Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Иностранные языки / Другие методич. материалы / Реферат по лингвистике "Иллокутивные акты"

Реферат по лингвистике "Иллокутивные акты"



Осталось всего 4 дня приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • Иностранные языки

Поделитесь материалом с коллегами:

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Волгоградский государственный социально-педагогический университет»


Институт иностранных языков

Кафедра английской филологии





Реферат

«Теория речевых актов. Иллокуции в дискурсе»


по учебной дисциплине «Теория дискурса»

по направлению 050100 «Педагогическое образование»
магистерская программа «Языковое образование» (иностранные языки)




Исполнитель:

Козинцева Мария Николаевна,

студентка группы ИЯМ 11

_________


_________





Волгоград, 2016


Оглавление

Введение…………………………………………………………3стр.

Глава I Теория речевых актов………………………………….4стр.

    1. Речевой акт как трехуровневое образование.

Иллокуции в дискурсе……………………………………...6стр.

    1. Модель речевого акта………………………………………12стр.

Заключение……………………………………………………...13стр.

Список литературы……………………………………………..14стр.







































Введение

В первой половине XX века языкознание в течение довольно длительного периода было сосредоточено на изучении одной из двух диалектически взаимосвязанных сторон языка – языковой системы, но, начиная со второй половины 60-х годов, центр внимания лингвистов переносится на вторую сторону этого диалектического единства – речевую деятельность и ее продукт – связный текст, дискурс. О закономерном характере такой переориентации и о том, как она изменяет облик современной лингвистики, много писалось, что избавляет нас от необходимости останавливаться на этом подробнее. Отметим только, что еще в 20-х – 30-х годах выдающиеся советские ученые Е.Д. Поливанов, Л.В. Щерба, Л.П. Якубинский, А.М. Пешковский, М.М. Бахтин использовали марксистское понятие деятельности объяснительного принципа при изучении языка как системы. Однако сама речевая деятельность не была тогда предметом серьезного изучения со стороны лингвистов. Почему же именно теория речевых актов оказалась столь популярной? Ведь она не первая и не единственная в ряду других деятельностных представлений языка. Достаточно вспомнить глубокую лингвофилософскую концепцию В. Гумбольдта и другие концепции гумбольдтианской ориентации, теорию языка и речи А. Гардинера, теорию высказывания М. М. Бахтина, теорию речевой деятельности в советской психолингвистике, основанную на психологической теории деятельности Выготского – Леонтьева, теорию аргумента (неориторику), концепцию «анализа диалога» («conversation analysis»), сложившуюся в рамках социолингвистики, процессуальную семантику, возникшую в контексте создания систем человеко-машинного общения. В процессе говорения человек одновременно совершает еще и некоторое действие, имеющее какую-то внеязыковую цель: он спрашивает или отвечает, отвечает, информирует, уверяет или предупреждает, назначает кого- то кем-то, критикует кого-то за что-то. Речевой акт, рассматриваемый с точки зрения его внеязыковой цели, выступает как иллокутивный акт.











Глава I Теория речевых актов

Как и всякая другая теория речевой деятельности, теория речевых актов (ТРА) имеет свои концептуальные предпосылки. Для создателей этой теории она выступала прежде всего как развитие и углубление представлений о смысле и значении языковых выражений, сложившихся в философской логике. Так, Дж. Остин, вводя понятие перформативного высказывания, рассматривает это как очередной шаг в развитии представлений о границе между осмысленными и бессмысленными высказываниями, а Дж. Серль, формулируя правила употребления глагола promise 'обещать' в качестве показателя функции высказывания, рассматривает это как доказательство правильности взгляда, согласно которому знание значения языкового выражения есть знание правил его употребления. Этот взгляд на значение так же, как и представление о теснейшей связи языка с теми не собственно речевыми действиями, в которые он вплетен, – свидетельство того глубокого идейного влияния, которое оказали на ТРА взгляды позднего Витгенштейна. Что касается связей ТРА с лингвистической традицией, то здесь следует отметить, с одной стороны, отсутствие прямой идейной связи с какой-либо лингвистической школой, а с другой стороны, – достаточно высокий уровень лингвистической подготовки ее создателей. По свидетельству Дж. Урмсона, оксфордские философы «почти без исключения приходят к философии после весьма серьезного изучения классической философии». Характерно для ТРА отсутствие опоры на какую-либо психологическую, социологическую или философскую теорию деятельности. Наконец, следует отметить, что первоначально в качестве основного объекта рассмотрения в ТРА выступали речевые действия, относящиеся к юридической сфере, то есть регулируемые правовыми нормами. Поэтому Остин нередко апеллирует к опыту юристов, а иногда и полемизирует с ними. Акцент на «юридических» речевых актах, несомненно, отразился на понимании речевого действия как действия, совершаемого согласно определенным неязыковым установлениям, или конвенциям.

Объектом исследования в ТРА является акт речи, состоящий в произнесении говорящим предложения в ситуации непосредственного общения со слушающим. Таким образом, ТРА характеризуется максимальным сужением объекта исследования по сравнению с другими теориями. Действительно, в концепции «анализа диалога» … в качестве глобального объекта исследования выступает диалог, то есть обмен речевыми актами. В советской психолингвистической теории речевой деятельности главным объектом исследования является деятельность общения (коммуникация) в рамках целостного акта социального взаимодействия. Еще шире задается область исследования в концепциях гумбольдтианской ориентации, изучающих языковую деятельность в целом, то есть, «язык в экстенсии по всему пространству духовной жизни человека». Сужение области исследования, с одной стороны, ограничило возможности ТРА, но, с другой стороны, позволило сфокусировать внимание на детальном описании внутренней структуры речевого акта – этого элементарного звена речевого общения. Не случайно, что концепции речевой деятельности, имеющие более широкий диапазон, когда рассуждают о минимальных единицах речевой деятельности, заимствуют многие понятия, выработанные в ТРА. В ходе развития ТРА усиливается крен в сторону динамического подхода. Не последнюю роль в этом сыграли идеи процедурного, или процессуального, подхода к языку, сформулированные в исследованиях по искусственному интеллекту.

В ТРА субъект речевой деятельности понимается как абстрактный индивид, являющийся носителем ряда характеристик, психологических (намерение, знание, мнение, эмоциональное состояние, воля) и социальных (статус по отношению к слушающему, функция в рамках определенного института). Очевидно, что социальные свойства субъекта, проявляющиеся в его речевом поведении, представлены в ТРА весьма слабо по сравнению с рядом других учений, в которых говорящий индивид выступает как обладатель определенного репертуара ролей, как носитель определенных национально-культурных традиций. Это, безусловно, относится к числу ее слабых сторон.

Основной метод исследования объекта в ТРА – это аналитический метод в разных его видах. Отличием ТРА от психо- и социолингвистических теорий речевой деятельности в данном аспекте является то, что первая базируется на данных мысленного эксперимента, тогда как последние используют методы сбора и обработки данных, выработанные и социологии и экспериментальной психологии.

Подытоживая вышесказанное, мы получаем общую характеристику ТРА: это логико-философское по исходным интересам и лингвистическое по результатам учение о строении элементарной единицы речевого общения –речевого акта, понимаемого как актуализация предложения, причем речевое общение рассматривается как форма проявления преимущественно межличностных отношений. Подход к речевому акту как к способу достижения человеком определенной цели и рассмотрение под этим углом зрения используемых им языковых средств – главная особенность ТРА, привлекшая к ней языковедов, которых перестала удовлетворять простая констатация того, что язык есть средство, орудие, инструмент общения. Интересы развития собственной науки и задачи, поставленные перед ней практикой, заставили лингвистов искать ответа на вопрос о том, каков механизм использования языка для достижения многообразных целей, возникающих в ходе социального взаимодействия людей.





1.1Речевой акт как трехуровневое образование. Иллокуции в дискурсе.


Единый речевой акт представляется в теории речевых актов (ТРА) как трехуровневое образование. Речевой акт в отношении к используемым в его ходе языковым средствам выступает как локутивный акт. Речевой акт в его отношении к манифестируемой цели и ряду условий его осуществления выступает как иллокутивный акт. Наконец, в отношении к своим результатам, речевой акт выступает как перлокутивный акт. Данная тройная оппозиция находит свое соответствие в представлении о гетерогенности плана содержания высказывания. Используя языковые средства в ходе локутивного акта, говорящий наделяет свое высказывание локутивным значением. Манифестируя цель говорения в определенных условиях в ходе иллокутивного акта, говорящий сообщает высказыванию определенную иллокутивную силу. Что же касается перлокутивного акта, то по самой своей сути он не находится в необходимой связи с содержанием высказывания.Таким образом, имеется две пары взаимосвязанных категорий анализа речевого акта по семантики высказывания: локутивный акт –локутивное значение и иллокутивный акт – иллокутивная сила, обобщаемые в понятиях локуции и иллокуции. Главным новшеством трехуровневой схемы речевого действия, предложенной Остином, несомненно, является понятие иллокуции. Локуция была объектом изучения всех семантических теорий в лингвистике, моделировавших соответствие между изолированным предложением и его смыслом, а точнее, псевдосмыслом – теоретическим конструктом, абстрагированным от целого ряда аспектов содержания, передаваемого предложением при его употреблении в общении. Перлокуция – воздействие речи на мысли и чувства аудитории и посредством этого воздействие на дела и поступки людей –это тот аспект речевого акта, которым издавна занималась риторика. Только понятие иллокуции фиксирует такие аспекты акта речи и содержания высказывания, которые не улавливаются ни формальной семантикой, ни риторикой в ее традиционном понимании. Естественно, что именно разъяснению понятия иллокуции в ТРА уделяется главное внимание. Итак, в форме вопроса о том, как обеспечивается понимание иллокутивной силы высказывания, в ТРА был поставлен вопрос о факторах, благодаря которым высказывания в процессе общения обретают подлинный смысл, становясь носителями речевого замысла коммуникантов и вплетаясь в структуру их внеязыковой деятельности, – вопрос, на который семантические теории, оперирующие изолированными предложениями, независимо от степени их формального совершенства, в принципе не могли дать ответа. И развитие ТРА можно рассматривать как движение по пути постепенного расширения области этих факторов.

Одним из путей выявления этих факторов, понимаемых как разные аспекты иллокутивного акта, с самого начала в ТРА служило построение классификации иллокутивных актов.

Первая такая классификация принадлежит Остину (см. с. 118–128). Остин полагал, что для уяснения сущности иллокуции надо собрать и расклассифицировать глаголы, которые обозначают действия, производимые при говорении, и могут использоваться для экспликации силы высказывания – иллокутивные глаголы.

Классификация иллокутивных глаголов Остина с точки зрения современного уровня развития лексической семантики выглядит весьма грубым приближением к сложной структуре данного семантического поля. Серль подверг ее критике в статье «Классификация иллокутивных актов». Он справедливо указал на неправомерность смешения иллокутивных актов, которые являются реальностью речевого общения и не зависят от конкретного языка, и иллокутивных глаголов, являющихся специфическим отражением этой реальности в системе лексики конкретного языка.

Классификация Серля, которую он строит именно как классификацию актов, а не глаголов, представляет собой значительный шаг вперед по сравнению с целым рядом предшествующих опытов, будучи первой попыткой универсальной классификации иллокутивных актов. Базу этой классификации составляют 12 признаков, которые сам автор называет «направлениями различий между иллокутивными актами». И хотя данный список признаков может быть в свою очередь подвергнут критике (не все признаки существенны, взаимонезависимы и имеют четкий смысл), он расширяет область факторов, участвующих в передаче говорящим и восприятия слушающим актуального, смысла высказывания. Появляется такой важный фактор, как отношение речевого акта к предшествующему дискурсу. То, что было высказано коммуникантами к моменту очередного речевого акта, играет роль как в формировании коммуникативного намерения говорящего, так и в распознавании его слушающим.

Еще более расширяется область факторов, определяющих речевое действие на уровне иллокуции, когда ТРА сталкивается с необходимостью объяснения феномена косвенных речевых актов – речевых действий, иллокутивная цель которых не находят прямого отражения в языковой структуре употребленного высказывания. В узком смысле косвенными речевыми актами называют только высказывания, в которых представлен некоторый стандартный способ косвенного выражения цели, то есть языковое выражение, которое, сохраняя свое основное, прямое назначение показателя иллокутивной силы х, регулярно используется как показатель иллокутивной силы у (например, структурная схема вопроса не могли бы вы (сделать что-либо)? регулярно используется для выражения вежливого побуждения).

Таким образом, речевой акт в теории речевого акта представлен как трехуровневое образование, состоящее из иллокуции, локуции и перлокуции.

Понятие иллокуции соотносится с коммуникативной интенцией говорящего. Так, произнося Я приду, мы можем просто констатировать факт, планируемый в будущем обещать, угрожать, предупреждать, т.е. произносить одно и то же предложение с разной иллокутивной силой. Каждая иллокутивная сила состоит из упорядоченной последовательности определенных элементов. Так, иллокутивная сила утверждения отличается от иллокутивной силы вопроса следующими критериями: иллокутивной целью (сообщение информации/ запрос информации), способом достижения этой цели (различные модусы высказываний-предложений), отношением адресата к пропозициональному содержанию высказывания (уверенность, сомнение или незнание) и прочие.

Локуция соотносится с актом произнесения высказывания. Локутивный аспект PA – это языковая структура высказывания. Локутивная сила предложения заключается в его когнитивном (познавательном) содержании. Джон Остин писал, что локутивно-пропозициональный акт грубо соответствует произнесению определенного предложения с определенным смыслом и референцией , что опять-таки грубо соответствует «значению» в традиционном смысле этого слова. Примерами реализации лишь локутивной силы может быть произнесение ребенком предложения ради произнесения, оперирование предложением учащимися в учебных целях, например при работе над произношением. В реальном же общении реализация предложения неразрывно связана с придачей ему иллокутивной силы.

Адекватно реализованное предложение достигает цели в виде Перлокутивнoгo эффекта. Перлокутивный эффект – это воздействие, которое данное высказывание оказывает на адресата, при этом имеется в виду не сам факт понимания адресатом смысла высказывания, а те изменения, которые являются результатом этого понимания: адресат испугается, поверит в свою неправоту, совершит требуемый поступок и пр.

Все три частных акта совершаются одновременно, а не один за другим. Их различение необходимо в методических целях.

1. Локутивный акт

а) фонетический акт

б) фатический акт

в) ретический акт

2. Иллокутивный акт

3. Перлокутивный акт

Осуществляя локутивный акт, говорящий одновременно осуществляет иллокутивный акт, когда спрашивает или отвечает на вопрос; информирует, уверяет или предупреждает; объявляет решение или намерение; объявляет приговор; назначает, взывает или критикует; отождествляет, описывает и т.п.

Эксплицитный перформатив есть вместе с тем и иллокутивный акт:

Я обещаю, что вернусь вовремя.

Разграничение иллокуций и перлокуций далеко не всегда достигается легко. Иногда можно ориентироваться на различия между иллокутивными и перлокутивными глаголами. К числу первых относятся, например. предупреждатьприказывать, к числу вторых принадлежат, например, запугиватьустрашать,убеждать, уговаривать, заставить, вынуждать, удивлять, поразить, огорчать.

Однако есть много спорных и непонятных случаев. Не имеют абсолютной силы даже приводимые ниже формулы.

В формуле иллокутивного акта английский язык допускает использование предлога in:

In saying x I was doing y / I did y

Формула перлокутивного акта может включать предлог by:

By saying x I did y / I was doing y

Примеры локутивных актов:

Он сказал, что Он сказал: «Застрели её!»

Он сказал мне: «Ты не имеешь права это делать».

Примеры иллокутивных актов:

 Он доказывал, что

 Он настоял / посоветовал / приказал, чтобы я застрелил её.

Я утверждаю, что…

Я предупреждаю, что…

Я приказал ему подчиниться.

Примеры перлокутивных актов:

Он убедил меня, что…

Я заставил / принудил его подчиниться.

Он удерживал меня / препятствовал мне.

Он остановил меня / привёл меня в чувство.

Он раздражал меня.

Иллокутивную функцию речевого акта может прояснить контекст. Так, например, высказывание Злая собака может интерпретироваться как предупреждение, если это высказывание помещено на табличке, прибитой к калитке, ведущей во двор частного дома.

Дж.Л. Остин предлагает следующую классификацию речевых актов:

Поскольку иллокутивной функции отдаётся приоритет при характеристике того или иного речевого акта, то в принципе всякая классификация речевых актов представляет собой классификацию типов иллокутивных функций.

Дж. Остин свою классификацию речевых актов считает производной от классификации перформативных глаголов, т.е. тех глаголов, которые при их употреблении в 1 лице единственного числа настоящего времени изъявительного наклонения действительного залога выступают в качестве ядерных элементов эксплицитных перформативных высказываний (высказываний-действий). Глаголы, обладающие перформативным потенциалом, он рекомендует отбирать из словарей английского языка. Предположительно их список может охватить до 103 (т.е. до 10000) единиц. Эти глаголы группируются в пять классов:

(1) Вердиктивы

(2) Экзерситивы

(3) Комиссивы

(4) Бехабитивы

(5) Экспозитивы

Соответственно выделяются 5 типов иллокутивных актов.

Классообразующим признаком для множеста вердиктивов служит действие типа вынесения приговора присяжными, арбитром или рефери; положительной или отрицательной оценки и т.п.: 

Я считаю его виновным.

Я оцениваю эту работу высшим баллом. 

Класс экзерситивов объединяет высказывания, посредством которых осуществляются властные функции, реализуются права и авторитет говорящего (назначение на должность, приказ, принуждение, предупреждение, совет, запрещение и т.п.):

 Я назначаю Вас своим полномочным представителем в округе.

Я советую умеренно проявлять свои чувства.

Я запрещаю тебе разговаривать со мной в таком тоне. 

Комиссивы выражают обещания и другие взятые на себя обязательства (ср. обязательство одной из сторон при заключении договора, воинскую присягу, клятву Гиппократа и т.п.): 

Я обещаю поставить этот вопрос на голосование.

Я клянусь служить отечеству верой и правдой.

 В бехабитивах объединяются акты, связанные с взаимоотношениями людей и их общественным поведением (ср. англ. behaviour ‘поведение’): 

Я извиняюсь (за то, что наступил Вам на ногу).

Я поздравляю тебя с защитой диссертации.

Я сочувствую Вам в Вашем горе.

 В экспозитивах говорящие характеризуют своё участие в дискуссии, споре или беседе.

 Я постулирую, что обращение к деятельностному принципу положило начало лингвистической прагматике.

Я признаю, что Ваш аргумент состоятелен.

Дж.Л. Остин признаёт, что во многих конкретных случаях возможна неоднозначная интерпретация и что между выделенными им классами имеется немало пересечений. Но его попытка явилась одной из первых в стремлении увидеть в безбрежном море возможностей употребления языка какой-то организующий, упорядочивающий принцип.

 

1.2Модель речевого акта

В речевом акте выделяется ряд аспектов с точки зрения прагматики, то есть практического использования языка.

Денотативный аспект (содержание), или пропозиция составляет ядро содержания сообщения. Его наличие обязательно для любого речевого акта является константой в любой модели речевого акта.

Мотивационный (интенциональный аспект), мотив высказывания возникает у адресанта в определенной коммуникативной ситуации и на основе его прошлого опыта. Мотивы РА весьма разнообразны и далеко не для всякого РА могут быть в принципе перечислены. Так, РА «Как пройти на вокзал?» может быть мотивирован разными причинами.

Иллокутивный аспект, в отличие от мотива высказывания его иллокутивные силы всегда имеют эксплицитные способы выражения. ( знаки препинания, интонацию, глаголы типа обещать, объявлять)

Адресантный аспект, в содержании языковой форме всегда содержатся разнообразные формы об адресанте (социальное положение, возраст и т.д.)

Адресатный аспект, в это понятие включается слушатель в совокупности его социальных и ситуативных ролей, знаний о мире.

Контекстный аспект позволяет установить характер коммуникативной интенции высказывания, его иллокутивную силу. Например высказывание «Буду дома через 5 минут» может служить сообщением, успокоением, предупреждением или угрозой.

Ситуативный аспект, речевая ситуация определяется как совокупность элементов, присутствующих в сознании говорящего в объективной действительности.

Языковой аспект, лексико-грамматические средства не входят в РА как специальные компоненты, но они приобретают существенное значение при моделировании вариантов речевых актов.

Метакоммуникативный аспект ,в котором РА относятся как средства контктактоустановления, обеспечивающие начало, продление и размыкание речевой интеракции. Например, «Как дела?»

Итак, в ядро прагматической структуры модели РА входят денотативный и иллокутивный аспекты. Кроме того, некоторые РА обязательно требуют наличие других аспектов.

Заключение

В теории речевых актов есть немало интересных идей, с помощью интонации и адресантного аспекта мы можем по разному интерпретировать высказывание, мы можем поднять настроение к кому обращаемся и наоборот, обидеть.

Речевой акт –это всего лишь потенциальная единица речевого общения в которой заложена способность к общению.

Совершая иллокутивный акт, говорящий намерен получить определенный результат, заставив слушающего опознать свое намерение получить этот результат, если он употребляет слова он хочет, чтобы его поняли и осознали, получив определенный результат.

































Список литературы

1.Аллен, Джеймс, Перро, К. Раймон. Выявление коммуникативного намерения, содержащегося в высказывании // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17: Теория речевых актов. М., 1986. С. 322—362.

2.Арутюнова, Н.Д. Речевой акт // Языкознание: Большой энциклопедический словарь. М., 1998. С. 412—413.

3.Богданов, В.В. Классификация речевых актов // Личностные аспекты языкового общения. Калинин, 1989. С. 25—37.

4.Богданов, В.В. Речевое общение: Прагматические и семантические аспекты. Л., 1990.

5.Демьянков, В.З. «Теория речевых актов» в контексте современной лингвистической литературы (обзор направлений) // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17: Теория речевых актов. М., 1986. С. 223—235.

6.Демьянков, В.З. Доминирующие лингвистические теории в конце ХХ века // Язык и наука конца 20 века. М., 1995. С. 239—320.

7.Кобозева, И.М. «Теория речевых актов» как один из вариантов теории речевой деятельности // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17: Теория речевых актов. М., 1986. С. 7—21.

8.Остин, Джон Лангшо. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17: Теория речевых актов. М., 1986. С. 22—130.

9.Серль, Джон Р. Что такое речевой акт? // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17: Теория речевых актов. М., 1986. С. 151—169.

10.Серль, Джон Р. Классификация иллокутивных актов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17: Теория речевых актов. М., 1986. С. 170—194.

11.Серль, Джон и Вандервекен, Дитер. Основные понятия исчисления речевых актов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 18: Логический анализ естественного языка. М., 1986. С. 242—265.







57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 04.06.2016
Раздел Иностранные языки
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров103
Номер материала ДБ-109967
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх