ru/under/terror.html


2. Авдеев Ю. И., Особенности современного международного терроризма и

некоторые правовые проблемы борьбы с ним // http://www.waaf.ru/3x.htm


3. Гушер А.И., Проблема терроризма на рубеже третьего тысячелетия новой эры человечества // http://www.e-journal.ru/p_euro-st3-3.html


4. Евсеев В., Зинин Ю. Перспективы «Исламского государства»//Обозреватель-Observer. № 2 (301). М., 2015. С.  43-56.


5. Замковой В.И.., Ильчиков М., Терроризм - глобальная проблема современности. - М., Гардарика, 1996


6. Иванов С. Международный терроризм: причины его возникновения и меры противодействия// Зарубежное военное обозрение. - 2014. - №2. - С.8-13

7. Патрушев Н. http://www.fsb.ru/smi/liders/ patrush2.html дан. Такая цель, например, была достигнута после чудовищных террористических актов 11 сентября 2001 г. совершенных на территории США.

33




Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 26.10.2016
Раздел Обществознание
Подраздел Научные работы
Просмотров289
Номер материала ДБ-293081
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх