Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Речевой этикет (на примере утешения)
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Речевой этикет (на примере утешения)

библиотека
материалов


Содержание

Введение 3

Глава 1. Речевой этикет. 4 — 10

1.1. Устойчивые формулы общения в области речевого этикета. 4 —6

1.2. О ситуациях речевого этикета. 6 —10

Глава 2. Лингвопрагматический анализ этикетного знака утешения. 11—20

2.1. Прагматическая характеристика утешения. 11—14

2.2. Грамматическая характеристика утешения. 14—17

2.3. Паралингвистическая характеристика утешения. 17—20

Заключение 21

Список научной литературы 22—23

Список художественной литературы 24


























Глава 1. понятие речевого этикета


1.1. Устойчивые формулы общения в области речевого этикета.


Этикет по происхождению французское слово (etiguette). Первоначально оно обозначало товарную бирку, ярлык (ср. этикетка), а затем так стали называть придворный церемониал. Именно в этом значении, особенно после принятия французского церемониала при венском дворе, слово этикет получило распространение в немецком, польском, русском и других языках. Наряду с этим словом для обозначения совокупности принятых правил, определяющих порядок какой-либо деятельности, используется слово регламентация и словосочетание дипломатический протокол. Многие тонкости общения, представленные протоколом, учитываются и в других сферах деловых отношений. Все большее распространение в деловых кругах, особенно в последнее время, получает деловой этикет, отражающий опыт, нравственные представления и вкусы определенных социальных групп. Деловой этикет предусматривает соблюдение норм поведения и общения. Поскольку общение есть деятельность человека, процесс, в котором он участвует, то при общении в первую очередь учитываются особенности речевого этикета. Под речевым этикетом понимаются разработанные правила речевого поведения, система речевых формул общения.По тому, как человек знает этикет, соблюдает его, судят о нем самом, его воспитании, общей культуре, деловых качествах.

Владение речевым этикетом способствует приобретению авторитета, порождает доверие и уважение. Знание правил речевого этикета, их соблюдение позволяет человеку чувствовать себя уверенно инепринужденно, не испытывать неловкости из-за промашек и неправильных действий, избежать насмешек со стороны окружающих.

Какие же факторы определяют формирование речевого этикета и его использование?

1. Речевой этикет строится с учетом особенностей партнеров, вступающих в деловые отношения, ведущих деловой разговор: социального статуса субъекта и адресата общения, их места в служебной иерархии, их профессии, национальности, вероисповедания, возраста, пола, характера.

2. Речевой этикет определяется ситуацией, в которой происходит общение. Это может быть юбилей колледжа, выпускной вечер, посвящение в профессию, презентация, научная конференция, совещание, прием на работу и увольнение, деловые переговоры и др.

3. Речевой этикет имеет национальную специфику. Каждый народ создал свою систему правил речевого поведения. Например, В. Овчинников в книге “Ветка сакуры” так описывает своеобразие японского этикета: В разговорах люди всячески избегают слов «нет», «не могу», «не знаю», споено это какие-то ругательства, нечто такое, что никак нельзя высказать прямо, а только иносказательно, обиняками.

Даже отказываясь от второй чашки чая, гость вместо «нет, спасибо» употребляет выражение, дословно обозначающее «мне уже и так прекрасно»... Если токийский знакомый говорит: «Прежде чем ответить на ваше предложение, я должен посоветоваться с женой», то не нужно думать, что перед вами поборник женского равноправия. Это лишь один из способов не произнести слова «нет».

Французы любят конкретность, точность, ясность. Всего лучше об этом свидетельствует язык. По-французски не скажешь «она в ответ усмехнулась» или «он тогда махнул рукой»: нужно объяснить, как она усмехнулась — злобно, печально, насмешливо или, может быть, добродушно; почему он махнул рукой — от досады, от огорчения, от безразличия? Французский язык долго именовали дипломатическим, а его употребление, наверно, затрудняло работу дипломатов: по-французски трудно замаскировать мысль, трудно говорить не договаривая.

Показательно, в какой-то степени, эмоциональное высказывание телеведущей Оксаны Пушкиной о таких особенностях деловых отношений в Америке, как корректность, уважительность, а главное — обязательность, безусловное исполнение принятого этикета.

Особенностью русского языка является именно наличие в нем двух местоимений — ты и вы, которые могут восприниматься как формы второго лица единственного числа. Выбор той или иной формы зависит от социального положения собеседников, характера их отношений, от официальной/неофициальной обстановки.

Знание особенностей национального этикета, его речевых формул, понимание специфики делового общения той или иной страны, народа помогают при ведении переговоров, установлении контактов с зарубежными коллегами, партнерами.

Этикет — сложная система знаков. С помощью этикетных знаков мы передаем свое и то же время общественно принятые понимание ситуации общения, взаимных отношений адресата и адресанта, характера обстановки общения. Единицам языка присущи неразрывность знака и его значения, системные отношения, возможность многозначности, продуктивность языкового знака, наличие эмоционально-экспрессивных элементов. [21, 23]

Понятию речевого этикета Формановская Н.И. дала следующее определение: «Под речевым этикетом будем понимать социально заданные и национально специфичные регулирующие правила речевого поведения в ситуациях установления, поддержания и размыкания контакта коммуникантов в соответствии с их статусно-ролевыми и личностными отношениями в официальной и неофициальной обстановке общения». [21,38]

Словарь по этике дает следующее определение: «Этикет (французское etiquette — ярлык, этикетка) — совокупность правил поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям (обхождение с окружающими, формы обращения и приветствий, поведение в общественных местах, манеры и одежда) [26, 377].

Формановская Н.И. говорит, что-то, что понимают под речевым этикетом, используется в речи каждого из нас ежедневно и многократно. Пожалуй, это самые употребительные выражения: мы много раз в день обращаемся к кому-то, приветствуем своих знакомых, а иногда и незнакомых, прощаемся с людьми, кого-то благодарим, перед кем-то извиняемся, кого-то поздравляем, кому-то желаем удачи или делаем комплимент, кому-то соболезнуем, сочувствуем; мы советуем, просим, предлагаем и приглашаем… Таким образом, речевой этикет представляет собой совокупность словесных форм учтивости, вежливости, то есть то, без чего просто нельзя обойтись. Под речевым этикетом мы понимаем выработанные обществом правила речевого поведения, обязательные для членов общества, национально специфичные, устойчиво закрепленные в речевых формулах, но в то же время исторически изменчивые [29.83].

Сферу употребления единиц речевого этикета как конкретизацию области его применения можно представить себе виды совокупности ситуаций, составляющих суммы тематических групп единиц речевого этикета.

Перечисляя тематические группы единиц или отграничивая сферу их употребления, можно выделить следующие группы: «Приветствие», «Знакомство», «Прощание», «Извинение», «Благодарность», «Утешение», «Поздравление», «Пожелание», «Предложение», «Просьба», «Совет», «Одобрение», «Комплимент», «Сочувствие», «Соболезнование» и т.д.

Тематические группы не образует конечного ряда — это не замкнутая сфера, переходящая в более широкую область устойчивых выражений [24,12].

Исследование и методическое описание устойчивых формул общения неизбежно затрагивают, с одной стороны, сами устойчивые формулы, с другой — условия и обстоятельства общения людей.

Общение изучается целым рядом наук — философией, психологией, социологией и др., а также лингвистикой. Общество вырабатывает стандартизованные нормы социального поведения, определяемые представлением о шаблоне поведения, которое ожидается от человека в данной ситуации. В.П.Левкович подчеркивает: «Чтобы функционировать как единое целое, как сложная система, общество должно установить такие рамки поведения индивидов, в которых это поведение становится единообразным, стабильным, повторяющимся». [14, 212]

В книге «Русская разговорная речь. Тексты» пишется: «Стереотипы — это типические, устойчиво повторяющиеся конструкции, употребляемые в высокочастотных бытовых ситуациях в городе (магазин, транспорт и т.д.). Стереотипы представляют собой готовые формулы не только с точки зрения их морфолого-синтаксической структуры, но и с точки зрения их лексической наполненности». [19, 269—270]

Речевой этикет вербально обслуживает этикет поведения и составляет как широкую область стереотипов общения, применяемых в различных ситуациях, так и узкую область стереотипов в границах общения и привлечения внимания, приветствия, знакомства, прощания, поздравления, пожелания, благодарности, извинения, просьбы, приглашения, совета, предложения, утешения, сочувствия, комплимента, одобрения и др. Национальная специфика русского поведения включает вежливую культуру общения.

«Словарь по этике» определяет это явление следующим образом: «…моральное качество, характеризующее человека, для которого уважение к людям стало повседневной нормой поведения и привычным способом обращения с окружающими» [26, 38]. Значит, вежливость — это проявление уважения. Вежливость — это и готовность оказать услугу тому, кто в ней нуждается, деликатность, такт. И конечно же, своевременное и уместное речевое проявление — речевой этикет — неотъемлемый элемент вежливости. Речевой этикет — как раз та область языковых единиц, которые реализуют функцию вежливости.

Речевой этикет реализуется в условиях контактного положения собеседников, что вызывает устную, спонтанную речь, воплощаемую главным образом в диалоговой форме. Все эти признаки свидетельствуют о тесном взаимодействии речевого этикета с разговорной речью. Однако существуют отличия, так как на выбор стереотипов речевого этикета, связанный с постоянством их выбора в речь, влияет характер взаимоотношений собеседников, обстановка общения с точки зрения официальности/неофициальности. Официальность общения требует появления стилистически повышенных, синтаксически полных структур, свидетельствующих о подчеркнутом соблюдении протокола, о повышенной вежливости: Разрешите поблагодарить вас!; Рад вас приветствовать! и т.п. Поэтому стереотипы речевого этикета можно характеризовать как стилистически сниженные, с одной стороны, и стилистически повышенные — с другой, наряду с большим количеством нейтральных общеупотребительных.

По мнению М.Р. Желтухиной, стереотипы — это знания о людях, накопленные как в личном опыте общения, так и из других источников, которые обобщаются и закрепляются в сознании людей в виде устойчивых представлений [10]. Стереотипы бывают этнические (в этом случае учитываются устойчивые образы каких-либо этнических групп), национальные (вырабатывается положительная или отрицательная оценка или какие-либо суждения, и использование этого оценочного стереотипа становится своего рода «хорошим тоном» для членов национальной общности) профессиональные. Мы видим, что стереотипы — это субъект представления, предрассудки и предубеждения. Можно с их помощью передать чувство угрозы, тревоги или чувство безопасности. Для этого существуют официальные и неофициальные маркеры речевого этикета.

По мнению Формановской Н.И., стилистическая маркированность стереотипов речевого этикета обеспечивается, в первую очередь, официальностью и неофициальностью обстановки общения, характером взаимоотношений общающихся и их принадлежностью к различным социальным группам. Неофициальность общения приводит к употреблению непринужденно-разговорных выражений, с обилием эллиптичных структур, снабженных частицами: Ну пока!; Всего!; Как жизнь! и т.п. Официальность общения требует появления стилистически повышенных, синтаксически полных структур, свидетельствующих о повышенной вежливости: Разрешите поблагодарить вас; Рад вас приветствовать и т.п. Как видим, стилистическая дифференциация речевого этикета проходит по экспрессивно-оценочной шкале.

Устойчивые формулы общения (стереотипы, шаблоны, стандарты, клише и т. п.) складываются в силу устойчивой прикрепленности средств выражения к ситуации (в том числе и теми), типу текста и виду речи (устойчивая/ письменная, монолог/диалог) и т.д. Регулярная и многократная повторяемость применения единиц в этих параметрах определяет в самом широком плане устойчивое взаимодействие между средствами выражения применительно к содержанию.

Некоторые стереотипы из речи переходят в язык. Фразеологизмы со стершейся мотивированностью компонентов, применяемые в определенных ситуациях ( Доброго здоровья, милости просим, как дела?), По нашему мнению, перестают быть лишь разовым фактором речи, но, как готовые формулы, не производимые из составляющих элементов в каждом коммуникативном акте, а лишь воспроизводимые, становятся фактом языка. Абстрагированные от конкретных актов речи и обобщенные единицы речевого этикета откладываются в фонд языка. Также как новое употребление слова в речи, повторенное многократно, дает в результате его новое значение в языке, так ситуативное высказывание в результате постоянного применения становится стереотипной единицей языка — устойчивой формулой.

В дальнейшем равно будем пользоваться терминами «устойчивая формула общения», «устойчивое высказывание», «фразеологизированное предложение» применительно к единицам речевого этикета как фактам языка, рассматриваемым в качестве элементов речевого общения.

От фразеологии в собственном смысле формулы речевого этикета существенно отличаются. Во-первых, среди них есть единицы однословные: Спасибо, Извини(-те), Здравствуй(-те) и др., тогда как фразеологизм, по меньшей мере, двусловны. Во-вторых, все единицы речевого этикета коммуникативны, тогда как фразеологизмы номинативны.

Таким образом, под речевым этикетом понимается микросхема национально специфических устойчивых формул общения, принятых и предписанных обществом для установления контакта собеседников, поддержания общения в избранной тональности.

Когда мы говорим о выделении речевого этикета как особого объекта лингвистического и методического исследования, то целесообразно иметь в виду взаимосвязанные и близкие, но все же различающиеся понятия: а) область применения речевого этикета и б) сфера употребления речевого этикета. Эти два понятия тесным образом связаны с тем, что в последнее время находится под пристальным вниманием лингвистов и методистов, изучающих теорию коммуникации — с экстралингвистическими характеристиками коммуникантов и обстановки общения, определяющими как преимущественный выбор единиц и особенности их функционирования в речи, так и внутренние свойства таких единиц.

Под областью применения речевого этикета понимают этикет поведения (в его вербализованной форме), иначе говоря, обязательность вербальной (а также и невербальной, например жестовой) представленности этикета поведения в ситуациях вежливого обхождения друг с другом членов коллектива.

Этикет (фр.etiquette-ярлык, этикетка)- совокупность правил

поведения, касающихся отношения к людям (обхождение с окружающими, формы

обращения и приветствий, поведение в общественных местах, манеры и

одежда). Действительно, этикет выражается в самых разных сторонах нашего

поведения. Например, этикетное значение могут иметь разнообразные

движения человека, позы и положения, которые он принимает. Сравните

вежливое положение лицом к говорящему и совершенно невежливое - спиною к нему. В этикетных целях мы часто используем предметы (приподнятая шляпа,

преподнесенные цветы…), особенности одежды (выбор праздничной, траурной или будничной одежды хорошо показывает, как мы понимаем обстановку, как относимся к другим участникам общения). Самую важную роль в этикетном выражении отношений к людям играет наша речь. Всем известны специальные словесные формулы вежливости типа «Здравствуйте!», «Извините, пожалуйста!», «Будьте любезны…», «Спокойной ночи!».

Значит, у этикета есть словесные (или вербальные – от лат. verbalis

«словесный») и несловесные средства.

Вспомним, как в известной повести Л. И. Лагина впервые появляется

перед Волькой Костыльковым старик Хоттабыч:

-Апчхи!- оглушительно чихнул неизвестный старичок и пал ниц.–

Приветствую тебя, о прекрасный и мудрый отрок!

Словесно выраженное приветствие сочетается здесь со старинным

невербальным знаком почтения и покорности с особой этикетной позой

благодарного за свое спасение джинна. В общении часто используют

словесные и несловесные средства одновременно, нередко для выражения

одного этикетного содержания.

Каждый язык имеет свою историю, свои «взлеты и падения». В особенно

критические моменты государственных преобразований всегда возникает

опасность упустить из внимания это национальное достояние, отвлекаясь на

кажущиеся более важными нужды и проблемы общества. В наше время больших социальных и духовных перемен такая опасность возросла во много крат. Русский язык за последние два десятилетия перетерпел множество не самых лучших влияний и вторжений. Тревогу забили десятки научных и культурных деятелей. Ещё в начале 90-х годов, понимая, что идет безобразное загрязнение русского языка, литераторы Санкт- Петербургской организации Союза писателей России подняли вопрос о принятии на государственном уровне Закона о защите русского языка. И только в начале 98-ого года был принят этот Закон, где говорится об обязательном введении курса русского языка, культуры речи во все ВУЗы страны и принятии особых мер в повышении уровня грамотности населения.

Замечательный знаток русской речи Владимир Иванович Даль (1801-1872)

привел немало приветственных формул, которые были приняты в России в

прошлом. Здороваясь с заканчивающими жатву, говорили: «С двумя полями

сжатыми, с третьим засеянным!». Молотильщикам так же желали успешной работы: «По сту на день, по тысяче на неделю!». «Свеженько тебе!» – здоровались с девушкой, черпающей воду. «Хлеб да соль!» или «Чай да сахар!» – говорили едящим или пьющим.

С помощью словесных формул этикета мы выражаем отношения при встрече и расставании, когда кого-либо благодарим или приносим свои извинения, в ситуации знакомства и во многих других случаях. Каждый язык обладает своим фондом этикетных формул. Их состав в русском языке наиболее полно описан А. А. Акишиной и Н. И. Формановской – авторами многочисленных работ о современном русском речевом этикете.


Формулы Употребление формул До свиданья (- ия) ! В любой ситуации Всего хорошего! В любой ситуации с оттенком пожелания

Всего доброго! Вместо «до свидания», когда

До встречи! предполагается условленная встреча

Прощайте! При прощании на длительный срок или навсегда Спокойной ночи! Прощание на ночь

Доброй ночи!

Счастливо! Непринужденное, дружеское

Всего! Дружеское, с оттенком фамильярности.

Привет! Употребляется хорошо знакомыми,

Пока! близкими людьми, чаще – среди молодежи

Бывай! Грубовато – сниженное, нелитературное

Будь!

Разрешите попрощаться! Официальное

Позвольте попрощаться!

Разрешите откланяться! Официальное, употребляют люди старшего

Позвольте откланяться! поколения


Этикетное общение играет большую роль в жизни каждого из нас, но,

конечно, человеческое общение вовсе не сводится к одним только ритуалам.

Этикетные ситуации составляют лишь некоторую часть общения. Неэтикетное общение не менее важно.

Вся человеческая деятельность, в том числе и общение, отражает

социальные условия, в которых она протекает. И наша речь, несомненно,

строится по – разному, в зависимости от того, кто общается, с какой целью,

каким образом, какие между общающимися отношения. Мы так привыкли менять тип речи в зависимости от условий общения, что делаем это чаще всего неосознанно, автоматически. Автоматически происходит и восприятие

информации о человеческих отношениях, передаваемой особенностями речи. Но стоит допустить ошибку в выборе типа речи, как автоматизм восприятия

нарушается и мы сразу замечаем то, что раньше ускользало от нашего

внимания. Речь колеблется в такт человеческим отношениям – это и есть

этикетная модуляция речи. Специальное этикетное общение совершается, как мы уже знаем, лишь время от времени, а вот видоизменения (модуляция) речевого и неречевого поведения под влиянием человеческих отношений происходит всегда. Значит, это одно из самых важных средств выражать этикетное содержание – средство, которое всегда в нашем распоряжении.


Сферу употребления единиц речевого этикета как конкретизацию области его применения можно представить себе в виде совокупности ситуаций (экстралингвистика), составляющих сумму тематических групп единиц речевого этикета (интралингвистика).

Таким образом, социально определенные ситуации требуют функционально определенных знаков. Личность в процессе социализации усваивает как необходимость использование знаков, указывающих на отношение к собеседнику, позволяющих устанавливать контакт в нужной тональности соответственно взаимоотношениям общающихся, обстановке общения и многим другим социально обусловленным факторам [ 24, 9].

Речевой этикет — это функционально-семантическая микросистема стереотипных единиц, привязанных к шаблонным ситуациям этикета поведения и вобравших параметры ситуации в структуру и значения единиц.

С одной стороны, они примыкают к условным сигналам (Здравствуйте и/или жест рукопожатия), с другой — к свободно производимым по структурным формулам предложениям-высказываниям. Ведь кроме Здравствуй (-те), Добрый день (вечер, утро), Привет и др. есть Приветствую вас, Я вас приветствую, Разрешите вас приветствовать, Рад вас приветствовать и др.

В процессе функционирования, частого применения устойчиво закрепленные за ситуациями единицы фразеологизировались. Однако речевой этикет как незамкнутая, открытая микросистема ситуативных тематических групп постоянно пополняется из фонда «свободных» высказываний и, в свою очередь, питает «свободную» область единиц собственными модельными образованиями Поздравляю с Новым годом! — С Новым годом! С богатым уловом! С трудовыми успехами! и т.п.

Единицы речевого этикета как подлинные знаки языка образуют богатые синонимические ряды в тематических группах например, в группе «благодарность»: спасибо; благодарю; я хочу поблагодарить вас; я хотел бы поблагодарить вас; не могу поблагодарить вас; примите мою благодарность, а также мерси; просто не знаю, как вас благодарить; огромное вам спасибо.

1.2. О ситуациях речевого этикета.


Все формулы речевого этикета реализуются в определенных ситуациях. Под ситуацией в методике преподавания иностранных языков, русского как иностранного понимают комплекс внешних условий общения и внутренних реакций человека, представленный в соответствующем лингвистическом оформлении. [8, 139] В методической литературе последнего времени ситуации подразделяются на стандартные (стабильные) и вариабельные (переменные). «В стандартных речевых ситуациях вербальное (т.е. языковое) и невербальное поведение человека жестко регламентируется» [8,142], опираясь на разграничивающий признак, ученые выделяют ситуации, которые обслуживаются вариабельной группой единиц, находящихся в синонимических отношениях, например: здравствуйте; добрый день; привет; здорово; салют; рад вас приветствовать; до свидания; прощай (-те); до встречи; до завтра; пока; всего; разрешите попрощаться и т.д. Следовательно, понятие вариабельности ситуации предусматривает наличие таких единиц, которые имеют общую значимую основу (например, приветствие, прощание, пожелание и т.д.), реализуемую в вариантных формулах в зависимости от того, кто говорит, кому, в какой обстановке общения (официальность/неофициальность), при каком характере взаимоотношений общающихся [Аврорин В.А. Проблемы изучения функциональной стороны языка. Л., 1975].

Н.И. Формановская считает, что формулы речевого этикета, реализуясь в определенной ситуации, типизировано отражают эту ситуацию. Компоненты этой ситуации находят воплощение в семантической и грамматической структуре этикетных единиц, а также в стилистических коннотациях. Отвлечение от конкретных ситуаций частных речевых актов, в которых реализуется речевой этикет, абстрагирование и обобщение закономерно приводят к определенным типам ситуаций, различающихся степенью абстракции:

1) ситуация речевого этикета как сумма тематических групп;

2) ситуация тематической группы (например, «Прощание»);

3) ситуация каждой из единиц (например, Пока и Честь имею — в тематической группе Прощания).

При этом естественно, что ситуация конкретной, отдельной единицы вбирает в себя свойства обобщенных ситуаций целой тематической группы и всего речевого этикета.

И лингвисты, и методисты в ситуации различают признаки ( компоненты), которые можно свести к широкой формуле « кто-кому-о чем-где-когда-почему-зачем» и т.д. К признакам ситуации относят также код (средство связи), контактные / дистантные положения общающихся, характер взаимоотношений коммуникантов, официальность/неофициальность, обстановки общения.

Для речевого этикета в целом изберем следующие признаки:

1) наличие адресата и адресанта (в момент и в точке контакта);

2)средство связи (код) — специализированные устойчивые формулы;

3)социально предписанная форма этикетного поведения;

4)мотив — потребность (необходимость, долженствование, желательность) употребить единицу речевого этикета для включения контакта и поддержания общения;

5)цель — создать желательную тональность общения;

6)контактные (реже дистантные) положения коммуникантов.

Для понятия ситуации тематической группы («Обращение», «Приветствие», «Благодарность», «Извинение» и т.д.) добавится еще один компонент — тема высказывания, которая в речевом этикете трактуется специфично, как тема события (7).Именно эта тема отличает благодарность от пожелания, приветствие от прощания и т.д.

Для понятия конкретной ситуации добавляются компоненты: официальность/ неофициальность обстановки общения (8) и характер взаимоотношений общающихся (9).С последними признаками связаны характеристики стилистических маркированных единиц в синонимических рядах (тематических группах). Именно они отличают Разрешите приветствовать от Здорово; Прошу принять мои извинения от Пардон и т.д.

Компонент (1) является невариабельным с точки зрения наличия адресата и адресанта. Их различный социальный статус и социальные роли отнесем к вариабельным признакам.

Средством связи (2) выступают возникшие на базе языка национально специфические устойчивые формулы общения. Этот «код» можно считать диалектически двухсторонним: он — порождение определенной ситуации и в то же время такой климированный градиент, который дает возможность «существовать» соответствующей стереотипной ситуации.

Социально предписанная форма этикетного речевого поведения (3) связана с ритуализированными стереотипными правилами, исполнения которых общество требует от своих членов. Социально предписанные формы речевого поведения связаны с определенным «тематическим списком», который должны использовать общающиеся. Обобщенно сгруппированная «тематика» дает в целом речевой этикет.

Мотив (4) употребить формулу речевого этикета продиктован потребностью: осознанным пониманием долженствования, желательности, которые создаются в процессе социализации личности с целью реализовать соответствующие правила речевого поведения.

Цель (5) тесно связана с мотивом и предопределена необходимостью создать нужную, желательную, преимущественно благоприятную тональность общения при включении контакта.

Контактное/дистантное положение собеседников (6) приводит к ряду определенных последствий: контакт в пространстве и времени при визуальном сопровождении речевого акта позволяет кратчайшим путем определить социальные признаки собеседника и выбрать в свою речь наиболее приемлемую единицу в связи с характером взаимоотношений, официальностью / неофициальностью обстановки общения и т.д., с опорой на жестово-мимические и интонационные сигналы. Контакт во времени, но дистантность в пространстве ( разговор по телефону) не подкрепляет речевой акт визуальным определением собеседника и его жестов, мимики, а также лишает говорящего возможности подать собеседнику жестово-мимические сигналы, что приводит к соответствующим речевым результатам: уточнению собеседника ( Валентина Ивановна, это вы? Валя, это ты?), к вербализации жестов ( Целую, обнимаю и т.д.), при этом даже в таких случаях это некое восполнение жестово-мимических «благоприятствующих» визуальных сигналов. Дистантное положение собеседников во времени и пространстве вызывает общение в жанре письма. При этом также вербализованными оказываются жесты (Целую, Обнимаю, Жму руку и др.), преувеличенными, но стандартно закрепленными выражения чувств к адресату (Дорогая Валя! Многоуважаемый Юрий Акимович!). В устном же общении, характеризующимся контактным положением собеседника, редко и ситуативно используются (например, в обстановке юбилея) специфические формы, апелляции к адресату, возвращающие нас к дистантной ситуации, а именно к письменному тексту (Ты спрашиваешь, как я живу…А как ты? Что у вас нового? и т.п.).

Таким образом, контактность/дистантность коммуникантов (как внешние условия общения) влияет на выбор конкретной формулы в конкретном акте речи, с одной стороны, и предопределяет появление специфических единиц, с другой. [23,19]

Тема высказывания (7) не является в прямом смысле темой сообщения, т.е. это не совсем то, что понимают под сообщением новой информации; с другой стороны, это все же тема, так как и приветствие, и прощание, и благодарность, и пожелание и т.д. отличается именно тематически.

Тематическая группа единиц речевого этикета содержит некий инвариант значения, каждый раз в конкретном случае превращающийся в вариант в зависимости от официальности/неофициальности обстановки общения (8) и характера взаимоотношений общающихся (9), если учитывать социологические характеристики общающихся. Характер взаимоотношений коммуникантов, их социальные признаки и официальность/неофициальность обстановки приводит к появлению единиц, специализированно помечающих такие параметры, как: тема высказывания, контактные или дистантные положения коммуникантов, цель общения, наличие адресата и адресанта, средство связи, мотив общения. В итоге складывается их синонимическая и стилистическая дифференциация.

Таким образом, для конкретной единицы отмечено девять компонентов ситуации, для тематической группы — семь компонентов, для речевого этикета в целом — шесть компонентов. Это естественно: чем абстрактнее явление, тем меньше у него признаков. Ясно, что при моделировании учебной ситуации речевого этикета каждый раз необходимо вводить в действие соответствующие компоненты — одни как постоянные, другие как переменные.

Таким образом, речевой этикет представляет собой незамкнутую микросистему, свободно переходящую в более широкую сферу устойчивых формул общения.


Итак, за последние несколько лет появилось немало работ по прагматике, посвященных вопросам вежливого поведения, причем внимания ученых удостоились такие виды коммуникации, как «просьба», «выражение благодарности», «комплимент», «утешение», «извинение», «приветствие» и т.д. Эти тематические группы не образуют конечного ряда, незамкнутая сфера. Исследование и методическое описание устойчивых выражений ориентируется, с одной стороны, на сами устойчивые формулы, с другой стороны — на условия и обстоятельства возникновения этих формул.

Устойчивые формулы (стереотипы, шаблоны, клише и т.д.) складываются в силу устойчивой прикрепленности средств выражения не только к ситуации, но и к тексту и виду речи.

Для речевого этикета в целом, по мнению Н.И. Формановской, характерны следующие признаки: наличие адресата и адресанта в момент и в точке контакта; Средство связи (код); социально предписанная форма этикетного поведения; мотив; контактные или дистантные положения коммуникантов. Для понятия ситуации тематической группы («Извинение», «Утешение», «Обращение» и т.д.) добавляется еще один компонент, который в речевом этикете трактуется как тема события. Для понятия конкретной ситуации добавляются компоненты: официальность / неофициальность обстановки общения и характер взаимоотношений общающихся.

Из всего сказанного вытекает, что под речевым этикетом понимается микросхема национально специфически устойчивых формул общения, принятых и предписанных обществом для установления контакта собеседников, поддержания общения в избранной тональности. Как известно, формулы речевого этикета реализуются в определенной ситуации. Под ситуацией мы будем понимать комплекс внешних условий общения и внутренних реакций человека. Формулы речевого этикета, реализуясь в определенной ситуации, типизировано отражают эту ситуацию, ее компоненты, что находят воплощение в семантической, грамматической и стилистической конструкциях.






















Глава 2. Семантика речевого этикетного знака утешение.


2.1. Прагматическая характеристика утешений.


В лингвистике последнего десятилетия активно обговаривается проблема организации языкового кода в общении. Языковой код — эта единица и категории языка, которые рассматриваются не в аспекте их системно-структурной организации, а в психолингвистическом измерении «тут и теперь» живой коммуникации. Все чаще среди важных категорий языкового кода исследователи называют дискурс, языковой жанр и языковой акт.

Наблюдения над всем разговорным дискурсом свидетельствуют о том, что в его границах жанровые разновидности выявляются и идентифицируются неодинаково: присутствие языкового жанра с четкими границами носителей языка и исследователями достаточно легко идентифицируются ( например, приветствие, прощание, распоряжение, команда и т.д.). Однако существуют и такие, выделение каких из дискурса и отграничивание от других языковых жанров связаны со сложными мыслительными и лингвистическими процессами. Они формируют коммуникативно-смысловой комплекс с достаточно близкою и сложною дифференцированной целью участников общения (или одного из них). Границы между языковым жанром в середине такого комплекса нечеткие, подвижные; языковые средства, которые их формируют, общие и интерпретируются в зависимости от ситуации, контекста общения, атмосферы общения и др. К таким языковым жанрам можно отнести поздравления, которые включают юбилейную речь, утешения, подбадривания, обнадеживания и др., которые объединены коммуникативной целью адресата изменить психоэмоциональное состояние адресанта.

Утешения входят в группу сочувствий. Утешения, сочувствия, как и комплименты, — это род речевых действий, направленных на подбадривание собеседника, на создание его хорошего настроения. Как правило, утешения с точки зрения прагматики зависит от возраста, уровня образования, коммуникативной ситуации, взаимоотношений адресата и адресанта, обстановки общения и т.д. Например: Успокойтесь, Валерий Адамович, — мягко посоветовала я [Платова, с. 134]; Маша, успокойся, ты не в своем уме [Шилова, с.106].

Общение на «Вы» в целом выражает большую степень уважения к собеседнику, чем общение на «ты». Выбор одной или другой формы связан с рядом условий:

В ы т ы

«близость» коммуникантов

1. незнакомый, малознакомый Хорошо знакомый адресат (друг,

адресат. член семьи и т.п.)

а) при переходе к хорошему знакомству возможен переход с Вы — на ты-общение. Такой быстрый переход более свойственен молодежи или носителям просторечия;

б) при длительном знакомстве отношения могут не стать дружескими, при этом не происходит перехода с Вы на ты-общение;

в) в некоторых случаях даже при дружеских отношениях сохраняется общение на «Вы» как знак особого уважения (преимущественно среди людей среднего и старшего поколения, интеллигентов).

2. Официальность Неофициальность

обстановки общения

а) незнакомый, малознакомый адресат именуется на «Вы» и в официальной и в неофициальной обстановке;

б) с хорошо знакомым человеком (обиходное общение на «ты») в официальной обстановке возможно переключение на «вы».

Атмосфера психологической комфортности

3. Взаимоотношения адресанта — Взаимоотношении адресанта

адресата сдержанные, «холодные», — адресата дружеские,

подчеркнуто вежливые и т.д. «теплые», интимные,

фамильярные и т.д.

а) если при установившемся общении на «ты» адресант обратился на «Вы» (в неофициальной обстановке), это может означать изменение взаимоотношений, но, если причина изменения психологической атмосферы общения неизвестно адресату, то может возникнуть ссора;

б) если незнакомый, малознакомый адресант избирает ты-общение, это может означать, что он или носитель просторечия, или нарочито демонстрирует фамильярность.

Изменения атмосферы комфортности могут зависеть от различных причин.

Часто утешения содержат в себе совет

— Ну, насчет этого не беспокойся, — утешил он меня [Полякова, 375].

Такие утешения подбадривают адресата, поднимают его психоэмоциональное состояние. Иногда это может быть утешение с заверением или ободрение:

— Все хорошо. Все хорошо… — повторял Сокольников, утешая дочь [Платова,341].

Случаются такие тактики утешений, при которых адресату необходимо выявить покорность. Это может быть испытание высшими силами, судьбой: «Бог терпел и нам велел; Бог поможет; Бог милостивый, он не кинет тебя в беде; Такова воля Бога».

Папа крепко прижал меня к себе и попытался утешить:

— Мне очень жаль твоих друзей, но такова воля Бога [Шилова, 157].

Такого рода утешения содержат в себе сочувствие.

Некоторые утешения наполняют уверенностью, вселяют надежду в будущее, подобно «Все будет хорошо, вот увидишь».

— Ты только не переживай, все образуется. Это глупая и нелепая ошибка, — шептал Марат [Шилова, 109].

— Не надо отчаиваться. Все будет хорошо, вот увидишь, — ласково говорил Марат, пытаясь заставить меня верить в будущее [Шилова,111]

Иногда такие утешения могут проявляться в иной форме:

— Все в порядке, Антон, — успокоила я его [Калинина,25].

Бывают утешения, где утешающий призывает адресата поверить ему. Такие утешения, как правило, содержат реплики типа: я знаю, поверь мне или слово правда.

— Я знаю, что все будет хорошо, — с уверенностью ответила я подруге, вытирая ее мокрые глаза [Платова,374].

— Я правду говорю. Только ты остынь, успокойся, — пыталась утешить я Таньку [Шилова, 236].

Некоторые утешения содержат в себе конструкцию прошения:

Он молча сжимал мои плечи.

— Ну, успокойся… Все хорошо, все хорошо… Я с тобой, я тебя не оставлю, успокойся, пожалуйста, девочка, я прошу тебя, — добавил он через несколько минут [Платова, 364].

Такие конструкции утешения-прошения приемлемы, так как утешая, адресант не имеет права распоряжаться действиями адресата (указание, распоряжение, требование и т.д.), он может только просить, чтоб не ухудшить психоэмоциональное состояние адресата.

Бывают утешения, которые зависят от коммуникативной ситуации. Адресат утешения чаще бывает в позиции отца. Но в некоторых случаях «необразованный в утешениях» адресат может находиться в позиции ребенка. Например, женщина рассказывает подруге как проведывала своего сына в больнице: «Увидела я его в бинтах, как куклу, только глаза… Все слова вылетели… Как заплачу. А он, маленький такой, мой смеется и говорит: «Не пугайтесь, там под бинтами, все хорошо. Не плачьте!».

При установлении контакта значимую роль играет выбор той или иной формулы обращения, которая регулирует характер отношений адресата и адресанта. Например, Маш! Мария! Мария Николаевна и др. определяет тональность последующего общения. В таких случаях регулируются отношения типа старший / младший, начальник / подчиненный и т. д.

Через пару часов, когда Ляля выплакала все слезы, Катя осторожно сказала:

— Лялечка, ты не волнуйся [Донцова,19].

Я не знала как можно подступиться к этому мужчине. Я знала его совсем ничего, но мне хотелось тоже как-то ему помочь:

— Успокойтесь, Валерий Адамович, — только и смогла сказать я [Платова, 254].

Многим единицам присуща эмоционально-экспрессивная окраска, что связано с самой природой установления и поддержания контакта коммуникантов в желательной тональности. Эмоционально-экспрессивно окрашенные утешения подбадривают адресата, приподнимают его психоэмоциональное состояние.

— Прекрати немедленно! — разозлилась я. — … нельзя падать духом! [Шилова,232].

— Да успокойся! — обозлился Валера, когда я десятый раз посмотрела на дверь. Я напряглась, но поняла, что своим поведением заставляю нервничать и брата [Донцова, 244].

С точки зрения прагматических показателей целесообразно выделить следующие группы носителей языка.

1. По признаку возраста: дети — молодежь — среднее поколение — старшее поколение (границы приблизительны).

Старшее поколение, как правило, традиционно и консервативно, молодежь склонна к новациям и моде, ей свойственна поэтому смешанное литературно-жаргонное употребление.

— Не боись, я ас, — попыталась утешить я подругу, когда машина летела по дороге [Донцова, 232].

2. По признаку образования (высшее, среднее и др.) и профессиональных занятий умственным трудом выделяются интеллигенты / неинтеллигенты.

3. Для речевого этикета важен также признак воспитанности.

При помощи речевого этикета происходит социальное взаимодействие коммуникантов и социальное воздействие их друг на друга, характерное для общения вообще, а в речевом этикете проявляющееся особенно ярко.

2.2. Грамматическая характеристика утешений.


Обращение как синтаксическое явление неизменно привлекает внимание исследователей. Его определяют как слово или ряд слов, которыми называют того, к кому обращаются с речью. Однако, исследуя обращения на синтаксическом уровне, неизменно отмечают регулярную интонационную оформленность таких слов.

Синтаксисты различают так называемые свободные и несвободные обращения, хотя четкую грань между ними не всегда легко провести [20,68-73]. В данной работе мы будем касаться в основном обращений в свободной позиции.

Обращение в своей синтаксической и семантической структуре отражает определенную ситуацию. В этом смысле обращение Паша! равно «Я, называя, зову тебя, конкретного, хорошо знакомого, близкого, в неофициальной обстановке, для того чтобы вступить в дальнейшее общение»; обращение Павел Николаевич! равно «Я, называя, зову вас, конкретного, знакомого, уважаемого и, возможно, старшего, возможно, в официальной обстановке» и т.п.

Очень часто во фразах-утешениях встречаются обращения для идентификации адресата. При чем эти обращения выражены ласкательными формами: девочка моя, милая, Машенька, голубчик, светик ты мой и т.д.

Лялечка, ты не волнуйся [ Донцова, 19].

Также для сближения с психоэмоциональным состоянием адресата используют метафоры типа солнышко, зайка, котик, пупсик и т.д.

Те номинации, которые способны функционировать как обращения, относятся к идентифицирующим словам. Они, называя адресата, помечают его социальные признаки, передают оценочное отношение адресанта к адресату: Танюшка, Ах ты, пострел, Уважаемый Иван Николаевич и др. Однако, становясь обращениями, такие номинации получают предикатные и предикативные свойства.

Все сказанное приводит к выводу, что обращения как единицы включения контакта с собеседником это формулы речевого этикета с присущими им однотипными ситуативными и функциональными признаками, поэтому и грамматическая их сущность должна быть одинакова.

Синтаксическое время единиц речевого этикета — актуальное настоящее момента речи. В акте общения единицы всегда «сиюминутно», всегда осуществляется в момент речи. Сама логика ситуативного общения «здесь — сейчас» относит эти формулы в план синтаксического настоящего

Димка встал, подошел ко мне и ласково приобнял за плечи.

— Не надо, Маша, не плачь. [Шилова, 109]

Таким образом, регулярная речевая реализация формы в момент речи отложила в них категорию синтаксического настоящего времени и его перспективы, которую можно обозначить как настоящее — ближайшее будущее (для ряда единиц).

Я знаю, что все будет хорошо. [Платова,374]

Наличие категории синтаксического лица предопределено тем, что общение на уровне речевого этикета возможно лишь между непосредственными собеседниками, т. е. при непременном присутствии 1-го лица адресанта (я, реже мы) и 2-го лица адресата (ты / Вы, реже вы).

Встречаются такие утешения, которые можно выразить одним словом, например, Успокойся, — Димка прижал меня к себе, стал гладить по голове [Шилова,54].

Синтаксическое лицо и синтаксическое время ассоциируются у носителя информации с реальным моментом объективной действительности, которая переходит в модальность.

Модальность — одна из сложнейших синтаксических категорий. Под объективной модальностью ирреальности будем понимать синтаксические отношения возможности, желательности, долженствования (проявляющиеся во временной неопределенности). Так как единицы речевого этикета — стереотипы общения в предписанных общественным этикетом ситуациях, то для определения модального плана таких синтаксических единиц целесообразно опираться на классификацию признаков ситуации. Если обойти факт специфики ситуаций и соответствующих ситуативных номинаций, то, например, единица Успокойтесь с эксплицитным показателем императивности оказалась бы снабженной модальностью ирреальности, а единица Прошу тебя успокойся с эксплицитным показателем индикативности — модальностью реальности. Однако это не так. И Успокойтесь, и Прошу тебя успокойся в одинаковой мере вербально реализуют ситуацию утешения «сиюминутно», в объективном актуальном настоящем времени.

Часто фразы-утешения сочетаются с клишированным оборотом все будет хорошо. Подобные сочетания являются вневременными. Можно встретить также самостоятельное употребление утешения-стереотипа все хорошо. В этом случае оно приобретает оттенки ободрения.

Она сидела расстроенная, думая о своей проблеме. И он решил ее утешить, подбодрить:Все будет хорошо [Донцова, 4].

Очень часто встречаются утешения со словами не надо (думать об этом, беспокоиться, волноваться, сдаваться и др.).

Не надо думать об этом, девочка моя [Шилова, 121].

Не надо отчаиваться…[Шилова, 111].

Модальный план коммуникативной ситуации утешения формируется дополнительными грамматическими средствами: частица, интонация, темп и др. Ключевой языковой единицей объективной модальности является частица не. Например: Не беспокойся [Калинина, 162]; Не переживай [Шилова, 187].Утешения могут употребляться как согласовательно, так и с усилительными словами. В таких случаях усилителями становятся слова и сочетания слов: так, ни о чем, ничего и др.

Мариша подошла ко мне и тихо сказала: — Не стоит так волноваться [Калинина,235].

Он заметно волновался уже больше часа и украдкой поглядывал на часы. — Ни о чем не волнуйся, — сказала она зятю [Донцова,330].

Встречаются утешения-сочувствия, содержащие всего одну фразу — ничего.

Такого рода утешения редки, например,

Ничего, — утешила нас Мариша, когда мы снова оказались на вокзале [Калинина,267].

В последнее время группа утешений пополняется устойчивыми сочетаниями, которые можно разделить на клише (не бери в голову, забудьте об этом, не думай об этом и др.) и идиомы (держи себя в руках, выбрось все из головы, не принимай близко к сердцу и т. п.).

Не бери в голову, — бодро посоветовала ему Мариша [Калинина,155].

Танька совсем расстроилась. — Прекрати немедленно! — разозлилась я — … нельзя падать духом [Шилова,232].

Маша, успокойся, ты не в своем уме, — резко сказала я, пытаясь хоть как- то успокоить свою подругу [Шилова,106 ].

Итак, единицы речевого этикета — эксплицированный предикативный член в структуре, который концентрирует в себе морфологически представленные предикативные категории. От свободного предложения в собственном смысле отличается неварьируемостью, устойчивой закрепленностью синтаксических категорий времени, лица, модальности.

Часто также встречаются конструкции с утешением-повторением. Такие конструкции содержат в себе повтор одних и тех же фраз.

Повтор — это композиционный прием, который служит выделению и акцентированию наиболее важных, особенно значимых моментов и звеньев предметно-речевой ткани произведения.

Девочка нервничала, плакала. Была чем-то напугана.

— Все хорошо, все хорошо… — повторял Сокольников, утешая дочь [Платова,341].

2.3. Паралингвистическая характеристика утешений.

Внимание исследователей, особенно в последние десятилетия, привлекает невербальная коммуникация. Л.П. Якубинский указывал: «Мимика, жест, являясь спутником всяких реагирований человека, оказываются постоянным и могучим сообщающим средством» [ 28, 123].

Слово жест восходит, по всей видимости к латинскому gestus, означающего «действовать», то есть «делать, носить, нести ответственность, контролировать, выполнять, исполнять и др.». Этикетные жесты — это невербальные знаковые единицы коммуникативного поведения людей, говорящие о его соответствии норм общественного поведения в данной актуальной ситуации и подчеркивающие ритуальные особенности этой ситуации. Этикетные жесты исполняются в конкретных, строго фиксированных ситуациях в качестве элемента, передающего либо информацию о структуре коллектива, в который включен жестикулирующий, либо информацию о типе разворачивающийся ситуации [11, 101].

По мнению Т.М. Николаевой, возможны следующие соотношения вербального и невербального: «1) невербальные средства коммуникации сопровождают естественную речь; 2) невербальные средства коммуникации замещают речевое высказывание, сохраняя его структуру или передавая речевую структуру в измененном виде; 3) невербальные средства коммуникации сочетаются с вербальными и создают одно смешанное высказывание» [16, 51]. При этом как и для любой человеческой коммуникации для невербальной действительно следующие положения: «Все паралингвистические явления в достаточной степени информативны и несут информацию (одновременно) о трех группах фактов, характеризующих адресанта: 1) о его индивидуально-человеческих качествах, 2) о его социально-групповых признаках и 3) о его национальных или территориальных атрибутах» [16,52]. Например: Остановившись, Валентина ожидает старика. Подходя к ней он заранее склоняет белую голову, приветливо помаргивает, а поравнявшись с девушкой, кланяется в пояс. Так до сих пор делают на Оби древние старики, встречаясь со знакомыми и незнакомыми людьми [Липатов].

Принимая вслед за Т.М. Николаевой как бесспорное положение о том, что жест обладает социальной информацией относительно адресанта, учтем также избирательность параязыковых средств по отношению к тому или иному адресату.

Вероника обняла дочь.

— Не волнуйся, — девочка прижалась всем телом к матери и было слышно ее частое дыхание [Донцова, 356].

Можно отметить в целом, что сложившиеся в социуме жестово-мимические этикетные знаки демонстрируют доброжелательство коммуникантов.

Особое место среди параязыковых среств следует отвести фонации. Коммуникативно значимые интонационные сопровождения единиц более всего соотносимы с тональностью общения. При этом важно соотнести с единицами речевого этикета типизированные фонационные явления. Как правило, авторские оценки в художественном тексте помечают такие «тоны»: поздоровался напыщенно, высокомерно; приветливо, радушно, дружелюбно; натянуто, принужденно и т.п.

— По-моему, у тебя температура. Не хватало только, чтобы ты заболела!

— Я не заболела, — успокоила меня Карпик слабым голосом (Платова, 158).

— А вдруг это не понравится твоему мужу?

— Не переживай, — выдавила я улыбку [Шилова, 157].

В современном русском языке слово жест само по себе означает «демонстративное выразительное движение человеческого тела или некоторого органа, сигнализирующее о чем-то» [11, 158].

Я не находила себе места.

— Не волнуйся, — махнула рукой Лизавета. Этот жест показался мне неуместным, хотя Лизавета успокоила меня [Донцова,29].

Важно отметить, что существуют жесты, которые уже несут в себе утешения. С помощью интонации они подбадривают собеседника — это жесты-«укрытия», заботы, защиты, утешения. Как правило, к утешениям такого типа присоединяются жесты погладил, обнял, улыбнулся и т.д.

Димка встал, подошел ко мне и ласково приобнял за плечи.

— Не надо, Маша, не плачь [Шилова,109].

Я обняла ее.

— Ну с какой стати ты вдруг расстроилась? Успокойся, все хорошо [Донцова, 7].

Часто встречается так, что при утешениях адресант использует несколько жестов одновременно.

Я заревела.

— Успокойся. — Димка прижал меня к себе и стал гладить по голове [Шилова, 54].

Крайне редко можно встретить утешения, которые содержат в себе безразличие. Обычно это происходит в тех случаях, когда собеседники либо безразличны друг к другу, либо малознакомы.

Я порезала лук и пожала плечами.

— Успокойся. Выполнит дела и вернется, —посоветовала я взволнованной соседке [Донцова, 25].

Жестовая форма «пожать плечами», насколько можно судить по существующим описаниям разных языков тела, значит «безразличие», «недоумение», «пренебрежение», «незнание» и, возможно, еще многое другое.

Также тактики утешений могут сопровождаться следующими жестами: пожать протянуть руку; обхватить руками; поцеловать и т.п.

Я постаралась протянуть Антону руку, успокоить его [Платова, 361]

Я обхватила руками его голову и поцеловала в лоб.

— Ничего страшного — утешила я [Шилова, 183].

Форма махнуть рукой присуща, наряду с другими жестами, также жесту бессилия, близкого к отчаянию, а именно жест махнуть рукой обозначает отказ со стороны жестикулирующего от имевшихся у него ожиданий или надежд, связанных с кем-то или чем-то, и демонстрирует, что жестикулирующий считает, что он не способен изменить в лучшую сторону некую ситуацию или положение вещей, и потому не будет предпринимать для этого каких-либо действий, а возможно, перестанет даже думать о них, считая их безнадежными.

Я не находила себе места.

— Не волнуйся, — махнула рукой Лизавета. Этот жест показался мне неуместным, хотя Лизавета успокоила меня [Донцова,29].

Несмотря на наличие важных общих свойств, между естественным языком и языком тела имеются более заметные различия.

Во-первых, между носителями естественного языка существует определенное согласие относительно формы, значения и употребления языковых единиц: почти про каждый элемент люди, свободно владеющие данным языком, могут сказать, принадлежит он языку или нет, и если да, то что он значит и как употребляется в предложении и тексте, при этом большого расхождения во мнениях обычно не наблюдается. И хотя в большинстве случаев немногие люди способны точно и ясно описать семантику языковых единиц или сформулировать правила их употребления, все они примерно одинаково реагируют и на возможные изменения формы единиц, и на изменение значения, причем это касается не только центра языковой системы, но периферии. Естественные языки все состоят из относительно стабильных и дискретных единиц.

В то же время никакой сопоставимой стабильности и дискретности в языках тела не обнаруживается: невербальный язык гораздо более устойчивый и вариативный, что проявляется как в самих единицах, то есть жестовой лексики, так и в правилах их комбинирования, или в жестовом синтаксисе. Нет также ясного согласия носителей языка тела относительно состава и особенностей функционирования системы данного языка.

Во-вторых, механизм референции языковых единиц устроен и действует иначе, чем механизм референции жестовых знаков. В невербальной коммуникации принимает участие значительное число знаков, которые либо обозначают непосредственно свой денотат, либо обозначают целые ситуации или фрагменты ситуаций, выступая в акте коммуникации как аналоги речевых высказываний.

Невербальная референция всегда конкретна: она имеет дело с конкретными объектами и ситуациями, с актуальными пространственными категориями и в гораздо меньшей степени, например, с временными категориями. Между тем, как хорошо известно, языковые единицы обладают возможностью референции и к абстрактным понятиям, категориям и идеям, таким как род, время, вид, число, различие, цвет, доброта и т.п., что позволяет им обслуживать несравненно большее число идей.

В-третьих, жестовые знаки, в отличие от слов естественного языка, воспринимаются по большей части глазами. В основном это зрительные знаки (в редких случаях — тактильные), причем наделенные особыми функциями: они не только описывают явления, ситуации, объекты и свойства реального мира, но и изображают реалии и указывают на них. Жестовые элементы по своей природе демонстративны и выполняют в коммуникативном акте помимо информативной, экспрессивной, регулятивной и пр. изобразительную функцию.

Таким образом, на примере этикетного знака утешения мы выяснили, что формулам речевого этикета присущи категории модальности, времени и синтаксического лица. Так, грамматическое и семантическое содержание понятия времени в формулах — «сейчас» — актуальное настоящее в момент речи, в момент говорения. Выявление синтаксического времени возможно в оппозиции синтаксических конструкций, когда в системе временных противопоставлений единица речевого этикета перестает быть таковой, будучи помещена в позицию прошедшего или будущего. То же можно сказать относительно синтаксических категорий модальности и лица.

Так же мы говорили о том, что во фразах-утешениях встречаются компоненты обращения и повтора. Причем обращение выражается ласкательными формулами или с использованием метафоры (зайчик, солнышко и др.).

Все эти компоненты сближают коммуникантов и поднимают психоэмоциональное состояние адресата. Здесь идет речь о прагматической характеристике этикетного знака утешение.

Как и прагматический аспект, паралингвистический также влияет на эмоциональное состояние собеседника. Те или иные жесты поднимают его настроение, подбадривают. Взгляд на речевой этикет с позиции паралингвистики убеждает в справедливости мысли, высказанной Г.В. Колшанским: «Паралингвистика не есть привесок или остаток, вычитаемый из языковой системы, а особый функциональный компонент параязыковой системы, то есть та коммуникативная подсистема, которая дополняет функцию вербальной коммуникативной системы».

Заключение

Итак, в работе была раскрыта роль устойчивых формул общения, а также были описаны и систематизированы утешения. Речевой этикет в узком смысле — это национально-специфичные правила речевого поведения, применяемых в ситуациях вступления собеседников в контакт и поддержания общения в избранной тональности и обстановке. Речевой этикет сопровождается определенными жестами, мимикой, тонами, которые имеют дополнительные значения. Важно отметить, что жесты, сопровождающие утешения и при помощи интонации подбадривают собеседника. По словам Г.В. Колшанского, паралингвистика — та коммуникативная подсистема, которая дополняет функцию вербальной коммуникативной системы.

В работе мы также представили различия между естественным языком и языком тела. Естественные языки все состоят из относительно стабильных и дискретных единиц, а в языке тела стабильности и дискретности не обнаруживается; механизм референции языковых единиц устроен и действует иначе, чем механизм референции жестовых знаков; жестовые знаки, в отличие от слов естественного языка, воспринимаются глазами.

Речевой этикет представляет собой незамкнутую микросистему, свободно переходящую в более широкую сферу устойчивых формул общения. Уже в широком понимании в речевой этикет включаются такие единицы как: просьба, извинение, утешение, отказ и др. Тематические группы не образуют конечного ряда — это широкая сфера, переходящая в более широкую область общения. Устойчивые формы общения (или стереотипы) представляет собой готовые формулы не только с точки зрения их морфолого-синтаксической структуры, но и с точки зрения их лексической структуры. Все этикетные единицы несут в себе эмоционально-экспрессивную окраску и в той или иной мере влияют на психоэмоциональное состояние собеседника. От наличия эмоционально-экспрессивного компонента в структуре лексического значения единицы зависит семантика речевого этикета.

Прагматическая ситуация речевого этикета в целом (и отдельных его единиц на примере утешений) зависит от коммуникативной ситуации, уровня образования коммуникантов, от возрастных особенностей и т.д. Прагматика соотносит функционирования речевых произведений с определенными принципами и постулатами.









Список научной литературы


1. Аасамаа И. Как себя вести. — 7-изд. — Таллин: Валгук, 1980. — 192с.

2. Акишина А.А., Кано, Акишина Т.Е. 1991 — Акишина А.А., Кано Х., Акишина Т.Е. Жесты и мимика в русской речи. Лингвострановедческий словарь. М.: Русский язык, 1991.

3. Акишина А.А. Формановская Н.И. Русский речевой этикет. Учеб. пособие для студентов иностранцев. Изд. 3-е, исп. — М., «Рус. яз.». 1983. 181 с. с ил. и табл.

4. Бахтин М.М. Проблема речевых жанров // эстетика словесного творчества. — М., 1976. — С.250-296.

8. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1976.

9. Гак В.Г. Высказывание и ситуация. — В кн.: Проблемы в структурной лингвистике, 1972. М., 1973.

10.Колшанский Г.В. Соотношение субъективных и объективных факторов в языке. М., 1975.

11. Крейдлин Г.Е. Невербальная семиотика: Язык тела и естественный язык. — М.: Новое литературное обозрение, 2002. — 592с.

12. Крейдлин Г.Е., Чувилина Е.А. Улыбка как жест и как слово (к проблеме внутриязыковой типологии невербальных актов) // Вопросы языкознания, №4, 2001, 66-93.

13. Крысин Л.П. Речевое общение и социальные роли говорящих. — В кн.: Социально-лингвитсические исследования / Под ред. Крысина Л.П., Шмелева Д.Н. М., 1976.

14. Левкович В.П. Обычай и ритуал как способы социальной регуляции поведения. — В кн.: Психологические проблемы социальной регуляции поведения / Отв. ред. Шорохова Е.В. Бобнева М.И. М., 1976.

15. Мовознавство, 2005, № 2,41-47.

16. Николаева Т.М. К вопросу о назывании и самоназывании в русском речевом общении. — В кн.: Страноведение и преподавание русского языка иностранцам / Под ред. Верещагина Е.М., Костомарова В.Г. М.,1972.

17. Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 53 000 слов / С.И. Ожегов; Под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. — 24-е изд., испр. — М.: ООО «Издательский дом «ОНИКС 21 век»: ООО «Издательство «Мир и Образование», 2003. — 1200 с.

18. Ратмайр Ренате. Прагматика извинения: сравнительное исследование на материале русского языка и русской культуры / Пер. с нем. Е. Араловой. — М.: Языки славянской культуры, 2003. — 272 с.

19. Русская разговорная речь. Тексты / Отв. ред. Земская Е.А., Капанадзе Л.А. М., 1978.

20.Улиссова Н.И. Свободное и несвободное обращение. — В кн.: Лингвистика и проблемы стиля: Сб. научн. nрудов / Ленингр. гос. пед. ин-т. Л., 1977.

21. Формановская Н.И. Вы сказали: «Здравствуйте!»: (Речевой этикет в нашем общении): — М.: Знание, 1982. — 160 с.

22. Формановская Н.И. Речевое общение: коммуникативно-прагматический подход. — М.: Рус. яз., 2002. — 216с.

23 Формановская Н.И. Русский речевой этикет в комментариях. София, 1977.

24.Формановская Н.И. Русский речевой этикет: лингвистический и методический аспекты. — М.: Русский язык, 1982. — 126 с.

25. Формановская Н.И. Употребление русского речевого этикета. — М.: Русский язык, 1984 — 192 с.

26.Хализев В.Е. Теории литературы: Учебник/В.Е. Хализев. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Высш. шк., 2002. — 437с.

27. Энциклопедия этикета: Оформл. обл. А.С. Андреев. Сост.: Л.Р. Рунавчук. — СПб.: ИКФ «Мим – Экспресс», 1996 — 352 с. — (Серия: «Хочу все знать»).

28. Якубинский Л.П. О диалогической речи. — В кн.: Русская речь. Пг., 1923, вып.1.




























Список художественной литературы


1. Донцова Д.А. Лампа разыскивает Алладина: Роман. — М.: Изд-во Эксмо, 2005.— 384 с.

2. Калинина Д.А. Делай все наоборот: Роман. — М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. — 384 с.

3. Платова В.Е. Корабль призраков: Роман. — М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. — 416 с.

4. Шилова Ю.В. Мне к лицу даже смерть. Роковая ночь. Роман. — М.: «Рипол классик», 2001. — 352 с.

5. Шилова Ю.В. Роковая ночь. Роман. — М.: «Рипол классик», 2001. — 352 с.

6. Шилова Ю.В. Требуются девушки для работы в Японию. Роман. — М.: «Рипол классик», 2001. — 352 с.




Краткое описание документа:

в работе была раскрыта роль устойчивых формул общения, а также были описаны и систематизированы  утешения. Речевой этикет в узком смысле — это национально-специфичные правила речевого поведения, применяемых в ситуациях вступления собеседников  в контакт и поддержания общения в избранной тональности и обстановке. Речевой этикет сопровождается определенными жестами, мимикой, тонами, которые имеют дополнительные значения. Важно отметить, что жесты, сопровождающие утешения и при помощи интонации подбадривают собеседника. По словам Г.В. Колшанского, паралингвистика — та коммуникативная подсистема, которая дополняет функцию вербальной коммуникативной системы.

   В работе мы также представили различия между естественным языком и языком тела.  Естественные языки все состоят из относительно стабильных и дискретных единиц, а в языке тела стабильности и дискретности не обнаруживается; механизм референции языковых единиц устроен и действует иначе, чем механизм референции жестовых знаков; жестовые знаки, в отличие от слов естественного языка, воспринимаются глазами.

 

   Речевой этикет представляет собой незамкнутую микросистему, свободно переходящую в более широкую сферу устойчивых формул общения. Уже в широком понимании в речевой этикет включаются такие единицы как: просьба, извинение, утешение, отказ и др. Тематические группы не образуют конечного ряда — это широкая сфера, переходящая в более широкую область общения. Устойчивые формы общения (или стереотипы) представляет собой готовые формулы не только с точки  зрения их морфолого-синтаксической структуры, но и с точки зрения их лексической структуры. Все этикетные единицы несут в себе эмоционально-экспрессивную окраску и в той или иной мере влияют на психоэмоциональное состояние собеседника. От наличия эмоционально-экспрессивного компонента в структуре лексического значения единицы зависит семантика речевого этикета.

Автор
Дата добавления 25.11.2014
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров2146
Номер материала 155035
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх