Логотип Инфоурока

Получите 10₽ за публикацию своей разработки в библиотеке «Инфоурок»

Добавить материал

и получить бесплатное свидетельство о размещении материала на сайте infourok.ru

Инфоурок Другое СтатьиРеферат на тему: «Судебное установление усыновления (удочерения) детей: процессуальный порядок»

Реферат на тему: «Судебное установление усыновления (удочерения) детей: процессуальный порядок»

Скачать материал
библиотека
материалов




Актуальность темы предопределяется интенсивным развитием комплексного законодательства в об­ласти экологического правопорядка и безопасности. При этом правильное решение вопросов уголов­ной ответственности за нарушение экологи­ческого законодательства тесно связано с качеством самого экологического законодательства. В современной доктрине по-прежнему указывается на недостаточно высокий уровень прини­маемых или обновляемых законодательных и иных нормативных правовых актов, регулирующих экологические отношения (деклара­тивность норм, неотработанность терминологии, несогласованность экологического законодательства с уголовным и и пр.).

К большим достижениям действующего Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) можно отнести выделение в его структуре главы 26, устанавливающей ответственность за экологические преступления. Важно, что теперь российский уголовный закон признает окружающую среду основой жизни, здоровья и деятельности человека, а в ст. 2 УК РФ среди его задач названа и охрана окружающей среды.

Однако, действующим уголовным законодательством в области обес­печения экологической безопасности, даже с учетом внесенных в него изменений, все еще не запущен действующий на основе равноценности живот­ного и растительного мира эффективный механизм комплексного правового предупреждения, как незаконных добычи и оборота, так и уничтожения исчезающих видов животных, растений, грибов, их частей и деривативов.

Кроме того, в правоприменении весьма остро стоят вопросы изложения отдельных правил квалификации экологических преступлений, что требует усовершенствования и дополнений разъяснений, данных Верховным Судом РФ по делам соответствующих категорий.

Степень научной разработанности проблемы. Проблеме уголовно-правового противодействия экологическим преступлениям в различное время были посвящены научные работы А.В. Борбат, И.Ш. Борчашвили, Т.А. Бушуевой, М.И. Веревичевой, О.Л. Дубовик, А.Э. Жалинского, Э.Н. Жевлакова, Е.А. Краевского, Л.С. Корневой, И. В. Лавыгиной, Н. А. Лопашен- ко, Ю.И. Ляпунова, В.Д. Пакутина, А.М. Плешакова, Н. Л. Рома­новой, В.В. Сверчкова, А. П. Чугаева, А. И. Чучаева и др.

Вышеуказанные труды имеют важное теоретическое и практи­ческое значение, как и вклад вышеуказанных ученых-юристов, в разработку теоретико-прикладных проблем, связанных с учением об экологических преступлениях в области охраны окружающей среды. Вместе с тем, степень научной разрабо­танности темы исследования в доктрине следует признать явно недостаточной. Кроме того, в вышеуказанных работах отдельные вопросы в рамках исследуемой проблематики решаются неоднозначно или даже противоречиво, например, в части определе­ния отдельных признаков составов экологических преступлений, классификационных рядов составов этих правонаруше­ний, оснований их деления на виды.

Таким образом, научная потребность в комплексном анализе и оценке действующих правовых норм об уголовной ответственности за нарушение экологи­ческого законодательства и практики его примене­ния, а также в определении направлений дальнейшего разви­тия уголовно-экологического законодательства, определила актуальность, научное и прикладное значение настояще­го исследования.

Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в связи с квалификацией экологических преступлений.

Предметом исследования является изучение норм действующего уголовного законодательства, предусматривающие ответственность за экологические преступления, практика (в том числе судебная) их применения, а также теоретические суждения исследователей, касающиеся изучаемых вопросов.

Целью настоящей работы является изучение подходов к квалификации экологических преступлений с учетом современного отечественного законодательства и практики его применения.

В соответствии с целью исследования определены следующие задачи, разрешение которых составляет содержание данной работы: 1) раскрыть систему и виды экологических преступлений; изучить особенности объекта и предметов экологических преступлений; 4) рассмотреть особенности объективной стороны экологических преступлений; 5) охарактеризовать особенности субъектов экологических преступлений; 6) выявить особенности субъективной стороны экологических преступлений.

Методологическую основу исследования составляют общенаучный диалектический метод познания, предполагающий объективный, всесторонний анализ фактического материала. Из числа общенаучных методов использовались системный подход и средства анализа и синтеза, из частнонаучных – формально-юридический, сравнительно-правовой, проблемно-теоретический, методы научного познания и др.

Структура работы обусловлена задачами и целями исследования. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих четыре параграфа, заключения и списка использованных источников и литературы.

РАЗДЕЛ 1. СИСТЕМА И ВИДЫ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ


Для правоприменительной практики классифи­кация экологических преступлений по группам и подгруппам спо­собствует грамотной правовой оценке противоправных деяний в этой сфере.

Так, Н.А. Лопашенко затрагивала в своих трудах проблему класси­фикации экологических преступлений [13, c.74-79]. В зависимости от непос­редственного объекта она выделяет (1) посягательства на обществен­ные отношения по реализации и охране права каждого на благопри­ятную окружающую среду (ст.ст. 246-248 УК РФ); (2) посягательства на общественные отношения по охране стабильности окружающей среды и ее природно-ресурсного потенциала (ст.ст. 249-262 УК РФ).

Непосредственным объектом экологических преступлений в об­щем смысле являются конкретные общественные отношения по обеспе­чению экологической безопасности (атмосферного воздуха, водных биологических ресурсов и т. п.). На основании этого предлагаем разли­чать: (1) экологические преступления, посягающие на обеспечение эко­логической безопасности окружающей природной среды в целом (ст.ст. 246-248, 262 УК РФ); (2) экологические преступления, посягающие на обеспечение экологической безопасности конкретных компонентов ок­ружающей природной среды (ст.ст. 249-252, 254-261 УК РФ).

С доктринальными, можно даже сказать «умозрительными», про­цессами классификации норм о преступлениях или иных правонару­шений нельзя путать деятельность законодателя по упорядочению норм о правонарушениях, то есть систематизацию норм. Она определяет логику построения и расположения нормативного материала в законе и осуществляется в строгом соответствии с критериями систематиза­ции норм. Речь может идти как об одном критериях, так и о несколь­ких. При этом одно и то же правовое явление, одна и та же правовая единица может выступать в качестве ипостаси и критерия классифи­кации норм и критерия систематизации норм.

В главе 26 УК РФ систематизация норм осуществляется в соответствии с критерием непосредственного объекта: от предписа­ний об общих экологических преступлениях к положениям о специ­альных, где происходит посягательство только на какой-то конкрет­ный компонент окружающей среды.

Однако в ряду предписаний в главе 26 УК РФ нормоположение, предусмотренное ст. 262 «Нарушение режима особо охраняемых при­родных территорий и природных объектов» УК РФ, располагается в одном ряду с положениями, где излагаются признаки посягательств на обеспечение экологической безопасности конкретных компонентов окружающей природной среды. В то же время особо охраняемые природные территории и природные объекты — это, как правило, природные комплексы, охватывающие собой несколько компонентов окружающей природной среды: особые лесные массивы или насажде­ния, уникальный по свойствам воздух, особая флора и фауна.

В норме ст. 262 УК РФ речь идет об обеспечении экологической безопасности природных комплексов, которые включают в себя разные компоненты окружающей природной среды. Следовательно, это экологи­ческое преступление, посягающее на обеспечение экологической безопас­ности окружающей природной среды в целом. На основании изложенно­го предлагается признать утратившей силу ст. 262 УК РФ и дополнить уголовный закон ст. 2481 «Нарушение режима особо охраняемых при­родных территорий и природных объектов» аналогичного содержания. Это позволит привести размещение норм об экологических преступле­ниях в соответствии с заданными систематизационными рядами.

В то же время из ряда экологических преступлений должно быть исключено преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 252 УК РФ «Загрязнение морской среды».

Надо обратить внимание на то, что формальный состав пре­ступления, описанный в ч. 1 ст. 252 УК РФ, в целом нетипичен для составов экологических преступлений. Должны быть весьма веские причины, чтобы признать экологическое правонарушение, состав которого сконструи­рован как формальный, уголовно наказуемым. В названном случае эти причины трудно заметить. Более того, в указанной норме не уточ­нено даже количество загрязняющих веществ, при котором деяние признается общественно опасным, из-за чего даже незначительный выброс технического мусора («нескольких баллончиков»), вредного для здоровья человека, может быть признан уголовно-противоправ­ным, что трудно счесть обоснованным. Принимая во внимание незна­чительное наказание за деликт, описанный в ч. 1 ст. 252 УК РФ (лишение свободы не предусмотрено), и незначительную статистику привлечения к уголовной ответственности за данное деяние, можно сделать вывод, что данное уголовно наказуемое посягательство не обладает достаточной степенью общественной опасности и подле­жит декриминализации. В этой связи целесообразно признать утра­тившей силу ч. 1 ст. 252 УК РФ.

РАЗДЕЛ 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ


2.1. Особенности объекта и предметов экологических преступлений

Вопрос о родовом объекте экологических преступлений не вы­зывает разногласий в уголовно-правовой доктрине. Нормы об эко­логических преступлениях помещены в разделе IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» УК РФ. Соответственно родовой объект названных посягательств обык­новенно определяется как общественные отношения по обеспечению общественной безопасности и общественного порядка[13, c.47]. Высказыва­ются и такого рода суждения. Как пишет Э.Н. Жевлаков, «родовым объектом экологических преступлений следует считать отношения в сфере обеспечения общественной безопасности, общественного порядка, здоровья населения и общественной нравственности» [27, c.439]. А.М. Плешаков считает, что родовым объектом экологических преступлений выступают общественные отношения по поводу суще­ствования и реализации конституционного права на благоприятную окружающую среду [18, c.10-11].

Уточняя содержание родового объекта анализируемых преступ­лений, подчеркнем, что в современной доктрине предлагается рас­сматривать общественный порядок как конструктивный элемент об­щественной безопасности [25, c.318; 6, с.173; 11, С.503]. Такой подход представляется вполне обоснованным. Общественную безопас­ность применительно к нормативным предписаниям раздела IX УК РФ можно определить как установленную и поддерживаемую систему от­ношений, которая обеспечивает в силу действия общеопасных источ­ников усиленную защиту интересов общества.

Отдельные ученые-правоведы выражают несогласие с подхо­дом, где родовым объектом экологических уголовно-наказуемых по­сягательств признаются отношения по обеспечению общественной бе­зопасности (общественного порядка). Так, И.В. Лавыгина поставила вопрос о неверном уяснении логического объема родового объекта экологических преступлений и, как следствие, неправильном разме­щении норм об экологических посягательствах в УК РФ 1996 г. [12, c.60] Этот исследователь утверждает, что родовой объект экологических преступлений необоснованно заужен в действующем УК РФ, так как последние посягают и на интересы личности, и на отношения собственности, и на экономические, а также иные общественные отношения. Далее, по мнению И.В. Лавыгиной, в ст. 2 УК РФ дается перечень по сути родовых объектов уголовно-правовой ох­раны, из которых самостоятельного места в системе разделов не получили только отношения по «охране окружающей среды.

Данный подход представляется несколько противоречивым. Экологические деликты являются, как пра­вило, многообъектными. Поэтому их размещение в системе Особен­ной части УК РФ (как, впрочем, и всех других двух или многообъ­ектных посягательств) осуществляется по основному объекту. Со­гласно действующему уголовному законодательству их основным объектом признаются отношения по обеспечению общественной бе­зопасности.

Есть серьезные основания о постановке вопро­са в части расположения норм об указанных преступлениях в систе­ме Особенной части уголовного закона и сосредоточения их в перс­пективе в отдельном разделе.

Обратимся к материалам судебной практики. И., директор ООО, был осужден по ч. 1 ст. 247 УК РФ за хранение и иное обращение (переработку) химических веществ с нарушением установленных правил, создавшее угрозу причинения существенного вреда здоро­вью человека или окружающей среде. Одновременно было установ­лено, что «...вред здоровью персонала предприятия мог бы выразить­ся в развитии тяжелых комбинированных поражений, обусловлен­ных ожогами, травмами и ингаляционным воздействием смеси токсичных веществ остронаправленного действия, а вред здоровью населения, проживающего в селе Большая Раковка мог бы выразить­ся в развитии тяжелых острых поражений органов верхних дыха­тельных путей и глубоких отделов респираторного тракта продукта­ми сгорания нефти и нефтепродуктов, а также в поражении цент­ральной нервной системы с последующим развитием отдаленных последствий в виде формирования хронической патологии органов дыхания и нервной системы». Кроме того, согласно материалам дела виновный «создал реальную угрозу причинения существенного вре­да окружающей среде, выразившуюся: в возможном разливе боль­шого объема нефти и нефтепродуктов, которые по токсичности от­носятся к 3 классу опасности для окружающей среды; в возможнос­ти попадания большого объема нефтепродуктов из резервуаров и иных источников расположенных в переделах территории производ­ственной площадки арендуемой коммерческой организацией на зна­чительную площадь почвы и последующего попадания указанных нефтепродуктов на прилегающую к производственной площадке тер­ритории, а также на территорию близрасположенного села Большая Раковка с ливневыми стоками и талыми водами, путем их вымыва­ния с загрязненных участков территории производственной площад­ки, что повлекло бы существенное загрязнение компонента окружа­ющей среды почвы. Виновный создал реальную угрозу причине­ния существенного вреда окружающей среде, выразившуюся в выб­росе в атмосферный воздух 16 наименований загрязняющих веществ, образовавшихся при хранении и ином обращении (переработка) с нефтью и нефтепродуктами на территории производственной пло­щадки с образованием двух групп суммации относящихся ко 2 и 3 классам опасности, что неминуемо бы повлекло существенное загряз­нение компонента окружающей среды атмосферного воздуха. На­конец, И. своими действиями создал реальную угрозу причинения существенного вреда окружающей среде, выразившуюся в реальной возможности возникновения аварийной ситуации в виде взрыва взры­вопожароопасных, химических опасных и токсических веществ (не­фти, бензина, дизельного топлива, мазута) при разгерметизации ап­паратов оборудования, трубопроводов, арматуры, с последующим их выбросом» [33].

Как видно, экологическая безопасность сочетает в себе элементы личной и общественной безопасности. Однако и это не все возмож­ные компоненты экологической безопасности. В отдельных случаях совершения экологического преступления возможно и причинение вреда общественным отношениям по обеспечению государственной безо­пасности. Очевидно, что аналогичные деяния, связанные с причинением вреда интересам и безопасности сопре­дельных государств, могут совершаться и российскими гражданами и юридическими лицами.

Таким образом, экологическая безопасность является квинтэс­сенцией отношений по охране окружающей среды, тесно связанных со смежными отношениями по обеспечению личной, экономичес­кой, общественной, государственной, международной безопасности. Поэтому после соответствующего детального научного обсуждения целесообразно постановка вопроса о признании экологической безо­пасности самостоятельным родовым объектом с выделением пре­ступлений против экологической безопасности в перспективе в са­мостоятельный раздел УК РФ.

Как известно, нормы об экологических преступлениях помещены в главу 26 УК РФ «Экологические преступления». Такое название главы нетипично для современного уголовного законодательства и не позволяет однозначно судить о видовом объекте этих посягательств. Поэтому в уголовно-правовой доктрине сложились широкое и узкое понимание указанного в наименовании соответствующей главы УК РФ объекта экологических преступных деяний.

Согласно широкому подходу видовой объект экологических преступлений представляет собой совокупность общественных отно­шений по охране окружающей среды; по рациональному использова­нию природных ресурсов; по сохранению оптимальной для жизнеде­ятельности человека и иных живых существ природной среды; по обеспечению экологической безопасности населения [23, c.468; 24, с.600; 26, с.490]. При этом Б.В. Яцеленко добавляет к этому перечню отношения по «обеспече­нию экологического правопорядка» [25, c.539].

Представители же узкого подхода к пониманию видового объекта экологических преступлений трактуют его как общественные отно­шения, связанные с экологической безопасностью.

Вместе с тем, ученые-юристы разошлись во мнениях в конкрет­ном содержании видового объекта экологических преступных пося­гательств. С одной стороны, ряд авторов ограничиваются указанием именно на «экологическую безопасность» как видовой объект ана­лизируемых преступлений [21, c.473]. С другой стороны, ряд ученых-правоведов полагает целесообразным конкретизировать общественные от­ношения, связанные с экологической безопасностью. Так, А.А. Гаре­ев говорит о видовом объекте рассматриваемых деликтов как общественных отношениях, урегулированных правовыми нормами, обеспечивающими защищенность окружающей среды и экологичес­кую безопасность общества от возможного негативного воздействия хозяйственной или иной деятельности человека [8, c. 8].

Следует поддержать сторонников узкого подхода к содержа­нию видового объекта экологических преступлений и определить его следующим образом: это общественные отношения по обеспече­нию экологической безопасности.

На основании вышеизложенного наименование главы 26 УК РФ целесообразно изложить в следующей редакции: «Преступления про­тив экологической безопасности». Данный подход соотносится с кон­цепцией родового объекта экологических преступлений как социальных отношений по обеспечению общественной безопасности и опирается на положения, уже озвученные в современной доктрине [5, c.302; 9, с.8; 16, с.591].

В то же время видовой объект преступления, предусмотренного ст. 253 «Нарушение законодательства Российской Федерации о кон­тинентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации» УК РФ, не соответствует общественным отношения по обеспечению экологической безопасности. Видовым объектом в данном случае являются общественные отношения по рациональному использованию природных ресурсов. Составы пре­ступлений, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 ст. 253 УК РФ сформулиро­ваны как формальные, т. е. не требующие наступления вредных по­следствий для признания деяния преступным. Также юридический анализ объективной стороны составов деликтов, описанных в ч. 1 и ч. 2 ст. 253 УК РФ, показывает, что сами по себе эти посягательства могут нести «нейтральный оттенок» для окружающей среды. Они вредны в силу того, что нарушаются правила природопользования на территориях с особым международным и национально-правовым статусом, на которые распространяется ряд экономически и поли­тически обоснованных ограничений в хозяйственной деятельности. В УК РФ отношения по рациональному использованию природных ресурсов являются частью общественных отношений в сфере эконо­мической деятельности, охраняемых главой 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» раздела VIII «Преступления в сфере экономики». Соответственно следует признать утратившей силу ст. 253 УК РФ. В свою очередь, глава 22 раздела VIII УК РФ должна быть дополнена ст. 1921 «Нарушение законодательства Рос­сийской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации», содержание которой следует точно и досконально наполнить положениями из ст. 253.

Наряду с вышесказанным еще раз подчеркнем, что есть серьез­ные основания для научных обсуждений проблемы уголовно-право­вого обеспечения экологической безопасности посредством оптими­зации структуры Особенной части УК РФ и выделения нового раз­дела. В настоящий момент общественные отношения по обеспечению экологической безопасности, повторимся, выступают видовым объек­том преступлений, предусмотренных главой 26 УК РФ. Между тем, эти отношения являются не подчиненными отношениям по обеспе­чению общественной безопасности, а равными им, так как представ­ляют собой один из видов безопасности вообще.

Относительно юридико-технического анализа основного непос­редственного объекта экологических преступлений в отечественной науке уголовного права сложилось два подхода. Первый подход свя­зан с выделением непосредственного объекта каждого конкретного вида экологического преступления. Однако этот подход не позволя­ет системно подойти к изучению интересующей нас темы. Второй подход следует идее о формулировании единого «концепта» непос­редственных объектов экологических преступлений, основанном на содержании видового объекта и в рамках последнего в целях уточ­нения содержания непосредственного объекта каждого конкретного экологического преступления.

Между тем, исходя из авторской концепции трудно согласить­ся с приведенным определением в части содержания видового объекта экологических преступлений как отношений по обеспечению эколо­гической безопасности. По этому же основанию следует отчасти возразить А.П. Брагину, М.М. Силантьевой, Т.Ю. Орешкиной по истолкованию непосредственного объекта экологических общественно опасных деликтов. С точки зрения М.М. Си­лантьевой, непосредственным объектом экологических преступлений вы­ступает стабильность окружающей среды и природно-ресурсный потен­циал, а также гарантированное ст. 42 Конституции Российской Федера­ции право каждого на благоприятную окружающую среду [22, c.243].

Однако, как уже отмечалось, непосредственным объектом эко­логических преступлений в общем смысле являются конкретные об­щественные отношения по обеспечению экологической безопасности тех или иных видов природных благ и ценностей (атмосферного воздуха, водных биологических ресурсов и т.п.).

Констатация общего содержания основного непосредственного объекта экологических преступлений имеет позитивное значение для формулирования непосредственного объекта каждого конкретного вида экологического преступления. Здесь нужно обратиться к воззрениям А.В. Наумова. Ученый-юрист определяет каждый непосредственный объект экологических преступлений по формуле «экологическая безопас­ность в сфере...». Например, комментируя положения, закрепленные в ст. 255 УК РФ, А.В. Наумов говорит о таком основном непосред­ственном объекте как экологическая безопасность в сфере охраны и использования недр, при анализе положений, предусмотренных ст. 258 УК РФ, как экологическая безопасность в сфере охраны диких животных (птиц и зверей) [15, c.484]. Подобный подход использования общего понятия основного непосредственного объекта экологичес­ких преступлений для определения непосредственного объекта от­дельного вида экологических деликтов заслуживает поддержки.

Абсолютное большинство экологических преступлений (особенно, если принимать во внимание их квалифицированные и особо ква­лифицированные виды) относится «по горизонтали» к числу много­объектных. В основных составах экологических преступлений до­полнительным непосредственным объектом выступают:

  • отношения по охране здоровья человека; данный объект яв­ляется дополнительным в преступлениях, описанных в ч. 1 ст. 246, ч. 1 ст. 247, ч. 1 ст. 248, ч. 1 ст. 254 УК РФ; например, такой дополни­тельный объект имеет место при нарушении правил обращения эко­логически опасных веществ и отходов, создавших угрозу причине­ния вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 247 УК РФ);

  • отношения по рациональному природопользованию отдельны­ми объектами окружающей среды и иные экономические отношения; при нарушении правил охраны и использования недр, повлекших при­чинение значительного ущерба (ст. 255 УК РФ), с одной стороны, дополнительным объектом могут быть как отношения по рационально­му недропользованию, так и нормальная хозяйственная деятельность предприятий, ведущих работы на соответствующих участках недр.

В квалифицированных и особо квалифицированных составах экологических преступлений можно рассмотреть три дополнитель­ных непосредственных объекта.

(а) Отношения по охране жизни и здоровья людей. Так, ч. 2 ст. 251 УК РФ предусматривает ответственность за загрязнение ат­мосферы, повлекшее причинение вреда здоровью человека. Данное преступление имеет своим дополнительным объектом здоровье лю­дей. В то же время в ряде экологических деликтах, где одним из общественно опасных последствий является причинение смерти по неосторожности (ч. 2 ст. 248, ч. 3 ст. 254 УК РФ и др.), дополни­тельным непосредственным объектом выступает жизнь человека;

(б) Отношения по обеспечению интересов службы. Так, при незаконной охоте или незаконной добыче (вылове) водных биоло­гических ресурсов, совершенной лицом с использованием своего слу­жебного положения (ч. 3 ст. 256 и ч. 2 ст. 258 УК РФ) основным непосредственным объектом являются отношения по обеспечению экологической безопасности, а дополнительным отношения по обес­печению интересов службы в органах государственной власти, мест­ного самоуправления, коммерческих и иных организациях;

(в) Отношения по рациональному природопользованию, иму­щественные и иные экономические отношения. Такой дополнитель­ный объект имеет место в составе преступления, описанного в ч. 2 ст. 252 УК РФ. В указанной статье установлена ответственность за загрязнение морской среды, «причинившее существенный вред здо­ровью человека, водным биологическим ресурсам, окружающей сре­де, зонам отдыха либо другим охраняемым законом интересам».

По общему правилу, экологические преступления предметны. Предмет экологических преступлений включает в себя:

природные объекты — «естественная экологическая система, природный ландшафт и составляющие их элементы, сохранившие свои природные свойства» (ст. 1 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»). Ими являются, к примеру, животные в ст. 258 «Незакон­ная охота» УК РФ. По материалам одного дела предметом экологи­ческого преступления были признаны пятьдесят девять деревьев ясеня обыкновенного сырорастущего (природный объект), вырубка которых Т. повлекла причинение ущерба в особо крупном размере [34];

природно-антропогенные объекты, т.е. «природный объект, измененный в результате хозяйственной и иной деятельности, и (или) объект, созданный человеком, обладающий свойствами при­родного объекта и имеющий рекреационное и защитное значение» (ст. 1 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ). Им может выступить почва с целенаправленно изменен­ными природными (химическими) свойствами, которая подвергает­ся преступному воздействию (ст. 254 «Порча земли» УК РФ);

продукты человеческой деятельности, оказывающие или спо­собные оказать негативное воздействие на состояние окружающей среды и ее элементов. Ими выступают, например, опасные отходы, радиоактивные, бактериологические, химические вещества, микро­биологические агенты, токсины в ст. 248 «Нарушение правил безо­пасности при обращении с микробиологическими либо другими био­логическими агентами или токсинами» УК РФ; искусственные ост­рова, установки, сооружения и средства обеспечения безопасности морского судоходства в ст. 253 «Нарушение законодательства Рос­сийской Федерации о континентальном шельфе и об исключитель­ной экономической зоне Российской Федерации» УК РФ.

В науке уголовного права предмет отдельных экологических преступлений выделять не принято. Предмет не выделяется в соста­ве преступления, предусмотренного ст. 246 «Нарушение правил ох­раны окружающей среды при производстве работ» УК РФ. Это объясняется тем, что при данном посягательстве воздействие на кон­кретный объект окружающей среды «происходит опосредованно», тогда как, по определению, воздействие на предмет уголовного пося­гательства представляется непосредственным.

Потерпевшим может быть любое физичес­кое и юридическое лицо. В то же время относительно большинства случаев экологических деликтов выделить конкретного потерпевше­го не представляется возможным. В этом случае идет речь о так называемом нарушении интересов «неопределенного круга лиц», об­щества, государства, будущего поколения. Так, Ч. и П. в составе группы лиц по предварительному сговору совершили покушение на вылов рыбы с помощью сети из места ее нереста в водохранилище (ч. 3 ст. 256 УК РФ) [35]. Из приговора суда не вытекает, что какое-то конкретное физическое или юридическое лицо стало потерпевшим от этого преступления. Скорее, были нару­шены общественные интересы.


2.2. Особенности объективной стороны экологических преступлений

По общему правилу, экологические преступления совершаются как путем действия, так и бездействия.

Действие в экологических преступлениях чаще всего сводится к активному изменению баланса природной (естественной) среды. Такое изменение баланса выражается в двух аспектах.

(а) Привнесение в окружающую среду компонентов, чужерод­ных для данной среды, влекущее нарушение природного (естествен­ного) баланса среды и причиняющее вред ей (или угрожающее при­чинением такового). Так, загрязнение атмосферы (ст. 251 УК РФ) представляет собой насыщение химического состава воздуха веще­ствами, которые в естественном состоянии не присутствуют в дан­ном химическом составе или присутствуют в безопасно-малых до­зах.

(б) Извлечение из природной (естественной) среды компонентов, влекущее нарушение баланса среды и причиняющее вред ей (или угро­жающее причинением такового). Так, при незаконной добыче морских котиков, которые относятся к редким видам (ч. 2 ст. 256 УК РФ), нарушается баланс локальной экосистемы, нарушаются пищевые цепоч­ки, а равно устраняется необходимое для конкретной природной систе­мы многообразие видового состава живых организмов.

Бездействие в экологических преступлениях сводится, как правило, к изменению или угрозе изменения баланса природной (естественной) среды путем несоблюдения конкретных нормативных правил экологической безопасности.

Так, в ст. 246 УК РФ установлена ответственность за «наруше­ние правил охраны окружающей среды при проектировании, разме­щении, строительстве, вводе в эксплуатацию и эксплуатации про­мышленных, сельскохозяйственных, научных и иных объектов лица­ми, ответственными за соблюдение этих правил, если это повлекло существенное изменение радиоактивного фона, причинение вреда здоровью человека, массовую гибель животных либо иные тяжкие последствия». Это нарушение может выражаться в неисполнении или ненадлежащем исполнении предписаний органов надзора, осно­ванных в частности на СП 2.2.1.1312-03 «Гигиенические требования к проектированию вновь строящихся и реконструируемых промыш­ленных предприятий», утвержденных Постановлением Главного са­нитарного врача РФ от 30 апреля 2003 г. № 88 «О введении в действие санитарно-эпидемиологических правил СП 2.2.1.1313-03».

В судебной практике обнаруживаются и другие примеры не­соблюдения нормативно-правовых актов, приводящих к негативным экологическим последствиям. Так, в результате ненадлежащего ис­полнения У. и Ч. своих обязанностей по проверке технического состояния вагонов было разлито топливо, повлекшее реальную угро­зу существенного вреда окружающей среде и причинения вреда здо­ровью человека (ч. 1 ст. 247 УК РФ). Суд указал, что виновными были нарушены ст.ст. 34,35 Федерального закона от 10 января 2002г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», п.п. 1.1.1, 1.1.2, 3.3.4, 3.3.8, 5.2.1 Правил безопасности при перевозке опасных грузов железно­дорожным транспортом, утвержденных постановлением Госгортех­надзора России от 16 августа 1994 г. № 50 РД 15-73-94, п.п. 1.1, 1.2 Правил технической эксплуатации железных дорог РФ, утвержден­ных министром путей сообщения России от 26 мая 2000 г. ЦРБ-756, п. 3 «Руководства по управлению устройствами на механизирован­ных сортировочных горках ЦДС-18, ЦШЦ-34/91» 1990 г., п. 2.1.3.21 «Технологического процесса вагонного депо Сызрань», утвержден­ных 15 мая 2003 г., п. 2.2.16 «Местной инструкции по работе сорти­ровочной горки ст. Октябрьск» от И июля 2002 г. [36]

Общественно опасные (общественно вредные) последствия в экологических правонарушениях это негативные качественные и (или) количественные изменения в объекте, охраняемом нормами уголовного закона.

Применительно к проблеме общественно опасных последствий экологических преступлений укажем на преобладание юридических конструкций материальных составов и деликтов опасности в систе­ме нормативных положений, отраженных в главе 26 УК РФ.

Далее, вопрос о толковании последствий в виде причинения вреда здоровью человека не вызывает трудностей в судебной практи­ке. В п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21 указано, что под причинением вреда здоровью человека при совершении преступлений, предусмотренных ст. 246, ч. 2 ст. 247, ч. 1 ст. 248, ч. 2 ст. 250, ч. 2 ст. 251, ч.ч. 1 и 2 ст. 254 УК РФ, следует понимать причинение вреда здоровью любой степени тяжести одному или нескольким лицам. Это значит, что в приведенных случаях не требуется дополнительная квалификация по соответствующим стать­ям о преступлениях против жизни и здоровья человека.

В науке уголовного права не оспаривается наличие причинно-следственной связи в составах экологических преступлений, равно как и на практике не имеется концептуальных проблем с ее обнаружением при совершении обще­ственно опасного деяния, подпадающего под признаки состава эко­логического деликта.

К примеру, в судебной практике есть пример, когда судом было признано, что ответственный за руководство и бесперебойную и безаварийную работу цеха сотрудник С. путем ненадлежащего ис­полнения обязанностей создал аварийную ситуацию, приведшую к выбросу хозфекальных сточных вод. «В результате негативного ант­ропогенного воздействия произошло ухудшение состояния водного объекта реки Малый Койсуг, которое выражается в нарушении естественного гидробиоценоза и ухудшении условий существования водных животных, следствием чего явился острый дефицит раство­ренного в воде кислорода и развитие гипоксии в придонном слое воды и в водной толще в целом, что послужило причиной массовой гибели рыбы и раков в указанном водном объекте» [37]. С. был осуж­ден по ч. 1 ст. 250 УК РФ.

Под способом совершения преступления принято понимать конкретные приемы и методы, применяемые в процессе преступного противоправного посягательства. Например, по одному из уголовных дел, рассмотренных в Самарской области, судом было признано способом массового истребления рыбы (и. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ) использование виновным «рыболовной сети «китайка» дли­ной 60 метров, высотой 1,5 метра, ячеей 50 мм х 50 мм», в резуль­тате которой было незаконно выловлено 11 штук судака [38].

Специально оговоренным специальным способом является со­вершения преступления с использованием служебного положения в ч. 2 ст. 256, ч. 2 ст.258, ч. 2 ст. 2581, п. «в» ч. 2 ст. 260 УК РФ. Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в абз. 2 ст. 3 постановления от 18 октября 2012 г. №21, «использование служебного положения выражается не только в умышленном использовании указанными выше лицами своих служебных полномочий, но и в оказании влия­ния исходя из значимости и авторитета занимаемой ими должности на других лиц в целях совершения ими незаконных добычи (выло­ва) водных биологических ресурсов, охоты или рубки лесных на­саждений». От себя добавим, что это умышленное использованием может выражаться в злоупотреблении полномочиями, превышении полномочий или неисполнении полномочий.

Как правило, соответствующие служащие несут ответственность не за непосредственное причинение общественно опасного вреда (на­пример, за сруб под корень деревьев определенной породы в значи­тельном размере), а за отдачу незаконного распоряжения на совер­шение этих действий, а равно за совершение иных юридически зна­чимых действий с использованием служебного положения, приводящих к причинению вреда отдельным компонентам окружаю­щей среды. Аргументируем тезис ссылками на обстоятельства неко­торых судебных решений.

С., директор ООО, «совершил незаконную рубку лесных на­саждений посредством использования лиц, не осведомленных о пре­ступном характере совершаемых ими действий по вырубке древеси­ны, используя при этом свое служебное положение руководителя коммерческой организации, наделенного правом заключать граждан­ско-правовые договоры, предоставляющие ему возможность руково­дить действиями наемных работников и непосредственно контакти­ровать с представителями органов управления лесным хозяйством». Повторимся, С. непосредственно рубкой не занимался. Упомянутый директор ООО был осужден по ч. 3 ст. 260 УК РФ [39].

В аналогичном по конкретным обстоятельствам деле директор организации Р. отдал незаконное распоряжение о вырубке леса, ко­торое и было выполнено. Р. был привлечен к уголовной ответствен­ности по п. «в» и «г» ч. 2 ст. 260 и ч. 3 ст. 260 УК РФ [40].

Более сложный фактический состав деяния обнаруживается в деле Г., признанного должностным лицом. Г. был осужден по ч. 3 ст. 260 УК РФ. Его деяние выразилось в: составлении фиктив­ного договора купли-продажи лесных насаждений от имени другого лица, заключении на его основе фиктивного договора на порубку лесных насаждений в государственном лесном фонде, последующей передаче фиктивного договора своему кредитору с введением его в заблуждение относительно законности договора. Впоследствии кре­дитор и вырубил лесные насаждения, руководствуясь мнимым пра­вом из фиктивного договора [41].

Под местом совершения преступления понимается определенная территория, часть про­странства, на которой произошло противоправное посягательство. Так, в ч. 2 ст. 254 «Порча земли» УК РФ местом совершения преступления признана «зона экологического бедствия или зона чрез­вычайной экологической ситуации».

Обратимся к судебной практике в части определения места со­вершения преступления, предусмотренного п. «в» ч. 1 ст. 256 УК РФ. По делу Ч. суд обратил внимание, что река Самара, на которой был произведен незаконный вылов рыбы (и. «в» ч. 1 ст. 256), является местом нереста и миграционным путем к местам нереста для некото­рых весенне-нерестующих видов рыб только в весенний период [42].

Согласно материалам другого дела Ю. совершил вылов 10 эк­земпляров судака на сумму 2500 руб. в месте нереста, что формаль­но подпадает под признаки состава преступления, описываемого в и. «в» ч. 1 ст. 256 УК РФ. Однако суд заметил, что «сам факт лова рыбы в месте нереста, не может служить обстоятельством, исключа­ющим оценку деяния Ю. как проступка, а не преступления». Суд принял во внимание отсутствие применения способов массового ис­требления рыбы и крупного ущерба, а равно произведенное возме­щение ущерба. Исходя из совокупности вышеназванных обстоятельств совершенное Ю. деяние было признано судом малозначительным [43].

В то же время в ч. 2 ст. 256 УК РФ признак места совершения преступления употреблен излишне. В указанной статье предусмотре­на ответственность за «незаконную добычу котиков, морских бобров или иных морских млекопитающих в открытом море или в запрет­ных зонах». Данные морские ресурсы на международном уровне пользуются особой правовой охраной, поэтому отечественный зако­нодатель поставил их под специальную охрану. Однако, неясно, почему следует признавать менее общественно опасной добычу мор­ских бобров (они же каланы и морские выдры) на побережье, не являющейся запретной зоной, куда они могут выплыть, если там их проще добыть? Как представляется, признак «в открытом море или в запретных зонах» надлежит исключить из ч. 2 ст. 256 УК РФ.

Обстановка совершения правонарушения толкуется как объек­тивные условия, при которых происходит противоправное посяга­тельство. Данный признак относится к редко используемым при конструировании нормативных положений Особенной части уголов­ного законодательства. В главе 26 УК РФ к обстановке можно отне­сти следующие внешние условия совершения экологических пре­ступлений: «экологическое бедствие», «чрезвычайная экологическая ситуация» (ч. 2 ст. 254, и. «г» ч. 1 ст. 256 и п. «г» ч. 1 ст. 258).

Перейдем к анализу времени совершения экологического преступления, т. е. календарного периода, в течение которого может быть совершено противоправное посягательство. Данный признак опять же относится к редко применяемым в конструкциях охранительного законодательства. Анализ положений главы 26 УК РФ показал, что признак «время совершения посягательства» присутствует в отдельных составах названных правонарушений в «скрытом виде». Так, противо­правностью «незаконной охоты» (ст. 258 УК РФ) охватываются и случаи несоблюдения сроков охоты, под которыми в п. 8 ст. 1 Феде­рального закона от 17 июля 2009 г. № 209-ФЗ «Об охоте и о сохране­нии охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законо­дательные акты Российской Федерации» [4], понимается «период, в те­чение которого допускается добыча охотничьих ресурсов».

Обратимся к вопросу о средствах и орудиях совершения эколо­гических преступлений. Под средством совершения преступления понимаются обыкновенно специальные технические предметы или устройства, посредством которых совершается противоправное деяние. Например, в главе 26 УК РФ им является «механическое транспортное средство или воздушное судно» (ст. 258 «Незаконная охота»), «плавающее транспортное средство» (ст. 256 «Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов»).

Относительно определения близкого по содержанию «орудия совершения посягательства» как признака объективной стороны со­става преступления в специальной литературе нет единого подхо­да. Высказано мнение, согласно которому это предметы, используе­мые в насильственных посягательствах. Интересная точка зрения обозначена Г.В. Назаренко. Согласно последней, в отличие от сред­ства посягательства орудие «играет активную роль в совершении преступления» [14, c.81]. Ближе суждение, по которому использова­ние орудия предполагает непосредственное воздействие на предмет посягательства, тогда как средство посягательство опосредует это воздействие, «облегчает» его [10, c.18]. В п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ, в частности, под орудием посягательства понимаются «взрывчатые и химические вещества, электроток».

Оконченным признается экологическое посягательство, в совершенном деянии которого содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом.

Большинство составов экологических преступлений характеризуются как материальные; следовательно, момент окончания у них приходится на момент наступления обще­ственно опасных последствий, описываемых в главе 26 УК РФ.

РАЗДЕЛ 3. ХАРАКТЕРИСТИКА СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ


3.1. Особенности субъектов экологических преступлений

Вопрос о субъекте экологических преступлений предмет ост­рых разногласий в современной доктрине и практике.

Согласно действующему уголовному законодательству России, субъектом преступления может быть только физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста (ст. 19 УК РФ). Тем не менее, преступлений, совершаемых исключительно общими субъектами по­сягательства, в главе 26 УК РФ практически не описано. Этими редкими исключениями выступают нормоположения о преступлени­ях в ст. 250, ч. 1 и ч. 2 ст. 256, ч. 3 ст. 256 (в части совершения преступления группой лиц по предварительному сговору или орга­низованной группой), ч. 1 ст. 258, ч. 2 ст. 258 (в части совершения преступления группой лиц по предварительному сговору или орга­низованной группой), ч. 1 и ч. 3 ст. 2581, ст. 259, ст. 260 (кроме п. «в» ч. 2), ст. 261, ст. 262 УК РФ.

В составах экологи­ческих преступлений есть только два типа специальных субъектов, выделяемых по особенностям правового статуса. Во-первых, это лица, использующие свое служебное положение при совершении экологи­ческого преступления (ч. 3 ст. 256, ч. 2 ст. 258, и. «в» ч. 2 ст. 260 УК РФ). Во-вторых, — лица, ответственные за выполнение специаль­ных правил по обеспечению экологической безопасности (ст. 246 РФ).

Доминирующая группа — это экологические альтернативно-слу­жебные преступления, то есть преступления, которые по смыслу, в том числе придаваемым судебным толкованием, или прямому пред­писанию статьи Особенной части главы 26 УК РФ альтернативно совершаются служащим с обязательным использованием своего слу­жебного положения. Их признаки изложены в ст.ст. 246, 247, 248, 249, 251, 252, 253, 254, 255, 257.

При этом служащих в альтернативно-служебных преступлени­ях трактуем как должностных лиц, лиц, выполняющих управлен­ческие полномочия в коммерческих и иных организациях, военнос­лужащих, государственных и муниципальных служащих, не относя­щихся к должностным лицам. Именно данные категории служащих специально поименованы в УК РФ 1996 г. В этом плане трудно признать, например, обоснованной «ограничительную» точку зрения некоторых правоведов, что в ст. 254 «Порча земли» УК РФ опи­сывается специальный субъект «должностное лицо или лицо, об­ладающее управленческими функциями в коммерческих и иных неком­мерческих предприятиях, учреждениях, организациях, а также лица, не являющиеся должностными или не обладающие управленческими функ­циями, но на которых возложены соответствующие обязанности».

При квалификации деяния по одной из приведенных десяти статей дополнительная квалификация по статье глав 23 или 30 УК РФ не требу­ется, за исключением, когда наряду с экологическим альтернативно-слу­жебным совершается иное, самостоятельное, служебное преступление.

К слову, в части экологических альтернативно-служебных пре­ступлений существуют диспуты в отношении иных лиц, которые не являются служащими. Юристы часто не могут прийти к единству, могут ли быть эти субъекты только общими, или они могут характе­ризоваться только признаками специального субъекта преступления.

В ст. 252 УК РФ, предусматривающей ответственность за загрязнение морской сре­ды, речь идет также о специальном субъекте. Это «капитаны и члены экипажа морского судна или иного плавучего средства; работ­ники платформ или иных искусственно сооруженных в море конст­рукций, командиры и члены экипажей воздушных судов, а также руководители и работники береговых предприятий, учреждений и организаций». Однако в современном мире очень развито частное и туристическое судоходство. Поэтому обычные граждане, владель­цы судов, не являющиеся капитанами, туристы могут выбрасывать в море те или иные использованные баллоны, упаковки с вредными химическими веществами, ту же бытовую технику с литиевыми батарейками, которые оказывают губительное воздействие на среду. Указанной статьей охватываются и случаи, когда граждане умышлен­но приобрели опасные отходы в целях сброса в море и осуществили преступное намерение без ведома экипажа. Кроме того, в ст. 252 УК РФ нет указания на лиц, «ответственных» за нарушение правил (как в ст. 246 УК РФ), следовательно, здесь трудно говорить о нали­чии специального субъекта, то есть лица, который не является служа­щим, но в силу иного положения обязан соблюдать те или иные правила. Таким образом, экологическое преступление, предусмотрен­ное ст. 252 УК РФ, характеризуется признаками общего субъекта.

Относительно немногочисленная группа это экологические (общеуголовные) преступления, совершаемые лицом с использова­нием своего служебного положения. Они сконструированы только как квалифицированные составы преступления в ч. 3 ст. 256, ч. 2 ст. 258, ч. 2 ст. 2581, п. «в» ч. 2 ст. 260 УК РФ. Среди них особый подвид — экологическое (общеуголовное) преступление, совершае­мое «должностным лицом» с использованием своего служебного по­ложения, презентованное нормой в ч. 2 ст. 2581 УК РФ.

Пленумом Верховного Суда РФ в абз. 1 п. 3 постановления от 18 октября 2012 г. № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» сказано: «К лицам, использующим свое служебное положение при совершении преступлений, предус­мотренных ч. 3 ст. 256, ч. 2 ст. 258 и п. «в» ч. 2 ст. 260 УК РФ, следует относить как должностных лиц, так и государственных слу­жащих и служащих органов местного самоуправления, не относя­щихся к числу должностных лиц, а также лиц, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющих организационно­распорядительные или административно-хозяйственные функции в коммерческой организации независимо от формы собственности или в некоммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением» (буквальное толкование).

Важно учитывать при квалификации, что экологическое пре­ступление признается совершенным с использованием служебного положения и в случае, когда виновное лицо находится в отпуске.

Так, П. в том числе произвел незаконную заготовку и вывоз леса на делянке, не уплатив лесную подать и не заключив требовав­шийся по обстоятельствам дела договор купли-продажи лесных на­саждений. П. был признан должностным лицом органа по управле­нию лесным хозяйством лесничества, в обязанности которого в том числе входила охрана, защита и воспроизводство лесов в лесниче­стве. При этом суд признал преступление совершенным с использо­ванием служебного положения, хотя П. находился в отпуске [29].

Однако зададимся вопросом: почему в перечне отсутствуют военнослужащие, проходящие военную службу по призыву либо по контракту, а также граждане, пребывающие в запасе, во время про­хождения ими военных сборов. Они поименованы в ч. 1 ст. 331 УК РФ, но их понятие не раскрывается в уголовном законе. Пле­нум Верховного Суда РФ в своих разъяснениях также о них не говорит. Это неверно, поскольку воинские служебные преступле­ния это традиционный элемент системы служебных преступле­ний. Следовательно, его субъектный состав по правовой природе схож с субъектным составом прочих служебных преступлений. На­пример, сержант российской армии может, используя свои полно­мочия, отдать незаконный приказ призывникам помочь ему произ­вести незаконный вылов водных биологических ресурсов. Очевид­но, что в этом примере, использование иерархического статуса по военной службе значительно усиливает характер и степень обще­ственной опасности преступления. Соответствующее замечание можно отразить как в действующем законодательстве, так и в судебных ре­комендациях. В последнем случае логично предложить дополнить абз. 1 п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21 после «муниципальным учреждением» словами «а также военнослужащими, проходящими военную службу по при­зыву либо по контракту, а также граждан, пребывающих в запасе, во время прохождения ими военных сборов». Возможно альтерна­тивно преподнести данную рекомендацию в качестве нормы уголов­ного законодательства, что потребует соответствующих изменений в УК РФ и уже действующей системы рекомендаций Пленума Вер­ховного Суда РФ.

Если лицо совершает преступления по указанным четырем ста­тьям, то не требуется дополнительная квалификация по статьям о служебных преступлениях в главе 23, 30 и 33 УК РФ.

При этом на практике избыточная квалификация экологичес­кого общественно опасного деяния, совершаемого лицом с использо­ванием своего служебного положения, по статье о преступлении против интересов публичной службы (глава 30) или частнослужебном пре­ступлении (глава 23) чаще связана не столько с непониманием уго­ловно-правовой сущности института множественности преступлений, сколько с уголовно-процессуальными ошибками.

Так, А., ведущий специалист Департамента охраны и исполь­зования объектов животного мира и водных биологических ресур­сов при администрации N. области, без получения в установлен­ном порядке лицензии, с борта гражданского вертолета произвел отстрел 8 особей дикого кабана, причинив ущерб на сумму 24000 рублей. А. был обоснованно привлечен к уголовной ответственнос­ти только по ч. 2 ст. 258 УК РФ. В суде кассационной инстанции гособвинитель заявил, что требовалась и дополнительная квалифи­кация действий А. по ч. 1 ст. 286 УК РФ. Он мотивировал это тем, что А. якобы ввел в заблуждение начальника организации, ответ­ственного за полеты, относительно лицензии на отстрел кабанов, потребовал предоставить гражданский вертолет, незаконно требо­вал от командира воздушного судна изменение маршрута и высоты полета. Однако судом установлено, что ни одного из перечислен­ных действий А. не совершал, следовательно, имевшиеся в реаль­ности противоправные действия А. обоснованно квалифицированы по ч. 2 ст. 258 УК РФ. Более того, действия экипажа вертолета, в отличие от действий А., полностью соответствовали требованиям законодательства. Позиция гособвинителя поддержки не получила [30].

Однако дальнейшее расширение перечня служащих, способных нести ответственность по ч. 3 ст. 256, ч. 2 ст. 258 и и. «в» ч. 2 ст. 260 УК РФ, может привести к стиранию границ между служебными и иными экологическими преступлениями.


3.2. Особенности субъективной стороны экологических преступлений

Вопрос о форме вины экологических преступлений является наиболее дискуссионным в литературе, посвященной юридико-тех­ническому анализу признаков этих деликтов. Данное обстоятель­ство связано с отсутствием устоявшегося подхода к определению формы вины практически по каждому составу экологического пре­ступления. Обратим внимание, прежде всего, на наиболее сложные вопросы в определении формы вины экологических преступлений.

Одна из проблем связана с установлением тех составов эколо­гических преступлений, которые характеризуются исключительно умышленной формой вины. Действующее уголовное законодатель­ство России знает мало таких деликтов. Это экологические преступ­ления, предусмотренные ч. 1 ст. 253 (в части незаконного возведе­ния искусственных островов, установок или сооружений на конти­нентальном шельфе РФ, незаконное создание вокруг них или в исключительной экономической зоне РФ зон безопасности), ч. 2 ст. 243, ч. 3 ст. 256, ч. 2 ст. 258, ст. 260 УК РФ.

Незначительное число экологических преступлений, совершае­мых только умышленно, связано, с действием правила, изложенного в ч. 2 ст. 24 УК РФ. Согласно последнему деяние, со­вершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей стать­ей Особенной части УК РФ. Развивая приведенное законоположение применительно к экологическим преступлениям, Верховный Суд РФ в п. 4 постановления от 18 октября 2012 г. № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» указал, что исхо­дя из положений ч. 2 ст. 24 УК РФ, если в диспозиции статьи главы 26 УК РФ форма вины не конкретизирована, то соответствующее экологическое преступление может быть совершено умышленно или по неосторожности при условии, если об этом свидетельствуют со­держание деяния, способы его совершения и иные признаки объек­тивной стороны состава экологического преступления.

Применительно к ч. 1 ст. 253 УК РФ в части незаконного возведения искусственных островов, установок или сооружений на континентальном шельфе РФ, незаконное созда­ние вокруг них или в исключительной экономической зоне РФ зон безопасности формой вины выступает исклю­чительно умысел. При этом возможность совершения данного дея­ния по неосторожности исключается по следующему обстоятельству. Трудно предположить, что такие науко-, финансо- и ресурсоемкие мероприятия, требующее многолетней предварительной подготовки, могут быть совершены по легкомыслию или небрежности. Это про­тиворечит фактической стороне анализируемого посягательства.

Приведем другой пример, когда обращение к разъяснениям в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21 относительно толкования ч. 2 ст. 24 УК РФ, позволяет решить вопрос о форме вины состава экологического преступления. В ч. 1 ст. 254 УК РФ предусматривается ответственность за отрав­ление, загрязнение или иную порчу земли вредными продуктами хозяйственной или иной деятельности вследствие нарушения пра­вил обращения с удобрениями, стимуляторами роста растений, ядо­химикатами и иными опасными химическими или биологическими веществами при их хранении, использовании и транспортировке, повлекшие причинение вреда здоровью человека или окружающей среде. О.В. Воронцова обобщила многочисленные точки зрения о форме вины при порче земли и обозначила такие взаимоисключаю­щие подходы: (1) анализируемое преступление может быть как умыш­ленным, так и неосторожным; (2) вина в преступлении, предусмот­ренном ст. 254 УК РФ, выражается только в форме неосторожности (преступное легкомыслие); (3) данное преступление характеризуется смешанной виной: косвенный умысел по отношению к деянию и неосторожность по отношению к последствиям [7, c.22].

Как представляется, указанное преступное посягательство мо­жет быть совершено по неосторожности применительно к причине­нию тяжкого вреда здоровью и умышленно по отношению к причи­нению легкого вреда здоровью. Заметим, что уголовное наказание за порчу земли, повлекшую причинение вреда здоровью, не может быть мягче, чем по соответствующим нормам главы 16 «Преступления против жизни и здоровья» УК РФ. Согласно ч. 1 ст.111 и ч. 1 ст. 112 УК РФ причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоро­вью наказывается лишением свободы на срок соответственно восемь лет и три года. В ч. 1 ст. 254 УК РФ ответственность в виде лише­ния свободы не предусмотрена, следовательно, содержанием указан­ной статьи не охватывается умышленное причинение тяжкого и сред­ней тяжести вреда здоровью. Также по ч. 1 ст. 254 УК РФ ненаказу­емо причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью, поскольку по нормам главы 16 УК РФ эти деяния не наказуемы.

В свою очередь, нарушение правил обращения с веществами, повлекшее причинение вреда окружающей среде, возможно как умыш­ленно, так и по неосторожности. Это можно обосновать ссылкой на правило, изложенное в ч. 2 ст. 24 УК РФ. Поэтому следует поддер­жать тех ученых-правоведов, которые утверждают, что порча земли может совершаться как умышленно, так и по неосторожности.

Однако есть составы экологических преступлений, где рекоменда­ции, данные Пленумом Верховного Суда РФ в п. 4 постановления от 18 октября 2012 г. № 21, не срабатывают. Так, в доктрине неоднозначно понимается форма вины при незаконной охоте (ч. 1 ст. 258 УК РФ). С одной стороны, в соответствующих нормативных положениях нет указания на форму вины, цель и мотив деяния; следовательно, неза­конная охота может совершаться как умышленно, так и по неосто­рожности. С другой стороны, однозначного толкования содержания деяния, которое бы позволило так утверждать, тоже не существует.

В науке господствует мнение, что незаконная охота характери­зуется исключительно умышленной формой вины. На этих позици­ях, в частности, стоят Б.В. Яцеленко [25, c.557] и А.В. Наумов [15, c.528]. В то же время этот подход, во-первых, прямо противоречит правилу, пре­дусмотренному ч. 2 ст. 24 УК РФ. Во-вторых, при незаконной охоте не исключена ситуация, когда виновный убивает животное, занесен­ное в Красную Книгу, даже не осознавая это обстоятельство.

Согласно доктрине уголовного права, незнание закона не осво­бождает от ответственности. В последнем случае ответственность действительно должна быть, но форма вины здесь будет именно небрежность, поскольку лицо не предвидело возможности наступле­ния общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности дол­жно было и могло предвидеть эти последствия. В частности, лицо обязано было ознакомиться с правилами охоты и перечнем живот­ных, добыча и отстрел которых категорически запрещены. Отстрел вымирающего вида опасен при любых обстоятельствах, потому что есть риск того, что популяцию в принципе нельзя будет восстано­вить. Следовательно, для квалификации незаконной охоты не имеет значения знание виновного о том обстоятельстве, что на конкретное животное/птицу нельзя охотиться в соответствии с законом.

Иного мнения придерживается судебная практика. Согласно ма­териалам дела Е. убил утку-мандаринку, которая занесена в Красную Книгу РФ. При проверке обоснованности вывода о привлечении Е. к уголовной ответственности особо обсуждался вопрос, имел ли пред­ставление Е. о том, что убивает птицу, занесенную в Красную Книгу РФ. Наряду с этим в решении вышестоящего суда было отмечено, что доводы Е. о том, что он не знал, что добыл утку-мандаринку, опровергаются показаниями свидетелей Т., Ш., К., С. о том, что при осмотре уток Е. не отрицал, что добыл уток-мандаринок [31].

Дискуссия о форме вины при совершении незаконной охоты не имеет однозначного решения. Так, В.Г. Пушкаревым предложено оригинальное определение формы вины в ч. 1 ст. 258 УК РФ. Этот исследователь обосновал дополнение УК РФ нормой, где незакон­ная охота признается наказуемой по неосторожности при наличии «особо крупного ущерба» [19, c.118]. Однако возникает вопрос в обоснованно­сти выделения такой оценочной категории, когда подразумеваемый ею вред охватывается «крупным ущербом» согласно п. «а» ч. 1 ст. 258. Как тогда соотносить оценочные признаки «крупный ущерб» и «особо крупный ущерб»? Из вышесказанного нельзя ни полностью отверг­нуть, ни полностью согласиться с идеей, что названное экологическое преступление может быть совершено только по неосторожности.

Следующий вопрос связан с определением формы вины при причинении вреда жизни и здоровью человека в результате отдель­ных экологических преступлений. При этом установление формы вины при причинении смерти человеку проблем не вызывает. В ч. 3 ст. 247, ч. 2 ст. 248, ч. 3 ст. 250, ч. 2 ст. 251, ч. 3 ст. 252, ч. 3 ст. 254 УК РФ указано, что причинение смерти в результате экологического посяга­тельства возможно только по неосторожности. Таким образом, имеет место учтенная законодателем множественность преступлений.

В то же время весьма дискуссионным является вопрос об опре­делении формы вины при причинении вреда здоровью человека в результате совершения экологического преступления. Постановка про­блемы мотивируется тем, что законодатель не сделал в тексте уголов­ного закона указания на форму вины. В специальной литературе выс­казано мнение, что в ст. 246, ч. 2 ст. 247, ч. 1 ст. 248, ч. 2 ст. 250, ч. 2 ст. 251, ч. 1 и 2 ст. 254 УК РФ речь идет только о причинении вреда здоровью по неосторожности. Сторонники этой идеи указывают, что в противном случае будет трудно установить грань между эко­логическими преступлениями и преступлениями против здоровья человека (глава 16 УК РФ), так как санкции статей экологических деликтов значительно мягче по сравнению с санкциями последних [27, c.442].

Однако, на наш взгляд, подход к определению формы вины при причинении вреда здоровью любой тяжести в ст. 246, ч. 2 ст. 247, ч. 1 ст. 248, ч. 2 ст. 250, ч. 2 ст. 251, ч. 1 и 2 ст. 254 УК РФ не может быть универсальным.

Дело в том, что законодатель предусмотрел разные наказания за причинение вреда здоровью при совершении этих экологических пре­ступлений. По ст. 246 и ч. 2 ст. 247 УК РФ предусмотрено макси­мальное наказание до 5 лет лишения свободы, по ч. 1 ст. 248, ч. 2 ст. 250, ч. 2 ст. 254 УК РФ до двух лет лишения свободы, в ч. 1 ст. 254 УК РФ ответственность в виде лишения свободы не предусмотрена.

В целях сравнения следует напомнить, что по ч. 1 ст. 111 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека» УК РФ предусмот­рена ответственность в виде лишения свободы на срок до восьми лет, по ч. 1 ст. 112 «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью» УК РФ до трех лет. За умышленное причинение лег­кого вреда здоровью (ч. 1 ст. 115 УК РФ) и причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ч. 1 ст. 118 УК РФ) предусмот­рено уголовное наказание, не связанное с лишением свободы. Нако­нец, причинение по неосторожности легкого и средней тяжести вре­да здоровью уголовно ненаказуемо.

Приведенные санкции сравниваются не случайно. Очевидно, что уголовное наказание за экологические преступления, сопряжен­ные с причинением вреда здоровью, не может быть мягче, чем по соответствующим нормам главы 16 «Преступления против жизни и здоровья» УК РФ.

Как видно, ни за одно из вышеприведенных экологических пре­ступлений, в результате которых причиняется вред здоровью, не установлено наказание в виде лишения свободы на срок до восьми лет или выше. Поэтому указанные статьи главы 26 УК РФ не охва­тывают случаи умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Если в результате совершения соответствующего экологического пре­ступления умышленно причиняется такой вред здоровью, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений.

Также в санкциях ч. 1 ст. 248, ч. 2 ст. 250, ч. 2 ст. 254 УК РФ предусмотрено лишение свободы на срок до двух лет. Следователь­но, содержанием данных статей не охватывается умышленное причи­нение средней тяжести вреда здоровью, так как согласно ч. 1 ст. 112 УК РФ нанесение такого вреда влечет наказание в виде ограниче­ния свободы на срок до трех лет, либо принудительные работы на тот же срок, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок до трех лет.

Согласно положениям главы 16 УК РФ причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью по неосто­рожности ненаказуемо. Однако Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 постановления от 18 октября 2012 г. прямо указал, что в ст. 246, ч. 2 ст. 247, ч. 1 ст. 248, ч. 2 ст. 250, ч. 2 ст. 251, ч. 1 и 2 ст. 254 УК РФ речь идет о причинении вреда здоровью «любой степени тяжести одному или нескольким лицам». Это предложение нельзя понимать так, что каждое экологическое преступление в вышеуказанных стать­ях должно с необходимостью охватывать причинение и легкого, и средней тяжести, и тяжкого вреда здоровью. Так, по ч. 1 ст. 248 УК РФ ненаказуемо умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью; по неосторожности причинение такого вреда тоже не мо­жет быть наказуемо, так как оно само по себе непреступно. Полу­чается, что по смыслу закона причинение средней тяжести вреда здоровью вообще не охватывается ч. 1 ст. 248 УК РФ.

Обобщая вышесказанное, подчеркнем следующие моменты.

В ст. 246 и ч. 2 ст. 247 УК РФ под причинением вреда здоро­вью подразумевается причинение тяжкого вреда здоровью по нео­сторожности, умышленное причинение средней тяжести вреда здо­ровью, умышленное причинение легкого вреда здоровью. Умышлен­ное причинение тяжкого вреда здоровью в данном случае влечет дополнительно квалификацию по ст. 111 УК РФ.

В ч. 1 ст. 248, ч. 2 ст. 250, ч. 1 и ч. 2 ст. 254 УК РФ подразуме­вается причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, умыш­ленное причинение легкого вреда здоровью. При этом умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью в данном случае влечет дополнительную квалификацию по ст. 111 или ст. 112 УК РФ.

Если причиняется по неосторожности средней тяжести или легкий вред здоровью в результате нарушения правил обращения экологи­чески опасных веществ и отходов, содеянное следует квалифициро­вать по ч. 1 ст. 247 УК РФ.

Если причиняется по неосторожности средней тяжести или легкий вред здоровью в результате нарушения правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами, то уголовная ответственность исключается по ч. 1 ст. 248 УК РФ.

В случае причинения по неосторожности средней тяжести или легкого вреда здоровью в результате загрязнения вод, ответствен­ность следует по ч. 1 ст. 250 УК РФ.

Продолжая исследование, обратимся к ана­лизу положений, предусмотренных ч. 1 ст. 247 «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов» УК РФ, где законодателем сконструирован деликт опасности: «Производство за­прещенных видов опасных отходов, транспортировка, хранение, за­хоронение, использование или иное обращение радиоактивных, бак­териологических, химических веществ и отходов с нарушением ус­тановленных правил, если эти деяния создали угрозу причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде». В абз. 2 п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21 указано, что здесь подразумевается угроза причинения только среднего или тяжкого вреда здоровью. Опира­ясь на правило ч. 2 ст. 24 УК РФ, можно сделать вывод, что данное преступление совершается как умышленно, так и по неосторожности. Угроза причинения вреда не есть общественно опасное последствие как таковое. Поэтому в данном случае неприменимы ограничения по форме вины, выявленные выше к причинению вреда здоровью как общественно опасному последствию в ст. 246, ч. 2 ст. 247, ч. 1 ст. 248, ч. 2 ст. 250, ч. 2 ст. 251, ч. 1 и 2 ст. 254 УК РФ.

Сделанные выводы о форме вины при причинении вреда здо­ровья не вызывают сомнений. Однако назрела необходимость закре­пить их в виде отдельных положений в постановлении Пленума Верховного Суда РФ. Ведь форма вины в тексте зако­на применительно к случаем причинения вреда здоровью не указана, а следовательно, не исключено разночтение закона в процессе его применения. Предлагаем изложить и. 2 постановления Пленума Вер­ховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21 в следующей редак­ции: «В ст. 246 и ч. 2 ст. 247 УК РФ речь идет о причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности, причинении средней тяжести и легкого вреда здоровью умышленно, в ч. 1 cт. 248, ч. 2 cт. 250, ч. 1 и ч. 2 cт. 254 УК РФ — причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности и причинении умышленно легкого вреда здоровью».

Третья проблема напрямую пересекается с вопросом об опреде­лении формы вины в экологических преступлениях при причинении вреда здоровью и жизни человека. Однако она имеет другую сторо­ну дискуссии, которая связана с соотношением простой и двойной формы вины при совершении экологического посягательства.

При описании формы вины в квалифицированных и особо квалифицированных составах преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 247, ч. 2 ст. 248, ч. 3 ст. 250, ч. 3 ст. 254 УК РФ, прямо говорит­ся о причинении общественно опасного вреда по неосторожности. В и. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21 указывается, что преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 247, ч. 2 ст. 248, ч.З ст. 250 УК РФ, совершаются только по неосторожности. Однако, здесь имеет место следую­щая проблема. При буквальном толковании основных и особо ква­лифицированных составов преступлений, содержащихся в ст.ст. 247, 248, 250 и 254 УК РФ, выходит, что речь может идти о преступле­ниях с двойной формой вины.

Так, в ч. 1 ст. 248 УК РФ предусматривается ответственность за «нарушение правил безопасности при обращении с микробиоло­гическими либо другими биологическими агентами или токсинами, если это повлекло причинение вреда здоровью человека, распрост­ранение эпидемий или эпизоотий либо иные тяжкие последствия», а в ч. 2 ст. 248 УК РФ указано, что наказывается «то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека». Из буквального смысла текста закона можно предположить, что в ч. 2 ст. 248 УК РФ подразумевается конструкция с двумя общественно опасны­ми последствиями: например, «тяжкие последствия и смерть чело­века». Это может привести к мысли о том, что возможно умышлен­ное отношение к тяжким последствиям и неосторожное отношение к причинению смерти человека (двойная форма вины). На самом деле абсолютно прав Пленум Верховного Суда РФ, что здесь нет двой­ной формы вины: в квалифицированных и особо квалифицирован­ных составах экологических преступлений по указанным статьям происходит «замена» общественно опасных последствий на более тяжкие. По сути рассмотренный случай является следствием недочетов при конструировании ч. 3 ст. 247, ч. 2 ст. 248, ч. 3 ст. 250, ч. 3 ст. 254 УК РФ. С тем, чтобы избежать разночтений текса закона и уяснения формы вины в названных статьях УК РФ, следу­ет внести в них изменения:

  1. Изложить ч. 3 ст. 247 УК РФ в следующей редакции: «Про­изводство запрещенных видов опасных отходов, транспортировка, хранение, захоронение, использование или иное обращение радиоак­тивных, бактериологических, химических веществ и отходов с нару­шением установленных правил, повлекшее по неосторожности смерть человека либо массовое заболевание людей, — наказываются лишени­ем свободы на срок до восьми лет»;

  2. Изложить абз. 1 ч. 2 ст. 248 УК РФ в следующей редакции: «Нарушение правил безопасности при обращении с микробиологичес­кими либо другими биологическими агентами или токсинами, повлек­шее по неосторожности смерть человека»;

  3. Изложить абз. 1 ч. 3 ст. 250 УК РФ в следующей редакции: «Загрязнение, засорение, истощение поверхностных или подземных вод, источников питьевого водоснабжения либо иное изменение их природных свойств, повлекшие по неосторожности смерть человека, а равно те же деяния, совершенные на тергргиторши заповедника или заказника либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычай­ной экологической ситуации и повлекшие по неосторожности смертгъ человека»;

  4. Изложить абз. 1 ч. 3 ст. 254 УК РФ в следующей редакции:

«Отравление, загрязнение или иная порча земли вредными продукта­ми хозяйственной или иной деятельности вследствие нарушения правил обращения с удобрениями, стимуляторами рюста растений, ядохи­микатами и иными опасными химическими или биологическими веще­ствами при их хранении, использовании и транспортировке, повлек­шие по неосторожности смерть человека».

Мотивы и цели как обязательные признаки субъективной сто­роны составов экологических преступлений отсутствуют в уголов­ном законодательстве. Вслед за А.И. Рарогом не рассматриваем такие признаки, как «эмоции, аффект и заведомость», так как они не входят в содержание субъек­тивной стороны состава преступления. Сведений о том, что эти признаки охватываются содержанием субъективной стороны административного преступления не выявлено [20, c.45-48]. Конечно же, это не значит, что практика имеет дело с так называемыми «безмотивны­ми» правонарушениями. Вопрос видится в другом аспекте: установ­ление мотива и цели в действиях виновного не влияет на юридичес­кую квалификацию противоправного посягательства в сфере эколо­гии. Вместе с тем они подлежат учету при назначении уголовного наказания. Так, К. был осужден за незакон­ную рубку лесных насаждений в особо крупном размере условно на 1 год 6 месяцев (ч. 3 ст. 260 УК РФ). Согласно норме, изложенной в ч. 3 ст. 260, корыстный мотив не является обязательным призна­ком состава преступления «незаконная рубка лесных насаждений». Однако суд учел, что в преступлении имели место корыстные по­буждения (мотив) в связи с последующей продажей «по предвари­тельной договоренности» срубленной древесины [32].

Хотя в действующем законодательстве отсутствует подразделе­ние экологических преступлений на корыстные и некорыстные деяния, этот признак в скрытом виде наличествует в отдельных видах составах указанных деликтах. На него указывает характер об­щественно опасного деяния при юридической характеристике объек­тивной стороны, косвенно — вид и размер наказания. Так, при вы­борочном сравнении альтернативных санкций статей главы 26 УК РФ видно, что при прочих равных основаниях «некорыстные» пося­гательства на экологию признаются более опасными, чем «корыст­ные» экологические преступления.

Так, согласно ч. 2 ст. 260 УК РФ незаконная рубка лесных насаждений или не отнесенных к лесным насаждениям деревьев, кустарников, лиан, если эти деяния совершены в крупном размере, наказываются в качестве альтернативы принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные долж­ности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. В соответствии с примечанием к этой статье, крупным размером признается ущерб, причиненный лесным насаждениям или не отне­сенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам, исчисленный по утвержденным Правительством РФ таксам, превышающий пятьдесят тысяч рублей.

В соответствии с ч. 2 ст. 261 УК РФ, уничтожение или по­вреждение лесных насаждений и иных насаждений в результате нео­сторожного обращения с огнем или иными источниками повышен­ной опасности, если они причинили крупный ущерб, наказываются исправительными работами на срок до двух лет, либо принудитель­ными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок. При этом крупным ущербом в этой статье признается ущерб, если стоимость уничтоженных или поврежденных лесных насаждений и иных насаждений, исчисленная по утвержденным Пра­вительством РФ таксам, превышает пятьдесят тысяч рублей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В заключение хотелось бы сделать следующие выводы по работе.

  1. По критерию непосредственного объекта целесообразно классифицировать экологические преступления на две группы: (1) экологические преступления, посягающие на обеспечение экологической безопасности окружающей природной среды в целом (ст.ст. 246-248, 262 УК РФ); (2) экологические преступления, посягающие на обеспечение экологической безопасности конкретных компонентов окружающей природной среды (ст.ст. 249-252, 254-261 УК РФ).

  2. В главе 26 УК РФ расположение норм обусловлено критерием непосредственного объекта: от общих экологических преступлений к специальным (в зависимости от посягательства на конкрет­ный компонент окружающей среды). Норма о преступлении, предус­мотренном ст. 262 «Нарушение режима особо охраняемых террито­рий и природных объектов» УК РФ, изложена рядом с предписа­ниями о деликтах, посягающими на обеспечение экологической безопасности конкретных компонентов окружающей природной сре­ды (ст.ст. 249-252, 254-261 УК РФ). Однако в ст.262 речь идет об охране природных комплексов, т. е. совокупности природных компо­нентов. На этом основании соответствующее нормативное положе­ние должно размещаться в группе норм о преступлениях, посягаю­щих на обеспечение экологической безопасности компонентов окру­жающей среды в целом, что требует признать утратившей силу ст. 262 УК РФ и одновременно дополнить уголовный закон ст. 2481 «Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов» аналогичного содержания.

  3. Противоправное деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 252 «За­грязнение морской среды» УК РФ, заслуживает декриминализации. Целесообразно признать утратившей силу ч. 1 ст. 252 УК РФ, а ч. 2 и ч. 3 ст. 252 УК РФ считать соответственно ч. 1 и ч. 2 ст. 252 УК РФ.

  4. Родовым объектом экологических преступлений (исходя из действующего УК РФ) являются отношения по обеспечению обще­ственной безопасности.

  5. В общем смысле непосредственным объектом экологичес­ких преступлений являются конкретные общественные отношения по обеспечению экологической безопасности.

  6. В свете уточнения содержания видового объекта эко­логических преступлений представляется, что задачей УК РФ явля­ется охрана не «окружающей среды», а обеспечение «экологической безопасности». Поэтому предлагаем в ч. 1 ст. 2 УК РФ исключить указание на «окружающую среду» и дополнить словами об «экологи­ческой безопасности».

  7. В ч. 1 ст. 254 «Порча земли» УК РФ следует унифицировать терминологическую характеристику способа совершения посягательства, сконструировав ее как «нарушение правил обращения с опасными химико-биологическими вешрствами».

  8. Установлено, что добыча морских котиков, морских бобров и иных морских млекопитающих общественно опасна вне зависимо­сти от места совершения преступления. Соответственно следует ис­ключить признак «открытое море или запретные зоны», указанный в ч. 2 ст. 256 «Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов» УК РФ.

  9. Экологические преступления по субъекту посягательства де­лятся на преступления, совершаемые только общим субъектом, эко­логические альтернативно-служебные преступления, экологические (общеуголовные преступления), совершаемые лицом с использова­нием служебного положения.

  10. Обосновывается как альтернативная идея модерниза­ции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21, а именно путем дополнения абз. 1 п. 3 после «муници­пальным учреждением» словами «а также военнослужащими, прохо­дящими военную службу по призыву либо по контракту, а также граждан, пребывающих в запасе, во время прохождения ими воен­ных сборов», а равно дополнением пунктом 291 о том, что привлече­ние физического лица к уголовной ответственности за экологичес­кие преступления не исключает привлечения юридических лиц к административной ответственности за соответствующие экологичес­кие административные правонарушения.

  11. В п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 21 важно отразить вопрос об определении фор­мы вины в экологических преступлениях при причинении вреда здоровью, например, в таком виде: «В ст. 246 и ч. 2 ст. 247 УК РФ речь идет о причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности, причинении средней тяжести и легкого вреда здоровью умышленно, в ч.1 cт. 248, ч. 2 cт. 250, ч. 1 и ч. 2 cт. 254 УК РФ — причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности и причинении умышлен­но легкого вреда здоровью».

  12. В абз. 1 ч. 3 ст. 247 «Нарушение правил обращения экологи­чески опасных веществ и отходов», абз. 1 ч. 2 ст. 248 «Нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами», абз. 1 ч. 3 ст. 250 «Загрязнение вод», абз. 1 ч. 3 ст. 254 «Порча земли» УК РФ вследствие недочетов конструкций норм может возникнуть подозре­ние на возможность наличия двойной формы вины, что неверно и предлагается исправить посредством модернизации указанных струк­турных единиц уголовного закона.





Актуальность исследования во многом определяется и значимостью брака, как социального института.

Брак – это добровольный и равноправный союз между мужчиной и женщиной, основанный на чувствах взаимной любви и уважения, который направлен на создание семьи и рождение детей. Он должен быть заключен по установленным законом правилам и зарегистрирован в органах ЗАГСа, после чего наделяет супругов взаимными правами и обязанностями. До сих пор официального определения брака не закреплено действующим российским законодательством. И, даже, несмотря на то, что в Семейном Кодексе РФ (далее – СК РФ) отведена целая одноименная глава для такого правового института, как прекращение брака, закон не дает четкой формулировки для его обозначения. Согласно ст. 16 СК РФ, брак рассматривается как пожизненный союз, поэтому его прекращение может наступить с наступлением смерти супруга или объявления его умершим. Но, закон также и предусматривает прекращение брака при жизни обоих супругов путем подачи заявления о его расторжении, и в зависимости от конкретных обстоятельств может производиться как в административном, так и в судебном порядке.

До того времени, пока процедура прекращения брака не оформлена должным образом, согласно, правил, установленных семейным законодательством России, лица, вступившие в брак, признаются мужем и женой, независимо от времени фактического прекращения супружеских отношений. Момент прекращения брака приводит к существенным изменениям в сформировавшейся семье, так как влияет на изменение правового статуса совместно нажитого имущества, а также на дальнейшую жизнь детей, родившихся в этом браке.

На сегодняшний день для описания оснований и порядка прекращения брака выделены ряд определенных статей из семейного законодательства, а именно 16-25 СК РФ. Помимо, СК РФ порядок прекращения брака регулируется иными законодательными и подзаконными нормативными актами, в том числе и международно-правовыми соглашениями.

Разводы сегодня являются одним из определяющих факторов, которые снижают демографические показатели страны и порождают социальную напряженность.

Целью работы являются комплексное исследование и рассмотрение нормативно-правовой базы действующего российского законодательства, которая регламентирует и описывает основания, порядок и правовые последствия прекращения брака.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач: изучить понятие, основания и порядок прекращения брака в РФ; определить различия между расторжением брака в судебном порядке и признанием его недействительным; исследовать условия прекращения брака в судебном порядке при взаимном согласии супругов; выявить особенности прекращения брака в судебном порядке при отсутствии согласия одного из супругов.

Объектом исследования являются правоотношения, формирующиеся при процедуре прекращения брака, а также после проведения государственной регистрации расторжения брака.

Предметом исследования является правовые нормы, закрепленные в законодательстве РФ, регулирующие основания, порядок и правовые последствия прекращения брака.

Нормативной базой работы явились законодательные акты России, как СК РФ, Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. (далее – ГПК РФ), Налоговый Кодекс РФ, Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. №143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (далее - Закон об актах гражданского состояния), Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. №15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», от 27 мая 1998 г. №10 «О применении законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей».

Теоретической основой исследования служили научные труды таких известных специалистов в области юридических наук как Агапов С.В. «Семейное право: учебник и практикум», Ахметьянова З.А., Ковалькова Е.Ю., Низамиева О.Н. «Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации», Безбах В.В., Пучинский В.К. «Основы Российского гражданского права», Воронина З.И. «Семейное право», Герасимов Л. П. «Семейное право», Егорова О.А., Беспалов Ю. Ф. «Настольная книга судьи по семейным делам», Ильина О.Ю. «Баланс частного и публичного интереса при судебном рассмотрении дел о расторжении брака», Кострова Н.М. «Судебная защита семейных прав: процессуальный аспект», Коржаков И.М. «Доказывание по делам о расторжении брака», Корнеева И.Л. «Семейное право: учебник и практикум для СПО», Курбанов Р.А., Богданов Е.В., Лалетина А.С. «Семейное право», Миролюбова О.Г. «Право семьи на жилище», Нечаева А.М. «Семейное право», Савельев Д.Б. «Правовые позиции Верховного Суда РФ по семейным спорам. Хрестоматия», Сидорова Е.Л. «Анализ действующего законодательства, судебной практики, современной правовой литературы», Пчелинцева Л.М. «Практикум по семейному праву», Тарусина Н.Н. «семейное право: очерки из классики и модерна», Трунов И.Л. «Практика адвокатской деятельности. Практическое пособие» в 2 томах, Чефранова Е.А. «судебный порядок расторжения брака», Ярков В.В. «Гражданское судопроизводство: особенности рассмотрения отдельных категорий дел». Авторы вышеперечисленных источников литературы направлены на исследование актуальных проблем работы с расторжением брака в судебном порядке в современных условиях.

В ряду этих изданий следует выделить учебное пособие З.И. Ворониной «Семейное право». В книге рассмотрено взаимодействие понятия и правовой природы брака, уделено внимание теме прекращения брака в судебном порядке, а именно вопросам, разрешаемые судом при прекращении брака. Помимо этого, следует отметить, что описана значимость оперативной работы с документами: о сроках регистрирования определенного рода документации и о том, насколько важно подобрать необходимую информацию.

Методологической основой исследования послужили метод правового анализа, системный, описательный, сравнительно-правовой, аналитический и статистический методы исследовательской работы.

Задачи исследования определяют структуру работы, которая включает в себя введение, 3 главы, заключение и список использованных источников.















ГЛАВА I. ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ ПРЕКРАЩЕНИЯ БРАКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


    1. Понятие, основания и порядок прекращения брака в Российской Федерации

Прекращение брака – это юридический факт с наступлением, которого прекращаются правоотношения, возникающие между супругами из юридического факта государственной регистрации брака. Правовому институту прекращения брака в РФ посвящена целая одноименная IV глава СК РФ.1

Основания прекращения брака – это юридические факты, с которыми закон связывает прекращение правоотношений между супругами, возникших из зарегистрированного в установленном порядке брака. Основаниями для прекращения брака являются:

  1. Смерть одного из супругов;

  2. Объявление судом одного из супругов умершим;

  3. Взаимное согласие мужа и жены на расторжение брака. Расторжением брака (разводом) в РФ называется прекращение в судебном или упрощенном порядке правоотношений между супругами (при жизни) на будущее время.

  4. Заявление одного из супругов, если другой супруг:

    • признан судом безвестно отсутствующим;

    • признан судом недееспособным;

    • осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет.

  5. Заявление опекуна супруга, признанного судом недееспособным;

  6. Признание брака недействительным;

  7. По заявлению о расторжении брака одного из супругов. За исключением тех случаев, когда муж требует развода без согласия супруги в течение ее беременности, а также после рождения ребенка до исполнения ему одного года. Независимо от того, что ребенок родился мертвым или умер, так и не успев дожить до года.2

Стоит уделить особое внимание, такому аспекту как признание брака недействительным. Признание брака недействительным осуществляется только в судебном порядке. Оно в корне отличается от расторжения брака. Если с разводом прекращаются правоотношения лиц, состоявших ранее в браке, на будущее время, то брак, признанный недействительным, считается таковым с момента его заключения: его как бы не было совсем. Поэтому недействительность брака рассматривается как признанная судом его порочность в связи с несоблюдением условий его заключения, последствием которой является аннулирование брачного правоотношения. Супруги, состоявшие в таком браке, никаких прав и обязанностей, предусмотренных СК РФ, не имеют.3

В ст. 18 СК РФ рассматривается порядок расторжения брака при жизни супругов. Он зависит от конкретных обстоятельств и может производиться в судебном и административном порядке: органами ЗАГСа, дипломатическими представительствами или консульских учреждениях РФ, а также компетентными органами иностранных государств. Коллизионные нормы о расторжении брака (тех государств, где развод допускается) применяются по:

  • закону гражданства супругов или супруга;

  • закону страны постоянного места жительства супругов или мужа;

  • закону страны, если развод разрешен для обоих супругов. Государственная регистрация расторжения брака подробно регулируется Законом об актах гражданского состояния. Расторжение брака по взаимному согласию супругов, не имеющих общих несовершеннолетних детей, происходит в органах ЗАГСа. Исключения составляют те случаи, когда один из супругов, несмотря на отсутствие возражений, уклоняется от расторжения брака. Например, не имеет личной возможности явиться в органы ЗАГСа для подачи совместного заявления. Кроме того, ст. 19 СК РФ утвердила, что в органах ЗАГСа расторжение брака производится по заявлению одного из супругов независимо от наличия у них общих несовершеннолетних детей, если другой супруг признан судом: безвестно отсутствующим, недееспособным или осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок более трех лет. Смерть одного из супругов или объявление судом его умершим являются юридическими фактами прекращения брака. В таком случае, брак будет считаться прекращенным с момента регистрации смерти супруга или вступления в законную силу принятия решения суда об объявлении гражданина умершим.

В случае явки лица, объявленного судом умершим, брак может быть восстановлен, если:

  • отменено судебное решение, которым он объявлен умершим;

  • имеется совместное заявление супругов, поданное ими в орган ЗАГСа о восстановлении брака (п. 1 ст. 26 СК РФ);

  • другой супруг не вступил в новый брак (п. 2 ст. 26 СК РФ).

Орган ЗАГСа, принявший заявление, извещает в трехдневный срок супруга, отбывающего наказание, либо опекуна недееспособного супруга, либо управляющего имуществом безвестно отсутствующего супруга, а в случае их отсутствия в орган опеки и попечительства о поступившем заявлении и дате, назначенной для государственной регистрации расторжения брака.

Если после расторжения брака в органах ЗАГСа возникают споры, связанные с разделом имущества супругов, выплатой средств на содержание нетрудоспособного нуждающегося супруга, а также о детях, то они подлежат разрешению в судах. Более подробно судебный порядок прекращения брака описан в ст. 21-23 СК РФ.4

Прекращение брака производится органом ЗАГСа по истечении месяца со дня подачи заявления о расторжении брака. Органы ЗАГСа выдают свидетельство о расторжении брака, предписанной законом формы. Государственная регистрация расторжения брака проводится органом ЗАГСа по месту жительства супругов (одного из супругов) или по месту государственной регистрации брака.

Моментом прекращения брака, расторгаемом в органах ЗАГСа, является день государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде – со дня вступления решения суда в законную силу. Супруги не вправе вступить в новый брак до получения свидетельства о расторжении брака в органе записи актов гражданского состояния по месту жительства любого из них.5

Схема «Прекращение брака: основания и порядок» отражает необходимые условия прекращения брака, предусмотренные действующим семейным законодательством РФ.

Схема. «Прекращение брака: основания и порядок»

hello_html_me84be14.gif


Основания прекращения брака – это юридические факты,

с которыми закон связывает прекращение правоотношений

между супругами, возникших из зарегистрированного в

установленном порядке брака.








hello_html_7bf0ec60.gif


Смерть одного из

супругов


Объявление одного из

супругов умершим



hello_html_md9885fa.gifРасторжение брака (развод) - это

юридический акт, который, за некоторыми

исключениями, прекращает на будущее время

права и обязанности супругов.







hello_html_610ab2ed.gif
hello_html_m55ef8140.gif











hello_html_6b395263.gifhello_html_50101d4e.gifhello_html_7adb82e.gif


Таким образом, подводя итог вышеизложенному параграфу можно выделить следующие выводы. Несмотря на то, что в российском законодательстве нет четкого определения прекращения брака, специалисты в области права сформировали его, опираясь на современные нормативно-правовые источники РФ. Итак, прекращение брака – это юридический факт с наступлением, которого прекращаются правоотношения, возникающие между супругами из юридического факта государственной регистрации брака.

СК РФ выделяет основания для прекращения брака. Основания прекращения брака – это юридические факты, с которыми закон связывает прекращение правоотношений между супругами, возникших из зарегистрированного в установленном порядке брака. Основаниями для прекращения брака являются смерть или объявление судом одного из супругов умершим (безвестно отсутствующим). При жизни супругов брак может быть прекращен путем его расторжения по заявлению одного или обоих супругов, а также по заявлению опекуна супруга, признанного судом недееспособным. При односторонней подаче заявления, в таких случаях, где один из супругов: осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет; признан судом недееспособным или безвестно отсутствующим, – нет необходимости в согласии другого супруга, и подобные заявления рассматриваются в упрощенном административном порядке. Единственное ограничение права на развод при односторонней подаче заявления распространяется на супруга, который без согласия своей беременной супруги не имеет права требовать расторжения их брака, а также в течение года после рождения ребенка. Данное положение распространяется и на те, случаи, когда ребенок родился мертвым или умер до достижения им возраста одного года. Прекращение брака производится в административном порядке: в органах ЗАГСа, в дипломатических представительствах или консульских учреждениях РФ, а также в компетентных органах иностранных государств. В случаях, предусмотренных ст.ст. 21-23 СК РФ – в судебном порядке, а именно: при наличии у супругов общих несовершеннолетних детей, споров о разделе имущества, алиментных обязательств, отсутствия согласия одного из супругов, уклонения от расторжения одного из супругов в органах ЗАГСа. Также брак прекращается после признания его судом недействительным. Согласно ст. 25 СК РФ, брак, расторгаемый в органах ЗАГСа, прекращается со дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде – со дня вступления решения суда в законную силу.


    1. Отличия между признанием брака недействительным от расторжения брака

Расторжение брака значительно отличается от признания его недействительным. Если с расторжением брака прерываются на дальнейшее время правоотношение лиц, раннее состоявших в браке, то с признания судом брака недействительным ликвидируются все те юридические последствия, которые возникают из действительного брака. Брачный договор, заключенный в соответствии со ст. 40-42 СК РФ, при решении суда признать брак недействительным, будет считаться таким же.

Такие существенные последствия серьезные последствия дают объяснение, почему признание недействительности брака, возможно строго в судебном порядке. Перечень оснований, дающих суду право признать брак недействительным, определен законом РФ. Такими основаниями являются:

  • нарушение установленных законом условий заключения брака, то есть если он заключен при отсутствии добровольности и взаимного согласия лиц, вступающих в брак, либо зарегистрирован с лицом, не достигшим брачного возраста, или же в результате обмана, насилия и др.;

  • сокрытие одним лицом, вступающим в брак, от другого лица наличие у него венерической болезни или ВИЧ-инфекции;

  • наличие при заключении брака обстоятельств, препятствующих его заключению, то есть если он заключен между лицами, из которых хотя бы одно лицо состоит в другом зарегистрированном браке; если это брак между близкими родственниками: родителями и детьми, дедушками, бабушками и внуками (внучками), в том числе и полнородными и неполнородными братьями и сестрами, усыновителями и усыновленными; или же если брак заключен лицами, из которых хотя бы одно признано судом недееспособным вследствие психического расстройства;

  • фиктивность брака, то есть если супруги или один из них зарегистрировали брак без намерения создать семью.6

Следует обратить внимание, на то что, в соответствии со ст. 29 СК РФ, обозначены обстоятельства, устраняющие недействительность брака к моменту рассмотрения судом дела заявленного иска о признании брака недействительным. К их числу можно отнести следующие:

    • добровольное согласие супруга на данный брак;

    • восстановление судом дееспособности супруга, ранее признанного судом недееспособным;

    • прекращение предыдущего брака в результате его расторжения или смерти супруга по раннее расторгнутому браку;

    • отмены усыновления.

В соответствии со ст. 30 СК РФ признание брака недействительным не влияет на права детей, родившихся в таком брачном союзе или в течении трехсот дней со дня признания брака недействительным.7

У лиц, состоящих в браке, который судом признан недействительным, никаких личных и имущественных прав и обязанностей супругов не возникает. Однако, добросовестный супруг вправе сохранить за собой фамилию, которую избрал при регистрации брака, признанного впоследствии недействительным. Если лица, находящиеся в таком браке, совместно приобретали различное имущество, то в случае его раздела, суд руководствуется не нормами СК РФ, а применяет правила, установленные ГК РФ об имуществе, находящемся в долевой собственности.8

Согласно действующему российскому законодательству, при возникновении спора о праве собственности на жилую площадь, то у недобросовестного лица, поселившегося в качестве супруга, в подобном браке, не возникает права на его жилую площадь.

Лица, имеющие право требовать признания брака недействительным. В силу ст. 28 СК РФ к кругу лиц, которые могут заявлять такие требования, в зависимости от основания оспаривания действительности брака, относят:

    • несовершеннолетний супруг, его родители (лица, их замещающие), орган опеки и попечительства;

    • прокурор в ряде случаев таких как, отсутствие добровольного согласия одного из супругов на его заключение или при наличии фиктивности брака и др.;

    • супруг, не знающий о фиктивности брака;

    • супруг, не знающий о наличии заболевания у другого венерического заболевания или ВИЧ-инфекции;

    • супруг, опекун супруга, признанного недееспособным, супруг по предыдущему не расторгнутому браку, другие лица, права которых нарушены заключением данного брака, а также орган опеки и попечительства;

    • дети супруга от предыдущего брака и другие.

Следует отметить, что если заявитель не относится к числу таких лиц, то судья отказывает ему в принятии искового заявления. Согласно, гражданского законодательства России, недействительность брачного союза подведомственна мировым судом. Но, если спор связан с установлением отцовства, оспариванием отцовства (материнства), то такие дела относятся к компетенции районного суда.

Таким образом, если сгруппировать правовые последствия признания брака недействительным, то можно выделить следующее:

      1. права и обязанности между супругами аннулируются;

      2. к разделу имущества совместно нажитого в период такого брака используют положения об общей долевой, а не совместно нажитой собственности;

      3. право на алименты супруга, имевшего до признания брака недействительным на их получение, прекращаются;

      4. брачный договор утрачивает свою законную силу;

      5. пропадает право для приобретения гражданства в упрощенном порядке;

      6. теряется право на отказ от дачи свидетельских и иных показаний против супруга из недействительности брака, но и другие правовые последствия, согласно предусмотренным семейным, административным, гражданским, налоговым и иным законодательством.

Тем не менее, опираясь, на п . 4 ст. 30 СК РФ суд вправе признать по отношению к добросовестному супругу за ним право на получение от другого содержания, а также применить об общей совместной собственности к имуществу, которое было совместно приобретено в период брака, и полностью или частично признать действительность брачного договора.9

Таким образом, можно констатировать, что расторжение брака существенно отличается от признания его недействительным. Как только возникает условие, что хотя бы одно законных оснований при регистрации официального брака было нарушено, то исковым заявлением через суд можно признать такой брак недействительным. Тогда, как расторгнуть брак можно только действительный. Брак можно расторгнуть как в административном, так и в судебном порядке. Признание недействительности брака подведомственны мировому, а в ряде случаев, районному судам. Правоотношения, возникшие в результате действительного брака, прерываются на будущее время, даже возможно допущение оснований для восстановления брака, ранее считавшимся расторгнутым. Недействительность брака не является разновидностью его прекращения. До тех пор, пока брак не признан судом недействительным, несмотря на наличие соответствующих оснований, брак считается действительным. Более того, если обстоятельства, влекущие недействительность брака, могут перестать существовать, то согласно СК РФ, суд может принять решение о санации (оздоровлении) брака. Краткая характеристика различий между признанием брака недействительным от расторжения брака приведена в таблице.




















Таблица. «Сравнительная характеристика признания брака недействительным и расторжение брака»

характеристики

Недействительность брака

Расторжение брака

В момент

заключения брака

Нарушение норм законодательства

Нормы законодательства были соблюдены

Основания для

1. Отсутствие взаимного согласия:

1. Взаимное согласие супругов на развод;

прекращения

принуждение под угрозой применения физической силы или под психическим давлением;


брака

обман; заблуждение одного супруга, например, о личности его партнера;

2. Непоправимый распад семьи при расторжении брака


нахождение лица в состоянии, в котором он не отдавал отчета своим поступкам(опьянение, болезненное состояние).

по требованию одного из супругов в случае отсутствия согласия второго супруга на развод;


2. Не достижение возраста нобходимого для вступления в брак.

3. Заявление одного из супругов, если другой супруг:


3. Не устранены препятствия по вступлению в брак: один из супругов уже женат/замужем;

-признан судом безвестно отсутствующим;


Близкое родство (по прямым восходящим, нисходящим линиям). Запрещены браки между приемными детьми и родителями; один из супругов недееспособен и этот факт признан судом.

- признан судом недееспособным;


4. Один из супругов-носитель ВИЧ или СПИД знал о болезни, но не предупредил партнера

- осужден судом за преступление к лишению свободы на срок свыше трех лет;


5. Фиктивность брака

4. Заявление опекуна супруга, пизнанного судом недееспособным

Порядок

Только судебный

Административный и судебный

Лица, имеющие право обратиться за прекращением брака

Супруг, права которого нарушены(например, при заключении брака с лицом, скрывшим наличие у него ВИЧ-инфекции или венерической болезни); прокурор (если брак был заключен при отсутствии добровольного согласия одного из супругов); родители (если брак заключен лицом, не достигшим

Супруг, супруга, опекун супруга, признанного судом тех случаев, когда муж требует развода без согласия жены во время ее беременности и после рождения ребенка, даже, если ребенок родился мертвым или не успел дожить до первого года своей жизни


брачного возраста, при отсутствии

.


Соответствующего разрешения);



орган опеки и попечительства;



опекун супруга, признанного



недееспособным; другие лица,



права которых нарушены таким браком.


Восстановление брака

После решения суда о признании брака недействительным, вступившем в законную силу – не допускается. Обстоятельства, влекущие недействительность брака, могут перестать существовать, и суд может принять решение о санации (оздоровлении) брака, но только на момент рассмотрения дела о его

недействительности.

Допускается. Законом предусмотрена лишь единственная причина, по которой расторгнутый брак может быть восстановлен: личная явка того из супругов, кого официально признали умершим или же пропавшим.

Правовые последствия

1. Аннулирование прав и обязанностей супругов, возникших с момента регистрации брака и существовавших до признания его недействительным. В отличие от развода права и обязанности аннулируются не с момента расторжения брака, а с момента заключения брака.

2. Супругам, изменившим фамилию при заключении брака, возвращается добрачная фамилия.

3. К имуществу, приобретенному в период брака, применяются положения об общей долевой, а не совместной собственности.

4. Брачный договор признается недействительным.

5. Утрачивается право на алименты супруга, имевшего право на их получение.

6. Утрачиваются основания для приобретения гражданства в упрощенном порядке.

7. Прекращается право на отказ от дачи свидетельских и иных показаний против супруга из недействительного брака и другие последствия, предусмотренные не только семейным, но также гражданским, административным, налоговым и иным законодательством.

8. Признание брака недействительным, согласно п. 3 ст. 30 СК РФ, не влияет на права детей, родившихся в таком браке.

1. С расторжением брака перестает действовать законный режим имущества супругов, т. е. режим их общей совместной собственности, но при условии, что супруги разделили совместно нажитое в браке имущество. Если супруги не разделили общее имущество, то и после развода оно продолжает оставаться общим с соответствующим правовым режимом, так как было нажито во время брака в течении 3х лет.

2. Алиментные обязательства в случаях установленных законом.

3. Утрачивается право на получение наследства по закону после смерти бывшего супруга.

4. Прекращается право на пенсионное обеспечение в связи с потерей супруга по установленным законом основаниям.

5. Однако расторжение брака, прекращающее правоотношения между супругами, не влечет за собой прекращение правоотношений между родителями и детьми.

Брак прекращается

Признается недействительным с момента заключения

С момента государственной регистрации расторжения брака


ГЛАВА 2. РАСТОРЖЕНИЕ БРАКА В ОРГАНАХ ЗАПИСИ АКТОВ

ГРАЖДАНСКОГО СОСТОЯНИЯ


2.1. Расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния по заявлению обоих супругов

Основным (административным) порядком расторжения брака, признано считать расторжение брака в органах ЗАГСа. Осуществление расторжения брака, в данном порядке, допускается лишь по взаимному заявлению супругов или же по заявлению одного из супругов.10

Расторжение брака по взаимному согласию обоих супругов производиться при условии наличия самого согласия обоих супругов и отсутствия у обоих из них общих несовершеннолетних детей (включая усыновленных) п.1 ст.19 СК РФ. Следует отметить, что наличие общих несовершеннолетних детей, исключает возможность расторжения брака в органах ЗАГСа.

Взаимное согласие выражается путем подачи обоих супругов заявления в органы загса, выраженного в письменной форме, поданного в виде совместного или двух раздельных заявлений. Способ подачи заявления может осуществляться как лично, так и дистанционно, в виде отправки электронного документа через Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций). Также, заявление может быть подано через многофункциональный центр.11 При отсутствии возможности одного из супругов осуществить подачу заявления (имея при этом уважительную причину), в случаи подачи совместного заявления о расторжении брака, волеизъявление супругов оформляется отдельным заявлением о расторжении брака. Подпись отсутствующего супруга, в данной ситуации, подлежит нотариальному удостоверению, в установленном законом порядке.12 Содержание и форма заявления о расторжение брака по взаимному согласию устанавливается и детально регламентируется законодателем.

Заявление о расторжении брака, как и любой другой документ, имеет свое содержание, реквизиты и форму, которые устанавливаются правовыми нормами.

Проблеме оформления заявления о расторжении брака следует посвятить следующий пример из судебной практики.

Гражданин К. намеревается расторгнуть с гражданкой В., с которой, в последние три года, он не проживает, общих несовершеннолетних детей не имеет, и открывать спор о разделе совместно нажитого имущества не собирается. К. обратился в отдел загса по городскому округу г. Кострома с соответствующим заявлением, однако в приеме заявления ему было отказано, так как В. проживающая в Украине, на его подачу не явилась и заявление не подписала. С заявлением о расторжении брака он обращался к мировому судье по месту своего жительства, но заявление ему было возвращено со ссылкой на то, что оно должно быть подано по месту жительства ответчика, а доказательств, свидетельствующих о невозможности выезда к месту жительства ответчика, им не представлено. По смыслу п. 3 ст. 33 Закона об актах гражданского состояния заявление супруга, не имеющего возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния, должно содержать сведения, перечисленные в абзацах 2 - 7 пункта 2 ст. 33 Закона об актах гражданского состояния, а подпись заявителя на нем должна быть нотариально удостоверена.

Далее по делу, заявление В., с ее нотариально удостоверенной подписью, которое было предъявлено К. в отдел записи актов гражданского состояния, этим требованиям не соответствует, поскольку не содержит сведений о месте ее рождения, гражданстве, реквизитах записи акта о заключении брака, о фамилии, которую она избирает после расторжения брака. Заявление, оформленное от ее имени на бланке формы № 8, также оформлено ненадлежащим образом, так как подпись В. на нем нотариально не удостоверена. Поскольку, предъявленное К. вместе с другими документами заявление В., не имеющей возможности явиться в орган записи актов гражданского состояния для подачи заявления, не соответствовало требованиям, установленным Законом об актах гражданского состояния и Постановлением Правительства РФ от 31 октября 1998 года №1274 «Об утверждении форм бланков заявлений о государственной регистрации актов гражданского состояния, справок и иных документов, подтверждающих государственную регистрацию актов гражданского состояния» у руководителя отдела записи актов гражданского состояния по городскому округу г. Кострома имелись основания для отказа в приеме документов на государственную регистрацию расторжения брака. Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия определила решение Свердловского районного суда Костромы от 27 июня 2014 года отменить, принять по делу новое решение. В удовлетворении заявления К. об оспаривании решения руководителя отдела записи актов гражданского состояния по городскому округу г. Кострома управления записи актов гражданского состояния Костромской области об отказе в приеме заявления о расторжении брака отказать.13

Данный случай, из судебной практики, подчеркивает всю значимость требований, предъявляемых законодателем, по оформлению документации, и пример последствий их не соответствия, в конкретном случае – отказ в государственной регистрации акта гражданского состояния.

Государственная регистрация расторжение брака производиться органом ЗАГСа по месту жительства супругов (одного из них) или по месту государственной регистрации заключения брака.

Законодательно, обязанность в выяснении причин и установления примирения между супругами для органов ЗАГСа не регламентируется. Однако, для реализации вышеупомянутых целей, направленных на восстановление семьи, законодателем вводится норма, в п.3 ст.19 СК РФ, устанавливающая само расторжение брака и выдачу свидетельства о его расторжении органами ЗАГСа по истечению месяца, со 3 дня подачи супругами заявления о разводе. Течение указанного срока начинается на следующий день после подачи супругами заявления о расторжении брака и истекает в соответствующее число последнего месяца срока. Если это число приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день. Органами загса, данный месячный срок не может быть ни сокращен, ни увеличен. Только при наличии причин, мешающим супругам явиться в назначенный день, и их совместной просьбе, возможен перенос срока для оформления развода.

Представительство в случае расторжение брака не допускается. П. 4 ст. 33 Закона об актах гражданского состояния, допускает расторжение брака в присутствии и одного из супругов.

После расторжения брака ставится соответствующая отметка в паспорте или ином документе удостоверяющего личность.

Споры, возникающие при расторжении брака (раздел имущества, выплата средств на содержание нуждающегося нетрудоспособного супруга и т.д.), рассматриваются лишь в судебном порядке. Однако, наличие имущественных споров, не является преградой для расторжения брака органами ЗАГСа. Перечисленные споры, независимо от расторжения брака в органах ЗАГСа, разрешаются судом по заявлению одного из супругов или опекуна недееспособного супруга в порядке искового производства, осуществляемого как в период брака, так и после его расторжения. Не стоит лишь забывать о сроке исковой давности, установленного для лиц, расторгнувших брак, раздел общего имущества которых, осуществляется в трехлетний срок (п.7 ст.38 СК РФ). С требованиями о взыскании алиментов, по ст.107 СК РФ, супруг в праве в любое время, независимо от срока истекшего с момента возникновения права на алименты, если супруги (бывшие супруги) не достигли соглашения по данному вопросу.14



2.2. Расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния по заявлению одного из супругов

В органах ЗАГСа допускается также расторжение брака по одностороннему заявлению одного из супругов и независимо от наличия у супругов общих несовершеннолетних детей. В соответствии с пунктом 2 ст. 19 СК РФ это возможно, если другой супруг:

- признан судом безвестно отсутствующим;

- признан судом недееспособным;

- осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет.

Для этого нужно лишь обратиться с письменным заявлением в орган ЗАГС, где был заключен брак, или по месту своего жительства, представив вступивший в законную силу приговор (не выписку) суда в отношении другого супруга.

Признание гражданина безвестно отсутствующим предусмотрено нормами ст. ст. 42 - 44 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ).

Обращаться в суд с заявлением о признании другого супруга безвестно отсутствующим – это право другого супруга, однако отсутствие судебного решения по данной категории дел дает основание отказать в приеме заявления от другого супруга органами ЗАГСа. Вместе с тем судья не вправе отказать этому супругу в принятии искового заявления о расторжении брака, он должен рассмотреть иск на общих основаниях (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. №15). В случае явки супруга, признанного судом безвестно отсутствующим, вопрос о восстановлении брака решается в соответствии с правилами ст. 26 СК РФ.

Если супруг признан судом безвестно отсутствующим, в органы ЗАГС по месту жительства или по месту государственной регистрации заключения брака (ст. 32 Закона об актах гражданского состояния) подаются следующие документы (п. п. 2, 3 ст. 34 указанного Закона):

- заявление о расторжении брака, в котором, в частности, указывается та фамилия, которую вы желаете взять после развода (ст. 36 Закона об актах гражданского состояния);

- решение суда о признании другого супруга безвестно отсутствующим;

- документ, удостоверяющий вашу личность;

- свидетельство о заключении брака, так же квитанция об уплате госпошлины, включая выдачу свидетельства о расторжении брака (ст. 10 Закона об актах гражданского состояния; пп. 2 п. 1 ст. 333.26 НК РФ).

Через месяц после подачи заявления о расторжении брака предоставляется свидетельство о расторжении брака. Если заявителем предоставлялось свидетельство о заключении брака, то оно возвращается заявителю с отметкой о государственной регистрации расторжения брака (п. 3 ст. 34 Закона об актах гражданского состояния).

Со дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния брак считается расторгнутым (ч. 1 ст. 25 СК РФ).15

Расторжение брака по заявлению одного из супругов независимо от наличия у супругов общих несовершеннолетних детей производится в органах ЗАГС, если другой супруг признан судом недееспособным.

Согласно п. 1 и 2 ст. 29 ГК РФ общим последствием неспособности гражданина понимать значение своих действий или руководить ими, которая возникла вследствие психического расстройства, является признание его в судебном порядке недееспособным, в связи с чем над ним устанавливается опека58.

В ст. 29 ГК РФ перечня данных субъектов не содержится, но такие лица перечислены в ГПК РФ. Так, в соответствии с п. 2 ст. 281 ГПК РФ дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства может быть возбуждено в суде на основании заявления членов его семьи, близких родственников (родителей, детей, братьев, сестер), органа опеки и попечительства, медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь, или стационарного учреждения социального обслуживания для лиц, страдающих психическими расстройствами.16

Приведем пример из судебной практики. М.В.П. обратилась в суд с иском, указав, что 29 ноября 1996 года между ней и М.В.Н. был заключен брак. На основании решения суда г. Омска от 2 сентября 2004 года, вступившего в законную силу 1 октября 2004 года, она признана недееспособной, ее опекуном был назначен М.В.Н. В этот же день, 20 сентября 2004 года, М.В.Н. подал в органы записи актов гражданского состояния города Омска заявление о расторжении брака, заключенного с ней.

Однако на момент подачи заявления в органы записи актов гражданского состояния решение суда о признании ее недееспособной еще не вступило в законную силу, а, значит, такое заявление не могло быть принято. Таким образом, брак, который расторгнут с нарушением закона, не может считаться расторгнутым. 07 февраля 2007 года М.В.Н. заключил брак с А. Регистрация второго брака М.В.Н. является недействительной, так как на момент его заключения, брак, между ней и М.В.Н. не был расторгнут в установленном законом порядке. 14 июля 2008 года М.В.Н. умер. Решением суда от 25 января 2011 года она была признана дееспособной. Просила признать незаконной регистрацию расторжения брака между ней и М.В.Н. и обязать ответчика аннулировать запись о регистрации расторжения брака между ней и М.В.Н., признать недействительным заключенный 7 февраля 2007 года брак между М.В.Н. и А.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав ответчика А., представителя ответчика Министерства государственно-правового развития Омской области З., просивших отказать в удовлетворении жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены либо изменения судебного решения по следующим причинам.

Представленные в дело доказательства опровергают доводы жалобы о том, что ее супруг расторг с ней брак до вступления в законную силу решения суда о признании ее недееспособной. Суд первой инстанции верно указал в решении, что мнение истицы о другой дате подачи ее супругом заявления о расторжении брака сложилось, возможно, по причине некорректного буквального содержания текста свидетельства о расторжении брака от 15 августа 2006 года, но фактическое содержание записи акта о расторжении данного брака опровергает доводы жалобы и иска. Из заявления М. о расторжении брака следует, что оно поступило в отдел записи актов гражданского состояния ЦАО г. Омска 13 июля 2006 года, что полностью опровергает доводы апелляционной жалобы. Таким образом, на момент заключения брака 7 февраля 2007 года М.В.Н. и А. в иных браках не состояли, оснований для признания его недействительным не имеется.17

В соответствии с пунктом 2 ст. 19 СК РФ допускается расторжение брака по заявлению одного из супругов, независимо от наличия у супругов общих несовершеннолетних детей, в органах ЗАГС, если другой супруг осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет.

Расторжение брака с лицами, отбывающими наказание в исправительных учреждениях, отличается некоторыми особенностями.

Расторжение брака осуществляется в записи актов гражданского состояния в следующем порядке. Супруг, находящийся на свободе, подает заявление о разводе, к которому прилагается копия приговора или выписка из него, а также сообщается почтовый адрес осужденного. Орган ЗАГС, принявший заявление о расторжении брака, извещает в трехдневный срок супруга, отбывающего наказание, о поступившем заявлении и дате, назначенной для государственной регистрации расторжения брака. В извещении также указывается на необходимость сообщить до даты, назначенной для государственной регистрации расторжения брака, фамилию, которую он избирает при расторжении брака.

Учитывая, что брак может быть расторгнут в упрощенном порядке, т.е. через записи актов гражданского состояния, лишь при осуждении лица на срок более трех лет, требуются некоторые разъяснения по этому поводу.

Не допускается расторжение брака в органах записи актов гражданского состояния, если:

- срок лишения свободы составляет три года или менее трех лет;

- приговор не вступил в законную силу;

- лицо, хотя и осуждено на срок свыше трех лет, но на момент обращения другой стороны в записи актов гражданского состояния является условно-досрочно освобожденным (ст. 79 УК РФ).

- лицо, хотя и осуждено на срок свыше трех лет, но на момент обращения другой стороны в орган записи актов гражданского состояния освобождено от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ) либо истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК РФ);

- суд отсрочил отбывание наказания лицам, перечисленным в ст. 82 УК РФ (беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет);

- лицо хотя и осуждено на срок свыше трех лет, но на момент обращения другой стороны в орган записи актов гражданского состояния освобождено от наказания вследствие амнистии или помилования (ст. 84, 85 УК РФ).

Если осужденный переведен в колонию-поселение для дальнейшего отбывания наказания, расторжение брака с ним производится в упрощенном порядке, так как колония-поселение относится к местам лишения свободы.

При расторжении брака в органе ЗАГС с лицом, осужденным на срок более трех лет, к заявлению о разводе должна быть приложена копия приговора суда или выписка из него об осуждении другого супруга.18

Указанные основания следует рассматривать как исключение из общего правила, и их перечень носит исчерпывающий характер. Это значит, что по иным обстоятельствам брак не может быть расторгнут в органах ЗАГСа по заявлению одного из супругов. Поэтому признание судом другого супруга ограниченным в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, в результате чего семья оказывается в тяжелом материальном положении, в соответствии со ст. 30 ГК РФ не является основанием для расторжения брака в органах загса по заявлению другого супруга (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15).

Расторжение брака по искам, предъявленным к указанным лицам, а также по искам этих лиц производится в общем порядке.

Таким образом, основанием для начала производства юридической процедуры административного порядка расторжения брака в этих случаях является, во-первых, заявление, поданное одним из супругов, во-вторых, в зависимости от обстоятельств, - вступившее в законную силу решение (приговор) суда в отношении другого супруга, если он признан судом безвестно отсутствующим, признан судом недееспособным или осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет (ст. 31 Закона об актах гражданского состояния).

Бланк заявления о расторжении брака от одного из супругов по форме № 9 утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 31 октября 1998 г. № 1274 «Об утверждении форм бланков заявлений о государственной регистрации актов гражданского состояния, справок и иных документов, подтверждающих государственную регистрацию актов гражданского состояния» на основании п. 2 ст. 34 Закона об актах гражданского состояния.

В заявлении о расторжении брака должны быть указаны следующие сведения: фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, гражданство, национальность (указывается по желанию заявителя), место жительства супруга, желающего расторгнуть брак; основания для расторжения брака, фамилия, имя, отчество, дата и место рождения, гражданство, последнее известное место жительства другого супруга; реквизиты записи акта о заключении брака; фамилия, которую избирает супруг, желающий расторгнуть брак; реквизиты документа, удостоверяющего личность супруга, желающего расторгнуть брак; место жительства опекуна недееспособного супруга или управляющего имуществом безвестно отсутствующего супруга либо место нахождения исполняющего наказание учреждения, в котором осужденный супруг отбывает наказание.

Супруг, желающий расторгнуть брак, подписывает заявление и указывает дату его составления. При расторжении брака по заявлению одного из супругов в случае, если другой супруг признан судом безвестно отсутствующим, недееспособным или осужденным за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет уплачивается государственная пошлина.

Документы подаются по месту жительства супругов (одного из супругов) или по месту государственной регистрации заключения брака (ст. 32 Закона об актах гражданского состояния).

Следует отметить, что дата государственной регистрации расторжения брака назначается по истечении месяца со дня подачи как супругами совместного заявления, так и заявления, поданного одним из супругов, в силу п. 2 ст. 19 СК РФ.

При расторжении брака в органе загса по заявлению одного из супругов в вышеуказанных случаях согласия на развод недееспособного супруга или супруга, осужденного к лишению свободы на срок свыше трех лет, не требуется. Недееспособный супруг не может выразить свою волю на расторжение брака в силу своей недееспособности, согласию супруга, осужденного к лишению свободы на срок свыше трех лет, закон не придает юридического значения. И брак расторгается в его отсутствие. Наличие у супругов общих несовершеннолетних детей также не является препятствием для расторжения брака в этих случаях.19

Для расторжения брака по основаниям п. 2 ст. 19 СК РФ установлены дополнительные требования. Согласно п. 4 ст. 34 Закона об актах гражданского состояния орган загса, принявший заявление о расторжении брака, извещает в трехдневный срок супруга, отбывающего наказание, либо опекуна недееспособного супруга или управляющего имуществом безвестно отсутствующего супруга, а в случае их отсутствия орган опеки и попечительства о поступившем заявлении и дате, назначенной для государственной регистрации расторжения брака. В случае если брак расторгается с недееспособным или осужденным к лишению свободы на срок свыше трех лет супругом, в извещении также указывается на необходимость сообщить до даты, назначенной для государственной регистрации расторжения брака, фамилию, которую он избирает при расторжении брака.

Если инициатором расторжения брака является супруг, находящийся на свободе, то согласие супруга, содержащегося в изоляции, на расторжение брака не требуется. Однако он должен быть извещен о поданном в орган ЗАГС заявлении.

Расторжение брака в органах ЗАГСа по заявлению только одного из супругов при любых иных обстоятельствах, кроме установленных п. 2 ст. 19 СК РФ не допускается.

Закон в настоящее время не требует явки обоих супругов (их представителей) на регистрацию развода в орган записи актов гражданского состояния, они должны совместно явиться либо представить заявление отсутствующего супруга с его подписью, удостоверенной нотариусом только в день подачи заявления.

В соответствии с пунктом 2 ст. 21 СК РФ под уклонением от расторжения брака в органе записи актов гражданского состояния понимается в том числе «нежелание явиться для государственной регистрации расторжения брака». В то же время в соответствии с пунктом 4 ст. 33 Закона об актах гражданского состояния расторжение брака и государственная регистрация его расторжения производятся в присутствии хотя бы одного из супругов по истечении месяца со дня подачи супругами совместного заявления о расторжении брака. То есть фактически отсутствие другого супруга, не желающего явиться именно для государственной регистрации расторжения брака (а не для подачи совместного заявления о расторжении брака), не имеет никакого правового значения.

Таким образом, расторжение брака в органах ЗАГСа по заявлению обоих супругов производится при наличии двух оснований: если супруги выразили взаимное согласие на расторжение брака; если супруги не имеют общих несовершеннолетних детей.

Расторжение брака по заявлению одного из супругов независимо от наличия у супругов общих несовершеннолетних детей производится в органах ЗАГС, если другой супруг: признан судом безвестно отсутствующим; признан судом недееспособным; осужден за совершение преступления к лишению свободы на срок свыше трех лет.

Расторжение брака и выдача свидетельства о расторжении брака производятся органом ЗАГС по истечении месяца со дня подачи заявления о расторжении брака.

Государственная регистрация расторжения брака производится органом ЗАГС в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния.


ГЛАВА 3. РАСТОРЖЕНИЕ БРАКА В СУДЕБНОМ ПОРЯДКЕ


В ст. 21 СК РФ установлены ситуации, в которых развод между супругами производится в судебном порядке. Главной целью установления данного порядка является нужда защиты прав и интересов детей, не достигших совершеннолетия или одного из супругов в ситуациях, когда есть причины считать, что интересы и права указанных лиц могут быть нарушены в случае развода в административном порядке. К этим случаям причисляют:

наличие детей, не достигших совершеннолетия (общих);

  • отсутствие согласия на развод одного из супругов;

  • уклонение любого из супругов от развода.

Основанием для расторжения брака в судебном порядке является заявление одного из супругов, в котором, помимо главного требования о расторжении брака могут заключаться требования о разделе имущества, требования о взыскании алиментов. Следует подчеркнуть, что заявление на развод должно отвечать требованиям ст. 131 ГПК РФ. В исковом заявлении указывается: где и когда был зарегистрирован брак; есть ли общие дети, сколько им лет; достигнуто ли соглашение о воспитании и содержании детей; при отсутствии согласия на развод – мотивы развода; есть ли иные требования, которые могут быть проанализированы вместе с рассматриваемым иском. К заявлению о расторжении брака прилагаются: – свидетельство о заключении брака; – документы об уплате пошлины; – копии свидетельств о рождении детей; – подтверждающие заработок и размер других источников доходов (если были заявлены требования о снижении размера пошлины или о взыскании алиментов).20

В случаях, указанных в п. 2 ст. 21 СК РФ, суд без выяснения мотивов развода расторгает брак.21

Пункт 1 ст. 22 семейного закона связывает возможность принятия решения суда об удовлетворении требования о разводе при отсутствии согласия одного из супругов с установлением обстоятельств, указывающих на невозможность сохранения семьи и дальнейшей совместной жизни супругов. Ст. 21 СК РФ не дает полного перечня подобных случаев, так как это практически невозможно. К числу этих обстоятельств на практике относятся: супружеская измена, злоупотребление спиртными напитками, жестокое обращение с членами семьи, долгое раздельное проживание и др.

Учитывая многообразие жизненных ситуаций, в законе не дается перечня причин, приводящих к распаду семьи, а само основание расторжения брака, сформулированное в п. 1 ст. 22 СК РФ, носит весьма общий характер. На практике к числу таких обстоятельств относятся, как правило, супружеская измена, злоупотребление одним из супругов спиртными напитками, жестокое или грубое обращение с членами семьи, длительное раздельное проживание, неспособность или отказ одного из супругов иметь детей, сексуальная несовместимость и др.

Поэтому при рассмотрении конкретного дела о расторжении брака при отсутствии согласия одного из супругов на развод суд на основе полною и всестороннего изучения имеющихся материалов должен установить, возможны или нет дальнейшая совместная жизнь супругов и сохранение семьи.

Приведем пример из судебной практики.

Хлюпина обратилась в суд с иском к Хлюпину о расторжении брака, мотивируя требования тем, что состоит с ответчиком в зарегистрированном браке от данного брака несовершеннолетних детей не имеют. Семейная жизнь с ответчиком не сложилась, брачные отношения прекращены, времени не ведется общее хозяйство. Дальнейшая совместная жизнь с ответчиком и сохранение семьи невозможны. Спора о разделе совместно нажитого имущества не имеется. Просит брак, заключенный между ней и ответчиком Хлюпиным расторгнуть.

В судебное заседание истица Хлюпина не явилась, о месте и времени судебного заседания извещена надлежащим образом, согласно письменному ходатайству, просила дело рассмотреть в её отсутствие, на расторжении брака настаивает. Ответчик Хлюпин в судебное заседание не явился, о месте и времени судебного заседания уведомлен надлежащим образом, с ходатайством об отложении судебного заседания не обращался.

Дело рассмотрено в отсутствие сторон в порядке ст. 167 ГПК РФ. Исследовав материалы дела, суд находит исковые требования обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Как установлено в судебном заседании и подтверждается материалами дела, в Отделе Комитета записи актов гражданского состояния при Правительстве Республики между Хлюпиным заключен брак, о чем составлена запись акта о заключении брака После заключения брака супругам присвоены фамилии: Хлюпины.

Судом установлено, что супруги от брака детей не имеют, однако ответчик в добровольном порядке отказывается расторгнуть брак.

Согласно п. 2 ст. 21 СК РФ расторжение брака производится в судебном порядке также в случаях, если один из супругов, несмотря на отсутствие у него возражений, уклоняется от расторжения брака в органе записи актов гражданского состояния (отказывается подать заявление, не желает явиться для государственной регистрации расторжения брака и другое).

В соответствии со ст. 22 СК РФ расторжение брака в судебном порядке производится, если судом установлено, что дальнейшая совместная жизнь супругов и сохранение семьи невозможны.

Учитывая изложенные обстоятельства, а также то, что стороны совместно в браке не проживают длительное время, общее хозяйство не ведут, истица на расторжении брака настаивает, суд приходит к выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований. На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 - 198 ГПК РФ, суд решил брак, зарегистрированный в Отделе Комитета записи актов гражданского состояния при Правительстве Республики Хакасия, между Хлюпиным и Хлюпиной, расторгнуть.22

Пункт 2 ст. 22 семейного закона предписывает суду, если отсутствует согласие одного из супругов на развод, предпринять меры к возможному примирению супругов и проверить приведенные в заявлении доводы.23 Для достижения этих целей суд может отложить судебное разбирательство, назначив супругам трехмесячный (или менее) срок для примирения. Дела данной категории судом рассматриваются в соответствии с нормами ГПК РФ, как правило, в присутствии обоих супругов. Однако суд может рассмотреть дело и в отсутствие супруга-ответчика, если не имеется информация о причинах его неявки, или если при наличии данных сведений суд признает их неуважительными, или если суд посчитает, что ответчик затягивает производство по этому делу.24 После истечения срока примирения суд продолжает разбор дела и выносит судебное решение. Новшеством для отечественной практики СК РФ является положение о том, что в соответствии с нормами абз. 2 п. 2 ст. 22 СК РФ расторжение брака осуществляется не только в случаях, когда суд признает безрезультатными меры по примирению, но и тогда, когда супруги настаивают на разводе.

Ст. 23 СК РФ устанавливает особенности разбора судом дел данной категории при согласии супругов, но при наличии у них общих детей, не достигших совершеннолетия или при уклонении любого из супругов от оформления развода. Этими особенностями являются:

  • расторжение в судебном порядке брака без выяснения мотивов;

  • обязанность принятия мер к защите интересов несовершеннолетних детей при.

Защита несовершеннолетних осуществляется судом при помощи проверки наличия и оценки соглашения между супругами о детях. Причем это случается независимо от того, был ли возбужден спор о детях.

Соглашение о детях в соответствии с нормами ст. 24 СК РФ включает положения о том, с кем будут проживать дети после расторжения брака, о порядке выплаты средств на содержание несовершеннолетних детей и о размере данных сумм. Меры, принимаемые в случае обнаружения судом нарушения прав детей, предусмотрены п. 2 ст. 24 СК РФ. Следовательно, если соглашение о несовершеннолетних детях отсутствует или если оно имеется, но было заключено без учета интересов детей, суд исходя из обстоятельств дела, определяет, с кем будут после развода проживать дети и с кого будут взыскиваться средства на их содержание. Помимо этого, суд, производя раздел имущества учитывает, с кем из родителей останутся несовершеннолетние дети.

Пунктом 2 ст. 23 СК РФ установлен срок с момента подачи заявления о расторжении брака, до истечения которого развод в судебном порядке невозможен. Данный срок аналогичен сроку, установленному для развода в административном порядке в органах ЗАГСа, и составляет один месяц.

При рассмотрении в судебном порядке заявления суд решает вопросы о судьбе несовершеннолетних детей (их содержании и месте проживания), общего имущества, об алиментах, о признании недействительным брачного договора. Ст. 24 СК РФ предоставляет суду возможность выделить в отдельное производство, если это затрагивает интересы и права третьих лиц, требование о разделе имущества.

Независимо от того, заявлено ли супругами требование об определении родителя, с которым будут жить дети, суд обязан предпринять меры к защите прав и интересов несовершеннолетних. Пленум Верховного Суда в п. 4 Постановления от 27 мая 1998 г. №10 «О применении законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» советует судам при решении вопроса об определении судьбы детей объяснять сторонам, что родитель, проживающий отдельно, имеет право и должен принимать участие в воспитании ребенка, а родитель, с которым живет ребенок, не может препятствовать этому. В резолютивной части судебного решения нужно указывать на обязанность и право проживающего отдельно родителя, принимать участие в его воспитании и после развода.

При разрешении вопроса о месте жительства детей нужно учитывать их интересы и мнения (в случае достижения ими возраста 10 лет), при условии что это не идет в разрез с их интересами. Суду необходимо учитывать возраст ребенка, его привязанность к родителям, сестрам, братьям и иным членам семьи, нравственные и другие качества родителей, отношения, имеющиеся между родителями и ребенком, возможность создания условий для развития и воспитания ребенка, другие обстоятельства, характеризующие обстановку в месте проживания родителей.

Пункт 3 ст. 24 СК РФ не в полной мере соответствует п. 2 ст. 151 ГПК РФ, в соответствии с которой судья выделяет исковые требования в отдельное производство, если посчитает, что раздельное рассмотрение требований будет разумно. На практике подлежит применению норма ст. 24 СК РФ как специ- альная по отношению к установленной гражданским процессуальным законом общей норме. Вместе с тем в судебной практике имеют место и другие подходы.25 Следует отметить, что выделение искового требования в отдельное производство должно быть допущено лишь при согласии обеих сторон искового производства.

Согласно положениям п. 1 ст. 25 СК РФ при расторжении брака в суде моментом его прекращения является дата вступления судебного решения в силу. В течение трех дней с момента вступления судебного решения в силу суд направляет выписку из решения в орган ЗАГСа по месту регистрации заключения брака. В соответствии с нормами п. 3 ст. 169 СК РФ это правило не распространяется на случаи, когда брак был расторгнут до 1 мая 1996 г.

С момента прекращения брака прекращается и право пользования бывшим супругом жильем, принадлежащим второму супругу на праве единоличной собственности. Однако, в случае, если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения нет оснований для осуществления или приобретения права пользования другим жилым помещением, а также если положение бывшего члена семьи собственника помещения и иные заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя другим жилым помещением, право пользования этим помещением, принадлежащим указанному выше собственнику, может быть сохранено на определенный срок на основании судебного решения.

Таким образом, в СК РФ закрепляются случае, при которых вопрос о расторжении брака решается в судебном порядке, и при любом из них на суд возлагается задача по поиску вариантов возможного примирения супругов, прежде всего таким выступает примирительный трехмесячный срок. К кругу лиц, имеющих право на обращение в суд с иском о расторжении брака, относят: супругов (супруга) и опекуна недееспособного супруга. Когда в суд обращается один из супругов, он становится истцом, второй супруг принимает на себя роль ответчика. Основания, условия и порядок расторжения брака регламентируются главой 4 СК РФ. ГПК РФ и СК РФ регламентируют процедуру подачи искового заявления о расторжении брака, предъявляют определенные требования к его содержанию, форме и перечню прилагаемых документов. К тому же устанавливаются ограничения на рассмотрение таких дел в суде, например, беременность жены. Развод влечет прекращение имущественных и личных правоотношений супругов.26


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В заключение необходимо отметить, что приведенные положения законодательства указывают на интерес государства в обеспечении интересов и прав супругов и их несовершеннолетних детей, а также сохранении такой значимой ячейки общества как семья.

Законодательством определены отдельные особенности рассмотрения дел о расторжении брака. СК РФ предусматривает возможность расторжения брака административном и в судебном порядке.

Рассматривая процедура расторжения брака в органах ЗАГСа, по взаимному согласию супругов, следует охарактеризовать ее как весьма быструю, отличающуюся простотой юридического состава и в основном беспрепятственно реализующую осуществление юридических действий, направленных на расторжение брака. Отсутствие применения к супругам примирительных мер и выявлению причин развода, способствует легкому и быстрому распаду семьи, чему и свидетельствует огромное количество разводов. Административная процедура развода, рассматривается как более либеральный тип развода и как вершина законодательства о свободе развода.27 Несомненно, концепция о свободе развода имеет право на существование, в рамках конституционных свобод предоставленных гражданам. Значение семьи велико для жизни не только человека, но и общества в целом. Процветание семьи – залог процветания всего общества. Представив в совокупности вышеупомянутые факты, можно прийти к выводу, что концепция свободы развода влияет на семейные отношение весьма не позитивным образом, порождая не только не стабильность в браке, но еще и не учитывает заинтересованность общества в реализации семейных отношений.

Кардинальным шагом к решению проблем, связанных с увеличением количества числа разводов в стране, было бы возможное исключение из законодательной системы административного порядка расторжения брака. Предложение по изменению ст. 18 СК РФ, которую можно было бы изложить в следующей редакции: «Расторжение брака производится в судебном порядке по взаимному заявлению обоих супругов или по заявлению одного из супругов». Таким образом, убрав административную процедуру расторжение брака, и тем самым осуществив перенос всех дел по данному вопросу на плечи судебных органов, явным образом уменьшит число желающих осуществить бракоразводный процесс. Установив лишь судебный порядок расторжения брака, увеличит как срок, выделенный на его прекращения, так и усложнит всю процедуру всего бракоразводного процесса. Также актуально и предложение по увеличению государственной пошлины при расторжении брака в органах ЗАГСа, которое не только бы сберегло огромное количество семей от распада, а также заставило бы многих «новобранцев» задуматься «а стоит ли создавать семью?». Тем самым это бы избавило органы загса от «лишней бумажной волокиты», выраженной в частой регистрации и расторжении «спонтанных» браков.

В целях совершенствования семейного законодательства также следует внести изменения в пункт 2 ст. 21 СК РФ. В пункте 2 ст. 21 слова «(отказывается подать заявление, не желает явиться для государственной регистрации расторжения брака и другое)» заменить словами «… в том числе отказывается подать заявление».


Введение


Среди важных научных вопросов правового регулирования оборота ценных бумаг можно выделить вопросы их классификации и систематизации.

В последние годы законодательство, касающееся ценных бумаг, одно из наиболее динамично развивающихся. Гражданскому кодексу Российской Федерации (далее - ГК РФ) более 20 лет, при этом только в 2013 г. состоялись самые существенные его изменения и дополнения за все прошедшие годы, их необходимость была обоснована в Концепции развития гражданского законодательства РФ. Седьмая глава ГК РФ о ценных бумагах переработана особенно глубоко, в частности, впервые законодательно закреплены понятие и правовой режим бездокументарных ценных бумаг, из которых самой многочисленной и наиболее интенсивно используемой в обороте является акция.

Действующее российское законодательство о ценных бумагах, в общем и целом опирается на теоретические разработки отечественных и зарубежных цивилистов.

На особую важность классификаций в научных исследованиях неоднократно указывали представители различных наук. Это, прежде всего работы таких автором как Агарков М.М., Алексеев А.А., Арканников М.В., Белов В.А., Брагинский М.И., Валеев М.М., Викут М.А., Витрянский В.В., Гудков Ф.А., Долгаев С.Е., Егоров Н.Д., Исаенкова О.В. Карабанова К.И., Кашанина Т.В., Крашенинников Е.Л., Мурзин Д.В., Нерсесов Н.О., Новоселова Л.А., Савиков А.В., Скловский К.И., Степанов Д.И., Тарасов Т.И., Трусова О.А., Харин А.Н., Шевченко Г.Н., Шевченко А.С., Шершеневич Г.Ф., Юлдашбаева Л.Р., Яковлев В.И., и другие.

Поэтому вопрос о юридических классификациях ценных бумаг является актуальным и перспективным.

В связи с особой многогранностью данной темы и существующим множеством видов ценных бумаг и их подвидов, каждый из которых обладает определенными особенностями, возводящими его в ранг уникальности и отличающими от иных видов ценных бумаг, автор посчитал целесообразным ограничиться рассмотрением основных видов ценных бумаг, наиболее распространенных и обращающихся на российском рынке ценных бумаг, а также в соответствии с классификацией их, данной ГК РФ. Также автор приводит описание признаков рассматриваемых видов ценных бумаг. Некоторые другие виды ценных бумаг автор рассматривает в рамках приведения определения их сущности и некоторых характерных им особенностей.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в области правового регулирования ценных бумаг.

Предмет исследования – комплекс нормативно–правовых документов, литературы и материалов судебной практики.

Цель работы – обобщить теоретическое понимание вопросов в области исследования основных видов ценных бумаг.

Исходя из цели, выделим следующие основные задачи: исследовать вопросы систематизации и классификации видового многообразия ценных бумаг на основе выделения трех главных признаков-характеристик ценных бумаг: класса, типа и формы; рассмотрение особенностей отдельных видов ценных бумаг; выдвижение гипотезы законодательной регламентации ценных бумаг по их видам; анализ тенденций развития правовой конструкции ценной бумаги в гражданском законодательстве; внесение предложений о возможных изменениях существующего законодательства.

Любое научное исследование предполагает точное определение не только его цели и задач, но и приемов и способов решения поставленной научной задачи. Методологическую основу исследования составили системный, сравнительно-правовой, структурно-функциональный, формально-логический и иные методы научного познания. Сочетание указанных методов позволяет осуществить наиболее полный научный анализ исследуемого явления, выявить его сущность, определить недостатки правового регулирования и сформулировать предложения по совершенствованию законодательства.

Структура данной работы состоит из введения, двух глав включающих, в себя шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы (40 наименований).

ГЛАВА 1. Проблемы классификации ценных бумаг


В настоящее время понятие ценной бумаги фиксируется ст. 142 ГК РФ, согласно которой ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении. С передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности.

К проблемам классификации ценных бумаг как объектов гражданских прав обращались многие ученые. При этом обычно используются сходные подходы, основанные на классификациях: по видам, формам, крупным однородным совокупностям ценных бумаг. В частности, А.В. Габов использует для классификации принцип видового отличия ценных бумаг.28 Он же предлагает оригинальный способ подразделения всех ценных бумаг на две основные категории: регулируемые и не регулируемые государством.29 Спорность этого подхода состоит в том, что, во-первых, государство само по себе не может «регулировать ценные бумаги», ведь обеспеченные государством правовые нормы регулируют общественные отношения. Во-вторых, остается неопределенность в том, что подразумевать под «регулированием ценных бумаг», так как любые ценные бумаги закреплены законодательно в силу положений ст. 142 ГК РФ. В этом смысле правильнее было бы говорить не о правовом регулировании, а об административном воздействии государства на оборот ценных бумаг. Такое воздействие далеко не всегда охватывает те или иные классификационные группы: к примеру, обновленное законодательство в ряде случаев не требует государственной регистрации даже эмиссионных ценных бумаг.

Н.О. Нерсесов предлагал различать ценные бумаги по содержанию, по личности должника и по личности кредитора.30

М.М. Агарков, следуя традициям германского права, придерживался четырехчленной классификации ценных бумаг: на обладающие публичной достоверностью (на предъявителя, именные, ордерные) и не обладающие публичной достоверностью (обыкновенные именные).31 М.М. Агарков применял такие классификационные основания по отношению к ценным бумагам, как способы легитимации держателя бумаги в качестве субъекта выраженных в ней прав, публичная достоверность, способ эмиссии, характер и содержание выраженных в бумаге прав, по субъекту соответствующей обязанности, характер выраженного требования (основное или дополнительное) и происхождение ценной бумаги.32

Не менее разнообразны основания материально-правовой классификации ценных бумаг, применяемые В.А. Беловым: содержание и характер воплощаемых в ценной бумаге прав; содержание или вид правоотношений, выраженных в бумаге; степень обоснованности и самостоятельности; личность должника, выпустившего в обращение ценную бумагу.33 В.А. Белов придерживается классической трехчленной классификации, но уделяет особое внимание делению ценных бумаг на документарные и бездокументарные (безналичные).34

Нетрудно заметить, что авторы используют либо совпадающие, либо дополняющие и развивающие друг друга основания выделения и изучения ценных бумаг как объектов гражданских прав, что позволяет сделать вывод о достаточной обоснованности применяемых специалистами оснований и об отсутствии заметных противоречий во взглядах ученых.

Выделение абстрактных и каузальных (материальных) ценных бумаг возможно, но основания такового выделения подлежат установлению. В.А. Белов пишет, что это «различие абстрактных и каузальных (материальных) ценных бумаг в различном распределении бремени доказывания наличности основания принятия на себя обязательства по ценной бумаге».35 Однако такое разграничение абстрактных и каузальных ценных бумаг вовсе не вытекает из содержания действующего законодательства о ценных бумагах, которое не оперирует понятием «основания принятия на себя обязательства по ценной бумаге» и не знает в связи с этим обязанностей по отношению к таким основаниям. Абстрактные ценные бумаги, как известно, потому и являются абстрактными, что их действительность не зависит от оснований совершения. Отсутствие взаимосвязи абстрактных ценных бумаг с основаниями их выдачи приводит к тому, что никто не обязан доказывать наличие оснований принятия на себя соответствующих обязательств. «В силу указанного требования включение в текст документа каких-либо формулировок, связывающих обещание (или предложение) платить с наступлением какого-либо события, с возникновением, прекращением или наличием каких-либо обстоятельств или с выполнением каких-либо условий, лишает документ силы векселя».36

Вопрос об абстрактности или каузальности других ценных бумаг не так прост. Например, согласно ст. 13 Федеральный закон от 16.07.1998 №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее – ФЗ об ипотеке) закладная является именной ценной бумагой, удостоверяющей следующие права ее законного владельца: право на получение исполнения по денежному обязательству, обеспеченному ипотекой, без представления других доказательств существования этого обязательства; право залога на имущество, обремененное ипотекой. Следовательно, в той степени, в какой права законного владельца закладной удостоверяются без предоставления доказательств существования денежных обязательств, обеспеченных ипотекой, закладная моделируется как абстрактная ценная бумага; в той степени, в какой закладная подтверждает залоговые права на конкретный объект залога, она обладает взаимосвязью с основаниями ее выдачи и соответствующей каузальностью. Иначе быть не может: если документ, именуемый закладной, выдан без состоявшегося договора о залоге, он не имеет значения закладной. Таким образом, каузальность закладной выражается в том, что при обращении взыскания на объект залога на основании закладной требуется доказать наличие залоговых правоотношений и взаимосвязь конкретной выданной закладной с соответствующими правоотношениями. Налицо бифуркация юридической сущности закладной как ценной бумаги, выражающаяся в наличии у нее черт абстрактности и каузальности и обусловленная взаимосвязью с конкретным гражданско-правовым институтом - ипотечным кредитованием.37

Как правило, авторы специально не исследуют вопрос методологии классификации, что обусловливает, в общей массе, повторение классификаций, вытекающих из закона. Поэтому мы считаем нужным выделить два самых основных принципа классификации ценных бумаг: легальный (когда в законе закреплены отличительные признаки той или иной группы ценных бумаг) и фактический (при отсутствии такого закрепления). На основе предложенного первичного деления возможно построение классификационных систем по различным основаниям. Каждое классификационное деление будет иметь свое научное, юридико-практическое и нормотворческое значение.

Анализ гражданского законодательства указывает на сохранение принципа разнорежимного правового регулирования в зависимости от трех основных классификационных признаков-характерис­тик ценных бумаг: а) лица-правообладателя, б) формы выпуска, в) фактора эмиссионности ценной бумаги.

Не все из указанных признаков-характеристик закреплены в законе. Так, в нормах ст. 145 ГК РФ закреплен принцип деления ценных бумаг в зависимости от субъекта-правообладателя. Из ст.149 ГК РФ лишь вытекает возможность существования, помимо бездокументарных, также и документарных ценных бумаг. Фактор «эмиссионности» ни в ГК РФ не закреплен вообще. Cтатья 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», в принципе, допускает дихотомическое выделение парного понятия неэмиссионной бумаги. Но возможна и другая точка зрения: сам факт закрепления в законе понятия эмиссионной бумаги еще не означает невозможности существования двух, трех и более каких-то иных родовых совокупностей ценных бумаг.

Анализ динамики действующего законодательства позволяет выделить два основных принципа конструирования системы норм о ценных бумагах, которые обозначим как отраслевой и функциональный. Отраслевой принцип предполагает объединение правовых норм по принадлежности их к сфере оборота ценных бумаг. Функциональный принцип означает регламентацию отдельных видов деятельности и статуса специальных субъектов независимо от того, ведется ли такая деятельность в сфере ценных бумаг или в иных отраслях. К настоящему моменту проявилась тенденция перехода от отраслевого к преимущественно функциональному принципу. На это указывает принятие ряда федеральных законов «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» №224-ФЗ от 27 июля 2010 г., «О клиринге и клиринговой деятельности» №7-ФЗ 07.02.2011 г., «Об организованных торгах» №325-ФЗ от 27.11.2011 г., «О центральном депозитарии» №414-ФЗ от 7.12.2011 г. и внесение изменений в действующие правовые акты. Такую тенденцию можно признать позитивной, соответствующей мировому опыту. Но в силу специфики ценных бумаг как юридической категории отраслевой принцип будет сохранять свое значение. Разница лишь в том, что на отраслевом уровне должны регулироваться самые основные отношения, непосредственно связанные с ценными бумагами. Преобладающими здесь будут нормы режимно-правового и специального характера. По функциональному признаку должны регулироваться более общие группы отношений с преобладанием норм статусного, административно-юрисдикционного, санкционного характера.

Учитывая вышесказанное, необходимо произвести систематизацию ценных бумаг по трем главным классификационным основаниям. Поскольку устойчивых обозначений эти основания в науке и практике пока не получили, постараемся восполнить этот пробел и предложим их следующие обозначения.

1. «Класс» ценной бумаги. Это основание вытекает из самой юридической модели ценной бумаги, которая может иметь различную природу в зависимости от того, выдана (выпущена) ли она индивидуально или в составе множества бумаг с одинаковыми характеристиками. Федеральный закон от 22.04.1996 №39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» в ст. 2 указывает лишь на один класс ценных бумаг – эмиссионные, а также неконкретизированно упоминает некие «иные» бумаги. Используя общенаучный дихотомический принцип, есть основания выделить два класса ценных бумаг – эмиссионные и неэмиссионные, причем последние выделяются по методу парной категории.

2. «Тип» ценной бумаги. Этот принцип основывается на прямом указании закона, а именно ГК РФ, а потому представляется более устойчивым. Основы гражданского законодательства Союза СССР и союзных республик от 1991 г. впервые установили подразделение ценных бумаг на именные, предъявительские, ордерные. ГК РФ усложнил эту видовую характеристику, признавая ее по сути, но определяя в качестве классификационного основания особый юридико-фактический состав (принадлежность прав по ценной бумаге определенному лицу). Тем не менее анализ буквального содержания нормы ст.145 ГК РФ приводит к выводу о том, что легитимируется не само лицо-владелец бумаги, а ценная бумага как таковая относится этой нормой к одной из трех классификационных групп.

Также следует отметить, что выделение трех таких групп нельзя признать устойчивым. В частности, юридическая конструкция ордерной ценной бумаги представляет собой, по сути, модификацию именной бумаги, а потому не носит характера первичной. Трансферт гражданских прав может осуществляться путем представительства, правопреемства, цессии, но такой его вид, как «назначение иного лица», нигде не раскрыт. Традиционно ордерной ценной бумагой считался вексель, однако эта позиция будет верна лишь в том случае, если придать ведущее значение отдельным нормам вексельных законов. Многие авторы склоняются к мысли о том, что вексель вбирает в себя признаки не только ордерной, но также и предъявительской и именной ценной бумаги, являясь, тем самым, «универсальной»,38 а точнее, полиаргументной бумагой. Примечательно, что в ГК РФ подход к определению ордерной ценной бумаги коренным образом изменен.

3. «Форма» ценной бумаги. Этот принцип прямо вытекает из норм как ГК РФ, так и Федерального закона «О рынке ценных бумаг». При этом ГК РФ в ст.149 установил не прямое предписание, но указание на существование ценных бумаг бездокументарного свойства. При этом проявилась некоторая непоследовательность: если в ч.1 ст. 149 ГК РФ говорится лишь о возможности фиксации прав по ценной бумаге в бездокументарной форме, то в части второй этой же статьи прямо указывается на существование «бездокументарных ценных бумаг». Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» уточнил эту норму, назвав документарную и бездокументарную формы в качестве основных терминов закона.

Деление ценных бумаг по признаку формы также является дихотомическим и проявило свое нормообразующее значение в проекте изменений в ГК РФ. Обновленная редакция кодекса рассматривает деление ценных бумаг на документарные и бездокументарные как основу правовой регламентации их выпуска и обращения, предусматривая различный правовой режим для каждой группы. Легальных дефиниций документарной и бездокументарной ценной бумаги ГК РФ не содержит, что дает основания предложить дополнить кодекс такими определениями:

1) документарной является ценная бумага, выполненная на бумажном документе, в котором с применением всех установленных реквизитов полностью отражены обязательства лица, выдавшего (выпустившего) такую бумагу. Законом или в установленном им порядке могут определяться особенности выдачи (выпуска) и оформления документарных ценных бумаг. Владелец документарной ценной бумаги устанавливается путем указания идентифицирующих его данных в самой бумаге, если иное не вытекает из закона или существа ценной бумаги (например, предъявительская бумага, ордерная бумага с совершенным бланковым индоссаментом);

2) бездокументарной является ценная бумага, не выполненная на бумажном документе или ином отдельном носителе информации, но позволяющая однозначно установить объем обязательств выпустившего (выдавшего) ее лица, которые фиксируются в решении о выпуске или ином юридическом акте в порядке, установленном законом. Владелец бездокументарной ценной бумаги устанавливается путем указания идентифицирующих его данных в особом реестре (реестр владельцев), в том числе электронном, который ведется специально уполномоченным лицом в установленном порядке.

Отметим, что в обновленных нормах ГК РФ заметен отказ от конкретно-видовой классификации ценных бумаг. Новая редакция кодекса не выделяет видов ценных бумаг в смысле их перечня (открытого или закрытого), а лишь указывает на возможность существования ценных бумаг как документарных (с дополнительной их характеристикой как именных, предъявительских и ордерных) и бездокументарных (без дополнительной характеристики). Это снимает проблему отражения в законе различных классификационных оснований всего массива ценных бумаг, но, в то же время, приводит к нормативной неурегулированности деления ценных бумаг на виды.

Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что механизм юридического конструирования ценной бумаги в российском гражданском праве действует как процесс одновременного применения всех принципов-характеристик (класса, типа и формы) к соответствующей единице – конкретному виду ценной бумаги. Вместе с тем неоднозначен и вопрос о видовом различии ценных бумаг. В действующем законодательстве понятие вида ценной бумаги не является устойчивым. В ст. 143 ГК РФ легальная дефиниция вида ценной бумаги заменена открытым перечнем, дополняемым на основе других законов и иных правовых актов. Такая логика вполне обоснованна, ведь новые ценные бумаги появляются в хозяйственном обороте постоянно. Но серьезные сомнения вызывает допускаемый принцип легитимации таких бумаг не законом, а «в порядке, установленном законом». Такая конструкция оставляет невыясненными множество вопросов: каков этот порядок, чем и кем он определяется и т.д.

Поэтому есть смысл выделить, а возможно, и закрепить в законе понятие вида ценной бумаги. Так, под видом ценной бумаги следует понимать ту или иную ценную бумагу, для которой законом установлены присущие ей признаки (тип, класс, форма), а также ее название, закрепляемые ею обязательства, порядок их исполнения и другие необходимые характеристики.39

ГЛАВА 2. Виды ценных бумаг по гражданскому законодательству РФ и их общая характеристика


Основные ценные бумаги представлены огромным количеством их видов, перечень их приведен в ст. 142 и 912 ГК РФ. Так, ценными бумагами являются акция, вексель, закладная, инвестиционный пай паевого инвестиционного фонда, коносамент, облигация, чек, двойное складское свидетельство; простое складское свидетельство.

Юридическое определение каждого из перечисленных видов ценных бумаг дается либо в ГК РФ, либо в законах, регулирующих выпуск и обращение конкретных ценных бумаг. Перечень ценных бумаг, предусмотренный гражданским законодательством, не является закрытым.

Согласно ст.142 ГК РФ любые иные документы могут быть отнесены к числу ценных бумаг законами или в установленном ими порядке. Совокупность обращающихся на российском рынке ценных бумаг образует систему ценных бумаг и характеристику видов ценных бумаг. Познакомимся с характеристиками основных ценных бумаг.


2.1. Акция

Акция - это ценная бумага, которая удостоверяет внесение лицом (акционером) денежных средств и/или иного имущества в уставный капитал хозяйственного (акционерного) общества в определенной доле от стоимости капитала и подтверждает права этого акционера, в том числе права:

- на периодическое получение части прибыли акционерного общества, которая называется «дивиденды»;

- участие в управлении делами акционерного общества;

- получение информации о его деятельности;

- доступ к бухгалтерской и иной документации общества;

- преимущественное приобретение дополнительно выпускаемых акций или бумаг, которые в установленный срок будут обмениваться на акции перед неакционерами;

- часть имущества, которое останется после расчета с кредиторами акционерного общества, если будет решено это общество ликвидировать.

Акция, предоставляющая своему владельцу такие права, - это обыкновенная или простая (ordinary share) акция. Если акционер владеет в обществе значительной долей от всех акций, у него возникают дополнительные права. Например, доля в 1 % от всех голосующих акций дает право знакомиться со списком лиц, которые имеют право участвовать в общем собрании акционерного общества. Доля в 2 % - право выдвигать кандидатов в совет директоров, ревизионную комиссию, в правление, счетную комиссию, кандидата на должность генерального директора акционерного общества. Доля в 10 %- право требовать внеочередного собрания акционеров.

Современные акции обязательно регистрируются на имя конкретного владельца. С 4 января 2003 г. в нашей стране акции существуют только в бездокументарной форме. ГК РФ в ст. 142 устанавливает, что бездокументарные ценные бумаги - это обязательственные и иные права, которые закреплены в решении о выпуске или ином акте лица, выпустившего ценные бумаги в соответствии с требованиями закона. Осуществление и передача ценных бумаг возможны только с соблюдением правил учета этих прав.

Из трактовки законодателя видно, что бездокументарная ценная бумага (акция - в том числе) суть обязательственное право, иногда еще и какое-то иное право (права), которые порождает и закрепляет в особом документе (решении о выпуске или ином акте) некое лицо. Следует обратить внимание, что вся совокупность прав, удостоверяемых акциями, изначально стандартизирована и регламентирована законодателем. Генерируя эти права, данное лицо обязуется исполнять все необходимое для того, чтобы акционер мог все удостоверяемые акциями права осуществить, а при необходимости - передать другому субъекту. Генерирующее права лицо в исследуемом контексте есть предпринимательская организация - акционерное общество. Если решение о выпуске акций возникает и существует в реальной форме бумажного документа, то сами акции возникают и существуют виртуально - как результат юридического факта оформления указанного документа. Такая правовая конструкция вполне рациональна и работоспособна.

Каждое акционерное общество обязательно выпускает обыкновенные акции. Кроме них существуют еще привилегированные или гарантированные, преференциальные, приоритетные (preference shares) акции. Привилегированная отличается от обыкновенной акции тем, что на нее акционер получает часть прибыли не в виде дивиденда, который прямо зависит от заработанной обществом прибыли, а получает доход в заранее установленном, фиксированном размере. Важным отличием привилегированной акции является еще и отсутствие у ее владельца права голоса на общем собрании акционерного общества, за исключением вопросов о его реорганизации и ликвидации. При ликвидации общества именно привилегированные акционеры получат часть оставшегося имущества после расчетов со всеми кредиторами акционерного общества. Привилегированных акций может быть не более 25 % от всего уставного капитала акционерного общества.

Первой разновидностью указанных акций является кумулятивная привилегированная (cumulative preference share) акция. Она дает акционеру право получить доход за счет прибыли следующего года, в случае если в текущем году прибыли нет и дивидендные выплаты не производятся. Второй разновидностью указанных акций является конвертируемая привилегированная (convertible preferred stocks) акция. Она может превращаться в обыкновенную акцию или в другую привилегированную акцию, если такая возможность будет записана в уставе акционерного общества. Особенностью этой привилегированной акции является обретение ею права голоса на общем собрании акционерного общества по всем вопросам, начиная с собрания, следующего за тем, на котором не было принято решения о выплате дохода по данной привилегированной акции.

Допускается существование дробных акций. Акция очень большой стоимости дробится на мелкие части, чтобы соответствовать финансовым возможностям небогатых приобретателей. Дробление акций осуществляется, если акционер не может приобрести целого количества акций. Такая акция предоставляет своему владельцу все права, соответствующие обыкновенной акции, но в объеме, составляющем дробную часть целой акции.

Уточним далее содержание удостоверяемых акциями прав.

Акционер прежде всего реализует свой интерес на получение дивидендов. Это часть чистой прибыли акционерного общества, распределяемая среди акционеров пропорционально числу акций, находящихся в их собственности, решением общего собрания акционерного общества.

Каждый акционер имеет законную возможность участия в управлении делами акционерного общества: он может голосовать на общем собрании акционерного общества, имея количество голосов, равное количеству своих обыкновенных акций. Привилегированные акции тоже дают право голоса в случаях, отмеченных выше.

Общество предоставляет акционеру следующую информацию: о наличии у него преимущественного права приобретения акций дополнительного выпуска; созыве и проведении общего собрания акционеров; решениях, принятых общим собранием акционеров и итогах голосования; предстоящем приобретении акций; возможности выкупа акций.

Для формирования собственной позиции по какому-то вопросу, который касается акционерного общества, акционер имеет право на ознакомление с его хозяйственной документацией.

Следует отдельно отметить, что акционер вправе требовать выкупа у него акций обществом по рыночной цене, если принимается одно из следующих решений: реорганизация акционерного общества; крупная сделка, которая одобряется решением общего собрания акционеров; изменение устава общества, которое ограничивает права данного акционера.

Акция имеет существенные отличия от денежных вкладов, аналогичных банковским:

1. Путем выпуска акций и их распределения среди партнеров-учредителей происходит формирование уставного капитала акционерного общества и его организационное оформление. Все последующие выпуски акций нацелены на увеличение уставного капитала, сформированного первоначально. Акция выступает структурообразующим элементом данной организационно-правовой формы предпринимательской деятельности акционерного общества. Других ценных бумаг с таким качеством не существует.

2. Акция не фиксирует и не гарантирует долг акционерного общества акционеру и не подлежит оплате (выкупу, погашению) в какой-то определенный срок. Как было отмечено выше, выпуск акций обеспечивает специфический (акционерный) способ финансирования, как правило, коллективной предпринимательской деятельности.

3. Акция закрепляет право на получение дивидендов. В зависимости от успешности предпринимательской деятельности и потребностей в финансировании акционерное общество-эмитент может не выплачивать дивиденды довольно длительное время. Предполагается, что терпеливые ожидания акционеров, годами не получающих дивиденды, со временем вознаградятся очень большими выплатами из прибыли акционерного общества.

4. Акция (в отличие от всех других ценных бумаг) дает право на участие в управлении акционерным обществом путем голосования за те или иные решения или против них на общем собрании акционеров. Согласно Федеральному закону «О рынке ценных бумаг» «акция - это эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации. Акция является именной ценной бумагой». При этом «эмиссионная ценная бумага - это любая ценная бумага, в том числе бездокументарная, которая характеризуется одновременно следующими признаками: закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением установленных настоящим Федеральным законом формы и порядка; размещается выпусками; имеет равные объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги».

Все владельцы акций обязательно учитываются в реестре владельцев именных ценных бумаг. Деятельность по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг может осуществляться только юридическими лицами. Юридическое лицо, осуществляющее деятельность по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг - регистратор, не вправе совершать сделки с ценными бумагами эмитентов, ведение реестров которых оно осуществляет. Не допускается совмещение деятельности по ведению реестра с другими видами профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. Эмитент обязан поручить ведение реестра по всем своим именным эмиссионным ценным бумагам одному регистратору.

В целях обеспечения экономической безопасности для владельцев бездокументарных ценных бумаг, повышения защищенности их прав как инвесторов, построения единой учетной системы, которая со временем сделает возможной дематериализацию всех эмиссионных ценных бумаг, в РФ регламентируется депозитарная деятельность. Учетная система на рынке ценных бумаг интегрирует два взаимоконтролирующих «параллельно действующих» учетных института: организации, осуществляющие депозитарную деятельность, и организации, осуществляющие деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг. Учетная система на рынке ценных бумаг выполняет функции подтверждения прав на ценные бумаги, а также подтверждения прав, закрепленных ценными бумагами, в целях передачи этих прав и их осуществления.

Таким образом, акции, будучи бездокументарными ценными бумагами, могут применяться и интенсивно применяются в предпринимательском обороте, из этого следует, что для осуществления и передачи прав, закрепляемых акциями, в РФ функционирует надлежащая инфраструктура. 40


2.2. Вексель

Отношения, связанные с обращением векселей, регулируются вексельным законодательством, которое включает в себя Федеральный закон от 11 марта 1997 г. № 48-ФЗ «О переводном и простом векселе» и Положение о переводном и простом векселе, утвержденное постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. (далее - Положение), основанное на Женевских вексельных конвенциях 1930 г.

Российское законодательство дает определение векселю в ст. 815 ГК РФ. Векселем является ценная бумага, удостоверяющая ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе плательщика (переводной вексель) выплатить по наступлении предусмотренного в векселе срока определенную сумму векселедержателю. Таким образом, из ст. 815 ГК РФ следует, что простой вексель удостоверяет обязательство векселедателя по оплате вексельной суммы, а переводной вексель - то же самое обязательство, но не векселедателя, а плательщика. Правильность легального определения простого векселя не вызывает сомнений. Однако с формулировкой переводного векселя нельзя согласиться, поскольку обязательство плательщика по переводному векселю возникает только в случае, когда он акцептует выписанный на него вексель (ст. 28 Положения).

Следует отметить, что и сами разработчики ГК РФ признают «известную неточность определения переводного векселя в ч. 1 ст. 815 ГК, содержащего не обязательство уплаты, а лишь предложение плательщику».41

Ряд авторов полагают, что формально в момент своей выдачи переводной вексель вообще не удостоверяет ничье обязательство,42 т. е. в отсутствие акцепта нет и должника по такому документу. Однако эта позиция вызывает возражения как несоответствующая законодательству. Должником по переводному векселю до момента его акцепта плательщиком выступает векселедатель, который в силу ст. 9 Положения отвечает за акцепт и за платеж. При отказе плательщика акцептовать вексель он подлежит протесту (ст. 44 Положения), что служит основанием для предъявления требования к векселедателю. Таким образом, переводной вексель изначально устанавливает не обязательство уплаты денег векселедателем, а его предложение плательщику уплатить определенную сумму векселедержателю. Однако с момента совершения плательщиком акцепта переводного векселя акцептованный переводной вексель удостоверяет обязательство плательщика уплатит по наступлении предусмотренного векселем срока определенную сумму векселедержателю.

Нельзя согласиться с мнением о том, что в ст. 815 ГК РФ использование векселя увязано с договором займа, а это, в свою очередь, противоречит абстрактности вексельного обязательства.43

Дело в том, что вексель выдается вместо уплаты денежной суммы за полученные товары, выполненные работы или оказанные услуги. Следовательно, вексель является формой отсрочки уплаты денег, то есть формой коммерческого кредита. При этом коммерческий кредит понимается как элемент возмездных договоров, связанных с передачей товаров, производством работ или оказанием услуг, если обязательство другой стороны состоит в уплате денежных сумм.44 Коммерческим кредитованием вообще может считаться всякое несовпадение во времени встречных обязанностей по заключенному договору, когда товары поставляются (работы выполняются, услуги оказываются) ранее их оплаты.45 В связи с этим ГК РФ обоснованно рассматривает вексельные обязательства как одну из разновидностей обязательств, вытекающих из договора займа. С этой точки зрения можно сказать, что вексель представляет собой форму кредита, а также средство расчетов с контрагентами (но, разумеется, не средство платежа). 46

Представляется удачным определение простого и переводного векселя, предложенное Е.А. Сухановым. Вексель содержит простое и ничем не обусловленное обязательство («обещание») векселедателя (простой вексель) или его предложение другому лицу (переводной вексель) уплатить указанную в нем сумму в обусловленный срок.47

Положение предусматривает возможность составления векселя, выданного на самого векселедателя (ст. 3). Векселедатель такого векселя совпадает в одном лице с плательщиком, то есть, говоря буквально, делает предложение об уплате самому себе. В литературе такие векселя именуются переводно-простыми, а их юридическая природа определяется различно, что обусловило, в свою очередь, расхождения в решении вопроса о необходимости акцепта для возникновения обязанности плательщика — векселедателя оплатить вексель.

По мнению С.М. Бараца переводно простой вексель представляет собой смешанный тип простого и переводного векселя одновременно и является самостоятельным, третьим видом его.48 В.В. Грачев полагает, что переводно-простые векселя являются по своей природе простыми, правила об акцепте к этим векселем не применимы, поскольку «природа такой бумаги формой не определяется».49 Этого же мнения придерживается Е.А. Суханов, полагая, что составление переводно простого векселя равносильно составлению простого векселя, так как в нем содержится указание только на двух субъектов. 50

Другая позиция сводится к признанию переводно-простого векселя по своей природе переводным. Так, Л.Ю. Добрынина полагает, что «... по существу переводно-простой вексель — это вексель соло, по форме тем не менее, — тратта (указание на это содержится, в частности, в ст. 3 Положения о векселях). Кроме того, формальный признак является основной чертой векселя. Именно форма, а не содержание дает основание причислить простую тратту к переводным векселям».51

В литературе высказывались и иные точки зрения по данной проблеме.52 Между тем, в практике арбитражных судов возник вопрос о том, должны ли к такому векселю применяться правила об акцепте плательщиком переводного векселя, как условии возникновения обязательства оплатить такой вексель.53

Заслуживает внимания общий вывод Л. А. Новоселовой, сделанный по результатам анализа конструкции переводного векселя, выданного на самого себя. Такой вексель, считает она, относится к переводным и, следовательно, подлежит акцепту. Объясняется это тем, что обязательство векселедателя переводного векселя сходно по характеру с обязательством поручителя или гаранта. Он обязан оплатить переводной вексель, если плательщик не акцептует или не оплатить вексель. Поэтому плательщик, указанный в переводном векселе, независимо от того, является ли он одновременно векселедателем или нет, принимает на себя обязательство оплатит вексель в срок лишь посредством акцепта. Эта позиция была воспринята и судебной практикой. 54

Таким образом, вексель – это вид ценной бумаги, абстрактное денежное обязательство строго установленной законом формы. Выступает как безусловное письменное долговое денежное обязательство одной стороны (векселедателя) безоговорочно уплатить в определенном месте сумму денег, указанную в векселе, другой стороне – владельцу векселя (векселедержателю) – при наступлении срока выполнения обязательства (платежа) или по его требованию.

Основные черты векселя:

1) абстрактный характер обязательства, выраженного векселем (текст векселя не должен содержать ссылки на сделку, являющуюся основанием выдачи векселя); бесспорный характер обязательства по векселю, если он является подлинным; безусловный характер обязательства по векселю (вексель содержит простое и ничем не обусловленное предложение или обещание уплатить определенную сумму, поэтому попытки оговорить платеж наступлением каких-либо условий не имеют юридической силы);

2) вексель – это всегда денежное обязательство (не может считаться векселем обязательство, по которому уплата долга совершается товаром или оказанием услуг), т.е. предметом вексельного обязательства могут быть только деньги;

3) вексель – это всегда письменный документ (выпуск векселей в безналичной форме невозможен);

4) вексель передается одним лицом другому на основании специальной передаточной надписи – индоссамента. Эта передаточная надпись не требует нотариального заверения;

5) вексель – это документ, имеющий строго установленные обязательные реквизиты.

Поскольку вексель – это денежный документ со строго определенным набором реквизитов, это означает, что векселем является лишь тот документ, который содержит все необходимые реквизиты векселя. Реквизиты форм векселей указаны в Положении. При отсутствии хотя бы одного обязательного вексельного реквизита, вексель теряет свою вексельную силу, а все другие реквизиты, указанные сверх обязательных, принято считать недействительными (ненаписанными).

Совокупность надлежащим образом оформленных реквизитов векселя составляет форму векселя, а отсутствие либо неверное оформление хотя бы одного из них может привести к дефекту формы векселя. Дефект формы векселя – это термин, который означает несоответствие представленного как вексель документа формальным требованиям вексельного права. Дефект формы векселя ведет к потере документом вексельной силы, безусловности изложенного в документе текста, абстрактности вексельного долга и солидарной ответственности всех обязанных по векселю лиц.55





2.3. Облигация

Облигация – это долговая ценная бумага, которая удостоверяет отношения займа между его владельцем (кредитором) и лицом, выпустившим облигацию (заемщиком).

Современное российское законодательство определяет облигацию как «эмиссионную ценную бумагу, закрепляющую право ее держателя на получение от эмитента облигации в предусмотренный ею срок ее номинальной стоимости и зафиксированного в ней процента от этой стоимости или иного имущественного эквивалента. Облигация может предусматривать иные имущественные права ее держателя, если это не противоречит законодательству РФ.

Таким образом, облигация – это долговое свидетельство, которое имеет два основных компонента:

обязательство эмитента вернуть держателю облигации по истечении определенного срока сумму, указанную на лицевой стороне облигации;

обязательство эмитента выплачивать держателю облигации фиксированный доход в виде процента от номинальной стоимости или иного имущественного эквивалента.

Таким образом, облигацию можно рассматривать как: долговое обязательство эмитента; источник финансирования инвестиций акционерных обществ; форму сбережений средств граждан и организаций и получения ими дохода.

Кроме того, облигации присущи следующие характеристики:

отношения займа между инвестором и эмитентом, т.е. лицо, которое приобретает облигацию, не становится совладельцем фирмы, а является ее кредитором;

наличие конечного срока обращения облигации, по истечении которого она гасится, т.е. выкупается эмитентом по номинальной стоимости;

приоритет облигаций по сравнению с акциями в получении дохода. Выплата процентов по облигациям производится в первоочередном порядке по сравнению с выплатой дивидендов по акциям;

наличие у владельца облигации права на первоочередное удовлетворение его требований по сравнению с правами акционера при ликвидации предприятия.

Если акции, являясь титулом собственности, предоставляют их владельцам право на участие в управлении компанией-эмитентом, то облигации, будучи инструментом займа, такого права не дают.

Фирмы выпускают облигации различных видов и типов. В зависимости от классификационного признака, положенного в основу группировки, можно выделить несколько видов облигаций.56

1. По методу обеспечения облигаций имуществом фирмы они подразделяются на закладные и беззакладные.

Закладные облигации – это облигации, которые обеспечиваются физическими активами или ценными бумагами фирмы. Исторически закладные облигации появились на базе закладных.

Технология выпуска закладных облигаций, как правило, состоит в следующем. Фирма выпускает одну закладную на все закладываемое имущество. Закладная хранится в траст-компании. Траст-компания делит всю сумму заложенного имущества на определенное количество облигаций, которые приобретают физические и юридические лица. Траст-компания выступает от имени всех инвесторов и является гарантом соблюдения их интересов. Траст-компания выступает как доверенное лицо всех кредиторов (всех, кто приобрел облигации). Эта компания обязана осуществлять контроль за финансовым положением фирмы, направлениями ее деятельности, состоянием капитала, оборотных средств и другими параметрами, с тем чтобы вовремя предпринять необходимые меры, защищающие интересы инвесторов, и обеспечить выполнение обязательств заемщика перед кредиторами. Услуги траст-компании оплачивает фирма, выпустившая закладную.

Взаимоотношения между фирмой и траст-компанией регулируются договором (контрактом), в котором фиксируются условия займа. При нарушении фирмой условий договора траст-компания, действующая от имени всех кредиторов, обязана потребовать от фирмы соблюдения этих условий. Если фирма не может выполнить предъявленных к ней требований, то траст-компания вправе потребовать выкупа всех выпущенных облигаций.

Закладные облигации подразделяются на: первозакладные; общезакладные; облигации под залог ценных бумаг.

Первозакладные облигации выпускаются под первый залог имущества фирмы и обеспечены реальными физическими активами. В закладной подробно описывается имущество, передаваемое в залог, и производится его оценка. Как правило, для определения стоимости передаваемого в залог имущества приглашается профессиональный оценщик по недвижимости, заключение которого является основой для определения стоимости залога. Стоимость передаваемых в залог активов должна превышать стоимость выпуска облигаций, чтобы у залогодержателя был определенный резерв, который обеспечивал бы безопасность вложений инвесторов. Если же фирма не выполняет своих обязательств перед кредиторами, залогодержатель вступает в права владения этим имуществом, продает его и на вырученные деньги погашает облигации. Если поступлений от продажи имущества недостаточно для выкупа всех облигаций, то у каждого владельца выкупается только часть облигаций, пропорционально сумме поступлений в общем объеме долга. По невыкупленным облигациям их владельцы получают те же права, что и обычные кредиторы.

Общезакладные облигации выпускаются под вторичный залог имущества. Дело в том, что одни и те же активы могут служить обеспечением залога нескольких эмиссий облигаций. Общезакладные облигации стоят на втором месте после первозакладных. Претензии по ним удовлетворяются после расчетов с держателями первозакладных облигаций, но до удовлетворения требований других кредиторов.

Облигации под залог ценных бумаг (collateral trust bonds) обеспечиваются ценными бумагами какой-либо компании, которые находятся в собственности компании-эмитента. В случае неуплаты долга эти ценные бумаги переходят к владельцам указанных облигаций.

Беззакладные (необеспеченные залогом) облигации – это прямые долговые обязательства фирмы, которые не обеспечены никаким залогом. Требования владельцев необеспеченных облигаций удовлетворяются в общем порядке наряду с требованиями других кредиторов. Фактическим обеспечением таких облигаций служит общая платежеспособность компании.

Необеспеченные залогом (беззакладные) облигации включают следующие разновидности:

1. Облигации, не обеспеченные какими-либо материальными активами. Они гарантируются добросовестностью компании-эмитента, т.е. обещанием этой компании выплатить проценты и возместить всю сумму займа по наступлении срока погашения.

1. Облигации под конкретный вид доходов эмитента. По этим облигациям эмитент обязуется выплачивать проценты и погасить заем за счет каких-либо конкретных доходов.

3. Облигации под конкретный инвестиционный проект. Средства, полученные от реализации данных облигаций, направляются эмитентом на финансирование какого-либо инвестиционного проекта. Доходы, полученные от реализации этого проекта, эмитент использует на погашение займа и выплату процентов.

4. Гарантированные облигации – облигации, которые не обеспечены залогом, но выполнение обязательств по займу гарантируется не компанией-эмитентом, а другими компаниями. Чаще всего гарантом является более сильная с экономической точки зрения компания, что делает эти облигации более надежными.

5. Облигации с распределенной или переданной ответственностью. По этим облигациям обязательства по данному займу либо распределяются между несколькими компаниями, включая эмитента, либо их целиком принимают на себя другие компании, исключая эмитента.

6. Застрахованные облигации. Данный облигационный заем компания-эмитент страхует в частной страховой компании на случай возникновения каких-либо затруднений выполнения обязательств по этому займу.

7. Облигации, достойные инвестиций, т.е. надежные облигации, выпускаемые фирмой с твердой репутацией и имеющие хорошее обеспечение.

8. Макулатурные облигации – это облигации, используемые для спекуляций. Вложения в них всегда сопряжены с высокой степенью риска.

2. По способу получения дохода различают следующие виды облигаций: купонные; дисконтные; смешанные; доходные.

1. Купонные облигации – это облигации к которым при их эмиссии прилагаются купоны. Купон представляет собой вырезной талон с указанной на нем процентной ставкой и датой выплаты дохода. Владелец облигации предъявляет облигацию с купонами для получения дохода. Держателю облигации выплачивается причитающийся ему доход, а купон отрезается и погашается. По способу выплаты купонного дохода облигации подразделяются на: облигации с фиксированной процентной ставкой; облигации с плавающей процентной ставкой; облигации с равномерно возрастающей купонной ставкой по годам займа. Такие облигации еще называются индексируемыми, обычно они эмитируются в условиях инфляции.

Доход по купонным облигациям может выплачиваться ежеквартально, раз в полугодие, ежегодно. Периодичность выплат устанавливается в условиях выпуска облигаций.

2. Дисконтные облигации – это облигации, которые иногда называют облигациями с нулевым купоном, т.е. процент по ним не выплачивается, а владелец облигации имеет доход за счет того, что облигация продается с дисконтом, т.е. по цене ниже номинала. Выкуп облигаций фирма осуществляет по номинальной стоимости. Разница между номинальной ценой и ценой приобретения облигации и составляет доход ее держателя. В настоящее время дисконтные облигации имеют широкое распространение на российском фондовом рынке.

3. Смешанные облигации. В ряде случаев облигации выпускаются с купонами, на которых указаны фиксированные проценты доходности по отношению к номиналу, и, кроме того, облигация продается с дисконтом. В этом случае владелец получает регулярный доход в виде купонных выплат, а также извлекает доход при погашении облигаций по номинальной стоимости.

4. Доходные облигации составляют особую разновидность облигаций. Фирма обязана выплачивать владельцам процентный доход по данным облигациям только в том случае, если у нее есть прибыль. Если прибыль отсутствует, то доход не выплачивается.

Доходные облигации могут быть простыми и кумулятивными.

Простые облигации – это облигации, по которым невыплаченный доход за предыдущие годы фирма не обязана возмещать в последующие периоды даже при наличии достаточно большого размера прибыли.

Кумулятивные облигации – это облигации, по которым невыплаченный в связи с отсутствием прибыли процентный доход накапливается и выплачивается в последующие годы. Как правило, период накопления невыплаченного дохода – не более трех лет. В условиях выпуска кумулятивных доходных облигаций должно быть предусмотрено, что до тех пор, пока не выплачен процентный доход, дивиденды по привилегированным и обыкновенным акциям не выплачиваются.

3. По характеру обращения облигации можно разделить на два вида: обычные облигации (неконвертируемые) и конвертируемые (с правом обмена на обыкновенные акции).

Обычные облигации (nonconvertible bonds) выпускаются без права их конверсии в акции или другие ценные бумаги. Владелец обычной облигации держит ее до срока погашения, получая доход, предусмотренный условиями выпуска облигаций. В случае необходимости он может продать облигации до срока погашения по рыночной цене, которая зависит от величины процентной ставки, накопленного купонного дохода, отрезка времени до срока погашения и ряда других факторов.

Конвертируемые облигации (convertible bonds) – это облигации, которые дают их владельцу право обменять облигации на обыкновенные акции того же эмитента в определенный срок по установленной цене. Фирма выпускает конвертируемые облигации, чтобы быстрее реализовать облигационный выпуск и заинтересовать инвесторов в приобретении именно своих облигаций. Право проведения конвертации, как правило, принадлежит инвестору, который приобрел облигации в ходе первичного размещения или на вторичном фондовом рынке. Инвесторы, принимая решение о целесообразности конвертации, должны учесть все рыночные факторы: цену конвертации; рыночную стоимость акций и стоимость акций, получаемых в результате конверсии; доходность вложений в конвертируемые облигации и другие аспекты данной операции.

Цена конвертации (Рк) – это цена приобретения одной акции в результате конверсии, она определяется по формуле

hello_html_62b9556b.png

Коэффициент конвертации – это число акций, которое получает инвестор при обмене одной облигации на акции.

Выпуская конвертируемые облигации, фирма в проспекте эмиссии определяет все параметры и условия облигационного займа и прежде всего – цену конвертации и коэффициент конвертации. В ряде случаев компания в проспекте эмиссии предусматривает пункт о вынужденной конверсии, т.е. конвертацию облигаций в акции компания производит независимо от желания инвесторов. Предусматривая возможность вынужденной конверсии, компания оговаривает условия ее проведения.

4. По срокам погашения различают:

1) облигации с фиксированным сроком погашения: краткосрочные, обычно сроком до 1 года; среднесрочные, от 1 года до 5-10 лет; долгосрочные облигации со сроком погашения от 20 до 30 лет.

2) облигации без фиксированного срока погашения: бессрочные или непогашаемые; отзывные облигации – облигации, которые могут быть отозваны эмитентом до наступления срока погашения. При выпуске облигаций эмитент устанавливает условия такого отзыва – по номиналу или с премией; облигации с правом погашения – это облигации, которые предоставляют инвестору право на возврат облигации эмитенту до наступления срока погашения и получение за нее номинальной стоимости; продлеваемые облигации предоставляют инвестору право продлить срок погашения и продолжать получать проценты в течение этого срока; отсроченные облигации дают эмитенту право на отсрочку погашения.

5. В зависимости от порядка владения различаются облигации: 1) именные – это облигации, права владения которыми подтверждаются внесением имени владельца в текст облигации и в книгу регистрации, которую ведет эмитент.

2) на предъявителя – облигации, права владения которыми подтверждаются простым предъявлением облигации.

6. В зависимости от формы выпуска различают два вида облигаций: документарные и бездокументарные.

7. В зависимости от формы возмещения делятся на облигации, возмещаемые в денежной и натуральной форме.

8. По методу погашения номинала облигации делятся на: облигации, погашение номинала которых производится разовым платежом; облигации с распределенным по времени погашением, когда за определенный отрезок времени погашается некоторая доля номинала; облигации с последовательным погашением фиксированной доли общего количества облигаций (лотерейные или тиражные займы).

9. В зависимости от цели облигационного займа различают:

обычные облигации, которые выпускаются для рефинансирования имеющейся у эмитента задолжности или для привлечения дополнительных финансовых ресурсов;

целевые облигации, средства от реализации которых направляются на финансирование конкретных инвестиционных проектов или конкретных мероприятий (например, строительство, проведение телефонной сети и т.д.).57


2.4. Инвестиционный пай паевого инвестиционного фонда

На сегодняшний день паевые инвестиционные фонды (далее — ПИФы) являются основным инструментом секьюритизации внутри страны, а ипотечные закрытые ПИФы успешно справляются с принятой на себя задачей рефинансирования ипотечных кредитов, составляя достойную конкуренцию облигациям с ипотечным покрытием.

Эти ценные бумаги имеют следующие черты: они являются именными, существуют в бездокументарной форме и не обладают номинальной стоимостью; удостоверяют долю в праве общей собственности на ипотечное покрытие или ПИФ; не допускается выпуск производных от них ценных бумаг; они свободно обращаются на рынке ценных бумаг; ипотечное покрытие и инвестиционный фонд передаются в управление управляющей компании; имущество, составляющее ипотечное покрытие или инвестиционный фонд, обособляется от имущества управляющей компании и владельцев данных ценных бумаг; владельцы этих ценных бумаг лишаются права преимущественной покупки доли в праве общей собственности на имущественный пул, а также права требовать раздела общего имущества и выдела из него доли в натуре; хранение и учет имущества, входящего в ипотечное покрытие или инвестиционный фонд, возлагается на специализированного депозитария.

Таким образом, автор приходит к заключению, что инвестиционные паи ипотечных закрытых ПИФов полностью отвечают требованиям, предъявляемым к ипотечным ценным бумагам. Это весьма удачный финансовый инструмент для рефинансирования ипотечных кредитов.58


2.5. Чек

Чек - ценная бумага, содержащая ничем не обусловленное распоряжение чекодателя банку произвести платеж указанной в нем суммы чекодержателю (ст.877 ГК РФ).

По своей экономической сути чек есть особая форма переводного векселя, плательщиком по которому всегда является банк.

Чек – это не рыночная ценная бумага, а платежно-расчетный документ, чек не имеет вторичного рынка, где бы он обращался как самостоятельный фондовый актив. Однако чеки используются при купле-продаже таких финансовых инструментов, как акции, облигации и т.п.

По российскому законодательству чек выписывается на срок до 10 дней и погашается только в денежной форме при предъявлении его в банк.

Чек, как и вексель, ценная бумага строго стандартной формы с наличием обязательных реквизитов: наименование – чек; поручение банку выплатить чекодателю указанную в чеке денежную сумму; наименование плательщика по чеку и номера счета, с которого должен быть произведен платеж; подпись чекодателя; указание валюты платежа; дата и место составления чека.

Чек выпускается только в документарной (бумажной) форме и может иметь несколько видов. Согласно ГК РФ чек может быть именным или переводным.

Именной чек выписывается на конкретное лицо с оговоркой «не приказу», что означает невозможность дальнейшей передачи чека другому лицу.

Ордерный чек выписывается на конкретное лицо с оговоркой «приказу», что означает возможность передачи чека путем передаточной надписи – индоссамента.

Предъявительский чек выписывается на предъявителя и может передаваться одним лицом другому путем простого вручения.

Расчетный чек – чек, по которому не разрешена оплата наличными деньгами.

Денежный чек – предназначен для получения наличных денег в банке.


2.6. Товарораспределительные ценные бумаги (коносаменты, складские свидетельства). Закладные

Коносамент – это документ стандартной формы, принятой в международной практике на перевозку груза, который удостоверяет его погрузку, перевозку и право на получение. Он используется при перевозке грузов в международном сообщении и представляет собой ценную бумагу, которая удостоверяет право владеть перевозимым грузом, товаром.

Формы коносамента: на предъявителя, то есть предъявитель коносамента является владельцем груза; именной, то есть владельцем груза является лицо, названное в коносаменте, он подлежит передаче лицу, указанному на нем; ордерный, то есть передача коносамента от одного лица другому осуществляется с помощью передаточной подписи на нем – индоссамента; это самая распространенная форма коносамента.

К коносаменту обязательно прилагается страховой полис на груз.

Складское свидетельство – это ценная бумага, которая: подтверждает факт принятия товара на хранение; предоставляет право распоряжаться товаром, хранящимся на складе; дает право продать товар, хранящийся на складе, путем продажи самого складского свидетельства.

Складское свидетельство, выдаваемое совместно с залоговым свидетельством, называется двойным складским свидетельством.

Залог – имущество или другие ценности, служащие обеспечением залога.

Залоговое свидетельство – это ценная бумага, которая:

подтверждает факт принятия товара на хранение;

дает право на получение по данному свидетельству указанного в нем имущества или других ценностей.59

Следующий рассматриваемой вид ценной бумаги – закладная. ФЗ об ипотеке ввел в гражданский оборот России закладную.

Права залогодержателя по обеспеченному ипотекой обязательству и по договору об ипотеке могут быть удостоверены закладной, поскольку иное не установлено настоящим Федеральным законом.

Закладной могут быть удостоверены права залогодержателя по ипотеке в силу закона и по обеспеченному данной ипотекой обязательству, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

К закладной, удостоверяющей права залогодержателя по ипотеке в силу закона и по обеспеченному данной ипотекой обязательству, применяются положения, предусмотренные для закладной при ипотеке в силу договора, если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

Закладная является именной ценной бумагой, удостоверяющей следующие права ее законного владельца: право на получение исполнения по денежным обязательствам, обеспеченным ипотекой, без представления других доказательств существования этих обязательств; право залога на имущество, обремененное ипотекой.

Обязанными по закладной лицами являются должник по обеспеченному ипотекой обязательству и залогодатель.

Составление и выдача закладной не допускаются, если:

1) предметом ипотеки являются: предприятие как имущественный комплекс; право аренды имущества, перечисленного в настоящем подпункте;

2) ипотекой обеспечивается денежное обязательство, сумма долга по которому на момент заключения договора не определена и которое не содержит условий, позволяющих определить эту сумму в надлежащий момент.

В случаях, предусмотренных ст.13 ФЗ об ипотеке, условия о закладной в договоре об ипотеке недействительны.

Заключение


Следует отметить, что законодательство о ценных бумагах не лишено недостатков. ГК РФ не дает исчерпывающего перечня видов ценных бумаг, давая тем самым возможность для появления новых видов ценных бумаг, следует это закрепить непосредственно в ГК РФ. В виду разнообразия ценных бумаг по каждому из видов необходимо принятии федерального закона, который регулировал бы их оборот.

Также необходимо отказаться от использования таких категорий как бездокументарные и документарные ценные бумаги, поскольку они не отражают сути явлений, для обозначения которых они закреплены в законодательстве (следует говорить о сертифицированных ценных бумагах, для осуществления и передачи которых обязательна презентация материального носителя, на котором фиксируются права, и несертифицированных ценных бумагах, права, удостоверенные которыми, исполняются в отношении лиц, учтенных организациями учетной системы). Основой для дискуссий о природе бездокументарных ценных бумаг является определение, которое базируется на признаках ценных бумаг. Исключение такого определения снимает основание для соответствующих дискуссий.60 Основная проблема т.н. бездокументарных бумаг заключается в несовершенстве правовых средств защиты.

В качестве основной классификации предлагаем разделение всех ценных бумаг на те, выдача которых требует применения средств (процедур) государственного регулирования («регулируемые»), и те, выдача которых осуществляется без таковых («нерегулируемые»). Правовой режим регулируемых бумаг будет включать в себя публичного рода обязанности для эмитента по раскрытию информации, как перед потенциальными владельцами, так и перед государственными регулирующими органами. К категории регулируемых бумаг следует отнести: а) все ценные бумаги, предлагаемые для приобретения неограниченным заранее кругом (или перечнем) лиц); б) все сертифицированные бумаги; в) все иные бумаги, если лицо, их выдающее, имеет намерение обращать их публично и/или для инвестиционных целей. В класс нерегулируемых цепных бумаг предлагается включить ценные бумаги, создающиеся для обслуживания разовых хозяйственных операций и/или публично необращаемые, и/или не используемые в инвестиционных целях. В классе регулируемых ценных бумаг предлагается — выделить ценные бумаги повышенного риска. К таким ценным бумагам предлагается отнести: а) все производные бумаги, в том числе производные финансовые инструменты; б) ценные бумаги, возникшие в процессе квалификации (исключая отдельные случаи).

Таким образом, при квалификации права в качестве конкретного вида ценной бумаги (правового режима ценной бумаги конкретного вида) предлагаем использовать легально закрепленные ГК РФ классификации. В связи с этим необходимо закрепить в ГК РФ легальные классификации ценных бумаг с описанием особенностей, которые составляют правовой режим соответствующего класса бумаг (особенности фиксации прав, возникновения в качестве объекта гражданских прав, обращения, осуществления прав, прекращения существования в качестве объекта гражданских прав, защиты прав): регулируемые (в том числе, повышенного риска) и нерегулируемые; именные, ордерные и предъявительские; сертифицированные и сертифицированные; в зависимости от вида, предоставляемых прав; в зависимости от типа обязанного лица; внешние и внутренние (иностранные ценные бумаги и российские ценные бумаги); производные и базовые.





Актуальность темы исследования. Правовое регулирование усыновления как одной из форм реализации права ребенка жить и воспитываться в семье является важнейшей составляющей в системе мер по обеспечению охраны и защиты прав и интересов детей.

Подписание в 1990 г. Конвенции о правах ребенка (1989 г.) означает для Российской Федерации признание приоритетности семейных форм устройства детей-сирот над распространенной длительное время практикой передачи детей на воспитание в государственные учреждения.

Законодатель среди форм семейного воспитания детей, оставшихся без попечения родителей, отводит приоритетную роль усыновлению (удочерению). Семейный кодекс РФ (далее – СК) провозглашает приоритет семейного воспитания ребенка (п. 3 ст. 1 СК) и закрепляет право каждого ребенка жить и воспитываться в семье (п. 2 ст. 54 СК). Существование правового института усыновления является одной из основных гарантий соблюдения этого важнейшего права ребенка.

Современное российское семейное законодательство существенно изменило содержание норм об условиях, порядке и последствиях усыновления, в частности закрепив судебный порядок усыновления. Судебный порядок усыновления, впервые предусмотренный действующим СК (и отраженный в нормах ГПК РСФСР, а затем Гражданский процессуальный кодекс РФ (далее -ГПК), представляется более предпочтительным, чем существовавший ранее административный, что обусловлено и регламентированной законом особой процессуальной формой рассмотрения вопроса, и общим положением суда в системе правоохранительных органов.

Установление усыновления в судебном порядке является оптимальным способом реализации права ребенка, оставшегося без родительского попечения, жить и воспитываться в семье и одновременно действенным способом защиты прав и интересов ребенка судом, который, решая вопрос об установлении усыновления, с одной стороны, обеспечивает реализацию вышеназванного права ребенка, а с другой - тщательно проверяет соответствие усыновления ребенка его интересам и отказывает в установлении усыновления, когда такого соответствия нет.

Задачи и методы работы суда в обеспечении прав и интересов детей существенно отличаются от задач, деятельности и компетенции других органов, включая и специально уполномоченные органы, выполняющие функции контроля за условиями содержания, воспитания и образования детей.

СК предъявляет дополнительные требования к лицам, имеющим право быть усыновителями; вводит новые правила досудебной процедуры выявления и учета детей, подлежащих усыновлению; расширяет перечень условий, при которых допускается усыновление; исключает норму о признании усыновления недействительным.

СК впервые в отечественном законодательстве столь подробно урегулировавший усыновление как приоритетную форму устройства детей, оставшихся без попечения родителей, тем не менее не решил всех проблем, связанных с правовым обеспечением усыновления и правоприменительной практикой.61

Особого внимания заслуживают проблемы взаимосвязи и взаимообусловленности норм семейного и гражданского процессуального права. Изменения, произошедшие в семейном и гражданском процессуальном законодательстве, обусловливают потребность глубокого комплексного исследования института усыновления.

Все это свидетельствует о необходимости теоретического исследования, практического осмысления норм, предусматривающих усыновление.

Степень научной разработанности темы в литературе составили научные работы в области теории гражданского, гражданского процессуального, семейного права, международного права таких ученых, как К.А.Граве, Г.Ф. Шершеневич, О.Ю. Косов, А.М. Ничаева, Б.С. Антимонов, К.А. Граве, Г.К. Матвеев, И.М. Кузнецова, Н.А. Алексеев, С.А. Муратова, Ю.П. Свит, Л.М. Пчелинцева, В.А. Рясенцев, Н.С. Шерстнева, В.П. Шахматов, Б.Л. Хаскельберг, Е.М.Ворожейкина, А.И.Пергамент, В.М.Забродиной, А.Г.Гойхбарга, А.Ю.Азизовой, Е.А.Поссе, Я.Р.Веберса, В.А.Рясенцева и др.

Широко известны по данной проблематике работы Б.П.Хаскельберга, Б.С.Антимонова, О.С.Иоффе, Вместе с тем нельзя не отметить, что ряд исследований приведенных выше авторов, представляя несомненный научный интерес, в силу различных объективных причин (в частности, изменения законодательства), утратили свою практическую значимость.

Вопросам современного усыновления посвящены монографии М.В.Антокольской, Н.Е.Борисовой, Л.Ю.Голышевой, О.Ю.Косовой, Л.Б. Максимович, А.М.Нечаевой, Л.М.Пчелинцевой, В.В.Рязанцева, С.А.Сорокина, Т.В.Ткаченко, П.Трубникова.

Опубликован ряд статей, посвященных правам и законным интересам ребенка. Это статьи ученых и практиков А.Анисимова, Е.Б.Борисовой, Ю.Ф.Беспалова, З.И.Ворониной, Л.Ю.Голышевой, Е.В.Григорович, В. Завражнова, О.А. Дюжевой, О.Ю.Косова, В.С.Корсак, В.В. Кустовой, Л.Б.Максимович, М.Николаева, Л. Олейник, В.В.Рязанцева, С.А.Сорокина, Н.Н.Тарусиной, П. Трубникова.

Цель работы состоит в комплексном анализе судебного порядка установления усыновления (удочерения) детей – граждан РФ, оставшихся без попечения родителей, постановке и решении теоретических и практических проблем в рассматриваемой сфере.

Данная цель обуславливает постановку и решение следующих основных задач:

- исследовать понятие усыновления в российском праве;

- определить условия усыновления;

- раскрыть правовые аспекты порядка усыновления (удочерения) детей в соответствии с семейным и гражданским процессуальным законодательством;

- охарактеризовать особенности судебного порядка установления усыновления; проанализировать особенности рассмотрения дел об установлении усыновления с участием иностранного элемента;

- исследовать правовые нормы, регулирующие усыновление российских детей иностранными гражданами и лицами без гражданства;

- разработать конкретные предложения по совершенствованию семейного и гражданского процессуального законодательства и практики его применения.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с установлением усыновления.

Предметом исследования является правовое регулирование судебного порядка усыновления, судебная практика по исследуемому вопросу.

Методологическую основу исследования составили теоретические положения правовой науки, общенаучный диалектический метод познания и частно-научные методы: формально-логический, структурно-системный. Указанные методы познания применяются в сочетании с логическими приемами анализа, синтеза, абстрагирования, обобщения, аналогии, дедукции и индукции.

Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция Российской Федерации, СК, Гражданский Кодекс РФ (далее - ГК), ГПК, международные акты - Декларация прав ребенка 1959 г., Конвенция о правах ребенка 1989 г.

Объем и структура исследования. Настоящее исследование выполнено в объеме, отвечающим требованиям. Структура работы определяется целью и задачами исследования. Настоящая работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных источников 49 наименований). Данная работа выполнена на 45 листах.

1. Институт усыновления (удочерения) в российском законодательстве



1.1. Понятие и правовое регулирование усыновления в российском праве

Термин «усыновление» многозначен, мнения, высказанные в разное время различными учеными, расходятся.

Г.И. Абраменко усыновление рассматривает как одну из форм защиты личных неимущественных прав и законных интересов несовершеннолетних, юридический правовой акт, основанием возникновения которого является действие (воля усыновителя и решение суда), а также длительное постоянное правовое состояние субъектов усыновления (усыновителя и усыновленного).62

Г.Ф. Шершеневич писал, что «под именем усыновления понимается признание за посторонними лицами юридического положения законных детей».63

Ряд ученых придерживается мнения, что отношения между усыновителем и усыновленным равнозначны отношениям между родителями и детьми. Так, Б.Л. Хаскельберг утверждает, что «правоотношения усыновления не отличаются по своему содержанию от правовых связей, существующих между родственниками».64 Б.С. Антимонов и К.А. Граве утверждают, что это «такой юридический акт, в силу которого между двумя лицами (усыновителем и усыновленным) возникают правовые (как личные, так и имущественные) отношения, существующие между родителями и детьми». 65 Л.А. Кузьмичева определяет, что сущность порождаемых усыновлением отношений, как и отношений, основанных на кровном родстве, является одинаковой, ибо усыновление также создает отношения, в силу которых признается, что усыновленные – это дети усыновителей, а последние – это родители этих детей. Эти отношения, несмотря на чисто юридический способ их установления, представляют собой с социальной точки зрения подлинно семейно-родственные отношения (родительские).66 По мнению И.М. Кузнецовой усыновление есть установление между усыновителем (его родственниками) и усыновленным ребенком (его потомством) правоотношений (личных и имущественных), аналогичных существующим между кровными родителями и детьми. Она также рассматривает усыновление как приоритетную форму устройства детей, оставшихся без попечения родителей и как факт, имеющий юридическое значение. В юридической литературе иногда противопоставляют две позиции.67 С.А. Муратова: «Усыновление представляет собой семейное правоотношение между усыновителем и усыновленным, которое по содержанию эквивалентно родительскому правоотношению».68 По мнению О.Ю. Косовой, что одним из критериев, позволяющих отграничить усыновление от родительских правоотношений, являются установленные законом особые процедуры оформления правового статуса соответственно для усыновителей и родителей, а также основания прекращения родительских правоотношений и усыновления.69 А.М.Нечаева рассматривает усыновление как форму устройства детей, оставшихся без попечения родителей; как юридический акт, порождающий возникновение родительских прав и обязанностей на основании закона; под этим актом понимает совокупность действий будущих усыновителей и органа, управомоченного их совершать, и как факт, имеющий юридическое значение.70 Л.М. Пчелинцева рассматривает усыновление как «юридический акт, в результате которого между усыновителями (усыновителем) и его родственниками, с одной стороны, и усыновленным ребенком – с другой, возникают такие же права и обязанности, как между родителями и детьми, а также их родственниками по происхождению».71

Иные исследователи настаивают на том, что в результате усыновления возникают отношения, лишь сходные с родственными, но никак не приравниваются к родственным. В данном мнении заложена позиция, что в основе родительского правоотношения лежит происхождение одного лица от другого, которое они определяют как родство.

Каждое из приведенных определений усыновления имеет право на существование и все они не противоречат друг другу. Им может определяться и юридический факт (юридический акт) - установление усыновления судом, в силу которого возникает правоотношение усыновления, приравненное законом к «родительскому» правоотношению, и само это правоотношение (которое одновременно тоже может рассматриваться в качестве юридического факта - состояния), и способ судебной защиты прав ребенка, и форма воспитания (устройства) детей.

Автор настоящей работы придерживается следующей позиции. Усыновление – это сложный юридический акт. В нем находят отражение как воля лиц, выразивших желание усыновить ребенка, родителей, давших согласие на усыновление своего ребенка, самого ребенка, достигшего 10-летнего возраста, и других лиц, установленных законом, так и воля государства, выраженная в решении суда. Таким образом, государственная воля оказывает определенное влияние на возникновение порождаемых усыновлением отношений. Государство посредством судебных органов власти непосредственно выражает свою волю и участвует в формировании самого акта усыновления. Без прямо выраженной его воли на усыновление соответствующие этому акту отношения возникнуть не могут. На этом основании можно заключить, что решение суда входит в содержание акта усыновления в качестве его неотъемлемой части, а не просто действия, которым регулируется усыновление.72

Решение суда об установлении усыновления, являясь юридическим фактом, является первоначальным основанием возникновения прав и обязанностей между усыновителем и усыновленным, а также несет одновременно и характер правопрекращающего факта. Судебное решение влечет прекращение ранее существовавших семейно-родственных правоотношений ребенка с его биологическими родителями и их родственниками.

Таким образом, усыновление как юридический акт представляет собой решение суда, вынесенное по просьбе лица, желающего принять ребенка в свою семью, с соблюдением законодательно закрепленных условий и порядка вынесения такого решения. Данный юридический акт порождает определенные правовые последствия, создает юридическое состояние и направлен на регулирование отношений между усыновителем и усыновленным.73

Ни в одном из ранее действовавших кодексов, ни в ныне действующем семейном кодексе не установлено понятие усыновления.

Ст. 47 СК устанавливает, что права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, то есть на кровном родстве. Данную норму нельзя отнести к усыновлению, так как отношения усыновления не основываются на кровном происхождении детей от родителей. Таким образом, на основании закона вывод о сущности усыновления сделать нельзя.

Усыновление детей в РФ регулируется международными нормативно-правовыми актами и национальным законодательством. Систему нормативно-правовых актов России составляют СК (гл. 19), ГК, ГПК (гл. 29 (ст. 269-275), Федеральный закон 31 мая 2002 г. №62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации», Постановление Правительства РФ от 04 ноября 2006 г. №654 «О деятельности органов и организаций иностранных государств по усыновлению (удочерению) детей на территории Российской Федерации и контроле за ее осуществлением», Постановление Правительства РФ от 02 марта 2000 г. № 275 «Об утверждении правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации и правил постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами и лицами без гражданства».

Разъяснения некоторых вопросов, касающихся усыновления детей (в том числе усыновления иностранцами российских детей), содержатся в Постановлении Пленума Верховного Совета РФ от 20 апреля 2006 г. № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» (далее - постановление ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. №8).


1.2. Условия усыновления

Для того чтобы состоялось усыновление, требуется соблюдение нескольких важных условий. Условия усыновления определяются самой сущностью и предназначением данного института.

Большинство ученых, специалистов в области семейного права, рассматривали условия усыновления как определенные юридические факты.74 Каждое условие является юридическим фактом, а все вместе они представляют собой сложный состав юридических фактов. Все условия взаимосвязаны между собой, но их единство обусловлено и поставлено в зависимость от одного условия, выступающего в качестве факта-условия, – согласия усыновителя на усыновление.

Большинство авторов сводит определение условий усыновления к получению согласия установленного законом круга лиц. Некоторые авторы используют систематизацию, которая представляет собой теоретическое разделение условий усыновления на общие и специальные. В.В.Рязанцев в свою очередь обосновывает необходимость выделения и дополнительных условий усыновления, соблюдение которых необходимо при усыновлении с участием иностранного элемента,75 закрепленные в законодательстве страны усыновителя и условия, зафиксированные для этих случаев в законодательстве РФ.

К признакам понятия «условие усыновления» относятся следующие:

1) условия усыновления - это определенные требования, установленные в законе;

2) эти требования закреплены в императивных нормах, устанавливающих строгие правила поведения, не допускающих отклонения в регулируемом поведении. Императивный характер обусловлен публичным интересом к усыновлению детей;

3) эти требования предъявлены к строго определенному кругу лиц (к ним относятся не только усыновители, но и органы опеки и попечительства, детские учреждения), т.е. они строго персонифицированы.

Исходя из этих признаков, можно дать следующее определение понятия «условия усыновления». Условия усыновления - это установленные в законе требования, предъявляемые к строго определенному кругу лиц по поводу усыновления.

В СК закреплены условия, необходимые для усыновления ребенка: - согласие родителей на усыновление ребенка;- согласие опекунов (попечителей), приемных родителей, руководителей учреждений, в которых находятся дети, оставшиеся без попечения родителей; - согласие усыновляемого ребенка, достигшего возраста 10 лет; - согласие супруга усыновителя;- разница в возрасте не менее 16 лет между усыновляемым и усыновителем, не состоящим в браке. 76

Условия усыновление можно поделить на три группы, а именно:

1. Условия, касающиеся усыновляемого ребенка, закрепленные в ст. 124, 132 СК.

2. Условия, соблюдение которых необходимо усыновителями, закрепленные в ст. 127-129, 131,133 СК.

3. Дополнительные условия, закрепленные в законодательстве страны усыновителя и условия, зафиксированные для этих случаев в законодательстве РФ.

1. Условия, касающиеся усыновляемого ребенка.

Несовершеннолетний ребенок может быть усыновлен, если его родители: - умерли; - дали согласие на усыновление; - лишены родительских прав; - неизвестны, а также если дети были подкинуты, найдены во время стихийного бедствия, а также при иных чрезвычайных обстоятельствах, о чем имеется соответствующий акт, выданный в установленном порядке органами внутренних дел или органом опеки и попечительства; - признаны судом недееспособными, безвестно отсутствующими или умершими; - более шести месяцев не проживают совместно с ребенком; - не принимают участие в воспитании, содержании ребенка; - не проявляют в отношении ребенка родительского внимания и заботы.

Важным условием усыновления является согласие ребенка, достигшего возраста 10 лет. Выяснение отношения ребенка к усыновлению имеет важное значение с учетом необходимости соблюдения его прав и интересов. Известно, что 10-летний ребенок в сфере гражданского права является недееспособным, поскольку не обладает той степенью ответственности, которая позволила бы ему разумно вести свои дела. Но он, несомненно, способен разобраться в своих чувствах (симпатия, привязанность или, напротив, неприязнь) к лицу, которое намерено стать его усыновителем. Учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Так, если усыновляемый достиг возраста 10 лет, то в соответствии со ст. 132 СК для усыновления необходимо согласие ребенка. Названная статья императивна: без согласия ребенка усыновление недопустимо. Логика законодателя в этом случае очевидна - если у ребенка «не лежит душа» к лицам, желающим его усыновить, велика вероятность, что это не случится и в дальнейшем. Риск в данном случае неуместен. Однако возникает вопрос: почему законодателем избран определяющим именно десятилетний возраст? В юридической науке приводятся различные точки зрения по этому вопросу. Для самостоятельного решения вопроса необходимо, чтобы сознание ребенка обладало большей зрелостью. В связи с этим было бы целесообразным установить этот возраст в 12 лет. Р.Л. Мурзин отмечает, что именно с достижением десятилетнего возраста законодатель связывает способность ребенка осознанно выражать свою волю и отношение к усыновлению, понимать его значение в собственной жизни. 77

Не оспаривая обоснованность указанных выше взглядов, следует подчеркнуть, что развитие ребенка индивидуально, поэтому связывать способность к осознанию происходящего с достижением десятилетнего возраста неверно. При современном развитии детской психики ребенок с семилетнего возраста вполне осознанно может выразить свою волю относительно возможного усыновления. Поэтому 3.3. Алиева предлагает изложить п. 1 ст. 132 СК в следующей редакции: «Для усыновления ребенка, достигшего возраста семи лет, необходимо его согласие», а также внести изменения в ст. 273 ГПК, указав, что «заявление об усыновлении рассматривается в закрытом судебном заседании с обязательным участием усыновителей... а в необходимых случаях родителей, других заинтересованных лиц и самого ребенка в возрасте от семи до четырнадцати лет». 78

Однако если до подачи заявления об усыновлении ребенок проживал в семье усыновителя и считает его своим родителем, усыновление в порядке исключения может быть произведено без получения согласия усыновляемого ребенка (п. 2 ст. 132 СК). Эта норма позволяет оградить ребенка от нежелательных эмоциональных и психологических воздействий, неизбежных в результате разглашения тайны усыновления, поскольку в таких случаях ребенок, как правило, не знает о том, что воспитывается не родителями, и уверен, что является родным сыном (дочерью) усыновителей.

Необходимость получения согласия ребенка, достигшего 10 лет, на усыновление означает, что его воля не только учитывается, но ей придается самостоятельное, наряду с другими условиями, значение. В этих целях ему в доступной форме работником органа опеки и попечительства объясняются сущность усыновления и вытекающие из него последствия.79

В соответствии со ст. 57 СК учет мнения ребенка в возрасте старше 10 лет о своем усыновлении является обязательным для суда и органа опеки и попечительства. При отсутствии согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет, на усыновление против его воли является недопустимым.

Разъяснения в доступной форме о сущности предстоящего усыновления и его последствиях могут быть даны и ребенку, не достигшему возраста 10 лет, с учетом степени его интеллектуального развития. В этом случае его согласия на усыновление не требуется, однако несогласие ребенка по возможности следует учесть, хотя оно и не имеет правового значения.

Форма выявления и получения согласия ребенка на усыновление органом опеки и попечительства СК не определена. На практике отношение усыновляемого к конкретным усыновителям как к своим возможным родителям выявляется в беседе с ним. Согласие ребенка на усыновление оформляется органом опеки и попечительства в произвольной форме в любом письменном отдельном документе (заявлении, справке и т.п.) либо отражается в заключении об обоснованности усыновления и о его соответствии интересам ребенка. 80

Документ о согласии усыновляемого ребенка, достигшего возраста 10 лет, на усыновление должен быть приложен к представляемому в суд заключению органа опеки и попечительства о соответствии-усыновления интересам ребенка. Наличие либо отсутствие согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет, на усыновление может быть установлено и самим судом в случае привлечения ребенка к участию в деле. Очевидно, что ребенок в силу своего возраста еще не в состоянии в полной мере оценить правовые последствия усыновления.

Ребенок вправе быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Осуществление этого права ребенка не связано с достижением 10-летнего или иного возраста. Поэтому, несмотря на то, что ст. 273 ГПК не предусматривает возможности участия в судебном разбирательстве ребенка, не достигшего 10 лет, ребенок более младшего возраста должен быть при необходимости заслушан в ходе рассмотрения заявления об усыновлении, если его участие в деле не противоречит его интересам и не затрагивает тайны усыновления.

Как отмечается в п. 4 Постановления ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. №8, при решении вопроса о необходимости вызова в судебное заседание несовершеннолетнего судье целесообразно выяснить мнение по этому поводу органа опеки и попечительства с тем, чтобы присутствие ребенка в суде не оказало на него неблагоприятного воздействия. Это правило может быть применено только в отношении участия в деле ребенка в возрасте до 14 лет, поскольку усыновляемые, достигшие 14 лет, участвуют в рассмотрении заявления об усыновлении в обязательном порядке.

Социально-психологическое назначение такой нормы заключается в том, чтобы избежать осложнений во взаимоотношениях ребенка со своими воспитателями, которые проживают вместе с ребенком и заботятся о нем. Сообщение ребенку о том, что данное лицо не состоит с ним в родственных отношениях, может травмировать психику ребенка. Усыновление направлено на создание отношений, характерных для семьи, в которой бы ребенок чувствовал себя родным, поэтому законодатель совершенно оправданно предусмотрел такое исключение, так как в интересах ребенка иногда лучше не знать об отсутствии кровного родства между ним и лицом, осуществляющим функции по воспитанию. 81

При усыновлении закон исходит из основного принципа семейного законодательства - обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних детей. Соблюдение их интересов является обязательным условием любого усыновления. Каждый ребенок - это неповторимая личность. Каждый случай усыновления сугубо индивидуален. Задача состоит в том, чтобы подобрать ребенку семью, где будут максимально обеспечены его интересы; учесть особенности его характера, психологического склада; определить совместимость семьи и данного конкретного ребенка и др. Именно с этой позиции надо подходить к решению вопроса о допустимости усыновления. Интересы ребенка ни в коем случае нельзя понимать в узком смысле, например, обеспечение удовлетворительных материальных и жилищных условий. Поскольку при усыновлении ребенок в правовом отношении полностью приравнивается к родным детям усыновителя, приобретает в лице усыновителей родителей и родную семью, следует исходить из общей посылки, что усыновление соответствует интересам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. 82

Интересы ребенка должны быть определяющим критерием при оценке лиц, желающих стать усыновителями, при вынесении решения об усыновлении, при отмене усыновления и при решении всех иных, более частных вопросов. Так, не допускается усыновление разными лицами братьев и сестер, если до этого они воспитывались вместе, за исключением случаев, когда это соответствует интересам этих детей.

Необходимо различать термины «интересы в семейном праве» и «интересы ребенка». Первое понятие значительно более широкое, так как включает в себя и интересы семьи в целом, интересы отдельных членов семьи, интересы супругов и т.д. Интересы детей в свою очередь имеют особый смысл, поскольку их обладатели еще не в состоянии осознать свои потребности и интересы. Интересы ребенка - это субъективная обусловленная потребность ребенка в благоприятных условиях его осуществления, находящая объективное выражение в реализации родителями своих прав и обязанностей, предусмотренных семейным законодательством. 83

Под интересами детей при усыновлении следует понимать создание для них благоприятных условий (как материального, так и морального характера) для воспитания и всестороннего развития (в физическом, психическом, духовном и ином отношении), максимально приближенных, если это необходимо и возможно, к обстановке, привычной для ребенка в утраченной им семье. Поэтому при усыновлении ребенка должны учитываться его этническое происхождение, принадлежность к определенной религии и культуре, родной язык, возможность обеспечения преемственности в воспитании и образовании, а также возможность обеспечить усыновляемым детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие. 84

К интересам ребенка, которые должны быть соблюдены при усыновлении, могут быть отнесены самые разнообразные обстоятельства, влияющие на соблюдение его законных прав и интересов. Именно в интересах детей закреплено общее правило, согласно которому усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается (так как при усыновлении прекращаются правоотношения ребенка не только с родителями, но и с другими родственниками).

Пример из судебной практики. Верховный Суд РФ вынес определение от 26 февраля 2008 г. № 33-Г08-I13, в котором указал: иностранные граждане - супруги Г. и Д. - обратились в суд с заявлением об удочерении М., 2005 года рождения, находящейся в доме ребенка. Они ссылались на то, что их финансовое положение позволяет им иметь детей и заботиться о них, дать им хорошее образование, а также тепло и уют любящего дома; осведомлены о состоянии здоровья ребенка и могут обеспечить ему необходимое лечение.

Представитель опекуна ребенка - детского дома - дала согласие на удочерение девочки супругами Г. и Д. Представитель органа опеки и попечительства полагала, что данное удочерение отвечает интересам М. Прокурор возражал против удовлетворения заявления указанных иностранных граждан. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 26 февраля 2008 г. решение суда оставила без изменения, указав следующее.

В соответствии со ст. 124 СК усыновление является приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей; усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах с соблюдением требований абз. 3 п. 1 ст. 123 СК, т.е. с учетом этнического происхождения ребенка, принадлежности к определенной религии и культуре, родного языка, возможности обеспечения преемственности в воспитании и образовании, а также с учетом возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие.

В п. 15 Постановления ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. № 8 разъяснено, что под интересами детей при усыновлении следует, в частности, понимать создание благоприятных условий (как материального, так и морального характера) для их воспитания и всестороннего развития. При решении вопроса о допустимости усыновления в каждом конкретном случае следует проверять и учитывать нравственные и иные личные качества усыновителя (усыновителей) (обстоятельства, характеризующие поведение заявителя (заявителей) на работе, в быту, наличие судимости за преступления против личности, за корыстные и другие умышленные преступления и т.п.), состояние его здоровья, а также проживающих вместе с ним членов семьи, сложившиеся в семье взаимоотношения, отношения, возникшие между этими лицами и ребенком. Данные обстоятельства в равной мере должны учитываться при усыновлении ребенка как посторонними лицами, отчимом, мачехой, так и его родственниками.

Отказ в удовлетворении заявления Г. и Д. об удочерении М. суд обосновал отсутствием такого предусмотренного законом обязательного основания, как соответствие удочерения интересам ребенка.

Кроме того, судом установлено, что решением иностранного суда от 23 сентября 1982 г. расторгнут брак между истцом Р. и ответчицей Г. по причине жестокого и бесчеловечного обращения ответчицы с истцом. При этом в решении указано, что Г. были даны показания под присягой и представлен аффидевит, доказывающие убедительно для российского суда жестокое и бесчеловечное обращение ответчицы с истцом.

Из объяснений представителей детского дома и администрации муниципального образования в судебном заседании следует, что М. - девочка сложная, плохо привыкает к новым условиям, у нее длительный период адаптации. Задержка ее речевого развития составляет шесть месяцев; она непростой в эмоциональном плане ребенок, замкнута, тяжело привыкает к новой обстановке, людям. Будущим родителям понадобится с ней много терпения.

Учитывая эти обстоятельства, малолетний возраст М., а также непродолжительность общения с ней супругов Г. и Д., суд обоснованно посчитал, что не имеется оснований утверждать о наличии устойчивого контакта между заявителями и ребенком, достаточного для его удочерения.

Суд, исходя из требований ст. 123, 124 СК, пришел к правильному выводу о несоответствии интересам ребенка удочерения супругами Г. и Д. несовершеннолетней М., в связи с чем отказал в удовлетворении их заявления. Это яркий пример того, как усыновление не отвечает интересам ребенка.

Таким образом, именно усыновление дает возможность создать ребенку максимально близкие к семейным условия жизни и воспитания. А реализация на практике новых положений законодательства, направленных на защиту прав и законных интересов детей при усыновлении, позволит избежать злоупотреблений в этой важной социальной сфере деятельности государства, а главное, поможет детям под контролем суда с учетом их интересов обрести нормальную полноценную семью.85

2. Условия, соблюдение которых необходимо усыновителями.

К числу основных условий относится согласие родителей на усыновление (ст.129 СК).

Содержание такого согласия может быть разным. Так, родитель может выразить пожелание, чтобы его ребенка усыновило конкретное физическое лицо или конкретная семья (например, родственники ребенка - братья, сестры, дядя, тетя и т.д., другие известные родителям лица). В данном случае усыновление возможно только со стороны указанного в согласии лица (лиц). Если же в согласии на усыновление потенциальный усыновитель не определен, информация о ребенке на основании положений Федерального закона от 16 апреля 2001 г. №44-ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» предлагается всем заинтересованным кандидатам в усыновители, а право выбирать усыновителей предоставляется органу опеки и попечительства или соответствующему органу исполнительной власти субъекта РФ.

Кроме того, в п. 1 ст. 129 СК специально оговорено, что при усыновлении ребенка несовершеннолетних родителей, которые не достигли возраста шестнадцати лет, требуется также согласие их родителей или опекунов (попечителей), а при отсутствии родителей или опекунов (попечителей) - согласие органов опеки и попечительства. Данное правило вытекает из положений ст. 62 СК, в силу которых несовершеннолетние родители, не состоящие в браке и не достигшие возраста шестнадцати лет, не вправе самостоятельно осуществлять свои родительские права. Это требование связано с отсутствием у несовершеннолетнего родителя дееспособности в достаточном объеме. Кроме того, оно устанавливается с целью контроля за отсутствием внешнего воздействия на несовершеннолетнего родителя, которое могло бы повлиять на принятие им такого важного решения, как отказ от своих прав.

Согласие родителя на усыновлениие может быть выражено в любой момент после рождения ребенка. В то же время согласие не является бесповоротным актом и может быть отозвано до вынесения решения суда об усыновлении ребенка, точнее - до удаления суда в совещательную комнату для принятия решения.

Предусмотрены два варианта оформления согласия: в письменной и в устной форме. Заявление в письменной форме требует: нотариального удостоверения; либо заверения руководителем организации, в которой находится ребенок, оставшийся без попечения родителей; либо заверения органом опеки и попечительства по месту усыновления ребенка ли по месту жительства родителей. Заявление в устной форме может быть выражено непосредственно в суде при рассмотрении заявления об усыновлении. Как отмечается в п. 9 постановления ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. №8, согласие на усыновление, данное родителем в суде в устной форме, должно быть зафиксировано в протоколе и подписано родителем лично, а также отражено в судебном решении.

Как было отмечено, родители вправе отозвать данное ими согласие на усыновление ребенка до вынесения судом решения об усыновлении. Данный порядок требует обсуждения, так как на практике получается, что родитель в период рассмотрения дела об усыновлении имеет реальную возможность повлиять на исход судебного процесса. Более того, эффективность данной нормы сомнительна, поскольку родители могут торговать своим согласием, заниматься вымогательством по отношению к усыновителям.

Получение согласия родителей (иных законных представителей ребенка), безусловно, необходимо при установлении усыновления и обеспечивает соблюдение прав и законных интересов этих лиц. Имеются в виду такие права, как право на проживание с ребенком, на его воспитание, на определение имени, иные неимущественные, а также имущественные права, вытекающие из наличия родительских правоотношений (например, наследственные, алиментные).86

Отсутствие документа о согласии родителей ребенка на усыновление во всех случаях исключает процесс усыновления, суды такие дела даже не рассматривают.

СК предусматривает лишь четыре случая, когда согласие родителей ребенка на его усыновление не требуется:

- родители неизвестны или признаны судом безвестно отсутствующими в соответствии со ст. 42 ГК;

- родители признаны судом недееспособными в соответствии со ст. 29 ГК. В постановлении ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. №8 дополнительно разъясняется, что признание родителя судом ограниченно дееспособным не дает оснований для усыновления ребенка без согласия такого родителя, поскольку в соответствии со ст. 30 ГК он ограничивается только в имущественных правах;

- родители лишены судом родительских прав;

- родители по причинам, признанным судом неуважительными, более шести месяцев не проживают совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания.

В последнем случае уважительный характер причин отсутствия со стороны родителя внимания к ребенку устанавливается судом по его усмотрению. При этом рекомендуетмя принимать решение на основании исследования и оценки в совокупности всех представленных доказательств (например, сообщения органов внутренних дел о нахождении родителя, уклоняющегося от уплаты алиментов, в розыске, показаний свидетелей и др.).

Данный перечень обстоятельств, при наличии которых усыновление ребенка может быть произведено без согласия родителей, является исчерпывающим.

Если ребенок находится под опекой (попечительством), на воспитании в приемной семье, в воспитательных или лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и аналогичных организациях, то для его усыновления требуется согласие опекуна (попечителя) ребенка, его приемных родителей или руководителя учреждения, в котором находится ребенок, оставшийся без попечения родителей. Согласие указанных лиц на усыновление ребенка должно быть выражено в письменной форме.

Если ребенок находится под опекой (попечительством), то на усыновление требуется согласие его опекуна (попечителя). Согласие опекунов (попечителей) на усыновление ребенка должно быть получено независимо от наличия или отсутствия у ребенка родителей, что связано с необходимостью дополнительного обеспечения его законных прав и интересов.

При отказе опекуна (попечителя) дать согласие на усыновление ребенка орган опеки и попечительства должен выяснить, чем вызваны возражения. Если, по мнению органа опеки и попечительства, отказ опекуна (попечителя) не обоснован и противоречит интересам ребенка, то соответствующие доводы должны быть изложены в заключении органа опеки и попечительства, представляемом в суд.87

Для усыновления детей, которые находятся в приемных семьях, необходимо получить согласие приемных родителей, которые несут ответственность за воспитание ребенка. Если усыновление состоится, то по инициативе органа опеки и попечительства договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью досрочно расторгается (п. 2 ст. 152 СК РФ).

В случае нахождения ребенка, оставшегося без попечения родителей, в воспитательных учреждениях, лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и аналогичных организациях (независимо от их ведомственной принадлежности и организационно-правовой формы) на усыновление ребенка требуется согласие руководителя данного учреждения. Прежде чем дать согласие на усыновление, администрация воспитательного учреждения обязана получить исчерпывающие сведения о личности усыновителя, детально ознакомиться с его документами и условиями жизни, убедиться в отсутствии противопоказаний к усыновлению.

Во избежание возможных споров согласие опекунов (попечителей), приемных родителей, руководителей учреждений, в которых находятся дети, оставшиеся без попечения родителей, на усыновление детей должно быть дано в письменной форме (без нотариального удостоверения).

Наличие такого согласия само по себе не отменяет требование получить согласие родителей на усыновление ребенка, однако только в предусмотренных СК случаях, т.е. если родители живы и не признаны судом недееспособными или безвестно отсутствующими, не лишены родительских прав, не уклоняются от воспитания и содержания ребенка.

Решение об усыновлении ребенка может быть вынесено судом без согласия на это опекунов (попечителей), приемных родителей или руководителей воспитательных учреждений, в которых находятся дети. При отсутствии согласия указанных лиц на усыновление (особенно если отказ необоснованный) суд вправе принять решение об усыновлении ребенка исходя из его интересов.88

К числу основных условий относится также согласие супруга усыновителя (ст.133 СК). При усыновлении ребенка одним из супругов требуется согласие другого супруга на усыновление, если ребенок не усыновляется обоими супругами. Совместное усыновление супругами весьма желательно, так как при этом создается обстановка, в максимальной степени совпадающая с отношениями в семье между детьми и их биологическими родителями. Как считает И.М. Кузнецова, «нормальные условия жизни ребенка в семье не могут быть обеспечены, если супруг усыновителя возражает против усыновления».89

По общему правилу усыновление осуществляется лицами, состоящими в браке. Обычно при усыновлении имеется в виду принятие ребенка в полноценную семью, в которой у ребенка есть папа и мама, являющиеся супругами.90

В связи с этим предлагается разрешать таким лицам усыновлять детей, но при установлении в суде следующих обстоятельств: отношения между этими лицами должны характеризоваться как семейные; длительность совместного проживания должна быть не менее пяти лет; наличие высокого уровня личных, нравственных качеств.

Последнее основание закреплено в законе, а что касается пятилетнего срока совместного проживания потенциальных усыновителей, то такой срок не только свидетельствует о стабильности отношений между ними, но и является оптимальным для выполнения функций усыновителей.

В соответствии с п. 2 ст. 133 СК согласие супруга на усыновление не требуется, если супруги прекратили семейные отношения, не проживают совместно более года и место жительства другого супруга неизвестно. Таким образом, законодатель устанавливает ряд обстоятельств, при наличии которых супругу-усыновителю предоставлено право усыновить ребенка без согласия другого супруга. Но эта норма, нуждается в детализации, конкретизации условий. Закон указывает именно на отсутствие совместного проживания супругов (п. 2 ст. 133 СК). Возникает вопрос: если усыновитель не возражает взять на себя родительские обязанности и участвовать в воспитании ребенка, но не собирается проживать вместе со своим супругом, то надо ли требовать согласия последнего? Ответ следует дать отрицательный. В данном случае возражение супруга усыновителя против усыновления не может отразиться на интересах ребенка, так как этот супруг совместно с ребенком проживать не будет и никакого участия в воспитании принимать не должен (на него не будет возложена забота о ребенке).

Такое условие как отсутствие установленных законом болезней у усыновителей, которые препятствуют усыновлению, закреплено в международных договорах и конкретизировано во внутреннем законодательстве государств. В Российской Федерации это Постановление Правительства от 14 февраля 2013 г. №117 «Об утверждении перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную или патронатную семью».

Разница в возрасте между усыновителем, не состоящим в браке, и усыновляемым ребенком должна составлять не менее 16 лет. Данное требование закона обусловлено целым комплексом причин морального, этического, социального и иного характера и ставит целью максимально обеспечить интересы усыновляемого ребенка. Законодательное установление разницы в возрасте призвано придать отношениям между усыновителем и усыновленным характер, приближенный к отношениям между родителями и детьми. Из этого правила установлены два исключения: во-первых, не учитывается разница в возрасте при усыновлении ребенка отчимом (мачехой), поскольку ребенок проживает со своим родителем и фактически уже общается с отчимом или мачехой; во-вторых, разница в возрасте может быть сокращена по причинам, признанным судом уважительными. В постановлении ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. №8 приводятся следующие примеры уважительных причин: ребенок привязан к лицу, желающему его усыновить, считает его своим родителем.

Почему-то в ст. 128 СК говорится о разнице в возрасте только между усыновленным и усыновителем, не состоящим в браке. Такая оговорка не оправданна, ведь возрастная дистанция требуется для достижения целей усыновления, с этой точки зрения неважно, состоит ли усыновитель в браке.

Принимая во внимание значимость последствий усыновления для усыновителя и усыновленного, логично предоставлять возможность усыновления только по достижении усыновителем 18-летнего возраста. Поэтому следует изменить редакцию ст. 128 СК в части увеличения разницы в возрасте между усыновителем, не состоящим в браке, и усыновляемым ребенком до 18 лет, а также установить предельный возраст усыновителя в 50 лет. Предложение о введении максимального возраста усыновителя обусловлено тем, что ухудшение демографической ситуации в России способствует снижению продолжительности жизни граждан.91

Возраст усыновителя должен позволить ему - с учетом состояния здоровья, социального статуса, а также психологических и физиологических особенностей - быть в состоянии выполнять функции, связанные с воспитанием усыновленного ребенка. 92

Таким образом, все условия связаны между собой, но их единство обусловлено и поставлено в зависимость от одного условия, выступающего в качестве факта-условия, - согласия усыновителя на усыновление. Согласие усыновителя - это первоначальное, исходное условие, определяющее формирование иных юридических фактов, необходимых для процедуры усыновления.93 Соответственно все другие условия зависимы от него, и процесс реализации правоотношения в связи с усыновлением обусловлен наличием такого согласия.

3. Дополнительные условия, закрепленные в законодательстве страны усыновителя и условия, зафиксированные для этих случаев в законодательстве РФ

Усыновление ребенка – российского гражданина иностранцем допускается лишь при определенных условиях.

Усыновление детей граждан РФ, постоянно проживающих за пределами территории РФ, иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если невозможно передать этих детей на воспитание в семьи граждан РФ, постоянно проживающих на территории РФ, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников. Данные ограничения соответствуют положениям ст. 21 Конвенции ООН о правах ребенка, которой признано, что усыновление в другой стране может рассматриваться в качестве альтернативного способа ухода за ребенком только тогда, когда он не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая в состоянии была бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным.

Декларация о социальных и правовых принципах, касающихся усыновления детей на международном уровне, утвержденная Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 3 декабря 1986 г., также предусматривает, что усыновление в другой стране может рассматриваться лишь в качестве альтернативного способа ухода за ребенком при соблюдении двух условий.

Первое – если ребенок не может быть передан на воспитание (помещен в семью) в своей стране. Данное положение созвучно п.4 ст. 124 СК, которая определяет, что ребенок усыновляется иностранными гражданами (лицами без гражданства) только в случаях:

а) когда его невозможно передать на воспитание в семью российских граждан, постоянно проживающих в РФ. То есть здесь речь идет не только об усыновлении, но и об опеке (попечительстве), передаче в приемную семью, иных формах устройства детей;

б) если он не может быть усыновлен родственниками независимо от их гражданства и места жительства;

в) когда истекло шесть месяцев со дня поступления сведений о таком ребенке в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей.94

Аналогичная позиция выражена в Постановлении ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. №8. Так, согласно п. 14 данного Постановления усыновление ребенка, являющегося гражданином РФ, гражданами РФ, постоянно проживающими за пределами территории РФ, иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представилось возможным передать этих детей на воспитание (усыновление, опека, попечительство, приемная семья или иные формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, предусмотренные законами субъектов РФ) в семьи граждан РФ, постоянно проживающих на территории РФ, или на усыновление родственникам детей независимо от места жительства и гражданства этих родственников.

Пункт 4 ст. 124 СК РФ содержит правило о том, что усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможность передать этих детей на воспитание в семьи граждан РФ, постоянно проживающих на территории РФ, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников. Таким образом, исключение делается только для родственников ребенка, которые имеют преимущества при его усыновлении независимо от того, где они проживают и гражданами какой страны являются.

Нетрудно заметить, что п. 4 ст. 124 СК не содержит условия относительно обеспечения ребенку «подходящего ухода», более того, в законе нет и определения самого этого понятия. Следуя логике законодателя, учитывая приоритет международного закона над российским, суд, прежде чем принять решение об усыновлении, должен выяснить, осуществлялся ли такой уход за ребенком в детском учреждении или нет. Если такой уход имел место, то в усыновлении ребенка иностранным гражданам должно быть отказано. Однако на практике суды, рассматривающие дела об усыновлении, часто принимают решения формально, не вникая в содержание этих норм.

В действующем законодательстве РФ наряду с возможностью усыновления ребенка – гражданина РФ на территории РФ п. 3 ст. 165 СК предусмотрена также возможность усыновления детей – граждан РФ, постоянно проживающих на территории другого государства (за границей). Усыновление (удочерение) детей – граждан РФ, проживающих за пределами ее территории, может производиться в компетентных учреждениях иностранных государств, с соблюдением установленных ими процедур. Такое усыновление признается в России действительным при наличии следующих условий:

- если оно произведено в отношении российского ребенка, постоянного проживающего за границей;

- если оно произведено компетентным органом государства, гражданином которого является усыновитель;

- если на усыновление получено предварительное разрешение органа исполнительной власти субъекта РФ, на территории которого ребенок или его родители проживали до выезда на постоянное место жительства за границу90.

Вопрос об усыновлении в России ребенка, являющегося иностранным гражданином, затрагивается в абз. пункта 1 ст. 165 СК. При усыновлении (удочерении) на территории РФ гражданами РФ ребенка, являющегося иностранным гражданином, необходимо получить согласие законного представителя ребенка и компетентного органа государства, гражданином которого является ребенок, а также, если это требуется в соответствии с законодательством указанного государства, согласие ребенка на усыновление.

2. Особенности судебного порядка установления усыновления (удочерения)


2.1. Порядок рассмотрения дел об установлении усыновления в суде

Процедура усыновления состоит из нескольких этапов, последним из которых является обращение в суд.

Отнесение СК дел об усыновлении к судебной подведомственности потребовало введения специальных процессуальных правил, регулирующих судебный порядок их рассмотрения. По таким делам нет спора о праве, а речь идет об установлении факта, касающегося статуса физических лиц (усыновляемого ребенка и усыновителя), поэтому названные дела представляют собой одну из категорий дел особого производства.

Судебный порядок усыновления является новеллой семейного законодательства. В отличие от ранее действовавшего административного, имеет целью усиление гарантий защиты прав ребенка, а также других лиц, участвовавших в рассмотрении данного дела. Ряд разъяснений по поводу разрешения дел об усыновлении дал Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. №8.

Судебная процедура усыновления как один из способов защиты субъективных прав ребенка, без сомнений, обладает преимуществами перед процедурой административной. Поскольку усыновление допускается лишь в случаях, когда оно отвечает интересам ребенка, требуется определить эти интересы и установить целесообразность возникновения отношений между усыновителями и усыновленными. Кроме того, при усыновлении ребенка по общему правилу автоматически прекращаются его права и обязанности по отношению к родителям и родственникам (ст. 137 СК).

Формально, в соответствии с теорией гражданского процессуального права РФ, досудебная подготовка не требуется, так как по делам данной категории нет спора о праве, нет искового производства. В то же время можно говорить о «досудебной подготовке» в широком и в узком смысле этого понятия. В широком смысле имеются в виду все подготовительные мероприятия кандидата в усыновители, определяемые с момента подачи им заявления об усыновлении ребенка. В узком смысле под досудебной подготовкой следует понимать саму процедуру, предусмотренную гл. 29 ГПК.

Дело об установлении усыновления ребенка суд рассматривает в порядке особого производства в соответствии с правилами гл. 29 ГПК.

Дела особого производства об усыновлении рассматриваются судом по правилам искового производства за изъятиями, установленными гл. 28-38 ГПК (п. 1 ст. 263). А эти главы, соответственно, не содержат каких-либо исключений для порядка рассмотрения дел об усыновлении. Поэтому вывод, содержащийся в Бюллетене Верховного Суда РФ, о том, что процедура досудебной подготовки дел об установлении усыновления законом не предусмотрена, уже сейчас вызывает сомнение.95

Подсудность дел об установлении усыновления определена законом с учетом интересов усыновляемого ребенка (ст. 269 ГПК). Граждане РФ подают заявления об усыновлении в районный суд по месту жительства или месту нахождения усыновляемого ребенка, а граждане РФ, постоянно проживающие за пределами территории РФ, иностранцы или лица без гражданства - в суд субъекта РФ по месту жительства или месту нахождения усыновляемого ребенка.

Усыновление является добровольным актом и может быть произведено только по просьбе (волеизъявлению) лица, желающего усыновить ребенка.

В качестве заявителей могут выступать супруги, либо один из супругов, либо лицо, не состоящее в браке. Заявители, в качестве которых могут выступать только лица, желающие усыновить ребенка, осуществляют свои права как лично, так и через представителей, в том числе, при подаче заявления в суд. При рассмотрении заявления судом присутствие самих заявителей обязательно.96

В судебном разбирательстве об установлении усыновления суд разрешает и другие, связанные с усыновлением просьбы заявителей: о записи усыновителя (усыновителей) в качестве родителей усыновляемого ребенка, об изменении имени, отчества и фамилии усыновляемого ребенка; об изменении даты и места рождения усыновляемого ребенка (в целях обеспечения тайны усыновления). 

Содержание заявления об усыновлении должно соответствовать требованиям, установленным в ст. 131 ГПК, так и требованиям, содержащимся в ст. 270 ГПК. В заявлении должны быть указаны сведения о самих усыновителях, о детях, которых они желают усыновить, их родителях; заявление должно содержать просьбу о внесении изменений в актовую запись о рождении усыновляемых детей, а также обстоятельства, с которыми закон связывает возможность быть усыновителем, и подтверждающие их доказательства.

К заявлению прилагаются документы, перечисленные в ст. 271 ГПК, в том числе заключение муниципального органа управления образованием о возможности быть усыновителем и документы, указанные в п. 6 Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории РФ, утвержденных Постановление Правительства РФ от 29 марта 2000 г. №275.

В целях доступности усыновления заявители освобождаются от уплаты государственной пошлины при подаче заявления об усыновлении.

На основании п. 1 ст. 125 СК и ст. 273 ГПК заявление об усыновлении рассматривается в закрытом судебном заседании с обязательным участием усыновителей, представителя органа опеки и попечительства, прокурора и самого ребенка, если ему уже исполнилось 14 лет. В необходимых случаях в заседании участвуют родители, другие заинтересованные лица, а также ребенок, если ему от 10 до 14 лет. 

Обязательность проведения закрытого судебного заседания по делам об усыновлении обусловлена, прежде всего, необходимостью обеспечения тайны усыновления (ст. 139 СК). Участвующие в рассмотрении дела лица должны быть предупреждены о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении, а также о возможности привлечения к уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления вопреки воле усыновителя в случаях, предусмотренных в ст. 155 УК РФ.

В отличие от общих положений судопроизводства специфическим правилом рассмотрения дел об усыновлении является их разрешение в закрытом судебном заседании, что является дополнительной мерой для сохранения тайны усыновления ребенка (ст. 139 СК).

Контроль за соблюдением прав и законных интересов ребенка, а также прав и законных интересов других лиц (родителей ребенка, его опекуна или попечителя) осуществляют в судебном заседании прокурор и представитель органа опеки и попечительства. Привлечение указанных лиц служит дополнительной гарантией для правильного разрешения дел данной категории, затрагивающих существенные права и интересы как детей, так и государства.

Личное участие в процессе усыновителя и по возможности самого ребенка требуется для выяснения того, насколько усыновление отвечает интересам ребенка. При принятии решения о вызове ребенка судья может обратиться с соответствующим запросом в орган опеки и попечительства для выяснения его мнения, поскольку присутствие ребенка в суде может неблагоприятно повлиять на последнего.

Судья в ходе подготовки дела к судебному разбирательству обязывает органы опеки и попечительства по месту жительства (нахождения) усыновляемого ребенка представить в суд заключение об обоснованности и о соответствии усыновления интересам усыновляемого ребенка. Такое заключение оформляется и представляется в суд по правилам, установленным ст. 272 ГПК.

При решении вопроса о допустимости усыновления в каждом конкретном случае следует проверять и учитывать нравственные и иные личные качества усыновителя (усыновителей) (обстоятельства, характеризующие поведение заявителя (заявителей) на работе, в быту, наличие судимости за преступления против личности, за корыстные и другие умышленные преступления и т.п.), состояние его здоровья, а также проживающих вместе с ним членов семьи, сложившиеся в семье взаимоотношения, отношения, возникшие между этими лицами и ребенком». Безусловно, суд в первую очередь исследует личность усыновителя, однако ребенок будет жить в семье и поэтому немаловажное значение имеют его взаимоотношения с другими членами семьи, на что указано в Постановлении ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. №8. Поэтому в установлении усыновления суд должен отказать, если, например, установит наличие некоторых заболеваний (таких как туберкулез, хронические инфекционные заболевания, некоторые психические заболевания) или наличие судимости у лиц, в одной семье с которыми будет проживать усыновленный ребенок. Эта проблема требует изучения и Верховный Суд РФ должен дать разъяснения по этому вопросу.97 

Суд, рассмотрев заявление об усыновлении, принимает решение, которым удовлетворяет просьбу усыновителей (усыновителя) об усыновлении ребенка или отказывает в ее удовлетворении.

Права и обязанности усыновителя и усыновленного ребенка (ст. 137 ГПК) возникают со дня вступления в законную силу решения суда об установлении усыновления ребенка. Суд обязан в течение трех дней со дня вступления в законную силу решения суда об установлении усыновления ребенка направить выписку из этого решения суда в орган записи актов гражданского состояния по месту вынесения решения.

В пункте 18 Постановления ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. №8 обращено внимание судов на то, что при наличии исключительных обстоятельств, вследствие которых замедление в исполнении решения об усыновлении может привести к невозможности самого исполнения, суд, исходя из ст. 212 ГПК, вправе по просьбе усыновителей (усыновителя) обратить решение к немедленному исполнению, когда требуется срочная госпитализация усыновленного для проведения курса лечения и (или) оперативного вмешательства и промедление ставит под угрозу жизнь и здоровье ребенка.

Усыновление ребенка подлежит государственной регистрации в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния.

Суд, удовлетворив заявление об усыновлении, может отказать в части удовлетворения просьбы усыновителей (усыновителя) о записи их в качестве родителей (родителя) ребенка в записи акта о его рождении, а также об изменении даты и места рождения ребенка.

Рассмотрение дела об усыновлении должно быть завершено в пределах общего срока — до истечения двух месяцев со дня поступления заявления в суд.

Все перечисленные правила направлены на всестороннее, полное и объективное выяснение обстоятельств каждого дела, принятие справедливого и законного решения в интересах ребенка, что и является основной социальной и правовой целью усыновления.


2.2. Особенности установления усыновления с участием иностранного элемента

Судебное усыновление, в том числе с участием иностранного элемента регулируется положениями гл. 29 ГПК и гл. 19 СК.

Специально установлена подсудность таких дел – заявление об усыновлении постоянно проживающие за границей российские граждане, иностранные граждане или лица без гражданства, желающие усыновить российского ребенка, подают соответственно в областной или другой суд «второго звена» по месту жительства или месту нахождения усыновляемого ребенка (ч. 2 ст. 269 ГПК).

В судебной практике возник вопрос о подсудности упомянутых в этом абзаце дел об усыновлении. Пленум Верховного Суда РФ упомянутом выше в Постановлении от 20 апреля 2006 г. №8, исходя из того, что подсудность в данном случае должна определяться нормами ГПК, разъяснил, что иностранные граждане и лица без гражданства, в том числе в случаях, когда они постоянно проживают на территории России, должны подавать заявления об усыновлении в суды «второго звена», поскольку частью 2 статьи 269 ГПК для названных лиц не предусмотрена возможность изменения родовой подсудности дел об усыновлении в зависимости от их места жительства. Если данные лица состоят в браке с гражданами РФ, с которыми постоянно проживают на территории РФ, и желают усыновить (удочерить) пасынка (падчерицу), являющегося гражданином РФ, либо желают совместно с мужем (женой) усыновить иного ребенка – гражданина РФ, то учитывая, что ГПК не устанавливает специальной подсудности таких дел, она определяется исходя из общих правил. Поскольку одним из усыновителей является иностранный гражданин либо лицо без гражданства, эти дела также подсудны соответственно верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа по месту жительства ребенка (часть 2 ст.269 ГПК) (п. 1 Постановления ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. №8).98

На основании п. 5 Постановления ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. №8 в порядке подготовки дела к судебному разбирательству судье в каждом случае надлежит истребовать от органа опеки и попечительства по месту жительства (нахождения) ребенка заключение об обоснованности усыновления и о его соответствии интересам усыновляемого ребенка с указанием сведений о факте личного общения усыновителей (усыновителя) с усыновляемым ребенком.

Некоторые особенности имеют требования к оформлению документов и процедура рассмотрения дел об усыновлении.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении ПВС РФ от 20 апреля 2006 г. №8 рекомендовал судам уже при подготовке дела к судебному разбирательству истребовать от органа опеки и попечительства:

- документы, подтверждающие невозможность передачи ребенка на воспитание в семью граждан РФ или на усыновление родственникам ребенка независимо от гражданства и места жительства этих родственников;

- документ, подтверждающий наличие сведений об усыновляемом ребенке в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей;

- документы, содержащие информацию о принятых органами опеки и попечительства, региональным и федеральным оператором мерах по устройству (оказанию содействия в устройстве) ребенка, оставшегося без попечения родителей, на воспитание в семьи граждан РФ, постоянно проживающих на территории РФ (п. 7 ч. 2 ст. 272 ГПК, ст. 6 Федерального закона «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей»).

Эти документы суд исследует с целью установления, с какого времени сведения о ребенке находились в федеральном банке данных о детях, правильно ли были указаны сведения о ребенке, предлагался ли он на воспитание в семьи российских граждан, проживающих в России, либо на усыновление его родственникам и, если предлагался, то по каким причинам указанные лица отказались от принятия ребенка на воспитание в семью. Суд вправе допросить в качестве свидетелей родственников ребенка и других лиц.

Заключение


Проведенное исследование позволяет сделать ряд следующих выводов.

Как ранее действовавшее законодательство, так и современное не дают определения усыновления, а использовавшиеся и используемые в настоящее время формулировки правовых норм не позволяют прийти к единому мнению.99

Усыновление обычно квалифицируется либо как форма устройства детей, оставшихся без попечения родителей; либо как юридический акт; либо как факт, имеющий юридическое значение, либо как установление между усыновителем (и его родственниками) и усыновленным ребенком (и его потомством) правоотношений (личных и имущественных), аналогичных существующим между кровными родителями; либо как способ реализации права ребенка жить и воспитываться в семье; либо как сложный юридический акт, включающий в свой состав правоподготавливающие и правообразующие юридические факты;100 либо, наконец, как способ судебной защиты прав ребенка.101

Итак, усыновление представляет собой правовой институт, призванный создать между усыновителем и усыновленным отношения, наиболее близкие к тем, которые возникают между родителями и родными детьми. Именно интересы ребенка должны быть определяющим критерием при оценке лиц, желающих стать усыновителями, при вынесении вердикта об усыновлении и при решении всех более частных вопросов.

Наличие общих условий определяет лишь возможность установления усыновления. Для того, чтобы правовое отношение с входящими в его содержание правами и обязанностями возникло, наличие одних условий недостаточно. В каждом конкретном случае определяется целесообразность усыновления к конкретному ребенку, а также наличие определенных условий.

Усыновление российских детей гражданами других государств подчиняется ряду требований, исключающих свободное распоряжение судьбой ребенка, и имеют целью предотвратить превращение детей в товар, в предмет наживы. Поэтому необходимо ужесточить требования, предъявляемые к кандидатам в усыновители, более детально проверять их прошлое, находились ли эти лица под арестом или в заключении, а также возможное участие в любой криминальной деятельности, независимо от года и места совершения правонарушения

Представляется возможным также внесение изменений в действующее законодательство с целью отмены тайны усыновления в отношении детей, которых усыновляют кандидаты в усыновители из числа иностранных граждан. Для этого необходимо внести изменения в СК, закрепив, что тайна усыновления ребенка российскими гражданами охраняется законом.

Рассмотрение дела и объявление решения об усыновлении в закрытом судебном заседании целесообразно только в тех случаях, когда это действительно способствует защите прав и интересов несовершеннолетних (в частности, когда усыновители намерены сохранить тайну усыновления). В других случаях, например, когда ребенок знает о своем усыновлении или усыновление происходит при наличии иностранного элемента, рассмотрение дела и объявление решения может происходить в открытом судебном заседании.

Принятие во внимание вышеприведенных предложений позволит в определенной степени усовершенствовать действующее законодательство.







1 Глушкова Л.И., Гюрджан О.М., Карпов М.В. Семейное право. Учебник для бакалавров. – М.: Проспект, 2015. – 368 с.

2 Герасимов Л.П. Семейное право. Конспект лекций. – М.: Юрайт-Издат, 2008. – С. 38.

3 Тарусина Н.Н. Семейное право: очерки из классики и модерна. – Ярославль: ЯрГУ, 2014. – С. 214.

4 Кубанкина Е.И., Павленко В.В. Семейное право. Учебное пособие. – М.: Издательско-торговая корпорация "Дашков и К°", 2014. – 235 с.

5 Пчелинцева Л.М. Семейное Право России. Учебник для вузов. - М.: Норма, 2014. – С.12.

6 Безбах В.В., Пучинский В.К. Основы Российского гражданского права.– М.: Зерцало ТЕИС, 2005. - 310 с.

7 Пчелинцева Л.М. Практикум по семейному праву. - М.: Норма, Инфра-М, 2010. - 304 с.

8 Агапов С.В. Семейное право: учебник и практикум. – М.: Издательство Юрайт, 2015. – 257 с.

9 Трунов И.Л. Практика адвокатской деятельности. Практическое пособие. В 2 томах. – М.: Юрайт, 2015. – 792с.

10 Семейное право России: Учебник для вузов. / Под ред. Л.М. Пчелинцева. - М.: Норма, 2014. - 688 с.

11 Как расторгнуть брак без согласия супруга? / Электронный журнал «Азбука права» . - 07.12.2017.

12 Семейное право: Учебник. / Под ред. Е.П. Войтович. РАНХиГС, Сиб. ин-т упр. - Новосибирск: СибАГС. - 2014. - 192с.

13 Апелляционное определение Костромского областного суда от 10 ноября 2014 г. по делу № 33- 1730/2014 «Об оспаривании решения об отказе в приеме заявления о расторжении брака» // Архив Костромского областного суда, 2014. № 33-1730.

14 Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации: Учебно-практический. / Под ред. С.А. Степанова. - М.: Проспект", "Институт частного права",2015. - 365 с.

15 Как развестись с супругом, местонахождение которого неизвестно? // Электронный журнал «Азбука права». – 07.12.2017.

16 Секретарева Т.М. О проблеме расширения мер государственного принуждения в гражданско-процессуальном законодательстве // Российский судья. – 2015. - №3. - С.38 - 42.

17 Апелляционное определение Омского областного суда от 4 апреля 2012 г. по делу № 33-2064/2012 «О признании незаконной регистрации расторжения брака, о признании недействительным брака отказано правомерно, поскольку установлено, что на момент заключения брака стороны в иных браках не состояли, поэтому оснований для признания их брака недействительным не имеется» // Архив Омского областного суда.

18 Блинков О.Е., Денисюк Ю.И. Заключение и расторжение брака с лицом, находящимся в местах лишения свободы // Семейное и жилищное право. – 2015. - №2. - С.15 - 20.

19 Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (учебно-практический) (постатейный) / Под ред. С.А. Степанова. – М.: Проспект", "Институт частного права", 2015. - С.101.

20 Постатейный комментарий к Семейному кодексу РФ, ФЗ «Об опеке и попечительстве» и ФЗ «Об актах гражданского состояния» / Под ред. П.В. Крашенинникова. – М: Статут, 2012. – С. 82.

21 Цветков В.А. Мотивы расторжения брака по российскому семейному праву // Вестник Омской юридической академии. – 2013. – №1 (20). – С. 76.

22 Решение Мирового судьи судебного участка № 1 Усть-Абаканского района Республики Хакасия от 3 апреля 2015 года по делу 2-432/2015 «Гражданское дело о расторжении брака» // Архив Мирового судьи судебного участка № 1 Усть-Абаканского района Республики Хакасия

23 Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный). /А.В. Вишнякова.– М.: Контракт; НИЦ Инфра-М, 2016. – С.34.

24 Матросов Н.А. К вопросу о специфике судебного разбирательства по делам о расторжении брака // Юридическая наука. – 2012. – №4. – С. 74.

25 Крашенинников П.В. Указ. соч. – С. 80, 82.

26 Авдеенкова А.С., Афанасьев С.Ф. Особенности рассмотрения дел о расторжении брака // Ежемесячный международный научный журнал «Интерактивная наука». – 2017. - №12. -С.230-233.

27 Вершинина Е.В. Концепции расторжения брака в России и за рубежом: сравнительно-правовой анализ // Семейное и жилищное право. - 2013. - №5. - С.8.

28 Габов А.В. Ценные бумаги: вопросы теории и правового регулирования рынка. - М.: Статут, 2011. - С.206-531.

29 Габов А.В. Проблемы гражданско-правового регулирования отношений на рынке ценных бумаг: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. - М., 2010. – С.15.

30 Нерсесов Н.О. Представительство и ценные бумаги в гражданском праве. – М.: Статус, 2000. - С. 142.

31 Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. - М.: Фин. изд-во НКФ СССР, 1927. - С.15,16.

32 Агарков М.М. Учение о ценных бумагах. - М.: Финстатинформ, 1993. - С.23 - 36.

33 Белов В.А. Ценные бумаги. Вопросы правовой регламентации. - М.: МГУ, 1993. - С. 16 - 18.

34 Белов В.А. Ценные бумаги в российском гражданском праве. - М.: ЮрИнфор, 1996. - С.71-103.

35 Там же. - С. 98.

36 Новоселова Л.А. Вексель в хозяйственном обороте. Комментарий практики рассмотрения споров. - М.: Статут, 2003. – С.12.

37 Макаров О.В. Современные проблемы теории ценных бумаг // Современное право. - 2005. - № 4. - С.2-11.

38 Габов А.В. Ценные бумаги: вопросы теории и правового регулирования рынка. - М.: Статут, 2011. - С.441.

39 Чикулаев Р.В. Вопросы классификации и правовой конструкции ценных бумаг// Вестник Пермского университета. Юридические науки. – 2012. - №2. – С.160-163.

40 Гончаров А.И. Акция как бездокументарная ценная бумага// Вестник Волгоградского государственного университета. - 2014. - №2. – С.80-85.

41 Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под ред. М.И. Брагинского. - М.: Фонд «Правовая культура», 1996. - С. 164.

42 Вексельное право. Учебно-практический курс/ Под ред. В.В. Яркова. - СПб.: Издат. Дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2006. - С.13. Новоселова Л.А. Вексель в хозяйственном обороте. Комментарий практики рассмотрения споров. - М.: «Статут», 1999. - С. 93.

43 Медведев Д. А. Кредитные и расчетные обязательства / Гражданское право. Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М.: Проспект, 1997. - С. 484; Рукавишникова И.Р. Вексель как объект гражданских правоотношений. - М.: АО «ЦентрЮрИн-фор», 2003. - С. 19-20. Вишневский А. А. Современное вексельное право. Женевская (Россия) и английская системы. - М.: Статут, 2007. - С. 23.

44 Гражданский кодекс РФ. Часть II: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А. Л. Маковского, С. А. Хохлова. - М., 1996. - С. 432.

45 Гражданское право: учебник. Т.2 / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. - М.: Проспект, 1997. - С. 438.

46 Суханов Е.А. Договоры займа, кредита и финансирования под уступку денежного требования. Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом 2: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. - М.: Учебно-консультационный центр "ЮрИнфоР", 2000. С. 212.

47 Там же. – С.211.

48 Барац С.М. Курс вексельного права в связи с учением о векселях и вексельных операциях. - СПб.: Тип. Высочайше утвержденного Товарищества "Общественная Польза", 1893. - С. 45.

49 Грачев В. В. Акцепт векселя. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. - С. 29-30.

50 Гражданско-правовое регулирование банковской деятельности: Учебное пособие / Под ред. Е.А. Суханова. - М.: Учебно-консультационный центр "ЮрИнфоР", 1994. - С. 71.

51 Добрынина Л.Ю. Вексельное право России: Монография. – М.: Спарк, 1998. – 296 с.

52 Белов В.А. Вексельное законодательство России: Науч.-практ. коммент. - М.: ЮрИнфоР, 1996. - С. 51-56; Крашенинников Е.А. Составление векселя. - Ярославль, 1992. - С. 42.

53 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24.09.02 № 11093/01 // Вестник ВАС РФ. - 2003. - № 1. - С. 20-21.

54 Новоселова Л.А. Переводной вексель, выданный на самого себя // Вестник Арбитражного Суда РФ. - 2003. - №3.- С. 124-125.

55 Батяева Т.А., Столяров И.И. Рынок ценных бумаг: Учеб. пособие. – М.: ИНФРА-М, 2008. – 304 с.

56 Берзон Н.И., Буянова Б.А., Кожевников М.А., Чаленко А.В. Фондовый рынок. – М.: Вита-Пресс, 1999. - С. 70-73.

57 Батяева Т.А., Столяров И.И. Рынок ценных бумаг: Учеб. пособие. – М.: ИНФРА-М, 2008. – 304 с.

58 Афанасьева Т.И. Паи ипотечных закрытх паевых инвестиционных фондов как ипотечные ценные бумаги.//Известия Иркутской государственной экономической академии. – 2006. - №6. – С.82-84.

59 Лахмостов Б.С. Рынок ценных бумаг: учебное пособие для студентов вузов. – Уфа: Академия ВЭГУ, 2009. – 220с.

60 Габов А. В. Проблемы гражданско-правового регулирования отношений на рынке ценных бумаг: Автореф. ... дис. д. ю.н.: 12.00.03. - М., 2010. - С. 13 - 14.

61 Невзгодина Е.Л. Соблюдение прав и интересов усыновляемого ребенка по Семейному кодексу Российской Федерации/Е.Л. Невзгодина//Вестник Омского Университета. - 2007. - №2. - С.102-103.

62 Абраменко Г.И. Правовое регулирование усыновления в семейном законодательстве России. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону, 2003. - С.15.

63 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). – М.: СПАРК, 1995. - С.18.

64 Шахматов В.П., Хаскельберг Б.Л. Новый Кодекс о браке и семье РСФСР. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 1970. - С.247.

65 Антимонов Б.С., Граве К.А. Советское наследственное право. – М.: Госюриздат, 1955. - С.120.

66 Кузмичева Л.А. Усыновление по советскому семейному праву: Дис. на соискание степени кандидата юридических наук. – Х., 1976. - С.78.

67 Кузнецова И.М. Охрана интересов детей при усыновлении // Законодательство о браке и семье и практика его применения. – Свердловск: Урал, 1989. - С.83-96.

68 Муратова С.А. Семейное право: учебник для студентов вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010. - С.208.

69 Косова О.Ю. Семейное и наследственное право России: Учеб. пособие. – М.: Статут, 2001. - С.184.

70 Нечаева А.М. Охрана детей-сирот в России. - М.: Дом, 1994. - С.104.

71Пчелинцева Л.М. Семейное право России: учебник. - М.: Статут, 2008. - С.482.

72 Рязанцев В.В. Правоотношения усыновления в российском семейном праве: Дис. на соискание степени кандидата юридических наук. - М., 2001. - С.39.

73 Паршукова К.Ю. Общая характеристика отношений, порождаемых усыновлением, и их правовая природа // Семейное и жилищное право. – 2008. – № 2. – С. 25.

74 Рясенцев В.А. Семейное право. - М.: Юрид. лит., 1971. - С.255; Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. - М.: Юрид. лит., 1972. - С.253; Матвеев Г.К. Советское семейное право. - М.: Юрид. лит., 1985. - С.195.

75 Рязанцев В.В. Правоотношения усыновления в российском семейном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2001. - 27 с.

76 Левушкин А.Н. Соблюдение интересов ребенка как условие усыновления (удочерения): вопросы теории и практики//Вестник Южно-Уральского государственного университета. 2011. - №19 (236). – С.71.

77 Мурзин Р.Л. Усыновление в Российской Федерации. Вопросы теории и правоприменения // Закон и право. - 2008. - №11. – С.31.

78 Алиева 3.3. Особенности рассмотрения судом дел об усыновлении (удочерении) детей // Журнал российского права. - 2007. - №1. - С.102.

79 Муратова С.А. Семейное право: учебник для студентов вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010. - С.268.

80 Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации и Федеральному закону "Об опеке и попечительстве" / Отв. ред. П.В. Крашенинников. - М.: Статут, 2010. – 636 с.

81 Семейное право России: учебник для вузов / С.Н. Бабурин, А.И. Забейворота, А.Г. Глисков, К.Ю. Бородич. - М.:  Норма, 2008. - С.124.

82 Пчелинцева Л.М. Семейное право России: учебник. - М.: Статут, 2008. - С.569.

83 Дубровская И.А. Права ребенка: пособие. - М.: М.: ГроссМедиа; РОСБУХ, 2008. С. 34.

84 Пчелинцева Л.М. Семейное право России: учебник. - М.: Статут, 2008. - С. 571.

85 Левушкин А.Н. Соблюдение интересов ребенка как условие усыновления (удочерения): вопросы теории и практики//Вестник Южно-Уральского государственного университета. 2011. - №19 (236). – С.71-74.

86 Левушкин А.Н. Тенденции развития условий усыновления по законодательству государств - участников СНГ и стран Балтии // Законодательство и экономика. - 2010. - № 9. - С.74.

87 Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации и Федеральному закону "Об опеке и попечительстве" / Отв. ред. П.В. Крашенинников. - М.: Статут, 2010. – 636 с.

88 Левушкин А.Н. Правовая природа и порядок оформления согласия родителей на усыновление (удочерение) ребенка // Законодательство. – 2011. - №5. - С.66-69.

89 Кузнецова И.М. Новое в порядке усыновления детей // Журнал российского права. – 1997. – №23. – С. 113.

90 Влаардингербройк П. Международное усыновление (удочерение) и принцип субсидиарности // Семейное и жилищное право. – 2006. – № 4. – С. 3.

91 Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Низамиева. - М.: Проспект, 2010. – 465 с.

92 Левушкин А.Н. Правовая природа и порядок оформления согласия родителей на усыновление (удочерение) ребенка // Законодательство. – 2011. - №5. - С.66-69.

93 Постатейный комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации и Федеральному закону "Об опеке и попечительстве" / Отв. ред. П.В. Крашенинников. - М.: Статут, 2010. – 636 с.

94 Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.В. Вишнякова. – М.: «КОНТРАКТ». 2008. - С.70.

95 Летова Н.В. Усыновление в Российской Федерации. Правовые проблемы. - М.: Волтерс Клувер, 2006. - 248 с.

96 Гражданский процесс: Учебник /Под ред. М.К. Треушникова. - М.: Городец, 2007. – 784 с.; Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации/Под ред. П.В. Крашенинникова. - М.: Статут, 2010. – 636 с.

97 Беланова Г.О., Михневич, А.В. Усыновление (удочерение) ребенка по правилам особого производства / Г.О. Беланова, А.В. Михневич//Ленинградский юридический журнал. - 2013. - № 2. - С.111-112.

98 Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. - М.: НОРМА, 2007. - С.67.

99 Косова О.Ю. Семейное и наследственное право России: Учеб. пособие. – М.: Статут, 2001. - С.180.

100 Рязанцев В.В. Сущность отношений, порождаемых усыновлением (новые аспекты) // Актуальные проблемы права: Сб. науч. работ. - М.: Международный независимый эколого- политологический университет, 1999. - С.124.

101 Беспалов Ю. Усыновление как способ судебной защиты прав ребенка // Российская юстиция. - 1997. - №7. – С.39-41.


  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Краткое описание документа:

Актуальность темы предопределяется интенсивным развитием комплексного законодательства в об­ласти экологического правопорядка и безопасности. При этом правильное решение вопросов уголов­ной ответственности за нарушение экологи­ческого законодательства тесно связано с качеством самого экологического законодательства. В современной доктрине по-прежнему указывается на недостаточно высокий уровень прини­маемых или обновляемых законодательных и иных нормативных правовых актов, регулирующих экологические отношения (деклара­тивность норм, неотработанность терминологии, несогласованность экологического законодательства с уголовным и и пр.).

Проверен экспертом
Общая информация

Номер материала: ДБ-1382554

Скачать материал

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «Маркетинг: теория и методика обучения в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Основы туризма и гостеприимства»
Курс профессиональной переподготовки «Клиническая психология: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Организация логистической деятельности на транспорте»
Курс повышения квалификации «Введение в сетевые технологии»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания конституционного права с учетом реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «История и философия науки в условиях реализации ФГОС ВО»
Курс повышения квалификации «Маркетинг в организации как средство привлечения новых клиентов»
Курс повышения квалификации «Психодинамический подход в консультировании»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности помощника-референта руководителя со знанием иностранных языков»
Курс профессиональной переподготовки «Политология: взаимодействие с органами государственной власти и управления, негосударственными и международными организациями»
Курс профессиональной переподготовки «Метрология, стандартизация и сертификация»
Курс профессиональной переподготовки «Теория и методика музейного дела и охраны исторических памятников»
Курс профессиональной переподготовки «Управление качеством»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.