Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Классному руководителю / Конспекты / Разработка классного часа В.И.Сурикова

Разработка классного часа В.И.Сурикова

  • Классному руководителю

Поделитесь материалом с коллегами:

Слайды 1

Слово мастера.

Слайд 11 В юбилейный год Красноярского края мы хотим поговорить о замечательном художнике, который вырос на красноярской земле на берегах Енисея, где сформировался могучий талант живописца.

Мы проведём – краткий экскурс о выдающемся творце, имя, которое навечно вписано в культурную летопись нашего края.

Ему - великому титану, гению русской живописи Василию Ивановичу Сурикову – мы посвящаем нашу сегодняшнею встречу


Слайд

Василий Иванович Суриков родился 12 января 1848 года в городе Красноярске в казачьей семье.

Отец его, Иван Васильевич Суриков, предки которого пришли в Сибирь еще с Ермаком, был крутого нрава, но великолепно играл на гитаре и считался лучшим певцом города.

Мать художника, Прасковья Федоровна Сурикова принадлежала к старому казачьему роду Торгошиных, основавшему Торгошинскую станицу на берегу Енисея - напротив Красноярска, который занимался торговлей.

В 1854 отца перевели на службу в акцизное управление в село с Сухой Бузим (в настоящее время Сухобузимское).

Художник очень гордился своим древним казачьим родом и любил подчёркивать вольнолюбивый, бунтарский дух предков. Не оставалась для него бесследной и художественная одарённость родителей.

"Со всех сторон я - природный казак... моё казачество более чем 200 летнее - писал Василий Иванович. Предками и своей родиной - Сибирью.

Сибирь — край мужественных людей, величественной природы, живого дыхания истории — сформировала у Сурикова понятия о красоте.

Сибирь сформировала характер Сурикова. Мальчик рос настоящим сибиряком - крепким, жизнерадостным. Принимал участие в азартных шумных играх и драках казачьей детворы, был смелым, отчаянным в детских играх и развлечениях, мальчик каждый день соприкасался с  сибирской природой. Она становилась ему понятной, родной, как близкие люди, как родительский дом.  

Рисовать Суриков начал рано. Он говорил: «Идеалы исторических типов воспитала во мне Сибирь с детства; она же дала мне дух, и силу, и здоровье».

Он хорошо учился в Красноярском уездном училище, отличался упорством, настойчивостью, первые уроки живописи получил от преподавателя гимназии Николай Васильевич Гребнева. Приобщал ученика к работе с натуры, знакомил с исторической живописью К.П. Брюллова, Рафаэля, с Гребневым Вася крепко подружился. Вместе они ходили на Часовенную гору, писали акварелью Красноярск, что раскинулся под ними. Вместе ездили на Енисей, к горным кряжам – Столбам, в тайгу. И понемногу приучался Вася рисовать с натуры.

Гребнева распознал талант ученика и посоветовал ему поступить в Петербургскую Академию художеств.

Детство без забот и нужды рано кончилось для Сурикова.

Когда Васи было одиннадцать лет, в 1859 году от чахотки умер его отец.

Прасковья Федоровна - с тремя детьми: Васей, Катей и младшим Сашей возвращается в Красноярск. Семья стала испытывать материальные затруднения. Сдавали, часть дома квартирантам за счёт этого жили. Денег в семье не хватало, иногда приходилось, вспоминал Василий позднее, «яйца пасхальные расписывать по 3 рубля за сотню». Однажды выполнил икону на заказ.

После завершения обучения в уездном училище Суриков устроился в губернский совет работать писцом. Единственная радость оставалась – рисование! Рисовал Вася всё свободное время. Старался больше работать с натуры. Рисовал красноярских девушек, крестьян, казаков, писал окрестные пейзажи. 

Канцелярская работа сушила Васину душу, он изнывал от тоски, ему хотелось писать, хотелось учиться, но ничего впереди не предвиделось. И вдруг повезло. Помогла… муха! На какой-то деловой бумаге нарисовал Вася муху, и так точно, что столоначальник решил сыграть шутку и подложил эту бумагу на стол губернатору Павлу Николаевичу Замятину. Губернатор, выслушав доклад столоначальника, принялся обдумывать дела, шагая по кабинету. Проходя мимо стола, он заметил на бумаге муху и машинально смахнул её рукой. Возвращаясь обратно, снова увидел муху на том же самом месте. Опять взмахнул рукой, а муха – сидит! Тут губернатор заметил, что муха нарисованная.

