Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Доп. образование / Другие методич. материалы / «Различные недостатки произношения слов в пении»

«Различные недостатки произношения слов в пении»

Международный конкурс по математике «Поверь в себя»

для учеников 1-11 классов и дошкольников с ЛЮБЫМ уровнем знаний

Задания конкурса по математике «Поверь в себя» разработаны таким образом, чтобы каждый ученик вне зависимости от уровня подготовки смог проявить себя.

К ОПЛАТЕ ЗА ОДНОГО УЧЕНИКА: ВСЕГО 28 РУБ.

Конкурс проходит полностью дистанционно. Это значит, что ребенок сам решает задания, сидя за своим домашним компьютером (по желанию учителя дети могут решать задания и организованно в компьютерном классе).

Подробнее о конкурсе - https://urokimatematiki.ru/


Идёт приём заявок на самые массовые международные олимпиады проекта "Инфоурок"

Для учителей мы подготовили самые привлекательные условия в русскоязычном интернете:

1. Бесплатные наградные документы с указанием данных образовательной Лицензии и Свидeтельства СМИ;
2. Призовой фонд 1.500.000 рублей для самых активных учителей;
3. До 100 рублей за одного ученика остаётся у учителя (при орг.взносе 150 рублей);
4. Бесплатные путёвки в Турцию (на двоих, всё включено) - розыгрыш среди активных учителей;
5. Бесплатная подписка на месяц на видеоуроки от "Инфоурок" - активным учителям;
6. Благодарность учителю будет выслана на адрес руководителя школы.

Подайте заявку на олимпиаду сейчас - https://infourok.ru/konkurs

  • Доп. образование

Поделитесь материалом с коллегами:

14

Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования «шовгеновская детская школа искусств»








методическая разработка


«Различные недостатки произношения слов в пении»




Работа преподавателя отделения

«Хоровое пение»

Химишоковой Э.А.
















2016г.












Как известно, пение называют вокальной речью. Существенным преимуществом голосового аппарата человека является то, что инструмент этот говорящий.

Слово в пении несет слушателю содержание того, о чем поется.

Отсюда вывод, что в пении огромную роль играет дикция, т.е. четкое произношение каждого слова. Необходимо красивый певческий звук сочетать с хорошо произнесенным словом, т.к. дефекты дикции создают неприятное впечатление. Надо приучать учеников, чтобы и в бытовой речи следить за хорошим, четким произношением слов. В музыкальные учебные заведения приходят учиться петь молодые люди, обладающие хорошими вокальными данными. Их принимают, главным образом, за голос, меньше обращая внимание на музыкальный слух и вовсе не обращая внимания на особенности их разговорной речи. Учащиеся, принятые только за хороший голос без учета хорошей дикции, в процессе учебы попадают в затруднительное положение, т.к. в обычно бытовой речи множество недостатков, среди которых можно отметить: скороговорка, одиночная речь, многоударная, кричащая и т.д.. Возьмем, к примеру, скороговорную речь, которая влечет за собой пропуск букв и даже целых слогов, что может отразиться на значение слова, т.е. меняет его смысловое значение и продолжает нечеткую дикцию.

В жизни существует однотонная речь, которая звучит не двух-трех нотах, такая разговорная речь препятствует гибкости голосовых связок, речь становится невыразительной, нудной и монотонной.

В природе существует кричащая речь, она отрицательно влияет на качество голоса и мешает в процессе обучения певцам. От кричащей речи утомляются голосовые связки, появляются сипота, вялость связок и даже может быть несмыкание.

В быту выше перечисленные манеры разговорной речи могут быть понятными людям, говорящим об определенных предметах, на близком расстоянии друг от друга, но со сцены или же из большой аудитории такая разговорная речь понятной быть не может.

Скажем, бытовая речь более культурных людей доходчивее и понятнее, но она звучит монотонно, интонация невыразительная и нудная. Таким образом, подобные произношения и манера разговаривать порождает безразличное отношение и неуважение к своему языку.

Недопустимым является шепелявость, гнусавость и картавость в пении, которые портят исполнение произведения, на каком бы языке оно не звучало, делая его грубым и невыразительным.

Диалекты и говоры в различных местностях нашей страны связаны с различной артикуляцией, с отсутствием единой артикуляции звуков русского языка и других народностей. Например, звук «Р», образуемы дрожанием маленького язычка будет некрасивым и неправильным, будет являться большим дефектом. Для произношения согласных «Т», «Д» кончик языка находится у корней верхних зубов, т.е. язык упирается на корни верхних зубов, а в английском языке у альфенол. Правильное английское произношение согласных «Д» и «Т» в русском языке будет звучать как неправильное, шепелявое.

Артикуляция звуков в русском языке, согласно правилам единого общепринятого литературного произношения, в основе, которой лежит правило московского, всякое другое отклонение в ту или иную сторону дает или диалект, или нездоровое явление – шепелявость, картавость и т.д.. Исправление недостатков возможно только при систематических и длительных занятиях, потому что хорошая дикция, ясное и четкое произношение устанавливает контакт со слушателями, хорошая дикция выявляет музыку самого слова. Отчетливая дикция укрепляет дыхание, способствует развитию технической основы пения. Систематическая работа над дикцией укрепляет речевой аппарат. Хорошая дикция мобилизует опору дыхания, т.к. на плохо опертом дыхании нельзя четко произнести слово, хорошо опертое дыхание позволяет энергично произнести звук, слово, целую фразу. Четкая дикция приближает звук, концентрируют и формирует звучания. Таким образом, в искусстве пения недостаточно владеть хорошим голосом, очень важное место занимает в вокальном искусстве, как было сказано выше, четкое и ясное произношение.

Певцу можно обойтись без хорошей техники, но обязательно владеть хорошей дикцией.

Работа с учащимися, необходимо обратить их внимание на четкое и ясное произношение согласных. Энергичное выговаривание согласных приближает звук, дает возможность, формировать звук на высокой позиции, всегда искомая певцами, направляя звук в головной резонатор.

Не случайно певцы, распеваясь, прибавляют к гласной какую-нибудь согласную. Например, согласную «М» следует промычать, нащупать точку звучания высокой позиции, затем согласную «М» сочетать с гласными А, Э, И, О, У. вспоминаем высказывание С.К. Станиславского о том, что «пение с рыхлыми согласными напоминает реку без берегов с топью, где вязнут и тонут слова, арии и романсы превращаются в простые вокализы, из-за вялости согласных и небрежности недоговаривания». При прекрасном произношении согласных сила звука увеличивается без затраты сил и нажима.

Отсюда следует сделать вывод, что активность артикуляции согласных снимает лишнее напряжение с гортани, с голосовых связок, способствует правильной атаке звука и чистому звучанию гласных. С.К. Станиславский рассказывал о том, что, «Когда Батистини пел вокализы только на гласные, голос звучал слабо, а как только он гласные соединял с согласными, сила звука увеличивалась»¹. Чтобы добиться отчетливого произношения согласных и гласных, необходимо разбить все части артикуляционного аппарата. Необходимо добиться у учащегося отчетливого и ясного произношения, чтобы у слушателя создалось впечатление, что певец поет так же легко, как и говорит. Имея хорошую постановку голоса, но при тяжеловесном произношении слова появляется склонность затягивать темпы, особенно в быстрых движениях. Таким образом, чем быстрее темп, тем четче должна быть дикция. Отшлифовывая звучание согласных, необходимо добиться не только их четкости, но и быстроты произношения. Ученика необходимо научить и скороговорке с точным и ясным произношением каждого слова, чтобы певец мог легко и искрометно исполнять подвижные произведения такие как «Попутная» Глинки, «Неаполитанская тарантелла» Россини, а для этого необходимо работать над подвижностью челюсти, языка, губ, т.е. утрированным произношением слов, отрывая рот как можно больше и быстрее. Надо открывать рот настолько, чтобы чувствовать некоторую усталость и боль в скулах. Постоянно работать над расслаблением челюсти, делая специальные упражнения. Например, поворот челюсти вправо, влево, вперед, назад, опуская вниз как с открытым ртом, так и с закрытым. Проделать нижней челюстью и лицевыми мышцами жевательные движения. Жевать, широко открывая рот, затем, круговые движения губами в обе стороны. Полезно произносить скороговоркой упражнения на слогах да, да, да, ля, ля, ля, ма, ма, ма. Затем щелканье языком, подражая цоканью копыт, четкая дикция и подвижность челюсти приобретается, если во время чтения произносить слова утрированным движением рта на тихом звуке или же без звука, чтобы не утомлять голосовые связки. На ясность дикции влияет отчетливое произношение твердых окончаний. Если учащийся неправильно образует, согласные или не произносит в словах конечных согласных, его пение становится невыразительным. Когда певец выпевает каждое слово до конца, выпевая все буквы, звуки, то мысли слушателя идут за словами певца, как бы попадая во власть исполнителя, но если певец будет произносить слова не полностью, проглатывая концы слов, то слушатели немедленно отключаются, обращая внимание на то, что слова произносятся без окончания. Например: романс Чайковского «Не верь, мой друг» или в романсе Рахманинова «Сон» и т.д. не допев слово до конца, не подчеркнув согласную в конце слова, будет производить неряшливое, бездумное впечатление. Конечные согласные должны слышаться в момент после конца музыкального звука. Иначе слово будет казаться неоконченным.

Если взять, к примеру, итальянский язык. Отличительной чертой итальянского языка является то, что, итальянцы подчеркнуто ярко и упруго произносят каждое слово, большая часть слова оканчивается гласной, в нем сравнительно мало согласных в конце слов. Недаром этот язык называют вокальным.

Взять, к примеру, восточные языки, там встречаются множество гортанных звуков, часто можно встретить в слове два рядом стоящих согласных, что мешает красивому пению, протяжному звучанию. Говоря о четком произношении согласных, учащимся не следует увлекаться чрезмерно четким произношением каждой согласной и гласной, это вредит красоте пения, т.е. в пении совершенно пропадает легато, уничтожается плавное, кантеленное звучание. У других же певцов произношение жертвуется для красивого пения, для получения красивого легато, сливаются все слоги и слова, почему понимание текста делается совершенно невозможным. Пение таких певцов превращается в бессловесный вокализ. И так, трудность произношения при широком пении заключается в том, чтобы соединить ясную дикцию с настоящим легато и красивым звуком. На плохую дикцию жаловался в свое время всемирноизвестный певец Энрико Карузо. Многие певцы, к сожалению, пренебрегают хорошей дикцией, писал он – слушатели часто не понимают языка, на котором поют певцы на сцене и довольствуются лишь тем, что знают в общих чертах содержание произведения. С тех пор прошло много времени, но положение, к сожалению, не изменилось к лучшему.

Существенным преимуществом голосового аппарата является то, что инструмент этот говорящий.

Слово в пении несет слушателю содержание того, о чем поется. Неточная дикция сообщает слушателю только лишь половину информации. С.К. Станиславский говорил – чаще всего слово в пении совершенно пропадает, между тем, слово – тема для творчества композиторов, а музыка – его творчество.

Если взять, к примеру, произведение, исполняемое пианистом или же скрипачом, исполняемые ими произведения обогащаются и становятся понятными в зависимости от художественного вкуса исполнителя, от его высокого мастерства, от его внутреннего восприятия. Таким образом, с помощью его высокой внутренней культуры и музыкальности исполнитель доносит содержание произведения и устанавливает контакт со слушателями, дает возможность вникнуть в содержание произведения.

Певец же содержание доносит и устанавливает контакт со слушателями с помощью слова, а между тем большинство певцов упорно не желают воспользоваться этим преимуществом своего говорящего инструмента, ведь недаром пение называют вокальной речью!

Помимо значения фонетической стороны произношения музыкального голоса, громадную роль играет и смысловая сторона его. Преподавателю необходимо следить за тем, чтобы у ученика не было отношения к значению слов, певец должен уметь вскрыть художественную сущность произведения, иначе пение превратится в простое воспевание звуков. Известно, что Глинка, обладая большим голосом, был великолепным исполнителем своих романсов потому, как говорил А.Н. Серов в «Воспоминаниях» о Глинке, что «верность смыслу в малейшем отношении оттенка придавала пению Глинки совершенно особый характер и в нежно мелодических местах его прелестных романсов».² Учащиеся должны обладать основными правилами логического чтения. Они должны уметь логически разобрать словесный текст вокального произведения, уметь отделить главную мысль от второстепенной и не произносить, не выпевать все слова с одинаковой силой.

Осмыслив текст, ставя перед собой задачу, что именно хочет рассказать в вокальной кантиленой форме под музыку.

Учащийся вокалист, приобретая навыки сознательного, логически выразительного чтения и умеющий декламировать хотя бы небольшие лирические произведения, на которые написана музыка, получает твердую почву для самостоятельной работы в области оперного, камерного и хорового пения.

Итак: в умении скрыть слово и музыку в синтезе этих двух начал лежит залог того, что певец является истинно художником – исполнителем.

Как известно, наивысшим умением синтезировать слово и музыку обладали гении русского народа – Мусоргский и Шаляпин.

Из музыки речи, из напевности слова родились у Мусорского вдохновеннейшие, прекрасные мелодии. И про интонировать эти мелодии можно только музыкально одухотворенным пением, обладая высшим вокальным мастерством, умея петь слово, идеально передавать музыку речи: так, например, говорил в своей замечательной книге «Дирижер и певец», дирижер Большого театра, народный артист РСФСР Пазовский.

Говоря о творчестве Ф,И, Шаляпина, один из лучших певцов того времени Журавленко П.И. пишет, что дикция Шаляпина приобрела высокий стиль музыкальной декламации. У него, прежде всего, искусно звучала каждая отшлифованная буква, каждый слог и в целом каждое слово, в строжайшем его смысловом значении, красиво, музыкально и психологически гармонично. У Шаляпина не было ни одной буквы алфавита, которая хоть в малой степени как – то уродливо или неправильно произносилась. Отсюда брала начало совершенная шаляпинская техника дикции.³

Итак: одной из важнейших проблем является разрешение взаимосвязи и взаимообусловленности слова и вокала в пении, поднятия фонетической роли слова /совершенная дикция/ и его смысловое значение.

Каждая фонема – сложный звукопроизносительный условный рефлекс, своеобразный двигательный стереотип. Важно подчеркнуть, что речевой рефлекторный стереотип, как и певческий, является динамическим, то есть его члены в любой момент могут поменяться местами, в результате чего образуется новый стереотип. В этом проявляется высшая приспособляемость, лабильность мозга человека в процессе развития речи. Такое изменение порядка осуществления рефлексов требует от поющих и говорящих большого труда и постоянного упражнения, что вызывает иногда и срывы нервной деятельности.

В чем же проявляется нарушение динамического стереотипа, лежащее в основном потери четкой дикции поющего человека? При недостаточной подвижности возбуждения и торможения во второй сигнальной системе получается слабое напряжение, отсутствие резкого размыкания губного «затвора», что смазывает звук п, делает его вялым, неубедительным. Несколько таких нечетких, неотработанных фонем, закравшихся в речь певца или преподавателя, делают его общение с аудиторией слушателей значительно менее полноценным. Отсутствие правильных основ дикции в вокальном мастерстве вредит художественному впечатлению. Во сколько же раз сложнее должна быть деятельность исполнительного аппарата речи при произнесении целевых фраз, если они связаны с процессом вокализации, причем сюда включается еще вокально – технические и музыкальные задачи! Вторая сигнальная система сложнее первой и находится в некотором диалектическом противоречии с нею.

И тем не менее никакого непреодолимого разрыва между голосообразованием и дикцией с физиологической точки зрения нет и не может быть, поскольку обе эти функции выросли из одного корня – из дыхания и эмоциональных восклицаний наших предков, их предшествующего опыта всего человечества. Мало того, вторая сигнальная система формируется на прочной основе первой сигнальной системы.

Слушая певцов, обладающих большим талантом и высокой квалификацией, мы убеждаемся, что в создании художественного впечатления участвует особо выразительная дикция; она содействует верному осмыслению исполняемого произведения и придает особенное очарование музыке (например, в пении Ф.И. Шаляпина). Вкладывая глубокий смысл в то, что он поет, человек тем самым помогает правильной регуляции дыхания и других функций. Это – результат проявления сложных обратных связей между обеими системами. Вторая сигнальная система вносит порядок в проявления первой системы, так же как первая система ограничивает и направляет безусловные рефлексы, лежащие в основе эмоций.

Когда начинается пение, связанное со словом, с глубоким значением каждого звука, многие ранее выработанные вокальные связи в других областях – правильное дыхание, работа гортани, резонация – на время тормозятся. В данном случае новый фактор – слово – играет роль внешнего тормоза в отношении хорошо выработанного стереотипа условных рефлексов первой сигнальной системы. Но это торможение – лишь временное явление. Систематическая тренировка снимает возникшее препятствие, и, в конце концов, наступает гармония указанных функций. Вместе с тем слушатель вступает в эмоциональный контакт с исполнителем музыки, испытывает эстетические эмоции.

В речевом обиходе каждого человека мы находим примеры повседневного, но нежелательного явления – так называемого уподобления фонем, которое соответствует нарушению выработанных речевых стереотипов. Каждый звук речи влияет на другой, следующий за ним, несколько меняя его характер. Это происходит потому, что каждая фонема подготовляется в мозгу за несколько сотых и тысячных долей секунды до ее произнесения, то есть существует своеобразная установка подготовляемых к произнесению звуков, гласных и согласных. В тот момент, когда осуществляется один условный, выработанный рефлекс второй сигнальной системы, другая фонема уже находится в состоянии подготовки. Следовательно, в каждую секунду имеет место сложное и изменчивое сочетание возбужденных и заторможенных нервных клеток в двигательном речевом анализаторе – в упомянутом центре речи Брока и в слуховом центре Вернике.

В данном случае происходит взаимодействие между двумя очагами по законам высшей нервной деятельности. Иногда встречается помеха, в основе которой лежит так называемая отрицательная индукция. Вот почему следующая фонема часто или выпадает, или окрашивается в звуковой «тон» предыдущей, как следствие иррадиации возбуждения. Вместе с тем, и предыдущая фонема иногда видоизменяется так, чтобы облегчить произношение последующей.

Приведем примеры. Известно, что фонема л в слове «лапа» звучит несколько иначе, чем в слове «луна». Это происходит потому, что «затвор» из мышц, обуславливающий произношение л, во втором случае располагается на ничтожную величину ближе к зубным ячейкам, чем в первом, поскольку этим облегчается произнесение следующей гласной у, сопровождаемой вытягиванием губ вперед.

Такое явление невозможно объяснить иначе, как упомянутой иррадиацией (распространением) возбуждения с одного пункта коры головного мозга на другой по существующим между ними нервным путям.

Строго очерченных, так сказать «стремительных». Фонем в живом языке не существует; произнесение каждой фонемы сопровождается всегда некоторой иррадиацией возбуждения на соседние клетки. От этого и зависит индивидуальность произношения.

Отсюда происходит и трудность первоначальной работы над дикцией певца. Неполная правильность членораздельной речи даже на своем родном языке, не говоря уже об иностранных, неблагоприятно отражается на качестве пения. Иногда, если локализация комплексов, соответствующих двум фонемам в речевом аппарате, в корковых клетках анализатора очень близка, последующий звук совершенно не произносится, выпадает или вместо этого получается удвоение звука. К такому сложному сочетанию относится, например, уподобление звуков д и н – «холонно» вместо «холодно».

Местные наречия и диалекты, зависящие от такого уподобления, в случае исполнения художественных вокальных произведений дурно отказываются на восприятии слушателей. Вместе с тем правильная вокализация, пение, может служить и средством исправления диалектов и провинциализмов в речи.

Одна из задач обучения правильной художественной речи дикции в пении заключается в том, чтобы сделать некоторые согласные фонемы более звучными, и, следовательно, более похожими на гласные. Для успеха повышения звучности певческой речи можно использовать так называемые полугласные звуки: м, н, л, р, ж, з.

Необходимо систематически упражнять наиболее трудных фонем, чтобы даже при непосредственном следовании ни одна из них не тормозилась, не уподоблялось бы другой. А это возможно только в том случае, если каждый из соответствующих условных рефлексов в коре мозга будет строго закреплен, дифференцирован повторным систематическим упражнением и процесс его иррадиации в коре головного мозга будет сведен к минимуму времени (порядка сотых и тысячных долей секунды). Такое упражнение и фиксация достигаются в элементарной учебе различными методами, в том числе методом постепенного наращивания трудностей, а в школе пения – специальным подбором упражнений и музыкальных произведений.

В противоположность описанным явлениям ассимиляции фонем. Существует и обратное явление – дезассимиляции, разложения звука. Если звук р, например, в слове «коридор» повторяется два и более раз, то в соответствующем пункте происходит «профилактическое» торможение, своего рода нервный «микросрыв» и выключение фонемы р, замена ее на другой, менее «утомленный» в данный момент, например фонемой л. Отсюда происходит иногда неправильное произношение слова («колидор» вместо «коридор» и др.). избавиться от таких неправильностей не всегда бывает легко. Поэтому работа вокалиста над речью должна быть столь же систематической, настойчивой, ежедневной, как и над упражнением голоса.

Итак, новый певческий или речевой условный рефлекс (или их комбинация), включаемый в систему, ранее сложившуюся, вызывает временное ее нарушение. Но это не должно обескураживать педагога – при систематическом обучении утерянное равновесие вновь восстанавливается.

В чем конкретно выражается трудность взаимодействия двух систем? Предположим, что ученик на данном уроке «не держит дыхание», звук получается неустойчивый. В таком случае излишняя нагрузка падает на гортань, получается горловой оттенок… Педагог обращает внимание ученика на необходимость усиления внимания к дыханию. В ответ на это учащийся начинает анализировать внутреннюю мускулатуру гортани. При этом он чрезмерно перенапрягает наружные шейные и внутренние гортанно – глоточные мышцы. Преподаватель делает ему замечание: «Пойте свободнее». Новая комбинация явно вытесняет старый стереотип, нарушая привычную координацию и мешая вначале успеху занятий.

Педагог должен помочь ученику достигнуть формирования все более дифференцированных сложно – нервных стереотипов, так сказать, срастить между собой различные, иногда противоположные по своему характеру нервно – физиологические функции и свободно пользоваться их комплексом в целях наибольшей музыкальной выразительности пения.

На уроках пения часто приходится слышать и другие замечания, адресованные певцу или певице: «Ты мне слово дай, чтобы я тебя понял!». А когда ученик в ответ на это начинает усиленно заботиться о правильной дикции, слышится другая реплика учителя: «Куда у тебя девался звук, где кантилена?». Все это затрудняет и певца и самого педагога. Но эти трудности изживаются в процессе систематических упражнений, основанных на современных объективных научных данных и опыте педагога.

Несомненно, многим знакомо то неприятное ощущение в гортани, ничто вроде царапины и напряжения в горле и в окружающих его мышцах, которое появляется после долгого разговора и особенно после усиленного пения. Одна из причин этого болезненного ощущения заключается в том, что при плохо координированном дыхании или при неправильном пользовании резонаторов, при бытовой установке речи мы зачастую производим лишние усилия мышц, натягиваем без меры связки нашего голосового аппарата, «зажимаем» их.

Это мешает правильному функционированию голоса и речи, подобно тому как излишнее напряжение всего мышечного аппарата человека, вышедшего на сцену или на эстраду, мешает правильному, естественному выражению его ощущений, делает его искусство грубым, лишенным чувства меры, чувства «чуть – чуть».

К.С. Станиславский говорил, что художник от не художника отличается чувством «чуть – чуть», то есть ощущением тончайших переходов, нюансов от возбуждения к внутреннему торможении.

В физиологии высшей нервной деятельности И.П. Павлова этому «чуть – чуть» соответствует понятие условного тормоза, то есть своеобразного ограничителя реакций, известного в логике под названием «если – то…». Таких ограничителей рефлекторных механизмов в искусстве исполнителя имеется множество. В современной кибернетике мы находим также понятие условного перехода, то есть высшего распределения функций, которое лежит в основе совершенства электронных вычислительных машин.

Деятельность педагога и певца имеет в голосовом отношении много общего между собой, хотя работа второй сигнальной системы педагога, все время общающегося с учеником с помощью речи, представляется с научной точки зрения более сложной, чем функции актера и певца. Вторая сигнальная система педагога перегружена, хотя ее ресурсы и в пении ученика подвергаются серьезному испытанию.

Здесь имеет место глубокая диалектика, то есть взаимное отрицание, и высшая связь сигнальных систем, а именно: орфоэпия (правильное произношение слов) вступает в противоречие с орфоодией (дикцией при пении). При этом хорошо отработанная орфоодия может влиять благоприятно на все другие функции – не только на качество звука, но и на дыхание певца. Так называемый «оперный» шепот, которым пользовались в прежнее время при подготовке актеров драмы, является одним из средств приведения голосовых связок в нормальное состояние, вместе с тем он благоприятно отражается и на четкости дикции.

По мнению многих авторов, пение с закрытым ртом (так называемое mucendo итальянских вокалистов) способствует воспитанию верхнего (головного) резонатора. В системе известной московской преподавательницы О. Лобановой имеются указания на то, что согласная п усиливает тонус диафрагмы, а согласные ф и с, суживающие ротовое отверстие, приучают к более плавному выдоху и открывают доступ к овладению тонусом гладкой бронхиальной мускулатуры. На этом свойстве, то есть на обратном влиянии хорошо тренированных рефлексов второй сигнальной системы на первую, дикции на пение, и даже на безусловных рефлексах дыхания, основывалась Е. Я. Попова, создавая свою систему овладения голосом, требуя упорядочения выхода с помощью сочетания звуков у и ф – уф, которые человек употребляет для выражения естественного чувства утомлении. Этот способ приведения речевого аппарата в «естественное» положение снимает ту тяжесть, которая ложится на нервную систему вокалиста и педагога.

Мы видели, что дикция является наиболее изменчивым элементом в пении и орфоэпия развивается непрерывно. Эволюция дыхания и голосообразования у человека продолжается и сейчас под влиянием дикции.

Тем не менее, многие певцы забывают о великой роли слова, второй сигнальной системы. Это видно на примере артистов, пытающихся петь лишь голосом, обращая внимание на смысл, на логику передаваемого текста. Такой перегиб в сторону «звукоизвлечения», подобного птичьему пению, крайне нежелателен.

В проблеме подготовки певца надо различать фазу анализа и синтеза: в начале обучения бывает полезно временно отключить речевую функцию от образования голоса, разделить эти виды деятельности и тем облегчить труд нервной системы ученика, которая не может развивать все функции одновременно.

В случае переутомления речевых органов и во избежание срыва голоса можно посоветовать ему перевести речь на шепот, то есть выключить на время вибрацию связок, заставить его произносить слова без всякого звукового напряжения. Лишив на время речь ее звучности, можно вместе с тем продолжать совершенствовать другие функции, например дыхание и дикцию. Впоследствии, по выздоровлении от болезни, эти различные элементы – голосообразование, дыхание и дикцию – можно вновь объединить.

В преодолении противоречий между пением и речью. Для ликвидации возникающих дефектов, лишающих голос его силы и блеска, а речь ее мелодики, в работе над возвращением пению четкой и ясной дикции большую, незаменимую услугу может, по мнению М.П.Максаковой и других ведущих вокалистов, оказать использование русского фольклора, структура которого как бы рассчитана на использование всех физиологических ресурсов дыхания. Голосообразования и дикции. Эти выработанные веками условные рефлексы первой и второй сигнальных систем, воплощенные и в русской народной песне, приемы, зафиксированные в так называемых чистоговорках, позволяют народным певцам, а также сказителям и сказительницам говорить целыми часами с удивительной напевностью, и притом без всякого утомления.

В этом контексте нужно упомянуть и об одном важном опыте, который был произведен в нашей лаборатории с помощью простого пневмографа, записывающего любые изменения кривой дыхания и на вдохе, и на выдохе. Если обычное дыхание показывает лишь небольшое преобладание выхода над входом, то выдох певца может стать в 20-30раз длиннее вдоха. Что же касается дыхания при бытовой речи, то оно является крайне аритмичным. Иначе обстоит дело при речи художественной, в особенности дыхание при чтении гекзаметров, где имеются точная ритмика и соотношение между коротким вздохом и длинным ступенеобразным выдохом с небольшим отдыхом посередине (так называемая цезура).

Законы высшей нервной деятельности находят свое выражение не только в общении с окружающим миром отдельных людей, но и в эволюции целых народов, создающих новые фонемы и морфемы или выключающих из своего обихода некоторые фонемы, существенные для характеристики речи. Так произошло, например, с фонемой р, которая требует наиболее сложных координаций и которая в разговорном английском языке почти отсутствует. Изменения в словаре (лексике) отражают законы деятельности мозга с такой же точностью, как и история материальной культуры. Изменения мелодики столь же характерны для истории песенного творчества, как народный орнамент для изобразительного искусства.

Мы получили от наших предков особый склад и ритм русской речи, как и своеобразную систему подготовки «естественного» звучания голоса. К сожалению, мы часто забываем о этих связях с народной песней, отчего наша речь становится более сухой и аритмичной. Но с этим можно бороться, если только внимательно следить за своим голосом и речью, прислушиваясь к образцам классического звучания русских сказок и былин, где орфоэпия и орфоодия хорошо уживаются друг с другом. Известно, что главнейшие произведения народного эпоса являются плодом коллективного творчества многих поколений. Каждый народ в его языковом творчестве шел своим собственным путем: создавая лингвистические богатства, он раскрашивал речь в яркие выразительные тона, владение которыми совершенно необходимо человеку, говорящему на данном языке. В частности, русский народ искал шаг за шагом и в конце концов находил наиболее правильные способы постановки дыхания, голоса и артикуляции, которые, таким образом, оказываются тесно связанными с глубочайшими формами народного быта, с его историей, но о которых мы часто забываем при обучении вокалистов.

Работа по самоусовершенствованию техники и тесно связанной с ней орфоэпии, по существу, не прекращается. Именно в развитии техники народной речи вскрываются законы великого искусства убеждать, заражать слушателей идеями, а не только очаровывать пением.

Русский классический театр, не только оперный, но и драматический, создал великолепные образцы литературной речи, на которых следует учиться педагогу пения: например, искусство В.И. Качалова.

Каждая историческая эпоха имеет свой идеал пения и художественной речи: в XVII веке он был иным, чем в XIX. Наш идеал – теснейшая связь содержания произведения с четкой и ясной дикцией, с безупречным голосоведением исполнителя, логическое построение каждой фразы, правильная организация каждого певческого и речевого образа, наконец, сила и лаконизм жеста.

Мы должны здесь отметить особую тесную связь развития современного пения и речи с техникой и научной организацией средств связи и усиления звука. Появление радио, а позже и телевидения значительно изменило требования к физиологии голоса и речи. Совершенствование техники связи отражается и на построении. И на звучании речи певца, как оратора.

Новые комбинации звуков, новые способы выражения разнообразных чувств, как и новые сочетания выразительных движений – мимики и жеста, требуют работы над новыми формами голосообразования и дикции. Они обогащают нашу речь, как труд обогащает мысль. Особенно это заметно на примере художественного чтения, то есть сочетания искусства театра с искусством чтеца, где тренировка голоса столь же важна, как и тренировка дикции.

Наша жизнь вовлекает все новые и новые массы людей в процесс овладения культурой, в том числе культурой пения и художественной речи. У нас есть в этом отношении значительные достижения. Требование абсолютной грамотности должно предъявляться не только к словесной подаче материала, но и к художественному исполнительству, начиная со средней школы.

На помощь педагогике все чаще приходит техника репродукции звука. Учиться хорошему исполнительству можно и с помощью специально создаваемых аудио записей, однако живой речи и пения преподавателя все это заменить не может.

Педагог, опирающийся на данные объективной науки, может обеспечить успех вокальной педагогики, вывести ее в широкий путь, повысить работоспособность исполнителя, сохранить его здоровье и голос на многие годы.

Каждого педагога, как и певца, ждет старость. Поэтому нельзя не сказать в заключение и об эволюции голоса человека. У стареющих педагогов и певцом в голосе обнаруживается дребезжание – коварное «тремоло». Причиной старческого расстройства голоса является, кроме чисто физических(акустических) изменений гортани, и ослабление контроля со стороны коры головного мозга. Местные склеротические процессы, возникающие в кровеносных сосудах и тканях гортани, также играют большую роль. Однако правильной постановкой дыхания и голоса можно и в этот период жизни значительно отодвинуть появление «тремоло», сохранить согласованность связок с механизмом подпора воздуха, поступающего из легких.

Здесь еще возможна мобилизация запасных сил нашего организма, о которых мы говорили вначале. Но все же при первом появлении недостатков, болезней голоса следует обращаться к врачу – фониатру с целью получения совета и лечения, тренировки дыхания, голосообразования и дикции, которой можно заниматься до позднего возраста.

Не следует сомневаться в том, что вместе с развитием физиологии высшей нервной деятельности и в применении к пению многие другие функции нашего голосового аппарата, о которых мы здесь не упоминали, будут также детально раскрыты и подчинены планомерному воздействию единой педагогической системы. Будет ли эта система похожа на математические формулы, как о том мечтают некоторые представители вокально – музыкального мастерства, мы не можем предвидеть. Но что эта система будет основана на данных материалистической науки, на данных физиологии и психологии, а не на интуиции отдельных, даже наиболее талантливых личностей – в этом мы совершенно уверены.

Ясно и то, что «золотой век» вокала не позади, а впереди, и не в одной какой – либо стране, например в Италии, а везде. Искусство, как и наука, развивается бесконечно. Не только музыканты – исполнители, певцы, педагоги непрерывно организуют новую творческую музыкальную среду; в этот процесс вовлечены, в большей или меньшей степени, все, кто слушает музыку и пение, кто любит вокальное искусство, кто, отдавая ему свои чувства, является со творцом музыки. В наше время, когда вокальное искусство стало доступным широчайшим народным массам, музыкальная среда охватывает почти все общество. В понятие активного формирования новой среды входит как смелое новаторство, создание новых эстетических ценностей, так и глубокое уважение к классике, к традициям прошлого.

Подготовленный певец при помощи своих голосовых средств и художественного исполнительства проявляет себя свою личность как член общества.

















СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


Дмитриев Л.Б. Основы вокальной методики – 1963г.

Назаренко И.К. Искусство пения – 1968г.

Фролов Ю. Пение и речь в свете обучения И.П. Павлова. – Музыка – 1966г.

Самые низкие цены на курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации!

Предлагаем учителям воспользоваться 50% скидкой при обучении по программам профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок".

Начало обучения ближайших групп: 18 января и 25 января. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (20% в начале обучения и 80% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru/kursy



Автор
Дата добавления 01.11.2016
Раздел Доп. образование
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров20
Номер материала ДБ-307333
Получить свидетельство о публикации

УЖЕ ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ДИПЛОМ

от проекта "Инфоурок" с указанием данных образовательной лицензии, что важно при прохождении аттестации.

Если Вы учитель или воспитатель, то можете прямо сейчас получить документ, подтверждающий Ваши профессиональные компетенции. Выдаваемые дипломы и сертификаты помогут Вам наполнить собственное портфолио и успешно пройти аттестацию.

Список всех тестов можно посмотреть тут - https://infourok.ru/tests


Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх