Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Разработка урока по "Евгению Онегину" А.С.Пушкина
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 26 апреля.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Разработка урока по "Евгению Онегину" А.С.Пушкина

Выбранный для просмотра документ приложение №1, веб-квест.ppt

библиотека
материалов
Web-quest Признаки XIX века в романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин» Автор: Вид...
Введение Представьте, что мы попали в 19 век. Как жили там люди? Чем они зани...
Задание Для продуктивной работы нам нужно несколько творческих групп: I групп...
Комментарии В процессе работы учащиеся через самостоятельное исследование пол...
Где искать: Для работы вам могут пригодиться следующие источники: Экскурсово...
Критерии оценивания: Если вы полно подобрали информацию, смогли заинтересоват...
Пожелание успеха Надеюсь, что у вас все получится и вы ответите на все вопрос...
Минутка физической разгрузки ВОСПОМИНАНИЯ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ (отрывок) О, громкий...
Рефлексия: Я узнал Я вспомнил Я запомнил
В.Г.Белинский назвал роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин» «энциклопедией русско...
Если сравнить урок по аналогии, то:
Заключение Данное мероприятие показало, что вы умеете работать в группах: все...
Использованные материалы http://www.wmos.ru/walk/ http://womens-place.ru/fash...
Спасибо за продуктивную и плодотворную работу!
20 1

"Инфоурок" приглашает всех педагогов и детей к участию в самой массовой интернет-олимпиаде «Весна 2017» с рекордно низкой оплатой за одного ученика - всего 45 рублей

В олимпиадах "Инфоурок" лучшие условия для учителей и учеников:

1. невероятно низкий размер орг.взноса — всего 58 рублей, из которых 13 рублей остаётся учителю на компенсацию расходов;
2. подходящие по сложности для большинства учеников задания;
3. призовой фонд 1.000.000 рублей для самых активных учителей;
4. официальные наградные документы для учителей бесплатно(от организатора - ООО "Инфоурок" - имеющего образовательную лицензию и свидетельство СМИ) - при участии от 10 учеников
5. бесплатный доступ ко всем видеоурокам проекта "Инфоурок";
6. легко подать заявку, не нужно отправлять ответы в бумажном виде;
7. родителям всех учеников - благодарственные письма от «Инфоурок».
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://infourok.ru/konkurs

Описание презентации по отдельным слайдам:

№ слайда 1 Web-quest Признаки XIX века в романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин» Автор: Вид
Описание слайда:

Web-quest Признаки XIX века в романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин» Автор: Видяйкина Л.Ю.

№ слайда 2 Введение Представьте, что мы попали в 19 век. Как жили там люди? Чем они зани
Описание слайда:

Введение Представьте, что мы попали в 19 век. Как жили там люди? Чем они занимались? Как был построен день у столичного молодого человека? Сегодня через роман «Евгений Онегин» мы попробуем найти ответы на данные вопросы.

№ слайда 3 Задание Для продуктивной работы нам нужно несколько творческих групп: I групп
Описание слайда:

Задание Для продуктивной работы нам нужно несколько творческих групп: I группа – экскурсоводы (помогут познакомиться с наиболее значимыми местами Петербурга и Москвы XIX века); II группа – модельеры (расскажут о столичной моде); III группа – лингвисты (расскажут об особенностях общения высшего света в XIX веке); IV группа – юристы (расскажут о правилах и нормах этикета, законах, царящих в XIX веке)

№ слайда 4 Комментарии В процессе работы учащиеся через самостоятельное исследование пол
Описание слайда:

Комментарии В процессе работы учащиеся через самостоятельное исследование получат информацию, помогающую представить жизнь светского общества XIX века, а, следовательно, глубже понять роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин»; а также дополнительную информацию о Законодательстве России XIX века (связь с обществознанием и историей); о русской моде XIX века;

№ слайда 5 Где искать: Для работы вам могут пригодиться следующие источники: Экскурсово
Описание слайда:

Где искать: Для работы вам могут пригодиться следующие источники: Экскурсоводы: могут воспользоваться сайтом: http://www.wmos.ru/walk/ ; роман А.С.Пушкина«Евгений Онегин»; Модельеры могут воспользоваться сайтом: http://womens-place.ru/fashion/ekskurs-v-istoriyu-moda-19-veka.html ; роман А.С.Пушкина«Евгений Онегин»; Лингвисты: роман А.С.Пушкина«Евгений Онегин»; Юристы: http://civil.consultant.ru/code/ (электронная библиотека)

№ слайда 6 Критерии оценивания: Если вы полно подобрали информацию, смогли заинтересоват
Описание слайда:

Критерии оценивания: Если вы полно подобрали информацию, смогли заинтересовать слушателей интересными находками, представили выступление (презентацию), вам ставится оценка «5» Если вы полно, но однообразно представили информацию, вам ставится оценка «4» Если информация подобрана неполно, вам ставится оценка «3»

№ слайда 7 Пожелание успеха Надеюсь, что у вас все получится и вы ответите на все вопрос
Описание слайда:

Пожелание успеха Надеюсь, что у вас все получится и вы ответите на все вопросы; Не забудьте, что в итоге вы должны защитить свой ответ согласно критериям: - четкость изложения информации; - логика; - полнота изложения

№ слайда 8 Минутка физической разгрузки ВОСПОМИНАНИЯ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ (отрывок) О, громкий
Описание слайда:

Минутка физической разгрузки ВОСПОМИНАНИЯ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ (отрывок) О, громкий век военных споров, Свидетель славы россиян! Ты видел, как Орлов, Румянцев и Суворов, Потомки грозные славян, Перуном Зевсовым победу похищали; Их смелым подвигам страшась дивился мир; Державин и Петров героям песнь бряцали Струнами громозвучных лир. 1814

№ слайда 9 Рефлексия: Я узнал Я вспомнил Я запомнил
Описание слайда:

Рефлексия: Я узнал Я вспомнил Я запомнил

№ слайда 10 В.Г.Белинский назвал роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин» «энциклопедией русско
Описание слайда:

В.Г.Белинский назвал роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин» «энциклопедией русской жизни»

№ слайда 11 Если сравнить урок по аналогии, то:
Описание слайда:

Если сравнить урок по аналогии, то:

№ слайда 12
Описание слайда:

№ слайда 13
Описание слайда:

№ слайда 14
Описание слайда:

№ слайда 15
Описание слайда:

№ слайда 16
Описание слайда:

№ слайда 17
Описание слайда:

№ слайда 18 Заключение Данное мероприятие показало, что вы умеете работать в группах: все
Описание слайда:

Заключение Данное мероприятие показало, что вы умеете работать в группах: все были тактичны и внимательны; Работа всех групп оказалась продуктивной и разнообразной; Конечный продукт (выступление, презентация) каждой группы отличалась креативностью, богатством содержания; В итоге вы узнали информацию, которая расширяет ваш кругозор, а также поможет глубже понять роман «Евгений Онегин»

№ слайда 19 Использованные материалы http://www.wmos.ru/walk/ http://womens-place.ru/fash
Описание слайда:

Использованные материалы http://www.wmos.ru/walk/ http://womens-place.ru/fashion/ekskurs-v-istoriyu-moda-19-veka.html http://civil.consultant.ru/code/ (электронная библиотека)

№ слайда 20 Спасибо за продуктивную и плодотворную работу!
Описание слайда:

Спасибо за продуктивную и плодотворную работу!

Выбранный для просмотра документ приложение №2.doc

библиотека
материалов

Экскурсоводы:


Задание: значимые места Петербурга и Москвы XIX века (познакомить с некоторыми из них)


Интернет-ресурсы: http://www.wmos.ru/walk/

Регламент работы: 7 мин. – подготовка материала;

3 мин. – выступление группы


Модельеры:


Задание: мода XIX века (определить основные тенденции)

Интернет-ресурсы:http://womens-place.ru/fashion/ekskurs-v-istoriyu-moda-19-veka.html

Регламент работы: 7 мин. – подготовка материала;

3 мин. – выступление группы


Лингвисты


Задание: найти признаки XIX века в романе «Евгений Онегин» (1 глава, 7 глава, 8 глава)

Регламент работы: 7 мин. – подготовка материала;

3 мин. – выступление группы


Правоведы


Задание: рассказать о правилах и нормах этикета, законах, царящих в высшем свете XIX века


Интернет-ресурсы: http://civil.consultant.ru/code/ (электронная библиотека), «Евгений Онегин»: 1 глава, 7 глава, 8 глава


Регламент работы: 7 мин. – подготовка материала;

3 мин. – выступление группы



Выбранный для просмотра документ приложение №3ГЛАВА 1,отрывки из 7, 8 Евгений Онегин.doc

библиотека
материалов

А.С.Пушкин «Евгений Онегин» (1 глава, отрывки из 7 главы, 8 глава)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

И жить торопится и чувствовать спешит.

К. Вяземский.

I

«Мой дядя самых честных правил,

Когда не в шутку занемог,

Он уважать себя заставил

И лучше выдумать не мог.

Его пример другим наука;

Но, боже мой, какая скука

С больным сидеть и день и ночь,

Не отходя ни шагу прочь!

Какое низкое коварство

Полуживого забавлять,

Ему подушки поправлять,

Печально подносить лекарство,

Вздыхать и думать про себя:

Когда же черт возьмет тебя!»

II

Так думал молодой повеса,

Летя в пыли на почтовых,

Всевышней волею Зевеса

Наследник всех своих родных.

Друзья Людмилы и Руслана!

С героем моего романа

Без предисловий, сей же час

Позвольте познакомить вас:

Онегин, добрый мой приятель,

Родился на брегах Невы,

Где, может быть, родились вы

Или блистали, мой читатель;

Там некогда гулял и я:

Но вреден север для меня. 1

III

Служив отлично-благородно,

Долгами жил его отец,

Давал три бала ежегодно

И промотался наконец.

Судьба Евгения хранила:

Сперва Madame за ним ходила,

Потом Monsieur ее сменил.

Ребенок был резов, но мил.

Monsieur l’Abbé, француз убогой,

Чтоб не измучилось дитя,

Учил его всему шутя,

Не докучал моралью строгой,

Слегка за шалости бранил

И в Летний сад гулять водил.

IV

Когда же юности мятежной

Пришла Евгению пора,

Пора надежд и грусти нежной,

Monsieur прогнали со двора.

Вот мой Онегин на свободе;

Острижен по последней моде;

Как dandy 2 лондонский одет —

И наконец увидел свет.

Он по-французски совершенно

Мог изъясняться и писал;

Легко мазурку танцовал

И кланялся непринужденно;

Чего ж вам больше? Свет решил,

Что он умен и очень мил.