Наиболее ранним датированным произведением Сурикова считается акварель «Плоты на Енисее» 1862 года.

Чем взрослее становился Суриков, тем чаще посещала его мысль о серьезном обучении художеству: он не просто увлекался живописью, а окончательно заболевал ею, но осуществить это на деле было очень трудно, требовались деньги, которых в семье не было.

Но вот рисунки юноши увидел красноярский губернатор П.Н. Замятин. Он понял, что они сделаны талантливым человеком. Губернатор написал в Совет Академии художников прошение о приёме Сурикова учеником в Академию. К прошению  были приложены рисунки. Совет Академии дал положительный отзыв о способностях юноши, но уведомил, что стипендии ему назначать не может.

Золотопромышленник Петр Иванович Кузнецов взял все расходы на себя и 11 декабря 1868 года Суриков отправился попутным кузнецовским обозом в Петербургскую Академию.

До  двадцати лет  Суриков безвыездно прожил в Сибири.

Годы учения в Академии художеств были для молодого Сурикова годами напряжённого и увлекательного труда.

В марте 1874 года Суриков получил первую премию за превосходный живописный эскиз композиции «Пир Валтасара». В том же году он создал первую композицию на тему древнерусской истории «Княжий суд», где ему удалось достигнуть впечатления достоверности происходящего.

За время учебы Василий писал картины и рисунки, главным образом на библейские темы, за которые неоднократно получал медали, золотые и серебряные, денежные премии.

В Академии ему приходилось писать программные композиции на темы древней истории, истории христианства:  "Милосердный самарянин " и другие. Хотя молодой Суриков был удовлетворён своей работой, он отлично знал, что это хорошо только  для первого раза, что надо ещё искать и добиваться лучшего.

Первую самостоятельную работу Сурикова «Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге» (1870 год) приобрёл П. И. Кузнецов (один из вариантов картины хранится в Красноярском художественном музее им. В. И. Сурикова).

Летом 1873 года Суриков приезжает в Красноярск, некоторое время живёт в Хакасии — на золотых приисках Кузнецова. В 1874 году Суриков подарил Кузнецову свою картину «Милосердный самарянин» (хранится там же), за которую получил Малую золотую медаль.

 В конце 1875 года Суриков оканчивает Академию художеств, получает аттестат и звание классного художника первой степени.

Его приглашают в Москву расписывать храм Христа Спасителя, он соглашается, чтобы получить деньги и иметь возможность заниматься своим творчеством. Это был первый и единственный заказ, который выполнил Суриков в течение своей жизни.

В июне 1877 года он переехал в Москву на постоянное жительство, а в 1878 году часто ездил в Красноярск, где проводил лето. Суриков любил смотреть на Енисей и погружался в нем.

(Песня о Енисее)


25 января 1878 года Суриков женится на Елизавете Августовне Шарэ, внучке декабриста П.Н. Свистунова столичной барышни, говорившей исключительно по-французски, дочерью весьма известного, но не слишком богатого бумаготорговца француза Августа Шаре.

У Сурикова и Елизаветы родилось две дочери: Ольга (1878—1958) и Лена.

Счастливая семейная жизнь и относительная материальная обеспеченность позволили художнику «начать свое» – обратиться к образам русской истории. Начинается его напряженная работа над первой исторической большой картиной «Утро стрелецкой казни» - эту картину он задумал давно, (отрывок)

Т. Кедрина пишет:

«На глазах зрителя разыгрывается страшная драма. Как будто слышишь плач, слившийся в одно глубокое рыдание. Кричит охваченная ужасом маленькая девочка, рыдает молодая женщина, простившись с мужем, уткнулся в ее платье плачущий ребенок. Казнь еще не началась, но наступили последние минуты прощания с жизнью. Страшные, мучительные.


Народной толпе, беспорядочно сгрудившейся перед храмом Василия Блаженного, художник противопоставляет Петра со свитой на фоне кремлевской стены. Петр неумолим и грозен. Он уверен в своей правоте.

Суриков хорошо понимал прогрессивность петровской политики, но в, то, же время художник не мог не сочувствовать народу, не мог не страдать вместе с ним. Суриков взволнованно повествует о силе и упорстве русского народа в борьбе за свои интересы.»

Варлам Шаламов. 

В предсмертных новеньких рубахах, 
В пасхальном пламени свечей
 
Стрельцы готовы лечь на плаху
 
И ожидают палачей.
 

Они – мятежники – на дыбе
 
Царю успели показать
 
Невозмутимые улыбки
 
И безмятежные глаза.
 

Они здесь все – одной породы,
 
Один другому друг и брат.
 
Они здесь все длиннобороды,
 
У всех один небесный взгляд.
 

Он говорил, что не ужас смерти хотел передать, а торжественность последних минут перед казнью, все прекрасное, что раскрылось в душах простых людей, – мужество у осужденных, глубина скорби и нежность у их близких

Сразу же после окончания «Утра стрелецкой казни» у Сурикова возникает замысел картины «Боярыня Морозова», но сначала пишет картину «Меньшиков в Берёзове», когда он работал над картиной, Елизавета Августовна, жена его, ему позировала старшую дочь Меншикова, Марию.

После выставки 1883 года картина была приобретена Третьяковым, и у Сурикова оказались средства, достаточные для поездки за границу.

Художник посещает Германию, Францию, Италию, Испанию, его внимание привлекает и современное европейское искусство. Много и увлеченно работает художник над этюдами. Он пишет на родину: «Да, колорит – великое дело! Видевши теперь массу картин, я пришел к тому заключению, что только колорит вечное неизменяемое наслаждение может доставить, если он непосредственно, горячо передан с натуры».

По возвращении из-за границы работа над «Боярыней Морозовой» (1887) поглотила все внимание Сурикова.

Эта тема жила в душе художника уже давно. Ещё мальчиком слышал он от своей крестной рассказ о неистовой раскольнице боярыне Морозовой, которая, отстаивая старую веру, пошла против самого царя и патриарха Никона, за что была подвергнута страшным мучениям и заточена в земляную тюрьму в Боровске.

Ему уже виделись сани, спешащие по снегу, и смертельно бледная женщина, шагнувшая за роковую черту… Композиция картины была навеяна воспоминаниями об одной из улиц в Красноярске, по которой часто возили приговоренных на эшафот.

Художник рассказывал, как искал образ Морозовой, и нашел его в Преображенском на старообрядческом кладбище. В церковном палисаднике был за два часа написан знаменитый этюд головы боярыни Морозовой. Обрядив молодую начетчицу Настасью Михайловну в высокую шапку и черный платок, он писал ее единым духом, единой мыслью, счастливо нашедший то, чего искал годами. И как вписал ее лицо в картину и понял – она всех победила».

«В худощавой фигуре Морозовой, в тонких длинных пальцах ее рук, в том, как она сидит, вытянув и крепко сжав ноги, судорожно вцепившись в боковину саней одной рукой и взметнув вверх другую со сложенным двуперстием, чувствуется и огромное нервное напряжение и внутренняя сила. Веришь, что эта женщина могла вдохновлять, вести за собой многих – так сильна была ее собственная вера, пусть фанатичная, так ярка была ее личность». В картине Морозова – центральный образ и по психологической нагрузке и по расположению на холсте. Но этот образ не противостоит многоликой народной массе, не поднимается над ней, а, скорее, связывается с толпой, организует ее.


Один из ведущих образов в картине – юродивый, олицетворяющий народные страдания. Прототип его был найден Суриковым на одном из московских рынков. «Вижу – он. В начале зимы было. Снег талый. Я его на снегу так и писал. Водки ему дал и водкой ноги натер… Он в одной холщовой рубахе босиком у меня на снегу сидел. Ноги у него даже посинели. Я ему за работу три рубля дал…

В мае 1887 года Третьяков покупает «Боярыню Морозову» за 15000 рублей. Снова независимость! Теперь можно отдохнуть и поехать на родину всей семьёй!

Дорога была длинной и трудной. Василий Иванович не успел опомниться, как две сухие руки обхватили, его за шею и к плечу его прильнула крепко утянутая черным платком голова мамы.

Мать было не в восторге от невестки, они не ссорились, но стена непонимания часто вставала между ними. В то время Елизавета Августовна уже болела. И обратный путь в Москву, показался ещё длиннее.

Пришла беда, отворяй ворота - гласит русская старинная пословица. Василий Иванович дежурил по ночам, бегал в аптеку, чай с лимоном и сахаром подавал, словом, не отходил от жены, но…

Все пришлось выстрадать, вынести, выдержать. Мелькали, кружились, суетились чужие, соболезнующие маски, и все ушли, исчезли куда-то.

И вот могильный холмик, заваленный венками и охапками цветов.…

Весной 1888года её голубки не стало.


Милый Саша!

Ты, я думаю, удивляешься, что я долго не писал. С 1 февраля началась болезнь Лизы, и я не имел минуты спокойной, чтобы тебе слово черкнуть. Ну, друг Саша, болезнь все усиливалась, все лучшие доктора Москвы лечили, да богу нужно было исполнить волю свою… Чего тебе больше писать? Я, брат, с ума схожу. Как бы я рад хоть тебя, Саша, увидеть. А что, нельзя тебе отпуска взять?. Я тебе, Саша, и маме говорил, что у Лизы порок сердца и что по прибытии в Москву все ухудшался. А тут еще дорогой из Сибири простудилась, и делу нельзя было помочь… Вот, Саша, жизнь моя надломлена; что будет дальше, и представить себе не могу…

Брат твой В.Суриков».


На целых два года творческая жизнь его заглохла, оскудела, как потрескавшаяся земля, выжженная засухой.

К осени приехал брат Александр. «А что бы тебе, Вася, не переехать на годик или на два домой – в Красноярск? Олечку и Леночку отдали бы в нашу гимназию. Подумай, то-то хорошо будет!» – говорил он брату, с надеждой поглядывая в его измученное, похудевшее лицо. И Василий Иванович согласился.  Может горе твоё Енисей то и смоет.

Уехав с двумя дочерьми на год на родину в Красноярск, он там, среди близких ему людей, любимой природы и повседневного быта медленно возвращался к жизни.

Робота над картиной «Взятие снежного городка » стала своеобразным исцелением художника.

(Стихотворение Взятие снежного городка)

Г. Дябина

Суриковы возвратились в Москву…Во время возвращения Василию Ивановичу казалось, что чем ближе к Москве, тем больше становится опасность потерять себя снова. Но ничего этого не случилось, он продолжал быть полным сил и надежд, а они сосредоточивались на новом замысле – пожалуй, еще более крупном и широком, чем все, что он делал до сих пор. Суриков задумал «Ермака».

«Покорение Сибири Ермаком» на XXIII выставке в Петербурге, император Николай II с Александрой Федоровной приобрел картину за сорок тысяч рублей.

В картине – «Покорение Сибири Ермаком» (1895) – Суриков поднялся на необычайную даже для него высоту исторического прозрения.

Репин писал по поводу «Ермака»: «Впечатление от картины так неожиданно и могуче, что даже не приходит на ум разбирать эту копошащуюся массу со стороны техники, красок, рисунка».

В том же 1895 году Совет Академии присудил ему звание академика. В самый разгар торжественных поздравлений и официальных обедов из Красноярска пришло известие о смерти Прасковьи Федоровны Суриковой.

Милый Саша!

"Получил вчера твое скорбное письмо. Чего говорить, я хожу как в тумане. Слезы глаза застилают... Нет ее, нашей мамочки… ".

"Одно, Саша, не давай волю отчаянию. Это и грешно (по нашей христианской вере), да и не поможет.

Это я по прежнему своему горю сужу".

Брат твой В.Суриков».

Несмотря на свою неграмотность, П.Ф.Сурикова сыграла важнейшую роль в выявлении художественных наклонностей своего сына, являясь пример художественного отношения к жизни всем своим "бытовым поведением". Она замечательно плела кружева и вышивала бисером целые картины

Песня куда уходят матери от нас Евтушенко  

И снова Сибирь. Встреча с братом. С приездом семьи художника в доме на Благовещенской снова зазвенела по вечерам гитара, стали бывать гости. Как он сам говорил: «Если я не держал кисть, то в руках у меня была гитара».

Братья ежедневно читали Петрушевского «Генералиссимус Суворов». Суриков снова попал в плен. В его альбоме уже хранились наброски самых первых композиций «Суворова в Альпах».

Через несколько лет Суриков написал картину «Переход Суворова через Альпы» (1899). Он трактует и этот легендарный поход, прежде всего, как народный подвиг. Художнику удалось хорошо передать в лицах, позах и жестах спускающихся по обледенелому обрыву солдат борьбу мужественного сознания долга с естественным человеческим страхом. Композиция картины также выразительно передает неудержимость низвергающихся вниз солдат и трудность спуска.

Последней исторической картиной художника был «Степан Разин», задуманный им еще тогда, когда он работал над «Боярыней Морозовой», и законченный только в 1907 году.

А. Жукова пишет: «…Хмурый на головном струге сидит Разин. Тяжкую думу думает атаман. Поднятые весла за его спиной – как крылья. Поверженного орла напоминает атаман – художник словно предсказывает его мрачную судьбу. и думает вместе с ним: каким же путем идти России?.. А струг величаво плывет по широкой Волге».

Последняя большая картина «Посещение царевной женского монастыря» была написана Суриковым в 1912 году. Картина эта не изображает какую-либо историческую личность, а является глубоким раздумьем художника об участи русской женщины, сияющая молодость которой обречена на прозябание в монастырском застенке.

Между большими картинами Суриков много писал портреты.

Значительно искусство Суриковапортретиста. Глубоко раскрыты характеры в «Портрете доктора А.Д. Езерского» (1911), «Портрете человека с больной рукой» (1913), «Автопортретах» (1913 и 1915); удивительно красивы его женские образы в портретах Т.К. Доможиловой (1890е), А.И. Емельяновой и Н.Ф. Матвеевой.

В 1915 году Суриков выставил «Благовещение» - свою последнюю крупную работ

К концу своей насыщенной творческой жизни Василий часто посещает родину, пишет ряд пейзажей, акварельные зарисовки, иногда пишет портреты. у. 


Лето 1915 года Василий Иванович провел на юге, в Крыму. Он много загорал, поднимался в горы. Такие нагрузки оказались слишком тяжелыми для его больного сердца. К тому же заболел
воспалением лёгких и умер 6 марта 1916 года в возрасте 68 лет, пережив свою жену, Елизавету Августовну, на долгих двадцать восемь лет. Последние слова великого художника были: "Я исчезаю". 

Его похоронили рядом с женой в Москве, на Ваганьковском кладбище.

(А. Н. Грицунов. Живет в сердцах у нас). 

Он мастерством своим отменным 
Себя прославил на века,
 
За божий дар, талант бесценный
 
Мы чтим сегодня земляка.
 
Да, он воистину народный,
 
Рукой талантливой своей
 
Создал прекрасные полотна
 
Для всех времен, для всех людей.
 
Художник Суриков Василий
 
Всегда живет в сердцах у нас,
 
Великий, славный сын России,
 
Гордится им наш Красноярск.
 

Сейчас памятник Сурикову находится рядом с его домом , на улице названной в его честь. Музея-усадьбы В.И.Сурикова!

Музей-усадьба уже более полувека бережно хранит традиции казачьего быта и уникальную коллекцию произведений российского живописца.


В честь Василия Сурикова назван кратер на Меркурии.

Улицы имени Сурикова есть в Липецке, Новосибирске,

Киеве, Москве.

Имя великого художника носят танкер и теплоход.

Но все же в Красноярске – на родине живописца –

с именем Василия Сурикова

можно столкнуться практически в каждом районе.   
Суриковский сквер, художественное училище, школа,

музей и не только.

Стихотворение Славный город

Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 20.11.2015
Раздел Классному руководителю
Подраздел Конспекты
Просмотров241
Номер материала ДВ-173344
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх