Логотип Инфоурока

Получите 30₽ за публикацию своей разработки в библиотеке «Инфоурок»

Добавить материал

и получить бесплатное свидетельство о размещении материала на сайте infourok.ru

Инфоурок Обществознание Другие методич. материалыРеферат по предмету "Право" на тему: "Субъективная сторона преступления"

Реферат по предмету "Право" на тему: "Субъективная сторона преступления"

Скачать материал
библиотека
материалов



ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

«АССОЦИАЦИЯ ЮРИСТОВ РОССИИ»

Крымское региональное отделение



На правах рукописи


Реферат на тему:


СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ





Выполнил:

Корчинский Пётр Петрович

учитель, преподаватель права и юридических дисциплин

Член Ассоциации юристов России, магистр юриспруденции

Независимый эксперт, уполномоченный Министерством юстиции

России на проведение антикоррупционной экспертизы

нормативных правовых актов и проектов нормативных

правовых актов в случаях, предусмотренных

законодательством РФ (свидетельство об аккредитации

от 28.02.2018 г. №2970 на основании распоряжения

Минюста РФ от 28.02.2018 г. №210-р)









Симферополь, 2019


ОГЛАВЛЕНИЕ




ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………….3

1. Понятие и значение субъективной стороны состава преступления……5


2. Понятие и формы вины……………………………………………………8


3. Понятие и признаки субъекта преступления…………………………….12


4. Специальный субъект преступления……………………………………...25


ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………..35


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………………37

ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы обусловлена тем, что субъективная сторона состава преступления является одним из четырех обязательных элементов, помимо объекта, субъекта и объективной стороны, юридической конструкции состава любого преступления, однако уголовный закон не дает ее определения субъективной стороны.

Степень научной разработанности темы. Вопросы субъективной стороны и ее признаков разрабатываются в науке уголовного права и являются одними из старейших и сложнейших вопросов доктрины уголовного права. Среди ученых следует отметить Ю.М. Aнтонянa, С.В. Бородинa, Б.В. Волженкинa, Л.Д Гaухмaнa, И.М. Гaтaулинa, Б.В. Здрaвомысловa, В.Х. Кaндинского, С.Г. Келину, И.Я. Козaченко, Л.М. Колодкинa, В.Н. Кудрявцевa, Н.Ф. Кузнецову, С.В. Максимова, A.В. Наумовa, З.A. Незнамовa, И.М. Тяжкову, И.И. Рaрогa и др. Несмотря на то, что труды указанных авторов имеют важное научное и практическое значение, остается много нерешенных вопросов, много аспектов темы исследования остаются дискусионными.

Исследовaния укaзaнных aвторов состaвили теоретическую основу рaботы.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с установлением субъективной стороны преступления.

В предмет исследования входят нормы УК РФ, иных нормативно-правовых актов, регулирующих отношения, связанные с установлением признаков субъективной стороны преступления.

Цель работы – исследовать субъективные признаки состава преступления и сформулировать соответствующие рекомендации по усовершенствованию УК.

Достижение названной цели обусловило постановку и решение взаимосвязанных и взаимообусловленных задач исследования:

- определить понятие и значение субъективной стороны состава преступления;

- раскрыть понятие и формы вины;

- дать понятие и обозначить признаки субъекта преступления;

- исследовать специальный субъект преступления;

- сформулировать соответствующие рекомендации по усовершенствованию УК.

Методологическую основу исследовaния состaвили современные общенaучные и специaльные методы познaния, в чaстности: диaлектический, исторический, системно-структурный, формaльно-логический, историко-юридический.

Структурa реферата обусловленa целями и зaдaчaми дипломного исследовaния и состоит из введения, четырех глaв, зaключения и спискa используемых источников.

1. Понятие и значение субъективной стороны состава преступления

Преступление — это всегда конкретный акт человеческого поведения, который выражается в совершении какого-либо общественно опасного действия или в отказе от совершения действия при наличии обязанности и возможности действовать (общественно опасное бездействие). Преступление, как и любой человеческий поступок, имеет психологическое содержание, т. е. характеризуется происходящими в сознании человека определенными психическими процессами.

В психологии сознание трактуется как психическая деятельность, которая обеспечивает обобщенное и целенаправленное отражение внешнего мира, выделение человеком себя из окружающей среды и противопоставление себя ей как субъекта объекту. Сознание предполагает целеполагающую деятельность, т.е. мысленное построение действий и предусмотрение их последствий, контроль и управление поведением личности, ее способность отдавать отчет в том, что происходит как в окружающем мире, так и в своем собственном, «внутреннем», мире.

Таким образом, человек в любой практической деятельности, в том числе и преступной, руководствуется сознанием. В сознании человека протекают различные психические процессы — интеллектуальные, волевые, эмоциональные. Прежде всего поведение человека определяется его разумом, т.е. мышлением, интеллектом, способностью к умозаключениям. Но не только им. Огромное влияние на поведение человека оказывает его воля, т.е. способность принимать решения и их реализовывать. Не менее важны и эмоции, т.е. субъективные реакции человека на внутренние и внешние раздражители, проявляющиеся в удовольствии, неудовольствии, радости, страхе, гневе и др. Именно эмоции, по мнению психологов, выступают главным механизмом внутренней регуляции психической деятельности и поведения человека, направленным на удовлетворение его потребностей.

Психические процессы, протекающие в сознании человека при совершении общественно опасного деяния (действия или бездействия), составляют содержание субъективной стороны преступления. Субъективная сторона преступления отражает психическое, т.е. субъективное отношение лица к совершенному им общественно опасному деянию. Поэтому в первом приближении субъективную сторону можно определить как психическую деятельность лица, непосредственно связанную с совершением преступления. 1

Однако, несмотря на то что субъективная сторона преступления характеризует внутреннее отношение лица к преступлению и носит личностный, индивидуальный характер, она является субъективно-объективной категорией. С одной стороны, субъективная сторона является отражением и закреплением в законе психических процессов, происходящих в сознании лица, совершающего или совершившего преступление, показывает его отношение к содеянному. И в этом смысле она имеет сугубо субъективный характер. С другой стороны, субъективная сторона устанавливается и доказывается правоприменителем в процессе следствия и судебного разбирательства наряду с другими обстоятельствами совершенного преступления. Как элемент, противостоящий субъекту познания, она приобретает объективный, т.е. не зависящий от его сознания, характер и познается им.

Традиционно к признакам субъективной стороны состава преступления в доктрине уголовного права относят вину, мотив и цель преступления, которые характеризуют психическое отношение лица к совершенному им преступлению и раскрывают содержание субъективной стороны.

Таким образом, субъективная сторона преступления включает в себя совокупность признаков, раскрывающих психическое отношение субъекта к совершенному им общественно опасному деянию, предусмотренному законом.

Может быть дано следующее определение субъективной стороны преступления: субъективная сторона преступления представляет собой совокупность признаков, которые характеризуют общественно опасное деяние как преступление с точки зрения психических процессов, протекающих в сознании лица, его совершившего.

Значение субъективной стороны преступления в уголовном праве трудно переоценить. Представляется, что прежде всего оно заключается в следующем:

1) субъективная сторона позволяет установить субъективные основания для привлечения к уголовной ответственности;

2) на основании признаков субъективной стороны отграничивают преступное поведение от непреступного;

3) признаки субъективной стороны могут выступать в качестве обстоятельств, отягчающих или смягчающих уголовную ответственность;

4) признаки субъективной стороны могут выступать в качестве обстоятельств, отягчающих или смягчающих наказание;

5) субъективная сторона имеет значение для правильной квалификации преступления;

6) она дает также возможность разграничить смежные составы преступлений, сходные по объекту и объективным признакам;

7) субъективная сторона влияет на дифференциацию, индивидуализацию и реализацию уголовной ответственности и наказания.

Субъективная сторона состава преступления неразрывно связана с признаками, относящимися к иным элементам состава преступления. Правильно оценить субъективную (т. е. «внутреннюю») сторону преступления можно лишь на основании признаков, которые нашли отражение во внешних обстоятельствах. В частности, в признаках совершенного деяния, наступивших последствиях, наличии (отсутствии) причинно-следственной связи между деянием и наступившими последствиями, обстановке происшедшего, способе действий лица, объекте посягательства и др.

2. Понятие и формы вины

В науке уголовного права неоднократно высказывалось суждение, что по степени глубины учения о вине измеряется развитие уголовного права.1

Представляется, что это утверждение недалеко от истины. Вина относится к признакам субъективной стороны состава преступления. Она представляет собой отражение внутренних процессов, происходящих в психике лица, совершившего преступление. Познание закономерностей данных процессов в научных изысканиях, отражение особенностей вины в нормах законодательства, установление вины конкретного лица в правоприменительной деятельности по определению не может быть простым делом, так как предполагает «проникновение» в явления невидимого порядка, не поддающиеся непосредственному восприятию исследователя, — в психику человека.

В уголовно-правовой литературе выделяют несколько теорий, которые по-разному интерпретируют вину лица в совершенном преступлении: 1) теория объективного вменения (вина как физическое вменение); 2) теория опасного состояния (вина как опасное состояние лица, совершившего преступление); 3) оценочная теория вины (вина как виновность лица в совершенном преступлении, отраженная в приговоре суда); 4) теория субъективного вменения (вина как психическое отношение лица к деянию и его последствиям).

Суть данных теорий заключается в следующем.

Теория объективного вменения. Первоначально под виной понималась объективная связь лица с причиненным вредом, а осуждение лица осуществлялось на основании последствий деяния, т.е. объективного вменения. «Возмездие» наступало и в случае невиновного причинения вреда. Отношение причинителя вреда к последствиям не учитывалась. Именно поэтому виновными, наряду с людьми, признавались животные, птицы и даже вещи. Теория объективного, или физического, вменения полностью игнорировала сознание и волю лица, действия которого повлекли наказуемые последствия. Такой подход был свойственен примитивному уровню развития человечества и уголовно-правовой мысли. В настоящее время в соответствии с принципом вины, сформулированным в ст. 5 УК, закреплено, что объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. К сожалению, следует признать, что до сих пор в правоприменительной практике встречаются случаи объективного вменения.

Теория опасного состояния. Согласно данной теории лица, социально предрасположенные к совершению преступления (находящиеся в опасном состоянии), должны превентивно подвергаться уголовному преследованию. К подобным лицам относили прежде всего профессиональных, а также «неисправимых» преступников. Предлагалось предусмотреть для таких лиц не- определенные наказания, которые могли бы прекращаться или продлеваться судом с учетом заключения специалистов. В основе принятия подобного решения лежало усмотрение суда о изменении опасности лица для общества.

Оценочная теория вины. В соответствии с данной теорией вина понимается как отрицательная оценка судом поведения обвиняемого, противоречащего нормативным требованиям.

Теория субъективного вменения. В доктрине уголовного права в настоящее время наиболее распространено понимание вины как психического отношения субъекта к совершаемому им общественно опасному деянию и его последствиям. Вина как психический процесс, протекающий в сознании виновного лица, относится к «внутренним» признакам преступления, тем не менее она может быть познана на основании поведения лица, т.е. объективных признаков преступления, имеющих внешнее выражение.

Однако необходимо иметь в виду, что для правильного установления вины человека совершенное им деяние должно быть рассмотрено во взаимосвязи с иными обстоятельствами дела и личностью виновного.

При квалификации преступлений установление вины предполагает: 1) уяснение законодательных признаков умысла и неосторожности, данных в статьях Общей части УК; 2) правильное толкование законодательных признаков вины, сформулированных в статьях Особенной части УК, предусматривающих ответственность за совершение конкретных преступлений; 3) установление и закрепление в материалах уголовного дела фактических обстоятельств совершенного деяния и наступивших общественно опасных последствий; 4) выяснение характера и направленности умысла виновного лица, его мотивов и целей либо содержания неосторожности путем сопоставления фактических обстоятельств дела с субъективными признаками инкриминируемого состава преступления.

Иначе говоря, уголовно-правовая оценка поведения виновного, даваемая правоприменителем, должна основываться как на фактических обстоятельствах дела, так и на полном и точном выяснении его вины в совершенном преступлении. Со стороны виновного лица вина представляет собой его отношение к содеянному и в этом смысле выступает категорией субъективной. Познание же вины правоприменителем предполагает, что она «противостоит» ему, что позволяет в данном контексте признавать ее категорией объективной.

Вопросы вины разрешаются в главе 5 Уголовного кодекса Российской Федерации (ст.ст. 24—28 УК). В соответствии с ч. 1 ст. 24 УК виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности. Из данной нормы следует, что вина выступает родовым понятием для умысла и неосторожности, однако определения понятия вины закон не дает.

В части 1 ст. 24 УК называются две формы вины — умысел и неосторожность.

Содержание вины составляет психическое отношение лица к совершенному им деянию. Психические процессы подразделяются на интеллектуальные, волевые и эмоциональные. При конструировании умышленной и неосторожной формы вины законодатель использовал только два элемента психики — интеллектуальный и волевой. Различные сочетания интеллектуального и волевого элементов психики образуют умышленную и неосторожную формы вины. Содержанием умышленной формы вины закон в ч. 1 ст. 25 УК признает прямой и косвенный умысел. Содержанием неосторожной формы вины закон в ч. 1 ст. 26 УК называет легкомыслие и небрежность.

Следовательно, чтобы раскрыть содержание умышленной и неосторожной формы вины, необходимо проанализировать виды умысла и неосторожности. Иначе говоря, необходимо уяснить особенности интеллектуального и волевого элементов психики, а также их соотношение во всех четырех называемых в законе случаях: при прямом и косвенном умысле, при легкомыслии и небрежности.

В настоящее время в науке уголовного права предлагаются следующие трактовки ч. 2 ст. 24 УК: 1) если в статье Особенной части не указывается на неосторожную форму вины, то данное преступление может быть совершенно только умышленно; 2) если в статье Особенной части не указывается на неосторожную форму вины, то данное преступление может быть совершенно как умышленно, так и по неосторожности, в зависимости от конструкции и особенностей состава преступления. Представляется, правильным будет второй подход, поскольку в законе содержится формула, исключающая возможность иного толкования. Если в статье Особенной части УК имеется специальное указание на неосторожную форму вины, то данное преступление может быть совершенно только по неосторожности, потому что в этом случае неосторожность «вытесняет» умысел. При отсутствии прямого указания только на неосторожность преступление может быть совершенно как умышленно, так и по неосторожности.

Однако следует признать, что действующий закон в ч. 2 ст. 24 УК проблему определения формы вины применительно к конкретным составам преступлений не разрешил. Он и юридически, и фактически оставил ее на усмотрение правоприменителя, исключив лишь умысел при наличии указания на неосторожность. Например, форма вины не указана во многих составах экономических и экологических преступлений. Означает ли это, что все они могут совершаться как умышленно, так и по неосторожности? Представляется, что нет. В экономических преступлениях по отношению к последствиям, как правило, предполагается умышленная форма вины, в то время как в экологических — неосторожность.

3. Понятие и признаки субъекта преступления

Одним из элементов любого состава преступления, наряду с объектом, объективной и субъективной сторонами, всегда является субъект преступления.

УК не пользуется термином «субъект преступления». Для его обозначения в статьях УК употребляются такие формулировки, как: «лицо, совершившее преступление», «лицо, отбывающее наказание», просто «лицо», «лицо, имеющее судимость», «лицо, подлежащее уголовной ответственности», «исполнитель», «организатор», «подстрекатель», «пособник», «виновный», «осужденный», «несовершеннолетний осужденный» и др. Однако в теории уголовного права понятие «субъект преступления» имеет четкое законодательно обоснованное определение.

Субъектом преступления признается вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, с которого по закону устанавливается уголовная ответственность, а также совершившее умышленно или неосторожно запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) и подлежащее за его совершение уголовной ответственности.1

Понятие субъекта преступления, отмечала Н.С. Лейкина, означает, прежде всего, совокупность признаков, на основании которых физическое лицо, совершившее общественно опасное деяние, подлежит уголовной ответственности. Постоянными же и всеобщими такими признаками являются вменяемость и достижение лицом определенного возраста.2

Из смысла статей 1113 УК следует, что действие УК распространяется на граждан РФ, лиц без гражданства и иностранных граждан. А ст. 19 УК в качестве одного из признаков субъекта преступления называет физическое лицо. Таким образом, субъектом преступления может быть только человек.

В ст. 19 УК помимо других достаточно четко зафиксирован еще один важный аспект. Это – возраст, который является неотъемлемым признаком вменяемого физического лица как субъекта преступления.

Очень важно, что и теория уголовного права, и уголовное законодательство связывают наступление уголовной ответственности с возрастом субъекта преступления. Так, согласно ч. 1 ст. 20 УК уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

Часть 2 ст. 20 УК приводит исчерпывающий перечень преступлений, ответственность за которые наступает в более раннем возрасте – с четырнадцати лет.

Сам уголовный закон не содержит специальной нормы, определяющей понятие возраста, он только указывает на возрастные границы наступления уголовной ответственности при совершении лицом преступления. Следовательно, малолетние лица, не достигшие установленного законом возраста, совершившие общественно опасное деяние, не могут быть привлечены к уголовной ответственности, так как не способны в полной мере осознавать опасность совершаемых ими действий (бездействия) или руководить ими. Таким образом, они не являются субъектами преступлений и не несут уголовной ответственности за совершенные ими общественно опасные деяния. Например, грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, 13-летним подростком не перестает быть общественно опасным деянием. Однако состава преступления, предусмотренного ст. 213 УК, оно не содержит.

Возраст – это не только биологическое свойство личности, раскрывающее показатель уровня физического (физиологического) развития человека, но еще и социальные, и психологические свойства. Также эти свойства позволяют судить о возможности быть или не быть субъектом преступления.1

Между тем, определение возраста, с которого наступает уголовная ответственность за совершенное преступление, это сложная проблема, с которой сталкиваются законодатели всех стран. Речь идет об установлении нижних возрастных границ, в рамках которых граждане привлекаются к уголовной ответственности. Отсюда, как замечает О.Д. Ситковская, и попытки законодателей почти всех стран мира, начиная еще с XVII–XVIII вв., установить возрастные границы привлечения к уголовной ответственности, исключая применение уголовного наказания в отношении детей и подростков.1

Устанавливая общий возраст уголовной ответственности с 16 лет, а за отдельные преступления с 14 лет, уголовный закон учитывает, что с достижением такого возраста несовершеннолетний в полной мере способен оценивать свое поведение, в том числе и преступное. Кроме того, речь идет только об умышленных преступлениях, таким образом на разграничение возраста уголовной ответственности влияние оказывает также и форма вины.

Устанавливая названный перечень преступных деяний, законодатель указывает, что ни за какие иные преступления лицо, не достигшее минимального возраста уголовной ответственности, не несет ответственности, что имеет важное общепредупредительное значение.

Однако в истории разработки нового уголовного законодательства РФ высказывались предложения в том числе и о снижении минимального возраста привлечения к уголовной ответственности, соответственно до 14 (12) лет за определенные преступления. Это связано с тем, что к 12, а тем более к 14 годам подростки обладают способностью осознавать социальную значимость своего поведения, а также руководить им.

Несмотря на это, законодатель в настоящее время считает целесообразным пойти по пути Уголовного кодекса 1960 г. и оставить соответственно 16 (14)-летние пороги уголовной ответственности.

Надо подчеркнуть, что точное определение возраста несовершеннолетнего имеет важное общепредупредительное значение и служит гарантией против субъективизма и произвола.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. №7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних»2 сказано, что лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, то есть с ноля часов следующих суток.

Как правило, возраст устанавливается на основании соответствующих документов – свидетельства о рождении или паспорта. Если же документ о возрасте отсутствует, то прибегают к судебно-медицинской экспертизе. При установлении судебно-медицинской экспертизой возраста подсудимого днем его рождения считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом лет суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица1.

Установление возрастных границ, от которых зависит способность лица нести уголовную ответственность – 16 и 14 лет, еще не означает, что именно с этого возраста наступает уголовная ответственность за преступления, не перечисленные в ч. 2 ст. 20 УК.

Дело в том, что действующему уголовному законодательству известны нормы, предусматривающие ответственность за совершение преступлений только по достижении совершеннолетия. Об этом прямо говорится в нормах Особенной части УК. Например, субъектом преступлений, предусмотренных ст. 134 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста», ст. 135 «Развратные действия», ст. 150 «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления», ст. 151 «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий» и ч. 1 ст. 2421 УК «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних» является лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста. Часть 2 ст. 157 УК устанавливает ответственность совершеннолетних трудоспособных детей за злостное уклонение от уплаты по решению суда средств на содержание нетрудоспособных родителей.

Кстати, что касается минимального возраста субъектов преступлений, предусмотренных ст. 134 и 135 УК, то он явно завышен. Лицо, совершая половое сношение и иные действия сексуального характера или развратные действия с несовершеннолетним, понимает смысл своих циничных действий, а также осознает свои поступки и желания не только по достижении 18 лет, но и с более раннего возраста.

16-летний подросток способен и может подходить к выбору целей и способа действия, сознавая себя членом общества, то есть учитывать их последствия и для других людей; осознавать причинно-следственные зависимости соответствующего варианта поведения; использовать механизм критичности в ходе выбора варианта поведения; осуществлять решение о соответствующем варианте поведения, сохраняя управление им.1

Таким образом, чтобы оградить нормальное физическое и психическое развитие несовершеннолетних от противоправных действий, нам представляется необходимым снизить возраст уголовной ответственности до шестнадцати лет за преступления, предусмотренные ст. 134 и 135 УК.

Надо отметить, что лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста, практически не могут быть субъектами преступлений против военной службы и должностных преступлений, а также многих преступлений, связанных с нарушением различных правил безопасности на взрывоопасных производствах.

Поэтому представляется необходимым внести предложение по изменению действующего уголовного законодательства и установить минимальный возраст привлечения к уголовной ответственности – 18 лет – за отдельные преступления, такие как, например, предусмотренные ст. 140, 263, 285, 302, 305 УК.

Кроме того, 18-летний возраст должен рассматриваться в качестве отличительного признака определенной категории субъектов преступлений, в частности тогда, когда это непосредственно оговорено в диспозициях статей Особенной части УК. Например, в ст. 150, 151, ч. 1 ст. 2421, ч. 2 ст. 157.

Следует обратить внимание еще на одно обстоятельство. В ч. 1 ст. 87 УК законодатель дает понятие несовершеннолетних лиц, которыми признаются «лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет».

Подводя итог относительно значения минимального возраста субъекта преступления, необходимо отметить следующее.

Безусловно, возраст является одним из обязательных признаков субъекта преступления. Именно он выделяет несовершеннолетних в особую социальную группу лиц, к которым применяются специфические меры уголовной ответственности и наказания, а также делается акцент на меры предупредительного и профилактического характера.

Возраст для уголовного права важен как индикатор психической и социальной зрелости личности. Кроме того, наука уголовного права повышенное внимание уделяет интеллектуальным и волевым качествам личности и, прежде всего потому, что определенное сочетание этих качеств обусловливает еще одно основное для уголовного права свойство личности – вменяемость,1 которое является еще одним важнейшим признаком субъекта преступления. Вменяемость и достижение лицом, совершившим преступление, установленного законом возраста как признаки субъекта преступления тесно связаны между собой и дополняют друг друга в составе преступления. Субъект преступления как уголовно-правовое понятие, по мнению Я. М. Брайнина, немыслим без этих двух признаков.2

Поэтому постараемся более подробно рассмотреть этот важный признак субъекта преступления и проанализировать его значение.

Вменяемость означает субъективную возможность лица нести уголовную ответственность за совершенное им уголовно-наказуемое деяние.

При отсутствии понятия вменяемости в уголовном законе его определение по-разному трактуется в юридической литературе.

Например, Ш.С. Рашковская рассматривает вменяемость как способность лица в момент совершения преступления отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими;1 В.С. Орлов – как одно из неотъемлемых свойств человека, без которого последний не может быть признан субъектом преступления при совершении какого-либо общественно опасного деяния.2 Более полно определяют вменяемость как признак субъекта преступления Ю.М. Антонян и С.В. Бородин. Они рассматривают вменяемость как психическое состояние лица, заключающееся в его способности по уровню социально-психологического развития и социализации, возрасту и состоянию психического здоровья отдавать себе отчет в своих действиях, бездействии (осознавать фактическую сторону и общественную опасность деяния) и руководить ими во время совершения преступления и нести в связи с этим за него уголовную ответственность и наказание.3

Справедливо отметил А.Н. Трайнин: «… что бы ни предпринимал шизофреник – хранил оружие, уничтожал имущество, наносил ранения – он не действует в уголовно-правовом смысле».4

Подробный анализ определений вменяемости можно встретить в работе Р.И. Михеева.5 Он констатирует, что одними учеными она определяется, как обусловленная состоянием психического здоровья лица способность отдавать себе отчет в совершаемых им общественно опасных действиях и руководить ими (В.С. Трахтеров); способность быть виновным и ответственным (П.С. Дагель); способность лица отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими и связанная с нею способность быть виновным и ответственным за совершенные общественно опасные действия (Н.П. Грабовская, Н.С. Лейкина).

Вменяемость, пишет Р.И. Михеев, есть способность лица сознавать во время совершения преступления фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, обусловливающая возможность лица признаваться виновным и нести уголовную ответственность за содеянное, то есть юридическая предпосылка вины и уголовной ответственности.1

Уголовное законодательство не дает определения вменяемости, хотя упоминает о ней в ст. 19, 22, 97, 99 УК, а также и в некоторых статьях Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (ст. 196, 300, 433). В ст. 21 УК содержится понятие невменяемости, тем самым уголовный закон раскрывает понятие вменяемости через невменяемость, то есть негативным путем.2

Действующее уголовное законодательство исходит из того, что невменяемое лицо не может быть субъектом преступления, и соответственно в его действиях отсутствует состав преступления. Указанные лица не подлежат уголовной ответственности за совершенные ими общественно опасные деяния, так как они не отдают отчета в своих действиях, а если и отдают в них отчет, то не могут руководить ими. Таким лицам в соответствии с ч. 2 ст. 21 УК и ст. 18 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации по решению суда могут быть назначены лишь принудительные меры медицинского характера, предусмотренные ст. 97104 УК. Это особые меры, которые не являются наказанием. Их целью является излечение лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых общественно опасных деяний (ст. 98 УК). Так, П. совершил убийство незнакомого ему человека и заявил об этом в милицию. При этом он объяснил, что убитый изобрел странное взрывное устройство и собирался взорвать город. Свои действия П. расценивал как необходимые для спасения населения города. Проведенная судебно-психиатрическая экспертиза признала П. невменяемым и он был направлен на стационарное лечение в психиатрическую больницу.

Раскрывая понятие невменяемости, наука уголовного права пользуется двумя критериями: медицинским (биологическим) и юридическим (психологическим). Наличие одного лишь медицинского критерия не дает достаточных оснований для признания лица невменяемым. Это объясняется тем, что психическое заболевание само по себе не свидетельствует о невменяемости лица, например, при некоторых пограничных состояниях, когда оно сохраняет способность отдавать отчет в своих действиях или руководить ими. Таким образом, для признания лица невменяемым необходимо установить оба критерия.

Медицинский (биологический) критерий указывает на различные формы болезненных расстройств психической деятельности и, согласно закону, устанавливает четыре признака: хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики.

Хронические психические расстройства являются следствием неизлечимых или трудноизлечимых душевных болезней, носящих длительный характер и имеющих тенденцию к прогрессированию. Такими болезнями психиатрия считает: эпилепсию, шизофрению, маниакально-депрессивный психоз, паранойю, прогрессивный паралич как следствие сифилиса мозга, старческие психозы, некоторые органические заболевания центральной нервной системы и другие трудноизлечимые или неизлечимые заболевания1.

Под временным психическим расстройством понимают психические заболевания различной длительности, которые в итоге заканчиваются выздоровлением. Продолжительность этих заболеваний различна – от нескольких минут до часов, недель и даже нескольких лет (при реактивных состояниях). Основным критерием указанного расстройства является его обратимость. К таким расстройствам относятся так называемые исключительные состояния, алкогольные психозы, белая горячка, психотические формы опьянения психоактивными средствами (в том числе алкоголем) и др.

Под слабоумием понимаются различные формы упадка психической деятельности с поражением интеллекта человека и необратимыми изменениями личности. Слабоумие заключается в значительном понижении умственных способностей, оно носит постоянный характер и является врожденным или приобретенным в первый год жизни в результате перенесенных тяжелых неврологических заболеваний (менингита, энцефалита, сотрясения мозга). Различаются три степени поражения психики человека: дебильность (легкая степень), имбецильность (средняя) и идиотия (тяжелая).1

К иным болезненным состояниям психики относятся состояния, которые не вызываются душевной болезнью, исключительными состояниями или слабоумием, но сопровождаются различными временными нарушениями психики. Это – стойкие психические нарушения и отклонения в развитии, возникающие при различных соматических, неврологических и других непсихических заболеваниях или пороках развития. Например, психопатия, острые галлюцинаторные бредовые состояния, вызванные инфекцией (при брюшном и сыпном тифе, при острых отравлениях), вызванные тяжелыми травмами, при опухолях мозга, при наркомании (в период абстиненции – наркотического голодания), при лунатизме и в некоторых других случаях.2

Установление медицинского критерия невменяемости требует специального исследования характера заболевания – экспертизы с применением специальных познаний врача-психиатра. Медицинский критерий указывает лишь на наличие психического заболевания, но не дает критериев его глубины.

Юридический (психологический) критерий невменяемости заключается в отсутствии у лица способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) – это интеллектуальный момент, либо руководить своими поступками – это волевой момент. Для признания лица невменяемым достаточно одного из этих признаков, если он обусловлен болезненным состоянием психики.

В свете затрагиваемых вопросов надо сказать и о вопросах так называемой уменьшенной вменяемости. Надо отметить, что в ст. 22 УК РФ впервые в российском законодательстве закреплена еще одна категория – «психическое расстройство, не исключающее вменяемости»:

«1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера».

В юридической литературе справедливо отмечалось, что лица с неполноценной психикой не могут быть в области уголовной ответственности приравнены к психически здоровым. Тем более, что психические аномалии, не исключающие вменяемости, во многих случаях выступают в качестве условия, способствующего преступлению.

Ограниченная (относительная, уменьшенная, пограничная) вменяемость является законодательно признанной категорией уголовного права. И это не промежуточная категория между вменяемостью и невменяемостью, а составная часть вменяемости.

Последствиями ограниченной вменяемости являются учет ее судом при назначении наказания и возможность назначения принудительных мер медицинского характера, хотя уголовная ответственность указанной категории лиц должна наступать на общих основаниях. Сказанное означает, что ограниченную вменяемость нельзя рассматривать как уменьшенную вину и, соответственно, уменьшение наказания, так как это две самостоятельные категории. Вина – это обязательный признак субъективной стороны преступления, отражающийся в психическом отношении лица к совершенному деянию и его последствиям, выражающийся в форме умысла или неосторожности. Ограниченная же вменяемость – это вид вменяемости, содержащий все атрибуты вменяемости, но с учетом психических аномалий (отклонений в психике или умственной недостаточности), то есть расстройств психической деятельности, не достигших психотического уровня, ограничивающих способность лица в полной мере осознавать значение своего деяния или руководить ими.1

Она является обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность, но не имеет самодовлеющего значения и учитывается судом при назначении наказания в совокупности с другими данными и обстоятельствами, характеризующими преступление и личность подсудимого. Кроме того, ограниченная вменяемость ни при каких условиях не может быть истолкована как обстоятельство, отягчающее ответственность.

Она может служить также основанием для определения режима содержания осужденных к лишению свободы и назначения принудительного лечения, сочетаемого с наказанием.2

Но, несмотря на достаточно пристальное внимание в литературе к этой проблематике, необходимо учесть, что разработка и изучение указанного вопроса не исчерпывается только наукой уголовного права. Ограниченная вменяемость имеет важное значение и для уголовно-процессуального права, и уголовно-исполнительного права, и криминологии, а также, безусловно, для психиатрии и психологии.

В связи с изложенным, для более точной уголовно-правовой характеристики такого обязательного признака субъекта преступления, как «вменяемость», следует поддержать предложения ученых, имеющих место в литературе,3 о закреплении в уголовном законе понятия и критериев вменяемости, которые, по нашему мнению, неоправданно не предусмотрены в УК.

Подводя итог сказанному, хотелось бы отметить, что к основным и существенным признакам субъекта преступления относятся: физическое лицо, вменяемость, достижение им определенного возраста. Указанные признаки составляют научное понятие общего субъекта преступления, который, в свою очередь, входит в качестве обязательного элемента в состав преступления. Признаки общего субъекта являются обязательными для всех составов преступлений и необходимыми для квалификации любого преступления.

Таким образом, действующее уголовное законодательство впервые определило в ст. 19 УК более полно и четко выраженные признаки субъекта преступления, при наличии которых лицо, совершившее преступление, подлежит уголовной ответственности, а при отсутствии хотя бы одного из них физическое лицо, совершившее общественно опасное деяние, не является субъектом преступления и об уголовной ответственности уже не может идти речь.

4. Специальный субъект преступления

Помимо общего субъекта преступления в уголовном праве существует такое понятие, как «специальный субъект преступления».

В действующем уголовном законодательстве отсутствует определение понятия «специальный субъект преступления», значение которого принадлежит к разряду важнейших, поскольку в уголовно-правовом аспекте специальный субъект преступления соприкасается со многими институтами уголовного права. Кроме того, необходимо отметить, что Особенная часть УК содержит большое количество норм со специальным субъектом, то есть норм, описывающих преступления, субъекты которых характеризуются дополнительными признаками. По подсчетам разных авторов содержит от 40 до 73 процентов составов с ним. Однако далеко не всегда эти специальные признаки описаны законодателем однозначно.

Одни ученые (В.С. Орлов, А.М. Лазарев, Г.Н. Борзенков, А. А. Пионтковский) специальным субъектом называют лицо, которому наряду с общими признаками субъекта присущи и дополнительные качества, признаки.1

Вышеперечисленные авторы совершенно справедливо отмечают наличие у специальных субъектов и общих, и дополнительных признаков. Однако в определении «специальный субъект преступления» отсутствуют признаки, относящиеся к характеристике специальных субъектов. Иными словами, не содержится указания на то, что дополнительные признаки субъекта должны давать возможность последнему совершить именно указанное в уголовном законе преступное деяние, например, наличие соответствующих полномочий, чтобы быть субъектом преступления, предусмотренного ст. 305 УК (судьи) или указание на военнослужащих как на субъектов преступления против военной службы (гл. 33 УК).

Другие, например, Н.С. Лейкина и Н.П. Грабовская говорят о специальном субъекте как о лице, которое обладает конкретными особенностями, признаками, указанными в диспозиции статьи1.

Представляется, что данное определение является более удачным, так как в нем отмечается, что признаки специального субъекта преступления должны быть предусмотрены в диспозиции уголовно-правовой нормы. Правда, в определении отсутствует указание на общие признаки субъекта – возраст уголовной ответственности физического лица и вменяемость, которыми обладают также и специальные субъекты.

В.А. Владимиров и Г.А. Левицкий специальным субъектом преступления называют физическое вменяемое лицо, виновное в совершении такого общественно опасного деяния, состав которого в качестве обязательного элемента включает те или иные признаки, характеризующие его исполнителя2.

Некоторые ученые понимают под специальным субъектом лиц, которые кроме необходимых признаков субъекта преступления должны обладать еще особыми, обусловленными их деятельностью или характером возложенных на них обязанностей признаками, в силу которых только они могут совершить данное преступление (Ш.С. Рашковская).3

Это определение наиболее полно отражает признаки специального субъекта, так как в нем очерчивается круг лиц, которые могут нести ответственность именно за конкретные преступления. Но здесь отсутствует указание на источник признаков специального субъекта преступления.

Р. Орымбаев в своей монографии «Специальный субъект преступления» определяет последнего как лицо, которое, кроме необходимых признаков субъекта, должно обладать еще особыми дополнительными признаками, ограничивающими возможность привлечения его к уголовной ответственности за совершение данного преступления.4

К достаточно удачному определению придется все же добавить, что необходимые признаки специального субъекта преступления должны вытекать из диспозиции статьи Особенной части уголовного закона.

В монографии В.В. Устименко можно встретить следующее определение: «специальный субъект преступления – это лицо, обладающее наряду с вменяемостью и возрастом уголовной ответственности и иным(-и) дополнительным(-и) юридическим(-и) признаком(-ами), предусмотренным(-и) в уголовном законе или прямо вытекающими(-и) из него, ограничивающим(-и) круг лиц, которые могут нести ответственность по данному закону».1

Практически схожее определение дает А.В. Наумов, который этот вид субъекта описывает как «физическое, вменяемое и достигшее определенного возраста лицо, характеризующееся еще и дополнительными признаками, предусмотренными нормами Особенной части Уголовного кодекса»2.

Следующее определение рассматриваемого понятия сформулировано С.А. Семеновым, который называет специальным субъектом преступления вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности и обладающее детерминированными качествами объекта преступления, признаками, при наличии которых данное лицо может совершить общественно опасное деяние, описанное диспозицией статьи Особенной части УК.3

Таким образом, в юридической литературе нет единого толкования понятия «специальный субъект преступления». Как справедливо замечает В.В. Устименко, разноречия в трактовке указанного понятия вызваны и возрастанием количества составов со специальным субъектом, и различиями в трактовке самого понятия специального субъекта, а также признаков, его характеризующих4. Но, несмотря на это, многие авторы сходятся в одном: специальным субъектом преступления является лицо, обладающее, наряду с общими признаками субъекта (достижение определенного возраста, вменяемость), особыми дополнительными признаками, обязательными и необходимыми для конкретного состава преступления.

Наличие у лица признаков специального субъекта совсем не означает, что он является субъектом преступления. Таковым лицо становится только после совершения общественно опасного деяния с использованием тех возможностей, которые предоставляются имеющимися признаками, например, должностное положение, характер выполняемой деятельности и др.

С учетом изложенного можно сформулировать, что специальный субъект преступления – это физическое вменяемое лицо, достигшее возраста, установленного законом, обладающее одним или несколькими дополнительными признаками на момент совершения преступления, позволяющими отграничить возможность привлечения его к уголовной ответственности по конкретной статье УК.

С.С. Аветисян отмечает, что «признак специального состава преступления можно определить как обобщенное юридически значимое свойство (качество), присущее всем преступлениям данного вида».1 На этой основе С.С. Аветисян предлагает определить признак специального субъекта как признак специального состава преступления, детерминированный особенностями специальных отношений, охраняемых данной нормой уголовного закона, вменяемый всем соучастникам и обуславливающий особенности соучастия в таких преступлениях.2

С.А. Семенов под специальными признаками субъекта преступления понимает характеризующие личность лица обстоятельства, охватываемые основным составом преступления, наличие которых предопределяет возможность этого лица причинить вред общественному отношению, охраняемому данной уголовно-правовой нормой.3

Данное указание С.А. Семенова представляется весьма интересным, поскольку автор полагает, что признаки специального субъекта детерминированы объектом преступления.

С учетом правовой природы специального субъекта преступления его признак можно определить как обобщенное юридически значимое свойство (качество), присущее преступлениям данного вида, детерминированное объектом преступления и выраженное в диспозиции уголовно-правовой нормы.

Что касается подходов к классификации признаков специального субъекта, то фактически они отличаются большей или меньшей степенью их обобщенности (трех-, четырех-, пяти-, шестизвенная система). Чаще всего предлагается трехзвенная классификация: 1) признаки, характеризующие социальную роль и правовое положение субъекта (гражданство, нахождение на военной службе, должность или профессия и т. д.); 2) физические свойства субъекта (пол, психическое состояние); 3) взаимоотношения субъекта с потерпевшим (мать, родители, дети).

По мнению Г.Б. Русинова, за основу классификации надо брать не признаки, а субъектов преступлений с совокупностью характеризующих их признаков, поскольку наличие тех или иных признаков субъекта преступления влияет на правовой статус лица в рамках возникающих уголовно-правовых отношений, что представляется верным. Ученый выделяет три вида субъектов: один общий субъект преступления и два специальных.

Первый вид специального субъекта — индивидуально-определенный. Особенность индивидуально-определенного субъекта состоит в том, что признаки, характеризующие его, производны от самой личности. Они могут быть обусловлены рождением или приобретены в процессе жизни. Эти сугубо личностные признаки существенно влияют на применение норм уголовного права, поэтому выделение субъекта преступления по данной совокупности признаков правомерно. К признакам индивидуально-определенного субъекта относятся возраст (несовершеннолетний — ст. 20 УК и др.), пол (лицо мужского пола — ст. 131 УК), родственные отношения (родители, дети, ближайшие родственники — ст. 106, ч. 2 ст. 150, ч. 2 ст. 151, ст.ст. 156, 157, 308, 316 УК), наличие заболевания (венерическая болезнь, ВИЧ-инфекция — ст.ст. 121, 122 УК), сведения о прошлой преступной деятельности (рецидив преступлений и судимость — ст.ст. 18, 86 УК), нахождение под стражей, в предварительном заключении или отбывание наказания (ст.ст. 313, 314 УК) и др.

Второй вид специального субъекта — это нормативно-определенный субъект преступления. Он занимает особое положение в системе общественных отношении в связи с возложением обязанностей на него законом, выполняемой работой, родом деятельности или занимаемым служебным положением. Нормативно-определенного субъекта характеризуют такие признаки, как: гражданство (гражданин РФ, иностранный гражданин или лицо без гражданства — ст.ст. 275, 276, 359 УК), участие в судебном процессе (потерпевший, свидетель, переводчик, эксперт — ст.ст. 307, 308 УК), профессия, род деятельности, характер выполняемой работы (врач — ст. 124 УК, индивидуальный предприниматель — ст. 176 УК, лицо, управляющее транспортным средством — ст. 264 УК, или ответственное за ремонт и техническое состояние транспортных средств — ст. 266 УК и др.), отношение к военной службе (призывник, военнообязанный, военнослужащий — ст.ст. 328, 337, 340 УК и др.), служебное положение (служащий коммерческой или иной организации — ст. 201 УК, руководитель или служащий частной охранной службы — ст. 203 УК, государственных органов, органов местного самоуправления — ч. 2 ст. 128, ч. 2 ст. 137, п. «б» ч. 3 ст. 174, п. «в» ч. 3 ст. 226, ч. 2 ст. 258, ст. 292 УК и др.), должностное положение (должностное лицо, наделенное служебными полномочиями — ст.ст. 149, 285, 292, 300 УК и др.).1

Признаки специального субъекта отражаются в диспозициях статей Особенной части УК. При этом применяются различные приемы законотворческой техники. Так, может быть использован какой-либо термин (например, субъект мошенничества в сфере кредитования (ст. 1591 УК) — заемщик) либо может быть дано развернутое описание признаков специального субъекта. Например, ст. 125 УК устанавливает ответственность за заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние.

В некоторых случаях закон указывает на отсутствие какого-либо признака, ограничивая таким образом круг общих субъектов. Так, в соответствии со ст.235 УК за незаконное занятие частной медицинской практикой может нести ответственность только лицо, не имеющее лицензии на избранный вид деятельности. Действие ст. 322 УК не распространяется на случаи прибытия в РФ с нарушением правил пересечения Государственной границы РФ иностранных граждан и лиц без гражданства для использования права политического убежища в соответствии с Конституцией РФ, если в действиях этих лиц не содержится иного состава преступления.

Ряд статей Особенной части УК содержат примечания, в которых раскрываются признаки специального субъекта. Так, в примечании к ст. 359 УК, предусматривающей ответственность за наемничество, разъясняется, что наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей.

В некоторые случаях примечания распространяются и на иные составы преступлений. Так, в соответствии с примечанием 1 к ст. 201 УК «Злоупотребление полномочиями» под субъектом данного преступления — лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в статьях главы 23 УК и в ст. 1992 и 304 УК признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

В соответствии с примечанием 1 к ст. 285 УК «Злоупотребление должностными полномочиями» должностными лицами в статьях главы 30 УК РФ признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

В случае отсутствия непосредственного указания на специального субъекта содержание объективной стороны преступления может свидетельствовать о том, что общим субъектом это преступление совершено быть не может. Например, ст. 128 УК предусматривает ответственность за незаконную госпитализацию в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях. О субъекте преступления в диспозиции уголовно-правовой нормы ничего не говорится, но содержание деяния свидетельствует о том, что преступление может быть совершено только лицом, которое вправе принимать решения о госпитализации. Аналогичным образом, опосредованно через содержание объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 299 УК «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности», следует вывод, что преступление может быть совершено только специальным субъектом, имеющим соответствующие полномочия.

В необходимых случаях содержание признаков специального субъекта Верховный Суд РФ разъясняет в постановлениях Пленума. Так, применительно к специальным субъектам — должностным лицам Верховный Суд РФ в постановлении Пленума от 16 октября 2009 г. №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»1 разъяснил, что к исполняющим функции представителя власти следует относить лиц, наделенных правами и обязанностями по осуществлению функций органов законодательной, исполнительной или судебной власти, а также, исходя из содержания примечания к ст. 318 УК, иных лиц правоохранительных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, организациями, учреждениями независимо от их ведомственной принадлежности и форм собственности.

Содержание признаков специального субъекта преступления раскрывается и в других постановлениях Пленума Верховного Суда РФ.

В ряде постановлений Пленума Верховного Суда РФ применительно к конкретный составам преступления приводится примерный перечень возможных специальных субъектов преступления. Например, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 июня 2002г. № 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем»1 обращается внимание на то, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 219 УК, является лицо, на которое была возложена обязанность исполнять (постоянно или временно) утвержденные и зарегистрированные в установленном порядке правила пожарной безопасности (например, руководители предприятий и организаций всех форм собственности и уполномоченные ими лица, которые по занимаемой должности или по характеру выполняемых работ в силу действующих нормативно-правовых актов и инструкций непосредственно обязаны выполнять соответствующие правила либо обеспечивать их соблюдение на определенных участках работ; собственники имущества, в том числе жилища, наниматели, арендаторы и др.).

Аналогичные перечни содержатся и в других постановлениях Пленума Верховного Суда РФ.

Особое практическое значение разъяснения Верховного Суда РФ приобретают в тех случаях, когда содержание признаков специального субъекта невозможно уяснить исходя из содержания правовых актов, поскольку деятельность таких субъектов в принципе находится за рамками правового регулирования. В частности, это касается субъекта преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 210 УК — лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии. Верховный Суд РФ в постановлении Пленума от 10 июня 2010 г. № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)»1 указал, что, решая вопрос о субъекте преступления, названного в ч. 4 ст. 210 УК, судам надлежит устанавливать занимаемое этим лицом положение в преступной иерархии, в чем конкретно выразились действия такого лица по созданию или по руководству преступным сообществом (преступной организацией) либо по координации преступных действий, созданию устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами либо по разделу сфер преступного влияния и преступных доходов, а также другие преступные действия, свидетельствующие о его авторитете и лидерстве в преступном сообществе (преступной организации). О лидерстве такого лица в преступной иерархии может свидетельствовать и наличие связей с экстремистскими и (или) террористическими организациями или наличие коррупционных связей и т. п. В приговоре необходимо указать, на основании каких из названных признаков суд пришел к выводу о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 210 УК.

Установить содержание признаков специального субъекта в некоторых случаях бывает затруднительно из-за бланкетного характера статей УК, что вызывает необходимость обращаться к иным нормативным правовым актам. В ряде случаев надлежит изучить ведомственные правовые акты (уставы, инструкции, приказы и т.д.) либо исследовать иные документы (например, подтверждающие родственные отношения).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Выполненное исследование позволяет сформулировать следующие теоретические и практические выводы и предложения.

Субъективная сторона преступления — это психическая деятельность лица, которая связана с совершением преступления.

В содержание субъективной стороны включаются такие признаки юридического характера, как вина, мотив, цель. Субъективная сторона преступления характеризует отношение лица к совершаемому им преступному деянию. Значение субъективная сторона преступления подчеркивается тем, что оно отграничивает преступное поведение от непреступного, содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления определяет степень опасности для общества преступления и лица, которое совершило данное преступление; помогает проводить отграничение составов преступлений, являющихся сходными по объективным признакам. Признаками субъективной стороны состава преступления являются не лишь вина, однако и иные сложные психофизические процессы, требующие установки в ходе досудебного следствия. В число элементов вины входят волевой элемент и интеллектуальный элемент. Сочетания данных элементов позволяют определять две формы вины: умысел, неосторожность.

Субъект преступления и субъективная сторона преступления неотделимы друг от друга. Субъектом преступления считается физическое лицо, совершившее общественно опасное деяние, которое запрещено законом. Данное лицо способное нести за запрещенное законом общественно опасное деяние уголовную ответственность, оценивается такими признаками, как вменяемость, является физическим лицом; достигло установленного уголовным законом возраста. Вменяемость представляет состояние психики человека, при котором лицо осознает значение своих действий и способно руководить данными действиями. Субъект преступления необходимо определить как носителя деятельности, источника активности, направленной на объект преступления.

Помимо общего субъекта преступления в уголовном праве существует такое понятие, как «специальный субъект преступления». В действующем уголовном законодательстве указанное определение как и «субъект преступления» также отсутствует.

Специальный субъект преступления — это физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности и обладающее одним или несколькими обязательными дополнительными признаками, предусмотренными в конкретной норме Особенной части УК РФ.

В качестве практического результата исследования нами предлагается внести следующие изменения и дополнения в УК РФ:

Статья 19 Уголовного кодекса РФ «Субъект уголовной ответственности»:

1. Уголовной ответственности подлежит только субъект преступления, которым признается лицо, обладающее вменяемостью и достигшее возраста уголовной ответственности.

2. Специальным субъектом преступления признается лицо, которое кроме признаков, указанных в части 1 настоящей статьи, обладает специальными признаками, указанными в статье Особенной части УК РФ».

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


Нормативно-правовые акты:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. №63-ФЗ // Российская газета от 18 (ст.ст. 1-96), 19 (ст.ст. 97-200), 20 (ст.ст. 201-265), 25 (ст.ст. 266-360) июня 1996 г. №113, 114, 115, 118.

  2. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8 января 1997 г. №1-ФЗ//Российской газета от 16 января 1997 г. №9.

  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. №174-ФЗ //Российская газета от 22 декабря 2001 г. №249.

Научная литература:

  1. Аветисян С.С. Соучастие в преступлениях со специальным составом. - М.: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 2004. - 467 с.

  2. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. - М.: Наука, 1987. - 208 с.

  3. Бикеев О.И. Актуальные проблемы учения о субъективной стороне преступления // Уголовное право. - 2011. - №3. - С.9-13.

  4. Блувштейн Ю.Д. Понятие личности преступника // Советское государство и право. - 1979. - № 8. - С.97-102.

  5. Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. - М.: Юридическая литература, 1963. - 275 с.

  6. Владимиров В.А., Левицкий Г.А. Субъект преступления по советскому уголовному праву. - М.: Высшая школа МООП РСФСР, научно-исследовательский и редакционно-издательский отдел, 1964. - 59 с.

  7. Дмитриев А. С., Клименко Т. В. Судебная психиатрия. - М.: Юрист, 1996. – 408 с.

  8. Карпец И.И. Соотношение криминологии, уголовного и уголовно-исполнительного права // Советское государство и право. - 1981. - №4. - С.71-79.

  9. Клещина Е.Н. Изучение личности обвиняемого следователем в целях оказания профилактического воздействия: Дис… канд. юрид. наук. - М., 2003. - 171 с.

  10. Кудрявцев В.Н. Что такое преступление. - М.: Госюриздат, 1959. – 62с.

  11. Курс советского уголовного права. Часть общая. Т. 1 / Отв. ред.: Беляев Н.А., Шаргородский М.Д. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968. - 648 c.

  12. Курс уголовного права. Общая часть: Учебник МГУ / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. - М.: Зерцало-М, 2002. Т. 1. - 624 с.

  13. Лазарев А.М. Субъект преступления. - М.: РИО ВЮЗИ, 1981. - 63 с.

  14. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968. - 128 с.

  15. Лист Ф. фон. Учебник уголовного права. Общая часть. - М.: Товарищество типографии А. И. Мамонтова, 1903. - 358 с.

  16. Марцев А.И. Признаки преступления // Уголовно-правовые и криминологические меры предупреждения преступлений. - Омск, 1986. - С.3-12.

  17. Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1983. - 300 с.

  18. Михеев Р.И. Проблемы вменяемости вины и уголовной ответственности. Теория и практика: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. - М., 1995. - 70 с.

  19. Молодцов А.С. Состав преступления как основание уголовной ответственности // Юридические гарантии применения права и режим в социалистической законности в СССР. - 1975. - Выпуск 1. - С.53–56.

  20. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Учебник. - М.: БЕК, 1997.

  21. Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций. Общая часть. Т. 1.- М.: Юридическая литература, 2004. - 496 с.

  22. Орлов В. С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. - М.: Госюриздат, 1958. - 260 с.

  23. Орымбаев Р. Специальный субъект преступления. - Алма-Ата: Наука, 1977. - 155 с.

  24. Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. Общая часть. - М.: Юридическая литература, 1961. - 666 с.;

  25. Рашковская Ш.С. Советское уголовное право: Субъект преступления. Часть общая. Вып. 6 /Под ред.: Гельфер М.А., Гришаев П.И., Здравомыслов Б.В. (Отв. ред.) - М.: Изд. ВЮЗИ, 1960.. - С.8.24 с.

  26. Семенов С.А. Понятие специального субъекта преступления // Журнал российского права. - 1998. - №7. - С.66.

  27. Семенов С.А. Специальный субъект преступления: дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1999. - 209 с.

  28. Сирожидинов Д.В. Ограниченная вменяемость: проблемы теории и практики: Дис… канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 1998. - 199 с.

  29. Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. - М.: НОРМА, 1998. - 285 с.

  30. Трайнин А. Н. Общее учение о составе преступления. - М.: Госюриздат. 1957. - 364 с.

  31. Уголовное право России. Общая часть: учебник / Под ред. Ф. Р. Сундурова, И. А. Тарханова. - М.: Статут, 2009. - 751 с.

  32. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. Б. В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 1996. - 509 с.

  33. Устименко В.В. Специальный субъект преступления. – Х.: Изд-во Харьк. юрид. ин-та, 1989.

  34. Фельдштейн Г.С. Учение о формах виновности в уголовном праве. - М.: Тип. Т-ва В. Чичерин, 1902. - 581 с.

Судебная практика:

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 июня 2002г. № 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем»// Российская газета от 19 июня 2002 г. №108.

  2. Постановление Пленума от 16 октября 2009 г. №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»// Российская газета от 30 октября 2009 г. №207.

  3. Постановление Пленума от 10 июня 2010 г. № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)»//Российская газета от 17 июня 2010 г. №130.


1 Бикеев О.И. Актуальные проблемы учения о субъективной стороне преступления // Уголовное право. - 2011. - №3. - С.9-13.

1 Лист Ф. фон. Учебник уголовного права. Общая часть. - М.: Товарищество типографии А. И. Мамонтова, 1903. - С.177; Фельдштейн Г.С. Учение о формах виновности в уголовном праве. - М.: Тип. Т-ва В. Чичерин, 1902. - С.53.

1 Кудрявцев В.Н. Что такое преступление. - М.: Госюриздат, 1959. - С.20–21, 27; Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 1996. - С.203; Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Учебник. - М.: БЕК, 1997. - С.179; Молодцов А.С. Состав преступления как основание уголовной ответственности // Юридические гарантии применения права и режим в социалистической законности в СССР. - 1975. - Выпуск 1. - С.53–56.

2 Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968. - С.37.

1 Клещина Е.Н. Изучение личности обвиняемого следователем в целях оказания профилактического воздействия: Дис… канд. юрид. наук. - М., 2003. - С.30.

1 Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. - М.: НОРМА, 1998. - С.48.

2 Бюллетень ВС РФ. - 2000. - № 4. - С.854.

1 Там же..

1 Ситковская О.Д. Указ.соч. - С.8697.

1 Блувштейн Ю.Д. Понятие личности преступника // Советское государство и право. - 1979. - № 8. - С.97.

2 Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. - М.: Юридическая литература, 1963. - С.218.

1 Рашковская Ш.С. Советское уголовное право: Субъект преступления. Часть общая. Вып. 6 /Под ред.: Гельфер М.А., Гришаев П.И., Здравомыслов Б.В. (Отв. ред.) - М.: Изд. ВЮЗИ, 1960.. - С.8.

2 Орлов В. С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. - М.: Госюриздат, 1958. - С.26.

3 Антонян Ю. М., Бородин С. В. Преступность и психические аномалии. - М.: Наука, 1987. - С.123–124.

4 Трайнин А. Н. Общее учение о составе преступления. - М.: Госюриздат. 1957. - С.135.

5 Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. - Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 1983. - С.48.

1 Там же. - С.49.

2 Марцев А.И. Признаки преступления // Уголовно-правовые и криминологические меры предупреждения преступлений. - Омск, 1986. - С.9.

1 Антонян Ю.М., Бородин С.В. Указ. соч. - С.113; Дмитриев А.С., Клименко Т.В. Судебная психиатрия. - М.: Юрист, 1996. – С.12.

1 Дмитриев А.С., Клименко Т.В. Указ. соч. - С.13–14; Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. - М.: Юристъ, 1996. - С.207.

2 Уголовное право… Указ. учебник. - С.208.

1 Сирожидинов Д.В. Ограниченная вменяемость: проблемы теории и практики: Дис… канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 1998. - С.141.

2 Антонян Ю.М., Бородин С.В. Указ. соч. - С.148.

3 Карпец И.И. Соотношение криминологии, уголовного и уголовно-исполнительного права // Советское государство и право. - 1981. - №4. - С.79; Антонян Ю.М., Бородин С.В. Указ. соч. - С.124; Михеев Р.И. Проблемы вменяемости вины и уголовной ответственности. Теория и практика: Автореф. дис… д-ра юрид. наук. - М., 1995. - С.13; Ситковская О.Д. Указ. соч. - С.155.

1 Орлов В.С. Указ.соч. - С.138; Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. Общая часть. - М.: Юридическая литература, 1961. - С.245; Лазарев А.М. Субъект преступления. - М.: РИО ВЮЗИ, 1981. - С.9; Курс уголовного права. Общая часть: Учебник МГУ / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. - М.: Зерцало-М, 2002. Т. 1. - С.291.

1 Курс советского уголовного права. Часть общая. Т. 1 / Отв. ред.: Беляев Н.А., Шаргородский М.Д. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1968. - С.389.

2 Владимиров В.А., Левицкий Г.А. Субъект преступления по советскому уголовному праву. - М.: Высшая школа МООП РСФСР, научно-исследовательский и редакционно-издательский отдел, 1964. - С.8.

3 Рашковская Ш.С. Указ.соч. - С.7.

4 Орымбаев Р. Специальный субъект преступления. - Алма-Ата: Наука, 1977. - С.46.

1 Устименко В.В. Специальный субъект преступления. – Х.: Изд-во Харьк. юрид. ин-та, 1989. - С.23.

2 Наумов А.В. Российское уголовное право: Курс лекций. Общая часть. Т. 1.- М.: Юридическая литература, 2004. - С.223.

3 Семенов С.А. Понятие специального субъекта преступления // Журнал российского права. - 1998. - №7. - С.66.

4 Устименко В.В. Указ. соч. - С.7.

1 Аветисян С.С. Соучастие в преступлениях со специальным составом. - М.: Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 2004. - С.146.

2 Там же.

3 Семенов С.А. Специальный субъект преступления: дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1999. - С.108.

1 Уголовное право России. Общая часть: учебник / Под ред. Ф. Р. Сундурова, И. А. Тарханова. - М.: Статут, 2009. - 751 с.

1 // Российская газета от 30 октября 2009 г. №207.

1 // Российская газета от 19 июня 2002 г. №108.

1 //Российская газета от 17 июня 2010 г. №130.


  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Краткое описание документа:

Реферат по предмету "Право" на тему: "Субъективная сторона преступления" предлагается в качестве дополнительного источника информации при изучении темы "Состав преступления" согласно Рабочей программы ПРАВО базовый и углублённый уровни 10-11 классы, разработанной Калуцкой Е.К. к учебнику "Право. 10-11 классы" А.Ф.Никитина, Т.И.Никитиной, Т.Ф.Акчуриной, а также при изучении темы отрасли уголовного права «субъективная сторона преступления» согласно Примерной общеобразовательной учебной дисциплины "Право" для профессиональных образовательных организаций", рекомендованной ФГАУ "ФИРО" (протокол №3 от 21.07.2015 г.).

Проверен экспертом
Общая информация
Учебник: «Право (базовый и углублённый уровни)», Никитин А.Ф., Никитина Т.И.
Тема: § 63. Преступление

Номер материала: ДБ-735147

Скачать материал

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «Обществознание: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Право: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Методы изучения национально-психологических особенностей и межнациональных отношений в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Методические аспекты реализации элективного курса «Основы геополитики» профильного обучения в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Основы биоэтических знаний и их место в структуре компетенций ФГОС»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания гражданского права с учетом реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Гендерные особенности воспитания мальчиков и девочек в рамках образовательных организаций и семейного воспитания»
Курс повышения квалификации «История и теория этики в условиях реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «Экономика и право: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Организация проектно-исследовательской деятельности в ходе изучения курсов обществознания в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Организация проектно-исследовательской деятельности в ходе изучения курса права в условиях реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «История и обществознание: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности в сфере национальных и религиозных отношений»
Курс профессиональной переподготовки «Политология: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Организация и проведение научно-исследовательской работы в области общественных и гуманитарных наук»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.