V

Мы все учились понемногу

Чему-нибудь и как-нибудь,

Так воспитаньем, слава богу,

У нас немудрено блеснуть.

Онегин был, по мненью многих

(Судей решительных и строгих),

Ученый малый, но педант,

Имел он счастливый талант

Без принужденья в разговоре

Коснуться до всего слегка,

С ученым видом знатока

Хранить молчанье в важном споре

И возбуждать улыбку дам

Огнем нежданных эпиграмм.

VI

Латынь из моды вышла ныне:

Так, если правду вам сказать,

Он знал довольно по-латыне,

Чтоб эпиграфы разбирать,

Потолковать об Ювенале,

В конце письма поставить vale {См. перевод},

Да помнил, хоть не без греха,

Из Энеиды два стиха.

Он рыться не имел охоты

В хронологической пыли

Бытописания земли;

Но дней минувших анекдоты

От Ромула до наших дней

Хранил он в памяти своей.

VII

Высокой страсти не имея

Для звуков жизни не щадить,

Не мог он ямба от хорея,

Как мы ни бились, отличить.

Бранил Гомера, Феокрита;

Зато читал Адама Смита,

И был глубокий эконом,

То есть умел судить о том,

Как государство богатеет,

И чем живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.

Отец понять его не мог

И земли отдавал в залог.

VIII

Всего, что знал еще Евгений,

Пересказать мне недосуг;

Но в чем он истинный был гений,

Что знал он тверже всех наук,

Что было для него измлада

И труд, и мука, и отрада,

Что занимало целый день

Его тоскующую лень,—

Была наука страсти нежной,

Которую воспел Назон,

За что страдальцем кончил он

Свой век блестящий и мятежный

В Молдавии, в глуши степей,

Вдали Италии своей.

IX

............................

...............................

...............................

X

Как рано мог он лицемерить,

Таить надежду, ревновать,

Разуверять, заставить верить,

Казаться мрачным, изнывать,

Являться гордым и послушным,

Внимательным иль равнодушным!

Как томно был он молчалив,

Как пламенно красноречив,

В сердечных письмах как небрежен!

Одним дыша, одно любя,

Как он умел забыть себя!

Как взор его был быстр и нежен,

Стыдлив и дерзок, а порой

Блистал послушною слезой!

XI

Как он умел казаться новым,

Шутя невинность изумлять,

Пугать отчаяньем готовым,

Приятной лестью забавлять,

Ловить минуту умиленья,

Невинных лет предубежденья

Умом и страстью побеждать,

Невольной ласки ожидать,

Молить и требовать признанья,

Подслушать сердца первый звук,

Преследовать любовь, и вдруг

Добиться тайного свиданья...

И после ей наедине

Давать уроки в тишине!

XII

Как рано мог уж он тревожить

Сердца кокеток записных!

Когда ж хотелось уничтожить

Ему соперников своих,

Как он язвительно злословил!

Какие сети им готовил!

Но вы, блаженные мужья,

С ним оставались вы друзья:

Его ласкал супруг лукавый,

Фобласа давний ученик,

И недоверчивый старик,

И рогоносец величавый,

Всегда довольный сам собой,

Своим обедом и женой.

XIII. XIV

........................

...........................

.........................

............................

XV

Бывало, он еще в постеле:

К нему записочки несут.

Что? Приглашенья? В самом деле,

Три дома на вечер зовут:

Там будет бал, там детский праздник.

Куда ж поскачет мой проказник?

С кого начнет он? Всё равно:

Везде поспеть немудрено.

Покамест в утреннем уборе,

Надев широкий боливар,3

Онегин едет на бульвар

И там гуляет на просторе,

Пока недремлющий брегет

Не прозвонит ему обед.

XVI

Уж тёмно: в санки он садится.

«Пади, пади!» — раздался крик;

Морозной пылью серебрится

Его бобровый воротник.

К Talon 4 помчался: он уверен,

Что там уж ждет его Каверин.

Вошел: и пробка в потолок,

Вина кометы брызнул ток,

Пред ним roast-beef окровавленный,

И трюфли, роскошь юных лет,

Французской кухни лучший цвет,

И Стразбурга пирог нетленный

Меж сыром лимбургским живым

И ананасом золотым.

XVII

Еще бокалов жажда просит

Залить горячий жир котлет,

Но звон брегета им доносит,

Что новый начался балет.

Театра злой законодатель,

Непостоянный обожатель

Очаровательных актрис,

Почетный гражданин кулис,

Онегин полетел к театру,

Где каждый, вольностью дыша,

Готов охлопать entrechat,

Обшикать Федру, Клеопатру,

Моину вызвать (для того,

Чтоб только слышали его).

XVIII

Волшебный край! там в стары годы,

Сатиры смелый властелин,

Блистал Фонвизин, друг свободы,

И переимчивый Княжнин;

Там Озеров невольны дани

Народных слез, рукоплесканий

С младой Семеновой делил;

Там наш Катенин воскресил

Корнеля гений величавый;

Там вывел колкий Шаховской

Своих комедий шумный рой,

Там и Дидло венчался славой,

Там, там под сению кулис

Младые дни мои неслись.

XIX

Мои богини! что вы? где вы?

Внемлите мой печальный глас:

Всё те же ль вы? другие ль девы,

Сменив, не заменили вас?

Услышу ль вновь я ваши хоры?

Узрю ли русской Терпсихоры

Душой исполненный полет?

Иль взор унылый не найдет

Знакомых лиц на сцене скучной,

И, устремив на чуждый свет

Разочарованный лорнет,

Веселья зритель равнодушный,

Безмолвно буду я зевать

И о былом воспоминать?

XX

Театр уж полон; ложи блещут;

Партер и кресла, всё кипит;

В райке нетерпеливо плещут,

И, взвившись, занавес шумит.

Блистательна, полувоздушна,

Смычку волшебному послушна,

Толпою нимф окружена,

Стоит Истомина; она,

Одной ногой касаясь пола,

Другою медленно кружит,

И вдруг прыжок, и вдруг летит,

Летит, как пух от уст Эола;

То стан совьет, то разовьет,

И быстрой ножкой ножку бьет.

XXI

Всё хлопает. Онегин входит,

Идет меж кресел по ногам,

Двойной лорнет скосясь наводит

На ложи незнакомых дам;

Все ярусы окинул взором,

Всё видел: лицами, убором

Ужасно недоволен он;

С мужчинами со всех сторон

Раскланялся, потом на сцену

В большом рассеянье взглянул,

Отворотился — и зевнул,

И молвил: «Всех пора на смену;

Балеты долго я терпел,

Но и Дидло мне надоел». 5

XXII

Еще амуры, черти, змеи

На сцене скачут и шумят;

Еще усталые лакеи

На шубах у подъезда спят;

Еще не перестали топать,

Сморкаться, кашлять, шикать, хлопать;

Еще снаружи и внутри

Везде блистают фонари;

Еще, прозябнув, бьются кони,

Наскуча упряжью своей,

И кучера, вокруг огней,

Бранят господ и бьют в ладони:

А уж Онегин вышел вон;

Домой одеться едет он.

XXIII

Изображу ль в картине верной

Уединенный кабинет,

Где мод воспитанник примерный

Одет, раздет и вновь одет?

Всё, чем для прихоти обильной

Торгует Лондон щепетильный

И по Балтическим волнам

За лес и сало возит нам,

Всё, что в Париже вкус голодный,

Полезный промысел избрав,

Изобретает для забав,

Для роскоши, для неги модной,—

Всё украшало кабинет

Философа в осьмнадцать лет.

XXIV

Янтарь на трубках Цареграда,

Фарфор и бронза на столе,

И, чувств изнеженных отрада,

Духи в граненом хрустале;

Гребенки, пилочки стальные,

Прямые ножницы, кривые,

И щетки тридцати родов

И для ногтей и для зубов.

Руссо (замечу мимоходом)

Не мог понять, как важный Грим

Смел чистить ногти перед ним,

Красноречивым сумасбродом. 6

Защитник вольности и прав

В сем случае совсем не прав.

XXV

Быть можно дельным человеком

И думать о красе ногтей:

К чему бесплодно спорить с веком?

Обычай деспот меж людей.

Второй Чадаев, мой Евгений,

Боясь ревнивых осуждений,

В своей одежде был педант

И то, что мы назвали франт.

Он три часа по крайней мере

Пред зеркалами проводил

И из уборной выходил

Подобный ветреной Венере,

Когда, надев мужской наряд,

Богиня едет в маскарад.

XXVI

В последнем вкусе туалетом

Заняв ваш любопытный взгляд,

Я мог бы пред ученым светом

Здесь описать его наряд;

Конечно б это было смело,

Описывать мое же дело:

Но панталоны, фрак, жилет,

Всех этих слов на русском нет;

А вижу я, винюсь пред вами,

Что уж и так мой бедный слог

Пестреть гораздо б меньше мог

Иноплеменными словами,

Хоть и заглядывал я встарь

В Академический Словарь.

XXVII

У нас теперь не то в предмете:

Мы лучше поспешим на бал,

Куда стремглав в ямской карете

Уж мой Онегин поскакал.

Перед померкшими домами

Вдоль сонной улицы рядами

Двойные фонари карет

Веселый изливают свет

И радуги на снег наводят:

Усеян плошками кругом,

Блестит великолепный дом;

По цельным окнам тени ходят,

Мелькают профили голов

И дам и модных чудаков.

XXVIII

Вот наш герой подъехал к сеням;

Швейцара мимо он стрелой

Взлетел по мраморным ступеням,

Расправил волоса рукой,

Вошел. Полна народу зала;

Музыка уж греметь устала;

Толпа мазуркой занята;

Кругом и шум и теснота;

Бренчат кавалергарда шпоры;

Летают ножки милых дам;

По их пленительным следам

Летают пламенные взоры,

И ревом скрыпок заглушен

Ревнивый шепот модных жен.


XXIX

Во дни веселий и желаний

Я был от балов без ума:

Верней нет места для признаний

И для вручения письма.

О вы, почтенные супруги!

Вам предложу свои услуги;

Прошу мою заметить речь:

Я вас хочу предостеречь.

Вы также, маменьки, построже

За дочерьми смотрите вслед:

Держите прямо свой лорнет!

Не то... не то, избави боже!

Я это потому пишу,

Что уж давно я не грешу.


XXX

Увы, на разные забавы

Я много жизни погубил!

Но если б не страдали нравы,

Я балы б до сих пор любил.

Люблю я бешеную младость,

И тесноту, и блеск, и радость,

И дам обдуманный наряд;

Люблю их ножки; только вряд

Найдете вы в России целой

Три пары стройных женских ног.

Ах! долго я забыть не мог

Две ножки... Грустный, охладелый,

Я всё их помню, и во сне

Они тревожат сердце мне.

XXXI

Когда ж, и где, в какой пустыне,

Безумец, их забудешь ты?

Ах, ножки, ножки! где вы ныне?

Где мнете вешние цветы?

Взлелеяны в восточной неге,

На северном, печальном снеге

Вы не оставили следов:

Любили мягких вы ковров

Роскошное прикосновенье.

Давно ль для вас я забывал

И жажду славы и похвал,

И край отцов, и заточенье?

Исчезло счастье юных лет —

Как на лугах ваш легкий след.

XXXII

Дианы грудь, ланиты Флоры

Прелестны, милые друзья!

Однако ножка Терпсихоры

Прелестней чем-то для меня.

Она, пророчествуя взгляду

Неоценимую награду,

Влечет условною красой

Желаний своевольный рой.

Люблю ее, мой друг Эльвина,

Под длинной скатертью столов,

Весной на мураве лугов,

Зимой на чугуне камина,

На зеркальном паркете зал,

У моря на граните скал.


XXXIII

Я помню море пред грозою:

Как я завидовал волнам,

Бегущим бурной чередою

С любовью лечь к ее ногам!

Как я желал тогда с волнами

Коснуться милых ног устами!

Нет, никогда средь пылких дней

Кипящей младости моей

Я не желал с таким мученьем

Лобзать уста младых Армид,

Иль розы пламенных ланит,

Иль перси, полные томленьем;

Нет, никогда порыв страстей

Так не терзал души моей!


XXXIV

Мне памятно другое время!

В заветных иногда мечтах

Держу я счастливое стремя...

И ножку чувствую в руках;

Опять кипит воображенье,

Опять ее прикосновенье

Зажгло в увядшем сердце кровь,

Опять тоска, опять любовь!..

Но полно прославлять надменных

Болтливой лирою своей;

Они не стоят ни страстей,

Ни песен, ими вдохновенных:

Слова и взор волшебниц сих

Обманчивы... как ножки их.


XXXV

Что ж мой Онегин? Полусонный

В постелю с бала едет он:

А Петербург неугомонный

Уж барабаном пробужден.

Встает купец, идет разносчик,

На биржу тянется извозчик,

С кувшином охтинка спешит,

Под ней снег утренний хрустит.

Проснулся утра шум приятный.

Открыты ставни; трубный дым

Столбом восходит голубым,

И хлебник, немец аккуратный,

В бумажном колпаке, не раз

Уж отворял свой васисдас.

XXXVI

Но, шумом бала утомленный

И утро в полночь обратя,

Спокойно спит в тени блаженной

Забав и роскоши дитя.

Проснется за полдень, и снова

До утра жизнь его готова,

Однообразна и пестра.

И завтра то же, что вчера.

Но был ли счастлив мой Евгений,

Свободный, в цвете лучших лет,

Среди блистательных побед,

Среди вседневных наслаждений?

Вотще ли был он средь пиров

Неосторожен и здоров?

XXXVII

Нет: рано чувства в нем остыли;

Ему наскучил света шум;

Красавицы не долго были

Предмет его привычных дум;

Измены утомить успели;

Друзья и дружба надоели,

Затем, что не всегда же мог

Beef-steaks и стразбургский пирог

Шампанской обливать бутылкой

И сыпать острые слова,

Когда болела голова;

И хоть он был повеса пылкой,

Но разлюбил он наконец

И брань, и саблю, и свинец.

XXXVIII

Недуг, которого причину

Давно бы отыскать пора,

Подобный английскому сплину,

Короче: русская хандра

Им овладела понемногу;

Он застрелиться, слава богу,

Попробовать не захотел,

Но к жизни вовсе охладел.

Как Child-Harold, угрюмый, томный

В гостиных появлялся он;

Ни сплетни света, ни бостон,

Ни милый взгляд, ни вздох нескромный,

Ничто не трогало его,

Не замечал он ничего.

XXXIX. XL. XLI

.........................

..........................

...........................

XLII

Причудницы большого света!

Всех прежде вас оставил он;

И правда то, что в наши лета

Довольно скучен высший тон;

Хоть, может быть, иная дама

Толкует Сея и Бентама,

Но вообще их разговор

Несносный, хоть невинный вздор;

К тому ж они так непорочны,

Так величавы, так умны,

Так благочестия полны,

Так осмотрительны, так точны,

Так неприступны для мужчин,

Что вид их уж рождает сплин. 7

XLIII

И вы, красотки молодые,

Которых позднею порой

Уносят дрожки удалые

По петербургской мостовой,

И вас покинул мой Евгений.

Отступник бурных наслаждений,

Онегин дома заперся,

Зевая, за перо взялся,

Хотел писать — но труд упорный

Ему был тошен; ничего

Не вышло из пера его,

И не попал он в цех задорный

Людей, о коих не сужу,

Затем, что к ним принадлежу.

XLIV

И снова, преданный безделью,

Томясь душевной пустотой,

Уселся он — с похвальной целью

Себе присвоить ум чужой;

Отрядом книг уставил полку,

Читал, читал, а всё без толку:

Там скука, там обман иль бред;

В том совести, в том смысла нет;

На всех различные вериги;

И устарела старина,

И старым бредит новизна.

Как женщин, он оставил книги,

И полку, с пыльной их семьей,

Задернул траурной тафтой.

XLV

Условий света свергнув бремя,

Как он, отстав от суеты,

С ним подружился я в то время.

Мне нравились его черты,

Мечтам невольная преданность,

Неподражательная странность

И резкий, охлажденный ум.

Я был озлоблен, он угрюм;

Страстей игру мы знали оба:

Томила жизнь обоих нас;

В обоих сердца жар угас;

Обоих ожидала злоба

Слепой Фортуны и людей

На самом утре наших дней.


XLVI

Кто жил и мыслил, тот не может

В душе не презирать людей;

Кто чувствовал, того тревожит

Призрак невозвратимых дней:

Тому уж нет очарований.

Того змия воспоминаний,

Того раскаянье грызет.

Всё это часто придает

Большую прелесть разговору.

Сперва Онегина язык

Меня смущал; но я привык

К его язвительному спору,

И к шутке с желчью пополам,

И злости мрачных эпиграмм.

XLVII

Как часто летнею порою,

Когда прозрачно и светло

Ночное небо над Невою 8

И вод веселое стекло

Не отражает лик Дианы,

Воспомня прежних лет романы,

Воспомня прежнюю любовь,

Чувствительны, беспечны вновь,

Дыханьем ночи благосклонной

Безмолвно упивались мы!

Как в лес зеленый из тюрьмы

Перенесен колодник сонный,

Так уносились мы мечтой

К началу жизни молодой.

XLVIII

С душою, полной сожалений,

И опершися на гранит,

Стоял задумчиво Евгений,

Как описал себя пиит. 9

Всё было тихо; лишь ночные

Перекликались часовые;

Да дрожек отдаленный стук

С Мильонной раздавался вдруг;

Лишь лодка, веслами махая,

Плыла по дремлющей реке:

И нас пленяли вдалеке

Рожок и песня удалая...

Но слаще, средь ночных забав,

Напев Торкватовых октав!

XLIX

Адриатические волны,

О Брента! нет, увижу вас

И вдохновенья снова полный,

Услышу ваш волшебный глас!

Он свят для внуков Аполлона;

По гордой лире Альбиона

Он мне знаком, он мне родной.

Ночей Италии златой

Я негой наслажусь на воле,

С венецианкою младой,

То говорливой, то немой,

Плывя в таинственной гондоле;

С ней обретут уста мои

Язык Петрарки и любви.

L

Придет ли час моей свободы?

Пора, пора! — взываю к ней;

Брожу над морем, 10 жду погоды,

Маню ветрила кораблей.

Под ризой бурь, с волнами споря,

По вольному распутью моря

Когда ж начну я вольный бег?

Пора покинуть скучный брег

Мне неприязненной стихии,

И средь полуденных зыбей,

Под небом Африки моей, 11

Вздыхать о сумрачной России,

Где я страдал, где я любил,

Где сердце я похоронил.

LI

Онегин был готов со мною

Увидеть чуждые страны;

Но скоро были мы судьбою

На долгий срок разведены.

Отец его тогда скончался.

Перед Онегиным собрался

Заимодавцев жадный полк.

У каждого свой ум и толк:

Евгений, тяжбы ненавидя,

Довольный жребием своим,

Наследство предоставил им,

Большой потери в том не видя

Иль предузнав издалека

Кончину дяди-старика.


LII

Вдруг получил он в самом деле

От управителя доклад,

Что дядя при смерти в постеле

И с ним проститься был бы рад.

Прочтя печальное посланье,

Евгений тотчас на свиданье

Стремглав по почте поскакал

И уж заранее зевал,

Приготовляясь, денег ради,

На вздохи, скуку и обман

(И тем я начал мой роман);

Но, прилетев в деревню дяди,

Его нашел уж на столе,

Как дань готовую земле.

LIII

Нашел он полон двор услуги;

К покойнику со всех сторон

Съезжались недруги и други,

Охотники до похорон.

Покойника похоронили.

Попы и гости ели, пили

И после важно разошлись,

Как будто делом занялись.

Вот наш Онегин сельский житель,

Заводов, вод, лесов, земель

Хозяин полный, а досель

Порядка враг и расточитель,

И очень рад, что прежний путь

Переменил на что-нибудь.

LIV

Два дня ему казались новы

Уединенные поля,

Прохлада сумрачной дубровы,

Журчанье тихого ручья;

На третий роща, холм и поле

Его не занимали боле:

Потом уж наводили сон;

Потом увидел ясно он,

Что и в деревне скука та же,

Хоть нет ни улиц, ни дворцов,

Ни карт, ни балов, ни стихов.

Хандра ждала его на страже,

И бегала за ним она,

Как тень иль верная жена.

LV

Я был рожден для жизни мирной,

Для деревенской тишины:

В глуши звучнее голос лирный,

Живее творческие сны.

Досугам посвятясь невинным,

Брожу над озером пустынным,

И far niente {См. перевод} мой закон.

Я каждым утром пробужден

Для сладкой неги и свободы:

Читаю мало, долго сплю,

Летучей славы не ловлю.

Не так ли я в былые годы

Провел в бездействии, в тени

Мои счастливейшие дни?


LVI

Цветы, любовь, деревня, праздность,

Поля! я предан вам душой.

Всегда я рад заметить разность

Между Онегиным и мной,

Чтобы насмешливый читатель

Или какой-нибудь издатель

Замысловатой клеветы,

Сличая здесь мои черты,

Не повторял потом безбожно,

Что намарал я свой портрет,

Как Байрон, гордости поэт,

Как будто нам уж невозможно

Писать поэмы о другом,

Как только о себе самом.

