Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Начальные классы / Статьи / Рассказ к годовщине Великой Победы "А память жива"...
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 26 апреля.

Подать заявку на курс
  • Начальные классы

Рассказ к годовщине Великой Победы "А память жива"...

библиотека
материалов



hello_html_12065dfb.gif

(К годовщине Великой Победы)

В преддверии знаменательной даты я хочу рассказать о своем дяде, Пономаренко Михаиле Терентьевиче. Это брат моей мамы, Симаковой Клавдии Терентьевны, в девичестве Пономаренко. Когда я пошла в школу и успешно училась, во мне обнаружился красивый каллиграфический почерк и грамотное письмо. Мама и все родные всегда говорили, что это мне передалось от дяди Михаила, который не вернулся домой с войны, которого все родные долго- долго ждали, а особенно баба Наташа, его мама. Я была маленькая, но часто видела и помню до сих пор слезы на глазах у своей бабушки, когда она рассказывала о своем сыне, настоящем патриоте своей страны. Он был очень умным и талантливым, достойным сыном своих родителей. Из 100 человек в полковую школу приняли всего 6 человек. И его в том числе.
Тяжело даются эти воспоминания. Но память жива. Живет уже в пятом поколении. И ту шкатулочку, в которой хранились фотографии, письма- переводы, мы бережно передаем от старших к младшим. Вот уже и внук подрос. Он так же, как и его отец, мой сын, интересуется историей своей семьи и военной судьбы Родины, которую защищали и мой отец, и его братья, и мой дядя, и его братья Василий и Иван, и сотни односельчан, которые своим подвигом вписали историю Великой Отечественной…
Каждый день, до самой своей смерти, ждала бабушка Наталья не вернувшегося с войны своего младшего сына. Не единожды она выходила его встречать за околицу или дальше по дороге в сторону станции наедине со своей печалью. Находясь дома, из окон с волнением прислушивалась к каждому шороху, приглядывалась к каждому прохожему. Бывало, что и ночью вскакивала с постели: ей казалось, что кто-то стучится в калитку или в дверь. Верила и надеялась, что это пришел ее Миша...
Но и тогда, когда уже не было никакой надежды на возвращение сына, по прошествии почти 20 лет, она все еще верила в то, что он все-таки жив и обязательно вернется…
Я не знаю, что со мной. Пишу и плачу. Не слукавлю, если скажу, что я тоже до сих пор жду дядю Михаила. Как он нам дорог! Какой глубокий след оставил в душах родных и близких!..
Со слов бабушки, Миша был активным целеустремленным подростком. Увлекался рисованием. Любил спорт. Сдал все нормы ГТО. Мечтал попасть в школу пилотов и быть летчиком. Тогда вся молодежь мечтала стать военлетами.

hello_html_3d42e1d0.jpg

Но закончил с отличием после службы в армии в 1939 году пехотное училище. До войны жениться не успел. Прислал родным свой командирский денежный аттестат и всегда, по возможности, отправлял им посылки.
Примерно в апреле 1941 года, накануне войны, Михаил приезжал в отпуск погостить к маме, повидать родных и племянников. Никто не знал тогда, что ждет народ и страну в ближайшем будущем и что видят они Михаила в последний раз...
В 1942 году на Михаила пришла похоронка. В извещении было сухо сказано о том, что проявив геройство и мужество, лейтенант Пономаренко М.Т. был убит в боях за социалистическую Родину. В графе о месте захоронения ничего сказано не было. Или штабной писарь не захотел тратить время и вписывать точное место, или им самим это было не известно. Но даже не это обстоятельство дало основание не верить в скупые слова похоронки.
За первый год войны в село Квиток пришло немало печальных известий о гибели мужей, отцов, сыновей. Не однажды уже оплакивали своих родных соседи, жители села, чьи дома находились на соседних улицах.
Как утешительная вера, как утешительный лучик надежды из избы в избу, передавались друг другу случаи воскрешения уже оплаканных воинов. Когда вопреки полученным похоронкам, на солдата приходило письмо о том, что он живой и ошибочно считался погибшим. Такие случаи были не только в соседних деревнях, но и в их селе. Бабка Марфа, проживающая на берегу реки, проводила на войну 4 сыновей и двух зятьев. Один из сыновей был командиром. На него и пришло ей казенное письмо в конверте. Но спустя всего два-три месяца, когда тетка Марфа, казалось, уже успокоилась, смирилась и молилась Господу за других оставшихся своих детей, пришло от него письмо, свернутое в треугольник, и денежный перевод по аттестату. Оказалось, что он был в окружении и ранен. Написал весточку из госпиталя.
Позже, когда все с волнением слушали тревожные сводки из репродуктора о жестоких боях в самом Сталинграде, пришло письмо из госпиталя от какого-то незнакомого Ивана, товарища Михаила. Бабушка Наталья читать письмо бегала к Галинке, дочери учительницы, проживающей недалеко от здания школы – сама она ни читать, ни писать не умела.
Эта Галина и отвечала в госпиталь Ивану от имени бабушки. С ним вели переписку некоторое время, пока не пришло им короткое письмо от незнакомого старшины о том, что Иван пропал без вести в одном из боев.
Друг Михаила тоже дал надежду на то, что Михаил не погиб и в письме немного написал о том, как они воевали вместе и какие испытания выпали на весь народ, преградивший своей грудью немецким войскам путь на Москву.
В первом своем письме Иван спрашивал о Михаиле, а также писал о том, что попал в госпиталь по ранению, но сейчас уже идет на поправку. Спрашивал о Михаиле и просил написать ему номер его полевой почты, так как писал на его имя письмо в часть, но ответа не получил. В последующих своих письмах, коих было около двух или трех, он очень сожалел о гибели Михаила, но писал о том, что вполне вероятно, что могла произойти ошибка. И таких случаев на войне, как говорилось в письме, было великое множество.
Вероятно, Иван пытался утешить и облегчить надеждой горе матери. К сожалению, письма те не сохранились, но зато примерно в 1958 году в гости со своим школьником- сыном приезжал сам Иван, который, как оказалось, не погиб и, пройдя всю войну и получив несколько ранений, остался жив.
Иван, (фамилию и отчество которого к великому сожалению, память моей бабушки по маме, Клавдии Терентьевны, не сохранила), подробно рассказал о том, как он познакомился с лейтенантом Пономаренко Михаилом (слева)
hello_html_m35ab701c.jpg
Позже он был у него ординарцем и расстался с ним по случаю своего осколочного ранения в середине ноября 1941 года. Михаил, как позже выяснилось, так же выбыл из той части, где они вместе служили, в госпиталь по ранению. И связь с ним оборвалась.
…Как-то между боями Иван с Михаилом обменялись адресами и поклялись друг другу в том, что в случае гибели кого-либо из них, сообщить родным лично. Свою клятву Иван перед памятью погибшего друга и первого своего командира сдержал. Во время отпуска и каникул сына специально поехал в далекую Сибирь проведать его родных и рассказать им все, что знал о Михаиле.
Приведу его рассказ так, как его запомнил и пересказал мне племянник Михаила, старший сын бабушки Клавдии Терентьевны, Владимир:
Ивану Михаил рассказывал о себе, что сразу после военного училища попал служить в Западный военный округ. Его назначили на должность командира взвода. Война для него началась с первого дня. За месяц оборонительных боев, в течение которых они были вынуждены отступать, было потеряно убитыми, ранеными и пропавшими без вести более половины личного состава. К ним в часть на пополнение и попал Иван в составе призывников из Смоленской области в начале июля 1941 года.
В том же месяце наши войска предприняли контрнаступление под Ельней. В жестоких атаках на безымянную высотку, прозванной солдатами «горой смерти», наши войска несли большие потери. Немцы основательно укрепились на ней, успев вырыть окопы в полный профиль с пулеметными ячейками и дзотами. Их поддерживали минометные и артиллерийские батареи, замаскированные где-то в тылу.
Наступающие советские части и их тылы очень хорошо просматривались с этой высоты. Оттуда и корректировался немецкий огонь. Кроме того, наши позиции постоянно бомбили с воздуха. Немецкие самолеты тогда летали безнаказанно и чувствовали себя хозяевами в небе. Наши войска несли неоправданно большие потери.
После бесплодных попыток наступления в лоб, когда в каждой роте оставалось по горстке бойцов, командир батальона принял решение отправить ночью группу во главе с единственно оставшимся в живых командиром взвода лейтенантом Пономаренко в обход высотки с задачей ворваться в расположение врага с тыла и устроить там переполох. Неожиданный удар немцам в тыл будет также сигналом для наступления подошедшими из тыла резервами.
В состав группы из примерно сорока человек, вооруженных гранатами и в основном трофейными немецкими автоматами и попал Иван под командование к лейтенанту. Хорошими помощниками командиру были двое кадровых сержантов, воевавших еще в финскую компанию. Вооружились также несколькими ручными пулеметами Дегтярева. Тогда-то, - рассказывал Иван, - он и познакомился с Михаилом.
Тех, кто пережил одну или две атаки на вражеские позиции, на глазах у кого гибли товарищи, с которыми укрывались одной шинелью, час назад ели кашу из одного котелка, делили сухари, не взирая на жару и смрад от тел погибших, коих великое множество застилало подножие высотки, уже автоматически становились бывалыми воинами, не знающими пощады врагу.
Накал боя заставлял черстветь сердцем любого, побывавшего в бою, жалости к врагу не было. Все понимали, что немцев нужно было выбить с высотки, преграждавшей путь к Ельне. Обойти ее по флангам не было возможности. С одной стороны были болота, с другой - заминированные поля. Осознание того, что скольким суждено было погибнуть в бесполезных атаках без артиллерийской поддержки на вражеские позиции, взяв которые, открывался путь на Ельню, придавало каждому ярость и злость. Конечно, было обидно и больно смотреть на то, как прет немец основательно, применяя авиацию, минометы и танки, коих у немцев, казалось, было в избытке. Было больно и горько сознавать, что пока противопоставить всему этому мы можем только злость и противопорство обреченных, но непобежденных. Все равно была вера в то, что можно остановить врага и обратить его вспять. И великая наша страна еще даст армии технику, самолеты и вооружение.
Под покровом ночи долго пробивались: где ползком, где перебежками вдоль лесополосы по ложбинке. Немцы не успели заминировать подходы по флангам со стороны болота, а пулеметные гнезда, прикрывавшие высотку, удалось незаметно обойти. Шли тремя группами, каждую из которых возглавлял лейтенант и сержанты. Осторожно проползли под наспех разбросанной колючей проволокой. Обычно немцы вбивали колья и основательно укрепляли проволоку. Навешивали на нее банки, чтобы они гремели друг о друга при натяжении. Тут, видимо, просто не успели. Закрепившись на стратегически важной в военном отношении возвышенности, откуда немцы просматривали все подходы к Ельне и заставляли держаться советские войска в невыгодном положении, иначе говоря, в низине, и едва успев окопаться, сразу начались кровопролитные бои за нее. У советских войск была задача отбить у немцев высоту до подхода к немцам помощи и танков. Поэтому и шли в атаку, не считаясь с потерями. Времени оставалось совсем немного – ночь, от силы до рассвета. Захваченный накануне в бою пленный оберст сообщил, что к ним идет подкрепление и должны подойти танки и самоходки.
Все это, как на духу, рассказал лейтенант и своим твердым и уверенным голосом заставил нас поверить в то, что не были напрасны наши жертвы. Немцы сами были в ужасе от напора советских войск и открытым текстом запрашивали в помощь авиацию и броневую поддержку. У них тоже были большие потери и спасало их только то, что немецкие самолеты успели разбомбить поддерживающие наше наступление батареи 45-мм пушек.
Первым двум группам удалось обойти высоту благополучно. Третьей группе повезло меньше. Немцы, освещая местность ракетами , в какой-то момент что-то разглядели. Стали стрелять в том числе из крупнокалиберных пулеметов. Большей части солдат удалось уйти в сторону леса и скрыться там. Когда на окраине перелеска снова все собрались, не досчитались троих. Раненых не было. Попадание в тело человека 12- мм пули от крупнокалиберного пулемета шансов на ранение не давало. Поэтому думали об отсутствующих, что они были убиты наповал.
Боясь обнаружения и возможного преследования немцами группы, рванули перебежками всем скопом, сократив свой путь через редкий лес, упиравшийся с запада в высоту. Опять повезло: с этой стороны у немцев не было минных заграждений. Да и погони немцы не предпринимали. Пока бежали, лейтенант предположил, что немцы не нашли в темноте наших погибших и, если нашли – могли предположить, что это была разведка.
О том, что у них под носом смогла просочиться большая группа советских солдат, немцы вряд ли могли допустить. Оставалось надеяться на то, что с тыльной стороны больше таких сюрпризов, как неизвестный ранее крупнокалиберный пулемет, не будет.
Разглядеть в темноте было очень сложно. Лейтенант ориентировался по карте, которую рассматривал под плащпалаткой. Строго-настрого было запрещено курить, хотя от пережитого страха и напряжения курить хотелось смертельно. Спасались тем, что, пока отдыхали в какой-то низинке, доставали из карманов сухари, а то и крошки от сухарей и медленно их смаковали, стараясь сразу не проглатывать. Пока лейтенант с кем-то из бойцов ходил в разведку, было время немного передохнуть. По возвращении он сообщил, что впереди находится минометная батарея. Спросил, есть ли среди них минометчики. Таковых не было. Кадровых военных, то есть отслуживших срочную службу, было не больше половины. Но и они были простыми пехотинцами или саперами. Остальные были вчерашними колхозниками и студентами. Но даже несмотря на отсутствие в военном смысле хорошей подготовки, морально они все горели желанием отомстить проклятым фашистам за смерть своих погибших товарищей и слезы наших матерей , и не дать им опять бить в упор по следующим нашим бойцам, ждущим сейчас сигнала к атаке.
Было решено оставить пятерых или шестерых бойцов, которые должны были забросать гранатами досаждавшую их днем минометную батарею в момент, когда остальная группа начнет бой за высотку.
Снова разделились на три группы. Каждой наметили ориентиры.
Сначала забросали гранатами преграждавшие путь вглубь высоты пулеметные гнезда. Лейтенант шел с группой бойцов в центральную часть высоты с целью уничтожения пулеметных и артиллерийских орудий, стреляющих по нашим наступающим войскам прямой наводкой. Остальные по флангам уничтожали другие группы. Нужно было создать панику среди немцев, видимость прорыва их обороны с тыла крупными силами. Поэтому, не задерживаясь, с криками и матами бежали каждый к своей цели, по пути уничтожая без сожаления всех, кто попадался на пути. Эффект от атаки усилило еще то, что первая группа товарищей создала шум взрывами гранат в тылу у немцев, уничтожив минометную батарею и самих минометчиков. Паника получилась полная, хотя отдельные очаги сопротивления, конечно, были. Ощетинились окопы и все пулеметные точки врага на восточной стороне высот. Командир батальона повел свои роты в атаку. В темноте со взрывами и мечущимися фрицами они разбрелись друг с другом. Появились некоторые узлы обороны, оказавшие сильное сопротивление, на которых им пришлось завязнуть. Быстро закончился запас патронов и гранат. Приходилось брать взаймы у немцев.
Лейтенанту все же вместе со своей группой удалось прорваться на находящийся на фланге высоты ДЗОТ, который они успешно уничтожили и дали наступающему батальону шанс пробиться с одной стороны на высоту.
Почти сразу после этого немцы дрогнули и побежали. Теперь мясорубка началась для немцев. Их на высоте оказалось больше, чем они думали: вечером и ночью к ним успело подойти подкрепление. Но это их не спасло. Пришло возмездие за всю горечь поражений и всех погибших товарищей.
Не успели они еще выбить с высоты последних немцев и подавить некоторые огрызавшиеся огнем пулеметные гнезда и ощутить радость победы, как немцы открыли по высоте сильный артиллерийско-минометный огонь. Пришлось под огнем врага срочно укреплять западную сторону высоты. Ивану лично удалось захватить в целости немецкий пулемет с запасом патронов и даже удалось найти запасной ствол к нему. Заняв позицию, он с другими бойцами еще более суток удерживали занятую высоту и, не зная усталости, отбивали многочисленные атаки врага. Одежда на нем была насквозь грязно-мокрой, но он этого не чувствовал.
От усталости наступила апатия - хотелось только закрыть глаза и хотя бы немного поспать. Все силы иссякли. В какой-то момент все впали в забытье. Немцы начали в очередной раз обстреливать позиции советских войск. Потом начался налет немецких самолетов – уснувшие бойцы ничего не слышали, не ощущали, как ходит земля от авиабомб. Взрывы развалили окопы. Огромные воронки зияли, как страшные раны. После обстрела пришлось откапывать многих, кого завалили обвалившиеся окопы. Часть из бойцов так и остались похороненные заживо в братских могилах. Ивану повезло больше других – его с товарищем откопали. Но он этого не помнил. Знал это со слов откопавших его солдат из числа нового резерва.
Ельня была освобождена другой частью, и атаки гитлеровцев прекратились. Это была первая победа. Ивана и его товарищей эта победа твердо укрепила в сознании того, что врага можно победить и дать ему достойный отпор. Вот только какой ценой достаются эти победы... И сколько еще впереди таких больших и малых высот..
Все, кто из той группы был не ранен и не был убит, попали в роту лейтенанта Пономаренко: трое из тех, кто уничтожил минометную батарею и 8 человек остальных во главе с командиром Михаилом Пономаренко. Ему тоже посчастливилось выжить. Всего из группы осталось в живых менее половины.
Казалось, что за неделю, проведенную на передовой, уцелевшие в ожесточенных боях, постарели лет на 20. Но радости от того, что им повезло выжить, особо не ощущали. Война только началась и что их еще ждало впереди - никто не знал...
Потом были не менее ожесточенные бои, в результате которых враг, не считаясь с потерями, все ближе прорывался к Москве. Довелось Ивану с Михаилом побывать и в окружении. Остатки дивизии около месяца пробирались через немецкие тылы и примерно в октябре 1941 года все же вышли к своим. Из той группы, из числа вышедших из окружения, были только лейтенант и Иван. Остались ли в живых, погибли или попали в плен остальные, никто не знал. К своим выходили небольшими подразделениями - так было легче пробиваться через вражеские заслоны.
Ранним утром 16 ноября 1941 года немцы пошли в решающее наступление по прорыву
подмосковных оборонительных позиций под названием «Тайфун-2», в ходе которого Иван был тяжело ранен осколками снаряда. Его эвакуировали в тыл. Михаила больше он не видел. В госпитале, спустя какое-то время, он встретил однополчан, которые и сообщили ему , что ротного Пономаренко ранило в плечо примерно в конце ноября или в начале декабря 1941 года. Но он остался жив и был отправлен в госпиталь на излечение в Москву.
hello_html_m4c05ec2c.jpg
Вот доказательство того, что в декабре 1941 года дядя Михаил лежал в госпитале. Какой теплотой и любовью наполнены его слова! Он переживает о своей маме, которую он очень жалеет и любит. Как трогательно он относится к родным и заботится о них! И в то же время рвется на фронт – там его место.
Попытки в дальнейшем найти Михаила не увенчались успехом, хотя Иван и писал в далекую Сибирь его родным. От них и узнал, что на Михаила была похоронка. Где и при каких обстоятельствах погиб Михаил, никто не знал.
hello_html_7a0b1f9d.jpg

На этом Иван закончил свой рассказ. На следующий день он, тепло попрощавшись с бабушкой Натальей Фоминичной и сестрой Михаила Клавдией, уехал.
Бабушка в знак благодарности подарила ему на память еще довоенную фотокарточку Михаила, чему Иван был очень рад.
По многочисленным запросам через военкомат бабушке Наталье Фоминичне так и не удалось узнать место гибели Михаила. И к нему на могилку она так и не съездила.
Уже в наше время нашей семье удалось выяснить через сайт «Мемориал» - по поименным спискам погибших в Великой Отечественной войне о том, что лейтенант Пономаренко Михаил Терентьевич, 1917 г.р., сражался в составе 34 особой стрелковой бригады и был убит под Москвой во время ржевско-вяземской операции 12 апреля 1942 года. Предположительно мог быть захоронен в районе д. Павлово или Полотняного завода в районе населенного пункта Юхнов Калужской области. Предпринятыми поисками конкретное место установлено не было.
И до настоящего времени место его захоронения не установлено.
После зимнего наступления советские части отогнали немецко-фашистские войска на разных участках фронта от 100 до 200 км от Москвы. К середине апреля 1942 года все атаки Верховным Главнокомандующим Сталиным И.В. были приостановлены, т.к. немцы, подтянули резервы и отошли на заранее подготовленные и стратегически выгодные позиции. Наше наступление было остановлено. На достигнутых в ходе контрнаступления наших войск рубежах фронт держался около года.
34 стрелковая бригада, входившая в состав 49 Армии под командованием генерала Захаркина И.Г., была расформирована 20 апреля 1942 г. из-за больших потерь личного состава.


Автор
Дата добавления 10.03.2016
Раздел Начальные классы
Подраздел Статьи
Просмотров88
Номер материала ДВ-514742
Получить свидетельство о публикации

Идёт приём заявок на международный конкурс по математике "Весенний марафон" для учеников 1-11 классов и дошкольников

Уникальность конкурса в преимуществах для учителей и учеников:

1. Задания подходят для учеников с любым уровнем знаний;
2. Бесплатные наградные документы для учителей;
3. Невероятно низкий орг.взнос - всего 38 рублей;
4. Публикация рейтинга классов по итогам конкурса;
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://urokimatematiki.ru


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ


"Инфоурок" приглашает всех педагогов и детей к участию в самой массовой интернет-олимпиаде «Весна 2017» с рекордно низкой оплатой за одного ученика - всего 45 рублей

В олимпиадах "Инфоурок" лучшие условия для учителей и учеников:

1. невероятно низкий размер орг.взноса — всего 58 рублей, из которых 13 рублей остаётся учителю на компенсацию расходов;
2. подходящие по сложности для большинства учеников задания;
3. призовой фонд 1.000.000 рублей для самых активных учителей;
4. официальные наградные документы для учителей бесплатно(от организатора - ООО "Инфоурок" - имеющего образовательную лицензию и свидетельство СМИ) - при участии от 10 учеников
5. бесплатный доступ ко всем видеоурокам проекта "Инфоурок";
6. легко подать заявку, не нужно отправлять ответы в бумажном виде;
7. родителям всех учеников - благодарственные письма от «Инфоурок».
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://infourok.ru/konkurs

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх