Инфоурок / Русский язык / Другие методич. материалы / Рецензия на цикл стихотворений Светланы Севриковой "Иллюстрации к роману"

Рецензия на цикл стихотворений Светланы Севриковой "Иллюстрации к роману"

Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>

библиотека
материалов

Рецензия на цикл стихотворений Светланы Севриковой

«Иллюстрации к роману»

Падерина И.А.,

учитель русского языка и литературы

МКОУ «Раскатихинская СОШ»

Притобольного района

Мы живем в ужасающий век.

Все прошедшее тянется снова.

Но запомните, что Человек

Начинается там, где Слово.

А.А. Реформатский

Роман М.Булгакова «Мастер и Маргарита» - вершинное произведение, роман – миф, сокровищница разнообразных красок и стилевых приемов. Писатель пользуется и романтическим стилем, и щедринской сатирой, и гоголевской фантастикой, и народной буффонадой. Это роман – загадка… Роман о вечных истинах бытия – о Добре и Зле, о Страшном суде, о Любви, о подлинных нравственных ценностях. И сегодня произведение вызывает споры. Роман М.Булгакова будоражит души читателей, восхищает истинных ценителей Слова, учит нас быть Человеком. Герои и события булгаковского детища находят отражение в современной литературе и в других видах искусства.

Цикл стихотворений молодой поэтессы Светланы Севриковой «Иллюстрации к роману» привлек меня яркостью описаний, простыми романтическими сюжетами, сочетанием искренности и красоты человеческих отношений, воспеванием вечности и незыблемости нравственных законов. Стихи заинтересовали меня при первом чтении, они заворожили, возвратили к страницам романа, хотя имя С. Севриковой мне раньше не было известно. Возможно, открыв для себя нового поэта, хочется вновь и вновь перечитывать «Иллюстрации к роману».

Композиция цикла оригинальна и многопланова: «Маргарита», «Мастер», «Рукопись», «Эпизоды», «Другое». Вслед за романом в цикле Севриковой сложно взаимодействуют две сюжетные линии - повествование о жизни Мастера и созданный им роман о Понтии Пилате. Поэтесса ведет рассказ о московской жизни персонажей в первом стихотворении цикла «Моя соседка очень любит брокера...», соединяя реалии изображенного в романе времени и современности: «записки пишет маркером», «уик-энд», «оплатил расходы по мобильному», «явитесь в офис». Перед нами возникает мир фальши, мещанства, обывательщины, лжи и обмана, притворства и лести. Мысль о бездуховности человека в этом мире подчеркивается упоминанием «об ананасах, рябчиках, рубинчиках». Двуличность героини, ее неспособность любить, неискренность подчеркивается авторской иронией: «и, запивая капуччиной окорок,
с гадальными сидит на кухне картами», несколько экспрессивно оценивает автор героиню «ее молитвы - куры обхохочутся», образ «спаниеля-коккера,
привыкшего быть в доме за хозяина» подчеркивает одиночество людей в мире зла и равнодушия. Любой ценой соседке нужна любовь, ради нелепых отношений она готова на все: «ночью спать под маской молодильною, чтоб он всегда считал ее студенткою», «голою, но в соболе». Совсем другая Маргарита. Она не вписывается в рамки того мира, где лгут, наушничают, калечат свою судьбу.
Маргарита — идеал женщины, прежде всего потому, что она способна на глубокую, преданную, самоотверженную любовь: «А Я люблю, как прежде, Мастера...» Вопросно-ответная форма в стихотворении помогает остро ощутить, что персонаж, олицетворяющий любовь и милосердие, — это Маргарита.

Неоднозначность образа Маргариты раскрывается во втором стихотворении цикла «Крем Азазелло». Маргарита — ведьма, она вступает в сговор с нечистой силой: «Я всегда была зеленоглазой. Ясноглазой – сроду не была.»
Крем манит героиню, очаровывает ее: «Пьяно тиной пахнущая масса…» Стремление стать свободной, желание быть любимой – и дарованный крем сделал свое дело: «нежной стала кожа», «Белоснежка в профиль и анфас», «брови- птички», «ласточки в полёте, вьются пряди, что кудрявый хмель». Нет ни малейших сомнений, что для Светланы Севриковой Маргарита—любимейший женский образ, женский идеал. Поэтому поэтесса сравнивает героиню с Мадонной. Красота и молодость Маргариты, легкость и свобода только для любимого, для Мастера. Риторические вопросы, обращенные к Мастеру, («Сердце зорко? Хочешь – обману?») подчеркивают уязвимость героя, его незащищенность. Мы понимаем, что Маргарита нужна Мастеру, что он пропадёт без неё. А Маргарита, как любая женщина, оплакивает свою судьбу, своего любимого: « Всю зацеловав,  не разглядит он слез, вчера пролитых по нему». Она вступает в сговор с сатаной, но это для того, чтобы спасти Мастера. Ею движет любовь. И потому она нравственно неуязвима. Наконец-то, она обретает долгожданную свободу и надежду на встречу с Мастером: «Ай-да крем! Пьянящий душу зело, телу давший лёгкость и покой…» И все-таки использованный автором оксюморон: «Ангел озверелый ошалело пляшет над Москвой», подчеркивает неповторимость героини и владеющего ею чувства любви, доходящей до полного самопожертвования и гибели ее души.

В стихотворении «Полёт Маргариты» рефреном повторяются слова «Невидима и свободна». Сбылась мечта Маргариты. «Весенний ветер – влюбленных лукавый сводник» несет героиню к Мастеру, от ненавистного им мира «коммунальных кухонь», «вскипающих желчью примусов, «арбатских окон». Светлана Севрикова – поэт, пропускающий через призму сердца страдания своей героини. Маргарита, мстя за Мастера, разносит в пух и прах квартиру злополучного критика Латунского: «Караю тебя потопом. Купи себе, гад, ходули!» Злобный и холодный тон в обращениях (бесы, писака, зубастый), неполные предложения, риторические восклицания, просторечия помогают понять смысл действий Маргариты, ее желание мести: «Как славно лупить по окнам летучей кудрявой щеткой!» Любовь к Мастеру сочетается в ее душе с ненавистью к его гонителям, но даже ненависть не в состоянии подавить в ней милосердия. «Вдруг…… чей-то ребёнок плачет, как мой гениальный Мастер!» Маргарита успокаивает ребенка: «Не бойся кошмаров, мальчик!» Поэтесса использует сравнение «светлый, как лунный зайчик», обращение «люблю я тебя, курносый», чтобы подчеркнуть, что сила Добра побеждает в сердце Маргариты силу Зла. Город безбожников («Молились ли на ночь, бесы? Конечно же, не молились!»), город ненавистников, «сумасшедший город, сводящий с ума героев» остался позади, а впереди - Вечный покой с Мастером.

Образ Маргариты – олицетворение образа всех женщин. В стихотворении «Наташа после бала» звучит женская просьба о сострадании, мечта о счастье, о любви: «Из беды, из бабьей – выручи!» Когда нет счастья в любви, когда хочется остаться женщиной, пусть даже «на плече клейменой лилией», когда кругом «старые боровы», «аспиды», когда «не найти мне пары по сердцу», то «пусть меня оставят ведьмою!» Ведьма – колдунья, волшебница. Может, наколдует счастья и любви?

В стихотворениях второй части «Два рассказа Мастера в Доме Скорби» мы видим героя в психиатрической лечебнице, где он нашел приют. Но рядом с ним та, кто всегда в сердце. Маргарита… Встреча с ней перевернула всю жизнь Мастера, наполнила сердце любовью, надеждой и творчеством. Они оба не любили желтые цветы: «Бросила безжалостно в канаву». Желтый цвет в стихотворении несет негативную смысловую нагрузку, потому что «на стеблях – пупырышки желты», « жёлтой ряби бисерную кисть». Мне кажется, это цвет желчи, болезни, страданий, выпавших на долю героев. А вот синее небо – символ надежды и чистоты: «казалось – все уже не важно». И все же любовь героев омрачена горьким расставанием: «Звёзды, как холодные мурашки,
щекотали небо вдоль спины». В последних строчках отчаяние Мастера, неверие в счастье подчеркивается ярко и надрывно. Образ жены, подруги, соратника, друга, возлюбленной предстает перед нами в следующем стихотворении цикла. Отличительной чертой поэзии С.Севриковой, я думаю,
является глубокая философская основа, обращаясь к русской классике, поэтесса пытается объяснить мир, а религиозный подтекст стихов учит его принимать. И именно в этом заключен замысел и предназначение цикла стихов – духовный поиск и взращивание души, приучение любить и принимать жизнь, отыскивать Божественное. В бытовых зарисовках («Печеный картофель», «размазав золу по щекам») мы видим Мастера и Маргариту, склонившихся над романом, который рожден Гением. Образ Иешуа похож на Мастера, им обоим присущи подлинные нравственные ценности. Это идеал – воплощение спокойной и твёрдой убежденности в силе Добра. Иешуа, который ничего не боится потерять и ни в чём не уступает Злу, - идеал для человека. Не боится зловещей «стаи прожорливых оводов», презирает «зудящее, жирное, жалкое зло». Потому и дорог роман и Мастеру, и Маргарите, потому что это «роман про людей, про богов и про нас». Отсюда и такое бережное отношение к рукописи романа как святыне: «Она, как младенцев, тетради мои пеленала. И свертки тугие к груди прижимала, смеясь». И самой Маргарите в романе отведена роль не только возлюбленной Мастера («Любила и верила, ведала и понимала»), но и сурового Судьи («Слезами поила распятых, и смехом сносила») и Ангела – хранителя («Она в этой повести –  стала небесною силой»). Очевидно, так воспринимая героев романа, поэтесса сравнивает их с богами, их пристанище с раем, а роман, рожденный в любви и счастье, называет «некрещенное наше дитя». Так в стихотворение входит важная тема творчества. Мастеру противостоит равнодушная толпа завистников, критиков, которые «силой ехидного слова разрушили храм, а на зодчих спустили собак». Роман опять сравнивается с «младенцем чудесным», крови которого «возжаждал и строки, как вены прогрыз» редактор, которого откровенно ненавидит и Мастер, и поэтесса. «Редактор как Ирод», «вурдалак», бездарь травит Мастера и заставляет отказаться от своего детища – романа. «Над трупом младенца рыдала моя Маргарита, Он умер, когда испытал настоящую жизнь». Мастер разбит, измучен, ничего не радует его: «И камнем на шее безрадостный август повис». Роман, имеющий незыблемую ценность, полный истины и правды, принесен в жертву. В стихотворении звучит снова библейский мотив: «Ребёнка кладу как ягненка в огонь… И молчу». Мастер сдался, устал бороться, «наивно поверил в бессмертье», «позволил коснуться себя палачу».

Не сдалась Маргарита. С ее образом в стихотворении «Писательская жена» связана тема любви к семейному очагу. Комната Мастера с приходом туда Маргариты, музы Мастера, превратилась в рай: « Я понимаю, что это тот самый шалаш…», «кривобокий, в аду нагороженном». Светлана Севрикова видит своих героев выше быта, им чужды «истерики, жгучие нежности…» Потому и дорог им этот зыбкий мирок, их «карточный домик». Любовь и жизнь друг для друга превращает их в даму и джокера, противостоящих миру Зла и Тьмы. И сразу мир стал не таким: комнатка в подвальчике стала обителью, джокер становится «стойким, но хрупким, как вазочка из хрусталя», появляется на его голове корона – символ величия. А веру в собственные силы, веру в талант дает дама, ею держится свет: «Ей не докажешь. И я примеряю венец». Она умеет любить – это ее главный талант. А раз любить, то и прощать. В стихотворении звучит тема всепрощения: «свечи за Каина вечно горят». Прощение грехов дает право на бессмертие, это подчеркивается метафорой «Жаркая печь полыхает уютом бессмертия». Простые человеческие радости героев делают их счастливыми, и рождается «роман на бумаге, не терпящей ложь».

Роман в романе… У С.Севриковой иллюстрации созданного Мастером романа о Понтии Пилате объединены в главе «Рукопись». Сюжет стихотворения «Начало» переносит нас в Ершалаим. Нещадно палит солнце, «знойный день тревожно пахнет розой», «ветер – необъявленной войной». Перед нами вершитель судеб виновных, человек, наделенный властью, - Понтий Пилат, прокуратор. С.Севрикова подчеркивает одну важную деталь: «Белый плащ с кровавою каймой» Понтий Пилат носит, словно флаг, но покорно. Идет не гордо, как подобает сильным мира сего, а шаркая; сладкий аромат его раздражает, он мечтает о тишине и о собаке… Этому есть объяснение: прежде всего он человек, «человек, по имени Пилат», и ничто человеческое ему не чуждо. Ему хочется быть понятым и любимым, хочется Истины. И эту истину он слышит Га Ноцри, «облаченного в голубой хитон, грязного, рваного, Крысобоем битого». Кто же он? «Свидетель или зритель? Арестант… Мошенник или бог?»… Истина заставила забыть о боли, заставила внимать ее, породила страх перед принятием решения – вершить судьбу этого святого: «Жития писать я не привык!»

О смятении римского наместника говорят односоставные предложения: «А здесь так душно. Тесно. Тошно. ( Больно.)» Свою ошибку Пилат пытается исправить, муки совести заставляют его просить о помиловании Га-Ноцри: « Преступником Га Ноцри сроду не был». Но поздно…Природа заставляет людей думать о своих грехах: «Ершалаим ершистый словно ёж, щетинится лучистым знойным небом», « вдали шумит гроза». В стихотворении Иешуа противостоит Пилату как его антипод и в то же время идеал – воплощение спокойной и твёрдой убежденности в силе Добра. Поэтому навсегда Пилат запомнит Философа: «Его большие детские глаза в мои смотрели дерзко и спокойно». Читая стихи этой главы, я испытываю абсолютно искреннее чувство восхищения — от интонации, словесной игры, риторических восклицаний и удивительного образа Иешуа…

В стихотворении «Казнь» поэтесса использует окказионализмы: «тысячьеголосьем», «пилачат», иногда неточную рифму: ласкали – руками, жестоко – пророком. Это дает возможность подчеркнуть подлинную жалость и горе потери, страдания Левия и его слезы. Сравнения позволяют почувствовать приближение смерти: «небо, молчащее, как рот покойника». Мотив расплаты за Зло показан через числовую символику: «трижды небо проклято пророком». В этом стихотворении Светлана называет Иешуа, принявшего смерть за Истину, Богом. Может быть, за это перевоплощение лучи солнца «опомнившись, ласкали
Разбойников и Бога».
Думается, это и есть особенность мировоззрения поэтессы – изобразить человека с воплощением Добра.

Воплощением Зла в «Цикле иллюстраций» является Иуда. Этот образ показан С. Севриковой двойственно: осудить и простить. Иуда заслуживает наказания, людского суда, но муки его совести страшнее: «стыд терзает сердце тёмное…
Что-то сделал я ужасное». Простить Иуду мы готовы уже потому, что он способен любить, называет Низу хорошей, чудесной, частицей совести, звездным сиятельством, женщиной, богиней светлой. В этот момент он превращается в трагического героя. Важно, что именно женщине он признается в преступлении и клянется ее не предать: «Лишь любовь твою заветную серебром, скупец, не меряю». Женское сердце сумеет простить и отпустить душу на покаяние, но может и предать: «И, целуя в губы трепетно, как иуда бога – выдала?!» Так появляется в цикле тема Возмездия и расплаты.

Эта тема раскрывается в главе «Эпизоды», в которой С. Севрикова рисует московские сцены. В обществе, в той Москве, которую изображает поэт, царствуют подлецы и ничтожества, лицемеры и приспособленцы: «Уставшая звенеть протяжной фальшью струна». Они лгут, наушничают, воруют, берут взятки, и до тех пор, пока не сталкиваются с подручными сатаны, им это вполне удаётся. Доносчику Берлиозу автор задает риторические вопросы о смысле жизни. Но ответа на них нет, потому что «рождённый Берлиозом – 
не может стать героем этой книжки!» Стихотворение «Плач по Берлиозу» написано иронически: «Пускай себе бедный лежит», « до крокодиловых слёз». Ирония направлена не только на бесцельную жизнь Берлиоза, но и на бездуховное существование жителей Москвы, для которых важнее судачки, стопки, икорка, квартирный вопрос, стерлядь, яйца – коккот, пюре, филе, «
бекасы, вальдшнепы, гаршнепы… Живот-то живёт!» В стихотворении используется анафора «Ему не поможешь», чтоб подчеркнуть равнодушие людей, их цинизм, безбожность. Поэтесса подводит своих читателей к выводу, что так жить нельзя, что наступит свет, а тьма будет побеждена, несмотря на людские пороки: «Слишком горячая ночь». Так рождается тема Возмездия.

В стихотворении «Финал» Севрикова выражает слабую надежду, что когда-нибудь изменится жизнь: люди поймут Истину, поверят в свое высокое предназначение, научатся любить. Но все это будет потом: «И жизни смысл, и смерти суть она поймёт когда-нибудь…»

Зло господствует потому, что нет в обществе силы, способной его разоблачить и наказать, а наказать надо.

Свита Воланда, таким образом, воплощает в романе принцип справедливости, возмездия. «Властитель тьмы, великий Воланд, благословляет Третий Рим и перепуганных людей». Свита Воланда расчищает место для добра, обуздывая зло, но самого добра не создаёт. Добро в романе воплощено в Иешуа, Левии, Мастере и Маргарите. «Смеясь и плача от тоски, любуется маэстро Воланд,
плеснувший маслица в огонь за Мастеров и Маргарит».

Борьба света и тьмы, черных туч и огня завершится победой света – к этой мысли приводит нас и автор романа М.Булгаков и поэтесса С.Севрикова. Благополучный исход – это великая тайна жизни. В главе «Другое» поэтесса раскрывает тему любви к людям и милосердия. Добро воплощено в Иешуа, Левии, Мастере и Маргарите. В стихотворении «Не тот Пилат» поэтом подчеркивается мысль о том, что Понтий Пилат в момент принятия решения о казни Иешуа думал о собственных интересах, проявил слабость, потому что в нем нет извечных нравственных законов. А можно было поступить по-другому: «Значит - к черту Закон! На кону – моя совесть, Га Ноцри.
Я порву протокол, и скажу, что тебя – не отдам».
  Ведь если восторжествует Истина, то победит Добро. Символом добра стал тот, кого Евангелие называет Иисус Христос, Булгаков называет его иудейским именем Иешуа.

Сила Добра – в самом факте его существования, несмотря на все ухищрения Зла , в его неколебимом противостоянии Злу, несгибаемой стойкости, в его отказе от подчинения Злу и компромиссов с ним, в его духовной красоте и готовности идти до конца за свои убеждения.

В стихотворении «Иуда» мы вновь пытаемся разобраться, что происходит в душе предателя. Иуда глубоко несчастен: «После тебя – началась пустота.
Нет, не пустыня, не бездна, не боль». Отрицательные частицы усиливают ощущение мук совести Иуды. «Я бы не вытерпел… Я бы не смог...» - слова, подтверждающие страдания предателя, зависть и утверждение - я хуже. Цена предательства - «тридцать монеток». Хочется плевать от отчаяния, но слова: «Ты бы – не вытерпел. Ты бы – не смог», возвращают к мукам совести.

Последнее стихотворение цикла названо символически, можно дать разные названия, поразмышлять, поспорить. Коровьев-Фагот - персонаж романа «Мастер и Маргарита», старший из подчиненных Воланду демонов, черт и рыцарь.
Интонацию плутовской почтительности Коровьев-Фагот сохраняет и в разговоре с Никанором Босым, и в обращении к дамам на сеансе черной магии в Театре Варьете. Коровьевское "Маэстро! Урежьте марш!" явно восходит к "Музыканты! польку!". В сцене же с дядей Берлиоза Поплавским Коровьев-Фагот "жалостливо" и "в отборных словах-с" ломает комедию скорби. Но в сцене бала у Воланда именно он дает совет Маргарите: «Если кто-нибудь не понравится, нужно полюбить его, полюбить, королева». Человек достоин любви, если в нем проснулось малейшее человеческое качество. Может, поэтому так названо стихотворение? Мысль о существовании в человеке противоположных нравственных устремлений, духовного и бездуховного проводится в стихотворении, но звучит и вера в свет и добро. Каждый должен поверить, «что можно выше, е
сли всё равно задумал вышить крестиком мечту свою средь звёзд…»

Вот и прочитано последнее стихотворение цикла Светланы Севриковой «Иллюстрации к роману»… Считаю, что это откровение, тернистый путь. Жизненный, философский, человеческий, поэтический. Собственный. Пропустив через себя, переработав и переиначив текст романа М.Булгакова, автор переводит представления писателя на язык своего внутреннего мира, в котором слились и персонажи, и собственное интуитивное знание, и игра воображения. Стихи этого цикла представляют собой сплав личных представлений и интерпретации глав романа. Потому и незабываемы, и удивительны…








































-
 





















.
















Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 22 ноября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru


Общая информация

Номер материала: ДВ-150916
Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>