Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Разработка уроков по литературе родного края

Разработка уроков по литературе родного края

Идёт приём заявок на самые массовые международные олимпиады проекта "Инфоурок"

Для учителей мы подготовили самые привлекательные условия в русскоязычном интернете:

1. Бесплатные наградные документы с указанием данных образовательной Лицензии и Свидeтельства СМИ;
2. Призовой фонд 1.500.000 рублей для самых активных учителей;
3. До 100 рублей за одного ученика остаётся у учителя (при орг.взносе 150 рублей);
4. Бесплатные путёвки в Турцию (на двоих, всё включено) - розыгрыш среди активных учителей;
5. Бесплатная подписка на месяц на видеоуроки от "Инфоурок" - активным учителям;
6. Благодарность учителю будет выслана на адрес руководителя школы.

Подайте заявку на олимпиаду сейчас - https://infourok.ru/konkurs

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Литература родного края.

7 класс


Урок № 1 «Который раз я повторяю слова любви к родному краю…»


 - Что для вас значит выражение «родной край»?

- Подберите ассоциации к данному словосочетанию


Итак, родным краем мы называем всё то, что нас окружает с детства, всё то, к чему мы настолько привыкли, что уже перестали придавать этому значение, перестали удивляться, интересоваться и восхищаться нашей такой обыденной, знакомой повседневной реальностью… Всем нам известны имена классиков русской литературы, но, к сожалению, имена поэтов Донбасса, писавших о своей малой родине, известны далеко не каждому. Мы забываем одну простую истину: без малого нет большого, без любви и уважения к своему дому, улице, городу, краю невозможна и любовь к Отчизне.

Прочитайте стихотворения поэтов Донбасса и выполните задания.


Николай Анциферов (1930 – 1964)

Николай Степанович Анциферов родился в семье шахтёра в Макеевке.
Окончил вечернюю школу, потом поступил в Московский Литературный институт имени А.М. Горького.
Публиковаться начал с 1952 года. Широкий читатель узнал Николая Анциферова после его неожиданной смерти в 1964 году, когда весьма приличными тиражами его стихи вышли в «Молодой гвардии», «Советской России», «Донбассе», «Современнике». С гордостью пишет поэт-горняк о родном крае и нелегком шахтерском труде. Стихи Анциферова высоко оценивали Николай Тихонов и Ярослав Смеляков, Николай Асеев и Сергей Смирнов, Василий Федоров и Николай Рубцов.


О Донбассе пишут в географии,

Что Донбасс — край угля и металла.

Верно. Но для полной биографии

Это очень сухо, очень мало.

Кажется, есть песня о Донбассе,

Терриконы и копры воспеты.

Верно, есть такие. Я согласен.

Только это — внешние приметы.

Ну, а где же люди? Их не видно...

Потому мне горько и обидно...

Я хочу сказать о земляках.

Может быть, получится коряво,

Все-таки

Горняк.

О горняках,

Как могу,

Сказать

Имею право.


- Каким предстает Донбасс в стихотворении Анциферова?

- Что называет автор «внешними приметами» Донбасса?

- О ком хочет рассказать поэт, чтобы воссоздать полную картину Донецкого края?

- Что вы можете сказать о людях Донбасса?


Елена Лаврентьева

Лаврентьева Елена Фоминична - поэт, прозаик, публицист, автор двадцати книг, выходивших в издательствах Донецка, Киева, Москвы. После средней школы она поступила в Карагандинский педагогический институт на историко-филологический факультет. На третьем курсе Елена Лаврентьева перевелась в Донецкий пединститут также на историко-филологический факультет, поближе к брату, который после армии по комсомольской путевке отправился работать на шахту в Донбасс. Затем работала педагогом и в воспитательной колонии, и в обычной школе, и в профтехучилище, сотрудничала с газетами «Комсомолец Донбасса» и «Железнодорожник Донбасса». Стихи публиковались в журналах "Донбасс", "Радуга", в московском альманахе "Поэзия". С 1977 по 1987 год была постоянным автором всесоюзного журнала "Юность". В 90-е годы пишет очерки, статьи, фельетоны, сотрудничая в газете "Донецкий Кряж". Защита культуры, нравственности, духовного здоровья - главные темы. Дипломант Международной литературной премии имени Юрия Долгорукова за сборник стихотворений "Короткие дни" (2009). Член Союза писателей СССР с 1971 года.


За перегоном - перегон,

За терриконом - террикон.

Изысканность степной палитры.

Мелькнут на колышках макитры

И хата белая в саду...

Я тут когда-нибудь сойду,

Чтоб посреди цветов и грядок

Дней провести своих остаток...

Уйдет назад пустой перрон,

И снова - степь со всех сторон.

Плывут подсолнухов короны,

Вагонам вслед глядят коровы

И жвачку медленно жуют.

(О не смущай меня уют!)

Войдет на остановке чья-то

Лукаво-ласковая маты,

В белейшей хусточке - платке –

И скромно сядет в уголке.

И принесет с собою маты

Полыни дух и запах мяты.

Повеет хлебом и жильем –

Не только сталью да углем.


Заглянем в словарик.

Маки́траширокий глиняный горшок.


- Каким настроением проникнуто стихотворение Е.Лаврентьевой?

- Нарисуйте словесную картину: что видит поэтесса за окном поезда?

- Как вы понимаете выражение «изысканность степной палитры»?

- Составьте устное описание своего любимого уголка природы.


Донбасс - это крупный промышленный регион, в котором насчитывается несколько тысяч крупных промышленных предприятий. Здесь добывается уголь и плавится металл, здесь самая густая сеть железных дорог и самая высокая плотность населения. Промышленное развитие Донбасса привело к серьезным экологическим проблемам. Донецкая область является регионом с критическим состоянием окружающей природной среды. Здесь сосредоточено 55,5% промышленных токсичных отходов всей страны.

Основными загрязнителями водных объектов являются предприятия горной и металлургической промышленности. Ежегодно угольные шахты сбрасывают около 500 млн. куб. м шахтных вод, загрязнённых минеральными солями и бактериальными примесями. Одна из самых больших экологических проблем Донецкой области - это дефицит питьевой воды и опасный уровень загрязнения природных водных источников. Ежегодно объемы сточных вод в Донецкой области составляют около 2 млрд. куб. м, причем на угольную промышленность приходится более 50% всех стоков.

Еще одной большой проблемой Донбасса являются его терриконы, которые многие называют "донецкими горами". С терриконов в воздух выбрасывается более 65 тысяч тонн загрязняющих веществ. Самыми грязными городами Донецкого региона можно считать Мариуполь, Донецк, Дебальцево.

Донбасс относится к наиболее критическим по экологической обстановке регионам Украины. Острейшими проблемами региона являются загрязнение атмосферного воздуха, водного бассейна и почв.

Приглашаем вас к беседе об экологических проблемах нашего края.


Николай Патудили.

Николай Патудили – греческий поэт. Родом из Сухуми. Автор нескольких сборников стихов. Первое систематизированное издание произведений — "Стихотворения. Поэмы" — было издано Республиканским обществом греков Украины в Донецке в 1991 году.


Экологическое


Арбузные корки качает прибой,

Обрывки, обломки, бумажки...

А волны все катятся серой гурьбой

И дышат неровно и тяжко.


Бензином и мылом, вчерашним борщом

Наполнено это дыханье.

Однако курортникам все нипочем —

Им в радость любое купанье.


А город меж тем хорошеет, растет,

Верша на глазах перестройку.

И то, что не нужно,

Как прежде, плывет

В родную морскую помойку.


Столетья исправно служила она.

Ни в ком не рождая сомненья.

Но, видно. Имеет предел глубина —

Сработал эффект накопленья.


...Не ткут больше волны

На пляжах узор

Затейливый и белопенный —

Лишь людям швыряют на вечный позор

Продукты их бытности бренной.


- Какие проблемы региона затронуты в стихотворении?

- Как вы понимаете смысл выражения «сработал эффект накопления»?

- Почему "морская помойка" называется "родной"? Что этим хотел сказать поэт?

- Объясните последнюю строфу стихотворения. Согласны ли вы с автором?

- Какова главная мысль этого стихотворения?


Виктор Руденко

Виктор Петрович Руденко – поэт, прозаик. Родился в 1940 году в Узбекистане. Закончил факультет журналистики Киевского университета. Работал в областной прессе, ответственным секретарем журнала "Донбасс". Автор книг "Тепло родного берега", "Хлеб и уголь", "Простите за любовь" и других. Лауреат премии имени В.Шутова Донецкого областного фонда культуры. Член Союза писателей Украины.


Террикон


Старая природа золотистая,

Крик гусей

Тревожит скова нас.

Что же улетаете вы, птицы,

Что же покидаете Донбасс?

Льется над простором бесконечным .

Крик, как откровенье птичьих стай;

Улетаем, чтобы путь наш стал

Продолженьем маеты извечной;

Улетаем, чтобы снег метельный

В дикополье нас не мог застать,

Чтобы в перелетах канительных

Научить детей своих летать.

Пахнет воздух угольком и солнцем,

Духом странствий воздух напоен,

Гуси улетают...

Остается

Не угасшей болью — террикон.

Тяжеленный, тычется устало

Рыхлою верхушкой в небеса.

Он хотел бы улететь и сам,

Чтоб земле

Немного легче стало.


- Каким настроением проникнуто стихотворение?

- Объясните значение слова «дикополье». Когда и почему земли нынешнего Донбасса назывались Диким Полем?

- Почему террикон «остается не угасшей болью»?

- Почему террикон тоже хотел бы улететь?

- Определите основную мысль стихотворения.


Страничка для любознательных.


Рукотворные горы Донецка

Терриконы, терриконы… Как их только не называют. Визитная карточка Донецка, степные исполины, рукотворные горы. О них даже песни и стихи слагают, их озеленяют, им присваиваются имена, донецкие мальчишки, как настоящие альпинисты, покоряют близлежащие терриконы, а во время футбольных матчей используют их в качестве дополнительной трибуны.

Для коренных жителей Донецкой области они - обычное и очень привычное явление за окном, а вот для иностранцев наши терриконы – настоящая диковинка. О происхождении и назначении гор, которые располагаются в черте города и его окрестностях, обязательно спросит любой человек, впервые посетивший Донбасс. Высокие, настоящие великаны, и совсем крохотные, засаженные деревьями и абсолютно голые, с горящими верхушками и остывшие, они возвышаются в Донбассе, начиная с 1755 года, когда Григорий Капустин впервые нашел здесь уголь.

Жители Донбасса даже не представляют панорамы своих городов без них. Ведь терриконы для Донецка не просто – искусственные насыпи из породы, извлеченной при подземной разработке месторождений угля. Террикон – символ шахтерского края, говоря современным языком, его бренд.


- Что вам известно о терриконах? Подготовьте краткое сообщение.

- Опишите картинку с изображением террикона.





Урок № 2 «Благословен шахтерский труд и тот, кто добывает уголь…»


Существует такое крылатое выражение: «Человек создан для счастья, как птица для полёта». Конечно, для счастья… Но можно сказать и так: «Человек создан для труда, как птица для полёта».
Труд – основа нашей жизни, как полёт у птицы. Труд творит чудеса: невиданные произведения искусства и архитектуры – результат упорного труда. Новейшие автомобили, станки, медицинские аппараты, компьютерные технологии – тоже результат труда. Труд помогает человеку реализовать свои способности, проявить таланты. Трудолюбивые и умелые люди во всём мире окружены почётом и уважением.

Одна из самых почетных и уважаемых профессий на Донбассе – профессия шахтера. Поскольку Донбасс – угольный регион, почти в каждой семье есть шахтеры.

Познакомьтесь с профессией горняка, прочитав стихотворения поэтов Донбасса и фольклорные произведения..


Николай Анциферов

Вельможа

Я работаю, как вельможа,

Я работаю только лежа.

Не найти работенки краше,

Не для каждого эта честь.

Это - только в забое нашем:

Только лежа - ни встать, ни сесть.

На спине я лежу, как барин.

Друг мой - рядом, упрямый парень.

«Поднажмем!» -

И в руках лопата

Все быстрее и веселей.

Только уголь совсем не вата:

Малость крепче и тяжелей.

Эх, и угольная перина!

Не расскажешь о ней в стихах.

Извиваешься, как балерина,

Но лопата играет в руках.

Отдохнуть бы минуту, две бы!

Отдыхаешь, когда простой.

Семьянин говорит о хлебе,

О любви говорит холостой.

Но промчится пара минут -

И напарник мой тут как тут.

Шепчет: «Коля, давай, давай!

Вместе взялись, не отставай!»

На спине снова пляшет кожа.

Я дружку отвечаю: «Есть!»

Я работаю, как вельможа,

Не для каждого эта честь.


Заглянем в словарик.

Вельможа (устар.) - знатный, родовитый, богатый, важный человек.

Забой – место разработки каменного угля.


- Почему автор сравнивает себя с вельможей?

- Найдите в стихотворении сравнения. Объясните их роль.

- Как вы понимаете выражение «на спине снова пляшет кожа»?

- Объясните смысл названия стихотворения.

- Каким чувством проникнуто стихотворение?


Галина Боженко

Галина Николаевна Боженко живет в Донецке и радует своих земляков стихотворениями о любимом Донбассе. Для поэзии Галины Боженко нет возрастных границ: её стихи с удовольствием читают, слушают, учат наизусть, переписывают от руки и перекладывают на музыку. В своих произведениях автор размышляет, грустит и радуется, прокладывая стихами незримый путь от сердца к сердцу, возводя мосты понимания и человечности, любви и добра, воздавая славу родной земле, любимому городу и людям Донбасса.


Шахтерам Донбасса


Рубят уголь - щепки не летят,

Лишь земля подрагивает чутко,

Молотки отбойные стучат,

Да слышна затейливая шутка,


День и ночь, и так за годом год

В шахте, под землёй кипит работа

И не всякий на работу ту пойдёт,

Ведь пахать вот так не всякому охота,


Только есть в Донбассе земляки

С виду - грубоватые немного,

Без особенного лоску мужики,

Но в душе - красивые от Бога!


Если скажут - отчеканят слог,

Не ведут пустые разговоры,

Всё у них серьёзно, видит Бог,

Ведь они воистину шахтёры!


Под землёю столько вёрст прошли,

Столько сложностей на шахте испытали,

Всё преодолели, всё смогли,

Воплотили всё, о чём мечтали,


А когда выходят на-гора,

Да ещё с победой за плечами,

Посреди шахтёрского двора

Их встречают девушки с цветами,


С хлебом-солью преподносят рушники,

На которых - дивные узоры...

Вот такие есть в Донбассе мужики,

Настоящие, воистину шахтёры!


- Каким изображен шахтер в представлении поэтессы?

- Как вы понимаете значение выражения «на-гора»?

- Можно ли стихотворение назвать гимном шахтерскому труду? Ответ обоснуйте.


Профессия шахтера не только почетна и трудна, но еще и опасна. Шахта не прощает ошибок. Каждый день, добывая черное золото для страны, неся свет и тепло людям, шахтеры рискуют своей жизнью. Случается, кто-то не возвращается с рабочей смены, и тогда в доме поселяется горе…


Народная песня «Гибель коногона»

Спускался в шахту утром рано

К своей лошадке вороной,

Цеплял он партии вагонов

И с нею мчался под забой.

Ой ты, товарищ, ты, товарищ,

Ты шибко лошадь не гони –

Там, впереди, пути не справны,

И может партия сойти.

Вагон передний забурился,

И он под партию попал,

Он на колени, грудь свалился,

Кричит: – Товарищ, я пропал!

Со всех концов сбежались люди,

Стояли черною толпой,

А коногона молодого

Несли с разбитой головой.

Двенадцать разиков пробило,

И клеть на гору поднялась.

А коногона молодого

Уж мать слезами залилась.

Прощай ты, шахта номер первый,

Прощай, мой уголь золотой,

Прощай, Маруся-ламповая,

И ты, товарищ тормозной.

Я был отважным коногоном,

Родная маменька моя.

Меня убило в темной шахте,

А ты осталася одна.


Заглянем в словарик.

Коногон – рабочий, выводящий из забоя лошадей, тянущих вагонетки с углем.

Забой – подземная выработка для добычи угля, в виде узкого длинного коридора.

Партия сошла – вагоны сошли с рельсов.

Ламповая – работница, которая выдает шахтерам лампы (коногонки) для освещения забоя.


- Определите настроение этой песни.

- Слышали ли вы ее в исполнении своих родственников? Охарактеризуйте мелодию этой песни.

- Какие слова песни соответствуют кульминации? Прочтите их выразительно.

- Кто, по-вашему, виноват в гибели коногона?


Живет в глубине донбасских шахт дух, шахтеры зовут его Шубин. Часто выручает он шахтеров, предупреждая об обвалах. Реже пугает нерадивых. И уж совсем редко может указать место угольного пласта. Это знает каждый шахтер. И чтобы не обидеть Шубина случайно, делятся с ним тормозком, говорят о нем уважительно.

Много ходит на Донбассе легенд о Шубине. В одной из них говорится, что Шубин был молодым парнем, что-то не поделившим то ли с управляющим шахтой, то ли с самим хозяином. Либо сказал что-то не то, либо с дочерью любовь крутить вздумал, но итог один – избили парня сильно и в шахту умирать бросили. А парень, которого звали Иван Шубин, просто так умирать не захотел. Почуяв каким-то чудом, что в шахте произошел выброс «рудничного газа» метана, вызвал Иван искру и взорвал себя вместе с шахтой. Разорил, значит, барина своего. Вот так отомстил тирану, а сам остался навсегда духом подземных выработок.


Сказ о Шубине

В шахте был хозяин – Шубин. Иногда он может очень много помочь человеку, а другой раз осердится и выгонит из шахты. Как только выйдет последняя клеть с народом, он седым стариком садится в нее и спускается в шахту. После этого шахта обязательно окажется топленной. А то бывает он в виде человека-невидимки, дает заработать очень много: помогает гонять вагонетки с углем.

Был случай такой с одним шахтером в Грушевке.

Как-то под Рождество этот шахтер так кутнул, что все до копеечки пропил. Наутро пришел к подрядчику: так, мол, и так, деньги нужны, опохмелиться не на что. Подрядчик в насмешку предложил ему полезть в шахту и выкрутить нарубленный уголь. За это обещал уплатить ему, как только он выйдет на-гора, и скажет, сколько выдал угля.

Шахтер был парень не из робких, согласился. Когда он спустился в шахту, то в камере рудничного двора увидел седого старика с крючком в руках, каким таскают вагонетки.

Добро пожаловать! – проговорил старик. – Скучновато было мне, не с кем пошутить.

Парень поглядел на старика и подумал: «Это новый штопорной». Прошел к вагонеткам, отсчитал

десяток.

Дедушка, я буду работать, а ты не посчитай за труд – наведайся. Может, что случится со мной. – И погнал по откаточному свои вагонетки.

Прошел час. Парень натягал на вокзал угля вагонетки на четыре, и только нагрузил первую вагонетку, слышит: кто-то идет. «Кха-кха», – кашляет на ходу.

Ну что, парень, как дело? – спрашивает старик. – Есть уголек?

Тут парень заметил: что-то ярко горят глаза у старика.

– Есть немного, – ответил он старику.

Вижу, – сказал тот. – Ну вот что: ты грузи, а я потихоньку гонять буду в откаточный.

Парень согласился, и началась работа. Не управится он вагонетку нагрузить, а старик уже гонит пустую. Дрожь стала пробирать парня, а старик торопит:

Давай, давай. Я помогу тебе.

Сорок вагонеток нагрузил парень. Тогда старик говорит:

Ну, теперь посмотри, что осталось в лаве.

Парень полез по лаве, видит – весь уголь отбит.

Сколько пробыл парень в лаве – неизвестно, а когда вылез и вышел на откаточный, то все было заставлено вагонетками. Волос дыбом стал у нашего шахтера.

Когда он стал входить в казарму, его встретили друзья:

Парнище, где ты был? Зачем голову намазал белым?

Человек-то, оказывается, седым стал. Дошел в казарме до нар, упал лицом вниз и уснул.

На другой день, рано утром, он постучал к подрядчику, получил с него двенадцать рублей и ушел.

С тех пор этого молодца никто и никогда не видел в Грушевке.


Заглянем в словарик.

Вагонетка – открытый вагон для погрузки угля.

Подрядчик – должностное лицо, проводящее прием рабочих и выплату зарплаты.

Клеть – механизм для спуска и подъема людей (лифт).

Штопорной – рабочий, занимающийся сцеплением вагонов

Лава – подземная выработка.

Выкрутить уголь – поднять вырубленный уголь на-гора.


- Прочитайте сказ по ролям.

- Кто такой Шубин? Каким вы его себе представляете?

- Чем можно рассердить Шубина?

- Почему Шубин помог парню?

- Разделите текст на части и найдите в завязку, развязку, кульминацию.

- Нарисуйте иллюстрации к произведению.


Страничка для любознательных.


Перед спуском в шахту нужно непременно запастись водой. Садимся в лифт и спускаемся на глубину до 1 км… Там находятся залежи каменного угля. Пласты угольные не очень-то и широкие: чаще всего встречаются пласты толщиной 90-240 см. Они распространяются на большие территории, и с ними связаны значительные запасы добываемого угля. В толщах угленосных пород содержится от двух-трех до нескольких десятков угольных пластов.

И вот мы спустились в шахту. Из лифта – «клети» - выходим в штрек, который похож на туннель в метро. Дует сильный ветер: это работает вентиляция, чтобы под землёй не скапливались взрывоопасные газы. В вагонетках по рельсам везут уголь. Коренной штрек в шахте – это как бы главная улица, от которого отходят под прямым углом бортовые штреки. В очистной забой доставляют угольный комбайн, который рубит уголь. Ленточный конвейер переправит его в нужное место. А знаете ли вы, какого размера забой, в котором работают шахтёры? Иногда меньше метра… Работать приходится лёжа. Уголь добывают горнорабочие очистных забоев, сокращённо – ГРОЗ, но сначала дорогу для работы им прокладывают проходчики, которые нарезают для ГРОЗ определённые участки для выемки угля. В шахте есть ещё множество профессий. У многих из вас родители работают на шахте. http://tema.ee/wp/wp-content/uploads/2014/02/shahta.jpg


- Возьмите интервью у шахтера.

- Расскажите, что вы узнали о шахтерских профессиях.




Урок № 3 «К тебе я обращаюсь, память…»


Все дальше и дальше вглубь истории уходят грозные события Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Но, хотя после её окончания прошло уже более шести десятилетий, время не властно предать их забвению, выветрить из памяти народной то, что было с нами и нашей страной. О Великой Отечественной войне написано немало различных книг, исследований, а интерес к ней не уменьшается. Многие писатели и поэты Донбасса ушли добровольцами на фронт. Их опаленная войной память постоянно обращается к прошлому, не давая забыть нам, их потомкам, страницы истории родного края.

Предлагаем вам познакомиться с творчеством писателей-фронтовиков.


Виктор Шутов

Виктор Васильевич Шутов родился 27 июля 1921 года в городе Донецке в семье шахтера. После окончания десятилетки поступил в Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта. Во время Великой Отечественной войны - участник обороны Ленинграда и прорыва блокады. Отмечен боевыми и трудовыми наградами. Награжден Почетной грамотой Президиума Верховного Совета УССР. Издал более десяти сборников поэзии. Среди них - "Трудный пласт" (1957), "Когда юность уходит" (1958), "Лирика моего города" (1960), "Крутые уступы" (1971), "Любовь и память" (1979) и другие. В. Шутов - автор нескольких книг прозы и многих песен о донецком крае и шахтерах, написанных совместно с советскими композиторами.


Не спросила: хочу ли, могу ли,

Просто: «Надо», - сказала она,

И пошел я под бомбы и пули,

И легла мне на плечи война.

Не стенал под кровавою ношей,

Только падал и снова вставал,

И на бога ничуть не похожий,

И карал, и рубил наповал.

Среди равных - ни лучший, ни худший,

Находил и терял я друзей,

И ремень подпоясывал туже

От блокадных, как слезы, харчей.

Да, бывало - от ветра качало,

И на травы бросало, и в грязь,

Только жизни не меркло начало,

И с землей моя связь не рвалась.


- Что рассказывает В.Шутов о своей военной судьбе?

- Как вы думаете, кто сказал поэту: «Надо»?

- Как вы понимаете смысл последних двух строк стихотворения?

- Составьте связный рассказ по стихотворению: я вижу, я слышу, я чувствую.


Владимир Труханов

Владимир Иванович Труханов родился в 1922 году в Донецке. Закончил Литературный институт имени Горького в Москве. Участвовал во второй мировой войне. Работал в угольных шахтах Донбасса, был редактором альманаха "Литературный До-нбасс". Создал пятнадцать поэтических сборников и книгу прозы (фронтовые тетради) "Снова мне девятнадцать лет".


Старая военная дорога

Вьётся между сосен и осин.

Я иду. Один. С моей тревогой.

С неотступной думою — один.


Кто они (ты, дуб, как архивариус!),

Люди, что прошли по ней тогда,

Что на пыльных "газиках" промчались

В бурей озарённые года?


И куда ты их вела, дорога?

И кого куда ты привела?

Может, стала ты судьбой для многих...

Может, стала ты судьбой для многих

И последней из дорог была.


Старая военная дорога!

Я иду и думаю о тех,

Что в цветы упали или в снег...

Что в цветы упали или в снег

И лежат в степях и на отрогах.


Все ль живые помнят их поныне?

В креслах кто-нибудь не очерствел?

Не забыл ли тот, в высоком чине,

В суматохе повседневных дел

Про людей?


А этот не поблек ли

Средь трофейной мебели своей?

Глядя в позолоченные стёкла,

Глядя в позолоченные стёкла,

Узнаёт ли фронтовых друзей?..


Надо мной шумят осины, сосны,

Тихо. На дороге ни души.

И, как прежде.

как когда-то грозны.

Смотрят в поле доты-блиндажи...


Я иду и слушаю, как в кронах

Расшумелся ветерок в гостях...

Может,

это шёлком шелестят

Полковые старые знамёна.

Заглянем в словарик.

Архивариус – работник архива, учреждения, хранящего документальные материалы.

Отрог – ответвление основной горной цепи.


- Как бы вы озаглавили стихотворение? Почему?

- Почему свою думу поэт называет неотступною, а со своей тревогой остаётся один?

- Почему дуб сравнивается с архивариусом? Приходилось ли вам видеть деревья, сохранившиеся со времен войны?

- Какова главная мысль этого стихотворения?


Николай Рыбалко

Николай Александрович Рыбалко родился в 1922 году в селе Орехово-Васильевка. Вскоре семья переехала в Краматорск, где будущий поэт окончил школу. Затем стал студентом Днепропетровского государственного университета. Ушел добровольцем на фронт. В феврале 1945-го был тяжело ранен. Прошли долгие месяцы лечения в госпиталях, но медицина, увы, была бессильна, он навсегда потерял зрение. Тогда ему было только 23 года. После возвращения с фронта вернулся в поэзию, основную часть которой посвятил памяти погибших своих ровесников и тем ветеранам, которым повезло выжить в нелёгкой борьбе с фашизмом. У Николая Рыбалко много стихотворений, которые рассказывают о родном городе, о Донбассе, о довоенной жизни, о природе и любви. Но основной темой критики всё же считают тему войны.


Скажи мне, память…


К тебе я обращаюсь, память,

Прошу рассветную зарю

И опаленными губами

С кипящим ветром говорю.

Скажите, где,—

шел бой на суше,

На море грозно бушевал,—

Святую клятву я нарушил,

Ту, что у знамени давал?

Не пробивался ли с гранатой

Через железное кольцо?

Сухарь единственный припрятал?

От пули отвернул лицо?

Не падал ли сраженным в травы?

Не мерз со всеми в холода?

Или друзей в беде оставил,

Скажи мне, память, где, когда?

Ты зорче будь, ты будь построже,

Но, по моим пройдя следам,

Меня ты упрекнуть не сможешь

Ни в чем — я знаю это сам.

Среди солдат я был солдатом,

На равных с ними был в бою...

И со спокойным чистым взглядом

Я перед памятью стою.


- Каким чувством проникнуто стихотворение?

- Почему автор обращается к своей памяти?

- Как меняется настроение героя от начала к концу стихотворения?

- Порассуждайте: нужно ли беречь память о войне?


Борис Горбатов (1908 – 1954)

Борис Леонтьевич Горбатов родился в городе Первомайске Луганской области. Дебютировал в 1922 году рассказом «Сытые и голодные», который был напечатан в газете «Всесоюзная кочегарка». Во время Великой Отечественной войны работал военным корреспондентом. Автор романов «Наш город» (1930), «Ячейка» (1928); повестей «Алексей Куликов, боец…» (1942), «Моё поколение» (1933), «Непокорённые» (1943) . Задуманный Горбатовым многотомный роман «Донбасс» остался незаконченным. Написал сценарии кинофильмов. Его произведения отличаются достоверностью и искренностью повествования.


Возвращение (отрывок)


Кровь не успевала замерзнуть на клинках, такая была рубка. Горячий пар шел от белых дубленых полушубков, такая была скачка. Трое суток в седле, трое суток в боях, только снежный прах из-под копыт, да храп коней, да свист шашек, да алые башлыки за спиной, как крылья. И, как во сне,— хутора, пожары, дороги, косматый дым над станицами, кровь и пепел на снегу, и над всем — острый запах горячего конского пота, гари и дыма, старый, знакомый запах боя.

Победа окрыляет. Люди забыли о сне, об отдыхе. Одубели ноги в стременах, на валенках ледяная корка, обветрились, облупились лица, от победного казацкого гика охрипли глотки. Драться! Гнать и настигать врага, рубить на всем скаку, как лозу, поганой крови не стирая с шашек! И трофеи считать некогда, и трофейный коньяк пить некогда — гнать и гнать, вызволять родную донскую землю.<…>

Дверь распахнулась, и на пороге появился старик с лампой. Он удивленно всмотрелся в гостей и, вдруг узнав, радостно заулыбался.

Господи боже ж мой,— засуетился он,— товарищи, да пожалуйте, пожалуйте ж в хату. Как же так? Боже ж ты мой, радость какая!

Казаки вошли в избу. Было в ней пусто, и холодно, и одиноко, и Вася никак не мог понять, что им делать тут, в этой хате бобыля.

Майор тяжело опустился на лавку. Он молча следил за тем, как суетится старик, потом протянул к огню руки, сперва левую, на которой не хватало пальца, потом правую, и казалось, что за этим он и пришел сюда,— вот так посидеть у огня, помолчать, обогреться после дороги. Потом он потер руки, пальцы хрустнули, и поднял голову.

Стало быть, не признал ты меня, дед?

Ась? — удивленно отозвался старик.

Не узнал, говорю?

Старик нерешительно подошел к нему и всмотрелся.

Не взыщи, батюшка,— виновато сказал он,— памятью слаб.

А мы встречались. И недавно. Целые сутки я у тебя жил.

А-а,— обрадовался старик,— жил, жил... Много вас тут прошло, жило. Как же... только когда ж это? Запамятовал, не взыщи...

Майор вдруг резким движением сбросил с плеч бурку и, отстегнув от ремня полевую сумку, швырнул ее на стол. Вася следил за ним недоумевающим взглядом. Ничего не мог понять он в этой встрече. Майор что-то достал из сумки, выложил на стол, и Вася увидел, что это были Георгиевские кресты — два серебряных крестика на стареньких, потертых ленточках.

Возьми свои кресты, дед — громко произнес майор.

Старик растерянно взглянул на кресты, потом на майора, потом на кресты опять. Вдруг он испуганно съежился.

Может, я,— пробормотал он,— может, что обидное я сказал тогда? Может, оскорбил?

Нет, чего уж,— усмехнулся майор.

Оскорбить не помышлял. А только на сердце у меня в ту пору горько было. Может, и сказалось что невпопад, тебе в обиду. Так ты, родимый, не осуди.

Вася сидел теперь, широко раскрыв глаза, и глядел на этих непонятных ему людей, и все не мог сообразить, что между ними вышло.

Дождевая вода, и та горькая, потому она и камень долбит,— произнес майор.— Нет, я не обиделся на тебя, дед. Жестокие были твои слова, уж на что я камень — а и меня продолбили.

Старик машинально взял кресты в руки и потер их шершавой ладонью. Тускло блеснуло серебро под огнем лампы.

У меня за немцев кресты,— дрогнувшим голосом сказал он,— ерманцами мы их тогда звали. Уж рубили, рубили! Ты не вини, родимый, старого человека. Горькое у меня в ту пору сердце на вас было...

А у меня? — вдруг закричал майор, да так, что Вася даже вздрогнул.— А у меня тогда не горькое было ? Думаешь, дед, легко мне было командовать «на конь» и прочь? Легкое, думаешь, дело из родных станиц уходить?

Большое тогда отступление было,— пробормотал старик.

Мне, может, каждая слеза станичной бабы в душу падала, душу жгла,— горячо продолжал майор.— Мне, может, каждый младенческий крик сердце на куски разрывал. Ведь и мои где-то так тоже...— Он заскрипел зубами и замолчал.

С минуту длилось молчание, и в тишине было явственно слышно, как хлопает о ставни ветер, словно птица крылом. Майор вдруг подошел к старику и, глядя на него в упор, бросил отрывисто:

Помнишь, что ты крикнул мне... когда кресты бросал?

Как не помнить,— пробурчал дед.

И я помню. «Ироды,— крикнул ты мне,— опозорили вы русскую славу, опозорили!» — и швырнул свои «Георгии» в пыль. Так?

Так,— хмуро отозвался старик.

Я те кресты поднял. Черт его знает, всего навидался я на своем веку, не человек стал — камень, а крик твой, дед, до сих пор у меня в ушах звенит. Я ведь все понял, все понял: за кого ты счел меня тогда, что ты обо мне, казаке, думал. Вот твои кресты, дед. Я их три месяца за собой таскал. В сумке были, а словно я их на груди носил. Тяжелые твои кресты, дед. Тяжелые! Возьми их назад. Хочешь — на груди носи, хочешь — в сундук спрячь. Спроси у моего адъютанта, он тебе расскажет, как мы твоих ерманцев лупили. Не хуже вашего, дед. Расскажи ему, Вася.

И он вдруг расхохотался громко и весело, и это было в первый раз, что видел Вася майора смеющимся.

Признал теперь, дед? Вспомнил? — смеялся майор.

Признал,— улыбнулся и дед,— как не признать.

Он взял со стола лампу и поднес ее прямо к лицу майора. Огоньки загорелись в мрачных глазах Дорошенко.

Ну, такой же? — усмехаясь спросил он.

Словно бы у тебя на лице рубцов прибавилось. Ась?

Казаку рубец, что Георгиевский крест,— награда,— снова усмехнулся майор.— А и у тебя, дед, словно бы морщин больше стало!

Война, сынок, всех метят. Военного человека шрамом, нас, отставных,— морщинкой,— Он поставил лампу на стол и вздохнул.— Как морщинам не быть! Что мы тут без вас пережили... Старики, бывало, ко мне сойдутся. Беседуем шепотком. «Ты,— говорят они мне,— Тимофей, старый казак, воевал, кавалер. Тактику и стратегию понимаешь. Как, мол, по-твоему, что дальше будет?» А какая у меня, товарищи, стратегия? Карт у меня нет, плантов нет, известия, и те редко доходят. Видывал я старых немцев — ерманцев, поглядел и на нонешних. По моей стратегии выходит: должны мы фашиста побить, такой я себе план строил. А покуда он по моей хате ходит, моими половицами, как хозяин, скрипит... эх! — Он задумался на минуту.— Или еще бабы забегут, то одна, то другая. «Ты б пошел, дед, кудахчут, артиллерию б послушал. Наступают наши аль отступают?» Ну, выйдешь на бугор, обернешь на восток ухо, слушаешь... Ветер шумит в степи, артиллерия бьет... Ухо слышит: уходят наши, удаляются. Ухо слышит, а сердце не верит. Не верит сердце, товарищи, уж такое у меня, у старика, сердце. Не верит оно, что может немец русского человека одолеть. Ну, вернешься к бабам и шепнешь им: «Не сомневайтесь, мол, ждите, вернутся наши, не обманут». Вот вы и вернулись,— он вдруг по-стариковски всхлипнул, затрясся весь,— вернулись, родные. Не обманули! <…>


- Известно ли вам, что такое Георгиевский крест?

- Почему майор пришел возвратить деду георгиевские кресты? Предположите, какой диалог состоялся между героями в предыдущую встречу?

- Какие чувства испытал старый солдат при новой встрече с майором?

- Каким настроением проникнуто начало рассказа? Найдите изобразительно-выразительные средства (1, 2 абзац), объясните их роль в произведении.


Страничка для любознательных.

В оккупированном Донбассе фашисты установили жесточайший террор. Смерть и разрушения являлись составной частью разработанного гитлеровцами плана по уничтожения СССР. Прифронтовые города и села области были отданы на произвол военных властей. Рвы и канавы не могли вместить всех жертв, иЛуганская область, Краснодон (г.), клятва молодогвардейцев

фашисты превратили шурфы ряда шахт Донбасса в могильники для непокорившихся врагу наших земляков. Одним из самых страшных мест казни в Сталино стал ствол шахты 4-4-бис «Калиновка».

Сейчас на этом месте воздвигнут мемориальный комплекс, надпись на котором гласит: «Здесь во время оккупации города Донецка 1941-1943 гг. фашистскими палачами в шурфах шахты 4-4-бис было уничтожено свыше 17 тысяч советских граждан». Тяжесть оккупационного режима усугублялась еще и подвижностью фронта, протянувшегося от Славянска до Азовского моря. Осенью и зимой 1941 года в прифронтовой полосе региона совместно с частями Красной Армии развернули боевые действия 34 партизанских отряда и группы. В них насчитывалось 2986 человек.


- Поработайте в группах. Подготовьте краткое сообщение (или презентационный материал) о памятниках вашего города, о ветеранах-героях, о подпольных организациях, ведущих свою деятельность в вашем городе во времена Великой Отечественной войны.




Урок № 4 «Это фантастический край. Донецкую степь я люблю…»


Знаете ли вы, что Донбасс посещало достаточно много знаменитых писателей. В частности, здесь были Чехов, Маяковский, Бунин, Куприн и даже американский классик Теодор Драйзер. Впечатления о донецком крае отражены в произведениях этих писателей. Предлагаем вам совершить путешествие по степи вместе с Антоном Павловичем Чеховым.


Из биографии писателя.

Чехов и Донбасс

Весной 1887 года А.П. Чехов предпринял путешествие из Москвы через донецкий край в родные места – в Таганрог, а через несколько дней - к Северскому Донцу. В письмах к сестре Марии Павловне Чеховой он рассказывал о своих дорожных впечатлениях: « Харцызская. 12 часов дня. Погода чудная. Пахнет степью и слышно, как поют птицы. Вижу старых приятелей-коршунов, летающих над степью. Курганчики, водокачки, стройки...».

В Святогорск Чехов решил ехать через Краматорск и Славянск. Извозчики отказались ночью ехать в Святые горы, и Чехову пришлось заночевать в Славянске в гостинице, уплатив за номер 75 копеек. На этом доме сейчас мемориальная доска в память о Чехове. Вот так выглядел Славянск в описании Чехова: «Город нечто вроде гоголевского Миргорода, есть парикмахерская и часовой мастер, стало быть, можно рассчитывать, что лет через 1000 в Славянске будет и телефон».

На следующий день писатель отправился в Святогорск, обгоняя бесчисленных богомольцев, спешащих в прославленный Успенский монастырь. Антон Павлович восторгался чудной природой Святогорска: «Огромные белые горы, на которых, теснясь и нависая друг над другом, громоздятся дубы и вековые сосны, не умолкая, поют соловьи, кричат кукушки, и соловьи не умолкают ни днем ни ночью…ночевал я в монастыре 2 ночи и вынес тьму впечатлений...». На территории Свято-Успенской Святогорской Лавры установлен памятный крест в честь пребывания здесь Чехова, немало ценных материалов в музее государственного историко-архитектурного заповедника «Святые Горы».

С каждым оборотом колеса, с каждой новой станцией письма все обстоятельнее, в них уже просматриваются сюжеты будущих рассказов: «В родном углу», « Перекати-поле», «Русский уголь».

Много интересных описаний, ярких штрихов и метких зарисовок оставил Чехов о Луганске, Краматорске, Дебальцево, Бахмуте и других городах. Он имел возможность познакомиться с людьми самых разных профессий. Среди чудесной донецкой природы, среди необозримых степей родился у великого писателя замысел самого поэтического произведения – повести «Степь».

Чехов писал: «Это фантастический край. Донецкую степь я люблю и когда-то чувствовал себя в ней, как дома, и знал там каждую балочку. Когда я вспоминаю про эти балочки, шахты, Саур-Могилу, рассказы про Зуя, Харцыза, генерала Иловайского, вспоминаю, как я ездил на волах в Криничку и в Крепкую графа Платонова, то мне становится грустно…». В государственном природном заповеднике «Хомутовская степь» выдающийся актер и режиссер Сергей Бондарчук снял первые кадры фильма «История одной поездки» - по повести «Степь». А 29 января 2012 года, в 152-ую годовщину со дня рождения Чехова, открыли памятник писателю на Привокзальной площади станции «Харцызск».


- Что вы узнали о посещении А.П.Чеховым донецкого края? Составьте вопросы викторины.


Степь (отрывки)


Вот едет по степи маленький девятилетний Егорушка, которого везут в город, в гимназию. Он впервые уезжает из дома, впервые узнает степь. Он видит ее ранним утром ., когда "тихо, без хлопот принимается за работу солнце и степь сбрасывает с себя утреннюю полутень, улыбается и сверкает росой", и в часы ее "тихой задумчивой грусти," и ночью, когда "небо усыпано крупными звездами," и во время грозы. По - своему, по - детски, всем своим существом чувствует Егорушка жизнь этой прекрасной, сказочной и непонятной ему степи.

Чехов мечтал показать девятилетнему мальчику ( а вместе с ним и читателю) прекрасную Родину, древнюю легендарную степь. Писатель рассчитывал на душевную одаренность читателя, на его восприимчивость к красоте и поэзии. На то, что настоящий читатель будет вслушиваться в слова и образы, чтобы их услышать, будет всматриваться в нарисованные писателем картины, чтобы их увидеть. Все поймет и добавит недостающее сам.


Между тем перед глазами ехавших расстилалась уже широкая, бесконечная равнина, перехваченная цепью холмов. Теснясь и выглядывая друг из-за друга, эти холмы сливаются в возвышенность, которая тянется вправо от дороги до самого горизонта и исчезает в лиловой дали; едешь-едешь и никак не разберешь, где она начинается и где кончается... Солнце уже выглянуло сзади из-за города и тихо, без хлопот принялось за свою работу. Сначала, далеко впереди, где небо сходится с землею, около курганчиков и ветряной мельницы, которая издали похожа на маленького человечка, размахивающего руками, поползла по земле широкая ярко-желтая полоса; через минуту такая же полоса засветилась несколько ближе, поползла вправо и охватила холмы; что-то теплое коснулось Егорушкиной спины, полоса света, подкравшись сзади, шмыгнула через бричку и лошадей, понеслась навстречу другим полосам, и вдруг вся широкая степь сбросила с себя утреннюю полутень, улыбнулась и засверкала росой.

Сжатая рожь, бурьян, молочай, дикая конопля -все, побуревшее от зноя, рыжее и полумертвое, теперь омытое росою и обласканное солнцем, оживало, чтоб вновь зацвести. Над дорогой с веселым криком носились старички, в траве перекликались суслики, где-то далеко влево плакали чибисы. Стадо куропаток, испуганное бричкой, вспорхнуло и со своим мягким "тррр" полетело к холмам. Кузнечики, сверчки, скрипачи и медведки затянули в траве свою скрипучую, монотонную музыку.

Но прошло немного времени, роса испарилась, воздух застыл, и обманутая степь приняла свой унылый июльский вид. Трава поникла, жизнь замерла. Загорелые холмы, буро-зеленые, вдали лиловые, со своими покойными, как тень, тонами, равнина с туманной далью и опрокинутое над ними небо, которое в степи, где нет лесов и высоких гор, кажется страшно глубоким и прозрачным, представлялись теперь бесконечными, оцепеневшими от тоски...

Летит коршун над самой землей, плавно взмахивая крыльями, и вдруг останавливается в воздухе, точно задумавшись о скуке жизни, потом встряхивает крыльями и стрелою несется над степью, и непонятно, зачем он летает и что ему нужно. А вдали машет крыльями мельница...

Для разнообразия мелькнет в бурьяне белый череп или булыжник; вырастет на мгновение серая каменная баба или высохшая ветла с синей ракшей на верхней ветке, перебежит дорогу суслик, и -опять бегут мимо глаз бурьян, холмы, грачи...

А вот на холме показывается одинокий тополь; кто его посадил и зачем он здесь - бог его знает. От его стройной фигуры и зеленой одежды трудно оторвать глаза. Счастлив ли этот красавец? Летом зной, зимой стужа и метели, осенью страшные ночи, когда видишь только тьму и не слышишь ничего, кроме беспутного, сердито воющего ветра, а главное - всю жизнь один, один... За тополем ярко-желтым ковром, от верхушки холма до самой дороги, тянутся полосы пшеницы. На холме хлеб уже скошен и убран в копны, а внизу еще только косят... Шесть косарей стоят рядом и взмахивают косами, а косы весело сверкают и в такт, все вместе издают звук: "Вжжи, вжжи!"

Но вот промелькнула и пшеница. Опять тянется выжженная равнина, загорелые холмы, знойное небо, опять носится над землею коршун. Вдали по-прежнему машет крыльями мельница и все еще она похожа на маленького человечка, размахивающего руками.

В то время, как Егорушка смотрел на сонные лица, неожиданно послышалось тихое пение. Где-то не близко пела женщина, а где именно и в какой стороне, трудно было понять. Песня тихая, тягучая и заунывная, похожая на плач и едва уловимая слухом, слышалась то справа, то слева, то сверху, то из-под земли, точно над степью носился невидимый дух и пел. Егорушка оглядывался и не понимал, откуда эта странная песня; потом же, когда он прислушался, ему стало казаться, что это пела трава; в своей песне она, полумертвая, уже погибшая, без слов, но жалобно и искренно убеждала кого-то, что она ни в чем не виновата, что солнце выжгло ее понапрасну; она уверяла, что ей страстно хочется жить, что Она еще молода и была бы красивой, если бы не зной и не засуха; вины не было, но она все-таки просила у кого-то прощения и клялась, что ей невыносимо больно, грустно и жалко себя...

Егорушка послушал немного, и ему стало казаться, что от заунывной, тягучей песни воздух сделался душнее, жарче и неподвижнее... Чтобы заглушить песню, он, напевая и стараясь стучать ногами, побежал к осоке.

Но вот, наконец, когда солнце стало спускаться к западу, степь, холмы и воздух не выдержали гнета и, истощивши терпение, измучившись, попытались сбросить с себя иго. Из-за холмов неожиданно показалось пепельно-седое кудрявое облако. Оно переглянулось со степью - я, мол, готово - и нахмурилось. Вдруг в стоячем воздухе что-то порвалось, сильно рванул ветер и с шумом, со свистом закружился по степи. Тотчас же трава и прошлогодний бурьян подняли ропот, на дороге спирально закружилась пыль, побежала по степи и, увлекая за собой солому, стрекоз и перья, черным вертящимся столбом поднялась к небу и затуманила солнце. По степи, вдоль и поперек, спотыкаясь и прыгая, побежали перекати-поле, а одно из них попало в вихрь, завертелось, как птица, полетело к небу и, обратившись там в черную точку, исчезло из виду.

В июльские вечера и ночи уже не кричат перепела и коростели, не поют в лесных балочках соловьи, не пахнет цветами, но степь все еще прекрасна и полна жизни. Едва зайдет солнце и землю окутает мгла, как дневная тоска забыта, все прощено, и степь легко вздыхает широкою грудью. Как будто от того, что траве не видно в потемках своей старости, в ней поднимается веселая, молодая трескотня, какой не бывает днем; треск, подсвистыванье, царапанье, степные басы, тенора и дисканты - все мешается в непрерывный, монотонный гул, под который хорошо вспоминать и грустить. Однообразная трескотня убаюкивает, как колыбельная песня; едешь и чувствуешь, что засыпаешь, но вот откуда-то доносится отрывистый, тревожный крик неуснувшей птицы, или раздается неопределенный звук, похожий на чей-то голос, вроде удивленного "а-а!", и дремота опускает веки. А то, бывало, едешь мимо балочки, где есть кусты, и слышишь, как птица, которую степняки зовут сплюком, кому-то кричит: "Сплю! сплю! сплю!", а другая хохочет или заливается истерическим плачем - это сова. Для кого они кричат и кто их слушает на этой равнине, бог их знает, но в крике их много грусти и жалобы... Пахнет сеном, высушенной травой и запоздалыми цветами, но запах густ, сладко-приторен и нежен.

Сквозь мглу видно все, но трудно разобрать цвет и очертания предметов. Все представляется не тем, что оно есть. Едешь и вдруг видишь, впереди у самой дороги стоит силуэт, похожий на монаха; он не шевелится, ждет и что-то держит в руках... Не разбойник ли это? Фигура приближается, растет, вот она поравнялась с бричкой, и вы видите, что это не человек, а одинокий куст или большой камень. Такие неподвижные, кого-то поджидающие фигуры стоят на холмах, прячутся за курганами, выглядывают из бурьяна, и все они походят на людей и внушают подозрение.

А когда восходит луна, ночь становится бледной и томной. Мглы как не бывало. Воздух прозрачен, свеж и тепел, всюду хорошо видно и даже можно различить у дороги отдельные стебли бурьяна. На далекое пространство видны черепа и камни. Подозрительные фигуры, похожие на монахов, на светлом фоне ночи кажутся чернее и смотрят угрюмее. Чаще и чаще среди монотонной трескотни, тревожа неподвижный воздух, раздается чье-то удивленное "а-а!" и слышится крик неуснувшей или бредящей птицы. Широкие тени ходят по равнине, как облака по небу, а в непонятной дали, если долго всматриваться в нее, высятся и громоздятся друг на друга туманные, причудливые образы... Немножко жутко. А взглянешь на бледно-зеленое, усыпанное звездами небо, на котором ни облачка, ни пятна, и поймешь, почему теплый воздух недвижим, почему природа настороже и боится шевельнуться: ей жутко и жаль утерять хоть одно мгновение жизни. О необъятной глубине и безграничности неба можно судить только на море да в степи ночью, когда светит луна. Оно страшно, красиво и ласково, глядит томно и манит к себе, а от ласки его кружится голова.

Едешь час-другой... Попадается на пути молчаливый старик-курган или каменная баба, поставленная бог ведает кем и когда, бесшумно пролетит над землею ночная птица, и мало-помалу на память приходят степные легенды, рассказы встречных, сказки няньки-степнячки и всее то, что сам сумел увидеть и постичь душою. И тогда в трескотне насекомых, в подозрительных фигурах и курганах, в глубоком небе, в лунном свете, в полете ночной птицы, во всем, что видишь и слышишь, начинают чудиться торжество красоты, молодость, расцвет сил и страстная жажда жизни; душа дает отклик прекрасной, суровой родине, и хочется лететь над степью вместе с ночной птицей. И в торжестве красоты, в излишке счастья чувствуешь напряжение и тоску, как будто степь сознает, что она одинока, что богатство ее и вдохновение гибнут даром для мира, никем не воспетые и никому не нужные, и сквозь радостный гул слышишь ее тоскливый, безнадежный призыв: певца! певца!


- Разделите текст на смысловые части. Составьте план.

- Опишите природный мир степи.

- Какие запахи, звуки, краски вы увидели в описании степи?


Поработайте в группах.

1. Как выглядит степь утром? Найдите метафоры. Что они помогают понять?

2. Что вы можете видеть в степи днем? Найдите изобразительно-выразительные средства. Почему вся природа как будто оцепенела от тоски?

3. Опишите степь в преддверии грозы. Что придают описанию изобразительно-выразительные средства?

4. Какой становится степь вечером? Каково ночное небо в степи? Какие изобразительно-выразительные средства придают описанию красочность и эмоциональность?

5. Проанализируйте последний абзац текста. Какие приметы древности вы можете назвать? Подумайте, почему автор обращается к древности?


- Почему в ярком, красочном описании природы степи чувствуется тоска?

- Определите основную мысль текста.

- Составьте синквейн на тему «Степь».


Творческая лаборатория.

Сравните описание степи у Н.В.Гоголя (повесть «Тарас Бульба») и А.П.Чехова. Составьте сравнительную таблицу.


Гоголевская степь

Чеховская степь

Растительный мир



Животный мир



Звуки



Запахи



Краски




Страничка для любознательных.


Хомутовская степь по праву является гордостью Донбасса. Она вобрала в себя столько цветов, красок, запахов, что могла бы быть отнесена, и без наличия иных достоинств, к местам заповедным. То обстоятельство, что Хомутовка занесена в список природных памятников ЮНЕСКО, является тому подтверждением. Территория заповедника представляет собой участок волнистой Приазовской равнины площадью в 1030 га, которая постепенно снижается к долу реки Грузский Еланчик и находится на границе Тельмановского и Новоазовского районов. Здесь насчитывается 560 видов растений, среди которых 50 редких, 15 из них занесены в Красную Книгу Украины. Здесь есть и такие растения, которые именно в Хомутовке ученые познали впервые. Есть и самые древние, насчитывающие не одно тысячелетие. Знатоки говорят, что только здесь можно наблюдать за сезонными изменениями настоящей степи: ее весенним пробуждением, буйством жизни летом, а затем осенне-зимним засыпанием. Например, в начале мая, на огромных площадях неописуемую красоту создает цветущий пион. Кажется, что море огня разлилось на зеленом ковре весенней степи. Очень богат и разнообразен животный мир степи. В Хомутовке можно встретить тушканчиков, хомячков, сусликов, многочисленны зайцы, ежи, мыши, из хищников – лисицы, ласки, иногда встречаются волки, енотовидные собаки и собако–волки. В прибережных зарослях гнездятся соловьи, иволги, горлицы, ремезы. Круглый год живут в степи щегол, грач, сорока, куропатка серая. http://visitdonetsk.info/images/priroda/step2.jpg

Природа - это бесценный дар, который даёт человечеству красоту, чистоту и вдохновенье.

Выйдя в степь, ты увидишь собственными глазами, как она прекрасна!





9 класс


Урок № 1 «Таинственный отзвук древности…»


- Вспомните, какие факты из истории родного края вам известны?


Люди на территории между Доном и Днепром жили с древних времен, это было место высокой концентрации запасов угля и руды. Позже этот регион получил славянское имя - «Дикое поле»; и запорожские казаки охраняли его от монголо-татар. Жители региона охотились на диких зверей, ловили рыбу в маленьких реках, разводили животных, строили деревянные жилища и добывали соль в маленьких шахтах городов Тор (Славянск) и Бахмут (Артемовск). Это была первая промышленность Донбасса.

Очень интересным является тот факт, что когда Петр Первый возвращался из Азова, ему показали несколько образцов угля. Царь был потрясен его высоким качеством и сказал: «Этот минерал не для нас, но он будет служить нашим потомкам». Во второй половине 19 века огромные запасы угля были найдены в нашем крае. Тысячи людей приехали сюда жить и работать. Но каким бы ни было в прошлом место нашего нынешнего обитания, оно для каждого из нас – искони родное, как колыбель матери. И как материнская колыбельная, до сих пор живут на Донбассе легенды, песни, думы о родном крае. Предлагаем вам познакомиться с литературными и фольклорными произведениями Донбасса.


Иван Костыря (1932 – 2003)

Иван Сергеевич Костыря оодился 13 января 1932 года на хуторе Федоровка Межевского района Днепропетровской области в семье сельского учителя. Окончил Днепропетровскую акушерско-фельдшерскую школу, затем Киевский медицинский институт, по окончании которого вернулся в Донбасс. С 1957 – 1965 гг. работал в г. Горловке врачом, продолжая заниматься литературным трудом. С 1965г.- член Союза писателей СССР.

В 1967 г. окончил Высшие литературные курсы при литературном институте им. А.М.Горького в г. Москве. Врач по образованию, расширяя свои жизненные познания, принимал участие в геологических экспедициях по Восточному Забайкалью и Средней Азии, на Среднем Урале и Кольском полуострове. Позже плавал на ледоколах в Арктике; рыбачил с азовскими рыбаками; как журналист сотрудничал в республиканских и донецких областных газетах: «Культура і життя», «Радянська Донеччина», «Социалистический Донбасс», «Комсомолец Донбасса»; с 1976 по 1988 год заведовал отделом русской поэзии и прозы журнала «Донбасс», много путешествовал по родной стране и за рубежом. Но милее всего его сердцу была Украина, Донбасс – что и нашло отражение в его многогранном творчестве.


Дума о Диком Поле


Земля, вольно разметнувшаяся между Днепром и Доном и от Северского Донца до Азовского моря, некогда называлась Диким Полем.

Поле это давно не дикое, оно усеяно заводами и шахтами, размежевано на огромные и крохотные угодья, обрамленные рукотворными лесозащитными полосами и лесами, по нему живительными артериями вьются водные каналы, голубыми глазами светятся на нем искусственные озера и моря...

Но среди новой природы, созданной и возлелеянной человеком, хранятся уголки, где и поныне парит древняя первозданность и веет былинностью. Любая пядь Донецкого кряжа с его дальними отрогами таит в себе глубокие корни славного прошлого Украины, тех незапамятных дней, когда зарождалась история этой неповторимой ее восточной окраины.

Донецкий край воспет в украинских народных думах и русских былинах, он щедр на живые и письменные предания, легенды, сказы, стародавние и современные были. Ими увиты седые вершины Саур-Могилы и Каменных Могил, они таятся в Золотом Колодязе и Великоанадольском лесу, бродят по Хомутовской степи и Кривой косе, живут в Святогорском монастыре и витают над Северским Донцом, к которому князь Игорь обращался в трудную годину битвы с половцами: «О, Донче! Не мало ти величия, лелеявшу князя на волнах, стлавшему ему зелену траву на своих сребреных брезах, одевавшему его теплыми мглами под сению зелену древу; стрежаше его гоголем на воде, чайцами на струях, чернядьми на ветрах».

Казалось бы, привычны слуху и такие названия: Сухие и Мокрые Ялы, Сухой Торец, Казенный Торец, Голая Долина, Клепан-Бык, Бык, Бахмутка, Лугань, Волчья, Крынка, Грузской Еланчик, Кальчик, Калец, Самара, Соленая, Жеребец, Красная, Боровая, Миус и Кальмиус...

Вслух произношу:

Каль... Ми-ус...

Извитой, как рог... И тонкий, как волос...

Перемешались и укоренились на донецкой земле славянские и тюркские названия, оставшиеся еще со времен набегов завоевателей.

В мелодии сих слов чудится таинственный отзвук древности, эхо ветра, странствовавшего в далекую, сивую старину по Дикому Полю, которое досталось нам в наследство от Бога и от предков.


- Какие факты исторические факты отражены в Думе?

- Какие места, упомянутые в произведении, вы посещали? Расскажите об этом.

- Дума о Диком Поле – это своеобразное документально-художественное произведение. Согласны ли вы с этим? Аргументируйте ответ.


Иван Костыря

Дума о Донецком кряже (отрывок)


Да что ж это за сила такая притягательная в отчем крае, без которого и жизнь немыслима? Будь он и кряжем степным, с виду суровым и неласковым, и даже сплошь задымленным заводскими трубами и терриконами шахт... Воистину: «И дым отечества нам сладок и приятен!»

Привольные, неоглядные просторы Дикого Поля, по которым в сивую старину, когда оно еще называлось просто дикой степью, а еще раньше либо Скифией, либо Половецкой землей, из века в век свершалось великое кочевье разномолвных народов — ираноязычных киммерийцев, скифов, сарматов, германоязычных готов, азиатских гуннов, тюркоязычных печенегов, хазар, торков, половцев, монголо-татар — и на которых разыгрывалось немало исторических сражений, кровавых битв и мелких стычек, как промеж собой поначалу, так впоследствии и с русичами, исконными, от рожденья, хозяевами этих беспредельных просторов, и которые не раз становились для многих пришлых племен кочевников и коренных славянских ратников не только полем славной победной брани, а и полем бесславия и смерти, и на которых перехлестывалось бессчетное количество торных степных дорог — татарских сакм, чумацких шляхов, казачьих «волоков», торговых, «соляных» и «угольных» путей, и самый страшный из них — Муравский шлях, ведший от сивашского Перекопа вглубь Руси, по коему без конца устремлялись из Крымского ханства татары и ногайцы с опустошительными набегами, — вот эти самые безлесные равнинные просторы, беспрепятственно пластаясь от порожистого Днепра в украинской стороне до тихого Дона в русских пределах, походя вбирали в себя и Донецкий кряж.

Кряж, что вздымался поперек вольного, необозримо просторного дикополья невысокими холмами, там и сям разбросанными курганами-могилами, сгрудившимися по отдельности гребнями и увалами, предлинным водоразделом.

Кряж, что был вдоль и поперек изрезан глубокими оврагами и балками с крутоярами, испятнан множеством буераков (а по местному — байраками), забитыми непролазными зарослями терновника и дерезы, дубовыми и ясеневыми лесочками, покрытыми на откосах пижмой, неопалимой купиной и седыми ковылями.

Кряж, что, наконец, залегал как бы и препоной степному раздолью между обрывистым крутым правобережьем Северского Донца и пологим Азовским прибрежьем, на сотни метров поднявшись над уровнем моря.

Донецкий кряж и впрямь, будто распорка в три клина, воткнулся меж вековечными водными рубежами!

Благодатный край!

Особенно вешней порой, когда оттаивает после зимней спячки земля и глазеет в лазурное небо разноцветными глазами полевых цветов, а из поднебесья сыплется на нее веселый звон жаворонка, взбудораженный гогот диких гусей, возвращающихся из далеких странствий по чужим странам, — они словно оповещают сельских жителей: «Домой, домой мы возвернулись, на свою отчину! Воротились целыми и невредимыми». И аисты отыскивают над хатами оставленные развесистые гнезда, а найдя, в радости запрокидывают головы и довольно-торжествующе изо всей мочи трещат длинными красными клювами. До того же, как проклюнуться первоцветам, теплый пар зыбился над землей и сплывал в лесополосы, и отдаленно, будто чудился, пофыркивал выехавший на поле первый трактор.

Не менее красочен лик земли и в разгар лета, когда воздух полнится духом дозревающего хлеба и горизонты желтеют сперва пшеницей, потом жнивьем, светятся солнцеподобными шапками подсолнухов.

Да и ранней осенью, когда все вокруг переливается и зеленым, и медным, и ярко-золотым на трепетной листве берез, кленов, дубов, душисто пахнет разнотравьем и тонким ароматом увядания. И подымается суетливый птичий грай перед сборами в далекую небесную дорогу.

И все же глубокой осенью, когда кряж оголяется и рыжеет повсюду угрюмыми буграми, когда проваливается в безлиственные буераки и змеистые овраги, земля эта, продуваемая сквозными ненасытными ветрами, выглядит неприветной и неприютной. Ко всему еще и по опустевшим полям скачет, гонимое ветродуем, неприкаянное перекати-поле, навевая грустные мысли. Вдруг и тебя вот так же сорвет судьба с корня родового и понесет бог знает куда из отчего края — «світ за очі», как у нас молвится?! А как ударят лютые морозы по совершенно голой земле, и она потрескается повсеместно, в такую пору Донецкий кряж и вовсе покажется нелюдимым.

Но тогда-то все складки и складочки земные откроют твоему сердцу, если оно не зачерствело, потаенное, что сокрыто в отчине, в ее минувшине: они выглядят морщинами на многострадальном лике Земли, которая в неимоверных муках, на протяжении многих миллионов лет нарождала неповторимый, единственный в мире и своим обликом, и своей сутью Донецкий кряж.

Донецкий кряж! Бог ли, природа сотворили тебя и даровали нам на веки вечные, а мы, их дети, которых ты приютил, обжили, сделали родным домом. Оттого, знать, и неистребимо наше сыновнее любопытство, наша привязанность и любовь, оттого непреходящ наш интерес к твоему прошлому, к тому, откуда что взялось и во внешнем обличье, и в тебе самом? Как если бы не узнав всего этого доподлинно, ни за что не познаем и самих себя.


  • С каким чувством описывает автор Донецкий кряж?

  • Зачитайте художественное описание Донецкого кряжа в разные времена года. Какие изобразительно-выразительные средства использует автор? Какова их роль в описании?

  • Объясните значение выражения «світ за очі».

  • Какова тема и основная мысль произведения?


Саур-Могила - курган в Шахтёрском районе Донецкой области, одна из высочайших точек Донецкого кряжа. Расположена в бассейне рек Крынка и Миус. Около кургана много балок и небольших речек из бассейна реки Миус. На вершине кургана находились сторожевой казацкий пост, укрепления Миус-фронта. Саур-Могила видна на расстоянии 30-40 километров из-за того, что окружающая местность относительно ровная. С вершины кургана видна степь, Амвросиевский цементный завод и терриконы шахт. В хорошую погоду с вершины кургана можно увидеть Азовское море, находящееся за 90 километров к Югу. Курган Саур-Могила входит в состав регионального ландшафтного парка "Донецкий кряж". О Саур-Могиле ходит много легенд. Познакомьтесь с одной из них.


Легенда о Саур-Могиле


Стоит в среднем течении Миуса высокий одинокий холм – Саур-Могила. Далеко видны просторы Примиусья с нее, до самого моря Азовского.

С древних лет гора эта ориентиром служила всем прохожим, проезжим да проплывающим. Ориентиром да сторожевым курганом, откуда следили казаки за приближением войска бусурманского.


Давно было. Жил казак один, Яшкой его звали. Простой казак. Не особенно сильный, не особливо видный, да и не слишком отважный, если уж руку на сердце класть.

Богатства большого родители ему не оставили. Славы тоже еще не добыл. Молодой совсем был казак.

Но спалось и виделось ему, как станет он бравым воином и даже атаманом. И готов был он ради этого на все на свете.

Как-то шел он с корчмы, а навстречу ему цыганка. Дай, мол, погадаю. Протянул ей Яшка руку. А она ему и говорит:

Вижу, что хочешь ты себе и силы, и славы, и богатства. А как добыть все это, не знаешь. Позолоти-ка мне ручку, я тебя научу.

Протянул ей Яшка монету:

Рассказывай, да только не бреши.

Цыганка отвечает:

Ни разу еще сбрехать казаку не приводилось. И тебе правду скажу.

Есть недалеко отсюда, у Миуса, курган одинокий – Саур-Могила. Царь-могила тот древний курган. Вы, казаки, уж и не помните о том, кто зарыт там. А мы, цыгане, больше вас ветром по степи гуляем, все знаем.

Похоронена там царица-воин. Вместе с мечом своим и луком со стрелами. Великой богатыркой была она. Большими землями владела. В храме богини луны верховной жрицей называлась, многие чужеземцы на ее алтаре свою кровь оставили.

Все было в жизни царицы: и деньги, и земли, и слава, и власть. Не было только любви. За всю жизнь только любви к мужчине она до самой смерти так и не изведала. Никого не полюбила.

Похоронили царицу, да неспокоен остался дух ее. Один раз в год, в полнолуние первой майской ночи, выходит дух царицы из могилы, да ищет воина, которого полюбить сможет.

А тому, кого полюбит, кто ей в верности поклянется, подарит царица все, чем сама владела.

Хочешь себе такой судьбы, ступай первой майской полнолунной ночью на вершину Саур-Могилы спать. Может, явится тебе дух царицы. А дальше уж сам, как знаешь.

Поблагодарил Яшка цыганку и домой пошел. Пришел, думать стал: идти, не идти.

Идти боязно, не идти – совестно. Решил все же: пойду. На дворе уж к тому времени весна как раз стояла, апрель кончался.

Едва в мае первая ночь полнолунная наступила, прискакал к Саур-Могиле Яшка. На холм поднялся. Коня стреножил, пастись пустил. Себе постелил рядничко на траву, да и спать лег.

И снится ему сон. Что явилась откуда-то женщина, вся в золотые доспехи убрана и на главе шлем золоченый. Меч в руках держит.

Здравствуй, молодец добрый! – говорит. – Куда путь держишь, что ищешь в степи вольной, да на моем кургане?

Отвечает ей Яшка:

Слышал молву о твоей красоте да храбрости, вот и пришел на тебя посмотреть. За твою душу помин выпить. Не прогонишь?

Ну, бравому воину всегда рады, – отвечает царица. – И словечком отчего же не перекинуться. Да и выпить вина не худо бы, коли ты принес.

Слово за слово, долго говорили. Вино пили. Про битвы вспоминали да походы.

Царицына рука в Яшкиной руке оказалась.

И говорит ему царица:

Люб ты мне. Пока была живой, не знала я любви. Никого не любила. Ничьих речей не слушала. Никто своими губами не касался губ моих.

Коли по нраву тебе царица амазонок Арсиноя, так поцелуй меня. Да в любви и верности поклянись до гроба. Полюбишь – все отдам тебе, что сама имела: и удачу военную, и славу, и богатство.

Но берегись, коли ты мне изменишь, другую полюбишь. Не только все потеряешь – головы лишишься. Лучше уж и не целуй, отверни уста.

Как можно такую красавицу не полюбить, – Яшка отзывается. – Любой грезил бы во сне, чтоб поцеловать тебя, моя Арсиноя. Обещаю тебе любить одну тебя до гроба.

Зажмурился и поцеловал царицу. И в тот же миг проснулся.

Лишь в ушах не то конское ржание, не то эхо:

Помни свое обещание... Обещание… Обещание…


Стал на рассвете Яшка с горы спускаться, да конь вдруг за что-то копытом зацепил, грудку земли в сторону отвалил.

Глянул Яшка – мать честная, котел, полный золота! Видно, и впрямь, не обманула его царица. Стал котел из земли вынимать, а под ним камень плоский, словно крышка от короба. Поднял камень – лежит под камнем сабля вострая, с какими казаки в поход ходят. Ровно давно лежит, а блестит на солнце, словно только выковали ее.

Взял Яшка саблю, на пояс повесил. Котел в дорожную суму пересыпал, царице спасибо сказал, да и поехал домой.

С деньгами кафтан себе купил, коня лучшего, пищаль справил. Лихим всадником стал разъезжать по улицам.

Дом свой поправил, друзей стал в гости звать, пировать. Зажил, одним словом.

И то заметили люди, что на всех игрищах-потехах казачьих первым стал Яшка. И из лука лучше всех стреляет, и на саблях лучше всех бьется, и с пикой лучше всех управляется, и на кулачках первый.

Да и лицом вроде выправился – красавец, бравый казак.

Прошло время, войско в поход отправилось, Яшка и там себя лучшим показал.

По возвращении, как стали дуван дуванить, добро захваченное делить, много Яшка получил за свои подвиги.

Еще год прошел. В новый поход пошли казаки. Вернулся из него Яшка есаулом.

Вокруг уж все девки об него глаза обмозолили, больно жених завидный. Чуть не сами готовы были сватов засылать. А Яшка, словно и не видит ни одну из них.

Одна, – говорит, – у меня невеста – сабля вострая.

Еще несколько лет прошло. Вовсе прославился да разбогател Яшка.

На круге очередном порешили его казаки атаманом выбрать.

Сбылась Яшкина мечта, получил он все, что хотел.

К тому времени уж середовичем стал, борода засеребрилась, а все один. Грустно ему и одиноко от этого порой бывало, да он это горе вином заливал.

И вот снова в поход пошли казаки. Да не простой поход.

Видишь, спорило Войско Донское с Запорожской Сечью, чьи земли лежат между Миусом и Кальмиусом. Больно много в тех лесах дичи да в тех реках рыбы водилось.

В одной такой стычке захватили донцы обоз, что с солью да рыбой шел. А при обозе девушка крестьянская была – Олена.

Стали добычу делить, отдали Олену атаману.

Смотрит на нее Яшка и думает, посчитает царица за измену, коли Олена в его доме простой служанкой будет жить. Порешил, что много лет уж прошло, а служанка – не жена. Взял Олену в дом.

А девка ладная, спорая. Огонь, а не девка. У стены остановил, в глаза заглянул, за бок тронул, полыхнуло ретивое. Словно помолодел лет на пятнадцать. И она, ничего, не ломается.

Думал Яшка:

Чего мне желать другую, коли эта сама от войны досталась? Да и судьба может, что стала эта полонянка подарком моим на старость.

Да и то верно, что старость подступает. Наследников Яшке захотелось. Влюбился он в полонянку так, что и думать забыл и о деньгах, и о славе, и о войне, и о царице Арсиное. Сделал он Олену женой. Ожерелье драгоценного жемчуга ей на шею повесил. Перстень смарагдовый на палец надел.

С круга казачьего шел, где женой ее взял, голова закружилась. Думал: нагрело солнце, больше буду дома сидеть.

Домой пришел Яшка, жить стал с женой молодой.

Да не долго зажился. В тот же год набежали на казаков турки-бусурмане, пошел Яшка воевать. И в первом же бою конь под ним споткнулся. Споткнулся, Яшку покачнул. Налетел на него турок-конник, саблей махнул, голову с плеч долой снес. Умер Яшка.

Вернулись казаки и узнали, что в тот день, как умер он, Олена-полонянка вечером с соседками попрощалась да на Саур-могилу пешком одна поднялась. А к чему, почему – никому не сказала. Провожатым ждать себя велела, да вниз так и не спустилась.

Искали ее потом, и не нашли, только ожерелье жемчужное на вершине кургана на камне лежало. И перстень старинный со странным именем на ободке – «Арсиноя».


- Бывали ли вы на Саур-Могиле? Расскажите о своих впечатлениях.

- Подготовьте выразительное чтение легенды в лицах.

- Известны ли вам легенды о Саур-Могиле? Перескажите их.


- Подготовьте рассказ об истории вашего города.


Знаешь ли ты…

Впервые на территории Донецкой области люди появились приблизительно 150 тыс. лет назад в эпоху среднего палеолита. Первые жители Донбасса отличались большой физической силой, выносливостью, но не умели разговаривать так, как современные люди, а пользовались простым языком, в котором отражались наиболее простые и важные понятия.


Древние люди, которые жили на месте современного Северодонецка, питались преимущественно озерными моллюсками, богатыми белком. Стоянки на Луганщине - единственные памятки на территории Украины, которые относятся к матвеево-курганской культуре.


Земля Донбасса сохранила очень интересный погребальный комплекс — Мариупольский могильник. Он был открыт в 1930 году во время закладывания фундамента завода «Азовсталь». Экспедиция расчистила выкопанный древними в земле своеобразный коридор длиной 28 метров. 122 усопших лежали на спине с выпрямленными руками и ногами. Они были уложены в три яруса, между которыми была насыпана красная охра — символ тепла и жизни. Рядом с похороненными лежали орудия труда: топоры-клинья со шлифованными лезвиями, кремневые ножи, скребки, проколки, наконечники стрел. Там же было найдено много украшений: продырявленные клыки кабана и зубы оленя, мелкие круглые бусины из перламутра, шаровидные бусины из кости, много костяных пластинок, подвески из порфирита, мрамора, горного хрусталя...


Село Коньково находится на реке Грузской Еланчик недалеко от села Хомутово, где лежит известный заповедник «Хомутовская степь». Здесь, на крутом склоне холма, из сарматских известняков, возраст которых более 12 млн. лет, несколькими ручьями струится слабоминерализованная целебная вода. Температура этой воды, выходящей из глубоких недр, зимой и летом одинаковая — около 10 градусов.


- Подготовьте рассказ об истории вашего города.



Урок № 2 «Я не просто пишу о Донбассе, я Донбассом живу и дышу…»


Отчий край, сторона родная, земля, нареченная Донбассом, из самой глубины сердца звучат самые сокровенные слова признания в любви к родному краю. Но какой бы магической силой не обладало слово, каких красок, звуков и энергии не несло бы оно в себе на протяжении многих и многих тысячелетий человеческой истории, все равно не способно в полной мере выразить всю проникновенность чувства. Образ Донбасса настолько многолик, многомерен и многокрасочен, настолько величественен, что и впрямь непросто воздать ему должное обыденными словами.

В нем причудливо соединяются первозданные ландшафты и сотворенные руками человека пейзажи; на его равнинной территории высятся древние курганы-могилы и сходные с ними шахтные терриконы; заповедная степь соседствует с возделанными полями…

И все же главный клад, подлинное величие — в людях. Слова любви и признания звучат во многих произведениях писателей и поэтов Донбасса. Предлагаем вам познакомиться со стихотворениями поэтов родного края.


Евгений Седнев

Евгений Иванович Седнев – поэт-песенник – родился 10 июля 1930 года в городе Горловке Донецкой области. С 1951 года работает в Дзержинском Доме пионеров руководителем музыкальных кружков. Ведет активную литературную деятельность. Из-под пера Евгения Ивановича вышло немало поэтических творений, зарисовок, очерков и рассказов о земляках, о родном крае, о любви, которые вошли в книги «Пока горит свеча», «Вишнегорье», «Зеленый дождь», «Посланная звездами», «Ключи от счастья». Седнев – обладатель престижной литературной премии имени В.Шутова, лауреат литературной премии имени М.Матусовского. В 1996 году поэту-песеннику присвоено звание «Почетный гражданин Дзержинска».


Родом из Донбасса


Давно на шахтах отменен гудок.

Береза машет террикону веткой.

И озорной донецкий ветерок

Мне пахнет углем и полынью терпкой.


Умчались вдаль на взмыленных конях

Донецкие лихие коногоны,

И лишь остались на семи ветрах,

Взвалив на плечи небо, терриконы.


Шахтерская родная сторона...

Здесь ночью звезды кружат в ритме вальса.

Земля отцов, на свете ты одна –

И я горжусь, что родом из Донбасса.


Пусть самоцветом вспыхнет уголек

Под ярким солнцем на ладони жесткой,

А под землей нам светит огонек

И днем и ночью лампочки шахтерской.


Люблю тебя, родной Донецкий край,

Прошла здесь через сердце жизни трасса.

И где бы ни был ты, не забывай,

Что мы с тобою родом из Донбасса.


- Каким настроением проникнуто стихотворение?

- Кто такой коногон? Объясните смысл второй строфы стихотворения.

- Гордитесь ли вы тем, что живете на Донбассе?


Георгий Патрича (1929 – 1993)

Георгий Константинович Патрича родился 20 июля 1929 года в селе Малоянисоль Володарского района Донецкой области. Учился в Малоянисольской школе. В 1955 году закончил Донецкий индустриальный институт. Г.К.Патрича– поэт, художник, известный творческий и общественный деятель Приазовья. Георгий Патрича был большим патриотом. Он гордился Донбассом, с уважением относился к приазовским грекам, своим землякам, искренне любил односельчан. Ещё до официального образования греческого общества он создал в Торезе греческое землячество. В него вошли приазовские греки, оказавшиеся в Торезе, Снежном, Шахтерске, Кировске. Автор сборников «Свои истоки», «Заветное».


Мой талисман


Нередко снится моряку причал,

И снится также землепашцу поле,

А для меня начало всех начал

Мой талисман – моя родная школа,

В селе кирпичный, уцелевший дом…

То – моя школа, так в войну случалось,

Я набирался знаний в доме том,

Прошло в нём детство, юность там осталась.

Тогда лишь крона ярко зеленела,

Когда её питают корни соком,

Землёй родимой сила им дана…

А школа – мои корни и истоки.

Я помню всех своих учителей,

И ныне здравствующих, и ушедших,

Мне, моей школе преданных друзей,

Через судьбу, всю жизнь мою прошедших.

Рождали дерзновенные мечты

В сердцах вы искренне, умело,

В грядущем хоть дороги не круты

Порой бывали, шли по ним мы смело.

Мои учителя, поклон вам мой…


- Что называет поэт своим талисманом? Как вы думаете, почему?

- За что Г.Патрича шлет поклон учителям?

- Каким настроением проникнуто стихотворение?

- Вспомните свою первую учительницу. Расскажите о ней.


Николай Хапланов (1936 – 2008)

Николай Вениаминович Хапланов родился 3 ноября 1936 года в поселке Старобешево Донецкой области. В 1955 году здесь же, в Старобешево, окончил среднюю школу. Служил в пограничных войсках. При задержании нарушителя границы был ранен. Награжден медалью "За отличие в охране государственной границы СССР", которую вручал лично маршал Г.К. Жуков. Работал экскаваторщиком, монтажником-высотником, бульдозеристом, после – художником. В 1969 году закончил филологический факультет Донецкого государственного университета, одновременно с учебой работал учителем русского языка и литературы в средней школе. Работал в газетах Донецкой области, в том числе восемь лет – главным редактором газеты "Макеевский рабочий". Публиковал стихи и статьи в журналах "Юность", "Молодая гвардия", "Новый мир", "Наш современник". Автор поэтических сборников "Весенние родники", "Я – айсберг в пустыне", "Власть Афродиты", "Пращуры и потомки", "Мгновения трудного века", книг повестей и рассказов "Лада моя, Лада", "А жизнь прожита не зря", "Ступени восхождения", романа "Выбираю не тебя". Автор книги "Макеевка. История города".


Солдаты шахтерских дивизий


От седых, как ковыль, терриконов,

От разбитых снарядами хат,

Отправлялись сраженья колонны

Потемневших от угля солдат.

Путь к Победе желанной не близок.

Серебром он усыпал виски. —

От шахтерских железных дивизий

До Берлина дошли лишь полки.

И лежат побратимы-шахтеры

От Донбасса до Одерских вод.

Ветеран, ветеран... Если надо

По могилам тем путь свой найдет.

На могилы товарищей павших

Привезет он кусочек угля.

И погибшие вспомнят, как пахнет

Защищенная ими земля.


- О чем говорится в стихотворении?

- Найдите изобразительно-выразительные средства в стихотворении. Какова их роль?

- Подготовьте краткое сообщение на тему «Донбасс в годы Великой Отечественной войны».


Виктор Руденко

Виктор Петрович Руденко родился 3 сентября 1940 года в селе Доброполье на Донетчине. Учился в Киевском государственном университете им. Т. Г. Шевченко. Работал в городских и областных газетах, в журнале «Донбасс» ответственным секретарем. Автор более двадцати книг поэзии и прозы, среди которых «Дни черной звезды», «Дети вечной печали», «Светотени Отечества», «Цвет души», «Простите за любовь» и др. Лауреат Международного фестиваля слова «Достояние».


Его Величество Донбасс


Донбасс — не просто уголь и металл,

Не просто от копров степная даль —

Глубинней, шире и значимей он,

Поскольку солнцелик его огонь.

Металл, пролившись, мрак полночный губит.

Метан, взгремев, сжимает страхом губы...

Здесь уголек замешан на крови,

А человек извечно — на любви.

В краю отцов, в пространствах Дикополья

Я хлеб и слово отыщу, как долю.

Саур-Могила, Бахмут и Азовье

Откликнутся во мне былинным зовом,

Я с ним печалюсь, радуюсь, живу.

Беда — не прячу голову в траву.

Донбасс, что дышит явью и веками,

Во мне — и солью, и горячим камнем.

Я не боюсь риторики пред Ликом,

Как Эверест, как сонмы звезд, великим:

Стою ль у шахт, у Гор Святых стою —

Он в душу не вмещается мою.

Донбасс не территория — о, нет!

Он боль эпох и возрожденье лет.

И это не молва, не просто гомон,

Что он, Донбасс, порожняки не гонит.

Не делится на запад и восток —

Он однолик, поэтому высок,

И в этой одноликости высокой

Любой парад не будет одиноким...

Донбасс — и наши помыслы, и суть,

Его не обмануть, не обмануть:

Он чует, кто агат, а кто порода.

Кто колос и причина недорода.

Он — наши стены, вишня и калитка,

И потому мы — люди, не калики.

Он — наша боль, как в поднебесье смог,

И берег наш у солнечных дорог.

Он — монолит, и потому велик,

И нам не лжесынами быть велит,

Которые подобны фарисеям,

Что в руслах родословных смуту сеют.

Но верность и любовь — одна тропа,

Но Кальмиус и Днепр — одна судьба.

Насколько хватит сердца, духа, глаз, —

Встает

Его Величество

Донбасс!


КАЛИ́КА - нищий, слепой, собирающий милостыню пением духовных стихов, употребляется преимущественно в выражении «калики перехожие».

ФАРИСЕ́Й - лицемер, ханжа.


- По каким «приметам», упомянутым в стихотворении, можно уверенно сказать о том, что автор говорит действительно о донецком крае?

- Как вы понимаете значение выражения: «Донбасс не территория — о, нет! Он боль эпох и возрожденье лет»?

- Охарактеризуйте художественные образы стихотворения.

- Почему автор называет Донбасс «Его Величество»?

- Определите тему и основную мысль стихотворения.


Творческая работа.

Составьте небольшое письменное высказывание на тему «Мой Донбасс».


Знаешь ли ты…

В 1923 года в Бахмуте (Артемовске) при газете «Всероссийская кочегарка» вышел первый номер журнала «Забой». В нем начинали свою творческую деятельность ставшие позже знаменитыми Владимир Сосюра, Павел Беспощадный, Борис Горбатов, Петро Панч и другие.


В университете г. Глазго (Великобритания) вышел трехтомник «В.М. Гаршин на рубеже веков». Как известно, писатель В.Гаршин - наш земляк. Он очень популярен за границей.


Многие годы в с. Нескучном Всликоновоселовского района существует музей В.И. Немировича-Данченко - великого реформатора русского театра, создателя, директора и художественного руководителя МХАТа. Музей был создан в бывшей усадьбе Немировичей.


В зале XIX века Донецкого областного краеведческого музея стоит полутораметровая фигура человека, сделанная из глыбы соли. Вырезал скульптуру в 1897 году работник Бахмутского соляного рудника Антон Дельцов. Особенность человека из соли в том, что он медленно, но неумолимо тает, теряя в росте и весе, но когда истечет до конца, сказать трудно.



Урок № 3 «С сыновней любовью к Донбассу...»


Слово несёт в себе силу, оттого оно и способно воодушевить павшего духом. Это прекрасно понимали писатели, на чью долю выпали тяжёлые испытания Великой Отечественной войны. В литературе о войне немало произведений, принадлежащих писателям Донбасса. Особое внимание привлекает творчество нашего земляка Бориса Горбатова.


Из биографии писателя.


Родился Борис Леонтьевич Горбатов 2 июля 1908 года на Петромарьевском руднике (ныне — Первомайск Луганской области) в еврейской семье. Литературную деятельность начал в 1922 году, когда в газете «Всесоюзная кочегарка» был опубликован первый рассказ – «Сытые и голодные». Борис Леонтьевич Горбатов был одним из организаторов Союза пролетарских писателей Донбасса «Забой» (1924). Приобрёл известность повестью «Ячейка» (1928), посвященной жизни комсомольцев 20-х годов, был специальным корреспондентом «Правды», писал очерки. Горбатов издал книги очерков «Горный поход» (1932), «Коминтерн» (1932), «Мастера» (1933). В годы Великой Отечественной войны Б. Л. Горбатов был военкором. Борис Горбатов.jpg

Талант Горбатова ярко раскрылся в публицистике: «Письма к товарищу» (1941-1942), «Алексей Куликов, боец...» (1942), «Рассказы о солдатской душе». Повесть «Непокорённые» (1943; Государственная премия СССР, 1946) с большой силой рисует патриотизм и несгибаемую волю советских людей.

Среди послевоенных произведений Бориса Леонтьевича Горбатова очерки «В Японии и на Филиппинах» (1946), сценарий «Донецкие шахтёры» (1950). Горбатов написал сценарии кинофильмов «Это было в Донбассе» (1945), «Непокорённые» (1945), «Донецкие шахтёры» (1950), «Дорога на Берлин», «Суд народов». За создание сценария фильма «Донецкие шахтёры» в 1952 году был награждён Сталинской премией. Борис Леонтьевич Горбатов входил в художественный совет Министерства кинематографии, был заместителем художественного руководителя Театра драмы. После смерти писателя опубликована его пьеса «Одна ночь» (1956) и неоконченная книга «Алексей Гайдаш» (1955).

Особенности писательской манеры Горбатова - горячая, эмоциональная оценка происходящего, романтическая приподнятость тона. Его главные герои - шахтёры, труд и быт которых он хорошо знал. Награжден 3 орденами, а также медалями.

Борис Леонтьевич Горбатов ушел из жизни 20 января 1954 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.


- Что вы узнали о писателе?

- Составьте визитную карточку Бориса Горбатова.


Письма к товарищу

(отрывки)


О РОДИНЕ


Товарищ!

Где ты дерешься сейчас?

Я искал тебя в боях под Вапняркой, под Уманью, под Кривым Рогом. Я знал, что найти тебя можно только в жарком бою.

Родина! Большое слово. В нем двадцать один миллион квадратных километров и двести миллионов земляков. Но для каждого человека Родина начинается в том селении и в той хате, где он родился. Для нас с тобой - за Днепром, на руднике, в Донбассе. Там наши хаты под седым очеретом - и твоя и моя. Там прошумела наша веселая юность - и моя и твоя. Там степь бескрайна, и небо сурово, и нет на земле парней лучше, чем донбасские парни, и заката красивей, чем закат над копром, и запаха роднее, чем горький, до сладости горький запах угля и дыма. Там мы родились под дымным небом, под глеевой горой; там до сих пор звенит серебряной листвой тополь, под которым ты целовал свою первую девушку; там мы плескались с тобой, товарищ, в мелком рудничном ставке, и никто меня не уверит, что в море купаться лучше. Но и спорить об этом не буду ни с одесситом, ни с севастопольцем. Каждому - свое.

Для нас с тобой, товарищ, Родина началась здесь. Здесь начало, а конца ей нет. Она безбрежна. Чем больше мы росли с тобой, тем шире раздвигались ее границы. Больше дорог - больше сердечных зарубок.

Помнишь городок на далекой границе - Ахалцых? Тут мы начали свою красноармейскую службу. Помнишь первую ночь? Мы стояли с тобой на крепостном валу и глядели вниз, на серо-зеленые камни зданий, на плоские крыши, на яблоневые сады, на весь этот непонятный и чужой нам мир, слушали непонятный, чужой говор, скрип арб, рев буйволов и говорили друг другу:

- Ну и забрались мы с тобой! Далеко!

Вот и сейчас я сижу в приднепровском селе и пишу тебе эти строки. Бой идет в двух километрах отсюда. Бой за это село, из которого я тебе пишу.

Ко мне подходят колхозники. Садятся рядом. Вежливо откашливаясь, спрашивают. О чем? О бое, который кипит рядом? Нет! О Ленинграде!

- Ну, как там Ленинград? А? Стоит, держится?

Никогда они не были в Ленинграде, и родных там нет, - отчего же тревога в их голосе, неподдельная тревога? Отчего же болит их сердце за далекий Ленинград, как за родное село?

И тогда я понял. Вот что такое Родина: это когда каждая хата под седым очеретом кажется тебе родной хатой, и каждая старуха в селе - родной матерью. Родина - это когда каждая горючая слеза наших женщин огнем жжет твое сердце. Каждый шаг фашистского кованого сапога по нашей земле - точно кровавый след в твоем сердце.

Товарищ!

Я не нашел тебя под Вапняркой, под Уманью, под Кривым Рогом. Но где бы ты ни был сейчас - ты бьешься за родную землю.

У Днепра мы задержали врага. Но, как бешеный, бьет он оземь копытом. Рвется дальше. Рвется в Донбасс. На нашу родную землю, товарищ! Я видел: уж кружат над нашими шахтами его стервятники. Уже не одна хата под очеретом зашаталась под бомбами и рухнула. Может, моя? Может, твоя?

Пустим ли мы врага дальше? Чтоб топтал он нашу землю, по которой мы бродили с тобой в юности, товарищ, мечтая о славе? Чтоб немецкий снаряд разрушил шахту, где мы с тобой впервые узнали сладость труда и счастье дружбы? Чтобы немецкий танк раздавил тополь, под которым ты целовал свою первую девушку? Чтобы пьяный гитлеровский офицер живьем зарыл за околицей твою старую мать за то, что сын ее красный воин?

Товарищ!

Если ты любишь Родину, - бей, без пощады бей, без жалости бей, без страха бей врага!


- О чем хочет рассказать Б.Горбатов неизвестному товарищу?

- Проанализируйте текст: как расширяется понятие «родина» от начала к концу произведения?

- Какой смысл вкладываете вы в понятие «родина»?


О ЖИЗНИ И СМЕРТИ


Товарищ!

Очень хочется жить.

Жить, дышать, ходить по земле, видеть небо над головой.

Но не всякой жизнью хочу я жить, не на всякую жизнь согласен.

Вчера приполз к нам в окоп человек "с того берега" - ушел от немцев. Приполз на распухших ногах, на изодранных в кровь локтях. Увидев нас, своих, заплакал. Все жал руки, все обнять хотел. И лицо его прыгало, и губы прыгали тоже...

Мы отдали ему свой хлеб, свое сало и свой табак. И когда человек насытился и успокоился, он рассказал нам о фашистах: о насилиях, пытках, грабежах. И кровь закипала у бойцов, слушавших его, и жарко стучало сердце.

А я глядел на спину этого человека. Только на спину. Глядел не отрываясь. Страшнее всяких рассказов была эта спина.

Всего полтора месяца прожил этот человек под властью врага, а спина его согнулась. Словно хребет ему переломали. Словно все полтора месяца ходил он кланяясь, извиваясь, вздрагивая всей спиной в ожидании удара. Это была спина подневольного человека. Это была спина раба.

- Выпрямься! - хотелось закричать ему. - Эй, разверни плечи, товарищ! Ты среди своих.

Вот когда увидел я, с последней ясностью увидел, что несет мне фашизм: жизнь с переломленной, покоренной спиной.

Товарищ! Пять часов осталось до рассвета. Через пять часов я пойду в бой. Не за этот серенький холм, что впереди, буду я драться с врагом. Из-за большего идет драка. Решается: кто будет хозяином моей судьбы - я или он.

До сих пор я, ты - каждый был сам хозяином своей судьбы. Мы избрали себе труд по призванию, профессию по душе, подругу по сердцу. Свободные люди на свободной земле, мы смело глядели в завтра. Вся страна была нашей Родиной, в каждом доме товарищи. Любая профессия была почетна, труд был делом доблести и славы. Ты знал: каждая новая тонна угля, добытая тобой в шахте, принесет тебе славу, почет, награду. Каждый центнер хлеба, добытый тобой на колхозном поле, умножит твое богатство, богатство твоей семьи.

Но вот придет враг. Он станет хозяином твоей судьбы. Он растопчет твое сегодня и украдет твое завтра. Он будет властвовать над твоей жизнью, над твоим домом, над твоей семьей. Он может лишить тебя дома - и ты уйдешь, сгорбив спину, в дождь, в непогодь, из родного дома. Он может лишить тебя жизни - и ты, пристреленный где-нибудь у забора, так и застынешь в грязи, никем не похороненный. Он может и сохранить тебе жизнь, ему рабочий скот нужен - и он сделает тебя рабом с переломанным, покорным хребтом. Ты добудешь центнер хлеба - он заберет его, тебя оставит голодным. Ты вырубишь тонну угля - он заберет ее да еще обругает: "Русская свинья, ты работаешь плохо!" Ты всегда останешься для него русским Иваном, низшим существом, быдлом. Он заставит тебя забыть язык твоих отцов, язык, которым ты мыслил, мечтал, на котором признавался в любви невесте. Он заставит тебя выучиться немецкой речи и будет смеяться, слушая, как ты коверкаешь чужой язык.

Все мечты твои он растопчет, все надежды оплюет. Ты мечтал, что сынишка твой, выросши, станет ученым, инженером, славным человеком на земле, - но фашисту не нужны русские ученые, он своих сгноил в собачьих лагерях. Ему нужен тупой рабочий скот - и он погонит твоего сына в ярмо, разом лишив его и детства, и юности, и будущего.

Ты берег, лелеял свою красавицу дочку. Сколько раз, бывало, склонялся ты вместе с женою над беленькой кроваткой Маринки и мечтал о ее счастье. Но фашисту не нужны чистые русские девушки. В публичный дом, на потеху разнузданной солдатне швырнет он твою гордость - Маринку, отличницу, красавицу...

Ты гордился своей женой. Первой девушкой была у нас на руднике Оксана! Тебе завидовали все. Но в рабстве люди не хорошеют, не молодеют. Быстро станет старухой твоя Оксана. Старухой с согбенной спиной.

Ты чтил своих дорогих стариков - отца и мать, - они тебя выкормили. Страна помогла тебе устроить им почетную старость. Но фашисту не нужны старые русские люди. Они не имеют цены рабочего скота - и он не даст тебе для твоих стариков ни грамма из центнеров хлеба, добытых твоей же рукой...

Может быть, ты все это вынесешь, может, не сдохнешь, отупев, смиришься, будешь влачить слепую, голодную, безотрадную жизнь?

Я такой жизни не хочу! Нет, не хочу! Нет, лучше смерть, чем такая жизнь! Нет, лучше штык в глотку, чем ярмо на шею! Нет, лучше умереть героем, чем жить рабом!

Товарищ! Три часа осталось до рассвета. Судьба моя в моих руках. На острие штыка моя судьба, а с нею и судьба моей семьи, моей страны, моего народа.


- Почему письмо называется «О жизни и смерти»?

- Почему рассказчик обратил внимание на спину человека, убежавшего из плена?

- Что несет фашизм человечеству?

- Определите основную мысль письма.


ГОД СПУСТЯ

2

Товарищ!

Два года ты гонишь врага. Два года ты идешь по обугленной, растерзанной, разоренной земле. Ты видишь, как горят заводы и никогда - как они дымят.

Что там делается, за твоей спиной, на освобожденной тобою земле, - того ты не видишь. Ты уносишь с собой в новый бой запах гари и горя. И новый заряд ярости.

Когда три года видишь, как падают срубленные снарядами сосны, трудно поверить, что где-то из таких же сосен делают корабельные мачты.

Ты сказал мне как-то:

- Небось в Донбассе все теперь бурьяном заросло...

- Нет. Почему же? Восстанавливают.

- Кто? - грустно усмехнулся ты. - Рабочие руки воюют или пушки на Урале льют. Нет, Донбасс - это послевоенное дело. Это нас ждет. Вот отвоюемся, придем на пепелище, будем строить...

- А хотелось бы в новый дом прийти? - засмеялся я.

- Да уж не грех солдату... Новый не новый, а все-таки...

...Как и ты, я год не был в Донбассе. Как и ты, унес я тогда на запад как рану - горькую память о мертвом доме.

А сейчас - не во сне, вправду - стою на донецкой земле, гляжу не нагляжусь на родную степь, дышу не надышусь ее дыханьем.

И вместе с тягучими запахами клевера и гречишного меда, вместе с горькой полынью и терпким чебрецом приходит ко мне знакомый запах - запах победы.

Мы с тобой знаем, товарищ, как победа пахнет. Она пахнет дымом... Пороховой дым - там, фабричный - здесь. Нет, ты понял меня, товарищ? В Донбассе снова пахнет коксом, углем и дымом!

Пусть не все еще гудки поют поутру в Донбассе, пусть не все трубы дымят, пусть разрушенного еще больше, чем вылеченного, но дымок вьется сегодня над каждым - каждым! - заводом, над каждою шахтою.

Снова по зеленым балочкам Горловки бродят, щиплют траву задумчивые козы - "крупный рогатый скот" шахтера. Снова в горячих цехах Макеевки пьют мастера подсоленную сельтерскую воду и крякают в усы: эх, жаль, не водка! Снова в Константиновке цепляются за бегущий трамвай мальчишки, и милиционер-девушка напрасно дует в свисток.

И маляры в розовый колер разделывают фасады домов на улице Артема в Сталино и протирают стекла до блеска. Стекла, целые стекла, товарищ, на улице, где - помнишь? - не было ни одного целого дома!

А местные люди суетливо пробегают мимо и не удивляются - привыкли, да и недосуг.

Только я один стою, изумленно разинув рот, и спрашиваю, как и ты бы спросил:

- Кто? Кто все это делает? Откуда руки, люди, материалы?


- Что увидел рассказчик в освобожденном Донбассе?

- Назовите признаки мирной жизни Донбасса.

- Можете ли вы ответить на вопрос, которым заканчивается письмо?


4

Сейчас в Донбассе убирают урожай, товарищ. Урожай горячего, бессонного рабочего года. Только и слышишь вокруг себя: сегодня пускают шахту в Горловке, задувают печь в Енакиево, дают первый "толчок" турбинам в Мариуполе и Макеевке...

Урожай! Богатый урожай!

Когда ходишь здесь по заводу - в Макеевке, например, - тебе рассказывают:

- Этот цех лежал на боку - мы его подняли. Эта домна перекосилась - мы ее выправили. Этого здания не было - вместо него была гора завала высотою в тридцать метров.

Тот, кто не видел разрушенного Донбасса, не поймет и не поверит.

Мы с тобой видели.

И страшные горы завалов видели. И скособочившиеся цехи. И домны, из которых, как куски живого мяса, были вырваны горны...

Страшно было бродить в те дни среди этого железного хаоса. Как, чем они держатся, эти нависшие над головой железные балки, эти разорванные краны, эти качающиеся башни, эти обломки крыш, стен, колонн?

- Привычкой держатся, - смеясь, объяснил нам инженер.

Если бы пришел в те дни сюда старый инженер с молоточками на фуражке, он бы сказал: все надо снести, расчистить и на голом месте строить заново.

А макеевские инженеры высмеяли бы его. Они гордятся тем, что все, что было пригодно к жизни на разрушенном заводе, они спасли и вылечили.

Здесь не всегда говорят: "Восстановить". Здесь часто говорят: "Вылечить".

И они лечили раненый завод, как добрые и умные доктора. Ампутировали мертвые конечности, выпрямляли живые, делали протезы, бетонные бандажи, подводили опоры, утолщали перекрытия. В "полевом лазарете" - в походных мастерских - лечили металлоконструкции, заботливо извлеченные из завалов. Правили металл, подрезали, клепали, наваривали, сшивали... и снова пускали жить.

Как и всякие подлинные хирурги, они не боялись риска. Они шли на дерзкие операции, невиданные и неслыханные в старой технике. Они верили в свои руки и в свой военный опыт. Они знали: время требует!

Они подняли лежавшую на боку стену газоочистки в пять дней. Просто подняли целиком, вместе с кирпичным заполнением и железобетонным перекрытием. Они решили не демонтировать котлы на Коксохиме, под которыми немцы взорвали фундаменты, а поднять их домкратами. И пока строители заливали в фундаменты бетон - в "висячих" котлах над ними трудились монтажники.

Здесь это называют "укрупненным монтажом". Тебе не кажется, товарищ, это похожим на "массированный огонь"?

Строители научились поднимать и передвигать огромные массы металла. Они подняли обрушившийся на рудный двор грейферный кран-гигант в четыреста тонн весом. Они подняли его и поставили. У крана не было ноги. Они ее сделали. Они могут поднять своими гидродомкратами все что угодно. Хоть весь завод.

- Только дайте нам точку опоры! - говорят инженеры.

В здании центральной электровоздуходувной станции было трудно найти точку опоры. Собственно, здания не было. Была гора железного хаоса в двадцать девять тысяч тонн. Уцелел только клочок бетона. Небольшой клочок перекрытия, опирающийся на колонну. Он и стал плацдармом для наступления монтажников.

Вот так же, как мы с тобой, товарищ, уцепившись за клочок правого берега, перетаскиваем полегоньку свою технику для удара, так и монтажники подняли на высоту тридцати метров - на свой плацдарм - деррик и ринулись в бой.

Деррик потащил перед собой металлическую колонну. Поставил. Перешагнул ее. И понес новую колонну дальше. А внизу копошились люди. В одном месте еще разбирали завал, в другом уже бетонировали фундамент, в третьем монтировали воздуходувку. Работали водопроводчики, электросварщики, штукатуры... Работали споро, яростно, лихо, как только советские люди умеют работать.

Ты знаешь, товарищ, что такое азарт боя. Когда смерть на смерть, и ветер в уши, и винтовка горит в руках.

Ну, а это - азарт труда.

Так еще никогда не работали!


ДЕ́РРИК - подъемный кран со стрелой и опорной поворотной мачтой.


- Какую метафору использует автор для описания восстановления разрушенных предприятий? Почему?

- Опишите труд рабочих, восстанавливающих Донбасс.

- Как вы понимаете выражения: «азарт боя», «азарт труда»?


- В каком стиле написаны «Письма к товарищу»? Какова их основная мысль?

- Почему у писем нет конкретного адресата?


Творческая работа.

Напишите письмо своему товарищу в публицистическом стиле о своем восприятии творчества Б.Горбатова.


Знаешь ли ты…

Главное развитие наш регион получил благодаря Джону Юзу, когда в 1869 году, возглавив акционерное «Новороссийское общество», он со своими сыновьями приехал в Донецкие степи. Джон Юз основал на берегу реки Кальмиус металлургический завод и рабочий поселок, впоследствии названный Юзовкой. Спустя годы поселок превратился в прекрасный город Донецк, ставший одним из крупнейших индустриальных центров России и Украины.


В Донбассе работали многие известные люди. Выдающимся исследователем недр по праву считается Леонид Иванович Лутугин (1864-1915 гг.). В молодости он пешком обошел почти весь Донецкий край, изучил его и разработал метод детального площадного геологического картографирования, заснял вместе с учениками большую часть бассейна. Составленная им обзорная геологическая карта Донбасса на международной выставке в Турине получила Большую Золотую медаль.


В конце XIX в. Донецкий бассейн привлек внимание великого русского химика Д. И. Менделеева. В своей работе «Будущая сила, покоящаяся на берегах Донца», написанной в 1888 г., он впервые в мире выдвинул идею подземной газификации угля.


В послевоенные годы в шахтах Донбасса работало порядка 200 тысяч женщин, заменивших своих погибших, раненых, пропавших без вести на фронтах Великой Отечественной войны, мужей. Создавались женские шахтерские бригады. Одной из тех, кто принимал участие в их создании, стала Евдокия Королева, «шахтерская мать», как называли её в Донбассе. Она впервые спустилась в забой в 11-летнем возрасте, ещё до революции 1917 года, а на пенсию вышла в 87 лет (!), будучи к тому времени начальником административно-хозяйственного комплекса. Прожила Евдокия Федоровна, к слову, 102 года, до последних дней жизни интересуясь делами горняков.

Урок № 4 «Что ты знаешь о солнце, если в шахте ты не был…»


Донецкий край всегда служил для писателей своего рода местом творческого паломничества. Хотите узнать о буднях и быте шахтеров – нужно ехать в Донбасс; желаете узнать, как пройти сложный путь от чернорабочего до промышленника, – опять-таки, больше фактического материала, чем в этом шахтерском регионе, вы не соберете. Здесь строятся и ломаются судьбы, здесь закаляются характеры, а человеческие ценности проходят самые суровые испытания. Неудивительно, что Донбасс с его шахтами и терриконами, скоплениями людей разных национальностей и культур, лишениями и достижениями часто фигурирует в литературе. Среди писателей, посещавших Донбасс, были Иван Бунин, Антон Чехов, Михаил Шолохов, Константин Паустовский и многие другие. В творческой биографии Александра Куприна также есть страницы, посвященные нашему краю.


Из биографии писателя.


Творчество Александра Ивановича Куприна тесно связано с Украиной. Здесь он провёл несколько лет своей жизни, занимаясь журналистикой. Написанные им для киевских газет очерки составили цикл http://www.helpmammy.ru/images/text-images/90.jpg

«Киевские типы», которые и сейчас вызывают интерес у читателей. Обосновавшись в Киеве, Куприн много путешествовал.

Так, летом 1896 г., А. Куприн находился в Юзовке в качестве корреспондента киевских газет. Он глубоко и разносторонне изучил жизнь металлургов, шахтеров, производственный процесс на рельсопрокатных заводах, добычу угля на шахтах. По впечатлениям от пребывания в регионе

писатель создал ряд очерков. Главная идея большинства этих произведений с горечью сформулирована Куприным в очерке «В огне»: «Надо отдать справедливость нам, русским, - мы очень мало знакомы с интересными местами нашего отечества». Сам Куприн как раз очень интересовался новыми явлениями в русской действительности и поэтому, как только представлялась возможность, посещал промышленные районы Донбасса, переживавшего тогда период быстрого роста и хищнической эксплуатации. В очерке «Юзовский завод» Куприн дал ряд зарисовок внешнего вида завода и описал условия труда и оплаты рабочих, подробно остановился на описании работы в шахтах и как бы попутно, мимоходом, показал, какие фантастические барыши получали владельцы завода.

А.И. Куприн хорошо знал жизнь и труд шахтеров. Писатель сам спускался в каменноугольные шахты. Впечатления, вынесенные отсюда, дали Куприну материал для большого очерка «В главной шахте». Нечеловеческие условия работы металлургов, ремесленников и шахтеров буквально потрясли Куприна. С возмущением пишет он о тяжелейшем труде рабочих: «Воздух влажный, теплый и затхлый. Дышишь с трудом и чувствуешь, как сильно и часто пульсируют жилы... Шахтеры работают сосредоточенно, молча... Меры безопасности принимаются только для казенной очистки совести, а обвалы продолжают совершаться то здесь, то там». Факты и наблюдения, полученные в результате посещения Донбасса, впоследствии легли в основу повести «Молох», где Куприн создал яркий колоритный образ Молоха-капитализма.

В произведениях о Донбассе писатель выразил ненависть к иностранным акционерным компаниям, заполонившим донецкий бассейн, сочувствие к работникам и горнякам, описал их нищету и рабское положение.


- Вспомните, что такое очерк.

- О каких очерках А.И.Куприна упоминается в биографической статье?

- Расскажите о пребывании А.И.Куприна в Донбассе.


В главной шахте

(отрывок)


Раннее летнее утро. Солнце только что выкатилось, и однообразные голые холмы кажутся посыпанными мелкой золотой пылью. Печальные картины развертывает перед нами Область Войска Донского — эта русская Америка, как принято называть ее в передовых статьях.

Едешь час, едешь два, три часа, едешь целые сутки, и только и видишь, что эти огромные, крутобокие холмы, на которых солнце выжгло всякие признаки растительности. Раза два в день мелькнет где-то далеко в стороне глубокая балка; на дне ее разбросаны жалкие кусты орешника, и тут же на скате прилепилась крошечная деревушка с ее пятью белыми домиками под соломенными крышами, с низкими заборами, сложенными из желтого плитняка. Но балки скрываются за неожиданным поворотом, и опять пред путником выжженные холмы, да голубое, синеющее от зноя небо, да стрепеты, плавающие, не шевеля крыльями, в небе. А между тем эти холмы, наводящие тоску своим скудным однообразием, скрывают а недрах богатства, которых никогда не истощат бельгийские акционерные компании, полонившие и продолжающие полонять Донецкий бассеян.

Это и есть Гладковская шахта?

Эге... это труба... что воздух тянет... потому в шахту с одного конца этот самый воздух машиной напускают, а с другого, значит, труба его вытягивает. Так воздух скрозь и цинкунирует по шахте. А без воздуха в шахте беда: сейчас это тябя гац...

А посторонних пускают на шахту? — спрашиваю я.

Отчего не пущать. Пущают.

Так что и нас пустят посмотреть!

Илья оборачивается назад и равнодушно оглядывает мою физиономию. Потом скашивает глаза на мою соседку.

Отчего ж... И вас пустят,— заключает он свои наблюдения.— Отчего не пустят... н-но,

ты-ы! Азарай-си-и! — кричит он зверским басом на левую лошадь.— И народу на Гладковской шахте работает — страшное дело.

Много?

Прорвища народу. Если всех подсчитать — с подводчиками, с нагрузчиками, со всем — тыщ пять наберется. Можно так сказать — гнездо! Да это что еще!.. Есть такие заводы, где и по двадцати тыщ работает. Вот взять хоть Юзовский завод, или Дружковский, или вот Криворожье... В ином месте года три тому назад пустое поле было, а теперь глядишь — целый город.... и магазины всякие, и трактир с машиной, и сады пивные, и больницы — все тебе есть.

Так что жить стало лучше?

Илья энергично махает рукой.

Ка-акс лучше! Народ все пришлый — озорной народ. Со всей Россеи сюда прут. Придет-то он, может, и толк-толком, а через год так испакостится, что и узнать нельзя. Воруют, пьянствуют, разбойничают. Нельзя! Потому уж компания такая. Тут и рязанские, и московские, и калуцкие, с хохлов тоже, с Кавказа... У всех семьи дома остались. Заработки большие, а работа тяжкая, ну и того... замотались божьи человечки... Еще которые большими артелями приходят—ну там, грабари, что ли, каменщики, плотники владимирские — те так вместе и держатся и домой вертаются благополучно... А те, что в шахтеры идут,— совсем пропадущие!.. Да и как иначе? Помилуйте: человек двенадцать часов из-под земли не вылазит и так каждые сутки, круглый год. В шахте — ни свету ему, ни воздуху, а вышел наружу — тоже отдохнуть надо, попить, поесть. Зато уж как дорвется человек до винища этого самого — только его и видели. И работу бросит и все... До тех пор не опамятуется, пока с себя последней рубашки не пропьет, а там опять за работу…

Иной восемнадцать часов подряд из шахты не выходит. Да ведь как работает-то — спина трещит! Лошади, и той не в силу будет. А так-то вот две недели.

Штейгер был прав.. Едва выйдя из вагона, мы попали под настоящий ливень грунтовых вод, которые отовсюду стекаются к главному стволу и падают вниз целыми потоками. Те рабочие, которые внизу разгружают и нагружают платформу вагонетками, одеты в такие же клеенчатые плащи, в каком был и я. Дождь с силою барабанил по этим плащам.

Шахта начинается высоким мрачным сводом, высеченным в антраците. В начале этого свода горят вставленные в стены керосиновые факелы, и от их колеблющегося света уголь слабо поблескивает там и сям на изломах. Общее впечатление грандиозное и тяжелое: такими в детстве рисовались сказочные подземные пещеры, в которых живут великаны, обедающие мальчиками с пальчик. Воздух влажный, теплый и затхлый. Дышишь с трудом и чувствуешь, как сильно и часто пульсируют жилы. Странно — я уже желал света и зелени, я уже раскаивался, что любопытство завлекло меня сюда, где надо мною висят и точно давят меня миллионы пудов земли и каменного угля.

Вдруг спереди послышался тяжелый топот лошадиных копыт и грохот колес, катящихся по рельсам. Мы прижались к стенке, и мимо нас рысью, пробежала лошадь, кажется — белая. Она влекла за собою две вагонетки, наполненные через верх углем. На первой из вагонеток сидел, небрежна свесив вниз ноги и болтая ими, рабочий. По этому поводу штейгер рассказал, мне несколько интересных вещей. Эти лошади, эти благородные животные, созданные для приволья степей, осуждены на многолетнюю жизнь в шахте. Раз спущенная вниз на платформе лошадь остается в шахте до самой смерти. От постоянной работы во мраке она через год, много полтора, совершенно слепнет и, по-видимому, мирится со своим горестным положением.

Шахтеры работают сосредоточенно, молча. Все это народ суровый, необщительный: к молчанию их приучает жизнь под землей, в душном воздухе под давлением миллионов пудов грунта, где слова, сказанные громко, звучат шепотом.

Работа эта тяжелая, изнурительная, опасная. Хорошо еще, если пласт угля велик и даст возможность работать стоя, или на коленях, или сидя. Но бывает, что толщина пласта не превышает аршина. Тогда шахтер работает лежа на спине, причем бьет кайлом над своей головою. От этой трудной работы часто засаривает глаза, и, чтобы извлечь из глаз мельчайшие частицы угля, требуется немалое искусство, которое у шахтеров развивается практически.

Большею частью работа в шахте производится в совершенной темноте, потому что рабочие, обязанные по контракту работать с своим собственным освещением, экономят на масле.

К опасностям шахтерского ремесла относится также постоянная возможность обвалов, о которых так много писалось в этом году в газетах.

Порою мелькал вдали слабый красный огонек лампочки. Мы подходили к шахтёрам, которые с молчаливым, озлобленным напряжением совершали свой тяжелый труд. Большинство из них работало совершенно нагишом, и вид этих желтых сухих мускулистых тел, измазанных углем, производил на меня болезненное, гнетущее впечатление. На мое: «Бог на помощь» — один из рабочих, не подымая головы, не обернувшись, отвечал угрюмым голосом: «Спасибо!» — и с той же суровой энергией продолжал свой упорный труд.

Я должен сознаться, что, когда мы возвратились назад и подходили к главному стволу, я невольно все учащал и учащал шаги. Когда же через несколько минут мы подымались наверх, радостное чувство света и свободы властно озарило мою душу. В то же время я не мог не подумать о сотнях тысяч людей, осужденных на целые годы и десятки лет тяжелой, молчаливой подземной работы.


ГРАБА́РЬ - землекоп.

ШТЕ́ЙГЕР - горный мастер, ведающий работами в руднике, шахте.

АРШИ́Н - старая русская мера длины, равная 0,71 м.


- Что вы узнали о шахтерском труде из данного отрывка? Каковы условия труда рабочих?

- Прокомментируйте фразу Ильи: «Те, что в шахтеры идут, совсем пропадущие».

- Перечитайте описание шахты. Какое впечатление оно производит?

- Кто, кроме людей, трудится в шахте?

- Какое чувство испытал автор, когда поднялся из шахты наверх?

- Какие проблемы поднимает А.И.Куприн в очерке?

- Расскажите, изменились ли сейчас условия труда шахтеров. Представляет ли сейчас шахта опасность?


Творческая работа.

1. Составьте кеннинги к словам: шахта, шахтер, солнце, труд, уголь. Состаьте небольшой рассказ о шахтерском труде, используя кеннинги.

2. Согласны ли вы со словами из популярной донецкой песни: «Что ты знаешь о солнце, если в шахте ты не был»? Опровергните или докажите справедливость этих слов в небольшом сочинении-рассуждении.


Знаешь ли ты…

В 1881 году рабочие соляного рудника под Бахмутом вырубили в шахте на глубине 300 метров церковь.

В 2001 году она была восстановлена. Алтарь и другие церковные атрибуты — из каменной соли. Все остальное из дерева.


Самые глубокие шахты Украины: «Шахтёрская — Глубокая» (1546 м), «Гвардейская» (Кривой Рог) (1430 м) «Прогресс» (Торез) (1340 м), им. Скочинского (1200 м), им. Бажанова (Макеевка) (1200 м), им. Стаханова (1150 м)

В городе Соледар Донецкой области существует уникальная возможность посетить настоящую шахту. Главное её отличие от большинства шахт Донбасса в том, что добывают тут... соль.


Запасов поваренной соли в месторождениях «Артемсоли», одной из лучших в Европе, хватит еще на 2 тысячи лет.



Самые низкие цены на курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации!

Предлагаем учителям воспользоваться 50% скидкой при обучении по программам профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок".

Начало обучения ближайших групп: 18 января и 25 января. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (20% в начале обучения и 80% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru/kursy

Автор
Дата добавления 28.12.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров712
Номер материала ДВ-295705
Получить свидетельство о публикации

УЖЕ ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ДИПЛОМ

от проекта "Инфоурок" с указанием данных образовательной лицензии, что важно при прохождении аттестации.

Если Вы учитель или воспитатель, то можете прямо сейчас получить документ, подтверждающий Ваши профессиональные компетенции. Выдаваемые дипломы и сертификаты помогут Вам наполнить собственное портфолио и успешно пройти аттестацию.

Список всех тестов можно посмотреть тут - https://infourok.ru/tests

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх