Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Рассказ из книги по истории родного края "Как бортник пчеловод имя поселку дал"
Обращаем Ваше внимание, что в соответствии с Федеральным законом N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, организовывается обучение и воспитание обучающихся с ОВЗ как совместно с другими обучающимися, так и в отдельных классах или группах.

Педагогическая деятельность в соответствии с новым ФГОС требует от учителя наличия системы специальных знаний в области анатомии, физиологии, специальной психологии, дефектологии и социальной работы.

Только сейчас Вы можете пройти дистанционное обучение прямо на сайте "Инфоурок" со скидкой 40% по курсу повышения квалификации "Организация работы с обучающимися с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ)" (72 часа). По окончании курса Вы получите печатное удостоверение о повышении квалификации установленного образца (доставка удостоверения бесплатна).

Автор курса: Логинова Наталья Геннадьевна, кандидат педагогических наук, учитель высшей категории. Начало обучения новой группы: 27 сентября.

Подать заявку на этот курс    Смотреть список всех 216 курсов со скидкой 40%

Рассказ из книги по истории родного края "Как бортник пчеловод имя поселку дал"

библиотека
материалов
hello_html_m65a18e9a.gifhello_html_m65a18e9a.gif
  1. КАК БОРТНИК – ПЧЕЛОВОД ИМЯ ПОСЕЛКУ ДАЛ

Яковчукова Г.В.

Фролищи, Флорищева пустынь… какое необычное название у здешних мест. А задумывался ли ты когда-нибудь, мой юный собеседник, откуда пошло такое интересное название? Что оно означает и какую историческую тайну в себе хранит?.. Много вопросов, требующих ответа. И если ты желаешь удовлетворить свое любопытство, то устраивайся поудобнее, слушай или читай внимательно, чтобы открыть для себя еще одну незабываемую страничку истории малой родины…

Файл:Lux-pic3.jpg

Говорят, что в далекие стародавние времена жил в здешних местах пчеловод-бортник по имени Флор. Ты удивляешься такому мужскому имени? Действительно, в наше время оно встречается очень редко, но кода-то было распространенным…

Дело в том, что на Руси издавна день 18 августа (по новому стилю 31 августа) называли "лошадиным праздником" и отмечали с большой торжественностью. Ты спросишь,- А причем здесь Флор? И будешь прав. Дело в том, что в этот день православные христиане отмечали праздник Флора и Лавра. Кто это такие? Постараюсь удовлетворить твое любопытство.

Флор и Лавр - искусные каменщики из первых христиан - пострадали за веру, освятив языческий храм, как христианский. На Руси же народное почитание этих святых положило начало одного из необычных для современного человека праздников - конского. Почему же вдруг "Фрол и Лавёр до рабочей лошади добёр"? Вот как об этом свидетельствует история.

О жизни Флора и Лавра нам известно немного. Мы не знаем, кто были их родители, к какой они принадлежали вере. В «Житии» святых братьев можно найти только имена их учителей - благочестивых мужей Прокла и Максима.

Ведя благочестивую жизнь, братья стремились перенять у  своих наставников все тонкости ремесла, став самыми искусными каменщиками в округе. Неудивительно, что, когда правитель некой соседней страны попросил начальника Иллирии прислать ему каменщиков для работы, выбор пал на Флора и Лавра.мч. Флор и Лавр со свт-ми Власием и Спиридоном

Быть нанятыми самим государем - большая честь, вот только строить братьям предстояло храм для языческих богов, что не соответствовало их христианским убеждениям. Решив, насколько возможно, использовать время своей работы на благо христианства, братья не упускали ни одной возможности, чтобы рассказать своим соработникам, новым знакомым и просто прохожим, которые наблюдали за стройкой, о том, что в мире свершилось великое чудо - родился Сын Божий, который взял на себя грехи человеческого рода.

Однажды на стройку пришел языческий жрец со своим сыном. Юноша засмотрелся на скорую работу братьев, которые тесали камни. И тут от одного из камней отскочил осколок и попал сыну жреца в глаз. Тот вскрикнул от боли и ужаса, ведь он должен был остаться слепым на один глаз!

Жрец стал укорять братьев, которые сделали его сына калекой, за братьев стали заступаться другие строители. Чтобы не началась драка, Флор и Лавр успокоили жреца, сказав, что исцелят его сына.

- Если будешь всем сердцем веровать в Того Бога, о Котором мы возвещаем тебе, то глаз твой скоро будет здоров.C:\Users\Домашний\Desktop\svyatyie-mucheniki-Flor-i-Lavr.jpg

- Если глаз мой станет таким же, как был прежде, - ответил юноша, - то я уверую в вашего Бога и буду чтить Его.

 



По молитвам Флора и Лавра Бог исцелил юношу и просветил не только его телесный глаз, но и душевные его очи. Обрадовавшись, отец-жрец и сын уверовали во Христа.

Когда постройка языческого храма была закончена, братья собрали окрестных христиан, в восточной части здания поставили крест и освятили храм. Узнав об освящении храма, правитель области был разгневан. Он велел бросить их в глубокий колодец и засыпать землей.

Только спустя много лет мощи святых были обретены и с честью перенесены в Константинополь.

На Руси святых мучеников Флора и Лавра почитали как покровителей домашнего скота.

Согласно поверью, бытовавшему на Орловщине, Флор и Лавр рыли колодцы. Но однажды колодец обвалился, и братья оказались погребены заживо. Из-под обвала стала сочиться вода и вскоре там образовалась лужица. Сюда стала ходить на водопой одна худосочная лошаденка, которая быстро раздобрела. Слава о чудодейственном источнике быстро распространилась по округе, сюда стали пригонять старых и больных лошадей, и все они поправлялись. Тогда местные мужики решили на этом месте вырыть колодец. И вскоре произошло чудо: Флор и Лавр обнаружились живыми и невредимыми, с железными лопатами в руках.

Согласно другому поверью, на второй день Спаса некий мужик выехал в поле пахать, чтобы посеять озимые. Однако лошадь его остановилась и отказалась работать. С бранью и проклятиями крестьянин стал бить своего коня, угрожать. Лошадь упала на колени и заржала. И вдруг на поле появились двое странников с посохами и грозно сказали: «За что ты бьешь лошадь? Ты в ответе за нее перед Богом, всякая животина на счету у Бога, а лошадь и сама умеет Ему молиться. У людей на каждой неделе полагается для отдыха праздник, а у коня твоего в круглый год нет ни единого. Завтра наш день — Флора и Лавра: вот мы и пришли заступиться и посоветовать свести твою лошадь на село к церкви и соседям то же наказать, если хотят, чтобы лошади их были здоровы и в работе крепки и охотливы. Мы приставлены к лошадям на защиту. Бог велел нам быть их заступниками и ходатаями перед Ним». Крестьянин раскаялся в содеянном.Чудо архангела Михаила о Флоре и Лавре





С тех пор в день Флора и Лавра лошадей не использовали даже для самой необходимой работы, и даже на скачках, которые проводились в этот день, седлать лошадей было не принято. Любая работа, производимая лошадьми в конский праздник, по представлениям крестьян, могла повлечь за собой их падеж.

В сам праздник лошадей рано утром кормили «в полную сыть» свежим сеном и овсом, мыли и чистили скребницей. Существовал специальный обряд - купание лошадей. Животных приводили к ближайшим рекам, озерам, другим водным источникам, где и совершалось торжественное омовение. Обычно купали лошадей мужчины, реже - женщины. Хозяева надевали нарядную одежду, украшали лошадей и на поводке вели в пруд, а сами шли по берегу.

После купания лошадям расчесывали гривы и хвосты, вплетали в них яркие ленточки или пестрые лоскутки кумача или ситца. Лошадей собирали вместе со всех окрестных деревень и к обедне пригоняли в село, к церковной ограде, где происходило церковное водосвятие и молебен. После обедни и молебна чествуемым святым, покровителям коней Флору и Лавру, совершалась «конная мольба». Заключалась она в том, что священники выходили из церкви и окропляли приведенных животных освященной водой. По народным верованиям, это должно было «охранять коней от всякого лиха»: «Умолил Фрола и Лавра, жди и лошадям добра»; «Фрол и Лавёр до рабочей лошади добёр».

 

Ко дню Флора и Лавра приурочивали начало бабьих «засидок», когда женщины собирались вместе в одну избу, чаще всего к какой-нибудь вдове с прядением, вязанием и другим рукоделием. «С Фролова дня засиживают (т. е. работают при огне) ретивые, а с Семена - ленивые».

День святых Флора и Лавра заканчивал сезон полевых сельскохозяйственных работ. Считалось, что, кто будет сеять после этого дня, тот не жди и урожая: «Сей озимь от Преображения до Флора»; «Коли до Фрола не отсеешься, фролы (флоры; цветы; один куколь; сорняки) и родятся»; «Кто сеет на Фрола, у того фролки и будут». Окончание сева отмечали праздничной трапезой и гуляньем.

 

Вот почему это имя было так распространено на Руси. Я тебе больше скажу, Флор в переводе с латинского языка означает цветок. Фрол – это ставшая самостоятельной русская народная форма латинского имени Флор, что значит "Цветущий".

Пожалуй, и нашему герою имя было дано неслучайно. Мы можем только предположить, что он родился в августе - сентяре, так как издавна на Руси ребенку нарекали имя одного из святых, чья память празднуется на восьмой день после рождения младенца.

Имя новорожденного держалось в секрете до крещения. Восьмой день в христианской символике имеет значение Небесного Царства, к которому приобщается человек в таинстве Крещения. Крестили же ребенка через сорок дней, если ничего этому не препятствовало. Поскольку у православных на каждый день имеются несколько имен святых, которых в этот день почитает церковь, то одним из них нарекали младенца, согласно дню рождения. Ведь тогда надеялись, что именно этот святой дух станет ангелом – хранителем и покровителем ребенка и обеспечит ему защиту. Отсюда, кстати, в XVII веке появился обычай справлять именины. Это было событие куда более важное, чем празднование дня рождения. Сегодня гораздо реже сверяются со Святцами, называя детей. Но, тем не менее, именины отмечают и Ангелов-хранителей чтят. Сегодня гораздо реже сверяются со Святцами, называя детей. Но, тем не менее, именины отмечают и Ангелов-хранителей чтят. Кстати, сейчас на детских днях рождения часто поют песенку «Как на… именины испекли мы каравай…». Так вот, прежде её пели исключительно на именинах. Считалось, что имя составляет значительную часть человека, оно неотделимо от него. Кроме того, люди были убеждены, что имя наполняет смилой и управляет судьбой.

И еще с одним предположением я хотела бы с тобой, мой юный собеседник, поделиться. Возможно нашему герою фамилия была Бортников, образованная от прозвища Бортник, а может Бортовщиков, Бортовников, Бортянский – далекие предки всех, носящих эти фамилии, определенно занимались одним ремеслом -пчеловодством. Шутя Бортником, конечно, могли назвать и сладкоежку, охочего до чужого меду. Кличка прилипала намертво и со временем становилась фамилией.

Но в нашем случае доподлинно известно, что бортник-пчеловод по имени Флор был большим тружеником. И если у него была фамилия, то она происходила от слова «борть», которое тебе пока незнакомо, но этот пробел в знаниях можно легко поправить. А пока вернемся к нашему герою.

Не каждый мог осмелиться посетить здешние непроходимые глухие места, тем более заняться промыслом. Промысел о котором пойдет речь, был тяжелым, но сладким… Ведь там где пчелы, там обязательно цветы, цветущие деревья, кустарники и сладкий мед. Что же это за промысел такой – бортник-пчеловод?- спросишь ты.

Как уже говорилось выше, промысел бортника-пчеловода был не из легких, но очень важных. Ведь мёд на Руси всегда считался не только традиционным питательным продуктом, но и хорошо известным лечебным средством. Один из старинных русских лечебников описывает его очень поэтично: "Мед есть сок с росы небесной, который пчелы забирают во время доброе с цветов благоуханных, многу и угоден бывает к лекарству от многих болезней".C:\Users\Домашний\Desktop\108411679_586_0.jpg

Во все времена Русь славилась изобилием мёда, медовых вин и воска. Причем воск стоил дороже мёда в пятнадцать раз. Мёд был единственным сахаристым продуктом для питания (сахар из свеклы научились делать лишь в XIX веке). Кроме кушаний, его использовали для приготовления прохладительных и хмельных напитков, морсов, квасов, сбитней. С принятием христианства, воск занимал главенствующее место при изготовлении свечей, широко применялся как осветительный материал в домашнем обиходе. Это сейчас мы пользуемся в быту парафиновыми свечами. А вот когда ты приходишь в храм, зажигаешь восковую свечу, то ее благоухание вызывает в тебе неподдельное чувство благодати и умиротворения. Зажженная свеча, оплавляясь, роняет свои восковые слезы радости за тебя и самых близких дорогих тебе людей или скорбит вместе с тобой, оплакивая и прося защиты, очищая огнем и своим ароматом. Всмотрись в этот маленький язычок пламени, какая несокрушимая живительная сила в нем, какое огромное желание разделить с тобой все твои переживания….

Различные исторические документы подтверждают исключительно важную роль, которую играл в давние времена на славянских землях мед — им, в частности, выплачивали дань, вели оживленную торговлю с соседними странами. Из летописи известно, что попытка древнерусского князя Игоря взять с древлян, которые населяли север нынешней Житомирщины, дополнительную дань, в том числе в виде еще одной «колоды меда» с «подомного» (то есть двора) стоила ему жизни.

Даже городам нарекали имена от обилия в них пчел, меда, медоносных растений — Медынь, Мценск («мцела» по вятически — «пчела»), Мелитополь («мели» по - гречески — «мед», «тополь» — «город»), Липецк (от слова «липец» — мед с липы, которой был богат этот край). Названия некоторых рек Волжского бассейна тоже имеют «медовое» происхождение — Пуре, Пурех, Пурешка. Вижу, мой юный друг, твое удивление, но ты совершенно прав – это реки, питающие своими водами нашу красавицу лесную - речку Лух. Так в далеком прошлом населявшее этот край племя меря, занимавшееся охотой и бортничеством, называло легкий напиток — медово -перговую брагу. Вода в этих реках, протекавших в болотистых местах, имела коричневый цвет, напоминавший пуре — широко распространенный в древности медовый напиток.

Исторические источники неоспоримо свидетельствуют — наши пращуры из восточнославянских племен весьма активно и успешно занимались добыванием меда диких пчел. Испокон веков эти насекомые гнездовались преимущественно в дуплах деревьев, чаще всего сосен. По одной из самых распространенных версий, именно такие пчелиные поселения называли бортями, то есть такими, которые находятся в бору — сосновом лесу; а людей, которые занимались этим промыслом, соответственно стали называть бортниками, как и нашего героя – Флора.http://www.paceka.ru/img/icona1.jpg

Знаешь, мой дорогой читатель, думаю сейчас самое время сделать маленькое отступление и рассказать о заступниках главной медовой труженицы – пчеле, известной людям еще с незапамятных времен. Да-да, именно за труды свои праведные, обрела пчела себе заступников. Вот как об этом ходило с пчельника на пчельник изустное повествование в Поволжье лет двадцать тому назад…

Долго жили пчелы, Божьи угодницы, - гласила народная молва, - долго жили, не было у них среди святых Божиих своего покровителя. И нападала от этого на мудрое пчелиное царство всякая нечисть, мешая пчелам делать Божье дело. Собрались однажды на совет семьдесят семь цариц семидесяти семи богатейших городов пчелиных. «У всякого скота, у всякой животины, есть свои святые у подножия престола Господня», - сказала на этом совете мудрейшая изо всех семидесяти семи цариц, - «одна пчела живет,трудится на земле без святой зашиты на небесах!» Порешили семьдесят семь цариц семидесяти семи городов пчелиных полететь на небеса к престолу Господню. Полетели и взмолились ко Всевышнему. Дошла до слуха Божия жалоба-мольба семидесяти семи цариц, просивших о святом покровителе для своего пчелиного народа, трудящегося -подвизающегося во славу Господа. Внимал Бог Саваоф царственным челобитчицам, внимал и сокрушался: некому было отдать под защиту пчелу - Божью угодницу. Услышал грозный Илья-пророк об этом и напомнил Господу о новопреставленных святых угодниках Его - преподобных Зосиме и Савватии, соловецких подвижниках. Воссиял лик Господа радостью великой: нашлись среди святых на лоне Его, не один, а двое покровителей - оберегателей Божьей работницы на Русской Земле. Воспели хвалу Богу Саваофу семидесятью семью голосами семьдесят семь цариц семидесяти городов царства пчелиного и полетели разносить по миру, по свету белому радостный благовест о святой двоице соловецкой – Зосиме - Савватии. «С той поры и взяла на свои рамена заботу-тяготу о пчеле святая двоица!» - договаривает сказание.http://www.xliby.ru/kulturologija/krestnaja_sila/i_015.jpg

Другие легенды рассказывают, что до времени жизни этих святых, на Руси совсем не было пчел, и что они первые принесли эту «божью работницу» из земли Египетской, где разводили пчел окаянные измаильтяне. «По наущению Божию, — говорит легенда, — Зосима и Савватий набрали пчелиных маток, заключили их в тростниковую палочку и отправились из Египта в православную Русь. Святым угодникам сопутешествовал архангел Гавриил, который поднял в земле Египетской всю пчелиную силу и повелел ей лететь за угодниками Божиими в русскую землю. Измаильтяне же, когда увидели, что пчелы оставляют их горы и целым облаком вьются над головой удаляющихся чужестранцев, пустились в погоню и скоро настигли св. Зосиму и Савватия. Однако, архангел Гавриил не попустил, чтобы Божьи угодники потерпели от руки нечестивых и, когда стала приближаться погоня, велел подальше бросить тростниковую палочку. Таким образом, при обыске окаянные измаильтяне ничего не нашли, и святые угодники невредимыми пришли в русскую землю и принесли свою тростниковую палочку с пчелиными матками». Это предание хорошо известно всем верующим пчеловодам. Они к не только имеют на пчельниках икону св. Зосимы и Савватия (отчего и улей, к которому прикреплена икона, называется «з Зосимою»), но придумали даже особую молитву, с которой обращаются к своим покровителям.Фотографии пчёл. Высокое качество

В народе говорят: «Пчела – кормилица и врач, пчела – помощник агронома». Кто же она такая, пчела? О том, как появились пчелы на Божий свет, рассказывает другая древняя легенда.
Создал Бог шмелей, а черт – пчел. Видит Бог, что мало у него толка и дохода: рой весь у него разлетается куда попало, да и меду нет. Зашел он к черту посмотреть, что у того делается. Черт накормил его медом. Понравилось Богу и завидно стало. «Будем, – говорит он черту, – меняться». Черт, разумеется, не согласился. «Ну, ладно, – говорит Бог, – вижу, что с тобою ничего не поделаешь, так уступи мне хоть одну пчелу!» Подумал, подумал черт, да и согласился. Бог взял от него пчелу, дунул на нее, и стала она маткой. Запела матка, зазвенела стала подыматься вверх, пчелы все за ней и улетели. Вот черт и остался ни с чем, а у Бога теперь и мед, и воск есть.
«Пчелка – божья пташка» – говорили в народе. Если у кого заведутся пчелы, это объяснялось как знак особенной Божьей милости к человеку. Залетевший на чужой двор пчелиный рой сулил хозяину дома удачу и счастье. Убить пчелу считалось большим грехом, воровство пчелиных колодок приравнивалось к святотатству. Трепетное отношение к пчеле, ее почитание объясняется еще тем, что один из продуктов пчеловодства – воск – широко употребляется в церквах при богослужении. Без пчелы, говорили в народе, не могла совершиться обедня.

«Милостивый Спас всяку душу спасает, Зосима-Савватий пчелу бережет!» - говорят пчеловоды: «Без Бога - ни до порога, а без Зосимы-Савватия - ни до улья!», «Что у пчелы в соту - то Зосима-Савватий дал!», «Пчела -Божья угодница, а и та Зосиме-Савватию свой молебен поет!», «Зосима-Савватий вместе с пчелой Богу свечку лепит, Пресвятой Троице дом строит!», «Зосима-Савватий цветы пчеле растит, в цвет меду наливает!». В таких и тому подобных словах определяет народ значение соловецкой двоицы для пчеловода, - приговаривая: «Ты мед-то ломать - ломай, да об Зосиме-Савватии вспоминай!», «Без Савватия-Зосимы - рой пролетит мимо (пчельника)!», «Рой роится - Зосима-Савватий веселится!» и т. д. Прибегая под щит заступничества соловецких покровителей пчелиного хозяйства, водящий пчелу пахарь твердо памятует вещее слово умудренных опытом предков, гласящее, что святая двоица - Зосима-Савватий - помогает только благочестивым, блюдущим отеческие заветы, людям. «Злому-неправедному лучше и не водить пчелы!» - говорят в посельской Руси, считающей пчеловодство делом угодным Богу, но одновременно с этим не советующей приступать к нему с загрязненной грехом душою. «У праведного - рой за роем роится, у грешного последняя пчела переводится!», «К доброй душе и чужая пчела роем прививается!», «Подходи к пчеле с кроткими словами, береги пчелу добрыми делами!», «Пчела на злого хозяина Богу жалуется!», «Доброго человека и пчела не жалит!», «Вору-грабителю - и от пчелы в соту одна горькая хлебина!» - можно услыхать от любого пчеляка-пасечника.
Второго июля по народному календарю "пчельники Зосима и Савва пчел растят, цветы медом наливают". Ко дню преподобного Зосимы (17/30 апреля) приурочивалась выставка пчел из зимовников, а 2 октября, в день памяти Савватия, их убирали в погреба и, начиная с этого дня до 10 октября, отмечали пчелиную девятину, ежедневно потребляя мед. Девятина заканчивалась выпечкой печенья на меду.

Что в этих красивых преданиях? Сказки или реальность? За давностью столетий и даже тысячелетия, исчерпывающе ответить на такой вопрос трудно. Лишь один Господь знает об этом. Обратившись к Нему с молитвенной просьбой, несомненной верой за раскрытием его тайны, ты непременно получишь ответ, что эти предания – реальность и нам остается только их принять. Так делали наши далекие предки, так должно поступать и нам, помня, что «Пчела - Божья тварь, вольная, грех принуждать ее».http://paseka.su/books/item/f00/s00/z0000015/pic/000019.gif

Как же удавалось бортнику – пчеловоду заставить пчелу работать на себя? Надо признать, нелегко пришлось. Ведь для этого бортнику требовались разнообразные знания, практические навыки, наблюдательность, большая сноровка, ловкость, выносливость и недюжинная физическая сила. Надо уметь быстро влезть на дерево, выдолбить борть и настроить ее, находясь на высоте в неудобном и в небезопасно подвешенном состоянии. Ведь не зря наши предки называли бортников древолазами, а ловких — белками (векша, вавёрка). Эти удальцы могли взобраться по гладкому высокому дереву чуть не до вершины даже без всяких дополнительных бортнических приспособлений.http://animalworld.com.ua/images/2010/March/Foto/Bee/Bee_4.jpg

Работа бортников была сопряжена с опасностью — малейшая неосторожность, досадная случайность оканчивались увечьем, а то и смертью: «яко отец мой и брат древолазцы суть, в лесах мед емлют от древня... Аше кто урвется — сей живота гонзнет». Вошло в пословицу изречение: «Кто утонул? — Рыбак. Кто разбился? — Бортник».

Ежедневно бортнику, работавшему в одиночку, грозило нападение хищных зверей — волков, рысей, медведей. Да и мало ли что могло приключиться с человеком в дремучем лесу. Взять хотя бы случай, ставший уже анекдотическим. Произошел он с одним незадачливым бортником, вынужденным заночевать в лесу. Не придумав ничего лучшего, он решил забраться в дупло большущего дуба и увяз, как сообщает легенда, в меду чуть ли не до колен. До края дупла не дотянуться— не может достать какой-то малости. Приподняться бы на цыпочки, да вязкий мед крепче капкана держит... Но нет худа без добра — на дерево взобрался медведь и начал выламывать соты. Раз окунул лапу в мед, второй, третий. Облизывается и постанывает от удовольствия. Как только косолапый сластена в очередной раз просунул лапу в дупло, бортник обеими руками вцепился в нее. Медведь от неожиданности взревел и выдернул пленника из дупла, а сам, ломая сучья, опрометью кинулся наутек. Вот такой забавный случай, который по воле Божьей закончился в этот раз благополучно. Другой исход столь щепетильной ситуации и представить – то страшно. Думаю, не удалось бы человеку и зверю без схватки разбежаться. А там поди знай чья взяла бы…, но точно, что нашему незадачливому сонному бедолаге досталось бы.http://markimira.ru/upload/iblock/1cf/1961_2535.jpg

Профессию бортника обычно исподволь осваивали с детства, секреты постигали у отца или деда, постепенно, изо дня в день, помогая старшим. Наиболее важные тайны, в том числе различные колдовские деяния и заговоры которыми, словно паутиной, было опутано бортничество, передавали сыновьям и внукам перед смертью. Чему только не верил неграмотный человек, что только не делал ради успеха. Стоя лицом к лицу перед пчелиным роем, таинственным и непонятным, многие загадки которого не разгаданы до настоящего времени, он одновременно и восхищался, и терялся.

Вот и перед нашим героем часто возникало много непростых задач. Их решение требовало, чтобы Флор проводил значительную часть своей жизни в лесу, свободно в нем ориентировался, в совершенстве знал растительный и животный мир. Обходя свои угодья, бортник нередко находился в лесных дебрях по несколько суток. Такой образ требовал от него недюжинного здоровья, силы, выносливости и сноровки. Деревья с бортями находились на значительном расстоянии друг от друга. Путешествуя по лесу пешком, он нес с собой нехитрые инструменты - бортнический топорик, длинную тонкую веревку с доской и крюком, так называемое лезиво, или кожаный ремень, иногда легкую лестницу. В лесу обязательно следил за состоянием своих угодий – убирал бурелом, не допускал возникновения пожаров.Бортевое пчеловодство, бортничество

Слово «борть» происходит от слова «бор» —сосновый лес, как я уже говорила выше. Бортничество — это боровое, лесное пчеловодство. Некоторые полагают, что «борть»означает «дыра», «дупло». Бортить — значит выдалбливать отверстие в дереве, дуплить.

Отсюда борть— это помещение для жизни пчел, сделанное человеком в живом дереве. В растущем дереве в силу протекающих естественных процессов летом пчелам не так жарко, а зимой не так холодно, как в засохшем мертвом дереве. Пчелы инстинктивно выбирали себе дупла в живых деревьях.

По примеру естественных жилищ — дупел, борти выдалбливали в сырых растущих деревьях. Подбирали деревья большой толщины. Тогдашние леса были богаты великанами лесного мира — могучими соснами и лиственницами, вековыми липами и дубами. Обхватить ствол такого дерева можно было только вчетвером, взявшись за руки. Ты только представь, а если затрудняешься, пригласи четверых знакомых, взявшись за руки, разойдитесь, образуя круг, как бы обхватывая ствол дерева, и тогда точно можно будет не только представить, но и увидеть толщину ствола. Я уже не говорю о высоте. Задираешь голову высоко-высоко, а верхушек не видно, теряются они где-то в бесконечном поднебесье. Думаю, мой юный читатель, это тебя впечатлило! Сегодня такие деревья редко можно встретить, разве только там, куда мало вступает нога человека, и транспорт не может добраться из-за бездорожья.

Борти делали как в хвойных, так и в лиственных деревьях — сосне, лиственнице, липе, ветле, в дуплах, которых охотнее поселялись дикие рои. Дуб и ясень, их древесина очень твердая, использовались редко.

Некоторое количество бортей, разбросанных на определенном пространстве и принадлежащих одному владельцу, назывались бортным ухожьем (угодьем). На бортных деревьях, а также на деревьях, предназначенных для бортей, делались топором зарубки – натёсы, , свидетельствующие о том, что борти принадлежат определенному владельцу. Для каждого бортного ухожья натесы были одной формы. Назывались они знаменами или знамениями. В основе их композиций лежали геометрические мотивы: всевозможное сочетание разных по величине и форме треугольников, черточек, скобок, колец, зигзагообразных линий и так далее. Посмотри на рисунок замысловатых изображений ниже. Нам трудно их с тобой понять, а тогда они читались как открытая знакомая книга.

Бортевые знаки

Эти знаки - родовое клеймо (их еще называли тамга) переходили из поколения в поколение. Если же медовые угодья отца делили между собой несколько братьев, то младший получал право на отцовскую тамгу, остальные должны были придумать собственные, но сохраняющие сходство с отцовской. Обычно это достигалось прибавлением к рисунку какого-нибудь элемента - тамги, первоначально простые, со временем разрастались, превращаясь в причудливые иероглифы.

До появления первых законов о пчеловодстве в народе существовал обычай, по которому никто не имел права трогать бортевое дерево, на котором стоял знак собственности. Знак-клеймо ставили не только на бортное дерево, но и на драгоценные изделия, утварь, животных. Этот обычай строго соблюдался всеми. Всякое, даже малое нарушение наказывалось. Самым большим преступлением считалась кража меда из бортей. Борть для всех была святым делом. Только один медведь волен был ее трогать.
Кличка «пчелодер» была самой позорной и клеймила человека на всю жизнь.
Вор, укравший мед из борти, судом народа, судом стариков, приговаривался к возмещению убытков, телесному наказанию кнутом или хворостинами.

Изготовление бортей отнимало много времени и труда у бортников. Судите сами, увидев дуплистое дерево с пчелами, Флор сначала делал на нем зарубки топором, означавшие, что это дерево переходит в его владение. Затем взяв толстое дуплистое дерево, распиливал его на отдельные кряжи и изготовлял борти. С одной стороны вдоль кряжа вырубал отверстие (лаз) около метра в длину и до двадцати сантиметров в ширину, затем вычищал полусгнившую внутренность дерева. Лаз плотно заделывал двумя отъемными досками - должеями. В каждой должее вырезал отверстие для прохода пчел-леток. Внутри борти, чтобы поддерживать соты, крестообразно укреплял несколько ярусов древесных сучьев («кресты»). Верхнюю и нижнюю часть дупла борти заделывал втулками. Готовые борти Флор развешивал в лесу на высоких деревьях. Полесский заповедник

На одном дереве старался поместить несколько бортей.

Но чаще применялся другой бортевой способ добычи меда. Изготавливать отдельные борти было делом долгим, поэтому этот сладкий продукт добывал прямо из дупла, в котором живут пчелы. На высоте около метра от земли на дереве топором делал две чашеобразные зарубки, чтобы можно было опереться на них ногами. Встав на зарубки, бортник двойной петлей обвязывал себя и дерево плоским прочным ремнем, сплетенным или сшитым из сыромятной кожи, на концах которого имелись петли. Надежно закрепив ремень, опершись на него спиной, он зарубал очередные углубления в дереве выше первой зарубки, переставлял в них ноги, передвигал ремень. Так постепенно поднимался до нужной высоты. Там привязывал к дереву себя и специальную петлю или подставку, на которую садился ,и начинал долбить борть. Вместо зарубок пользовался петлями, похожими на стремя конского седла. Обвив несколько раз веревкой дерево и себя так, чтобы часть витков имела слабину и давала возможность сделать петлю, бортник, ногой опираясь на нее, делал шаг, затем связывал петлю для другой ноги и продолжал движение. Чтобы веревки не резали ноги, обувал широкие и мягкие лапти.http://www.chirski-krynica.ru/_pu/0/78656179.jpg

Не такое легкое дело, надо сказать, найти доступ к гнезду и отобрать мед из дупла! Поэтому его старались перестроить, переделать. Дупло в том месте, где находился леток, или чаще с противоположной стороны непросто разрушали, как прежде, при охоте за медом, а уже вырубали или выпиливали более удобное для работы продолговатое отверстие — должею высотой чуть более полметра, шириной примерно 15 сантиметров. Для выдалбливания должеи применяли придуманные специальные инструменты — небольшой топорик и железное долото. В некоторых местах использовали маленькую иглу или буравчик, чтобы обозначить размеры отверстия. http://www.bashkirmed.com/netcat_files/131/101/bort_03_0.jpg



Через должею открывалась довольно значительная часть гнезда пчел, проще стало подрезать соты особым, сделанным для этой цели ножом. Нож с длинным лезвием позволял доставать соты из дупла внизу и сверху должеи, отделяя их от стенок дерева. Возросло промысловое использование пчел. Однако в процессе такой практики было обнаружено, что пчелы, у которых отбирали все запасы меда, погибали. Дупла пустели.

Чтобы сохранить пчел, мед стали вырезать не весь. Часть оставляли им на корм. Это, пожалуй, самый первый, но очень важный элемент технологии пчеловодства, к которому пришел человек в результате наблюдений и практики.

Отверстие в дупле заделывали куском доски, которую изготовляли по размеру должеи. Доска плотно входила в отверстие и удерживалась в нем. Для прочности и надежности ее расклинивали и привязывали к дереву тонкой бечевой.

Бортник хорошо знал, в каком месте леса находились перестроенные им дупла, пользуясь разными ориентирами — приметными деревьями, лощинами и ручейками, полянками, зарубками и стесами на деревьях, нет - нет да и наведывался в свое угодье, а к осени брал из них мед. Такие дупла становились уже его собственностью, как его личное изделие. Думаю, и наш герой – Флор использовал в своих медовых трудах многие из рассказанных способов добычи этого сладкого продукта.

У него, как и у многих других бортников-пчеловодов, со временем выработались навыки в отыскании дупел с пчелами, которые основывались на довольно тонких наблюдениях за природой и поведением диких пчел. Помнишь, мы говорили, что пчелы поселяются только в дуплах живых деревьев, поэтому к мертвым, засохшим, хотя они были и очень толстыми и дуплистыми, бортники не подходили. Приметили, что на дуплистом дереве часто растут древесные грибы. Такие деревья как раз и подлежали осмотру.http://www.svetochtour.ru/sites/default/files/images-for-excursions/image012_13.jpg

Если постучать обухом топора по стволу и прислушаться, можно довольно точно определить, живут в нем пчелы или нет. Побеспокоенные стуком, они не только выдают себя голосом, но и выходят из гнезда наружу, даже в морозы. Здесь самое время вспомнить, мой юный друг, как ты себя ведешь в лесу! Признайся, что частенько без надобной причины ударяешь по стволу дерева!? А стоит ли так делать ?! Лучше прислонись ухом к стволу дерева и попытайся услышать дыхание его жизни. Поверь, откроешь для себя удивительный мир….

Находили дупла и ранней весной, когда еще лежал снег, по следам, оставленным пчелами на снегу во время очистительного облёта. Помогали отыскивать их и следы от когтей и зубов медведя на стволе дерева. Острые когти зверя оставляли на коре проколы и прорывы. Иногда, очевидно разозленный неудачей, он даже обгрызал ствол. Это тоже служило верным признаком того, что в дупле жили пчелы. Медведь никогда не пройдет мимо дерева с пчелиным гнездом, чтобы не добраться до него и не добыть мед. Когда же пчелы обнаруживались, то при помощи дыма, огня и воды научились и люди отбирать у пчел мед.

Найденные дупла становились собственностью того, кто их впервые отыскал.

Дуплистые деревья встречались в самых разных местах леса, порой на значительном расстоянии друг от друга и от жилища бортника. Приходилось затрачивать много времени и сил на переходы от одного дупла к другому, пробираться сквозь густые, часто непролазные дебри девственных лесов. Неизвестно, сколько проходил бортник. Кто тогда мерил лес?

Пчеловодство того времени называлось бортевым, а люди, занимавшиеся пчелиным промыслом, - бортниками. Именно от имени бортника-пчеловода Флора и произошло название этого урочища – ФЛОРИЩИ. Вот кто стал виновником, давшим имя небольшому урочищу, ставшим потом Флорищевой пустынью и малой родиной тех, кто связал с этими местами свою жизнь.

Помнишь, в начале рассказа я говорила, что бортники метили найденные деревья с пчелами и считали эти дупла (борти) своей собственностью. Чтобы пчёлы не погибли, они оставляли им на зиму часть мёда. Дерево с бортью называлось бортевым, а участки леса с бортевыми деревьями — «бортевыми угодьями». Вот только пришло время, когда стали широко использовать лес на разные нужды человека, вырубая его огромными площадями. В связи с этим, возникает угроза и бортям. Вот тогда бортники стали выпиливать дупла с пчелами из деревьев и устанавливать их поближе к дому на специально расчищенный от леса участок (посеку), который позднее стал называться пасекой. Чтобы лучше представить, как выглядели первые пасеки, взгляни на рисунок с картины И.И. Шишкина «Колодная пасека в лесу».

Очень интересно устройство первых пасек. Борть устраивали обычно на высоте 6—8 метров. На таком расстоянии от земли чаще находились и естественные дупла с пчелами, которые во всем служили эталоном для бортников. Здесь воздух бывает не так влажен, как внизу, а это благоприятствует жизни пчел. Тут они оказываются в большей безопасности от своих врагов — любителей меда. Бортники, несомненно, учитывали это, хотя изготовление бортей на значительной высоте усложнялось, считалось нелегким и опасным делом. Чем выше борть, тем слаще мед, говорили в старину. Трудно доставался он. Это гораздо позже люди научились сами изготовлять жилище для пчел - колоды и дуплянки, используя бортевые навыки. Из толстого бревна толщиной не менее 0.7 метра и длиной до 1.5 метров выдалбливали внутреннюю часть дерева. С боку прорезалось продолговатое отверстие которое закрывалось специально дощечкой с летковыми отверстиями - должеей . Сверху дупла-колоды для крепления сотов устанавливали "кресты" и закрывали верхней должеей и берестой. Колоды разделялись на стояки (ставились вертикально) или лежаки (ставились горизонтально), что было гораздо удобнее при сборе меда. http://img-fotki.yandex.ru/get/4709/109864486.0/0_6ae6d_3c875cbc_L

Возможно, и наш герой Флор изготавливал борти именно так, а может, прибегал к другому, только ему известному, способу. Теперь об этом трудно говорить. Многое сегодня мы можем только предполагать…. Не забывай, «машина исторического времени» перенесла нас в далекий XVII век и остается лишь только догадываться, пользуясь сохранившимися летописными источниками, как все происходило.http://content.foto.mail.ru/list/iguana_iguana/_answers/i-125.jpg

Мы можем предположить, сколько самых забавных встреч случалось у Флора со здешними обитателями лесов. И даже в сборе меда в столь непроходимых местах у него были конкуренты. Думаю, мой юный собеседник, ты уже догадался о ком пойдет речь!? Если нет, ничего страшного, просто внимательно читай дальше мою историю, и ты узнаешь о лесных сладкоежках, любителях полакомиться бортевым медом…

В тогдашних дебрях водилось много зверей, особенно медведей и куниц, которые разоряли борти. Осадив новый рой пчел, бортник должен был позаботиться и о его защите от всевозможных любителей меда. Большой любительницей пчел является желна. Этот дятел с матово-черным оперением, ярко-красным, как кардинальская шапочка, верхом головы и длинным, острым , напоминающим по форме долото клювом, способен был за несколько дней уничтожить всю пчелиную семью. У русского народа даже пословица сложилась: "Кто дятла прозвал дровосеком, а желну бортником? " за постоянное усердие желны долбить одно место в дереве. Нужно было искать пчеловодам какое-то спасение. Вот от таких дятлов, которые продалбливали борти со стороны должеи или у летков, и других опасных для пчел насекомоядных птиц развешивали отпугивающие красные ленточки или чучела птиц-хищников. http://media.nazaccent.ru/blog/2011/12/sobol.jpg

Очень была опасна для бортевых пчел куница, особенно зимой. Она пожирала мед, соты и пчел. В гнездо проникала через должею. Тонкое, гибкое тело куницы проходило и через расширенный ею леток. Даже если она не смогла проделать необходимое для нее отверстие, сильно возбуждала семью, и она теряла много пчел, погибавших на морозе. Иногда куница, расправившись с пчелами, оставалась жить и царствовать в борти и в нее, пропитанную стойким запахом зверя, долго потом не поселялись пчелы. Защитой от куниц могло послужить дополнительное укрытие должеи, зарешечивание ее железной сеткой.

Не меньший вред приносили и муравьи. Стоило им только попробовать медку, как между бортью и муравейником прокладывалась трасса с таким интенсивным движением, что казалось, будто движутся не маленькие безобидные насекомые, а вьется по стволу какая-то гигантская змея, толщиною в две добрые руки. Они не только таким способом «перекачивают» мед, а даже добывают его про запас. В многочисленной муравьиной семье есть муравьи, которых так и называют "медовые бочки". Такие муравьи используются их же сородичами для запаса и хранения меда или другой питательной жидкости. Все это делается на тот случай, если в колонии муравьев наступят тяжелые времена, и не будет хватать еды. Посмотри на этот забавный рисунок, где муравей, очевидно, полакомился на славу и закачал в себя действительно целую бочку меда. Разумеется, заботливый бортник быстро перекрывал этот медовый «трубопровод» кудельным жгутом, хорошенько вымоченным в дегте. Кому же хочется делиться столь драгоценным продуктом.

Осенью, когда увядали сочные лесные травы, которыми питались косолапые мохначи (так в народе называли медведя), они становились неудержимыми в стремлении полакомиться медом, отыскивали борти даже по направлению полета насекомых и без труда разрушали их.Медовый муравей

 Медведь поедал не только мед, но и сытную пергу, богатых белком личинок и куколок. Он и муравейники разорял, чтобы полакомиться муравьиными яйцами. Его привлекали восковые соты и прополис. Терпеливо и стойко выносил он ужаления разъяренных лесных насекомых.

Редко встречались бортевые деревья, на которых не было следов от медвежьих зубов и когтей — закусов и задиров. В старину бурых медведей в шутку называли бортниками. Дошли до нас и старинные изречения: «Медведю зимой борти снятся»; «Пчелы медведю дань медом платят»; «У медведя девять песен, и все про мед»; «Медведю пчелы в борти медовуху варят». Лесному пчелиному воеводе - медведю, самое название которого происходит, по объяснению одних знатоков русского языка, от слов «мед» и «есть» (медоед), а по мнению других, от - «мед» и «ведать» можно прибавить и другие, идущие от тех же дней стародавних пословицы: «Не продавай шкуры - не убив медведя!», «Медведь умывается, да человек его пугается!»

Действительно, косолапые отлично разбираются в пчелах: покрутят носом, фыркнут несколько раз, приложат ухо к стволу бортного дерева и не хуже опытного пчеловода безошибочно отличат борть с пчелами от пустой. Учуяв возможность поживиться, сладкоежка сразу же взбирается на дерево. Вниз летят снет и должень – плаха и брусок, прикрывающие лазейку борти. Зажмурившись и скуля от укусов пчел, лакомка буквально набрасывается на мед. Бедняге изрядно достается от рассвирепевшей пчелиной семьи. Насытившись, он возвращается в лесную чащобу не только с раздутым, как барабан, животом, но и опухшими мордой, веками и даже языком. Завалившись где-нибудь под густую лещину на мягкой подстилке из сухой прошлогодней листвы, медведь потихоньку стонет от удовольствия и сытости, лениво лижет лапу и засыпает чутким звериным сном.

Найдя одновременно несколько бортей, «косматый бортник», как правило, выбирает ту, которая будет ближе к воде. Как только пчелы тучей обсыпают его, он стремглав соскальзывает с дерева, бросается в воду и топит надоедливых насекомых, самоотверженно защищавших свое жилище. Сделав несколько таких заходов, медведь буквально уничтожает весь рой после чего начинает роскошествовать, наслаждаясь медом оставленной борти.

Человеку приходилось делать лишнюю и нелегкую работу - сооружать различные приспособления защиты бортей. Под должеей они подвешивали на прочной веревке деревянный полутораметровый брус с заостренными краями, бревно - самобитку или чурбан, которые свисая вдоль ствола мешали зверю взбираться на дерево и добраться до борти. Хищник сначала осторожно и слегка отводил самобитку в сторону, но она тут же оказывалась на своем место. Медведь начинал злиться и с каждой новой попыткой избавиться от неожиданного препятствия отталкивал самобитку все с большей силой, а она словно маятник, упрямо возвращалась назад и била недогадливого лакомку по загривку. Удар с каждым разом усиливался, поединок кончался падением медведя на вбитые вокруг дерева в землю острые колья. Чаще чурбан снабжали острыми гвоздями, которые заставляли медведя оставлять борть.http://www.chirski-krynica.ru/_pu/0/89424892.jpg

Укрепляли на дереве и толстую плаху, которая плоской стороной закрывала должею и мешала медведю. Плаха или висела на веревке, или, как маятник, качалась на штыре. Подвешивали у борти и широкую толстую доску, которую медведь не мог воротить. Чтобы медведь не залез на дерево, ствол на значительную высоту обертывали гладким лубом, скользкими дубовыми досками или подальше от земли обвязывали небольшими деревцами вершинами вниз с заостренными стволами и ветвями. Медведь встречал на пути непреодолимую преграду и уходил.

Возле бортевых деревьев устраивали различные отпугивающие самострелы, петли, шалаши, вбивали в стволы острые предметы. Более дорогостоящими, но не менее надежными были сработанные местными кузнецами из кричного железа обоюдоострые ножевые лезвия. Их вбивали со всех сторон в ствол и старательно затачивали. Медведь ранил лапы, живот, а преодолеть двухметровый стальной пояс не мог и собственного бессилия впадал в ярость, буквально бесился; бился о дерево, рвал когтями кору или с ревом крутился по земле, кусая лапы. http://www.chirski-krynica.ru/_pu/0/67330118.jpg

Охотник до меда медведь, но именно на эту лакомовую приманку лавливали его по медвежьим местам. «Силен медведь, да не умен - сам прет на рожон!» - говорят медвежатники, приговаривая: «Не дал Бог медведю волчьей смелости, а волку медвежьей силы!», но в то же время сами себя оговаривают: «Счастлив медведь, что не попался стрелку; счастлив и стрелок, что не попался медведю!»

Но как бы человек не старался защититься от встреч со столь непрошенными гостями, они у него случались. Вот и с Флором приключилась забавная история, которую мне непременно хотелось бы тебе, читатель, поведать….

А произошло следующее…. В разгар лета отправился как-то Флор бортничать. Дорога до урочища длинная. А тут еще к концу дня накрыла его такая буйная гроза, и такой густой поток стрел молний окружил, и так буйно закувыркались громы в сером небе меж черных туч, что хоть плачь. Но знающий окрестности леса назубок, помнил Флор, что недалеко от Луховской заводи есть шалаш им же изготовленный из еловых веток – есть где заночевать, переждать непогоду…

Спал крепко. Под утро сквозь монотонный шум дождя донеслись до Флора непонятные звуки. Выглянув из шалаша, бортник обомлел: насквозь промокший бурый медведь, вымазанный медом и облепленный пчелами, тащил бортю к речной протоке, шагая на задних и обняв передними лапами свою драгоценную ношу.

Не смотря на рань и ненастье, обозленные пчелы кусали грабителя куда только могли дотянуться жалом, но больше всего в морду незадачливого похитителя.

Медведь то и дело ставил бортю и отбивался от пчел, вытирая морду засовывал ее в кусты погуще, потом катался и елозил по траве, снова обнимал бортю, и опять упорно нес ее, потешно косолапя, скуля и взревывая от новых пчелиных атак, но ни за что не хотел бросать свою добычу.

Смешно было наблюдать эту картину. А медведь тем временем опустил бортю в воду и приналег на нее. Но пчелы окончательно ожесточились и облепили нахала до такой степени, что тот, рыча, нырнул в воду.

Довольный собою, медведь стал бурно купаться, оттирая слипшуюся от меда шерсть то в воде, то просто вылизывая ее языком, следя при этом за местом с притопленной бортей.

И лишь приведя себя в порядок, почесывая довольную морду, он по-хозяйски вынес бортю и пустился в такие резвые бега, треща кустами, на какие и не всякий заяц способен.



Вот такие интересные встречи иногда происходят.

Казалось бы простое имя Флор – Фрол а сколько удивительного и полезного мы узнали из этой небольшой истории. Думаю теперь ты, дорогой читатель, сможешь уверенно повествовать о происхождении названия поселка Фролищи. Но сразу хочу тебя предупредить, чтобы ты знал - хоть это и редкое название, но оно не единственное.

C:\Users\Домашний\Desktop\12 (1).jpg



Так в Кольчугинском районе Владимирской области, что не так далеко от Флорищевой пустыни тоже есть село Флорищи. Удивляешься? Вот и меня это сильно удивило, когда я случайно нашла сведения, которые никак не вписывались в историю поселка Фролищи Нижегородской области Володарского района.

Бывало и раньше эти два места часто путали. До XVI века на месте нынешнего села был лес. Он окружал дорогу, остановиться здесь было негде, да и проезжающие старались тут не задерживаться. Этот лес пользовался дурной славой, в нём нередко прятались разбойники. Однажды здесь поселись четыре брата- побратима. Их вожака тоже звали Флор, его именем стали называть и всех остальных- Флоры. Братья промышляли разбоем и были необыкновенно удачливы. Они грабили обозы с товарами, нападали на проезжающих, да просто на путников, отнимали имущество, в общем, наводили страх и ужас на всех, кто попадал в эти места. Люди стали называть братьев-разбойников грозными именами "Флорищи". В этом слове видится еще несколько оттенков, также созвучных с этими событиями. Первое - это девиз карательной экспедиции: "ищи Флора", то есть главного разбойника, его банду, сокращенно "Флор-ищи". А второе - реакция уже ограбленных: "Мол, надо бы поймать Флора, наказать его, да где ж его теперь найдешь? Ищи ветра в поле! Ищи теперь Флора" - "Флор-ищи". Как бы то ни было, за этой местностью прочно закрепилось название "Флорищи". Братьев-разбойников не поймали, постепенно они стали обзаводиться семьями, их домашние селились здесь же, вдоль дороги. Бояться им было нечего, а дорога оживляла их жизнь, давая возможность торговли или обмена. Меж тем, банда Флора, то ли опасаясь за свои семьи, то ли просто устав от разбоя, оставила свой преступный промысел. Разбойники стали торговать с проезжавшими купцами и перестали грабить. Поселение, не подвергавшееся нападениям разбойников, привлекало внимание. Сюда, поближе к дороге, стали переселяться люди, основательно обустраиваться, да и купцы стали чаще останавливаться. Так образовалась деревня.

Название для этого местечка даже не пришлось придумывать, оно родилось само собой: "Флорищи". До наших дней сохранилось и старое название ближайшей к деревне речки "Плаксы", как напоминание о слезах и горьких обидах ограбленных и униженных. Со временем жители деревни пожелали построить себе Церковь. Собрали средства, напрягли cвои усилия и…построили небольшой деревянный храм, посвятив его святителю и чудотворцу Николаю. Есть предание, что уже на закате жизни побратимы Флоры отдали на Церковь все свои сбережения.

В народной памяти хранится еще одно предание, связанное с именем преподобного Сергия Радонежского. Это событие произошло в XIV веке, возможно, в 60-е годы. В народе есть благочестивое поверье, что Сергий Радонежский благословил эти места, провидя будущие поселения, и именно поэтому сегодня здесь такой красивый Введенский храм Пресвятой Богородицы, но это уже другая история и совсем про другие Флорищи.

А мне пора прощаться с тобой, мой дорогой читатель, и встретиться вновь, но совсем на другой страничке истории удивительного флорищенского края.






Пословицы и поговорки о пчеле, пчеловодах и меде...

  • Бортник горек – да мед его сладок.

  • Будешь лить мед – много мух нальнет.

  • Будет пчела на цветке - будет и яблоко на столе ; медоносная пчела

  • В доброй душе и чужая пчела роем прививается.

  • В меду и подметку съешь.

  • Ветры дуют - соты пустуют;

  • Всем мед хорош, да цена его портит.

  • Всякая муха жужжит, да не пчеле чета.

  • Ешь мед, да берегись жала.

  • Если много съешь, то и мед горьким покажется.

  • За пчелой пойдешь – до мёду дойдешь,
    за жуком пойдешь – до навозу дойдешь.

  • Какова матка, такова и пасека;

  • Кто кочует - тот с медом зимует;

  • Кто пчеле рад, тот будет богат.

  • Когда лето погожим бывает, мёд в ульях прибывает.

  • Лежа на боку не выработаешь медку.

  • Мед есть – в улей лезть.

  • Не пчелы боятся холода, а пчеловод;

  • Не тот друг, кто медом мажет, а тот, кто правду в глаза скажет;

  • Не летит пчела от мёда, а летит от дыма.

  • На красный цветок и пчела не летит.

  • От болтливого сказки, от работящего мед;

  • Пчела жалит только грешника;

  • Пчела далеко за каплей летит.

  • Пчел держать - не в холодке лежать;

  • Пчел водить - не разиня рот ходить;

  • Пчела артелью сильна;

  • По пчеле и о матке судят;

  • Плохие пчелы – плохой и мёд.

  • С лесного цвету гуще мёда нету.

  • С одного цветка много мёда не возьмешь. 

  • С осоки пчела мед не носит.

  • Сладок мёд, да не по две ложки в рот.

  • Трутень - дурень, а без него не семья;

  • Трутням - праздник и по будням.

  • Трутень меда не носит.

  • Трутни – всегда плутни.

  • Туда бы глядел, куда рой полетел.

  • Чтобы пчел водить, надо сердцем их любить;

  • Цыплят по осени считают, а пчел по весне;

  • Улей сильный, мед - обильный;

  • У хорошего пчеловода нет плохого года;

  • Хвастуна пчела не любит;

  • Яблоньку за яблоки любят, пчелку – за мёд.




















Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 27 сентября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru

Краткое описание документа:

     Как важно каждому из нас знать свои родовые корни, малую родину, где все близкое и дорогое сердцу, где душа распахнувшись, наслаждается до боли любимыми пейзажами. Здесь все знакомо, понятно и привычно. Но всегда ли мы знаем историю тех мест, откуда родом? Мой цикл рассказов и будет посвящен историческому прошлому Флорищевой пустыни и адресуется он молодому поколению.

     Рабочее название книги, работа над которой завершается, звучит так "Что? Как? И почему? в истории Флорищевой пустыни". Надеюсь, что, как и первое издание, она найдет своего читателя.

     Немного опережая события и удовлетворяя интересы любителей истории здешних мест, постараюсь на этом сайте разместить некоторые  страницы будущего издания.

Общая информация

Номер материала: 375674

Похожие материалы

2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации. Министерство образования и науки рекомендует в 2017/2018 учебном году включать в программы воспитания и социализации образовательные события, приуроченные к году экологии.

Учителям 1-11 классов и воспитателям дошкольных ОУ вместе с ребятами рекомендуем принять участие в международном конкурсе «Законы экологии», приуроченном к году экологии. Участники конкурса проверят свои знания правил поведения на природе, узнают интересные факты о животных и растениях, занесённых в Красную книгу России. Все ученики будут награждены красочными наградными материалами, а учителя получат бесплатные свидетельства о подготовке участников и призёров международного конкурса.

Конкурс "Законы экологии"