LVII

Замечу кстати: все поэты —

Любви мечтательной друзья.

Бывало, милые предметы

Мне снились, и душа моя

Их образ тайный сохранила;

Их после муза оживила:

Так я, беспечен, воспевал

И деву гор, мой идеал,

И пленниц берегов Салгира.

Теперь от вас, мои друзья,

Вопрос нередко слышу я:

«О ком твоя вздыхает лира?

Кому, в толпе ревнивых дев,

Ты посвятил ее напев?

LVIII

Чей взор, волнуя вдохновенье,

Умильной лаской наградил

Твое задумчивое пенье?

Кого твой стих боготворил?»

И, други, никого, ей-богу!

Любви безумную тревогу

Я безотрадно испытал.

Блажен, кто с нею сочетал

Горячку рифм: он тем удвоил

Поэзии священный бред,

Петрарке шествуя вослед,

А муки сердца успокоил,

Поймал и славу между тем;

Но я, любя, был глуп и нем.

LIX

Прошла любовь, явилась муза,

И прояснился темный ум.

Свободен, вновь ищу союза

Волшебных звуков, чувств и дум;

Пишу, и сердце не тоскует,

Перо, забывшись, не рисует,

Близ неоконченных стихов,

Ни женских ножек, ни голов;

Погасший пепел уж не вспыхнет,

Я всё грущу; но слез уж нет,

И скоро, скоро бури след

В душе моей совсем утихнет:

Тогда-то я начну писать

Поэму песен в двадцать пять.

LX

Я думал уж о форме плана,

И как героя назову;

Покамест моего романа

Я кончил первую главу;

Пересмотрел всё это строго:

Противоречий очень много,

Но их исправить не хочу.

Цензуре долг свой заплачу,

И журналистам на съеденье

Плоды трудов моих отдам:

Иди же к невским берегам,

Новорожденное творенье,

И заслужи мне славы дань:

Кривые толки, шум и брань!

Переводы иноязычных текстов

vale — будь здоров. (Латин.)

far niente — безделье, праздность. (Итал.)


Примечания

1 Писано в Бессарабии.

2 Dandy, франт.

3 Шляпа à la Bolivar.

4 Известный ресторатор.

5 Черта охлажденного чувства, достойная Чальд-Гарольда. Балеты г. Дидло исполнены живости воображения и прелести необыкновенной. Один из наших романтических писателей находил в них гораздо более поэзии, нежели во всей французской литературе.

6 Tout le monde sut qu’il mettait du blanc; et moi, qui n’en croyais rien, je commençais de le croire, non seulement par l’embellissement de son teint et pour avoir trouvé des tasses de blanc sur sa toilette, mais sur ce qu’entrant un matin dans sa chambre, je le trouvai brossant ses ongles avec une petite vergette faite exprès, ouvrage qu’il continua fièrement devant moi. Je jugeai qu’un homme qui passe deux heures tous les matins à brosser ses ongles, peut bien passer quelques instants à remplir de blanc les creux de sa peau.

(Confessions de J. J. Rousseau)

Перевод:

Все знали, что он употребляет белила; и я, совершенно этому не веривший, начал догадываться о том не только по улучшению цвета его лица или потому, что находил баночки из-под белил на его туалете, но потому, что, зайдя однажды утром к нему в комнату, я застал его за чисткой ногтей при помощи специальной щеточки; это занятие он гордо продолжал в моем присутствии. Я решил, что человек, который каждое утро проводит два часа за чисткой ногтей, может потратить несколько минут, чтобы замазать белилами недостатки кожи.

(«Исповедь» Ж. Ж. Руссо) (Франц.)

Грим опередил свой век: ныне во всей просвещенной Европе чистят ногти особенной щеточкой.

7 Вся сия ироническая строфа не что иное, как тонкая похва-ла прекрасным нашим соотечественницам. Так Буало, под видомукоризны, хвалит Лудовика XIV. Наши дамы соединяют просвещение с любезностию и строгую чистоту нравов с этою восточною прелестию, столь пленившею г-жу Сталь. (См. Dix années d’exil {«Десять лет изгнания». (Франц.)}).

9

Въявь богиню благосклонну

Зрит восторженный пиит,

Что проводит ночь бессонну,

Опершися на гранит.

(Муравьев. Богине Невы)

10 Писано в Одессе.

Отрывок из 7 главы

XXXIII

Когда благому просвещенью

Отдвинем более границ,

Со временем (по расчисленью

Философических таблиц,

Лет чрез пятьсот) дороги, верно,

У нас изменятся безмерно:

Шоссе Россию здесь и тут,

Соединив, пересекут.

Мосты чугунные чрез воды

Шагнут широкою дугой,

Раздвинем горы, под водой

Пророем дерзостные своды,

И заведет крещеный мир

На каждой станции трактир.

XXXIV

Теперь у нас дороги плохи, 42

Мосты забытые гниют,

На станциях клопы да блохи

Заснуть минуты не дают;

Трактиров нет. В избе холодной

Высокопарный, но голодный

Для виду прейскурант висит

И тщетный дразнит аппетит,

Меж тем как сельские циклопы

Перед медлительным огнем

Российским лечат молотком

Изделье легкое Европы,

Благословляя колеи

И рвы отеческой земли.

XXXV

Зато зимы порой холодной

Езда приятна и легка.

Как стих без мысли в песне модной—

Дорога зимняя гладка.

Автомедоны наши бойки,

Неутомимы наши тройки,

И версты, теша праздный взор,

В глазах мелькают как забор. 43

К несчастью, Ларина тащилась,

Боясь прогонов дорогих,

Не на почтовых, на своих,

И наша дева насладилась

Дорожной скукою вполне:

Семь суток ехали оне.

XXXVI

Но вот уж близко. Перед ними

Уж белокаменной Москвы,

Как жар, крестами золотыми

Горят старинные главы.

Ах, братцы! как я был доволен,

Когда церквей и колоколен,

Садов, чертогов полукруг

Открылся предо мною вдруг!

Как часто в горестной разлуке,

В моей блуждающей судьбе,

Москва, я думал о тебе!

Москва... как много в этом звуке

Для сердца русского слилось!

Как много в нем отозвалось!

XXXVII

Вот, окружен своей дубравой,

Петровский замок. Мрачно он

Недавнею гордится славой.

Напрасно ждал Наполеон,

Последним счастьем упоенный,

Москвы коленопреклоненной

С ключами старого Кремля:

Нет, не пошла Москва моя

К нему с повинной головою.

Не праздник, не приемный дар,

Она готовила пожар

Нетерпеливому герою.

Отселе, в думу погружен,

Глядел на грозный пламень он.

XXXVIII

Прощай, свидетель падшей славы,

Петровский замок. Ну! не стой,

Пошел! Уже столпы заставы

Белеют; вот уж по Тверской

Возок несется чрез ухабы.

Мелькают мимо будки, бабы,

Мальчишки, лавки, фонари,

Дворцы, сады, монастыри,

Бухарцы, сани, огороды,

Купцы, лачужки, мужики,

Бульвары, башни, казаки,

Аптеки, магазины моды,

Балконы, львы на воротах

И стаи галок на крестах.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Fare thee well, and if for ever

Still for ever fare thee well.

Byron.

Прощай, и если навсегда,

то навсегда прощай.

Байрон. (Англ.)


I

В те дни, когда в садах Лицея

Я безмятежно расцветал,

Читал охотно Апулея,

А Цицерона не читал,

В те дни в таинственных долинах,

Весной, при кликах лебединых,

Близ вод, сиявших в тишине,

Являться муза стала мне.

Моя студенческая келья

Вдруг озарилась: муза в ней

Открыла пир младых затей,

Воспела детские веселья,

И славу нашей старины,

И сердца трепетные сны.

II

И свет ее с улыбкой встретил;

Успех нас первый окрылил;

Старик Державин нас заметил

И, в гроб сходя, благословил.

........................

.........................

.........................

.........................

III

И я, в закон себе вменяя

Страстей единый произвол,

С толпою чувства разделяя,

Я музу резвую привел

На шум пиров и буйных споров,

Грозы полуночных дозоров:

И к ним в безумные пиры

Она несла свои дары

И как вакханочка резвилась,

За чашей пела для гостей,

И молодежь минувших дней

За нею буйно волочилась,

А я гордился меж друзей

Подругой ветреной моей.

IV

Но я отстал от их союза

И вдаль бежал... Она за мной.

Как часто ласковая муза

Мне услаждала путь немой

Волшебством тайного рассказа!

Как часто по скалам Кавказа

Она Ленорой, при луне,

Со мной скакала на коне!

Как часто по брегам Тавриды

Она меня во мгле ночной

Водила слушать шум морской,

Немолчный шепот Нереиды,

Глубокий, вечный хор валов,

Хвалебный гимн отцу миров.

V

И, позабыв столицы дальной

И блеск и шумные пиры,

В глуши Молдавии печальной

Она смиренные шатры

Племен бродящих посещала,

И между ими одичала,

И позабыла речь богов

Для скудных, странных языков,

Для песен степи, ей любезной...

Вдруг изменилось всё кругом:

И вот она в саду моем

Явилась барышней уездной,

С печальной думою в очах,

С французской книжкою в руках.

VI

И ныне музу я впервые

На светский раут44 привожу;

На прелести ее степные

С ревнивой робостью гляжу.

Сквозь тесный ряд аристократов,

Военных франтов, дипломатов

И гордых дам она скользит;

Вот села тихо и глядит,

Любуясь шумной теснотою,

Мельканьем платьев и речей.

Явленьем медленным гостей

Перед хозяйкой молодою,

И темной рамою мужчин

Вкруг дам как около картин.

VII


Ей нравится порядок стройный

Олигархических бесед,

И холод гордости спокойной,

И эта смесь чинов и лет.

Но это кто в толпе избранной

Стоит безмолвный и туманный?

Для всех он кажется чужим.

Мелькают лица перед ним,

Как ряд докучных привидений.

Что, сплин иль страждущая спесь

В его лице? Зачем он здесь?

Кто он таков? Ужель Евгений?

Ужели он?.. Так, точно он.

Давно ли к нам он занесен?


VIII


Всё тот же ль он иль усмирился?

Иль корчит так же чудака?

Скажите, чем он возвратился?

Что нам представит он пока?

Чем ныне явится? Мельмотом,

Космополитом, патриотом,

Гарольдом, квакером, ханжой,

Иль маской щегольнет иной,

Иль просто будет добрый малой,

Как вы да я, как целый свет?

По крайней мере мой совет:

Отстать от моды обветшалой.

Довольно он морочил свет...

Знаком он вам? — И да и нет.

IX

Зачем же так неблагосклонно

Вы отзываетесь о нем?

За то ль, что мы неугомонно

Хлопочем, судим обо всем,

Что пылких душ неосторожность

Самолюбивую ничтожность

Иль оскорбляет, иль смешит,

Что ум, любя простор, теснит,

Что слишком часто разговоры

Принять мы рады за дела,

Что глупость ветрена и зла,

Что важным людям важны вздоры,

И что посредственность одна

Нам по плечу и не странна?

Х

Блажен, кто смолоду был молод,

Блажен, кто вовремя созрел,

Кто постепенно жизни холод

С летами вытерпеть умел;

Кто странным снам не предавался,

Кто черни светской не чуждался,

Кто в двадцать лет был франт иль хват,

А в тридцать выгодно женат;

Кто в пятьдесят освободился

От частных и других долгов,

Кто славы, денег и чинов

Спокойно в очередь добился,

О ком твердили целый век:

N. N. прекрасный человек.


XI


Но грустно думать, что напрасно

Была нам молодость дана,

Что изменяли ей всечасно,

Что обманула нас она;

Что наши лучшие желанья,

Что наши свежие мечтанья

Истлели быстрой чередой,

Как листья осенью гнилой.

Несносно видеть пред собою

Одних обедов длинный ряд,

Глядеть на жизнь как на обряд

И вслед за чинною толпою

Идти, не разделяя с ней

Ни общих мнений, ни страстей.

XII

Предметом став суждений шумных,

Несносно (согласитесь в том)

Между людей благоразумных

Прослыть притворным чудаком,

Или печальным сумасбродом,

Иль сатаническим уродом,

Иль даже Демоном моим.

Онегин (вновь займуся им),

Убив на поединке друга,

Дожив без цели, без трудов

До двадцати шести годов,

Томясь в бездействии досуга

Без службы, без жены, без дел,

Ничем заняться не умел.

XIII

Им овладело беспокойство,

Охота к перемене мест

(Весьма мучительное свойство,

Немногих добровольный крест).

Оставил он свое селенье,

Лесов и нив уединенье,

Где окровавленная тень

Ему являлась каждый день,

И начал странствия без цели,

Доступный чувству одному;

И путешествия ему,

Как всё на свете, надоели;

Он возвратился и попал,

Как Чацкий, с корабля на бал.

XIV

Но вот толпа заколебалась,

По зале шепот пробежал...

К хозяйке дама приближалась,

За нею важный генерал.

Она была нетороплива,

Не холодна, не говорлива,

Без взора наглого для всех,

Без притязаний на успех,

Без этих маленьких ужимок,

Без подражательных затей...

Всё тихо, просто было в ней,

Она казалась верный снимок

Du comme il faut... {См. перевод} (Шишков, прости:

Не знаю, как перевести.)

XV

К ней дамы подвигались ближе;

Старушки улыбались ей;

Мужчины кланялися ниже,

Ловили взор ее очей;

Девицы проходили тише

Пред ней по зале, и всех выше

И нос и плечи подымал

Вошедший с нею генерал.

Никто б не мог ее прекрасной

Назвать; но с головы до ног

Никто бы в ней найти не мог

Того, что модой самовластной

В высоком лондонском кругу

Зовется vulgar {См. перевод}. (Не могу...

XVI

Люблю я очень это слово,

Но не могу перевести;

Оно у нас покамест ново,

И вряд ли быть ему в чести.

Оно б годилось в эпиграмме...)

Но обращаюсь к нашей даме.

Беспечной прелестью мила,

Она сидела у стола

С блестящей Ниной Воронскою,

Сей Клеопатрою Невы;

И верно б согласились вы,

Что Нина мраморной красою

Затмить соседку не могла,

Хоть ослепительна была.

XVII

«Ужели,— думает Евгений,—

Ужель она? Но точно... Нет...

Как! из глуши степных селений...»

И неотвязчивый лорнет

Он обращает поминутно

На ту, чей вид напомнил смутно

Ему забытые черты.

«Скажи мне, князь, не знаешь ты,

Кто там в малиновом берете

С послом испанским говорит?»

Князь на Онегина глядит.

Ага! давно ж ты не был в свете.

Постой, тебя представлю я.—

«Да кто ж она?» — Жена моя.—


XVIII

«Так ты женат! не знал я ране!

Давно ли?» — Около двух лет.—

«На ком?» — На Лариной.— «Татьяне!»

Ты ей знаком? — «Я им сосед».

О, так пойдем же.— Князь подходит

К своей жене и ей подводит

Родню и друга своего.

Княгиня смотрит на него...

И что ей душу ни смутило,

Как сильно ни была она

Удивлена, поражена,

Но ей ничто не изменило:

В ней сохранился тот же тон,

Был так же тих ее поклон.

XIX

Ей-ей! не то чтоб содрогнулась

Иль стала вдруг бледна, красна...

У ней и бровь не шевельнулась;

Не сжала даже губ она.

Хоть он глядел нельзя прилежней,

Но и следов Татьяны прежней

Не мог Онегин обрести.

С ней речь хотел он завести

И — и не мог. Она спросила,

Давно ль он здесь, откуда он

И не из их ли уж сторон?

Потом к супругу обратила

Усталый взгляд, скользнула вон...

И недвижим остался он.


XX

Ужель та самая Татьяна,

Которой он наедине,

В начале нашего романа,

В глухой, далекой стороне,

В благом пылу нравоученья,

Читал когда-то наставленья,

Та, от которой он хранит

Письмо, где сердце говорит,

Где всё наруже, всё на воле,

Та девочка... иль это сон?..

Та девочка, которой он

Пренебрегал в смиренной доле,

Ужели с ним сейчас была

Так равнодушна, так смела?


XXI


Он оставляет раут тесный,

Домой задумчив едет он:

Мечтой то грустной, то прелестной

Его встревожен поздний сон.

Проснулся он; ему приносят

Письмо: князь N покорно просит

Его на вечер. «Боже! к ней!..

О, буду, буду!» и скорей

Марает он ответ учтивый.

Что с ним? в каком он странном сне!

Что шевельнулось в глубине

Души холодной и ленивой?

Досада? суетность? иль вновь

Забота юности — любовь?

XXII

Онегин вновь часы считает,

Вновь не дождется дню конца.

Но десять бьет; он выезжает,

Он полетел, он у крыльца,

Он с трепетом к княгине входит;

Татьяну он одну находит,

И вместе несколько минут

Они сидят. Слова нейдут

Из уст Онегина. Угрюмый,

Неловкий, он едва-едва

Ей отвечает. Голова

Его полна упрямой думой.

Упрямо смотрит он: она

Сидит покойна и вольна.

XXIII

Приходит муж. Он прерывает

Сей неприятный tête-à-tête {См. перевод};

С Онегиным он вспоминает

Проказы, шутки прежних лет.

Они смеются. Входят гости.

Вот крупной солью светской злости

Стал оживляться разговор;

Перед хозяйкой легкий вздор

Сверкал без глупого жеманства,

И прерывал его меж тем

Разумный толк без пошлых тем,

Без вечных истин, без педантства,

И не пугал ничьих ушей

Свободной живостью своей.

XXIV

Тут был, однако, цвет столицы,

И знать, и моды образцы,

Везде встречаемые лица,

Необходимые глупцы;

Тут были дамы пожилые

В чепцах и в розах, с виду злые;

Тут было несколько девиц,

Не улыбающихся лиц;

Тут был посланник, говоривший

О государственных делах;

Тут был в душистых сединах

Старик, по-старому шутивший:

Отменно тонко и умно,

Что нынче несколько смешно.

XXV

Тут был на эпиграммы падкий,

На всё сердитый господин:

На чай хозяйский слишком сладкий,

На плоскость дам, на тон мужчин,

На толки про роман туманный,

На вензель, двум сестрицам данный,

На ложь журналов, на войну,

На снег и на свою жену.

....................

.......................


XXVI

Тут был Проласов, заслуживший

Известность низостью души,

Во всех альбомах притупивший,

St.-Priest, твои карандаши;

В дверях другой диктатор бальный

Стоял картинкою журнальной,

Румян, как вербный херувим,

Затянут, нем и недвижим,

И путешественник залётный,

Перекрахмаленный нахал,

В гостях улыбку возбуждал

Своей осанкою заботной,

И молча обмененный взор

Ему был общий приговор.

XXVII

Но мой Онегин вечер целой

Татьяной занят был одной,

Не этой девочкой несмелой,

Влюбленной, бедной и простой,

Но равнодушною княгиней,

Но неприступною богиней

Роскошной, царственной Невы.

О люди! все похожи вы

На прародительницу Эву:

Что вам дано, то не влечет,

Вас непрестанно змий зовет

К себе, к таинственному древу:

Запретный плод вам подавай,

А без того вам рай не рай.

XXVIII

Как изменилася Татьяна!

Как твердо в роль свою вошла!

Как утеснительного сана

Приемы скоро приняла!

Кто б смел искать девчонки нежной

В сей величавой, в сей небрежной

Законодательнице зал?

И он ей сердце волновал!

Об нем она во мраке ночи,

Пока Морфей не прилетит,

Бывало, девственно грустит,

К луне подъемлет томны очи,

Мечтая с ним когда-нибудь

Свершить смиренный жизни путь!

XXIX

Любви все возрасты покорны;

Но юным, девственным сердцам

Ее порывы благотворны,

Как бури вешние полям:

В дожде страстей они свежеют,

И обновляются, и зреют —

И жизнь могущая дает

И пышный цвет и сладкий плод.

Но в возраст поздний и бесплодный,

На повороте наших лет,

Печален страсти мертвой след:

Так бури осени холодной

В болото обращают луг

И обнажают лес вокруг.


XXX

Сомненья нет: увы! Евгений

В Татьяну как дитя влюблен;

В тоске любовных помышлений

И день и ночь проводит он.

Ума не внемля строгим пеням,

К ее крыльцу, стеклянным сеням

Он подъезжает каждый день;

За ней он гонится как тень;

Он счастлив, если ей накинет

Боа пушистый на плечо,

Или коснется горячо

Ее руки, или раздвинет

Пред нею пестрый полк ливрей,

Или платок подымет ей.


XXXI

Она его не замечает,

Как он ни бейся, хоть умри.

Свободно дома принимает,

В гостях с ним молвит слова три,

Порой одним поклоном встретит,

Порою вовсе не заметит:

Кокетства в ней ни капли нет —

Его не терпит высший свет.

Бледнеть Онегин начинает:

Ей иль не видно, иль не жаль;

Онегин сохнет, и едва ль

Уж не чахоткою страдает.

Все шлют Онегина к врачам,

Те хором шлют его к водам.


XXXII

А он не едет; он заране

Писать ко прадедам готов

О скорой встрече; а Татьяне

И дела нет (их пол таков);

А он упрям, отстать не хочет,

Еще надеется, хлопочет;

Смелей здорового, больной

Княгине слабою рукой

Он пишет страстное посланье.

Хоть толку мало вообще

Он в письмах видел не вотще;

Но, знать, сердечное страданье

Уже пришло ему невмочь.

Вот вам письмо его точь-в-точь.

Письмо Онегина

к Татьяне

Предвижу всё: вас оскорбит

Печальной тайны объясненье.

Какое горькое презренье

Ваш гордый взгляд изобразит!

Чего хочу? с какою целью

Открою душу вам свою?

Какому злобному веселью,

Быть может, повод подаю!

Случайно вас когда-то встретя,

В вас искру нежности заметя,

Я ей поверить не посмел:

Привычке милой не дал ходу;

Свою постылую свободу

Я потерять не захотел.

Еще одно нас разлучило...

Несчастной жертвой Ленский пал...

Ото всего, что сердцу мило,

Тогда я сердце оторвал;

Чужой для всех, ничем не связан,

Я думал: вольность и покой

Замена счастью. Боже мой!

Как я ошибся, как наказан!

Нет, поминутно видеть вас,

Повсюду следовать за вами,

Улыбку уст, движенье глаз

Ловить влюбленными глазами,

Внимать вам долго, понимать

Душой всё ваше совершенство,

Пред вами в муках замирать,

Бледнеть и гаснуть... вот блаженство!

И я лишен того: для вас

Тащусь повсюду наудачу;

Мне дорог день, мне дорог час:

А я в напрасной скуке трачу

Судьбой отсчитанные дни.

И так уж тягостны они.

Я знаю: век уж мой измерен;

Но чтоб продлилась жизнь моя,

Я утром должен быть уверен,

Что с вами днем увижусь я...

Боюсь: в мольбе моей смиренной

Увидит ваш суровый взор

Затеи хитрости презренной —

И слышу гневный ваш укор.

Когда б вы знали, как ужасно

Томиться жаждою любви,

Пылать — и разумом всечасно

Смирять волнение в крови;

Желать обнять у вас колени,

И, зарыдав, у ваших ног

Излить мольбы, признанья, пени,

Всё, всё, что выразить бы мог,

А между тем притворным хладом

Вооружать и речь и взор,

Вести спокойный разговор,

Глядеть на вас веселым взглядом!..

Но так и быть: я сам себе

Противиться не в силах боле;

Всё решено: я в вашей воле,

И предаюсь моей судьбе.

XXXIII

Ответа нет. Он вновь посланье:

Второму, третьему письму

Ответа нет. В одно собранье

Он едет; лишь вошел... ему

Она навстречу. Как сурова!

Его не видят, с ним ни слова;

У! как теперь окружена

Крещенским холодом она!

Как удержать негодованье

Уста упрямые хотят!

Вперил Онегин зоркий взгляд:

Где, где смятенье, состраданье?

Где пятна слез?.. Их нет, их нет!

На сем лице лишь гнева след...


XXXIV

Да, может быть, боязни тайной,

Чтоб муж иль свет не угадал

Проказы, слабости случайной...

Всего, что мой Онегин знал...

Надежды нет! Он уезжает,

Свое безумство проклинает —

И, в нем глубоко погружен,

От света вновь отрекся он.

И в молчаливом кабинете

Ему припомнилась пора,

Когда жестокая хандра

За ним гналася в шумном свете,

Поймала, за ворот взяла

И в темный угол заперла.


XXXV

Стал вновь читать он без разбора.

Прочел он Гиббона, Руссо,

Манзони, Гердера, Шамфора,

Madame de Staël, Биша, Тиссо,

Прочел скептического Беля,

Прочел творенья Фонтенеля,

Прочел из наших кой-кого,

Не отвергая ничего:

И альманахи, и журналы,

Где поученья нам твердят,

Где нынче так меня бранят,

А где такие мадригалы

Себе встречал я иногда:

Е sempre bene {См. перевод}, господа.


XXXVI

И что ж? Глаза его читали,

Но мысли были далеко;

Мечты, желания, печали

Теснились в душу глубоко.

Он меж печатными строками

Читал духовными глазами

Другие строки. В них-то он

Был совершенно углублен.

То были тайные преданья

Сердечной, темной старины,

Ни с чем не связанные сны,

Угрозы, толки, предсказанья,

Иль длинной сказки вздор живой,

Иль письма девы молодой.

XXXVII

И постепенно в усыпленье

И чувств и дум впадает он,

А перед ним воображенье

Свой пестрый мечет фараон.

То видит он: на талом снеге,

Как будто спящий на ночлеге,

Недвижим юноша лежит,

И слышит голос: что ж? убит.

То видит он врагов забвенных,

Клеветников, и трусов злых,

И рой изменниц молодых,

И круг товарищей презренных,

То сельский дом — и у окна

Сидит она... и всё она!..

XXXVIII

Он так привык теряться в этом,

Что чуть с ума не своротил

Или не сделался поэтом.

Признаться: то-то б одолжил!

А точно: силой магнетизма

Стихов российских механизма

Едва в то время не постиг

Мой бестолковый ученик.

Как походил он на поэта,

Когда в углу сидел один,

И перед ним пылал камин,

И он мурлыкал: Benedetta {См. перевод}

Иль Idol mio {См. перевод} и ронял

В огонь то туфлю, то журнал.

XXXIX

Дни мчались; в воздухе нагретом

Уж разрешалася зима;

И он не сделался поэтом,

Не умер, не сошел с ума.

Весна живит его: впервые

Свои покои запертые,

Где зимовал он как сурок,

Двойные окна, камелек

Он ясным утром оставляет,

Несется вдоль Невы в санях.

На синих, иссеченных льдах

Играет солнце; грязно тает

На улицах разрытый снег.

Куда по нем свой быстрый бег

XL

Стремит Онегин? Вы заране

Уж угадали; точно так:

Примчался к ней, к своей Татьяне

Мой неисправленный чудак.

Идет, на мертвеца похожий.

Нет ни одной души в прихожей.

Он в залу; дальше: никого.

Дверь отворил он. Что ж его

С такою силой поражает?

Княгиня перед ним, одна,

Сидит, не убрана, бледна,

Письмо какое-то читает

И тихо слезы льет рекой,

Опершись на руку щекой.

XLI

О, кто б немых ее страданий

В сей быстрый миг не прочитал!

Кто прежней Тани, бедной Тани

Теперь в княгине б не узнал!

В тоске безумных сожалений

К ее ногам упал Евгений;

Она вздрогнула и молчит,

И на Онегина глядит

Без удивления, без гнева...

Его больной, угасший взор,

Молящий вид, немой укор,

Ей внятно всё. Простая дева,

С мечтами, сердцем прежних дней,

Теперь опять воскресла в ней.

XLII

Она его не подымает

И, не сводя с него очей,

От жадных уст не отымает

Бесчувственной руки своей...

О чем теперь ее мечтанье?

Проходит долгое молчанье,

И тихо наконец она:

«Довольно; встаньте. Я должна

Вам объясниться откровенно.

Онегин, помните ль тот час,

Когда в саду, в аллее нас

Судьба свела, и так смиренно

Урок ваш выслушала я?

Сегодня очередь моя.

XLIII

«Онегин, я тогда моложе,

Я лучше, кажется, была,

И я любила вас; и что же?

Что в сердце вашем я нашла?

Какой ответ? одну суровость.

Не правда ль? Вам была не новость

Смиренной девочки любовь?

И нынче — боже! — стынет кровь,

Как только вспомню взгляд холодный

И эту проповедь... Но вас

Я не виню: в тот страшный час

Вы поступили благородно.

Вы были правы предо мной:

Я благодарна всей душой...


XLIV

«Тогда — не правда ли? — в пустыне,

Вдали от суетной молвы,

Я вам не нравилась... Что ж ныне

Меня преследуете вы?

Зачем у вас я на примете?

Не потому ль, что в высшем свете

Теперь являться я должна;

Что я богата и знатна,

Что муж в сраженьях изувечен,

Что нас за то ласкает двор?

Не потому ль, что мой позор

Теперь бы всеми был замечен

И мог бы в обществе принесть

Вам соблазнительную честь?


XLV

«Я плачу... если вашей Тани

Вы не забыли до сих пор,

То знайте: колкость вашей брани,

Холодный, строгий разговор,

Когда б в моей лишь было власти,

Я предпочла б обидной страсти

И этим письмам и слезам.

К моим младенческим мечтам

Тогда имели вы хоть жалость,

Хоть уважение к летам...

А нынче! — что к моим ногам

Вас привело? какая малость!

Как с вашим сердцем и умом

Быть чувства мелкого рабом?

XLVI

«А мне, Онегин, пышность эта,

Постылой жизни мишура,

Мои успехи в вихре света,

Мой модный дом и вечера,

Что в них? Сейчас отдать я рада

Всю эту ветошь маскарада,

Весь этот блеск, и шум, и чад

За полку книг, за дикий сад,

За наше бедное жилище,

За те места, где в первый раз,

Онегин, видела я вас,

Да за смиренное кладбище,

Где нынче крест и тень ветвей

Над бедной нянею моей...

XLVII

«А счастье было так возможно,

Так близко!.. Но судьба моя

Уж решена. Неосторожно,

Быть может, поступила я:

Меня с слезами заклинаний

Молила мать; для бедной Тани

Все были жребии равны...

Я вышла замуж. Вы должны,

Я вас прошу, меня оставить;

Я знаю: в вашем сердце есть

И гордость и прямая честь.

Я вас люблю (к чему лукавить?),

Но я другому отдана;

Я буду век ему верна».

XLVIII

Она ушла. Стоит Евгений,

Как будто громом поражен.

В какую бурю ощущений

Теперь он сердцем погружен!

Но шпор незапный звон раздался,

И муж Татьянин показался,

И здесь героя моего,

В минуту, злую для него,

Читатель, мы теперь оставим,

Надолго... навсегда... За ним

Довольно мы путем одним

Бродили по свету. Поздравим

Друг друга с берегом. Ура!

Давно б (не правда ли?) пора!

XLIX

Кто б ни был ты, о мой читатель,

Друг, недруг, я хочу с тобой

Расстаться нынче как приятель.

Прости. Чего бы ты за мной

Здесь ни искал в строфах небрежных,

Воспоминаний ли мятежных,

Отдохновенья ль от трудов,

Живых картин, иль острых слов,

Иль грамматических ошибок,

Дай бог, чтоб в этой книжке ты

Для развлеченья, для мечты,

Для сердца, для журнальных сшибок

Хотя крупицу мог найти.

За сим расстанемся, прости!

L

Прости ж и ты, мой спутник странный,

И ты, мой верный идеал,

И ты, живой и постоянный,

Хоть малый труд. Я с вами знал

Всё, что завидно для поэта:

Забвенье жизни в бурях света,

Беседу сладкую друзей.

Промчалось много, много дней

С тех пор, как юная Татьяна

И с ней Онегин в смутном сне

Явилися впервые мне —

И даль свободного романа

Я сквозь магический кристалл

Еще не ясно различал.

LI

Но те, которым в дружной встрече

Я строфы первые читал...

Иных уж нет, а те далече,

Как Сади некогда сказал.

Без них Онегин дорисован.

А та, с которой образован

Татьяны милый идеал...

О много, много рок отъял!

Блажен, кто праздник жизни рано

Оставил, не допив до дна

Бокала полного вина,

Кто не дочел ее романа

И вдруг умел расстаться с ним,

Как я с Онегиным моим.


КОНЕЦ


Переводы иноязычных текстов

Du comme il faut... — Благопристойности... (Франц.)

vulgar — вульгарно. (Англ.)

tête-à-tête — разговор наедине. (Франц.)

Е sempre bene — И отлично. (Итал.)

Benedetta — Благословенна. (Итал.)

Idol mio — мой кумир. (Итал.)

Примечания


44 Rout, вечернее собрание без танцев, собственно значит толпа.

Выбранный для просмотра документ приложение №4, физмин..doc

библиотека
материалов

А.С.Пушкин

ВОСПОМИНАНИЯ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ (отрывок)

О, громкий век военных споров,

Свидетель славы россиян!

Ты видел, как Орлов, Румянцев и Суворов,

Потомки грозные славян,

Перуном Зевсовым победу похищали;

Их смелым подвигам страшась дивился мир;

Державин и Петров героям песнь бряцали

Струнами громозвучных лир.

1814

Выбранный для просмотра документ приложение №6 общий анализ урока.doc

библиотека
материалов

Приложение к технологической карте урока литературы в соответствии с ФГОС ООО

в 9 классе по теме «Признаки XIX века в романе А.С.Пушкина
«Евгений Онегин»

Тип урока: урок общеметодологической направленности в рамках обобщения материала.

Цель: знакомство с романом «Евгений Онегин» через групповое исследование некоторых признаков XIX века.

Дополнение информации по этапам урока:

1. Формулировка темы урока через проблемное задание:

По картинкам, данным на 1 слайде определить тему урока.

  1. Гипотеза, мотив для работы (определение задач для каждой группы).

  2. Основной этап: обучающиеся работают с источниками. Общие выводы осуществляются с помощью групп (выводы не корректируются учителем, принимается любая точка зрения, аргументированная и подтвержденная источниками).

  3. Для физминутки подключаются обучающиеся, сидящие за компьютерами или ноутбуками.

  4. В процессе игры в аналогию учитель не корректирует ответы обучающихся (исход данного этапа может быть любым).


Выбранный для просмотра документ приложение №7.doc

библиотека
материалов

Для группы юристов

Свод законов Российской Империи являлся официальным собранием действующих законодательных актов Российской Империи, расположенных в тематическом порядке. Он был впервые напечатан в течение 1832 года. Манифестом 31 января 1833 года "Свод законов" был объявлен действующим источником права с 1 января 1835 года. Законы, изданные после этой даты, подлежали опубликованию по порядку книг Свода и с указанием на их статьи; они распределялись в ежегодном продолжении Свода, о котором было заявлено, что он, "единожды устроенный, сохранится всегда в полноте его единства".

Все тома Свода были переизданы в 1842 и 1857 годах. Вплоть до Судебной реформы 1864 года он издавался в 15 томах. В качестве отдельного – 16-го – тома вышли Судебные уставы. Отбор законодательного материала для включения в Свод производился на основе Полного собрания законов (первое Полное собрание законов состояло из 40 томов, содержащих 30 920 актов и 6 томов приложений; все издания Собрания насчитывают более 100 томов).

Громоздкость издания Свода законов, редкие переиздания небольшими тиражами вызвали с конца XIX века появление так называемых неофициальных изданий Свода. Представленное на сайте неофициальное издание Свода законов Российской империи было выпущено в пяти книгах в Санкт-Петербурге в 1912 году. Оно включает в себя полный текст всех 16 томов, согласованных с последними на то время "продолжениями, постановлениями, изданными в порядке ст. 38 Зак. Осн., и позднейшими узаконениями". Издание выпущено под редакцией и с примечаниями И.Д. Мордухай-Болтовского, юрисконсульта Министерства юстиции и преподавателя гражданского судопроизводства в Императорском училище правоведения.

 


Выбранный для просмотра документ приложение №8.doc

библиотека
материалов

Для экскурсоводов


Пhello_html_6486ed9a.jpgетровский путевой дворец

Красный кирпич, белые декоративные детали из песчаника, чувства москвичей (чуть-чуть с экзальтацией) к своему царю – вот вам и вид Петровского дворца. На фотографиях конца 19 века (коронация Николая II) фасад дворца открыт для обозрения с Петербургского тракта. В наши дни (из-за скудоумия большевиков) парадный вид испорчен деревьями. С Ленинградского проспекта видны одни ворота и купол дворца со шпилем. Со всех остальных сторон дворец увидеть не представляется возможным, во-первых, из-за высокой - наподобие крепостной - стены, и, во-вторых, опять-таки деревьев Петровского парка. Все – и автомобили и редкие пешеходы движутся мимо по своим суетным делам. Есть у этой потаенности и преимущества – когда вы приедите сюда, то окажетесь наедине с дворцом…

Башня грифонов (Санкт-Петербург)

Мhello_html_2bd2ce5c.jpgесто, о котором пойдет речь, не входит в туристические справочники, по нему не водят экскурсии. Более того – о нем мало кто знает. Но в любом случае, «Башня грифонов» – одна из достопримечательностей Петербурга, города мистического, где порой суть вещей прячется за пышностью фасадов и блеском позолоченных шпилей. Башня грифонов находится во дворе аптеки Пеля и сыновей по адресу 7-я линия В.О., 16. Высотой она примерно 11 метров и в диаметре около 2 метров. «Крыша» башни – нехитрая жестяная. Необычно в этом строении то, что вся башня испещрена белыми цифрами – кажется, что пронумерован каждый кирпич.



Нескучный сад

Нhello_html_m57973409.jpgескучный сад – старейший парк Москвы. Он тянется вдоль Москвы-реки от Зеленого театра на Пушкинской набережной до Третьего Транспортного Кольца на площади Гагарина. Если говорить о заветных местах, то это одно из их. Нескучный сад был создан по указу Николая I в 1847 году в результате слияния трех усадеб на берегу Москвы-реки, принадлежавших некогда Голицыным, Демидовым и Трубецким и купленных Дворцовым ведомством для императорской семьи. Название свое сад, вероятно, наследовал от увеселительной усадьбы князя Н. Ю. Трубецкого "Нескучное", от которой сохранилась часть регулярного парка и кирпичная беседка "Охотничий домик"...


Андреевский монастырь и Андреевские пруды

Вhello_html_m47b213c4.jpgсе некрасивые места уродливы по-своему; в красоте всех прекрасных мест есть много общего. Так я перефразировал бы высказывание Льва Толстого. Место, о котором пойдет рассказ, я обожаю. Здесь так тихо, так гармонично, как бывает в наше время только в мечтах. И даже от Чехова, когда его читаешь на берегу Андреевского пруда в бабье лето, получаешь большее удовольствие, чем от Чехова в любом другом месте…

Новодевичий монастырь

Сhello_html_m7c648e14.jpgтиль «московское (нарышкинское) барокко», в котором построен монастырь - «лебединая песня» русской архитектуры перед двумя веками подражания Западной Европе.  Зданий, построенных в этом стиле осталось очень мало, почти все находятся в нашем городе. Место под стать монастырю - редкой красоты: излучина Москвы-реки, пруд под крепостной стеной… Возникает ощущение, что находишься за городом. Годом основания монастыря считается 1525 год. Стены и башни возведены в конце 17 в...

Выбранный для просмотра документ приложение №9.doc

библиотека
материалов

Для модельеров

Девятнадцатое столетие стало для мировой моды новым витком, новой эрой. Постепенно представители высшего общества стали охладевать к сложным нарядам, отдавая предпочтение демократичным костюмам и платьям. Во многом на их выбор повлияла индустриализация. Общество стало более динамичным, что потребовало упрощения как мужского, так и женского костюмов

hello_html_ma097048.jpg

Эпоха классицизма

Начало 19 века для Франции стало тяжелым временем. Знаменитая Французская революция перевернула все представление о моде и модной одежде. В знак протеста парижане перестали носить короткие панталоны и чулки, отдав предпочтение длинным штанам и коротким фракам. Сложные женские наряды сменились платьями простого кроя, а также одеждой в греческом стиле. Основными цветами костюмов стали белый, синий и красный.
Повсеместно люди начали отказываться от париков и сложных причесок. Отныне укладки делались только из натуральных волос. Скажем также о том, что женщины и мужчины отказались от косметики и, в частности, от пудры. Революционеры мотивировали свой жест тем, что данное средство изготавливалось из пшеницы, которая была необходима простым людям для пропитания.
Особых слов заслуживают платья ампир. Наибольшей популярностью они пользовались во времена правления Наполеона I. Легкие наряды нуждались в адаптации к суровому климату Европы, а потому постепенно к ним добавились длинные рукава и уменьшился вырез на груди. Вместо легкого муслима для пошива греческого платья стали использовать шелк и бархат. Парадные туалеты украшались богатой вышивкой в греческом и египетском стилях.

hello_html_m4c40250f.jpg

Эпоха романтизма

Середина девятнадцатого столетия внесла в женские наряды оттенки мечтательности и страстности. Дамский костюм в это время изменился достаточно сильно. Греческие наряды ушли в прошлое, уступив место классическим платьям. Линия талии вернулась на свое место, лиф стал более облегающим, юбка укоротилась до щиколоток. Усилить визуальный эффект осиной талии помогали широкие присборенные рукава.
Большую роль в женском туалете играли детали. Платья дополнялись шалями, пелеринами, муфтами и зонтиками. Нововведением стало боа – шарф, выполненный из перьев или меха.
Третья четверть девятнадцатого столетия ознаменовалась новым удлинением и расширением юбки. Неотъемлемыми частями наряда стали кринолин и жесткий удлиненный корсет.

hello_html_469a8d78.jpg


Эпоха позитивизма

Женский костюм этого периода характеризуется перегруженностью декоративными деталями. Он снова становится отражением социального статуса своей хозяйки, роскошью. Исчез кринолин, уступив место более удобному и легкому турнюру.
В конце 19 века зарождается интерес к этническим костюмам, а в дамском гардеробе появляются наряды с индийскими мотивами. Изменился модный силуэт. Платье стало предельно узким, сузились и рукава. В моду вошло жабо. Такой фасон был актуален и в начале двадцатого столетия.



hello_html_343e3d51.jpg

Выбранный для просмотра документ технологическая карта для конкурса, апрель 2014.doc

библиотека
материалов


Технологическая карта урока литературы в соответствии с ФГОС ООО

в 9 классе по теме «Признаки XIX века в романе А.С.Пушкина
«Евгений Онегин»



ФИО учителя: Видяйкина Лариса Юрьевна

Место работы: РХ, Усть-абаканский район, г.Сорск, МБОУ «Сорская СОШ №3 с УИП»

Предмет: русский язык и литература

УМК: под редакцией В.Я.Коровиной

Тема урока: «Признаки XIX века в романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин»

Класс: 9

Планируемые результаты:

Личностные: проявлять интерес к культуре и истории своего народа через страницы романа А.С.Пушкина «Евгений Онегин»;

различать основные нравственно-этические понятия, сопоставляя с канонами XIX и ХХI века;

соотносить поступки с моральной нормой;

- применять правила делового сотрудничества.

Предметные: искать необходимую информацию, связанную с основным этапом урока; сравнивать различные объекты информационного поля и делать соответствующие выводы; высказывать предположения, обсуждать проблемные вопросы, находя нужное решение.

Метапредметные: развитие коммуникативной компетенции через работу в группах; извлекать информацию из различных источников, развивая исследовательские действия; выделять основную мысль при работе с текстом; устанавливать логическую последовательность основных фактов в соответствии с поставленными задачами.

Тип урока: Web-quest

Оборудование: презентация Мультимедиа, Интернет-источники, роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин»


Этапы урока

Деятельность учителя

Деятельность учащихся

Формы и методы работы

УУД

I.Организационно – мотивационный





Цель этапа: включение учащихся в деятельность на личностно-значимом уровне

Включение в деловой ритм.

Слайд № 1*Приложение №1

Приветствие. Создание благоприятной эмоциональной атмосферы. Совместное определение цели и задач урока, этапов и форм работы.

6 июня 2014 г. исполнится 215 лет со дня рождения великого русского писателя Александра Сергеевича Пушкина.

Представьте, что мы попали в 19 век. Как жили там люди? Чем они занимались? Как был построен день у столичного молодого человека? Сегодня через роман «Евгений Онегин» мы попробуем найти ответы на данные вопросы.

В процессе работы мы постараемся через исследование получить информацию, помогающую представить жизнь светского общества XIX века, а, следовательно, глубже понять роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин»; а также дополнительную информацию о Законодательстве России XIX века (связь с обществознанием и историей); о русской моде XIX века;

Для полноценной и многоаспектной работы нам нужно разделиться на группы. Выберите себе, пожалуйста, группу по интересам. Слайд №3, №4. Обратите внимание, что в работе нам помогут источники. Слайд №5 Приложение №1

Итак, мы готовы работать

Пожелание успеха

Готовятся к работе.

Определяют группы по интересам для дальнейшей работы


Коллективная, групповая

Регулятивные: умение понимать ход работы, определять цели, ставить задачи, развивать мотивы и интересы.

Познавательные: стремление научиться выполнять работу данного вида (хочу узнать новое).

Коммуникативные: планирование учебного сотрудничества.

Личностные: понять значимость приобретаемых на уроке знаний и умений (самоопределение и смыслообразование).

2.Актуализация знаний. Самостоятельная работа в группах

Цель этапа: повторение изученного материала, необходимого для «открытия нового знания»; работа с разными источниками


Учитель координирует работу групп:

группа модельеров готовит материал о моде XIX века;

группа лингвистов работает с текстом, находя нужные отрывки, связанные с другими группами;

группа экскурсоводов подбирает информацию о достопримечательностях Москвы и Петербурга XIX века;

группа юристов рассматривает Свод Законов, делает выводы о русском законодательстве.


Работают с Интернет-источниками.

Проводят выборочную работу. Работа с романом А.С.Пушкина «Евгений Онегин» Приложение №2,3;

Приложение № 7,8,9


Проблемное задание. Работа с источниками

Индивидуальная, групповая

Регулятивные: выстраивать

последовательность необходимых операций (алгоритм действий);

оценивать весомость приводимых доказательств и рассуждений («убедительно, ложно, истинно, существенно, не существенно»);

Познавательные: выявлять особенности (качества, признаки) разных объектов в процессе их рассматривания (наблюдения), проверять информацию, находить дополнительную информацию, используя справочную литературу;

Коммуникативные: умение полно и ясно выражать свои мысли, владение монологической и диалогической формами речи, умение ставить вопросы и отвечать на них, контроль, коррекция и оценка действий партнера.

Личностные: умение выражать собственное отношение к поставленной нравственной проблеме.

3. Минутка физической разгрузки

Сейчас, ребята, давайте немного отдохнем. Итак, встаньте, пожалуйста, около своих мест. Послушайте текст А.С.Пушкина:

ВОСПОМИНАНИЯ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ (отрывок)

О, громкий век военных споров,

Свидетель славы россиян!

Ты видел, как Орлов, Румянцев и Суворов,

Потомки грозные славян,

Перуном Зевсовым победу похищали;

Их смелым подвигам страшась дивился мир;

Державин и Петров героям песнь бряцали

Струнами громозвучных лир. Приложение № 4

В итоге учитель делает вывод: вот только так, совместно, можно достичь каких-либо результатов.


Вспомнить слова (обучающийся, вспомнивший слово из отрывка, берет за руку предыдущего, пока не образуется круг)

Групповая, индивидуальная.

Игровой момент

Личностные: устанавливать причинно-следственные связи и зависимости

между объектами.

Коммуникативные: общение и взаимодействие с партнёрами


4.Презентация полученной информации.

Работа групп.

Цель: формирование новой информации через изученный материал.

Осуществляет учебное сотрудничество

Итак, давайте сделаем выводы: в ходе работы группы модельеров мы узнали о моде XIX века. Согласитесь, что такие платья не отказались примерить и современные девушки.

Группа исследователей романа показала, насколько точно можно определить места Петербурга и Москвы. Через описание А.С.Пушкиным они узнаваемы для нас, жителей XXI века.

Хорошо потрудились и юристы, познакомив нас со Сводом Законов XIX века.

Мы получили информацию, помогающую представить жизнь светского общества XIX века, а, следовательно, глубже понять роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин»; а также дополнительную информацию о Законодательстве России XIX века, что позволило осуществить связь с обществознанием и историей; а также расширить свой кругозор через информацию о русской моде XIX века.

Согласны ли вы с мнением В.Г.Белинского, который назвал роман А.С.Пушкина «Евгений Онегин» - «энциклопедией русской жизни»?


Защита информации; знакомство с модой, Законодательством, интересными местами XIX века. Характеристика Интернет-ресурсов.

Делают общие выводы.

Групповая, индивидуальная

Познавательные: извлечение необходимой информации из источников; подведение под понятие; постановка и решение проблем.

Коммуникативные: работа в группах; учебное сотрудничество с учителем и сверстниками; общение и взаимодействие с партнёрами

Личностные: самоопределение; анализировать и характеризовать эмоциональные состояния и чувства окружающих, строить свои взаимоотношения с их учетом; оценивать ситуации с точки зрения правил поведения и этики; мотивировать свои действия; выражать готовность в любой ситуации поступить в соответствии с правилами поведения, проявлять в конкретных ситуациях доброжелательность, доверие, внимательность,

Регулятивные: совершенные операции, выделять этапы и оценивать меру освоения каждого; целеполагание

5. Рефлексия

Просит вспомнить, какие цели и задачи ставил каждый перед собой в течение урока.

Организует рефлексию.

Обобщает сказанное.

Благодарит за работу. Оценивает ответы.

Слайд № 8

Составляют внутреннюю речь.

Используют клише для рефлексии.

Оценивают свою работу.


Познавательные: рефлексия способов и условий действий; контроль и оценка результатов деятельности

Личностные: самооценка, адекватное понимание причин успеха.

6. Игра «Логические сопоставления»

Представьте себе наш урок в виде некой репродукции. Какая картина, по-вашему, отображает климат, внутреннее состояние нашего урока?

Слайды № 11-16

Сопоставляют картинки слайдов и выражают собственное мнение.

Проблемное творческое задание

Индивидуальная, групповая работа


7.Д.з.

Объясняет домашнее задание разного уровня сложности (право выбора задания у обучающихся).

  1. Написать сочинение «Признаки XIX века в романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин».

  2. Составить кластер «Признаки XIX века в романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин».

  3. Приготовить презентацию «Признаки XIX века в романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин».


Записывают задание в дневник.

Подают дневники для оценки учителю.


Познавательные: дифференцированные задания.

Личностные: оценивать собственную учебную деятельность.

Регулятивные: совершенные операции, выделять этапы и оценивать меру освоения каждого





7


Автор
Дата добавления 28.03.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров472
Номер материала ДВ-561983
Получить свидетельство о публикации

"Инфоурок" приглашает всех педагогов и детей к участию в самой массовой интернет-олимпиаде «Весна 2017» с рекордно низкой оплатой за одного ученика - всего 45 рублей

В олимпиадах "Инфоурок" лучшие условия для учителей и учеников:

1. невероятно низкий размер орг.взноса — всего 58 рублей, из которых 13 рублей остаётся учителю на компенсацию расходов;
2. подходящие по сложности для большинства учеников задания;
3. призовой фонд 1.000.000 рублей для самых активных учителей;
4. официальные наградные документы для учителей бесплатно(от организатора - ООО "Инфоурок" - имеющего образовательную лицензию и свидетельство СМИ) - при участии от 10 учеников
5. бесплатный доступ ко всем видеоурокам проекта "Инфоурок";
6. легко подать заявку, не нужно отправлять ответы в бумажном виде;
7. родителям всех учеников - благодарственные письма от «Инфоурок».
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://infourok.ru/konkurs


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ


Идёт приём заявок на международный конкурс по математике "Весенний марафон" для учеников 1-11 классов и дошкольников

Уникальность конкурса в преимуществах для учителей и учеников:

1. Задания подходят для учеников с любым уровнем знаний;
2. Бесплатные наградные документы для учителей;
3. Невероятно низкий орг.взнос - всего 38 рублей;
4. Публикация рейтинга классов по итогам конкурса;
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://urokimatematiki.ru

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх