Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Конспекты / Разработка урока "Во глубине сибирских руд"

Разработка урока "Во глубине сибирских руд"

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

10-й класс. Урок "Во глубине сибирских руд",

с элементами театрализации

Орлова Марина Александровна, учитель истории

Цель:

ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ

  • Добиться усвоения учащимися основных понятий урока: мораль, гражданский долг,подвиг

  • Способствовать формированию умений выделять главную мысль, устанавливать причинно-следственные связи, сравнивать, конструировать вопросы, делать выводы.

  • Способствовать формированию умений обобщать знания, полученные из разных источников.

ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ

  • Продолжать формировать у учащихся готовность к принятию на себя ответственности за совершаемые действия.

  • Продолжать содействовать воспитанию гражданственности, патриотизма

  • Воспитывать активную жизненную позицию и гуманизм.

РАЗВИВАЮЩАЯ

  • Развивать мотивацию к анализу чужих поступков и самоанализу

  • Развивать гуманистическое мировоззрение.

Предварительная подготовка.

  1. Рисунки к поэме Некрасова «Русские женщины»

  2. Подготовка сообщений об известных декабристах.

  3. Подготовка сообщений о жёнах, последовавших за мужьями в Сибирь.

Оборудование.

  1. Галерея портретов. Рисунки учащихся.

  2. Картина «Восстание на Сенатской площади»

  3. Фотоматериал о декабристах.

  4. «Во глубине сибирских руд». презентация.

  5. Свечи в подсвечниках.

  6. Русские романсы.

План урока.

  1. Вступительное слово учителя.

  2. Инсценировка «Допрос декабристов».

  3. Инсценировка отрывка из поэмы Н.А.Некрасова «Русские женщины».

  4. Обобщение. Рефлексия.

Ход урока

I.Вступительное слово учителя.

Фрагмент романса Малинина «Забава»

"Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,

Мой друг, Отчизне посвятим,

Души прекрасные порывы!"



Слайд 1 Тема урока. 14 декабря 1825 года. Восставшие полки на Сенатской площади. В морозной мгле - сверканье штыков, выкрики команд, выстрел Каховского. И Николай Романов - новоиспеченный император России, белый, как невский лед.

До конца дней своих не простит он декабристам того ужаса, что пережил он в первый день своего правления.

Наша задача на основе дополнительного материала понять, в чем гражданский долг декабристов и как они повлияли на судьбы других родных и близких людей.

После подавления восстания в Петербурге и на Украине была образована Следственная комиссия. Это был первый в истории России широкий политический процесс. К следствию было привлечено 579 человек.

Работу Следственной комиссии возглавлял сам император.

II. Инсценированный допрос декабристов.

Император: «В каком тайном обществе Вы состояли, Павел Каховский?»

П. Каховский - Мы не составлялись в обществе, но совершенно готовые в него лишь соединялись. Начало и корень общества должно искать в духе времени и положении, в котором мы находимся. Смело говорю, что из тысячи молодых людей не найдется и ста человек, которые бы не пылалистрастью к свободе.

Император: «Как Вы Павел Пестель полковник, участник Отечественной войны посмели поднять руку на царя»?

П.И.Пестель – Каждый век имеет свою отличительную черту. Нынешний ознаменовывается революционными мыслями. От одного конца Европы до другого видно одно и тоже «…». Дух преобразования заставляет, так сказать, везде умы клокотать «…»Вот причины, полагаю я, которые породили революционные мысли и правила и укоренили оные в умах.

Император: «Что заставило Вас Матвей Муравьев выступить14 декабря 1825 года»?

М.Муравьев – Мы были дети 1812 года Принести в жертву все, даже самую жизнь, ради любви к Отечеству было сердечным побуждением. Наши чувства были чужды эгоизма. Бог свидетель этому.

Учитель вывод. Участники выступления были уверенны в правильности своих действий и не раскаивались в своих действиях.

По первоначальному приговору:

  • 36 человек приговорены к смертной казни,

  • 17 человек - к пожизненной каторге,

  • 40 человек к различным срокам каторжных работ.

  • 5 декабристов к смертной казни четвертованием.

  • Однако боязнь прослыть «дикарем» в «просвещенной » Европе привела к тому, что Николай заменил эту средневековую казнь повешением.

  • 31 человеку смертная казнь была заменена пожизненной каторгой.

  • 5 декабристам казнь была заменена повешением.

Учащийся зачитывает документ

«Манифест Николая I о приговоре декабристам:Верховный Уголовный Суд «…» совершил вверенное ему дело.«…»преступники восприняли достойную им казнь; Отечество очищено от следствий заразы, столько лет среди него таившейся «…»Сердце России для него было и всегда будет неприступно. Не посрамится имя Русское изменою Престолу и Отечеству. Напротив, МЫ «…» видели все состояния соединившимися в одной мысли: суда и казни преступникам».

Романс Малинина «Дай Бог»

Первый историк:  В конце августа 1826 г. первая группа изгнанников прибыла в Иркутск. Это были Сергей Волконский, Сергей Трубецкой, А. Муравьев, В. Давыдов, Е. Оболенский, А. Якубович, братья П. и А. Борисовы. Иркутяне, заранее осведомленные о прибытии ссыльных революционеров, собрались для встречи на берегу Ангары у Московских ворот (в начале нынешней улицы Декабрьских Событий). В то время здесь находился перевоз через Ангару.

В толпе встречающих были лица, лично знавшие некоторых декабристов. Иркутяне старались пробраться ближе к повозкам, произносили слова ободрения, передавали деньги, хлеб и даже книги.

Не получив официальных указаний от правительства, иркутский губернатор первоначально разместил прибывших на ближайших к городу заводах: Усольском солеваренном, Александровском винокуренном и др.

В октябре 1826 г. в Иркутск поступило специальное распоряжение о размещении декабристов. Все арестованные были ночью, тайно от народа, свезены в Иркутск и немедленно отправлены в Забайкалье на Нерчинские рудники.

Второй историк: В Нерчинских рудниках еще со времен Петра I добывали свинцовую руду, содержащую серебро. Здесь декабристы и должны были по распоряжению царя отбывать каторгу. В кандалах при помощи кирки, лопаты и лома, глубоко под землей, в тесных и душных шахтах арестантам предстояло добывать руду. Подземные ходы были так низки, что заключенные должны были идти, полусогнувшись, версты полторы до места работы. Днем работали в шахтах, а ночью отдыхали в маленьких тесных каморках, похожих скорее на чуланы. Грубое обращение начальства с каторжниками делало пребывание на рудниках невыносимым. Уже через год многие декабристы оказались больными: у Трубецкого началось кровохарканье, Волконский жаловался на легкие, у Давыдова открылись старые раны, у Оболенского началась цинга, А. Борисов и А. Муравьев признаны были врачами душевнобольными.

Но, несмотря на тяжкие и невыносимые условия каторги дух декабристов не был сломлен. Среди них созрел план побега с каторги. Однако заговор был раскрыт, и осенью 1828 г. декабристов из Нерчинских рудников перевели в читинскую тюрьму.

Третий историк: Каторжные работы в Чите были легче, чем на Нерчинских рудниках. Здесь они копали траншеи под фундамент для нового острога, благоустраивали новую дорогу, заваливали землей глубокий овраг, промытый дождями. Основными орудиями были заступ, лопата, кирка и топор. Землю и песок перевозили тачками и носилками.

Всего в Чите было поселено около ста декабристов. В свободное от работы время им разрешалось читать газеты, журналы и книги. Нередко среди них разгорались страстные споры о пережитом и о тех событиях, с которыми они знакомились из газет и журналов.

Здесь, в Чите, декабристы получили послание А.С. Пушкина "Во глубине сибирских руд:"

А.С. Пушкин: Несмотря на свирепый последекабрьский террор, я сохранил верность идеалам политической свободы. Я никогда не переставал ощущать идейную связь с декабристами. Тем не менее, когда я в 1827 г. написал свое "Послание узникам" и передал его А.Г. Муравьевой, отъезжающей в Сибирь к мужу, я не представлял, что мое стихотворение явится своего рода перекличкой между декабристами и лучшими людьми России. Оно распространилось в России в большом количестве экземпляров, причем имело различные названия, например такие: "К страдальцам 1826 г.", "В Сибирь, сосланным после 14 декабря", "Послание друзьям", "Послание в Петровский завод" и др.

Во глубине сибирских руд
Храните гордое терпенье,
Не пропадет ваш скорбный труд
И дум высокое стремленье.

Несчастью верная сестра,
Надежда в мрачном подземелье
Разбудит бодрость и веселье,
Придет желанная пора.

Любовь и дружество до вас
Дойдут сквозь мрачные затворы,
Как в ваши каторжные норы
Доходит мой свободный глас.

Оковы тяжкие падут,
Темницы рухнут - и свобода
Вас примет радостно у входа,
И братья меч вам отдадут.

До 14 декабря 1825 г. были женаты 23 декабриста. После приговора и исполнения казни остались вдовами жены декабристов К. Рылеева и И. Поливанова, умершего в сентябре 1826 г.

11 жен последовали за своими мужьями в Сибирь, а вместе с ними еще 7 женщин: матери и сестры сосланных декабристов.

Во время венчания у алтаря люди клянутся  быть вместе в горе и радости, в бедности и богатстве, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит их. И они были верны этой клятве.

Вдруг ангелы с лазури низлители,

Явилися, как дочери земли,

И узникам с улыбкой утешенья

Любовь и мир душевный принесли


Вот имена женщин, последовавших за своими мужьями, сосланными на каторжные работы в Сибирь: Прасковья Егоровна Анненкова (Полина Гебль), Мария Николаевна Волконская, Александра Ивановна Давыдова, Александра Васильевна Ентальцева, Камилла Петровна Ивашева, Александра Григорьевна Муравьева, Елизавета Петровна Нарышкина, Анна Васильевна Розен, Екатерина Ивановна Трубецкая, Наталья Дмитриевна Фонвизина, Мария КазимировнаЮшневская. Это были очень разные женщины: по своему социальному положению и по возрасту, по характеру и по уровню образования…  Но объединяло их одно: они пожертвовали  всем ради того, чтобы быть рядом с мужьями в годы испытаний. Тюрьму, каторгу и ссылку пережили только 8 из них. После указа об амнистии  декабристов  28 августа 1856 года вместе с мужьями вернулись только пятеро (М. Волконская, П. Анненкова, Е. Нарышкина, А. Розен, Н. Фонвизина). Трое вернулись из Сибири вдовами (М. Юшневская, А. Ентальцева, А. Давыдова).  А. Муравьева, К. Ивашева, Е. Трубецкая умерли и похоронены в Сибири.

Романс Малинина «Мольба»

Инсценировка беседы царя Николая I и Е.И.Трубецкой

Царь: Жена, следуя за своим мужем, потеряет прежнее звание, то есть будет уже признаваема не иначе, как женою ссыльнокаторжного… начальство будет не в состоянии защитить её от ежечасных могущих быть оскорблений людей, которые найдут в том, как будто некоторое право считать жену государственного преступника себе подобною; оскорбления им могут быть даже насильственные. Закоренелым злодеям не страшны наказания.

Княгиня: Согласна

Царь: Дети, которые приживутся в Сибири, поступят в казённые заводские крестьяне.

Княгиня: Согласна

Царь: Ни денежных сумм, ни вещей многоценных с собой взять не дозволено; это запрещается существующими правилами и нужно для собственной их безопасности по причине, что сии места населены людьми, готовыми на всякого рода преступления.

Княгиня: Согласна.

Учитель. Николай I сделал все чтобы «духовно уничтожить» декабристов, но запретить писать было невозможно. Мария Николаевна Волконская писала от имени каторжников постольку писем в день, что к ночи немели руки

Трубецкая. Мне разрешили видеться с мужем два раза в неделю. В тюрьме, в присутствии офицера и унтер-офицера. Мы, конечно же, не могли передать друг другу и тысячной доли того, что чувствовали.

Волконская. А удавалось хоть  в остальные дни я брала скамеечку, поднималась с нею на склон сопки, откуда был виден тюремный двор – так мне удавалось хоть издали посмотреть на своего мужа.

 

Первый историк. Желание отправиться в Сибирь за мужем не было прихотью, желанием покрасоваться или каким-то образом прославиться. Нет! Лишь по-настоящему сильные, искренние чувства владели этими женщинами, решившими посвятить себя тем испытаниям, которые выпали на долю их мужьям. Только верность долгу и огромная любовь помогли им пережить и все тяготы дороги и даже унижения, которым они подвергались с единой целью: задержать, остановить не пустить туда, где в страшных условиях и подавленном состоянии находились их мужья.


Второй историк: Декабристы оставили после себя заметный след. Они являлись зачинателями многих полезных дел в хозяйстве, просвещении и культурной жизни края. Они всячески старались облегчить жизнь крестьянина, сделать его тяжелый труд более производительным. О себе и своей жизни в Сибири они расскажут сами.

Второй историк Сергей Григорьевич Волконский. Князь, военный деятель, генерал-майор, член Южного общества. Годы жизни: 1788 - 1865, прожил 77 лет.

Музыка Антонио Вивальди «Лето»

С.Г. Волконский: Я учился в пансионе аббата Николя в Париже. Став военным, я отличился в войнах с Францией и Османской империей. Я участвовал почти во всех главных битвах Отечественной войны 1812 г. и в заграничных походах, воевал в партизанских отрядах. Я командовал 1-ой бригадой 19-ой пехотной дивизии, состоял в масонской организации, участвовал в съездах, поддерживал связи между "Северным" и "Южным" обществами. Я был сторонником программы, изложенной Павлом Пестелем в "Русской правде".

После восстания Черниговского полка в декабре 1825 г., в котором я принял участие, меня заключили в Петропавловскую крепость и осудили на смертную казнь. Позднее казнь заменили каторжными работами на 10 лет. Я отбывал каторгу на Благодатском руднике.

О своей жизни на поселении в Урике и Иркутске я хочу рассказать поподробнее. Летом я обычно пропадал по целым дням на работе в поле, а зимой моим любимым времяпровождением было посещение базара, где я встречал много приятелей среди подгородних крестьян и любил потолковать с ними о их нужде и ходе хозяйства. Ведя живой разговор с крестьянами, я не брезговал позавтракать с ними здесь же краюхой серой пшеничной булки.

Когда моя семья переехала в город, она заняла большой двухэтажный дом, в котором впоследствии всегда поселялись губернаторы. Но я все-таки тяготел к деревне, барская роскошь городской жизни не гармонировала с моими вкусами и наклонностями. Я не останавливался в самом доме, а отвел себе комнату во дворе, где находились всякие принадлежности сельского хозяйства.

После смерти Николая I я переехал в Москву. Позднее я совершил путешествие по Европе. До конца своей жизни я остался верен своим взглядам и критически относился к властям.

Третий историк. Сергей Петрович Трубецкой. Годы жизни: 1790 - 1860, прожил 70 лет, князь, последние годы жил в Киеве, Одессе, Москве, оставил воспоминания, изданные А.И. Герценом в 1863 г.

С.П. Трубецкой: Я получил домашнее образование, с 1806 г. я учился в Московском университете, с 1808 г. начал военную службу в лейб-гвардии Семеновском полку. Во время Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов русской армии 1813 - 1814 гг. я сражался под Бородином, Тарутиным, Малоярославцем, Люценом, Бауценом, Кульмом, Лейпцигом. В 1822 г. я получил звание полковника, я был членом масонской ложи. Я был одним из основателей Союза спасения в 1816 г., представителем и блюстителем Коренного совета Союза благоденствия. Позднее я стал одним из руководителей Северного общества.

Я всегда придерживался умеренных политических взглядов, считал, что власть монарха необходимо ограничить конституцией.

Во время подготовки восстания в декабре 1825 г. меня назначили диктатором, но на Сенатскую площадь 14 декабря я не явился, т.к. считал восстание неподготовленным. После следствия меня приговорили к смертной казни, впоследствии ее заменили вечной каторгой, потом ее срок сократили сначала до 20 лет, затем - до 13 лет.

Я отбывал наказание на Благодатском руднике, Читинской тюрьме, Петровском заводе. С 1839 г. я был на поселении вс. Омск Иркутской губернии. В 1856 . г. после амнистии в связи с коронацией Александра II мне возвратили дворянство, но без княжеского титула.

Романс Малинина «Гори, гори моя звезда»

М.Н. Волконская: В 1825 г. мне исполнилось 18 лет, в этом же году я вышла замуж за князя Сергея Григорьевича Волконского. Мы прожили вместе меньше года. Сергей отвез меня к родителям. Тогда я не знала, что вскоре он был арестован. Семья окружила меня заговором молчания. Письма от мужа, от его сестры и брата перехватывались. Я же тяжело болела после рождения сына Николеньки. Но как только я узнала об аресте мужа, во мне проснулось неукротимое желание быть вместе с ним в дни тяжелейших для него испытаний. Я заявила матери, что еду в Петербург, чтобы добиться от императора разрешения разделить судьбу мужа. Мне пришлось вынести упреки родных в том, что я не люблю маленького сына. 21 декабря 1826 г. я писала отцу: "Мой добрый папа, Вас должна удивить та решимость, с которой я пишу письма коронованным особам и министрам, но, что Вы хотите - нужда и беда вызвали смелость и, в особенности, терпение. Я из самолюбия отказалась от помощи других. Я летаю на собственных крыльях и чувствую себя прекрасно". Когда я с разрешением на выезд в Сибирь пришла к отцу, он в гневе сказал ей: «Я тебя прокляну, если ты через год не вернешься…» И только в 1829 году, перед смертью, он назвал свою любимую дочь “самой удивительной женщиной, которую когда-либо знал”.

22 декабря 1826 г. я выехала к мужу в Сибирь. По пути остановилась в Москве  у родственницы Зинаиды Волконской, которая устраивает вечер в честь меня. На этом вечере присутствовал Пушкин.

Первое свидание с С. Волконским, который находился в Благодатском руднике, произошло на виду у всех. Я встала на колени  перед мужем и поцеловала его кандалы…

Мне пришлось пройти все: и жуткую студеную дорогу до Иркутска, и унизительные требования отречься от самого святого, и жестокие бумаги, которые мне пришлось подписать и в Иркутске и в Большом Нерчинском заводе, и известие о смерти моего Николеньки.

В сиянье, в радостном покое,

У трона вечного творца

С улыбкой он глядит в изгнание земное,

Благославляет мать и молит за отца

А.С.Пушкин

Инсценированный отрывок из поэмыН.А.Некрасова « Русские женщины».

Автор.

Уже два месяца почти 
Бессменно день и ночь в пути.

Княгиня

В Нерчинск! Закладывать скорей!

Губернатор

Пришел я встретить вас.

Княгиня

Велите ж дать мне лошадей!

Губернатор

Прошу помедлить час.
Дорога наша так дурна, 
Вам нужно отдохнуть…

Княгиня

Благодарю вас! Я сильна…
Уж не далёк мой путь…

Губернатор

Всё ж верст до восемьсот, 
А главная беда: 
Дорога хуже тут пойдет, 
Опасная езда!..

Княгиня

Так прикажите ж! Я прошу…

Губернатор

Но есть зацепка тут: 
С последней почтой прислана 
Бумага…

Княгиня

Что же в ней:
Уж не вернуться ль я должна?

Губернатор

Да-с, было бы верней

Княгиня

Да кто же прислал вам и о чем 
Бумагу? Что ж – там
Шутили, что ли над отцом? 
Он всё устроил сам!
Нет… не решусь я утверждать… 
Но путь ещё далёк…

Княгиня

Так что же даром и болтать!
Готов ли мой возок?

Губернатор

Нет! Я еще не приказал…
Княгиня! Здесь я – царь!
Вернитесь поскорей!

Княгиня

Нет! Что однажды решено-
Исполню до конца!
Мне вам рассказывать смешно, 
Как я люблю отца,
Как любит он. Но долг другой,
И выше и святей, 
Меня зовет.

Губернатор

Позвольте-с. Я согласен сам,
Что дорог каждый час,
Но хорошо ль известно вам, что ожидает вас?

Княгиня

Ужасна будет, знаю я,
Жизнь мужа моего. 
Пускай же будет и моя 
Не радостней его! 
Пусть смерть мне суждена- 
Мне нечего жалеть!... 
Я еду! Еду! Я должна 
Близ мужа умереть. 
Учащиеся делают выводы

1828-1829 годы были для меня годами потерь: умирает их сын Николай, отец, генерал Раевский, а также новорожденная дочь Софья. Но в 1829 г. с каторжников снимают кандалы, их переводят в Петровский завод, где они получают разрешение поселиться вместе с мужьями в тюрьме. Укаждого была своя комната, которую они старались украсить как можно более по-домашнему.

Анна Васильевна Розен (1797-1883). Мой отец, В.Ф. Малиновский, был  первым директором Царскосельского лицея. Лицеисты с большим уважением и любовью относились к Малиновскому, ценя его ум и доброту.

Я получила хорошее образование, знала иностранные языки (английский и французский), много читала. С будущим мужем Андреем Евгеньевичем Розеном познакомилась через своего брата Ивана – они оба были офицерами и участвовали в Итальянском походе.

Наш брак был очень счастливым, отличавшимся взаимопониманием, нежностью, родством интересов и взглядов на жизнь.

Андрей не состоял в тайном обществе, но накануне восстания был приглашен  на совещание к Рылееву и князю Оболенскому, которые просили его в день новой присяги императора привести на Сенатскую площадь как можно больше войск.  В ночь на 14 декабря Андрей Розен рассказал мне о готовящемся восстании, в котором он будет принимать участие. Во время восстания он не выполнил приказ усмирять восставших.

Его арестовали 22 декабря 1825 г. и заключили в Петропавловскую крепость, он был приговорен к 10 годам каторжных работ. Позже срок был сокращен до 6 лет. Провожать мужа на каторгу я пришла с сыном, которому было 6 недель от роду.  Я хотела немедленно ехать за ним в Сибирь, но он сам попросил ее о том, чтобы она побыла с сыном хотя бы до тех пор, когда он начнет ходить и говорить. Когда мальчик немного подрос, его забрала на воспитание родная сестра Мария, и в 1830 г. я отправилась в Сибирь, сначала в Петровский завод, где у нас родился сын Кондратий (названный в честь Рылеева), а в 1832 г. на поселение в Курган по пути из Читы в Курган у нас родился третий сын, Василий.

Сначала мы жили на квартире, а потом купили дом с большим садом. «Мало садов, мало тени и зелени», – сказал он после прибытия в Курган. Здесь Андрей Евгеньевич занялся сельским хозяйством, а также начал писать мемуары «Записки декабриста», которые считают самыми достоверными и полными материалами об истории декабризма. Я воспитывала детей, занималась медициной. Мы выписывали из Петербурга много литературы, в том числе и медицинской. В Кургане семья прожила 5 лет, в 1837 г. группу декабристов отправили рядовыми в действующую армию на Кавказ. Среди них отправились туда и мы.

После амнистии 1856 г. наша семья живет на Украине, Андрей Евгеньевич занимается общественной работой. Почти 60 лет наша счастливая семья жила в мире и согласии, несмотря на выпавшие им превратности судьбы, и умерли мы почти вместе, с разницей в 4 месяца.   

Музыка из песни «Вкус французской булки» Группа «Белый орел»

Прасковья Егоровна Анненкова( 1800-1876).  Я родилась в Лотарингии, в замке Шампиньи (Франция). В девичестве Жанетта Полина Гебль. Мой отец был наполеоновским офицером, награждён орденом Почётного легиона.

Я приехала в Москву в 1823 г. на работу в качестве модистки торговой фирмы «Дюманси». Магазин фирмы «Дюманси» часто посещала А.И. Анненкова, ее всегда сопровождал сын, Иван Анненков, в то время блестящий офицер и красавец. Мы сразу заметили друг друга, вспыхнула любовь. Анненков был единственный наследник громадного состояния, и я прекрасно понимала, что его мать никогда не даст согласия на неравный брак. Несмотря на это, Анненков предлагал мне обвенчаться тайно, но я не дала на это согласия. 19 декабря 1825 года И. А. Анненков был арестован (он был членом Северного общества), отправлен в Выборгскую, а затем в Петропавловскую крепость. На следствии вёл себя достойно. Осуждён по II разряду и приговорён к 20 годам каторжных работ, позднее срок сократили до 15 лет.

Всё это время я находилась в Москве. Я знала о событиях в Петербурге, переживала, но я была беременна и скоро должна была родить. Сразу же после рождения дочери яуехала в Петербург и искала возможности встретиться с Анненковым, заплатила унтер-офицеру, чтобы он передал ему записку. Я снова возвращается в Москву к матери Анненкова и прошу, чтобы та помогла сыну, используя все свои связи, а в это время сам Анненков, не получая некоторое время никаких вестей от меня, пытается покончить с собой: он думает, что я его бросила. Его едва спасают.

10 декабря Анненкова отправляют в читинский острог, а я сразу же начинаюходатайствовать о разрешении отправиться вслед за ним. Узнав, что император будет на маневрах у города Вязьмы в мае 1827 г., я еду туда и, прорвавшись к императору, падаю перед ним на колени. Император Николай I был тронут силой любви иностранки, почти не знавшей русского языка и собравшейся в Сибирь вслед даже не за мужем, а за любимым человеком.

Инсценировка разговора царя с П. Анненковой

Царь- Это ведь не ваша родина, сударыня! Вы будете там глубоко несчастны.

Полина- Я знаю, государь. Но я готова на всё!

Оставив дочь у матери Анненкова, я отправилась в Сибирь. В Иркутске Цейдлер задержал меня, уговаривая вернуться, как раньше уговаривал Трубецкую и Волконскую. Но я была непреклонна и в конце февраля последовала дальше. Мой приезд был очень важен для Анненкова. «Без неё он бы совершенно погиб», – писал декабрист И.Д. Якушкин.

4 апреля 1828 года в деревянной Михайло-Архангельской церкви Читы состоялось наше венчание. Только на время венчания с жениха были сняты кандалы.

16 мая 1829 года у нас родилась дочь Анна. В 1830 году – Ольга. Сыновья: Владимир, Иван, Николай. Всего у меня было 18 родов, но выжили только 6 детей.

Первый историк. История любви Полины Гёбль и Ивана Анненкова стала основой романа А. Дюма «Учитель фехтования», а режиссёр В. Мотыль рассказал об их любви в кинофильме «Звезда пленительного счастья». Композитор Ю. А. Шапорин написал оперу «Декабристы», которая в первой редакции называлась «Полина Гёбль».

Я – живая, подвижная, трудолюбивая – с утра до вечера занималась хозяйством: сама готовила, ухаживала за огородом, помогала всем, чем только могла, учила жён декабристов готовить и вести хозяйство. Часто по вечерам мои новые подруги приходили ко мне в гости, я заражала всех своим оптимизмом, рядом со мной было легко и уютно.

Потом был Петровский завод, село Бельское Иркутской губернии, Туринск… И везде вслед за мужем ехала я с детьми. С 1839 г. Анненкову было разрешено поступить на службу, в 1841 г. они переезжают в Тобольск, где и живут до самой амнистии (1856 г.), а после нее – в Нижнем Новгороде, где нас посетил А. Дюма и где мы прожили остальные счастливые 20 лет своей жизни.  Жить в столицах нам было запрещено.
Второй историк. Полина Анненкова продиктовала дочери Ольге воспоминания о своей жизни. Ольга Ивановна перевела их с французского и издала в 1888 году.

Иван Александрович служил чиновником по особым поручениям при губернаторе, был членом комитета по улучшению быта помещичьих крестьян, участвовал в подготовке реформ, работал в земстве, избирался в мировые судьи.
Пять сроков подряд нижегородское дворянство избирало Анненкова своим предводителем. Полина была избрана попечительницей нижегородского женского Мариинского училища.

Музыка Ф. Шопен «Душа плачет»

Александра Григорьевна Муравьева (1804-1832).  Я была дочерью действительного тайного советника Григория Ивановича Чернышева и сестрой декабриста З.Г. Чернышева. Жена Никиты Муравьева.

Когда мужа арестовали, я ждала третьего ребёнка, но решила следовать за мужем, получила разрешение 26 октября 1826 г. Оставив у свекрови троих малолетних детей, отправилась в Сибирь. Проездом в Москве виделась с  Пушкиным, который передал мне свои стихи, адресованные декабристам, «Во глубине сибирских руд…» и послание к И. Пущину «Мой первый друг, мой друг бесценный…».

Я прибыла в Читинский острог в феврале 1827 года. Как могла, скрашивала жизнь не только своего мужа, но и остальных декабристов. В Сибири у нас родилось трое детей, но выжила только одна дочь Софья.

Третий историк.Умерла она в Петровском заводе, ей было всего 28 лет.

Декабристы называли Александру Муравьеву своим ангелом-хранителем. В ней действительно было что-то поэтически-возвышенное, хотя и была она простодушна и необыкновенно естественна в отношениях с людьми.

Над могилой А. Муравьёвой муж построил часовню, в которой, говорят, светилась неугасимая лампада еще 37 лет после ее смерти.

Музыка А. Даргомыжского «Мне скучно и грустно»

Елизавета Петровна Нарышкина (1802-1867). Я была фрейлиной Императорского двора и женой декабриста М.М. Нарышкина. Я из прославленного дворянского рода Коновницыных. Мой отец, Петр Петрович Коновницын, – герой войны 1812 г. Он принимал участие в большинстве военных кампаний, которые вела Россия в конце XVIII – начале XIX века, участвовал в боях при Островне, Смоленске, Валутиной горе. «Военная энциклопедия» XIX века сообщает: «5 августа он защищал в Смоленске Малаховские ворота, причем был ранен, но до вечера не позволил сделать себе перевязки и одним из последних оставил город».

Я была старшим ребенком в семье и единственной дочерью. Два моих брата тоже стали декабристами.

В 1824 г. я вышла замуж за полковника Тарутинского пехотного полка М. М. Нарышкина,  богатого и знатного светского человека. Он был членом Союза благоденствия, затем Северного общества. Участвовал в подготовке восстания в Москве. Был арестован в начале 1826 года.

Я не знала о принадлежности мужа к тайным обществам, и его арест был для меня ударом. М.М. Нарышкина осудили по IV разряду и приговорили к каторжным работам на 8 лет.

У нас не было детей (дочь умерла в младенчестве), и я решаю последовать за мужем. В письме к своей матери я написала, что поездка на каторгу к мужу необходима для моегосчастья. Только тогда я обрету душевный покой. И мать благословила меня на эту судьбу.

Я приехалав Читу в мае 1827 г., почти одновременно смной туда прибывают  А.В. Ентальцева, Н.Д. Фонвизина, А.И. Давыдова.

Я постепенно втягиваюсь в жизнь в изгнании. Учусь вести хозяйство, хожу на свидания с мужем: официально они разрешены 2 раза в неделю, но щели в частоколе острога позволяли разговаривать чаще. Сначала охранники отгоняли женщин, потом перестали это делать.

По вечерам я писала десятки писем родственникам заключенных. Декабристы были лишены права переписки, и жены были единственным каналом, по которому вести о заключенных доходили до их семей. Трудно даже представить, сколько убитых горем людей согрелись этими письмами, написанными женами декабристов из ссылки!

У меня не очень общительный характер, иногда меня воспринимали как гордячку, но стоило только узнать поближе, как первое впечатление уходило.

Первый историк.Вот как писал о ней декабрист А.Е. Розен: «От роду было ей 23 года; единственная дочь героя-отца и примерной матери, она в родном доме значила все, и все исполняли ее желания и прихоти. В первый раз увидел я ее на улице, близ нашей работы, – в черном платье, с талией тонкой в обхват; лицо ее было слегка смуглое с выразительными умными глазами, головка повелительно поднята, походка легкая, грациозная».

«Нарышкина была не так привлекательна, как Муравьева. Она казалась очень надменной и с первого раза производила неприятное впечатление, даже отталкивала от себя, но зато когда вы сближались с этой женщиной, невозможно было оторваться от нее, она приковывала всех к себе своей беспредельной добротою и необыкновенным благородством характера», – писала П.Е. Анненкова в своих мемуарах.

В 1830 г.  она с мужем переселяется в отдельную комнату в Петровском заводе, а в конце 1832 г. уезжают на поселение в Курган. Здесь они покупают дом, М.М. Нарышкин занимается сельским хозяйством и даже содержит небольшой конный завод.

Дом Нарышкиных становится культурным центром, здесь читаются и обсуждаются новые книги, звучит музыка и пение Елизаветы Петровны.

«Семейство Нарышкиных было истинным благодетелем целого края. Оба они, и муж, и жена, помогали бедным, лечили и давали больным лекарства за свои деньги… Двор их по воскресеньям был обыкновенно полон народу, которому раздавали пищу, одежду, деньги», – писал друг Нарышкиных, декабрист Н.И. Лорер, также живший  на поселении в Кургане. Не имея своих детей, они взяли на воспитание девочку Ульяну.

В 1837 году, путешествуя по Сибири, в Курган прибыл наследник престола, будущий император Александр II. Его сопровождал воспитатель – знаменитый русский поэт В.А. Жуковский.

Жуковский посещает декабристов, среди которых много его бывших знакомых. Это А. Бригген, семьи Розенов и Нарышкиных. «В Кургане я видел Нарышкину (дочь нашего храброго Коновницына)… Она глубоко тронула своей тихостью и благородною простотой в несчастии», – вспоминал позже В.А. Жуковский. Декабристы через Жуковского передают ходатайство о разрешении вернуться в Россию. Наследник пишет письмо отцу, но Николай I отвечает: «Этим господам путь в Россию лежит через Кавказ». Через два месяца из Петербурга был получен список шести декабристов, которым было приказано отправиться рядовыми на Кавказ, где велась война с горцами. В этом списке был и М.М. Нарышкин.

Почти все население Кургана собралось в день отъезда декабристов в небольшом березовом лесу на краю города. В честь них был устроен торжественный обед. Елизавета Петровна отправляется за мужем на Кавказ. Михаил Михайлович жил в станице Прочный Окоп. Бывший полковник М.М. Нарышкин был зачислен в армию рядовым. За отличие в 1843 г. получает чин прапорщика. В 1844 году ему было дозволено оставить службу и безвыездно жить с женой в небольшом поместье в селе Высоком Тульской губернии. Эти ограничения были сняты амнистией 1856 года.

Музыка Secret Garden

Камилла Петровна Ивашева (1808-1839). Я родилась во Франции. Мой отец, Ле-Дантю, республиканец по убеждениям, бежал от Наполеона сначала в Голландию, а затем в Россию, в Симбирск. Моя мать, Мари-Сесиль, поступила гувернанткой в семью помещика Ивашева. Так произошло знакомство мое и В.П. Ивашева, будущего декабриста, кавалергардского офицера, художника и музыканта. Он состоял в тайных обществах: Союзе благоденствия и Южного общества. Был приговорен к 20 годам каторжных работ. Я решила соединить свою судьбу с ним именно в момент его состояния каторжника, я даже заболела от любви, в чем призналась матери, и та пишет письмо Ивашевым: «Я предлагаю Ивашевым приемную дочь с благородной, чистой и любящей душой. Я сумела бы даже от лучшего друга скрыть тайну дочери, если бы можно было заподозрить, что я добиваюсьположенияилибогатства.Но она хочет лишь разделить его оковы, утереть его слезы и, не краснея за дочерние чувства, я могла бы говорить о них нежнейшей из матерей, если бы знала о них раньше».

О моем решении приехать к мужу в Сибирь он узнал в критический момент своей жизни: он готовился к побегу, который не сулил ему ничего хорошего. Но он был в отчаянии от тягот жизни каторжника.

Янаписала императору письмо с просьбой разрешить мне выехать к Ивашеву, в письме есть такие слова: «Я люблю его почти с детства и, почувствовав со времени его несчастья, насколько его жизнь дорога для меня, дала обет разделить его горькую участь».

В июне 1831 г. я выехала в Сибирь. Но я не была женой, боялась разочарования: в себе, в своей любви… Приехав, остановилась у Волконской, а через неделю состоялась свадьба с Василием Ивашевым.

Месяц мы прожили в отдельном доме, а затем стали жить в каземате мужа. В начале 1839 г. в Туринск приехала моя мать, помогала мне в семейных делах, в воспитании детей, но в декабре этого года я простудилась и умерла от преждевременных родов.

Первый историк. В.Ивашев писал в одном из писем: «В ночь, предшествовавшую нашему горестному расставанию, болезнь, как будто, потеряла силу… голова ее стала свежее, что позволило ей принять с благоговением помощь религии, она дважды благословила детей, смогла проститься с окружающими ее огорченными друзьями, сказать слово утешения каждому из слуг своих. Но прощание ее со мной и матушкой! … Мы не отходили от нее. Она сперва соединила наши руки, потом поцеловала каждого. Поочередно искала она нас глазами, брала наши руки. Я прижал ее руку к щеке, согревая ее своей рукой, и она усиливалась сохранить подольше эту позу. В последнем слове вылилась вся ее жизнь; она взяла меня за руку, полуоткрыла глаза и произнесла: «Бедный Базиль», и слеза скатилась по ее щеке. Да, страшно бедный, страшно несчастный! Нет у меня больше моей подруги, бывшей утешением моих родителей в самые тяжелые времена, давшей мне восемь лет счастья, преданности, любви, и какой любви». Ей был всего 31 год. Ивашев пережил ее всего на 1 год, он скончался внезапно, его хоронили в день ее смерти.

Реквием из фильма «Звезда пленительного счастья»

Учитель: Не по своей воле декабристы оказались в Сибири, но, пройдя через горнило испытаний, они органично влились в жизнь сибирского края. Они занимались земледелием, выращивали хлеб, оказывали крестьянам врачебную помощь, учили местных ребятишек. Неоценимый вклад внесли они в хозяйственную и культурную жизнь нашего края. И сегодня, через 180 лет, их потомки продолжают их дело.

Пленительные образы! Едва ли
В истории какой-нибудь страны
Вы что-нибудь прекраснее встречали,
Их имена забыться не должны!



Рефлексия





Ответы учащихся на вопросы:

-Что было необычного в уроке?

-В чем сложность урока?

-Можно ли считать подвигом, то что сделали жены декабристов? Могли бы вы поступить также?

- Какие качества жен декабристов вам импонируют?

- Почему матери оставляли детей (вроде бы не очень-то благовидный поступок) и отправлялись в Сибирь?

- Кто они?

- Ради чего рисковали жизнью и карьерой?

- Как получилось, что аристократы-интеллектуалы боролись не за то, чтобы получить привилегии, а за то чтобы их лишиться?

- Как вы думаете, кто больше пробудил общественное сознание декабристы или их жены и сестры?





































Веруйте в земное воскресенье,

В потомках ваше имя оживет,

И чад моих святое поколенье

Покроет Русь и процветет.

Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 08.04.2016
Раздел История
Подраздел Конспекты
Просмотров496
Номер материала ДБ-018005
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх